Появление пороха в Европе - Медиевист — LiveJournal

crossposting ru_alchemy

Интересуюсь давно, приставал ко многим профессорам, но никто ничего толкового до сих пор не порекомендовал. Может, кто-нбд здесь...?

Под катом - почти все, что мне известно на эту тему к данному моменту.

Порох был изобретен в Китае и использовался преимущественно в увеселительных целях – для фейерверков. Скорее всего, использовался он и как оружие, но в этом качестве не получил столь широкого распространения в Китае.

В Европе византийцам был известен жидкий аналог пороха – т.наз. "греческий огонь", в котором горючим служил не уголь, как в порохе, а сырая нефть. Для остальной Европы получение пороха в течение длительного времени было затруднено, поскольку там была большой редкостью селитра, в то время как византийцы могли в изобилии добывать ее в ближневосточных пустынях. Лучшей же оставалась селитра, добываемая в пустынях на западе Китая.
От китайцев рецепт пороха узнали арабы. Он был несколько раз описан арабскими алхимиками. Впервые на полях сражений Европы порох был применен теми же арабами – в Испании, при штурме Сарагоссы.

Первым европейским алхимиком, описавшим рецепт пороха, был английский монах Роджер Бэкон – это было в 1-й пол. XIII в. Рецепт был зафиксирован в зашифрованном виде, и расшифровать его удалось относительно недавно.

Вообще, рецепт пороха, похоже, был известен немногим европейским алхимикам даже до Бэкона, но хранился в строжайшем секрете. Его получали в лабораториях в мизерных количествах – столько, сколько позволяли получить запасы дорогой селитры. Взрывная сила его также была невелика, поскольку рецептура была далеко от совершенства. Приблизиться к тем пропорциям, которые ныне считаются оптимальными, удалось лишь в XVI в. К тому же времени было наконец налажено производство собственной европейской селитры, и наступил век пороха.

Скрытность алхимиков, по всей видимости, имела и еще одну, мистическую причину. Порох, разумеется, считался изобретением дьявольским (чему очень способствовало использование при его изготовлении серы и сильный серный запах, сопровождающий горение и взрывы пороха). А кроме того, алхимики не желали передавать рецепт пороха непосвященным, опасаясь высвободить чудовищную разрушительную силу, которую они в нем угадывали. (Уместно вспомнить про физиков-ядерщиков ХХ века...)

Рецептура пороха была окутана тайной до XIV в. К этому времени относятся первые упоминания и иллюстрации артиллерии, изготовленной в Европе. Легенда гласит, что монах-францисканец по имени Бертольд, родом из немецкого Фрайбурга, что в герцогстве Вюртемберг (юго-западная Германия, особенно прославленная ведовскими процессами и легендами о чародеях и договорах с дьяволом), заново открыл рецепт пороха, причем совершенно случайно. Он не относился к числу немногих посвященных, которым был известен этот рецепт и которые имели доступ к сочинениям арабских алхимиков и зашифрованным трактатам Роджера Бэкона и в состоянии были их прочитать. По легенде, Бертольд был брошен в тюрьму и там продолжал алхимические опыты. Однажды он смешал селитру, уголь и серу в ступке и стал их толочь. Вылетевшая из очага искра воспламенила получившуюся смесь, и произошел взрыв, в результате которого стена тюрьмы обрушилась и Бертольд получил возможность выйти на свободу. Лицо же его, опаленное после многих опытов со взрывчатыми веществами, почернело, за что он и получил прозвище Бертольд Шварц, т.е. Черный Бертольд.

Предания приписывают тому же Бертольду создание первой мортиры. На гравюрах он часто изображается заряжающим мортиру, причем ядра ему подносят черти. Бертольд Шварц занял достойное место в ряду зловещих некромантов и чародеев, которыми полнятся народные предания конца средневековья и эпохи Возрождения – Вергилия, Фауста, Бэкона и др.

medieviste.livejournal.com

Европа. Порох. Селитра: absentis — LiveJournal

Самому лень кнопочки нажимать, поэтому буду много цитировать (все цитаты ниже - из книги «Порох. От алхимии до артиллерии: история вещества, которое изменило мир» Джека Келли).

История пороха.

Средневековый китайский текст под названием «Сон в Восточной столице» описывает представление, которое дали китайские военные в присутствии императора примерно в 1110 году. Спектакль открылся «грохотом, подобным грому». Действие таинственного вещества было основано на уникальной смеси составных частей — селитры, серы и древесного угля, старательно растолченных и смешанных в определенной пропорции. Китайцы назвали эту смесь хо яо — «огненное зелье». Китайские алхимики кропотливо работали над тем, чтобы освободить от примесей вещества, которые они находили в природе. Чистота была священным качеством, очищение — ритуалом. «Селитра — князь, а сера — министр, — говорится в китайском историческом тексте XVI века. — Их взаимозависимость — вот что порождает их пригодность».

Китайцы очень любили применять огонь в церемониях и развлечениях, а «огненное зелье» предлагало изобретательному импресарио мириады возможностей. Пиротехника стала первой областью, в которой нашло применение новое волшебное вещество. Китайские военные быстро заинтересовались «огненным зельем». В 1044 году император Жэньцзун получил от одного из своих приближенных доклад «Об основах военного дела». В тексте содержались два рецепта изготовления «огненного зелья», пригодного для использования в зажигательных бомбах, которые можно было метать осадными машинами. Третья смесь предназначалась в качестве горючего для отравляющих дымовых бомб. Пропорция селитры во всех трех смесях была низкой, а это означает, что их действие было рассчитано на стремительное горение, а не на взрыв. Это были первые в мире прикладные формулы пороха. К 1083 году китайцы изготавливали пороховые огненные стрелы десятками тысяч: в бумагу заворачивали комок пороха «размером с гранат», прикрепляли его к древку и запечатывали сосновой смолой. За 80 лет, прошедшие с тех пор, как были записаны первые формулы пороха, военные придумали новое применение для этого волшебного вещества: разрывные бомбы. «Огненное зелье» Боевая задача у этих бомб была пока еще та же, что и у хлопушек, — заставить врага вздрогнуть, испугаться, растеряться. Первые пушки появились в Китае в конце XIII столетия: самое древнее сохранившееся орудие неуверенно датируется 1288 годом. В описании битвы, произошедшей в 1359 году под Хан-чжоу, который стал к тому времени центром производства пороха, огнестрельное оружие уже упоминается как нечто само собой разумеющееся.

Маршрут, по которому порох пришел на Запад, и точная дата, когда это случилось, неизвестны и, возможно, никогда не станут известны. Примерно в 1240 году арабы также получили с Востока сведения о селитре («китайском снеге»). Мы знаем, что монахи-миссионеры посетили двор монгольских правителей Китая уже в 30-х годах XIII века. Возможно, они и выкрали в Китае секрет пороха, как позже произойдет и с секретом китайского фарфора.

Божественные пушки.

Как бы то ни было, но пару веков спустя пушки стали любимицами слуг Господа.

Папа Пий II назвал две из своих пушек в честь себя самого, еще одну - в честь своей матери. Император Карл V и английский король Генрих VIII оба заказали батареи под названием «Двенадцать апостолов». В 1513 году пушка «Святой Иоанн» была опозорена: она безнадежно завязла в грязи и была захвачена неприятелем.

Сам Китай пушки не особо развивал, по мнению Келли, из-за восточной ментальности, ибо «в глазах китайского двора пороховое дело было занятием низким, шумным и грязным. Тот факт, что пушки были полезны, не имел особого значения: соображения практической пользы для китайцев, в отличие от европейцев, никогда не были первостепенными».

Впрочем, когда власти все же решили, что неплохо бы свои старые пушки обновить, найти помощников в этом деле было не трудно. Христианские священники с рвением помогли Китаю в этом богоугодном деле.

Власти обратились за помощью к иезуитам, прибывшим на Восток для уловления душ. В 1640-х годах один немецкий клирик построил литейную фабрику неподалеку от императорского дворца. Спустя поколение китайские чиновники предложили возглавить это производство отцу Фердинанду Вербиесту, иезуиту из Южных Нидерландов. Вербиест отнекивался, объясняя, что «мало обучен подобным делам», однако император настоял. Черпая информацию из книг и обучая рабочих, иезуит отремонтировал триста больших старых бомбард и изготовил 132 пушки меньшего размера. Он торжественно благословлял каждое орудие и велел вырезать на бронзовых стволах имена святых и христианские символы.

Порох - селитра, сера и древесный уголь.

На заре пороха истории его часто именовали «дистиллятом дьявола». Один из компонентов пороха, сера, стала ассоциироваться с сатаной. Запах серы - это запах ада. Но для производства пороха нужно было много селитры. В Китае ее можно было найти без труда — она выступала белой коркой на некоторых почвах. В местностях, где не хватало столовой соли, повара иногда использовали селитру, чтобы улучшить вкус блюд. Селитра — это продукт жизнедеятельности двух бактерий из тех, что питаются разлагающейся органической материей. Предприимчивые микроорганизмы nitrosomonas и nitrobacter - непременные участники экологически чистого земледелия: благодаря им в результате гниения образуются любимые растениями нитраты, в том числе и селитра. Селитра растворяется дождевой водой, впитывается в почву и в результате испарения почвенной влаги выходит на поверхность. А в Европе с селитрой дело обстояло неважно.

Самым узким местом европейского порохового производства был недостаток селитры. Климат континента не знал ни сильной жары, стимулирующей быстрое разложение, ни продолжительного засушливого периода, в течение которого нитраты могли бы выступить на поверхность. Мастерам приходилось искать селитру везде, где только можно.

Селитра в Европе.

Средневековая Европа была гораздо более вонючей, чем наш стерильный XXI век. Крестьяне — подавляющее большинство населения — делили со скотиной свои лачуги с земляным полом. Остатки пищи и собачье дерьмо падали на камыш, которым был покрыт пол. Человеческие экскременты и навоз были единственным удобрением, а открытые сточные канавы в городах — обычным делом. И из этих зловонных основ человеческого существования мастера пороховых дел извлекали свой самый драгоценный ингредиент.

Люди давно заметили, как sal petrae, «соль камней», выступает в виде белой корки на каменных стенах. Древний монах описывал ее как «колдовскую соль», среди кристаллов которой, похожих на лед, прячется дух преисподней...

Селитра образовывалась на стенах и полах уборных и хлевов, «в погребах, гробницах и заброшенных пещерах, куда не может проникнуть дождь».

Дело оставалось за малым - эту селитру надо было собрать. Возникшее сообщество сборщиков селитры, превратившись в своего рода касту, получило особые наследственные привилегии.

«Право копать»

Как и крестьяне других европейских стран, английские фермеры проклинали сборщиков селитры - например, те запрещали мостить полы в коровниках, поскольку это нововведение препятствовало накоплению и созреванию селитры.

Начиная с XV века производство пороха во Франции (как и в других странах Европы) зависело от сборщиков селитры, которые добывали сырье на скотных дворах и выщелачивали необходимое вещество из штукатурки разрушенных зданий. Король даровал этим мастерам право конфисковать богатую селитрой почву и отбросы, где бы они их ни нашли: эта привилегия называлась droit defouilk— «право копать». Привилегия была наследственной, и сборщики селитры образовывали замкнутое профессиональное сообщество.

Сборщики с королевским указом в руках соскабливали отложения селитры на скотных дворах и в голубятнях. Их вторжения раздражали крестьян: мало того, что дворы были перекопаны, а хозяйственные постройки разрушены, так велено было еще давать ночлег сборщикам селитры и предоставлять им топливо для выпаривания вонючей жидкости, которую они выщелачивали из отбросов.

Но природного сырья не хватало. Короли выжимали из подданных все соки, чтобы добыть достаточное количество необходимого вещества. Пороховых дел мастера прочесывали страну в поисках старых компостных куч и выгребных ям, помоек и уборных.

Параллельно с поисками «естественной» селитры, пороховые мастера сталь пытаться воспроизвести процесс ее получения, используя навоз, мочу и человеческие фекалии.

Экологически чистое производство

Подметив, в каких природных условиях они находят селитру, ремесленники конца XIV столетия начали воссоздавать те же условия искусственно. Эти попытки ускорить распад органических материалов и предотвратить утечку нитратов привели к созданию селитряниц, которые пришли на смену простой компостной куче.

Процесс был несложным — любой, у кого была крытая яма или погреб и запас навоза, мог заняться этим делом. Рецепт селитры 1561 года рекомендует смешать человеческие фекалии, мочу, «а именно тех, кто пьет вино или крепкое пиво», навоз «лошадей, что кормят овсом», и известь, полученную из старого строительного раствора или штукатурки. Слой смеси по колено глубиной следовало укрывать от дождя и регулярно перемешивать в течение года. Затем «подобно снегу» должна была выступить селитра. Предписание мочи пьяниц не было нелепостью — расщепление алкоголя обогащает мочу аммонием — средой, в которой процветают нитратные бактерии.

Пороховых дел мастера должны были переработать сотню фунтов нечистот, чтобы получить полфунта доброй селитры. Рабочие промывали водой отвратительную гущу, чтобы растворить нитраты, затем осаждали их из получившегося раствора.

Чтобы уменьшить опасность взрыва, мастера стали добавлять в ступу небольшое количество жидкости. Иногда использовались очищенные винные спирты, которые, как полагали, способны вытягивать загрязнения. В почете была также человеческая моча, особенно моча пьяницы, а лучше всего — пьющего епископа.

Параллельно мастера учились очищать селитру, заменяя нитрат кальция на нитрат калия. Для этого жидко разбавленный водой навоз ощелачивали древесной золой. Потом месиво очищали при помощи бычьей крови, квасцов и ломтей репы.

К 17-ому веку был найден еще один источник селитры - «выяснилось, что ценный источник селитры - наскоро похороненные тела солдат. Полученный таким путем порох должен был принести смерть другим людям - жуткое безотходное производство».

«Селитра милой» в Новом Свете

Главной проблемой, как обычно, оставалась селитра. Рейнс отправил в Европу агентов, сумевших за годы войны провезти 2,7 миллиона фунтов сырья сквозь блокаду, которой северяне пытались задушить южные штаты. Некоторое количество селитры было получено из гуано летучих мышей — его добывали в пещерах Теннесси, Кентукки и Алабамы. Стремясь пополнить запасы и добиться, чтобы Конфедерация могла сама обеспечить себя селитрой, Рейнс обратился к старинному способу устройства селитряниц — «нитриариев». Рабочие копали длинные канавы и заполняли их навозом, гниющими растениями и тушами павших животных. Кружившие вокруг бродячие псы периодически пробирались к канавам, что дало репортеру журнала «Монтгомери Уикли Мейл» повод для сарказма: уж конечно, солдаты, использующие такой порох, «способны на самое упорное сопротивление»*1.
*1 Игра слов: «собака» по-английски - dog, «упорный» - dogged.

Джонатан Харелсон, рьяный чиновник, отвечавший за сбор селитры в окрестностях города Сельма, штат Алабама, настаивал, чтобы домохозяйки не выливали зря свои ночные горшки, а опорожняли бы их в специальную сборную бочку. Солдаты Конфедерации тут же увековечили идею в неуклюжих куплетах:

Девчонки наши хоть куда:
Они и шьют, и вяжут.
И рады будут для солдат
Пописать, коль прикажут.

Янки не замедлили ответить:

Да, парни, вас не победить:
Любовь придаст вам силы
— Ведь каждый рад бы в ствол забить
Селитру своей милой!

У меня вот после вышеописанного возник такой вопрос - а если бы в средневековой Европе в какой-нибудь стране каким-то чудом сохранилось бы былое римское отношение к гигиене? Была бы канализация, свои «клоаки максимы» и т.д. Можно ли предположить, что такая страна, вероятно, просто бы не выжила? Не смогла бы противостоять натиску «грязных» стран - у нее бы элементарно не хватило бы пороха...

absentis.livejournal.com

Порох в пороховницах. Часть вторая: Старушка-Европа

2. Порох попал в Европу благодаря контактам с монголами в 13 веке, которые, как мы помним, знания о порохе получили из Китая. В пользу этой гипотезы говорит то, что посол Уильям из Рубрука, который общался с монголами в 1254-1255, был хорошо знаком с Роджером Бэконом, чьему перу принадлежит первое письменное упоминание о порохе в Европе, относящееся к 1267 году (труд назывался Epistola de secretis operibus artiiset naturae). Стало быть, Бэкон мог получить знания о диковинке от посла.
 

 Самая жизнеспособная, на мой взгляд, гипотеза - третья:3. Знания о порохе европейцы получили благодаря общению с арабами в ходе крестовых походов и войнам с испанскими маврами.Арабы, напомню, с селитрой и порохом были знакомы примерно с 8 века, и алхимики постоянно усовершенствовали этот состав, который активно использовался в военных действиях в частности – в Испании. В Мадриде, например, находятся стволы пушек арабского происхождения примерно 12 века, а в 13 веке мавры уже вовсю пользовались огнестрельным оружием для штурма и обороны своих владений. Одним словом, контакт был долгим, и у ученых монахов было множество возможностей перенять опыт от своих религиозных противников, и, вероятно, именно от арабских алхимиков Роджер Бэкон мог получить знания о порохе. Через каких-то шестьдесят лет после первого письменного упоминания о порохе (напомню, это было в 1267 году) появляется первое изображение пушки. Производство артиллерии быстро набирает обороты и в 1346 году в битве при Креси происходит первое в Европе сражение с участием аж пяти пушек (ими пользовались англичане) – первое использование артиллерии на поле боя, а не для обороны или осады города. Самая главная европейская легенда о порохе связана с именем доктора, алхимика, артиллериста, человека и парохода – Бертольда Шварца. Того самого, чье имя носило общежитие студентов-химиков в «Двенадцати стульях». Согласно легенде однажды, погожим днем 1320 года монах Бертольд работал в химической лаборатории, растирал в ступе селитру, уголь и серу. Вдруг ни с того ни с сего состав взорвался (возможно, от того что в ступу случайно попала искра), и тяжелый камень, каким-то образом оказавшийся в ступе, резко взлетел вверх, пробив потолок. Как только прошел первый шок, монах подумал-подумал и понял, что вот таким же манером можно метать камни и в потенциального противника, и в итоге заделался артиллеристом. Сведения о его жизни во многом противоречивы, но почему-то именно с его именем очень часто связывают новое изобретение пороха в Европе.

Источники:
1. В. Е. Маркевич "Ручное огнестрельное оружие". СПб: "ПОЛИГОН", 1995.
2. А. Е. Хартинк "Старинное оружие" Иллюстрированная энциклопедия. М.: ООО "Лабиринт Пресс", 2004.
3. У. Карман "История огнестрелного оружия. С древнейших времен до начала ХХ века". М.: "Центрполиграф", 2006.
4. http://en.wikipedia.org
5. http://www.krugosvet.ru/

mary-eglantine.livejournal.com

Европа. Порох. Селитра - VDas journal — ЖЖ

14:32 - Европа. Порох. Селитра
Самому лень кнопочки нажимать, поэтому буду много цитировать (все цитаты ниже - из книги «Порох. От алхимии до артиллерии: история вещества, которое изменило мир» Джека Келли).

История пороха.

Средневековый китайский текст под названием «Сон в Восточной столице» описывает представление, которое дали китайские военные в присутствии императора примерно в 1110 году. Спектакль открылся «грохотом, подобным грому». Действие таинственного вещества было основано на уникальной смеси составных частей — селитры, серы и древесного угля, старательно растолченных и смешанных в определенной пропорции. Китайцы назвали эту смесь хо яо — «огненное зелье». Китайские алхимики кропотливо работали над тем, чтобы освободить от примесей вещества, которые они находили в природе. Чистота была священным качеством, очищение — ритуалом. «Селитра — князь, а сера — министр, — говорится в китайском историческом тексте XVI века. — Их взаимозависимость — вот что порождает их пригодность».

Китайцы очень любили применять огонь в церемониях и развлечениях, а «огненное зелье» предлагало изобретательному импресарио мириады возможностей. Пиротехника стала первой областью, в которой нашло применение новое волшебное вещество. Китайские военные быстро заинтересовались «огненным зельем». В 1044 году император Жэньцзун получил от одного из своих приближенных доклад «Об основах военного дела». В тексте содержались два рецепта изготовления «огненного зелья», пригодного для использования в зажигательных бомбах, которые можно было метать осадными машинами. Третья смесь предназначалась в качестве горючего для отравляющих дымовых бомб. Пропорция селитры во всех трех смесях была низкой, а это означает, что их действие было рассчитано на стремительное горение, а не на взрыв. Это были первые в мире прикладные формулы пороха. К 1083 году китайцы изготавливали пороховые огненные стрелы десятками тысяч: в бумагу заворачивали комок пороха «размером с гранат», прикрепляли его к древку и запечатывали сосновой смолой. За 80 лет, прошедшие с тех пор, как были записаны первые формулы пороха, военные придумали новое применение для этого волшебного вещества: разрывные бомбы. «Огненное зелье» Боевая задача у этих бомб была пока еще та же, что и у хлопушек, — заставить врага вздрогнуть, испугаться, растеряться. Первые пушки появились в Китае в конце XIII столетия: самое древнее сохранившееся орудие неуверенно датируется 1288 годом. В описании битвы, произошедшей в 1359 году под Хан-чжоу, который стал к тому времени центром производства пороха, огнестрельное оружие уже упоминается как нечто само собой разумеющееся.

Маршрут, по которому порох пришел на Запад, и точная дата, когда это случилось, неизвестны и, возможно, никогда не станут известны. Примерно в 1240 году арабы также получили с Востока сведения о селитре («китайском снеге»). Мы знаем, что монахи-миссионеры посетили двор монгольских правителей Китая уже в 30-х годах XIII века. Возможно, они и выкрали в Китае секрет пороха, как позже произойдет и с секретом китайского фарфора.

Божественные пушки.

Как бы то ни было, но пару веков спустя пушки стали любимицами слуг Господа.

Папа Пий II назвал две из своих пушек в честь себя самого, еще одну - в честь своей матери. Император Карл V и английский король Генрих VIII оба заказали батареи под названием «Двенадцать апостолов». В 1513 году пушка «Святой Иоанн» была опозорена: она безнадежно завязла в грязи и была захвачена неприятелем.

Сам Китай пушки не особо развивал, по мнению Келли, из-за восточной ментальности, ибо «в глазах китайского двора пороховое дело было занятием низким, шумным и грязным. Тот факт, что пушки были полезны, не имел особого значения: соображения практической пользы для китайцев, в отличие от европейцев, никогда не были первостепенными».

Впрочем, когда власти все же решили, что неплохо бы свои старые пушки обновить, найти помощников в этом деле было не трудно. Христианские священники с рвением помогли Китаю в этом богоугодном деле.

Власти обратились за помощью к иезуитам, прибывшим на Восток для уловления душ. В 1640-х годах один немецкий клирик построил литейную фабрику неподалеку от императорского дворца. Спустя поколение китайские чиновники предложили возглавить это производство отцу Фердинанду Вербиесту, иезуиту из Южных Нидерландов. Вербиест отнекивался, объясняя, что «мало обучен подобным делам», однако император настоял. Черпая информацию из книг и обучая рабочих, иезуит отремонтировал триста больших старых бомбард и изготовил 132 пушки меньшего размера. Он торжественно благословлял каждое орудие и велел вырезать на бронзовых стволах имена святых и христианские символы.

Порох - селитра, сера и древесный уголь.

На заре пороха истории его часто именовали «дистиллятом дьявола». Один из компонентов пороха, сера, стала ассоциироваться с сатаной. Запах серы - это запах ада. Но для производства пороха нужно было много селитры. В Китае ее можно было найти без труда — она выступала белой коркой на некоторых почвах. В местностях, где не хватало столовой соли, повара иногда использовали селитру, чтобы улучшить вкус блюд. Селитра — это продукт жизнедеятельности двух бактерий из тех, что питаются разлагающейся органической материей. Предприимчивые микроорганизмы nitrosomonas и nitrobacter - непременные участники экологически чистого земледелия: благодаря им в результате гниения образуются любимые растениями нитраты, в том числе и селитра. Селитра растворяется дождевой водой, впитывается в почву и в результате испарения почвенной влаги выходит на поверхность. А в Европе с селитрой дело обстояло неважно.

Самым узким местом европейского порохового производства был недостаток селитры. Климат континента не знал ни сильной жары, стимулирующей быстрое разложение, ни продолжительного засушливого периода, в течение которого нитраты могли бы выступить на поверхность. Мастерам приходилось искать селитру везде, где только можно.

Селитра в Европе.

Средневековая Европа была гораздо более вонючей, чем наш стерильный XXI век. Крестьяне — подавляющее большинство населения — делили со скотиной свои лачуги с земляным полом. Остатки пищи и собачье дерьмо падали на камыш, которым был покрыт пол. Человеческие экскременты и навоз были единственным удобрением, а открытые сточные канавы в городах — обычным делом. И из этих зловонных основ человеческого существования мастера пороховых дел извлекали свой самый драгоценный ингредиент.

Люди давно заметили, как sal petrae, «соль камней», выступает в виде белой корки на каменных стенах. Древний монах описывал ее как «колдовскую соль», среди кристаллов которой, похожих на лед, прячется дух преисподней...

Селитра образовывалась на стенах и полах уборных и хлевов, «в погребах, гробницах и заброшенных пещерах, куда не может проникнуть дождь».

Дело оставалось за малым - эту селитру надо было собрать. Возникшее сообщество сборщиков селитры, превратившись в своего рода касту, получило особые наследственные привилегии.

«Право копать»

Как и крестьяне других европейских стран, английские фермеры проклинали сборщиков селитры - например, те запрещали мостить полы в коровниках, поскольку это нововведение препятствовало накоплению и созреванию селитры.

Начиная с XV века производство пороха во Франции (как и в других странах Европы) зависело от сборщиков селитры, которые добывали сырье на скотных дворах и выщелачивали необходимое вещество из штукатурки разрушенных зданий. Король даровал этим мастерам право конфисковать богатую селитрой почву и отбросы, где бы они их ни нашли: эта привилегия называлась droit defouilk— «право копать». Привилегия была наследственной, и сборщики селитры образовывали замкнутое профессиональное сообщество.

Сборщики с королевским указом в руках соскабливали отложения селитры на скотных дворах и в голубятнях. Их вторжения раздражали крестьян: мало того, что дворы были перекопаны, а хозяйственные постройки разрушены, так велено было еще давать ночлег сборщикам селитры и предоставлять им топливо для выпаривания вонючей жидкости, которую они выщелачивали из отбросов.

Но природного сырья не хватало. Короли выжимали из подданных все соки, чтобы добыть достаточное количество необходимого вещества. Пороховых дел мастера прочесывали страну в поисках старых компостных куч и выгребных ям, помоек и уборных.

Параллельно с поисками «естественной» селитры, пороховые мастера сталь пытаться воспроизвести процесс ее получения, используя навоз, мочу и человеческие фекалии.

Экологически чистое производство

Подметив, в каких природных условиях они находят селитру, ремесленники конца XIV столетия начали воссоздавать те же условия искусственно. Эти попытки ускорить распад органических материалов и предотвратить утечку нитратов привели к созданию селитряниц, которые пришли на смену простой компостной куче.

Процесс был несложным — любой, у кого была крытая яма или погреб и запас навоза, мог заняться этим делом. Рецепт селитры 1561 года рекомендует смешать человеческие фекалии, мочу, «а именно тех, кто пьет вино или крепкое пиво», навоз «лошадей, что кормят овсом», и известь, полученную из старого строительного раствора или штукатурки. Слой смеси по колено глубиной следовало укрывать от дождя и регулярно перемешивать в течение года. Затем «подобно снегу» должна была выступить селитра. Предписание мочи пьяниц не было нелепостью — расщепление алкоголя обогащает мочу аммонием — средой, в которой процветают нитратные бактерии.

Пороховых дел мастера должны были переработать сотню фунтов нечистот, чтобы получить полфунта доброй селитры. Рабочие промывали водой отвратительную гущу, чтобы растворить нитраты, затем осаждали их из получившегося раствора.

Чтобы уменьшить опасность взрыва, мастера стали добавлять в ступу небольшое количество жидкости. Иногда использовались очищенные винные спирты, которые, как полагали, способны вытягивать загрязнения. В почете была также человеческая моча, особенно моча пьяницы, а лучше всего — пьющего епископа.

Параллельно мастера учились очищать селитру, заменяя нитрат кальция на нитрат калия. Для этого жидко разбавленный водой навоз ощелачивали древесной золой. Потом месиво очищали при помощи бычьей крови, квасцов и ломтей репы.

К 17-ому веку был найден еще один источник селитры - «выяснилось, что ценный источник селитры - наскоро похороненные тела солдат. Полученный таким путем порох должен был принести смерть другим людям - жуткое безотходное производство».

«Селитра милой» в Новом Свете

Главной проблемой, как обычно, оставалась селитра. Рейнс отправил в Европу агентов, сумевших за годы войны провезти 2,7 миллиона фунтов сырья сквозь блокаду, которой северяне пытались задушить южные штаты. Некоторое количество селитры было получено из гуано летучих мышей — его добывали в пещерах Теннесси, Кентукки и Алабамы. Стремясь пополнить запасы и добиться, чтобы Конфедерация могла сама обеспечить себя селитрой, Рейнс обратился к старинному способу устройства селитряниц — «нитриариев». Рабочие копали длинные канавы и заполняли их навозом, гниющими растениями и тушами павших животных. Кружившие вокруг бродячие псы периодически пробирались к канавам, что дало репортеру журнала «Монтгомери Уикли Мейл» повод для сарказма: уж конечно, солдаты, использующие такой порох, «способны на самое упорное сопротивление»*1.
*1 Игра слов: «собака» по-английски - dog, «упорный» - dogged.

Джонатан Харелсон, рьяный чиновник, отвечавший за сбор селитры в окрестностях города Сельма, штат Алабама, настаивал, чтобы домохозяйки не выливали зря свои ночные горшки, а опорожняли бы их в специальную сборную бочку. Солдаты Конфедерации тут же увековечили идею в неуклюжих куплетах:

Девчонки наши хоть куда:
Они и шьют, и вяжут.
И рады будут для солдат
Пописать, коль прикажут.

Янки не замедлили ответить:

Да, парни, вас не победить:
Любовь придаст вам силы
— Ведь каждый рад бы в ствол забить
Селитру своей милой!

У меня вот после вышеописанного возник такой вопрос - а если бы в средневековой Европе в какой-нибудь стране каким-то чудом сохранилось бы былое римское отношение к гигиене? Была бы канализация, свои «клоаки максимы» и т.д. Можно ли предположить, что такая страна, вероятно, просто бы не выжила? Не смогла бы противостоять натиску «грязных» стран - у нее бы элементарно не хватило бы пороха...

© absentis


vdas.livejournal.com

Порох - Средние века - Cредние века - Каталог статей


Почти тысячу лет со времен падения Западной Римской империи Европа практически не знала технического и идейного прогресса. Медленное развитие шло только в двух областях — богословии и военном деле. Но все изменилось с пришествием в Европу пороха. Впервые он появился в Китае — там самое смертоносное изобретение человечества стало побочным результатом поиска китайскими алхимиками эликсира бессмертия.

Точная дата создания пороха неизвестна, но известно, что уже к IX веку китайцы активно применяли дымный, или черный, порох. В Поднебесной его в основном использовали на праздничных мероприятиях — фейерверки были любимыми развлечениями китайских императоров. Впрочем, порох применялся и в качестве оружия. Китайские военные трактаты рассказывают о методах изготовления зажигательных бомб, огненных стрел, начиненных порохом, и даже примитивных пороховых огнеметах и ружьях. А в 1232 году для защиты от монголов китайцы даже использовали пушки, стреляющие ядрами.

Тем не менее в китайских армиях порох рассматривался лишь как интересное дополнение, а не самостоятельный род войск. По достоинству его оценили лишь в Европе, куда порох попал из Китая через арабские страны. Он не только совершил переворот в военном деле, но и повлек за собой развитие многих наук — как естественных, так и гуманитарных. Во многом благодаря пороху Европа в XV–XIX веках превратилась из захолустья в мирового гегемона, контролировавшего даже превосходившие ее в культурном и экономическом отношении восточные страны.

Допороховые армии


Европейские армии Средневековья воевали на коротких дистанциях, преимущественно мечами, копьями, булавами, секирами. Дистанционное оружие, конечно, существовало — самым эффективным был английский длинный лук, которого так боялись французские рыцари. Не случайно во время Столетней войны пленным английским лучникам отрезали указательный и средний пальцы правой руки (а сами лучники часто дразнили наступающих французов, показывая французам эти два своих целых пальца — одна из версий появления английского жеста V, victory). Но для того, чтобы научиться управлять таким оружием, как английский лук, нужны годы тренировок и недюжинная физическая сила. Лук натягивается разгибающими мышцами руки и верхней части спины, которые у обычного человека развиты слабо. Поэтому английские лучники и были штучным товаром.


Появление арбалетов не решило проблему эффективного дистанционного боя. Они стреляли дальше большинства луков, не требовали долгих лет обучения, имели большую пробивную силу, но при этом были неудобны, дольше заряжались и главное — были очень дорогими. Их могли себе позволить только богатые ополченцы, которые, по традициям средневековой войны, обычно дрались в ближнем бою.
Подобный дисбаланс в сторону ближнего боя порождал у средневековой армии несколько особенностей, придавая ей элитарный характер. Во-первых, огромную роль играли тяжелая стальная броня и доспехи, что снижало маневренность и подвижность армий. Во-вторых, в условиях ближнего боя конные рыцари становились практически неуязвимыми (лишь в 1302 году в «битве золотых шпор» пехота, состоящая из фламандских пикинеров, смогла уничтожить тяжелую кавалерию французского короля, но подобная «неофаланга» находила применение не всегда и не везде). В условиях тогдашнего стального дефицита позволить себе доспех, не говоря уже о мече, могли далеко не все.
Ручное огнестрельное оружие покончило с тотальным господством тяжелой рыцарской конницы на поле боя

Ручное огнестрельное оружие покончило с тотальным господством тяжелой рыцарской конницы на поле боя

Такая элитарность военного дела фактически определяла устройство общественной жизни тогдашней Европы. Воины, которых с детства обучали обращению с холодным оружием, составляли отдельную касту. В свою очередь, крестьянство и горожане стояли на иной ступени социальной лестницы — хотя бы потому, что не могли сопротивляться насилию феодальных армий (рыцарь в бою с легкостью побеждал десяток крестьян). Прогрессивные идеи разбивались о насилие рыцарей — вплоть до XIV века города и деревни не способны были выставить ополчение, которое могло бы защитить их от феодальных армий.

Феодальные дружины сидели в каменных замках, которые часто превращались в разбойничьи гнезда, опорные пункты для систематического грабежа соседей и проезжающих мимо торговцев. В условиях слабого уровня развития осадной техники эти замки превращались фактически в неприступные твердыни и становились гарантом независимости феодала. Взять замок отряд конкурирующего владыки, не говоря уже о крестьянском ополчении, не мог — для этого нападающий должен был иметь, во-первых, значительный численный перевес в рыцарях, что в условиях Средневековья было труднодостижимо, а во-вторых, готовность пожертвовать своими хорошо обученными дружинниками во время жестокого штурма. К тому же осада в условиях Средневековья была слишком затратным делом.

С появлением в Европе пороха ситуация резко поменялась: стены замков более не были несокрушимыми, тяжелая кавалерия — непобедимой, упростился процесс осады, что в итоге положило конец феодальной вольнице.

Конец замков


Первое упоминание об «огненном зелье» в Старом Свете принадлежит перу Роджера Бэкона, который еще в XIII веке писал о заманчивых перспективах применения этого порошка: «При помощи вспышки, пламени и ужасного звука можно творить чудеса, причем на любом расстоянии, которое мы только пожелаем, — так, что человек с трудом может выдержать это».

Европейские инженеры стали изобретать простейшие пушки — небольшие цилиндры, герметично закрытые с одной стороны. Сначала в них засыпался порох, на него клался снаряд (каменный шар или железная стрела), и затем через специальное отверстие в задней части цилиндра порох поджигался. Эти устройства быстро распространились по Европе. В 1326 году флорентийская сеньория поручила городским чиновникам обзавестись пушками для защиты города. А первый европейский пороховой завод был построен в 1340 году в Страсбурге.

Впервые новый вид войск — артиллерию — применили во время Столетней войны. В частности, битву при Креси в 1346 году можно считать боевым крещением в полевом бою маленьких пушек — рибальд. Их главный вклад в легендарную победу англичан над французами заключался не в огневой мощи (известно, что битву выиграли английские длинные луки), а в психологическом эффекте, который эти устройства оказали на средневековые умы. Серный запах, громкие взрывы — порох считался оружием дьявола. И поэтому, несмотря на то что в последующей за битвой при Креси осаде города Кале рибальды проявили себя не очень хорошо, большинство феодалов и королей использовали артиллерию в своих армиях из имиджевых соображений.

Применять артиллерию в Европе в больших масштабах мешало недостаточное количество главного ингредиента пороха — селитры. Климат Старого Света не способствовал ее появлению в почве, как это было, например, в Китае. Первых пороховых дел мастеров спасало лишь то, что средневековая Европа не знала гигиены. Селитру собирали в районах сточных канав, на стенах домов и хлевов, в выгребных ямах. Но ее все равно не хватало. Это препятствие было ликвидировано лишь на рубеже XIV–XV веков, когда некоторые умельцы пытались искусственно синтезировать селитру, моделируя условия ее появления. По всей Европе распространились «селитряницы», где из человеческих и животных нечистот искусственно выращивали селитру. Из сотни килограммов «сырья» получалось около половины килограмма искомого продукта.

К началу XV века артиллерия широко зашагала по Европе. Более не ограниченные количеством пороха и не имеющие глубоких познаний в химии, средневековые мастера стали повышать мощь артиллерии простейшим способом — увеличением самой пушки. Так появились бомбарды. Они не отливались, а ковались наподобие того, как делаются бочки: в виде цилиндра из сваренных продольных полос железа, обтянутых обручами. К заднему «дулу» цилиндра с помощью специальных рычагов крепилась казенная часть, которую заряжали порохом. Оружейных дел мастера соревновались, кто сможет изготовить самую большую бомбарду. Наиболее крупным орудиям они давали звучные имена: «Кримхильда», «Безумная Грета», «Маргарет из Монса», «Королевская дочь», «Катрин», «Страус», «Ленивая служанка»…

Но всех литейщиков Европы посрамил венгерский оружейник по имени Урбан, создавший для турецкого султана Мехмеда II огромную бомбарду под названием «Базилика». Махина со стволом длиной в 8–12 метров и диаметром в 73–90 сантиметров метала 500−килограммовые снаряды, имела, по некоторым данным, 700 человек обслуги, а транспортировали ее 50 пар волов. Во многом благодаря помощи «Базилики» в 1452 году молодой честолюбивый султан взял самый укрепленный город того времени — Константинополь.

Монархи и бургомистры живо интересовались артиллерией, способной радикально упросить процесс осады и в целом положить конец превосходству замка над городом. Французский король Карл VII благодаря мощной бургундской артиллерии вихрем прошелся по английским владениям во Франции, взял их замки и закончил Столетнюю войну.

Впрочем, иногда любопытство королей заканчивалось для них плачевно. Шотландский монарх Яков II стоял слишком близко к пушке в тот момент, когда она разорвалась, пав, таким образом, одной из многих жертв несовершенства технологии создания орудий. Ведь кованые бомбарды были весьма непрочными — при любом выстреле они запросто могли разорваться на части, поэтому гибель артиллеристов из-за взорвавшейся пушки была обычным делом (по некоторым данным, этой участи не избежал и сам венгр Урбан).

Конец рыцарей


Пушки ликвидировали лишь одну из двух основ военного феодализма — замки. Со второй — тотальное господство тяжелой конницы на поле боя — справилось ручное огнестрельное оружие.

Первые аркебузы фактически представляли собой мини-пушки. Они были неудобными, сложными в эксплуатации, а на стендовых испытаниях проигрывали арбалетам по целому ряду показателей. Аркебузы уступали арбалетам как на дистанции прицельной стрельбы, так и по скорости перезарядки. Процесс зарядки аркебуз был очень долгим. Порох после отмеривания заряда засыпался в ствол, сверху пороховой заряд уплотнялся с помощью шомпола пыжом из кожи, войлока или пакли, затем вкатывалась свинцовая пуля в виде шара, которая фиксировалась еще одним пыжом, дабы она не выкатилась из ствола в случае наклонения его вниз при прицеливании. После этого следовало насыпать затравку пороха из пороховницы на полку, в середине которой было запальное отверстие, сообщавшееся с полостью ствола, где находился пороховой заряд, и только тогда оружие считалось готовым к бою.

Но все эти недостатки искупал полет пули, выпущенной из аркебузы, на которую не влиял ветер и которая не застревала в доспехах, в отличие от тех же арбалетных болтов. Кроме того, из-за высокой скорости от пули нельзя было уклониться. А скорострельность в условиях Средневековья не имела особого значения — по атакующей кавалерии что арбалетчик, что аркебузер успевали выстрелить лишь один раз. Свою силу аркебузы впервые по-настоящему продемонстрировали в битве при Павии в 1525 году, когда три тысячи вооруженных аркебузами испанцев остановили превосходящих их в числе закованных в латы французских рыцарей.

Конечно, пробивная мощь первых аркебуз все же оставляла желать лучшего. Зарядную камеру в них приходилось засыпать порохом не до конца, дабы там оставалось место для горения. В результате если порошок был спрессован слишком плотно или, наоборот, его было слишком мало, то взрыв в камере был недостаточной мощности, из-за чего скорость пули у первых аркебуз достигала лишь 100–150 метров в секунду.

Вопрос увеличения мощи пороха был решен попутно во время решения другой задачи — снижения гигроскопичности этого вещества. Существующий на тот момент порошковый порох очень быстро отсыревал по причине чрезвычайной гигроскопичности селитры и большой площади соприкосновения пороховых частиц с воздухом. Для предохранения пороха от порчи влагой его начали… мочить. Порошок превращали в мягкую массу, а затем сушили ее в виде комков. Хранить порох в таком виде было гораздо проще — площадь соприкосновения с влагой в высушенных комках гораздо меньше, чем у порошка. Затем на месте его уже вновь мололи и использовали по назначению.

Тут-то и выяснилось, что маленькие кусочки комков, по недосмотру недотолченные до состояния порошка, взрываются почти в два раза мощнее, чем порошок такой же массы. Так был создан гранулированный порох. Помимо большей мощности он, в отличие от пудры, не требовал дополнительного пустого пространства в казенной части ствола — для воспламенения достаточно было зазоров между гранулами. Это значительно упростило процесс заряжания.

Создание гранулированного пороха позволило удлинить ствол аркебузы и повысить ее дульную скорость до 200–300 метров в секунду. Новый вид ручного оружия получил название «мушкет». Пуля, выпущенная из него, гарантированно пробивала тяжелый рыцарский доспех на расстоянии до 30–35 метров. С созданием мушкета рыцарские времена де-факто канули в Лету.

Увеличение мощи


Гранулированный порох стал фактически первым масштабным качественным, а не количественным (как увеличение размера пушки) улучшением порохового оружия. Он дал толчок многим другим изобретениям — и в артиллерии, и в ручном стрелковом оружии.

С появлением гранулированного пороха кованая конструкция пушки, и до того ненадежная, уже не выдерживала его мощи. Газы, мгновенно выделявшиеся при реакции серы, селитры и углерода, при нормальном давлении и температуре занимали бы объем в 280 раз больший, чем изначальный объем пороха. Но при высокой температуре, в которой проходила реакция, этот объем был уже в 3600 раз больше изначального объема вещества и развивал в стволе давление в 3,1 тонны на квадратный сантиметр. Поэтому к концу XV — началу XVI века пушки стали делать литые и заряжать их с дула. За счет сокращения толщины ствола у жерла (где давление пороха меньше, чем в казенной части) удалось уменьшить вес пушки и удлинить ее ствол. Кроме того, каменные ядра были заменены чугунными — каменное ядро, попадая в цель, разрушалось и теряло при этом часть своей энергии. В таком виде пушки и сохранились вплоть до начала XIX века.

Конструкторы же стрелкового оружия сосредоточили свои усилия на механизме запала. Необходимость подвода фитиля к запальному отверстию вручную отнимала слишком много времени. Поэтому к середине XIV века был изобретен замковый механизм — теперь запальный фитиль подводился к пороховой полке с помощью спускового крючка. Эту конструкцию назвали «фитильный замок». Он значительно облегчил стрельбу и зарядку, но не ликвидировал главный недостаток фитильного запала — сравнительно низкую устойчивость к влаге и ветру и необходимость всегда иметь под рукой источник огня.

Решить проблему помог Леонардо да Винчи. В начале XVI века он изобрел колесцовый замок. Устройство работало посредством заводимой ключом пружины, которая после нажатия на спусковой крючок приводила в движение колесико и опускала на него курок с кремнем. В результате возникшего трения высекались искры, зажигавшие пороховой заряд.

Колесцовый замок сделал возможным создание нового личного оружия — коротких пистолетов. Они совершили целую революцию в европейском бандитизме. Теперь убийце не нужно было долгими часами тренироваться в метании ножей или же подбираться к жертве на расстояние кинжального удара. Достаточно было подойти на расстояние выстрела. Именно из-за опасности нового оружия в ряде городов пистолеты первое время были запрещены, а в Англии запретили продажу, изготовление и стрельбу из пистолетов в радиусе двух миль от местонахождения королевы Елизаветы I.

Впрочем, колесцовый замок был слишком дорогим для массового внедрения в мушкеты, а также очень чувствительным к грязи, неизбежной на поле боя. Поэтому следующим этапом развития механизма запала стал кремневый замок, менее надежный, но более дешевый, чем его предшественник. Воспламенение пороха в кремневом замке происходит от искры, производимой подпружиненным ударником с зажатым в нем кусочком кремня. Ударник высекал искру при ударе кремня о стальную крышку пороховой полки. Искра воспламеняла небольшое количество помещенного на полку затравочного пороха. Через отверстие в стволе огонь достигал основного порохового заряда — и производился выстрел. Этот вид замка просуществовал вплоть до появления капсюльных систем и унитарных патронов.

Жизнь не в цене


Начало пороховой эры ознаменовало конец боевой тактики, основанной на холодном оружии. Баланс между ближним и дистанционным боем окончательно сместился в пользу последнего. Отныне все битвы были линейными в буквальном смысле слова. Полководец больше не нуждался ни в личной боевой выучке, ни в смекалке. Поэтому XV–XVII века не подарили миру полководцев в Европе, сравнимых с Александром Македонским или Велизарием. Линиями пехоты могли с успехом командовать изнеженные дети аристократов. Для них война представлялась очередной забавой (офицеров в бою убивали сравнительно редко), а к солдатам они относились пренебрежительно. Ведь солдатская жизнь в эпоху мушкетов радикально упала в цене. Обращение с холодным оружием требовало годы тренировок, поэтому ни один полководец Средних веков не стал бы отправлять своих солдат пешим шагом без средств защиты в сторону стреляющего неприятеля. Другое дело аркебузеры и мушкетеры — вчерашние крестьяне и горожане; главное было обучить их стоять и стрелять вперед по приказу (при том уровне развития стрелкового вооружения ни о какой прицельной стрельбе не могло идти и речи). Поэтому их с легкостью пускали в расход. Не случайно полевая медицина особо не развивалась — полковые врачи занимались в основном тем, что ампутировали конечности, в которые попали пули.

Перед полководцами стояла главная задача — вымуштровать своих солдат и научить их выполнять перезарядку под огнем неприятеля. Статхаудер Голландии Мориц Нассауский разработал целую теорию муштры. Он разделил процесс зарядки мушкета на 42 простейшие операции, доведенные в солдатском исполнении до автоматизма. По его расчетам, строй солдат должен был состоять из десяти рядов в глубину — первая шеренга стреляла, затем разворачивалась и уходила в тыл, где перезаряжала оружие. Затем стреляла вторая шеренга и повторяла действия первой. «Никто не рассуждает, все исполняют приказ», — говорил об этой системе король Пруссии Фридрих Великий. На смену инициативе и героизму пришла дисциплина.

Главным параметром стрельбы, над улучшением которого бились все умы военного дела, стала скорострельность. В начале XVII века шведский король Густав-Адольф придумал первые протопатроны. На пороховом заводе дозированные заряды пороха расфасовывались в специальные бумажные пакетики, к которым затем прикреплялись и пули. При заряжании своего мушкета стрелок разрывал бумажную оболочку патрона (иногда зубами), высыпал порох в ствол, а затем использовал бумагу в качестве пыжа и отправлял в ствол саму пулю. Это сделало зарядку более быстрым делом.

Строжайшая дисциплина, высокая скорострельность и стрельба шеренгами должны были компенсировать отсутствие точности — показатель, который серьезно не улучшался у стрелкового оружия со времен изобретения гранулированного пороха (например, в середине XVIII века в одном австро-прусском сражении на каждого убитого австрийского солдата пришлось по 260 прусских выстрелов). Все дело было в форме пули — шаре. Шаровидная пуля применялась для ускорения процесса зарядки, но имела множество недостатков. С меньшим диаметром, чем канал ствола, она при выстреле рикошетила от поверхности ствола и вылетала не совсем по прямой линии. А сферическое вращение, полученное после рикошета, создавало разницу давления воздуха по обеим сторонам летящей пули, отклоняя ее тем самым от прямой траектории полета в непредсказуемую сторону. Кроме того, на шаровидную пулю сильно действовало сопротивление воздуха, что серьезно уменьшало пробивную силу на относительно длинных дистанциях (у артиллерийских ядер это чувствовалось меньше из-за огромной стартовой скорости).

Точность орудия в разы мог повысить нарезной ствол. Нарезное оружие придумали еще в XV веке, но широкое распространение в военном деле оно не получило, став привилегией охотников, прежде всего из-за сложного и долгого заряжания с дула. Поскольку свинцовая пуля в нарезном оружии должна быть немного больше канала ствола, ее приходилось с трудом буквально вбивать туда с помощью специальной трубки — на поле боя такие действия смерти подобны. Поэтому нарезные стволы получили распространение лишь с появлением в 1827 году патронов, заряжавшихся с казны.

С этими патронами закончилась долгая история дульнозарядных орудий, а вскоре химики изобрели новые средства взрывчатки, более мощные, чем порох

.

naemniki-sm.ucoz.org

Появление пороха в европе. Как в средние века делали порох

Порох - твёрдая взрывчатая смесь, состоящая из многочисленных компонентов, способных к горению в бескислородных условиях и выделению газообразных продуктов. Используется для метания твёрдых военных объектов разной величины и веса. Вследствие того, что горение пороха осуществляется параллельными слоями, реакция, происходящая внутри вещества, придаёт процессу образования газов большую устойчивость, в том числе и при большом внешнем давлении. Существуют два вида пороха - бездымные (нитроцеллюлозные) и смесевые (включая дымные). Нитроцеллюлозные пороха делятся на пироксилиновые, баллиститные и кордитные пороха.

Порох - взрывчатое вещество. Это скорее традиционное, чем действительное представление о порохе. Во взрывчатое бризантное вещество порох может превратиться, если его хранить неправильно. Во всех остальных случаях порох, конечно же, не взрывается, а только выделяет газы, необходимые, например, для выстрела.

Порох универсален по применению. Пироксилиновые пороха используются в стрелковом и артиллерийском оружии, баллистные применяются в качестве зарядов к ракетным двигателям, артиллерийским орудиям и миномётным зарядам, дымные пороха подходят для огнепроводных шнуров, в качестве воспламенителей для осветительных и зажигательных снарядов и даже для взрывных работ (минный порох).

Порох вызывает коррозию стволов. Наиболее вреден в этом плане дымный порох, выделяющий при сгорании серную и сернистую кислоту. До конца XIX века этот тип пороха использовался в огнестрельном оружии, сейчас его применение ограничивается обычными фейерверками.

Изобретению пороха мы обязаны китайцам. Считается, что им, да ещё индусам порох был известен за полторы тысячи лет до Рождества Христова. Главный компонент пороха - селитра, в древнем Китае всегда был в достаточном количестве, его часто использовали вместо соли и вполне естественно, что китайские алхимики не могли пройти мимо изучения лежащего на поверхности (в буквальном смысле слова) вещества. Соединив его с серой и древесным углём, восточные умельцы получили странное вещество, которое в процессе сгорания издавало мягкий хлопок и оставляло за собой плотный след белого дыма. Это и был порох, взрывные свойства которого обнаружились несколько позднее и были использованы китайскими пиротехниками для развлекательных и сигнальных целей, а впоследствии и для военных поджогов и стрельбы. Из Китая секрет изготовления пороха перекочевал к арабам, от которых попал в Византию, а потом и во всю остальную Европу.

Порох изобрёл средневековый монах. По легенде, в 1320 году монах францисканского ордена, Бертольд Шварц (родом из Фрейбурга), занимаясь алхимией, случайно составил смесь селитры, угля и серы, которая совершенно чудесным образом оказался внутри металлической ступки, покрытой камнем. Вылетевшая из очага искра, попав в ступку, грохотом, потрясшим своды кельи, ознаменовала открытие пороха. Впрочем, как уже говорилось выше - это всего лишь красивая легенда, как и сам монах Бертольд, которого, скорее всего, никогда не существовало в истории.

Порох изобрёл учёный Роджер Бэкон. Долгое время существовало мнение, что Бэкон занимался изучением пороха и процессов его горения и взрыва, после чего оставил человечеству формулу этого необыкновенного вещества. На самом деле это не так, хотя именно Бэконому принадлежало первое упоминание о порохе в европейских научных источниках.

Одно время порох изготовляли прямо на поле боя. Это было связано с тем, что порох в неподходящих условиях слишком быстро сырел и становился непригодным для использования. Кроме того, данная технология предотвращала опасность взрыва вещества во время его транспортировки.

Переход от порошкового пороха к зерновому послужил толчком к развитию стрелкового оружия. Первые ружья напоминали собой пушки, которые к тому моменту уже довольно активно использовались на полях сражений. Отличаясь от пушек меньшим размером, такие ружья стреляли по тому же принципу, что и их громоздкие сёстры: к запальному отверстию ружья нужно было поднести фитиль, после чего и раздавался выстрел.

Несколько веков назад порох был очень дорогим. В 16 веке один пушечный выстрел обходился королевской казне в пять талеров (столько, например, получал в месяц армейский пехотинец).

В Новое время производство пороха контролировалось европейскими правительствами. Порох был настолько важен для Европы, что его производство взяли под контроль королевские династии. Но контролировать такой важный военный объект могла только сильная централизованная власть, что в свою очередь повлекло становление и укрепление ряда основных европейск

macally.ru

Порох — Вавилон.wiki


Порох (дымный) – метательная взрывчатая смесь из селитры, серы и древесного угля (ранние образцы), способная к горению параллельными слоями без доступа кислорода извне с выделением большого количества тепловой энергии и газообразных продуктов. Используется для метания снарядов, движения ракет и в других целях, класс метательных взрывчатых веществ.

Считают, что порох был изобретён в Китае, около IX в., где применялся для метания ракет, а также как взрывное и зажигательное средство поражения противника. Примерно в это время в Китае было около 200 000 еврейских и арабских купцов, которые очевидно позаимствовали это изобретение и распространили его. В Европе порох появился через несколько веков практически одновременно с артиллерией (1330, монах Бертольд Шварц), что привело к изобретению фейерверков и ранних образцов огнестрельного оружия. Пятьсот лет порох оставался единственным взрывчатым веществом бризантного (ломать, разбивать, разрывать) действия и метательным средством.

Применение термина в русском языке и этимология[править]

а) Словарь русского языка XI-XVI вв., Академия Наук, М., 1991

  • Порох. 1. В значении «пыль» с XI в.; 2. Порошок, лекарство в виде порошка, с XVII в. 3. Порох, «584 гранаты, а в них идет пороху по 30 фунтов». А. Тул. и Каш. Зав. 1663 г.».

Термин «порох» в значении – «взрывчатая смесь» отмечен в актах с XVI века (порохница, сосуд для хранения пороха; пороховщик), устойчиво употребляется с XVII века; до этого в ходу был термин - «зелье»».

  • Прахъ. 1. Пыль, прах, грязь. Острм. Еван. 1057 г.; 2. Пепел, зола, XIII в.; 3. Останки умерших. XI-XVI вв. 4. Нечто ничтожное, малоценное. С XII в. 5. Мелко истолченные частицы твердого вещества, порошок. XVI век. 6. Опилки. 7. Пыльца. XVII в.

б) Национальный корпус русского языка

  • Бельский летописец (1630-1635)

«А служивую рухлядь: знамена и литавры, и латы, и шишаки, и пищали, и мушкеты, и пистоли, и сабли, и шпаги, и порох, — то все взял на государя».

  • А. Лызлов. Скифская история (1692)

«И граждане противо их подкопов свои подкопы соделаша, но на несчастие свое, поставльши тамо порох, некрепко последи устие подкопа утвердиша, и егда взорвало, изверже землю и порох не на турков, но во град, от чего многи тщеты бысть во граде».

в) Этимология

  • Словарь Макса Фасмера

Порох; род. п. -оха, укр., блр. порох "пыль; прах", др.-русск. порохъ "пыль", ст.-слав. прахъ κονιορτός, σποδός koniortós (пыль), spodós (пепел) (Остром., Супр.), болг. прах(ът) "пыль", сербохорв. прах, род. п. праха "пыль порох", словен. рrаh, род. п. рrаhа, чеш., слвц. рrасh "пыль; порох; прах", польск., в.-луж., н.-луж. рrосh; сюда же пороха "первый выпавший снег", арханг. (Подв.), колымск. (Богораз), поро́ша – то же, укр. пороша; др. ступень вокализма: словен. pršeti "моросить", чеш. рršеti "идти (о дожде), сыпаться (градом) (перен.)", слвц. рršаt, польск. pierszyc "моросить". Подробнее см. на перхоть, персть.

в) Словарь Даля

Порох – всякое сыпучее вещество, пыль и более зернистое в виде песка; порох – зерновой состав угля, селитры, серы (Даль).

г) Викисловарь

Значение: взрывчатое вещество, применяемое для изготовления снарядов и патронов. Этимология – нет.

д) Лев Успенский. Этимологический словарь школьника.

http://www.pochemyneinache.com/alfavit/15/str252.html

«Русскому "порох" в старославянском соответствует "прах". Старейшее значение обоих этих слов - "пыль", "растертая земля". Из "порох" возникли наши "порошок", "порошить", "пороша". Значение "взрывчатка" слово получило позднее, в XVII-XVIII веках; до этого употреблялось другое слово: "зелье"».

Изобретатели пороха в средневековой Европе[править]

а) Францисканец Роджер Бэкон (1214-1292)

Порох состоит из селитры, серы и древесного угля, известный английский философ и алхимик Роджер Бэкон упомянул этот состав в своей работе, он писал о порохе и в других своих произведениях, описал особенности взрыва пороха, находящегося под давлением и условия хранения пороха.

  • «Послание монаха Роджера Бэкона о тайных действиях искусства и природы и ничтожестве магии» (см. ст. Роджер Бэкон, Википедия)

«Но получить из селитры LURU. VOPO VIR CAN VTRIET серы, и тогда ты сможешь создавать Гром и Молнию, если ты владеешь мастерством».

б) Францисканец Бертольд Шварц (XIV в.)

Принято считать, что изобретателем пороха в Европе был немецкий монах-францисканец Бертольд Шварц (Черный, прозвище из-за занятий алхимией), дату изобретения относят к 1330 г.; примерно в это время появились первые пушки. Некоторые исследователи подвергают сомнению существование Бертольда Шварца в действительности, т.к. о нем практически ничего не известно.

Очевидно, что в результате военных (крестовые походы), торговых (евреи монополисты в торговле между христианами и мусульманами) и научных (евреи переводчики и алхимики) контактов между исламским и христианским миром, к середине XIV в. порох и огнестрельное оружие получили распространение в Европе. К этому времени оборонительные сооружения городов-крепостей и замков феодалов достигли совершенства. Для преодоления городских стен нужно было новое оружие, позволяющее эффективно разрушать (проламывать) крепостные стены, соответственно был изобретен (или позаимствован у арабов) порох и создана артиллерия. Поисками взрывчатых веществ большой разрушительной силы (Гром и Молния у Бэкона) занимались деятели церкви - монахи-алхимики, естественно в обстановке секретности, отсюда и разные термины в европейских языках.

в) Пороховое дело в России

Как считают исследователи, первоначально порох привозился в Россию из других стран,затем производство наладили и на Руси. После смерти Д. Донского, "зелье" в Москве производилось в большом количестве, что послужило причиной порохового пожара, от которого в 1422 году выгорела столица.

Пушкарский приказ (ок. 1557) ведал пороховым производством, в начале XVII века появляются рукописные переводные книги по военному искусству, в которых встречаются сведения и о пороходелии. Наиболее известные из них - "Воинская книга", "Устав ратных, пушечных и других дел", "Книга об огненных хитростях". В "Воинской книге" приведены разнообразные "указы", касающиеся порохового дела, например: "Наук, как опознати, которое угодье к зелейному делу лучше есть", "Прямой и достаточный наук, как доброе пищальное зелье делать", "Наук, как порченое зелие свежить и перекручивать"", "Иной наук, как доброе зелие делати".

Обобщение и вывод[править]

а) Макс Фасмер выводит термин «порох» от ст. славянского «прах», термин «прахъ» никогда не употреблялся в русском языке в значении «порох», примеров применения не обнаружено. В данном варианте истолкования указана форма предмета, но не его содержание, функция (работа, для чего предмет предназначен?).

б) Земная пыль и взрывчатое вещество - разные предметы действительности. Пыль (прах) – предмет природы абсолютно бесполезный; порох – искусственное вещество, в природе его нет. При инициировании (возбуждение химической реакции) порох производит разрушение, разрывает окружающие природные и искусственные предметы, его мощь сродни Божественной силе. Это вещество получили алхимики в ходе научной деятельности (опытов) при осмыслении свойств материи, естественно, что в термине должна содержаться информация об этих особенных свойствах «пороха», его характеристика. Порох используется как метательное и бризантное (разрушающее предметы) вещество, следовательно, эти характеристики и надо искать в термине; человек обращается с любой вещью, владеет ею так, как требует её «понятие».

Вывод

Мы можем предположить, что термин «порох» – специальный термин, искусственно созданный алхимиками, для обозначения нового вещества; новое вещество - новое имя, иначе смешение и путаница понятий (что мы и отмечаем в толковании «прах=порох»). Очевидно, что термины прах и порох (понятие о предмете) образованы от разных корней, обозначавших различные явления действительности. Иудеохристианство является главной религиозной доктриной на европейском континенте, следовательно, искать смысл термина надо в сакральном языке идеологии - иврите.

Терминология иврита[править]

а) ПАРАХ, ПОРЕХ (ивр. פָּרַךְ) раздроблять, разламывать, крошить; термин характеризует бризантное (разламывающее действие) вещества.

б) ПАРАХ, ПОРЕАХ (ивр. פָּרַח) летать; летящий, воздушный; термин описывает метательное действие вещества - выброс снаряда из канала ствола оружия под действием (давлением) пороховых газов.

в) Библейский образ

Иезеиккиль 13:20

«Посему так говорит Господь Бог: вот, Я - на ваши чародейные мешочки, которыми вы там уловляете души, чтобы они прилетали (ПАРАХ), и вырву их из-под мышц ваших, и пущу на свободу души, которые вы уловляете, чтобы прилетали (ПАРАХ) к вам».

г) Образ передан во времени, фильм «Иван Васильевич меняет профессию»

Иван Грозный. Я его на бочку с порохом посадил. Пущай полетает.


Таким образом, очевидно, что русский термин «порох» является транслитерацией еврейского корня ПАРАХ, фонетика, графика (с учетом перевода знаков с одного алфавита на другой) и смысл терминов – совпадают. Версию Макса Фасмера «прах (пыль) = порох» надо признать неудовлетворительной.

babylon.wiki-wiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *