Содержание

первая в мире дизель-электрическая подводная лодка » Военное обозрение

20 сентября 2018 года в Санкт-Петербурге на воду была торжественно спущена новая дизель-электрическая подводная лодка проекта 677 «Кронштадт». За сто лет до этого – 11 октября 1908 года в Петербурге спускали на воду первую не только в России, но и в мире дизель-электрическую подводную лодку – это была субмарина проекта «Минога». Эта лодка, оснащенная дизельным двигателем, стала прародительницей всех дизель-электрических субмарин отечественного флота.

Дизель-электрическая подводная лодка (ДЭПЛ) – это субмарина, оснащенная дизельным двигателем для надводного хода и электромотором, предназначенным для движения под водой. Первые подобные лодки были созданы в самом начале XX века, когда промышленность смогла представить сравнительно совершенные дизельные двигатели, которые быстро вытеснили из области подводного судостроения керосиновые и бензиновые моторы, а также паровые установки, которые применялись конструкторами ранее.


Переход к двойной схеме двигателей позволил подводным лодкам достичь высокого уровня автономности плавания (во время Первой мировой войны автономность лодок уже измерялась тысячами миль) и существенного времени хода под водой (не менее 10 часов экономическим ходом). Немаловажным было и то, что исчезала опасность взрыва паровых котлов или бензиновых паров, что превращало подводные лодки в действительно грозную боевую силу и стало причиной развития данного вида вооружений и их широкого применения. На протяжении с 1910 по 1955 годы все существующие подводные лодки (за некоторым редким исключением) строились именно по дизель-электрической схеме.

Российская подводная лодка «Минога»


Первая дизель-электрическая подводная лодка «Минога»

Опыт применения подлодок в Русско-японской войне продемонстрировал, что субмарины небольшого водоизмещения могут использоваться лишь в прибрежных районах. Поэтому Главный морской штаб пришел к выводу о том, что в составе российского флота необходимо иметь подводные лодки двух типов – прибрежные, водоизмещением до 100-150 тонн и крейсерские, предназначенные для действия в открытом море и имеющие водоизмещение около 350-400 тонн.

Уже в 1905 году русский корабельный инженер и механик Иван Григорьевич Бубнов разработал два проекта подлодок, водоизмещением 117 и 400 тонн. Субмарины, построенные по этим проектам, получили в будущем названия Минога (малая лодка) и Акула (большая лодка). Обе подлодки Морской технический комитет (МТК) отнес к «опытным». Их постройка должна была послужить самостоятельному развитию российского подводного судостроительства.

Закладка подводной лодки «Минога» на стапеле Балтийского завода состоялась 6 сентября 1906 года. Постройка субмарины велась при непосредственном руководстве работами Бубновым. В историю подводного кораблестроения данная лодка навсегда вошла как первая в мире подлодка с дизельной силовой установкой. Два дизельных двигателя для субмарины были построены в Петербурге на заводе Нобеля (сегодня это завод «Русский Дизель»), на котором к тому моменту уже был накоплен достаточно большой опыт постройки таких двигателей. В то же время при постройке дизелей для лодки завод встретился с большим количеством непредвиденных трудностей. Особенно при изготовлении реверсивного устройства, которое впервые было создано в нашей стране для двигателей данного типа.

Непредвиденные трудности, возникшие на заводе Нобеля, задержали готовность дизелей, первый из них был сдан только в июле 1908 года, а второй – в октябре того же года. Также к задержке строительства субмарины привела и неготовность главного электродвигателя, за сборку которого отвечал завод «Вольта» в Ревеле (сегодня Таллин). В довершение ко всему, в ночь на 21 марта 1908 года при пожаре была целиком уничтожена уже собранная и принятая аккумуляторная батарея, произведенная заводом «Травайль Электрик де Мэто» в Париже.

Спуск новой подводной лодки на воду состоялся 11 октября 1908 года. 23 октября 1908 года «Минога» впервые вышла в Морской канал, правда, всего под одним дизелем и электромотором, второй дизельный двигатель на лодке на тот момент еще не установили. 7 ноября того же года субмарина первый раз погружалась в Неву у причальной стенки Балтийского завода. По результатам экспериментального погружения было принято решение об оснащении подлодки свинцовым килем для увеличения балласта. Весь следующий год ушел на проведение работ по доработке лодки и ее испытания, в том числе выполнение торпедных стрельб. Рекомендации от МТК о приемке подводной лодки «Минога» в состав флота были получены 31 октября 1910 года.

Подводная лодка «Минога» была дальнейшим развитием субмарин русского типа «Касатка», для которых характерным было расположение цистерн главного балласта в легких оконечностях, вне прочного корпуса лодки. Балластная система «Миноги» отличалась от предшественниц: помимо двух цистерн главного балласта в оконечностях лодки имелись также палубные цистерны – кормовая и носовая, находящиеся рядом с рубкой. Цистерны главного балласта заполнялись при помощи специальных центробежных помп, а палубные заполнялись самотеком. При незаполненных палубных цистернах лодка могла ходить в позиционном положении (на поверхности оставалась только рубка) при волнении моря до 3-4 баллов. Ко всем балластным цистернам лодки был подведен воздух высокого давления, с помощью которого можно было продуть водяной балласт из цистерн на любой глубине.

Прочная средняя часть корпуса подводной лодки «Минога» была образована из кольцевых шпангоутов углового сечения 90х60х8 мм, расположенных один от другого на расстоянии 33 см и образующих геометрически правильное тело с уменьшением диаметра от середины к оконечностям лодки. Толщина обшивки корпуса достигала 8 мм. От концевых цистерн средняя часть корпуса подводной лодки отделяется сферическими прочными переборками толщиной 8 мм. Сверху на корпусе лодки была приклепана прочная рубка, имеющая овальную форму и изготовленная из маломагнитной стали. Прочный корпус лодки был рассчитан на рабочую глубину погружения – около 30 метров, предельную – до 50 метров.

В носовой оконечности однокорпусной субмарины были расположены два 450-мм трубчатых торпедных аппарата, подобные аппараты на русской подводной лодке применялись впервые (на субмаринах типа «Дельфин» и «Касатка» использовались решетчатые поворотные торпедные аппараты системы Джевецкого). Стрельба залпом из двух торпедных аппаратов была невозможна. В носовой части прочного корпуса «Миноги» находилась аккумуляторная батарея, которая состояла из двух групп по 33 элемента в каждой. Между группами элементов аккумуляторной батареи располагался проход, предназначенный для обслуживания аккумуляторов. Под полом прохода находилось 6 воздухохранителей запаса воздуха высокого давлений, а также один воздухохранитель для стрельбы 450-мм торпедами.


В носовом отделении лодки находился также якорный электродвигатель с приводом, выведенным на верхнюю палубу. На правом борту «Миноги» был расположен злектрокомпрессор для пополнения запаса сжатого воздуха. На левом борту находился электронасос. Также в носовой части субмарины был расположен торпедопогрузочный люк с прочной крышкой, которая закрывалась изнутри лодки. Через данный люк на борт лодки можно было грузить не только торпеды, но и аккумуляторные батареи, различное оборудование и предметы снабжения.

Аккумуляторная батарея закрывалась настилом, который одновременно служил полом помещения. На бортах подлодки над аккумуляторами располагались ящики для вещей команды, причем их можно было поднимать на петлях, чтобы получить доступ к аккумуляторам. В опущенном положении данные ящики образовали вдоль бортов лодки ровную площадку, которая могла использоваться для отдыха членами экипажа свободными от вахты.

В центральном посту лодки под рубкой по бортам были выгорожены две небольших каюты для командира и его помощника. Кормовыми перегородками этих кают служили стенки топливных цистерн, расположенных по бортам лодки. Экипаж субмарины состоял из 18 человек, в том числе двух офицеров. В центральном посту находились вентиляторы судовой вентиляции – вытяжной и вдувной, а также батарейной, предназначенной для вентилирования аккумуляторной ямы.

В рубке лодки имелось пять иллюминаторов, которые позволяли визуально наблюдать за окружающей обстановкой. Здесь же в верхней части был размещен прочный колпак с четырьмя иллюминаторами, его крышка служила входным люком на подлодку. Для наблюдения за местностью в подводном положении в рубке были установлены два оптических прибора – перископ и клептоскоп. Клептоскоп отличался от перископа тем, что при вращении его окуляра наблюдатель оставался на месте, не меняя своего положения относительно горизонта. В условиях крайней стесненности небольшой рубки это было достаточно важно.

«Минога» в порту Либавы

Для управления субмариной в горизонтальной плоскости использовался обычный вертикальный руль с валиковым приводом и штурвалами, один из которых располагался на верхнем мостике и предназначался для управления «Миногой» в надводном положении, а второй был установлен в рубке для управления лодкой при подводном ходе. Управление подлодкой в вертикальной плоскости производилось при помощи двух пар горизонтальных рулей, расположенных на носу и корме лодки.

На «Миноге» два дизельных двигателя мощностью по 120 л. с. каждый были установлены в одну линию, они работали на один гребной винт. Двигатели соединялись между собой с помощью разобщительной фрикционной муфты. Точно такой же муфтой кормовой дизельный двигатель соединялся с гребным электродвигателем, а тот, в свою очередь, соединялся с гребным валом с помощью кулачковой муфты. Использованная схема силовой установки предполагала, что на гребной винт лодки могли работать: один электродвигатель мощностью 70 л.с., один кормовой дизельный двигатель мощностью 120 л.с. или оба дизельных двигателя мощностью 240 л.с. Возможность подачи трех разных мощностей на один общий гребной винт потребовала от конструктора устройства на лодке гребного винта с регулируемым шагом. Привод изменения шага винта был расположен внутри пустотелого гребного вала внутри подводной лодки, где находилось винтовое устройство для поворота лопастей гребного винта. Эксплуатация подводной лодки продемонстрировала, что данный привод ослабевал от сотрясений и вибраций, особенно при плавании в штормовую погоду; происходило уменьшение шага винта, что создавало для команды много трудностей и неудобств при необходимости поддержания постоянной скорости хода субмарины.

23 марта 1913 года, совершая пробное погружение после зимней стоянки, «Минога» чуть не погибла вместе с экипажем возле Либавы. Возле либавского маяка с лодки передали конвоирующему портовому катеру, что собираются погрузиться. Передав сигнал, боцман свернул семафорные флажки в трубочку и засунул их под настил мостика рубки. Сделал он это крайне неудачно, флажки попали в клапан шахты судовой вентиляции, который в тот момент был открыт. При подготовке субмарины к погружению закрывавший клапан старшина Минаев не обратил внимания на то, что клапан не закрылся, так как этому мешали семафорные флажки. Возможно, он просто не обратил внимания на то, что вентиляционный клапан работал туго и не закрылся до конца, списав это на особенность подлодки.

В результате при погружении «Минога» начала набирать воду через полуоткрытый клапан вентиляции. Вода поступала в машинное отделение, а лодка получила отрицательную плавучесть и затонула на глубине примерно 11 метров. При этом с лодки выпустили аварийный буй, который заметили на катере, что и поспособствовало началу спасательной операции. На место прибыл мощный 100-тонный портовый кран, миноносцы, буксир с водолазами, офицеры и матросы – слушатели Учебного отряда подводного плавания. В результате через 10 часов после затопления удалось поднять корму лодки на поверхность и через кормовой люк провести эвакуацию экипажа. Все подводники находились в полуобморочном состоянии, так как надышались парами хлора и кислоты из залитых водой аккумуляторных батарей. Весь экипаж был госпитализирован в больницу с отравлением, но погибших не было.

В годы Первой мировой войны полностью отремонтированная к тому времени лодка принимала активное участие в боевых действиях. В 1915 году при очередном ремонте ее вооружение было дополнено 37-мм пушкой, которую установили на корме лодки. Всего «Минога» совершила 14 боевых походов, однако результатов не достигла. При этом саму лодку несколько раз атаковали корабли противника. К примеру, летом 1915 года подлодка, благодаря грамотным действиям машинного старшины Г. М. Трусова, смогла спастись от тарана. За это он 29 октября 1915 года был награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

Осенью 1917 года «Минога» вместе с четырьмя подводными лодками типа «Касатка» прибыла в Петроград для прохождения капитального ремонта. Здесь лодку застали революционные события, ремонт был отложен на неопределенный срок. Все лодки были в январе 1918 года сданы для хранения в порт. О них вспомнили только летом 1918 года, когда советскому правительству потребовалось усилить Каспийскую военную флотилию из-за действий интервентов. Лодки отремонтировали и железнодорожным транспортом перебросили в Саратов, откуда они своим ходом дошли до Астрахани. В мае 1919 года возле форта Александровский «Минога» участвовала в бою с английскими кораблями.

После окончания боевых действий на Каспии, лодка некоторое время находилась на хранении в порту Астрахани, пока 25 ноября 1925 года не было принято решение об ее отправке на слом в связи износом всех механизмов. После 16 лет службы первая российская дизель-электрическая лодка была разобрана на металлолом. Многолетняя эксплуатация подводной лодки «Минога» подтвердила правильность конструктивных решений, предложенных Бубновым, часть из них (устройство системы погружения, общая компоновка) нашли в будущем развитие при проектировании и постройке малых подводных лодок уже в советском флоте.

Тактико-технические характеристики подлодки «Минога»:
Водоизмещение – 123 тонны (надводное), 152 тонны (подводное).
Длина – 32,6 м.
Ширина – 2,75 м.
Осадка средняя – 2,75 м.
Силовая установка – два дизельных двигателя по 120 л.с. и электродвигатель – 70 л.с.
Скорость хода – 11 узлов (надводная), 5 узлов (подводная).
Дальность плавания – 900 миль в надводном положении (8 узлов), 25 миль – в подводном.
Рабочая глубина погружения – 30 м.
Предельная глубина погружения – до 50 м.
Вооружение – 37-мм пушка (с 1915 года) и два 450-мм носовых торпедных аппарата.
Экипаж – 18 человек.

Источники информации:
http://deepstorm.ru/DeepStorm.files/under_1917/minoga/list.htm
https://vpk-news.ru/articles/45496
https://www.korvet2.ru/podvodnaya-lodka-minoga.html
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Подводные лодки и психологическая война. Часть 1 » Военное обозрение

В ночь с 27 на 28 октября 1981 года в шведских территориальных водах произошёл инцидент, имевший до сих пор толком неоценённые последствия: рядом с военно-морской базой Карлскруна шведских ВМС, в те дни, когда происходило испытание каких-то новых шведских торпед (со слов шведов, по крайней мере), в зоне с крайне сложным фарватером, попасть куда, по мнению шведов, случайно нельзя, села на мель советская дизель-электрическая подлодка С-363 проекта 613.

История этого инцидента достаточно освещена и в прессе, и в воспоминаниях ветеранов подплава. Не стоит терять времени на её обсуждение – Россия до сих пор утверждает, что это было следствием навигационной ошибки, служившие на Балтфлоте в те годы склоняются к такой же точке зрения, упоминая также разгильдяйство экипажа (надёжных подтверждений этому, правда, нет), тогда как шведы искренне уверены в том, что это была советская разведывательная операция, и что лодка имела на борту как минимум две торпеды с ядерной боевой частью.


Роковой инцидент: С-363 и первые шведы около

Но куда интереснее то, что было после. А после было очень много всего, и большая часть этого «много» в нашей стране, к сожалению, в полном объёме неизвестна и не осознана.

Швеция географически господствует над Балтийским морем с одной стороны, и не входит в блок НАТО с другой. Этот нейтралитет, надо сказать, весьма «прозападный» — так шведская подлодка «Готтланд» несколько лет базировалась в США, где американцы оттачивали на ней свою ПЛО. Но степень «прозападности» шведской политики сейчас куда выше, чем это было в конце семидесятых годов. И причины этого вплотную связаны с инцидентом с С-363.

Начиная с шестидесятых годов, мнительные до паранойи шведы (например для них норма систематическое минирование своих территориальных вод – на всякий случай) зафиксировали шесть инцидентов, которые ими были обозначены, как инциденты с подлодками, последовательно в 1962, 1966, 1969, 1974, 1976 и 1980 годах. Пять инцидентов за 18 лет. При этом инцидент в 1966 году являл собой многодневную погоню, с применением по иностранной подводной лодке глубинных бомб. Обнаружить, правда, ничего не удалось. Особняком стоит напугавший шведов случай шпионажа советской ПЛ на границе шведских территориальных вод, с последующим заходом в них – это был редкий случай, когда ПЛ была идентифицирована. И потом – С-363.

Точно неизвестно, чьи подлодки шведы обнаруживали до этого, а некоторые факты обнаружения вообще можно подвергнуть сомнению. Но после С-363 у шведов как будто прорвало.

После С-363 количество иностранных подводных лодок в шведских территориальных водах резко выросло, стали появляться и свидетельства о более наглых спец. операциях иностранных ВМС. Памятуя о С-363, шведы валили всю ответственность на СССР, и всё больше и больше дрейфовали в объятия НАТО.

Вот список инцидентов в восьмидесятых годах:

1. 1 октября — 13 октября 1982 года. Признаки наличия подлодки вблизи Харсфиорда (швед. Hårsfjärden). Сдетонировало четыре шведских донных мины, силы ПЛО израсходовали 44 глубинных бомбы, чтобы достать подлодку. Безрезультатно. Впрочем, насчёт выхода этой ПЛ в нейтральные воды есть и другое мнение и ниже оно будет озвучено.

2. Май 1983 года. Два случая. Первый — детонация якорных мин во фьорде Тёрефьёрд (швед.Törefjärden) Ботнического залива, и контакт вертолётов ПЛО с ПЛ в районе города Сундсвалль (швед. Sundsvall).

3. Лето 1983 года. Поиск ПЛ в Тёрёвикен (швед. Töreviken).

4. Август 1983 года. Охота за подводной лодкой в бухте Карлскруна и одноименном архипелаге. Лодка якобы обнаружена прямо в базе ВМС Швеции, применены глубинные бомбы.

5. 9 февраля — 29 февраля 1984 года. Ещё одна поисковая операция в бухте Карлскруна. Использованы 22 глубинные бомбы.

6. Июнь 1986 года. В районе острова Готланд очевидцы заметили, как «нечто» погружается в воду. Было проведено обследование морского дна, установлено наличие на дне следов гусениц подводного гусеничного транспортного средства, длина следа 1100 метров.

Советские гусеничные машины для передвижения по дну. У США такие тоже были и есть.

7. Июнь 1987 года. Акустический контакт с лодкой во фьорде Тёрефьёрд.

8. Лето 1987 года. У города Каппелхамнсвикен (швед. Kappelhamnsviken) острова Готланд, обнаружены на морском дне чёткие следы подводного транспортного средства.

9. Июнь 1988 года. Предположительно иностранная подводная лодка обнаружена в бухте Ховригебуктен (швед.Hävringebukten) в районе Окселёзунда (швед. Oxelösund). Записаны шумы винтов и продувки балластных цистерн.

А потом как отрезало. И больше никаких лодок в своих водах шведы не находили, до поры до времени. И даже намёков не было никаких.

В следующий раз иностранную подлодку засекут только осенью 2014 года. К этому мы вернёмся позже, а пока оценим корреляцию.

Что у нас было в восьмидесятых? В восьмидесятых команда маньяков-крестоносцев Рональда Рейгана пошла в атаку на СССР, по всем фронтам, от океанов до Афганистана. И как только деятели с Балтфлота обозначили возможность нахождения советской подлодки в шведских территориальных водах, такие обнаружения пошли потоком, причём у шведов в распоряжении оказывались различные материальные доказательства.

А в 2014? В 2014 был Крым и Восточная Украина. И – о чудо! – в территориальных водах Швеции опять начали обнаруживаться подлодки. Чьи? Конечно же, русские, кто ещё может лазить в шведских территориальных водах, прецедент-то был…

Как ясно видно из статистики, неизвестные, но предположительно русские, подводные лодки начинают бороздить шведские воды тогда, когда США и Британии нужно обострить отношения между РФ и Европой. В другие периоды ничего такого нет.

По свидетельствам социальных опросов, с 1980 по 1983 гг. доля шведов, видевших угрозу в СССР, выросла с 10 до 45 процентов. И, как следствие, шведский нейтралитет потихоньку перестал быть нейтралитетом, и сейчас по факту им не является. Нет никаких гарантий того, что в ближайшее время Швеция не войдёт в НАТО.

Но что всё это было? Неужели в СССР так сильно хотели нагадить самим себе, что подталкивали шведов к членству в Северо-атлантическом альянсе? И зачем России в 2014-м году посылать подлодку в шведские воды? Это ведь вообще за гранью добра и зла, вряд ли в мире есть страна менее заинтересованная в усилении НАТО, чем Россия.

В чём же дело?

Ответ дал человек по имени Оле Тунандер, весьма известный и влиятельный в Швеции общественный деятель, эксперт по внешней и внутренней политике, политолог, социолог, журналист и писатель. Тунандер, являющийся одним из ведущих исследователей феномена «глубинного государства» (deep state), и того, какими методами это «глубинное государство» действует, обнаружил позже в своих исследованиях, что и Швецию не миновала чаша сия. И что в глубине шведского общества действуют структуры, которые совокупно сам Тунандер называет «Военная Швеция», в противоположность явной, «Нейтральной Швеции».

Со слов самого Тунандера, в 90-е годы ХХ века, в ходе интервьюирования им различных официальных лиц, как в Швеции, так и США и в других странах, он не раз слышал о том, что на самом деле, то огромное количество появлений иностранных подлодок в шведских водах не было ни бредом шведов, ни советскими подлодками. В первой половине 90-х годов некоторые высокопоставленные офицеры ВМС США заявили ему об этом прямо. Именно тогда, по его признанию, он перестал верить в официальную версию советского шпионажа. Но это было только начало.

В начале девяностых Тунандер познакомился с капитаном ВМС США Робертом Бэтхёрстом, бывшим помощником военно-морского атташе США в Москве в 60-х, который служил на военно-административных должностях в Пентагоне, в разведке Военно-морских сил США в Европе и других структурах. После окончания Холодной войны Бэтхёрст, женатый на гражданке Норвегии, приехал в Скандинавию, и оказался в Норвегии, где и познакомился с Тунандером, работавшим тогда в Осло, в Международном Институте исследования мира. Там Тунандер и убедил его начать работать в институте вместе с ним. И тогда-то Бэтхёрст и узнал от Тунандера о его подозрениях касающихся западных подлодок.

В 2000 году бывший министр обороны США при Рейгане Каспар Уайнбергер в одном из телеинтервью заявил, что в ходе Холодной войны американские подлодки регулярно «тестировали» шведскую противолодочную оборону, естественно, по согласованию со шведскими военными. Но Тунандер, к тому времени уже интересовавшийся вопросом, знал, что как минимум официально никаких таких договорённостей между США и Швецией не было. Это резко подстегнуло его интерес к вопросу и он попросил Бэтхёрста, ставшего к тому времени его другом помочь ему разобраться.

Друг не отказал, и совершил поездку в США, где попробовал опросить своих бывших сослуживцев, как из подплава и разведки, так и из спецподразделений SEAL. Но вместо ответов он получил крайне настойчивую рекомендацию от своих коллег держать язык за зубами и не лезть в такие вопросы.

А через два месяца Бэтхёрст внезапно для всех умер. К этому моменту Тунандер уже вовсю опрашивал высокопоставленных военных и дипломатов, по вопросам, касающимся истории с подводными лодками. Ему повезло, и вскоре он смог получить довольно интересные свидетельства от Эйнара Айнстеенсена, норвежского дипломата, в 80-х вовлечённого в процесс принятия принципиальных для Норвегии, в том числе касающихся членства в НАТО, политических решений. Айнстеенсен шокировал его, заявив во время общения следующее.

Подводная лодка, которую шведские ВМС гоняли глубинными бомбами при Харсифиорде, не была советской. Это была американская мини-подлодка, и находилась она там без каких-либо разрешений от шведских властей, что и повлекло применение против неё оружия. И это применение было успешным – лодка получила тяжёлое повреждение, и её добили бы, но по какой-то причине, в последний момент, ВМС Швеции получили приказ выпустить её в нейтральные воды.

Айнстеенсен мог бы ещё очень многое рассказать, да и был не против это сделать, но после первого же разговора с Тунандером, он тоже внезапно умер. Сам Тунандер вспоминал потом, что немало высокопоставленных служащих и военных, с которыми он вышел на контакт, очень быстро умерло.

Тем не менее, Тунандеру удалось собрать огромный массив информации, и в 2001 году, он объединил все свои интервью и собранные материалы в книгу «Секретная война против Швеции. Подводный обман США и Великобритании в 1980-х годах». В том же году книга вышла на шведском, а чуть позже, в 2004, на английском языке.

Книга, насыщенная расшифровками радиопереговоров и свидетельствами участников охоты на подлодки читается как триллер. Картина эпической многолетней провокации НАТО против СССР, имевшей цель свернуть Швецию с пути нейтрального государства, расписана исчерпывающе подробно. Тунандер пытается быть объективным. Так, описывая свидетельства офицеров ВМС, участвовавших в операции 1982 года, он упоминает о том, что ВМС идентифицировали сигнал РЛС с подлодки западногерманского производства. Но указывает, что оборудование, которое имели тогда ВМС, не позволяло точно отличить сигнал РЛС подлодки от навигационной РЛС гражданского судна, кроме того, погрешность определения местонахождения РЛС в те годы не давала возможности точно определить, по какую сторону от границы территориальных вод находится источник сигнала. Вся книга Тунандера изобилует такими подробностями от непосредственных участников событий.

В то же время Тунандер приводит свидетельства командира катера «Mode» о том, что он не обнаружил в зоне работы РЛС никаких гражданских судов.

Тунандер приводит сотни фактов, которые суммарно говорят вот о чём.

После советской глупости с С-363 США и Британия начали серию операций по психологическому воздействию на шведское общество (уже позже, к 2009 году, Тунадер показал, что эти операции имели поддержку части шведских элит, заинтересованных во вступлении в НАТО), с целью убедить шведов, что они стали жертвами советской разведывательной и подрывной деятельности. Для этого, с использованием союзников, США и Британия регулярно засылали в шведские территориальные воды сверхмалые подводные лодки, отряды SEAL с подводными транспортными средствами, включая гусеничные для передвижения по дну, с задачей проводить демонстративные действия, которые убедили бы шведов, что русские не успокоились и продолжают проникать в их территориальные воды. США и Британия использовали в своей деятельности дизельные подлодки союзников по НАТО (хотя структуры НАТО к этому всему отношения не имели, это были операции, проводившиеся под командованием США и немного Британии). И эти операции имели головокружительный успех – нейтралитет Швеции действительно был подорван, и враждебность Швеции по отношению к СССР действительно выросла в разы.

Тунандера поддержали такие люди, как Карл Рольф Экеус, бывший шведский посол в Вашингтоне, проводивший собственное расследование связей между американскими и шведскими военными, и бывший президент Финляндии Мауно Койвисто. Последний заявил следующее – в своё время, в разговоре с ним, генсек ЦК КПСС Юрий Андропов убедительно просил его сразу же топить любую подлодку, которую финны заметят в своих территориальных водах. Койвисто не сомневался в том, что Тунандер прав и называл действия англосаксов в шведских территориальных водах провокацией.

Но важен итоговый результат.

Хотя обман англосаксов вскрылся, это мало на что повлияло. Во-первых, «осадочек остался». Многолетняя пропаганда против русских дала свои плоды, и тот факт, что на самом деле мы ни при чём, не сделал отношение шведов к нам лучше. Во-вторых, в течение восьмидесятых годов англосаксы вели активную инфильтрацию в шведские элиты, буквально взращивая там своих людей, в результате чего у них на сегодня есть карт-бланш на подрывные акции – что бы они не сделали против Швеции, существенная часть шведского политикума и военных поддержит это, лишь бы хозяева были довольны. В последние годы Швеция стала настоящим источником кадров для разного рода глобалистских проамериканских международных организаций и накал русофобии там «сделал бы честь» большинству стран НАТО. И это – результат работы американцев, которую начали именно подводные силы ВМС США, а не кто-то ещё, и наше поражение.

Не стоит удивляться, что успешный рецепт был снова использован, когда опять понадобилось делать из России врага.

В октябре 2014 года в шведских территориальных водах опять засекли подводную лодку. Под перископом. Днём. Рядом с берегом. Много раз. В один из которых – случайно, совершенно случайно – рядом оказался фотограф агентства «Рейтерс». Британского агентства. С фотоаппаратом, конечно же, какой же фотограф гуляет без фотоаппарата?

Перископ у берега днём. Профессионализм "русских" поражает, хоть очередной блокбастер снимай с глупыми Иванами, балалайками и медведями. Или кто-то намеренно подставляется?

В цепочку событий, конечно же стоило бы ввести и то, что тогдашний министр обороны Швеции Петер Хульквист – был сторонником вступления в НАТО, и то, что командование ВМС Швеции уже было давно «зачищено» и там нет никого, кто реально был бы озадачен шведским суверенитетом, или ставил бы его выше интересов сюзерена, и то, что в те октябрьские деньки по данным Министерства обороны РФ в районе находилась голландская (натовская) подлодка «Bruinvis», но кому это интересно? Более того, эта подлодка спустя пару дней после заявления И. Конашенкова попала в кадр кого-то из шведских фотографов – вот она.

Но было поздно.

Западная пресса, от жёлтой до профессиональной военно-морской, отметилась подробнейшими статьями о том, как демократическая Швеция ищет чью-то, похоже, русскую подлодку, и как весь свободный мир её поддерживает. Факт попадания голландской ПЛ в объектив до сих пор не отражён ни в одном крупном западном СМИ — вот так вот просто игнорировать доказательства, когда за тобой стоит американская империя. И нужный эффект опять был достигнут несмотря ни на что, Швеция при поддержке своего населения заморозила военное сотрудничество с Россией, и сейчас занимает предельно упёртую русофобскую позицию по всем связанным с нашей страной вопросам.

И первым выходом «Военной Швеции», шведского «Глубинного государства» на арену стал именно пропуск американской подводной лодки в нейтральные воды в 1982-м году.

Так это работает.

Операции англосаксов с подводными лодками – прекрасный пример операций мирного времени, имевших стратегический эффект. К сожалению, в России подавляющая часть населения и значительная часть элит просто не представляет себе того, что происходило в шведских территориальных водах и к чему это в итоге привело. Мы смеёмся над подозрениями рядовых шведов и ёрничаем на тему того, что они там на самом деле увидели вместо подлодки, не понимая, что подлодки там вполне себе настоящие, и те операции, которые они проводят, наносят нам огромный ущерб. Нам бы поучиться у наших врагов, и, может быть, им какой-то урон нанести, может быть, придумать, как мы вскроем всё это для рядовых обывателей Скандинавии и сможем отыграть назад нанесённый нам политический ущерб…

Но мы как обычно.

Представляет интерес и то, какие структуры и какими силами проводили весь этот огромный по объёму саботаж. Ведь у таких операций должен был быть и конкретный исполнитель, глубоко засекреченная структура, управляемая с самого «верха», с минимальной длиной командных цепочек, чтобы не допустить утечек. И во главе её должен стоять весьма нетривиальный человек, глубоко понимающий то, как с помощью военно-морских сил влиять на обстановку и добиваться стратегических целей. И всё это должно быть в тени, не на виду.

Продолжение следует…

topwar.ru

Подводные лодки | Военное оружие и армии Мира

На флоте существует пословица: «Подводник — это моряк дважды». Действительно, мужеству, смелости и профессионализму этих людей можно только позавидовать. Россия...

Изобретателям первых субмарин пришлось решать целый ряд технических проблем, одной из которых был выбор подходящего вооружения. Вполне очевидно, что пушки,...

Эксперименты изобретателей с различными типами силовых установок для субмарин к концу XIX века привели к выводу, что для подводного хода идеальным является...

Первые разработчики «потаенных судов», создававшие свои проекты в XVI — первой половине XIX века, выбирали для своих субмарин единственно доступный в те времена...

Вероятно, каждому знакомо слово «камикадзе», с годами ставшее нарицательным понятием, подразумевающим людей, фанатично идущих на заведомую смерть ради...

Успешная атака британских сверхмалых субмарин серии X на немецкий линкор «Тирпиц» определила необходимость развития карликовых подводных лодок. В начале 1944 года...

Сверхмалая подводная лодка (СМПЛ) «Велман», разработанная полковником инженерных войск Джоном Дольфином, должна была атаковать вражеские корабли, стоящие на...

Японские судостроители первыми наладили серийное производство сверхмалых субмарин. Подводные лодки «Кориу» тип D были вершиной развития этого класса подводных...

Появление подводных лодок как нового средства вооруженной борьбы кардинально изменило войну на море — из двухмерного пространства она перешла в...

Исследования облика ракетной субмарины четвертого поколения начались в СССР в 1978 году. Непосредственная разработка проекта корабля, получившего номер 955,...

В отличие от прежних американских АПЛ, сравнительно тихоходных, новая лодка должна была обладать высокой скоростью, что позволяло бы эффективно...

Несмотря на отставания, связанные с нехваткой средств (ввод в строй головной подлодки состоялся на четыре года позже первоначально предполагаемого срока),...

warfor.me

На подлодке » Военное обозрение

Пишет Михаил Михин


Многоцелевая атомная подводная лодка (АПЛ) пр.971, класс «Барс»

Многоцелевая атомная подводная лодка (АПЛ) пр.971 (класс «Барс») создана конструкторским бюро «Малахит» (г. Ленинград) по постановлению 1976 г. на базе АПЛ пр.945 с использованием существующего тактико-технического задания без эскизного проектирования. Согласно ТТЗ уровень шумности новой АПЛ пр.971 должен быть не менее чем в 5 раз меньше шумности самой совершенной отечественной торпедной лодки 2 поколения. Технический проект новой АПЛ был утверждён в сентябре 1977 г. В последующем в него вносились изменения, обусловленные повышением требований к гидроакустическому и вооружению. Проект был завершён в 1980 г., а лодка получила новый цифровой гидроакустический комплекс с повышенными характеристиками и систему управления вооружением, обеспечивающую применение крылатых ракет типа «Гранат».

Многоцелевая атомная подводная лодка (АПЛ) пр.971 предназначена для проведения самостоятельных операций против подводных лодок и надводных кораблей, нанесения ударов по береговым объектам, ведения противолодочной обороны боевых кораблей и конвоев, борьбы на коммуникациях с целью сковывания перевозок противника и т.д. АПЛ пр.971 имеет комплексную автоматизацию боевых и технических средств, а управление кораблём и его вооружением сосредоточено в едином центре - главном командном пункте. Комплексная автоматизация позволила сократить экипаж лодки до 73 человек, в т.ч. 31 офицер (экипаж американской АПЛ типа «Лос-Анджелес» 141 человек). По сравнению с АПЛ проекта 671РТМ на новой АПЛ улучшены и условия обитаемости.

АПЛ пр.971 – двухкорпусная одновинтовая подводная лодка с высоким кормовым оперением, на котором размещён обтекатель для буксируемой антенны. Корпус, выполненный из высокопрочной стали с пределом текучести 100 кгс/мм2, имеет противогидроакустическое покрытие и разделен на 7 отсеков. В качестве двигательной установки используется одновальная однореакторная атомная энергетическая установка ВВР типа ОК-650Б. Большие скорости обеспечиваются главным турбозубчатым агрегатом ГТЗА, а молошумные при поиске цели - гребным электродвигателем. Уровень шумности АПЛ пр.971, который был определён еще в ходе испытаний, определяет качественно более высокий уровень акустической скрытности.

АПЛ пр.971 отличается мощным ударным вооружением, которое по числу и калибру торпедных аппаратов, общему ракетно-торпедному боекомплекту значительно превосходит потенциалы аналогичных отечественных и зарубежных подводных лодок. Носовой торпедно-ракетный комплекс включает четыре 533-мм и четыре 650-мм торпедных аппарата с суммарным боекомплектом до 40 единиц: торпеды - 28 533-мм типа УСЭТ-80 и УГСТ, 12 650-мм типа 65-76А; противолодочные управляемые ракеты типа «Водопад»; крылатые ракеты морского базирования «Гранат»; противокорабельные ракеты «Бирюза».

Гидроакустический комплекс (ГАК) МГК-540 «Скат-3» (развитая носовая антенна, 2 бортовые антенны большой протяженности, буксируемая протяжённая антенна в контейнере на вертикальном оперении) с цифровой системой обработки информации отличается мощной системой шумопеленгования и гидролокации. Обеспечивает обнаружение целей на дальности в 3 раза большей, чем лодки 2 поколения при значительном сокращении времени определения параметров движения цели. Кроме ГАК АПЛ пр.971 имеет высокоэффективную, не имеющую мировых аналогов систему обнаружения подводных лодок и надводных кораблей противника по кильватерному следу, аппаратура которой фиксирует такой след спустя многие часы после их прохождения.

По классификации НАТО АПЛ пр.971 обозначаются Аkula. Поэтому приказом Главкома ВМФ от 10.10.1990 г. лодке К-317 дано название «Пантера». В дальнейшем имена получили и другие АПЛ этого проекта. Лодка К-480 получила название «Барс», которое стало нарицательным для всех атомоходов пр.971. В декабре 1997 г. по ходатайству Татарстана «Барс» был переименован в «Ак-Барс». По словам главного конструктора проекта Г.Н. Чернышева (скончался в 1997 г.), «Барс» имеет большие модернизационные возможности, что позволяет, в частности, повысить поисковый потенциал атомохода примерно в 3 раза.

Каждая лодка пр.971 способна создать угрозу и сковать значительную морскую группировку противника. Даже в самых благоприятных гидрологических условиях Баренцева моря в зимний период эти АПЛ могут быть обнаружены лодками типа «Лос-Анджелес» с ГАК АМ/ВQQ-5 на дальности не более 10 км, а в худших условиях обнаружить АПЛ класса «Барс» гидроакустическими средствами практически невозможно. По словам начальника оперативного отдела ВМС США адмирала Д. Бурда, американские корабли не в состоянии сопровождать эти лодки при движении на скоростях менее 6-9 узлов. По его мнению, усовершенствованная АПЛ пр.971 по характеристикам шумности соответствует требованиям к лодкам 4-го поколения.

На пирсе у подлодки дежурит ВВВ - вооружённый верхний вахтенный.

Экипаж лодки состоит сплошь из контрактников. Никаких матросов срочной службы на «Пантере» нет. Объясняется сие легко - в силах постоянной готовности должны служить профессионалы. В экипаже подлодки профессионалы нужны настоящие. Не липовые. Поинтересовался у товарищей моряков на счёт тягот и лишений. Подводники для начала отмолчались, потом подумали и сообщили: курить на подлодке нельзя. И в дальнем походе тоже нельзя. Некурящим не понять, а курящим объяснять не надо.

Ну а теперь впечатления и итоги наблюдений: что удивило сразу же - рубка, которая возвышается над корпусом - «необитаемая». Внутри темновато, отовсюду торчат целые снопы труб, какие-то вентили везде понатыканы, кое-где прорезаны небольшие квадратные лючки, под ногами специальный, кажется, стальной настил, похожий на тропинку. Металлическая «тропинка» привела бодрого московского путника к люку, ведущему в недра боевого подводного корабля. Люк, вообще-то говоря, нормального диаметра, а вот я - несколько ненормального. Плюс к тому - термобельё, фуфайка, толстая куртка - «аляска» с капюшоном, спецштаны, варежки, шапка и рюкзак с фототехникой.

Об том, чтобы пролезть внутрь с рюкзаком за плечами - не могло быть и речи. Опустить его вниз никак нельзя, люк высокий, рюкзак тяжёлый, груз внутри - хрупкий. Кинуть кому-то вниз - опасно. Руки сломаются, стекляшки побьются. Принял волевое решение поставить рюкзак себе на голову и спускаться не видя куда именно. Так и поступил. Еле протиснулся. Было очень смешно спускаться. Подниматься, конечно, было ещё смешнее, но чего ж не сделаешь ради редкого кадра!

В центральном посту.

Внутри подлодки, надо заметить, всё выглядело совершенно иначе. Нежели снаружи. Не сказать, что кругом стало сильно просторно, но и тесноты я не заметил. Осмотревшись в центральном посту, полюбовавшись видами Гаджиево через командирский перископ, отправился на импровизированную экскурсию в сопровождении помощника командира. Чтобы никто бесконтрольно не болтался где попало, везде были расставлены моряки, вежливо направлявшие заблудших на истинный путь. Очень правильная линия поведения, считаю.

Обнаружил комнату отдыха и психологической разгрузки для экипажа, осмотрел живые растения в нишах и небольшую сауну. Поразмыслив, направился, конечно, на камбуз. Честно говоря, как театр начинается с вешалки, так и пресс-тур на флот или в армию начинается с камбуза. Так вот - на камбузе царит полный порядок, питание всегда вкусное, разнообразное, четырёхразовое. Красное вино экипаж тоже получает, это правда. Говорят, ничего общего с выводом каких-то мифических радионуклидов оно не имеет, а вот для психологической разгрузки после вахты вполне годится. На сладкое экипажу положен, например, шоколад. Одну из шоколадок удалось выцыганить в качестве сувенира. Маленькая плитка с надписью «Гвардейский» (задарил потом камраду voutsen_cv). Выпил чайку, вскипевшего, разумеется, прямо на атомном реакторе. И отправился дальше.

Командир подлодки, капитан 1 ранга Сергей Евгеньевич Старшинов у командирского перископа.

topwar.ru

Ледяные объятия Севера. Советским подводникам посвящается » Военное обозрение

Надеюсь, читающие простят мне то, что я позволю себе начать сразу с отступления в свою сторону. Потому что так будет проще в дальнейшем понять мое личное (а оно тут будет) отношение к этим людям. В моей военной биографии было несколько случаев, когда я имел возможность попробовать стороны, не связанные с моей военной специальностью. То есть попрыгал с парашютом, однажды в течение 10 минут пилотировал военно-транспортный вариант Ан-24 (пилот из меня оказался никакой, поэтому по приземлении я имел неприятную беседу с остальными пассажирами, переходящую в дружеский мордобой. Причем беседа длилась намного дольше чем я пилотствовал). Во время прохождения службы на Дальнем Востоке меня угораздило познакомиться по пьяни со старшим лейтенантом, командиром тральщика, и по пьяни же принять приглашение «выйти в море» на проверку двигателей. Мне даже доверили подержать штурвал (но, помня свой печальный опыт пилота, я это сделал чисто символически), а так, как только мы вышли из бухты, я сделал вывод, что моряк из меня примерно как пилот. Все остальное время проверки я блевал, как заводная игрушка.

И, на День ВМФ, когда все моряки раздуваются от важности и становятся добрыми и снисходительными по отношению к сухопутным крысам (а я уже к тому времени такой себя более чем зарекомендовал, но относился к этому с юмором, что было оценено плавающими и ходящими), несколько желающих пустили на борт подводной лодки «Чита». Это было событие, которое произвело на меня неизгладимое впечатление. У меня слишком уж хорошая фантазия, поэтому когда я представил себя в этом корабле, когда над тобой метров сто воды… Сразу почему-то захотелось не просто наверх, а даже на сушу. Но, дав себе соответствующее указание, я с честью выдержал всю экскурсию, добросовестно слушая старшину-экскурсовода и ударяясь башкой о самые разные хреновины и механизмы.


Простите меня, подводники, мне никогда не хватало смелости спросить, что должно быть в мозгах, чтобы вот так добровольно зайти на борт этого воплощения кошмара клаустрофоба и на нем не просто жить, а еще и работать. Жить там нельзя, это мое устоявшееся мнение. Я не клаустрофоб, сам привык к тому времени к работе в ограниченном пространстве, но это был перебор. Одно дело, когда нас трое в консервной банке кунга, и совсем другое дело – подлодка.

Старшина, который нас водил по отсекам (блин, они между ними еще и бегают по тревоге!!!), заметил, что на современных атомных, конечно, места поболее, посветлее, и вообще… Но сказал это как-то совсем без зависти. Меня это насторожило, и я спросил, а что, здесь плюсов больше? И тогда этот мужичок, почесав ус, ответил так: «знаешь, старшой, если чего, мы тут раз – и все. А они там будут тонуть долго. Очень долго». Больше я вопросов не задавал… И, когда началась эпопея с «Курском», я вспомнил этого пожилого старшину.

Но вернусь к основной теме своего повествования.

1941 год. Северный флот.
Сначала цифры.
К началу войны подводные силы Северного флота состояли из 15 подлодок.
К 1945 году их было уже 42.
Потери за войну составили 23 подводные лодки, из них 13 пропали без вести.
Вот они.

Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Д-3» «Красногрвардеец».

«Д-3» была первым кораблем ВМФ СССР, добившимся одновременно Гвардейского звания и ставшим Краснознаменным.
Спущена на воду и 14 ноября 1931 вошла в состав Морских сил Балтийского моря.
Летом 1933 года лодка в составе ЭОН-2 по только что построенному Беломоро - Балтийскому каналу совершила переход с Балтики на Север, став ядром зарождающегося Северного флота. 21 сентября 1933 «Красногвардеец» вошел в состав Северной военной флотилии.
8 боевых походов.
Первый: 22.06.1941 - 04.07.1941
Последний: 10.06.1942 - ?


Результат:
По официальным советским данным, на счету «Д-3» 8 потопленных судов противника общим водоизмещением 28.140 брт и повреждение одного транспорта в 3.200 брт.
Успешность ни одной атаки не подтверждена противником.

В свой последний боевой поход Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Д-3» вышла 10 июня 1942 года. К этому времени лодка имела полностью орденоносный экипаж, в основном состоящий из кандидатов или членов ВКП(б). Больше «Д-3» на связь не выходила и в базу не вернулась. Вместе с лодкой погибли и 53 члена её экипажа.

Подводная лодка «К-1»

К-1 была заложена 27 декабря 1936 года на заводе № 194 «Им. А. Марти» в Ленинграде. Спуск на воду состоялся 28 апреля 1938 года, К-1 включили в состав 13-го дивизиона учебной бригады подводных лодок Балтийского флота. 16 декабря 1939 года лодка вошла в строй.
26 мая 1940 года К-1 вошла в состав Краснознамённого Балтийского флота, летом того же года К-1 вместе с однотипной К-2, эсминцем «Стремительный» и несколькими прочими кораблями, проследовала через Беломоро-Балтийский канал. 6 августа вошла в состав Северного флота, зачислена в 1-й дивизион бригады подводных лодок Северного флота с базой в Полярном.

Лодка совершила 16 боевых походов общей продолжительностью 196 суток, совершила одну торпедную атаку двумя торпедами и 10 минных постановок, в которых выставила 146 мин. Торпедная атака с дистанции 10-11 кабельтовых оказалась безрезультатной, хотя по официальным советским данным того времени считалось, что К-1 потопила транспорт. На выставленных минах по проверенным послевоенным данным погибли 5 судов и 2 боевых корабля.

8 ноября 1941 года — транспорт «Flottbeck», 1 930 брт;
26 декабря 1941 года — транспорт «Kong Ring», 1 994 брт, погибло 257 солдат-отпускников;
8 апреля 1942 года — транспорт «Kurzsee», 754 брт;
23 мая 1942 года — транспорт «Asuncion», 4 626 брт;
12 сентября 1942 года — транспорт «Robert Bormhofen», 6 643 брт;
6 декабря 1942 года — сторожевые корабли V6116 и V6117.
Суммарный тоннаж погибших судов — 15 947 брт.

Лодка пропала без вести в 1943 году во время последнего похода в районе Новой Земли.
На борту в последнем походе было 69 моряков.

Подводная лодка «К-2»

Заложена 27 декабря 1936 года на заводе № 194 в Ленинграде. 29 апреля 1938 года лодка была спущена на воду и 26 мая 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Вскоре "К-2" переведена на Север и 18 июля 1940 года вошла в состав Северного флота.

7 боевых походов:
Первый: 07.08.1941 - 31.08.1941
Последний: 26.08.1942 - ?

Результаты:
4 безрезультатных торпедных атаки, выпущено 9 торпед
3 артиллерийские атаки (49 снарядов), в результате чего поврежден 1 транспорт.
2 минных постановки (33 мины), на которых предположительно погиб 1 корабль противника.

В свой последний боевой поход "К-2" вышла 26 августа 1942 года. 7 сентября согласно плану прикрытия конвоя "PQ-18" лодке было приказано сменить позицию, но условного сигнала о переходе от "К-2" не было получено. Дальнейшие попытки установить связь и поиски лодки самолетами ни к чему не привели. Предположительно, "К-2" погибла на мине в начале сентября 1942 года.
На борту "К-2" в ее последнем походе было 68 моряков.

Подводная лодка «К-3»

Заложена 27 декабря 1936 года под стапельным номером 453 на заводе № 194 в Ленинграде и 31 июля 1938 года спущена на воду. 27 ноября 1940 года «К-3» вступила в строй и 19 декабря 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.
Лодка готовилась в Кронштадте к переходу на Северный флот в составе ЭОН-11 и 9 сентября 1941 г. прибыла в Беломорск.

9 боевых походов

Первый: 27.07.1941 – 15.08.1941
Последний: 14.03.1943 – ?

Уничтожила 2 больших охотника, 1 норвежский транспорт (327 брт), повредила 1 германский транспорт (8116 брт).

03.12.1941 БО «Uj-1708», артиллерия.
30.01.1942 ТР «Ингё» (327 брт), мина.
05.02.1943 БО «Uj-1108», артиллерия.
12.02.1943 ТР «Фёхенхайм» (8116 брт) – поврежден.

В свой последний боевой поход «К-3» вышла в ночь на 14 марта 1943 года. В дальнейшем на связь она не выходила и в назначенное время в базу не вернулась. 14 апреля истек срок автономности субмарины. На ее борту было 68 моряков.

Гвардейская подводная лодка «К-22»

Заложена 5 января 1938 года на заводе N196 (Судомех) Ленинград. 3 ноября 1939 года спущена на воду. 15 июля 1940 года вступила в строй, и 7 августа 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.
4 августа 1941 года, пройдя по Беломоро-Балтийскому каналу, лодка прибывает в Молотовск (ныне Северодвинск) и 17 сентября зачисляется в состав Северного флота.

8 Боевых походов:
Первый: 21.10.1941 - 18.11.1941
Последний: 03.02.1943 - 07.02.1943

Результаты:
потоплено 5 транспортов, дрифтербот и баржа. Всего более 8.621 брт.

артиллерией: более 1.463 брт
09.12.1941 ТР "Вейдинген" (210 брт)
11.12.1941 дрифтербот и баржа
19.01.1942 ТР "Мимона" (1.147 брт)
19.01.1942 Траулер "Вааланд" (106 брт)

минами: 7.158 брт
09.12.1941. ТР "Штейнбек" (2.184 брт)
15.03.1942. ТР "Никколо Сьяффино" (4.974 брт)

В конце января 1943 года "К-22" совместно с ПЛ "К-3" на Кильдинском плесе провели совместные учения с целью отработки совместных действий с помощью гидроакустической аппаратуры "Дракон-129". 3 февраля 1943 года лодки вышли в боевой поход, из которого "К-22" не вернулась.
7 февраля в 19.00 лодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи. Акустик "К-3" услышал четыре громких щелчка, после чего на связь "К-22" больше не выходила. Предположительно, в этот момент лодка погибла в результате аварии, так как взрыва на "К-3" никто не слышал, хотя не исключено, что "К-22" погибла на мине.
На подводной лодке погибло 77 моряков.

Подводная лодка «К-23»

Заложена 5 февраля 1938 года на заводе № 196 (Новое Адмиралтейство) в Ленинграде.
28 апреля 1939 года лодка спущена на воду и 25 октября 1940 года "К-23" вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.
17 сентября 1941 года лодка зачислена в состав Северного флота.

5 боевых походов:
Первый: 28.10.1941 - 30.10.1941
Последний: 29.04.1942 – 12.05.1942 ?

Результаты:
2 торпедные атаки с выпуском 6 торпед и 1 несанкционированный пуск торпеды по ошибке экипажа. Результатов нет.

3 минные постановки (60 мин), на которых погибли
08.11.41 ТР "Флотбек" (1931 брт) - скорее всего погиб на минах "К-1"
26.12.41 ТР "Осло" (1994 брт) - возможно, погиб на минах "К-1"
15.02.42 ТР "Бирк" (3664 брт)

3 артиллерийские атаки, в результате чего потоплен
19.01.42 ТР "Серей" (505 брт)

В свой последний боевой поход "К-23" вышла 29 апреля 1942 года. 12 мая 1942 года "К-23" атаковала конвой противника в составе транспортов "Карл Леонгард" (6115 брт) и "Эмеланд" (5189 брт) в охранении сторожевых кораблей "V-6106", "V-6107" "V-6108" и охотников за подводными лодками "Uj-1101", "Uj-1109" и "Uj-1110". Торпеды в цель не попали, а одна из них шла по поверхности, а в конце дистанции всплыла. Корабли застопорили ход и приступили к подъему торпеды из воды. Вдруг "К-23" неожиданно поднялась на поверхность и открыла безрезультатный артиллерийский огонь по кораблям эскорта конвоя, на что те так же ответили огнем из 88-мм орудий, выпустив в общей сложности более 200 снарядов. Лодка получила попадания и попыталась уйти, но подверглась атаке самолета Ju-88, погрузилась, а охотники начали поиск и преследование субмарины, которое длилось более 3-х часов. Гаджиев (командир дивизиона ПЛ) доложил по радио, что в результате торпедной атаки потоплен транспорт, а в ходе артиллерийского боя - два сторожевых корабля противника, "К-23" имеет повреждения и нуждается в немедленной помощи. Командование дало "добро" на возвращение, однако "К-23" на базу не вернулась. Вместе с кораблем погиб и его экипаж -71 человек.

Подводная лодка «С-54»

Заложена 24 ноября 1936 года на заводе № 194 (им. Марти) в Ленинграде. Секциями по железной дороге подводная лодка доставлена на Дальний Восток, где на заводе № 202 (Дальзавод) во Владивостоке проводилась ее окончательная сборка. 5 ноября 1938 года корабль спущен на воду. 31 декабря 1940 года подводная лодка вступила в строй, и 5 января 1941 года вошла в состав Тихоокеанского флота.

Начало Великой Отечественной войны корабль встретил в составе 3-го дивизиона 1-й бригады ПЛ ТОФ во Владивостоке.

5 октября 1942 года «С-54» начала межфлотский трансокеанский переход с Тихого океана на Северный флот через Панамский канал. 10 января «С-54» прибыла в Англию. В Розайте ей сменили аккумуляторную батарею, а в Порсмуте провели текущий ремонт и установку гидролокатора и радара. В конце мая «С-54» покинула Лервик, и 7 июня 1943 года прибыла в Полярное, где в этот же день была зачислена в состав 2-го дивизиона бригады ПЛ СФ.

5 боевых походов

Первый: 27.06.1943 - 11.07.1943
Последний: 05.03.1944 - ?

1 безрезультатная торпедная атака. Побед нет.

В свой последний поход «С-54» вышла 5 марта 1944 года. В базу подлодка не вернулась. На борту «С-54» в момент гибели находилось 50 человек.

Подводная лодка «С-55»

Заложена 24 ноября 1936 года на заводе № 194 в Ленинграде под стапельным номером 404. Секциями по железной дороге подводная лодка перевезена на Дальний Восток, где на заводе № 202 во Владивостоке производилась её окончательная сборка. 27 ноября 1939 года «С-55» спущена на воду, 25 июля 1941 вступила в строй, и 22 августа 1941 года вошла в состав Тихоокеанского флота.

5 октября 1942 года в паре с «С-54» субмарина начала переход на Север по маршруту: Владивосток – Петропавловск-Камчатский – Датч-Харбор – Сан-Франциско – Коко-Соло – Гуантанамо – Галифакс – Рейкьявик – Гринок – Портсмут – Розайт – Лервик – Полярное. 8 марта «С-55» прибыла в Полярное и в этот же день зачислена в состав 2-го дивизиона бригады ПЛ СФ.

4 боевых похода:

Первый: 28.03.1943 – 03.04.1943
Последний: 04.12.1943 – +

Результат: потоплены 2 транспорта (6.089 брт)

29.04.1943 ТР «Штурцзее» (708 брт)
12.10.1943 ТР «Аммерланд» (5.381 брт)

Вечером 4 декабря «С-55» вышла в свой последний поход. Утром 8 декабря в устье Тана-фьорда неразорвавшаяся торпеда попала в корму норвежского судна «Валёр» (1016 брт). Корабли сопровождения конвоя не стали покидать свое место в ордере, так как атака подлодки была обнаружена слишком поздно. Дальнейшие действия «С-55» неизвестны, подлодка ни разу не выходила на связь, не ответила она и на приказ о возвращении отданный ей вечером 21 декабря.
Возможно, что обнаруженный в 1996 году на дне у мыса Слетнес остов подводной лодки является братской могилой для 52 членов экипажа «С-55».

Подводная лодка «Щ-401»
(до 16 мая 1937 года «Щ-313»)

Заложена 4 декабря 1934 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 253 как «Щ-313». 28 июня 1935 года подводная лодка спущена на воду, 17 июля 1936 года вступила в строй и вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Летом 1938 года по Беломоро-Балтийскому каналу субмарина перешла на Север и 27 июня 1937 года вошла в состав Северного флота.

7 боевых походов
Первый: 22.06.1941 – 02.07.1941
Последний: 11.04.1942 – ?

Результат: потоплено 1 судно (1.359 брт)
23.04.1942 ТР «Штенсаас» (1.359 брт)

В свой последний поход «Щ-401» вышла в ночь на 11 апреля 1942 года. 18 апреля по приказу командования она перешла к мысу Нордкап. Днем 19 апреля у мыса Омганг безуспешной атаке подводной лодки подвергся танкер «Форбах». Сопровождавшие конвой тральщики «M-154» и «M-251» провели противолодочный поиск и сбросили в предполагаемом месте нахождения субмарины 13 глубинных бомб. Второй раз «Щ-401» заявила о себе утром 23 апреля, когда у мыса Слетнес в результате попадания торпеды пошел ко дну мобилизованный немцами норвежский транспорт «Штенсаас» (1359 брт) с грузом военного имущества для Киркенеса. 23 апреля «Щ-401» вышла на связь с докладом о двух атаках с использованием всех торпед в носовых торпедных аппаратах.

Это было последнее донесение с борта «Щ-401». На дальнейшие вызовы с приказом о возвращении она уже не ответила.

Вместе с «Щ-401» погибло 43 моряка.

Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Щ-402»

Подводная лодка была заложена 4 декабря 1934 года на Балтийском заводе № 189 в Ленинграде (заводской № 254). Спущена на воду 28 июня 1935 года. Должна была получить собственное имя «Тигр». 1 октября 1936 года вошла в состав кораблей Краснознамённого Балтийского флота под номером Щ-314.
В мае 1937 года лодка была поставлена в плавучий док для подготовки к переходу в Баренцево море.
16 мая 1937 года была зачислена в состав 2-го дивизиона бригады подводных лодок Северного флота под номером Щ-402.
28 мая 1937 вышла из Ленинграда, прошла по Беломорско-Балтийскому каналу и в сентябре 1937 года прибыла в порт города Полярный.

22 июня 1941 года была включена в состав 3-го дивизиона бригады подводных лодок Северного флота.

Во время первого боевого похода 14 июля 1941 года Щ-402 проникла в Порсангерфиорд и с дистанции 14-15 кабельтовых торпедировала стоявший на якоре в порту Хоннингсвог немецкий пароход «Ханау» водоизмещением 3 тысячи тонн, первой из подводных лодок Северного флота успешно атаковав транспорт противника.
В годы войны лодка совершила ещё 15 боевых походов, потопила немецкий сторожевой корабль NM01 «Vandale» и каботажный пароход «Вестераален» водоизмещением 682 тонны.

Вечером 17.09.1944 вышла из базы в последний боевой поход.

21 сентября 1944 года в 6 часов 42 минуты экипаж самолёта-торпедоносца «Бостон» 36-го минно-торпедного авиационного полка Северного флота атаковал и потопил надводный объект торпедой. После анализа снимков фотопулемёта был сделан вывод, что он принял находившуюся в море в надводном состоянии Щ-402 за лодку противника и, в нарушение приказа, запрещавшего авиации атаковать любые подводные лодки, с дистанции 600 метров сбросил торпеду, в результате взрыва которой та затонула, вся команда (44 моряка) погибла.

Подводная лодка «Щ-403»

Лодка была заложена 25 декабря 1934 года на заводе № 189 «Балтийский завод» в Ленинграде под строительным номером 261 и названием Щ-315, спущена на воду 31 декабря 1935 года. Предполагалось присвоить наименование «Ягуар». 26 сентября 1936 года вступила в строй и вошла в состав Балтийского флота ВМФ СССР.
16 мая 1937 года корабль получил название Щ-403, в мае-июне был переведён по Беломорско-Балтийскому каналу на Северный флот, в 19 июня вошёл в состав 2-го дивизиона подводных лодок Северного флота.

Всего за годы войны Щ-403 совершила 14 боевых походов, проведя в них 165 суток, выполнила 11 торпедных атак с выпуском 37 торпед, поражения целей не добилась.

В свой последний поход Щ-403 вышла 2 октября 1943 года.

13.10.1943 безуспешно атаковала конвой у мыса Маккаур, после чего лодка на связь не выходила.

Вместе с лодкой погибло 43 моряка.

Краснознаменная подводная лодка «Щ-421»

Заложена 20 ноября 1934 года на заводе №112 (Красное Сормово) г. Горький, из деталей, изготовленных на Коломенском машиностроительном заводе им. Куйбышева под обозначением "Щ-313". Спущена на воду 12 мая 1935 года. 5 декабря 1937 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 19 мая 1939 года по Беломорско-Балтийскому каналу начала переход на Северный флот, и 21 июня 1939 года вошла в его состав.

6 боевых походов
Первый: 22.06.1941 - 08.07.1941
Последний: 20.03.1942 - 09.04.1942

Результаты:
потоплен 1 транспорт (2.975 брт)
05.02.1942 ТР "Консул Шульце" (2.975 брт)

В 20.58 3 апреля 1942 года, когда "Щ-421" находилась в районе Лаксе фьорда на глубине 15 метров, лодка подорвалась на мине. Лодка всплыла, был открыт рубочный люк и осмотрен горизонт. Попытка дать "Щ-421" ход не увенчалась успехом. Убедившись, что ход лодке дать не удается, командир решил просить базу о помощи. К месту аварии были направлены ПЛ "К-2" и "К-22". "Щ-421" неумолимо сносило к вражескому берегу. Тогда по предложению помощника командира А.М.Каутского два брезентовых чехла от дизелей были подняты как паруса на перископах. К утру видимость улучшилась, и паруса пришлось убрать, а лодке перейти в позиционное положение, так как до берега противника было всего 8 миль. В случае появления врага "Щ-421" подготовили к взрыву, но около 11 часов 9 апреля "К-22" обнаружила аварийную лодку. Попытки буксировать "Щ-421" были неудачны: буксирные концы рвались, кнехты были вырваны, а попытка буксировки лодки лагом так же к успеху не привела. В 13.34 показался самолет противника, который заметил лодки и начал сбрасывать сигнальные ракеты. Чтобы не подвергать напрасному риску людей, с "Щ-421" был снят экипаж, а сама лодка потоплена торпедой с "К-22"в точке 70.12 сш; 26.22 вд. Через 12 секунд после попадания торпеды "Щ-421" скрылась под водой. Экипажи провожали лодку с обнаженными головами.

Гвардейская подводная лодка «Щ-422»

Лодка была заложена 15 декабря 1934 года на заводе № 112 «Красное Сормово» в Горьком из деталей, изготовленных на Коломенском заводе имени Куйбышева под строительным номером 84 и названием Щ-314, спущена на воду 12 апреля 1935 года. 5 декабря 1937 года вступила в строй, 6 декабря вошла в состав Балтийского флота ВМФ СССР. В мае-июне 1939 года была переведена по Беломорско-Балтийскому каналу на Северный флот, 17 июня 1939 года получил название Щ-422, а 21 июня вошла в состав 3-го дивизиона подводных лодок Северного флота.

За время Великой Отечественной войны Щ-422 совершила 15 боевых походов, провела в море 223 дня, совершила 18 торпедных атак с выпуском 42 торпед. 25 июля 1943 года удостоена звания гвардейской.

2 сентября 1941 года одиночной торпедой потоплен немецкий транспорт «Ottar Jarl» (1459 брт).
12 сентября 1941 года одиночная торпеда попала в стоящий на якоре транспорт «Tanahorn» и не взорвалась.
26 января 1942 года взят в плен экипаж норвежского мотобота, оставленное судно потоплено артиллерией.

В последний поход Щ-422 вышла 30 июня 1943 года. На связь не выходила.
Вместе с лодкой погибли 44 моряка.

Подводная лодка В-1
(бывшая британская «Sunfish»)

Подводная лодка заложена 22 июля 1935 года на верфи «Chatheim Dock Yard», в Чатеме, Великобритания. 30 сентября 1936 года субмарина спущена на воду, 13 марта 1937 года вступила в строй и 2 июля вошла в состав ВМС Великобритании под наименованием «Sunfish».

Согласно договоренностям в Тегеране в конце 1943 года «Sunfish» предназначена к передаче Советскому Союзу в счет раздела итальянского флота. 10 апреля (по другим данным 9 марта) 1944 года подводная лодка зачислена в состав ВМФ Союза ССР под обозначением «В-1». 30 мая 1944 года в Розайте состоялась торжественная церемония передачи корабля советскому экипажу, который прибыл в Великобританию в составе конвоя RA-59, и был сформирован из моряков подводной лодки «Л-20».

25 июля подводная лодка прибыла в Лервик, откуда вечером того же дня вышла в Полярное, но туда не прибыла.

По основной версии гибели «В-1» считается, что подводная лодка отклонилась от рекомендованного курса и стала жертвой ошибочной атаки самолета «Либерейтор» 18-й авиагруппы берегового командования ВВС Великобритании утром 27 июля 1944 года в 300 милях севернее Шетландских островов (64°34' с.ш./ 01°16' з.д., по другим данным 64°31' с.ш./ 01°16' з.д. ).
Вместе с кораблем погиб 51 человек.

Подводная лодка «М-106» «Ленинский комсомол»

Заложена на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) 29 октября 1940 года под стапельным номером 303. 10 апреля 1941 года корабль спущен на воду. В начале декабря 1942 года субмарина перешла в Полярное и включена в состав Отдельного учебного дивизиона, где достраивалась, проводила приемные испытания и отрабатывала задачи боевой подготовки. 28 апреля 1943 года «М-106» вступила в строй и 11 мая вошла в состав 4-го дивизиона ПЛ СФ. Так как достройка корабля производилась на средства, собранные комсомольцами и молодежью Челябинской и Свердловской областей, приказом Наркома ВМФ от 28.04.1943 «М-106» присвоено имя «Ленинский комсомол».

3 боевых похода:
Первый: 13.05.1943 – 16.05.1943
Последний: 30.06.1943 – +

Третий боевой поход стал для «М-106» последним. Днем 30 июня подводная лодка вышла на задание, на связь не выходила и в базу не вернулась. Вместе с подводной лодкой погибло 23 моряка.

Подводная лодка «М-108»

Заложена 30 октября 1940 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 305 и 16 апреля 1942 года спущена на воду. 21 ноября 1942 года корабль погружен на железнодорожный транспортер и отправлен в Мурманск, куда прибыл 29 ноября. 9 января 1943 года подводная лодка вторично спущена на воду. 24 августа 1943 года «М-108» официально вошла в состав Северного флота.

3 боевых похода:
Первый: 29.12.1943 – 06.01.1944
Последний: 21.02.1944 – ?

1 безуспешная торпедная атака.

В свой последний боевой поход «М-108» вышла в ночь на 21 февраля 1944 года. На связь она так и не вышла и в базу не вернулась. На «М-108» в ее последнем походе в море вышло 23 члена экипажа.

Подводная лодка «М-121»

Заложена 28 мая 1940 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 290. 19 августа 1941 подводная лодка года спущена на воду; но достроечные работы на корабле прекращены, так как с 1 мюля завод постановлением ГКО завод полностью перешел на выпуск танков «Т-34». Имеющая высокую степень готовности подводная лодка перед ледоставом переведена в Астрахань, а затем в Баку, где на заводе им. Закфедерации проводилась окончательная достройка корабля.

Весной 1942 года «М-121» вступила в строй, и 10 апреля 1942 года вошла в состав Каспийской военной флотилии. Уже в мае 1942 подводную лодку готовят к отправке на Северный флот и переводят обратно в Горький. Там субмарина установлена на железнодорожный транспортер и 12 июня отправлена в Молотовск, куда «М-121» благополучно прибыла 18 июня 1942 года. 30 июня, когда подводную лодку начали спускать на воду, из-за несовершенства спускового устройства она сошла с полозьев и остановилась с большим креном. Только с третьей попытки «М-121» 15 июля удалось спустить на воду. 12 августа 1942 года «М-121» вторично вступила в строй и зачислена в состав 4-го дивизиона ПЛ Северного флота.

30 сентября «М-121» перешла из Архангельска в Полярное. После прохождения курса боевой подготовки вечером 14 октября «М-121» вышла в свой первый боевой поход.

2 боевых похода.
14.10.1942 – 21.10.1942
07.11.1942 – ?

Побед нет.

Второй боевой поход стал для «М-121» последним. Днем 7 ноября подводная лодка покинула Полярное. В дальнейшем подводная лодка на связь не выходила и в базу не вернулась; 14 ноября она не ответила на приказ о возвращении.
На «М-121» погиб 21 человек.

Подводная лодка «М-122»

Заложена 28 мая 1940 года под стапельным номером 291 на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород). 12 февраля 1941 года подводная лодка спущена на воду, но в связи с началом войны сентябре 1941 года работы на ней прекратили, а перед ледоставом перевели для достройки в Баку (по другим данным в Камышин). В мае 1942 года подводную лодку вновь перевели в Горький для подготовки к отправке на Северный флот и 15 июня отправили по железной дороге в на завод № 402 в Молотовск (ныне Северодвинск), куда он благополучно прибыла 23 июня. 1 августа 1942 года «М-122» вторично спущена на воду, 25 ноября 1942 года вошла в состав Северного флота.

4 боевых похода

Первый: 13.03.1943 – 17.03.1943
Последний: 12.05.1943 – 14.05.1943.

3 торпедные атаки. (выпущено 6 торпед).
16.03.1943. ТР «Йоханисбергер» (4467 брт), тяжело поврежден, вскоре затонул.

Вечером 12 мая «М-122» вышла в свой последний боевой поход. Утром 14 мая при переходе с позиции в маневренную базу в бухте Цып-Наволок для зарядки аккумуляторов «М-122» точке 69°56' с.ш., 32°53' в.д. была атакована и потоплена бомбами двух самолетов «Fw-190» из состава 14/JG5 (по другим данным атакована тремя истребителями-бомбардировщиками «Bf-109»). Через три часа подошедшие к месту гибели подводной лодки сторожевые катера «МО № 122» и «МО № 123» подобрали из воды труп помощника командира старшего лейтенанта И.И. Ильина с осколочным ранением в голову и руку.
На «М-122» погибло 22 члена экипажа.

Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «М-172»

Заложена 17 июня 1936 года под стапельным номером 89 на заводе № 196 в Ленинграде как «М-88». 23 июля 1937 года подводная лодка спущена на воду, 11 декабря 1937 года вступила в строй и 25 декабря 1937 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

19 мая 1939 года субмарина ушла по Беломоро-Балтийскому каналу на Север. 16 июня кораблю присвоено обозначение «М-172» и 21 июня он вошел в состав Северного флота.

20 боевых походов.
Первый: 11.07.1941 – 20.07.1941
Последний: 01.10.1943 – +

13 торпедных атак, потоплен 1 СКР.
01.02.1943 СКР «V-6115».

В свой последний боевой поход подлодка направилась вечером 1 октября 1943 года, Она должна действовать в Варангер-фьорде в паре с «М-105», сменяя ее на позиции по четным числам. Больше «М-172» никто не видел.
На ее борту погибло 23 моряка.

Подводная лодка «М-173»

Заложена 27 июня 1936 года под стапельным номером 90 на заводе № 196 в Ленинграде как «М-89». 9 октября 1937 года подводная лодка спущена на воду, 22 июня 1938 года вступила в строй и в этот же день вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 19 мая 1939 года корабль ушел по Беломоро-Балтийскому каналу на Север. 16 июня подводной лодке присвоено обозначение «М-173», и 21 июня она вошла в состав 4-го дивизиона бригады ПЛ Северного флота.

13 боевых походов:

Первый: 04.08.1941 – 05.08.1941
Последний: 06.08.1942 – +
4 торпедных атаки.

22.04.1942 потоплен ТР «Бланкензее» (3236 брт)

Вечером 6 августа «М-173» вышла для действий в районе северо-западнее Вардё. Вечером 14 августа ее ждали в Полярном, но на приказ о возвращении, переданный накануне, подлодка так и не ответила. 16 августа приемным радиоцентром Северного флота были отмечены признаки работы передатчика «малютки», но текст сообщения разобрать не удалось. 16 и 17 августа вылетавшие по маршруту вероятного возвращения подлодки самолеты ничего не обнаружили, 17 августа истек срок автономности субмарины по топливу.
Вместе с подводной лодкой в море навсегда остались 21 член ее экипажа.

Гвардейская подводная лодка «М-174»

Заложена 29 мая 1937 года под стапельным номером 105 на заводе № 196 в Ленинграде как «М-91». 12 октября 1937 года подводная лодка спущена на воду. 19 мая 1939 года субмарина ушла по Беломоро-Балтийскому каналу на Север. 16 июня кораблю присвоено обозначение «М-174» и 21 июня он вошел в состав Северного флота.

17 боевых походов.
Первый: 01.07.1941 – 12.07.1941
Последний: 14.10.1943 – ?

3 торпедные атаки. Потопила 1 немецкий транспорт (4301 брт).
21.12.1941 ТР «Эмсхёрн» (4301 брт)

12 августа 1943 года «М-174» вступила в строй после аварийного ремонта. Вечером 14 октября она снова вышла на позицию в Варангер-фьорд и пропала без вести.
На подводной лодке погибло 25 моряков

Подводная лодка «М-175»

Заложена 29 мая 1937 года на заводе № 196 (Судомех) в Ленинграде под стапельным номером 106 как «М-92». Спущена на воду 12 октября 1937 года; 21 июня 1938 года подлодка вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, официально вступила в строй 29 сентября 1938 года. 19 мая 1939 года субмарина начала переход по Беломорканалу на Север, и 21 июня вошла в состав Северного флота под обозначением «М-175».

В Великую Отечественную войну 5 боевых походов

Первый: 06.07.1941 – 20.07.1941
Последний: 08.01.1942 – +

Утром 8 января 1942 года вышла в свой последний поход. Утром 10 января она стала жертвой торпед германской субмарины «U-584» (командир капитан-лейтенант Иоахим Декке) в районе к северу от полуострова Рыбачий, в точке 70°09' с.ш./31°50' в.д.

«М-175» стала первой подводной лодкой Северного флота не вернувшейся из боевого похода Великой Отечественной войны.
Вместе с подводной лодкой погиб 21 член экипажа субмарины.

Подводная лодка «М-176»

Заложена 29 мая 1937 года на заводе № 196 (Новое Адмиралтейство) в Ленинграде под стапельным номером 107 как «М-93». 12 октября 1937 года корабль спущен на воду, и 21 июня 1938 года вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота.

19 мая 1939 года «М-93» начала переход по Беломоро-Балтийскому каналу на Север и 21 июня 1939 года вошла в состав Северного флота. Еще 16 июня корабль получил обозначение «М-176».

В Великую Отечественную войну «М-176» совершила 16 боевых походов:
Первый: 22.06.1941 – 01.07.1941
Последний: 20.06.1942 – +

7 безрезультатных торпедных атак (выпущено 12 торпед)

Днем 20 июня 1942 года «М-176» вышла в свой последний поход. 28 июня она не ответила на приказ о возвращении в базу. Обстоятельства гибели лодки до сих пор не выяснены.
Вместе с «М-176» погиб и весь ее экипаж, 21 человек.

Я умышленно не стал приводить имена капитанов. Море уравняло всех: офицеров, старшин, матросов. А лодки с экипажами похожи на солдат: кто-то успел убить врага перед гибелью, кто-то нет.

Война – страшное дело. Страшно всем. Пехотинцу подниматься в атаку навстречу рычащим стволам пулеметов, артиллеристу, ловящему в прицел танки противника и понимающему, что это последний выстрел, стрелку в самолете, смотрящему через прицел на атакующие истребители противника, зенитчику, направляющему ствол зенитного автомата навстречу пикирующим «Юнкерсам», танкисту, атакующему позиции противника под огнем противотанковых орудий… Но у каждого из приведенных бойцов есть хотя бы призрачный шанс уцелеть в случае поражения противником. Раненый пехотинец может укрыться за складкой местности, летчик воспользоваться парашютом, у зенитчика есть щель… И каждый может рассчитывать на помощь товарищей. Даже убитый в атаке пехотинец, сгоревший танкист могли рассчитывать на то, что выжившие товарищи сообщат родным что «Ваш сын погиб в боях…»

У подводников не было даже призрачного шанса. Спасенный экипаж с «Щ-421» - редчайшее исключение. Остальным пришлось умирать в тесноте темных отсеков, заливаемых ледяной арктической водой, до последней секунды стараясь остановить этот поток, в попытке протолкнуть в сожженные парами аккумуляторной кислоты легкие еще один глоток живительного воздуха. Зная, что на помощь не придут. Братской могилой для подводников становились полярные холодные воды. Где-то там, за горизонтом. Даже в памяти им отказано во многом. Не приспускают корабли флагов, не дают гудков, не бросают в темные воды венков. Потому что море, к сожалению, умеет хранить свои тайны.

Кому-то может показаться, что список побед подводников погибших лодок более чем скромен. Более того, многие вообще не одержали ни одной победы. Но мне кажется, что это не просто сложное дело – фактически вслепую (10 градусов обзора перископа), принимая во внимание кучу составляющих, попасть торпедой в двигающийся (и наверняка маневрирующий) корабль. В арктических условиях. Это не просто сложно. Тем не менее, они шли и делали свое дело. Кто-то лучше, кто-то хуже. И это не всегда зависело от ранга и звания командиров. Гаджиев и Фисанович были Героями Советского Союза, опытнейшими моряками. Что сделано, то сделано. Спасибо им. А нам остается только память.

Не знаю, кому как, а все это выходит за пределы моего личного понимания. Я не могу представить толково, каким человеком надо быть, чтобы вот так, как они, уходить на задания, прекрасно понимая все. Смертники? Не знаю… По-моему, у штрафников шансов было больше. Так что все, что я могу – это напомнить о них, выразить свое глубочайшее восхищение всем подводникам, и погибшим, и выжившим. Что, собственно, и делаю.

Источники информации:
http://www.town.ural.ru
http://www.forum-tvs.ru

topwar.ru

Как устроена военная подводная лодка? . Чёрт побери

 

В потрясающий музей Мирового океана обязательно надо побывать всем, кто приехал в Калининград, — туда нужно ходить, как в петербуржский Эрмитаж, несколько раз и надолго. В первое посещение удалось посетить только подводную лодку, которая привела меня в полнейший восторг — делюсь с вами увиденным!

В собственности музея 5 суден — перед каждым стоит указатель:

Дизель-электрическая подводная лодка «Б-413». 91 метр в длину, jцените масштабы:

Проход через люк:

Это носовой отсек, в котором расположены атрибуты военной подводной лодки: торпеды, мины, приборы для стрельбы.

Торпеда:

По фотографиям, наверное, не очень понятно, но торпеды гигантские:

Интересная технология минирования: нос лодки заострен и похож на крюк, на который прикреплялась мина. Подлодка подплывала к кораблю, цеплялась, оставляла с мину под днищем корабля и незаметно уплывала — через некоторое время происходил взрыв.

Модели устрашающих подводных лодок:

Переходим в жилой отсек через такие люки:

Комнаты командира с пугающим манекеном и его заместителя:

Слева кают-кампания, или штаб для совещаний с раскладным столом. Обратите внимание на лампы сверху — здесь же оперировали раненых и поэтому сделали особенно яркое освещение. Справа малюсенькая каюта офицеров.

После жилого отсека для главных членов экипажа — центральный и самый важный отсек управления лодкой:

Теряем дар речи при виде системы управления:

Таблица сигналов перестукивания и общий вид отсека управления:

Здесь же рубка радистов с впечатляющими приборами передачи информации:

И гальюн 🙂 Если я правильно поняла, у него была обычная дверь, как и должно быть в туалете, а сейчас поставили дверцу с окном, чтобы можно было посмотреть, не трогая дверь.

Рядом люк в отдел с перископами:

Девушкам на заметку: не надевайте юбку или платье, если пойдете этот музей 🙂

Здесь два перископа разной мощности. В одном из них три светофильтра, которые применяются в зависимости от условий видимости.

Здесь, как и везде, множество приборов, висящих на стенах и потолке — все пространство использовано по максимуму.

Навигационная система для обладателей хорошей памяти:

Кухня! Она очень маленькая, повар, как и все члены экипажа, должен быть невысоким и худеньким:

У этой подлодки три этажа: внизу жилые помещения для членов экипажа. Для справки, в экипаже 80 человек: 13 офицеров, 11 мичманов (следующее звание после офицеров), 16 старшин (после мичманов) и 40 рядовых.

Следующие два отсека — дизельный и электромоторный — обслуживают подлодку. Благодаря им она может плавать, не поднимаясь, до 3 месяцев!

Огромные электромоторы выше человеческого роста:

Последний отсек — кормовой торпедный. Костюм водолаза на случай разведки или аварийной эвакуации. Обратите внимание, что рядом с ним койки — как я уже писала, пространство использовано по максимуму!

Набор моряка:

На воздух! Выход через люк на другом конце лодки.

Это аварийный люк, находящийся над отсеком с перископами:

chert-poberi.ru

Атомные подводные лодки проекта 627 («Кит»)

«Первые советские атомные подводные лодки проекта 627 «Кит». История создания, боевая служба и характеристики»


Характеристики атомных подводных лодок проекта 627 «Кит»

Страна: СССР
Тип: Атомная подводная лодка
Дата выпуска: 1958 г.
Водоизмещение: Надводное — 3065 тонн, подводное — 4750 тонн.
Длинна: 107,4 м
Ширина: 7,9 м
Осадка: 5,65 м
Бронирование: Нет, материал прочного (внешнего) корпуса: маломагнитная сталь.
Экипаж: 104 человека (из низ 30 офицеров)
Силовая установка: Атомная установка типа ВМА с двумя водо-водяными реакторами, суммарной мощностью 2 х 17500 л.с.
Дальность хода: Не ограничена, автономность: 50 суток. Глубина погружения: 300 м.
Максимальная скорость: Надводная — 15,2 узла, подводная — до 30 узлов.
Вооружение: 8 х 533 мм торпедных аппаратов (боезапас — 20 торпед)
Авиагруппа: Нет

История создания атомных подводных лодок проекта 627 («Кит»)

Почему подводная лодка должна быть атомной?

Вторая Мировая война наглядно продемонстрировала как сильные, так и слабые стороны подводных лодок. Во всю мощь раскрыть боевой потенциал, они могли лишь при выполнении трех условий:

  • действуя из подводного положения, чтобы не быть раньше времени обнаруженными радарами противника.
  • обладая высокой скоростью, чтобы удачно встать на угол атаки, а в случае необходимости уйти от преследования.
  • обладая высокой автономностью, чтобы в полной мере иметь возможность выполнять крейсерские задачи.

Однако, все вместе эти условия были совершенно невыполнимы. Традиционные электромоторы не обеспечивали требуемой мощности, а при попытке увеличить её, приобретали совершенно не подходящие для подводной лодки габариты. Попытки использовать передовой немецкий опыт («двигатель Вальтера») в виде парогазотурбинных установок, работающих на концентрированной перекиси водорода, также не дали нужного результата — слишком капризной получалась техника.

Выход, тем не менее был, им оказалась атомная энергетическая установка. При сравнительно небольших габаритах, она позволяла получить на выходе очень значительную мощность, при этом не требуя не только дополнительных компонентов (таких, как солидный запас перекиси водорода), но даже доступа к кислороду.

Первыми к реализации программы создания атомных подводных лодок приступили в США. Уже в декабре 1945 года начались работы над проектом энергетической установки, однако завершены они были только в 1948 году, а первого корабля с её использованием, пришлось ждать ещё дольше. Спустя 7 лет после начала работ, 14 июня 1952 года на верфи «Электрик Боут Дивижн» фирмы «Дженерал Дайнэмикс Корпорейшн» в г. Гротон (штат Коннектикут) состоялась закладка первой в мире атомной подводной лодки «Наутилус». В сентябре 1955 года она вошла в состав ВМС США.

Чертеж корпуса советской атомной подводной лодки проекта 627 («Кит») в двух модификациях: проект 627 и проект П-627А

Создание советской атомной подводной лодки

9 сентября 1952 года к проектированию аналогичного подводного корабля приступил и Советский Союз. В этот день вышло постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым в Москве сформировали две группы специалистов:

  • для выполнения проектных проработок атомной подводной лодки (руководитель — Владимир Николаевич Перегудов, замдиректора
    ЦНИИ-45 судостроительной промышленности по научной работе, главный конструктор подводных лодок проектов 608 и 613).
  • для проработок ее энергетической установки (руководитель — Николай Антонович Доллежаль, академик Академии наук СССР).

Научным руководителем работ по обоим направлениям назначили директора Института атомной энергии АН СССР академика Анатолия Петровича Александрова, общее руководство проектом возложили на заместителя председателя Совета Министров СССР Вячеслава Александровича Малышева.

Работы обеих групп велись параллельно, учитывая особую секретность работ, круг привлекаемых специалистов был весьма ограничен. Что и говорить, если к выработке требований к тактико-техническим элементам нового корабля, запрещалось привлекать даже штатных специалистов ВМФ!

К марту 1953 года рабочая группа В. Н. Перегудова завершила проработки советской атомной подводной лодки, в объеме предэскизного проекта. По замыслу разработчиков, подводная лодка такого класса предназначалась для нанесения удара в «глубоком тылу» противника — по прибрежным районам, военно-морским базам, портам и т.д. Так как баллистических ракет на вооружении к тому времени не имела ещё ни одна страна в мире, основным наступательным вооружением атомной подводнойлодки были сверхмощные торпеды Т-15 (калибр 1550 мм, длина около 24 м) с ядерной боевой частью.

Традиционное оружие — торпеды калибра 533 мм — включалось в состав вооружения как средство самообороны.

Атомная подводная лодка — оружие нового типа

По своему облику и тактико-техническим элементам разработанный вариант атомной подводной лодки существенно отличался от состоявших тогда на вооружении дизель-электрических. Способность погружаться на глубину в 1,5 раза превышающую «традиционную», способность двигаться с постоянной скоростью до 25 узлов в течение длительного времени, и оставаться подводой до 50—60 суток — все это были недосягаемые ранее качества.

Одна из атомных подводных лодок проекта 627 («Кит») на стапеле. Хорошо видны крышки торпедных аппаратов в носовой части корабля, и выступающий снизу обтекатель антенны.

Необычной была и сигарообразная форма корпуса с эллипсовидной носовой частью, что диктовалось требованием размещения носового торпедного аппарата для торпеды Т-15, а также обеспечивало снижение сопротивления при движении в подводном положении.

Вместе с тем, атомная подводная лодка сохранила и большинство черт дизельной: не отличалась ни внутренняя компоновка отсеков, ни электроэнергетическая система корабля, рассчитанная на применении постоянного тока, ни приборы и оборудование. Все это проект 627 (так окрестили новую субмарину), унаследовал от экспериментального прототипа — дизельных лодок проекта 611.

В создании первенца отечественного атомного флота приняли участие около 135 предприятий и организаций всей страны, в том числе 20 конструкторских бюро, 35 научно-исследовательских институтов и около 80 заводов — поставщиков оборудования. Всего за шесть лет удалось решить сложнейшую инженерную задачу, сопоставимую по своей новизне разве что с созданием первых космических кораблей.

Разработка атомной подводной лодки проекта 627

С марта 1953-го по май 1954 года коллектив СКБ-143 разработал эскизный и технический проекты опытной атомной подводной лодки. Однако работы шли неспешно — требовалось привлечение десятков производств и конструкторских бюро из самых разных отраслей народного хозяйства СССР, слишком сложен и амбициозен был проект.

  • Проектирование энергетической установки велось под руководством Института атомной энергии АН СССР.
  • Паропроизводящую установку разрабатывал НИИ-8 Минсредмаша во главе с Н. А. Доллежалем.
  • Совместно с НИИ-8 СКБ котлостроения Балтийского завода имени С. Орджоникидзе работало над созданием парогенераторов (главный конструктор Г. А. Гасанов)
  • Особое конструкторское бюро Ленинградского Кировского завода (ОКБ ЛКЗ) создавало насосы первого контура (главный конструктор Н. М. Синев).
  • Разработку паротурбинной установки осуществляло Специальное конструкторское бюро Кировского завода (главный конструктор М. А. Казак) при участии специалистов-энергетиков СКБ-143, возглавляемых Г. А. Вороничем.

Сложнейшие инженерные задачи вставали перед конструкторами на каждом шагу.

Увеличение глубины погружения ПЛ потребовало создания новой высокопрочной стали АК-25 и сварочных материалов для нее (ЦНИИ-48 судостроительной промышленности). Разработку вопросов обеспечения прочности и испытания вели специалисты ЦНИИ-45 судостроительной промышленности, там же выполнялись и работы по снижению виброактивности механизмов и шумности ПЛ.
Отработка гидродинамики АПЛ, имевшей нетрадиционную форму корпуса, ограждения рубки и кормового оперения, велась параллельно специалистами ЦНИИ-45 и Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) авиационной промышленности (руководитель работ К. К. Федяевский).

Крупной проблемой стало обеспечение жизнедеятельности личного состава АПЛ в условиях длительного пребывания в герметичных помещениях, не имеющих связи с атмосферой, в условиях воздействия работающей АЭУ и другого оборудования. Были разработаны комплексная система кондиционирования и вентиляции, обеспечивающая поддержание комфортных температурно-влажностных параметров воздуха, специальные установки, обеспечивающие поддержание оптимального газового состава, корабельные средства радиационного контроля и другое оборудование.
Проверка разработанного оборудования и условий обитаемости проводилась на специально переоборудованной ПЛ Д-2. В течение 50 суток на борту ПЛ, ставшей испытательным стендом, изолированно от атмосферы жил и успешно работал экипаж.

Разнообразное электрооборудование разрабатывалось и создавалось ленинградским заводом «Электросила».
Большой комплекс работ выполнялся по созданию ударного оружия АПЛ — торпед Т-15, однако проблема достижения требуемой точности стрельбы и эффективности их применения оставалась не до конца решенной.

Проект 627: вместо ударного корабля, морской охотник

В июле 1954 года к работам по созданию атомной подводной лодки впервые были привлечены специалисты ВМФ. Экспертная группа моряков отметила в своем заключении проблематичность эффективного использования корабля по основному назначению. Для нанесения удара АПЛ требовалось приблизиться к цели на дистанцию не менее 40 км, уточнить свое место по береговым ориентирам с помощью РЛС и только после этого произвести выстрел.
Учитывая невозможность сохранения скрытности при таком способе действий ПЛ в прибрежных районах противника в условиях противодействия противолодочных сил, эксперты ВМФ сделали вывод о необоснованности состава вооружения опытной АПЛ.

Недостаточными посчитали также скорость хода и оборонительное вооружение, отметив по ходу, ещё целый ряд недоработок.

В итоге, по требованию ВМФ технический проект первойсоветской атомной подводной лодки подвергуся корректировке, а вернее — переработке.

В окончательном варианте АПЛ проекта 627 торпеды Т-15 исключались из состава вооружения, а вместо них размещались восемь торпедных аппаратов калибра 533 мм с общим боекомплектом 20 торпед. Получившая мощное торпедное вооружение первая отечественная АПЛ теперь предназначалась не для ударов по берегу, а для борьбы с боевыми кораблями и транспортами противника на океанских и удаленных морских коммуникациях.

Атомная подводная лодка проекта 627 («Кит») в порту.

Конструкция атомной подводной лодки проекта 627

После корректировки технического проекта АПЛ проекта 627 сохранила основные черты предыдущих разработок: двухкорпусную архитектуру, удлиненный корпусс протяженной (около половины длины корабля) цилиндрической вставкой и поперечными сечениями, близкими к круговым, эллипсовидную форму носовой оконечности и «плоские» обводы кормы, которые обеспечивали размещение двухвальной энергетической установки.

Характерные обтекаемые обводы легкого корпуса, ограждения рубки и выступающих частей, которые придали первой атомной ПЛ, стали впоследствии отличительной чертой, своеобразной «визитной карточкой» подводных лодок, спроектированных СКБ-143.

Прочный корпус подводной лодки разделялся на девять отсеков. По функциональному назначению носовые отсеки были аналогичны принятым на ДЭПЛ:

  • I — носовой торпедный
  • II — аккумуляторный
  • III — отсек центрального поста
  • IV — отсек вспомогательного оборудования
  • V — реакторный
  • VI — турбинный
  • VII — электромеханический отсек
  • VIII — жилые помещения и оборудование судовых систем
  • IX — жилые помещения и оборудование судовых систем

Энергетическая установка атомной подводной лодки проекта 627, включала два реактора с парогенераторами и два турбозубатых агрегата. Реакторы паропроизводящей установки марки ВМ-А водо-водяного типа устанавливались последовательно друг за другом в диаметральной плоскости корабля, а парогенераторы располагались побортно от них (на левом борту — парогенераторы носового реактора, на правом — кормового).

Отсеки энергетической установки оборудовали средствами биологической защиты, которые в сочетании со специально разработанными мерами должны были обеспечивать радиационную безопасность на корабле. Установка энергетической установки в средней части корпуса облегчала дифферентовку корабля и позволяла выделить в нос и корму от помещений, занятых энергоустановкой, отсеки, в которых находились жилые помещения экипажа и боевые посты.

В VII—электромеханическом отсеке размещались вспомогательные гребные электродвигатели, обеспечивавшие движение со скоростями до 8 уз.

Рациональность компоновки помещений достигалась отработкой размещения оборудования на натурных макетах, выполнявшихся для всех отсеков подводной лодки.

АПЛ проекта 627 вооружалась достаточно совершенными для своего времени средствами наблюдения, связи и навигации, большая часть которых уже была освоена на дизельных субмаринах проектов 611 и 613.

Модель атомной подводной лодки проекта 627 («Кит»), хорошо видна вся носовая часть корабля.

Гидроакустическое вооружение включало:

  • гидроакустическую станцию «Арктика», обеспечивавшую обнаружение целей и определение их координат в режимах эхо- и шумопеленгования
  • гидроакустическую станцию обнаружения гидроакустических сигналов и звукоподводной связи «Свет»
  • шумопеленгаторную станцию «Марс-16КП»
  • гидролокационную станцию обнаружения подводных препятствий «Луч».

В состав радиолокационного вооружения входили станция обнаружения надводных целей и управления торпедной стрельбой «Призма» и станция обнаружения работающих РЛС «Накат».

Средства радиосвязи состояли из комплектов приемной и передающей аппаратуры, аналогичных установленным на ДЭПЛ проектов 611 и 613. Они обеспечивали прием радиограмм, передаваемых с береговых командных пунктов (БКП), в том числе в длинноволновом диапазоне на малых глубинах, а также двустороннюю связь в диапазонах длинных и коротких волн с БКП, кораблями и самолетами ВМФ.

Штурманское вооружение дополнили специально разработанным навигационным комплексом «Плутон», обеспечивавшим кораблевождение и использование торпедного оружия при плавании в пределах 80 градусов северной и южной широт.

Торпедное вооружение АПЛ проекта 627 имело высокие боевые характеристики. Впервые в отечественной практике обеспечивалась стрельба на глубинах до 100 м всеми типами торпед. Выработка стрельбовых данных для них осуществлялась автоматически системой «Торий».

Для обеспечения кораблевождения впервые использовалось автоматическое управление по курсу и глубине с помощью стабилизаторов «Курс» и «Стрела».

В целях повышения акустической скрытности использовались механизмы с пониженными виброшумовыми характеристиками, основное оборудование амортизировалось, применялись вибродемпфирующие покрытия, корпус облицовывался противогидролокационным покрытием, устанавливались малошумные гребные винты и др. В результате подводная шумность АПЛ проекта 627 при движении средним ходом на перископной глубине оказалась ниже, чем у дизельных подводных лодок проектов 611 и 613.

К-3 проекта 627 выходит в море

Торжественная церемония закладки опытной атомной подводной лодки проекта 627 состоялась 24 сентября 1955 года на заводе № 402 судостроительной промышленности в г. Молотовске (ныне г.Северодвинск). Строительство велось интенсивно, и к августу 1957 года удалось закончить монтаж основного оборудования. 9 августа того же года ПЛ спустили на воду. Характерно, что эта операция выполнялась методом поперечного спуска.

В сентябре 1957 года начались швартовые испытания АПЛ, в ходе которых главное внимание уделялось атомной энергетической установке. 14 сентября произвели физический пуск корабельных реакторов с выводом их на минимально контролируемый уровень мощности.

В ходе швартовных испытаний выявился ряд неполадок в работе некоторых механизмов, систем и устройств. Дефектное оборудование заменили и оперативно доработали ряд конструкций. Так, в частности, для исключения кавитации циркуляционных насосов главных конденсаторов потребовалось изготовить и установить на подводной части корпуса АПЛ, находившейся на плаву, специальные водонаправляющие шахты.

Не обошлось и без курьезов. Еще до загрузки активных зон реакторов на корабле выявили повышенный радиационный фон. Причина, как оказалось, вовсе не в реакторе, все было куда более банально. Для подсвечивания шкал приборов применялись фосфоресцирующие краски особого состава, как оказалось, содержащие радиоактивные вещества. Пришлось удалять эту краску с многочисленных приборов, а затем, и вовсе снимать с производства, ведь применялась она не только в кораблестроении, но и в других областях производства.

Первым командиром АПЛ проекта 627, получившей тактический номер К-3 (крейсерская — три, впоследствии «Ленинский комсомол»), назначили опытного подводника капитана 1 ранга Леонида Гавриловича Осипенко. Старшим помощником командира стал капитан 2 ранга Лев Михайлович Жильцов, а командиром электромеханической боевой части — инженер-капитан 2 ранга Борис Петрович Акулов.

В начале июля 1958 года К-3 предъявили правительственной комиссии под председательством вице-адмирала В. Н. Иванова для проведения ходовых испытаний, которые прошли в Белом море с 3 июля по 1 декабря.

4 июля 1958 года в 10 ч 3 мин впервые в истории отечественного флота был дан ход под атомной, энергетической установкой. Задачу первого выхода — проверку работоспособности АЭУ и основного оборудования АПЛ — экипаж успешно выполнил. Начался исторический отсчет миль, пройденных отечественным атомным флотом.

Во время ходовых испытаний АЭУ подтвердила свою работоспособность в реальных морских условиях, в том числе при качке, крене и дифференте, а также при погружении на предельную глубину. АЭУ оказалась хорошо управляемой и устойчивой в работе.

В период ходовых испытаний К-3 совершила пять выходов в море, в ходе которых фактически подтвердились основные тактико-технические элементы, заданные при проектировании. В «Акте правительственной комиссии по ходовым испытаниям…» отмечалось, что созданная впервые в Советском Союзе атомная ПЛ является крупнейшим отечественным научно-инженерным достижением в области подводного кораблестроения.
По сравнению с существовавшими в то время дизельными субмаринами, атомная подводная лодка обладала в 1,5—2 раза большей скоростью подводного хода, которым она могла пройти 25—30 тысяч миль практически без ограничения скорости.

Таким образом, созданная АПЛ по дальности подводного плавания в 60—75 раз превосходила ДЭПЛ, которые только малым ходом могли пройти около 400 миль.

По ряду своих ТТЭ опытная АПЛ проекта 627 превосходила и своего зарубежного собрата — «Наутилуса», и хотя, как оказалось впоследствии, принятый комплекс мер по акустической защите оказался недостаточным для создания малошумного корабля (по этому показателю К-3 действительно значительно уступала «Наутилусу»), ведь проблема акустической скрытности, на этом этапе, еще не представлялась проектантам подводной лодки первоочередной задачей.

В середине 1962 года К-3 специально подготовили к выполнению первого в истории отечественного подводного флота похода к Северному полюсу. Подкрепили ограждение рубки и легкий корпус, установили специальные гидроакустические станции поиска полыней и разводьев, новую навигационную аппаратуру, систему подводного телевидения.

11 июля АПЛ вышла из базы и вскоре подошла к кромке льдов. 15 июля К-3 впервые всплыла в полынье на 84-м градусе северной широты, и на льду установили Государственный флаг Союза ССР.

17 июля 1962 года АПЛ достигла Северного полюса. В 7 часов утра она впервые прошла в подводном положении через его географическую точку. Однако всплыть из-за сплошного ледового покрова, толщина которого достигала 12 метров, не удалось. Повторно прошли точку Северного полюса на обратном курсе около 10 часов утра.

В последующие дни К-3 продолжила плавание под полярными льдами и несколько раз всплывала для проведения сеансов связи и обсервации, в том числе в полынье, размеры которой лишь незначительно превосходили длину АПЛ. За время похода преодолели 3115 миль, в том числе около 1 300 миль подо льдом. Плавание проходило со средней скоростью около 15 уз на глубине 15—120 метров.

21 июля 1962 года К-3, которой вскоре после этого похода присвоили имя «Ленинский комсомол», ставшее известным всему миру, возвратилась в Иоканьгу. Корабль встречали члены правительства во главе с Председателем Совета Министров СССР Н. С. Хрущевым. Прямо на пирсе всем членам экипажа и научной группы, участвовавшим в походе, вручили правительственные награды.
Руководителю похода контр-адмиралу А. И. Петелину, командиру АПЛ капитану 2 ранга Л. М. Жильцову и командиру электромеханической боевой части инженер-капитану 2 ранга Р. А. Тимофееву присвоили звания Героев Советского Союза.

Серийные атомные подводные лодки проекта 627 и их модификации

АПЛ серийного проекта 627А

С учетом опыта разработки проекта первой атомной подводной лодки 22 октября 1955 года Совет Министров СССР принял постановление о создании серийных боевых АПЛ проекта 627А. Проектирование этих кораблей, в отличие от опытной АПЛ, велось под наблюдением специалистов ВМФ, с учетом их предложений и замечаний.

В проекте серийных АПЛ сохранили основные технические решения, оборудование, главную энергетическую установку и вооружение, принятые на опытной АПЛ проекта 627. Вместе с тем в них реализовали мероприятия по повышению живучести ПЛ, надежности ее оборудования, изменили состав штурманского вооружения и т. д.

По своим ТТЭ подводные лодки проекта 627А. практически не отличались от опытной АПЛ.

В августе 1956 года на заводе № 402 заложили головную АПЛ проекта 627А, получившую обозначение К-5. В сентябре 1958 года ее спустили на воду, а в конце 1959 года К-5 под командованием капитана 2 ранга В. С. Салова вышла на государственные испытания. После их успешного завершения 27 декабря 1959 года первую серийную АПЛ Комиссия госприемки кораблей приняла в состав ВМФ.

В ходе испытаний мощность энергетической установки ограничивалась 80% от номинальной. При этом впервые в отечественном подводном флоте была достигнута длительная скорость подводного хода 28 уз.

Всего по усовершенствованному проекту 627А на заводе № 402 с 1956-го по 1964 год построили 12 АПЛ. В процессе серийного строительства продолжалась отработка конструкций АЭУ и корабля. Была существенно повышена надежность паропроизводящей установки, заменено некоторое оборудование, установлена новая система управления торпедной стрельбой, усовершенствовано радиоэлектронное вооружение.

Для создания более благоприятных условий для работы антенну ГАС «Арктика» перенесли из ограждения рубки в килевую часть носовой оконечности, где сформировали выступающий за круговые обводы наплыв.

Над торпедными аппаратами разместили антенну новой шумопеленгаторной станции МГ-10. Серийные ПЛ оснащались дополнительными средствами, облегчающими управление кораблем на высоких скоростях.

Впоследствии К-3 и первые серийные ПЛ проекта 627А модернизировали аналогичным образом.

Последний «Кит» проекта 627.

АПЛ опытного проекта П-627А

В 1956 году было принято решение о создании на базе АПЛ проекта 627А «опытной ПЛ с реактивным вооружением», фактически — проектом модернизации «морского охотника» 627А до полноценного стратегического ракетного крейсера.

Эта ракетная атомная подводная лодка получила обозначение проект П-627А, и предназначалась для нанесения ударов самолетом-снарядом (крылатой ракетой) с ядерным зарядом по объектам противника, расположенным в глубине его территории и на побережье.

АПЛ проекта П-627А вооружались самолетом-снарядом комплекса П-20 с дальностью стрельбы в несколько раз большей, чем у баллистических ракет, создававшихся в тот период для подводных лодок (на тот момент подобное оружие все ещё было экспериментальным).

Проект был прекрасен в теории, а вот на практике, возник целый ряд проблем. Самолет-снаряд (разработки ОКБ-240) был уязвим для средств ПВО противника, кроме того, для его запуска новоиспеченный ракетный крейсер должен был всплыть на поверхность…

Вроде бы дело не сложное — всплыть, выкатить из контейнера на лафет тележку с ракетой, закрепить, запустить, убрать лафет и тележку, закрыть крышку и погрузиться. Всего 6,5 минут. С другой стороны — время не малое, учитывая радары флота противника и скорость морской авиации.

Этому проекту так и не суждено было быть реализованным. В начале 1960 года ракетный комплекс П-20 был признан потерявшим перспективность, и работы по строительству ракетной АПЛ проекта П-627А приостановили. К этому времени корпус корабля уже в основном сформировали и велись монтажные работы.

Предпринимались попытки модифицировать корабль в АПЛ с усиленным торпедным вооружением (проект ПТ-627А). Но в итоге приняли решение ПЛ не достраивать, а ее механизмы и оборудование использовать при строительстве последней серийной ПЛ проекта 627А — К-50.

Список атомных подводных лодок проекта 627 и 627А

  • К-3 «Ленинский комсомол». Заводской номер: 254. Закладка: 24.09.1955 г., спущена на воду: 09.08.1957 г., введена в строй: 17.12.1958 г.. Переоборудована в музей.
  • К-5. Заводской номер: 260. Закладка: 13.08.1956 г., спущена на воду: 01.09.1958 г., введена в строй: 27.12.1959 г., списана: 01.07.1990 г.
  • К-8. Заводской номер: 261. Закладка: 09.09.1957 г., спущена на воду: 31.05.1959 г., введена в строй: 31.12.1959 г., списана: 12.04.1970. г. (погибла во время пожара 08.04.1970 г., см.ниже)
  • К-14. Заводской номер: 228. Закладка: 02.09.1958 г., спущена на воду: 16.08.1959 г., введена в строй: 30.12.1959 г., списана: 19.04.1990 г.
  • К-52. Заводской номер: 283. Закладка: 08.07.1959 г., спущена на воду: 28.08.1960 г., введена в строй: 10.12.1960 г., списана: 16.09.1987 г.
  • К-21. Заводской номер: 284. Закладка: 02.04.1960 г., спущена на воду: 18.06.1961 г., введена в строй: 31.10.1961 г., списана: 19.04.1990 г.
  • К-11. Заводской номер: 285. Закладка: 31.10.1960 г., спущена на воду: 01.09.1961 г., введена в строй: 30.12.1961 г., списана: 19.04.1990 г.
  • К-133. Заводской номер: 286. Закладка: 03.07.1961 г., спущена на воду: 05.07.1962 г., введена в строй: 29.10.1962 г., списана: 30.05.1989 г.
  • К-181. Заводской номер: 287. Закладка: 15.11.1961 г., спущена на воду: 07.09.1962 г., введена в строй: 27.12.1962 г., списана: 16.09.1987 г.
  • К-115. Заводской номер: 288. Закладка: 04.04.1962 г., спущена на воду: 22.10.1962 г., введена в строй: 31.12.1962 г., списана: 16.07.1987 г.
  • К-159. Заводской номер: 289. Закладка: 15.08.1962 г., спущена на воду: 06.06.1963 г., введена в строй: 09.10.1963 г., списана: 30.05.1989 г. (затонула при буксировке на разделку).
  • К-42 «Ростовский комсомолец». Заводской номер: 290. Закладка: 28.11.1962 г., спущена на воду: 17.08.1963 г., введена в строй: 30.11.1963 г., списана: 14.03.1989 г. (выведена из эксплуатации с 10.08.1985 г., после радиоактивного облучения в ходе аварии на лодке К-431).
  • К-50. Заводской номер: 291. Закладка: 14.03.1962 г., спущена на воду: 16.12.1963 г., введена в строй: 18.07.1964 г., списана: 19.04.1990 г.

Печально известная атомная подводная лодка К-8 проекта 627 унесла с собой в могилу 52 жизни.

Гибель атомной подводной лодки К-8 проекта 627

8 апреля 1970 года на борту К-8, находившейся в районе к юго-западу от Британских островов, возник пожар. От отравления угарным газом погибли 30 моряков. Через прогоревшие уплотнения внутрь прочного корпуса стала поступать забортная вода.

Несмотря на принятые меры, в ночь с 11 на 12 апреля 1970 года в условиях восьмибалльного шторма АПЛ затонула.

Находившиеся на борту ее командир капитан 2 ранга В. Б. Бессонов и 21 член экипажа, до последней минуты боровшиеся за жизнь корабля, погибли. Впоследствии В. Б. Бессонову присвоили звание Героя Советского Союза. В общей сложности число погибших на К-8 составило 52 человека.


источник: компиляция по материалам находящимся в свободном доступе сети интернет

armedman.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *