Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

Оцени ответ

usvaivalka.com

Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

dvoechka.com

Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

Оценить ответ

pomogajka.com

Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?... -reshimne.ru

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

reshimne.ru

Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?... -klassgdz.com

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

klassgdz.com

Что такое "новый курс" Бисмарка? Каковы его итоги?... -wolpik.ru

Предложение в 1889 г. Бисмарка заключить союз с Англией было еще одной попыткой до конца изолировать Францию от великих держав и таким образом предотвратить войну на два  фронта.  Отказ Англии от заключения такого союза новое окружение Бисмарка считало  провалом   всей  его   «нереальной»   внешней политики.В 1888 г. умер император Германии Вильгельм I, при котором внешняя политика Германии находилась исключительно в руках Бисмарка. «Железный канцлер» был выдающимся дипломатом своего времени и своего класса — прусского юнкерства и  крупной германской  буржуазии. Создав политикой «железа и крови» национальное объединение Германии, подчинив гегемонии Пруссии все остальные   немецкие государства, Бисмарк поставил своей целью превратить Германскую империю в гегемона   Западной   Европы. Всегда   памятуя, что   потерпевшая поражение Франция стремится к реваншу, он считал войну с Францией неизбежной. Поэтому изоляция Франции составляла главную задачу его дипломатии. Реализм Бисмарка особенно ярко выступал в его оценке роли России. Вопреки утверждениям   некоторых  немецких  историков, изображавших Бисмарка другом России, он был ярым врагом   России, страстно ненавидел ее, но в то же время он боялся России и видел в ней главное препятствие для утверждения гегемонии Германии в Европе. «Железный канцлер» был достаточно умен, чтобы понять, какая сила таится в русском народе. Об этом он предупреждал и молодого императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., и генерала Вальдерзее, занявшего тогда же пост начальника Генерального штаба. Однако и Вильгельм II, и генерал Вальдерзее сочли ошибочной позицию Бисмарка, который предостерегал Германию от гибельной войны с Россией. Не избегать войны с Россией, а начать с ней превентивную войну и разгромить ее, пока она недостаточно окрепла и не нашла себе сильных союзников,— таков был лейтмотив Вильгельма II и Вальдерзее.

wolpik.ru

Германия в 1871-1914 гг - Стр 3

19 октября 1878 года рейхстаг, по предложению канцлера Бисмарка, голосами депутатов-консерваторов, свободных консерваторов и национал-либералов принял “Закон против общественно опасных стремлений социал-демократов” сроком на два с половиной года. Его прозвали “исключительным законом против социалистов”, он продлялся рейхстагом несколько раз и действовал двенадцать лет, до 1890-го года, до отставки канцлера Бисмарка. Законопроект предусматривал закрытие всех социал-демократических, а также примкнувших к ним организаций, запрет рабочей печати и другие аналогичные меры. Были распущены все рабочие организации: партийные, профсоюзные, вплоть до спортивных кружков. За первую неделю действия “исключительного закона против социалистов” были запрещены сорок пять из сорока семи социал-демократических органов печати, закрыты шестнадцать типографий. За один год, 1878/1879 гг., было закрыто двести сорок рабочих союзов и обществ, сто двадцать семь периодических изданий. В Берлине, Лейпциге, Гамбурге было введено “малое осадное положение”. Было выслано из страны около девятисот человек, полторы тысячи человек брошено в тюрьмы, профсоюзы и рабочие организации распускались, их имущество конфисковывалось. Как справедливо заметил руководитель социалистов Август Бебель, “ни одна партия в Германии не получала и не перенесла ст

ольких ударов”.

Все эти удары реакции не сломили силы социалистов. Социалистическая рабочая партия, руководимая Вильгельмом Либкнехтом и Августом Бебелем, с честью выдержала на себе это нелегкое испытание. В Лейпциге был создан Комитет помощи, который взял на себя функции Центрального комитета СРПГ. По всей Германии стали возникать новые нелегальные партийные организации социалистов. Открывались подпольные типографии. В Цюрихе, а затем в Лондоне было налажено издание газеты “Социал-демократ”, которая доставлялась и распространялась в Германии “красной почтой”. К чести СРПГ, она не поддалась на увещевания левых авантюристов, которые призывали социалистов бойкотировать выборы в рейхстаг и развернуть по всей Германии “революционный террор”. Доверие к социал-демократам и их поддержка в среде немецкого рабочего класса возрастали. В 1881 году за социалистов отдали свои голоса только триста тысяч избирателей, а к 1890-му году их сторонников насчитывалось уже миллион четыреста двадцать семь тысяч. Социалисты добились роста своего влияния в профсоюзах, число членов профсоюзов к концу 1880-х годов достигло ста двадцати тысяч членов. Стачечное движение охватило почти все промышленные районы Германии – Рурский и Саарский добывающие бассейны, Саксонию, Силезию.

В борьбе с социалистическим влиянием, правительство канцлера Бисмарка использовало не только “политику кнута”, но и “политику пряника”, т.е. уступок трудящимся в виде социальных реформ под нажимом растущего рабочего и социалистического движения. Социальным законодательством правящий режим намеревался вырвать рабочий класс из-под влияния немецкой социал-демократии. Эти уступки были вынужденной мерой, о чем заявил сам железный канцлер: “Если бы у нас не было социал-демократов и людей, которые их боятся, не существовало бы даже этих умеренных успехов в области социальных реформ…”.

В июне 1883 года рейхстаг принял закон о социальном страховании промышленных рабочих на случай болезни. Страховой фонд на семьдесят процентов состоял из взносов самих рабочих, и лишь на тридцать процентов состоял из взносов предпринимателей и работодателей. В следующем 1884 году был принят закон о страховании от несчастных случаев и в юнее 1889 года – закон о пособиях инвалидам и старикам. Пособие по старости мог получить только тот, кто платил взносы в течение тридцати лет и достиг семидесятилетнего возраста. До такого семидесятилетнего возраста в конце ХIХ века даже немецкие рабочие доживали крайне редко. По закону 1878 года вводилось некоторое ограничение на применение детского труда. В том же 1878 году был введен институт фабричных инспекторов. Реализация социального законодательства способствовала некоторому улучшению положения рабочих и даже способствовала некоторой активизации политической борьбы немецкого пролетариата. Бисмарк и его правительство рассчитывали ослабить рабочее и социалистическое движение, сдержать его рост, но просчитались. Наоборот, социальное законодательство не ослабило классовой борьбы в стране. На выборах 1890-го года социал-демократы получили тридцать пять мест в рейхстаге. Рабочее движение продолжало расти.

Поражение канцлера Бисмарка в вопросе борьбы с социалистическим и рабочим движением явилось одной из серьезнейших причин провала всей его внутренней политики и последующей отставки 17 марта 1890-го года.

В экономической политике Бисмарк придерживался принципа соблюдения внутри империи экономического равновесия, которое обеспечивало бы стабильность общества. В экономической политике правительство Бисмарка руководствовалось интересами буржуазии и юнкерства, причем явно склонялось в сторону крупной буржуазии и крупного юнкерства. Промышленные магнаты требовали проведения политики протекционизма: за счет поднятия цен на внутреннем рынке они могли снизить цены на свои товары на внешнем рынке и выдержать конкуренцию соперников. Крупные помещики-юнкеры настоятельно добивались установления высоких экспортных пошлин на сельскохозяйственные продукты. Это позволило бы им поднять цены на продукцию их поместий на внутреннем рынке и увеличить прибыли. Против протекционизма выступала буржуазия, связанная с легкой промышленностью и с крупными экспортными фирмами, а также купечество. Введение высоких таможенных пошлин в Германии вызвало бы ответные меры правительств других стран, и экспорт товаров из Германии был бы затруднен. Кроме того, повышение цен удорожало стоимость производства в целом и могло мешать конкурентной борьбе германской промышленности на мировых рынках. Сам Отто фон Бисмарк выступал горячим сторонником политики протекционизма. Под его нажимом рейхстаг был вынужден сделать первые шаги в направлении к политике протекционизма. 12 июля 1879 года был принят закон о введении высоких таможенных тарифов на ввоз промышленных и сельскохозяйственных товаров: на железо, сталь, керосин, древесину, хлеб, кофе, вино, рис, текстиль, мясо, бумажную пряжу. Таможенные доходы государства сразу выросли вдвое, а к 1899 году они превысили уровень 1879 года уже в четыре с половиной раза. Значительная часть этих поступлений пошла на усиление военного могущества Германии. При голосовании этого закона голоса национал-либералов – крупной и средней буржуазии разделились, ведущая роль в рейхстаге перешла к консерваторам и к партии центра. Позиции национал-либералов были ослаблены. Принятие запретительных пошлин на вышеперечисленные товары сблизило Бисмарка с партией консерваторов. Партия национал-либералов после раскола была еще теснее привязана к правительству Бисмарка. От национал-либералов откололась группа, оставшаяся на позициях свободной торговли и предпринимательства (фритредерства). В 1884 году эта группа приверженцев политики фритредерства объединилась с прогрессистами и некоторыми другими мелкими партиями в так называемую партию “свободомыслящих”.

В целом, протекционизм принес большие выгоды юнкерству, крупной буржуазии, имперскому правительству. Если таможенные пошлины в 1878 году составляли сто один миллион сто тысяч марок; то к 1900 году они составляли уже четыреста шестьдесят пять миллионов восемьсот тысяч марок. Примерно в четыре с половиной раза выросли и прибыли крупных капиталистов и помещиков за счет ограбления трудящихся.

В 1880-х годах усилились национальное угнетение и насильственная германизация населения польских областей, а также оккупированных французских провинций Эльзаса и Лотарингии. В 1886 году была создана колонизационная комиссия с целью содействия захвату польских земель, передаче их прусским юнкерам с последующей колонизацией немецким населением. В распоряжение этой комиссии было отпущено сто миллионов марок. Около тридцати тысяч поляков были изгнаны из империи как “обременительные иностранцы”, а их земли перешли в руки прусских помещиков-юнкеров и сельских хозяев-кулаков. Такая же насильственная политика германизации проводилась и в Эльзасе, и в Лотарингии.

Подведем итоги внутренней политики канцлера Бисмарка. В первые годы существования своей империи (1871–1878 годы) канцлер Бисмарк опирался в своей деятельности, прежде всего, на национал-либеральную партию. Национал-либералы горячо поддержали реформы, проводившиеся Бисмарком, и вместе с ним вели борьбу против католической партии центра.

На втором этапе своей деятельности (1878–1890 годы) канцлер Бисмарк опирался на консерваторов. Одновременно он стремился использовать в рейхстаге и партию католического центра. В 1887 году Бисмарк столкнулся с противодействием рейхстага новому продлению септенната (семилетний срок предоставления военных кредитов на нужды германской армии). Сопротивление депутатов рейхстага было робким и нерешительным: утвердив увеличение армии на несколько десятков тысяч человек, рейхстаг утвердил военные кредиты сроком лишь на последующие три года вместо семи лет. Это было симптомом серьезного падения авторитета правительства и лично Бисмарка. Чтобы укрепить свое положение и протолкнуть закон о продлении септенната, Бисмарк использовал международную обстановку. В это время в соседней Франции военный министр Жорж-Эрнест Буланже развернул милитаристскую демагогию и реваншистскую риторику. Для Бисмарка и его окружения это стало очень удобным предлогом для нового витка обострения отношений с Францией и создания в Европе атмосферы военной тревоги и политической напряженности.

Распустив в начале 1887 года рейхстаг, Бисмарк и правительство провели выборы в обстановке военной шумихи. Под лозунгом “отечество в опасности” Бисмарк сколотил предвыборный блок обеих консервативных партий и национал-либералов – так называемый “картель”, сумевший отвоевать у леволиберальных партий и группировок значительное число голосов в пользу принятия закона о септеннате.

Рейхстаг нового созыва, в составе которого “картель” получил большинство депутатских мандатов, принял все требования правительства: утвердил септеннат, одобрил новое значительное повышение ввозных пошлин на хлеб (что позволяло использовать дополнительные средства на вооружения сверх специально ассигнованных рейхстагом), продлил срок действия “исключительного закона против социалистов”. Таким образом, Бисмарку удалось на короткий период времени создать блок правых партий – консерваторов и национал-либералов (“картель”), голосами которых был принят второй септеннат. Но политический успех, достигнутый канцлером Бисмарком, оказался недолгим, эфемерным, поскольку “картель” оказался непрочным объединением политических сил, интересы которых во многом не совпадали. Серьезные расхождения назревали, в частности, по вопросу о таможенных пошлинах, рост которых более уже не поддерживался значительной частью германского общества.

Рост стоимости жизни, вызванный законами нового рейхстага, усиливал и без того значительное недовольство низших социальных слоев. Весной 1889 года в Германии начался бурный подъем забастовочного движения. В течение одного года произошло около тысячи забастовок, в которых участвовало более трехсот тысяч человек. Вновь возросло влияние немецкой социал-демократии.

Бисмарк во что бы то ни стало добивался продолжения прежней политики. Но молодой кайзер Германской империи Вильгельм II, вступивший на свой престол в 1888 году в возрасте двадцати девяти лет, именем которого названа тридцатилетняя “вильгельмовская эра”, эпоха с 1888 по 1918 год, считал политику Бисмарка опасной и отказался от ее поддержки. Новый кайзер высказывался за более гибкие реформы, в частности, за большее влияние к социальным вопросам. Разногласия между канцлером и кайзером Вильгельмом II касались и вопросов внешней политики. Кайзер Вильгельм II считал сферой экспансии германской внешней политики весь мир, тогда как канцлер Бисмарк ограничивал сферу ее действия одной Европой.

В 1890 году истекал срок исключительного закона против социалистов. Правительство выдвинуло в связи с этим план превращения закона в постоянно действующий, придав этому законопроекту несколько смягченную форму. Бисмарк считался с возможностью отклонения законопроекта в рейхстаге и на этот случай готовился к осуществлению государственного переворота: роспуску рейхстага, отмене всеобщего избирательного права, усилению репрессий против социал-демократов. Однако эти честолюбивые планы не нашли поддержки со стороны молодого кайзера Вильгельма II, , боявшегося тактики “лобового удара”. В январе 1890 года рейхстаг отказал правительству канцлера Бисмарка в возобновлении исключительного закона. Это довершило провал, полное банкротство внутренней политики Бисмарка. Выборы, состоявшиеся в феврале, принесли сокрушительное поражение партиям, входившим в “картель”. 17 марта 1890 года железный канцлер был уволен в отставку (сам подал прошение об отставке) и на последнее восьмилетие удалился в свое имение Заксенвальд.

Какова роль канцлера Отто фон Бисмарка в германской истории ? В течение почти двадцати лет, с 1871 по 17 марта 1890 года, он являлся фактическим правителем Германской империи. Канцлер ясно представлял себе, что особое географическое положение Германии, окруженной опасными соседями в самом сердце Европы, делает ее уязвимой и может привести к поражению и уничтожению немецкой великодержавности. Вся внутренняя и внешняя политика “железного канцлера” была направлена на сохранение достигнутого, а не на приобретение нового. Даже когда в 1875 году Бисмарк хотел снова напасть на Францию, это объяснялось его страхом перед новой будущей войной, в которой он не сомневался. Он очень боялся оказаться перед лицом враждебной Германской империи коалиции (его мучал “кошмар коалиций”) или перед лицом другой великой державы. Все девятнадцать лет его правления он страшился “кошмара коалиций”. Его внешняя политика определялась стремлением утвердить позиции Германской империи на континенте Европы. В 1873 году Бисмарк заключил секретные соглашения о союзе с Россией и Австро-Венгрией – возник так называемый “Союз трех императоров” – он опирался на принцип монархической солидарности. С помощью “Союза трех императоров” Бисмарк намеревался помешать сближению России и Франции и заручиться поддержки со стороны России в случае новой войны с Францией. Однако этот антифранцузский курс Бисмарка потерпел поражение, т.к. в поддержку Франции выступили Англия и Россия. Последующие попытки Бисмарка вовлечь Великобританию в Тройственный союз натолкнулись на противодействие немецких промышленников, опасавшихся обострения конкуренции с английскими товарами на немецких рынках.

Для того, чтобы обезопасить себя от “кошмара коалиций”, Бисмарк заключил целый ряд союзов (с Австрией в 1879 году; с Италией в 1882 году) и на этой основе создал Тройственный союз (договор подписан 20 мая 1882 года). Этот союз был направлен против России и Франции. В 1887 году Бисмарк заключил секретный “договор о перестраховке” (“перестраховочный договор”) с Россией. В нем Германия и Россия брали на себя обязательство не нападать друг на друга в случае войны и не вступать в коалиции с какими-либо другими державами.

В середине 1880-х годов Германия приступила к колониальным захватам. Крупные банкиры, промышленники, судовладельцы, буржуазные круги были заинтересованы в развертывании колониальной экспансии. В 1882 году был основан “Германский колониальный союз” в целях содействия германской колониальной политике. Его председателем был князь Гогенлоэ-Лангенбург, среди его создателей были такие магнаты тяжелой промышленности как Штумм, Брюнинг, Гаммахер и другие “отцы-основатели немецкой капиталистической экономики”. В деятельности “Колониального союза” активно участвовали “Учетное общество” и банкирский дом Блейхрёдера (он одновременно являлся личным банкиром канцлера Бисмарка) и другие “сильные мира сего”. С 1879 года Бисмарк встал на курс протекционизма и, используя противоречия между великими державами, в течение двух лет заложил основы германской колониальной политики. В апреле 1884 года правительство Бисмарка объявило, что германские подданные и принадлежащее им имущество на побережье Юго-Западной Африки, приобретенном бременским коммерсантом Людердицем, перешли под покровительство империи. Вскоре германский консул в Тунисе Нахтигаль, действуя по поручению правительства, установил германский протекторат над Того и Камеруном, где уже успела обосноваться фирма гамбургского судовладельца Вёрмана.

Осенью 1884 года авантюрист Карл Петерс, создавший “Общество германской колонизации”, с помощью подкупа, обмана, насилия и спаивания местного населения, завладел обширными территориями в Восточной Африке. “Охранная грамота”, предоставленная Бисмарком, была выдана и “Новогвинейской компании”, которая закрепилась на северо-восточном берегу Новой Гвинеи и близлежащих островах. Постепенно проблемы колониальной экспансии и дележа Африки отошли на задний план и стали играть второстепенную роль в деятельности “железного канцлера”. “Ваша карта Африки очень хороша, но моя карта Африки – в Европе”, – сказал Бисмарк одному из сторонников проведения активной колониальной политики. “Здесь расположена Россия, а здесь расположена Франция, мы же находимся в середине – такова моя карта Африки”, – добавил канцлер.

Бисмарк открыто поощрял завоевательную политику Франции в Африке или Индо-Китае, чтобы она отвлекала Францию от реваншистских планов возврата Эльзаса и Лотарингии. Во-вторых, колониальные войны ухудшали и обостряли франко-итальянские и франко-английские отношения. Германия при Бисмарке неохотно шла на создание собственных заморских колоний из-за угрозы обострения англо-германских противоречий. Ссориться и тем более ввязываться в открытый военный конфликт с великой морской державой – Англией – Бисмарк никак не отваживался, такая война не входила в его планы. Хитрая и осторожная политика воздержания от резких шагов раздражала правящие круги Германии. Но Бисмарк, уступая им, старался все же уступать им как можно меньше. Таким образом, “железный канцлер”, несомненно, был выдающимся дипломатом Германии. Его корни были в среде прусского юнкерства и германской буржуазии, он выполнил свое главное историческое предначертание – объединение Германии.

Свою главную задачу Отто фон Бисмарк видел в политической и дипломатической изоляции Франции и развязывание небольшой, скоротечной войны с Францией без участия в ней третьих стран. Такая война превратила бы германскую империю в гегемона, хозяина всей Западной Европы. Всей внешней политике Бисмарка был присущ агрессивный характер, он умел отыскивать самые слабые, уязвимые места в своем противнике, чтобы, выждав удобный момент, ударить со всей силой по этим местам. Нажимом и внезапным ударом он не только побеждал врагов, но и приобретал друзей и союзников для Германии. Лучшим способом удержать своего союзника Бисмарк считал “камень за пазухой” для союзников. Если подходящего “камня за пазухой” не находилось, Бисмарк старался запугать своих друзей всевозможными угрозами, которые им, якобы, могут навредить. Если угрозы и шантаж не помогали, Бисмарк прибегал к другому своему излюбленному средству – подкупу. Чаще всего, это был подкуп за чужой счет. У Бисмарка имелся свой, годами выработанный “стандарт взяток”: англичан он подкупал содействием и поддержкой в египетских финансовых вопросах; русских – предоставлением займов и свободой действий в восточных делах; французов – поддержкой в деле захватов колониальных территорий. Арсенал таких “подарков” был у Бисмарка достаточно велик.

Менее охотно “железный канцлер” применял такой дипломатический прием как компромисс. Политика компромиссов была не его стилем. Бисмарк был холодным и расчетливым реалистом. Канцлер любил поговорить о “монархической солидарности”. Но это не мешало Бисмарку поддерживать республиканцев во Франции, в 1873 году он поддержал республиканцев в Испании в противовес монархистам. По его мнению, республиканские правительства во Франции и Испании в тот момент были наиболее удобными для Германии.

Сильной стороной канцлера как политика европейского масштаба было преобладание холодного и рассудительного расчета над чувствами и эмоциями. Правда, он часто впадал в гнев и ненависть, но быстро отходил, “остывал” и снова четко, логично, последовательно и хладнокровно просчитывал все возможные повороты европейской политики. Еще одной чертой характера Бисмарка была его небывалая активность, энергичность. Он развивал огромную деятельность, был неутомим, не знал покоя, предельно ясно и логично формулировал задачи и решал их. Он всегда знал, чего хочет в политике, чего добивается и умел максимально сконцентрировать свою волю для достижения поставленной цели. К этой цели он часто шел напролом, часто выискивал сложные, запутанные подходы, чтобы обмануть, переиграть своих политических противников.

Во внутренней политике Бисмарк был также консервативен, как и во внешней. Он боролся с сепаратизмом в южных католических государствах Германии, на западе Пруссии, в польских провинциях Пруссии – против католического духовенства, в котором он усматривал угрозу единству империи. Эта борьба не была “культуркампфом”, т.е. “борьбой за культуру” (т.е. борьбой за светскую культуру против церковной, против клерикального невежества и фанатизма). По существу, “культуркампф” был борьбой против сепаратистских течений, угрожавших целостности созданной Бисмарком империи. В экономическом плане Бисмарк заканчивал свое долгое правление, придерживаясь принципа соблюдения внутри империи такого экономического равновесия, которое обеспечивало бы стабильность немецкого общества.

Бисмарка в гораздо большей степени беспокоила не внутренняя, а внешняя политика Германии. Главной причиной беспокойства являлись разногласия между канцлером Бисмарком и молодым кайзером Вильгельмом II по вопросу об отношении к России. Генерал Вальдерзее, сменивший в 1888 году дряхлого генерала Мольтке на посту начальника германского генерального штаба, продолжал настаивать на превентивной (предупредительной) войне против России. Молодой кайзер Вильгельм II также склонялся к этой точке зрения. Бисмарк прозорливо считал войну с царской Россией смертельно гибельной для Германской империи.

Было бы неправомерно, ошибочно изображать Бисмарка “другом России”, как это отражено в западной историографии. Это неверно, поскольку Бисмарк был врагом России и всегда усматривал в России главное препятствие для достижения немецкого превосходства в Европе. Бисмарк всегда открыто и тайно вредил России, стремился втянуть Россию в международные военные конфликты с Турцией, Англией. С другой стороны канцлер был весьма умен и справедливо понимал, какие огромные силы таятся в загадочном русском народе. Всячески мешая и нанося вред России, канцлер всегда старался эту грязную работу сделать чужими руками. Несмотря на ненависть к далекой России, канцлер писал по поводу возможной войны с Россией: “Эта война … была бы полна опасностей. Примеры Карла ХII и Наполеона доказывают, что самые способные полководцы лишь с трудом выпутывались из экспедиций в Россию.. Война с Россией была бы для Германии большим бедствием…Географические условия сделали бы бесконечно трудным доведение военного успеха до конца..”. Даже в случае достижения полного военного успеха над Россией, одержать полную политическую победу над ней невозможно, ибо “нельзя победить русский народ”. “Если даже при помощи международных трактатов расчленить русских, они так же быстро соединятся друг с другом, как частицы ртути. Это неразрушимое единство русской нации сильно своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей…”. Эти слова не говорят о симпатиях канцлера к России, но говорят о другом: Бисмарк был осторожен и прозорлив. Бисмарк олицетворял союз немецкой буржуазии с юнкерством и политику “государственного капитализма”.

Новый курс 1890-х годов. Новый рейхсканцлер, сменивший Бисмарка, – им стал прусский генерал Л.Каприви (занимал свой пост до 1894 года), – начал свою деятельность в период экономического кризиса, сильно ударившего по германскому экспорту. Новый канцлер, прусский генерал Л.Каприви (1890 – 1894 годы) действовал в “христианско-социальном” духе кайзера Вильгельма II, его правительство установило обязательный воскресный день отдыха, ограничил одиннадцатью часами продолжительность рабочего дня для женщин и законодательно запретил использовать труд детей до тринадцати лет в фабрично-заводской промышленности. Правительство Л.Каприви отошло от политики аграрного протекционизма, им был заключен ряд долгосрочных торговых договоров с европейскими странами, в том числе, с Россией. Германия снизила ввозные пошлины на сельскохозяйственные продукты, некоторые виды сырья и полуфабрикаты. В свою очередь, торговые партнеры Германии существенно снизили таможенные тарифы и предоставили уступки для сбыта германских промышленных товаров.

Главной причиной трудностей для германской внешней торговли было то, что в ответ на установление Германией протекционистской пошлины на сельскохозяйственные продукты, Россия и ряд других стран ввели запретительные тарифы на изделия германской промышленности. Недовольные таможенной войной, влиятельные промышленные круги Германии требовали от правительства заключения с иностранными государствами, в том числе, с Россией, торговых договоров, которые обеспечили бы устойчивый рынок сбыта для германских промышленных изделий.

Эти требования немецких промышленников и торговцев были удовлетворены правительством генерала Каприви, несмотря на упорное сопротивление аграрного лобби. В 1891 году Германия заключила торговые договоры с Австро-Венгрией и Италией, Бельгией и Швейцарией, в 1893 году – с Румынией, Испанией и Сербией. Договоры предусматривали взаимное снижение пошлин (со стороны Германии – на продукты сельского хозяйства). Последним из таких договоров в период канцлерства Л.Каприви был торговый договор с Россией 1894 года, вызвавший недовольство немецкого юнкерства, опасавшихся конкуренции со стороны русских экспортеров хлеба.

Во внутренней политике начало 1890-х годов ознаменовалось некоторым смягчением режима. Либерализм был вызван провалом исключительного закона против социалистов, ростом активности рабочего движения. Кайзер Вильгельм II санкционировал принятие законов о запрещении труда детей до тринадцати лет, об установлении одиннадцатичасового рабочего дня для женщин и ряд других законов. В ответ на подъем рабочего движения, в 1890-м году был разработан законопроект “Против попыток низвержения существующего строя”, – второе издание исключительного закона против социалистов. Канцлер Л.Каприви был против его принятия, поскольку опасался роста социальной напряженности в немецком обществе. Это окончательно подорвало позиции нового рейхсканцлера Каприви. Недовольные засильем иностранных товаров на германском рынке, крупные землевладельцы-юнкера создали “Союз сельских хозяев” в 1893 году, который повел борьбу против “нового курса” правительства Л.Каприви.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *