Содержание

Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ

В первый день высадки на Крит немецкие воздушно-десантные войска понесли огромные потери, но всё же сумели выполнить свою главную задачу — обеспечить возможность продолжения высадки и дальнейшего наращивания сил на острове, заложив фундамент будущей победы. Почему же британские войска, имевшие многократное численное превосходство, не смогли молниеносно справиться с вражеским десантом?

Ночью на море господствовал британский флот, днём — немецкая авиация, поэтому важную роль играло время рассвета и заката. В 6:45 утра по лондонскому времени, через полтора часа после восхода солнца, немецкие бомбардировщики атаковали Малеме и район Кании. Ещё через полчаса (в 8:15 по Берлину) началась высадка воздушного десанта — парашютного у Кании и планёрного в районе аэродрома Малеме. В 10:45 начался воздушный налёт на бухту Суда.

Из-за нехватки транспортных самолётов высадка проводилась в два этапа. После перерыва, в 15:15 по Лондону, вторая волна десанта атаковала восточную часть острова: немецкие пикировщики бомбили Ираклион и Ретимнон. Затем последовали несколько налётов горизонтальных бомбардировщиков, а за ними — парашютный десант.

Высадка у Малеме

Эта высадка прошла успешно везде, кроме самого главного пункта — аэродрома, где высаживались бо́льшая часть 1-го и весь 4-й батальон штурмового парашютного полка. Здесь дислоцировался 22-й новозеландский батальон, штаб которого размещался в деревне Пиргос. Лётное поле охраняла рота капитана Кэмпбелла, ещё три роты находились на высоте 107.

1-й батальон штурмового полка быстро захватил аэродромные строения и летний лагерь у высоты 107, однако новозеландцам удалось удержать позиции, оборудованные на самой высоте.

2-й батальон приземлился возле деревни Спилия к западу от аэродрома и реки Тавронитис. Его дозорный взвод, выдвинутый по шоссе в направлении Кастелли, был атакован 1-м греческим полком и в тяжёлом бою был разбит. При этом тяжёлое ранение получил командир штурмового полка генерал Майндль. По немецким данным, в бою погибло 37 парашютистов, ещё трое попали в плен (по английским данным, было взято 28 пленных). Греческий полк потерял 120 человек, включая 57 погибшими.

3-й батальон, выброшенный восточнее аэродрома и южнее деревни Пиргос, угодил на позиции 21-го и 23-го новозеландских батальонов и понёс тяжелейшие потери — уцелело лишь 200 человек, погибло и попало в плен около 400 парашютистов.

4-й батальон захватил мост через реку Тавронитис и зенитную батарею у её устья.

​Дислокация частей 5-й новозеландской бригады в районе Малеме по состоянию на 20 мая. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Дислокация частей 5-й новозеландской бригады в районе Малеме по состоянию на 20 мая.
nzhistory.govt.nz

Воздушный налёт нарушил проводную связь, и в течение нескольких часов генерал Паттик на командном пункте 2-й новозеландской дивизии (в 1,5 км юго-западнее Кании) не получал никаких донесений от своих частей. Некоторые подразделения оставались без связи целый день — так, рота из 22-го батальона, не получив никаких приказов, следующей ночью была вынуждена отойти вверх по руслу реки Тавронитис, разбиться на взводы и отступить в горы (один из её взводов сдался в плен). Связь самой дивизии со штабом Фрейберга в бухте Суда удалось восстановить только к 11 часам дня.

В 17:15 командир 22-го батальона решил контратаковать противника. От Пиргоса наступала находившаяся там рота, от высоты 107 — две «Матильды» в сопровождении взвода пехоты и при поддержке огня «Бофорсов». Снаряды двух немецких 37-мм противотанковых пушек отскакивали от 60-мм брони, танки оторвались от пехоты, беспрепятственно прошли через аэродром и достигли реки Тавронитис. Увы, у одной «Матильды» попаданием снаряда была обездвижена башня, и вышла из строя пушка, другой танк застрял в русле реки. В итоге оба танка были брошены экипажами и достались немцам.

Примерно в это же время к аэродрому были направлены 23-й и 28-й маорийский батальоны. Из-за отсутствия координации атака провалилась — солдаты вышли к лётному полю, но занять его так и не смогли. В то же время 21-й батальон не получил никаких приказов и бездействовал на месте своей дислокации (у деревни Кондомари в 2 км южнее Пиргоса).

Тем временем 9-я рота штурмового десантного полка обошла левый фланг британских позиций на высоте 107 и заняла деревушку Ксамудохори в полукилометре южнее. Позиции 22-го батальона оказались охвачены с трёх сторон.

​Немецкий планер, разбившийся в горах Крита. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Немецкий планер, разбившийся в горах Крита.
nzhistory.govt.nz

В течение дня командир 5-й новозеландской бригады генерал-майор Харгест так и не смог организовать свои силы для эффективной контратаки аэродрома Малеме. Более того, он не направил подкреплений 22-му батальону, занимавшему ключевую высоту над аэродромом, даже когда во второй половине дня немецкая авиация прекратила атаки, переключившись на район Ретимнона и Ираклиона. Но британское командование не торопилось — всю первую половину дня оно занималось восстановлением нарушенной связи между частями и лишь после полудня озаботилось сосредоточением сил.

Причиной такой беспечности отчасти стала большая площадь высадки — это помешало немедленно определить основную цель противника. Британцы упорно ждали высадки с моря, поэтому не сразу осознали, что целью десанта является аэродром. В результате большинство батальонов занималось ликвидацией парашютистов в районах своей дислокации, а их рапорты звучали оптимистично и не вызывали тревоги. Только вечером 20 мая к аэродрому Малеме были стянуты основные силы 23-го и 28-го батальонов, но к этому времени 22-й батальон в борьбе с превосходящим по численности врагом (здесь действовали два батальона штурмового полка) уже понёс тяжёлые потери и был оттеснён на 800 м от края лётного поля.

Высадка в районе Кании

3-й батальон 3-го парашютного полка приземлился неудачно — его разбросало на большой площади между Галатосом и Канией. Одна из рот села прямо на позиции 10-й новозеландской бригады, а частью попала в Каратсосское водохранилище. Уже к полудню рота была в основном уничтожена либо взята в плен, оставшиеся бойцы пробились на юг на соединение с 1-м и 2-м батальонами.

​Район высадки 3-го немецкого парашютного полка возле Галатаса 20 мая 1941 года. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ
Район высадки 3-го немецкого парашютного полка возле Галатаса 20 мая 1941 года.
nzhistory.govt.nz

Ещё одна рота вместо Галатаса была выброшена у деревушки Периволия в 3 км юго-восточнее, атаковала деревню Муринес, но была отброшена 2-м греческим полком и подошедшими сюда австралийцами, после чего соединилась с 1-м батальоном и остальными ротами. Серьёзного успеха добилась лишь одна из рот, захватившая «Кладбищенский холм» к юго-востоку от Галатаса.

2-й батальон вместе с командиром 3-го полка полковником Гейдрихом высадился более точно — в районе концлагеря к югу от Галатаса. Находившийся здесь 6-й греческий полк был быстро разгромлен, его остатки отступили к Галатасу, где командир 10-й бригады полковник Киппенбергер организовал оборону, перекрыв немцам дорогу на Канию. В дальнейшем концлагерь стал узловым пунктом обороны немцев.

1-й батальон 3-го парашютного полка также без проблем высадился к югу от шоссе между Канией и Судой и быстро установил радиосвязь со штабом полка.

Планерному десанту 1-й роты штурмового полка удалось сразу же захватить зенитную батарею на южной окраине Кании. А вот на береговые батареи полуострова Акротири планеры 2-й роты приземлились неудачно — 4 из 15 были сбиты, а высадившиеся десантники погибли или попали в плен.

​Двое солдат 18-го батальона 4-й новозеландской бригады на месте высадки немецких парашютистов между Галатасом и Канией. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Двое солдат 18-го батальона 4-й новозеландской бригады на месте высадки немецких парашютистов между Галатасом и Канией.
nzhistory.govt.nz

Высаженный с парашютами сапёрный батальон майора Либаха быстро занял горную деревню Аликиану в 7 км от берега: через этот район предполагалось установить контакт с группой «Малеме», минуя занятое противником побережье. Размещённый здесь 8-й греческий полк (около 1200 человек) сражался хорошо, но в итоге был сбит с дороги и отошёл к югу в горы.

В 19:15 командир 2-й новозеландской дивизии генерал Паттик ввёл в бой свой резерв — 19-й батальон 4-й новозеландской бригады при поддержке трёх лёгких танков. Наступая от Галатаса, к 20:30 батальон продвинулся на километр и подошёл к концлагерю, но продолжать атаки не решился из-за наступления темноты. Ночью 19-й батальон был передан 10-й бригаде, командир которой приказал отвести его назад.

В свою очередь Фрейберг направил из района Суды на помощь 10-й бригаде батальон коммандос, два взвода морской пехоты и часть 2-го греческого полка, а из сектора Кании — Уэльский батальон. Британцам удалось выбить десантников с артиллерийских позиций и оттеснить 1-й батальон 3-го парашютного полка на юг, в горы. Ближе к вечеру сюда же был направлен 8-й новозеландский батальон полевой артиллерии, после чего образовался двухкилометровый фронт между деревнями Периволия и Муринес.

​Высадка в районе бухты Суда 20 мая. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Высадка в районе бухты Суда 20 мая.
nzhistory.govt.nz

В целом 3-й парашютный полк Гейдриха понёс меньше потерь, чем штурмовой полк Майндля — серьёзно пострадал лишь его 3-й батальон. Больше всего не повезло командиру 7-й парашютно-десантной дивизии генерал-лейтенанту Зюсману — его планер отцепился вскоре после взлёта и разбился на острове Эгина южнее Афин (все пассажиры погибли).

Успех десанта у Галатаса оказался ограниченным — парашютисты были оттеснены в горы, не заняв ни одного важного пункта, кроме концлагеря и дороги от него на Аликиану. Однако Гейдриху удалось быстро сконцентрировать свои силы, образовав два фронта: на север против 4-й новозеландской бригады в районе Галатаса и на восток против 10-й новозеландской бригады, прикрывавшей направление на Суду.

Из 500 транспортных самолётов, принявших участие в первой волне выброски, на базы не вернулось только 7 машин. Это окрылило Штудента — можно было надеяться, что потери в транспортной авиации и далее останутся небольшими. Тем не менее выброска второй волны началась с некоторым отставанием от графика — около 17 часов по берлинскому времени (16 часов по Лондону).

Высадка у Ретимнона

Во время высадки немцев у Ретимнона огонь зенитной артиллерии оказался слабым, и в первой волне был сбит лишь один транспортный «Юнкерс». Однако немецкая воздушная разведка не смогла выявить огневых позиций, хорошо замаскированных в оливковых рощах, поэтому воздушный налёт также почти не имел результатов — погибло лишь два или три британских солдата. Из-за недостатка транспортных машин здесь удалось высадить только два из трёх батальонов 2-го парашютного полка (командир — полковник Штурм). Высадка велась тремя группами:

  • основная часть 1-го батальона майора Кроха (две стрелковые и одна пулемётная роты с группой тяжёлого оружия) — восточнее лётного поля в районе высоты «A»;
  • остальная часть 1-го батальона (стрелковая рота, два взвода и командир полка со своим штабом) — западнее аэродрома ближе к деревне Платанес;
  • 3-й батальон капитана Видемана (вместе с пулемётной ротой и двумя отделениями артиллерии) — в 4 км западнее Платанеса в районе деревни Периволия; отсюда он должен был двигаться на запад и занять Ретимнон.

Парашютисты приземлились вдоль приморского шоссе на протяжении почти 12 км — от Периволии до фабрики оливкового масла у деревни Ставроменос, где начиналась дорога через горы к южному побережью острова. Здесь оказался штаб 1-го батальона с 1-й и 4-й ротами. 2-я и 3-я роты высадились ближе к лётному полю, здесь были выброшены 10-я и 12-я роты из 3-го батальона. Десантники сразу же попали под сильный огонь с высоты «A» и понесли тяжёлые потери ещё до того, как успели распаковать контейнеры с оружием; так, в одной из рот оказались выбиты все офицеры.

​Убитый немецкий парашютист. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Убитый немецкий парашютист.
nzhistory.govt.nz

В районе холма «A» оборонялась рота капитана Ченнела, а также размещалась 6-я батарея 3-го новозеландского артиллерийского полка: четыре 100-мм и два 75-мм орудия. Немцы смогли захватить две пулемётные точки и позицию 75-мм пушек, выведя их из строя с помощью миномётов. В итоге парашютистам удалось закрепиться на вершине и восточном склоне высоты «А», однако попытка спуститься с неё и атаковать аэродром провалилась — выйдя из виноградников на открытую местность, немцы тут же попали под массированный огонь с другого берега оврага, прикрывавшего аэродром с востока.

Группе полковника Штурма не повезло больше всех — она приземлилась прямо на позиции 1-го и 11-го австралийских батальонов. Десантники были быстро уничтожены или попали в плен (в том числе сам командир 2-го парашютного полка). Один только 11-й батальон майора Сэндовера захватил 84 пленных и большое количество оружия. К исходу дня всё пространство вокруг аэродрома между холмами «A» и «B» было очищено от немцев.

​Положение под Ретимноном к вечеру 20 мая. Cavin Long. Greece, Crete and Syria - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Положение под Ретимноном к вечеру 20 мая.
Cavin Long. Greece, Crete and Syria

Две роты 3-го батальона (9-я и 11-я) под командованием капитана Видемана высадились в назначенном месте западнее аэродрома, за пределами эффективного огня британских пулемётов. Парашютисты заняли деревню Перволия и холм «С» южнее неё, часть немцев продвинулась до окраины Ретимнона, где была остановлена отрядом греческой полиции.

Из-за того, что подразделения противоборствующих сторон сильно перемешались, немецкие пикировщики в этот вечер не могли оказать десантникам необходимой поддержки, опасаясь попасть по своим. В то же время батальон 4-го греческого полка, размещённый у западного края аэродрома, в беспорядке отступил к югу, и британским офицерам потребовалось некоторое время, чтобы привести его в порядок.

В 17:30 британцы попытались сбить немцев с холма «А», атаковав его при поддержке двух «Матильд». Однако первый танк застрял в канаве на северной стороне аэродрома, а второй увяз в промоине на дне оврага, который пытался пересечь. В итоге контратака захлебнулась под огнём немецких пулемётов, ведшимся с противоположной стороны оврага.

К вечеру британцы прекратили атаки, собираясь возобновить их утром после подхода резервов. Командир 1-го австралийского батальона полковник Кэмпбелл, отвечавший за район аэродрома, по радио запросил у Фрейберга подкреплений. Генерал ответил, что ничего послать не может, напротив, он рассчитывал перебросить морем в район Кании часть сил из Ираклиона.

До вечера на окраине Ретимнона также шёл бой, но австралийцы смогли удержать высоты вокруг города. При высадке парашютисты потеряли все свои рации, поэтому немецкое командование в Афинах даже не знало о ситуации в этом районе. Однако с наступлением темноты немцы не собирались прекращать бой. Ночью десантники сбили австралийские посты на холме «А», переправились через овраг и взяли в плен экипажи обоих танков. К рассвету оставшиеся на холме австралийцы оказались отрезанными от остальных сил.

Высадка в Ираклионе

Ираклион насчитывал 36 000 жителей — больше, чем Кания. Обнесённый старой крепостной стеной город лежал в долине между горным массивом Иды и горой Дикте, где проходила дорога к южному берегу, в Тимбакион. Аэродром находился в 3 км восточнее города на плоской прибрежной равнине.

Здесь дела у немцев пошли хуже всего. Из-за задержки с вылетом транспортные «Юнкерсы» прибыли к цели не одновременно, выброска растянулась на три часа. Из-за нехватки самолётов оказалось не высажено около 600 парашютистов, в том числе половина 2-го батальона 1-го парашютного полка. К тому же, старый критский гарнизон бригадного генерала Чеппела действовал куда более умело и организованно, чем войска под непосредственным командованием генерала Фрейберга.

​Немецкие парашютисты над Ираклионом. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Немецкие парашютисты над Ираклионом.
nzhistory.govt.nz

В распоряжении Чеппела имелись три английских батальона, ранее не участвовавших в боях, а также один австралийский батальон, эвакуированный из материковой Греции и пополненный на острове. Кроме того, тут находились три греческих полка численностью около батальона каждый. Всего в районе Ираклиона находилось примерно 3500 британцев и до 2000 греков при 13 полевых и 14 зенитных орудиях, 2 «Матильды» и 6 лёгких пулемётных «Виккерсов». Основная часть артиллерии (девять 100-мм и четыре 75-мм полевых орудия, а также двенадцать 40-мм «Бофорсов») располагалась вокруг аэродрома. Здесь же были собраны все танки. Чеппел оказался единственным британским командиром, который дал своим войскам подробную инструкцию на случай высадки вражеского воздушного десанта. До момента приземления парашютистов вести огонь следовало только зенитчикам. Генерал понимал, что немцы в первую очередь попытаются захватить аэродром, поэтому по краям лётного поля приказал укрыть танки. При их поддержке оборонявший аэродром Лестерский батальон должен был контратаковать и уничтожить десант на лётном поле.

Благодаря хорошей маскировке потери от воздушных атак в Ираклионе были минимальными — несколько раненых. Самолёты с десантниками появились уже после окончания воздушного налёта, когда обороняющиеся успели прийти в себя; всего британцы насчитали 240 транспортных машин. Огнём с земли было сбито 15 самолётов, в воздухе погибло порядка 200 десантников. Хотя многие «Юнкерсы» рисковали делать по несколько заходов, парашютисты и здесь оказались разбросаны по большой площади на сильно пересечённой местности.

​Горящий немецкий Ju.52 над Ираклионом. Peter D. Antill. Crete 1941 - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Горящий немецкий Ju.52 над Ираклионом.
Peter D. Antill. Crete 1941

1-й батальон 1-го парашютного полка должен был высаживаться в районе Гурнеса, где находилась радиостанция и РЛС, охраняемые взводом шотландской «Чёрной стражи». Однако лишь одна из четырёх рот была высажена вовремя (около 16:00), две другие приземлились с опозданием на три часа, а чётвертую роту в этот день высадить не удалось вовсе.

Только в 19:40 сюда прибыл сам командир высадки полковник Бройер. Он сразу же выслал усиленный взвод лейтенанта Блюхера на восток для атаки аэродрома вместе со 2-м батальоном. В темноте взвод обошёл вдоль берега позиции «Чёрной стражи» и достиг восточного края лётного поля, но здесь оказался блокирован превосходящими силами противника и к утру уничтожен при помощи танков. Лейтенант Блюхер погиб, уцелевшие десантники утром отошли к восточному склону высоты 182 («гребень AMES»).

​Командир 1-го парашютного полка полковник Бруно Бройер. Peter D. Antill. Crete 1941 - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Командир 1-го парашютного полка полковник Бруно Бройер.
Peter D. Antill. Crete 1941

2-й батальон высаживался в 3-4 км восточнее 1-го батальона. Одна его рота приземлилась на восточном краю аэродрома прямо среди войск противника (у посёлка Неа-Аликарнассо) и была почти полностью уничтожена. Вторая рота приземлилась восточнее аэродрома, где вступила в тяжёлый бой. К вечеру остатки батальона также отступили к подножию высоты 182; в двух ротах оставалось около 70 бойцов. Около 300 парашютистов погибли или попали в плен, порядка 100 человек (в том числе 8 офицеров) были ранены. Таким образом, общие потери высаженной части батальона составили 85%.

3-й батальон под командованием майора Шульца приземлился в 5 км западнее 1-го батальона на окраине Ираклиона, где стояли греческие части, и понёс наименьшие потери.

2-й батальон 2-го парашютно-десантного полка (командир — капитан Ширмер) приземлился ещё западнее, в 3 км от Ираклиона, и выставил заслоны к западу, ожидая атаки оттуда.

К 21:30 британцам удалось очистить от противника местность к востоку от аэродрома, после чего бой прекратился из-за наступления темноты. В районе самого Ираклиона обстановка сложилась иначе: воспользовавшись замешательством греков, часть парашютистов проникла в город и завязала уличные бои. Несмотря на подход британских подкреплений, в 22:30 немцам удалось выйти к гавани. Лишь к утру 21 мая их наконец удалось выбить из центра города, но часть немцев продолжала удерживать его южную окраину.

​Положение у Ираклиона к вечеру 20 мая. Cavin Long. Greece, Crete and Syria - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Положение у Ираклиона к вечеру 20 мая.
Cavin Long. Greece, Crete and Syria

Десант в Ираклионе понёс огромные потери и не выполнил ни одной из поставленных задач. В то же время потери британцев оказались минимальными; кроме того, им досталась часть сброшенного вооружения, а главное — сигнальное оборудование и коды. Выяснив от пленных систему немецких условных сигналов, обороняющиеся получили возможность подавать самолётам ложные указания, чтобы сбрасываемое снаряжение попадало к ним.

Итоги первого дня

В первый день операции «Меркурий» на острове Крит было высажено приблизительно 7500 человек: около 4000 в Кании и Малеме и порядка 3500 в районе Ретимнона и Ираклиона. Ни в одном из пунктов задача десанта полностью выполнена не была — даже в Малеме парашютисты заняли лишь часть аэродрома. При этом немцы понесли серьёзные потери, особенно в Малеме и Ираклионе.

К вечеру 20 мая немцы имели на Крите не более 5000 боеспособных солдат без тяжёлого вооружения, из них в районе Малеме и Кании — не более 3000. При этом у Фрейберга в районе залива Кания и бухты Суда имелось как минимум 20 000 человек. Если бы он за ночь перебросил их к Малеме, то немцы, не имевшие артиллерии, испытывавшие острую нехватку боеприпасов и не успевшие даже отрыть окопов, были бы раздавлены за несколько часов. Однако Фрейберг не сделал этого: он всё ещё опасался высадки морского десанта и не решился снимать войска с побережья. Никаких экстренных мер для ликвидации десанта предпринято не было. Более того, около 2 часов ночи на совещании руководства 5-й бригады в штабе 23-го батальона было принято решение вывести две уцелевшие роты 22-го батальона из полуокружения на высоте 107 и переместить их на позиции 21-го и 23-го батальонов. Правда, из Пиргоса и с позиций 27-й артиллерийской батареи лётное поле также можно было держать под обстрелом, но куда менее эффективно, чем с ближайшей высоты.

​Медики 5-го новозеландского полевого госпиталя оказывают помощь пленному немецкому парашютисту. nzhistory.govt.nz - Битва за Крит: самый кровавый день немецких ВДВ Медики 5-го новозеландского полевого госпиталя оказывают помощь пленному немецкому парашютисту.
nzhistory.govt.nz

Именно решение бригадного генерала Харгеста об оставлении высоты 107 стало первым кирпичиком в фундаменте одного из самых жестоких поражений британской армии.

Ситуация на море

Вечером 20 мая соединение «С» контр-адмирала Кинга (два крейсера и три эсминца) вышло для ночного поиска десантных судов противника у северо-восточного побережья Крита. Действовавшее вместе с ним соединение «Е» (три эсминца) должно было обстрелять итальянский аэродром на острове Скарпанто.

В 20:40 корабли были атакованы сначала итальянскими самолётами-торпедоносцами, а затем шестью торпедными катерами. Обе атаки не удались, итальянцы потерь не понесли. Ночью эсминцы обстреляли Скарпанто, а затем осмотрели бухты на восточном побережье острова, не обнаружив там никаких следов десанта. На аэродроме Скарпанто в результате обстрела были повреждены два бомбардировщика Do.17.

Почему для обстрела аэродрома, с которого велись атаки на Крит, были отправлены не крейсера, а лишь три эсминца, имевшие в общей сложности шестнадцать 120-мм орудий? Участие крейсеров в ночном поиске не было обязательным — противник не имел здесь кораблей крупнее итальянского миноносца. Зато восемь 152-мм орудий крейсера «Перт» или даже десять 133-мм орудий крейсера «Наяд» могли нанести вражескому аэродрому куда более существенный урон. Но, судя по всему, британские моряки пока не воспринимали немецкую авиацию как серьёзного противника.

Продолжение следует


Литература:

  1. Битва за Крит [Д. А. Томас. Крит 1941 – битва на море. С. У. К. Пак. Битва за Крит]. Екатеринбург: Зеркало, 1997
  2. А. Гове. Внимание, парашютисты! Идея прокладывает себе дорогу. М.: Издательство иностранной литературы, 1957
  3. С. Роскилл. Флот и война. [Том I.] М.: Воениздат, 1967
  4. М. А. Брагадин. Итальянский флот во Второй мировой войне. Часть 1. Екатеринбург: Зеркало, 1997
  5. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939-1945). М.: Воениздат, 1963
  6. Подлинная история Люфтваффе. Взлет и падение детища Геринга. М: Эксмо, Яуза, 2006
  7. Дж. Батлер. Большая стратегия. Сентябрь 1939-июнь 1941. М.: Издательство иностранной литературы, 1959
  8. К. Типпельскирх. История Второй мировой войны. М.: Издательство иностранной литературы, 1956
  9. Cavin Long. Greece, Crete and Syria. (Australia in the War of 1939-1945. Series 1. Vol II). Canberra, 1953
  10. James Lucas. Alpine elite. German Mountain troops of World War II. London-New York-Sidney, 1980
  11. Peter D. Antill. Crete 1941. Germany’s lightning airborne assault. Osprey Publishing, 2005 (Campaign 147)
  12. nzhistory.govt.nz

Операция «Меркурий»

Операция «Меркурий»
75 лет назад, 20 мая 1941 г., началось сражение на Крите (в немецких документах — операция «Меркурий») — стратегическая десантная операция Третьего рейха. Операция была прямым продолжением Греческой кампании и завершилась разгромом греко-британского гарнизона и оккупацией Крита. Германия получила контроль над коммуникациями восточного Средиземноморья. Операция «Меркурий» вошла в историю как первая крупная операция воздушно-десантных войск. Несмотря на тяжёлые потери, немецкие десантники смогли выполнить поставленные перед ними задачи и обеспечить высадку основных сил вермахта.

Предыстория

Логика войны толкала Третий рейх на захват Балканского полуострова. Балканские государства должны были стать или сателлитами Германии или потерять независимость. Балканы имели огромное военно-стратегическое и экономическое значение: здесь проходили важные коммуникации, находились крупные военные контингенты, имелись важные природные ресурсы, а также людские ресурсы. Через Балканы Британия (а в перспективе США) могла нанести серьёзный удар Германской империи. Господство над Балканами означало контроль над восточным Средиземноморьем, выход к проливам и Турции и далее на Ближний и Средний Восток. Поэтому Гитлер не мог оставить Балканы без своего внимания. Перед началом войны с СССР, что уже было решено, Гитлер хотел получить спокойный тыл на Балканском полуострове.

Румыния, Венгрия и Болгария стали союзниками Третьего рейха. Остались Греция, Югославия и Турция. Греция была врагом Италии, с которой воевала. А Муссолини был ближайшим союзником Гитлера. Турция склонялась на сторону Германии, хотя ранее была союзником Англии и Франции. В итоге большую часть войны турки держали дружественный нейтралитет в отношении Германии и даже могли выступить на её стороне, если бы вермахт взял Москву, Сталинград и прорвался в Закавказье. Югославия сначала также склонялась на сторону Германии. Однако 27 марта 1941 г. в Белграде произошёл дворцовый переворот и правительство, которое пошло на союз с Берлином было свергнуто. Разозленный Гитлер дал «зеленый свет» началу операции не только против Греции (план «Марита»), но и Югославии.

6 апреля 1941 г. немецкие войска атаковали Югославию и Грецию. В агрессии Германию поддерживали Италия и Венгрия. Болгария предоставила свою территорию как плацдарм для вермахта для удара по Югославии и Греции. Румыния выполняла роль заслона против СССР. Югославское правительство, проводившее в предвоенные годы «гибкую» политику, не подготовило страну к обороне. Кроме того, сербы не ожидали удара немецких войск со стороны Болгарии. Оборона рухнула: в первый же день немцы заняли Скопье, а на следующий день их танковые и моторизованные части разгромили югославские войска в Вардарской Македонии, отрезав пути отхода в Грецию. Югославский план войны предусматривал отход в Грецию в случае неблагоприятного развития событий, по сценарию Первой мировой войны. 9 апреля пал город Ниш, на севере был захвачен Загреб. Активизировалось националистическое подполье, в частности хорватские нацисты — усташи. 13 апреля гитлеровцы ворвались в Белград. Югославское правительство бежало в Грецию, а оттуда в Египет, под крыло британцев. 17 апреля югославская армия капитулировала.

По схожему сценарию проходила операция в Греции. В греческом военно-политическом руководстве имелись прогерманские и пораженческие настроения. Греческое командование сосредоточило самые мощные силы на границе с Албанией. Таким образом, основные силы греческой армии были скованы угрозой со стороны Италии. Появление немецких войск в Болгарии и их выход на греческую границу в марте 1941 г. поставили командование Греции перед трудной задачей организации обороны на новом направлении. Не могло существенно изменить положения прибытие из Египта к концу марта британского экспедиционного корпуса. Британских сил было недостаточно, чтобы серьёзно изменить стратегическую ситуацию. С учётом новой ситуации греческое командование спешно сформировало две новые армии: «Восточная Македония», которая опиралась на укрепления линии Метаксаса вдоль границы с Болгарией и «Центральная Македония». Однако греки не ожидали, что немцы атакуют их и через территорию Югославии.

Греческие войска, опираясь на сильные укрепления, выдержали удар вермахта со стороны Болгарии. Но в это время танковые части вермахта, наступавшие через югославскую Македонию по долине реки Струмица в обход Дойранского озера, совершили обходной маневр, пересекли болгаро-югославскую границу и через практически не прикрытую греко-югославскую границу 9 апреля вышли к Салоникам. Так, немцы уже 9 апреля взяли Салоники, и вышли в тыл армии «Восточная Македония», отсекли её от других греческих армий. Армия «Восточная Македония», с разрешения верховного командования, капитулировала. Остальные армии начали отступление на новые рубежи обороны, но и там не смогли удержаться. Греческая оборона рухнула. Британцы начали эвакуацию, бросая тяжелое вооружение и технику. В греческом военно-политическом руководстве возник раскол: одни предлагали капитулировать, указывая, что положение Греции безнадежно, другие — выступили за продолжение сопротивления. Наиболее мощная армия «Эпир», где среди генералов были сильные германофильские настроения, 20 апреля подписала капитуляцию и 23 апреля подтвердила её. Греческое правительство сбежало на Крит, а затем в Египет под защиту англичан. 25 апреля немцы заняли Фивы, а 27 апреля — Афины. К исходу 29 апреля немецкие войска достигли южной оконечности Пелопоннеса.

Таким образом, Германия и Италия оккупировали южную часть Балкан. Однако, это не дало немцам контроля над восточным Средиземноморьем. У британцев нужно было отнять острова, и первоочередным шагом был захват Крита.

Операция «Меркурий»

Выбор стратегии

Британцы заняли остров ещё в ходе итало-греческой войны 1940 г. и стали создавать на нём базы ВВС. Остров имеет стратегическое значение, так как расположен на стыке Европы, Азии и Африки. В результате британские ВВС и ВМС получили хорошую базу. И с Крита стали угрожать снабжению немецко-итальянских сил в Африке. Кроме того, Германия в это время готовилась напасть на СССР. И воздушные силы Британии на Крите в потенциале создавали угрозу странам Оси, в частности — нефтяным промыслам румынского Плоешти. Расчеты Русской кампании строились на блицкриге, и здесь были недопустимы нарушения поставок топлива для вооруженных сил и промышленности Третьего рейха. Гитлер хотел устранить угрозу нефтяной базе империи.

Правда, в среде немецкого военного руководства шли споры о том, где следует нанести первый удар. В частности, многие настаивали на необходимости сначала захватить Мальту, которая располагалась непосредственно на морском пути между Италией и Ливией. Здесь британцы разместили свою авиацию, подводные лодки и боевые корабли с целью всячески препятствовать военным перевозкам из Италии в Африку. Британское присутствие на Мальте нанесло мощный удар по немецко-итальянским коммуникациям. Корпус Роммеля в Северной Африке оказался в опасности. С потерей Мальты англичане теряли контроль над центральным Средиземноморьем. Кроме того, британский гарнизон на Мальте был сравнительно слаб, так как его снабжение затруднялось тем, что английские конвои, перевозящие грузы на остров, подвергались постоянным атакам со стороны итальянских воздушных и морских сил.

Таким образом, для продолжения кампании по завоеванию Северной Африки и установления контроля над Средиземноморьем захват Мальты был просто жизненно необходим. Поэтому главнокомандующий германским флотом адмирал Редер и отдельные высшие командиры возражали против Критской операции. Захват Мальты убеждали они Гитлера, является «существенным предварительным условием успешного хода войны против Великобритании в Средиземном море». Несколько офицеров немецкого Генштаба, которые видели опасность со стороны британских сил на Мальте, после того как транспорт, перевозивший грузы для Роммеля, пошел ко дну, вместе с Йодлем и Кейтелем обратились к Гитлеру с настойчивой просьбой немедленно начать операцию по захвату этого острова. По их мнению, нейтрализовать британские ВВС на Крите можно было ударами люфтваффе. Аэродромы немецкой авиации теперь находились совсем рядом, в Греции, и самолеты люфтваффе могли легко бомбить британские авиабазы на Крите.

Однако Гитлер уже принял решение. Все его решения были подчинены одной цели — сокрушить Советский Союз. Поэтому борьба с Британией отошла на второй план, хотя Третий рейх в союзе с Италией имел все возможности, чтобы взять вверх в районе Средиземноморья (Крит, Мальта, Кипр, Суэц, Гибралтар и т. д.). Распоряжение фюрера № 28 от 25.04.41 г. поставило точку в споре: «Успешно завершить Балканский поход путем оккупации острова Крит и использования его в качестве опорного пункта для воздушной войны против Англии в восточном Средиземноморье (операция «Меркурий»)». Фюрер желал устранить всю исходившую от британских военно-воздушных и морских сил опасность на юго-востоке Европы. С английскими войсками на Мальте, по его мнению, можно разобраться с помощью люфтваффе. Захват Крита нужно было завершить до начала вторжения в Россию.

По мнению ряда исследователей, это была стратегическая ошибка Гитлера. Как отмечает Б. Александер: «Приняв это решение, Адольф Гитлер проиграл войну. Нападение на Крит практически гарантировало двойную катастрофу для Германии: во-первых, оно превратило средиземноморскую кампанию в мышиную возню, направленную на достижение второстепенных или вообще пиаровских целей, а во-вторых, обратило всю мощь германской военной машины против Советского Союза в тот момент, когда Великобритания оставалась непобежденной да еще и получала прямую поддержку со стороны Соединенных Штатов Америки («10 фатальных ошибок Гитлера»).

Ошибки разведки

Вермахт имел неполную информацию о силах противника на острове. Руководитель абвера (военной разведки) Канарис первоначально доложил о наличии на Крите только 5 тыс. британских солдат и отсутствии греческих войск. В результате считалось, что весь британский экспедиционный корпус из Греции был эвакуирован в Египет, хотя часть его была переброшена на Крит. Странно, что Канарис, обладавший развитой сетью разведывательных источников в Греции, был неверно информирован. Возможно, что он планировал таким образом саботировать планы высадки, так как де-факто работал в интересах Британской империи.

Ошиблась и разведка 12-й немецкой армии, которая также изучала оборону острова. Разведка 12-й армии нарисовала менее оптимистичную картину, чем Канарис, но она также значительно приуменьшила численность гарнизона и эвакуированных с материка войск (15 тыс. человек). Командующий 12-й армией генерал Александер Лёр был уверен, что для успешного захвата острова будет достаточно двух дивизий, однако оставил 6-ю горную дивизию в резерве в Афинах. Более того, немцы почему-то считали, что жители острова симпатизируют им и прямо-таки не дождутся, когда британцев выгонят с Крита. В результате недооценка патриотизма греческого населения вышла гитлеровцам боком. Не менее ошибочным было мнение, что противник деморализован поражением на континенте. Британцы и греки были готовы сражаться за остров и не собирались бежать. Таким образом, немецкое командование недооценило противника, его готовность сражаться и численность войск. Особого сопротивления не ожидали.

Правда, британцы также совершили ряд промахов. Командующий британскими войсками на Ближнем Востоке генерал Уэйвелл и военный министр, вопреки мнению Черчилля, вообще были против упорной обороны Крита. Они боялись больших потерь, так как германские ВВС свободно могли бомбить британские силы на острове. Однако Черчилль настоял на своем, на остров прибыли дополнительные подразделения британской армии. Британская разведка получила сведения о готовящемся вторжении благодаря немецким переговорам, расшифрованным в рамках проекта «Ультра». Командующий британскими силами на острове генерал Бернард Фрейберг был информирован о планах высадки немецких войск и предпринял ряд мер по укреплению обороны вокруг аэродромов и на северном побережье острова. Но из-за ошибок расшифровки англичане ожидали в основном морской десант противника, а не воздушный. Британцы ещё не осознали роли Воздушно-десантных войск во Второй мировой войне. Верховное командование союзников также отклонило предложение Фрейберга разрушить аэродромы, чтобы не допустить подвоза подкреплений в случае их захвата немецкими парашютистами.

Операция «Меркурий»
Немецкие парашютисты десантируются на остров Крит под огнем противника

Силы сторон

Третий рейх. Командование операцией было поручено командующему 11-м воздушно-десантным корпусом генералу Курту Штуденту. План предусматривал захват аэродромов силами отдельного десантно-штурмового полка и 7-й авиационной дивизии (всего 15 тысяч бойцов) с последующей переброской туда 22-й аэромобильной дивизии, которая отличилась, несмотря на высокие потери при захвате Голландии. Хорошо обученные, закаленные в боях парашютисты были элитой немецких вооруженных сил.

Из-за дефицита авиационного бензина назначенная на 16 мая операция была перенесена на четыре дня. Кроме того, 22-я дивизия в этот раз занималась не своим делом — охраной нефтепромыслов Румынии А перебросить её в Грецию уже не успевали. Поэтому для операции Штуденту выделили всё, что нашли: три полка 5-й горнострелковой дивизии, усиленный полк 6-й горнострелковой дивизии (остальные части дивизии были в резерве), 700 пулеметчиков-мотоциклистов 5-й танковой дивизии, саперов, противотанковые роты — всего 14 тысяч штыков. Их, как и тяжелое вооружение, должны были доставить на место транспортные самолеты и морские конвои, для чего у греков изъяли 63 маломерных судна. Прикрытие конвоев возложили на итальянские ВМС. Операцию обеспечивали три полка военно-транспортной авиации особого назначения. Воздушную поддержку осуществлял 8-й воздушный корпус люфтваффе в составе 280 бомбардировщиков, 150 пикирующих бомбардировщиков и 150 истребителей.

Таким образом, десант планировали высадить планерами, выбросить с парашютами, высадить с транспортных самолетов на захваченных уже аэродромах и высадить с судов.

Уже с начала мая немецкая авиация начали регулярные налеты для ослабления обороны острова, бомбили конвои с оружием, техникой и припасами для Крита. В результате немцы практически блокировали морской путь к середине мая. Из 27 тысяч тонн военных грузов до места дошло лишь 3 тысячи тонн. Кроме того, немецкая авиация практически выбила на острове британскую авиационную составляющую (40 самолетов). Уцелевшие несколько британских самолетов за день до штурма отправили в Египет, иначе они были обречены. Остров остался без прикрытия с воздуха, что сильно ослабило греко-британские силы. Таким образом, немцы получили полное превосходство в воздухе. Самолеты люфтваффе постоянно бомбили предполагаемые позиции британских войск, но маскировка подразделений, размещенных на острове, оказалась настолько хорошей, что они понесли лишь незначительные потери.

Операция «Меркурий»
Командующий 11-м воздушно-десантным корпусом Курт Штудент

Британия и Греция. 30 апреля 1941 года командующим силами союзников на Крите был назначен генерал-майор Бернард Фрейберг. Под его началом оказалось более 40 тыс. греческих, британских, австралийских, новозеландских солдат и несколько тысяч местных ополченцев. Всего около 50 тыс. человек.

У греков сражались укомплектованные новобранцами остатки 12-й, 20-й дивизий, 5-й критской дивизии, батальон жандармерии Крита, гарнизон Ираклиона (численностью до батальона), курсанты военных академий, учебные полки и другие разрозненные подразделения. Численность греческих войск составляла 11-12 тыс. человек. Британские войска на Крите состояли из гарнизона острова (14 тыс. человек) и эвакуированных из Греции частей британского экспедиционного корпуса, насчитывающих до 15 тыс. человек. Ядро этих войск составляли 2-я новозеландская дивизия (7500 человек), 19-я австралийская бригада (6500 человек) и 14-я британская пехотная бригада. Здесь были и отборные части— батальон Лестерского полка и 700 шотландских горных стрелков.

Зная наиболее вероятные места высадки врага, командир гарнизона острова умело укрепил оборону аэродромов и северного побережья. Все важные участки оснастили огневыми точками, разумно расположили и замаскировали зенитные батареи (немецкая авиаразведка их так и не обнаружила). Они имели приказ не открывать огня по бомбардировщикам, а ждать десанта. Защитники оборудовали множество противодесантных заграждений, ложных линий обороны и позиций ПВО. Планировали привести в полную негодность все 3 аэродрома (своей авиации всё равно уже не было), чтобы не допустить использования их немцами, но верховное командование запретило это, считая, что для отражения десанта и так всё сделано.

Однако, хоть британцы и греки превосходили немцев в числе и подготовились к обороне, гарнизон Крита имел немало проблем, которые сильно ослабили боеспособность войск союзников. Солдат было много, но среди них было много новобранцев, часто это были разрозненные подразделения (греческие войска). Им не хватало вооружения, снаряжения и опытных командиров. Войска были перемешаны, им нужно было время для новой организации, перегруппировки. Греческие войска на острове передали большую и лучшую часть тяжелого оружия на континент. Большой проблемой являлась нехватка боеприпасов — в некоторых частях было всего по 30 патронов на солдата. Поэтому греки были размещены в восточном секторе, где не ожидалось нападения значительных сил немцев.

Сказывался недостаток тяжелого вооружения и техники и у британцев. Британские экспедиционные войска, которые эвакуировали из Греции, бежали, бросив тяжелое оружие. Британский флот не успел пополнить запасы гарнизона, так как его действия были парализованы германской авиацией. В результате на вооружении гарнизона оказалось всего несколько стационарных и 85 трофейных итальянских пушек разных калибров, почти без боеприпасов. Разобрав некоторые пушки на запчасти, собрали 50 годных к стрельбе орудий. Из бронетехники имелось 16 старых Cruiser MkI, 16 легких Mark VIB, 9 средних танков Matilda IIА 7-го Королевского танкового полка и 4-го Гусарского полка Его Величества. 40-мм пушки Матильды имели в своём боекомплекте по большей части бронебойные снаряды, неэффективные против пехоты. Двигатели были изношены, запчастей практически не было. Некоторые танки пустили на запчасти, большинство просто вкопали в качестве ДОТов на важных участках. Таким образом, подвижность бронетехники была утрачена. В качестве средств ПВО использовались 50 зениток и 24 прожектора, поделенных между аэродромами. Кроме того, союзные силы на Крите не обладали достаточной мобильностью для переброски войск, транспорта не хватало, чтобы было необходимо для быстрой реакции на атаку крупного вражеского десанта. Также союзники не имели поддержки с воздуха.

Операция «Меркурий»
Командующий силами союзников на Крите Бернард Сирил Фрейберг

Продолжение следует…

как захват Крита немцами помог Советскому Союзу в войне с Германией — Naked Science

20 мая 1941 года, в восемь утра, небо над Критом внезапно заполнилось тысячами куполов парашютов, сотнями странных самолетов с неубирающимися шасси и планерами. Началась операция «Меркурий» — самая результативная воздушно-десантная операция в истории войн на 2019 год и, вероятнее всего, в истории человечества в целом. Немецкие парашютисты провели первую и последнюю в истории воздушно-десантную операцию стратегического размаха.

Ни до, ни после этого воздушные десанты не играли такой заметной роли в войнах. Союзникам и СССР операция «Меркурий» показалась ошеломляющим успехом Вермахта: немецкие потери были во много раз ниже английских. Малочисленный воздушный десант овладел Критом, чем лишил англичан возможности бомбить румынские нефтяные поля, изменив ход Второй мировой войны.

Однако Гитлер и его генералитет посчитали операцию катастрофой, кровавым провалом. Поэтому они отказались от дальнейшего использования воздушных десантов. За всю войну с СССР десантирование применялось только в паре мелких и незначительных тактических операций. Это очень помогло нашей стране в 1941-1942 годах. Почему Германия восприняла свою победу на Крите как провал и приговорила свои воздушно-десантные войска к бездействию? И почему на самом деле она ошибалась?

Как СССР дооттягивал войну до Крита

Из мемуаров П. Судоплатова, в 1941 году — подчиненного Л.Берии, известно, что НКВД, выполняя решение Сталина и Молотова, принимал меры по оттягиванию войны с Германией. Одной из таких мер был план свержения тогдашнего прогерманского югославского правительства, подписавшего договор о сотрудничестве с Гитлером.

Как констатирует Судоплатов: «В марте 1941 года военная разведка и НКВД через свои резидентуры активно поддержали заговор против прогерманского правительства в Белграде. Тем самым Молотов и Сталин надеялись укрепить стратегические позиции СССР на Балканах. Новое антигерманское правительство, по их мнению, могло бы затянуть итальянскую и германскую операции в Греции… Через неделю после переворота мы подписали пакт о взаимопомощи с новым правительством в Белграде».

Демонстрации в Югославии, конец марта 1941 года. Так же, как и современные демонстрации, нужные для подготовки общественного мнения к переворотам такого рода, эта сопровождалась удачными, хорошо продуманными слоганами. Конкретно эта несла плакаты: «Лучше быть в могиле, чем рабом» (подразумевалась необходимость разрыва Югославии с Германией) / ©Wikimedia Commons

Сам заговор был реализован советской стороной идеально: вначале шли демонстрации протеста, «достоверная» (не хуже, чем в наши дни) картина народного возмущения, показательные разгромы отделений немецких информбюро и сжигание германских флагов. Нашему современнику несложно представить себе сходную картину, благо сценарии такого рода систематически реализуются сильными странами в слабых и сегодня.

К сожалению, немецкое посольство в Белграде смогло идентифицировать причину переворота в Югославии и немедленно поставило Берлин в известность о том, что за ним стоит Москва. Поэтому уже 27 марта, в день путча, Гитлер отдал приказ о подготовке вторжения в Югославию. В том же документе было решено начать наступление на Грецию, по времени близкое к нападению на Югославию.

Параллельно с организацией антигерманского переворота в самой Югославии советская сторона вела переговоры с делегацией этой страны в Москве. Предполагалось заключение военного союза, однако в силу быстрого немецкого наступления до его воплощения на практике дело не дошло / ©Wikimedia Commons

Немецкое вторжение в обе эти страны началось уже 6 апреля, к 18 апреля Югославия была захвачена (немцы потеряли убитыми и пропавшим без вести 165 человек). Греция держалась много лучше — до 30 апреля, немцы безвозвратно потеряли в ее континентальной части почти полторы тысячи человек, правда и безвозвратные потери греков и югославов ушли за полмиллиона (20 тысяч убитыми, остальные — пленными). Как отмечал Судоплатов, югославский маневр советских спецслужб отвлек Германию на куда меньшее время, чем рассчитывали в Москве.

Захват Крита: немецкие планы

Немецкой целью в войне с Грецией была не столько помощь итальянскому союзнику, сколько обеспечение безопасности румынских нефтяных месторождений от будущих воздушных ударов англичан. Поэтому одного захвата континентальной Греции им не хватало: от аэродромов Крита до румынских нефтяных полей была всего тысяча километров, и немцы на опыте Германии уже знали, что это более чем посильная дистанция для английских бомбардировщиков.

Немецкая разведка определила силы защитников острова в 5 тысяч человек, то есть как весьма слабые. В то же время британский флот доминировал на море и делал морской десант крайне опасным мероприятием. Поэтому немцы запланировали воздушно-десантную операцию.

Солдаты 5-й горной дивизии Вермахта, высаживавшиеся на Крите из транспортных самолетов Ju.52 — после захвата парашютистами аэродрома Малеме / ©nzhistory.govt.nz

В ее ходе 7-я авиационная дивизия должна была высадить несколько тысяч парашютистов на четырех аэродромах острова и захватить посадочные полосы. Потом на них высаживалась 5-я горная дивизия и заканчивала захват острова. В обеих дивизиях было 22,7 тысяч человек — более чем достаточно против пяти тысяч солдат противника.

Холодная реальность

Основным типом немецких шифровальных машин (примитивный механический компьютер для шифровки радиосообщений) была «Энигма». Она быстро совершенствовалась, и взлом ее сообщений был чрезвычайно сложен. Радиоразведка союзников вначале умела взламывать лишь передачу простых версий машин (до 1940 года).

Немецкий механический шифровальный компьютер «Энигма» / ©Wikimedia Commons

Однако благодаря передовым решениям британского математика Алана Тьюринга была создана дешифрующая машина Turing Bombe (Бомба Тьюринга). В результате британцы читали немецкую шифросвязь и были полностью в курсе точек будущего нападения.

Оттого Крит имел большой гарнизон (31,2 тысяч британских войск, 10,2 тысяч греческих), 85 орудий и 25 танков. Их расположили вблизи четырех аэродромов, тщательно замаскировав. Было и две дюжины самолетов, но уверенный в успехе обороны генерал Фрейберг отослал их в Египет за два дня до немецкого нападения.

Макет Бомбы Тьюринга в Блетчли-Парке, центре дешифровки немецких сообщений в годы Второй мировой / ©Wikimedia Commons

Основной «кулак» немецких сил — 5-я горная дивизия — не умела прыгать с парашютами и должна была высадиться на аэродромах внутри транспортных самолетов. И они, и парашютисты не имели нормальной перевозимой по воздуху полевой артиллерии или танков и их вооружение ограничивалось пулеметами и небольшим количеством безоткатных легких пушек 75-мм калибра.

Иными словами, немцы планировали застать врасплох малочисленного и плохо вооруженного противника. В реальности как раз британцы застали их врасплох, имея при этом количественное превосходство в живой силе, подавляющее превосходство в артиллерии и абсолютное — в танках. Немцы имели козырь в виде ВВС, но в условиях хорошо замаскированных в горно-лесистой (Крит) местности британских частей это преимущество трудно назвать важнейшим.

Высадка: катастрофическое начало

Немецкие десантники использовали при высадке парашют неудачной конструкции, в котором тело парашютиста в прыжке наклонено на 40 градусов, а управляющих ориентацией парашюта строп нет вообще. От этого парашютиста не только быстро крутило на единственной стропе вокруг своей оси (к тому же, он не мог управлять направлением сноса парашюта), но и приземление осуществлялось «на карачки» — с одновременным ударом о землю и локтями, и коленями (на вертикальной скорости до 21,6 км/ч).

Немецкие силы показаны красным, британские и греческие — синим. Малеме, ключевой пункт обороны Крита, показан крайней левой точкой высадки воздушного десанта (значок парашюта) / ©Wikimedia Commons

Чтобы выжить и не иметь множественных переломов, парашютисты не только надевали налокотники и наколенники, но и прыгали без винтовок, которые в такой ситуации могли бы нанести серьезные ранения их носителям (элементы воздушного десантирования — с 0.50):

Три четверти парашютистов имели из оружия одни только пистолеты. Четверть имела пистолет-пулеметы (из-за меньшей длины они были не так опасны при приземлении на четвереньки). Те, что были вооружены только пистолетами, после выброса должны были добежать до приземлившихся отдельно грузовых контейнеров со своими винтовками. Из этого очевидно, что немецкие парашюты годились только для высадки десантов там, где не предполагалось наличие противника — потому что парашютистам необходимо было время, чтобы добраться до оружия.

С 8:00 20 мая, когда парашютисты начали высадку на Крите, все пошло ровно наоборот. Не видя замаскированных в растительности британских частей, немцы сбросили часть десантников почти на позиции англичан, которые начали расстреливать фактически безоружного противника (дальность прицельной стрельбы из пистолета ограничена).

Англичане стреляли по десантникам еще в воздухе, и первые минуты боя больше походили на избиение. 3-й батальон 1 штурмового полка 7-й авиационной дивизии, высадившийся у ключевого аэродрома Малеме, в первый день безвозвратно потерял 400 из 600 десантников, в основном — убитыми, и в основном с 8 до 9 утра 20 мая.

Дополнительно потери увеличил тот факт, что на Крите много горно-лесистых участков. Прыгать на лес и горы — занятие близкое к самоубийству: удар о дерево или острый скальный выступ на 5,5 м/с может быть очень опасен. Но часто избежать этого не было никакой возможности: ведь, как мы уже сказали, парашют немецкого десантника не имел строп управления.

Часть немецких десантников высадилась на планерах, но в горно-лесистой местности и такая высадка могла кончиться плохо — как, например, на этом фото / ©nzhistory.govt.nz

Всего в районе аэродрома Малеме — ключевого пункта всей обороны — у британцев имелось 7700 человек, у греков — 2500 человек. У них было не менее 15 полевых орудий, 10 легких и 2 тяжелых танка. Немцы выбросили сюда четыре батальона парашютистов, из которых один сразу был практически разгромлен, второй также понес большие потери.

В теории части союзников здесь — почти вся 2-я новозеландская дивизия с частями усиления — вполне могли раздавить немецких парашютистов в первые часы после высадки. Но этому помешало то, что и командир этой дивизии генерал Паттик, и подчиненные ему командиры бригад где-то до полудня вообще не отдавали никаких приказов. А после полудня главным образом требовали от войск удерживать позиции.

Командующий 2-й новозеландской дивизией Эдвард Паттик / ©nzhistory.govt.nz

Три немецких батальона попытались захватить господствующие высоты, но этому объективно мешало то, что новозеландцев было много больше. Главной возвышенностью, позволяющей наблюдать и контролировать весь аэродром, у Малеме была высота 107,0. Здесь оборонялся 22-й новозеландский батальон, который пытался атаковать немецкий 1-й батальон штурмового парашютного полка. Дальше подножья высоты батальон не поднялся, но и новозеландцы его одолеть не могли.

Впрочем, командир 22-го новозеландского батальона все же попробовал контратаковать и смог привлечь к этому два тяжелых танка “Матильда”. Немецкие парашютисты не имели полноценных окопов и артиллерии, из-за чего, теоретически, новозеландцы должны были оказаться победителями.

На практике этого не вышло. Командир батальона послал в атаку только одну свою роту, командир роты подумал, что для сопровождения такой грозной силы, как два танка, хватит одного взвода. В итоге вся «контратака» батальона — состоящего из девяти пехотных взводов — основывалась на вере в успех двух танков и 1/9 пехоты батальона. У немецких парашютистов не было нормальных противотанковых средств, но оба танка умудрились выйти из строя по техническим причинам в ходе атаки (один из них завяз в сухом русле реки, второй просто сломался). Увидев это, взвод пехоты отошел обратно.

Дальше ситуация развивалась хаотично. Немцы, несмотря на большие потери , попытались обойти высоту 107,0 у Малеме одной ротой, и в итоге 22-й батальон попал в полуокружение, свободным оставался только его тыл. Командир 22-го батальона попросил у командования подкреплений, но командование по неизвестным причинам ему отказало. Тогда тот, видимо, перенервничав, заявил, что если не получит подкреплений, то ночью отойдет. Это крайне неясный момент: к этому времени батальон безвозвратно потерял несколько десятков человек, не более 10% личного состава.

Немцев вокруг высоты было меньше, чем новозеландцев, у них не было серьезной артиллерии, к тому же, и позиции их отлично наблюдались и обстреливались сверху, в то время как новозеландские, наверху, никак не просматривались. В норме вышестоящее командование должно было просто указать на это командиру батальона, потребовав от него защищать важную позицию, контролирующую крупнейший критский аэродром — ключ к острову.

На аэрофотоснимке виден аэродром Малеме. Огонь британской артиллерии с господствующей высоты легко уничтожил бы разбросанные на фото транспортные Ju.52 — если бы командиры союзников не бросили без боя высоту 107,0 / ©nzhistory.govt.nz

Вместо этого командование — генерал Харгест, командир 5-й бригады, входящей во 2-ю новозеландскую дивизию — отказало 22-му батальону в подкреплениях, но зато заявило: «Если вы должны отходить, тогда отходите». Как пишут западные историки: «Это был шокирующий комментарий от командира бригады, никогда не покидавшего своего штаба, никогда лично не посещавшего поля боя. В пехотной тактике является аксиомой, что высота должна удерживаться любой ценой. И, тем не менее, бригадир Харгест разрешил отступление”. Почему — он так никогда и не смог объяснить.

В ночь на 21 мая 22-й новозеландский батальон отошел с высоты 107,0. С утра немцы не сразу поняли, какой подарок сделала им судьба в лице британского генералитета. Но через какое-то время все же заняли пустую высоту, обеспечив тем самым начало беспрепятственной высадки частей 5-й горной дивизии на транспортных самолетах, садящихся в Малеме. В течение суток-других немцы нарастили свою группировку на острове до примерно 15 000, нанося удары во все стороны из Малеме.

Поэтому, несмотря на то, что больше нигде на острове немецкие десантники сами не смогли поставить под контроль местные аэродромы, наступления от Малеме позволили немцам захватить весь Крит уже 1 июня 1941 года. Большую роль при этом сыграло то, что англичане, судя по их документам, не понимали, что превосходят противника численно, и считали, что должны отходить, чтобы не быть уничтоженными.

Мы не будем описывать бои в остальных, второстепенных районах критского сражения: они протекали для немцев еще менее удачно, чем под Малеме, германские части до самого подхода дополнительных сил от Малеме не смогли захватить там вообще ничего и ключевой роли в сражении за Крит не сыграли.

Что это было?

Подведем итоги: немецкая разведка в восемь раз недооценивала противника. Зато британцы оценили немцев точно и расположили в местах высадки десанта превосходящие силы пехоты, с артиллерией и танками.

Немцы располагали только легким оружием и самой легкой безоткатной артиллерией, не имели окопов, а их перемешивание с солдатами союзников не позволило немецким пикировщиками оказать своим частям нормальную поддержку.

Даже в нарезках пропагандистских немецких кинохроник легко заметить, что с технической стороны их воздушные десантники работали, мягко говоря, в сложных условиях:

К тому же три четверти десантников в первые минуты боя были по факту безоружны. Если бы Крит обороняли силы немецкого уровня подготовки, все нападавшие десантники умерли бы к вечеру того же дня.

Почему этого не случилось? Как 7 500 десантированных 20 мая смогли пробить дорогу для еще 7,5 тысяч высаженных самолетами? Как они захватили остров у 30 тысяч англичан с танками, сами не имея ни танков, ни приличной артиллерии?

На примере боев за Малеме, «ключ Крита», легко видеть: причина этого в том, что британские командные кадры проявили исключительную нерешительность. А равно и нерасторопность и непонимание основ тактики. Возьмем того же командира 22-го новозеландского батальона, полковника Эндрю, который все просил подкрепления у своих вышестоящих командиров. Одна из рот его 22-го батальона весь день вообще не получала от него никаких приказов.

Ее солдаты и офицеры догадывались (по звукам), что где-то идут бои, но не знали, как именно. Не имея никакого управления, следующей ночью рота по своей инициативе, без приказа отошла с поля боя. После этого она рассыпалась на взводы, которые разбрелись по горам. Видимо, командир батальона просто забыл о своей роте (такое часто случается при потере хладнокровия) — и это в обстановке, когда, по его словам, у него был дефицит сил.

Немецкие командиры всех рангов показали совсем другой уровень. Командиры всех десантируемых групп еще утром 20 мая были либо убиты, либо тяжело ранены. И управление приняли на себя их заместители. Все они действовали инициативно и упорно, хотя в некоторых из их рот умерло две трети личного состава.

Командир немецкой 9-й роты штурмового полка по своей инициативе — не получая никаких приказов, потому что в его батальоне погиб командир, а у его зама в силу поврежденных раций не было связи с ротами — сам обошел высоту 107,0, создав видимость полуокружения и напугав полковника Эндрю достаточно, чтобы ночью тот бросил высоту 107,0, фактически отдав этим немцам Малеме, а с ним и Крит в целом.

Немцы потеряли 3 200 человек убитыми и пропавшими без вести и примерно три тысячи ранеными. Кроме этого — 147 их самолетов были уничтожены огнем противника, 73 — потеряны от посадок на незнакомых ВПП и 150 — повреждены по иным причинам.

Огромные — для операции длиной в дюжину дней — потери в самолетах вызвал «пунктик» командования немецких парашютистов. Оно считало, что парашютистов надо высаживать с минимальной высоты, не более 120 метров, чтобы они быстро и компактно приземлялись. Ради этого был выбран и парашют, делавший парашютиста безоружным, но зато дававший возможность десантироваться со 120 метров.

Теоретики из штабов Люфтваффе, куда входили парашютисты 7-й авиадивизии, забыли только о том, что на 120 метрах даже пехотный пулемет может серьезно повредить тихоходные транспортные самолеты.

Союзники потеряли четыре тысячи убитыми, из них почти половину — на море, от бомбовых ударов немцев по британским кораблям. 12 тысяч пленных дали британцы и еще пять тысяч — греки. По убитым и пропавшим без вести немцы показали соотношение 1 к 1,2. Если сюда включить пленных, их безвозвратные потери меньше союзных в пять раз. В теории это большой успех.

Причем успех стратегический. Крит был единственной площадкой, откуда союзники могли бомбить румынские нефтяные поля. В результате его захвата до 1944 года англо-американские силы не могли их «достать». А это, в свою очередь, сильно затянуло войну, в которой румынская нефть была главным источником топлива для Вермахта.

Критская операция стала самой успешной воздушно-десантной операцией в истории войн: несмотря на неоднократные попытки англичан, американцев и даже СССР провести операции схожего размаха, все они заканчивались неудачей, гибелью основной части десанта без выполнения поставленных задач и без крупных потерь у противника.

После 1945 года стратегические операции удавались парашютистам только тогда, когда высадка велась вне рамок «настоящей» войны — в Чехословакии в 1968 году или после капитуляции Квантунской армии в 1945 году.

Почему немцы больше не высаживали десанты?

На практике Гитлер расценил это как поражение. Нам это понять довольно сложно, но на самом деле достаточно вспомнить то, как воевали немцы во Второй мировой до попадания в СССР.

Напомним: при захвате Европы от Западной Франции до Польши, от Норвегии до Крита они потеряли всего лишь 90 тысяч убитыми и пропавшими без вести. Югославия и континентальная Греция стоили им меньше 1,5 тысяч убитыми — а союзники потеряли там только убитыми 20 тысяч и более полумиллиона пленными.

Деревня Кондомари, Крит. Немецкий военнослужащий разглядывает китель немецкого парашютиста с дыркой в спине, найденный в доме местного жителя / ©fallschirmjager.net

Даже во время захвата Франции в 1940 году, когда союзники имели больше артиллерии и танков, немцы потеряли 45 тысяч убитыми и пропавшими без вести на 95 тысяч французов и англичан — а кроме того, немцы взяли там в плен 1,8 миллиона человек.

Когда кто-то привык к тому, что на одного его погибшего приходится от двух до дюжины убитых солдат противника и еще десятки или сотни взятых в плен — то соотношение потерь в 1 к 1,2 по убитым его не радует, а пугает. Именно поэтому Гитлер сразу после сражения произнес историческую фразу: «Время парашютистов прошло» — и более не санкционировал ни одной стратегической операции с использованием парашютного десанта как главной силы.

Труп немецкого парашютиста, погибшего сразу после высадки. Немецкие пропагандисты утверждали, что человек на фото убит мирным населением Крита (что нарушало законы войны). Это, с одной стороны, возможно: такие случаи в ходе боев за остров были. С другой, достоверно выяснить, так ли погиб этот конкретный парашютист, очень сложно/ ©Wikimedia Commons

Как ни странно, Гитлер оказался прав. Время парашютистов действительно прошло, хотя виноваты были в этом не парашютисты, а сам Гитлер и немецкая разведка. Они не узнали, что огромные потери на Крите были вызваны Бомбой Тьюринга — тем, что немцы сбрасывали своих десантников прямо в зубья большого, хотя и бестолкового британского капкана. Поэтому решение на отказ от крупных воздушных десантов было, строго говоря, ошибкой.

Во Второй мировой войне перед немцами не раз возникали ситуации, когда крупный воздушный десант мог переломить обстановку. Например, в середине октября 1941 года, когда из Москвы началась эвакуация, и из-за нехватки банальной милиции в городе начали громить пустые магазины с товарами.

Женская часть населения Крита также пыталась принимать участие в боях. К сожалению, как и мужская, да и армейские части британцев и греков, они были лишены как вменяемого руководства, так и нормальной тактической подготовки, отчего такое участие редко заканчивалось успехом / ©gstours.gr

Определенно, даже несколько тысяч человек могли дезорганизовать перевозки войск через Москву к фронту и сильно облегчить немцам продвижение к столице. Возникла бы реальная возможность ее захвата осенью 1941 года.

Аналогичный крупный успех мог принести немцам десант в заволжских степях в августе 1942 года — с перерезанием маршрутов снабжения сталинградской группировки войск. Захватив Сталинград, они имели бы заметные шансы использовать освободившиеся силы на Кавказе. А в случае потери и Грозного, и Баку СССР лишился бы 90% своей добычи нефти. Не вполне ясно, насколько энергично он мог бы продолжать войну после этого.

Тем более, что союзники не сообщали Сталину о Бомбе Тьюринга и о том, что читают немецкие шифросообщения. Иными словами, если американцы и англичане воевали, видя карты противника насквозь, то СССР и Германия воевали «нормальным образом», без волшебных очков. Так что против Красной Армии немцы вполне могли достигнуть внезапности при высадке воздушных десантов.

Похоже, что если англичане и проиграли сражение за Крит, то Советский Союз от него, скорее, выиграл.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.

Скопировать ссылку

Критская операция — Википедия Переиздание // WIKI 2

Критская воздушно-десантная операция[1][2], в зарубежной историографии — Сражение на Крите (нем. Luftlandeschlacht um Kreta; греч. Μάχη της Κρήτης), в немецких планах — операция «Меркурий»[1] (нем. Unternehmen Merkur) — стратегическая десантная операция Германии в ходе Второй мировой войны. Сражение за Крит происходило с 20 по 31 мая 1941 года. Операция имела целью уничтожение британского гарнизона на острове Крит для установления стратегического контроля над Средиземноморским бассейном. Является прямым продолжением греческой кампании итало-германских вооружённых сил, нацеленной на вытеснение Великобритании из Средиземного моря. Окончилась оккупацией Крита, Германия получила контроль над коммуникациями восточного Средиземноморья.

Операция «Меркурий» вошла в историю как первая крупная операция воздушно-десантных войск. Несмотря на тяжёлые потери, немецкие десантники смогли выполнить поставленные перед ними задачи и обеспечить высадку основных сил немецких войск. Успехи немецких воздушно-десантных частей заставили высшее руководство остальных стран-участниц войны (в частности, Великобритании) пересмотреть своё отношение к этому роду войск.

Ограниченное участие в операции приняли также авиация и флот Италии.

Обстановка перед операцией

Крит по отношению к материковой Греции

Крит по отношению к материковой Греции

Войска союзников оккупировали Крит после начала итальянского вторжения в Грецию 28 октября 1940 года. Несмотря на то, что итальянское наступление было отражено, последующее вмешательство в конфликт гитлеровской Германии (Операция «Марита») заставило союзное командование вывести свои войска численностью 57 тыс. человек с континентальной части Греции (операция «Демон»). Часть этих войск была направлена на Крит для усиления его 14-тысячного гарнизона.

Крит являлся важной морской и авиационной базой союзников. К началу операции его защищали около 40 тыс. солдат. Военно-морской флот Великобритании полностью контролировал прибрежные воды. Всё это делало остров практически неприступным для традиционного в то время морского десанта. Силы союзников на Крите создавали постоянную угрозу странам Оси, в частности — нефтяным промыслам Плоешти, поэтому вторжение на остров было лишь вопросом времени.

Силы союзников

30 апреля 1941 года генерал-майор новозеландской армии Бернард Фрейберг был назначен командующим силами союзников на Крите.

Численность греческих войск составляла около 9 тыс. чел. В их состав входили эвакуированные с материка 12-я и 20-я дивизии, 3 батальона 5-й (Критской) дивизии, батальон критской жандармерии, гарнизон Ираклиона (численностью до батальона) и прочие разрозненные части. Помимо этого, на острове также находились сводные части курсантов военной академии и эвакуированные с материка учебные полки греческой армии, укомплектованные новобранцами.

Британские войска на Крите состояли из гарнизона острова (14 тыс. чел.) и эвакуированных из Греции частей британской армии, насчитывающих до 15 тыс. чел. В эвакуированных войсках отсутствовала значительная часть тяжёлого вооружения, оставленного при отступлении. Зачастую эти подразделения также были оторваны от своего командования. Ядро этих войск составляли 2-я новозеландская дивизия (всего 6700 человек), 19-я австралийская бригада (всего 7100 человек) и 14-я британская пехотная бригада.

Силы Германии

План генерала Штудента подразумевал захват аэродромов силами парашютистов 7-й парашютной дивизии с последующей переброской на захваченные аэродромы войск 22-й аэромобильной дивизии. Датой начала операции первоначально было назначено 16 мая. Впоследствии она была перенесена на 20 мая, а 22-я аэромобильная дивизия была заменена 5-й горнострелковой дивизией. Кроме этого, в резерве находилась 6-я горнострелковая дивизия, дислоцированная в районе Афин.

Общая численность 7-й парашютной и 5-й горнострелковой дивизий составляла 22 750 человек. 750 человек должны были быть доставлены планерами, 10 тыс. выброшены с парашютами, 5000 высажены транспортными самолётами и 7000 доставлены морем. Воздушную поддержку осуществлял 8-й авиационный корпус люфтваффе в составе 280 горизонтальных бомбардировщиков, 150 пикирующих бомбардировщиков и 150 истребителей.

Расстояние от Крита до немецких воздушных баз, созданных на материке и островах, колебалось от 120 до 240 км и не превышало радиуса действия немецких самолётов. Расстояние до английских воздушных баз в Египте, на Мальте и в Мерса-Матрух составляло соответственно 700, 1000 и 500 км.

Разведка

Британская разведка и проект «Ультра»

Британское командование было осведомлено о готовящемся вторжении благодаря немецким переговорам, расшифрованным в рамках проекта «Ультра». Генерал Фрейберг был информирован о планах высадки и предпринял ряд мер по укреплению обороны вокруг аэродромов и на северном побережье острова. Однако на подготовке обороны серьёзно сказалось практически полное отсутствие современного вооружения и недооценка высшим командованием союзников угрозы штурма. Не последнюю роль сыграли и неточности расшифровки немецких сообщений. В частности, в большинстве расшифровок немецких радиограмм под словом «десант» подразумевался в первую очередь морской десант, а не воздушный. Верховное командование союзников также отклонило предложение Фрейберга разрушить аэродромы, чтобы не допустить подвоза подкреплений в случае их захвата немецкими парашютистами.

Германская разведка

Руководитель германской военной разведки (абвера) Канарис первоначально доложил о наличии на Крите только 5 тыс. британских солдат и отсутствии греческих войск. Остаётся неясным, был ли Канарис, обладавший развитой сетью разведывательных источников в Греции, неверно информирован или намеревался таким образом саботировать планы высадки. Канарис также предсказывал, что гражданское население встретит немцев как освободителей вследствие сильных республиканских и антимонархических настроений в обществе. Как показали дальнейшие события, Канарис серьёзно недооценил патриотический настрой части населения Крита.

Разведка 12-й армии нарисовала менее оптимистичную картину, однако она также значительно приуменьшила численность гарнизона и эвакуированных с материка войск. Командующий 12-й армией генерал Лёр был уверен, что для успешного захвата острова будет достаточно двух дивизий, однако оставил 6-ю горную дивизию в резерве в Афинах. Впоследствии эта предосторожность себя полностью оправдала.

Вооружение

Германия

Основным вооружением немецкого десантника был карабин Маузер 98k. Около четверти высаженных парашютистов вместо карабина были вооружены пистолет-пулемётом MP-38 или МР-40. Каждое отделение имело в своём распоряжении ручной пулемёт MG-34. Недостаток более тяжёлого вооружения немецкие технические и военные специалисты попытались компенсировать новинкой — 75-мм безоткатным орудием 7,5 cm Leichtgeschütz 40. При весе в 130 кг оно было в 10 раз легче немецкого 75-мм полевого орудия при всего на треть меньшей дальности стрельбы.

Оружие и боеприпасы сбрасывались в контейнерах. Немцы использовали парашюты разных цветов, чтобы обозначить контейнеры с различными грузами: личным оружием, тяжёлым оружием, боеприпасами. Безоткатные орудия LG 40 сбрасывались на специальных связках из 3 парашютов.

В отличие от парашютистов большинства других стран, немецкие парашютисты прыгали без карабинов и пулемётов (десантники, вооружённые MP-38/40, покидали самолёт с оружием, так как компактность позволяла крепить его под подвесной системой парашюта), которые сбрасывалось отдельно — в контейнерах. Конструкция немецкого армейского парашюта была очень надёжна, но не позволяла управлять направлением полёта, и десантники нередко приземлялись вдали от своего вооружения. В эти моменты они могли рассчитывать только на личное оружие — пистолеты и ручные гранаты, которыми набивали объёмные карманы десантных комбинезонов. В результате многие немецкие парашютисты были убиты именно при попытках добраться до контейнеров с оружием.

Великобритания

Английские войска использовали винтовки «Ли-Энфилд», ручные пулемёты «Брен» и станковые пулемёты «Виккерс». Силы союзников на Крите не обладали достаточной мобильностью для переброски войск, необходимой для быстрой реакции на атаки парашютистов, пока те не успели организовать оборону.

Союзники имели около 85 орудий различных калибров, часть из которых была трофейными итальянскими орудиями без боеприпасов.

ПВО состояло из одной лёгкой зенитной батареи 20-мм пушек, силы которой были поделены между двумя аэродромами. Орудия были тщательно замаскированы в близлежащих оливковых рощах, части из них было приказано не открывать огонь во время первоначальных воздушных атак немецких истребителей и штурмовиков, чтобы сохранить их в резерве.

Танковые силы союзников состояли из 9 пехотных танков «Matilda IIА» эскадрона «B» 7-го Королевского Танкового полка и 16 лёгких танков «Mark VIB» эскадрона «С» 4-го Гусарского полка Его Величества. Так же, как у большинства британских танков того времени, 40-мм пушки Матильды имели в своём боекомплекте по большей части бронебойные снаряды, неэффективные против пехоты.

Танки имели ряд технических проблем. Их двигатели были изношены и не могли быть восстановлены с помощью ресурсов, имевшихся на Крите. Из-за этого большая часть танков использовалась в качестве ДОТов в стратегических точках обороны. Многие из британских танков были потеряны не в бою, а на марше из-за тяжёлых условий эксплуатации в горной местности.

Греция

Греческие войска преимущественно были вооружены 6,5-мм горными карабинами Манлихер-Шенауер и 8-мм винтовками Штайр-Манлихер М1895, полученными в качестве репараций после окончания Первой мировой войны. Около тысячи греков имели невероятно устаревшие французские винтовки Гра образца 1874 года. Большая и лучшая часть тяжёлого вооружения была ранее передана на континент, в распоряжении же греческого гарнизона Крита оставалось лишь двенадцать устаревших французских пулемётов Сент-Этьен М1907 и около сорока лёгких пулемётов различных производителей. Большой проблемой являлась нехватка боеприпасов — в некоторых частях было всего по 30 патронов на солдата. Из-за несоответствия калибров вооружения греки не могли использовать британские боеприпасы. Поэтому греки были размещены в восточном секторе, где не ожидалось нападения значительных сил немцев.

Замысел операции

Штаб 4-го воздушного флота люфтваффе, который поддерживал наступление вермахта на Балканах, ещё до завершения оккупации материковой Греции выступил с инициативой захвата острова Крит. Первоначальный план будущей операции был направлен командующим корпуса Александром Лером в Берлин Герману Герингу. Идея подчинённых Герингу понравилась, однако Верховное командование вермахта в своих планах отдавало предпочтение операции против Мальты. 20 апреля, после совещания с командиром 11-го авиационного корпуса генерал-лейтенантом Куртом Штудентом, Адольф Гитлер высказался в пользу операции на Крите. Историк М.Шарп полагает, что на решение Гитлера повлияли два ключевых фактора—возможность ликвидировать опасность бомбардировок британской авиацией нефтяных полей Плоешти в Румынии и необходимость создать на Крите передовую базу, с которой можно было бы осуществлять наступательные воздушные и морские операции, а также поддержать итало-германское наступление на Египет. Спустя пять дней Гитлер подписал Директиву N28 по проведению операции «Merkur». Согласно Директиве проведение операции к нескрываемому удовольствию Геринга поручалось люфтваффе. Начало операции было намечено на 16 мая. Подготовка и проведение «Операции Меркурий» возлагалось на Александра Лера.

План штаба 11-го авиационного корпуса люфтваффе предполагал одновременную высадку парашютного десанта и посадку десантных планеров в семи точках острова Крит: первая волна десантников высаживалась в Малеме и Канеа, вторая — в Ретимноне (современный Ретимно). 15-тысячная группировка десантированных войск должна была объединить захваченные плацдармы встречными ударами. На второй день на остров должны были быть переброшены по воздуху части 5-й горнострелковой дивизии с более тяжёлым вооружением, на уже захваченные три аэродрома. Третья волна наступающих — всего 6 тыс. чел. — при поддержке итальянских сил переправлялась на Крит морем и высаживалась в портах и удобных бухтах острова. В третьей волне на остров доставлялись тяжёлая техника и вооружение, включая танковые части 31-го танкового полка, полевые и противотанковые орудия, боеприпасы, продовольствие, медикаменты и прочее.

Высадку десанта поддерживал 8-й авиационный корпус Люфтваффе в составе 716 самолётов — разведчиков, истребителей и бомбардировщиков, которые должны были действовать как против гарнизона острова, так и против сильной военно-морской группировки британского флота, прикрывавшей Крит. Конвой от Кригсмарине осуществлял контр-адмирал Карл Георг Шустер.

Проблемы с тыловым обеспечением заставили перенести дату операции на 20 мая. К этому времени силы люфтваффе захватили господство в воздухе над Критом. Однако, к началу операции не удалось перебросить, как планировалось, парашютно-десантные подразделения 8-го авиационного корпуса из Плоешти, где они охраняли румынские нефтяные поля. Парашютистов заменили альпийскими стрелками 5-й горнострелковой дивизии, у которых отсутствовал опыт десантирования с воздуха.

За штурм острова отвечал 11-й авиационный корпус Курта Штудента, который выступил инициатором операции против Крита. В составе ударной группировки было 10 воздушно-транспортных авиакрыльев — всего 500 транспортных самолётов Ju 52 и 80 планеров DFS 230, для доставки десанта с аэродромов материковой Греции. В ударную группировку входили также авиадесантный штурмовой полк Luftlande Sturmregiment под командованием генерал-майора Ойгена Майндля, 7-я воздушная дивизия генерал-лейтенанта Вильгельма Зюссмана и 5-я горнострелковая дивизия Юлиуса Рингеля.

Из радиоперехватов и данных своей разведки на материковой Греции англичане знали о подготовке десантной операции противника. Королевский британский военно-морской флот, который базировался на бухту Суда сильно страдал от непрерывных бомбардировок авиацией Люфтваффе, а единственный авианосец англичан ещё в ходе боёв за Грецию потерял большую часть палубной авиации и не мог обеспечить эффективной защиты острова с воздуха. За день до начала немецкой операции по высадке на Крит командующий гарнизоном острова генерал-майор Бернард С. Фрейберг отослал свои самолёты с острова, полагая, что британские военно-морские силы и гарнизон, включавший Новозеландскую дивизию, имеет возможность удержать Крит и уничтожить десант.

Высадка

Силы передового базирования составили 750 человек. Целью передового отряда стал аэродром Малеме, который мог принимать «Юнкерсы» с главным десантом.

Силы вторжения были разделены на три группы с различными задачами:

  • Группа «Марс»: Центральная группа (командующий генерал-лейтенант Зюссман), — захват Ханьи, Галатасаи и Ретимнона.
  • Группа «Комета»: Западная группа (командующий генерал-майор Ойген Майндль), — захват аэродрома Малеме и подходов к нему.
  • Группа «Орион»: Восточная группа (сначала под командованием полковника Бруно Бройера, позже командование должен был принять генерал Рингель), состоящая из одного парашютного полка и одного горно-пехотного полка, — захват города Ираклиона и его аэродрома.

Захват Крита

Главным пунктом атаки оказался аэродром Малеме. В день высадки, 20 мая, германским парашютистам не удалось полностью захватить посадочную площадку. Однако в 5 часов утра 21 мая новозеландские пехотинцы, австралийские солдаты взвода техобслуживания и взвод зенитчиков, которые держали оборону на этом участке, предприняли атаку, при поддержке двух танков. Немцы атаку отбили и контратакой отбросили британские войска. Генерал Фрейберг экономил силы, так как ждал основные силы немцев, которые, по его данным, должны были высадиться с моря, не задействовал корабельную артиллерию, и, таким образом, упустил шанс на победу. Утром 21 мая немцы получили подкрепление и очистили окрестности Малеме, после чего появилась возможность сажать на аэродроме тяжёлые транспортные самолёты. 23 мая британцы безуспешно атаковали аэродром. 24 мая они были вынуждены оставить подходы к аэродрому и отойти на укреплённые позиции к востоку от Малеме. По сути, это и предопределило ход сражения — уже 21 мая на аэродроме стали приземляться части 5 немецкой горнострелковой дивизии и артиллерия. Получив возможность высаживать пехоту, используя воздушный мост, нанеся авиацией серьёзные потери британскому флоту и наземным силам, немцы достаточно быстро захватили остров.

30 мая, когда британский арьергард ещё удерживал область Лутро-Сфакию, командующий гарнизоном генерал Фрейберг покинул вечером Крит на летающей лодке. Согласно записи в Журнале боевых действий 5-ой горно-стрелковой дивизии немцев последний очаг сопротивления на острове Крит был подавлен к 16 часам в районе Сфакии. 1 июня, на следующий день после окончания эвакуации, британцы официально объявили о сдаче острова.

Королевский британский военно-морской флот эвакуировал в Египет около 15 000 солдат, потеряв несколько кораблей, потопленных или повреждённых.

Потери

Британская армия потеряла бóльшую часть дислоцированных на острове военнослужащих. Потери Великобритании и её доминионов составили более 4000 убитыми и ранеными и 11 835 пленными. Греческая армия после операции практически перестала существовать.

  • Британский ВМФ потерял в битве за Крит (исключительно от действий авиации): три крейсера, шесть эсминцев, 10 вспомогательных судов и более 10 транспортов и торговых судов. Также были повреждены три линкора, авианосец, шесть крейсеров, 7 эсминцев. Погибли около 2 тыс. человек. Потери союзного греческого флота не уточнены.
  • Британские ВВС потеряли 46 самолётов.
  • Немцы потеряли около 6000 человек из 22 000 участвовавших в операции. Люфтваффе потеряло 147 самолётов сбитыми и 73 в результате аварий (в основном транспортные).
  • Расстрел в Кондомари
  • Уничтожение Канданоса

Итоги операции

Серьёзные потери, которые понесла Германия в ходе операции, показали, что масштабное воздушное вторжение в район локального хорошо укреплённого оборонительного района хотя и может быть успешным, сопряжено со значительными потерями наиболее хорошо подготовленных воинских подразделений. Причина заключалась в невозможности обеспечения десантной операции артиллерийской и полноценной воздушной поддержкой, в условиях высадки на неподготовленные плацдармы. Германские парашютисты были вынуждены действовать в условиях отрыва от централизованного командования и соседних подразделений, против подготовленной обороны, которая была снабжена артиллерией и бронетехникой. С другой стороны, при традиционной высадке с моря потери могли быть ещё более высокими. Особо проявилось чёткое взаимодействие родов войск вермахта, в частности — поддержка авиацией наземных сил.

В середине июля Штудент и Рингель вылетели самолётом в Восточную Пруссию, где Гитлер вручил им награды. В беседе с генерал-лейтенантом Куртом Штудентом фюрер заявил, что «время парашютистов прошло». Важнейшим итогом операции по захвату Крита стало то, что в дальнейшем Гитлер категорически запретил использовать воздушно-десантные части в крупных операциях, во избежание потерь в личном составе.

Личный состав вермахта, участвовавший в захвате острова, получил право ношения на манжете ленты отличия воинской доблести «KRETA» / «КРИТ», утверждённой в 1942 лично Гитлером.

Ряд высших командиров германских вооружённых сил настаивали на проведении десантной операции по захвату острова Мальта, имевшего, после потери Крита, для англичан стратегически исключительно важное значение как ключевой пункт коммуникационной линии Гибралтар — Мальта — Александрия. В частности, на проведении такой операции настаивал генерал Эрвин Роммель. С потерей Мальты англичане также теряли контроль над центральным Средиземноморьем. Позднее упорное нежелание Гитлера провести операцию по захвату Мальты расценивалось участниками событий и историками как крупнейший стратегический просчёт.

Отсюда следует, что несмотря на значительные людские и материальные потери и утрату острова, англичане и их союзники своими действиями предотвратили захват Мальты немцами. Это стало важнейшим стратегическим следствием упорной и кровопролитной битвы за остров Крит.

Отражение в культуре

Примечания

Литература и ссылки

Крит по отношению к материковой Греции Эта страница в последний раз была отредактирована 9 июня 2020 в 22:11.

Вторая Мировая Война » Вторжение на Крит – операция «Меркурий»

Введение

Все началось на рассвете 20 мая 1941 года. Многие из 7700 расквартированных на Крите новозеландских солдат завтракали, когда сотни немецких транспортных самолетов – некоторые из них буксировали планеры – c рокотом ворвались в небо над средиземноморским островом. Неожиданно небо наполнилось тысячами парашютистов немецких воздушно-десантных войск.

Немецкие парашютисты над Критом

Так начиналась битва, позже получившая название сражения на Крите. В течение 12 дней войска Новой Зеландии, Британии, Австралии и Греции, при поддержке жителей Крита, отчаянно пытались отразить массированную воздушную атаку немцев. Им это почти удалось.

Многие новозеландские солдаты смогли покинуть Крит, но нескольким тысячам из них не так повезло: более 2000 были взяты в плен, 671 человек погибли. Среди эвакуированных были Чарльз Апхэм и Альфред Хальме, которые впоследствии были награждены Крестом Виктории за участие в боевых действиях на Крите. Некоторые из новозеландских солдат были укрыты местными жителями Крита, которые и по сей день помнят их роль в этом сражении.

Обзор

Сражение на Крите было одним из драматичных в ходе Второй мировой войны. За 12 дней в мае 1941 года смешанные войска Новой Зеландии, Британии, Австралии и Греции отчаянно пытались отразить массированную воздушную атаку со стороны Германии. Несмотря на огромные потери, воздушно-десантным войскам противника удалось закрепиться на острове, а впоследствии и одержать победу. Сражение закончилось эвакуацией в Египет большей части войск Союзников.

 

Греческая кампания

Остров Крит стал целью Германии вслед за стремительной оккупацией материковой части Греции в апреле 1941 года. Немецкие войска хлынули на территорию Балкан, быстро победив Югославию и обойдя с флангов греческие пограничные войска. 2-ая новозеландская дивизия – часть сил Британского Содружества, поспешно переброшенных для помощи Греции – вскоре была в центре событий. В меньшинстве по части вооружения и численно, солдатам дивизии пришлось осуществить отход с боем на юг страны. В течение последней недели апреля более 50 000 солдат союзных войск были эвакуированы с материковой Греции, включая большую часть 2-ой новозеландской дивизии. В этой короткой кампании было убито почти 300 новозеландцев, и 1800 человек были взяты в плен.

Теперь противник обратил свое внимание на Крит. Немецкое главное командование рассматривало варианты захватить остров или сфокусировать свои усилия на запланированном вторжении в Советский Союз. Захват Крита имел свои преимущества. Это могло одновременно дать немцам хорошую базу на востоке средиземноморья, а также не позволить британцам использовать остров для организации операции на Балканах. При вторжении с моря был риск, что операция будет сорвана Британскими военно-морскими силами, но немцы могли также использовать хорошо подготовленные военно-десантные войска. После заверения, что захват острова в большой степени не нарушит планов в Восточной Европе, Адольф Гитлер с неохотой дает согласие на вторжение на Крит – операцию «Меркурий».

 

На Крит

Большая часть союзных войск, эвакуированных из Греции, были направлены на Крит. К концу апреля на острове было уже более 42 000 солдат Британии, стран Британского Содружества наций и Греции. Они включали в себя основную часть новозеландской дивизии (7700 человек). Одна бригада уже была отправлена напрямую в Египет, и ожидалось, что размещенные на Крите новозеландские солдаты скоро последуют туда же. Но столкнувшись с нехваткой судов, а также угрозой нападения Германии, британцы решили задействовать уже присутствующих там солдат для защиты острова.

30 апреля командование так называемых «Creforce» — обозначение, которое дали союзным войскам на Крите – было поручено генерал-майору Бернарду Фрейбергу, который командовал 2-ыми новозеландскими экспедиционными силами. Ему предстояла весьма сложная задача. Во время отхода из Греции британцы были вынуждены оставить тяжелую технику и транспорт. Большинство солдат прибыли на Крит лишь с личным оружием. Военного снаряжения и боеприпасов не хватало, а недостаток инструментов привел к тому, что войска были вынуждены рыть оборонные траншеи с помощью касок. Тяжелое вооружение – танков и артиллерии – можно было практически пересчитать по пальцам. Также недостаточно было и воздушной поддержки, так как Королевские ВВС Британии были задействованы в других точках Средиземноморья.

Не облегчила вопрос защиты Крита и география острова. Ключевыми позициями на острове были аэродромы Малеме, Ретимнона и Ираклиона, а также бухта Суда. Все они были расположены на северном побережье и находились немногим больше 100 км от Греции, оккупированной Германией. Потеря этих позиций могла сделать оборону острова практически невозможной, принимая во внимание способность немцев быстро доставлять людей и материалы с баз на материк. Тем не менее, британцы не были готовы разрушить эти позиции, ведь порт в бухте Суда был необходим для обеспечения союзных войск на Крите, и все еще была надежда, что в будущем ВВС Британии смогут базироваться на острове.

Высадка в бухте Суда

Несмотря на эти проблемы у британцев было одно неоспоримое преимущество – они были прекрасно осведомлены о намерении Германии вторгнуться на Крит. Данная информация была получена из расшифровок немецких кодов, получивших название «Ультра». Единственное, британцы не знали даты вторжения и сравнительное преимущество немецких морских и воздушно-десантных войск. Вооруженный этим знанием, британский премьер-министр Уинстон Черчилль был убежден в том, что у защитников Крита были неплохие шансы отразить нападение и одержать победу над немцами.

 

Удар с воздуха

Британцы ожидали, что Германия начнет атаку на остров в середине мая 1941 г. Немцы планировали начать вторжение 15-го числа, но из-за проблем снабжения в Греции удар был отложен на неделю. Узнав об этом из источников «Ультра», Фрейберг был уверен в том, что было сделано все возможное для подготовки обороны острова, несмотря на ограниченные ресурсы и нехватку времени.

Вторжение началось утром 20 мая. После 8 утра, солдаты войск на Крите увидели в небе планеры, приближение которых сопровождалось грохотом воздушной армады. Сотни самолетов заполнили небо, сбрасывая парашютный десант над Малеме и городом Ханья. Позднее тем днем парашютисты высадились и вокруг аэродромов Ретимнона и Ираклиона.

Число погибших с немецкой стороны росло. Многие парашютисты погибали прежде, чем достигали земли; других уничтожали сразу после приземления, пока они пытались освободиться от парашюта. Несмотря на большие потери, достаточно десантников приземлились успешно, чтобы занять ослабленную позицию к западу от Малеме (район, который по ошибке Фрейберга был неохраняемым) и в Призон Вэлли, к юго-западу от Ханьи.

К концу дня немецким силам вокруг Малеме, Ретимнона и Ираклиона не удалось достигнуть ни одной поставленной задачи. Командование в Афинах опасалось, что операция была провальной и перед ним маячила перспектива унизительного поражения. На следующий день было решено бросить все доступные ресурсы в атаку на Малеме. Закрепление позиций на аэродроме было залогом успеха вторжения; без него подкрепление посылать было невозможно.

Подбитый немецкий планер

Победа Германии

Расчет немцев сконцентрировать силы для удара в Малеме оправдался. Утром 21 мая стало ясно, что новозеландские пехотные батальоны, защищавшие аэродром и основные возвышенности рядом с ним, отступили. Эта роковая ошибка решила судьбу союзных войск на Крите. Несмотря на то, что аэродром все еще был под артиллерийским огнем, немцы, не теряя времени, направили подкрепление, которое решило исход битвы в их пользу.

Немецкие солдаты у зенитного орудия

Превосходство военных сил Германии на Крите, как на земле, так и в воздухе, было очевидным. После шести дней ожесточенных боев Фрейберг получил приказ эвакуировать измотанных солдат. Часть сил на Крите отступила к Сфакие на южном побережье, а оттуда 10 500 военных покинули остров в течение четырех ночей. В ходе отдельной эвакуации в Ираклионе было спасено еще 6 000 солдат, хотя часть из них погибла во время возвращения в Египет из-за воздушных атак противника.

Оставшиеся солдаты – около 6 500 человек – официально сдались немцам 1 июня 1941 года. Большинство из них провели остаток войны в лагерях для военнопленных – сначала в Италии, а потом в Германии и Польше. Другие же скрылись в горах, а потом переправились в Египет на подводных лодках или рыбацких суднах. Благодаря помощи гражданского населения Крита часть людей смогли избежать плена на острове и в течение нескольких лет участвовали в боях сопротивления.

 

Потери в битве

В сражении за Крит погибло более 1 700 солдат Британии, Содружества и Греции, а 15 000 были захвачены в плен. Среди новозеландцев потери исчислялись 671 убитыми и 2 180 военнопленными. Более 6 000 немцев были убиты или ранены. Люфтваффе потеряло более 350 самолетов.

 

День первый – 20 мая 1941 года: начало вторжения

20 мая 1941 немцы начали вторжение на Крит. Приземляясь на скрытых оборонительных позициях или рядом с ними, парашютно-десантные войска понесли большие потери. Выжившие парашютисты смогли закрепиться на острове, но к концу первого дня положение их было шатким.

Аэродром Малеме

Вторжение началось вскоре после рассвета 20 мая 1941 массированной бомбардировкой люфтваффе. Для новозеландцев на Крите – тех, кто пережил неделю ежедневных атак с воздуха – прибытие немецких самолетов означало еще один день бомбардировок и обстрелов. Около 7:30 утра обстрелы стихли, и многие готовились к завтраку. Прежде, чем солдатам удалось позавтракать, началась еще более интенсивная бомбардировка с воздуха. После 8 утра в небе стали появляться планеры. Пока над головой пролетали планеры, показались и транспортные самолеты Германии, начав выброску парашютистов и контейнеров с оружием и боеприпасами. Вскоре небо над новозеландскими солдатами наполнилось множеством разноцветных парашютов.

Люди внизу были поражены тем, что разворачивалось над их головами. После недолгого замешательства они похватали оружие и начали стрелять в фигуры медленно опускающихся на землю парашютистов. Погибших от винтовок и пулеметов было колоссальное количество. Многие парашютисты погибли еще до того, как смогли опуститься на землю, а другие были подстрелены, пока пытались отстегнуть парашютные ремни. Жители Крита тоже были вовлечены в сражение. Местные жители деревень, вооруженные дробовиками, топорами и лопатами, атаковали парашютистов, которые приземлились рядом с их домами. Позднее, во время немецкой оккупации острова, население Крита подвергнется ужасным репрессиям за эти действия.

Первоначально сражение велось на территориях вокруг Малеме и сектора Ханья-Галатас. Примерно 50 планеров приземлились вокруг Малеме, в основном вдоль высохшего русла реки Тавронитис. Парашютный десант также был сброшен к западу, югу и востоку от аэродрома Малеме, с приказом захватить контроль над аэродромом и возвышенностями рядом с ним. Приземлившиеся к югу и востоку оказались в кольце новозеландских подразделений и были разгромлены. В одном из десантных батальонов две трети всех парашютистов были убиты. К западу же от аэродрома ситуация складывалась по-другому. Большинству планеров удалось благополучно приземлиться на территории, которая не просматривалась защитниками с возвышенности. Значительное число десантников также были сброшены в русло Тавронитиса и рядом с ним, то есть на территории, которую Фрейберг оставил без защиты. Эти подразделения быстро провели реорганизацию и вскоре уже представляли опасность для аэродрома.

В Малеме ключевые позиции оборонял 22-ой батальон. Под командованием подполковника Лэсли Эндрю, награжденного крестом Виктории в Первой мировой войне, батальон занял позиции вдоль западных границ аэродрома, а также на близлежащем высоком холме, так называемой высоте 107. Ко второй половине дня ситуация была достаточна серьезна, чтобы Эндрю запросил дополнительную поддержку 23-го батальона, занявшего позицию к востоку. Этот запрос был отклонен бригадиром Джеймсом Харджестом, командующим 5-ой новозеландской бригадой, который ошибочно полагал, что 23-ий батальон был слишком занят на своей территории, разбираясь с вражеским десантом.

В отчаянии Эндрю решил использовать свои скудные резервы – два танка и пехотный взвод – для отвода немцев обратно к границе аэродрома. Но контратака захлебнулась, когда вышли из строя танки. Не имея возможности связаться с передовой ротой и опасаясь, что остальная часть батальона будет отрезана, Эндрю принял решение отступить от высоты 107 к ближайшему горному хребту. Харджест дал разрешение на отступление фразой, которая впоследствии стала знаменитой, «надо так надо» (‘if you must, you must’). Затем он отдал приказ направить две роты на подкрепление 22-го батальона. Одна из этих рот кратковременно заняла высоту 107, но затем ей пришлось отступить. Вторая рота не смогла установить контакт с батальоном в темноте и также была вынуждена ретироваться. Эндрю отдал приказ к отводу батальона для объединения его с 21-ым батальоном на востоке, оставляя за собой две передовые роты, которые вели сражение на западной границе аэродрома. Обеим ротам удалось оторваться от противника после того, как было замечено, что остальная часть батальона уже отступила.

 

Территория Галатас-Ханья

На территории Галатас-Ханья немецкая атака началась со штурма планеров. Воздушный десант с планеров высадился рядом с Ханьей, но не смог достичь главной цели – захвата Ханьи и Суда — и был вынужден сдаться несколькими днями позднее. Потери Германии во время этой операции были существенными, ведь многие планеры были сбиты или сильно повреждены при посадке. Среди убитых был командующий 7-ой авиационной дивизии генерал Вильгельм Зюсман.

Высадка немецкого десанта в этом секторе сконцентрировалась в месте под названием Призон Вэлли, к югу от Галатаса. Два батальона парашютистов, высадившиеся по обеим сторонам дороги Ханья-Аликианос, сумели занять позицию вокруг тюремного комплекса Агия. Их присутствие ставило под угрозу связь с 5-ой бригадой на востоке, и стала очевидна необходимость в мощной контратаке.

Оборона территории велась 10-ой новозеландской бригадой под командованием полковника Говарда Киппенбергера. Он быстро понял, что его изнуренная бригада была не в состоянии организовать операцию. В штабе 4 новозеландской бригады бригадир Линдси Инглис пришел к тому же заключению; он полагал, что атака его бригады сможет вытеснить немцев из Призон Вэлли и даст возможность помочь в Малеме. Фрейберг отверг эту идею, и вместо этого Инглису было приказано провести атаку в составе одного батальона. На исполнение приказа отправились две роты 19-ого батальона и три британских легких танка, но, не добившись сколько-нибудь значительного успеха, вскоре отступили.

К концу дня позиция немцев на острове была шаткой. Две волны воздушно-десантных войск не смогли закрепиться на аэродромах или в порту залива Суда. Несмотря на то, что в Малеме войска добились некоторых успехов, вторая волна немецких парашютистов, высаженных близ Ретимнона и Ираклиона, столкнулась с сильным сопротивлением и не продвинулась дальше. Немецкие командующие в Афинах боялись, что они сильно недооценили число защитников на Крите и теперь потерпят унизительное поражение.

 

Продолжение текста: Вторжение на Крит – сражение за Малеме

Перевод для www.world-war.ru Ирины Белоглазовой

Источник: http://www.nzhistory.net.nz/war

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Летом 1941 года, в ходе нападения фашисткой Германии на СССР, многие военные специалисты обратили внимание на то, что германское командование практически исключило широкое применение своих воздушно-десантных войск на Восточном фронте. Соединения и части германских ВДВ воевали в основном в качестве пехоты, иногда в качестве штурмовых войск, да, воздушные десанты немцами применялись, но только в составе не больших подразделений и то только в ближних тылах Красной Армии, в основном для захвата или уничтожения особо важных отдельных объектов и не более того.
Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Подбитый немецкий транспортный самолет Юнкерс Ю-52 падает на землю во время высадки на Крите. Второй самолет (на заднем плане) успешно сбросил десантников, раскрытые парашюты которых видны слева.

В чем причины такой осторожности германцев? К примеру, их танковые части и соединения наоборот мчались только вперед, не обращая внимания на свои открытые фланги и отставшие тылы, фактически немецкие танкисты заменили собой ВДВ, так как действовали решительно, дерзко, напористо и инициативно, а подразделения германских ВДВ на поле боя скромно следовали за ними в качестве обыкновенной мотопехоты.

Причиной такой «скромности» германских ВДВ, оказывается, был личный приказ фюрера, запрещавший использование германских воздушно-десантных войск в специальных масштабных десантных операциях, данный приказ состоялся по итогам операции по захвату о. Крит, проведенный силами германских ВВС и ВДВ в мае 1941 года.

Для чего вообще немцам понадобилось захватывать этот остров, находящийся в восточном Средиземноморье, да еще буквально накануне начала большой и серьезной войны против Советского Союза?

Многие исследователи полагают, что немцы серьезно опасались того, что, используя Крит как базу и своего рода непотопляемый авианосец, союзники начнут бомбардировки румынских нефтяных месторождений, имевших для Германии важнейшее стратегическое значение, так как без румынской нефти было практически невозможно вести войну против СССР, так что захват Крита являлся залогом успешного безостановочного продвижения германских танков на будущем Восточном фронте.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Немецкие парашютисты десантируются на остров Крит под огнем противника

Из различных данных известно, что к началу операции гарнизон Крита насчитывал около 40 тыс. греческих и британских солдат, цифра кажется на первый взгляд внушительной, однако греческие войска, имели на боевых позициях в своем составе всего не более 14 тыс. солдат и те были практически без тяжелых вооружений и имели крайне ограниченное количество боеприпасов. Таким образом, данной группировке союзных войск было не легко противостоять не только германским десантникам, настоящей германской военной элите, но и даже обыкновенной пехоте вермахта.

Англичане прекрасно понимали, что плохо вооруженные греческие войска долго обороняться не смогут и поэтому главными силами, которые составляли основу противодесантной обороны Крита, являлись, в основном, их наиболее подготовленные кадровые пехотные полки Лестерский, Аргайлский и Сазерлендский, которые имели на вооружении даже легкие танки. Слабыми сторонами в обороне острова было также отсутствие транспорта, в связи, с чем невозможно было быстро перебрасывать войска с одного угрожаемого направления на другое, обороняющиеся также не имели на вооружении достаточного количества артиллерии и боеприпасов к ней. На вооружении ПВО, чтобы прикрыть хотя бы наиболее важные объекты, зенитных орудий было не более половины от необходимого количества.

По всей видимости, английское командование рассчитывало, в основном, на свои военно-морские силы, так как их боевые корабли почти полностью контролировали все прибрежные воды Крита. Все это, как им казалось, делало остров практически неприступным для традиционного на то время морского десанта, однако немцы ударили там, где их ожидали меньше всего, - с воздуха.

Германцы для вторжения на Крит создали специальную авиационно-десантную группировку, в состав которой входили: 11-й авиационный корпус, который привлекался для осуществления непосредственно высадки на остров и 8-й авиационный корпус, который должен был прикрыть все действия десанта на земле. Немецкие авиационные корпуса в общей сложности насчитывали 430 бомбардировщиков и 180 истребителей, более 500 транспортных самолетов и 80 планеров. Немцы имели полное господство в воздухе. Командование всей операцией осуществляло ведомство Геринга-Люфтваффе, германские ВДВ в то время входили в состав ВВС, также как и ПВО как у них говорили, все что летало, подчинялось борову-Герингу.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Немецкий десантник, убитый еще в воздухе во время высадки на Крите

Для захвата Крита немецкое командование выделило 7-ю парашютную и 5-ю горнострелковую дивизии. Кроме этих основных частей, в состав десанта входили также части усиления. Парашютную дивизию немцы планировали десантировать на парашютах, а горнострелковую - на планерах и транспортных самолетах.

Всего в состав десанта, включая части, которые предполагалось доставить морем, входило около 23 000 человек. Несмотря на подавляющее преимущество в воздухе, штурм Крита являлся по прежнему очень рискованным и авантюрным мероприятием, так как Люфтваффе намеревалось захватить остров, расположенный почти в 100 милях от материковой части Греции, фактически без участия военно-морских сил, то есть при помощи только одних самолетов и десантников. Получалось, что численность сил вторжения была почти вдвое ниже, чем защитников острова. Немцы торопились и, как показали дальнейшие события, эта спешка при подготовке к столь серьезной операции чуть не привела их лучшие войска к настоящей трагедии и полному краху.

И вот день «Д» наступил, операция по захвату о. Крит под названием «Меркурий» началось ровно в 8.00 20 мая 1941 года. Сотни германских боевых самолетов заполнили небо над островом, штурмовики били точно по ранее вывяленным целям, буквально в течение первых минут налетов от штурмовок и бомбежек большинство позиций греков и англичан были разрушены, а многие зенитные расчеты уничтожены или на короткое время нейтрализованы, то есть попросту в панике разбежались.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Сгоревший немецкий парашютист. Рядом стоит английский солдат с трофейным пистолетом Р.08 «Люгер». Операция «Меркурий» (высадка немецких войск на Крите)

Германские асы действовали четко по плану операции, вначале была нейтрализована большая часть средств ПВО противника, затем во вторую очередь были атакованы основные дороги острова, порты и многие другие объекты, обороняющиеся еще были в шоке и растерянности, когда вдруг прямо у них над головой появились сотни германских транспортников Ю-52, и вниз, словно горох посыпались тысячи германских парашютистов, затем в небе показались десятки планеров с горными стрелками на борту. Зрелище действительно было впечатляющим.

В результате общая численность войск, перевезенных немцами по воздуху, составила почти 23 500 человек, кроме того, самолетами были доставлены 353 орудия, 771 мотоцикл (главное транспортное средство германских парашютистов), 5358 десантных контейнеров с оружием и снаряжением и 1090 тонн различных грузов.

Вроде все для германцев началось удачно и мощно, казалось, что такую мощь остановить практически невозможно, но это только казалось, затем все пошло явно в разрез с планами, разработанными в уютных берлинских штабных кабинетах.

Многие из нас видели как десантируются современные ВДВ, боец-десантник с собой имеет не только личное стрелковое оружие, гранатометы, но и запас боеприпасов, продовольствия и т.д , то есть современный десантник приземлившись и освободившись от парашютных строп сразу же может вступить в бой и эффективно уничтожать не только пехоту противника но и многие бронированные цели.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Немецкие десантники в окопе на Крите

У германских ВДВ в 1941г. при десантировании на о.Крит главным недостатком было то, что парашютисты во время десантирования имели при себе только ножи и пистолеты. Основное оружие и снаряжение сбрасывалось отдельно в специальных контейнерах. Это было вызвано, прежде всего, недостатками в конструкции парашютов и опасениями, что стропы могут зацепиться за выступающие предметы экипировки.

Такая тактика была бы вполне оправдана при выброске в безлюдных районах, однако на Крите десантирование происходило практически на позиции противника. В результате немецкие десантники после приземления гибли десятками, а то и сотнями, так как оказывались перед врагом практически безоружными, греки и англичане их просто безнаказанно расстреливали, не давая добраться до контейнеров с личным оружием.

В результате первая волна высадки немецкого десанта из состава 7ПД понесла крупные, в своем большинстве неоправданные потери. А вот зенитная артиллерия британцев пришла, наконец-то, в себя и открыла плотный заградительный огонь по германским транспортникам и парашютистам. Иногда окружающее наблюдали страшные картины - это когда подбитые германские самолеты разламывались на части прямо в воздухе, парашютисты высыпались из них словно картошка из мешка и гибли, не имея возможности раскрыть парашют с помощью вытяжного кольца. Так как конструкция тогдашнего немецкого парашюта не позволяла каким-либо образом изменить траекторию полета, так что в парашютном деле, как показал Крит, немцы были явно в отстающих, многих потерь среди десантников можно было бы избежать, имея на вооружении более совершенную посадочную технику.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ

Немецкие солдаты и офицер на Крите

К вечеру первого дня, после многочасовых очаговых боев, большая часть намеченного плана немцев потерпела неудачу. Атаки парашютистов на многих направлениях были отбиты. Немецким войскам, высадившимся на планерах в районе Каньи, пришлось вести тяжелые бои, многие планера разбились вместе с людьми находящимися у них на борту. Попытка высадки морского десанта и та потерпела неудачу, все транспорты, на которых итальянцы, союзники немцев пытались перебросить десант на остров, были потоплены или отогнаны английскими боевыми кораблями. Весь остров был усеян обломками планеров, брошенными немецкими парашютами, контейнерами и множеством трупов, в основном из состава германской военной элиты.

Но немцам путем нечеловеческих усилий все же удалось зацепиться за остров, и британцы поняли, что просто так этот противник им не даст его добить окончательно, что борьба за Крит все еще впереди.

Командующий и главный создатель германских ВДВ генерал Штудент осознал реальную угрозу полного провала операции, однако, несмотря на давление со стороны главного командования, генерал решительно отверг предложение прекратить вторжение на Крит, в этом случае пришлось бы оставлять на реальную погибель, а попросту бросить на произвол судьбы несколько тысяч отборных германских десантных бойцов, ценой огромных усилий и потерь захвативших плацдармы и даже окопавшихся вокруг некоторых английских аэродромов.

Сражение за Крит как "пиррова победа" германских ВДВ[

size=1]Немецкие десантники на позиции с пулеметом MG-34

После краткого совещания, ввиду отсутствия крупных резервов из состава парашютно-десантных частей, так как вся 7 ПД была в бою на острове, он принял решение о досрочной отправке посадочным способом на Крит третьего эшелона десанта в составе горных стрелков. Приказ был отдан, невзирая на реальное положение вещей, так как в руках немцев к тому времени не было ни одного полностью взятого под их контроль аэродрома, поэтому самолетам первой волны предстояло приземляться на фактически находящийся в руках врага небольшой горный аэродром.

И вот в течение 22 мая германские транспортные самолеты, несмотря на плотный зенитный огонь противника, сумели доставить на один из горных аэродромов под названием Малеме два пехотных батальона из состава 5-й горнопехотной дивизии, инженерный батальон и парашютную артиллерийскую батарею. Немцам приходилось расчищать посадочную полосу от горящих и подбитых самолетов с помощью захваченных английских танков. По словам очевидцев тех событий, в ходе высадки десанта не редко наблюдались такие катастрофические картины, достойные современных голливудских блокбастеров, это когда транспортник, загруженный до упора горными стрелками при посадке сталкивался с пытающимся взлететь другим Ю-52, раздавался взрыв, пламя, люди горели живьем прямо на глазах у тех, кому повезло, кто успел до этого выгрузиться перед ними, поле аэродрома Малеме после завершения боевых действий на Крите стало настоящим кладбищем германской транспортной авиации.

Британцы, понимая, что Малеме для немцев - это ключ к победе и в целом к овладению Критом, на протяжении всего дня атаковали этот аэродром практически беспрерывно, но немцы стояли на смерть, им отступать было некуда, и они устояли. Вскоре все атаки англичан были отбиты, и они вынуждены были отступить.

Наконец, 25 мая, на шестой день сражения, наступил перелом в битве в пользу германцев. Генерал Штудент вылетел из Афин в Малеме вместе со своим штабом, где на месте лично возглавил свои войска.

А вскоре, 27 мая, британцы поняли, что проиграли, их командованием был отдан приказ о начале эвакуации в Египет, и уже вечером 28 мая началась эвакуация в Египет измотанных и деморализованных английских войск. В этот же день 28 мая с моря успешно высадились главные силы морского десанта отряд итальянских войск в составе почти 6 тыс чел., которые и закрепили успех германских десантников окончательно.

Победа немцам досталась очень дорогой ценой, успех в боях за Крит ими был достигнут прежде всего благодаря всесторонней личной подготовке немецких десантников и горных стрелков, их умению вести бой в любых условиях местности и в любой обстановке.

Да, германскому командованию удалось довести операцию «Меркурий» до ее логического завершения, Крит в итоге был завоеван, однако победа оказалась по настоящему «пирровой» за две недели боев их десантные части потеряли только убитыми и пропавшими без вести около 4 тысяч человек, почти 3400 человек было ранено. Потери военно-транспортной авиации также катастрофические, из 500 военно-транспортных самолетов, принимавших участие в операции, в строю осталось только 185 единиц, после Крита германцы остались практически без своей транспортной авиации.

После окончания операции «Меркурий», генерал Штудент был вызван на «ковер» к фюреру, Гитлер, узнав о потерях, был в ярости, из громадного кабинета рейсхканцелярии доносились крики и упреки в адрес Штудента, в результате Гитлер запретил впредь проводить крупномасштабные десантные операции с участием ВДВ, возможно немцы были правы, что поступили таким образом, так как в дальнейшем опыт Второй Мировой войны в целом показал, что крупномасштабные операции воздушно-десантных войск слишком затратные и рискованные мероприятия, как, например, операции ВДВ, проведенные Красной Армией в 1943г. на Днепре и нашими союзниками в 1944г. в Голландии, которые к большим успехам не привели, а вот потери в людях и технике были довольно значительными.

Закат «Меркурия»

В 5:50 утра 20 мая 1941 года Крит содрогнулся от разрывов авиабомб, которые стали предвестником начавшейся операции «Меркурий» – крупнейшей воздушно-десантной операции немцев во Второй Мировой войне. Несмотря на то, что операция закончилась захватом острова и победой немцев, понесенные в ходе нее потери очень напугали Гитлера, и в дальнейшем Германия не использовала в ходе войны крупные десантные подразделения, прибегая к их услугам лишь при решении небольших тактических задач. Таким образом, немцы фактически провели размен острова на целый род войск. Стратегическое значение Крита до сих пор вызывает сомнения, не даром до конца войны союзники так и не предприняли ни одной попытки, для того чтобы вернуть контроль над островом.
Во многом большие потери наступающих были вызваны недооценкой противника. В Абвере считали, что весь британский экспедиционный корпус (БЭК) был эвакуирован из Греции в Африку, на деле же более половины его осталось на Крите. Разведка оценивала гарнизон острова в 15 000 человек, но в действительности он оказался почти в три раза большим. Под началом командующего обороной острова генерала Бернарда Фрайберга была 31 тыс. солдат (БЭК), 12 тыс. греков и часть мобилизованного гражданского населения Крита.

К моменту начала операции английская разведка имела на руках германскую шифровальную машину «Энигма», вскрыла коды и могла читать секретные сообщения вермахта. Но даже эта информация не облегчала англичанам оборону острова, так как в немецком языке «высадка десанта» неважно морского или воздушного обозначалась одним словом – «Landung». Военное руководство «великой морской нации» сильно недооценивало возможности ВДВ, поэтому предполагало проведение штурма в основном с моря.

Закат «Меркурия»
Имея информацию о местах высадки десанта, обороняющиеся готовились к горячей встрече. Все три имеющиеся на острове аэродрома, которые были основной целью захватчиков, укреплялись, создавались замаскированные огневые точки. Все средства ПВО – 50 зенитных орудий и 24 прожектора был распределены между аэродромами, и так и не были вскрыты немецкой разведкой. Зенитчики получили строжайший приказ не открывать огня по бомбардировщикам, дожидаться десанта. Фрайберг даже предлагал привести все три аэродрома в негодность, но это предложение было отклонено вышестоящим командованием, которое считало, что имеющихся сил вполне достаточно для отражения десанта, а повреждение летных полей будет мешать использованию собственной авиации. Именно отказ от приведения аэродромов в негодность стал основой немецкой победы.

План штурма

По разработанному немецкому плану штурм острова подразумевал захват трех аэродромов силами 7-й авиационной дивизии и отдельного десантно-штурмового полка (всего около 15 тыс. человек) с последующей переброской на остров 22-й аэромобильной дивизии, которая хорошо себя зарекомендовала в Голландии. Но с последней вышла заминка, перебросить ее в Грецию просто не успели. Вместо нее командующему силами вторжения генералу Штуденту передали все, что находилось под рукой – 3 полка 5-й горнострелковой дивизии, 1 усиленный полк 6-й горнострелковой дивизии, около 700 мотоциклистов из состава 5-й танковой дивизии и различные мелкие части всего около 14 000 человек. Их вместе с тяжелым вооружением должны были доставить на остров морем и самолетами, после захвата десантниками аэродромов.

Для обеспечения операции привлекались три полка военно-транспортной авиации, но даже этого количества самолетов было недостаточно, поэтому высадку проводили в несколько этапов – 3 волны вторжения.

Первая волна высаживалась на остров в 7:00 утра 20 мая и включала группировку «Запад»: отдельный десантно-штурмовой полк генерала Майндля (цель – захват аэродрома Малеме) и 3 пдп полковника Гейдриха (цель – захват бухты Суда и г. Кания, где был расположен английский штаб и резиденция греческого короля).

Вторая волна высаживалась в 13 часов 20 мая и включала группировки «Центр» и «Восток» 1 и 2 пдп полковников Бройера (цель – аэродром Ираклион) и Штурма (цель – аэродром Ретимнон).

Закат «Меркурия»
После захвата первых целей нападения должна была начаться третья волна вторжения – высадка горных егерей и тяжелых вооружений. С воздуха операция «Меркурий» прикрывалась 8-м авиакорпусом генерала фон Рихтгофена имеющим 716 боевых самолетов: 205 штурмовиков, 228 бомбардировщиков, 119 одномоторных и 114 двухмоторных истребителей, 50 самолетов-разведчиков и 62 самолета ВВС Италии.

Вторжение

Дела у десантников не заладились с самого утра. В 5:50 авиация обрушила на остров сильнейший авиаудар, но большая часть замаскированных позиций противника уцелела. Да и с выходом на позиции у немцев вышли накладки, первые юнкерсы-52 и планеры появились над полем боя лишь через полчаса после бомбежки, когда противник уже полностью пришел в себя и встретил десантников во всеоружии.

Плотный огонь с земли превращал планеры с десантниками в решето, многие из них, пытаясь выйти из-под огня, разбивались о скалы или падая в море. Неприятностей десантникам прибавляло и то, что они прыгали без вооружения, которое сбрасывалось отдельно в контейнерах. Многие десантники имели при себе лишь пистолет, нож, саперные лопатки и 4 гранаты и гибли при попытке подобраться к контейнерам с вооружением. Даже в таких условиях спешившиеся десантники атаковали противника, но захватить с ходу аэродром Малеме не удалось.

Немцы несли ощутимые потери, в высадившейся первой роте капитана Альтмана уже после часа боя от 108 осталось 28 человек. Такие же тяжелые потери понесла 1 рота, которая приземлилась на артиллерийские позиции у аэродрома и смогла захватить их ценой 60 жизней. 4-ая рота и штаб батальона были фактически полностью уничтожены, так как высадились на позиции новозеландской пехоты. 3-я рота первой волны вторжения из состава десантно-штурмового полка смогла уничтожить батарею ПВО в районе аэродрома, сведя потери авиации непосредственно при высадке к минимуму. В дальнейшем немцы использовали захваченные зенитки для уничтожения спешащей к аэродрому автоколонны с подкреплением и заняли круговую оборону.

При высадке был ранен командир полка генерал Майндль, а 3-й батальон был полностью уничтожен при приземлении. И все же десантники смогли зацепиться за северный край аэродрома, бои в этой местности не стихали весь день.

Плохо сложились дела и у 3 пдп 7-й авиадивизии, который должен был захватить бухту Суда и г. Кания. Еще до высадки погиб штаб полка и командир 7-авиадивизии генерал Зюссман (планер с ними из-за ошибки пилота рухнул в море еще в море). Несколько подразделений десантников были по ошибке сброшены над горами и солдаты с переломами были выведены из строя еще до боя с противником, 13-я минометная рота была выброшена над водохранилищем и утонула в полном составе.

Закат «Меркурия»
Штаб Штудента, видя, что из 500 участвующих в доставке первой волны десанта юнкерсов не вернулось лишь 7, отдал решение о высадке второй волны. И опять повторилась утренняя история и полки, сброшенные над аэродромами Ретимнон и Ираклион, спасла от полного уничтожения только наступившая ночь. Так 2 пдп полковника Штурма потерял к вечеру 400 человек убитыми, а сам Штурм попал в плен. Но, даже не смотря на такие трудности, роль этих десантов была важна, не сумев захватить аэродромы группы «Центр» и «Восток» сковали вокруг себя около 15 тысяч английских солдат.

К вечеру первого дня положение десантников на Крите было катастрофическим, из 10 000 высадившихся десантников в строю осталось около 6 тысяч, ни одна из поставленных целей не была выполнена. Именно в этой критической ситуации, когда на исходе были физические силы и боеприпасы, многие командиры были убиты и ранены, а связь с Афинами отсутствовала, сказалась специфика подготовки «зеленых дьяволов Геринга», особенно офицеров младшего и среднего звена. Посвященные в общий план операции, командиры десантников независимо друг от друга создали большое количество разрозненных активных очагов сопротивления, навязывая бой многократно превосходящему по численности противнику, не давая маневрировать, надеясь, что кому-либо из соседей удастся захватить пригодные площадки для приема помощи.

Уже 21 мая немцы перенесли вектор операции лишь на участок группы «Запад», использовав здесь все имеющиеся резервы парашютистов. И десантникам все же удалось отбить взлетную полосу Малеме у англичан, хотя последние свободно простреливали весь аэродром с ближайших высот. После захвата полосы, генерал Штудент принял решение о высадке 3 волны десанта – горных егерей, даже не смотря на то, что самолетам придется садиться под плотным огнем противника. В течение двух дней на ВПП аэродрома длиной в 600 метров было уничтоженное 150 самолетов. Но ворота на остров приоткрылись, все прибывающие и прибывающие на остров егеря и тяжелое вооружение склонили чашу весов в немецкую пользу. И так трагически начинавшаяся операция закончилась победой, 1 июня остров Крит был полностью захвачен войсками Оси.

Потери

Англичанам удалось эвакуировать с острова лишь около 14 тысяч своих солдат, защитники Крита потеряли почти 4 тыс. убитыми, 3 тыс. раненными, 17 тыс. человек попало в плен. Немецкая авиация сбила 33 самолета и потопила 4 крейсера, 6 эсминцев, 1 тральщик и около 11 различных мелких судов.

Сами немцы оценили потери в 3,7 тыс. убитых и около 2,5 тыс. раненых. После войны данные цифры были пересмотрены в сторону увеличения. Так, по мнению ряда экспертов, вермахт потерял в данной операции до 7-8 тыс. человек только убитыми. Люфтваффе потеряли в небе над островом – 271 самолет.

Операция Меркурий

Operation Mercury
75 лет назад, 20 мая 1941 года, на Крите началось сражение (в немецких документах, операция «Меркурий»), стратегическая десантная операция Третьего рейха. Операция была прямым продолжением греческой кампании и закончилась поражением греко-британского гарнизона и оккупацией Крита. Германия получила контроль над коммуникациями в восточном Средиземноморье. Операция «Меркурий» вошла в историю как первая крупная операция воздушно-десантных войск.Несмотря на большие потери, немецкие десантники смогли выполнить поставленные перед ними задачи и обеспечить высадку основных сил вермахта.

предыстория

Логика войны подтолкнула Третий рейх к захвату Балканского полуострова. Балканские государства должны были стать либо сателлитами Германии, либо потерять независимость. Балканы имели большое военно-стратегическое и экономическое значение: здесь проходили важные коммуникации, были большие воинские контингенты, были важные природные ресурсы, а также людские ресурсы.Через Балканы Великобритания (а в будущем и США) могла нанести серьезный удар Германской империи. Доминирование на Балканах означало контроль над восточным Средиземноморьем, доступ к проливам и Турции и далее к Среднему и Ближнему Востоку. Поэтому Гитлер не мог оставить Балканы без своего внимания. Перед началом войны с СССР, которая уже была решена, Гитлер хотел получить спокойный тыл на Балканском полуострове.

Румыния, Венгрия и Болгария стали союзниками Третьего рейха.Остались Греция, Югославия и Турция. Греция была врагом Италии, с которой она боролась. А Муссолини был ближайшим союзником Гитлера. Турция склонялась к Германии, хотя ранее была союзником Великобритании и Франции. В результате большую часть войны турки сохраняли дружественный нейтралитет по отношению к Германии и даже могли бы встать на ее сторону, если бы вермахт взял Москву, Сталинград и ворвался в Закавказье. Югославия сначала тоже склонялась в сторону Германии. Однако 27 марта 1941 г. в Белграде произошел дворцовый переворот и правительство, пошедшее на союз с Берлином, было свергнуто.Разгневанный Гитлер дал «зеленый свет» началу операции не только против Греции (план Марита), но и Югославии.

6 апреля 1941 года немецкие войска атаковали Югославию и Грецию. В агрессии Германию поддерживали Италия и Венгрия. Болгария предоставила свою территорию как плацдарм для удара Вермахта по Югославии и Греции. Румыния служила ширмой против СССР. Югославское правительство, проводившее «гибкую» политику в предвоенные годы, не подготовило страну к обороне.Кроме того, сербы не ожидали удара немецких войск из Болгарии. Оборона рухнула: в первый день немцы заняли Скопье, а на следующий день танковые и моторизованные части нанесли поражение югославским войскам в Вардарской Македонии, перекрыв путь отхода в Грецию. План югославской войны предусматривал выезд в Грецию в случае неблагоприятного развития событий по сценарию Первой мировой войны. 9 апреля пал город Ниш, на севере был захвачен Загреб.Усилилось националистическое подполье, в частности хорватские нацисты - усташи. 13 апреля нацисты ворвались в Белград. Югославское правительство бежало в Грецию, а оттуда в Египет под крылом англичан. 17 апреля капитулировала югославская армия.

По аналогичному сценарию операция проходила в Греции. В греческом военно-политическом руководстве были прогерманские и пораженческие настроения. Греческое командование сосредоточило самые мощные силы на границе с Албанией.Таким образом, основные силы греческой армии сдерживала угроза со стороны Италии. Появление немецких войск в Болгарии и их вступление в границу с Грецией в марте 1941 г. поставило греческое командование перед нелегкой задачей организации обороны на новом направлении. Прибытие к концу марта британского экспедиционного корпуса из Египта не могло существенно измениться. Британских сил было недостаточно, чтобы серьезно изменить стратегическую ситуацию. Учитывая новую обстановку, греческое командование в спешке сформировало две новые армии: «Восточная Македония», опиравшаяся на укрепления линии Метаксаса вдоль границы с Болгарией и «Центральной Македонией».Однако греки

.

Все началось с воздушного вторжения Германии - Операция «Меркурий

»

Осенью 1940 года Адольф Гитлер был уверен, что Иосиф Сталин готовится напасть на него. Слухи о параноидальных чистках советского диктатора в высшем командовании его армии в конце 1930-х были обнадеживающими новостями для немецкого фюрера в Берлине. Но когда в 1940 г. до Гитлера дошли новости о том, что Советы усиленно обучают целый новый офицерский корпус, фюрер снова забеспокоился и приказал своим генералам составить планы вторжения в Советский Союз.Однако его график был нарушен серией неожиданных событий на юге.

Разочарованный отсутствием завоеваний, в то время как силы Гитлера захватывали большую часть Западной Европы, итальянский диктатор Бенито Муссолини вторгся в Грецию 28 октября 1940 года. Осуществленное в неподходящее время года наступление быстро увязло в осенних дождях, а когда 5 ноября греки контратаковали, они отбросили силы иль дуче назад к исходной точке на границе с Албанией.

Британские войска сражались бок о бок с греками, и Гитлер был вынужден вмешаться, чтобы его враги не закрепились на его южном фланге. Немецкие армии ворвались на Балканы и покорили их, спасая Муссолини и защищая юг - большую его часть. Затем премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль направил части Королевского флота в восточную часть Средиземного моря в ожидании немецкого вторжения на Крит, самый большой из греческих островов, у юго-восточного побережья материковой Греции.

Было предрешено, что в следующий раз немцы нацелятся на большой остров. Присутствие Великобритании там дало союзникам бесценную базу для их воздушного и морского флота, чтобы угрожать поставкам и подкреплениям, предназначенным для сил Оси в Северной Африке. Бомбардировщики Королевских ВВС, базирующиеся на Крите, также могли достичь жизненно важных румынских нефтяных месторождений, которые питали немецкую военную машину, а Крит мог бы даже стать плацдармом для вторжения союзников в Южную Европу.

Для немцев время имело значение.Операции в Греции и на Крите должны были быть успешно завершены до того, как можно было предпринять вторжение в Советский Союз с перспективой скорейшей победы до зимы. Элитные воздушно-десантные войска под командованием генерала Курта Стьюдента были приведены в боевую готовность 1 мая 1941 года. У них было всего 20 дней, чтобы подготовиться к штурму этого далекого, незнакомого острова. Была начата операция «Меркурий», как ее называли.

Поскольку кампанию нужно было проводить в очень большой спешке, времени на подготовку на любом уровне было мало.Всего для доставки десантников в бой потребовалось 500 транспортных самолетов Junkers Ju-52 / 3m. Однако самолеты были сильно перегружены во время недавних атак на Югославию и Грецию, и их планеры и двигатели нуждались в серьезном ремонте. 1 мая весь флот улетел на север, к десяткам центров обслуживания самолетов, разбросанных по Германии, Австрии и Богемии-Моравии. К 15 мая 493 отремонтированных, отремонтированных и отремонтированных Ju-52 вернулись в Грецию.Следующей проблемой, которую нужно было решить, было определение подходящих плацдармов для воздушно-десантной армады.

Несколько греческих аэродромов с мощеными взлетно-посадочными полосами уже были заняты бомбардировочными частями VIII немецкого авиационного корпуса. Транспорту придется обходиться пыльными полями и грунтовыми дорогами. Когда полковник Рюдигер фон Хейкинг обследовал взлетно-посадочные полосы своих 150 Ju-52, он сообщил своему начальству: «Это не что иное, как пустыни! Тяжеловесные самолеты утонут по щиколотку ».

Тревога Хейкинга была оправдана.Его аэродром за пределами Тополии был вспахан его предыдущим командиром в попытке «сделать его более ровным». В результате при взлетах и ​​посадках поднимались плотные облака пыли, которые поднимались на высоту 3000 футов и делали невозможным следование группировок друг за другом. с интервалом менее 17 минут. Это была проблема, которая преследовала немцев по всему развивающемуся театру. Транспортные группы в Дадионе, Мегаре, Коринфе и Танагре были вынуждены использовать поля, сделанные из подвижного неустойчивого песка.

Немцы также страдали от острой нехватки топлива.Три рейса 493 Junkers для доставки парашютистов на Крит потребуют примерно 650 000 галлонов бензина. По состоянию на 17 мая топлива не поступало. 26 апреля британская пехота захватила мост через Коринфский канал, по которому должен был пройти немецкий топливозаправщик, идущий из Италии. Англичане взорвали мост, который упал в канал и эффективно заблокировал его. К 17 мая водолазам Кригсмарине удалось расчистить завалы настолько, чтобы танкер мог пройти, и на следующий день он пришвартовался в греческом порту Пирей, где драгоценное топливо было перекачано в 45-галлонные бочки и загружено на грузовики. для транспортировки на аэродромы.

Из-за задержанного танкера вторжение было отложено с 15 на 18 мая и, наконец, на 20 мая. К полуночи 19-20 мая некоторые транспортные эскадрильи все еще ждали топлива, и когда оно наконец прибыло, пришло время был настолько коротким, что десантникам приходилось помогать разгружать бочки, катить их к самолетам, а затем помогать, когда баки медленно наполнялись ручными насосами. Чтобы компенсировать тяжелую ночную работу, солдатам вводили амфетамины, чтобы они не уснули в долгие предстоящие дни.

Воздушно-десантный штурм начался на рассвете, флот Ju-52 с ревом проносился над побережьем Крита, извергая тучи усталых парашютистов, в то время как дополнительные солдаты прибыли на планерах. Первые воздушные десанты были произведены группой из 3000 человек под командованием генерал-майора Ойгена Майндла возле Малеме и Канеи на северо-западном побережье Крита. Во второй половине дня 20-го за ними последовали 2600 солдат в Ираклионе и 1500 в Ретимно.

Силы Студента понесли такие ужасные потери, что потребовалось крупное подкрепление, чтобы предотвратить полное поражение.Противодействие вторжению оказалось гораздо более жестким, чем предполагалось. Более 40 000 солдат, включая греческих солдат, эвакуированных с материка, и силы Британского Содружества под командованием генерал-майора Бернарда Фрейберга, новозеландца, сражались яростно.

Примитивные условия и жестокий зенитный огонь над Критом унесли так много критически важных Ju-52 в течение первых двух дней атаки, что немецкое командование усомнилось, что дальнейшие воздушные десанты были целесообразными.

Помимо тяжелых потерь транспортов Люфтваффе , возникла проблема доставки остро необходимой артиллерии, боеприпасов, танков и другого тяжелого оборудования, которое было слишком тяжелым для перевозки на самолетах.Решение состояло в том, чтобы вечером 20 мая послать конвой реквизированных греческих рыболовных и торговых судов с 2331 солдатом 3-го батальона 100-го горного полка, полностью вооруженным и снаряженным. Немцы пытались убедить своих итальянских союзников запустить крупный военно-морской флот. вылет на запад, чтобы отвлечь Королевский флот от конвоя, но адмиралтейство Муссолини не проявило особого интереса к такой рискованной уловке. Вместо этого немцы надеялись обмануть своего врага ложными радиосигналами и отправиться на Крит под покровом темноты.

Проблема с этим планом заключалась в том, что превосходство в воздухе Люфтваффе и было бессмысленным в ночное время, и если Королевский флот смог определить местонахождение морского эшелона, ничто не могло предотвратить резню. Конечно, тяжело загруженные и старые суда замедлились из-за встречного ветра и на рассвете все еще были далеко от места назначения, когда разведка Люфтваффе предупредила их о приближении британских военных кораблей. Пестрый флот изменил направление и вернулся в исходную точку - прибрежный остров Менлос.

Шесть часов спустя немцы попытались снова, надеясь, что противник не будет ожидать новой попытки так скоро. Но, начав так поздно, они лишились всякого шанса достичь Крита до наступления темноты. Элементы британского средиземноморского флота патрулировали у северного побережья Крита в ожидании такого движения. Незадолго до полуночи три крейсера и четыре эсминца под командованием адмирала сэра Эндрю Каннингема ворвались в практически незащищенный немецкий конвой.

Один из выживших после нападения позже писал: «Для нас прожекторы кажутся пальцами смерти.Резко рассекая темноту, они то тут, то там по воде ходят ощупью. На мгновение они касаются кончиков наших мачт в ярком свете, а затем уходят дальше. Неужели мы слишком малы, чтобы быть замеченными? »По-видимому, нет, потому что, когда испуганный немец поднял глаза, он увидел, как из темноты вылетает эсминец. «Дело прямо перед нами, - продолжил он. «Темная тень высотой с церковную башню. Снова вспыхивают прожекторы, заливая наше крохотное судно ярким как днем ​​светом. «Все за борт!» Когда мы прыгаем в воду, первые залпы врезаются в нас, как ураган, осыпая наши уши дождем из дерева и мусора.’

В течение двух с половиной часов это была охота на индейку. Затем военные корабли отломились и удалились, оставив разбитые останки флотилии мертвыми в воде, чтобы дрейфовать на север, в сторону Греции. Каннингем подсчитал, что было убито 4000 немцев. Фактически, чуть более 800 человек погибли, и на рассвете силы Оси предприняли масштабные спасательные операции. В то же утро был замечен второй конвой со 2-м батальоном 85-го горного полка, но он убежал на материк с британской флотилией, тяжело стоявшей на рулях.

События на всем восточном побережье вскоре переломят ход кровопролитной битвы за Крит. В течение нескольких дней боевых эскадрилий люфтваффе сосредоточились на недавно захваченных аэродромах на островах в Эгейском море, в городах Пелопоннеса Аргос, Микены и Мола, а также на севере в центральной Греции. 21 мая британцы потеряли эсминец Juno немецкой авиации, а 22 мая разведывательные патрули определили местонахождение британских военно-морских подразделений в зоне боевых действий.

Каннингем знал о своей уязвимости для воздушных атак и, соответственно, воздерживался от слишком близкого подхода к районам боевых действий. Однако бомбардировщиков люфтваффе были настолько озабочены поддержкой своих осажденных парашютистов, что до сих пор практически игнорировали британский флот. Возможно, это невнимание привело адмирала к самоуверенности.

В ночь с 21 на 22 мая Каннингем направил 14 своих крейсеров и эсминцев на позиции у северного побережья острова, чтобы продолжить блокаду.Именно эти суда заметили немецкие разведчики. Вскоре после первых лучей в небо взревели сотни немецких бомбардировщиков и истребителей.

Первыми поднялись в воздух пикирующие бомбардировщики Junkers Ju-87B из Stukageschwader 2 под командованием подполковника Оскара Динорта. В двадцати пяти милях к северу от Крита они обнаружили цели - два крейсера и два эсминца. С криком спускаясь с высоты 12 000 футов, «Штуки» проигнорировали зенитный огонь и разрядились по своим меткам. На полном ходу и на штурвале корабли отчаянно двигались зигзагами, когда тяжелые бомбы взрывались так близко, что их палубы были облиты морской водой от взрывов.

Легкие крейсеры Gloucester и Fiji были слегка повреждены, а эсминцы Greyhound и Griffin остались невредимыми. После 90 минут практически безрезультатной атаки «Штуки» вернулись на свои аэродромы для перевооружения и дозаправки, в то время как четверка британских судов бежала на встречу с основным флотом в 30 милях от западного побережья Крита.

На востоке британцы все еще преследовали вторую флотилию, когда на них напали пикирующие бомбардировщики Junkers Ju-88 с двумя двигателями.Союзники уже учились бояться этих разноплановых самолетов, в которых невероятно сочетались скорость, способность пикировать, бомбовая нагрузка и точность. Однако в этой атаке первая стена зенитного огня, брошенная целями, по-видимому, настолько нервировала немецких нападающих, что только два корабля, крейсеры Naiad и Carlisle , получили умеренные повреждения, прежде чем флотилия рассеялась и смогла уйти. Запад.

Каннингем был встревожен этим маневром. Он был убежден, что его корабли имеют больше шансов, если они сблизятся с военными кораблями и уничтожат их с близкого расстояния, в то время как пилоты, которые, как он думал, боялись убить своих людей, беспомощно гудели над головой.Кроме того, он считал, что уничтожение этой колонны с подкреплением стоит любой цены. Но к тому времени, когда из Александрии поступил его приказ «Придерживайтесь этого!», Его оперативная группа уже удалилась.

К тому времени собралось 19 британских военных кораблей, во главе которых стояли линкоры Valiant и Warsposit . Они могли бросить иссушающую завесу огня, но большая часть их боеприпасов была израсходована в бою накануне. Кроме того, командующий VIII авиационным корпусом генерал Вольфрам фон Рихтгофен имел в своем распоряжении огромную огневую мощь с воздуха.22 мая 1941 года продемонстрирует, насколько уязвимой может быть даже мощная военно-морская оперативная группа, когда противник полностью контролирует небо.

В 12:30 мессершмитты Ме-109 и Дорнье Do-17 присоединились к «Штукам», преследующим британские корабли, идущие на запад, когда они соединились с остальной частью флота. Warspting сразу получил прямое попадание. Увидев ее бедствие, Ме-109 набросились на нее, обстреляв ее пулеметным огнем, в результате чего погибло много моряков и были выбиты ее 4- и 6-дюймовые батареи правого борта.

В этот момент прибыли самолеты из заправленного и перевооруженного Stukageschwader 2. Увидев, что на них спускается огромная воздушная армада, британцы повернулись и побежали на юго-запад в отчаянной попытке уйти из зоны досягаемости. По сути, они бросали своих товарищей на Крите и признавали поражение. Однако немцы не собирались позволять им беспрепятственно бежать.

Пару часов назад Greyhound был отправлен в одиночку, чтобы уничтожить кайк, полный солдат, который был замечен у Антикиферы.Уединенный эсминец был пойман и быстро потоплен двумя бомбами "Штука". Два других эсминца, Kandahar и Kingston , получили приказ контр-адмирала Эдварда Кинга вернуться и забрать выживших, а Gloucester и Fiji должны были обеспечивать зенитное прикрытие. Адмирал не знал, что у крейсеров почти закончились боеприпасы, и к тому времени, когда он был проинформирован об этом и приказал им вернуться, было уже слишком поздно.

Gloucester был смертельно ранен почти мгновенно.Пылающая по всей длине, она бесцельно бродила до 16:00, пока не была потоплена внутренним взрывом. На этот раз Кинг стиснул зубы и оставил выжившую команду на верную смерть в море. Однако в течение следующих 24 часов немецкие гидросамолеты подобрали более 500 британских моряков.

Тем временем Fiji и ее эсминцы взяли курс на Александрию. В 17:45 ее заметил одинокий Ме-109, несший 550-фунтовую бомбу. Несмотря на свой крайний предел дальности, пилот не дрогнул в своей атаке, установив бомбу рядом с кораблем и прогнув его пластины.В результате наводнение серьезно снизило скорость Fiji и вызвало серьезный крен. Кроме того, немецкий пилот сообщил по рации о местонахождении своей жертвы, и когда через 30 минут появился бомбардировщик, крейсер мало что мог сделать, чтобы защитить себя. Самолет сбросил три 110-фунтовых бомбы на носовую котельную, а с наступлением темноты Fiji перевернулся и затонул.

Также в сумерках пять современных эсминцев прибыли с Мальты и заняли позицию у северного побережья Крита.Два из них, Kelly и Kashmir , обстреляли немецкие позиции в Малеме и подожгли пару боевых кораблей, но на рассвете они были атакованы рой из 24 штук и были быстро отправлены на дно. Эсминец Kipling спас 279 выживших, в том числе капитана Келли , лорда Луи Маунтбеттена. В 7 часов утра 23 мая то, что осталось от британского Средиземноморского флота, хромало обратно в Александрию.

Накануне вечером восхищенный Рихтгофен записал в своем дневнике: «Британцы получают удар за ударом; корабли горят и тонут.Другие отворачиваются, чтобы помочь, и их тоже ловят бомбы. Некоторые хромают со списком, другие - со следом масла, чтобы выбраться из этого ада. Летные части, которые целый день летали, бомбили, ни за что не перезаряжали время, к вечеру начинают издавать торжествующие крики радости. Результаты пока не поддаются оценке, но у меня есть твердое ощущение грандиозного и решающего успеха: шесть крейсеров и три эсминца определенно потоплены, другие настолько повреждены, что затонут в ночи. Мы наконец продемонстрировали, что, если позволяет погода, флот не может действовать в пределах дальности действия Люфтваффе .Рихтгофен поспешно связался по рации с Берлином, чтобы немедленно отправить морское подкрепление на Крит. Однако высшее командование все еще было потрясено нападением первого конвоя войск и не могло поверить, что Королевский флот был сметен с арены.

Хотя потери для англичан были меньше, чем предполагал Рихтгофен (на момент записи в его дневнике на самом деле было потоплено только два эсминца), они все же были значительными. Три других боевых корабля были повреждены до непригодности, более 1000 человек погибли.Тем не менее, торжествующий генерал Люфтваффе не смог убедить своего далекого, слишком осторожного начальства запустить еще один флот десантных катеров. Помощь продолжала прибывать с безумной медлительностью через истощенные эскадрильи грузовых самолетов.

Если верхние эшелоны вермахта были не уверены в собственном успехе, то британцы, конечно же, были не уверены. Уйдя в Александрию, Каннингем не повиновался прямым приказам Лондона любой ценой сохранить контроль над морскими путями к северу от Крита.Печальный адмирал видел, что контроль над морем перешел от надводных сил к военно-воздушным силам и что представление его начальства о войне на море устарело. Он сообщил по рации начальникам штабов, что его потери слишком велики, чтобы оправдать попытки предотвратить дальнейшие нападения на Крит, добавив, что его люди и корабли, на которых они плыли, близки к истощению.

«Операции последних четырех дней были не чем иным, как испытанием силы между Средиземноморским флотом и немецкими военно-воздушными силами», - сообщил Каннингем 23 мая.«Я боюсь, что в прибрежной зоне мы должны признать поражение и признать тот факт, что потери слишком велики, чтобы оправдать наши попытки предотвратить морские нападения на Крит. Это меланхолический вывод, но с ним нужно жить ».

Однако морских немцев не будет, и потрепанные Ju-52 решительно продолжали приземляться со своим человеческим грузом. 100-й горный полк, часть солдат которого все еще промокли после неудачного похода вчерашнего дня, постепенно пополнялся за счет переброшенных по воздуху вновь прибывших.Крепкие, хорошо экипированные ветераны начали преобладать в этой запутанной кампании, которая была омрачена серьезными ошибками с обеих сторон. Союзники, лишенные поддержки с воздуха из-за отсутствия авианосцев или подходящих аэродромов в пределах зоны боевых действий, постепенно были вытеснены в прибрежные районы восточной оконечности острова, где они ждали эвакуации остатков деморализованного британского флота.

Не далее как 27 мая Черчилль телеграфировал генералу сэру Арчибальду Уэйвеллу, главнокомандующему ближневосточными силами, «Победа на Крите необходима в этот поворотный момент войны.В тот же день Уэйвелл уныло ответил: «Боюсь, мы должны признать, что Крит больше не подходит…»

Британская эвакуация была бы самоубийственной авантюрой, если бы Гитлер еще не начал вывод своих авиационных частей в рамках подготовки к вторжению в Советский Союз. Однако в Ираклионе руль эсминца Imperial безнадежно заклинило, что вынудило британцев перебросить ее команду и войска на эсминец Hotspur , а затем затопить его. Горстка уцелевших снарядов наткнулась на спасательные силы 29 мая, повредив крейсера Ajax и Orion и несколько эсминцев, потопив эсминец Hereward и убив еще 800 человек.

Хотя нейтрализация Люфтваффе Средиземноморского флота Королевского флота позволила Германии захватить Крит, это была бы пустая победа, столь дорогостоящая, что Гитлер отказался от любых дальнейших крупномасштабных операций парашютистов. Он не стал превращать свое дорогое приобретение в нацистский бастион, чтобы господствовать в восточном Средиземноморье и, возможно, обеспечить себе победу в Северной Африке. Крит оказался немногим больше, чем кладбище для тысяч потраченных впустую немецких жизней - жертва, которую генерал Юлиус Рингель, командир 5-й горнострелковой дивизии, сказал, «не была бы слишком большой, если бы она означала начало, а не конец.’

Королевский флот потерял в общей сложности девять кораблей и 2000 моряков во время кампании за Крит. На суше 1700 солдат союзников были убиты и 12000 взяты в плен. В общей сложности было убито 4000 немецких солдат и 220 из почти 500 задействованных транспортных самолетов были потеряны. После вторжения на Крит Гитлер сказал Студенту, что день десантника закончился. Немецкие вооруженные силы никогда больше не предпримут широкомасштабных воздушных атак. Союзники, однако, доказали неправоту Гитлера, когда три года спустя эффективно использовали воздушно-десантные войска против него во время операций в день «Д».


Эта статья была написана Келли Белл и впервые появилась в выпуске World War II за май 1999 года.

Для получения дополнительных замечательных статей обязательно возьмите свой экземпляр World War II .

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *