история конфликта на острове Даманский

В марте 1969 года СССР и Китай оказались на грани войны: Мао настолько уверенно заявил свои права на дальневосточные земли, что Советы сначала опешили, а затем задумались об ответе посерьезнее.


«Змеев вдруг вскрикнул, остановился и сказал, что он ранен в ногу. Я хотел его утащить за остров. Тогда он начал кричать, чтобы я отходил за деревья и прикрывал его. До деревьев еще было метров около 20. Я пополз к Змееву, чтобы вынести его. До Змеева я не дополз метра полтора, он вдруг затих и уткнулся лицом в снег. Я окликнул его три раза, но он даже не пошевелился. Когда я приподнял ему голову, у него изо рта шла кровь и были выбиты зубы. Вторая пуля попала ему в затылок. Тогда я пополз за деревья и из-за них открыл огонь по провокаторам. В результате несколько из них были убиты и ранены». — рядовой пограничных войск КГБ СССР Пётр Плеханов о событиях 2 марта 1969 года на острове Даманском

Ровно 50 лет назад, 2 марта 1969 года китайские провокаторы предприняли нападение на советских пограничников в районе небольшого острова Даманский на пограничной реке Уссури в Приморском крае. В ходе столкновения 2 марта и последовавшего через две недели полномасштабного сражения за этот же остров советская сторона потеряла 58 человек убитыми и 94 ранеными, а китайские потери по разным оценкам составили от 100 до 800 убитых. Мир оказался на грани ядерной войны из-за амбиций двух «братских» коммунистических держав.


Неравноправные договоры

Граница России и Китая впервые была обозначена ещё в XVII веке. Нерчинский договор 1689 года стал итогом ожесточённого противостояния русских первопроходцев, которые осваивали Дальний Восток, и маньчжуров, завоевавших весь Китай и считавших эти земли своей вотчиной. Притязания Империи Цин распространялись на огромную часть всех восточных российских земель от реки Аргунь вплоть до Северного Ледовитого океана. Но стойкое сопротивление гарнизона Албазинского острога – первого русского поселения на Амуре, державшего осаду в течение целого года, поумерило пыл маньчжуров, и они ограничились лишь приобретением Приамурья. Россия отделалась потерей малозаселённых и удалённых земель, а взамен получила мирный договор с могущественным соседом. В дальнейшем граница была уточнена Буринским и Кяхтинским договорами, но они не оказали заметного влияния на взаимоотношения двух стран.

В следующие полтора века расклад сил кардинальным образом поменялся. Китай раздирали крестьянские войны и восстания тайпинов. Опиумные войны, развязанные западными державами, грозили закончить славную историю маньчжурской династии Цин. Россия же в это время была на пике развития своей экспансионистской политики и не могла не воспользоваться открывшимися перспективами. Сплавы графа Николая Муравьёва явочным порядком закрепили земли вдоль Амура за русским императором, юг Дальнего Востока стал активно заселяться русскими подданными и Китай ничего не мог с этим поделать. Итогом этой экспансии стало заключение в 1858 году Айгунского договора, который провёл новую границу от реки Аргуни по руслу Амура вплоть до его впадения в Охотское море. Граф Муравьёв получил прозвание Амурский, а Россия получила обширные дальневосточные земли, ранее принадлежавшие Китаю. Условия этого договора усовершенствовал Пекинский договор 1860 года. Китай был вынужден идти на уступки российскому императору, опасаясь начала новой безнадёжной войны на своих северных рубежах.

Именно тогда и была заложена бомба замедленного действия, рванувшая в 1969 году. Дело в том, что оба эти договора на многие годы стали настоящей головной болью китайских властителей. Согласно им граница проходила по левому китайскому берегу пограничных рек, а значит все острова отходили российской стороне. Это противоречило устоявшейся мировой практике прокладывания границ по фарватеру. Из-за этого китайцы очень скоро начали считать оба договора «неравноправными» и «несправедливыми», но вплоть до середины ХХ века никаких реальных действий для изменения этой ситуации не предпринимали.


Кто тут самый главный коммунист?

Первая половина ХХ века стала временем коренных преобразований в истории Китая. В 1911 году там началось Учанское восстание, переросшее в Синьхайскую революцию, свержение маньчжурской династии Цин и провозглашение Китайской республики. На следующие 20 лет до прихода к власти лидера партии Гоминьдан – Чан Кайши, страна превратилась в арену ожесточённых политических баталий. Затем последовали конфликты с СССР вокруг Китайско-Восточной Железной дороги, оккупация Китая японской армией, сражения Красной Армии с японцами на Халхин-Голе, Вторая Мировая война и боевые действия 1945 года в Маньчжурии. Всё это яркие страницы истории СССР и Китая, но они не имели прямого отношения к пограничным конфликтам.

В 1949 году после изнурительной гражданской войны власть в Китае захватили коммунисты во главе с Великим Кормчим Мао. Следующее десятилетие прошло под знаком тесной дружбы двух коммунистических стран. СССР оказывал молодым коллегам всемерную помощь, помогал строить заводы и обучать армию. Но к началу 1960-х годов дружба сошла на нет. Мао Цзэдун крайне негативно отнёсся к развенчанию культа личности в СССР после смерти Сталина, и с большим скепсисом принял новый курс «старших товарищей» на «мирное сосуществование с капиталистическим Западом». Отныне дороги двух самых больших в мире коммунистических партий разошлись. Советский Союз стал пугалом для внутреннего пользования. Его обвиняли в «империализме», «коллаборационизме», «соглашательстве» и прочих смертных грехах, несовместимых с гордым званием главного авторитета прогрессивного мира.

К концу 50-х Китайская Народная республика уже достаточно окрепла, чтобы попытаться упрочить свое мировое положение. Мао видел отличный способ достижения этой цели в предъявлении территориальных претензий к соседям. Молодая коммунистическая нация росла не по дням, а по часам и ей требовалось больше жизненного пространства. Первой ласточкой стал конфликт с Тайванем в 1958 году из-за нескольких спорных островов в Тайваньском проливе, второй стала война с Индией из-за спорных территорий в штате Кашмир в 1960-1962 годах. Рано или поздно очередь должна была дойти и до Советского Союза с его «неравноправными» договорами.

С начала 1960-х Пекин стал проявлять уже открытую враждебность к своему северному соседу. СССР разворачивал контрпропаганду. Правительство Китая публично заявило свои права на почти 1,5 миллиона квадратных километров советской территории, включая часть Приморья, Тувы, Казахстана и других среднеазиатских республик.

В 1964 году по инициативе Хрущёва на переговоры в Пекин отправилась межведомственная комиссия во главе с начальником управления Погранвойск КГБ СССР П.И. Зыряновым. Переговоры об урегулировании пограничных противоречий были долгими и сложными. К общему знаменателю прийти так и не удалось.

В 1966 году в Китае стартовала «Культурная революция» — идейно-политическая кампания, направленная на борьбу с внутренними и внешними врагами коммунизма. Напряжённость на границе стала ее нормальным состоянием. Нарушения границы стали носить демонстративный и провокативный характер. Толпы китайцев, гражданских и военнослужащих, устраивали целые митинги на нейтральной полосе. Вооружённые красными цитатниками Мао, транспарантами и мегафонами они выкрикивали в адрес пограничников оскорбления, заявляли, что находятся на своей территории, бросались подручными предметами и провоцировали драки. Особенно напряжённой была обстановка на участках Тихоокеанского и Дальневосточного пограничных округов. Число провокаций выросло в разы. С 1965 года советская сторона ежегодно фиксировала от нескольких сотен до тысячи таких инцидентов.

Самые яростные схватки происходили в Приморском крае в районе островов Киркинский, Даманский и Большой. ЧП случались здесь по несколько раз в неделю, зачастую приходилось вступать с китайцами в настоящие рукопашные схватки. Дрались дубинами, черенками лопат, отбивались прикладами автоматов. Более рослые и крепкие советские пограничники почти всегда одерживали верх над щуплыми китайцами, появились первые раненые и покалеченные. Во время одного из столкновений с провокаторами, когда тех пытались выдавить с советской территории при помощи грузовиков и бронетранспортёров, несколько китайцев попали под колёса и погибли.

Гром грянул в 1969 году. После обсуждения пограничного вопроса в Центральном военном совете Китайской Народной Республики Мао отдал приказ подготовить локальную военную операцию против СССР. Успешная вооружённая провокация должна была «удобрить почву» перед новыми переговорами. Местом удара был выбран Даманский – необитаемый остров на пограничной реке Уссури, площадью меньше одного квадратного километра. Службу здесь несли пограничники 57-го Иманского погранотряда.

2 марта 1969 года

Ночью с 1 на 2 марта 1969 года около 300 военнослужащих Народно-освободительной армии Китая перешли государственную границу с Советским Союзом и заняли скрытные позиции на западной оконечности острова Даманский. Китайцы были облачены в белые маскхалаты и вооружены карабинами СКС и автоматами Калашникова. Оружие было обмотано бинтами в целях маскировки, а крепления шомполов залиты  парафином, чтобы избежать любых демаскирующих звуков. С собой китайцы прихватили плетёные циновки и спиртное во фляжках, чтобы пережить долгую морозную ночь.

Около 9 утра 2 марта по восточной оконечности острова на лыжах прошел советский пограннаряд, однако притаившиеся в засаде китайцы ничем себя не выдали и остались незамеченными.

В 10:20 на заставу «Нижне-Михайловка» с наблюдательного поста, расположенного прямо напротив острова, поступил доклад о приближении группы вооруженных китайцев в количестве 30 человек. Для пресечения провокации на место событий немедленно выехала группа пограничников под командованием начальника заставы старшего лейтенанта Ивана Стрельникова. В 10:40 пограничники прибыли к острову, спешились, и разделившись на две группы, отправились навстречу китайцам. Семь человек во главе со Стрельниковым шли прямиком к нарушителям, остальные 11 под командованием сержанта Владимира Рабовича — параллельным курсом по самому острову, чтобы в случае чего прикрыть своих товарищей.

Последний снимок с фотоаппарата Николая Петрова, входившего в группу Стрельникова

В 11:15 старший лейтенант Стрельников вместе со своей группой вплотную подошёл к нарушителям и, следуя установленному порядку, заявил им официальный протест по поводу нарушения границы и потребовал покинуть советскую территорию. В ответ командир китайцев заявил, что эта земля принадлежит КНР и покидать её они не намерены. Сразу после этого с острова раздались два выстрела, ставшие сигналом к началу операции. В эту же секунду группа китайцев, стоявшая напротив Стрельникова, вскинула автоматы и открыла огонь в упор. Все семеро советских пограничников были убиты в течение нескольких секунд, не успев ответить огнём.

В то же время китайцы, сидевшие в засаде на острове, открыли шквальную стрельбу по группе Рабовича. Их поддержали огнём с китайского берега – оттуда заговорили крупнокалиберные пулемёты и безоткатные орудия. Солдаты успели рассыпаться цепью и принять бой, но их судьба была предрешена. Под прикрытием огня с берега китайцы поднялись со своих лежек и ринулись в атаку. В первую же минуту большая часть пограничников оказалась убита или тяжело ранена огнём из стрелкового оружия, остальных добили прикладами и штыками. Чудом выжить удалось только одному – рядовому Геннадию Сереброву.

Теперь бой переместился ближе к машинам, на которых прибыли пограничники. Там заняла оборону группа Юрия Бабанского, отставшая от командира по дороге к острову. Пограничники взяли с собой только по два магазина по 25 патронов в каждом – стрелять приходилось экономно, а китайцы продолжали наседать. Один за другим бойцы выходили из строя под плотным вражеским огнём. Бабанский отвёл остатки группы к БТР (обе машины – ГАЗ-66 и ГАЗ-69 к этому моменту были сожжены китайцами из безоткатных орудий) и послал рядового Ерёменко к пункту связи на берегу, чтобы сообщить о бое на заставу. Ерёмина ранили по дороге, но он всё же добрался до телефона и подал сигнал о помощи.

В 11:30 к месту событий прибыл БТР-60ПБ старшего лейтенанта Бубенина, командовавшего соседней заставой «Сопки Кулебякины», располагавшейся в 18 километрах севернее острова. Едва приблизившись к острову, Бубенин услышал сильную стрельбу и приказал своим людям спешиться и цепью выдвигаться на сам Даманский. Как только они поднялись на берег, китайцы попытались атаковать их из засады, но были встречены метким огнём готовых к бою пограничников. Первый натиск удалось отбить без потерь, но тут же по группе Бубенина заработали миномёты. Нескольких солдат ранило, а командира — контузило. Оставив на месте несколько людей под началом младшего сержанта Василия Каныгина, Бубенин взял с собой четырёх бойцов и снова погрузился в бронетранспортёр.

Уничтоженный китайский командный пункт

Пока группы Бабанского и Каныгина отвлекали огонь на себя, Бубенин сумел осуществить задуманный манёвр и оказался в тылу китайской засады. Он лично встал в башню к крупнокалиберному пулемёту и принялся поливать врагов длинными очередями. Китайцы оказались под перекрёстным огнём и дрогнули. Но БТР-у Бубенина тоже досталось порядком: все скаты машины были пробиты, заклинило башню, вышел из строя пулемёт. Все находившиеся в машине, кроме водителя Аркадия Шамова, получили ранения. Тогда он увёл БТР с острова и укрыл раненных у советского берега Уссури.

В этот момент сюда прибывает ещё одна машина с заставы «Сопки Кулебякины» — вездеход ГАЗ-69. 13 пограничников, ринулись на помощь товарищам, не забыв захватить с собой большое количество боеприпасов, противотанковые гранатомёты и пулемёт. Тогда дважды раненый к этому моменту Бубенин отдаёт приказание вытаскивать раненых с острова, а сам собирает людей, грузит их в уцелевший БТР Стрельникова и снова отправляется в гущу боя. Спустя несколько минут ему удалось прорваться в самый центр китайской засады и уничтожить вражеский командный пункт. Китайцы, не ожидавшие такого мощного отпора, в беспорядке побросали своё снаряжение, боеприпасы и даже верхнюю одежду — и обратились в бегство. Расстреляв весь боезапас и погрузив двух раненых с острова, Бубенин повёл БТР обратно к берегу, и тут его настигла противотанковая граната. Машина была полностью выведена из строя, все члены экипажа получили осколочные ранения и контузии. Но неугомонный Бубенин, раненый в третий раз за день, снова отправляется на Даманский, чтобы руководить эвакуацией своих людей.

В 11:50 бой был фактически окончен. К Даманскому прибыли подкрепления с двух соседних застав, в 13:20 недалеко от острова приземлился вертолёт с командованием погранотряда для организации укрепления обороны. В тылу начала развёртывание 135-я мотострелковая дивизия Советской армии с приданной артиллерией и установками системы залпового огня БМ-21 «Град». На китайском берегу сосредотачивались части 201-ого и 202-го пехотных полков НОАК, общей численностью до пяти тысяч человек. Едва установившееся затишье снова готово было разразиться бурей.

В бою 2 марта погиб 31 советский пограничник, 15 получили ранения разной степени тяжести. Медицинская комиссия констатировала, что 19 пограничников из групп Стрельникова и Рабовича были зверски убиты в беспомощном состоянии. Раненые из этих групп на некоторое время оказались в полном «распоряжении» китайцев и их добивали штыками, ножами и прикладами, некоторым стреляли в голову в упор. Самым ужасным фактом стала потеря ефрейтора Павла Акулова, тело которого после боя обнаружить не удалось. Позднее выяснилось, что в ходе боя он был захвачен в плен. Китайцы возвратили его тело со следами жестоких пыток только в апреле 1969 года, обменяв на труп своего военнослужащего.

Пограничники после боя 2 марта

Данные о китайских потерях значительно разнятся. Официальные власти Китая предпочитают называть цифру в 20 человек: именно столько могил располагается на мемориальном кладбище «героев» в уезде Баоцин. Участники боя с советской стороны в своих мемуарах указывают значительно большие цифры – до 250 человек. Судить по косвенным признакам о числе убитых также весьма сложно — на месте боя были обнаружены многочисленные следы крови, обрывки перевязочных пакетов и испачканная одежда, но всех раненых и убитых китайцы смогли унести с собой, «потеряв» только одно тело, которое «досталось» советской стороне. Командование пограничного отряда в официальном отчёте оценивает китайские потери в 100 человек, из которых, вероятнее всего, убиты были от 20 до 30 человек.

На следующий день после боя на острове Даманский мир взорвался предчувствием большой войны. Правительства СССР и КНР обменялись дипломатическими нотами протеста, в Пекине прошла большая демонстрация возле советского посольства, центральные газеты вышли с первополосными статьями, обвиняющими оппонентов в развязывании пограничного конфликта. Наблюдатели в США и Европе осторожно следили за ситуацией, опасаясь самого негативного варианта развития событий. Шли дни, а дипломатическое решение вопроса до сих пор не представлялось возможным – слишком сильны были претензии двух держав друг к другу.

15 марта 1969 года

В следующие после 2 марта две недели остров Даманский превратился в самую горячую точку Советского Союза. Пограничники утроили бдительность, остров круглосуточно патрулировался усиленными нарядами, в район действий стянули большое количество армейских частей, а сам Иманский пограничный отряд усилили личным составом, вооружением и даже танковой ротой новейших, на тот момент засекреченных Т-62.

Утром 14 марта, после двух недель бездействия, китайцы направили на остров небольшую группу солдат. Пограничники обстреляли их и вынудили отойти. К 15:00 от вышестоящего командования поступил приказ не допустить провокаций и отвести свои силы с острова. Как только наши пограничники сошли на лёд Уссури, с китайского берега на Даманский мелкими группами стали перебегать солдаты НОАК. В ответ на это к острову выдвинулись 8 БТР под командованием начальника мотоманевренной группы 57-го погранотряда подполковника Е. И. Яншина и снова вынудили китайцев отступить. К вечеру пограничники прочно укрепились на острове, отрыв фортификационные позиции и укрыв в зарослях бронетранспортёры и гранатомётчиков.

15 марта в 9 утра с сопредельного берега раздался звонкий женский голос, призывающий на чистом русском языке советских пограничников немедленно покинуть китайскую территорию. Милой девушке ответил громкоговоритель с советского берега, призвав китайцев одуматься и вспомнить, что перед ними сыновья тех, кто освобождал Китай от японских оккупантов в 1945 году. Эти призывы не возымели никакого действия.

Около 10:00 китайская артиллерия внезапно открыла огонь по острову. Одновременно на лёд Уссури высыпали цепи китайской пехоты – три роты, каждая численностью в 100-150 человек. Соотношение сил составляло 10 к 1 не в пользу советских пограничников.

«Когда китайцы подошли к нам поближе, моя группа первой вступила в бой. Пулеметчик дал длинную очередь, пальба началась сумасшедшая. На мне была новая шуба, так на ней все полы — в клочья» — заместитель начальника заставы «Нижне-Михайловка» Николай Попов

В течение следующего часа бой принимает невероятное ожесточение. Первая мощная атака быстро захлебнулась, но китайцы смогли закрепиться на южной оконечности острова и поставили его защитников в угрожающее положение. Около 12:00 у пограничников начали заканчиваться боеприпасы, был подбит первый бронетранспортер, через 20 минут — второй. В это время на китайском берегу стала сосредотачиваться новая группа, готовящаяся к штурму. Пограничникам требовалась срочная поддержка, однако командование медлило с вводом в бой артиллерии и армейских частей. Армейские начальники никак не могли получить «добро» из Москвы и боялись брать на себя ответственность за развязывание вероятной войны, а ввод в действие частей регулярной армии означал бы именно это.

Пограничники готовятся к бою

Тогда полковник Демократ Леонов, командовавший Иманским пограничным отрядом, плюнул на всё и решил действовать самостоятельно. Он взял четыре танка Т-62, стоявших в резерве, и сев в головную машину, двинул их по льду Уссури в протоке между китайским берегом и Даманским, чтобы отрезать наступающих китайцев и дать пограничникам возможность перегруппироваться. Полковник Леонов не знал одного – ещё ночью китайские сапёры заминировали протоку — обернули противотанковые мины в белые пакеты и уложили их прямо на снег. Командирский танк Леонова подорвался на мине, ещё двое членов экипажа получили ранения, во время эвакуации через десантный люк в днище танка полковник Леонов был сражён китайской пулей. Остальные танки, получив повреждения от артиллерийского огня, вернулись к своему берегу.

Бои на острове приняли очаговый характер – разрозненные группы пограничников сражались с превосходящими китайскими силами, дело шло к рукопашной. Наконец, в 15:00 пограничники получили приказ на отход с острова, сложилась реальная угроза его потери, а приказа на открытие огня артиллерия так и не получила.

Реактивные установки залпового огня БМ-21 «Град»

Через два часа, когда китайцы уже начали занимать остров большими силами, такой приказ наконец-то поступил. До сих пор неизвестно, кто конкретно из армейского руководства его отдал и был ли он согласован с Брежневым и руководством ЦК КПСС. Но факт остаётся фактом – около 17:00 два артдивизиона 122-мм и 152-мм гаубиц, батарея 120-мм миномётов и отдельный реактивный дивизион установок залпового огня БМ-21 «Град» открыли огонь по нарушителям границы. Огневой налет продолжался всего 10 минут, но этого хватило, чтобы превратить остров в бушующее море огня и нанести непоправимый урон китайской живой силе, коммуникациям, снаряжению и запасам боепитания. Сразу после этого в атаку пошли мотострелки 135-ой дивизии при поддержке танков и бронетранспортеров. Уцелевшие китайцы бежали с острова сломя голову. Около 18:00 остров Даманский был полностью освобождён.

Потери советской стороны в сражении 15 марта составили 24 человека – 17 пограничников и семеро бойцов 135-ой мотострелковой дивизии. 17 марта при попытке эвакуировать подбитый танк Т-62 погиб танкист А.И. Власов. Последней жертвой конфликта стал сержант-разведчик 135-ой мотострелковой дивизии Василий Кармазин, в ночь с 21 на 22 марта при попытке снять с подбитого танка секретные приборы его разведгруппа столкнулась с китайцами и в завязавшейся перестрелке он был смертельно ранен. Танк в итоге вытащить так и не удалось, и он достался китайцам.

Захваченный китайцами Т-62 с бортовым №545 

Суммарные потери на острове Даманском за две мартовские недели 1969 года составили 58 человек убитыми и 94 ранеными. Пять человек за эти бои получили звание Герой Советского Союза (трое из них — посмертно), остальные награждены орденами и медалями.

Потери китайской стороны не поддаются точной оценке, и по разным данным они составили от 100 до 800 человек. Весомую лепту в их увеличение внесла стрельба реактивных установок БМ-21 «Град», впервые примененных в бою именно на Даманском. Залп одной такой установки создает сплошное поле поражения на площади в 3,5 гектара.

В апреле на Уссури началось активное таяние льда и сухопутные боевые действия стали невозможными: советские пограничники продолжали пресекать немногочисленные попытки захвата острова с помощью снайперского и пулемётного огня, при этом сами на остров не выходили. 10 сентября поступил приказ о прекращении огня и в ту же ночь китайцы беспрепятственно заняли остров.

Горячий 1969-й

1969 год ознаменовался ещё двумя менее известными советско-китайскими пограничными конфликтами.

2 мая около сотни военнослужащих НОАК под прикрытием перегона овец вторглись на советскую территорию в районе посёлка Дулаты в Казахской ССР. Советские пограничники не стали вступать в открытый конфликт. Блокировав нарушителей со всех сторон, они принялись стягивать силы. В течение двух недель обе стороны укрепляли свои позиции, сосредоточив у границы большое количество пехоты, танков, артиллерии и авиации. 18 мая, осознав, что советское командование готово к жесткому отпору с применением любых средств, китайцы отвели войска на свою территорию.

Вторая стычка в районе озера Жаланашколь (также Казахская ССР) не обошлась без прямого столкновения. 13 августа полтора десятка китайцев под видом пастухов перешли границу и принялись демонстративно оборудовать оборонительные позиции на сопке Каменная прямо напротив советской пограничной заставы. Пока пограничники ждали подкрепления, к китайцам также подтянулись резервы. Советский бронетранспортер, выехавший им навстречу, подвергся обстрелу и ответил огнем из крупнокалиберного пулемета, завязался бой. Пограничники при поддержке маневренной группы на БТР-ах атаковали китайцев на вершине сопки. Сражение было ожесточенным, окруженные провокаторы не собирались сдаваться и их пришлось закидывать гранатами, дело чуть было не дошло до рукопашной. В итоге погибли двое советских пограничников, ещё 10 были ранены. Китайцы потеряли 21 человека, одного удалось захватить в плен.

Участники боёв на Даманском во время награждения в Кремле


***

«Пограничные игры» кончились, когда китайская разведка получила сведения о тайных переговорах советских дипломатов с коллегами из других социалистических стран с целью выяснить их возможную реакцию на объявление Советским Союзом войны Китаю. Дело запахло ядерной атакой, а этого Мао Цзэдун не планировал. Однако истерия по отношению к Советскому Союзу, нагнетаемая пекинским руководством среди своих граждан, не позволяла пойти на попятную так просто. Каналы дипломатической связи были заморожены, взаимоотношения лидеров двух коммунистических государств – Мао Цзэдуна и Брежнева, были холоднее сибирских морозов.

Но тут, как нельзя кстати, 2 сентября 1969 года в самый разгар войны с американцами умер лидер коммунистического Вьетнама старик Хо Ши Мин. Советское правительство не могло оставить без должного внимания траурные мероприятия, назначенные на 6 сентября, и отправило в Ханой представительную делегацию во главе с председателем Совета министров СССР А.Н. Косыгиным. Туда же отправилась и китайская делегация во главе с Ли Сяньнянем. У гроба «дядюшки Хо» Косыгин через вьетнамских коллег обратился к китайцам с предложением неформальных переговоров о судьбе спорных приграничных территорий. После недолгих раздумий китайцы ответили согласием.

Похороны Хо Ши Мина 6 сентября 1969 года

Встреча состоялась на нейтральной территории – в аэропорту Пекина, уже 11 сентября. Алексей Косыгин и правая рука Мао Цзэдуна — премьер Государственного Совета КНР Чжоу Эньлай, договорились остановить все враждебные действия и «затормозить» войска на уже занимаемых ими рубежах. Еще 10 сентября советские пограничники получили приказ не открывать огонь по китайским нарушителям и ограничиваться только наблюдением, поэтому именно в минуту переговоров на островах Даманский и Киркинский находились солдаты НОАК, таким образом по условиям соглашения они автоматически отошли китайской стороне.

На этот раз усилиями советских дипломатов удалось отодвинуть потенциальную мировую катастрофу, пусть и ценой жизни 60 советских пограничников и потери части своей территории. Чем это могло закончиться в случае, если бы верх одержали генералы генштаба, предлагавшие Брежневу хорошенько «жахнуть» по китайским собратьям, представить сложно.

После переговоров сентября 1969 года китайцы официально не выдвигали никаких территориальных претензий Советскому Союзу, а окончательно закрыть этот вопрос удалось только в 1992 году, когда уже новое российское правительство ратифицировало соглашение «О границе между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой на ее Восточной части». По новому соглашению линия границы была проведена по фарватеру пограничных рек, что устранило «несправедливость» 150-летней давности.

Сейчас обе стороны регулярно собирают межведомственную комиссию для уточнения границы из-за того, что русла рек постепенно меняются, каждый раз по-новому определяя государственную принадлежность маленьких необитаемых островков в своем русле.

disgustingmen.com

Конфликт на острове Даманский.1969: bogdan_63 — LiveJournal

Оригинал взят у humus в <b>Конфликт на острове Даманский.1969</b>После Парижской мирной конференции 1919 года появилось положение о том, что границы между государствами должны, как правило (но не обязательно), проходить по середине главного фарватера реки. Но и оно предусматривало исключения вроде проведения границы по одному из берегов, когда подобная граница сложилась исторически — по договору или если одна сторона колонизировала второй берег до того, как его начала колонизировать другая.


Кроме того, международные договоры и соглашения не имеют обратной силы. Тем не менее в конце 1950-х, когда КНР, стремясь к росту своего международного влияния, вступила в конфликт с Тайванем (1958) и участвовала в пограничной войне с Индией (1962), китайцы использовали новые положения о границах, как повод для пересмотра советско-китайской границы.

Руководство СССР было готово пойти на это, в 1964 году была проведена консультация по вопросам границы, но закончилась безрезультатно.

В связи с идеологическими разногласиями в ходе Культурной революции в Китае и после Пражской весны 1968 года, когда власти КНР заявили, что СССР встал на путь «социалистического империализма», отношения особо обострились.

Остров Даманский, входивший в состав Пожарского района Приморского края, находится с китайской стороны от главного русла Уссури. Его размеры составляют 1500—1800 м с севера на юг и 600—700 м с запада на восток (площадь около 0,74 км²).

В период паводков остров полностью скрывается под водой и никакой хозяйственной ценности не представляет.

С начала 1960-х обстановка в районе острова накалялась. По заявлениям советской стороны, группы гражданских лиц и военнослужащих стали систематически нарушать пограничный режим и выходить на советскую территорию, откуда всякий раз выдворялись пограничниками без применения оружия.

Поначалу на территорию СССР по указанию китайских властей заходили крестьяне и демонстративно занимались там хозяйственной деятельностью: покосами и выпасом скота, заявляя, что находятся на китайской территории.

Число таких провокаций резко возросло: в 1960 году их было 100, в 1962 — более 5000. Затем стали совершаться нападения хунвэйбинов на пограничные патрули.

Счёт подобным событиям шёл на тысячи, в каждом из них задействовались до нескольких сотен человек.

4 января 1969 года на острове Киркинский (Цилициньдао) была проведена китайская провокация с участием 500 человек.

По китайской версии событий, советские пограничники сами устраивали провокации и избивали граждан КНР, занимавшихся хозяйственной деятельностью там, где они всегда это делали.

В ходе Киркинского инцидента они применили БТР для вытеснения мирных граждан и задавили 4 из них, а 7 февраля 1969 года сделали несколько одиночных автоматных выстрелов в направлении китайского погранотряда.

Однако неоднократно было отмечено, что ни одно из подобных столкновений, по чьей бы вине они ни происходили, не могли вылиться в серьёзный вооружённый конфликт без одобрения властей. Утверждение, что события вокруг острова Даманский 2 и 15 марта стали результатом тщательно спланированной именно китайской стороной акции, сейчас наиболее широко распространено; в том числе прямо или косвенно признаётся многими китайскими историками.

Например, Ли Даньхуэй пишет, что в 1968-1969 годах ответ на советские провокации ограничивали директивы ЦК КПК, лишь 25 января 1969 года было разрешено спланировать «ответные военные действия» у острова Даманский силами трёх рот. 19 февраля на это дали согласие Генеральный штаб и МИД КНР.

События 1-2 марта и последующей недели
В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 300 китайских военнослужащих в зимнем камуфляже, вооружённых автоматами АК и карабинами СКС, переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова.

Группа оставалась незамеченной до 10:40, когда на 2-ю заставу «Нижне-Михайловка» 57-го Иманского пограничного отряда поступил доклад от поста наблюдения, что в направлении Даманского движется группа вооружённых людей численностью до 30 человек. На место событий выехало 32 советских пограничника, в том числе начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников, на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-63 и одном БТР-60ПБ. В 11:10 они прибыли к южной оконечности острова. Пограничники под командованием Стрельникова разделились на две группы. Первая группа под командованием Стрельникова направилась к группе китайских военнослужащих, стоявших на льду юго-западнее острова.

Вторая группа под командованием сержанта Владимира Рабовича должна была прикрывать группу Стрельникова с южного берега острова. Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. Один из китайских военнослужащих поднял руку вверх, что послужило сигналом к открытию огня китайской стороной по группам Стрельникова и Рабовича. Момент начала вооруженной провокации удалось зафиксировать на фотопленку военному фотокорреспонденту рядовому Николаю Петрову. Стрельников и следовавшие за ним пограничники погибли сразу, также в скоротечном бою погибло отделение пограничников под командованием сержанта Рабовича. Командование над оставшимися в живых пограничниками на себя взял младший сержант Юрий Бабанский.

Получив донесение о стрельбе на острове, начальник соседней, 1-й заставы «Кулебякины сопки» старший лейтенант Виталий Бубенин выехал на БТР-60ПБ и ГАЗ-69 с 20 бойцами на помощь. В бою Бубенин был ранен и направил БТР в тыл китайцам, огибая по льду северную оконечность острова, но вскоре БТР был подбит и Бубенин принял решение выйти со своими бойцами к советскому берегу. Достигнув БТР погибшего Стрельникова и пересев в него, группа Бубенина двинулась вдоль позиций китайцев и уничтожила их командный пункт. Те начали отступление.

В бою 2 марта погиб 31 советский пограничник, 14 получили ранения. Потери китайской стороны (по оценке комиссии КГБ СССР) составили 247 человек убитыми

Около 12:00 к Даманскому прибыл вертолёт с командованием Иманского погранотряда и его начальником полковником Д. В. Леоновым и подкрепление с соседних застав. На Даманский выходили усиленные наряды пограничников, а в тылу была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия Советской Армии с артиллерией и установками системы залпового огня БМ-21 «Град». С китайской стороны готовился к боевым действиям 24-й пехотный полк численностью 5000 человек.

3 марта в Пекине прошла демонстрация около советского посольства. 4 марта в китайских газетах «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюнь бао» (解放军报) вышла передовица «Долой новых царей!», возлагавшая вину за инцидент на советские войска, которые, по мнению автора статьи, «двинутые кликой ревизионистов-ренегатов, нагло вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян нашей страны, открыли ружейный и пушечный огонь по пограничникам Народно-освободительной армии Китая, убив и ранив многих из них». В советской газете «Правда» в тот же день была опубликована статья «Позор провокаторам!» По словам автора статьи, «вооружённый китайский отряд перешёл советскую государственную границу и направился к острову Даманский. По советским пограничникам, охранявшим этот район, с китайской стороны был внезапно открыт огонь. Имеются убитые и раненые.» 7 марта уже посольство КНР в Москве подверглось пикетированию. Демонстранты также закидали здание пузырьками с чернилами.

События 14—15 марта
14 марта в 15:00 поступил приказ убрать подразделения пограничников с острова. Сразу после отхода советских пограничников остров стали занимать китайские солдаты. В ответ на это 8 бронетранспортёров под командованием начальника мотоманевренной группы 57-го погранотряда подполковника Е. И. Яншина в боевом порядке двинулись по направлению к Даманскому; китайцы отступили на свой берег.

В 20:00 14 марта пограничникам поступил приказ занять остров. Той же ночью там окопалась группа Яншина в составе 60 человек на 4 БТР. Утром 15 марта, после ведения с обеих сторон трансляции через громкоговорители, в 10:00 от 30 до 60 стволов китайской артиллерии и миномётов начали обстрел советских позиций, а 3 роты китайской пехоты перешли в наступление. Завязался бой.

В 20:00 14 марта пограничникам поступил приказ занять остров. Той же ночью там окопалась группа Яншина в составе 60 человек на 4 БТР. Утром 15 марта, после ведения с обеих сторон трансляции через громкоговорители, в 10:00 от 30 до 60 стволов китайской артиллерии и миномётов начали обстрел советских позиций, а 3 роты китайской пехоты перешли в наступление. Завязался бой.

От 400 до 500 китайских солдат заняли позиции у южной части острова и приготовились зайти в тыл к Яншину. Два БТР его группы были подбиты, связь испорчена. Четыре танка Т-62 под командованием Д. В. Леонова атаковали китайцев у южной оконечности острова, однако танк Леонова был подбит (по разным версиям, выстрелом из гранатомёта РПГ-2 или подорвался на противотанковой мине), а сам Леонов был убит выстрелом китайского снайпера при попытке покинуть горящую машину.

Усугубляло ситуацию то, что Леонов не знал острова и вследствие этого советские танки слишком близко подошли к китайским позициям. Однако ценой потерь не позволили китайцам выйти на остров.

Через два часа, израсходовав боезапас, советские пограничники всё-таки были вынуждены отойти с острова. Стало ясно, что введенных в бой сил не хватает и китайцы значительно превосходят отряды пограничников численно. В 17:00 в критической ситуации, в нарушение указания Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт советские войска, по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа Олега Лосика был открыт огонь из секретных на тот момент реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град».

Снаряды уничтожили большую часть материально-технических ресурсов китайской группировки и военных, включая подкрепление, минометы, штабеля снарядов. В 17:10 в атаку пошли мотострелки 2-го мотострелкового батальона 199-го мотострелкового полка и пограничники под командой подполковника Смирнова и подполковника Константинова с целью окончательно подавить сопротивление китайских войск. Китайцы начали отход с занятых позиций. Около 19:00 «ожили» несколько огневых точек, после были произведены три новых атаки, но и они были отбиты.

Советские войска вновь отошли на свой берег, а китайская сторона больше не предпринимала масштабных враждебных действий на данном участке государственной границы.

Всего в ходе столкновений советские войска потеряли убитыми и умершими от ран 58 человек (в том числе 4 офицера), ранеными 94 человек (в том числе 9 офицеров).

Безвозвратные потери китайской стороны до сих пор являются закрытой информацией и составляют по разным оценкам от 100—150 до 800 и даже 3000 человек. В уезде Баоцин расположено мемориальное кладбище, где находится прах 68 китайских военнослужащих, погибших 2 и 15 марта 1969 года. Информация, полученная от китайского перебежчика, позволяет считать, что существуют и другие захоронения.

За проявленный героизм пятеро военнослужащих получили звание Героя Советского Союза: полковник Д. Леонов (посмертно), старший лейтенант И. Стрельников (посмертно), младший сержант В. Орехов (посмертно), старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю. Бабанский.


Многие пограничники и военнослужащие Советской Армии награждены государственными наградами: 3 — орденами Ленина, 10 — орденами Красного Знамени, 31 — орденами Красной Звезды, 10 — орденами Славы III степени, 63 — медалями «За отвагу», 31 — медалями «За боевые заслуги».


Урегулирование и последствия
Подбитый Т-62 советским солдатам вернуть не удалось из-за постоянных китайских обстрелов. Попытка уничтожить его из минометов не увенчалась успехом, и танк провалился под лед. Впоследствии китайцы смогли вытащить его на свой берег и сейчас он стоит в пекинском военном музее.

После таяния льда выход советских пограничников на Даманский оказался затруднен и препятствовать китайским попыткам его захвата приходилось снайперским и пулеметным огнем. 10 сентября 1969 года было приказано огонь прекратить, видимо, для создания благоприятного фона переговоров, начавшихся на следующий день в пекинском аэропорту.


Немедленно Даманский и Киркинский заняли китайские вооруженные силы.

11 сентября в Пекине Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, возвращавшийся с похорон Хо Ши Мина, и Премьер Государственного Совета КНР Чжоу Эньлай договорились о прекращении враждебных акций и о том, что войска остаются на занятых позициях. Фактически это означало передачу Даманского Китаю.

20 октября 1969 года прошли новые переговоры глав правительств СССР и КНР, удалось достичь соглашения о необходимости пересмотра советско-китайской границы. Далее был проведен еще ряд переговоров в Пекине и Москве и в 1991 году остров Даманский окончательно отошел к КНР.


bogdan-63.livejournal.com

Сражение за остров Даманский (1969 г.)

Главная | Патриотическое, духовно-нравственное воспитание школьников | Все войны России, российского государства и СССР | В период XX века | Участие СССР в конфликтах времен холодной войны. Сражение за остров Даманский (1969 г.)





Пограничный конфликт на острове Даманский

Советско-китайский пограничный конфликт на острове Даманский — вооружённые столкновения между СССР и КНР 2 и 15 марта 1969 года в районе острова Даманский (кит. Чжэньбао — «Драгоценный») на реке Уссури в 230 км южнее Хабаровска и 35 км западнее райцентра Лучегорск (46°29′08″ с. ш. и 133°50′40″ в. д.). Самый крупный советско-китайский вооружённый конфликт в современной истории России и Китая.


Предыстория и причины конфликта

После Парижской мирной конференции 1919 года появилось положение о том, что границы между государствами должны, как правило (но не обязательно), проходить по середине главного фарватера реки. Но и оно предусматривало исключения, вроде проведения границы по одному из берегов, когда подобная граница сложилась исторически — по договору или если одна сторона колонизировала второй берег до того, как его начала колонизировать другая. Кроме того, международные договоры и соглашения не имеют обратной силы. Тем не менее в конце 1950-х, когда КНР, стремясь к росту своего международного влияния, вступила в конфликт с Тайванем (1958) и участвовала в пограничной войне с Индией (1962), китайцы использовали новые положения о границах как повод для пересмотра советско-китайской границы. Руководство СССР было готово пойти на это, в 1964 году была проведена консультация по вопросам границы, но закончилась безрезультатно. В связи с идеологическими разногласиями в ходе Культурной революции в Китае и после Пражской весны 1968 года, когда власти КНР заявили, что СССР встал на путь «социалистического империализма», отношения особо обострились. Островной вопрос был представлен для китайской стороны как символ советского ревизионизма и социал-империализма.

В результате советско-китайского дипломатического конфликта отношения между странами ухудшились, и Китай постоянно пытался наладить контакты с США. Однако последние долго не замечали сигналов из Пекина о готовности начать сближение и продолжали активно поддерживать повстанцев в Тибете и режим Чан Кайши на Тайване. Поэтому руководство Китая стало осознанно подогревать внутри страны антисоветские настроения. Одной из целей инцидента на Даманском была именно попытка «достучаться» до Вашингтона, чтобы наглядно показать американцам, как безнадежно ухудшились отношения Китая и Советского Союза.

Остров Даманский, входивший в состав Пожарского района Приморского края, находился с китайской стороны от главного русла Уссури. Его размеры составляют 1500—1800 м с севера на юг и 600—700 м с запада на восток (площадь около 0,74 км²). В период паводков остров полностью скрывается под водой, а заливные луга являются ценным природным ресурсом. Однако на острове есть несколько кирпичных зданий.

С начала 1960-х годов обстановка в районе острова накалялась. По заявлениям советской стороны, группы гражданских лиц и военнослужащих стали систематически нарушать пограничный режим и выходить на советскую территорию, откуда всякий раз выдворялись пограничниками без применения оружия. Поначалу на территорию СССР по указанию китайских властей заходили крестьяне и демонстративно занимались там хозяйственной деятельностью: покосами и выпасом скота, заявляя, что находятся на китайской территории. Число таких провокаций резко возросло: в 1960 году их было 100, в 1962 — более 5000. Затем стали совершаться нападения хунвэйбинов на пограничные патрули. Счёт подобным событиям шёл на тысячи, в каждом из них задействовались до нескольких сотен человек. 4 января 1969 года на острове Киркинский (Цилициньдао) была проведена китайская провокация с участием 500 человек.

Герой Советского Союза Юрий Бабанский, служивший в год конфликта на погранзаставе в звании младшего сержанта, вспоминал: «…в феврале неожиданно получил назначение на должность командира отделения заставы, начальником которой был старший лейтенант Иван Стрельников. Прихожу на заставу, а там, кроме повара, никого нет. „Все, — говорит, — на берегу, с китайцами дерутся“. Я, конечно, автомат на плечо — и к Уссури. А там и в самом деле драка. Китайские пограничники перешли Уссури по льду и вторглись на нашу территорию. Вот Стрельников и поднял заставу „в ружьё“. Наши-то парни и повыше, и поздоровее были. Но и китайцы не лыком шиты — ловкие, увёртливые; на кулак не лезут, всячески пытаются увернуться от наших ударов. Пока всех отмолотили, часа полтора прошло. Но без единого выстрела. Только по морде. Я ещё тогда подумал: „Весёлая застава“».

По китайской версии событий, советские пограничники сами «устраивали» провокации и избивали граждан КНР, занимавшихся хозяйственной деятельностью там, где они всегда это делали. В ходе Киркинского инцидента советские пограничники применили БТР для вытеснения мирных граждан, а 7 февраля 1969 года сделали несколько одиночных автоматных выстрелов в направлении китайского погранотряда.

Однако неоднократно было отмечено, что ни одно из подобных столкновений, по чьей бы вине оно ни происходило, не могло вылиться в серьёзный вооружённый конфликт без одобрения властей. Утверждение, что события вокруг острова Даманский 2 и 15 марта стали результатом тщательно спланированной именно китайской стороной акции, сейчас наиболее широко распространено; в том числе прямо или косвенно признаётся многими китайскими историками. Например, Ли Даньхуэй пишет, что в 1968—1969 годах ответ на «советские провокации» ограничивали директивы ЦК КПК, лишь 25 января 1969 года было разрешено спланировать «ответные военные действия» у острова Даманский силами трёх рот. 19 февраля на это дали согласие Генеральный штаб и МИД КНР. Существует версия, согласно которой руководство СССР было заранее через маршала Линь Бяо осведомлено о предстоящей акции китайцев, вылившейся в конфликт.

В разведывательном бюллетене Государственного департамента США, датированном 13 июля 1969 года: «Китайская пропаганда делала упор на необходимость внутреннего единства и побуждала население готовиться к войне. Можно счесть, что инциденты были подстроены исключительно для укрепления внутренней политики».

Бывший резидент КГБ в Китае Ю. И. Дроздов утверждал, что разведка своевременно (ещё при Хрущёве) и весьма полно предупреждала советское руководство о готовящейся вооружённой провокации в районе Даманского.

Хронология событий

События 1—2 марта и последующей недели

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 77 китайских военнослужащих в зимнем камуфляже, вооружённых карабинами СКС и (частично) автоматами Калашникова, переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова.

Группа оставалась незамеченной до 10:20, когда на 2-ю заставу «Нижне-Михайловка» 57-го Иманского пограничного отряда поступил доклад от поста наблюдения, что в направлении Даманского движется группа вооружённых людей численностью до 30 человек. На место событий выехало 32 советских пограничника, в том числе начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников, на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-63 и одном БТР-60ПБ (№ 04). В 10:40 они прибыли к южной оконечности острова. Пограничники под командованием Стрельникова разделились на две группы. Первая группа под командованием Стрельникова направилась к группе китайских военнослужащих, стоявших на льду юго-западнее острова. Вторая группа под командованием сержанта Владимира Рабовича должна была прикрывать группу Стрельникова с южного берега острова, отсекая группу китайских военнослужащих (около 20 человек), направившихся вглубь острова.

Около 10:45 ч. Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. Один из китайских военнослужащих поднял руку вверх, что послужило сигналом к открытию огня китайской стороной по группам Стрельникова и Рабовича. Момент начала вооружённой провокации удалось зафиксировать на фотоплёнку военному фотокорреспонденту рядовому Николаю Петрову. К этому моменту группа Рабовича вышла на засаду на берегу острова, и по пограничникам был открыт огонь из стрелкового оружия. Стрельников и следовавшие за ним пограничники (7 человек) погибли, тела пограничников были сильно изуродованы китайскими военнослужащими, также в скоротечном бою практически полностью погибло отделение пограничников под командованием сержанта Рабовича (11 человек) — в живых остались рядовой Геннадий Серебров и ефрейтор Павел Акулов, впоследствии захваченный в плен в бессознательном состоянии. Тело Акулова с многочисленными следами пыток было передано советской стороне 17 апреля 1969 года.

Получив донесение о стрельбе на острове, начальник соседней, 1-й заставы «Кулебякины сопки» старший лейтенант Виталий Бубенин выехал на БТР-60ПБ (№ 01) и ГАЗ-69 с 23 бойцами на помощь. По прибытии к острову в 11:30 Бубенин занял оборону совместно с группой Бабанского и 2-мя БТР. Огневой бой продолжался около 30 минут, китайцы начали обстрел боевых порядков пограничников миномётами. В бою на БТР Бубенина отказал станковый пулемёт, вследствие чего пришлось вернуться на исходную позицию для его замены. После этого он решил направить свой БТР в тыл китайцам, огибая по льду северную оконечность острова, выйдя по протоке Уссури к выдвигающейся к острову пехотной роте китайцев, и начал вести по ней огонь, уничтожив роту на льду. Но вскоре БТР был подбит, и Бубенин принял решение выйти со своими бойцами к советскому берегу. Достигнув БТР № 04 погибшего Стрельникова и пересев в него, группа Бубенина двинулась вдоль позиций китайцев и уничтожила их командный пункт, однако БТР был подбит при попытке забрать раненых. Китайцы продолжали атаковать боевые позиции советских пограничников у острова. Помощь пограничникам в эвакуации раненых и подвозе боеприпасов оказывали жители деревни Нижнемихайловка и военнослужащие автомобильного батальона в/ч 12370.

Командование над оставшимися в живых пограничниками на себя взял младший сержант Юрий Бабанский, чьё отделение успело скрытно рассредоточиться у острова из-за задержки с выдвижением с заставы и совместно с экипажем БТР приняло огневой бой.

«Через 20 минут боя, — вспоминал Бабанский, — из 12 ребят в живых осталось восемь, ещё через 15 — пять. Конечно, ещё можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного — положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но всё равно нашей земли».

Около 13:00 китайцы начали отступление.

В бою 2 марта погиб 31 советский пограничник, 14 получили ранения. Потери китайской стороны (по оценке комиссии КГБ СССР под председательством генерал-полковника Н. С. Захарова) составили 39 человек убитыми.

Около 13:20 к Даманскому прибыл вертолёт с командованием Иманского погранотряда и его начальником полковником Д. В. Леоновым и подкрепление с соседних застав, задействованы резервы Тихоокеанского и Дальневосточного пограничных округов. На Даманский выходили усиленные наряды пограничников, а в тылу была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия Советской Армии с артиллерией и установками системы залпового огня БМ-21 «Град». С китайской стороны готовился к боевым действиям 24-й пехотный полк численностью 5 тыс. человек.

3 марта в Пекине прошла демонстрация около советского посольства.

4 марта в китайских газетах «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюнь бао» вышла передовица «Долой новых царей!», возлагавшая вину за инцидент на советские войска, которые, по мнению автора статьи, «двинутые кликой ревизионистов-ренегатов, нагло вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян нашей страны, открыли ружейный и пушечный огонь по пограничникам Народно-освободительной армии Китая, убив и ранив многих из них». В советской газете «Правда» в тот же день была опубликована статья «Позор провокаторам!». По словам автора статьи, «вооружённый китайский отряд перешёл советскую государственную границу и направился к острову Даманский. По советским пограничникам, охранявшим этот район, с китайской стороны был внезапно открыт огонь. Имеются убитые и раненые».

7 марта уже посольство КНР в Москве подверглось пикетированию. Демонстранты также закидали здание пузырьками с чернилами.

События 14—15 марта

14 марта в 15:00 ч. поступил приказ убрать подразделения пограничников с острова. Сразу после отхода советских пограничников остров стали занимать китайские солдаты. В ответ на это 8 бронетранспортёров под командованием начальника мотоманевренной группы 57-го погранотряда подполковника Е. И. Яншина в боевом порядке двинулись по направлению к Даманскому. Китайцы отступили на свой берег.

В 20:00 14 марта пограничникам поступил приказ занять остров. Той же ночью там окопалась группа Яншина в составе 60 человек на 4 БТР. Утром 15 марта, после ведения с обеих сторон трансляции через громкоговорители, в 10:00 от 30 до 60 стволов китайской артиллерии и миномётов начали обстрел советских позиций, а 3 роты китайской пехоты перешли в наступление. Завязался бой.

От 400 до 500 китайских солдат заняли позиции у южной части острова и приготовились зайти в тыл к Яншину. Два БТР его группы были подбиты, связь испорчена. Четыре танка Т-62 под командованием начальника 57-го погранотряда полковника Д. В. Леонова атаковали китайцев у южной оконечности острова, однако танк Леонова был подбит (по разным версиям, выстрелом из гранатомёта РПГ-2 или подорвался на противотанковой мине), а сам Леонов был убит выстрелом китайского снайпера при попытке покинуть горящую машину. Усугубляло ситуацию то, что Леонов не знал острова и вследствие этого советские танки слишком близко подошли к китайским позициям, однако ценой потерь не позволили китайцам выйти на остров.

Через два часа, израсходовав боезапас, советские пограничники всё-таки были вынуждены отойти с острова. Стало ясно, что введённых в бой сил не хватает, и китайцы значительно превосходят отряды пограничников численно.

В 17:00 в критической ситуации, в нарушение указания Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт советские войска, по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковника О. А. Лосика был открыт огонь из секретных на тот момент реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град». Снаряды уничтожили большую часть материально-технических ресурсов китайской группировки и военных, включая подкрепление, миномёты, штабеля снарядов. В 17:10 в атаку пошли мотострелки 2-го мотострелкового батальона 199-го мотострелкового полка, и пограничники под командованием подполковника Смирнова и подполковника Константинова с целью окончательно подавить сопротивление китайских войск. Китайцы начали отход с занятых позиций. Около 19:00 «ожили» несколько огневых точек, после были произведены три новых атаки, но и они были отбиты.

Советские войска вновь отошли на свой берег, а китайская сторона больше не предпринимала масштабных враждебных действий на данном участке государственной границы.

Непосредственное руководство частями Советской Армии, принимавшими участие в данном конфликте, осуществлял первый заместитель командующего Дальневосточным военным округом Герой Советского Союза генерал-лейтенант П. М. Плотников. Именно на долю частей 45-го армейского корпуса выпали события, развернувшиеся на советско-китайской границе вокруг острова Даманский. Корпусом командовал (27.07.1968-25.04.1970) генерал-майор Ржечицкий Станислав Антонович (ЦАМО РФ, КУОС: УПК Ржечицкого С. А.).

Урегулирование конфликта и его последствия

Всего в ходе столкновений советские войска потеряли убитыми и умершими от ран 58 человек (в том числе 4 офицера), ранеными 94 человек (в том числе 9 офицеров). Безвозвратные потери китайской стороны до сих пор являются закрытой информацией и составляют по разным оценкам от 100 до 300 человек. В уезде Баоцин расположено мемориальное кладбище, где находится прах 68 китайских военнослужащих, погибших 2 и 15 марта 1969 года. Информация, полученная от китайского перебежчика, позволяет считать, что существуют и другие захоронения.

За проявленный героизм пятеро военнослужащих получили звание Героя Советского Союза: полковник Д. В. Леонов (посмертно), старший лейтенант И. Стрельников (посмертно), младший сержант В. Орехов (посмертно), старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю. Бабанский. Многие пограничники и военнослужащие Советской Армии награждены государственными наградами: 3 — орденами Ленина, 10 — орденами Красного Знамени, 31 — орденами Красной Звезды, 10 — орденами Славы III степени, 63 — медалями «За отвагу», 31 — медалями «За боевые заслуги».

Подбитый Т-62 бортовой № 545 советским солдатам вернуть не удалось из-за постоянных китайских обстрелов. Попытка уничтожить его из миномётов не увенчалась успехом, и танк провалился под лёд. Впоследствии китайцы смогли вытащить его на свой берег, и сейчас он стоит в пекинском военном музее.

После таяния льда выход советских пограничников на Даманский оказался затруднён, и препятствовать китайским попыткам его захвата приходилось снайперским и пулемётным огнём. 10 сентября 1969 года было приказано огонь прекратить, видимо, для создания благоприятного фона переговоров, начавшихся на следующий день в пекинском аэропорту. Немедленно острова Даманский и Киркинский заняли китайские вооружённые силы.

11 сентября в Пекине Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, возвращавшийся с похорон Хо Ши Мина, и Премьер Государственного Совета КНР Чжоу Эньлай договорились о прекращении враждебных акций и о том, что войска остаются на занятых позициях. Фактически это означало передачу Даманского Китаю.

20 октября 1969 г. прошли новые переговоры глав правительств СССР и КНР, удалось достичь соглашения о необходимости пересмотра советско-китайской границы. Далее был проведён ещё ряд переговоров в Пекине и Москве, и в 1991 году остров Даманский окончательно отошёл к КНР (де-факто он был передан Китаю в конце 1969 г.).

В 2001 году были рассекречены фотографии обнаруженных тел советских солдат из архивов КГБ СССР, свидетельствующих о фактах надругательств китайской стороной, материалы переданы в музей города Дальнереченска.

Братская могила Героев Даманского в Дальнереченске
(сквер на ул. Героев Даманского и ул. Ленина)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

xn----7sbbfb7a7aej.xn--p1ai

Сайт благотворительного фонда ...защитникам острова Даманский

Лучшим описанием тех событий, по намшему мнению, будет отрывок из автобиографической книги Виталия Дмитриевича Бубенина "Кровавый снег Даманского".

2 марта 1969 г. 10.40. Дежурный по 1-й погранзаставе младший сержант Николай Загныбеда доложил:

— Товарищ старший лейтенант, со 2-й заставы сообщили, что китайцы выходят на Даманский.

— Поднимайте заставу «В ружье», — отдал я команду.

Взревела сирена тревоги, и застава взметнулась в едином порыве. Кто служил на пограничной заставе, тот понимает, что это такое. Рев сирены, тревожный голос дежурного: «Застава, в ружье» как ударом тока вскидывают солдат с постелей, отрывают от повседневных бытовых дел и в доли секунды превращают их в бойцов, готовых выполнить любой приказ.

Позвонил Иван Стрельников и проинформировал, что к Даманскому с поста «Гунсы» выдвигаются около 30 китайцев.

- Виталий, выручай.

- Жди, скоро буду. До встречи.

Но встреча так и не состоялась. Я слышал Ивана, своего друга, в последний раз.

Поднятая по тревоге застава выстроилась во дворе около БТР, готового к движению. Я быстро проверил экипировку у каждого. Довел кратко обстановку. С собой взял 21 пограничника. Таким образом, вместе со мной и механиком-водителем ефрейтором Л. Шамовым нас выехало 23 человека. Остальной личный состав под командованием сержанта Павла Сикушенко оставил как резерв.

Оба заместителя лейтенанты А. Кочкин и Г. Денисенко по разным причинам отсутствовали.

БТР на большой скорости мчался к острову. Часть солдат находилась внутри БТР, остальные на броне. Обычные выезды на ликвидацию провокаций сопровождались шумом, смехом, шутками. На этот раз ехали молча. Чувствовалась напряженность во всем. Я курил одну сигарету за другой, сосредоточенно думал.

Примерно в 11.20 мы находились уже напротив середины острова на удалении 50 метров от него. Хорошо просматривались две автомашины 2-й заставы, которые одиноко стояли на южной оконечности острова. Вокруг никого не было видно. Это встревожило. А где же Иван? Он же должен ждать меня на нашем берегу. Но ни здесь, ни на острове его не было видно.

В этот момент наблюдатель доложил, что на острове послышалась сильная стрельба из автоматов. Вылез из люка и сам услышал длинные автоматные очереди. Солдаты с тревогой смотрели на меня.

— Может, холостыми стреляют.

— Не похоже. Это боевая стрельба. Шамов, стой! Застава, к бою.

Я понял, что Иван попал в беду... Чтобы представить картину случившегося, сошлюсь на официальные данные государственной комиссии по расследованию вооруженного столкновения на советско-китайской границе на острове Даманском 2 марта 1969 г. и подтвержденные в последующем разведчиками.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 г. против острова Даманского на своем берегу, используя неблагоириятную погоду и особенности местности, китайцы скрытно сосредоточили до пехотного батальона, численностью более 500 человек, а также два минометных и одну артиллерийскую батарею. Они имели на вооружении безоткатные орудия, крупнокалиберные и станковые пулеметы, ручные гранатометы. Батальон был укомплектован и вооружен по штатам военного времени. Впоследствии появились данные о том, что он прошел полугодовую специальную подготовку для ведения боевых действий на границе. Той же ночью силами трех пехотных рот, численностью более трехсот человек, вышел на остров и занял оборону по рубежу естественного вала.

На китайском берегу заняли оборону оставшиеся два пехотные роты. На скрытых позициях находились огневые средства. Командный пункт батальона и его управление расположились на острове. С берегом установили проводную связь. Весь личный состав, чего не замечалось ранее, одет в маскхалаты. Оружие и снаряжение подогнано так, что не издавало лишнего звука. На острове китайцы отрывали в снегу ячейки, стелили циновки или солому, ложились. Их накрывали другой циновкой и засыпали снегом. Мела поземка. С рассветом обнаружить даже с помощью мощного прибора наблюдения их было практически невозможно.

Позиции двух 82-мм батарей и артиллерии (45-мм орудия), а также крупнокалиберных пулеметов располагались так, чтобы можно было вести огонь по нашим БТР и личному составу прямой наводкой. Минометные батареи, судя по всему, имели четкие координаты стрельбы. В общем, система артиллерийского огня была спланирована так, что все то. что появлялось на основном русле реки и на протоке, должно было быть уничтожено. На самом острове система огня батальона организованна так, что сплошной заградительный огонь из всех огневых средств они могли вести на глубину от 200 до 300 метров и по всему фронту батальона. Все живое, что могло попасть в эту зону сплошного огня, живым остаться не должно.

Таким образом, китайцы, зная, что нас будет в общей сложности не более 50 человек, заранее спланировали и противопоставили против нас полнокровный пехотный батальон со средствами усиления. Они рассчитывали на полное наше уничтожение. И в этом, кажется, не сомневались.

Чтобы заманить нас в ловушку и вывести под расстрел, они применили обычную тактику, которую использовали во всех прошлых провокациях. Ведь действия наши всегда были одинаковыми и напрямую зависели от действий китайских групп. Как не крути, они нам навязывали свой сценарий. И действия наши в определенной степени выглядели стандартными. Мы с Иваном выходили как парламентеры, выполняя мирную миссию, и никогда не думали, что это может быть смертельно опасно. Привыкли уже.

Кстати, некоторые исследователи боевых действий на острове Даманском, по прошествии десятков лет, когда уже многие забыли, из-за чего, почему и как все это было, критикуют нас за то, что заставы, мол, были нацелены только на мирное выдворение китайцев. И это подается как ошибка. Л на что же мы еще должны были нацелены? Неужели на применение оружия? Как раз, напротив, наша наиглавнейшая задача заключалась тогда в том, чтобы, даже рискуя жизнью, в то сложное время сделать все возможное, чтобы сохранить покой на границе, чтобы ни один выстрел первым не прозвучал с нашей стороны. У нас была мирная миссия.

Итак, в 10.40 (по местному времени) 2 марта 1969 г. около 30 военнослужащих китайского погранпоста «Гунсы», как обычно, демонстративно, ускоренным шагом стали выдвигаться в сторону Даманского. Пограничный наряд поста наблюдения 2-й заставы на сопке Кафыла в составе рядовых Кояхова и Шевцева обнаружил их и немедленно доложил по команде. Начальник 2-й заставы старший лейтенант Иван Стрельников поднял заставу по тревоге, проинформировал меня, доложил оперативному дежурному по 57-му погранотряду. Затем вместе с офицером особого отдела отряда старшим лейтенантом Николаем Буйневичем и личным составом в количестве 30 человек выехал к острову.

Стрельников с 14 пограничниками выдвигался на БТР, Буйневич с 5—6 военнослужащими — на автомобиле ГАЗ-69. Третья группа во главе с младшим сержантом Юрием Бабанским ехала на автомобиле бригады техпомощи ГАЗ-66, так как заставская стояла в ремонте.

К 11.00 группы Стрельникова и Буйневйча прибыли к южной оконечности Даманского, а группа Бабанского несколько задержалась из-за технической неисправности машины.

К тому времени группа китайских военнослужащих, заметив приближение пограничников, разделилась на две части. Одна — до 18 солдат — вышла на южную оконечнось острова и на виду у наших пограничников проследовала вдоль восточного берега по основному руслу реки в северном направлении. Вторая — до 12 военнослужащих — продолжила движение вдоль западного берега по протоке, отделяющей остров от китайского берега, и остановилась в поле зрения Стрельникова.

Подъехав, наши пограничники спешились. Стрельников отправил свой БТР в укрытие. Было рекомендовано так делать, потому что в китайской и мировой прессе появилось тогда много снимков, показывающих «бесчинства советских пограничников на китайско-советской границе» на фоне бронетранспортеров.

Группе из 13 человек во главе с сержантом Николаем Дергачом Стрельников приказал преследовать китайцев, которые шли вдоль восточного берега острова и выдворить их оттуда. Сам же вместе с Н. Буйневичем пошел навстречу остановившейся на протоке группе китайцев. Шли с мирными целями, чтобы в очередной раз заявить протест и потребовать удалиться с нашей территории. Так было приказано. Так он и сделал.

Тем временем к южной оконечности острова прибыла и группа Юрия Бабанского. Слева по ходу движения сержант увидел через заросли кустарника на льду протоки более десятка китайцев и приближающегося к ним Стрельникова с группой солдат. Автоматы у них были в положении «на ремень».

Они находились примерно в 30— 40 метрах от командира, когда услышали резкий гортанный крик и прозвучавшие пистолетные выстрелы. Тут же началась сильная беспорядочная стрельба из автоматов и пулеметов. Практически в упор, по бандитски, китайцы расстреляли обе группы. Из группы сержанта Николая Дергача лишь Геннадий Серебров остался жив.

Услышав стрельбу, группа Бабанского залегла. Но из низинки, где заняли оборону пограничники, ничего не было видно. Тогда Бабанский, Кузнецев и Козусь поползли к бугру, что отделял их от берега. Их взору предстала жуткая картина. Китайцы зверски расправлялись с советскими пограничниками.

— Огонь! — скомандовал Бабанский и выпустил длинную прицельную очередь но бандитам. Одновременно открыли огонь Кузнецев и Козусь. Эта китайская группа была уничтожена. Кончились патроны. Бабанский дал команду отойти к основной группе.

Так, девятнадцатилетний парень из Кемерово, младший сержант Юрий Бабанский оказался в ситуации, когда нужно принимать решения за погибшего начальника заставы, причем — в боевых условиях. Как солдат он сделал все от него зависящее. Возглавил оставшуюся в живых горстку пограничников и организовал достойный отпор провокаторам. Китайцы быстро обнаружили эту группу. Открыли по ней огонь с берега и правым флангом батальона. Группе Ю. Бабанского удалось отбить несколько атак. Маскируясь и маневрируя, они умело вели неравный бой. Израсходовав патроны, потеряв несколько человек убитыми, воспользовавшись коротким затишьем, Бабанский стал отводить группу с острова.

От начала боя прошло 10—15 минут, когда мы подъезжали к этому трагическому месту. К тому времени уже погибло 22 пограничника 2-й погранзаставы во главе с ее начальником, а рядовой Павел Акулов, в бессознательном состоянии захвачен в плен. После тяжелых пыток и издевательств китайцы казнили его. Лишь в апреле китайцы передали нам изу-родованный и обезображенный труп.

Высадившись из БТР, под прикрытием восточного берега мы развернулись в цепь и выскочили на остров. Это примерно в 300 метрах от того места, где только что произошла трагедия. Но мы пока об этом не знали. Нас было 23 человека. В боевом порядке начали движение в направлении затухающей стрельбы. Когда углубились примерно на 50 метров, увидели, что с вала нас атакует до взвода китайских солдат. Они бежали навстречу, орали и вели огонь. Расстояние между нами от 150 до 200 метров. Оно быстро сокращалось. Я не только слышал стрельбу, но и хорошо видел, как из стволов вылетает пламя. Понимал, что начался бой, но еще надеялся, что это неправда. Надеялся, холостыми берут на испуг.

Но вот первые пули просвистели над головой. Вскрикнув, широко раскинув руки, и, как будто споткнувшись о камень, упал ничком Володя Изотов. Шапка сорвалась с его головы и покатилась вперед. А он, уткнувшись лицом в снег, замер. Это тот самый рядовой Изотов, который всего несколько часов назад испек самый лучший в своей жизни хлеб. Все ста-ло предельно ясно.

— Огонь! — скомандовал я и выпустил длинную очередь по атакующим китайцам. — Ложись!

Те какое-то время продолжали наступление. Но у нас уже было преимущество. Мы вели огонь лежа. Они не выдержали, повернули назад, но один за другим падали в снег. В бою к противнику спиной передвигаться не рекомендуется.

Когда последний из живых успел все же добежать до укрытия, как в то же мгновение с вала открыли шквальный автоматный и пулеметный огонь. Нас было 22, а китайцев — более 300. У нас было всего по два магазина патронов. Больше не полагалось. Приказал окопаться, экономить патроны. Наблюдая за ходом боя, насколько это было возможно, заметил, что по нам ведется интенсивный перекрестный огонь с фронта и флангов.

Но вот пуля щелкнула где-то совсем близко. Другая — сбила шапку. Попытался поглубже втиснуться в снег. Моя черная шуба вздыбилась. Очередь прошила ее, не задев, к счастью, спины. Еще одна врезалась в снег прямо перед носом. «Это ж снайпер», — мелькнула мысль.

Китайцы знали меня в лицо. Кроме того, я лежал на белом снегу в черной шубе. Они вычислили меня и вели огонь на уничтожение. Огонь постоянно усиливался. Снег вокруг буквально кипел. Стало страшно.

Вдруг со мной что-то произошло. Четко осознал, что со мной ничего не случится. Показалось, я вижу, как пули словно огибая, летят мимо меня. В сердце закипела ярость, которая придавала силу, проясняла и укрепляла сознание и волю. Я понял — страх ушел. Так бывает. Либо страх тебя, либо ты его. Страх бывает у всех нормальных людей. Это природная защитная реакция организма на опасность. Бесстрашие наступает потом, когда ты победишь страх.

Злость, ненависть, оскорбленное самолюбие, чувства долга, достоинства и чести — все саккумулиро-валось в невиданную силу. Сознание оставалось четким и ясным. Я уже знал, что и как делать. Здесь, расстреливаемый на снегу, я уже знал — мы победим.

Около часа продолжался бой. Все реже и реже слышались автоматные очереди с нашей стороны. На китайском берегу раздался орудийный выстрел. Вначале один, затем другой. Леденящий душу вой мин накрыл остров. Одна мина взорвалась совсем рядом, смертельно ранив Ивана Ветрича и зацепив меня. Я потерял сознание. Через какое-то время очнулся. Открыл глаза и ничего не увидел. Передо мной брезжил мутно-кровавый свет. Голова раскалывалась от боли. Тошнота подступала к горлу. Протер снегом лицо. Увидел, что снег в руке кровавый. Осмотрелся, с удивлением отметил, что нахожусь совсем в другом месте, под каким-то деревом. Это меня туда взрывной волной отбросило. Сверху густо сыпались ветки, а в дерево роем впивались пули. Вдруг тоненькая русская березка жалобно заскрипела, взмахнула замерзшими ветвями и со стоном упала на кровавый снег, прикрыв меня своими нежными белыми ветвями, как бы защищая меня от огня. Ее срубили пулеметные очереди, которые предназначались мне.

Бой продолжался. Наши солдаты, истекая кровью, расстреливали последние патроны. Стало ясно — надо выводить личный состав из-под минометного обстрела. Иначе всех уничтожат. Приказал отползать назад, под прикрытие берега. Но понял, меня не слышат. Приподнялся на колени и продолжал подавать команды на крепком русском языке. Позже, когда лежали в госпитале, солдаты признавались, что вначале посчитали меня погибшим. А когда услышали мой голос, поняли, командир жив, а это значит — все будет в порядке.

Мой дальнейший план был связан с использованием БТР, который оставался под берегом. Обойти на нем остров по протоке с севера и ударить китайцев с тыла. Но как добраться до него?

- Говорят, в повседневной жизни человек тратит не более 3 — 4 % той силы и энергии, что природа дала ему. А использовать остальные он может только в самых экстремальных случаях, спасая свою или чужую жизнь. Если это закон природы, то он сработал на все сто.

Я был прижат огнем к земле и не мог пошевелиться. На острове погибали мои солдаты. Спасительный БТР совсем рядом, в каких-то 10 метрах. Одна мысль долбила мозги — я должен быть там, должен... А я лежал под обстрелом, распластанный на снегу, но рукой уже сжимал гашетку. Физически чувствовал две кнопки под большим пальцем правой руки. Чувств звал всем своим существом. Ощущал физически мощную дробь спаренных крупнокалиберных пулеметов. Уже видел китайцев в прицеле. Я уже вел огонь.

И вдруг в одно мгновение какая-то невиданная сила приподняла меня и швырнула с острова на лед реки. Что это было? Прошло столько лет, а я не могу этого забыть и понять. Одна пуля все же догнала меня. Подбежали рядовые Петр Величко и Валентин Буранцев, вышедшие с острова несколько раньше. Они пытались оказать помощь, но было не до этого. Я приказал водителю БТР Аркадию Шамову направить машину вокруг острова на протоке, а сем сел за пулеметы. БТР взревел и понесся по реке. Вскоре увидел в прицел, что на китайском берегу появилась большая группа солдат. Как потом выяснилось, это была одна из двух пехотных рот, что находились во втором эшелоне. Ее бросили на усиление.

Плотная масса китайцев, спрыгнув с крутого берега, устремилась на остров через протоку. Расстояние до них — до 200 метров. Я открыл огонь с обоих пулеметов на поражение. Наше появление у них в тылу оказалось для них настолько неожиданным, что бегущая толпа резко замедлила бег и остановилась, будто наткнулась на бетонную стену. Они были в полной растерянности. Даже огонь вначале не вели. Расстояние между нами быстро сокращалось. Подключились к стрельбе и автоматчики. Китайцы падали, как подкошенные, многие повернули и бросились на свой берег. Они карабкались на него, но, сраженные, сползали вниз. Китайцы открыли огонь по своим, пытаясь вернуть их в бой. Все смешалось в этой куче, боевой, кипучей. Те, кого развернули, стали группами пробиваться на остров. В какой-то момент они оказались настолько близко, что мы их расстреливали в упор, били бортом и давили колесами.

Неожиданно оба пулемета замолчали. Кончились патроны. БТР завалился направо и резко сбросил скорость.

— Шамов, что там?

— Все скаты пробиты, товарищ старший лейтенант.

— Вперед, Шамов, вперед! Останавливаться нам никак нельзя.

Двигатель ревел от перегрузки. Я вращал башню, стараясь рассмотреть всю обстановку. Китайцы лупили из пулеметов и ручных гранатометов. Они выкатили на берег полевые орудия и били по нам прямой наводкой. Один снаряд попал в правый борт нашей машины и разорвался в моторном отделении. Правый двигатель заглох. Но до южной

xn----8sbafl0ahgqleaznjg.xn--p1ai

Остров Даманский - советско-китайский конфликт 1969 года

Стремление Китая пересмотреть советско-китайскую границу привело в марте 1969 года к вооруженному конфликту между двумя ведущими социалистическими государствами. Это был самый крупный советско-китайский вооруженный конфликт в истории.

В конце 1950-х руководство Китайской народной республики, ссылаясь на положения Парижской мирной конференции 1919 года о том, что границы между государствами должны, как правило (но не обязательно), проходить по середине главного фарватера реки, выдвинули претензии на остров Даманский (китайское название Чжэньбао дао — Драгоценный остров), который находился на реке Уссури с китайской стороны от главного русла. Этот небольшой островок — 1500-1800 м с севера на юг и 600-700 с востока на запад — и стал причиной конфликта.

НАГНЕТАНИЕ ОБСТАНОВКИ

Для обеих стран, отношения между которыми в эти годы резко ухудшились, вопрос о Даманском стал прежде всего политическим. Компартия Китая (КПК), обвинив СССР в ревизионизме и социал-империализме, встала на путь эскалации конфликта путем организации массовых провокаций: сначала они ограничивались лишь демонстративными покосами и выпасом скота, но затем начались нападения на советские пограничные патрули.

Наиболее массовая провокация была организована 4 января 1969 года, когда на остров Киркинский ворвалось около 500 агрессивно настроенных китайцев. При их вытеснении малочисленные советские пограничники были вынуждены применить бронетранспортеры, в результате чего были задавлены четыре китайца. 25 января ЦК КПК дало разрешение на проведение «ответных военных действий» у острова Даманский.

БОЙ 2 МАРТА

В ночь на 2 марта 1969 года на острове Даманский высадились примерно 300 военнослужащих Китайской народной армии, вооруженные легким стрелковым оружием. Они были обнаружены только в 10:20. 25 минут спустя прибывший на место старший лейтенант Иван Стрельников потребовал от нарушителей покинуть территорию СССР. В ответ китайцы открыли огонь, Стрельников и семь пограничников погибли практически мгновенно. Оставшихся в живых бойцов возглавил младший сержант Юрий Бабанский, и они приняли бой. К 11:30 на звуки выстрелов подтянулись на двух машинах 23 пограничника во главе со старшим лейтенантом Виталием Бубениным. Направленный в тыл противнику бронетранспортер успешно прижал к земле роту китайцев, но был подбит. Затем Бубенин на бронетранспортере Стрельникова уничтожил командный пункт противника. Китайцы, однако, продолжали атаки, но около 13:00 начали отход. Потери советских пограничников в этом бою составили 31 человек убитыми и 14 раненными, китайцы потеряли 248 человек убитыми. В последующие дни на Даманский переброшено подкрепление погранвойск, а в тылу развернута 135-я мотострелковая дивизия, на вооружении которой состояли, в том числе, реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град».

БОИ 14-15 МАРТА

14 марта прошло в маневрах как советских, так и китайских войск, однако до открытого конфликта дело не дошло. В ночь на 15 марта бойцы мотоманевренной группы 57-го погранотряда под командованием подполковника Е. И. Яншина (60 человек на четырех бронетранспортерах) окопались на острове. В 10:00 китайцы начали обстрел советских войск из артиллерии и минометов, а затем бросили вперед пехоту, направив одновременно до 500 солдат в тыл Яншину. На южной оконечности острова китайские позиции были атакованы четырьмя танками Т-62 под командованием полковника Д. В. Леонова, танк которого был подбит, а сам Леонов убит выстрелом китайского снайпера. Около 12:00, когда начали заканчиваться боеприпасы, пограничники были вынуждены оставить Даманский. В этой практически безвыходной ситуации в 17:00 командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковник О. А. Лосик отдал приказ открыть огонь из новейших и на тот момент секретных систем «Град». В течение 10 минут китайская группировка была практически полностью уничтожена, а вся техника выведена из строя. Когда в 17:10 советские войска пошли в наступление, китайцы стали отходить.

Ночью китайцы предприняли несколько неудачных попыток атаковать, затем вернулись на свой берег.

ПОСЛЕДСТВИЯ КОНФЛИКТА

В ходе столкновений на Даманском советская сторона потеряла убитыми и умершими от ран 58 человек (в том числе четырех офицеров) и 94 ранеными (в том числе девять офицеров). Потери китайцев точно не известны и оцениваются в 500-1500 человек убитыми.

В ходе последовавших за этими событиями переговоров 11 сентября 1969 года было решено, что обе стороны прекращают «враждебные акции», а войска остаются на занятых позициях (таким образом, Даманский оставался под контролем Китая). Точка в истории с Даманским была поставлена более чем через 20 лет; 19 мая 1991 года было подписано соглашение о переходе Даманского под юрисдикцию КНР.

Оставить эмоцию

Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь