Первая российская подводная лодкаObobrali.ru | Obobrali.ru

 Вы никогда не задумывались когда в нашей стране появилась первая подводная лодка?

Так вот это произошло ещё в 1721 году при Петре I. И тогда это называлось «Потаённое судно».
Ефим Никонов и есть тот кто построил первую в России подводную лодку. Её испытания проходили в присутствии Императора Петра Алексеевича на озере Разлив, что совсем рядом с Петербургом.

Пишет автор оригинального топика, мимоходом забыв упомянуть, что эта самая подводная лодка затонула при первом же (и последнем) испытании

поскольку «при спуске у того судна повредилось дно»

и что горе автора Ефима Никонова спасал лично сам Петр. Петр велел доработать горе-копирастеру подлодку, однако вскоре умер, а грамотные люди беграмотного Никонова сослали работать плотником.

А на фото просто копия затонувшего агрегата.

Остальное смотрите под катом








Кстати, в 1624м в Лондоне была спущена на воду первая рабочая субмарина на вёсельном приводе, которую построил голландец Корнелиус ван Дреббель:

Для погружения подводной лодки под воду специальные меха заполняли заборной водой. Подводная лодка плавала по Темзе на глубине 4—5 метров, и на ней несколько лет катали пассажиров. Двигалась она по реке при помощи двенадцати гребцов, которые гребли веслами.

Печально, что наши, даже спустя 100 лет, не смогли толком с3,14здить уже отработанную технологию. Впрочем, позже было несколько удачных попыток, на одной из которых ездит и матерится сейчас львиная доля автолюбителей, костеря известного производителя.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

Понравился пост? Тырни кнопочку!

www.obobrali.ru

Первая атомная подводная лодка СССР К-3 "Ленинский Комсомол".: fotoflota — LiveJournal

"Ленинский комсомол", первоначально К-3 — первая советская (третья в мире) атомная подводная лодка, головная в серии. Единственная лодка проекта 627, все последующие лодки серии строились по доработанному проекту 627А. Название «Ленинский комсомол» подводная лодка унаследовала от одноименной дизельной подводной лодки "М-106" Северного флота, погибшей в одном из боевых походов в 1943 году. Это почётное имя носила с 9 октября 1962 года. В последние годы службы переклассифицирована из крейсерской в большую (Б-3). В этом посте будет много фотографий сегодняшнего состояния подводной лодки, может кто увидит и вспомнит что она ещё жива, но вряд ли это повлияет на её судьбу. Eверен она будет скоро утилизирована, так как внимание к ней только с стороны завода, на котором она стоит и никому не интересно её восстановление в роли музея.



Заложили подводную лодку 24 сентября 1955 года в Северодвинске, на заводе № 402 (ныне «Севмаш»), заводской № 254. В августе 1955 года командиром лодки назначен капитан 1-го ранга Л. Г. Осипенко. Реакторы запустили в сентябре 1957 года, спущена на воду 9 октября 1957 года. Вступила в строй (поднят флаг ВМФ) 1 июля 1958 года, 4 июля 1958 года впервые в СССР дала ход под атомной силовой установкой, 17 декабря 1958 года принята у промышленности под гарантию устранения недостатков.

Параллельно, с заметным отставанием, проектировалась и строилась требуемая для поддержки АПЛ новая береговая инфраструктура. 12 марта 1959 года вошла в состав 206-й отдельной БрПЛ с базированием на Северодвинск.

Название «Ленинский комсомол» подводная лодка унаследовала от одноименной дизельной подводной лодки "М-106" Северного флота, погибшей в одном из боевых походов в 1943 году.

 В 1961 году — первая боевая служба в Атлантическом океане. В июле 1962 года впервые в истории Советского Военно-Морского Флота она совершила длительный поход подо льдами Северного Ледовитого океана, во время которого дважды прошла точку Северного полюса. Под командованием Льва Михайловича Жильцова 17 июля 1962 года впервые в истории советского подводного флота всплыла около Северного полюса. Экипаж корабля недалеко от полюса во льдах Центральной Арктики водрузил Государственный флаг СССР. После возвращения в базу в Йоканьге, лодку на пирсе встречали Н. С. Хрущёв и министр обороны Р. Я. Малиновский. Руководителю похода контр-адмиралу А. И. Петелину, командиру корабля капитану 2 ранга Л. М. Жильцову и командиру БЧ-5 (силовая установка) капитану 2 ранга инженеру Р. А. Тимофееву присвоено звание Героя Советского Союза. Весь личный состав корабля был награжден орденами и медалями.

Главный конструктор первой атомной подводной лодки СССР “К-3” Владимир Николаевич Перегудов.Главный конструктор подводной лодки К-3

Так как лодка была принципиальной новой, к тому же проектировалась и строилась в большой спешке, она практически постоянно требовала ремонтов, доделок и переделок, что скрывалось под словами «опытная эксплуатация». В первые годы службы и походе на полюс, поддержание лодки, часто фактически аварийной, в рабочем состоянии обеспечивалось, в том числе, и силами весьма квалифицированного экипажа, способного выполнять сложные ремонты самостоятельно.
Слабым местом лодки были неудачно спроектированные и изготовленные парогенераторы, в которых постоянно возникали микроскопические, с большим трудом распознаваемые трещины и утечки воды в первом (радиоактивном) контуре. Сказывалось и большое количество переделок, доработок, новых сварных швов. По этой причине, переоблучение экипажа было нередким, однако оно считалось неизбежным злом для столь революционно нового корабля. Для снижения дозы облучения, получаемой экипажем в «грязных» отсеках, в подводном положении практиковалось периодическое перемешивание воздуха между отсеками для более равномерного распределения загрязнения, и, соответственно, доз по экипажу в целом. Лучевая болезнь и её последствия среди членов экипажа были почти обычным делом. Известны случаи, когда возвращающуюся лодку ждали на пирсе машины «скорой помощи». Ряд офицеров подвергся пересадке костного мозга, многие члены экипажа впоследствии умерли раньше времени. При этом из-за секретности в историях болезни указывались ложные диагнозы, что многим сломало карьеру.

8 сентября 1967 года произошел пожар в I и II отсеках при нахождении на боевом дежурстве в Норвежском море, погибли 39 человек. Однако, лодка самостоятельно вернулась в базу. Вероятной причиной аварии была несанкционированная замена уплотнительной прокладки в штуцере гидравлической машинки. Возникла утечка, вытекшая гидравлическая жидкость не была собрана полностью, её остатки воспламенились.

В 1991 году выведена из состава Северного флота. Потом по решению Морской коллегии при правительстве РФ под председательством министра транспорта Игоря Левитина первая советская атомная подводная лодка должна быть переоборудована в музей. В КБ "Малахит" разработан проект переоборудования в плавучий музей. На данный момент подводная лодка находится уже много лет на стапеле судоремонтного предприятия "Нерпа" в ожидании своей участи. По последним данным, никакого переоборудования в музей не будет. Денег уже не найдут, и думаю, вопрос с музеем скоро закроют, корабль не вечен, корпусу скоро будет уже 55 лет.

На следующей неделе я расскажу вам о одном ветеране Севмаша, участнике строительства подводной лодки К-3.

fotoflota.livejournal.com

Первая атомная подводная лодка Советского Союза проекта 627 «Ленинский Комсомол», шифр «Кит»

 

Вскоре после рождественских каникул 1959 года адмирал Ральф у входа в свой кабинет вывесил следующее объявление: «Я командующий Атлантическим флотом США обещаю ящик виски «Jack Daniels» первому командиру субмарины представивший доказательство того, что вражеская подводная лодка была измотана преследованием и была вынуждена всплыть на поверхность».

Это не было шуткой. Адмирал как на ипподроме сделал ставку на чудо американской военной мысли - атомную подводную лодку. Современная субмарина производила собственный кислород и была способна находиться под водой в течение всего похода. Советские подводники могли лишь мечтать о таком корабле. При длительном плавании их экипажи задыхались, подводные лодки были вынуждены всплывать, становясь легкой добычей противника.
Победителем стал экипаж подводной лодки «USS Grenadier» бортовой номер «SS-525» около 9 часов преследовавший советскую подводную лодку, и заставив всплыть на поверхность возле берегов Исландии. Командир подводной лодки США капитан-лейтенант Дэвис получил из рук адмирала обещанный ящик виски. Они не догадывались, что очень скоро Советский Союз преподнесет им свой подарок.

 

первая атомная подводная лодка Советского Союза

 

В 1945 году США открыто демонстрировало всему миру разрушительную мощь своего нового оружия, и теперь она должна иметь надежное средство его доставки. По воздуху, так как это было с Японией, сопряжено с большим риском, значит единственно разумным способом доставки ядерного груза должна стать субмарина, но такая, которая сможет скрытно ни разу не всплывая, нанести решающий удар для этого идеально подходила атомная подводная лодка. Создание такой субмарины было сложнейшей задачей в то время, даже для США. Меньше чем через год на верфи в Нью-Лондоне, штат Коннектикут был заложен первый атомоход «USS Nautilus» бортовой номер «SSN-571». Проект реализовывался в обстановке такой предельной секретности, что агентурные сведения о нем попали на стол Сталину лишь два года спустя. Советский Союз опять оказался в роли догоняющего. В 1949 году были проведены испытания первой советской атомной бомбы, а в сентябре 1952 Сталин подписал постановление о создании

атомных подводных лодок в СССР.


Отечественные конструкторы, как это не раз происходило, были вынуждены идти своим путем, так складывались обстоятельства непростые для Советского Союза в целом и для советской военной науки в частности. В СССР работу оборонного значения всегда возглавляли люди неизвестные широкой общественности, о которых не писали в газетах. Создание проекта подводной лодки поручено конструктору В. Н. Перегудову. Технический проект первой атомной подводной лодки был утвержден.

 


Технические характеристики атомной подводной лодки проекта 627 «К-3», шифр «Кит»:


Длина - 107,4 м;
Ширина - 7,9 м;
Осадка - 5,6 м;
Водоизмещение - 3050 тонн;
Энергетическая установка - атомная, мощность 35000 л.с.;
Скорость надводная - 15 узлов;
Скорость подводная - 30 узлов;
Глубина погружения - 300 м;
Автономность плавания - 60 суток;
Экипаж - 104 человека;
Вооружение:
Торпедные аппараты 533 мм: носовых - 8, кормовых - 2;

 

Замысел боевого использования

подводного корабля был таков: лодка вооруженная гигантской торпедой выводится на буксирах из пункта базирования в точку погружения, откуда продолжает плавание под водой в заданный район. С получением приказа атомная подводная лодка производит выстрел торпедой, атакуя военно-морские базы противника. Во время всего автономного плавания всплытие атомохода не планируется, средства защиты и противодействия не предусмотрены. После выполнения задачи она становится практически беззащитной. Интересный факт, первая атомная подводная лодка проектировалась и строилась без участия военных. Единственная торпеда с термоядерным зарядом субмарины имела калибр 1550 мм и длину 23 м. Подводникам сразу стало ясно, что произойдет с подлодкой при пуске этой супер-торпеды. В момент пуска вся водная масса выстрелится вместе с торпедой, после чего еще большая масса воды попадет вовнутрь корпуса и неминуемо создаст аварийный дифферент. Чтобы выровнять ее экипажу придется продувать главные системы балласта и на поверхность будет выпущен воздушный пузырь, позволяющий тут же обнаружить
атомную подводную лодку
, что означает ее немедленное уничтожение.  Кроме этого специалисты главного штаба ВМФ установили, что не только в США, а во всем мире военных баз, которые можно уничтожить такой торпедой всего две. К тому же они не имели никакого стратегического значения.

 

Проект торпеды-гиганта похоронили. Макеты аппаратуры изготовленные в натуральную величину уничтожили. Изменение проекта атомной подводной лодки занял целый год. Цех №3 стал закрытым производством. Его работники не имели права говорить даже родным, где они работают.


В начале 50-х в сотни километрах от Москвы силами ГУЛАГа была построена первая атомная электростанция, назначением которой было не производство электрической энергии для народного хозяйства - это был прототип ядерной установки для атомной подводной лодки. Теми же заключенными в сосновом бору был построен учебный центр с двумя стендами. В течение полугода по всем флотам Советского Союза набирали экипаж будущей атомной субмарины, моряков сверхсрочников и офицеров. Учитывалось не только здоровье и военная выучка, но и девственно чистая биография. Слово атом вербовщики произносить не имели права. Но каким-то образом шепотком распространился слух куда и на что их приглашали. Попасть в Обнинск стало мечтой. Всех переодели в гражданскую одежду, отменили военную субординацию - все обращались друг к другу только по имени отчеству. В остальном - строгие военные порядки. Личный состав был расписан как на корабле. На вопросы посторонних курсант мог отвечать что угодно только не то что он подводник. Слово реактор произносить запрещалось всегда. Даже на лекциях преподаватели называли его кристаллизатором или аппаратом. Курсанты отрабатывали множество действий по утечке выброса радиоактивного газа и аэрозолей. Наиболее значительные неполадки устраняли заключенные, но на долю курсантов тоже доставалось. Что такое радиация никто толком не знал. Помимо альфа-, бета- и гамма излучений в воздухе находились вредные газы, активировалась даже бытовая пыль, об этом ни кто задумывался. Основным лекарством считались традиционные 150 грамм спирта. Моряки были убеждены, что они так снимали подхваченную за день радиацию. Все хотели идти в плавание и боялись быть списанными еще до спуска подводной лодки на воду.

 


Не согласованность ведомств всегда мешало любому проекту в СССР. Так по экипажу первой атомной подводной лодки и по всему подводному флоту в целом, совершаются два удара. Министр обороны СССР маршал Жуков, который при всем уважении к его сухопутным заслугам во флоте понимал мало, издал приказ вдвое урезающий заработную плату сверхсрочникам. Практически подготовленные специалисты начали подавать рапорты на увольнение. Из шести набранных экипаж первой атомной подводной лодки остался один, который любит свое дело больше чем благосостояние. Следующим ударом маршал Жуков отменил второй экипаж атомной подводной лодки. С появлением подводного флота был установлен порядок - два экипажа. После многомесячного похода первый уходил в отпуск, а на боевое дежурство заступал второй. Задачи командиров субмарин на порядок усложнились. Им надо было что-то придумывать, чтобы найти время для отдыха экипажа, не отменяя боевые дежурства.

 

спуск первой атомной подводной лодки СССР

 

А на Северодвинском машиностроительном заводе готовая атомная подводная лодка «К-3», заложенная 24 сентября 1954 года, уже ждала свой первый экипаж. Внутренние помещения выглядели как произведения искусства. Каждое помещение было выкрашено в свой цвет, краски ярких оттенков приятные глазу. Одна из переборок выполнена в виде огромного зеркала, а другая - картины летнего луга с березками. Мебель изготовлена по спецзаказу из ценных парод дерева и помимо своего прямого назначения могла превращаться в предмет помощи внештатных ситуаций. Так большой стол в кают-компании в случае нужды трансформировался в операционную.


По конструкции советская подводная лодка сильно отличалась от американской субмарины. На подлодке «USS Nautilus» были повторены обычные принципы дизельных подводных лодок, добавлена лишь ядерная установка, а у советской субмарины «К-3» была совершенно иная архитектура.

 


1 июля 1958 года наступило время спуска на воду. На боевую рубку была натянута парусина, скрывающая формы. Как известно, моряки народ суеверный, и если не разбивается бутылка шампанского о борт корабля, об этом будут вспоминать в критические моменты во время плавания. Среди членов приемной комиссии возникла паника. Весь сигарообразный корпус нового корабля был обтянут слоем резины. Единственное жесткое место, о которое может разбиться бутылка небольшое ограждение горизонтальных рулей. Никто не хотел рисковать и брать на себя ответственность. Тут кто-то вспомнил, что шампанское хорошо разбивают женщины. Молодая сотрудница КБ «Малахит» уверенно размахнулась, и все облегченно перевели дух. Так родился первенец советского атомного подводного флота.


К вечеру при выходе атомной подводной лодки в открытое море поднялся сильнейший ветер, который порывами снес с обшивки всю старательно установленную маскировку, и субмарина предстала пред глазами оказавшихся на берегу людей в своем первозданном виде.


Интересный факт - когда американцы раскрыли архивы времен «холодной войны» было обнаружено, что спустя совсем небольшое время после спуска на воду первой атомной подводной лодки «К-3» капитан 1 ранга ВМС США Беринс провел свою субмарину в устье канала ведущего к порту Мурманск. Он приблизился к советскому порту настолько близко, что смог наблюдать за ходовыми испытаниями советской, но дизельной подводной лодки, оснащенной баллистическими ракетами. О советской атомной субмарине американцы тогда так и не узнали.

 

атомные подводные лодки проекта 627 получили натовскую классификацию «November»


Атомная подводная лодка «К-3» получилась отличной по всем параметрам. В сравнении с американской субмариной она и выглядела внушительнее. После прохождения всех положенных испытаний атомной подводной лодке «К-3» проекта 627 было присвоено название «Ленинский Комсомол» и 4 июля 1958 года она вошла в состав ВМФ СССР. Уже летом 1962 года экипаж «Ленинского Комсомола» повторил подвиг американцев, которые в 1958 году на первой атомной подводной лодке США «USS Nautilus» совершили поход к Северному полюсу, а затем на других атомных субмаринах неоднократно его повторяли.


Никита Сергеевич Хрущев лично вручал подводникам награды за арктический поход. Капитан атомной подводной лодки Лев Жильцов стал Героем Советского Союза. Весь без исключения экипаж получил ордена. Их имена стали известными всей стране.

 


После подвига во льдах атомная подводная лодка «Ленинский Комсомол» стала современной «Авророй» и предметом посещения многочисленных делегаций. Пропагандистская показуха почти полностью заменила собой боевую службу. Капитана подводного корабля отправили учиться в академию Генерального штаба, опытных офицеров разобрали по штабам и министерствам, а моряки вместо обслуживания сложной боевой техники принимали участие во всевозможных съездах и конференциях. Вскоре за это пришлось расплатиться сполна.

 

катастрофа первой атомной подводной лодки Советского Союза

 

По данным советской разведки стало известно, что в нейтральных водах Средиземного моря тайно совершает патрулирование американская субмарина. Руководство ВМФ СССР поспешно начало обсуждать, кого туда направить и выяснилось, что свободных боевых кораблей поблизости нет. Вспомнили про атомную подводную лодку «К-3». Субмарину в спешном порядке укомплектовали сборным экипажем. Назначили нового командира. На третьи сутки похода на подводной лодке были обесточены кормовые горизонтальные рули, и отказала система регенерации воздуха. Температура в отсеках поднялась до 40 градусов. В одной из боевых частей начался пожар, и огонь стремительно распространился по отсекам. Несмотря на упорные спасательные действия погибло 39 подводников. По результатам расследования проведенного командованием ВМФ действия экипажа были признаны правильными. И экипаж был представлен к государственным наградам.


Но вскоре на подлодку «Ленинский Комсомол» прибыла комиссия из Москвы, и кто-то из штабистов нашел в торпедном отсеке зажигалку. Было выдвинуто предположение, что один из моряков забрался туда покурить, что и стало причиной катастрофы атомной подводной лодки. Наградные листы были разорваны в клочья, вместо них объявили взыскания. 

 

 

подводная лодка «Ленинский Комсомол» в губе Пала, 2004 год


Соперничество сверхдержав в подводных флотах было напряженным. Борьба шла по мощности, габаритам и надежности. Появились многоцелевые атомные подводные лодки несущие мощные ядерные ракеты, для которых нет пределов дальности полета. Подводя итог противостоянию можно сказать, что в чем-то военно-морские силы США превосходили советский военно-морской флот, но в чем-то и уступали.


Итак, советские атомные подводные лодки были более скоростными и с большим запасом плавучести. Рекорды погружения и подводной скорости до сих пор остаются за СССР. В производстве атомных подводных лодок с баллистическими ракетам на борту было задействовано около 2000 предприятий бывшего Советского Союза. За годы «холодной войны» СССР и США бросили в топку гонки вооружений по 10 триллионов долларов. Такое расточительство не могла выдержать ни одна страна.

 

первая атомная подводная лодка «Ленинский Комсомол» в иллюстрациях

 

 

 

 

«Холодная война» канула влету, но понятие обороноспособности не исчезло. За 50 лет после первенца «Ленинский Комсомол» было построено 338 атомных подводных лодок, 310 из которых по сей день пребывают в строю. Эксплуатация АПЛ «Ленинский Комсомол» продолжалась до 1991 года, при этом подлодка несла службу наравне с другими атомоходами. После списания «К-3» подлодку планируют переоборудовать в корабль-музей, соответствующий проект уже разработан в КБ «Малахит», но по непонятным причинам корабль остается бездейственным, постепенно приходя в негодность.

korabley.net

К-3: Первая советская атомная подводная лодка

Русский атомный подводный флот был обладателем внушительного числа атомных подводных лодок. За время наиболее активного развития этого вида вооружений в нашей стране, то есть за время существования Советского Союза, были построены 243 ядерные подлодки разных классов и различного назначения, от подводных крейсеров — носителей баллистических ядерных ракет до торпедных, охотившихся за субмаринами противника. Но в любом деле всегда есть кто-то первый — и атомный подводный флот России не исключение. Первенцем была подлодка К-3, носившая имя «Ленинский комсомол». А ее государственные испытания, по итогам которых лодка была принята в эксплуатацию, начались 3 июля 1958 года в Северодвинске.

Великая Отечественная война — вот главная причина, по которой Советский Союз, имевший неплохой теоретический задел в вопросах атомной энергетики и создания атомного оружия, в начале холодной войны серьезно отставал в этой области от США. И, тем не менее, советским атомщикам удалось обогнать американских в деле строительства первой в мире атомной электростанции: она была пущена 26 июня 1954 года в Обнинске. Но мало кому известно, что эта станция стала не просто первой промышленной АЭС — при ней был создан и первый в нашей стране учебный центр подготовки экипажей атомных субмарин. Точнее, в тот момент — единственной субмарины, будущей К-3.

Вообще, рассказывая о судьбе К-3, придется чаще обычного употреблять слова «уникальный» и «впервые». Как, собственно, это обычно и бывает, когда речь идет о первых в своем роде предметах и событиях. Так вот, одна из уникальностей этой подлодки состояла в том, что ее экипажи — а к службе, и это было обычной практикой, готовились сразу два экипажа, основной и сменный — были сформированы раньше, чем на заводе заложили их корабль! Формирование экипажей началось в мае 1954 года, вскоре после этого они отправились на обучение в Обнинск, где получали новые знания на реакторе АЭС и срочно построенном наземном стенде, повторявшем ядерную энергетическую установку их корабля. А лодку заложили на судостроительном заводе № 402 в городе Молотовске (будущем «Северном машиностроительном предприятии» Североморска) только 24 сентября 1955 года.

Весьма вероятно, что в таком необычном для СССР подходе свое слово сказали и первый опыт эксплуатации отечественных атомных реакторов, из которого следовало, что все, кто связан с их работой, должны иметь высочайшую квалификацию и специальную подготовку, и донесения разведки. Постоянный повышенный интерес советских разведслужб к атомным проектам США не мог не коснуться проектирования и строительства первых американских и первых в мире атомных субмарин — «Наутилуса» и «Морского волка» (по имени синей зубатки). Первая была заложена в 1952 году, вторая — в 1953-м. Между историей их проектирования и созданием лодок проектов 627 и 627А немало пересечений. Часть из них, скорее всего, явно имеет характер заимствований, а часть объясняется тем, что в освоении атомной энергии советские и американские атомщики шли схожими путями.

В США работы над созданием «Наутилуса» начались в июле 1951 года, а в СССР постановление Совета министров № 4098-1616 «О проектировании и строительстве объекта № 627» было подписано 9 сентября 1952 года. В Америке первые лодки проектировались сразу с двумя вариантами ядерной энергетической установки: «Наутилус» — с водо-водяным реактором, «Морской волк» — с реактором с жидкометаллическим носителем. Точно такой же подход был и у советских проектировщиков подлодок проекта 627: К-3 получила водо-водяной реактор, а имевшая почти такой же корпус, но спущенная на воду пятью годами позже К-27 — реактор с жидкометаллическим носителем.

Существенная разница была в форме корпуса советских и американских лодок, и тут первенство осталось за отечественными конструкторами, обеспечившими в итоге приоритет К-3 в подводной скорости по сравнению с «Наутилусом» и «Морским волком». Русские инженеры с самого начала сделали ставку на форму, напоминающую форму тела морских млекопитающих — это при равной энерговооруженности лодок давало существенный выигрыш в скорости. В Америке же пошли по пути доработки классического корпуса субмарин времен Второй мировой войны, лишь приспособив его к новой энергетической установке. Это, кстати, привело к существенной ошибке — переутяжелению лодки защитой, и в итоге «Наутилус» развивал подводный ход в 20 узлов в отличие от 30 узлов у К-3.

Пока на судостроительном заводе в условиях строжайшей секретности шаг за шагом возникал корпус небывалой лодки, ее экипажи интенсивно осваивали основные механизмы своего будущего корабля. Они закончили обучение в августе 1956 года и перебрались из Обнинска в полярный Молотовск, который годом позже получил имя Северодвинск. Сама же лодка сошла на воду со стапелей завода 9 октября 1957 года и сразу же перешла к программе швартовых испытаний — традиционному первому пункту испытаний любого нового корабля.

Длительность постройки лодки объяснялась не только тем, что она была совершенно новым делом для советских корабелов. Поскольку все атомные работы в стране курировались, как правило, Министерством среднего машиностроения — из соображений секретности, военные моряки далеко не сразу смогли принять участие в проектировании. А когда смогли — вынуждены были настаивать на существенной доработке лодки. Самая главная касалась вооружения субмарины. По первоначальному проекту, она должна была нести гигантскую ядерную торпеду Т-15 диаметром 1,5 м и длиной 24 м — то есть в пятую часть лодки! Узнав об этом, флотские специалисты быстро с документами в руках доказали проектировщикам, что подобное оружие просто-напросто нельзя будет использовать, поскольку система его применения совершенно не предусматривала возможностей противолодочной обороны потенциального противника.

Было у военных и множество других требований, часть из которых приняли сразу, часть — со временем, а часть вообще отклонили. Но к чести проектировщиков надо сказать, что они очень внимательно отнеслись к требованиям военных по обеспечению хороших условий обитаемости лодки. Как много позже рассказывали очевидцы, все жилые помещения К-3 выкрасили каждое в свой цвет приятными для глаза красками, одну переборку расцветили картиной летнего луга, другую сплошь украсили зеркалами. Кроме того, поскольку планировалось длительное пребывание лодки вне базы — собственно, ради этого и затевался весь проект атомного подводного флота! — мебель для кают тоже делали по спецзаказу, с возможностью трансформации под разные нужды. Так, например, стол в офицерской кают-компании мог при необходимости быстро превратиться в операционный: на обычных лодках его и так часто отводили для нужд судового врача, но впервые он мог оперировать не просто на обеденном столе, а на специальном.

Стоит ли говорить, что отбор членов экипажей будущей К-3 тоже велся не традиционными методами, а с учетом того, что людям предстоит служить в особых условиях. Позднее второй командир лодки, в то время старший помощник, капитан 2 ранга Лев Жильцов (в отставку он ушел в звании контр-адмирала) вспоминал: «Попасть в число первых офицеров атомохода было почти так же престижно, как несколько лет спустя быть зачисленным в отряд космонавтов». Ведь первому экипажу (второй, готовившийся вместе с ним, к тому времени был переориентирован на освоение следующей атомной субмарины — проекта 627А) предстояло осваивать уникальную лодку, а значит, шансы на отказ нового оборудования были существенно выше, чем на лодках отработанных типов. В этих условиях подводники фактически становились испытателями, и им предстояло не просто освоить лодку, но и дать свои отзывы и заключения по работе ее узлов и механизмов, а для этого нужно было обладать особыми умениями и навыками.

И надо признать, что первый экипаж такими навыками и знаниями обладал в полной мере, что и продемонстрировал в условиях государственных испытаний. На них лодка, на которой 1 июля 1958 года подняли военно-морской флаг, вышла 3 июля 1958 года. На следующий день в 10:03 лодка — впервые в истории отечественного флота! — дала ход под атомной энергетической установкой. С 26 ноября по 2 декабря в Кандалакшском заливе субмарина произвела погружение на глубину 310 метров и в течение трех суток без всплытия двигалась на этой глубине, недостижимой для всех остальных советских подлодок, со скоростью 20 узлов, то есть на 60% хода. Через две недели, 17 декабря, был подписан акт о приемке лодки в опытную эксплуатацию. В марте следующего, 1959 года лодка получила тактический индекс К-3 и была включена в состав 206-й отдельной бригады подводных лодок Северного флота, которая через два года стала 1-й флотилией подводных лодок — единственным на тот момент подобным подразделением в структуре советского ВМФ.

На долю К-3 выпала долгая и славная служба: с момента постройки и до почетной отставки она выполнила шесть боевых служб и прошла 128 443 мили за 14 115 ходовых часов. Вскоре после того как лодка по-настоящему вступила в строй, ее первый командир с 1955 года капитан 1 ранга Леонид Осипенко получил звание Героя Советского Союза — первым в послевоенном подводном флоте страны. Вскоре после этого в декабре 1959 года Леонид Осипенко стал начальником Учебного центра ВМФ по подготовке плавсостава атомного подводного флота — центра, в котором сам совсем недавно осваивал премудрости командования первой атомной подлодкой. А его старпом, капитан 2 ранга Лев Жильцов, принял лодку уже в качестве командира. Именно под его командованием 17 июля 1962 года К-3 — опять-таки впервые в истории отечественного флота! — прошла Северный полюс в подводном положении. За это достижение командиру лодки Льву Жилину, а также руководителю похода контр-адмиралу Александру Петелину — командующему 1-й флотилией подводных лодок Северного флота — присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Так и получилось, что именно на К-3 ходили четверо первых подводников — послевоенных обладателей высшей государственной награды! А 17 декабря 1965 года на борту лодки, уже три года как носившей название «Ленинский комсомол», унаследованное у погибшей в годы войны лодки М-106, побывал и первый космонавт Земли — Юрий Гагарин.

rusplt.ru

Первая подводная лодка Дреббеля — ГрадРемСтрой — все о строительстве, ремонте, инженерных системах

В 1624 году живущий в Лондоне голландец Корнелиус ван Дреббель построил первую субмарину. Она в век деревянных кораблей тоже имела деревянный корпус, герметичности которого добивались, обтягивая его промасленной кожей. Для погружения подводной лодки под воду специальные меха заполняли заборной водой. Подводная лодка плавала по Темзе на глубине 4—5 метров, и на ней несколько лет катали пассажиров. Двигалась она по реке при помощи двенадцати гребцов, которые гребли веслами.

Теперь, во дворе музея голландского города Алкмар экспонируется современная реконструкция субмарины, успешно испытанной 390 лет назад.

Представьте себе, как тяжело это было: весло надо было повернуть в уключине так, чтобы лопасти, двигаясь против движения лодки, оказывали наименьшее сопротивление, затем повернуть еще раз, чтобы лопасти загребали воду, рвануть весла на себя и вновь повторять все с начала.

К.Дреббеля можно считать характерным для эпохи Ренессанса «homo universalus» – исследователем, изучавшим многие отрасли науки. После окончания академии Харлема он стал мастерским гравером, хорошо разбирался в физике и химии. Его первая самостоятельная работа – оборудование фонтана на городской площади. В качестве изобретателя он прославился только после того, как изобрел микроскоп с двумя выпуклыми линзами, сконструировал систему кондиционирования воздуха и несколько других механизмов.

После того, как английский король Яков I пригласил в свою страну наиболее выдающихся исследователей Европы, в 1604 году туда отбыл и К.Дреббель.

Адмиралтейство не заинтересовал

В Англии К.Дреббель стал сотрудником Бюро амуниции, которое занималось вооружением и создавало секретное оружие. Ему пришлось иметь дело в основном с Британским королевским военным флотом. Интересуясь работами предшественников, К.Дреббель обнаружил книгу бывшего артиллериста военного флота, известного английского математика Уильяма Борна (1535–1582) «Inventions of device» («Изобретение приборов»), в которой описывался принцип подводной лодки. Автор предполагал, что это может быть деревянный каркас, обтянутый кожей.

В 1620 году ван Дреббель построил первую небольшую лодку. Опыты с ней были настолько удачны, что в следующие годы им были построены еще две лодки, уже значительно большей величины. На одной из них опускался и плавал под водою (по Темзе) сам король Яков. Известный английский химик Роберт Бойль, описывая это подводное плавание короля Якова, говорит, что лодка вмещала 12 гребцов и до восьми пассажиров и в продолжение нескольких часов плавала под водою, на глубине 15 футов (4,6 метра). Описания лодки Дреббеля не существует; известно, что она была построена из дерева и для водонепроницаемости обтянута снаружи промасленной кожей. Каким именно способом вызывалось погружение лодки в воду, неизвестно, а движение она получала от весел, пропущенных в плотно завязанные кожаные рукава.

Судя по сохранившимся описаниям, подводные лодки К.Дреббеля не единожды были успешно испытаны на Темзе. Говорится, что они проплыли под водой от Вестминстера до Гринвича на глубине 4–5 м, на веслах гребли несколько членов экипажа. Легенда гласит, что среди них был и король Англии Яков I. Но даже королю не удалось пробудить у Адмиралтейства интерес к подводной лодке.

www.gradremstroy.ru

Как называлась первая подводная лодка Российского флота 🚩 Атомные подводные лодки России: количество. 🚩 Военная служба


Историки утверждают, что инициатором идеи постройки подводного корабля является знаменитый итальянский изобретатель Леонардо да Винчи. Впрочем, свой многообещающий проект он до завершения так и не довел. Более того, да Винчи вообще уничтожил все судостроительные рисунки и чертежи, испугавшись последствий участия такой лодки в возможной подводной войне.

Сложно сказать, как бы могло называться очередное изобретение великого Леонардо. Но зато благодаря опять же историкам точно известно, что подводный корабль номер 1 Военно-морского флота России имел сразу три названия. Первое из них плод совместных усилий российских инженеров Ивана Бубнова, Ивана Горюнова и Михаила Беклемишева получил в июле 1901 года в канун начала строительства субмарины на верфи в Санкт-Петербурге.

Официальная сдача в эксплуатацию подводной лодки, изначально названной «Миноносец №113», произошла в марте 1902 года. Командиром лодки назначили одного из создателей — капитана первого ранга и будущего генерала Михаила Беклемишева. После чего миноносец, как тогда назывались подводные лодки, был зачислен в списки военного флота России под номером 150. А с 31 мая 1904 года первая российская субмарина начала именоваться «Дельфин».


Назвать счастливой судьбу дебютной российской подводной лодки с двигателями внутреннего сгорания нельзя. Уже 8 июня 1903 года, во время начальных ходовых испытаний, «Дельфин» вместе с главным конструктором Иваном Бубновым на борту едва не лег на дно Невы. А чуть больше года спустя, 16 июня 1904-го, паника экипажа стала причиной не только нового внепланового затопления судна, но и гибели трети его моряков.

Участие миноносца в русско-японской войне оказалось почти формальным, ограничилось 17 днями в море и участием в боевом патрулировании. Тем не менее, без жертв тоже не обошлось: во время случайного взрыва погиб один из матросов. Более трагичным вышло кратковременное пребывание «Дельфина» в Мурманске. Очередная грубая ошибка экипажа привела к тому, что 26 апреля 1917 года лодка затонула прямо в порту приписки, после чего была навсегда исключена из списков ВМФ.

А уже при Советской власти, в 1920-м, ее не только окончательно списали, но и отправили на металлолом. К слову, годом раньше в Петрограде умер от тифа и сам Иван Бубнов. Кроме «Дельфина», этот незаурядный российский судостроитель, механик и математик успел спроектировать еще три десятка аналогичных субмарин. В том числе «Акулу», «Барс», «Касатку», «Миногу», «Морж» и другие.


«Дельфин» генерал-майора корпуса корабельных инженеров Бубнова, трагически погибший в Баренцевом море, стал первой подводной лодкой в «погонах». Но совсем не первым подобным проектом более чем в 300-летней истории российского флота. «Пионером» здесь является российский крестьянин Ефим Никонов. В 1721 году, неподалеку от Сестрорецка, он представил на суд понимавшего толк в судах Петра I свое изобретение под названием «Потаенное судно».

К сожалению, доделать подводный корабль Ефим Никонов не успел из-за скоропостижной смерти царя. Другими предшественниками гениального конструктора Ивана Бубнова могут считаться и два российских инженера, живших в XIX веке — Карл Шильдер и Иван Александровский. Их подводные лодки были построены и испытаны, соответственно, еще в 1834 и в 1866 годах. Но в состав царского ВМФ они так и не попали.

www.kakprosto.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *