Война в Сирии: победа полная и окончательная?

Распад Сирии предотвращен, по боевикам нанесен решающий удар, и появился реальный шанс положить конец многолетней гражданской войне в этой стране. С таким заявлением выступил Владимир Путин по окончании встречи в Сочи с президентами Ирана Хасаном Роухани и Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В совместном заявлении трех лидеров, распространенном после сочинского саммита, в частности, сказано, что они договорились продолжить сотрудничество для окончательного разгрома запрещенного в РФ и многих других странах «Исламского государства» и других террористических организаций.

В документе также содержится заверение в том, что Россия, Турция и Иран продолжат координацию усилий «с целью обеспечения необратимости тенденции к снижению насилия» в Сирии, окажут содействие сирийцам в восстановлении страны и достижении политического урегулирования, принятии новой конституции, проведении свободных выборов под надзором ООН.

Трио, по официальной информации, общалось два часа. Как сообщил президент России, переговоры по основным аспектам урегулирования в Сирии были «обстоятельными», и прошли «в деловом и конструктивном ключе». По его словам, президенты констатировали существенные успехи в совместной борьбе с терроризмом и подтвердили важность сохранения суверенитета и территориальной целостности САР. Он также подчеркнул особую роль Эрдагана и Роухани в астанинском процессе. «Если бы не ваша позиция, — сказал Путин, — астанинского процесса просто бы не было; не было бы прекращения боевых действий, создания зон деэскалации».

Отметим, что в совместной декларации президентов женевский формат переговоров по Сирии упомянут не был, что, вроде бы,  говорит о фактическом «исключении» Европы, США и Саудовской Аравии из процесса сирийского урегулирования, хотя накануне сочинского саммита президентов России, Ирана и Турции Путин пообщался и с Трампом, и с королем Салманом, не обойдя вниманием руководство Израиля, Египта и Катара. Напомним также, что перед сочинским саммитом Путин встречался с президентом Сирии Башаром Асадом — стороны подчеркнули необходимость перехода к политическому процессу в САР.  Сделанным теперь совместным заявлением «большой тройки» Дамаск, разумеется, остался доволен.

До мира в Сирии еще далеко

В Сочи Путин также подчеркнул, что успех предстоящих преобразований в Сирии во многом зависит от решения ее социально-экономических проблем, восстановления разрушенных промышленности и сельского хозяйства, сфер здравоохранения и образования. Акцент им был сделан на адресной помощи населению Сирии, разминировании освобожденных территорий, необходимости помощи беженцам.

Заметим, что накануне сочинской встречи президентов Хасан Роухани заявил о полной победе над «Исламским государством» в Ираке и Сирии, в то время как Владимир Путин считает, что «рецидивы» еще возможны, однако они не способны повлиять на ход антитеррористической операции.  Но действительно ли сочтены дни ИГ  в Сирии, и дипломатическое урегулирование реально началось? Начнем с того, что как «государство» эта организация практически разгромлена, но как террористическая сила она еще может поднять голову при «благоприятном» стечении обстоятельств, в частности, при прямой или теневой поддержке ее со стороны «определенных кругов» в США и на Ближнем Востоке.
 
Кроме того, относительно полноценному урегулированию может помешать игнорирование в переговорном процессе Конгресса национального диалога Сирии:  Анкара против участия в нем курдов; представители вооруженной сирийской оппозиции тоже не ратуют за переговоры в расширенном составе. Между тем, на встрече с Роухани и Эрдоганом Путин все же сделал неприятное для Анкары заявление, в соответствии с которым внутрисирийский диалог должен включать все группы населения страны — согласно резолюции Совбеза ООН. По его прогнозу, «процесс реформирования будет непростым», но Конгресс национального диалога Сирии должен быть созван, причем в Сочи.

 
Эрдогану, видимо, под давлением Путина и Роухани, пришлось согласиться на проведение этого форума, однако в каком именно формате, сказать пока трудно. Вероятно, по этой статье президент Турции еще будет торговаться с двумя другими «триумфаторами».

Проект «большого Курдистана» кладется под сукно

Как бы то ни было, но перспектива полного освобождения Сирии от боевиков, политического урегулирования, шансы Асада остаться у власти до новых выборов сегодня, как никогда еще с начала сирийского кризиса, велики. Также понятно, что между Россией, Турцией и Ираном противоречия по сирийскому урегулированию сохраняются, и если они не наступят на горло своим амбициям, все их победы в САР могут обернуться серьезными провалами, исключающими последовательное и устойчивое политическое урегулирование.

Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов в этом процессе, помимо США и сирийской оппозиции, а также фактора нерушимости «единого фронта» Москвы, Тегерана и Анкары, «пробуждение» Израиля, Катара, Саудовской Аравии и Евросоюза. В период крайней активизации «тройки победителей» четыре вышеуказанных актора самоустранились от решения сирийской проблемы либо заняли выжидательную позицию. Впрочем, вполне возможно, что сирийский «триумвират» сбил их со стратегического курса в САР, но вряд ли надолго.
 
Так, Израилю невозможно согласиться с тем, что его злейший враг — Иран, «осядет» в Сирии, усилив тем самым свое влияние на Ближнем Востоке. То же можно сказать и о Саудовской Аравии. Что же до Евросоюза и Катара, они, вероятно, будут выстраивать свою политику в соответствии с текущей конъюнктурой, то есть прямо или косвенно поддержат победившего, но при этом Европа будет делать это тонко — чтобы не вызвать месть поверженных и ярость Вашингтона.

 
Словом, если гражданская война в Сирии все же подошла к концу, хотя вспышки насилия на периферии республики далеко не исключены, победители, помимо укрепления мира, будут отстаивать на отвоеванной территории свои интересы. Для Турции это, в первую очередь, ослабление курдов и недопущение создания ими собственной автономии. Таких гарантий у Эрдогана в настоящее время нет, зато существуют подозрения, что Москва и Вашингтон могут найти общий язык по курдской проблематике.

«Курды просто так не сдадутся»

Но ссориться с Россией на этой почве, имея в виду крайне обострившиеся отношения с «коллективным Западом» и едва ли не со всем миром, Турция не станет. Ей сейчас очень нужен надежный партнер, а таковым пока видится только РФ, «щедрая», в отличие от США, на поставки вооружения туркам, а также на сотрудничество в разных сферах, включая ядерную энергетику. И, конечно, для Анкары актуально активное участие в послевоенной жизни Сирии. Допустят ли ее к такому участию Россия и Иран — это большой вопрос: прежде Турция должна четко определиться со своими внешнеполитическими предпочтениями и подтвердить их на деле. Напомним, что ей не раз удавалось «провести и подвести» Россию на этой ниве.

Что нужно Ирану? В первую очередь, полностью покончить с вмешательством Израиля в сирийские дела и с «философским», но политически небезвозмездным отношением России к активности Израиля на том или ином направлении. В Иране подозревают, что Москва после победы в Сирии попытается ограничить влияние Тегерана в этой республике, в то время как он рассчитывает на дислокацию своих войск в САР вблизи израильской границы. Насколько обоснованы такие опасения, сказать трудно, но все же они являются если не камнем, то камушком, о который спотыкается ирано-российская «доверительность».
 
Тегеран также обеспокоен контактами России с Саудовской Аравией, но, видимо, Москва ему в данном случае «не сочувствует». Сейчас она более всего ориентирована на политические компромиссы в Сирии и вокруг нее, в противном случае ее победа закреплена не будет. Кроме того, РФ вряд ли склонна уступать Ирану — да и вообще, кому бы то ни было -  значительный сегмент военно-политического влияния в регионе.

 
Словом, разночтений между победителями в Сирии будет еще достаточно, однако сегодня очевидно: Москва, Тегеран и Анкара, несмотря на множество «но», старались действовать скоординировано, при этом каждая из них откровенно преследовала собственные интересы. Впрочем, прецедент координации действий дал положительный результат и позволяет надеяться на выстраивание реально союзнических отношений между Россией, Ираном и Турцией. Правда, считать последнюю безоговорочно надежным партнером пока слишком рано.

«Исламисты контратакуют при любой возможности»

Между тем трем странам крайне необходимо удержаться хотя бы на нынешнем уровне взаимодействия, поскольку впереди у них «зачистка» террористов (режим перемирия в Сирии продолжает нарушаться), всплеск активности сирийской оппозиции, противодействие намерениям США оставить свой военный контингент в САР после полного разгрома ИГ и установить новую власть на севере страны — Трампа вряд ли надолго устроит роль безучастного зрителя. И, что главное, формирование нового правительства САР.

Конечно, в идеале определение политического будущего Сирии — сугубо внутреннее дело этой страны, но победители на то и победители, чтобы процесс формирования «новой Сирии» не обошелся без их участия и лоббирования собственных интересов. И тут тоже будет необходим консенсус «тройки».

 
То есть «новая Сирия» — это уже далеко не региональная единица, хотя бы потому, что за ее целостность и избавление от терроризма боролись три державы, и их устойчивое союзничество может основательно изменить глобальные мировые реалии. И для Запада в этом триумвирате Россия — гораздо более серьезный противник, чем импульсивная Турция и составляющая «оси зла» — Иран. Потому как даже американцы признали, что «Путин одержал победу в Сирии».

В связи с этим эксперт Центра новой американской безопасности Илан Голденберг (его цитирует Politico, США) считает, что президент России желает заключения «некого международного соглашения, которое положит конец сирийской гражданской войне и благословит его победу».

Эксперт задается вопросом: «Хватит ли Трампу ума, чтобы заставить Путина заплатить за это — или он отдаст ему все бесплатно?»
 
Ирина Джорбенадзе

www.rosbalt.ru

Дорогостоящая российская победа в Сирии

Несвященный союз, состоящий из режима Дамаска, России, Ирана и Хезболлы вот-вот подавит все сопротивление в Сирии. Война все еще продолжается, но, похоже, исход ее предрешен: диктатор Башар Асад остается у власти. Позиции сирийского режима сейчас сильнее, чем когда-либо с момента начала гражданской войны в 2011 году.

Этого бы не было, если бы не военное вмешательство России в 2015 году. Победа режима в Алеппо прошлой зимой стала поворотным пунктом в войне. Она означала также, что возможностям мятежников контролировать страну в целом пришел конец.

Россия вывела из игры США

В сирийском конфликте Россия вывела из игры США — в дипломатическом, политическом и военном отношении — и обеспечила себе плацдарм на Ближнем Востоке. В ходе переговоров в Астане, в которых также принимали участие Иран и Турция, России удалось установить перемирие в нескольких частях страны.

Как воюющая сторона и важнейший союзник режима Россия несет ответственность за стабилизацию в стране. Эта задача будет посложнее, чем бомбить мятежников.

В Ираке США довелось убедиться в правдивости старого правила о том, что «за то, что разрушаешь, надо платить». США свергли диктатора Саддама Хуссейна, распустили его аппарат власти и иракскую армию. Ценой стала кровавая сектантская гражданская война, радикализация и создание предтечи так называемого Исламского государства (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), которая постепенно превратилась в глобальную угрозу.

Российское прямое военное вмешательство в Сирии пришлось на критический момент в войне. Сирия спасает режим Асада. Россия пришла не для того, чтобы заниматься государственным строительством, и вовсе не затем, чтобы проводить демократизацию, о чем администрация Буша говорила в Ираке. Но Россия не может снять с себя ответственность за то, что происходит, когда война близится к концу.

Страна в руинах

Никто не может с уверенностью сказать, сколько жизней унесла война. Высказываются разные предположения — от 330 тысяч до почти 500 тысяч человек. 11 миллионов вынуждены были бежать из родных мест, около половины из них — внутренние беженцы.

Асад правит страной, лежащей в руинах, территория которой сократилась, а население расколото. Предположения о том, во что обойдется восстановление, тоже варьируются: от 1 500 миллиардов до 2 400 миллиардов крон. Кто будет платить по счетам?

Сирия — банкрот. Богатые нефтяные государства Персидского залива могли бы помочь, но великодушие исчезло, когда их сторона проиграла. Все больше лидеров государств неохотно признают то, что Асад остается у власти, но друзей на международной арене у него нет.

«Мы не допустим, чтобы враги и соперники политическим путем достигли того, чего им не удалось достичь с помощью терроризма», —заявил Асад в августе. Он не хочет принимать помощь от стран, поддерживавших оппозицию.

Вместо этого Асад сказал, что хочет обратиться к Азии, чтобы получить помощь в восстановлении. Но при отсутствии политического договора, пользующегося широкой международной поддержкой, не будет ни мира, ни восстановления.

Неудавшееся государство

До войны Сирия была в арабском мире так называемой страной средних доходов. Да, экономические различия между городом и деревней были большими, но сейчас война сделала бедными почти всех. 85% населения живет за чертой бедности. 27% зданий разрушены.

Без восстановления и примирения Сирия на долгие годы превратится в неудачное и нестабильное государство, в котором будет насилие, нерешенные конфликты и социальные бедствия. Существует большая опасность того, что вооруженные исламисты продолжат свою кампанию террора.

Сегодня режим контролирует лишь примерно половину территории Сирии и две трети населения. Курдские силы контролируют почти четверть территории страны, а оставшуюся часть контролируют различные группы мятежников. В провинции Идлиб на севере страны мятежники сопротивляются, многие из них связаны с Аль-Каидой (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.). На востоке в спешке отступает ИГИЛ. Террористов теснят как вооруженные силы режима, так и его союзники, помимо ополчения, поддерживаемого США. На территориях, подконтрольных мятежникам, есть и другие карманы. Правительственные войска ведут наступление, но сразиться предстоит еще за очень многое.

Жутко

«Мы лишились лучшей нашей молодежи и нашей инфраструктуры. Но зато мы получили более здоровое и однородное общество», — заявил диктатор Башар Асад в Дамаске.

Возможно, он воспринимает войну как очищение. Для гражданского населения Сирии война стала ужасным и бесконечным кошмаром.

Асад с самого начала называл мятежников террористами, даже когда речь шла о его собственных соотечественниках, проводивших мирные демонстрации с требованиями реформ. То, что было народным восстанием, быстро превратилось в вооруженный мятеж, когда правительство ответило использованием жестокого насилия. Потом правительственные силы напали на города, находившиеся под контролем мятежников, используя все, что было у них в арсеналах. Позднее заявили о себе ИГИЛ и Аль-Каида, и таким образом пророчества Асада о международном терроре сбылись. Гражданское население либо стало жертвами бомбардировок режима, либо испытало на себе преступления террористов.

Такие страдания не ведут к созданию здорового и однородного общества. Они создают почву для будущих катастроф.

geo-politica.info

Русская победа в Сирии: Как это было

Фото: www.globallookpress.com

На прошедшей в конце декабря расширенной коллегии Министерства обороны России подведены великолепные итоги 2017 года

"Съездом победителей" это событие нельзя назвать только по одной причине: коллегия Министерства обороны, пусть и расширенная, - не съезд.

Всё же необходимое для того, чтобы считать итоги 2017 года победными, у русской армии имеется: реальная победа в Сирии, успехи перевооружения, рост авторитета военных и уважения к Вооружённым силам в народе. 

Победа в Сирии 

Министр обороны РФ Сергей Шойгу. Фото: www.globallookpress.com 

Читайте также:

tsargrad.tv

Дорогостоящая российская победа в Сирии | Политика | ИноСМИ

Несвященный союз, состоящий из режима Дамаска, России, Ирана и Хезболлы вот-вот подавит все сопротивление в Сирии. Война все еще продолжается, но, похоже, исход ее предрешен: диктатор Башар Асад остается у власти. Позиции сирийского режима сейчас сильнее, чем когда-либо с момента начала гражданской войны в 2011 году.


Этого бы не было, если бы не военное вмешательство России в 2015 году. Победа режима в Алеппо прошлой зимой стала поворотным пунктом в войне. Она означала также, что возможностям мятежников контролировать страну в целом пришел конец.


Россия вывела из игры США


В сирийском конфликте Россия вывела из игры США — в дипломатическом, политическом и военном отношении — и обеспечила себе плацдарм на Ближнем Востоке. В ходе переговоров в Астане, в которых также принимали участие Иран и Турция, России удалось установить перемирие в нескольких частях страны.


Как воюющая сторона и важнейший союзник режима Россия несет ответственность за стабилизацию в стране. Эта задача будет посложнее, чем бомбить мятежников.


В Ираке США довелось убедиться в правдивости старого правила о том, что «за то, что разрушаешь, надо платить». США свергли диктатора Саддама Хуссейна, распустили его аппарат власти и иракскую армию. Ценой стала кровавая сектантская гражданская война, радикализация и создание предтечи так называемого Исламского государства (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), которая постепенно превратилась в глобальную угрозу.


Российское прямое военное вмешательство в Сирии пришлось на критический момент в войне. Сирия спасает режим Асада. Россия пришла не для того, чтобы заниматься государственным строительством, и вовсе не затем, чтобы проводить демократизацию, о чем администрация Буша говорила в Ираке. Но Россия не может снять с себя ответственность за то, что происходит, когда война близится к концу.

 

Stratfor
Al-Arab
Обозреватель
Al Jazeera
Страна в руинах


Никто не может с уверенностью сказать, сколько жизней унесла война. Высказываются разные предположения — от 330 тысяч до почти 500 тысяч человек. 11 миллионов вынуждены были бежать из родных мест, около половины из них — внутренние беженцы.


Асад правит страной, лежащей в руинах, территория которой сократилась, а население расколото. Предположения о том, во что обойдется восстановление, тоже варьируются: от 1 500 миллиардов до 2 400 миллиардов крон. Кто будет платить по счетам?


Сирия — банкрот. Богатые нефтяные государства Персидского залива могли бы помочь, но великодушие исчезло, когда их сторона проиграла. Все больше лидеров государств неохотно признают то, что Асад остается у власти, но друзей на международной арене у него нет.


«Мы не допустим, чтобы враги и соперники политическим путем достигли того, чего им не удалось достичь с помощью терроризма», —заявил Асад в августе. Он не хочет принимать помощь от стран, поддерживавших оппозицию.


Вместо этого Асад сказал, что хочет обратиться к Азии, чтобы получить помощь в восстановлении. Но при отсутствии политического договора, пользующегося широкой международной поддержкой, не будет ни мира, ни восстановления.


Неудавшееся государство


До войны Сирия была в арабском мире так называемой страной средних доходов. Да, экономические различия между городом и деревней были большими, но сейчас война сделала бедными почти всех. 85% населения живет за чертой бедности. 27% зданий разрушены.


Без восстановления и примирения Сирия на долгие годы превратится в неудачное и нестабильное государство, в котором будет насилие, нерешенные конфликты и социальные бедствия. Существует большая опасность того, что вооруженные исламисты продолжат свою кампанию террора.


Сегодня режим контролирует лишь примерно половину территории Сирии и две трети населения. Курдские силы контролируют почти четверть территории страны, а оставшуюся часть контролируют различные группы мятежников. В провинции Идлиб на севере страны мятежники сопротивляются, многие из них связаны с Аль-Каидой (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.). На востоке в спешке отступает ИГИЛ. Террористов теснят как вооруженные силы режима, так и его союзники, помимо ополчения, поддерживаемого США. На территориях, подконтрольных мятежникам, есть и другие карманы. Правительственные войска ведут наступление, но сразиться предстоит еще за очень многое.


Жутко


«Мы лишились лучшей нашей молодежи и нашей инфраструктуры. Но зато мы получили более здоровое и однородное общество», — заявил диктатор Башар Асад в Дамаске.


Возможно, он воспринимает войну как очищение. Для гражданского населения Сирии война стала ужасным и бесконечным кошмаром.


Асад с самого начала называл мятежников террористами, даже когда речь шла о его собственных соотечественниках, проводивших мирные демонстрации с требованиями реформ. То, что было народным восстанием, быстро превратилось в вооруженный мятеж, когда правительство ответило использованием жестокого насилия. Потом правительственные силы напали на города, находившиеся под контролем мятежников, используя все, что было у них в арсеналах. Позднее заявили о себе ИГИЛ и Аль-Каида, и таким образом пророчества Асада о международном терроре сбылись. Гражданское население либо стало жертвами бомбардировок режима, либо испытало на себе преступления террористов.


Такие страдания не ведут к созданию здорового и однородного общества. Они создают почву для будущих катастроф.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Мнимая победа России в Сирии | Политика | ИноСМИ

Объявление о выводе российских войск из Сирии свидетельствует в первую очередь о военной победе Владимира Путина в регионе. Через два года после начала его вмешательства в Сирии Москве удалось спасти Башара Асада и сирийский режим. Проведя мастерски игру в Сирии вместе с Ираном, он сделал Россию снова сильной державой на международной арене. Несмотря на то, что он расправился с боевиками ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.)в конце интервенции, долгое время предпочитая бомбить оппозицию, он во весь голос заявляет о победе над джихадистами. Известие о выводе российских военных оказалось весьма кстати, спустя несколько дней после того, как Владимир Путин объявил о своем намерении снова баллотироваться на следующих президентских выборах.


Однако заявление, сделанное Владимиром Путиным в Сирии, не имеет в виду завершение российского военного присутствия в Сирии. И не только потому, что предыдущие похожие обещания не были выполнены. А потому, что Башар Асад не продержится у власти без военной помощи своих российских и иранских благодетелей. И потому, что сохранение российских военных баз в Тартусе и Хмеймим было одной из целей вмешательства в Сирию. В Сирии Владимир Путин все-таки подтвердил, что эти базы будут сохранены для борьбы с террористами на случай их возвращения. В начале этого года Путин подписал концессионное соглашение о продлении на следующие 49 лет (в оригинале 50 — прим.ред.) использования авиабазы в Тартусе (в оригинале Хмеймим — прим.ред.) на юге страны.


После погружения в Сирию, как нож в масло, воспользовавшись неуверенной и непонятной политикой США в регионе, Москва теперь хочет превратить свою военную победу в политическую выгоду. В Астане Россия, Иран и Турция, которые держат в своих руках ситуацию в Сирии, сумели, благодаря своей политике избирательной «деэскалации» вернуть к мирной жизни, а затем освободить стратегические для сирийского режима территории. У Владимира Путина прежде всего возник соблазн посоперничать с западной дипломатией вместе со своими двумя партнерами.


Orient.net
Milliyet
Thawra
Ar Rai Al Youm
The National Interest
РИА Новости
«Когда мы призываем их присоединиться к нашим усилиям для поддержки переговорного процесса, нас просят оставить их в покое», — сказал один высокопоставленный французский дипломат. Но сейчас российский президент вспомнил о женевском процессе, который зашел в тупик. Он говорит, что теперь есть все условия для урегулирования конфликта под эгидой ООН. Не добившись уступок со стороны Запада, как ему якобы хотелось, в отношении санкций и Украины, а также остановки расширения НАТО на восток, российский лидер вынужден обратиться за помощью ООН для дальнейшего присутствия в Сирии и укрепления нового международного статуса России в Европе.


У Кремля много козырей на руках. К военной победе на местах добавляется впечатляющая дипломатическая смекалка. В регионе Россия ведет диалог со всеми. Даже ее близость с шиитским Ираном не стала оскорбительным для стран Персидского залива. «Почему мы сближаемся с Россией? Потому что мы не хотим, чтобы брак по расчету между Москвой и Тегераном превратился в брак по любви», — подтверждает Шейх Халид (Cheik Khalid), министр иностранных дел Бахрейна, в рамках «Манамаского диалога », организованного Международным институтом стратегических исследований (IISS). «Мы не хотим, чтобы Россия входила в регион только через одну дверь, военную», — продолжает он.


Но препятствий предостаточно, а опасность иллюзии вполне реальна. Все легкие военные победы международных сил в последние годы, включая Боснию, Ирак и Мали, наталкивались на примирение. Сирия вряд ли станет исключением. «Сирийский хаос был спровоцирован подавлением мирных суннитских демонстраций жестокой диктатурой», — напоминает Дэвид Петреус (David Petraeus), бывший глава ЦРУ, во время «Манамского диалога». По его словам, нахождение у власти сирийского президента является столь же серьезным препятствием для мира, как будущая борьба за контроль над нефтью после поражения ИГ.


«Режим Башара Асада очень устойчив. Его победа достаточно удобна, чтобы обойтись без компромиссов. Кризис мигрантов только начинается. Европу он будет преследовать многие годы», — предупреждает Эмиль Хокаем (Emile Hokayem), специалист по Сирии в IISS. Иран, главный победитель конфликта, твердо обосновался на сирийской земле. Израиль угрожает отреагировать, если повстанцы, вооруженные Тегераном, приблизятся к его границам. В Сирии, где сила все еще преобладает над политикой, участники конфликта еще не сложили оружие. «Никто не хочет войны, но все к ней готовятся. Сегодня имеются все компоненты для еще одной крупномасштабной войны на Ближнем Востоке».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Новая этапная победа Сирии

Фото: www.globallookpress.com

Окончательно очищена от бандитов юго-западная часть территории Сирии. Куда в дальнейшем направится освободительный поход?

Эта победа стала очередной, но от этого не менее знаковой. В Сирии окончательно очищен от бандитов и террористов юго-запад страны, прилегающий к границам Израиля и Иордании. Это провинции Дараа, Кунейтра и Сувейда. 

Что с бандитами 

Бандиты, то есть «вооруженные оппозиционеры» более-менее вменяемого окраса, там перешли под власть Дамаска, став частью местным ополчением, частью — местной милицией. Нередко даже под управлением своих прежних полевых командиров.

Это ничего, это небольшая плата за мирное (относительно мирное) освобождение важных частей территории страны. В конечном итоге полевые командиры в том или ином облике там были всегда — от ассирийских областеначальников и персидских сатрапов до нынешних амиров. Восток всегда строился на тонком, хоть и жестоком балансе между всемогуществом верховных властителей и всевластием местных начальников. На данный момент Дамаск показал и доказал свое могущество. И Сирия практически вернулась к тому состоянию, о котором писал Царьград еще в самом начале русского вмешательства в тамошнюю войну: как только центральная власть начнет реально побеждать, то есть доказывать свое право править, то на ее сторону как самого сильного из всех местных «царей горы» пойдут и местные вожди, патриархи, полевые командиры.

Фото: www.globallookpress.com

Восток — дело тонкое. Баланс силы, точное «унюхивание» его — главная тонкость Востока. 

Что с террористами 

С террористами похуже, чем с бандитами «вменяемого окраса». С ними цацкаться никто не собирался. Единственной проблемой было, что территория, занимаемая приверженцами запрещенного в России «Исламского государства», тесно прилегала к территории, оккупированной Израилем. Соответственно, иудейское государство волновалось, не захочет ли под шумок Сирия, поддерживаемая Ираном и Москвой, освободить тем самые оккупированные Голанские высоты.

Поскольку контроль над ними — важнейший жизненный вопрос Израиля (источники воды там, питающей страну), то отдавать их Сирии обратно Иерусалим не желает ни в какую. «Красная черта» и только. А раз так, значит, война. Которая, как уже приводил Царьград слова своих экспертов, на самом деле никому не нужна. Прежде всего — Сирии, ибо Израиль объективно сильнее, и война (и поражение!) с ним означает утерю всех плодов по

tsargrad.tv

Мнимая победа России в Сирии

Объявление о выводе российских войск из Сирии свидетельствует в первую очередь о военной победе Владимира Путина в регионе. Через два года после начала его вмешательства в Сирии Москве удалось спасти Башара Асада и сирийский режим. Проведя мастерски игру в Сирии вместе с Ираном, он сделал Россию снова сильной державой на международной арене. Несмотря на то, что он расправился с боевиками ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.)в конце интервенции, долгое время предпочитая бомбить оппозицию, он во весь голос заявляет о победе над джихадистами. Известие о выводе российских военных оказалось весьма кстати, спустя несколько дней после того, как Владимир Путин объявил о своем намерении снова баллотироваться на следующих президентских выборах.

Однако заявление, сделанное Владимиром Путиным в Сирии, не имеет в виду завершение российского военного присутствия в Сирии. И не только потому, что предыдущие похожие обещания не были выполнены. А потому, что Башар Асад не продержится у власти без военной помощи своих российских и иранских благодетелей. И потому, что сохранение российских военных баз в Тартусе и Хмеймим было одной из целей вмешательства в Сирию. В Сирии Владимир Путин все-таки подтвердил, что эти базы будут сохранены для борьбы с террористами на случай их возвращения. В начале этого года Путин подписал концессионное соглашение о продлении на следующие 49 лет (в оригинале 50 — прим.ред.) использования авиабазы в Тартусе (в оригинале Хмеймим — прим.ред.) на юге страны.

После погружения в Сирию, как нож в масло, воспользовавшись неуверенной и непонятной политикой США в регионе, Москва теперь хочет превратить свою военную победу в политическую выгоду. В Астане Россия, Иран и Турция, которые держат в своих руках ситуацию в Сирии, сумели, благодаря своей политике избирательной «деэскалации» вернуть к мирной жизни, а затем освободить стратегические для сирийского режима территории. У Владимира Путина прежде всего возник соблазн посоперничать с западной дипломатией вместе со своими двумя партнерами.

«Когда мы призываем их присоединиться к нашим усилиям для поддержки переговорного процесса, нас просят оставить их в покое», — сказал один высокопоставленный французский дипломат. Но сейчас российский президент вспомнил о женевском процессе, который зашел в тупик. Он говорит, что теперь есть все условия для урегулирования конфликта под эгидой ООН. Не добившись уступок со стороны Запада, как ему якобы хотелось, в отношении санкций и Украины, а также остановки расширения НАТО на восток, российский лидер вынужден обратиться за помощью ООН для дальнейшего присутствия в Сирии и укрепления нового международного статуса России в Европе.

У Кремля много козырей на руках. К военной победе на местах добавляется впечатляющая дипломатическая смекалка. В регионе Россия ведет диалог со всеми. Даже ее близость с шиитским Ираном не стала оскорбительным для стран Персидского залива. «Почему мы сближаемся с Россией? Потому что мы не хотим, чтобы брак по расчету между Москвой и Тегераном превратился в брак по любви», — подтверждает Шейх Халид (Cheik Khalid), министр иностранных дел Бахрейна, в рамках «Манамаского диалога », организованного Международным институтом стратегических исследований (IISS). «Мы не хотим, чтобы Россия входила в регион только через одну дверь, военную», — продолжает он.

Но препятствий предостаточно, а опасность иллюзии вполне реальна. Все легкие военные победы международных сил в последние годы, включая Боснию, Ирак и Мали, наталкивались на примирение. Сирия вряд ли станет исключением. «Сирийский хаос был спровоцирован подавлением мирных суннитских демонстраций жестокой диктатурой», — напоминает Дэвид Петреус (David Petraeus), бывший глава ЦРУ, во время «Манамского диалога». По его словам, нахождение у власти сирийского президента является столь же серьезным препятствием для мира, как будущая борьба за контроль над нефтью после поражения ИГ.

«Режим Башара Асада очень устойчив. Его победа достаточно удобна, чтобы обойтись без компромиссов. Кризис мигрантов только начинается. Европу он будет преследовать многие годы», — предупреждает Эмиль Хокаем (Emile Hokayem), специалист по Сирии в IISS. Иран, главный победитель конфликта, твердо обосновался на сирийской земле. Израиль угрожает отреагировать, если повстанцы, вооруженные Тегераном, приблизятся к его границам. В Сирии, где сила все еще преобладает над политикой, участники конфликта еще не сложили оружие. «Никто не хочет войны, но все к ней готовятся. Сегодня имеются все компоненты для еще одной крупномасштабной войны на Ближнем Востоке».

www.inosmi.info

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *