Экспериментальное оружие Симонова С.Г. » Военное обозрение

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов, Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг - звания Героя Социалистического Труда и дважды - лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.


А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.



Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 798 мм
масса без патронов - 3,27 кг
скорострельность - 700 выстрелов в минуту
емкость магазина - 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа - ударникового, прицел - перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей - недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова - только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».


Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.
калибр - 9 мм
длина общая - 600 мм
длина со сложенным прикладом - 380 мм
масса без патронов - 1,88 кг

скорострельность - 700 выстрелов в минуту
ёмкость магазина - 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами - как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона - хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы - длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым - без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.



Автомат АС-18П обр. 1949 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 860 мм
масса без патронов и магазина - 3,8 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.



Автомат АС-19П обр. 1948 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 852 мм
масса без патронов и магазина - 3,2 кг
ёмкость магазина - 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе - схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике - секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы - чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.


Автомат АС-95П обр. 1955 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 890 мм
длина со сложенным прикладом - 700 мм
масса без патронов и магазина - 2,59 кг (96П - 2,85 кг)
ёмкость магазина - 30 патронов

Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом.



Автомат АС-106П обр. 1955 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 890 мм
масса без патронов - 3,5 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало - "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.



Автомат АО-31-6
калибр - 7,62 мм
длина общая - 895 мм
длина со сложенным прикладом - 660 мм
масса без патронов и магазина - 2,51 кг
ёмкость магазина - 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.



Автомат АО-31-5
калибр - 5,45 мм
длина общая - 910 мм
масса без патронов - 2,57 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.


В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины - всего 215 мм - делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности - от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.



Малогабаритный автомат АГ-043
калибр - 5,45 мм
длина общая - 680 мм
длина со сложенным прикладом - 420 мм
масса без патронов -2,1 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

topwar.ru

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ ОРУЖИЯ. АВТОМАТ СИМОНОВА

Опубликовал: Дегтярёв Михаил 27.06.2018

В фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) в Санкт-Петербурге хранится интереснейший автомат конструкции Сергея Гавриловича Симонова — создателя 7,62-мм автоматической винтовки АВС-36 и 7,62-мм самозарядного карабина СКС.

Автомат под патрон 7,62×39 был разработан конструктором в инициативном порядке, когда С. Г. Симонов возглавлял ОКБ-180 при заводе № 710 в подмосковном Подольске. Экземпляр на фото датирован 1955 годом и называется «АС-104-П-55 г».
Узел запирания схож с применённым в СКС, а пружина возвратного механизма размещена вокруг штока газового поршня. Защёлка магазина качается на продольной оси. Приклад на фото находится в транспортном положении.

7,62-мм опытный автомат Симонова АС-104-П-55 г. Образец хранится в ВИМАИВиВС, фото публикуется впервые

 

Похожие статьи

  • АВТОМАТ СУДАЕВА АС-44

    Несмотря на то, что, казалось бы, автомату Судаева (АС-44) «кости перемыты» многократно и любителями и профессионалами, оказывается, что до сих…

www.kalashnikov.ru

Неизвестное Оружие Симонова: пистолеты-пулеметы и автоматы

Среди творцов отечественного стрел­кового оружия Сергей Гаврилович Си­монов (1894 — 1986) заслуженно счита­ется одним из патриархов. Его жизнь была типичной для талантливых само­родков, пришедших в советскую обо­ронную промышленность в 20 — 30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 16 лет стал учеником кузнеца, потом заводским сле­сарем, а в 1917 г. начал работать налад­чиком автоматов системы В.Г. Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созда­нием ручного пулемета и автоматиче­ской винтовки собственной конструк­ции. Спустя 7 лет он становится началь­ником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932 — 1933 гг. пополняет образова­ние в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял кон­структорские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образца­ми оружия. Свидетельства высокой оцен­ки его заслуг — звания Героя Социали­стического Труда и дважды — лауреата Сталинской премии, награждение восе­мью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду при­чин известность получили только три: автоматическая винтовка ABC-36, проти­вотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, принятые на вооружение нашей армии.

А что же остальные конструкции? Ка­кими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные об­разцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных сил в Москве. В немалой мере этому способствовал сам Симонов, завещавший свое оружие музею и в 1960 — 1981 гг. пе­редавший сюда 155 «стволов». За неболь­шим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулеметы и автоматы.

 

ПИСТОЛЕТЫ-ПУЛЕМЕТЫ СИМОНОВА

ППС-6П и ППС-8П

Свой первый пистолет-пулемет – ППС-6П – Симонов разработал в 1945 — 1946 гг. Казалось, в период Второй ми­ровой войны в конструкцию такого ору­жия были внесены все мыслимые усовер­шенствования. Тем не менее, Симонов на­шел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П 46 г. имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолета­ми-пулеметами Шпагина и Судаева. Ав­томатика его оставалась тради­ционной для подобных си­стем и основывалась на отдаче свободного затвора, но под­вижные части были гораздо лучше защи­щены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампован­ная крышка, которая при стрельбе оста­валась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулеметах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель. Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П 46 г. имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами слу­жили 7,62-мм пистолетные па­троны образца 1930 г.

В 1949 г. конструктор пере­делал это оружие под 9-мм па­троны пистолета ПМ и умень­шил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец полу­чил марку ППС-8П 49 г.

ППС-10П

Пистолет-пулемет ППС-10П 1950 г.

В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пис­толетом-пулеметом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г. подобное решение во­плотилось в израильском «Узи»; так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достига­лось относительно большой массой под­вижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный меха­низм был классического типа — ударникового, прицел — переклад­ным, рассчитанным на веде­ние прицельного огня на дис­танциях 50 и 100 м, предохра­нитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пис­толет-пулемет получился не­большим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П 50 г. изгото­вили в 1950 г. К сожалению, всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысо­кой, а прочность некоторых деталей – недостаточной. Потребовались два деся­тилетия, чтобы оценить наработки Си­монова — только в 1970 г. в СССР возоб­новили проектирование малогабарит­ных пистолетов-пулеметов. Причем ис­тория повторилась: образцы, представленные Н.М. Афанасьевым и Е.Ф. Драгуновым, не удовлетворили военных по при­цельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

 

АВТОМАТЫ СИМОНОВА

Параллельно Сергей Гаврилович зани­мался автоматами — как показал боевой опыт Второй миро­вой войны, наиболее удачным и перспективным легким стрелковым оружием.

Автоматы Симонова 40-х гг. – АС-13П, АС-18П, АС-19, АС-21П

Свой АС-13П 49 г. он спроектировал в 1948 г. Для работы автомати­ки использовалась энергия пороховых газов, час­тично отводимых через боковое отвер­стие в стволе, для запирания патрона — хорошо отра­ботанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы — длин­ный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной ко­робки, конструк­тор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе, Из АС-13П 48 г можно было стре­лять очередями и одиночными вы­стрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выпонялось высокотехнологичным мето­дом холодной штамповки.

Автомат АС-18П

Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но пе­ретяжеленным — без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пыле­защитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку пере­заряжания, изменив предохрани­тель и переводчик режима огня. Но­вый АС-18П 49 г. «поху­дел» на полкилограмма и стал более удобным.

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в дейст­вие подвижных частей. Еще в 1948 г. он создал АС-19 с полу­свободным (самооткрывающимся) за­твором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13 и АС-18.

Последним в серии автоматов 1948 - 1949 гг. стал АС-21П 49 г, конструктивно аналогичный АС-18. В нем функции приклада выполня­ла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных метал­лических листов. Откидные при­цельные приспособления, напоми­навшие на всех автоматах Симоно­ва устройство немецкой парашютистской винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназна­чался штык По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

Автоматы Симонова 50-х – 60-х гг.

В 1949 г на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т. Калаш­никова,  но  совер­шенствование по­добных систем продолжалось. К то­му же эксплуата­ция   «калашникова» в войсках вы­явила ряд недос­татков. Пока автор  стремился     устра­нить их, другие ору­жейники занимались созданием новых образ­цов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов.

В 1955 — 1956 гг. он предложил 6 моде­лей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отвер­стие в стволе — схема, признанная опти­мальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом за­твора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончатель­но отказался от прицельных при­способлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике — секторному прице­лу с цилиндрической мушкой, защищенной     кольцевым стальным намушником. Его АС-95П 55г. и АС-96П 55 г. вышли мак­симально   облегчен­ными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной   ко­робки и деревян­ных частей. Вот основ­ные характеристики 95П: ка­либр — 7,62 мм, длина общая — 890 мм, длина со сложенным прикла­дом — 700 мм, масса без патронов и ма­газина — 2,59 кг (9бП — 2,85 кг), емкость магазина — 30 патронов.

Оригинальными в обеих конструкци­ях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спус­ковой механизм, изготовленный в съем­ном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и проч­ность отдельных частей оказалась недос­таточной, а отдача,          из-за малой массы — чрезмерной. В то же время специа­листы отметили простоту устройства ав­томата и его унификацию с CKС.

Автомат АС-106П

Наиболее удачными стали АС-106П 55 г. и АС-107П 56 г. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный меха­низм перед затворной рамой в стволь­ной коробке, закрепив при помощи по­ворота сектора упора пружины, находя­щейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществля­лась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в поход­ном положении один из автоматов снаб­жался сдвижным металлическим прикла­дом.

В 1962 г. для Си­монова начался но­вый    «автоматный период». Тогда окон­чательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало калашниковское, технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать ее, да­же для выпуска более совер­шенной модели, признали нецелесообразным.

Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ: все имели аналогичные поворотные за­творы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флаж­ковые переводчики, расположенные по­близости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали ря­дом характерных особенностей, не поз­волявших спутать их с другими система­ми.

Так, АО-31 с заводским номером 3, из­готовленный и испытанный в 1962 г., имел на дульной части ствола газовую ка­меру, одновременно служившую тормо­зом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицель­ной линии прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калаш­никовым» АО-31 не проявил, а эксплуата­ционные качества и надежность оказа­лись даже ниже, нежели у серийного АК

Конечно, Сергей Гаврилович был огор­чен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эм­пирическим путем, неоднократно пере­делывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз.

Появившийся в 1964 г. АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом што­ка, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Уста­новку прицела на крышке ствольной ко­робки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. АО-31-6 по­лучил деревянный приклад, складываю­щийся в походном положении и крепя­щийся к правой стороне ствольной ко­робки.   Это   позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автоматы Симонова под опытные и перспективные боеприпасы

В 60-е гг. Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с но­выми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульс­ным и 7,62-мм безгильзовым патронами.

В 1963 г. конструктор предложил мало­калиберный автомат АО-31-5 (фото 6, рис.7). За исключением ствола он не от­личался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии,

Забытым оказался опытный безгильзо­вый АО-31-7 выпуска 1965 г. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы бое­припасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем, Автомат не предназначался для ведения огня одиноч­ными выстрелами, главным было добить­ся от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но это­му помешали явно «сырые» патроны, Жаль, конечно, ведь безгильзовые боепри­пасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симо­новский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности, в ФРГ.

Оружие Симонова, разработанное им в последние годы жизни

Автомат АГ-043

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал тру­диться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г. создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики кон­структор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его ма­лой длины — всего 215 мм — делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол на­винчивался дульный тормоз-компенса­тор с пламегасителем. Как и на предыду­щих образцах, оружейник позаботился о безопасности — от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защи­щали два предохранителя. Один, в ствольной коробке, предотвращал взве­дение затвора, а второй, в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крю­чок Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стан­дартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при из­готовлении деталей. Исходя из специ­фики разных родов войск, оно осна­щалось деревянными либо металличе­скими прикладами; последние в убран­ном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулеме­тов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скоро­стрельности и баллистике они не пока­зывали и поэтому на вооружение приня­ты не были. Сказался и авторитет М.Т. Калашникова, ставшего к тому вре­мени уже дважды Героем Социалистиче­ского Труда.

АГ-042 и АГ-043 стали последними си­моновскими экспонатами; Сергей Гаври­лович подарил их Центральному музею ВС в 1979 г.

(Материал подготовлен для сайта «Войны XX века» © http://war20.ru  по статье С. Плотникова, старшего научного сотрудника Центрального музея ВС РФ. При копировании статьи, пожалуйста, не забудьте поставить ссылку на страницу-первоисточник сайта «Войны XX века»).

war20.ru

Хождение по мукам или неудачная судьба удачной конструкции. (автоматическая винтовка симонова)

В данной статье хотелось бы рассказать об оружии, опередившим своё время как минимум на 5-10 лет, но всегда находившемся в тени своего более позднего и удачливого конкурента и сегодня необоснованно подзабытом – автоматической винтовке Сергея Гавриловича Симонова АВС-36.

Несомненно, для своего времени эта винтовка стала огромным достижением советской оружейной мысли, да и техники, разумеется, тоже. Ни одно из ведущих государств не имело тогда на вооружении своих армий лёгкой и мощной автоматической винтовки, выпускаемой к тому же в массовом порядке. При всей общей привлекательности идеи, уровень технологического развития зачастую просто не позволял создать безотказную систему, способную хорошо работать в разных условиях. Лишь США форсировали окончательную отработку и поставку в войска конструкции Джона Гаранда, но, увы, лишь самозарядной.

Самозарядная винтовка Гаранда М1

Первый проект автоматической винтовки был создан Симоновым в начале 1926 года. Работал её механизм по принципу отвода пороховых газов. Винтовка оказалась достаточно простой по устройству, но, несмотря на надежное взаимодействие механизмов, имела ряд существенных недостатков, таких как неудачная компоновка, плохой баланс оружия, низкая кучность, чувствительность к пыли и грязи, низкие эксплуатационные качества, очень широкое цевьё (из-за размещения газоотводной системы на правой стороне винтовки

Неудачными оказались и попытки Симонова в 1928, 1930 и 1931 гг. представить усовершенствованные модели автоматической винтовки. Каждый раз находились конструктивные недоработки, вызывающие задержки при стрельбе и поломки автоматики. Недостатки были обусловлены так же малой живучестью некоторых деталей, короткой прицельной линией, невысокой меткостью стрельбы, значительным весом и недостаточной надёжностью.

И лишь винтовка обр. 1933 г. успешно прошла полигонные испытания и была рекомендована для передачи в армию для войсковых испытаний.

Опытная винтовка образца 1931-1933 годов

В результате ряда сравнительных испытаний с образцами автоматического оружия систем Токарева и Дегтярева, проходивших в 1935-1936 годах, лучшие результаты показала винтовка Симонова. Она была принята на вооружение стрелковых частей Красной Армии под обозначением АВС-36 («автоматическая винтовка системы Симонова обр. 1936 года») и запущена в производство.

Как и в прежних моделях, работа автоматики АВС-36 была основана на принципе отвода пороховых газов, образовывавшихся при выстреле, из дульной части ствола. Однако на этот раз Симонов расположил газоотводную систему над стволом. Впоследствии такое размещение газоотводного механизма стало классическим и используется по настоящее время. УСМ был рассчитан на ведение одиночного огня, но допускал и полностью автоматический огонь. Повышению его точности и эффективности способствовали мощный дульный тормоз-компенсатор и штык, который при повороте на 90° превращался в одноногую сошку. Скорострельность АВС-36 одиночным огнем достигала 25 выстр./мин, а при стрельбе очередями - 40 выстр./мин. Таким образом, один боец, вооруженный АВС-36, мог создать такую плотность огня, какая достигалась группой из трех-четырех стрелков, вооруженных магазинными винтовками Мосина.

Небольшими сериями винтовка выпускалась уже с 1935 года, к марту 1938 года АВС-36 была освоена и запущена в массовом производстве, а показана официально на первомайском параде 1938 года. Массово ею была вооружена только 1-я Московская Пролетарская дивизия – элитное стрелковое подразделение РККА.

Боец РККА, вооружённый винтовкой АВС-36. Реконструкция

Всего выпускалось четыре (!) вида АВС-36 – стандартная для вооружения линейных стрелковых частей, снайперский вариант, карабин (в т.ч. и специальный, с возможностью применения ПББС!) и вариант для воздушно-десантных войск. Все модели винтовки комплектовались штыком клинкового типа, а так же имели паз под кронштейн для оптического прицела – такое явление стало массовым на ручном огнестрельном оружии только в конце 20 – начале 21 века. Ни одна армия мира в то время не могла похвалиться наличием такого оружия!

Варианты винтовки АВС-36

На рисунке сверху - установка оптического прицела на карабине по типу СВТ-38/40

Воздушно-десантный вариант АВС-36 имел укороченный ствол, раздвижной приклад по типу пулемёта ДТ и пистолетную рукоятку.

Снайперский вариант АВС-36 фактически не имел отличий от базовой модели. При изготовлении винтовки, которую планировалось оснащать оптикой, производилась дополнительная обработка канала ствола для увеличения показателей кучности стрельбы.

Установка оптического прицела на винтовке АВС-36. Вариант

Боец РККА, вооружённый снайперским вариантом винтовки АВС-36. Район озера Хасан, Монголия, 1938  

Несмотря на передовые позиции, дальнейшая судьба АВС-36 складывалась трудно. Планы вооружения Красной Армии автоматической винтовкой поменялись на самозарядную, исходя из более рационального расхода патронов и сохранения большей прицельной дальности. АВС-36 по многим показателям превосходила СВТ-38, но оказалась менее живучей и чаще ломалась, конструкция оказалась низкотехнологичной, а стоимость была выше, чем ручного пулемёта ДП-27.

В ходе боевого применения АВС-36 показала невысокие эксплуатационные качества. УСМ обеспечивал непрерывный огонь слишком большого темпа. Модернизация не дала удовлетворительной меткости стрельбы. Автоматика АВС-36 быстро изнашивалась и начинала работать менее надежно. Кроме того, имелись и другие нарекания - громкий звук выстрела, слишком сильные отдача и сотрясение при выстреле, сложность сборки-разборки.

Так или иначе, но уже в 1939 году производство АВС-36 было снижено, а в 1940 г. и вообще остановлено. Заводы, ранее занимающиеся выпуском АВС-36, были переориентированы на изготовление самозарядных винтовок системы Токарева СВТ-38/40. Суммарное производство автоматических винтовок системы Симонова обр. 1936 года составило около, по разным оценкам, от 35 до 66 тыс. единиц.

Винтовки Симонова активно использовались уже в боях на реке Халхин-Гол, в войне с Финляндией в 1940 г., а также в начале Великой Отечественной войны. АВС-36 осталась на вооружении снайперов и тыловых подразделений, а в частях Красной Армии на Дальнем Востоке – до 1945 года. Охотно пользовались трофейными винтовками получившими обозначение Selbstladegewehr 257(r) и военнослужащие Вермахта, которые очень высоко оценили ее боевые качества.

Боец РККА, вооружённый винтовкой АВС-36.  Зимняя война 1939-1940 годов. Реконструкция

Конструкция АВС-36 не была забыта и в последствие легла в основу или, так или иначе, оказала влияние при создании самозарядной винтовки СВС-38, противотанкового ружья ПТРС-41 и самозарядного карабина СКС-44.

СВС-38

ПТРС-41

СКС-44

Всем удачи и метких выстрелов!

www.air-gun.ru

Экспериментальное оружие Симонова С.Г.: picturehistory — LiveJournal

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов, Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг - звания Героя Социалистического Труда и дважды - лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.


Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 798 мм
масса без патронов - 3,27 кг
скорострельность - 700 выстрелов в минуту
емкость магазина - 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа - ударникового, прицел - перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей - недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова - только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».


Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.
калибр - 9 мм
длина общая - 600 мм
длина со сложенным прикладом - 380 мм
масса без патронов - 1,88 кг
скорострельность - 700 выстрелов в минуту
ёмкость магазина - 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами - как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона - хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы - длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым - без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.



Автомат АС-18П обр. 1949 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 860 мм
масса без патронов и магазина - 3,8 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.



Автомат АС-19П обр. 1948 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 852 мм
масса без патронов и магазина - 3,2 кг
ёмкость магазина - 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе - схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике - секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы - чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.


Автомат АС-95П обр. 1955 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 890 мм
длина со сложенным прикладом - 700 мм
масса без патронов и магазина - 2,59 кг (96П - 2,85 кг)
ёмкость магазина - 30 патронов

Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом.



Автомат АС-106П обр. 1955 года.
калибр - 7,62 мм
длина общая - 890 мм
масса без патронов - 3,5 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало - "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.



Автомат АО-31-6
калибр - 7,62 мм
длина общая - 895 мм
длина со сложенным прикладом - 660 мм
масса без патронов и магазина - 2,51 кг
ёмкость магазина - 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.



Автомат АО-31-5
калибр - 5,45 мм
длина общая - 910 мм
масса без патронов - 2,57 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.


В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины - всего 215 мм - делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности - от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.



Малогабаритный автомат АГ-043
калибр - 5,45 мм
длина общая - 680 мм
длина со сложенным прикладом - 420 мм
масса без патронов -2,1 кг
ёмкость магазина - 30 патронов

См.также:

Стрелковое оружие СССР: на пути к автоматическому оружию

Автомат Фёдорова. Оружие, которое могло потрясти Мир

«МЁТЛЫ» для выметания окопов.

Военные конструкторы, прославившие Россию

Стрелковое оружие России

picturehistory.livejournal.com

Экспериментальное оружие С.Г.Симонова. / Оружие / magSpace.ru

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов, Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг — звания Героя Социалистического Труда и дважды — лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.

Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.

калибр — 7,62 мм 

длина общая — 798 мм

масса без патронов — 3,27 кг

скорострельность — 700 выстрелов в минуту

емкость магазина — 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа — ударникового, прицел — перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей — недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова — только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.

калибр — 9 мм

длина общая — 600 мм

длина со сложенным прикладом — 380 мм

масса без патронов — 1,88 кг

скорострельность — 700 выстрелов в минуту

ёмкость магазина — 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами — как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона — хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы — длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым — без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.

Автомат АС-18П обр. 1949 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 860 мм

масса без патронов и магазина — 3,8 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.

Автомат АС-19П обр. 1948 года. 

калибр — 7,62 мм

длина общая — 852 мм

масса без патронов и магазина — 3,2 кг

ёмкость магазина — 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе — схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике — секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы — чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.

Автомат АС-95П обр. 1955 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 890 мм

длина со сложенным прикладом — 700 мм

масса без патронов и магазина — 2,59 кг (96П — 2,85 кг)

ёмкость магазина — 30 патронов

Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом.

Автомат АС-106П обр. 1955 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 890 мм

масса без патронов — 3,5 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало — "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автомат АО-31-6

калибр — 7,62 мм

длина общая — 895 мм

длина со сложенным прикладом — 660 мм

масса без патронов и магазина — 2,51 кг

ёмкость магазина — 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7, б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.

Автомат АО-31-5

калибр — 5,45 мм

длина общая — 910 мм

масса без патронов — 2,57 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины — всего 215 мм — делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности — от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.

Малогабаритный автомат АГ-043

калибр — 5,45 мм

длина общая — 680 мм

длина со сложенным прикладом — 420 мм

масса без патронов -2,1 кг

ёмкость магазина — 30 патронов 

magspace.ru

Винтовки Симонова » Военное обозрение

Автоматическая винтовка Симонова АВС-36 (СССР)
Красная Армия начала первые испытания самозарядных винтовок еще в 1926 году, однако вплоть до середины тридцатых годов ни один из испытанных образцов не удовлетворял армейским требованиям. Сергей Симонов начал разработку самозарядной винтовки в начале 1930-х годов и выставлял свои разработки на конкурсы 1931 и 1935 года, однако только в 1936 году винтовка его конструкции была принята на вооружение РККА под обозначением "7.62-мм автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года", или АВС-36. Экспериментальное производство винтовки АВС-36 было начато еще в 1935 году, массовое - в 1936 - 1937 годах и продолжалось вплоть до 1940 года, когда АВС-36 была заменена на вооружении самозарядной винтовкой Токарева СВТ-40. Всего, по разным источникам, было выпущено от 35 000 до 65 000 винтовок АВС-36. Эти винтовки использовались в боях на Халхин-Голе в 1939 году, в зимней войне с Финляндией в 1940-м., а также в начальный период Великой Отечественной войны. Интересно, что финны, захватившие в 1940 году в качестве трофеев винтовки конструкции как Токарева, так и Симонова, предпочитали использовать винтовки СВТ-38 и СВТ-40, так как винтовка Симонова была существенно более сложной по устройству и более капризной. Впрочем, именно поэтому винтовки Токарева и сменили АВС-36 на вооружении РККА.

Винтовка АВС-36 - автоматическое оружие, использующее отвод пороховых газов и допускающее ведение одиночного и автоматического огня. Переводчик режимов огня выполнен на ствольной коробке справа. Основным режимом огня являлись одиночные выстрелы, автоматический огонь предполагалось использовать только при отражении внезапных вражеских атак, при этом с расходом патронов очередями не более 4-5 магазинов. Газоотводный узел с коротким ходом газового поршня расположен над стволом (впервые в мире). Запирание ствола осуществляется при помощи вертикального блока, перемещающегося в пазах ствольной коробки. При перемещении блока вверх под действием специальной пружины он входил в пазы затвора, запирая его. Отпирание происходило, когда специальная муфта, связанная с газовым поршнем, выжимала запирающий блок вниз из пазов затвора. Так как запирающий блок был расположен между казенной частью ствола и магазином, траектория подачи патронов в патронник была довольно длинной и крутой, что служило источником задержек при стрельбе. Кроме того, из-за этого ствольная коробка имела сложную конструкцию и большую длину. Устройство затворной группы также было весьма сложным, так как внутри затвора находился ударник с боевой пружиной и специальный механизм противоотскока. Питание винтовки осуществлялось из отъемных магазинов емкостью 15 патронов. Магазины могли снаряжаться как отдельно от винтовки, так и прямо на ней, при открытом затворе. Для снаряжения магазина использовались штатные 5-патронные обоймы от винтовки Мосина (3 обоймы на магазин). Ствол винтовки имел большой дульный тормоз и крепление для штык-ножа, при этом штык мог примыкаться не только горизонтально, но и вертикально, клинком вниз. В таком положении штык использовался как одноногая сошка для стрельбы с упора. В походном положении штык переносился в ножнах на поясе бойца. Открытый прицел был маркирован по дальности от 100 до 1 500 метров с шагом 100 метров. Некоторые винтовки АВС-36 комплектовались оптическим прицелом на кронштейне и использовались как снайперские. Из-за того, что стреляные гильзы выбрасываются из ствольной коробки вверх и вперед, кронштейн оптического прицела крепился к ствольной коробке слева от оси оружия.

СКС - самозарядный карабин Симонова обр. 1945 года

Опыт, полученный в ходе первой половины Второй мировой войны, показал необходимость создания оружия более легкого и маневренного, нежели имеющиеся на вооружении самозарядные и магазинные винтовки, и в то же время имеющего большую огневую мощь и эффективную дальность стрельбы, чем пистолеты-пулеметы. Подобное оружие в первую очередь требовало создания патронов, промежуточных по характеристикам между пистолетными и винтовочными, и обеспечивающими эффективную дальность порядка 600-800 метров (против 200 метров у пистолетных патронов и 2000 и более метров - у винтовочных). Такие патроны были созданы и в Германии (патрон 7.92мм Курц) и в СССР (патрон 7.62х41мм, позже превратившийся в 7.62х39мм). Тогда как в Германии сосредоточились главным образом на одном, наиболее универсальном типе оружия под промежуточный патрон - автоматическом карабине (MaschinenKarabiner), позже переименованном в штурмовую винтовку (SturmGewehr), в СССР была начата разработка сразу целого семейства оружия под новый патрон. В это семейство входили магазинный карабин, самозарядный карабин, автомат (та же штурмовая винтовка) и ручной пулемет. Первые образцы оружия нового семейства появились к концу Великой Отечественной, а их массовое поступление на вооружение началось лишь в конце 1940-х годов. Магазинный карабин, как очевидно устаревшая концепция, остался только в виде опытных образцов. Роль штурмовой винтовки взял на себя автомат Калашникова. Ручной пулемет - РПД. А в качестве карабина на вооружение был принят СКС.

Первые образцы самозарядного карабина под новый патрон были созданы конструктором Симоновым к концу 1944 года. Небольшая опытная партия карабинов проходила испытания на фронте, однако доводка как карабина, так и нового патрона продолжалась до 1949 года, когда на вооружение Советской армии был принят "7.62-мм самозарядный карабин Симонова - СКС обр. 1945 года". В течение первых послевоенных десятилетий СКС состоял на вооружении СА наравне с АК и АКМ, но с распространением автоматов началось постепенное вытеснение СКС из войск, хотя некоторое их количество находилось на вооружении вплоть до 1980-х и даже 1990-х годов в таких родах войск как связь и ПВО, где стрелковое оружие не является основным. Вплоть до настоящего времени СКС используются в качестве парадно-церемониального оружия ввиду гораздо большей, чем у современных автоматов, эстетичности.

Как и в случае с другими образцами послевоенного оружия, СКС получил широкое распространение в странах соцлагеря и прочих, друживших с СССР. СКС по лицензии производился в Китае (карабин Тип 56), в ГДР (Karabiner-S), Албании, Югославии (Тип 59 и Тип 59/66) и еще ряде стран. По мере снятия с вооружения значительное количество СКС оказалось на гражданских рынках оружия как в оригинальном, так и в боле или менее "оцивилизованном" виде. Причем, как правило, "цивилизация" сводилась к удалению штыка. Невысокая цена как самих карабинов, так и патронов к ним, в сочетании с высокими эксплуатационными и боевыми характеристиками, обеспечили СКС большую популярность среди мирного населения в самых разных странах - от России до США. Надо отметить, что американцы очень любят карабины Симонова, так как при надежности и боевых данных, сравнимых с другими образцами (AR-15, Ruger Mini-30), СКС имеет гораздо меньшую цену.

СКС представляет собой самозарядную укороченную винтовку (карабин), построенную на основе автоматики с газовым двигателем. Газоотводная камера и газовый поршень расположены над стволом. Газовый поршень не связан жестко с затворной рамой и имеет свою собственную возвратную пружину. Запирание осуществляется перекосом затвора вниз, за боевой упор в дне ствольной коробки. Затвор установлен в массивную затворную раму, на правой стороне которой жестко закреплена рукоятка для заряжания. УСМ курковый, предохранитель расположен в спусковой скобе.


Отличительная особенность СКС - неотъемный серединный магазин, снаряжаемый при открытом затворе отдельными патронами или при помощи специальных обойм на 10 патронов. Обойма устанавливается в направляющие, выполненные в переднем торце затворной рамы, после чего патроны вдавливаются в магазин, как показано на фото. В связи с подобной схемой заряжания в конструкции карабина предусмотрена затворная задержка, включающаяся при израсходовании всех патронов в магазине и останавливающая затворную группу в открытом положении. Для ускоренного и безопасного разряжания нижняя крышка магазина может откидываться вниз-вперед, ее защелка расположена между магазином и спусковой скобой.

Прицельные приспособления СКС выполнены в виде мушки на основании в защитном кольце и открытого целика, имеющего регулировку по дальности. Ложа цельная, деревянная, с полупистолетной шейкой приклада и металлическим затыльником. СКС оснащается неотъемным клинковым штыком, в походном положении убираемым вниз, под ствол. Китайские карабины Тип 56 имеют игольчатый штык большей длины с аналогичным креплением.

В отличие от оригинальных СКС, карабины тип 59/66 югославского выпуска имеют комбинированное дульное устройство, предназначенное для запуска винтовочных гранат. Для этого же предназначен складной гранатометный прицел позади мушки и газовый отсекатель в газовой каморе, включаемый при стрельбе гранатой и перекрывающий газоотводный тракт.

В целом, как армейское оружие СКС в значительной мере устарел, хотя и имеет преимущество перед автоматами Калашникова калибра 7.62мм в прицельной дальности стрельбы за счет более длинных ствола и прицельной линии. В качестве же гражданского оружия для охоты на мелкую и среднюю дичь (при правильном выборе патронов) СКС остается на современном уровне. Наличие широкого спектра гражданских аксессуаров (ложи различной конфигурации, легкие сошки, крепления для оптики и т.п.) только расширяют сферу применения этого, несомненно достойного и заслуженного образца Советской оружейной мысли.

От автора: есть мнение, что СКС должен занимать место не среди самозарядных винтовок, а среди автоматов и штурмовых винтовок, исходя из того, что он использует промежуточный патрон. Тем не менее, так как у СКС отсутствует такой видообразующий признак штурмовых винтовок, как возможность ведения автоматического огня, я считаю, что его место именно среди обычных самозарядных винтовок.
М.Попенкер

topwar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о