ВМФ РФ получит 26 кораблей, катеров и судов в 2018 году - Армия и ОПК

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 29 июля. /ТАСС/. Военно-морской флот (ВМФ) РФ по итогам этого года получит 26 новых кораблей, катеров и судов, четыре из них будут вооружены ракетным комплексом "Калибр". Об этом сообщил в воскресенье президент РФ Владимир Путин на торжественном приеме по случаю Дня ВМФ.

Спецпроект на тему

"Всего за 2018 год флот должен получить 26 новых кораблей, катеров и судов, в том числе четыре корабля с ракетным комплексом "Калибр", - сказал глава государства.

Он напомнил, что в этом году на флот уже поступили четыре надводных корабля, один противодиверсионный катер и три судна обеспечения.

"Хорошие темпы перевооружения и модернизации - это огромная заслуга работников нашей судостроительной отрасли, результат их профессионализма и ответственного отношения к делу", - отметил президент.

Путин добавил, что в соответствии с самыми современными требованиями развивается и инфраструктура флота, включая объекты базирования.

Укрепление и развитие флота

По словам главы государства, высокая боеготовность, а также эффективность ВМС являются очень важной частью обеспечения боеспособности страны.

Путин отметил, что реализация мер, направленных на укрепление и развитие флота, а также на повышение уровня его оснащенности, продолжится. По словам президента, профессия военного моряка во все времена была почетной в РФ. Она олицетворяла доблесть, мужество и самоотверженность.

"Всем известно, насколько трудное и ответственное это морское дело. Эта служба в сложнейших суровых условиях", - добавил президент.

Он отметил, что моряки часто находятся "в долгой разлуке с близкими, семьей", а превыше всего для них остается "одна великая цель - служение Отечеству".

Технологический прорыв

По словам президента, обеспечение потребностей ВМФ РФ должно быть одним из "двигателей технологического прорыва".

"Военно-морские силы всегда в числе первых осваивали достижения науки и техники, инженерной и конструкторской мысли. Обеспечение текущих перспективных потребностей флота должно и дальше стимулировать разработку и внедрение передовых инновационных технологий, быть одним из двигателей технологического прорыва", - сказал Путин.

За этим, отметил глава государства, как показывает опыт, "непременно последует переток прорывных знаний в гражданскую сферу".

"Уверен, каждый, кто служит сегодня в военно-морских силах, знает, что за ним стоит вся великая история отечественного флота, все выдающиеся свершения наших предшественников, доблесть наших уважаемых ветеранов. Желаю нынешнему поколению военных моряков достойно продолжать эту великую историю", - сказал президент и предложил тост за ВМФ, его славу и мощь.

tass.ru

Итоги строительства ВМФ РФ с 2000 по 2018


Целью данной статьи является сравнение строительства кораблей ВМФ РФ за два периода: 

Период № 1: С 1 января 2000 года по 1 января 2010 года  (10 лет).

Период № 2:  С 1 января 2010 года по 24 марта 2018 года (8 лет и неполных три месяца).

1. Подводные лодки:

1.1. В период № 1 получена одна атомная подводная подводная лодка "Гепард" проекта 971 - 03.12.2001.

1.2. В период № 2 получены 11 подводных лодок:

- атомный подводный ракетный крейсер "Северодвинск" проекта 885 (поколение 4) - 30.12.2013.

- большая подводная лодка (дизельная) "Санкт-Петербург" проекта 677 - 22.04.2010.

- большие подводные лодки (дизельные) проекта 636.3 "Великий Новгород", "Старый Оскол", "Краснодар", "Новороссийск", "Колпино", "Ростов-на-Дону" -  6 лодок с период в 21.08.2014 по 24.11.2016.

- ракетные подводные крейсеры стратегического назначения проекта 955 "Юрий Долгорукий", "Александр Невский", "Владимир Мономах" -  3 лодки   в период с 29.12.12 по 10.12.2014.

2  Надводные корабли водоизмещением более 1000 тонн:

2.1. В период № 1 получены три корабля:

- Сторожевой корабль "Ярослав Мудрый" проекта 11540 - 16.06.2009

- Корвет "Стерегущий" проекта 20380 - 14.11.2007

-  Ракетный корабль проекта 11661 "Татарстан" - 2003 год

2.2. В период № 2 были получены восемь кораблей:

- Фрегаты проекта 11356 "Адмирал Грегорович", "Адмирал Эссен", "Адмирал Мааров" в период с 10.03.2016 по 25.12.2017 - три корабля.

- Корветы проекта 20380 "Сообразительный", "Бойкий", "Стойкий", "Совершенный",  в период с  14.10.2011 по 20.07.2017

- Средний разведовательный корабль проекта 18280 "Юрий Иванов"  - получен в 2014 году.

- Ракетный корабль проекта 11661 "Дагестан" - 2012 год

3. Надводные корабли и катера водоизмещением до 1000 тонн:

3.1. В период № 1 получены 4 боевых единицы

- Десантные катера проекта "Серна" получены в количестве 3 катеров. 

- Малый ракетный катер на воздушной подушке проекта 1239   

3.2 В период № 2 получены 44 боевые единицы:

- Малые ракетные корабли проекта 21631 получены в  в количестве 5 кораблей, 

- Морской тральщик проекта 12700 "Александрит" получен в 2016 году

- Противодиверсионные катера проектов "Раптор", "Мангуст", "Грачёнок" в количестве 32 катеров.

- Десантные катера проекта 21820 "Дюгонь" получены в количестве 4 катеров.

- Десантные катера проекта "Серна" получены в количестве 2 катеров.

Примечание: Приведены только новые боевые единицы флота. Прошедшие капитальный ремонт и модернизацию не включены. Данный список не является исчерпывающим. Используются данные только из открытых источников. 

Выводы:

1. В общей сложности в период с 1 января 2000 года по 1 января 2010 года были построены и сданы ВМФ России  8 кораблей (включая подводные лодки и катера).

2. В общей сложности в период с 1 января 2010 года по 24 марта 2018 года были построены и сданы ВМФ России 62 корабля (включая подводные лодки и катера).

3. Таким образом, количество боевых кораблей, сданных после 1 января 2010 года, превышается почти в 8 раз количество кораблей (включая подводные лодки и катера), сданных в период с 1 января 2000 года по 1 января 2010 года . 

4. В связи с тем, что количество построенных боевых единиц увеличилось почти в 8 раз, то ничем иным, кроме как успехом, назвать нельзя. Более того, можно даже применить такие слова как 

а) "достигнут коренной перелом в деле военного судостроения".

б) "космический взлёт числа новых военных кораблей".

в) " огромные, потрясающие, замечательные достижения нашей судостроительной промышленности"

г) "потрясает слаженная работа судостроителей и военных моряков".

д) "огромными темпами нарастает современная боевая мощь российского флота".

Но, поскольку целью данной статьи является сухой анализ фактов, то мы данные слова в статье применять не будем и здесь они использованы только в качестве примера того, с использованием каких слов стоило бы обсуждать данные факты.

politinform.su

ВМФ России. Прощайте, пучины морские?

Атомный ракетный крейсер «Адмирал Лазарев» балансирует на грани жизни и смерти с 1999 года.

Продолжая рассуждать о будущем нашего флота, с самого начала стоит заметить главный всплывший момент: никто из высокопоставленных ответственных лиц не может даже приблизительно сегодня сказать, на что вообще будет похоже флотское строительство. И будет ли оно вообще.

Да, можно сколько угодно размахивать на показухах типа «АРМИИ…» макетами и модельками кораблей. Модельки – это хорошо. Но от пластикового макета до корабля в металле проходит иногда (а у нас всегда) очень много времени.

Однако сегодня определить, куда направлены основные течения госпрограммы вооружений, просто нельзя. Все скрыто таким туманом, что стоит погадать на морской капусте.

Гадание, конечно, – это так, ради красного словца. На самом деле факты есть, и от них можно оттолкнуться. Главное – делать это спокойно и без криков.

Основной вывод, который был сделан в одном из предыдущих материалов, прост. Флот России в ближайшие 10-12 лет сильно сократит количество боеготовых надводных кораблей морской и океанской зоны.

Доводов «за» даже больше, чем требуется. Основной – после событий 2014 года мы потеряли, собственно, руки и места, которые могли строить крупнотоннажные корабли и их ремонтировать.

Крым – это хорошо, но Николаев – это если не все, то весьма многое. Разрыв с Украиной, политический и экономический, разрушил и (в первую очередь) такую вещь, как судостроительная кооперация. То есть Россия осталась без украинских морских двигателей и корпусов.

Собственно, дальше можно не продолжать, потому что без корпуса и двигателя как бы корабля нет.

По факту мы имеем «сдвинутые вправо» до бесконечности сроки строительства фрегатов проектов 11356 и 22350 и проблемы с ремонтом ряда кораблей советской постройки. И если с ремонтом хоть как-то можно выкрутиться за счет других судоремонтных заводов (хотя гнать через полмира «Москву» то еще удовольствие), то с судовыми дизелями у нас полный кошмар.

Намечается тенденция (довольно логичная) строить то, что можно построить. То есть «москитный» прибрежный флот вместо океанского.

Довольно логично. Пусть не на 100% сами, а с помощью Китая, но можем строить корветы проекта 22160 и малые ракетные корабли проектов 21631 и 22800. Пока можем.

Одновременно (и это радует) продолжается строительство кораблей проекта 20380, их более дорогой и сложной версии — проекта 20385, а также и увеличенного в размерах и получившего ряд других серьезных изменений проекта 20386.

5 корветов проекта 20380 и столько же в постройке – это неплохо. Плюс два корабля проекта 20385. Но если посмотреть на прогнозы, то корветов семейства 2038х к 2028году в составе ВМС РФ должно оказаться не менее 18 единиц. Что несколько выглядит шапкозакидательски, ибо проблема с двигателями до сих пор не решена.

То же самое относится к серии кораблей проекта 21160. Головной («Василий Быков») проходит испытания, еще 5 в разной степени постройки. И серия может быть увеличена до 12 кораблей.

Вслед за корветами идут вроде бы неплохо зарекомендовавшие себя малые ракетные корабли проекта 21631 («Буян»). Критику вызывает низковатая, пожалуй, мореходность, но эти МРК не для Северного Ледовитого и Тихого океанов. А для службы на Балтике, Каспии или Черном море – вполне.

И к 6 имеющимся МРК строятся еще 6. Плюс не стоит забывать о «работе над ошибками», то есть «Каракурт», он же проект 22800. Проект обладает большей мореходностью в сравнении с «Буянами», что, несомненно, является плюсом в ситуации.

В целом, если говорить о кораблях водоизмещением до 3000 тонн, то здесь все более-менее ничего выглядит. Единственное, что вызывает смущение, это все еще большое количество ракетных катеров (пр. 1241), малых ракетных кораблей (пр.1234) и малых противолодочных кораблей (пр.1124 и 1331) советской постройки. В общем этих кораблей среди данной весовой категории насчитывается 62 единицы, что составляет около 90% от общего числа малых кораблей.

Сможет ли наше судостроение строить корветы, МРК и прочие корабли такими темпами, чтобы компенсировать естественную убыль кораблей по причине устаревания, – вот вопрос.

Но повторюсь, в прибрежной зоне, которую может контролировать «москитный» флот, все выглядит терпимо.

А вот чего нельзя сказать об обновление группировки надводных кораблей дальней морской и океанской зоны, того нельзя. Ситуация критическая во всех классах кораблей, которые могли бы обеспечивать выполнение каких-то задач в дальней океанской зоне.

Ракетные крейсера. Здесь нюанс. Очень дорогостоящий, но есть. Если потратить время, ресурсы и деньги, то количество крейсеров возрастет до 5. Это, как вы уже поняли, и проект 1144, и 1164. Но это корабли конца прошлого века, как ни крути. Построить что-то подобное сегодня Россия не в состоянии.


Эсминцы и БПК. Здесь тоже тоска смертная. В настоящее время в составе флота имеется 10 кораблей в той или иной степени боеготовности. Если подвергнуть капитальной модернизации противолодочные корабли проекта 1155 (те, что еще можно), то на какое-то время можно продлить существование. Но через 10 лет согласно прогнозам у нас останется не более 3-4 кораблей этого класса.

Программа строительства новых эсминцев и фрегатов постоянно корректируется и откладывается (в плане эсминцев) и «зависает» (в плане фрегатов).

Если быть честными перед собой, то неспособность строить в должном количестве и качестве корабли дальней морской зоны автоматически убирает из оборонной доктрины любые задачи, связанные с этой зоной.

Если флот не в состоянии выполнить задачи вдали от своих берегов, значит, не стоит эти задачи даже формулировать. Прибрежная зона – наше все. В общем, привет, Украина, правда, не в таком позорном виде.

И не стоит сбрасывать со счетов эту самую естественную убыль кораблей. Я привел в выкладках по крейсерам цифру 5, но сами понимаете, она весьма условна и оптимистична.

«Адмирал Лазарев» балансирует на грани жизни и смерти с 1999 года, почти 20 лет. И сколько надо будет денег, ресурсов и времени, чтобы его реанимировать, сказать не берусь. Соответственно, в пессиме крейсеров у нас 4. Это если доведут до ума «Нахимова».

Между тем, еще один нюанс. Крейсер, эсминец, БПК, фрегат, в отличие от малого ракетного корабля или катера, строится весьма долго. А доставшиеся нам по наследству от СССР корабли, повторюсь, имеют отнюдь не бесконечный ресурс.

И, скажем прямо, небольшое количество этих кораблей, доживших до сегодняшнего времени, может и не дожить до того времени, как их сменят новые эсминцы, постройка которых постоянно откладывается.

Может даже получиться так, что к 2028 году, когда закончится действие госпрограммы вооружений, количество кораблей ДМЗ может сократиться до 15-17 единиц. Если вспомнить, что наши корабли фактически разделены между четырьмя флотами без возможности сбора в один ударный кулак, то можно забыть вообще о какой-либо возможности ВМФ оперативно реагировать на изменение обстановки в мире в виде формирования боеспособных соединений кораблей как для решения задач в отдаленных районах, так и для защиты собственного побережья.

Нет, конечно, если нам флот Китая поможет…

Но в целом ситуация весьма печальная. И выход из нее видится один: расписаться в собственном бессилии и сделать ставку не на то, что хотелось бы иметь (все эти макетно-модельные мечтания в топку), а на то, что реально можно построить.

То есть флот прибрежной зоны из МРК, МРАК, корветов и прочей мелочи, вооруженной крутыми бабахалками типа «Калибров» и атомные подводные крейсера для работы в дальней зоне.

Не самая красивая картинка, но ведь реально имеем то, что имеем.

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

army-news.ru

В 2018-2027 годах для ВМФ России будут разработаны порядка десяти новых перспективных кораблей

В рамках госпрограммы вооружений на 2018-2027 годы в России запланированы более десяти опытно-конструкторских работ (ОКР) по созданию перспективных кораблей. Об этом сегодня со ссылкой на слова главнокомандующего ВМФ России адмирала Владимира Королева сообщает интернет-портал «Корабел».

По его словам, речь идет о перспективах развития ВМФ, которое запланировано в рамках реализации государственной программы вооружения на 2018-2027 годы. «Уже сейчас нами спланировано более 10 опытно-конструкторских работ, направленных на создание перспективных кораблей», – рассказал Королев на совместном заседании координационного совета ветеранских организаций и Главного командования ВМФ.

Помимо этого в рамках государственной программы вооружения в состав в состав ВМФ России продолжат поступать новые и модернизированные корабли дальней морской и океанской зон. В частности, речь идет о модернизированном фрегате проекта 22350М, оснащенном высокоточным оружием. Как отмечает Сергей Королев, это судно станет наиболее массовым кораблем в обозначенном сегменте.

Также в состав флота будут поступать корабли и катера ближней морской зоны с улучшенной эффективностью и боевыми возможностями, оснащенные высокоточным оружием.

Опытно-конструкторские работы представляют собой весь комплекс работ по разработке конструкторской и технологической документации на опытный образец, по изготовлению и испытаниям опытного образца изделия, выполняемых по техническому заданию. Таким образом, можно предположить в период с 2018 года по 2027 год в России будут разработаны 10 новых кораблей.

Материал подготовил Петр Архипов

Автор: ПолитРоссия

politros.com

ВМФ России превращается во «флот береговой обороны»

Россия теряет перспективы в качестве глобальной морской державы. По крайней мере, именно такие выводы можно сделать на основании официальных заявлений Минобороны по поводу приоритетов развития ВМФ на ближайшие десять лет. В развитии надводных кораблей упор решено сделать на строительство кораблей так называемой ближней морской зоны (БМЗ). Как в итоге будет выглядеть российский военно-морской флот?

29 ноября пресс-служба военного ведомства России сообщила о заявлении замминистра обороны Юрия Борисова, сделанном на совещании с руководством ВМФ и представителями ОСК, посвященном ходу выполнения гособоронзаказа-2017. В заявлении говорится, что ключевым пунктом морской части госпрограммы вооружения (ГПВ) на 2018–2027 годы станет строительство кораблей ближней морской зоны (БМЗ) с высокоточными крылатыми ракетами, а также стратегических (РПКСН) и многоцелевых подводных лодок.

Именно в таком порядке: корабли БМЗ, затем РПКСН и многоцелевые ПЛ. Таким образом, боевые надводные корабли не только океанской, но даже дальней морской зоны остались если не за скобками, то на обочине новой ГПВ. «Основные положения, которые мы с вами формировали, одобрены», – резюмировал замминистра.

Происходящее выглядит едва ли не как заговор против океанских перспектив российского военно-морского флота.

Десять лет для истории не бог весть какой срок, но для отдельно взятого человека – огромный (особенно для военного пенсионера или ветерана ОПК). Если бывшие военные летчики и авиастроители, танкисты и танкостроители, пехотинцы и многие другие дождались праздника на своей улице, то пожилых военморов и корабелов госчиновники (в погонах и без) лишили такой возможности. Более того, они надолго (если не навсегда) отсрочили возрождение и преумножение морского могущества России в сравнении с военно-морским потенциалом СССР. Разумеется, не по количеству вымпелов, а по ударной мощи, оперативности и разнообразию решаемых задач.

Еще недавно ничто не предвещало беды. 20 июля 2017 года президентом были утверждены «Основы государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года», в которых говорится, что «только наличие сильного ВМФ обеспечит России лидирующие позиции в многополярном мире в XXI веке», что Россия не допустит «исключительного превосходства (над своим ВМФ) военно-морских сил США и других ведущих морских держав», «будет стремиться к его закреплению на втором месте в мире по боевым возможностям», и неоднократно упоминается о необходимости деятельности флота «в удаленных районах Мирового океана».

30 июля 2017 года впервые в нашей новейшей истории был проведен грандиозный Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге и Кронштадте и парады в Североморске, Владивостоке, Севастополе и Балтийске, которые напомнили гражданам России, что у нас есть не просто флот, но океанский флот, которым можно гордиться. 6 октября на селекторном совещании с руководящим составом Вооруженных сил Сергей Шойгу напомнил, что «одним из приоритетов российской военной политики является укрепление мощи ВМФ». 9 октября на совещании Морской коллегии Дмитрий Рогозин заявил о недопустимости потери позиций России в Мировом океане.

27 октября снова Шойгу (на коллегии Минобороны): «Задачу (военно-морского присутствия России во всех стратегически важных районах Мирового океана) флот решал и раньше. Но в условиях нестабильной военно-политической обстановки она приобрела особую значимость». Наряду с недавним рейдом корабельной авианосной группы во главе с «Кузнецовым» к берегам Сирии, необычайно широко освещавшимся в СМИ, и практически непрерывной демонстрацией флага кораблями 1–2 ранга по всему миру. Все это производило ощущение военно-морского бума и движения вперед.

И вдруг – «ближняя морская зона».

К боевым кораблям ближней морской зоны (ориентировочно 500 морских миль от берега), строящимся в настоящее время для ВМФ России и вооруженным крылатыми ракетами, относятся:
— большие дизель-электрические подводные лодки (ПЛБ, ДЭПЛ) пр. 677 и 636.3;
— многоцелевые корветы пр. 20380 и 20385;
— малые ракетные корабли (МРК) пр. 22800 и 21631.

Комплексы ракетного оружия (КРО) в модульном исполнении потенциально могут принимать на борт и патрульные корабли (ПК) пр. 22160 – новый подкласс, в значительной степени дублирующий ПСКР Береговой охраны Пограничной службы ФСБ, придуманный главкоматом ВМФ, у которого и без того хватает задач, решаемых с большим напряжением сил. Нелепый пр. 20386 не хочется даже упоминать по причине его переразмеренности, промежуточности, недовооруженности и постыдно уродливого внешнего вида. Вся надежда на то, что «Дерзкий» станет единственным сугубо опытным «гадким утенком» в составе нашего флота. В целом, что бы там ни говорилось в рекламных материалах, все перечисленные проекты привязаны к берегу.

Подводные лодки пр. 636.3 «Варшавянка» (улучшенные 877) и 677 «Лада» (без воздухонезависимой энергетической установки, которой пока что нет) имеют автономность 45 суток, но крайне малую дальность плавания под водой – 400 и 650 миль соответственно на скорости всего лишь в 3 узла. Дальность плавания полным подводным ходом (около 20 узлов) не разглашается, однако, по некоторым данным, у первой серии 877 на максимальном ходу в 17 узлов время полной разрядки аккумуляторной батареи составляло всего один час (17 миль!), и с тех пор мало что изменилось.

Подводная лодка пр.677 «Лада»

Поскольку в боевой обстановке использование РДП (устройства для работы дизеля под водой), обеспечивающего дальность плавания до 7500 миль на 7 узлах (636.3), не представляется возможным (резко снижается скрытность), лодкам не остается ничего другого, кроме как осуществлять развертывание (одиночно или в завесе) в непосредственной близости от своих баз (в БМЗ) и выполнять задачи в заданном районе или на рубеже, находясь на малом ходу, на якоре или на грунте.

В отличие от ПЛ (на глубине штормов не бывает), малые надводные корабли (НК БМЗ) имеют сильно ограниченную мореходность по использованию оружия, ходкости (способности поддерживать заданную скорость хода) и обитаемости (обеспечению комфортных условий жизнедеятельности личного состава).

Никакие новаторские обводы корпуса, доведенные до совершенства в гидродинамических бассейнах Крыловского научного центра, никакие суперсовременные успокоители качки не позволят маленьким суденышкам чувствовать себя уверенно и решать задачи в дальней морской и океанской зонах. Их будет швырять на волнах словно щепки, обезоруженных и беззащитных, а боевые посты, кубрики и каюты превратятся в камеры пыток для личного состава. Даже таким проверенным перворангам, как БПК пр. 1155, которые с океаном на «ты», приходится иногда во избежание лишних проблем пережидать непогоду в безопасном месте (так было недавно с «Вице-адмиралом Кулаковым» в Северном море).

Малые НК БМЗ, без сомнения, могут работать в дальних водах (тех самых «удаленных районах Мирового океана»), однако не следует путать «дальние воды» и «дальнюю морскую зону» (именуемую на Западе green-water и заканчивающуюся примерно в 1500 милях от береговой черты). Корветы, МРК и ПК, сопровождаемые судами снабжения, способны совершать дальние переходы, прижимаясь к берегу и пережидая неблагоприятные гидрометеорологические условия (проще говоря – шторма), а затем нести боевую службу в БМЗ на большом удалении от пункта постоянного базирования. Это подтверждают «Бойкий» и «Сообразительный», находящиеся в настоящий момент на расстоянии порядка 4000 и 5500 миль от Балтийска. Однако для нормального функционирования сил флота в удаленных районах океана необходимы если не военно-морские базы, то, по крайней мере, пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) с соответствующей инфраструктурой, которая сможет обеспечить ремонт матчасти, пополнение запасов и отдых личного состава. А таких ПМТО у нас пока только один – в воюющей Сирии.

Есть большие сомнения, что за 10 грядущих лет удастся организовать сколько-то ПМТО (хотя бы один-два) где-то еще помимо Тартуса. Моментальное (на глазах изумленного мира) возведение полноценной военно-воздушной базы Хмеймим производит очень сильное впечатление, но строительство ВМБ (ПМТО) – совсем другое дело. Кроме весьма непростой дипломатической стороны вопроса понадобятся мини-СРЗ (судоремонтные заводы) вместо используемых ныне далеко не новых плавмастерских (которых у нас к тому же очень мало), плавдоки, краны, причалы (или реконструкция причалов), топливохранилища, возможно – дноуглубительные работы и пр.

Базирование кораблей, спроектированных по модульному принципу (22160), возводит проблемы создания ПМТО в квадрат, ибо требует наличия больших складских помещений для хранения модулей, мастерских для их обслуживания, дополнительных помещений для берегового техперсонала и плавсостава. В противном случае новомодные многофункциональные ПК превратятся в узкоспециализированные недовооруженные боевые единицы.

В отсутствие военно-морских баз или ПМТО за рубежом кораблям БМЗ с высокоточными крылатыми ракетами, строительство которых заложено в ГПВ 2018–2027, уготовано стать основой флота береговой обороны. В такой флот рискует превратиться весь наш ВМФ, если его строительством будут руководить люди с сухопутным мировоззрением. Другой ипостасью кораблей БМЗ станет ядерное и неядерное сдерживание в зоне досягаемости КРБД 3М14 КРО «Калибр» (2500 и 1500 км соответственно). Для этого совсем не обязательно покидать пределы Балтийского, Черного, Баренцева и Японского морей (точно так же, как РПКСН пр. 955 нет необходимости сильно удаляться от Гаджиево или Вилючинска).

Новый «москитный флот» России, не выходя из дома, будет держать под прицелом ракет средней дальности с СБЧ всю Европу, весь Ближний Восток, Японию, Южную Корею, а если что-то пойдет не так, то и Пекин, Шанхай, Гонконг. От невиданных ранее возможностей, дарованных ВМФ его теперешними строителями, должно было бы захватить дух, но вместо этого на глаза наворачиваются слезы.

Основой морской мощи страны являются боевые корабли основных классов. Каноническое (общепринятое) толкование данного термина в природе отсутствует, но было бы логично отнести к основным классам атомные и неатомные подводные лодки (за исключением ПЛ специального назначения), авианосцы, крейсера, эсминцы (включая БПК), фрегаты (включая СКР), большие корветы (скажем, от 2000 тонн полн.) и мореходные десантные корабли (универсальные, вертолетные корабли-доки, БДК) – то есть все то, что позволяет в той или иной степени проецировать силу на удаленные регионы мира.

Все остальные самоходные плавучие инженерные сооружения ВМФ относятся к боевым кораблям охраны водного района (ОВРа) – той самой пресловутой БМЗ (МРК, малым противолодочным кораблям – МПК, ракетным катерам, тральщикам), малым десантным кораблям и катерам, кораблям спецназначения (разведывательным, учебным, командного комплекса и др.), морским и рейдовым судам обеспечения.

На сегодняшний день средний возраст боевых кораблей основных классов ВМФ России уже преодолел психологический барьер в 25 лет («нормальный» срок службы корабля) и достиг 25,3 года.

При этом доля кораблей новых проектов в возрасте до 10 лет включительно составляет всего 17% (17/103), если считать «по головам», что не вполне корректно, поскольку авианосец и корвет при таком подходе обладают равным удельным весом. При пересчете по полному водоизмещению доля уменьшается до 11%, что резко диссонирует с 53% современных вооружений ВМФ, озвученных начальником Генштаба Валерием Герасимовым на коллегии Минобороны 7 ноября (судя по всему, там было посчитано все – «Грачата», «Рапторы», рейдовые буксиры, и именно «по головам»).

Попытка оценки тех же самых показателей на момент завершения ГПВ 2018–2027 дает следующую картину (при условии сохранения советского наследия и выполнения программы минимум – передачи флоту пяти РПКСН пр. 955А, шести АПКР пр. 885М, четырех ДЭПЛ пр. 677.1, шести пр. 636.3, четырех фрегатов пр. 22350, четырех СКР пр. 11356, одного корвета пр. 20386, двух пр. 20385, пяти пр. 20380 и двух БДК пр. 11711): средний возраст на конец 2027 года – 27,6 года, доля новых кораблей (по водоизмещению) – 22%.

Таким образом, выполнение программы строительства флота береговой обороны приведет к дальнейшему старению основного корабельного состава (хотя должно быть наоборот) и пренебрежимо малому увеличению доли новых боевых единиц. Хорошо, если сразу после окончания очередного темного периода в истории российского флота получится заложить новые авианосцы и эсминцы – тогда к середине 2030-х мы сможем начать обновление океанской компоненты ВМФ. А до того времени решать задачи боевой службы в дальних водах и демонстрировать флаг придется в основном все тем же 8 БПК пр. 1155 и трем РКР пр. 1164, средний возраст которых к концу 2035 года приблизится к запредельным для «неавианосцев» 48 годам.

Несмотря на то что эти выдающиеся творения отечественного судпрома с изящным хищным силуэтом с каждым годом будут выглядеть все более и более анахронично, другого выхода у нас нет. Представлять великую морскую державу в Мировом океане должны большие корабли, вызывающие уважение одним своим видом. 22160, «Каракурты» и «Буяны» тут не помогут.

Можно подумать, что уклон в сторону БМЗ вызван финансовыми затруднениями, которые испытывают страна и ее Вооруженные силы. Однако чуть ли не ежедневно приходится слышать, что экономическая ситуация в России стабилизировалась, национальная валюта – тоже, кризисных явлений не наблюдается, ВВП потихоньку начал расти, как и собираемость налогов, цена на нефть превышает заложенную в госбюджет, а расходы на оборону хоть и уменьшились, но непринципиально, и то лишь за счет тех видов и родов ВС, которые уже в значительной степени насытили новыми образцами вооружения и военной техники (СВ, ВКС, РВСН, ВДВ). Поэтому, если затруднения действительно имеют место (что не факт), вызваны они, скорее всего, перераспределением средств в угоду каким-то сиюминутным прихотям Минобороны.

Очень обидно, что за четверть века с распада СССР и образования Российской Федерации мы так и не смогли начать обновление надводных сил океанской компоненты ВМФ. Еще обиднее то, что за 16 лет с закладки «Стерегущего» (21.12.2001), воспринятой обществом как начало возрождения отечественного флота, не было заложено ни одного надводного корабля 1 ранга (океанской зоны).

Наконец, с горечью и тяжестью на сердце приходится констатировать, что того времени, которого оказалось достаточно императору Александру III и его последователям, адмиралам фон Тирпицу и Горшкову, чтобы вывести военные флоты своих государств на второе место в мире (к 1904 году мы в худшем случае делили его с Францией), не хватило современному российскому судпрому и его недалеким капитанам даже для того, чтобы подойти к стартовой черте.

Одним из постыдных результатов нашей нерасторопности уже скоро (после передачи ВМС НОАК к 2028 году двух новых авианосцев, как минимум четырех больших эсминцев пр. 055 и не только) станет потеря второй позиции в табеле о рангах ведущих морских держав, которую на начало 2017 года мы делили с Китаем с разницей в каких-то 1,3% (по суммарному полному водоизмещению кораблей основных классов).

Вместе с тем хочется верить, что известная русская поговорка «медленно запрягает, но быстро едет» окажется пророческой по отношению к отечественному кораблестроению и строительству океанского ВМФ после 2027 года.

/Денис Абрамов, Александр Шишкин, vz.ru/

army-news.ru

Флотский реестр. Какие корабли усилят ВМФ России к 2020 году

Головной фрегат проекта 22350 / Фото: Rusdialog.ru

Стратегические подводные атомоходы, современные многоцелевые фрегаты, малошумные дизельные подлодки и суда обеспечения различного класса — до 2020 года в состав Военно-морского флота России должны войти до 50 новых кораблей. Главком ВМФ Владимир Королев подчеркнул, что программа кораблестроения 2018-2020 годов будет выполнена полностью и в срок. О том, какие новые морские платформы получит российский флот, — в материале РИА Новости.

Подводный флот

Сегодня в составе ВМФ числятся три ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПКСН) проекта 955 "Борей". К-535 "Юрий Долгорукий" несет боевое дежурство на Северном флоте, К-550 "Александр Невский" и К-551 "Владимир Мономах" — на Тихоокеанском. До 2020 года запланирован ввод в строй еще одного атомохода — подводного крейсера модернизированного проекта 955А "Князь Владимир". Корабль сейчас проходит заводские и государственные испытания. Экипаж уже сформирован и подготовлен в Учебном центре ВМФ. Ожидается, что "Князь Владимир" отправится служить во флот до конца текущего года.

От базового проекта модернизированная субмарина отличается лучшей скрытностью, более совершенными средствами связи, обнаружения и управления вооружением. "Борей-А", как и его "старшие братья", будет нести на борту 16 межконтинентальных баллистических ракет "Булава". Следующий по степени готовности крейсер "Генералиссимус Суворов" к 2020-му вряд ли успеет встать в строй, как и другие корабли проекта — "Император Александр III" и "Князь Пожарский". По сообщениям СМИ, их спустят на воду не раньше 2022-го. Дальнейшее развитие серии — лодки проекта "Борей-Б" с улучшенными характеристиками — включены в госпрограмму вооружений до 2027 года.

Атомный подводный ракетный крейсер проекта "Борей" / Фото : предприятие СЕВМАШ

Помимо "стратегов", уже в 2019 году флот должен получить первый модернизированный многоцелевой атомоход "Казань" проекта "Ясень-М", проходящий заводские испытания. Головной корабль серии "Ясень" — "Северодвинск" — находится в строю с 2014-го. Следующий в очереди "Ясень-М" — "Новосибирск" — еще не спущен на воду, поэтому вряд ли успеет встать в строй к 2020-му. Зато все шансы на это есть у двух дизель-электрических подводных лодок проекта 677 "Лада" — "Санкт-Петербург" и "Кронштадт". Первая находится в опытной эксплуатации с 2010-го, вторую спустят на воду до конца 2018-го. Кроме того, Тихоокеанский флот в ближайшие два года должны пополнить дизельные "Варшавянки" — субмарины проекта 636.3 "Петропавловск-Камчатский" и "Волхов", несущие как торпедное вооружение, так и крылатые ракеты "Калибр".

Надводный флот

Новых крупных надводных кораблей класса "эсминец" и выше в составе ВМФ к 2020 году точно не будет. Но в строй вступят сразу несколько платформ рангом пониже. К 2020 году Черноморскому флоту (ЧФ) должны передать три сторожевых корабля проекта 11356 "Буревестник" — "Адмирал Бутаков", "Адмирал Истомин", "Адмирал Корнилов". Эти фрегаты уже спущены на воду и проходят испытания. Сейчас ЧФ располагает тремя "Буревестниками" — кораблями "Адмирал Макаров", "Адмирал Эссен" и "Адмирал Григорович".


Новый фрегат Черноморского флота "Адмирал Эссен" / Фото: РИА Новости, Василий Батанов

Кроме того, за два года Северный флот должен пополниться двумя фрегатами дальней морской зоны более "продвинутого" проекта 22350. Головной корабль "Адмирал Горшков" начали строить на "Северной верфи" еще в 2006 году. Это первый крупный надводный боевой корабль, заложенный после распада СССР. Перед судостроителями поставили задачу создать принципиально новый фрегат, напичканный самыми современными технологиями, многие из которых раньше на флоте не использовались. Сложность и амбициозность проекта — основная причина того, что срок передачи корабля флоту несколько раз "сдвигался вправо". Ожидается, что он вступит в строй в августе 2018-го. Второй фрегат серии — "Адмирал Касатонов" — проходит заводские испытания и будет готов к морской службе не раньше 2019 года.


Малый ракетный корабль (МРК) проекта 21631 "Буян-М" "Град Свияжск" / Фото: Пресс-служба МО РФ

Отдельно стоит остановиться на планах перевооружения ВМФ малыми ракетными кораблями (МРК), которые западные аналитики уже окрестили "новым москитным флотом России". Действительно, пять действующих МРК проекта 21631 "Буян-М", несмотря на скромное водоизмещение в 941 тонну, обладают более чем серьезными боевыми возможностями. Каждый несет по восемь крылатых ракет "Калибр", что в совокупности с небольшими габаритами и малой радиолокационной заметностью делает эти корабли силой, способной угрожать даже крейсеру. Именно "Буяны" открыли боевой счет ВМФ России в сирийском конфликте осенью 2015-го ударом "Калибров" из Каспийского моря по базам террористов ИГ*. В апреле 2018-го в состав Черноморского флота должен войти еще один МРК "Вышний Волочек". Три корабля из заложенных пяти — "Игнушетия", "Грайворон" и "Орехово-Зуево" — передадут флоту до 2020-го.

Другой тип МРК, который пополнит в ближайшие годы Военно-морской флот, — корабли проекта 22800 "Каракурт". Им будет комфортнее в открытом море, чем "Буянам", и их обеспечат более совершенным радиолокационным комплексом. Первые два корабля проекта — "Ураган" и "Тайфун" — достраиваются на плаву. Еще четыре — "Шквал", "Буря", "Шторм" и "Охотск" — находятся на стапелях судостроительного завода "Пелла" в разной степени готовности. По сообщениям СМИ, они вступят в строй до 2020 года.

Из других "малюток" следует упомянуть патрульные корабли проекта 22160 — "Василий Быков", "Дмитрий Рогачев", "Павел Державин" и "Сергей Котов". Они строятся для Черноморского флота, и им предстоит выполнять задачи по охране территориальных вод страны, борьбе с пиратством, а также поддерживать своих более крупных "собратьев" в бою. Каждый корабль вооружат установками для пуска крылатых ракет "Калибр", оснастят набором средств для борьбы с надводными целями и подводными лодками. Всего в серии запланировано шесть кораблей, однако к 2020-му успеют достроить только первые четыре.

Из вспомогательных судов в ближайшие два года флоту передадут четыре минных тральщика проекта 12700, два больших десантных корабля проекта 11711 "Иван Грен" и "Петр Моргунов", а также ряд узкоспециализированных катеров, разведывательных и гидрографических кораблей. Очевидно, что Военно-морской флот России пытается восстановить свои силы, серьезно потрепанные лихими 90-ми и безденежными нулевыми. Черед крупных надводных кораблей придет немного позже — на период госпрограммы вооружений до 2027 года.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

МОСКВА, РИА Новости, Андрей Коц
1

www.globalwarnews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *