Легендарная полуторка | СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ!

Грузовой автомобиль ГАЗ-АА, пожалуй, один из самых многочисленных автомобилей Великой Отечественной войны. Эти грузовички составляли половину от общего числа всех машин Красной армии. Всего же с 1932 по 1950 годы их было выпущено около миллиона штук.

Ее ласково называли «полуторкой», потому что грузоподъемность ГАЗ-АА составляла полторы тонны. Для транспортировки людей на обычные грузовые платформы ставились съемные поперечные скамейки, на которые садилось 16 человек. В непогоду кузов покрывался тентом.

ГАЗ-АА - это легендарный автомобиль блокадного Ленинграда. Зимой 1941 - 1942 годов по льду Ладожского озера на легких полуторках в голодающий город привозили продовольствие, на этих же машинах из умирающего Ленинграда вывозили детей, спасая их от смерти. Лед Ладожского озера выдерживал только легкую полуторку.

ГАЗ-АА был незаменим на войне, потому что имел несложную конструкцию, был очень надежен и чрезвычайно прост в эксплуатации. Полуторка прекрасно преодолевала бездорожье и разгонялась до 70 км/час по шоссе; на 100 км пути расходовала 20 литров низкооктанового бензина.

(В жару, вообще, могла ездить на керосине.)

При движении колонной грузовики ГАЗ-АА минимально разрушали дорожное покрытие и могли двигаться по легким мостам.

Во время войны, из-за нехватки металла на ГАЗ-АА стали делать деревянные кабины, а вместо дверей использовали брезентовый тент, который сворачивался к передним стойкам и застегивался на застежки. Полуторки, сделанные в годы войны можно узнать по прямоугольным крыльям, которые не штамповали, а просто гнулись из плоских листов жести.

По рассказам шоферов тех лет поддерживать полуторку на «ходу» в полевых условиях было довольно не просто. Летом было очень пыльно, зимой очень морозно. И в любую погоду она страшно грохотала. Излишеств на ГАЗ-АА тоже не было: один дворник, одна фара, откидывался лишь задний борт и т.д.

Опасно было даже курить за рулем. Бензобак располагался между моторным отсеком и кабиной. Поэтому шальная пуля или фитилек окурка при неполной герметичности могли привести к вполне предсказуемым последствиям.

Слабыми звеньями считались шины, стартер и аккумулятор. Известно, что бензонасоса на ГАЗ-АА не было, топливо из бака, расположенного выше карбюратора, поступало самотеком. Поэтому на затяжных подъемах полуторка глохла. Если выходил из строя карбюратор, его заменяла намотанная на коллектор тряпка, пропитанная бензином, на ее испарениях машина чихала, фыркала, но ехала.

Затормозить тоже было не просто - для этого необходимо было последовательно понижать передачи. Обязательным был двойной выжим сцепления, а это лишние секунды при остановке. А еще у ГАЗ-АА сзади был фаркоп, специальное сцепное устройство, - для того чтобы тянуть пушку, полевую кухню, прицеп.Несмотря на то, что полуторок было очень много выпущено, их почти не осталось. Дело в том, что понятия «частный грузовик» в СССР не было, и ГАЗ-АА, в отличие от легковушек или ГАЗ-67, прямиком с рейса отправлялись в лом.

ГАЗ АА - по-настоящему боевая машина. Своей славой она обязана водителям, которые проехали на ней по всем дорогам Великой Отечественной войны.

cpacibodedu.ru

«Полуторка» на Дороге жизни: тонкий лёд и горящие руки шофёра

Не повернуть руля, Что-то мне муторно… Близко совсем земля, Ну что ж ты, полуторка?

А. Розенбаум, «На дороге жизни»

Что такое Дорога жизни, я узнал в детском садике. Воспитательница сняла с полки большую книгу, и на одном из её разворотов я увидел чёрно-белую фотографию: по белому снегу уходят вдаль машины, постепенно становясь чёрными точками. Вероятно, в тот же день я получил представление о том, чем была блокада Ленинграда. Примерно так узнавали подробности той войны все советские дети – довольно рано.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

Но что-то проходит мимо или со временем забывается. Например, готовя эту публикацию, я наткнулся на пост об «известнейшем символе войны» – дневнике Тани Савичевой. И понял, что совершенно ничего об этом не знаю. Или не помню, потому что когда-то в страхе предпочёл забыть? Иногда очень полезно обходить защитные механизмы сознания и вспоминать подобные вещи. Поэтому я решил собрать здесь некоторые истории о Дороге жизни. Чтобы кто-то освежил в памяти, кто-то узнал – и все запомнили.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

Для начала – немного матчасти. Мы уже обращались к теме блокады и подробно рассказывали, какая автомобильная техника помогала оборонять и снабжать Ленинград в то тяжёлое время. Помимо 40-сильной «полуторки» ГАЗ-АА или точно такой же ГАЗ-ММ, но с более мощным, 50-сильным мотором, здесь служили и не менее известные «трёхтонки» ЗИС-5 (он же – «Захар Иваныч»), и американские ленд-лизовские Studebaker, однако именно «полуторок» было большинство – лёгкие машины лучше подходили для движения по льду.

На фото: ГАЗ-ММ '1938–50

Значительное их количество было оборудовано газогенераторами, работающими на дровах. Какова в эксплуатации такая «полундра», вы можете узнать из нашего тест-драйва ГАЗ-АА с газогенератором. В «базовой» же версии «полуторка» питалась низкооктановым бензином, степень сжатия составляла всего 4,25. В бак частенько заливали тракторный лигроин, а в летнее время – светильный керосин. Максимальная скорость в реальных условиях редко переваливала за 40 км/ч, причем это было на ровном покрытии, а не на снегу и льду, о которых пойдёт речь дальше.

В военное время оснащение «полуторки» заметно упростилось: модификация ГАЗ-ММ-В не имела передних тормозов, крылья были выполнены из тонкого кровельного железа (их легко отличить от довоенных по более примитивной форме), фара имелась только одна, левая, крыша стала брезентовой, а двери – деревянными, а то и вовсе заменялись «занавесками» из того же брезента. Стоит ли упоминать, что отопитель в кабине «полундры» отсутствовал в принципе?

На фото: ГАЗ-ММ '1938–50

И вот на такой технике в течение двух зим, 1941-1942 и 1942-1943 годов, работали шофёры, которые доставляли по льду Ладожского озера продукты и топливо в блокадный Ленинград, а обратно вывозили измученных голодом и холодом людей. Блокада началась 8 сентября 1941 года, когда немцы взяли обороняющие город силы Советской армии в кольцо, и до конца ноября сообщение с Ленинградом (ввоз продуктов и вывоз людей) происходило по воде под постоянными обстрелами немецкой авиации.

В ноябре началась организация «ледяной дороги по водной трассе мыс Осиновец – маяк Кареджи», 15-го начали обследовать лёд, в результате чего выяснилось, что установился он ещё не везде. Однако уже 22-го была сделана первая попытка переправиться по замерзающему озеру на автомобилях – из Ленинграда вышли 60 машин, вывозя из кольца блокады людей, а на следующий день они вернулись в город с продовольствием.

Но впоследствии, особенно осенью и весной, машины часто уходили под воду. Минимизировать эти потери пробовали по-разному. Машины поначалу частично заменяли обозами с лошадьми. Что до «полуторок», то их загружали не полностью, привязывая сзади гружёные сани-волокуши. А водители оставляли распахнутыми двери в кабину – так была возможность спрыгнуть на лёд, если машина начнёт тонуть.

Кроме того, в баки заливалось минимальное количество топлива, ровно на путь в один конец – так и вес машины оказывался несколько ниже, и потери в случае гибели автомобиля были не столь велики. Водителям машин, шедших в колонне, было предписано соблюдать дистанцию в 100 метров от впереди идущего и строжайше, под угрозой расстрела, было запрещено останавливаться, если соседняя машина ушла под воду – во избежание повторения ситуации.

Ладожское озеро – одно из крупнейших в Европе, с протяжённостью по разным направлениям от 136 до 207 км и средней глубиной в 51 метр. Здесь бывают настоящие шторма – один из них в сентябре 1941-го, ещё до возникновения Дороги жизни, потопил две баржи, вывозившие из уже окружённого Ленинграда около 800 человек, порядка 500 из которых погибли. Так что зимой из-за сильных ветров на озере практически не встречается ровного льда.

На фото: Подвоз продуктов по Ладожскому озеру (сентябрь 1942)

Изрезанная торосами ладожская Дорога жизни официально называлась военно-автомобильная дорога №101. Её протяжённость составляла порядка 44 километров и около 30 из них – по льду озера. Дорога представляла собой две полосы по 10 метров каждая с расстоянием в 100-150 метров друг от друга. Но она не была статичным объектом – запаса прочности льда хватало в среднем на две недели, после чего трассу фактически приходилось прокладывать заново, на значительном удалении от прежней. Каждого водителя, съезжающего на лёд, провожала табличка: «Каждая полуторная машина везет продовольствие на 10 тысяч пайков, на 10 тысяч человек. Водитель, спасай эти жизни!».

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

Ночью колонны машин шли со светомаскировкой: водители выключали фары и ориентировались по специальным вешкам, регулировщицам с фонарями «летучая мышь», встречным машинам и конным обозам. Видимость, таким образом, была очень низкой – в подобных условиях сложно определить, лужа талой воды перед твоим капотом или промоина без дна, небольшая трещина, перед которой достаточно немного сбросить ход, или опасный торос. Зачастую машина просто влетала на скорости под льдину, без всяких шансов для водителя и возможных пассажиров.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

За первые две недели существования ВАД №101 под лёд ушло 157 автомобилей. За всю первую зиму – порядка 1 000. Во вторую зиму потери были существенно меньше – всего чуть более 100 автомобилей, но в итоге утонула каждая третья «полуторка», работавшая на Дороге жизни. Несколько десятилетий после войны их доставали со дна Ладожского озера. Говорят, что и сейчас, если лететь над Ладогой, кое-где сквозь воду видны чёрные прямоугольники – остовы лёгших на дно «полуторок». Некоторые из них стали братскими могилами – известны случаи, когда ослабленные блокадой люди не могли быстро покинуть кузов и тонули.

Через каждые 5 км на дороге должны были стоять питательно-обогревательные пункты, однако некоторые очевидцы говорят, что санитарные палатки и пункты обогрева находились друг от друга не менее чем в 7-8 километрах. А помимо опасности провалиться под воду водителей «полуторок» сопровождала на Дороге жизни и другая – нарваться на артобстрел или налёт вражеской авиации. Зимой 1941-1942 годов советские истребители совершили над озером 143 воздушных боя, а ПВО сбили 51 фашистский самолёт.

В ту первую зиму существования Дороги жизни в окрестностях Ленинграда стояли лютые морозы – в ночь на 31 декабря было зафиксировано -51,7 °С. В «Ленинградской поэме» Ольгой Берггольц описан случай, когда у одного из шофёров в рейсе заглох мотор. Он собирался попробовать его запустить, но руки от мороза одеревенели настолько, что он едва мог оторвать их от руля. Чтобы как-то отогреть руки и иметь возможность оживить двигатель, он облил ладони бензином и поджёг: «И вот – в бензине руки он / Смочил, поджег их от мотора, / И быстро двинулся ремонт / в пылающих руках шофера. / Вперед! Как ноют волдыри, / примерзли к варежкам ладони. / Но он доставит хлеб, пригонит / к хлебопекарне до зари».

История эта основана на реальных событиях, есть свидетельства очевидцев: Анна Павловна Иванова (Куликова) работала на Дороге жизни фельдшером. Она рассказывала, что однажды рядом с санитарной палаткой, где она была хозяйкой, остановили машину, водитель которой рулил локтями, потому что кисти обгорели – чтобы ухватиться за заводную рукоятку заглохшего мотора, он поджёг собственные руки. Он завёлся и доехал до санитарной палатки, но покинул кабину и принял помощь только тогда, когда сдал дежурному водителю автомобиль вместе с грузом для Ленинграда – мешками с мукой.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

А когда на Ладоге начиналась пурга, водитель мог запросто потерять ориентацию в пространстве. Однажды на «полуторке» Ивана Кудельского забарахлило зажигание, и, пока он возился со свечами, колонна, в которой он двигался, скрылась из виду, и поднялась метель. Ивану удалось завести мотор, но лишённый ориентиров, он приехал вместо Ленинграда в Шлиссельбург, который был «под немцем»! К счастью, встреченный часовой на секунду замешкался, и водитель смог связать его и доставить к нашим, за что был награждён орденом Красной звезды.

Замёрзнуть, заплутав в метели, для водителя было проще простого. В начале зимы 1941-го в один из своих первых рейсов по Дороге жизни из Ленинграда Леонид Баркович отправился вместе со своим отцом, также шофёром. В пути его, как и предыдущих наших героев, застигла поломка. Отец на своей машине вместе с остальной колонной ушёл вперёд. Леонид успешно починился, двинулся дальше, и уже подъезжая к конечной точке, заметил в темноте обмёрзший грузовик. Это была машина его отца – ему не хватило скупо отмеренного топлива, и он почти замёрз насмерть. Но был спасён – сын взял грузовик на буксир и дотащил до конца маршрута.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

По свидетельству другого очевидца – также одного из водителей, работавших на Дороге жизни – Александра Николаевича Шабова, тяжелее всего давались не прыжки с тонущей машины на лёд, не обстрелы, не борьба с холодом и не несколько рейсов за сутки. Тяжелее всего было на эвакопункте по дороге назад, из Ленинграда – не давать есть только что эвакуированным истощённым людям. Ведь им можно было принимать пищу очень маленькими порциями, под присмотром врача, иначе их ждала быстрая смерть. Особенно тяжело было «договариваться» с детьми.

Военная блокада Ленинграда продолжалась 872 дня, с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года. Дорога жизни, с учётом периодов навигации, когда люди и грузы переправлялись по воде, просуществовала с 12 сентября 1941 года по март 1943 года. Если говорить именно о ледовой Дороге жизни, то её обслуживало около 4 500 автомобилей (единовременно было занято, в разные периоды, от 1 200 до 3 000 автомобилей), из которых порядка 3 000 были «полуторками» ГАЗ-АА и ГАЗ-ММ, около 1 000 – «трёхтонок» ЗИС-5. Среди остальных были 40 городских автобусов ЗИС-8 из Московской автобусной экспедиции, которая прибыла на Ладогу в январе 1942 года и вывезла из Ленинграда 69 000 блокадников, потеряв при этом около десятка автобусов.

25 января 1942 года в Ленинграде была впервые увеличена суточная норма хлеба на одного человека – со 125 граммов её подняли до 250. Это стало возможно благодаря Дороге жизни. В первую блокадную зиму дорога работала с 22 ноября до 24 апреля, и за 152 дня удалось эвакуировать из города более 550 000 ленинградцев и 35 000 раненых военнослужащих, а также перевезти более 360 000 тонн грузов, в том числе свыше 260 000 тонн продовольствия. Во вторую зиму, с 19 декабря 1942-го по 30 марта 1943-го, Дорогой жизни были вывезены 89 000 человек, а также переправлено более 200 000 тонн грузов, из которых свыше 100 000 составляли продукты питания.

На фото: ЗИС - 8

Блокадный Ленинград, несмотря на своё бедственное положение, продолжал снабжать фронт вооружением – трудно поверить, но танки Кировского завода переправлялись по льду Ладоги самостоятельно, ради снижения нагрузки волоча снятую башню за собой на прицепе-волокуше (только за первые полгода блокады город построил около 700 броневых машин), но большая часть вооружения и боеприпасов также вывозилась по Дороге жизни на грузовиках. А когда началась подготовка к прорыву блокады, то по той же Дороге жизни в город завезли огромное количество и солдат, и боевой техники.

На фото: ГАЗ-ММ '1938–50

Если бы немцам удалось разрушить Дорогу жизни, Ленинград погиб бы вместе со всеми своими жителями. Однако поначалу у фашистов попросту не хватило резервов – именно в силу невозможности одновременной атаки на Москву и Ленинград в 1941-м немцы решили брать северную столицу измором – а в дальнейшем к Ладожскому озеру были стянуты значительные резервы советских войск. Помимо зениток десяти артиллерийских дивизионов, трассу прикрывали авиадивизия, три истребительных авиаполка, стрелковый полк, морская бригада, дивизия НКВД и ещё несколько подразделений армии.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

Прикрытие стало настолько мощным, что во вторую зиму машины могли идти со включенными фарами. Когда машина проваливалась под лёд, фары (или фара, если иметь в виду военное исполнение) ещё долго светили из-под толщи воды. Говорят, водители называли эти погибшие машины «светляками»… В 1973 году одна из погибших машин была поднята на поверхность, чтобы стать памятником, однако восстановить металлические части не смогли, поэтому останки грузовика просто закатали в бетон, воссоздав утраченные формы. Этот памятник стоит у деревни Дусьево, где в годы блокады размещался один из автомобильных батальонов. Вопреки расхожему мнению, это не «полуторка», а «Захар Иванович», ЗИС-5.

На фото: ЗИС-5 '1933–41

А вот памятник «полуторке» появился гораздо позже – в 2012 году максимально детализированную бронзовую копию ГАЗ-АА в натуральную величину установили на 10-м километре Дороги жизни. Там, где «железные спасатели», водители, их пассажиры и груз подвергались наиболее ожесточённым обстрелам.

На фото: ГАЗ-АА '1932–38

Сейчас дети узнают о подробностях той войны гораздо позже своих сверстников из советского прошлого. И в целом, как мне кажется, знают гораздо меньше. Я пока не очень представляю, как рассказать своему 7-летнему сыну хотя бы часть того, о чем написано в этой статье. Но я обязательно это сделаю.

www.kolesa.ru

Варианты ремонта в полуторке | Правильные идеи ремонта

Имея в собственности однокомнатную квартиру, ее владельцы нередко считают, что в маленьком помещении сделать оригинальный ремонт не получится. Но это не так. Даже в небольшой полуторке можно создать красивый и современный дизайн, который позволит сделать жилье комфортным и уютным. Так какой сделать ремонт в однокомнатной квартире?

Студия из обычной полуторки

Один из вариантов полного преображения однокомнатной квартиры – сделать в ней перепланировку. Можно снести стену, разделяющую комнату и кухню, создав одно большое помещение. Правда, решившись на снос стен, придется обязательно обращаться к специалистам.

Так как в квартире все равно придется выделять место для плиты и других кухонных принадлежностей, стоит разделить место для приема пищи и жилую зону барной стойкой. От большого обеденного стола стоит отказаться, так как он займет слишком много места.

Ремонт в обычной полуторке

Не каждый владелец полуторки захочет менять ее планировку. Какой вариант ремонта однокомнатной квартиры будет удачным в этом случае? Можно оставить все, как есть. Не надо сносить стены, кардинально менять форму дверных проемов. Чтобы сделать помещение более современным, достаточно сделать в нем соответствующий ремонт. Нужно выделить в комнате зону для отдыха, приема гостей, рабочий уголок. В полуторке вполне это можно сделать.

Отлично выделят границы зон в комнате интересные фотообои. Например, там, где будет стоять кровать или диван, можно наклеить фотообои с природными пейзажами. Они станут действовать на человека умиротворяюще. В зоне для приема гостей можно наклеить однотонные обои, поставить небольшой мягкий уголок и журнальный столик. Рабочее место может быть отделено от остальной части помещения легкой перегородкой, стойкой с дисками. Над ним можно сделать особое освещение, которое будет удобным для человека, сидящего за компьютером, а также станет служить своеобразной границей между «рабочим кабинетом» и остальной частью комнаты.

При отказе от перепланировки помещения его разные зоны разграничиваются за счет отделочных материалов, используемых при ремонте комнаты, и мебели. Как это будет выглядеть, можно увидеть на фото интерьеров. Большое количество снимков дизайнов однокомнатных квартир можно найти на сайтах компаний, предлагающих ремонт помещений, разработку проектов оформления жилья. Просмотрев множество фотографий, владельцы квартиры могут понять, какой интерьер станет лучше всего смотреться именно в их комнате, в каком стиле им стоит сделать ремонт.

Сергей

proremont.boltai.com

Ретро-грузовики на Power Truck Show (фото): cargomax — LiveJournal

Сегодня третья часть рассказа о финском трак-фестивале, первые две лежат тут и тут

Огромную часть территории Power Parkа занимали ретро-грузовики, фины очень внимательно относятся к своей "транспортной" истории, сохраняя и восстанавливая как грузовики финского производства, так и чужие марки, которые были завезены и только работали в Финляндии.

Были совсем уж раритетные модели.

Этот Chevrolet - наверное, самый старый участник шоу

Еще один, чуть помоложе

Ford 40

Desoto, честно говоря, первый раз увидел эту марку, ничего о ней не знаю. Как говорит Wiki - В 1937 году Chrysler Corporation стала использовать торговую марку DeSoto для грузовых автомобилей Dodge и Fargo. Марка DeSoto использовалась на автомобилях Dodge, выпускавшихся в Австралии, Аргентине, Испании, Турции и Великобритании.

Еще одна малоизвестная, но уже финская, марка - Vanaja

Рядом с грузовиком - стенд с историей его восстановления

Чаще просто фотографии для интересующихся

Бортовая Scania с крановой установкой

Эмблема с решетки радиатора

Scania 76, судя по табличке на кабине, работала на линии Хельсинки-Осло

Седельный Volvo F88

Еще одна, но уже бортровая

Scania 110, тоже осуществляла перевозки между Финляндией и Норвегией для фирмы Huolintakeskus, которая просуществовала до начала 2000х, пока ее не приобрел финский транспортный гигант Nurminen logistics

Интересное решение для охлаждения напитков

Помните, я говорил, что финские транспортники очень любят все американское - это не сегодня началось, вот так выглядит финский дальнобойщик старой школы

Некоторые с грузом приехали, для убедительности

Переходим в 80е и 90е - капотная Sisu, такие на наших дорогах тоже попадались.

Очень любимая дальнобойщиками многих стран капотная Scania 3й серии

Эти, конечно, "зацыганены" до невозможности

Лампочками и хромом

Обычная Scania 3го поколения, с самым мощным на тот момент мотором, 450 л.с.

Volvo F-12, кстати, запасы баночного пива - в каждом грузовике очень приличные.

Что интересно, старые грузовики, были либо американские, либо шведские, либо местные - финские - ни одного грузового ретро Мерседеса или Рено я не нашел, не доживают в суровом климате или не покупали их в те времена?

Продолжение следует....

cargomax.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о