Содержание

История ордена тамплиеров

Имя тамплиеров окутано ореолом слухов и тайн. Через шестьсот лет после гибели орден превратился в своеобразный бренд, доходами от которого кормится целая индустрия. Оккультисты доказывают, что рыцари нашли в подвалах Храма Соломона Святой Грааль и стали обладателями тайного знания. Кладоискатели спорят, куда же канули несметные сокровища тамплиеров. А некие «осведомленные источники» намекают, что могущественная организация не погибла, а законспирировалась и образовала «теневое правительство», которое до сих пор правит миром.

 

Как же было на самом деле? В 1119 г. в Иерусалиме, сообщает средневековый историк Вильгельм Тирский, «дворяне из рыцарского рода, христиане, которые посвятили жизнь Богу, обязали себя служением ему. Пои их правилам, жить нужно было без имущества, соблюдать обет целомудрия и послушания. Первыми из наставников были Гуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер. Ни у кого из них не было постоянного места жительства, король дал им приют в южном крыле своего дворца, неподалеку от Храма Господня».

 

За двадцать лет до этого события, в 1099 г., в результате Первого крестового похода было основано Иерусалимское королевство. В городе было относительно спокойно, но в его окрестностях бродили толпы головорезов, убивавших христианских паломников сотнями. Король Балдуин II не имел мощной армии, и горстка рыцарей вызвалась обеспечивать безопасность паломников, прибывающих в Святую Землю. Первоначально этих смельчаков было всего девять, все французы. Они назвали свой орден «Бедные рыцари Xpиста и Храма Соломона», но неофициально их называли тамплиерами, или храмовниками («храм» по-французски temple - «тампль»).

 

В отличие от членов монашеских орденов, тамплиеры были военными, могли  носить оружие и проливать кровь. В остальном они давали обычные монашеские обеты: не стяжательства, целомудрия и послушания. На печати ордена изображены два всадника, сидящие на одной лошади. Утверждают, что сначала рыцари были так бедны, что имели только одного коня на двоих. Когда период нищеты миновал, изображение стали трактовать как символ единства духовного начала и воинского долга, а также отсутствия у рыцарей гордыни (ибо гордый человек никогда не сядет так на лошадь).

 

Вскоре Гуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер отправились во Францию, где занялись пропагандой идей ордена и вербовкой сторонников, прежде всего среди юношей аристократии, и дворянства. Им начали жертвовать земли, доходы, денежные суммы. В орден вступали десятки людей. Идеологически начинание поддержал святой Бернард Клервоский - крупный духовный лидер той эпохи. Он был родственником одного из первых тамплиеров - Андре де Монбара. Сначала святой Бернард написал хвалебный трактат «Слава новому рыцарству», а затем сочинил латинский устав ордена, насчитывающий 72 статьи. По предложению Бернара цветом одежды тамплиеров был выбран белый, позднее они стали нашивать на одежду красные кресты, как и все участники Крестовых походов.

 

В январе 1128 г. по инициативе святого Бернарда был созван собор в Труа, на котором папа Гонорий II утвердил орден, его устав и назначил Гуго де Пейна первым Великим магистром. Первоначально орден делился на два сословия: братья-шевалье (рыцари из благородных семей) и братья-сержанты (оруженосцы, Лажи, солдаты и др.). Рыцарям запрещалось отступать в бою, пока над полем реял хоть один христианский флаг, участвовать в междоусобицах, проливая кровь единоверцев. Каждый воин мог иметь не более трех коней. Также не допускались излишества в одежде, праздные разговоры, игры в кости и шахматы.

 

Братья коротко стриглись, не брили бород, спали в общей комнате (дортуаре), где всю ночь горел огонь. Мясо разрешалось вкушать дважды в неделю для поддержания сил. Охотиться было позволено только на львов, которые во множестве водились в Палестине и представляли реальную угрозу. Членами ордена не могли быть женщины. Женатые мужчины допускались на временную службу, но без права ношения белых одежд. Постепенно в составе ордена было выделено еще одно сословие - священники, которые не могли проливать кровь. Великий магистр имел практически неограниченную власть. Вся организация ордена была идеальной для военного времени. В отличие от чисто монашеских орденов, тамплиеры имели определенную земную миссию - защиту Святой Земли от неверных. Для этого требовались немалые средства, добывание которых стало основной задачей западноевропейских командорств ордена.

 

На протяжении XII и XIII веков они вели активную хозяйственную деятельность: собирали пошлины, заключали сделки, получали ренты. Кто-то жертвовал им амбар или луг под покос, а кто-то замок или целое графство. Основой благосостояния и могущества тамплиеров стали три документа. Папская булла Omne datum optimum от 29 марта 1139 г. даровала им автономию от местных светских и духовных властей. Фактически храмовники подчинялись напрямую только римскому папе. Булла Milites Templi от 9 января 1144 г. давала индульгенцию (искупление грехов) всем жертвующим на орден. Булла Milicia Dei от 7 апреля 1145 г. разрешила тамплиерам строить особенные орденские церкви, в которые сразу устремились толпы верующих.

 

Тамплиеры известны своей банковской деятельностью. Вначале это было вызвало необходимостью снизить риски паломников в Святую Землю. Чтобы не путешествовать с наличными ценностями, человек мог сдать деньги в кассу тамплиеров в Париже или Лондоне, а получить в Иерусалиме, предъявив чек. Причем сумму он получал конвертированной в местную валюту! Затем орден начал давать деньги в долг под довольно низкий процент - 10%). Ставка самых популярных ломбардских банкиров составляла 24%, а еврейских - 40%.

 

Конкуренцию ломбардцам и евреям тамплиеры не составляли, потому что, опасаясь обвинений в ростовщичестве, выдавали ссуды прежде всего на паломничества и выкуп пленных христиан. Они были хорошими экономистами. В 1204 г. брат ордена Эймар стал казначеем французского короля Филиппа II Августа, в 1263 г. ту же должность при дворе Людовика IX занял брат Амори де Ла-Рош. В массовом сознании слово «тамплиеры» прочно ассоциировалось с честными и отважными воинами, идущими на смерть за веру. Так, восьмой Великий магистр Одо де Сент-Аман попал в плен к султану Саладину в битве при Шатле и умер в плену. Он отказался быть выкупленным, заявив: «Тамплиер может предоставить в качестве выкупа только свой пояс и боевой кинжал».

 

Ситуация изменилась после первых серьезных неудач крестоносцев на Святой Земле. В 1187 г. в битве при Хаттине погибло около 17 тысяч христианских воинов, в том числе костяк ордена тамплиеров. 230 тамплиеров были взяты в плен, подвергнуты пыткам и казнены. После битвы при Хаттине армия Саладина вошла в Иерусалим, его жители стали заложниками мусульман. В Европе был распущен слух, что тамплиеры отказались выкупить пленников и 16 тысяч христиан по их вине стали рабами.

 

Потеряв Иерусалим, государство крестоносцев продолжало сопротивляться еще сто лет. Новой штаб-квартирой ордена стала Акра. В 1291 г. Акра пала под ударами арабов. В городе было около 900 тамплиеров, которые героически оборонялись. Их последним оплотом стала башня, под которую разъяренный султан велел подвести мину. Почти все защитники Акры погибли при взрыве под обломками и, в том числе Великий магистр Гийом де Боже.

 

После 200 лет тяжелой борьбы Европа потеряла Святую Землю, а орден храма - свое боеспособное ядро; сотни профессиональных воинов, подчиненных жесткой дисциплине. Выжившие тамплиеры эвакуировались на дружественный остров Кипр. В1293 г. последним, 23-м Великим магистром был избран Жак де Моле - немолодой человек и не очень гибкий политик. Свою миссию он по прежнему видел в отвоевании Гроба Господня у неверных  и несколько раз предлагал папе дорогостоящие проекты новых экспедиций в Палестину.

 

Жак де Моле не чувствовал, что политическая ситуация изменилась, Европа потеряла интерес к Крестовым походам, а враги и завистники ордена усилились и искали способа прибрать к рукам его богатства. Катастрофа разразилась в пятницу, 13 октября 1307 г. Король Франции Филипп IV Красивый, самый могущественный монарх Европы, не потерпел существования на своей территории неподконтрольной ему военизированной структуры. В ходе беспрецедентной даже по (Сегодняшним меркам карательной операции в один день были схвачены все тамплиеры во Франции и многие - в других странах. Под давлением Филиппа IV операцию поддержал папа Климент V). Начался долгий процесс над членами орденам с применением самых чудовищных пыток.

 

Королевская пропаганда не жалела черных красок, доказывая, что именно грехи тамплиеров привели к потере Святой Земли. Под пытками братья, которыми во Франции были в основном ветераны новобранцы или «хозяйственники», признавались, что при вступлении в орден отрекались от Христа, плевали на крест, предавались содомии и поклонялись некому идолу Бафомету в виде человеческой головы с белой бородой. Как только пытки прекращались, узники отказывались от нелепых показаний. За семь лет процесса было устроено несколько публичных сожжений особенно несговорчивых храмовников в назидание другим.

 

Так, 12 мая 1310 г. пятьдесят четыре тамплиера были казнены в предместье Парижа. Несмотря на это, многие братья и руководство ордена приняли решение до конца защищать свою честь. Тогда 22 мая 1312 г. папа Климент V издал буллу Vox in excelso о роспуске ордена Храма. Его имущество было конфисковано и передано ордену госпитальеров. 18 марта 1314 г. на костер возвели двух измученных семилетним заключением стариков - Жака де Моле и приора Нормандии Жоффруа де Шарне. 0ни приняли смерть с достоинством и мужеством.

 

Охваченный языками пламени великий магистр в последний момент прокричал: «Папа Климент! Король Филипп! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий. Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!» Проклятие сбылось, и это послужило дополнительным аргументом в пользу легенды о магии тамплиеров. Папа умер уже через 33 дня после казни. у него начались колики в животе, предположительно дизентерия, от которой лекари прописали ему пить толченые изумруды. В результате 20 апреля камни окончательно разорвали ему кишки.

 

Короля Филиппа смерть настигла 29 ноября: на охоте с ним случился инсульт, и он упал с лошади. Парализованного короля принесли в замок, где он вскоре скончался. В течение следующих 14 лет умерли все его сыновья, получившие прозвище «проклятых королей». Династия Капетингов, правившая Францией с 987 г., пресеклась.

 

К большому разочарованию инициаторов разгрома тамплиеров, сокровища ордена так и не нашли. Их до сих пор ищут в подземельях рыцарских замков всей Европы, вплоть до Украины и Латвии. Существуют самые разные версии: от той, что богатства ушли на строительство знаменитых готических соборов, до той, что их нашли и вывезли в Аргентину нацисты во время Второй мировой войны. Из романа в роман кочует сюжет о 15 загадочных галерах, которые вышли в пятницу, 13-го из порта Ла-Рошель и исчезли в Атлантике.

 

Некоторые исследователи утверждают, что тамплиеры пытались совместить несовместимое - рыцарскую честь и финансовую деятельность, а потому, естественно, обанкротились. Ведь у действительно богатой корпорации всегда нашлись бы влиятельные защитники.

mir-faktov.com

Немного о месте возникновения ордена Тамплиеров и истории

Меж Сеной и Об, во влажном краю Шампани, в двадцати километрах к востоку от Труа, лесной массив с любопытным названием Форе д’Орьян.

Ориенс – одно из имен бога солнца, но что делать латинскому божеству в стране древней кельтской традиции, где у местностей гэльские имена?

Когда-то, да и сейчас, внушительной протяженности лес занимал тысяч двадцать гектаров. Теперь этот лес разлинован дорогами, но еще лет сто назад оттуда доносился волчий вой.

Здешний тяжелый суглинок ранее называли «гастиной»: вода быстро впитывается, неохотно высыхает, пустяковый дождь – и вязкая грязь на пригорках, болото в низине, топкий ручеек трудней перейти, нежели речку или поток.

Местность в Форе д’Орьян

Натуральные пруды и озерца по гэльски – «морги», к примеру, лесной «морг», луговой «морг», – где обитают «дамы», то есть феи – самая знаменитая фея Моргана, фата моргана, королева утренней зари… (хотя я думал Моргана была в Англии!).

Одно озерцо названо Арго – от Ar Goat (страна деревьев): у окрестных лесорубов, плотников, углежогов долго бытовали старинные словечки их мастерства.

Река Барса, что змеится средь болотистых луговин, чьи воды кажутся белыми от известковых почвенных отложений, звалась в старину «Белой Вуиврой», Gvan Wevre, и наверняка дала название селению Вандевр.

Бель Гиз, ферма в лесу, гэльское Belen Gwiс, – там приносились жертвы Беленосу – божеству кельтов…

На реке Барсе, близ резервуара, выкопанного для стока почвенных вод, деревня Лузиньян, где обитает фея Мелузина, «гений» семьи Лузиньян, которая при желании может охорашиваться в новом водоеме.

И в этом Форе д’?Орьян, словно зародыш в зерне, словно замок спящей красавицы в терновнике, затаился Форе дю Тампль, «лес Храма» с «домом лесничего Храма», «торной дорогой Храма», «ручьем Храма», «птичьим источником», «рощей Шпоры», где не отыщешь сей кавалерийской штуковины, «рощей Адмирала» без всяких намеков на адмиралтейство…

В этом «внутреннем лесу» десятки древних плотин напоминают об искусственных прудах, когда то полных, ныне высохших, вырытых для кого? Для рыбаков?

Зачем искусственные водоемы в краю, где сколько угодно обычных прудов, где нити заболоченных речушек образуют весьма неуютный лабиринт?

Для защиты, быть может? Или искусственные пруды акцентируют болотистую почву.

Убежище? Но для кого?

К Форе д’?Орьян подступают фермы на выкорчеванных участках, некоторые врезаются глубоко в западную сторону, в земли Ларривур, где находилось одноименное цистерцианское аббатство, его амбары, риги и прочие хозяйственные постройки.

За исключением цистерцианских, фермы в лесу или неподалеку, судя по характерным признакам, принадлежали тамплиерам. Это подтверждают орденские картулярии.

Фермы, кузницы, всякого дела мастерские буквально окружали лесной массив – дабы попадали только свои – тамплиеры или цистерцианцы. По крайней мере, приходилось пересекать их земли.

На лесном окоеме бытовало скромное командорство ордена Святого Иоанна под названием Commanderie de l’?Orient, ныне известное как «ферма Госпиталя».

Но вообще фермы и постройки зависели от командорств тамплиеров – Бонль?, Бовуар, Нюизман и т. д., – удаленных на несколько километров, которые вторично опоясывали Форе ‘?Орьян. Эти командорства подчинялись двум «бейли» – «Тору» и «Пейенсу», расположенным далее к востоку и западу от лесного массива.

Эти два «бейли», в свою очередь, связывались командорствами и фермами – Труа, Менуа, Монсо, Витри и т. д. Третий пояс.

Третий пояс захватывал:

  • Пейенс – родовое поместье Гуго де Пейенса, основателя и первого великого магистра ордена;
  • Труа – резиденцию графа Гуго де Шампань, чья история непосредственно относится к созданию Тампля: он покинул графство и присоединился к первым шевалье;
  • Клерво – цистерцианское аббатство Святого Бернарда, автора «Устава» и вдохновителя миссии ордена.

Устав он предложил на соборе, созванном по этому случаю.

Итак: в междуречье Сены и Об следует искать корни таинственного, могущественного, надменного ордена Храма; по словам Мишле, падение этого ордена – самый серьезный катаклизм цивилизации Запада.

Святой Бернард основал «шевальерию», чей непременный долг – «освобождать». Какой злой рок обратил аббатство Клерво в тюрьму, в централ, где в грязи и струпьях издыхали заключенные? Запоздалая месть?

Следа не осталось от тамплиеров Труа, кроме смиренного девиза на церковной плите в Пон Сент Юбер: Non nobis, domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam. («Не для нас, Господи, не для нас, но во славу имени Твоего».)

Следа не осталось от первого командорства Тампля на Западе, сооруженного заботами Гуго де Пейенса: только насыпь от невзрачного замка мануара близ рукава Сены, только бугор на краю поля современной фермы, где, по преданию, возвышалась угловая башня, донжон Гуго де Пейенса.

Что искали, разрушая?

По преданию, меж двух замковых башен, напротив двери командорства, у «вяза брата Андриэля» (вяз – сакральное дерево кельтов), собирались компаньоны строители, прямо перед церковью, фундамент коей сохранился. Впоследствии церковь реконструировал мальтийский орден, и, что интересно: церковь, аналогично собору Шартра, что на той же параллели, имеет выраженный наклон к северу.

Первое командорство разрушили уже в пятнадцатом веке, бесследно исчезла капелла шевалье… Странное дело: фундаменты, даже здания многих командорств остались до наших дней в довольно приличном состоянии…

Разрушали настойчиво, систематически… Уничтожали какие-нибудь следы? Искали спрятанное сокровище?

В окрестностях, понятно, блуждали слухи о подземных ходах, связующих замок с ближайшими деревнями, ведущих под руслом Сены до Труа, до командорства Бонлье неподалеку от Форе д’?Орьян.

Поговорим об основателях. Гуго де Пейенс, Гуго де Шампань, Бернард из Клерво. Гуго де Пейенс, первый Великий магистр ордена Храма, родился в Пейенсе где-нибудь в 1080 году. Он занимал должность при доме Шампань и, верно, весьма значительную, судя по его подписям на двух важных актах графа де Труа. На одном (21 октября 1100 года) Hugo de Paenz; на другом Hugo de Paenciis.

Считается, он участвовал в первом Крестовом походе под штандартом графа де Блуа де Шампань, вероятно, лично знал Готфрида Бульонского, двух его братьев – Бодуэна и Эсташа де Булонь, и кузена – Бодуэна дю Бурга, графа Эдесского, будущего Бодуэна II короля Иерусалима. Это весьма важно, если учесть поддержку и благоволение данных персон в последующем развитии событий.

Считается, он вернулся на Восток в 1104 или 1105 году, сопровождая Гуго де Шампань.

Имел жену и сына. Этот сын, Тибо де Паанс стал аббатом цистерцианского монастыря Сент Коломб де Санс. Известно даже о затруднениях сына касательно заклада собственности аббатства – золотой короны, украшенной драгоценными камнями, и золотого креста работы, по слухам, святого Элуа – заклада, необходимого для участия во втором Крестовом походе.

В 1118 или 1119 году девять шевалье, «пребывающих в страхе Божьем», под водительством Гуго де Пейенса представились Бодуэну II, который после коронования решил организовать защиту дороги паломников от Яффы до Иерусалима.

Король отвел гостям флигель своего дворца вблизи территории Соломонова Храма. Каноники Гроба Господня равно уделили участок земли на этом месте.

Гормонд де Пикиньи, патриарх Иерусалима, принял от шевалье три обета: бедности, целомудрия, послушания. И, согласно месту пребывания, их нарекли «шевалье Храма».

Это история официальная и вполне достоверная. Продолжение логично: их бедность достойно вознаградили, они разбогатели и обзавелись сторонниками.

Однако в числе девяти шевалье, о чем не особо упоминает официальная история, был Андре де Монбар, дядя святого Бернарда, к тому же в 1125 году к ним присоединился Гуго, граф де Шампань. И не

xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai

Краткая история ордена тамплиеров | Тайны веков

В этой главе мы не ставим своей задачей вновь рассказывать историю ордена Храма (или ордена тамплиеров), о которой уже столько писали на протяжении свыше 100 лет. Тем более мы не собираемся снимать с него обвинение в ереси – не только справедливое, но и заслуженное.

Мы лишь попытаемся в нашем рассказе показать, как историки католического толка всячески старались отмести доказательства подспудной ереси членов ордена, для того чтобы скрыть ее истинные мотивы. А мотивы эти были столь серьезны и опасны, что, открывая их широкой публике, мы рискуем вновь возродить эту ересь.

Придерживаясь другой ориентации, поклоняясь прежде всего культу истины и не стремясь ее замаскировать, мы без колебаний и дипломатических уловок будем говорить все как есть. Да, внутри ордена Храма, или, как его изначально называли, ордена бедных рыцарей Христа и Храма Соломона, были тамплиеры более просвещенные, чем прочие, которые не колеблясь отбросили первую часть названия ордена и сохранили лишь вторую.

Их смелый поступок был не напрасен. И сегодня еще находятся люди, готовые следовать ему.

Орден Храма был одновременно монашеским и военным. Он был основан в Иерусалиме (отвоеванном у мусульман в 1099 г.) рыцарем из Шампани Гуго де Пайеном. Видимо, эта фамилия оказалась пророческой.

Его сподвижником был рыцарь Годфруа де Сент-Омер. С 1118 по 1127 г., то есть в течение девяти лет, община состояла всего из девяти рыцарей. Болдуин II, король Иерусалима, отвел им дом, построенный на месте развалин Иерусалимского храма, возведенного царем Соломоном. Отсюда и происходит название рыцари Храма — усеченная форма официального названия ордена.

Св. Бернар, тогда еще простой аббат в Клерво, написал ордену Устав. Очень скоро орден разросся, и его первоначальный устав был видоизменен. Статья 57 первоначально написанного на латыни Устава запрещала тамплиерам какие бы то ни было контакты с отлученными от церкви, которых не разрешалось принимать в орден. Однако начиная с 1136 г. статья 12 Устава, написанного по-французски (отметим этот термин — «Французский Устав», так как он проливает свет на многие секреты тамплиеров), разрешила орденским братьям идти к рыцарям, отлученным от церкви, допускать их в свои ряды ради спасения души последних. Но прежде чем пройти посвящение, они должны были исповедаться у епископа своей провинции и получить отпущение грехов.

В одном из сочинений св. Бернара под названием «Tractatus de nova militia», на которое троекратно ссылался великий магистр Гуго де Пайен, в пятой главе говорится о том, что рыцари, виновные в супружеской измене, святотатстве или убийстве, вступали в орден, дабы получить прощение за свои грехи и преступления. Этот документ появился до 1136 г., когда умер Гуго де Пайен. Отметим этот факт. Его значение станет ясно во второй части данной главы. Орден пока существует лишь 18 лет.

Вкратце история ордена выглядит следующим образом. Вначале орден тамплиеров представлял собой соблазнительную возможность объединить два самых благородных образа жизни, которые знал средневековый христианский мир: монашеского и рыцарского идеалов. Объединенные вначале на принципах братской общины тамплиеры принимал и в орден рыцарей и монахов, происходивших из дворянских семей «потомков благородных рыцарей и дам», то есть служилого дворянства. Помимо них были братья послушники или сержанты (происходившие как из знатных, так и из обычных семей) и просто слуги.

Рыцари носили белый камзол и белый плащ, украшенный с левой стороны восьмиконечным красным крестом.

Братья-послушники, конюшие и сержанты носили черные камзол и плащ с таким же крестом. Поэтому когда эскадроны ордена бросались в атаку, их первую линию составляли всадники в белом, а вторую, где были сержанты и конюшие, — всадники в черном.

Отсюда и произошел знаменитый черно-белый штандарт ордена, так называемый «босан», в котором во время процесса усмотрели манихейскую символику.

Вместе с рыцарями-госпитальерами св. Иоанна Иерусалимского, ставшими впоследствии Родосскими, а затем Мальтийскими, тамплиеры составляли постоянную армию христианских государств Востока. Именно тамплиеры построили мощные крепости: Шато-Пелерен, Сафед, Тортоз, Торан, Крак-де-Шевалье, руины которых до сих пор напоминают об их героическом прошлом. В этой работе они использовали прекрасных мастеров, плотников и каменщиков – членов ордена.

Устав требовал от рыцарей полного и безусловного героизма.

Своим безукоризненным поведением в бою они быстро завоевали славу, за которой, впрочем, не замедлила последовать и ее спутница – зависть. Но в этом были и свои отрицательные стороны. Гордость от принадлежности к Храму, презрение к мелким восточным властителям, неприкрытая отчужденность в отношении простого люда (встречая караван паломников, который они должны были сопровождать и охранять, тамплиеры не произносили ни одного лишнего слова), а также их обет никогда не прикасаться к женщине, не свойственный духу средневекового рыцарства, — все это постепенно послужило их изоляции.

Когда в 1291 г. крестоносцы были окончательно изгнаны из Палестины и Святая земля оказалась безвозвратно потерянной для христианского мира, тамплиеры перебрались в Европу, где они быстро создали некое международное государство, для которого не существовало национальных границ. Подобно дороге в Иерусалим, куда еще отваживались идти одинокие паломники, их командорства выросли вдоль пути в Сен-Жак-де-Кампостель, где, как и раньше в Палестине, тамплиеры взяли на себя охрану путников. Благодаря привилегиям, полученным орденом в разное время от римских пап, никто не осмеливался оспаривать у него этот статус суверенного государства, и Великие магистры тамплиеров разговаривали на равных с королями. Благодаря всем известной и скрупулезной честности в денежных делах, прекрасно поставленной бухгалтерии, а также изобретенным ими векселям, значительно облегчившим движение капиталов при коммерческих и семейных сделках, тамплиеры вскоре превратились в мощную и надежную финансовую державу.

Будучи сильными и богатыми, обеспечивая как безопасность городов и дорог от банд бродячих разбойников, так и надежность вкладов и денежных сделок, тамплиеры вызывали тайную зависть некоторых монархов, и в частности короля Франции Филиппа IV Красивого. Во время восстания парижан он был вынужден искать убежища в крепости Тампль в Париже. Находясь там, король воочию убедился в гигантских размерах их имущества. Так называемая усадьба Тампль занимала целый квартал в Париже, ее обитатели были неподвластны королевскому суду и зависели только от «Господ Тамплиеров».

Восстание произошло в марте 1306 г. Когда опасность миновала, король перебрался в Лувр, но вскоре покинул его и поселился в Понтуазе, подальше от мятежных парижан. При этом тамплиеры одолжили ему крупную сумму. Так вот, в том же 1306 г. Филипп начал раскидывать сеть, в которую он намеревался поймать одним широким и неожиданным рывком весь орден. Воистину, этот Капетинг не страдал излишним чувством благодарности!

Существовала, наконец, одна деталь обряда посвящения, которая должна была подчеркнуть значение ордена как наднационального образования, стоящего выше обычных государств. Историки, как нам кажется, не обратили на нее должного внимания.

Известно, что обет тамплиеров запрещал им вступать в брак. Таким образом, существовала опасность, что число членов ордена сократится в один прекрасный день настолько, что это таинственное государство вынуждено будет исчезнуть из-за недостатка подданных. Однако этому препятствовала одна необычная деталь ритуала посвящения.

Во время церемонии посвящения неофита, то есть светского рыцаря-послушника, бывшего до этого момента конюшим ордена, он получал веревку и плащ и становился, таким образом, рыцарем Храма. Но руководивший обрядом командор сообщал ему одновременно, что вместе с ним в орден вступают его предки, его братья и их потомки, которые становятся братьями Храма. «Во имя Господа и Богородицы, во имя Святого Петра Римского и нашего апостольского отца, во имя всех братьев тамплиеров, приобщаем вас и ваших отца и мать и всех ваших домочадцев к благам нашего Дома, которые существуют от его начала и пребудут до его конца».

Этот обычай принимать в орден вместе с неофитом и его семью, родителей, братьев и их потомков, основывался на одном незыблемом постулате средневекового христианства.

Всем известно, что в ту эпоху Книга Бытия принималась полностью на веру, даже еретики-катары лишь интерпретировали ее по-своему, но и для них она оставалась «божественным откровением».

Так вот, Книга Бытия гласит, что первородный грех Адама и Евы имел не сексуальную, а духовную природу (что постоянно провозглашали с церковной кафедры католические священники). Этот грех распространялся на всех их потомков. Именно вследствие этого церковь считала всех предков, родственников и потомков людей, заподозренных в колдовстве, ереси и т.д. также от природы склонными к подобного рода духовному изъяну.

Подражая церкви, светская власть тоже стала считать, что церемония венчания на престол сообщала монарху, благодаря самому акту помазания, особые достоинства, которые частично передавались и его потомству. Этим объясняется привилегия иммунитета, принадлежавшая каждому коронованному монарху, а также его братьям, так называемым принцам крови.

Тамплиеры пошли тем же путем. Они считали, что церемония посвящения в орден имеет такое психологическое и духовное значение, что источаемая им благодать нисходит также на родителей, посвященного, его братьев и их потомков.

Убийственная логика. Любой, кто осмелился бы критиковать ее, поставил бы тем самым под сомнение и постулаты, имеющие отношение к еретикам-монархам.

Создание таких тамплиерских династий, если воспользоваться прекрасным термином, употребленным архивистом-палеографом Норбером де Кастро-и-Този в его работе об ордене, представляло собой учреждение особой знати, отличающейся от знати обычной. Орден Храма по примеру Церкви создавал свои светские братства. И поскольку, как уже отмечалось, посвящение в братья и сестры. Храма всех предков, братьев и сестер рыцаря-неофита касалось также и их потомства (в соответствии с постулатом, о котором мы говорили в начале главы), то эта тамплиерская знать становилась наследственной.

Следует заметить, что в момент возрождения в XVII в. ордена тамплиеров в исключительно масонской форме все великие магистры, которые, как считалось, втайне сохранили орден, как и их преемники, принадлежали к семьям, насчитывавшим много членов ордена во время его официального существования с 1118 по 1314 г. Речь идет о таких фамилиях, как Браки, Клермоны, Арманьяки, Шабо, Монморанси, Дюрфор де Дюра и т.д. И все считали, что их происхождение обеспечивает им по праву место в возрожденном ордене.

Таким образом, начинает проливаться свет на очень важные мотивы этой своего рода наследственности по боковой линии. Если первые руководители тамплиеров ввели в устав создание подлинной наследственной знати тамплиеров, это означает, что в самом начале существования ордена его основатели лелеяли мечту о создании некоего сверхгосударства, выходящего за рамки обычных государств.

И в один прекрасный день Филипп Красивый это узнал. И понял, что его великая мечта увенчать свою голову короной «Священной Римской империи германской нации. может разбиться о тайную Священную империю, представленную военным и финансовым могуществом тамплиеров.

Таким образом, этот монарх, которого официальная историография называет гениальным и который был лишь бессовестным честолюбцем, явился главным препятствием на пути создания единой Европы. И то, что пытаются сделать сегодня, могло произойти более 600 лет назад.

Дальнейшее всем известно.

В начале XIV в. орден насчитывал около 15 тыс. рыцарей, из которых две тысячи были во Франции, а значительная часть остальных находилась в Провансе и во французской Каталонии. Не забудем, что средиземноморские провинции страдали в течение веков от варварских нападений пиратов, похищавших женщин и детей. Поэтому старые селенья на Лазурном берегу строились на вершинах приморских холмов и устраивались таким образом, чтобы в случае внезапного нападения сразу же превратиться в маленькие крепости.

Вспомним также, что изначально орден возник во Франции и значительное число его рыцарей происходило из Прованса. Так, например, лишь семейство Пелисье, владевшее с XII в. 11 сеньориями в Верхнем Провансе, поставило ордену в течение 200 лет одного командора и 18 рыцарей, которые все были между собой дядьями или племянниками. По меньшей мере двое из них, как мы увидим из одного очень важного документа, были схвачены и погибли либо на костре, либо в темнице.

Итак, в пятницу 13 октября 1307 г. (по юлианскому календарю) Филипп Красивый произвел по всей Франции внезапный арест тамплиеров. Их обвинили в надругательстве над крестом, идолопоклонстве и содомии. День был выбран не случайно (по григорианскому календарю он соответствует 24 октября 1307 г.). Король выбрал пятницу, как день распятия Христа. Он выбрал 13-й день месяца — намек на несчастливое число. 13 считалось плохим числом у Гомера (Илиада, V) и Цицерона (Pro Cecina). В древнееврейской Каббале было 13 Духов Зла, и 13-м в Писании был упомянут Иуда, предавший Христа. К этому же на Тайной Вечере тот же Иуда был 13-м сотрапезником. День Страстей Господних пришелся на 13-e число по лунному календарю, 13-51 глава Апокалипсиса говорит об Антихристе, а 13-я глава Евангелия от Иоанна – о предательстве Иуды.

Семь лет спустя, 19 марта 1314 г. Жак де Моле, последний великий магистр ордена, и Жофруа де Шарне, главный командор Нормандии, были сожжены заживо на острове Ситэ.

Теперь мы перейдем к анализу обвинений, выдвинутых против тамплиеров, и попытаемся выяснить, не существовало ли в действительности внутри ордена некоего внутреннего круга, абсолютно еретического, члены которого отреклись от христианства и не признавали божественную природу Христа.

Во-первых, напомним, что с 1136 г. орден имел право, по совету св. Бернара, принимать рыцарей, отлученных от церкви за святотатство, ересь, богохульство и убийство. Однако известно, что значительная часть окситанской знати – подданных графа Тулузского – примкнула для удобства к секте катаров. А ее члены не отказывали себе при случае в удовольствии пограбить церковное имущество, поиздеваться над священником, монахом, инквизитором или легатом, да и пристукнуть его. Более того, они насмехались над изображением распятия. Типичный пример того приведен в моей работе «Иисус, или Смертельный секрет тамплиеров». Там описывается, как рыцари и конюшие Раймона-Рожэ графа де Фокса сорвали с распятия фигуру Христа в натуральную величину, вогнали ей в зад пику и использовали вместо манекена в военной игре под названием кентен. Естественно, этот факт в комментариях не нуждается.

Напомним, что катаров не раз пытались и пытаются представить правоверными христианами, ревнителями традиций первых христиан. Это в корне неверно. В наши дни кое-кто намеренно приравнивает ритуал еретиков-вальденсов, живших в ту же эпоху и, несомненно, являвшихся христианами, к ритуалу катаров, которые открыто исповедовали манихейство. И когда инквизиторы ловко противопоставляли в целях пропаганды одних другим, они вовсе не были неправы.

Для катаров обычные слова приобретали другой смысл. Так, Св. Дух катаров не имел ничего общего со Св. Духом христиан; «Дева Мария» означала не непорочную галилеянку, родившую Христа, а их церковь, порождающую, будучи «девственницей», Нового возрожденного человека.

Судите сами. Вот выдержки из Учебника Инквизитора, составленного доминиканцем Бернаром Ги (1261—1331) и озаглавленного «Практика». Этот трактат позволяет классифицировать допрашиваемого еретика, чтобы не путать вальденскую ересь с катарами, а новоапостольскую с бегинами. Бернар Ги, досконально изучивший катарскую ересь, не колеблясь относит ее к абсолютному манихейству. Он приводит исключительно ценные подробности, которые совпадают с тамплиерской концепцией Христа, выявленной во время их допросов. По учению катаров следует, что: «Крест Христа не должен служить предметом поклонения, так как никто не станет поклоняться виселице, на которой был повешен его отец, родственник или друг».

«Следовательно, они отрицают воплощение Господа нашего Иисуса Христа в чреве Марии, оставшейся девственницей, и утверждают, что он не принял ни подлинно человеческого тела, ни подлинно человеческой плоти, что он никогда не страдал и не умирал на кресте, что он никогда не воскресал из мертвых и не возносился на небо во плоти человеческой, но что все это произошло в переносном смысле».

«Они также отрицают, что блаженная Дева Мария была истинной матерью Господа нашего Иисуса Христа и что она была женщиной во плоти. Девой Марией называют они свою секту, считая, что именно она, девственная и непорочная, производит на свет сынов Божьих, как только они вступают в секту».

Мы вскоре увидим, что у тамплиеров, допущенных во внутренний круг, отрицание божественной природы Христа доходило до того, что они считали его лжепророком, тем самым подразумевая и все прочие отрицания, выявленные инквизиторами у катаров.

На другом полюсе религиозного отрицания находились последователи Шейха эль-Джебель, Старца Горы. Так именовался глава секты Асасинов, откуда произошло французское слово «убийца». Во главе этой параисламской секты исмаилитского толка стояла интеллектуальная элита, имевшая в своем распоряжении многочисленных приверженцев – воинственных фанатиков. Асасины отрицали истинность исторических преданий о пророке Мухаммеде и считали, что Коран надо понимать чисто иносказательно, что было откровеннейшим отрицанием ортодоксальноro ислама. Секта распространила свое влияние на Западную Персию, Северный Ирак, а также горные районы Сирии и Ливана, где у нее были многочисленные крепости. В главной из них, крепости Аламут, находилась огромная библиотека. Основанная в 1090 г. персом-огнепоклонником Хасаном ибн-эль-Ааббахом, секта была разгромлена монгольскими завоевателями, а затем окончательно уничтожена мамлюками египетских Аюбидов.

Если рядовые катары вели достаточно свободный образ жизни, то «совершенные» отличались строжайшим аскетизмом. Именно их пример побудил Доминика де Гузмана, будущего св. Доминика и создателя инквизиции, попытаться внедрить такие же нравы в среду католических монахов. Задача по тем временам непосильная. Как не вспомнить горькие слова св. Бернара: «Ниспошлет ли мне Господь милость увидеть перед смертью такие времена, когда отец семейства не будет считать, что отдать дочь в монастырь – то же самое, что сдать ее в бордель?..»

Итак, учение катаров беспрепятственно распространялось с 1017 г. в Западной Европе, оно активно проникало в Италию, Францию и даже Испанию. Его приверженцами становились представители политических кругов и светской власти, ее защищала с оружием в руках местная знать от Южных Альп до Атлантического побережья.

Движение катаров развивалось параллельно с эволюцией ордена тамплиеров. И на юге Франции последние очаги катарской ереси угасли лишь через 20 лет после разгрома ордена.

Но в условиях наступления инквизиции, видя непостоянство и нерешительность графа Тулузского Раймона VI, переходящего из одного лагеря в другой в зависимости от изменения конъюнктуры, многие дворяне Прованса и Лангедокз не желали больше хранить ему вассальную верность и вступали в орден, как сегодня вступают в Иностранный легион. Будучи фактически отлученными от церкви за их жестокость по отношению к священникам, грабеж церковной утвари, святотатственные высказывания о папе римском и презрительное отношение к евангельскому Христу, за отрицание основных христианских догм, все ли эти люди действительно исповедовались у епископа и получили отпущение грехов? Не было ли среди них таких, кто свободно вступил в орден, внутренне не отрекаясь от катарской ереси? Это куда более вероятно. И они могли спокойно отвечать «да» на вопросы Приора, ибо выражения Святой Дух, Дева Мария и Церковь имели для них совершенно особое значение. Так как есть еще одна удивительная деталь обряда посвящения у тамплиеров: там речь идет о Боге, Госпоже Святой Марии, Господе Нашем, но ни разу не упоминается конкретно Иисус Христос.

Следует признать, что для рыцаря – приверженца катаров не составляло никакого труда утвердительно ответить на вопросы командора.

Всем известны основные обвинения, выдвинутые против тамплиеров. Это ересь, богохульство, содомия.

Вскоре мы приступим к анализу двух первых обвинений с целью показать главное: они отрицали божественную сущность Христа. Однако следует сначала остановиться на некоторых второстепенных моментах.

Во-первых, тамплиеров обвиняли в поклонении некоей таинственной голове, идолу, один вид которого наводил ужас. Почти все отрицали этот обряд. В нем признались лишь некоторые, да и то после долгих и изощренных пыток.

Весьма вероятно (и мы это увидим), что внутри самого внутреннего круга тамплиеров существовали еще одна или две степени посвящения. В этом случае далеко не все тамплиеры, отрекшиеся от божественной сущности Христа, могли знать о существовании некоторых обрядов. И знакомство с таинственной «головой» предназначалось не всем.

В протоколе допроса одного из монахов ордена говорится, что тамплиеры поклонялись живой мандрагоре в одном из своих палестинских замков. Рукопись протокола хранится в Национальной библиотеке, фонд Балюза, свиток 5, конец XIV в.

Известно, что некоторые колдуны в Сирии, Ливане и Иудее при ворожбе использовали головы детей, оторванные от их тел, а затем высушенные и мумифицированные; их называли голем. В определенные фазы луны, в момент магической церемонии вызова духа, колдун прикреплял к языку такой головы золотую пластинку с эзотерическими надписями и изготавливал для головы тело из трав, забинтованное как мумия: Затем они возжигали негасимые лампады перед этим терафимом, идолом-уродцем, и суеверно вопрошали его в соответствии с ритуалом, который остался неизвестным.

Весьма вероятно, что некоторые такие головы попали в руки тамплиеров в Палестине. Солдаты, чаще всего неграмотные, передавали их капелланам, и, возможно, не все они были уничтожены. Не забудем, что во все времена самый утонченный и сознательный сатанизм встречался именно среди священников. Это подтверждают и знаменитые черные мессы, известные по Процессу о ядах. Но не менее правдоподобно, что тамплиеры, вступившие в орден в Европе после изгнания его из Палестины, искренне отрицали, что они когда-либо видели подобные головы. В ту эпоху, когда орден господствовал в Палестине, было слишком опасно привозить такие ужасы на христианский Запад.

В 1807 г. Французская академия установила, что знаменитая фраза «пить как тамплиер» есть искаженное «пить как тамприер», что на старофранцузском означало «стеклодув». Стеклодувы, работавшие на выплавке стекла и, следовательно, в страшной жаре, были вынуждены постоянно и много пить, чтобы возместить потерю жидкости организмом.

Не исключено, однако, что это выражение уже давно стало применяться к тамплиерам, страдавшим от жажды в Палестине не меньше, чем европейские стеклодувы. В 1965 г. солдаты французского гарнизона в Джибути были вынуждены выпивать до семи литров жидкости в день, чтобы предотвратить обезвоживание организма. Многие из них вернулись во Францию, страдая серьезным растяжением желудка. Таким образом, весьма вероятно, что и вернувшиеся в Европу тамплиеры продолжали по привычке поглощать огромное количество воды или вина. Откуда и пошла их репутация...

Но, с другой стороны, другая пословица, смысл которой тоже нуждался в проверке, гласила «ругаться как папа римский». Ну, а это явно лишь образное выражение!

Затем идет обвинение в поклонении черной кошке, и что якобы многочисленные черные кошки участвовали в заседаниях капитулов. Все с негодованием его отвергли. Известно, что в средние века многие суеверные невежды считали кошку, и прежде всего – черную, «воплощением» дьявола. Тонкий ум этого животного, его медиумические таланты и способность чувствовать некие вещи, недоступные человеку, укрепляли это подозрение среди людей грубых и диких. Тому же могли способствовать и рассказы вернувшихся в Европу крестоносцев о том, что древние египтяне обожествляли кошку.

Что касается обвинения в содомии, то почти все тамплиеры его отрицали. И если некоторые командоры и позволяли себе рекомендовать мужеложество молодым послушникам, то, возможно, делали это они лукаво, ибо устав категорически запрещал совокупление с женщиной и предусматривал для провинившегося исключительно суровое наказание.

Остается поцелуй во время церемонии посвящения.

Вспомним для начала, что во время церемонии принесения вассальной присяги феодалу, даже если речь шла о принце и короле, вассал становился на колени перед сюзереном, вкладывал в его руки свои и произносил присягу верности и преданности. Сюзерен в свою очередь обещал защищать вассала от любого врага. Потом он поднимал его с колен и целовал в губы.

Возможно, что поцелуй, которым обменивались командор с неофитом, был не что иное, как ритуальный поцелуй, скреплявший вассальную присягу ордену.

Остается поцелуй в плечо и в нижнюю часть позвоночника. Объяснение им еще не найдено. Следует ли видеть здесь аналогию с поцелуем в зад козла, олицетворяющего Люцифера, который практиковался во время шабаша? Если да, то речь идет об особом мистическом течении, существовавшем внутри Секретного круга, которое шло вразрез с его официальной эзотерической доктриной. Это остается загадкой.

Перейдем теперь к обвинению в гомосексуализме, выдвинутому инквизиторами против тамплиеров. На самом деле его трудно считать серьезным. Конечно, среди населения содомия официально считалась ужасным грехом, и существовали законы, за нее каравшие. Однако, когда мы видим, что монахи, уличенные в скотоложестве (грехе куда более тяжком и каравшемся тюремным заключением от двух до пяти лет), наказывались (к великому возмущению св. Бернара, который сообщает сей факт) лишь принудительным паломничеством в Рим и уплатой штрафа, мы не можем серьезно относиться к подобному обвинению против тамплиеров. Ведь дело происходило в ту же эпоху.

Здесь следует добавить, что, по-видимому, испорченность нравов была распространена в среде тамплиеров не более, чем в других рыцарских орденах, например Тевтонском ордене и ордене св. Иоанна Иерусалимского, действовавших на Святой земле, или чем это имеет место в современную эпоху в Иностранном легионе, колониальных войсках и т.д. К тому же, чтобы заниматься гомосексуализмом, надо этого хотеть! Из допросов явствует, что лишь очень редкие приоры рекомендовали его как крайнее средство, к тому же наказание за содомию было весьма суровым.

Заметим, что, хотя тамплиеров арестовывали во всех христианских странах Европы, они были приговорены к смерти лишь во Франции и в графстве Прованском, принадлежавших тогда королю Неаполитанскому и Сицилийскому. В других странах их оправдали, но орден распустили.

Устав, предписывавший тамплиерам избегать женщин и никогда не обнимать их даже в знак простой привязанности, несомненно преследовал цель уберечь их от опасности, весьма распространенной в Святой земле. Действительно, единственные, кто соглашался спать с этими воинами-монахами, были проститутки. Отсюда – опасность распространения венерических заболеваний в общине, где практически все: посуда, ложки, кубки и т.д., – было общим. Не забудем, что мусульманских женщин держали взаперти, а еврейки не связывались с ними по религиозным соображениям. Следовательно, оставались лишь обыкновенные шлюхи.

К тому же, стоило ли строго судить этих мужей за сексуальные и гомосексуальные связи в эпоху, когда сами священники – их судьи – не лишали себя такого удовольствия? Стоит ли напоминать, как Петрарка возмущался, что Авиньон, став папской резиденцией, превратился из-за присутствия там всего этого клира в огромный лупанарий, то есть публичный дом?

Это эпоха, когда св. Петр Дамьен писал папе Льву IX (1048 1054): «Епископы открыто содержат любовниц, а священники развратничают с собственными незаконнорожденными детьми. Они все прелюбодеи, продажные твари и убийцы. Да примет наконец Ваше Священство меры!» Папа Лев IX ограничился следующим ответом: «Число виновных столь велико, что затрудняет проведение любых дисциплинарных мер и вынуждает меня сохранять на церковной службе даже преступников!»

В XIII в. св. Бонавентура (см.: Quare fratres minores praedicent) заявляет, что «большая часть клириков – известные распутники. Они содержат любовниц у себя дома или в других местах. На глазах у всех они развратничают с несколькими женщинами». Папа Иннокентий III, вдохновитель крестового похода против альбигойцев, писал тогда в аббатство Сен-Дени: «В нашем городе есть священники, которые, злоупотребляя своим саном, нарушают ночной покой обывателей, вламываясь силой в бордели, чтобы предаться там непотребству. Они пристают даже к дочерям горожан, что вызывает недовольство, а порой дело доходит до бунта».

Дурные нравы также процветали среди духовенства. Пьер Почтенный, бывший в XII в. аббатом Клюни, запретил монахам принимать послушниц у себя в кельях, ибо весь монастырь наполнен гнуснейшим развратом. А Парижский собор 1212 г. запретил монахам и монашенкам спать в одной постели «ввиду опасности проявления невоздержанности». Тьери де Ньем, секретарь папы Урбана IV, ставший в 1396 г. архиепископом Камбре, с возмущением писал: «Монашенки грешат с епископами, монахами и послушниками. Иногда они изгоняют плод, но некоторые, презрев родительскую любовь и страх Божий, даже убивают своих новорожденных детей».

Рыба тухнет с головы. Достаточно вспомнить нравы некоторых пап, правивших в ту эпоху, чтобы понять их снисходительность в отношении нравов духовенства.

Иоанн XXII (1249 — 1334), ставший папой римским в 1316 г., поставил отпущение грехов клирикам на финансовую основу: «Священник, лишивший невинности девственницу, платит 2 ливра 8 су».

«Монашенка, которая отдалась нескольким мужчинам одновременно или по очереди в стенах монастыря или вне его и которая хочет стать аббатисой, платит 131 ливр 15 су».

«Священник, который хочет сожительствовать со своей родственницей, платит 76 ливров один су».

Иоанн XXII прижил сына от кровосмесительной связи со своей сестрой. Родившийся в Савердене, графство Фуа, этот ребенок был объявлен официально сыном местного булочника по имени Фурнье. Именно в связи с этим дата и даже год его рождения тщательно скрывались. Под именем Бенедикта XII он наследовал папский престол у своего отца Иоанна XXII в 1334 г. Будучи сам строгих нравов, он преследовал распущенных священников. Однако воспылал любовью к сестре Петрарки, которой было 16 лет, и приказал похитить девушку. Когда Петрарка начал энергично протестовать, он попал в руки инквизиторов за оскорбление Его Святейшества. Дабы спасти жизнь, поэту пришлось бежать.

После чтения этих весьма поучительных текстов, написанных видными отцами церкви, складывается впечатление, что тамплиеры были куда меньшими грешниками, чем их судьи.

agesmystery.ru

Создание Ордена Тамплиеров

Толчком к созданию ордена Тамплиеров послужил 1-й Крестовый поход. В июле 1099 года крестоносцы овладели Иерусалимом.
Христианский мир ликовал.
Еще бы!
Результатом первого крестового похода стало освобождение Иерусалима, а это значит, что Святая Земля перестала принадлежать неверным.
Однако гораздо важнее расширения территориальных пределов стало возвращение надежды в сердца людей, вновь обретших Святыню.
Освобождение Иерусалима стало, образно говоря, освобождением от оков, более духовных, нежели материальных по своей сути. Истосковавшиеся по настоящему, глубокому, великому, люди разных национальностей, мужчины и женщины, юноши и старики устремились в Иерусалим с одной целью: поклониться Святым местам.
К сожалению, религиозный порыв, возвышающий душу, не является достаточной защитой от всех превратностей пути. Преодолев многие тяготы морского путешествия (наиболее доступный путь из Европы в Святую Землю проходил по Средиземному морю), паломники зачастую становились жертвами вначале просто шаек, а затем и организованных банд грабителей.

Легкость наживы и практически полная безнаказанность вели к быстрому росту их числа, а это, в свою очередь, сделало путь в Иерусалим опасным не только для кошелька, но и для жизни самих паломников.

И вот в 1118 году в Иерусалиме группа из  9 французских рыцарей, во главе которых стоял рыцарь Хуго де Пейен(де Пейн), решила сплотится в братство, которое поставило перед собой цель защищать братьев по вере.
Рыцарь Хуго де Пейн стал первым магистром ордена.
Рыцари принимают 3 монашеских обета: бедности, послушания и целомудрия, — к которым добавляют четвертый, свой: защищать паломников.
Совершенно нищие, они вынуждены порой ездить на одной лошади; впоследствии это нашло отражение на знаменитой печати Ордена.
В январе 1120 года небольшой отряд рыцарей прибыл на церковный собор в Наблусе. На этом соборе присутствовало все иерусалимское духовенство.
Был поставлен вопрос о признании церковью нового братства и такое признание было получено.
Первым покровителем ордена стал король Балдуин I (правитель Иерусалима), который передал рыцарям часть своего дворца.
Дворец этот располагался на месте бывшего иудейского храма Соломона на Храмовой горе Иерусалима. Среди европейцев (или как их называли мусульмане, «франков») этот замок был известен под названием «Храма Соломона».
Таким образом, новое братство получило название «Орден храма», а члены братства стали называться храмовниками или тамплиерами (от Теmрlе - храм).
В течение первых девяти лет  ряды рыцарей не пополнялись.
До сих пор остается неясным, почему, несмотря на такой, казалось бы, быстрый рост известности и естественное желание многих благородных людей своего времени послужить верой и правдой делу, начатому тамплиерами, в течение первых девяти лет в Орден не принимались новые члены.
Ныне существует огромное количество мнений по этому поводу, часто спорных и противоречащих одно другому.
Не вызывает сомнения одно: это не могло быть случайностью.
И если мы не знаем истинных причин, то это вовсе не значит, что этих причин не было. Они были, точно так же, как существовали и глубокие философские концепции и мудрость, почерпнутая тамплиерами на Востоке.

Только будучи реалистами и хорошо понимая невозможность обнародования многих истин из-за опасности профанизации, рыцари научились эту мудрость хранить, и с самого момента основания Орден можно было уподобить айсбергу, у которого мы можем видеть всего одну шестую часть его истинной величины.
Лишь только по отдельным, самым ярким событиям, в истории Ордена можем мы сейчас догадываться о той части «айсберга», что была под водой, о тех идеях и принципах, что руководили «бедными рыцарями христовыми».
«Бедные рыцари Христа» могли бы так и пребывать в безвестности, если бы к 1126 году не приняли в качестве собрата графа Гуго Шампанского. Он стал крестоносцем отчасти из сострадания, отчасти с досады — после того, как лишил сына наследства и передал свои земли племяннику Тибо де Бри.
Бернар Клервоский - вдохновитель второго крестового похода, канонизированный ещё при жизни  как Святой Бернар, получивший от графа Гуго земли Клерво, чтобы основать там свой монастырь, поздравил его в письме, где выразил и свое разочарование тем, что обитель не получила такого брата.
Гуго Шампанский не покидал больше Святую Землю, где и умер в 1130 году, но вполне можно полагать, что именно он послужил связующим звеном между Хуго де Пейеном и Бернаром Клервоским. Клервоский аббат сразу же проникся горячей дружбой к магистру «Бедных рыцарей» и призвал Папу, легата и архиепископов Реймсского и Сансского собрать Собор.
Благодаря св. Бернару  Клервоскому и Гуго Шампанскому (хотя последний и не присутствовал при этом событии) в день святителя Илария 14 января 1128 года собрался Собор в Труа, где состоялась официальная «регистрация» нового ордена. 
Возглавлял Собор кардинал-легат Матвей Альбанский, но истинным авторитетом для Собора был Бернар Клервоский, ибо собрание состояло почти целиком из его друзей, учеников и ревностных последователей.
Решением церковного Собора в Труа — высочайшего органа, собиравшегося далеко не по любому поводу, а лишь в исключительных случаях, — был утвержден официальный статус тамплиеров: рыцарско-монашеский Орден.
Сам Папа лично брал под свое покровительство новый Орден, члены которого не только служили делу Христову, но и должны были защищать интересы этого дела везде, где бы они ни находились.
Когда Собор в Труа утверждал устав тамплиеров, сочинение Бернара «De laude novae militiae» (название которого на русский правильно перевести как «Слава новому рыцарству», но хочется сохранить и при переводе латинское слово, ныне столь обрусевшее: «Слава новой милиции») служило им идеологической программой, да и устав из 72 статей составил Бернар (подробнее).
Более того, Бернар предложил тамплиерам (и де Пейн принял) носить ту же одежду, что и монахи его собственного, цистерцианского ордена (впоследствии ордена бернардинцев): белую.
Только позднее тамплиеры стали нашивать на белую одежду красный крест — как и все, связанные с крестовыми походами.
Конечно, Бернард не был кровожаден. Он ненавидел насилие и кровь, зло и ложь, и потому так обрадовался появлению тамплиеров, которые должны были с насилием бороться.
«Новая милиция» была действительно нова относительно обычного рыцарства.
Веками всадник с мечом, феодал, рыцарь, сражался за земное — ради имения, ради славы своего рода, своей нации, ради наживы.
«Новые рыцари» сражались за добро, ради Христа, а «если человек сражается за доброе дело, то не может сражение привести ко злу, точно так же как не может победа считаться благом, если сражение велось не за доброе дело или из дурных побуждений».
«Прежняя милиция» любила почести, деньги, красивое вооружение — «новая милиция» защищала простой народ, держала себя скромно, оборонялась от демонов молитвами и обетами, прежде всего — целомудрием.
«Прежняя милиция» истребляла людей, «новая милиция» истребляла зло (на латыни у Бернара выходил каламбур: одни занимаются «гомицидом» («человекоубийством»), другие «малицидом» («злоубийством»).
«Новая милиция» оказывалась самым совершенным и активным элементом общества, воплощением единства светского и церковного, верно служащим и Церкви в целом, и Святому Престолу.
Собору в Труа суждено было стать поворотным в истории тамплиеров, ибо с него начинается быстрый рост численности и богатства Ордена. Несмотря на строгие требования к происхождению и образу жизни и поведения, в Орден принимаются все новые и новые рыцари.
Тамплиеры, хотя и взяли в руки меч, вовсе не превратились в машины для убийства. Их задачей было поддержание мира, и, по мере возможности, они исполняли свою задачу без насилия.
Своей личной отвагой и мужеством они быстро снискали уважение и признание.
Тамплиеры не только охраняли пилигримов на их путях в Святую Землю, но и сопровождали короля в его поездках, делая их безопасными.
Очень скоро Орден был овеян романтическими легендами о бескорыстных и бесстрашных рыцарях, готовых прийти на помощь человеку, попавшему в беду. Такими они и были на самом деле.
Многочисленные паломники разнесли весть об этих славных воинах по всем уголкам Европы, и через несколько лет не было в Европе мест, где не восхищались бы подвигами тамплиеров.
Два идеала освещали путь благородным людям того времени: рыцарский и монашеский, два пути вели их к этим идеалам: путь служения и защиты святынь с мечом в руках и путь отречения от мирской суеты и напряженных духовных поисков в уединении монастыря с целью обретения и защиты святого в собственной душе.
Бернар мастерски — иначе и не скажешь — соединил в одно целое эти казавшиеся столь далекими друг от друга пути, сумев сделать их взаимодополняющими.
Воистину непобедимым должен был стать рыцарь, защищенный физически и стойкий духовно!

Эта военно-монашеская организация известна под несколькими названиями:
-Орден бедных рыцарей Иисуса из Храма Соломона;
- Тайное рыцарство Христово и Храма Соломона;
-Орден бедных братьев Иерусалимского Храма;
-Орден тамплиеров;
-Орден храмовников.

На французском языке также несколько названий этой организации:
-de Templiers;
-Chevaliers du Temple;
-L`Ordre des Tampliers;
-L`Ordre du Temple.

На английском : Knights Templas.

На итальянском: Les Gardines du Temple.

На немецком: Der Templer;
Des Templeherrenordens;
Des Ordens der Tempelherren.

Официальное наименованиие этого Ордена на латинском языке, которое ему было дано Римским Папой при учреждении - Pauperurum Commilitonum Christi Templiqne Solamoniac

history-paradox.ru

Орден Тамплиеров - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 июля 2018; проверки требуют 105 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 июля 2018; проверки требуют 105 правок.
Тамплиеры

Крест тамплиеров
Годы существования ок. 1119—1312
Подчинение Папа Римcкий
Тип военно-рыцарский орден
Включает в себя
Функция защита паломников, управление территориями на Святой земле, борьба против мусульман
Дислокация Храмовая гора, Иерусалим, Иерусалимское королевство
Прозвище Храмовники (англ. templars, фр. templiers)
Покровитель Бернар Клервоский
Девиз Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (лат. Non nobis Domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam)
Цвета белый, красный
Участие в Крестовые походы
Командиры
Известные командиры Гуго де Пейн
Эврар де Бар
Жак де Моле

Тамплие́ры (фр. templiers — «храмовники»[1]), также известны под официальными названиями Орден бедных рыцарей Христа (фр. L'Ordre des Pauvres Chevaliers du Christ), Орден бедных рыцарей Иерусалимского храма (фр. L'Ordre des Pauvres Chevaliers du Temple de Jerusalem), Бедные воины Христа и Храма Соломона (

encyclopaedia.bid

История ордена Тамплиеров

История ордена Тамплиеров


     18 марта 1314 года в Париже, напротив королевского дворца, царила необычная суета. Плотники спешно сооружали костер. Вечером сюда привезли Великого магистра Жака де Моле и приора Нормандии Жоффруа де Шарне. Измученные многолетним заключением старики добровольно сняли с себя одежды, помолились и взошли на поленницу. Король Франции Филипп Красивый наблюдал за происходящим из дворцовой галереи.

Тамплиерам предстояло мучительное сожжение на медленном огне без предварительного удушения. Костер разгорался долго. В последний момент, когда пламя уже охватывало тело магистра, тот громко прокричал: “Папа Климент! Король Филипп! Гийом де Ногаре! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклятие на ваш род до 13 колена!”.

Вскоре у папы Климента V заболел живот. Лекари прописали ему пить толченые изумруды, и 20 апреля этого же года наместник бога на земле умер в страшных судорогах от кровавого поноса. Следующим на тот свет при загадочных обстоятельствах отправился хранитель королевской печати Гийом де Ногаре. 29 ноября 1314 года Филипп упал на охоте с лошади. Парализованного короля принесли в замок, где он скоропостижно скончался. За последующие 14 лет умерли все сыновья Филиппа. Династия Капетингов, правившая страной с 987 года, прервалась.

После окончания раннего Средневековья в Европе воцарился относительный покой. Воинам, укрощавшим викингов и венгров, стало попросту нечего делать. В то же время на южных границах происходили постоянные стычки с мусульманами. Урожайные годы, экономический подъем Европы, захват Иерусалима сарацинами и разгром крестьянских толп, отправившихся “освобождать Святую Землю”, — все это дало возможность рыцарям переключиться с грабежа крестьян на резню арабов.

14 июля 1099 года крестоносцы перебили все население Иерусалима, создали новое христианское королевство и с чувством выполненного долга вернулись домой. К святым местам потянулись паломники, в связи с чем возникла неожиданная проблема — их нужно было кому-то охранять. Город находился под контролем короля Балдуина II, но в окрестностях бесчинствовали разбойники всех мастей и национальностей. Несчастных пилигримов резали в промышленных масштабах, и всем на это было глубоко наплевать.

Всем, кроме 9 богобоязненных французских рыцарей — ветеранов Первого крестового похода. История сохранила их имена: Гуго де Пейн, Годфруа де Сент-Омер, Пэйн де Мондидье, Андре де Монбар, Гуго де Шампань, Гундомар, Гофред Бисоль, Жоффруа Бизо и Аршамбо де Сент-Аман. В 1119 (историки не уверены насчет точности этой даты) двое первых явились ко двору короля Балдуина II и предложили свои услуги по охране паломников на пути из Яффы в Иерусалим. Король ничуть не возражал против бесплатной военной помощи и отдал рыцарям южное крыло своего дворца (мечети Аль-Акса).

С исторический точки зрения место было великолепно. Где-то здесь предположительно стоял легендарный Храм Соломона. Именно поэтому рыцари стали называться “храмовники” (“храм” по-французски “тампль”, отсюда тамплиеры), а точнее — “нищенствующие рыцари Христа и Храма Соломона”. Эмблема тамплиеров подчеркивала их бедность и изображала двух воинов, едущих на одной лошади.

Впрочем, нищенствовать в полную силу у храмовников не получилось. Иерусалимские летописцы оставили крайне мало упоминаний о первых годах деятельности тамплиеров. Одни предполагают, что рыцари около 9 лет не принимали никого в свои ряды и охраняли дороги от разбойников (сотни километров силами десятка человек). Согласно другой, более правдоподобной версии, как только храмовники получили от короля шикарную штаб-квартиру, они сразу же отправились в Европу искать спонсоров.

К 1127 году ряды храмовников расширились, Гуго де Пейн совершил несколько дипломатических туров и заручился поддержкой авторитетнейшего теолога Бернарда Клервоского (дяди Андре де Монбар), причисленного к лику святых. Эта карта была разыграна тамплиерами очень грамотно: Бернард взялся за “идеологическую” работу и начал агитировать духовенство на содействие “братьям-рыцарям”. В итоге Папа Гонорий II созвал собор в Труа (1129), где католическая церковь официально признала Орден тамплиеров, утвердила его Устав и назначила Гуго де Пейна Великим магистром.

В уставе тамплиеров было 72 статьи. Первые семь накладывают на храмовников различные религиозные обязанности: определяют, сколько (от 13 до 100) раз и при каких обстоятельствах нужно прочесть “Отче наш”, а в случае смерти одного из братьев обязывают кормить на его месте бедняка семь дней.

Остальные главы определяют повседневный быт рыцарей. Принимать пищу следует молча, слушая при этом чтение Священного писания. Мясо — два раза в неделю. Десятую часть хлеба нужно отдавать беднякам. После вечерней также следует молчать (за исключением случаев ведения военных операций). Женщины в Орден не принимаются. Целоваться с “сосудами греха”, включая матерей, сестер и дочерей, запрещено. После смерти храмовника его вдова получает пенсию.

Одежда “шевалье”, принявших обет безбрачия, — белая. Одежда “сержантов” — черная. Никакого меха в отделке, кроме овчины, не допускается. Золотые или серебряные элементы экипировки запрещены (разрешалось использовать позолоченные доспехи, если их предварительно покрасить). Коней — не более трех. Бороду и усы стричь нельзя. Башмаки — без шнурков и острых носов. Кровать — соломенный тюфяк. Всю ночь в общей опочивальне должен гореть огонь.

Запрещалось иметь сумки или сундуки с замками. Вся личная переписка прочитывается в присутствии магистра. Все подарки передаются в собственность Ордена. Охотиться нельзя — исключение сделано лишь в отношении львов, ибо они “ходят кругами и ищут, кого бы пожрать”.

В 1139 году Папа Иннокентий II взял тамплиеров под личное покровительство, издав буллу Omne Datum Optimum, согласно которой храмовники могли оставлять себе всю военную добычу, освобождались от всех налогов, получали автономию от светских властей и судов. Булла Milites Templi (1144 год) опускала грехи всем, кто жертвовал ордену, в связи с чем количество желающих расстаться с деньгами значительно выросло, а булла Militia Dei (1145 год) разрешила тамплиерам строить собственные церкви (прихожане также означали дополнительные доходы) и хоронить мертвых рыцарей на собственных кладбищах.Монархи Европы даровали тамплиерам не менее щедрые привилегии. Нищенствующие рыцари стали получать баснословные прибыли. В их собственности находились сотни замков и огромные земельные участки (к концу 13 века — около миллиона гектаров). Они выкупали у королей право сбора налогов, давали деньги в ссуду под 10% в год (евреи — под 40%) и организовали систему дорожных чеков: теперь пилигримы, отправляющиеся в Святую Землю, вносили определенную сумму тамплиерам по месту своего жительства и получали чек, который можно было обналичить у тамплиеров в Иерусалиме.

За сто лет храмовники возвели свыше 150 собственных церквей. Кроме того, они активно строили дороги и не взимали с путешественников платы (в отличие от феодалов, зачастую требовавших деньги даже за пересечение мостов). Богатство позволило тамплиерам проводить беспрецедентные благотворительные акции: их многочисленные командорства кормили целую армию нищих, а в голодные годы рыцари снабжали зерном тысячи бедняков, предотвращая вымирание крупных регионов.

К концу 13 века в должниках у тамплиеров была вся Европа — от королей до крестьян. Нищенствующие рыцари Христа и Храма Соломона стали крупнейшей транснациональной корпорацией планеты. При этом Орден Храма не был самым богатым (другие монашеские ордена располагали сравнимыми ресурсами) и самым влиятельным на политической арене. Это была уникальная религиозно-военно-финансовая организация — стремительно возвысившаяся и хорошо вооруженная.

К началу 14 века численность рыцарей достигла 20000 человек, но лишь немногие из них составляли “армейское крыло” этой организации. В самом начале существования Ордена храмовники представляли собой грозную военную силу.

Рыцари, по свидетельствам современников, были горды, заносчивы, воинственны, храбры и, что более важно — дисциплинированы. В крупных военных действиях они составляли авангарды армий, сметая противника первым же натиском кавалерии. Впереди шли “белые” тамплиеры, за ними следовали “черные”. В лучшие годы существования Ордена его бойцы были чем-то вроде средневекового спецназа. О мастерстве и безрассудной отваге рыцарей свидетельствует битва при Монжизаре.

25 ноября 1177 года прокаженный король Иерусалима Балдуин IV с армией из 500 рыцарей, 80 тамплиеров во главе с Великим магистром и нескольких тысяч пехотинцев внезапно напал на армию Саладина*, насчитывавшую 26 тысяч человек. Рыцари перебили почти всех арабов, включая легендарных мамлюков. Саладин спасся лишь потому, что сел на породистого “гоночного” верблюда и ускакал с поля боя. Неудивительно, что мусульмане люто ненавидели тамплиеров и считали их главными врагами ислама.

Привычка бросаться на многократно превосходящие силы противника не раз выходила тамплиерам боком. В битве при Кишоне 600 человек атаковали армию из 7000 сарацинов. Божьего чуда не произошло — арабы, имевшие большой зуб на тамплиеров, не только перебили их войско, но и надругались над телами павших. В последовавшей за этим битве при Хаттине (1187) Саладин захватил множество христиан, включая короля Иерусалима. Он пощадил их всех — кроме 230 тамплиеров, подвергнутых пыткам и казненных.

Тамплиеров не следует идеализировать. Они были ничем не лучше своих современников. Рыцари сознательно нарушали договора, отказывались возвращать денежные вклады, грабили караваны, участвовали в феодальных междоусобицах и крайне неохотно расставались со своими богатствами. После битвы при Хаттине пал Иерусалим. Саладин предложил тамплиерам выкупить его жителей, но орден, созданный специально для защиты города, отказался это делать, и 16 тысяч христиан попали в рабство.

Последующие крестовые походы не имели значительного успеха — Иерусалим попадал в руки европейцев лишь на несколько месяцев. Более того, тамплиеры сорвали хитроумнейшую дипломатическую политику Ричарда, брата английского короля, сумевшего натравить мусульман друг на друга: рыцари напали на египтян, нарушив мирный договор и вызвав череду войн, в ходе которых христиане навсегда потеряли Восток.

В 1291 году арабы взяли Акру — новую штаб-квартиру Ордена Храма. В городе было около 900 тамплиеров, большинство из которых (включая Великого магистра Гийома де Божо) погибли, защищая пролом в стене. Оставшимся храмовникам удалось запереться в башне, обманом заманить туда 300 мусульман и перебить их. Разгневанный султан приказал подвести под башню мину; она обрушилась и похоронила рыцарей под обломками.

После прекращения крестовых походов существование военных орденов потеряло всякий смысл. Тамплиеры предприняли несколько “военных пиар-акций”, пытаясь показать свою мощь, но дальше кратковременных захватов земель дело не зашло. Буквально за несколько лет храмовники превратились в наемников и разбойников. Под началом Великого магистра Жака де Моле находилось около 15000 человек — очень серьезная по меркам того времени сила, с которой нельзя было не считаться. Кроме того, тамплиеры пользовались покровительством Папы, считавшего их своими “боевиками” (хотя храмовники подчинялись ему не больше, чем какому-либо европейскому монарху).

Богатство Ордена не давало покоя французскому королю Филиппу Красивому, имевшему крупный долг перед рыцарями. Придя к власти, Филипп собрал правительственную “команду” из незнатных, но очень талантливых негодяев. Правой рукой короля стал хранитель печати Гийом Ногаре.

Филипп попытался стать членом Ордена с перспективой возглавить его (безуспешно), а потом пригласил Жака де Моле перенести резиденцию тамплиеров в Париж — якобы для дальнейшего объединения с орденом госпитальеров и организации нового крестового похода. Следующий шаг короля — тайные переговоры с марионеточным Папой, который “сдал” тамплиеров, пообещав идеологическую поддержку в их уничтожении.

Как разгромить организацию, насчитывающую тысячи головорезов? Филипп провел полицейскую операцию невиданного даже по нынешним временам масштаба: 22 сентября 1307 года королевским чиновникам, командирам военных отрядов и инквизиторам были разосланы пакеты с указанием вскрыть их в пятницу 13 октября. Арест произошел одновременно, рыцари не оказали сопротивления.

Короля ждало страшное разочарование — легендарная казна тамплиеров оказалась пуста. Деньги исчезли, и никто не желал говорить, куда. Достоверно известно, что при переезде в Париж храмовники снарядили длинный обоз с золотом. Вероятно, магистр предвидел “спецоперацию” короля либо, несмотря на меры предосторожности, узнал о ней от информаторов, и спрятал деньги в одном из многочисленных замков Ордена.

Против рыцарей были выдвинуты очень красочные обвинения: мол, они плевали на распятие, целовали друг друга в зад, практиковали гомосексуализм, искажали слова молитв, поклонялись черному идолу с красными глазами и мазали его жиром сожженных христианских младенцев. Тамплиеры, подвергнутые пыткам, сперва дружно сознались во всех грехах (их показания мало чем отличались друг от друга и были будто бы написаны под копирку), а впоследствии не менее дружно отказались от показаний.

После некоторой процедурной неразберихи с подсудностью обвиняемых рыцари шли на костер (преимущественно во Франции), сажались в тюрьмы, лишались званий, изгонялись, но иногда и оправдывались. В Англии и Германии распоряжение Папы об аресте тамплиеров фактически спустили на тормозах — тамплиеры подвергались минимальным санкциям.

Имущество тамплиеров — многочисленные замки во Франции, церкви в Англии (например, Темпл Черч и Росслинская часовня, прославленные “Кодом да Винчи”) — сохранилась до наших дней. Однако до недавнего времени интерес к нему питали лишь историки и торговцы элитной недвижимостью. Фантастические легенды об Ордене Храма появились лишь в 19 веке — на волне увлечения “модным” масонством.

Наибольшее количество тумана писатели-беллетристы напустили вокруг иерусалимского Темпля. Мол, рыцари устроили в подвале Храма раскопки, наткнулись на древнюю систему тоннелей и обнаружили там: а) Ковчег завета; б) Святой Грааль; с) манускрипты, свидетельствующие о сожительстве Христа с Магдалиной. Эти богатства они спрятали в одном из своих храмов, где реликвии находятся и по сей день.

Единственная святыня, которой действительно располагали тамплиеры, — кусок дерева с Истинного креста, на котором распяли Иисуса. По обычаю тех лет орудия казни зарывались на месте ее свершения. В 326 году Елена, мать императора Константина, санкционировала раскопки на Голгофе. Был обнаружен Истинный крест, прикосновение к которому исцеляло больных и воскрешало мертвых. Как и в случае с мощами святых, частицы этой реликвии разошлись по всему свету. Скептики указывают, что если собрать их воедино, то дерева хватит на сооружение боевого корабля.

Другие легенды о тамплиерах столь же правдоподобны, как и обвинения, выдвинутые против них. Ходят слухи, что уцелевшие тамплиеры “ушли в подполье” и продолжали тайно влиять на историю человечества. Что именно они открыли Америку, ведь на парусах каравелл Колумба были красные кресты (выжившие храмовники действительно основали в Испании Орден Рыцарей Креста).

• • •

Тамплиеры пронеслись по истории, как комета — внезапно, ярко и очень быстро. Они сгорели, наделав немало шума. Современники и нынешние исследователи единогласно считают обвинения против них ложными. Но даже если бы они не подверглись узаконенному грабежу, судьба тамплиеров была уже решенной. С угасанием крестовых походов орден лишился “идейной базы”. Его ждало перепрофилирование, раздробление и измельчание — как это случилось с госпитальерами или тевтонцами. Кто-то считает, что после падения тамплиеров начался закат европейского рыцарства, довершенный распространением огнестрельного оружия. Если согласиться с таким подходом, то закат рыцарства начался гораздо раньше — когда тамплиеры стали служить не Богу, а золотому тельцу.

secretworlds.ru

История ордена тамплиеров | История ордена тамплиеров

История ордена тамплиеров

Устав тамплиеров состоял из семидесяти шести статей, в которых упоминались «имена святых отцов присутствовавших на совете», и «где начинаются правила бедного рыцарства храма», что регламентировало поведение братьев в «миру».

Орден или другая могущественная и не обязательно религиозная организация оставляла после себя знаки — символы своих объединений. Тамплиеры не были исключением, поэтому после них остались разнообразные символы.

У каждого более-менее большого объединения есть свой ритуал инициации. Иногда ритуал включает в себя крайне противоречивые действия. Иногда он просто безумен и иррационален. Хоть большинство современных организаций и корпораций отказались от подобных практик, «показательные» церемонии остались в студенческих объединениях.

Утром тысяча триста седьмого года французские тамплиеры были арестованы по подозрению в ереси. В течение следующих нескольких дней практически все братья признались в своих деяниях. Участи быть арестованным и допрошенным не избежал ни Великий Магистр тамплиеров — Жак де Моле, ни Гуго де Пейро.

Орден тамплиеров просуществовал без малого два века и был разрушен государственной машиной на ранней стадии его формирования. В условиях, когда власть теми или иными способами пытается восполнить казну, подчиняющаяся власти инквизиция будет пытать и жечь во славу веры.

Жак де Моле́ — известная историческая фигура. Он был двадцать третьим и последним великим магистром тамплиеров. Будучи дворянином и уроженцем Бургундии, Моле мог происходить из Верхней Саоны или Юры, что близ Раона. Так считают некоторые современные историки.

Орден тамплиеров, первоначально «нищих рыцарей», созданный Гуго де Пейном в тысяча сто девятнадцатом году, ставил себе задачу защищать пилигримов и путешественников по «святой земле».

В 1099 году участники первого крестового похода вернулись в Европу. Новообразованные государства на святой земле оказались достаточно слабыми для того, чтобы обеспечивать свою собственную защиту и не имели ни постоянного войска, ни грамотных полководцев.

Согласно Латинскому уставу от тысяча сто двадцать восьмого года в ордене существовало только четыре ранга. Данный факт указывает на относительную малочисленность ордена в начальный период его существования.

Основным доходом ордена тамплиеров, после изгнания мусульманами христиан из Палестины, было ростовщичество и торговля. «Деньги мало циркулировали», говорил Марк Блок. Но даже несмотря на это — финансы тамплиеров были колоссальны.

www.shreddex.ru - УНИЧТОЖЕНИЕ АРХИВА

Новости

Бафомет — таинственное существо, которому якобы поклонялись тамплиеры. Признались они о этом правда, исключительно под пытками инквизиции. Тем не менее интерес к Бафомету пережил более чем 600 лет и принял много форм.

В видеогалерею добавлено видео "Тайны ордена Тамплиеров". Очень много интересной информации — как историчной, так и "мифологической". Видео заставляет понастоящему задуматься. Документальный фильм состоит из 4 частей.


ИнформацияКупил свидетельство о заключении брака РСФСР у них
Липецкий телефонный справочник онлайн.
американские сигареты в москве, ultra light

Видео

Фото Литература

Новую версию истории храмовников предлагает известный французский исследователь Робер Амбелен. В недрах легендарного ордена тамплиеров возникло тайное общество, желающее превратить весь мир в "Святую землю". Для достижения этой цели необходимо создать богатое, отважное и хорошо организованное братство рыцарей, управляемое группой посвященных.

beauseant.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *