Снайперская винтовка: ликбез для чайников

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Научно-практические конференции МВД России
  • День передовых технологий правоохранительных органов Российской федерации
  • MILEX -
  • www.arms-expo.ru

    Оружие для ненастоящего снайпера | Warspot.ru

    Долгое время американская снайперская доктрина не уделяла самозарядным снайперским винтовкам особого внимания, однако локальные конфликты начала

    XXI века вынудили военных задуматься о принятии на вооружение чего-то более серьёзного, чем простая штурмовая винтовка с оптическим прицелом. На вооружение флота, морской пехоты и армии поступило целое семейство модификаций гражданской винтовки SR-25 производства «Найтс Армамент Компани».

    Последний шанс Юджина Стонера

    «Болтовки» — классические винтовки с ручной перезарядкой — всегда заметно превосходили аналогичные полуавтоматы по весовым показателям и надёжности, а главное — по точности стрельбы. «Настоящему» снайперу, именно в американской терминологии (Sniper), действующему зачастую в индивидуальном порядке, в отрыве от остальных подразделений, действительно было необходимо оружие, способное максимально воплотить принцип «один выстрел — один труп».

    Американский снайпер в Ираке, вооружённый старой снайперской винтовкой M21

    Что касается меткого стрелка «низового уровня», или «парня, который стреляет чуть лучше товарищей» (Marksman), действующего в составе отделения, то ему, как считалось, вполне достаточно выдать обычную штурмовую винтовку с оптикой, сошками и чуть более толстым стволом, а то и просто с оптикой. Это резко упрощает снабжение, да и патронами всегда можно «подкормиться» у боевых товарищей. В самом крайнем случае можно было достать со складов и стряхнуть пыль с M21 — снайперского варианта снятой с вооружения винтовки M14.

    Такой «крайний случай» наступил в самом начале XXI века. Если в 1991 году во время «Бури в пустыне» наземная фаза была скоротечной, и в ходе масштабных общевойсковых действий решающую роль сыграли удары авиации, артиллерия и танки, то в 2001 году в Афганистане и в 2003 году в Ираке война очень быстро приняла характер партизанской. В ней роль индивидуального стрелкового вооружения была значительно выше. Кроме того, пустынная и горная местности позволяли вести перестрелку на достаточно больших дистанциях. В этих условиях на низовом уровне (пехотное отделение) быстро возникла потребность в оружии, способном на равных вести перестрелку с противником, использующим оружие под мощный винтовочный патрон — СВД, ПК и им подобными.

    Американская армия довольно быстро реагирует на различные «болевые раздражители», и этот случай исключением не стал: в войска немедленно начали направлять вышеупомянутые M21. Разумеется, применение «старушки» времён Вьетнама могло быть лишь временной мерой. К тому же, оказалось, что часть из 40 000 M14, хранившихся на складах (в основном ВМФ США), уже «раздарена» союзникам, и прежде чем переделывать их в снайперские варианты, винтовки нужно получить назад. Для полноценного же решения проблемы армии требовалась новая снайперская самозарядная винтовка — и, как оказалось, такая уже была.

    В начале 90-х годов прошлого века американская «Найтс Армамент Компани» (Knight's Armament Company PDW) занялась разработкой новой самозарядной винтовки. Это была довольно амбициозная задача, но в компании имелись основания рассчитывать на успех — для конструирования винтовки был приглашён Юджин Моррисон Стонер, создатель знаменитой M16. С другой стороны, для Стонера это тоже был своего рода последний шанс. Созданная им ещё в 1955 году весьма удачная винтовка AR-10 под патрон 7,62×51 мм была давно отвергнута армией США и получила известность лишь как «предок» М16. Не смог повторить успех «чёрной винтовки» и его комплекс Stoner 63 — хотя, глядя на современное увлечение модульными системами стрелкового вооружения, можно сказать, что конструктор просто пришёл со своей идеей слишком рано.

    Снайперская винтовка SR-25 в оригинальном виде

    В этот раз Стонер не стал рисковать, а обратился к своим же проверенным решениям, благо, за долгую карьеру конструктора у него их скопилось более чем достаточно. Новая винтовка SR-25 (Stoner Rifle model 25) под патрон 7,62×51 мм сочетала в себе элементы конструкции как AR-10, так и AR-15/М16. Работа автоматики обеспечивалась за счёт отвода пороховых газов для воздействия непосредственно на затворную раму. Изначально «снайперскую» направленность предполагал тяжёлый длинный ствол, не имеющий контакта с цевьем. Приклад, пистолетная рукоятка и много другое были унифицированы с хорошо знакомой публике М16. Даже 20-патронные магазины, изначально сделанные по типу магазинов для AR-10, были заменены на увеличенные аналоги магазинов М16. Высокое качество изготовления позволило фирме заявить о том, что их новая винтовка способна обеспечить кучность менее одной угловой минуты.

    Сначала для флота, далее везде

    Поскольку на момент разработки в армии господствовал культ снайперских винтовок с ручной перезарядкой, в «Найтс Армамент» рассчитывали скорее на гражданский и полицейский рынок, но новым оружием заинтересовались как раз военные, в частности — командование спецназа Флота США. При всех достоинствах «болтовых» снайперских винтовок в практике спецназовцев довольно часто возникали ситуации, когда для уверенного поражения цели требовался быстрый повторный выстрел.

    Снайперская винтовка MK 11

    Ещё в 1991 году подполковник Дэвид Лутц составил документ, в котором указывалось на желательность усиления вооружения снайперских команд. В тот момент Корпус морской пехоты в качестве основного оружия снайперской группы использовал винтовку M40A1 с ручной перезарядкой под патрон 7,62×51 мм, а вспомогательным оружием была M16A2 с оптическим прицелом. По мнению Лутца, оптимально было бы вооружить второго номера снайперской пары самозарядной винтовкой со съёмным глушителем под аналогичный патрон, способную эффективно решать снайперские задачи на ближних и средних (до 600 м) дистанциях.

    Уже в мае 2000 года, ещё до теракта 11 сентября и нового витка «войны с терроризмом» по всему миру, «Найтс Армамент» получила от Флота США заказ на партию своих винтовок, доработанных с учётом пожеланий заказчика. Модификацию MK 11 Mod 0 отличали от базовой модели SR-25 более короткий ствол — 20 дюймов вместо 24, — а также быстросъёмный глушитель и ряд других дополнений. Помимо легендарных «морских котиков» (SEAL), новые винтовки вскоре начали получать и другие подразделения, в частности — Корпуса морской пехоты.

    Снайперы морской пехоты США с винтовкой MK 11

    Наконец, на SR-25 обратила внимание и армия США. В 2005 году «Найтс Армамент» выиграла армейский конкурс на новую полуавтоматическую снайперскую винтовку. В мае –июне 2007 года первые XM110 прошли заключительный этап войсковых испытаний в Форт-Драм, а в апреле следующего года уже серийные М110 начали получать войска в Афганистане. По сравнению с более ранним вариантом MK 11 в конфигурацию винтовки был внесён ряд изменений, впрочем, не затрагивающих конструктивную основу последнего детища Стонера. Так, M110 получила новую модульную систему креплений URX вместо применявшейся ранее на винтовках MK 11 RAS, крепление прицела вместо двух отдельных колец стало моноблочным.

    Можно было бы посмеяться, что спустя полвека американские военные наконец-то получили «всего лишь свою СВД», однако правильнее говорить скорее об осознанной на основе боевого опыта необходимости иметь полуавтоматическую снайперскую винтовку под «винтовочный», а не малоимпульсный патрон. Что касается боевых возможностей, то M110 скорее превосходит «обычную» СВД. Американская винтовка тяжелее, имеет сошки, «вывешенный» ствол, более удачное крепление прицела. Немалую роль играют также качественные характеристики оптического прицела и патронов.

    Мнение «конечного потребителя»

    Впрочем, не стоит полагать, что SR-25 совсем уж идеальная с точки зрения американских военных винтовка. Так, в 2011 году на сайте military.com появилась статья бывшего рейнджера и бойца специальных сил Джека Мерфи, где он указывал на недостатки M110. Прежде всего, у винтовки отсутствует досылатель (forward assist). На винтовках семейства эта деталь впервые появилась на XM16E1, призванная хоть как-то обеспечить функционирование оружия в случае отказа автоматики. На SR-25 досылатель вновь убрали — согласно Мерфи, патент на эту деталь принадлежал фирме «Кольт», и потребовались бы миллионы долларов на приобретение лицензии или разработку в обход патента аналогичного по функционалу узла «с нуля».

    Снайпер американской армии ведёт огонь из XM110

    По мнению бывшего спецназовца, дать снайперам винтовку без досылателя было не самым верным решением. Случаи на войне бывают разные — иногда снайперу необходимо дослать патрон в ствол бесшумно, без производимого автоматикой лязга. Кроме того, досылатель позволяет лишний раз проконтролировать, что патрон правильно вошёл в патронник.

    Ещё одной проблемой, на которую указал Мерфи, были прицелы к М110. Прицелы фирмы «Люпольд и Стивенс» (Leupold & Stevens, Inc.), с которыми ему довелось работать, не имели системы так называемого «зеро-стопа» (ZeroStop), в результате чего снайпер мог при внесении оперативных поправок потерять все настройки.

    Примерно так будет выглядеть винтовка SR-25 с прицелом Nightforce NXS 3.5 в командно-тактической игре «Калибр», разрабатываемой компанией 1С Game Studios совместно с Wargaming Alliance

    Ну и наконец Мерфи пишет о стволах, у которых уже после настрела примерно в 500 выстрелов кучность падала до 8 MOA (Minute of Angle — угловая минута). При этом для винтовок SR-25 на дистанции до 1000 метров считается нормой кучность менее одной угловой минуты! Это был уже куда более тревожный сигнал, указывающий на проблемы с качеством стволов у производителя.

    Схожее мнение высказывал и знаменитый американский снайпер Крис Кайл. Хотя ему и понравилась универсальность MK 11 (под этим он понимал возможность использования её как для снайперских задач, так и в обычном бою вместо M4), но хватило и разочарований. В своих мемуарах и интервью Кайл упоминал «проблемы с надёжностью», в частности — двойная подача патронов. В конечном итоге «морской котик» перешёл на винтовки с ручной перезарядкой под патрон .300 Winchester Magnum.

    Снайперская пара американской армии в ходе тестирования опытной винтовки XM110. На переднем плане винтовка первого номера с ручной перезарядкой

    Судя по всему, хватает и других, не выносимых на широкую публику, претензий. В итоге к настоящему времени и армия, и флот начали рассматривать вопрос замены имеющихся вариантов SR-25 на другие винтовки. Одним из возможных кандидатов считается «Хеклер и Кох» HK G28, однако из-за ряда специфических проблем, присущих США и связанных с вопросами финансирования и законодательства, вопрос о будущем самозарядных снайперских винтовок пока остаётся открытым.


    Литература:

    1. Martin R Mason. AR Platform Firearms & Calibers – Lulu.com, 2015
    2. Fred Pushies. MARSOC: U.S. Marine Corps Special Operations Command – Zenith Press, 2011
    3. https://www.military.com
    4. https://www.militaryfactory.com
    5. https://www.sofmag.com
    6. http://www.thefirearmblog.com

    warspot.ru

    5.1.5 Снайперское оружие

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Научно-практические конференции МВД России
  • День передовых технологий правоохранительных органов Российской федерации
  • MILEX - 2019
  • Календарь мероприятий
  • Календарь выставок по безопасности
  • Календарь конференций
  • Календарь социально-значимых мероприятий
  • Принять участие в мероприятии
  • Туристические услуги
  • Блоги
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • www.arms-expo.ru

    каких успехов достигла Россия в разработке снайперского оружия

    Россия достигла серьёзных успехов в развитии снайперского оружия, сообщает американский аналитический журнал The National Interest. Современные отечественные винтовки и оптические системы позволяют поражать цели на всех возможных дальностях стрельбы. К примеру, активное участие снайперов в боевых действиях предопределило успех Москвы в сирийской операции. Как полагает издание, на сегодняшний день снайперское оружие из РФ «представляет значительную угрозу американским военным». Особенности российских снайперских винтовок и перспективные разработки в этой отрасли — в материале RT.

    В российской армии значительно улучшилась ситуация со снайперским оружием. К такому выводу пришёл американский журнал The National Interest, проанализировав боевой опыт Вооружённых сил РФ.

    Как сообщает издание, сирийская кампания продемонстрировала, что «российский снайпер продвинулся далеко вперёд и уже не пользуется тем довольно примитивным оружием, которое состояло на вооружении во времена холодной войны».

    «Снайперское оружие, находящееся в настоящее время на вооружении в российской армии, представляет значительную угрозу американским военным, действующим в бронежилетах. В совокупности российское снайперское оружие в бою может использоваться на всех возможных дальностях стрельбы», — рассказывает журнал.

    Под натовский патрон

     

    На сегодняшний день на вооружении силовых ведомств РФ находятся различные варианты советской снайперской винтовки Драгунова (СВД), российская СВ-98, австрийская Steyr SSG 08, финская TRG 42 и британская AI AWM. Довольно продолжительное время в западных СМИ господствовало мнение, что снайперские винтовки и оптические системы являются ахиллесовой пятой военной мощи России.

    Главным недостатком отечественного снайперского оружия, помимо слабой оптики, считалось использование патронов 7,62×54 мм (бронебойные боеприпасы 7Н14 и 7Н13). По показателям кучности, точности и мощности они заметно уступали западным аналогам.

    В настоящее время наиболее эффективным снайперским боеприпасом является патрон .338 Lapua Magnum (8,6×70 мм), который стоит на вооружении стран НАТО. Этот боеприпас занимает промежуточное положение между патроном среднего калибра .300 Winchester Magnum (7,62×67 мм) и крупнокалиберным .50 BMG (12,7×99 мм).

    Главный редактор журнала «Калашников. Оружие, боеприпасы, снаряжение» Михаил Дегтярёв сообщил RT, что Россия наладила выпуск .338 Lapua Magnum. По его словам, натовские патроны из иностранных комплектующих выпускает московская компания Orsis, а Новосибирский патронный завод производит их из отечественных материалов. 

    «Стоит добавить, что производство .338 Lapua Magnum развёрнуто в нашей стране на законных основаниях. Нет никаких нарушений и со стороны стран НАТО, которые продают Orsis комплектующие. Другое дело, что готовую продукцию, то есть сам патрон, натовцы бы нам, конечно, не продали из-за санкционного режима», — отметил Дегтярёв.

    • Снайперская винтовка СВДК
    • © Wikimedia

    The National Interest информирует, что в России получил распространение достаточно эффективный крупнокалиберный патрон 7Н33 (9,3×64 мм) — аналог охотничьего патрона немецкого оружейника Вильгельма Бреннеке. Его отличают стальной сердечник и высокая скорость полёта пули (800 м/с). Под этот патрон, как указывает журнал, «русские создали СВДК (снайперскую винтовку Драгунова крупнокалиберную)».

    Точность и кучность

     

    В России разработкой и производством снайперского оружия под патрон .338 Lapua Magnum занимаются концерн «Калашников», АО «Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения», а также частные компании Orsis и Lobaev Arms. За последние годы отечественные предприятия создали несколько образцов, которые соответствуют всем основным требованиям на современном театре военных действий (ТВД).

    В 2017 году на вооружение ФСБ, ФСО и Росгвардии была принята винтовка «Точность», предназначенная для поражения целей на дальности до 1,5 км.

    Оружие было разработано на базе спортивной винтовки Т-5000 компании Orsis. «Точность» в первую очередь должна вытеснить из арсенала силовых ведомств австрийскую SSG 08.

    В винтовку было внесено около 200 изменений. Этим процессом занималось АО «ЦНИИточмаш» (Климовск). Конструкторы стремились заменить в «Точности» иностранные комплектующие на российские. В ноябре 2016 года вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что винтовка готова к серийному производству, а проблема зависимости от импортных деталей решена.

    • Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин осматривает снайперскую винтовку «Точность»
    • РИА Новости

    В 2011 году компания Lobaev Arms представила винтовку СВЛК-14С «Сумрак» с максимальной эффективной дальностью 2,5 км. В октябре 2017 года при стрельбе из этой винтовки был установлен мировой рекорд. Снайпер попал из «Сумрака» в цель размером 1×1 м с расстояния свыше 4,2 км.

    У СВЛК-14С превосходный показатель кучности — 0,3 угловой минуты (разлёт пуль после пяти выстрелов составляет 9 мм между центрами попаданий с дистанции 100 м). Но «Сумрак» пока не принят на вооружение: эксперты полагают, что столь высокая дальность винтовки избыточна на ТВД. Однако на базе СВЛК-14С может быть создано оружие для борьбы со снайперами противника.

    В 2017 году Lobaev Arms представила бесшумную винтовку ДВЛ-10 М1 «Диверсант» и модульную тактическую винтовку ДВЛ-10 М2 «Урбана». По информации производителя, оба оружия пригодятся полицейским и армейским подразделениям. Техническая кучность «Диверсанта» составляет 0,5 угловой минуты, винтовки «Урбана» — 0,38.

    Новинки от «Калашникова»

     

    Основным поставщиком снайперского оружия для силовиков по-прежнему является концерн «Калашников». На выставке «Армия-2017» корпорация представила публике новую перспективную разработку — полуавтоматическую снайперскую винтовку Чукавина (СВЧ).

    В СВЧ совмещены компоновка опытного малого автомата Евгения Драгунова и принцип работы механизмов СВД. Концерн планирует выпускать винтовку под два патрона — 7,62×54 мм и 7,62×51 мм (.308 Winchester). СВЧ должна заменить в войсках советские образцы СВД.

    • Учения российских снайперов в Гудауте (Абхазия)
    • РИА Новости

    С июня 2016 года «Калашников» поставляет Минобороны модифицированную версию снайперской винтовки Драгунова — СВДМ. Обновлённая винтовка получила усиленную ствольную коробку, утолщённый ствол, съёмные сошки и планку Пикатинни для крепления любых прицелов. Кроме того, СВДМ обладает более высокой кучностью стрельбы и меньшим весом по сравнению с СВД.

    В августе 2016 года на выставке «Армия-2016» «Калашников» представил опытный образец дальнобойной винтовки ВСВ-338 под патрон .338 Lapua Magnum.

    В концерне утверждают, что винтовка сможет поражать цели на дистанции до 1,5 км при любых погодных условиях.

    В 2013 году «Калашников» начал поставлять в войска крупнокалиберные снайперские винтовки АСВК. В реестре Минобороны она указана как снайперский комплекс 6C8. 12-килограммовая винтовка с патронами калибра 12,7×108 мм предназначена для поражения укрывшегося противника, снайперов и лёгкой бронетехники на прицельной дальности до 1,5 км.

    Без отставания

     

    Михаил Дегтярёв полагает, что в снайперском оружии Россия ликвидировала отставание от Запада. Однако он не согласен с выводом The National Interest, что это произошло только сейчас. По мнению эксперта, ситуация для России принципиально поменялась ещё во второй половине 2000-х годов.

    «По оснащённости современной техникой и уровню боевой подготовки российские снайперы не уступают зарубежным коллегам как минимум последние десять лет. А если говорить про спецподразделения, то там никакого отставания даже не наблюдалось», — заявил Дегтярёв.

    Он пояснил, что российские предприятия далеко не первый год используют новейшие материалы при создании снайперских винтовок. Помимо этого, российские компании выпускают современные дневные и ночные (тепловизионные) оптические приборы. В пример Дегтярёв привёл московское предприятие «Дедал».

    «Зарубежные СМИ часто забывают, что наша страна была лидером по внедрению снайперского оружия в войска. В России сложилась уникальная школа подготовки», — отметил эксперт.

    Кроме того, собеседник RT подверг сомнению информацию о неэффективности российских патронов (7Н14 и 7Н13) и СВД. Аналитик полагает, что это противоречит логике эволюции отечественных боеприпасов. С советских времён основной акцент при разработке патрона для армейского оружия делался на показателях пробиваемости в ущерб точности.

    Источник RT в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) придерживается несколько иной точки зрения. По его словам, отечественная промышленность была вынуждена запустить производство натовских патронов .338 Lapua Magnum.

    Он также считает, что России стоит наладить выпуск ещё одного натовского патрона — .408 CheyTac (10,3×77 мм). Именно этим патроном был поставлен мировой рекорд по дальности стрельбы из винтовки «Сумрак».

    • Снайперская винтовка СВЛК-14С «Сумрак»
    • © lobaevarms.ru

    «Без специальных патронов снайперские винтовки теряют свою ценность, какими бы современными они ни казались. В Советском Союзе такие вопросы находились на периферии. Единственным разумным выходом из ситуации стало производство патронов, доказавших свои высокие характеристики. Россия получила возможность создавать и использовать широчайший арсенал снайперского оружия, не завися при этом от Запада», — резюмировал источник RT.

    pravdoryb.info

    каких успехов достигла Россия в разработке снайперского оружия

    Россия достигла серьёзных успехов в развитии снайперского оружия, сообщает американский аналитический журнал The National Interest. Современные отечественные винтовки и оптические системы позволяют поражать цели на всех возможных дальностях стрельбы. К примеру, активное участие снайперов в боевых действиях предопределило успех Москвы в сирийской операции. Как полагает издание, на сегодняшний день снайперское оружие из РФ «представляет значительную угрозу американским военным». Особенности российских снайперских винтовок и перспективные разработки в этой отрасли — в материале RT.

    В российской армии значительно улучшилась ситуация со снайперским оружием. К такому выводу пришёл американский журнал The National Interest, проанализировав боевой опыт Вооружённых сил РФ.

    Как сообщает издание, сирийская кампания продемонстрировала, что «российский снайпер продвинулся далеко вперёд и уже не пользуется тем довольно примитивным оружием, которое состояло на вооружении во времена холодной войны».

    «Снайперское оружие, находящееся в настоящее время на вооружении в российской армии, представляет значительную угрозу американским военным, действующим в бронежилетах. В совокупности российское снайперское оружие в бою может использоваться на всех возможных дальностях стрельбы», — рассказывает журнал.

    Под натовский патрон

     

    На сегодняшний день на вооружении силовых ведомств РФ находятся различные варианты советской снайперской винтовки Драгунова (СВД), российская СВ-98, австрийская Steyr SSG 08, финская TRG 42 и британская AI AWM. Довольно продолжительное время в западных СМИ господствовало мнение, что снайперские винтовки и оптические системы являются ахиллесовой пятой военной мощи России.

    Главным недостатком отечественного снайперского оружия, помимо слабой оптики, считалось использование патронов 7,62×54 мм (бронебойные боеприпасы 7Н14 и 7Н13). По показателям кучности, точности и мощности они заметно уступали западным аналогам.

    В настоящее время наиболее эффективным снайперским боеприпасом является патрон .338 Lapua Magnum (8,6×70 мм), который стоит на вооружении стран НАТО. Этот боеприпас занимает промежуточное положение между патроном среднего калибра .300 Winchester Magnum (7,62×67 мм) и крупнокалиберным .50 BMG (12,7×99 мм).

    Главный редактор журнала «Калашников. Оружие, боеприпасы, снаряжение» Михаил Дегтярёв сообщил RT, что Россия наладила выпуск .338 Lapua Magnum. По его словам, натовские патроны из иностранных комплектующих выпускает московская компания Orsis, а Новосибирский патронный завод производит их из отечественных материалов. 

    «Стоит добавить, что производство .338 Lapua Magnum развёрнуто в нашей стране на законных основаниях. Нет никаких нарушений и со стороны стран НАТО, которые продают Orsis комплектующие. Другое дело, что готовую продукцию, то есть сам патрон, натовцы бы нам, конечно, не продали из-за санкционного режима», — отметил Дегтярёв.

    • Снайперская винтовка СВДК
    • © Wikimedia

    The National Interest информирует, что в России получил распространение достаточно эффективный крупнокалиберный патрон 7Н33 (9,3×64 мм) — аналог охотничьего патрона немецкого оружейника Вильгельма Бреннеке. Его отличают стальной сердечник и высокая скорость полёта пули (800 м/с). Под этот патрон, как указывает журнал, «русские создали СВДК (снайперскую винтовку Драгунова крупнокалиберную)».

    Точность и кучность

     

    В России разработкой и производством снайперского оружия под патрон .338 Lapua Magnum занимаются концерн «Калашников», АО «Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения», а также частные компании Orsis и Lobaev Arms. За последние годы отечественные предприятия создали несколько образцов, которые соответствуют всем основным требованиям на современном театре военных действий (ТВД).

    В 2017 году на вооружение ФСБ, ФСО и Росгвардии была принята винтовка «Точность», предназначенная для поражения целей на дальности до 1,5 км.

    Оружие было разработано на базе спортивной винтовки Т-5000 компании Orsis. «Точность» в первую очередь должна вытеснить из арсенала силовых ведомств австрийскую SSG 08.

    В винтовку было внесено около 200 изменений. Этим процессом занималось АО «ЦНИИточмаш» (Климовск). Конструкторы стремились заменить в «Точности» иностранные комплектующие на российские. В ноябре 2016 года вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что винтовка готова к серийному производству, а проблема зависимости от импортных деталей решена.

    • Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин осматривает снайперскую винтовку «Точность»
    • РИА Новости

    В 2011 году компания Lobaev Arms представила винтовку СВЛК-14С «Сумрак» с максимальной эффективной дальностью 2,5 км. В октябре 2017 года при стрельбе из этой винтовки был установлен мировой рекорд. Снайпер попал из «Сумрака» в цель размером 1×1 м с расстояния свыше 4,2 км.

    У СВЛК-14С превосходный показатель кучности — 0,3 угловой минуты (разлёт пуль после пяти выстрелов составляет 9 мм между центрами попаданий с дистанции 100 м). Но «Сумрак» пока не принят на вооружение: эксперты полагают, что столь высокая дальность винтовки избыточна на ТВД. Однако на базе СВЛК-14С может быть создано оружие для борьбы со снайперами противника.

    В 2017 году Lobaev Arms представила бесшумную винтовку ДВЛ-10 М1 «Диверсант» и модульную тактическую винтовку ДВЛ-10 М2 «Урбана». По информации производителя, оба оружия пригодятся полицейским и армейским подразделениям. Техническая кучность «Диверсанта» составляет 0,5 угловой минуты, винтовки «Урбана» — 0,38.

    Новинки от «Калашникова»

     

    Основным поставщиком снайперского оружия для силовиков по-прежнему является концерн «Калашников». На выставке «Армия-2017» корпорация представила публике новую перспективную разработку — полуавтоматическую снайперскую винтовку Чукавина (СВЧ).

    В СВЧ совмещены компоновка опытного малого автомата Евгения Драгунова и принцип работы механизмов СВД. Концерн планирует выпускать винтовку под два патрона — 7,62×54 мм и 7,62×51 мм (.308 Winchester). СВЧ должна заменить в войсках советские образцы СВД.

    • Учения российских снайперов в Гудауте (Абхазия)
    • РИА Новости

    С июня 2016 года «Калашников» поставляет Минобороны модифицированную версию снайперской винтовки Драгунова — СВДМ. Обновлённая винтовка получила усиленную ствольную коробку, утолщённый ствол, съёмные сошки и планку Пикатинни для крепления любых прицелов. Кроме того, СВДМ обладает более высокой кучностью стрельбы и меньшим весом по сравнению с СВД.

    В августе 2016 года на выставке «Армия-2016» «Калашников» представил опытный образец дальнобойной винтовки ВСВ-338 под патрон .338 Lapua Magnum.

    В концерне утверждают, что винтовка сможет поражать цели на дистанции до 1,5 км при любых погодных условиях.

    В 2013 году «Калашников» начал поставлять в войска крупнокалиберные снайперские винтовки АСВК. В реестре Минобороны она указана как снайперский комплекс 6C8. 12-килограммовая винтовка с патронами калибра 12,7×108 мм предназначена для поражения укрывшегося противника, снайперов и лёгкой бронетехники на прицельной дальности до 1,5 км.

    Без отставания

     

    Михаил Дегтярёв полагает, что в снайперском оружии Россия ликвидировала отставание от Запада. Однако он не согласен с выводом The National Interest, что это произошло только сейчас. По мнению эксперта, ситуация для России принципиально поменялась ещё во второй половине 2000-х годов.

    «По оснащённости современной техникой и уровню боевой подготовки российские снайперы не уступают зарубежным коллегам как минимум последние десять лет. А если говорить про спецподразделения, то там никакого отставания даже не наблюдалось», — заявил Дегтярёв.

    Он пояснил, что российские предприятия далеко не первый год используют новейшие материалы при создании снайперских винтовок. Помимо этого, российские компании выпускают современные дневные и ночные (тепловизионные) оптические приборы. В пример Дегтярёв привёл московское предприятие «Дедал».

    «Зарубежные СМИ часто забывают, что наша страна была лидером по внедрению снайперского оружия в войска. В России сложилась уникальная школа подготовки», — отметил эксперт.

    Кроме того, собеседник RT подверг сомнению информацию о неэффективности российских патронов (7Н14 и 7Н13) и СВД. Аналитик полагает, что это противоречит логике эволюции отечественных боеприпасов. С советских времён основной акцент при разработке патрона для армейского оружия делался на показателях пробиваемости в ущерб точности.

    Источник RT в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) придерживается несколько иной точки зрения. По его словам, отечественная промышленность была вынуждена запустить производство натовских патронов .338 Lapua Magnum.

    Он также считает, что России стоит наладить выпуск ещё одного натовского патрона — .408 CheyTac (10,3×77 мм). Именно этим патроном был поставлен мировой рекорд по дальности стрельбы из винтовки «Сумрак».

    • Снайперская винтовка СВЛК-14С «Сумрак»
    • © lobaevarms.ru

    «Без специальных патронов снайперские винтовки теряют свою ценность, какими бы современными они ни казались. В Советском Союзе такие вопросы находились на периферии. Единственным разумным выходом из ситуации стало производство патронов, доказавших свои высокие характеристики. Россия получила возможность создавать и использовать широчайший арсенал снайперского оружия, не завися при этом от Запада», — резюмировал источник RT.

    news24today.info

    «Калашников» представил новое оружие для снайперов

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • www.arms-expo.ru

    Арсенал армейского снайпера - Энциклопедия оружия и боеприпасов

    До недавнего времени большинство армий мира обходились без специального снайперского оружия. Дело в том, что его разработка и принятие на вооружение требуют не только значительных материальных затрат и высокого технологического уровня производства, но и обязательного наличия опробованной и четко функционирующей системы профессиональной подготовки снайперов. А такую роскошь могут позволить себе только очень богатые государства, серьезно относящиеся к своим вооруженным силам и имеющие значительный боевой опыт.

    Потребность в повышении эффективности стрелкового огня у небогатых участников современных войн решалась путем установки оптического прицела на винтовках, создававшихся под мощный патрон. Главное требование к такому оружию – большая по сравнению с другими дальность прямого выстрела и меньшая подверженность боеприпаса влиянию погодных условий. Как правило, ему соответствует оружие под отечественный 7,62x53R мм, британский 7,71x56,5, германский 7,92x57 мм, реже 7,62x51 мм единый патрон НАТО. Об успешном применении такого оружия в качестве снайперского говорит тот факт, что среди наших бойцов в Афганистане ходили легенды о боевых характеристиках английской винтовки Ли-Энфилд Мк-1 (калибр .303), принятой на вооружение еще в 1902 году, с прицельной дальностью 2000 ярдов (1825 м).


    Снайперский автомат СВУ ОЦ-ОЗ-АС
    позволяет вести как одиночный, так и автоматический огонь

    Сегодня у военных заказчиков, специализирующихся в области стрелкового вооружения, сложились определенные требования, которым должно удовлетворять снайперское оружие. Это способность попадания в цель с первого выстрела, абсолютная надежность, простота технического обслуживания, длительность срока службы, взаимозаменяемость всех деталей и узлов, а также прицелы без дополнительной выверки.

    К сожалению, при этом не учитывается опыт боевого применения снайперского оружия. По мнению «применяющей» стороны, вооружение армейского снайпера должно отвечать требованиям современного огневого противодействия. Прежде всего, снайперская винтовка должна быть автоматической. Установка скользящего затвора увеличивает время на перезарядку до 3–5 секунд, что в условиях реального боя исключает дублирование неудачного выстрела и способствует демаскировке снайпера, совершающего движения по досылке очередного патрона в патронник.

    При плавном нажатии на спусковой крючок хорошему стрелку требуется на выстрел 5–8 секунд. С учетом времени на перезарядку оружия скользящим затвором – 8–13 секунд. В такой ситуации, если первая пуля не нашла цель, эта самая цель способна удалиться от точки прицеливания метров на сто. Бытует мнение, что настоящий снайпер поражает цель только первым выстрелом. В тире и на полигоне – да. В бою, когда цена каждого выстрела – это чья-то жизнь, нервное напряжение достигает крайних пределов и становится одним из основных факторов, снижающих эффективность стрельбы.

    Армейская снайперская винтовка должна обладать большей по сравнению с другими видами стрелкового оружия дальностью прямого выстрела и прицельной стрельбы, а используемые в ней боеприпасы быть максимально унифицированы с принятыми на вооружение и обеспечивать поражаемость цели в бронежилетах и стальных шлемах любой степени защиты на всей прицельной дальности стрельбы. Оружие, в котором используются боеприпасы нетрадиционных калибров, вряд ли приживется в армейских арсеналах и скорее всего будет использоваться только в полицейских спецоперациях.

    Сила отдачи при стрельбе для любого типа боеприпасов не должна превышать 8–9 Дж, что соответствует отдаче М-16 и АК-74 (для сравнения: сила отдачи при стрельбе из СВД отечественным 7,62x53R патроном составляет 18 Дж, что ведет к увеличению физической и психологической нагрузки на стрелка, снижению меткости и значительному «задиранию» ствола при выстреле, исключая тем самым наблюдение за результатами огня).

    При выстреле из снайперской винтовки уровень шума не должен превышать 165 дБ, что также соответствует стрельбе из М-16, АК-74 и способствует фоновой маскировке в ходе боя (выстрел из СВД – 171 дБ, из «Винтореза», оснащенного интегрированным глушителем, дозвуковым 9-мм СП-5, – около 130 дБ).

    Винтовка должна оснащаться оптическим прицелом высокого качества (предпочтительно 10-кратного увеличения, с интегрированным лазерным дальномером), съемными, регулируемыми по высоте сошками и надежным пламегасителем.

    К сожалению, технологический уровень современного производства стрелкового вооружения не позволяет воплотить все эти требования в одной модели. Значительного прогресса удастся добиться только с созданием и принятием на вооружение новых типов боеприпасов к стрелковому оружию, потому что существующие традиционные патроны с ограниченными возможностями боевого применения сдерживают развитие не только конструкторской мысли, но и тактики действий снайперов в бою. Пока выход из этой ситуации видится не в принятии единой, универсальной для всех видов боя снайперской винтовки, а в использовании снайперского оружия различного предназначения для выполнения задач в соответствии со складывающейся боевой обстановкой.

    Новые разработки западных специалистов в области конструирования высокоточного стрелкового оружия, вместив в себя последние достижения науки, больше отвечают спортивному предназначению, потому что создавались по заказу армий, не обладающих боевым опытом. Широко разрекламированные снайперские винтовки SR 100 фирмы «Эрма», V86SR «Маузер», AW фирмы «Эккьюрэси Интернэшнл», KS-III фирмы «Кеппелер» – это оружие для стрельбы в тире, и не более того. В погоне за соответствием показателей кучности боя одной угловой минуте (25 мм на 100 метров) было забыто главное, чему это оружие должно служить и каким требованиям удовлетворять. Успех стрельбы в бою зависит от двух главных причин: исправности оружия и искусства стрелка. Промахи при стрельбе, как правило, следствие ошибок стреляющего, а не недостатков винтовки.


    Один из вариантов однозарядной МЦ-116.
    Явно не армейское оружие

    Несмотря на то, что конструкторам удалось добиться высоких показателей в точности и кучности огня, удивительной живучести ствола, поразительной прикладистости и удобства в обращении, возможности широкого диапазона регулирования усилия нажима на спусковой крючок, все перечисленные образцы снайперских винтовок имеют ряд недостатков, которые существенно ограничивают область их боевого применения. Во-первых, они совершенно не учитывают психологического воздействия на стрелка, стрессовых ситуаций, в которых должны применяться. Даже таким асам снайпинга, как легендарные В.Пчелинцев, П.Голиченков, В.Зайцев, уничтожившим не по одной сотне солдат и офицеров противника, не всегда удавалось справиться с эмоциями.

    За попаданием в цель с первого выстрела стоит длительная подготовка к нему: преодоление страха, или боевого возбуждения, возникающего при огневом соприкосновении с противником, пристрелка цели, внесение поправок на погодные условия, обеспечение максимально возможной личной безопасности, выбор огневой позиции и удобного положения для стрельбы. Поражение цели первым выстрелом становится сверхсложной задачей. Стрелок, как правило, по результатам первого выстрела вносит поправки и только после этого производит выстрел на поражение.

    При этом особого внимания заслуживает реакция на первый выстрел человека, представляющего собой «цель». По моим наблюдениям – это мгновенное оцепенение, продолжающееся в зависимости от опыта и особенностей психики 3–6 секунд. Человек сжимается в комок, замирая на месте, и только потом бросается в укрытие. Для снайпера эти 3–6 секунд – самое удобное время для повторного выстрела. Те самые секунды, которых нет у стрелка, вооруженного магазинной винтовкой со скользящим затвором, и есть у обладателя снайперского оружия российского производства.

    Во-вторых, прицельные приспособления всех перечисленных западных снайперских винтовок не исключают ошибок стрелка при подготовке данных для стрельбы, а используемые в винтовках боеприпасы (в-третьих) не унифицированы с принятыми на вооружение и значительно подвержены влиянию погодных условий (исключение составляет винтовка AW компании «Accuracy International»).

    В то же время необходимо отметить, что принятие на вооружение единой снайперской винтовки может привести к стандартизации, шаблонности боевого применения снайпера, а современный бой требует использования различных видов оружия. Выступая «хирургическим» инструментом решения боевых задач, снайпинг требует спецвооружения для каждой из них.


    Несмотря на почтенный возраст
    (принята на вооружение в 1963 году),
    СВД остается одной из самых распространенных в своем классе

    Учитывая опыт боевого применения снайперского оружия в вооруженных конфликтах с участием Советской Армии, а позже и Российской, наша промышленность сегодня готова предложить широкий выбор различного снайперского оружия: для выполнения специальных операций и высокоточной стрельбы на расстоянии до 300 метров – 9-мм бесшумный снайперский комплекс (БСК) «Винторез», для ведения огня до 800 метров – 7,62-мм снайперскую винтовку Драгунова, для поражения цели на расстоянии до 1500 метров – 12,7-мм В-94 и некоторые другие.

    Несмотря на почтенный возраст (принята на вооружение в 1963 году), СВД остается одной из самых распространенных в своем классе. Хотя согласно международным критериям ее относят к винтовкам улучшенного боя, снабженным оптическим прицелом, СВД и сегодня способна составить достойную конкуренцию лучшим зарубежным образцам снайперского оружия. Уступая последним разработкам зарубежных оружейников по таким показателям, как кучность боя, возможность регулирования усилия спуска и качество прицельной оптики, СВД имеет перед ними существенные преимущества. Она автоматическая, надежна, проста в эксплуатации, создавалась под мощный, широко распространенный 7,62x53R патрон для воюющей армии, а не полицейских спецопераций.

    Существенным недостатком винтовки является высокая энергия отдачи при выстреле. К сожалению, попытка конструкторского бюро Е.Ф. Драгунова решить эту проблему при создании в 1970 году снайперской винтовки В-70 (СВДА) путем утяжеления ствола всего на 0,5 кг (для сравнения: СВД весит 4,3 кг, AW – 6,5 кг) не получила достойной оценки и поддержки. Иначе мы имели бы и в Афганистане, и в Чечне близкую к идеальной армейскую снайперскую винтовку.

    Широкую известность в последнее время получил 9-мм бесшумный снайперский комплекс «Винторез» конструкции П.Сердюкова, обеспечивающий эффективное поражение противника на дальности до 400 метров. Несмотря на массу преимуществ и достоинств, успешную «обкатку» специальной снайперской винтовки в Чечне, она по своим конструктивным и боевым качествам не в полном объеме соответствует требованиям, предъявляемым к снайперскому оружию. Создаваемый по заказу КГБ и войск специального назначения ГРУ ГШ Советской Армии, «Винторез» там и нашел широкое применение.

    С точки зрения перспектив развития снайпинга наибольший интерес представляют разработки снайперского оружия 50-го калибра. Принятие винтовки под 12,7-мм патрон позволяет решить ряд проблем, неразрешимых снайперскими системами традиционных калибров. Обладая настильной траекторией, такое оружие способно поражать цель за 1500 метров, тогда как обычное только за 800. Стендовые испытания позволяют достигать на 1000 метров пулей калибра 12,7 мм кучность 150 мм. Эта пуля пробивает броню большинства бронетранспортеров и сохраняет убойную силу на всем протяжении полета, мало подвержена влиянию погодных условий, что значительно облегчает задачу стрелка при ведении огня на большом расстоянии.

    Идея создания крупнокалиберного снайперского оружия не нова. Под Сталинградом в ходе затяжных оборонительных боев снайперские группы под руководством П.Зайцева успешно применяли 14,5-мм РПТР для поражения живой силы противника. Американцы использовали во Вьетнаме «Brophy-Buchse» под калибр .50, в Сараево французские миротворцы из команды по борьбе со снайперами успешно испытали винтовки серии М-87 калибра .50, в Венгрии созданы 12,7-мм снайперская винтовка «Gepard» и 14,5-мм «Elefant». Их появление вызвано общими качественными изменениями боевых характеристик используемого вооружения, что в свою очередь привело к изменению дистанции огневого соприкосновения в сторону ее увеличения. Если в годы Второй Мировой войны общевойсковой бой достигал результата на дальности прямого выстрела ППШ, то сегодня дальность огневого соприкосновения определяется не столько характером боевых действий, сколько возможностями танковых орудий, вооружения БМП и БТР, составляющих основу огневой мощи мотострелковых (мотопехотных) подразделений.

    Сегодня в пользу применения снайперского оружия калибра 12,7 мм говорит и тот факт, что снайпинг приобретал широкое распространение в позиционных, оборонительных боях. Участие российской армии в урегулировании локальных конфликтов, как правило, носит характер очаговой обороны, ведущейся блокпостами и сторожевыми заставами, а значит, такое оружие будет эффективно использоваться в ходе оборонительного боя.

    Основными аргументами против принятия такого оружия являются его громоздкость и демаскирующие факторы используемых боеприпасов. Стоит напомнить, что предлагаемая Вооруженным Силам 12,7-мм крупнокалиберная снайперская винтовка В-94 (разработка КБП) вчетверо легче НСВТ «Утес» на станке, нисколько не уступая ему в результативности огня по одиночной цели, но если расчет «Утеса» составляет три человека, то с В-94 свободно управляется один среднетренированный стрелок. Что же касается оборонительного боя, который становится основным для ВС России, то масса оружия большой роли в нем не играет.

    Второй аргумент против В-94. Использование мощного патрона калибра 12,7x108 мм якобы исключает скрытность применения и демаскирует стрелка. Все так, но если следовать логике этих рассуждений, то мы до сих пор должны были поражать противника стрелами и дротиками.


    12,7-мм снайперская винтовка В-94 разработки КБП

    Дальность огневого соприкосновения противоборствующие стороны выбирают так, чтобы с максимальным эффектом использовать имеющееся вооружение. Основу огневой мощи сепаратистов как в Чечне, так и в Таджикистане составляют стрелковое оружие и РПГ-7. Поэтому бой навязывается ими на дальности их прямого выстрела (до 300 метров). Российской армии целесообразнее увеличивать эту дистанцию до 600–800 метров, чтобы с максимальным эффектом использовать свое военно-техническое превосходство.

    Принятие на вооружение снайперской винтовки большого калибра в значительной мере способствовало бы перехвату боевой инициативы и огневому дистанциированию на выгодных для себя условиях. При ведении боя в пешем порядке такое оружие может служить прекрасной альтернативой крупнокалиберным пулеметам и успешно бороться с тяжелым вооружением сепаратистов. Учитывая структуру бандформирований, редко превышающих по численности 7–10 человек, можно предположить, что при своевременном обнаружении противника 2–3 удачных выстрела из такой винтовки на предельной дальности способны решить исход всего боя, не подвергаясь огневому противодействию с его стороны.

    В то же время, говоря о боевом применении снайперского оружия, сегодня, пожалуй, некорректно отдавать предпочтение какой-либо стрелковой системе. Универсального оружия нет и быть не может. Профессионалы в соответствии с решаемыми задачами для разных видов боя выбирают различное оружие. К счастью, несмотря на общий кризис экономики, наша «оборонка» пока в состоянии обеспечить разработку и, надеемся, производство достойных России образцов снайперского оружия.

    Анатолий Григорьев
    Солдат удачи 3-1998

    weaponland.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *