Доспехи и вооружение рыцаря

Рыцарь в полном вооружении на коне

В XI—XII вв. рыцари защищали себя кольчугами или чешуйчатыми панцирями. В XIII-XIV вв. они обзавелись бригантинами — пластинчатыми доспехами, наклёпанными под суконную основу, а также поножами и наручами, набедренниками и наколенниками, наплечниками и налокотниками. Прямо на рубаху рыцарь надевал гобиссон — нечто вроде простёганной фуфайки из тафты или кожи, а на гобиссон — кольчугу, которую со временем заменили латы — доспех из крупных металлических пластин.

Поверх кольчуги или лат рыцари носили богато расшитые безрукавки — сюрко — с гербом владельца. На рыцарских шлемах красовались плюмажи (украшения из разноцветных перьев). К шлему прикреплялись забрало и ожерелье. Металлическое ожерелье, защищавшее шею, соединяло нагрудник со шлемом. Забрало могло быть решётчатым или из отдельных пластинок и опускалось только во время боя.

Сплошной сочленённый рыцарский доспех XV в. весил 25 кг, если же под него надевалась кольчуга, то общий вес защитного снаряжения мог достигать 32 кг. Турнирные доспехи были ещё тяжелее. Рыцарские щиты изготавливались из дерева, металла, кожи и украшались гербами владельцев. У каждого рыцаря имелся рог: с его помощью можно было вызвать подмогу, если рыцарь оказывался перед лицом превосходящих сил противника. Особенно в рыцарской среде ценился олифант — рог, сделанный из слонового бивня. Дорогие олифанты украшались серебряной оправой и медальонами с изображениями зверей, птиц, сцен охоты или рыцарских турниров.

Немецкие рыцарские мечи XIV–XVI вв.

Неотъемлемой принадлежностью рыцаря был меч — наступательное оружие с обоюдоострым прямым клинком, предназначенным для нанесения рубящих и колющих ударов. Известны мечи XII — XIII вв. длиной до 120 см и весом около 2 кг. В XIV в. появился так называемый боршверт — «меч-протыкатель». Это оружие было специально предназначено для нанесения колющих ударов в стыки между смежными пластинами доспехов. В XV в. в Западной Европе распространились огромные двуручные мечи в рост человека. Столетие спустя мечи утрачивают своё ведущее значение и постепенно уступают место шпагам и палашам.

В рукопашном бою рыцари также использовали кинжалы. Копья в XII в. стали длинными (до 5 м) и тяжёлыми, поэтому всадник брал копьё, снабжённое упорным диском из дерева или металла, «наперевес» и не ударял им, а таранил своего противника. В качестве вспомогательного оружия рыцари применяли булаву, секиру и боевой молот, а также такие «неблагородные» виды оружия, как кистень и боевой цеп.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Средневековые доспехи: от начала до исчезновения …

В старые добрые времена, которые, как известно, были весьма нелегкими, одежда была вопросом жизни и смерти: простая, непрочная ткань была делом обычным, кожа считалась редкостью, а для состоятельных джентльменов важную роль играли только доспехи …

       

Армет Генри VIII, известный как «Панцирь с рогами». Инсбрук, Aвстрия, 1511 год

Существует несколько версий относительно появления первых доспехов. Некоторые полагают, что все началось с мантий, сделанных из кованого металла. Другие уверены, что защита из древесины тоже должна считаться, в этом случае нам нужно вспомнить о поистине далеких предках с камнями и палками. Но большинство думают, что доспехи пришли из тех трудных времен, когда мужчины были рыцарями, а женщины томились в их ожидании.

Еще один странный панцирь-маска, из Аугсбурга, Германия, 1515 год.

Разнообразию форм и стилей средневековых панцирей следовало бы посвятить отдельную статью:


Или доспехи, или ничего

Первые доспехи были очень простыми: грубо обработанные металлические пластинки, предназначенные для защиты рыцаря, находящегося внутри них, от копий и мечей. Но постепенно оружие становилось все более усложненным, и кузнецам приходилось это учитывать и делать доспехи все более прочными, легкими и гибкими, до тех пор, пока они не станут обладать максимальной степенью защиты.

Одной из самых блестящих инноваций было усовершенствование кольчуги. По слухам, впервые ее создали кельты много веков назад. Это был долгий процесс, который занял очень много времени, пока за него не взялись оружейники, которые вывели эту идею на новые высоты. Данная идея не совсем логична: вместо того, чтобы изготавливать доспехи из крепких пластин и очень надежного металла, почему бы не сделать их из нескольких тысяч тщательно соединенных колец? Получилось замечательно: легкая и прочная, кольчуга позволяла своему обладателю быть подвижным и зачастую являлась ключевым фактором того, как он покинет поле битвы: на лошади или на носилках. Когда доспехи из пластин были добавлены к кольчуге — результат оказался сногсшибательным: появились доспехи эпохи Средних Веков.


Средневековая гонка вооружений

Сейчас это трудно представить, что долгое время рыцарь на лошади был поистине страшным оружием той эпохи: прибывая на место битвы на военной лошади, часто также одетой в доспехи, он был столь же ужасен, сколь и непобедим. Ничего не могло помешать таким рыцарям, когда они, с мечом и копьем, могли легко напасть практически на любого.

Вот воображаемый рыцарь, напоминающий о геройских и победных временах (нарисован восхитительным иллюстратором Джоном Хоувом):


Причудливые монстры

Сражение становилось все более и более «ритуальным», что привело к рыцарским турнирам, которые мы все знаем и любим по фильмам и книгам. Доспехи стали менее полезны  на практике и постепенно стали в больше степени лишь показателями высокого социального уровня и благосостояния. Только богачи или дворяне могли позволить себе доспехи, однако только поистине богатый или очень зажиточный барон, герцог, принц или король могли позволить себе фантастические доспехи высшего качества.

Становились ли они от этого особо прекрасными? Через некоторое время доспехи стали выглядеть скорее как одежда для ужина, нежели снаряжение для битвы: безукоризненная металлическая работа, драгоценные металлы, вычурные гербы и регалии… Все это хоть и выглядели потрясающе, но было бесполезно во время сражения.

Только взгляните на доспехи, принадлежащие Генриху VIII: разве они не шедевр искусства того времени? Доспехи были разработаны и изготовлены, как и большинство всех доспехов того времени, по размеру обладателя. В случае с Генрихом, однако, его костюм выглядел скорее благородно, нежели устрашающе. А кто может вспомнить королевские доспехи? Глядя на комплект таких доспехов, возникает вопрос: они придуманы, чтобы сражаться или чтобы похвастаться? Но, честно говоря, мы не можем винить Генриха за его выбор: его доспехи в действительности никогда и не разрабатывались для войны.


Англия выдвигает идеи

Не вызывает сомнений то, что костюм с доспехами был ужасающим оружием тех дней. Но любые дни заканчиваются, и в случае с классическими доспехами, их конец был просто ужаснее некуда.

1415 год, северная Франция: с одной стороны — французы; с другой — англичане. Хотя их количество — вопрос спорный, в общем, полагают, что французы превзошли в численности англичан в соотношении примерно 10 к 1. Для англичан, при Генрихе (5-м, праотце вышеупомянутого 8-го), это вовсе не было приятным. Вероятнее всего, они, используя военный термин, будут «перебиты». Но затем произошло то, что не только определило исход войны, но также изменило Европу навсегда, так же как обрекло гибель доспехов как основного оружия.

Французы не знали, что их поразило. Ну, на самом деле, они знали, и это превратило их поражение в еще более страшное: ведь это были они, «сливки» снаряжения французской пехоты, идущей к очевидной победе, их кольчуги и пластины, сверкающие на солнце, их чудовищные металлические доспехи и самая лучшая в мире защита…

На них начали падать стрелы, выпущенные из секретного оружия Генриха: английского (если быть точным, уэльского) большого лука. Несколько залпов — и французы были разбиты врагом, к которому не смогли даже приблизиться, их драгоценные доспехи оказались подушками для булавок, а армия — втоптанной в грязную землю.

Одежда многое говорит о человеке. И в течение очень долгого времени доспехи были самым универсальным, пригодным на практически все случаи жизни одеянием того времени. Но времена меняются. В нашем случае этому сильно помогли несколько людей с небольшим количеством луков и стрел.

Доспехи Первой мировой войны

Доспехи Брюстера, 1917-1918 год:

Экспериментальный шлем пулеметчика, 1918 год:

Если уровень защиты, обеспечиваемой шлемом, не кажется достаточным, можно попробовать залезть внутрь подвижной защиты, дополненной четырьмя колесами (настоящий передвижной гроб):

Некоторые британские «системы защиты лица» выглядели откровенно дурацкими. Бельгийские образцы тоже не блистали изяществом:

И, наконец, оригинальные костюмы пилотов с защитой для лица 1917 года, ужасно похожие на наряды пилотов из «Звездных войн»:

Добавить данный пост в такие социальные сети как:

            

ПРОГУЛКА ПО ЖУРНАЛУ

asaratov.livejournal.com

Распространённые заблуждения и вопросы по средневековому оружию и броне

Область оружия и брони окружена романтическими легендами, чудовищными мифами и широко распространёнными заблуждениями. Источниками их часто является недостаток знания и опыта общения с настоящими вещами и их историей. Большинство из этих представлений абсурдны и не основаны ни на чём.

Возможно, одним из самых печально известных примеров будет мнение, что «рыцарей на коней нужно было сажать краном», что является настолько абсурдным, насколько и распространённым мнением, даже среди историков. В других случаях некоторые технические детали, которые не поддаются очевидному описанию, стали объектом страстных и фантастических в своей изобретательности попыток объяснения их назначения. Среди них первое место, по-видимому, занимает упор для копья, выступающий с правой стороны нагрудника.

Следующий текст попытается исправить самые популярные заблуждения, и ответить на вопросы, часто задаваемые во время туров по музеям.

Заблуждения и вопросы о броне.


Броня для рыцарского поединка, конец XVI века

1. Броню носили лишь рыцари.

Это ошибочное, но распространённое мнение, вероятно, вытекает из романтического представления о «рыцаре в сверкающих доспехах», картине, которая сама по себе служит причиной дальнейших заблуждений. Во-первых, рыцари редко сражались поодиночке, а армии в средние века и в эпоху Возрождения не состояли полностью из конных рыцарей. Хотя рыцари и были преобладающей силой большинства этих армий, их неизменно – и с течением времени всё сильнее – поддерживали (и противостояли им) пехотинцы, такие как лучники, пикинёры, арбалетчики и солдаты с огнестрельным оружием. В походе рыцарь зависел от группы слуг, оруженосцев и солдат, осуществлявших вооружённую поддержку и следившую за его лошадьми, бронёй и другим оборудованием, не говоря уже о крестьянах и ремесленниках, делавших феодальное общество с существованием воинского класса возможным.

Во-вторых, неверно полагать, что каждый благородный человек был рыцарем. Рыцарями не рождались, рыцарей создавали другие рыцари, феодальные лорды или иногда священники. И при некоторых условиях люди неблагородного происхождения могли быть посвящены в рыцарство (хотя рыцари часто считались низшим разрядом знати). Иногда наёмники или гражданские, воевавшие как обычные солдаты, могли быть посвящены в рыцари из-за демонстрации чрезвычайной отваги и мужества, а позднее рыцарство стало возможным приобрести за деньги.

Иными словами, возможность носить доспехи и сражаться в доспехах не была прерогативой рыцарей. Пехотинцы из наёмников, или группы солдат, состоявшие из крестьян, или бюргеры (городские жители) также принимали участие в вооруженных конфликтах и соответственно защищали себя доспехами разного качества и размера. В самом деле, бюргеры (определённого возраста и выше определённого дохода или достатка) в большинстве городов средневековья и Возрождения обязаны были – часто по закону и декретам – покупать и хранить своё собственное оружие и доспехи. Обычно это не был целиковый доспех, но, по крайней мере, в него входил шлем, защита тела в виде кольчуги, тканевые доспехи или нагрудник, а также оружие – копьё, пика, лук или арбалет.


Индийская кольчуга XVII века

В военное время это народное ополчение обязано было защищать город или исполнять военные обязанности для феодальных лордов или союзнических городов. В течение XV века, когда некоторые богатые и влиятельные города начали становиться более независимыми и самонадеянными, даже бюргеры организовывали свои собственные турниры, на которых они, разумеется, носили доспехи.

В связи с этим не каждую деталь доспеха когда-либо носил рыцарь, и не каждый человек, изображённый в доспехах, будет рыцарем. Человека в доспехах корректнее будет называть солдатом [man-at-arms] или человеком в доспехах.

2. Женщины в старину никогда не носили доспехов и не сражались в битвах.

В большинстве исторических периодов существуют свидетельства о женщинах, принимавших участие в вооружённых конфликтах. Есть доказательства того, как благородные леди превращались в военных командующих, например, Жанна де Пентьевр (1319–1384). Есть редкие отсылки к женщинам из низшего общества, встававших «под ружьё». Существуют записи, что женщины сражались в доспехах, но никаких иллюстраций того времени на эту тему не сохранилось. Жанна д’Арк (1412–1431), пожалуй, будет самым известным примером женщины-воительницы, и есть свидетельства, что она носила доспехи, заказанные для неё французским королём Карлом VII. Но до нас дошла лишь одна небольшая иллюстрация с её изображением, сделанная при её жизни, на которой она изображена с мечом и знаменем, но без доспехов. Тот факт, что современники воспринимали женщину, командующую армией, или даже носящую доспехи, как нечто, достойное записи, говорит о том, что это зрелище было исключением, а не правилом.

А есть даже верисия, что Жанну ДАрк не сожгли.

3. Броня была настолько дорогой, что её могли себе позволить лишь принцы и богатые благородные господа.

Эта идея могла родиться из того факта, что большая часть выставляемых в музеях доспехов является оборудованием высокого качества, а большая часть доспехов попроще, принадлежавших простым людям и низшим из благородных, была спрятана в хранилищах или утеряна в веках.

Действительно, за исключением добычи доспехов на поле брани или выигрыша в турнире, приобретение брони было очень дорогим предприятием. Однако, поскольку существуют различия в качестве доспехов, должны были существовать и различия в их стоимости. Доспехи низкого и среднего качества, доступные бюргерам, наёмникам и низшему дворянству можно было купить в готовом виде на рынках, ярмарках и в городских магазинах. С другой стороны, существовали и доспехи высшего класса, изготовляемые на заказ в имперских или королевских мастерских и у знаменитых немецких и итальянских оружейников.

Доспехи короля Англии Генриха VIII, XVI век

Доспехи за авторством некоторых из самых известных мастеров представляли собой высшее достижение оружейного искусства и стоили чрезвычайно дорого.

Хотя до нас дошли примеры стоимости доспехов, оружия и оборудования в некоторые из исторических периодов, очень сложно перевести историческую стоимость в современные аналоги. Ясно, однако, что стоимость доспехов варьировалась от недорогих низкокачественных или устаревших, бывших в употреблении вещей, доступных гражданам и наёмникам, до стоимости полных доспехов английского рыцаря, которая в 1374 году оценивалась в £16. Это был аналог стоимости 5-8 лет аренды дома торговца в Лондоне, или трёх лет зарплаты опытного работника, а цена одного только шлема (с забралом, и вероятно, с бармицей) была больше, чем цена коровы.

На верхнем конце шкалы можно найти такие примеры, как большой комплект доспехов (основной комплект, который при помощи дополнительных предметов и пластин можно было адаптировать для различного применения, как на поле брани, так и в турнире), заказанный в 1546 году немецким королём (позднее – императором) для своего сына. По выполнению этого заказа за год работы придворный оружейник Йёрг Зойзенхофер из Инсбрука получил невероятную сумму в 1200 золотых момент, эквивалентную двенадцати годовым зарплатам старшего придворного чиновника.

4. Броня чрезвычайно тяжела и сильно ограничивает подвижность её носителя.

Полный комплект боевых доспехов обычно весит от 20 до 25 кг, а шлем – от 2 до 4 кг. Это меньше, чем полная экипировка пожарного с кислородным оборудованием, или того, что современным солдатам приходится носить на себе в бою с девятнадцатого века. Более того, в то время, как современное оборудование обычно свисает с плеч или пояса, вес хорошо подогнанных доспехов распределён по всему телу. Только к XVII веку вес боевых доспехов сильно увеличили, чтобы сделать их пуленепробиваемыми, из-за повышения точности огнестрельного оружия. При этом полная броня стала встречаться всё реже, и только важные части тела: голова, торс и руки были защищены металлическими пластинами.

Мнение о том, что ношение лат (оформившихся к 1420-30) сильно уменьшало мобильность воина, не соответствует истине. Снаряжение лат было сделано из отдельных элементов для каждой конечности. Каждый элемент состоял из металлических пластинок и пластин, соединённых подвижными заклёпками и кожаными ремнями, что позволяло совершать любые движения без ограничений, накладываемых жёсткостью материала. Распространённое представление о том, что человек в доспехах едва мог двигаться, а упав на землю, не мог подняться, не имеет оснований. Наоборот, исторические источники рассказывают о знаменитом французском рыцаре Жане II ле Менгре по прозвищу Бусико (1366–1421), который, будучи облачённым в полные доспехи, мог, схватившись за ступени приставной лестницы снизу, с обратной её стороны, взбираться по ней при помощи одних рук. Более того, есть несколько иллюстраций средних веков и эпохи Возрождения, на которых солдаты, оруженосцы или рыцари, в полных доспехах, взбираются на лошадей без посторонней помощи или каких-либо приспособлений, без лестниц и кранов. Современные эксперименты с настоящими доспехами XV и XVI веков и с их точными копиями показали, что даже нетренированный человек в правильно подобранной броне может залезть и слезть с лошади, сидеть или лежать, а потом вставать с земли, бегать и двигать конечностями свободно и без неудобств.

В некоторых исключительных случаях доспехи были очень тяжёлыми или держали носящего их человека практически в одной позе, например, в некоторых типах турниров. Турнирные доспехи делались для особых случаев и носились ограниченное время. Человек в доспехах тогда поднимался на лошадь при помощи оруженосца или небольшой лесенки, а последние элементы лат могли быть надеты на него уже после того, как он устраивался в седле.

5. Рыцарей приходилось сажать в седло при помощи кранов.

Это представление, судя по всему, появилось в конце девятнадцатого века в качестве шутки. Она вошла в популярную беллетристику в последующие десятилетия, и эта картина в итоге была увековечена в 1944 году, когда Лоуренс Оливье использовал её в своём фильме «Король Генрих V», несмотря на протесты советников по истории, среди которых был такой выдающийся авторитет, как Джеймс Манн, главный оружейник Лондонского Тауэра.

Как указано выше, большая часть доспехов была достаточно лёгкой и гибкой для того, чтобы не сковывать носителя. Большинство людей в доспехах должны были без проблем суметь поставить одну ногу в стремя и оседлать коня без посторонней помощи. Табурет или помощь оруженосца ускорили бы этот процесс. Но кран был абсолютно не нужен.

6. Как люди в доспехах ходили в туалет?

Один из самых популярных вопросов, особенно среди молодых посетителей музея, к сожалению, не имеет точного ответа. Когда человек в доспехах не был занят в битве, он занимался тем же, чем занимаются люди и сегодня. Он прошёл бы в туалет (который в средние века и в эпоху Возрождения называли уборной или отхожим местом) или в другое уединённое место, снимал соответствующие части доспехов и одежды и предавался зову природы. На поле битвы всё должно было происходить иначе. В этом случае ответ нам неизвестен. Однако, нужно учесть, что желание сходить в туалет в пылу битвы было, скорее всего, в конце списка приоритетов.

7. Военный салют произошёл от жеста поднятия забрала.

Некоторые считают, что военное приветствие появился во времена Римской республики, когда убийство по заказу было в порядке вещей, и гражданам при приближении к чиновникам необходимо было поднимать правую руку, чтобы показать, что в ней не скрыто оружие. Более распространено мнение, что современный военный салют пришёл от людей в доспехах, поднимавших забрала шлемов перед приветствием своих товарищей или лордов. Это жест позволял узнать человека, а также делал его уязвимым и одновременно демонстрировал, что в его правой руке (в которой обычно держали меч) не было оружия. Всё это были знаки доверия и добрых намерений.

Хотя эти теории звучат интригующе и романтично, доказательств того, что военный салют произошёл именно от них, практически нет. Что касается римских обычаев, практически невозможно было бы доказать, что они продержались пятнадцать столетий (или были восстановлены во время эпохи Возрождения), и привели к современному военному салюту. Также нет прямых подтверждений теории с забралом, хотя она и более поздняя. Большинство военных шлемов после 1600 уже не оснащалось забралами, а после 1700 на европейских полях сражений шлемы уже редко кто носил.

Так или иначе, военные записи Англии XVII века отражают, что «формальным актом приветствия было снятие головного убора». К 1745 году английский полк Колдстримская гвардия, судя по всему, усовершенствовал эту процедуру, переделав её в «прикладывание руки к голове и поклон при встрече».


Колдстримская гвардия

Эту практику адаптировали и другие английские полки, а потом она могла распространиться и в Америку (во время Войны за независимость) и континентальную Европу (во время наполеоновских войн). Так что правда может находиться где-то посередине, в которой военный салют произошёл от жеста уважения и вежливости, параллельно с гражданской привычкой приподнимать или касаться края шляпы, возможно с комбинацией обычая воинов показывать невооружённую правую руку.

Вот тут можно подробнее прочитать про ИСТОРИЮ ВОИНСКОГО ПРИВЕТСТВИЯ

8. Кольчуга – «chain mail» или «mail»?


Немецкая кольчуга XV века

Защитное одеяние, состоящее из переплетённых колец, по-английски должна правильно называться «mail» или “mail armor”. Общепринятый термин «chain mail» – это современный плеоназм (лингвистическая ошибка, означающее использование большего количества слов, чем это необходимо для описания). В нашем случае «chain» (цепь) и «mail» описывают объект, состоящий из последовательности переплетённых колец. То есть, термин “chain mail” просто повторяет одно и то же дважды.

Как и в случае других заблуждений, корни этой ошибки следует искать в XIXвеке. Когда те, кто начинал изучать доспехи, смотрели на средневековые картины, они замечали, как им казалось, множество разных типов доспехов: кольца, цепи, браслеты из колец, чешуйчатая броня, небольшие пластины и т.п. В результате всю старинную броню именовали «mail», различая её только по внешнему виду, откуда и появились термины “ring-mail”, “chain-mail”, “banded mail”, “scale-mail”, “plate-mail”. Сегодня же принято считать, что большинство из этих разных изображений были лишь различными попытками художников правильно отобразить поверхность того типа брони, которую сложно запечатлеть на картине и в скульптуре. Вместо изображения отдельных колец, эти детали были стилизованы при помощи точек, штрихов, закорючек, кружочков и прочего, что и привело к ошибкам.

9. Сколько времени уходило на изготовление полного доспеха?

Однозначно ответить на вопрос сложно по многим причинам. Во-первых, не сохранились доказательства, способные нарисовать полную картину для любого из периодов. Примерно с XV века сохранились разрозненные примеры того, как заказывали доспехи, сколько времени занимали заказы, и сколько стоили различные детали доспехов. Во-вторых, полный доспех мог состоять из частей, сделанных различными оружейниками с узкой специализацией. Части брони могли продаваться в недоделанном виде, а затем за определённую сумму подгоняться по месту. Наконец, дело осложнялось региональными и национальными различиями.

В случае немецких оружейников большинство мастерских контролировалось строгими правилами гильдии, ограничивавшими количество учеников, и тем самым контролировавшими количество предметов, которые мог произвести один мастер и его мастерская. В Италии, с другой стороны, не существовало подобных ограничений, и мастерские могли расти, что улучшало скорость создания и количество продукции.

В любом случае стоит иметь в виду, что производство брони и оружия процветало в средние века и в эпоху Возрождения. Оружейники, изготовители клинков, пистолетов, луков, арбалетов и стрел присутствовали в любом большом городе. Как и сейчас, их рынок зависел от спроса и предложения, и эффективная работа была ключевым параметром успеха. Распространённый миф о том, что изготовление простой кольчуги отнимало несколько лет – это чепуха (но нельзя отрицать, что изготовление кольчуг было очень трудозатратным).

Ответ на этот вопрос получается простым и неуловимым одновременно. Время изготовления брони зависело от нескольких факторов, например, от заказчика, от того, кому было поручено изготовление заказа (количество людей в производстве и занятость мастерской другими заказами), и качества доспехов. Два знаменитых примера послужат нам иллюстрацией.

В 1473 году Мартин Рондель [Martin Rondelle], возможно, итальянский оружейник, работавший в Брюгге, называвший себя «оружейником господина моего бастарда Бургундского», писал своему английскому клиенту, сэру Джону Пастону. Оружейник ставил сэра Джона в известность, что он может выполнить запрос на изготовление доспехов, как только английский рыцарь сообщит, какие части костюма ему потребны, в каком виде, и срок, к которому доспех должен быть завершён (к сожалению, оружейник не указал возможных сроков). В придворных мастерских производство доспехов для высших особ, судя по всему, отнимало больше времени. У придворного оружейника Йёрга Зойзенхофера (с небольшим числом помощников), изготовление брони для лошади и больших доспехов для короля заняло, судя по всему, более года. Заказ был сделан в ноябре 1546 года королём (позже – императором) Фердинандом I (1503–1564) для себя и своего сына, и был выполнен в ноябре 1547. Нам неизвестно, работал ли Зойзенхофер и его мастерская в это время над другими заказами.

10. Детали брони — опора для копья и гульфик.

Две детали лат больше других распаляют воображение общественности: одна из них описывается, как «та штука, торчащая справа от груди», а вторая упоминается после приглушённого хихиканья, как «та штука между ног». В терминологии оружия и доспехов они известны как опора для копья и гульфик.

Опора для копья появилась вскоре после появления сплошной грудной пластины в конце XIV века и существовала, пока не начали исчезать сами доспехи. В противоположность буквальному значению английского термина «lance rest» (стойка для копья), её главным предназначением не было принятие на себя веса копья. На самом деле она использовалась для двух целей, которые лучше описываются французским термином «arrêt de cuirasse» (ограничение копья). Она позволяла верховому воину крепко держать копьё под правой рукой, ограничивая его от соскальзывания назад. Это позволяло стабилизировать копье и балансировать им, что улучшало прицел. Кроме того, общий вес и скорость лошади и седока передавались на острие копья, что делало это оружие очень грозным.

Если по цели попадали, опора для копья работала ещё и поглотителем удара, предотвращая «выстрел» копья назад, и распределяя удар по грудной пластине по всей верхней части туловища, а не только по правой руке, запястью, локтю и плечу. Стоит отметить, что на большинстве боевых доспехов опора для копья могла складываться вверх, чтобы не мешать подвижности руки, держащей меч, после того, как воин избавился от копья.

История бронированного гульфика тесно связана с его побратимом в гражданском мужском костюме. С середины XIV века верхняя часть мужской одежды начала укорачиваться так сильно, что перестала прикрывать промежность. В те времена штанов ещё не изобрели, и мужчины носили леггинсы, пристёгнутые к нижнему белью или поясу, и промежность была скрыта за полой, приделанной к внутренней части верхнего края каждой из штанин леггинсов. В начале XVI века эту полу стали набивать и визуально увеличивать. И гульфик остался деталью мужского костюма до конца XVI века.

На доспехах гульфик как отдельная пластина, защищающая гениталии, появилась во втором десятилетии XVI века, и оставалась актуальной до 1570-х. Она имела толстую подкладку внутри и присоединялась к броне в центре нижнего края рубахи. Ранние разновидности имели форму чаши, но благодаря влиянию гражданского костюма она постепенно преобразилась в направленную вверх форму. Её обычно не использовали при езде на лошади, поскольку, во-первых, она бы мешала, а во-вторых, бронированная передняя часть боевого седла предоставляла достаточную защиту промежности. Поэтому гульфик обычно использовался для брони, предназначенной для пеших сражений, как в войне, так и на турнирах, и, несмотря на некую ценность в качестве защиты, не в меньшей степени он использовался и из-за моды.

11. Носили ли викинги рога на шлемах?

Один из самых устойчивых и популярных образов средневекового воина – образ викинга, который мгновенно можно распознать по шлему, оборудованному парой рогов. Однако, есть очень мало доказательств того, что викинги вообще когда-либо использовали рога для украшения шлемов.

Самым ранним примером украшения шлема парой стилизованных рогов служит небольшая группа шлемов, дошедшая до нас из кельтского бронзового века, найденных в Скандинавии и на территории современных Франции, Германии и Австрии. Эти украшения были сделаны из бронзы и могли принимать форму двух рогов или плоского треугольного профиля. Эти шлемы датируются XII или XI веком до н.э. Через две тысячи лет, с 1250 года, пары рогов обрели популярность и в Европе и оставались одним из самых часто используемых геральдических символов на шлемах для битвы и турниров в средние века и в эпоху Возрождения. Легко видеть, что два указанных периода не совпадают с тем, что обычно связывают со скандинавскими рейдами, проходившими с конца VIII по конец XI веков.

Шлемы викингов обычно были коническими или полусферическими, иногда сделанными из цельного куска металла, иногда из сегментов, скреплённых полосами (Spangenhelm).

Многие такие шлемы оборудовались и защитой лица. Последняя могла принимать форму металлического бруска, закрывающего нос, или лицевого листа, состоящего из защиты носа и двух глаз, а также верхней части скул, или же защиты всего лица и шеи в виде кольчуги.

Вот еще про викингов ФАКТЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ, а вот викинги ПРОТИВ ИНДЕЙЦЕВ

12. Броня стала не нужна из-за появления огнестрельного оружия.

В общем и целом, постепенный упадок брони происходил не из-за появления огнестрельного оружия, как такового, а из-за его постоянного улучшения. Поскольку первое огнестрельное оружие появилось в Европе уже в третьей декаде XIV века, а постепенный упадок брони не был отмечен вплоть до второй половины XVII века, броня и огнестрельное оружие существовали вместе более 300 лет. В течение XVI века предпринимались попытки изготовить пуленепробиваемую броню, либо путём усиления стали, либо через утолщение доспехов или добавления отдельных усиливающих деталей сверху обычной брони.


Немецкая пищаль конца XIV века

Наконец, стоит отметить, что броня так и не сошла полностью на нет. Повсеместное использование шлемов современными солдатами и полицией доказывает, что броня, хотя и поменяла материалы, и, возможно, потеряла часть важности, всё ещё является необходимой частью военного оборудования во всём мире. Кроме того, защита туловища продолжала существовать в виде экспериментальных грудных пластин во время американской гражданской войны, пластин лётчиков-стрелков во Второй мировой войне и пуленепробиваемых жилетов современности.

13. Размер брони говорит о том, что в Средние века и в эпоху Возрождения люди были меньше.

Медицинские и антропологические исследования показывают, что средний рост мужчин и женщин с веками постепенно увеличивался, и этот процесс, благодаря улучшению диеты и здоровья общества, за последние 150 лет ускорился. Большинство дошедших до нас доспехов XV и XVI веков подтверждают эти открытия.

Однако, при составлении таких общих выводов на основе доспехов, необходимо рассмотреть множество факторов. Во-первых, полная и однородная ли это броня, то есть, все ли части шли друг с другом, тем самым давая правильное впечатление о её изначальном хозяине? Во-вторых, даже высококачественная броня, сделанная на заказ для конкретного человека, может дать приблизительное представление о его росте, с погрешностью до 2-5 см, поскольку перекрытие защит низа живота (рубаха и набедренные щитки) и бёдер (набедренники) можно прикинуть лишь приблизительно.

Доспехи встречались всех форм и размеров, в том числе, доспехи для детей и юношей (в отличие от взрослых), и существовали даже доспехи для карликов и гигантов (часто встречавшихся при Европейских дворах в качестве «диковин»). Кроме того, необходимо учитывать и другие факторы, такие, как разница в среднем росте между северными и южными европейцами, или просто тот факт, что всегда были необычно высокие или необычно низкие люди, если их сравнивать со средними современниками.

Среди известных исключений есть и примеры у королей, такие, как Франциск I, король Франции (1515–47), или Генрих VIII, король Англии (1509–47). Рост последнего составлял 180 см, о чём сохранились свидетельства современников, и что можно проверить благодаря полудюжине его доспехов, дошедших до нас.


Броня немецкого герцога Иоганна Вильгельма, XVI век

Посетители Metropolitan Museum могут сравнить немецкие доспехи, датируемые 1530 годом, и боевую броню императора Фердинанда I (1503–1564), датируемую 1555 годом. Обе брони не полны, и размеры их владельцев даются лишь примерно, но всё же разница в размерах поражает. Рост владельца первых доспехов составлял, видимо, порядка 193 см, а обхват груди – 137 см, в то время как рост императора Фердинанда не превышал 170 см.

14. Мужская одежда запахивается слева направо, потому что изначально так закрывалась броня.

Теория этого утверждения состоит в том, что некоторые ранние формы брони (защита из пластин и бригантина XIV и XV веков, армет — закрытый кавалерийский шлем XV—XVI века, кираса XVI века) были сконструированы так, что левая сторона накладывалась на правую, чтобы не дать проникнуть удару меча противника. Поскольку большинство людей – правши, большинство проникающих ударов должны были прийти слева, и, при удачном раскладе, должны были скользнуть по броне через запах и направо.

Теория убедительная, но не существует достаточных доказательств того, что современная одежда была подвержена прямому влиянию подобной брони. Кроме того, хотя теория защиты брони может быть правдивой для средних веков и эпохи Ренессанса, некоторые примеры шлемов и нательных доспехов запахиваются в другую сторону.

Заблуждения и вопросы по режущему оружию.


Меч, начало XV века


Кинжал, XVI век

Как и в случае с бронёй, не все, кто носил меч, были рыцарями. Но идея о том, что меч – прерогатива рыцарей, не так уж далека от истины. Обычаи или даже права носить меч изменялись в зависимости от времени, места и законов.

В средневековой Европе мечи были главным оружием рыцарей и всадников. В мирные времена носить мечи в общественных местах имели право лишь лица благородного происхождения. Поскольку в большинстве мест мечи воспринимались как «оружие войны» (в отличие от тех же кинжалов), крестьяне и бюргеры, не принадлежавшие к классу воинов средневекового общества, не могли носить мечи. Исключение из правила делали для путешественников (граждан, торговцев и пилигримов) из-за опасностей путешествия по суше и морю. В стенах большинства средневековых городов ношение мечей было запрещено всем – иногда даже и благородным – по крайней мере, в мирные времена. Стандартные правила торговли, часто присутствовавшие на церквях или ратушах, часто также включали примеры разрешённой длины кинжалов или мечей, которые можно было беспрепятственно носить в пределах городских стен.

Без сомнения, именно эти правила породили представление о том, что меч является эксклюзивным символом воина и рыцаря. Но из-за социальных перемен и новых техник боя, появившихся в XV и XVI веках, для граждан и рыцарей стало возможным и допустимым ношение более лёгких и тонких потомков мечей – шпаг, в качестве ежедневного оружия для самозащиты в общественных местах. И до начала XIX века шпаги и небольшие мечи стали непременным атрибутом одежды Европейского джентльмена.

Распространено мнение, что мечи средних веков и эпохи Возрождения были несложными инструментами грубой силы, очень тяжёлыми, а в результате, не поддающимися обращению для «обычного человека», то есть, весьма неэффективным оружием. Причины этих обвинений легко понять. Из-за редкости сохранившихся экземпляров мало кто из людей держал в руках настоящий меч средних веков или эпохи Возрождения. Большинство таких мечей было добыто в раскопках. Их ржавый сегодняшний вид легко может создать впечатление грубости – словно сгоревший автомобиль, потерявший все признаки былого величия и сложности.

Большинство настоящих мечей средних веков и эпохи Возрождения говорят о другом. Одноручный меч обычно весил 1-2 кг, и даже большой двуручный «военный меч» XIV-XVI веков редко весил более 4,5 кг. Вес лезвия был уравновешен весом рукояти, и мечи были лёгкие, сложные и иногда очень красиво украшенные. Документы и картины показывают, что такой меч в опытных руках можно было использовать с ужасной эффективностью, от отсекания конечностей до проникновения сквозь броню.

Турецкая сабля с ножнами, XVIII век


Японская катана и короткий меч вакидзаси, XV век

У мечей и некоторых кинжалов, как Европейских, так и азиатских, и оружия из исламского мира, часто на лезвии присутствует один или несколько желобков. Заблуждения об их предназначении привели к появлению термина «кровосток». Утверждается, что эти желобки ускоряют отток крови из раны оппонента, таким образом усиливая эффект ранения, или что они облегчают вынимание лезвия из раны, что позволяет легко вынимать оружие без поворотов. Несмотря на развлекательность таких теорий, на самом деле предназначением этого желобка, называемого долом, состоит лишь в облегчении лезвия, уменьшении его массы без ослабления лезвия или ухудшения гибкости.

На некоторых Европейских клинках, в частности, мечах, рапирах и кинжалах, а также на некоторых боевых шестах, эти желобки имеют сложную форму и перфорацию. Такая же перфорация присутствует на режущем оружии из Индии и Ближнего Востока. На основании скудных документальных свидетельств, считается, что эта перфорация должна была содержать яд, чтобы удар гарантированно привёл к смерти противника. Это заблуждение привело к тому, что оружие с такой перфорацией начали называть «оружием наёмных убийц».

Хотя отсылки к индийскому оружию с отравленным лезвием и существуют, и в Европе эпохи Возрождения могли встречаться подобные редкие случаи, истинное назначение этой перфорации вовсе не такое сенсационное. Во-первых, перфорация приводила к избавлению от части материала и облегчала лезвие. Во-вторых, она часто делалась в виде изысканных и сложных узоров, и служила как демонстрацией умения кузнеца, так и украшением. Для доказательства необходимо указать лишь на то, что большая часть этих перфораций обычно находится вблизи рукояти (эфеса) оружия, а не с другой стороны, как это нужно было бы делать в случае с ядом.

Кто еще добавит какие нибудь заблуждения?

[источники]источники
https://geektimes.ru/post/279696/

Давайте вспомним еще про Легендарный меч в камне и про Историю рыцарского турнира. Вот интересный Механический протез руки немецкого рыцаря и История ордена Тамплиеров

masterok.livejournal.com

Меч – как символ Средневековья » Военное обозрение

О Дюрандаль булатный, меч мой светлый,
В чью рукоять святыни встарь я вделал:
В ней кровь Василья, зуб Петра нетленный,

Власы Дениса, божья человека,
Обрывок риз Марии-приснодевы.
(«Песнь о Роланде»)

Меч для эпохи Средневековья — это явно больше, чем простое оружие. Для Средневековья это, прежде всего, символ. Причем в таковом своем качестве он до сих пор используется в военном церемониале в различных армиях на земном шаре, и эту роль у него никакое другое оружие даже и не пытается оспорить. Скорее всего, так будет и в будущем, ведь недаром создатель «Звездных войн» Джордж Лукас оружием всемогущих джедаев сделал лучевой меч и объяснил это тем, что ему требовалось оружие, достойное рыцарей, которые были бы честными, а их помыслы – возвышенными, и которые сражались бы за мир во всей Галактике. Впрочем, в том, что он так решил, нет ничего удивительного. Ведь меч одновременно символизирует собой и крест, а крест не что иное, как символ христианской веры.


Рисунок Альбрехта Дюрера 1521 года, изображавший ирландских наемников в Нижних землях. Один из двух двуручных, показанных здесь мечей, имеет характерное только для ирландских мечей кольцевидное навершие.

Конечно, многим христианам XXI века от такого сравнения может стать не по себе, но явная склонность к войне и насилию встречается нам не только в Ветхом, но также и в Новом Завете, где от имени абсолютного миротворца Иисуса говорится буквально следующее: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». (Матфей 10, 34)


Меч XII — XIII вв. Длина 95,9 см. Вес 1158 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

О том, что означают эти слова, могут спорить теологи, но от слова «меч» в этой фразе никуда не уйти. Более того, уже в раннем Средневековье военный предводитель тем и отличался от простого воина, что обладал в качестве оружия мечом, тогда как те имели топоры и копья. Когда в среднем и позднем Средневековье мечами стали обладать и простые воины, меч превратился в символ христианского рыцарства.


Навершие с гербом Пьера де Дре герцога Бретани и графа Ричмонда 1240 – 1250 гг. Вес 226.8 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Рыцарь обучался владеть с оружием с самого детства. В семилетнем возрасте он должен был покинуть родительский кров и переехать ко двору какого-нибудь дружественного сеньора-рыцаря, чтобы служить там пажом его даме и в таком вот качестве и проходить свое обучение. Обучаясь многочисленным навыкам слуги, паж одновременно учился и биться на деревянных мечах. В 13 лет он становился уже оруженосцем и мог принимать участие в боях. После этого проходило еще шесть-семь лет и обучение считалось законченным. Теперь оруженосец мог становиться рыцарем или же в качестве «благородного оруженосца» служить дальше. При этом различались оруженосец и рыцарь весьма незначительно: доспехи он имел такие же, как и рыцарь, но меч (так как он им не был торжественно опоясан!) носил не на поясе, он прикреплял к луке седла. Для того чтобы оруженосец стал рыцарем, его должны были посвятить и опоясать мечом. Вот только тогда он мог носить его на поясе.


Шпоры также являлись символом рыцарства. Сначала опоясывали мечом, потом привязывали к ногам шпоры. Это шпоры французского рыцаря XV века. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)



Так что именно наличие меча, пусть даже хотя бы и у седла, являлось в Средние века наглядным отличием свободного человека, имеющего благородное происхождение, от простолюдина или того хуже – серва.


Уже и в доспехах никто не сражался, но их продолжали по традиции делать… для детей и юношества! Перед нами доспехи юного инфанта Луиса, принца Астурийский (1707 – 1724 гг.). (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну и, разумеется, не случайно рыцарский меч, если посмотреть на него анфас, так походил на христианский крест. Дужки у крестовины загибать вниз стали лишь с XV века. А до этого дужки у крестовины были исключительно прямые, хотя особых функциональных причин для этого не наблюдалось. Недаром в Средние века крестовину у меча так и называли крестом (тогда как мусульманская сабля соответствовала изгибу полумесяца). То есть это оружие было сознательным образом приравнено к христианскому символу веры. Прежде чем вручить меч кандидату в рыцари, его держали в алтаре часовни, очищая таким образом от всякого зла, а сам меч передавался для вручения посвящаемому священником.


Меч 1400 года. Западная Европа. Вес 1673 г. Длина 102.24 см. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну, всем простолюдинами и крепостным обычно иметь мечи и носить их запрещалось. Правда, эта ситуация несколько изменилась в эпоху позднего Средневековья, когда свободные граждане свободных городов в числе других привилегий заполучили еще и право на ношение оружия. Меч теперь стал еще и отличием свободного гражданина. Но если рыцарь обучался владению мечом с детства, то… горожанин имел к этому возможность далеко не всегда, что привело в итоге к расцвету искусства фехтования на мечах.


Меч XVI в. Италия. Вес 1332.4 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Естественно, что статусность меча заключалась в целом ряде обстоятельств. Так, дошедшие до нас исторические документы говорят о том, что меч даже средний по качеству равнялся стоимости по меньшей мере четырех коров. Для аграрного крестьянского общества такая цена равнялась целому состоянию. Ну, а высококачественные мечи могли ведь стоить и больше. То есть если сравнивать меч с другими видами оружия, например, боевым топором, боевым цепом или алебардой, то он среди них был самым дорогостоящим. Кроме того, мечи нередко богато украшали, что дело их еще дороже. Так, например, известно, что у Карла Великого и рукоятка его меча, и перевязь к нему были изготовлены из золота и серебра. «Иногда он носил меч, украшенный драгоценными камнями, но такое бывало обычно только по особенно торжественным случаям или когда перед ним представали посольства других народов».


А вот это совершенно уникальный индийский меч XVIII века. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Впрочем, отделка меча в раннем Средневековье пышной никогда не была – поскольку меч был вещью функциональной, особенно если сравнивать их с оружием эпохи Ренессанса, чрезмерно перегруженного всевозможными украшениями. Даже королевские мечи, хотя они и имели позолоченные рукоятки, а их клинки имели гравировку, обычно представляли собой достаточно скромное и в целом практичное, очень хорошо сбалансированное оружие высокого качества. То есть короли этими мечами действительно могли сражаться.


Клеймор 1610 – 1620 гг. Длина 136 см. Вес 2068.5 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Случалось, что и рыцари, и уж тем более короли владели сразу несколькими мечами. Так, у Карла Великого были специальные мечи чисто для представительства и менее украшенные для будничного употребления. В позднем Средневековье воины частенько имели один меч с рукояткой в одну руку и один длинный боевой меч в полторы руки. Уже рукописи IX века отмечают, что маркграф Эберхард фон Фриоль имел целых девять мечей, а некий англо-саксонский князь XI века так и вовсе обладал целой дюжиной мечей, которые по его завещанию после его кончины были разделены между всеми его сыновьями.

Кроме функции социального статуса меч являлся также знаком и административной власти. Например, в сборнике феодального права XIII века «Саксонское зерцало» есть изображение, на котором король получает меч мирской власти от Иисуса, тогда как папа награждается мечом духовной власти. И на церемонии посвящения в рыцари, и при коронации короля или императора меч вместе с короной и скипетром считался точно таким же символом верховной власти. Например, святого Маврикия – имперским мечом Священной Римской империи германской нации, германские короли опоясывались папой.


Чинкведея 1500 г. Италия. Вес 907 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Когда король выходил из церкви, его меч перед ним выносил специальный меченосец, как знак его светской власти и могущества, причем острием вверх. Поэтому должность королевского меченосца на протяжении всей эпохи Средневековья почиталась как одна из наиболее почетных.

Уже в XIV веке городские бургомистры и судьи получали специальные церемониальные мечи, и они тоже в знак высокой власти их владельцев выносились перед ними. Обычно это были роскошно отделанные мечи-бастарды или очень большие двуручные мечи. До нас дошел один такой меч — «должностной меч» города Дублина. Его позолоченная рукоятка имеет характерную граненую головку грушевидной формы и длинное перекрестие. При этом история этого меча известна совершенно точно: в 1396 году он был изготовлен для будущего короля Генриха IV. И, видимо, король им пользовался, поскольку на его клинке есть зазубрины и прочие характерные следы боевого использования.


«Городской меч города Дублина» символизирует административную власть городского мэра.
А так этот меч выглядит во всей своей красе. Ножны, правда, сделаны намного позднее. (Музей Дублина, Ирландия)

Но были и совершенно особые мечи, получившие название «мечей правосудия». Естественно, что это не боевое и уж, конечно, не статусное оружие. Но «меч правосудия» имел очень важное значение, поскольку в Средние века обычное обезглавливание производилось топором, а вот таким мечом рубили головы представителям знати. Помимо демонстрации социальных различий тут была и вполне очевидная практическая причина: казнимый мечом испытывал меньше страданий. Но с XVI века в германских городах преступников из бюргерского сословия тоже стали все чаще обезглавливать мечом. Был создан и особый тип меча именно для палаческих надобностей. Считается, что один из первых таких мечей был сделан в Германии в 1640 году. Но большая часть сохранившихся мечей правосудия датируются XVII веком, причем в начале XIX века их уже перестали употреблять. Последний факт использования такого меча в Германии имел место в 1893 году: тогда с его помощью была обезглавлена женщина-отравительница.


Меч палача 1688 года. Городской музей города Ротваль, земля Баден-Вюртемберг, Германия.

Интересно (насколько такое вообще может быть интересно!) то, что казнь мечом требует использования совсем иной техники, нежели казнь топором. Там осужденному следует положить голову и плечи на плаху – сцена, очень наглядно показанная в замечательном советском кинофильме «Каин XVIII» (1963), – после чего палач топором с широким лезвием рубил сверху вниз, предварительно откинув или срезав длинные волосы жертвы. А вот когда голову рубили мечом, то приговоренному нужно было вставать на колени, а плахи не требовалось. Палач брал меч двумя руками, широко замахивался и с плеча наносил горизонтально рубящий удар, разом сносивший человеку с плеч голову.


Вот так надо было положить голову на плаху, чтобы палач отрубил ее топором. Кадр из фильма «Каин XVIII».

В Англии почему-то «меч правосудия» так и не прижился, и там людей обезглавливали обычным топором. Но все-таки были казни, пусть и немногие, которые выполнялись мечом, что было наглядным свидетельством значимости и события, и инструмента, и того умения, которое для этого требовалось. Когда, например, король Генрих VIII в 1536 году задумал предать казни свою вторую жену Анну Болейн, то… ей отрубили голову именно мечом. Специально для этого вызвали палача из Сен-Омера под Кале. Он-то и обезглавил Анну Болейн всего лишь одним мастерским ударом.

О том, как важен был специалист для обеспечения безболезненности смерти казнимого, наглядно показывает случай, имевший место во Франции в 1626 году: тогда в роли палача выступал неопытный доброволец. Так вот ему понадобилось целых 29 (!) раз ударить мечом, чтобы отрубить голову графу де Шале. И напротив, в 1601 году уже профессиональный палач всего одним ударом сумел обезглавить сразу двух осужденных, связав их спина к спине.

«Мечи правосудия», как правило, имели двуручные рукояти и простые и прямые дужки крестовины. Острие им не требовалось, поэтому оно у них отсутствует. Так что клинок похож на отвертку. Обычно клинки мечей правосудия очень широкие (от 6 до 7 сантиметров), а их общая длина более всего соответствует мечу-бастарду. Весят такие мечи от 1,7 до 2,3 килограммов, имеют длину 900-1200 мм. То есть это нечто среднее между мечом-бастардом и обычным тяжелым двуручным мечом.


А вот так ее отрубали мечом. Сцена казни 1572 года.

На клинках нередко изображались символы правосудия и разного рода поучительные изречения типа: «Бойся Бога и люби право, и будет ангел твоим слугой». Один из мечей правосудия работы золингенского мастера Йоханнеса Бойгеля, сделанный им в 1576 году, на плоскостях клинка имеет следующую стихотворную надпись:

«Если будешь добродетельно жить.
Мечу правосудия твоей головы не рубить».
«Когда этот меч я поднимаю,
То бедному грешнику вечной жизни желаю!»

topwar.ru

Забытая реальность — Русские доспехи и оружие средневековья

В этой подборке фотографий из музеев России и Украины я пытался собрать русские доспехи которые применялись русскими если не в бою, то хотя бы на парадах. На первый взгляд может показаться что собственного стиля доспеха в России не было, он представляет собой доспех турецкого стиля и примесью кавказского и индо персидского. Но тем не менее свои особенности есть. В Московской России и на территории Украины и Белоруссии никогда не применялись тюрбанные шлемы. Корпусной бехтерцевый доспех застегивался всегда по бокам. Круговой зерцальный доспех в Московии делался с гофрированной поверхностью, и был настолько популярен, что в англоязычном оружиеведении употребляется термин «krug armour» даже для зерцальных доспехов привезенных из Турции или Египта.

Но тем не менее русский воин 16-17 веков был часто очень похож на тех против кого воевал. Потому что доспех его был у «басурман» куплен, получен в качестве трофея или подарка. Это относится не только к оружию, высший класс Московского государства пользовался вещами и предметами роскоши восточного происхождения и не видел в этом ничего плохого – ориентировались на красоту и качество.

Русские оружейники в дань уважения к стилю своих восточных учителей производя свои изделия старательно чеканили на своих изделиях арабскую вязь, правда с ошибками и сокращениями.

Русские шлемы

Шлем приписываемый князю Ярославу Всеволодовичу. Диаметр 19,5 см. Оружейная палата Московского Кремля.

Куполообразной формы, тулья кованае из одного куска железа, наносник прикован отдельно. Ряд небольших круглых отверстия для крепления бармицы. К лобной части прикована большая пластина из позолоченного серебра доска тиснением с фигурой архангела Михаила, огибаемая выгравированной надписью на кириллице: «Во имя Архистратига Михаила, помочи рабу твоему Федору». Верх украшен серебрянными пластинами, показывающими Бога Всевышнего и святых: Василия, Георгия и Федора. Край обрамлен серебряным позолоченным тиснением с фигурами птиц, грифонов, растительным орнаментом.

Вид с лицевой стороны.

Шлем с. Никольское бывш. Орловской губ. Случайная находка, 1866 г. (Эрмитаж). Фото А. Н. Кирпичникова

Тулья из трех частей выкована для увеличения прочности продольными желобками. К передней части прикреплена накладка с вырезами для глаз и горбатым заостренным наносником. Края накладки-полумаски и обрез наносника снабжены мелкими дырочками для бармицы, закрывавшей кроме шеи всю нижнюю часть лица. По низу корпуса заметны остатки 8-9 петель для тыльной части бармицы. Обруч не сохранился. Весь шлем покрыт тонким серебряным позолоченным листом, который во многих местах поврежден и выкрошился.

Шапка с Деисусом. Византия, XIII-XIV вв. Железо. Ковка, насечка золотом, насечка серебром. Диаметр — 30,0 см; вес – 2365,7 г. Оружейная палата Московского Кремля.

Колпак шлема конусообразный, разделен на равновеликие сегменты восемью инкрустированными в железо и идущими от вершины вниз золотыми прутиками. На прямом, почти цилиндрическом венце помещены вместе с именующими надписями резные золоченые изображения Спаса Вседержителя, Пресвятой Богородицы и Иоанна Предтечи (Деисус), Архангела Михаила, Архангела Гавриила, двух херувимов, двух евангелистов и св. Николая Чудотворца. К венцу присоединены широкие, чуть наклонные поля. Вся поверхность шлема покрыта тончайшим травным орнаментом.

Полумаска найденная Б. А. Рыбаковым в 1948 г. при раскопках детинца летописного города Вщиж (Жуковский район, Брянская область, Россия). Хранится в Государственном истори- ческом музее (ГИМ, опись 1115В; № 2057). Реставрация в 2010 году показала серебрение и золочение методом амальгамирования.

Датировка: вторая половина 12 -13век.

«Мугальские» то есть из Северной Индии шлемы с личинами. Оружейная Палата Московского Кремля. Эти маски имеют остатки налобных шарниров, и характерные монголоидные черты. Одна из личин жестко приклепана к шлему прямо сквозь шарнир – очевидно, это позднее «творчество» музейных работников. В действительности маски крепились к шлемам c помощью налобного шарнира и фиксирующего флажка, в закрытом положении проходящего сквозь специальную прорезь внутри защитного полукруглого буртика. И шлем и маска украшены схожим растительным орнаментом, что может свидетельствовать в пользу их комплектности. Еще один шлем из Оружейной Палаты Интересно, что у этого шлема нос, состоящий из двух частей, припаян к маске медным припоем, а на щеках сделаны характерные «шрамы», присутсвующие практически на всех поздних масках.

Шишак царя Михаила Романова. Оружейная палата Московского Кремля. Мастер. Н. Давыдов. 1613-1639. Железо, кожа. Ковка, насечка золотом, клепка.

Шапка ложчатая боярина Никиты Ивановича Романова. Россия, XVI в. Государственная Оружейная палата Московского Кремля. Наносник утрачен, но от него есть крепление, лицо защищает кольчужное полотно. Уши закрыты наушами, вплетенными в кольчужное полотно. Кольчуга также принадлежала Никите Романову.

Шлем Александра Невского, принадлежавший царю Михаилу Федоровичу. Втор. пол. 16 ст. В 1621 году переделанный мастером Никитой Давыдовым: он вероятно добавил фигурку святого на наносник и изображение короны на тулью.

По ободу арабская надпись из Корана: «Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы»

Оружейная палата Московского Кремля. Сталь, золото, драгоценные камни, жемчуг, шелковая ткань. Резьба, ковка, чеканка, насечка золотом, эмаль. Диаметр — 22 см. Высота — 35 см. Вес — 3285 г.

Шишак князя Федора Мстиславского. Оружейная палата Московского Кремля. Шлем турецкого происхождения, 16 век. Науши были добавлены реставраторами в 19 веке, они соответствуют шлему по периоду, но несколько ему велики.

Надписи на арабском языке на тулье шлема: Во имя Бога благого и милосердного дал тебе победу явную, да отпустит бог тебе грехи, которые содеял ты и которые сотворишь исполнит тебя господь благодати своей, наставит на путь правды и укрепит помощью преславной. Надписи на наушах: Боже единосущный царь всяческих, бессмертный, премудрый, святый.

Сборник из Киевского Национального Исторического Музея. Датируется рубежом 14-15 века.

Шлем царевича Ивана Ивановича. Россия, 1557. Оружейная палата Московского Кремля. Золото, сталь булатная, ткань шелковая, камни драгоценные, жемчуг. Ковка, чеканка, насечка золотом, резьба, эмаль .

Изготовлен по повелению Ивана Грозного для его трехлетнего сына Ивана в 1557 году. Об этом свидетельствует насеченная золотом надпись по венцу шлема. Стрельчатая форма шлема с высоким шпилем типична для первой половины XVI века.

Турецкий шлем. Эрмитаж Санкт Петербург. Сер. — втор. пол. 16-го века Сталь и золото, ковка, клепка и насечка. Высота 27,9 см.

Шелом Ивана Грозного, предположительно 1547 год. Диаметр шлема 19 см – для головы подростка, Иван Васильевич вступил на царствование в 14 лет. Надпись у нижнего края тульи на арабском языке – «Аллах Мухамед» является сокращенной версией извесной мусульманской молитвы.

На втором поясе написано: «Шеломъ князя Василиевичя великого князя с(ы)на Василиа Ивановичя господаря всея Руси самодержца».

Хранится в музее Ливруст камера, Стокгольм, Швеция (Stockgolm Livrust Kammaren).

Каппелина шлем. Мастера: Ringler, Hieronymus. Германия, Аубург.

Первая треть 17-го века Сталь и кожа, кованый, резьба, чеканка, гравированные и позолочены. Выста. 32,8 см. Доспехи турецкого стиля делали не только в Турции.

Мисюрка боярина Голицина Василия Васильевича (умер в 1619 году). Оружейная палата Московского Кремля. Редкого для Руси раннетюрбанного типа.

Высокий шлем, Россия, начало 16 века. Железо, ковка. Найден в Москве на территории Китай-города.

Трофейный русский шишак, нач. 17 века. Музей Войска Польского. Варшава.

Шлем «шапка ерихонская» Турция, XVI в. Сталь булатная, камни драгоценные, бирюза, ткань, металл белый Ковка, чеканка, насечка золотом, резьба Диаметр: 21,3 см Принадлежал князю Федору Ивановичу Мстиславскому

Шлем Германия (?). Эрмитаж Санкт Петербург. Первая половина 16-го века Сталь; кованые, чеканка, гравировка и позолотой. H. 27,1 см

Шапка мисюрка.

Шапка мисюрка. Национальный архитектурно-исторический заповедник «Древний Чернигов”

Высокий шлем с выставки кладов в подклете Благовещенского собора Московского кремля. Клад предметов вооружения рубежа 14-15 вв. Найден в 1975 году при расчистке колодца в Угловой Арсенальной башне Московского Кремля.

Продолжение следует

http://swordmaster.org/2012/12…

В развитие темы:

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе. Русские победы «мусульманским» оружием https://cont.ws/post/313827

Другие посты по средневековью:

Воин на Руси : характер, одежда и оружие  https://cont.ws/post/290460

Рыцарские доспехи: защита или обуза https://cont.ws/post/312383

Упражнения французского рыцаря середины XIV века https://cont.ws/post/312316 .

Как построить средневековый замок «с нуля»? Многолетний эксперимент во Франции. https://cont.ws/post/310585 3/07/16 .

xn--80aaacvi7aqjpqei0jvae5b.xn--p1ai

• Вооружение рыцаря. Средневековая Франция

• Вооружение рыцаря

На поле сражения тяжело вооруженный рыцарь имел все преимущества. Всадники младших чинов (сержанты, не бывшие рыцарями) старались во всем им подражать, хотя их доспехи и вооружение уступали рыцарским. Войска, набранные из городского и сельского ополчения, состояли из лучников, арбалетчиков, роль которых в сражениях постоянно возрастала, и вспомогательных отрядов пехотинцев, вооруженных копьями, рогатинами и ножами. Их доспехи состояли из железного шлема и короткой кольчуги, сплетенной из колец или брони, сшитой из кожи и покрытой металлическими бляхами.

Боевое облачение рыцаря

Рыцарское вооружение

Экипировка всадника состояла из копья длиной около трех метров, которое он прижимал рукой к телу и, опираясь на стремена, в схватке с противником пытался выбить его из седла, проткнув копьем его щит и доспехи. Подобная практика ведения атаки с копьем наперевес, проиллюстрированная вышивками из Байё, появилась в XI в., хотя и в более позднее время встречались рыцари, ведущие бой по старинной методе копьеметания.

Помимо копья рыцарь был вооружен прямым и с широким лезвием мечом; иногда у него на поясе был закреплен еще один более короткий меч. К концу XIII в. доспехи стали такими прочными, что колющие и режущие удары потеряли эффективность, и меч становится рубящим оружием. В бою также имела большое значение массивность меча, дававшая возможность свалить противника наповал. В пешем сражении использовался так называемый «датский топор» (был введен викингами), который обычно держали обеими руками. Будучи наступательным оружием, меч обладал для каждого рыцаря и символическим значением: ему обычно присваивали имя (меч Дюрандаль Роланда), его благословляли в день посвящения в рыцари, и он передавался по наследству в рамках линьяжа.

К оборонительным рыцарским доспехам относилась кольчуга, спускавшаяся в виде рубашки до колен с разрезами спереди и сзади для удобства движений или образовывавшая нечто вроде штанов. Она изготавливалась из множества переплетенных железных колец и иногда была с рукавами и капюшоном. Руки защищали перчатки-рукавицы, также сплетенные из колец. Общий вес рыцарских доспехов достигал 12 килограммов.

Под кольчугой рыцарь носил фуфайку, а сверху – нечто вроде туники без рукавов, стянутой на талии, на которой, начиная с XIII в., прикреплялись гербы воина. К этому же времени относится и защита наиболее уязвимых частей тела металлическими пластинами; соединенные между собой, они получили большое распространение, начиная с конца XIV столетия. Около 1300 г. появились полулаты или легкая кольчуга, представлявшая собой короткое одеяние из полотна или кожи, покрытое изнутри или снаружи металлическими бляхами или пластинами. Шлем одевался на капюшон и имел самые разнообразные формы, первоначально он был коническим, затем цилиндрическим с наносником, впоследствии он почти полностью закрывал затылок и лицо. Небольшие прорези для глаз и отверстия в шлеме позволяли дышать и ориентироваться в бою. Щит был миндалевидной формы и изготавливался из дерева, облицованного медью и укрепленного железом. Он почти исчез из употребления, когда ношение доспехов стал общепринятым.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Средневековое оружие и броня: распространённые заблуждения

Немецкая броня XVI века для рыцаря и коня

Область оружия и брони окружена романтическими легендами, чудовищными мифами и широко распространёнными заблуждениями. Источниками их часто является недостаток знания и опыта общения с настоящими вещами и их историей. Большинство из этих представлений абсурдны и не основаны ни на чём.

Возможно, одним из самых печально известных примеров будет мнение, что «рыцарей на коней нужно было сажать краном», что является настолько абсурдным, насколько и распространённым мнением, даже среди историков. В других случаях некоторые технические детали, которые не поддаются очевидному описанию, стали объектом страстных и фантастических в своей изобретательности попыток объяснения их назначения. Среди них первое место, по-видимому, занимает упор для копья, выступающий с правой стороны нагрудника.

Следующий текст попытается исправить самые популярные заблуждения, и ответить на вопросы, часто задаваемые во время туров по музеям.

Это ошибочное, но распространённое мнение, вероятно, вытекает из романтического представления о «рыцаре в сверкающих доспехах», картине, которая сама по себе служит причиной дальнейших заблуждений. Во-первых, рыцари редко сражались поодиночке, а армии в средние века и в эпоху Возрождения не состояли полностью из конных рыцарей. Хотя рыцари и были преобладающей силой большинства этих армий, их неизменно – и с течением времени всё сильнее – поддерживали (и противостояли им) пехотинцы, такие как лучники, пикинёры, арбалетчики и солдаты с огнестрельным оружием. В походе рыцарь зависел от группы слуг, оруженосцев и солдат, осуществлявших вооружённую поддержку и следившую за его лошадьми, бронёй и другим оборудованием, не говоря уже о крестьянах и ремесленниках, делавших феодальное общество с существованием воинского класса возможным.


Броня для рыцарского поединка, конец XVI века

Во-вторых, неверно полагать, что каждый благородный человек был рыцарем. Рыцарями не рождались, рыцарей создавали другие рыцари, феодальные лорды или иногда священники. И при некоторых условиях люди неблагородного происхождения могли быть посвящены в рыцарство (хотя рыцари часто считалось низшим разрядом знати). Иногда наёмники или гражданские, воевавшие как обычные солдаты, могли быть посвящены в рыцари из-за демонстрации чрезвычайной отваги и мужества, а позднее рыцарство стало возможным приобрести за деньги.

Иными словами, возможность носить доспехи и сражаться в доспехах не была прерогативой рыцарей. Пехотинцы из наёмников, или группы солдат, состоявшие из крестьян, или бюргеры (городские жители) также принимали участие в вооруженных конфликтах и соответственно защищали себя доспехами разного качества и размера. В самом деле, бюргеры (определённого возраста и выше определённого дохода или достатка) в большинстве городов средневековья и Возрождения обязаны были – часто по закону и декретам – покупать и хранить своё собственное оружие и доспехи. Обычно это не был целиковый доспех, но, по крайней мере, в него входил шлем, защита тела в виде кольчуги, тканевые доспехи или нагрудник, а также оружие – копьё, пика, лук или арбалет.


Индийская кольчуга XVII века

В военное время это народное ополчение обязано было защищать город или исполнять военные обязанности для феодальных лордов или союзнических городов. В течение XV века, когда некоторые богатые и влиятельные города начали становиться более независимыми и самонадеянными, даже бюргеры организовывали свои собственные турниры, на которых они, разумеется, носили доспехи.

В связи с этим не каждую деталь доспеха когда-либо носил рыцарь, и не каждый человек, изображённый в доспехах, будет рыцарем. Человека в доспехах корректнее будет называть солдатом [man-at-arms] или человеком в доспехах.

В большинстве исторических периодов существуют свидетельства о женщинах, принимавших участие в вооружённых конфликтах. Есть доказательства того, как благородные леди превращались в военных командующих, например,
Жанна де Пентьевр (1319–1384). Есть редкие отсылки к женщинам из низшего общества, встававших «под ружьё». Существуют записи, что женщины сражались в доспехах, но никаких иллюстраций того времени на эту тему не сохранилось.
Жанна д’Арк (1412–1431), пожалуй, будет самым известным примером женщины-воительницы, и есть свидетельства, что она носила доспехи, заказанные для неё французским королём Карлом VII. Но до нас дошла лишь одна небольшая иллюстрация с её изображением, сделанная при её жизни, на которой она изображена с мечом и знаменем, но без доспехов. Тот факт, что современники воспринимали женщину, командующую армией, или даже носящую доспехи, как нечто, достойное записи, говорит о том, что это зрелище было исключением, а не правилом.

Эта идея могла родиться из того факта, что большая часть выставляемых в музеях доспехов является оборудованием высокого качества, а большая часть доспехов попроще, принадлежавших простым людям и низшим из благородных, была спрятана в хранилищах или утеряна в веках.

Действительно, за исключением добычи доспехов на поле брани или выигрыша в турнире, приобретение брони было очень дорогим предприятием. Однако, поскольку существуют различия в качестве доспехов, должны были существовать и различия в их стоимости. Доспехи низкого и среднего качества, доступные бюргерам, наёмникам и низшему дворянству можно было купить в готовом виде на рынках, ярмарках и в городских магазинах. С другой стороны, существовали и доспехи высшего класса, изготовляемые на заказ в имперских или королевских мастерских и у знаменитых немецких и итальянских оружейников.


Доспехи короля Англии Генриха VIII, XVI век

Доспехи за авторством некоторых из самых известных мастеров представляли собой высшее достижение оружейного искусства и стоили чрезвычайно дорого.

Хотя до нас дошли примеры стоимости доспехов, оружия и оборудования в некоторые из исторических периодов, очень сложно перевести историческую стоимость в современные аналоги. Ясно, однако, что стоимость доспехов варьировалась от недорогих низкокачественных или устаревших, бывших в употреблении вещей, доступных гражданам и наёмникам, до стоимости полных доспехов английского рыцаря, которая в 1374 году оценивалась в £16. Это был аналог стоимости 5-8 лет аренды дома торговца в Лондоне, или трёх лет зарплаты опытного работника, а цена одного только шлема (с забралом, и вероятно, с
бармицей) была больше, чем цена коровы.

На верхнем конце шкалы можно найти такие примеры, как большой комплект доспехов (основной комплект, который при помощи дополнительных предметов и пластин можно было адаптировать для различного применения, как на поле брани, так и в турнире), заказанный в 1546 году немецким королём (позднее – императором) для своего сына. По выполнению этого заказа за год работы придворный оружейник Йёрг Зойзенхофер из Инсбрука получил невероятную сумму в 1200 золотых момент, эквивалентную двенадцати годовым зарплатам старшего придворного чиновника.

Полный комплект боевых доспехов обычно весит от 20 до 25 кг, а шлем – от 2 до 4 кг. Это меньше, чем полная экипировка пожарного с кислородным оборудованием, или того, что современным солдатам приходится носить на себе в бою с девятнадцатого века. Более того, в то время, как современное оборудование обычно свисает с плеч или пояса, вес хорошо подогнанных доспехов распределён по всему телу. Только к XVII веку вес боевых доспехов сильно увеличили, чтобы сделать их пуленепробиваемыми, из-за повышения точности огнестрельного оружия. При этом полная броня стала встречаться всё реже, и только важные части тела: голова, торс и руки были защищены металлическими пластинами.

Мнение о том, что ношение лат (оформившихся к 1420-30) сильно уменьшало мобильность воина, не соответствует истине. Снаряжение лат было сделано из отдельных элементов для каждой конечности. Каждый элемент состоял из металлических пластинок и пластин, соединённых подвижными заклёпками и кожаными ремнями, что позволяло совершать любые движения без ограничений, накладываемых жёсткостью материала. Распространённое представление о том, что человек в доспехах едва мог двигаться, а упав на землю, не мог подняться, не имеет оснований. Наоборот, исторические источники рассказывают о знаменитом французском рыцаре Жане II ле Менгре по прозвищу Бусико (1366–1421), который, будучи облачённым в полные доспехи, мог, схватившись за ступени приставной лестницы снизу, с обратной её стороны, взбираться по ней при помощи одних рук. Более того, есть несколько иллюстраций средних веков и эпохи Возрождения, на которых солдаты, оруженосцы или рыцари, в полных доспехах, взбираются на лошадей без посторонней помощи или каких-либо приспособлений, без лестниц и кранов. Современные эксперименты с настоящими доспехами XV и XVI веков и с их точными копиями показали, что даже нетренированный человек в правильно подобранной броне может залезть и слезть с лошади, сидеть или лежать, а потом вставать с земли, бегать и двигать конечностями свободно и без неудобств.

В некоторых исключительных случаях доспехи были очень тяжёлыми или держали носящего их человека практически в одной позе, например, в некоторых типах турниров. Турнирные доспехи делались для особых случаев и носились ограниченное время. Человек в доспехах тогда поднимался на лошадь при помощи оруженосца или небольшой лесенки, а последние элементы лат могли быть надеты на него уже после того, как он устраивался в седле.

Это представление, судя по всему, появилось в конце девятнадцатого века в качестве шутки. Она вошла в популярную беллетристику в последующие десятилетия, и эта картина в итоге была увековечена в 1944 году, когда Лоуренс Оливье использовал её в своём фильме «Король Генрих V», несмотря на протесты советников по истории, среди которых был такой выдающийся авторитет, как Джеймс Манн, главный оружейник Лондонского Тауэра.

Как указано выше, большая часть доспехов была достаточно лёгкой и гибкой для того, чтобы не сковывать носителя. Большинство людей в доспехах должны были без проблем суметь поставить одну ногу в стремя и оседлать коня без посторонней помощи. Табурет или помощь оруженосца ускорили бы этот процесс. Но кран был абсолютно не нужен.

Один из самых популярных вопросов, особенно среди молодых посетителей музея, к сожалению, не имеет точного ответа. Когда человек в доспехах не был занят в битве, он занимался тем же, чем занимаются люди и сегодня. Он прошёл бы в туалет (который в средние века и в эпоху Возрождения называли уборной или отхожим местом) или в другое уединённое место, снимал соответствующие части доспехов и одежды и предавался зову природы. На поле битвы всё должно было происходить иначе. В этом случае ответ нам неизвестен. Однако, нужно учесть, что желание сходить в туалет в пылу битвы было, скорее всего, в конце списка приоритетов.

Некоторые считают, что военное приветствие появился во времена Римской республики, когда убийство по заказу было в порядке вещей, и гражданам при приближении к чиновникам необходимо было поднимать правую руку, чтобы показать, что в ней не скрыто оружие. Более распространено мнение, что современный военный салют пришёл от людей в доспехах, поднимавших забрала шлемов перед приветствием своих товарищей или лордов. Это жест позволял узнать человека, а также делал его уязвимым и одновременно демонстрировал, что в его правой руке (в которой обычно держали меч) не было оружия. Всё это были знаки доверия и добрых намерений.

Хотя эти теории звучат интригующе и романтично, доказательств того, что военный салют произошёл именно от них, практически нет. Что касается римских обычаев, практически невозможно было бы доказать, что они продержались пятнадцать столетий (или были восстановлены во время эпохи Возрождения), и привели к современному военному салюту. Также нет прямых подтверждений теории с забралом, хотя она и более поздняя. Большинство военных шлемов после 1600 уже не оснащалось забралами, а после 1700 на европейских полях сражений шлемы уже редко кто носил.

Так или иначе, военные записи Англии XVII века отражают, что «формальным актом приветствия было снятие головного убора». К 1745 году английский полк Колдстримская гвардия, судя по всему, усовершенствовал эту процедуру, переделав её в «прикладывание руки к голове и поклон при встрече».


Колдстримская гвардия

Эту практику адаптировали и другие английские полки, а потом она могла распространиться и в Америку (во время Войны за независимость) и континентальную Европу (во время наполеоновских войн). Так что правда может находиться где-то посередине, в которой военный салют произошёл от жеста уважения и вежливости, параллельно с гражданской привычкой приподнимать или касаться края шляпы, возможно с комбинацией обычая воинов показывать невооружённую правую руку.


Немецкая кольчуга XV века

Защитное одеяние, состоящее из переплетённых колец, по-английски должна правильно называться «mail» или “mail armor”. Общепринятый термин «chain mail» – это современный плеоназм (лингвистическая ошибка, означающее использование большего количества слов, чем это необходимо для описания). В нашем случае «chain» (цепь) и «mail» описывают объект, состоящий из последовательности переплетённых колец. То есть, термин “chain mail” просто повторяет одно и то же дважды.

Как и в случае других заблуждений, корни этой ошибки следует искать в XIXвеке. Когда те, кто начинал изучать доспехи, смотрели на средневековые картины, они замечали, как им казалось, множество разных типов доспехов: кольца, цепи, браслеты из колец, чешуйчатая броня, небольшие пластины и т.п. В результате всю старинную броню именовали «mail», различая её только по внешнему виду, откуда и появились термины “ring-mail”, “chain-mail”, “banded mail”, “scale-mail”, “plate-mail”. Сегодня же принято считать, что большинство из этих разных изображений были лишь различными попытками художников правильно отобразить поверхность того типа брони, которую сложно запечатлеть на картине и в скульптуре. Вместо изображения отдельных колец, эти детали были стилизованы при помощи точек, штрихов, закорючек, кружочков и прочего, что и привело к ошибкам.

Однозначно ответить на вопрос сложно по многим причинам. Во-первых, не сохранились доказательства, способные нарисовать полную картину для любого из периодов. Примерно с XV века сохранились разрозненные примеры того, как заказывали доспехи, сколько времени занимали заказы, и сколько стоили различные детали доспехов. Во-вторых, полный доспех мог состоять из частей, сделанных различными оружейниками с узкой специализацией. Части брони могли продаваться в недоделанном виде, а затем за определённую сумму подгоняться по месту. Наконец, дело осложнялось региональными и национальными различиями.

В случае немецких оружейников большинство мастерских контролировалось строгими правилами гильдии, ограничивавшими количество учеников, и тем самым контролировавшими количество предметов, которые мог произвести один мастер и его мастерская. В Италии, с другой стороны, не существовало подобных ограничений, и мастерские могли расти, что улучшало скорость создания и количество продукции.

В любом случае стоит иметь в виду, что производство брони и оружия процветало в средние века и в эпоху Возрождения. Оружейники, изготовители клинков, пистолетов, луков, арбалетов и стрел присутствовали в любом большом городе. Как и сейчас, их рынок зависел от спроса и предложения, и эффективная работа была ключевым параметром успеха. Распространённый миф о том, что изготовление простой кольчуги отнимало несколько лет – это чепуха (но нельзя отрицать, что изготовление кольчуг было очень трудозатратным).

Ответ на этот вопрос получается простым и неуловимым одновременно. Время изготовления брони зависело от нескольких факторов, например, от заказчика, от того, кому было поручено изготовление заказа (количество людей в производстве и занятость мастерской другими заказами), и качества доспехов. Два знаменитых примера послужат нам иллюстрацией.

В 1473 году Мартин Рондель [Martin Rondelle], возможно, итальянский оружейник, работавший в Брюгге, называвший себя «оружейником господина моего бастарда Бургундского», писал своему английскому клиенту, сэру Джону Пастону. Оружейник ставил сэра Джона в известность, что он может выполнить запрос на изготовление доспехов, как только английский рыцарь сообщит, какие части костюма ему потребны, в каком виде, и срок, к которому доспех должен быть завершён (к сожалению, оружейник не указал возможных сроков). В придворных мастерских производство доспехов для высших особ, судя по всему, отнимало больше времени. У придворного оружейника Йёрга Зойзенхофера (с небольшим числом помощников), изготовление брони для лошади и больших доспехов для короля заняло, судя по всему, более года. Заказ был сделан в ноябре 1546 года королём (позже – императором) Фердинандом I (1503–1564) для себя и своего сына, и был выполнен в ноябре 1547. Нам неизвестно, работал ли Зойзенхофер и его мастерская в это время над другими заказами.

Две детали лат больше других распаляют воображение общественности: одна из них описывается, как «та штука, торчащая справа от груди», а вторая упоминается после приглушённого хихиканья, как «та штука между ног». В терминологии оружия и доспехов они известны как опора для копья и гульфик.

Опора для копья появилась вскоре после появления сплошной грудной пластины в конце XIV века и существовала, пока не начали исчезать сами доспехи. В противоположность буквальному значению английского термина «lance rest» (стойка для копья), её главным предназначением не было принятие на себя веса копья. На самом деле она использовалась для двух целей, которые лучше описываются французским термином «arrêt de cuirasse» (ограничение копья). Она позволяла верховому воину крепко держать копьё под правой рукой, ограничивая его от соскальзывания назад. Это позволяло стабилизировать копье и балансировать им, что улучшало прицел. Кроме того, общий вес и скорость лошади и седока передавались на острие копья, что делало это оружие очень грозным. Если по цели попадали, опора для копья работала ещё и поглотителем удара, предотвращая «выстрел» копья назад, и распределяя удар по грудной пластине по всей верхней части туловища, а не только по правой руке, запястью, локтю и плечу. Стоит отметить, что на большинстве боевых доспехов опора для копья могла складываться вверх, чтобы не мешать подвижности руки, держащей меч, после того, как воин избавился от копья.

История бронированного гульфика тесно связана с его побратимом в гражданском мужском костюме. С середины XIV века верхняя часть мужской одежды начала укорачиваться так сильно, что перестала прикрывать промежность. В те времена штанов ещё не изобрели, и мужчины носили леггинсы, пристёгнутые к нижнему белью или поясу, и промежность была скрыта за полой, приделанной к внутренней части верхнего края каждой из штанин леггинсов. В начале XVI века эту полу стали набивать и визуально увеличивать. И гульфик остался деталью мужского костюма до конца XVI века. На доспехах гульфик как отдельная пластина, защищающая гениталии, появилась во втором десятилетии XVI века, и оставалась актуальной до 1570-х. Она имела толстую подкладку внутри и присоединялась к броне в центре нижнего края рубахи. Ранние разновидности имели форму чаши, но благодаря влиянию гражданского костюма она постепенно преобразилась в направленную вверх форму. Её обычно не использовали при езде на лошади, поскольку, во-первых, она бы мешала, а во-вторых, бронированная передняя часть боевого седла предоставляла достаточную защиту промежности. Поэтому гульфик обычно использовался для брони, предназначенной для пеших сражений, как в войне, так и на турнирах, и, несмотря на некую ценность в качестве защиты, не в меньшей степени он использовался и из-за моды.

Один из самых устойчивых и популярных образов средневекового воина – образ викинга, который мгновенно можно распознать по шлему, оборудованному парой рогов. Однако, есть очень мало доказательств того, что викинги вообще когда-либо использовали рога для украшения шлемов.

Самым ранним примером украшения шлема парой стилизованных рогов служит небольшая группа шлемов, дошедшая до нас из кельтского бронзового века, найденных в Скандинавии и на территории современных Франции, Германии и Австрии. Эти украшения были сделаны из бронзы и могли принимать форму двух рогов или плоского треугольного профиля. Эти шлемы датируются XII или XI веком до н.э. Через две тысячи лет, с 1250 года, пары рогов обрели популярность и в Европе и оставались одним из самых часто используемых геральдических символов на шлемах для битвы и турниров в средние века и в эпоху Возрождения. Легко видеть, что два указанных периода не совпадают с тем, что обычно связывают со скандинавскими рейдами, проходившими с конца VIII по конец XI веков.

Шлемы викингов обычно были коническими или полусферическими, иногда сделанными из цельного куска металла, иногда из сегментов, скреплённых полосами (Spangenhelm).

Многие такие шлемы оборудовались и защитой лица. Последняя могла принимать форму металлического бруска, закрывающего нос, или лицевого листа, состоящего из защиты носа и двух глаз, а также верхней части скул, или же защиты всего лица и шеи в виде кольчуги.

В общем и целом, постепенный упадок брони происходил не из-за появления огнестрельного оружия, как такового, а из-за его постоянного улучшения. Поскольку первое огнестрельное оружие появилось в Европе уже в третьей декаде XIV века, а постепенный упадок брони не был отмечен вплоть до второй половины XVII века, броня и огнестрельное оружие существовали вместе более 300 лет. В течение XVI века предпринимались попытки изготовить пуленепробиваемую броню, либо путём усиления стали, либо через утолщение доспехов или добавления отдельных усиливающих деталей сверху обычной брони.


Немецкая пищаль конца XIV века

Наконец, стоит отметить, что броня так и не сошла полностью на нет. Повсеместное использование шлемов современными солдатами и полицией доказывает, что броня, хотя и поменяла материалы, и, возможно, потеряла часть важности, всё ещё является необходимой частью военного оборудования во всём мире. Кроме того, защита туловища продолжала существовать в виде экспериментальных грудных пластин во время американской гражданской войны, пластин лётчиков-стрелков во Второй мировой войне и пуленепробиваемых жилетов современности.

Медицинские и антропологические исследования показывают, что средний рост мужчин и женщин с веками постепенно увеличивался, и этот процесс, благодаря улучшению диеты и здоровья общества, за последние 150 лет ускорился. Большинство дошедших до нас доспехов XV и XVI веков подтверждают эти открытия.

Однако, при составлении таких общих выводов на основе доспехов, необходимо рассмотреть множество факторов. Во-первых, полная и однородная ли это броня, то есть, все ли части шли друг с другом, тем самым давая правильное впечатление о её изначальном хозяине? Во-вторых, даже высококачественная броня, сделанная на заказ для конкретного человека, может дать приблизительное представление о его росте, с погрешностью до 2-5 см, поскольку перекрытие защит низа живота (рубаха и набедренные щитки) и бёдер (набедренники) можно прикинуть лишь приблизительно.

Доспехи встречались всех форм и размеров, в том числе, доспехи для детей и юношей (в отличие от взрослых), и существовали даже доспехи для карликов и гигантов (часто встречавшихся при Европейских дворах в качестве «диковин»). Кроме того, необходимо учитывать и другие факторы, такие, как разница в среднем росте между северными и южными европейцами, или просто тот факт, что всегда были необычно высокие или необычно низкие люди, если их сравнивать со средними современниками.

Среди известных исключений есть и примеры у королей, такие, как Франциск I, король Франции (1515–47), или Генрих VIII, король Англии (1509–47). Рост последнего составлял 180 см, о чём сохранились свидетельства современников, и что можно проверить благодаря полудюжине его доспехов, дошедших до нас.


Броня немецкого герцога Иоганна Вильгельма, XVI век


Броня императора Фердинанда I, XVI век

Посетители Metropolitan Museum могут сравнить немецкие доспехи, датируемые 1530 годом, и боевую броню императора Фердинанда I (1503–1564), датируемую 1555 годом. Обе брони не полны, и размеры их владельцев даются лишь примерно, но всё же разница в размерах поражает. Рост владельца первых доспехов составлял, видимо, порядка 193 см, а обхват груди – 137 см, в то время как рост императора Фердинанда не превышал 170 см.

Теория этого утверждения состоит в том, что некоторые ранние формы брони (защита из пластин и
бригантина XIV и XV веков, армет — закрытый кавалерийский шлем XV—XVI века, кираса XVI века) были сконструированы так, что левая сторона накладывалась на правую, чтобы не дать проникнуть удару меча противника. Поскольку большинство людей – правши, большинство проникающих ударов должны были прийти слева, и, при удачном раскладе, должны были скользнуть по броне через запах и направо.

Теория убедительная, но не существует достаточных доказательств того, что современная одежда была подвержена прямому влиянию подобной брони. Кроме того, хотя теория защиты брони может быть правдивой для средних веков и эпохи Ренессанса, некоторые примеры шлемов и нательных доспехов запахиваются в другую сторону.


Меч, начало XV века


Кинжал, XVI век

Как и в случае с бронёй, не все, кто носил меч, были рыцарями. Но идея о том, что меч – прерогатива рыцарей, не так уж далека от истины. Обычаи или даже права носить меч изменялись в зависимости от времени, места и законов.

В средневековой Европе мечи были главным оружием рыцарей и всадников. В мирные времена носить мечи в общественных местах имели право лишь лица благородного происхождения. Поскольку в большинстве мест мечи воспринимались как «оружие войны» (в отличие от тех же кинжалов), крестьяне и бюргеры, не принадлежавшие к классу воинов средневекового общества, не могли носить мечи. Исключение из правила делали для путешественников (граждан, торговцев и пилигримов) из-за опасностей путешествия по суше и морю. В стенах большинства средневековых городов ношение мечей было запрещено всем – иногда даже и благородным – по крайней мере, в мирные времена. Стандартные правила торговли, часто присутствовавшие на церквях или ратушах, часто также включали примеры разрешённой длины кинжалов или мечей, которые можно было беспрепятственно носить в пределах городских стен.

Без сомнения, именно эти правила породили представление о том, что меч является эксклюзивным символом воина и рыцаря. Но из-за социальных перемен и новых техник боя, появившихся в XV и XVI веках, для граждан и рыцарей стало возможным и допустимым ношение более лёгких и тонких потомков мечей – шпаг, в качестве ежедневного оружия для самозащиты в общественных местах. И до начала XIX века шпаги и небольшие мечи стали непременным атрибутом одежды Европейского джентльмена.

Распространено мнение, что мечи средних веков и эпохи Возрождения были несложными инструментами грубой силы, очень тяжёлыми, а в результате, не поддающимися обращению для «обычного человека», то есть, весьма неэффективным оружием. Причины этих обвинений легко понять. Из-за редкости сохранившихся экземпляров мало кто из людей держал в руках настоящий меч средних веков или эпохи Возрождения. Большинство таких мечей было добыто в раскопках. Их ржавый сегодняшний вид легко может создать впечатление грубости – словно сгоревший автомобиль, потерявший все признаки былого величия и сложности.

Большинство настоящих мечей средних веков и эпохи Возрождения говорят о другом. Одноручный меч обычно весил 1-2 кг, и даже большой двуручный «военный меч» XIV-XVI веков редко весил более 4,5 кг. Вес лезвия был уравновешен весом рукояти, и мечи были лёгкие, сложные и иногда очень красиво украшенные. Документы и картины показывают, что такой меч в опытных руках можно было использовать с ужасной эффективностью, от отсекания конечностей до проникновения сквозь броню.


Турецкая сабля с ножнами, XVIII век


Японская катана и короткий меч вакидзаси, XV век

У мечей и некоторых кинжалов, как Европейских, так и азиатских, и оружия из исламского мира, часто на лезвии присутствует один или несколько желобков. Заблуждения об их предназначении привели к появлению термина «кровосток». Утверждается, что эти желобки ускоряют отток крови из раны оппонента, таким образом усиливая эффект ранения, или что они облегчают вынимание лезвия из раны, что позволяет легко вынимать оружие без поворотов. Несмотря на развлекательность таких теорий, на самом деле предназначением этого желобка, называемого
долом, состоит лишь в облегчении лезвия, уменьшении его массы без ослабления лезвия или ухудшения гибкости.

На некоторых Европейских клинках, в частности, мечах, рапирах и кинжалах, а также на некоторых боевых шестах, эти желобки имеют сложную форму и перфорацию. Такая же перфорация присутствует на режущем оружии из Индии и Ближнего Востока. На основании скудных документальных свидетельств, считается, что эта перфорация должна была содержать яд, чтобы удар гарантированно привёл к смерти противника. Это заблуждение привело к тому, что оружие с такой перфорацией начали называть «оружием наёмных убийц».

Хотя отсылки к индийскому оружию с отравленным лезвием и существуют, и в Европе эпохи Возрождения могли встречаться подобные редкие случаи, истинное назначение этой перфорации вовсе не такое сенсационное. Во-первых, перфорация приводила к избавлению от части материала и облегчала лезвие. Во-вторых, она часто делалась в виде изысканных и сложных узоров, и служила как демонстрацией умения кузнеца, так и украшением. Для доказательства необходимо указать лишь на то, что большая часть этих перфораций обычно находится вблизи рукояти (эфеса) оружия, а не с другой стороны, как это нужно было бы делать в случае с ядом.

interesnosti.mediasole.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о