Содержание

Немецкие парашютисты в Голландии: неудавшийся эксперимент

Утром 10 мая 1940 года немецкие парашютисты смогли захватить мосты в Мурдейке, Дордрехте и Роттердаме, открывавшие путь в сердце Голландии. Куда менее удачной оказалась высадка немцев в районе Гааги – фактической голландской столицы, где располагались королевская резиденция, парламент и правительство страны…

Высадка 47-го воздушно-десантного полка имела целью захват трех окружавших Гаагу аэродромов:

  • Эйпенбурга – юго-восточнее Гааги (между ней и Делфтом). Отсюда можно было легко перерезать дороги из столицы на Утрехт и Роттердам, поэтому здесь высаживалась основная часть 2-й десантной дивизии;
  • Фалькенбурга – на северо-востоке (примерно в 10 км от Гааги и в 4 км западнее Лейдена). Задачей этой группы было прикрыть высадку остальных групп от возможных контрударов с севера и востока, а также перехватить пути между Гаагой и Амстердамом на севере;
  • Окенбурга – в 2 км к юго-западу от Гааги. Эта группа должна была блокировать голландскую столицу с юга.
Немецкое вторжение в Голландию и места высадки воздушных десантов
Источник – Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939–1941 гг.

Эйпенбург

Главной целью был аэродром Эйпенбург, где выгружались основные войска из боевого состава 22-й воздушно-десантной дивизии (22. Infanterie-Division (Luftlande)), а также примерно треть ее вспомогательных частей. Их задача являлась самой важной: десантники должны были ворваться в Гаагу и захватить штаб-квартиру голландской армии, а также правительство и королевскую семью. Для этой цели в составе десанта находилась специально созданная «айнзацгруппа Фельдмана».

На аэродроме Эйпенбург базировались три эскадрильи голландских ВВС:

  • 1-я армейская истребительная эскадрилья, оснащенная современными монопланами «Фоккер» D.XXI;
  • 3-я армейская истребительная эскадрилья, временно (до получения тяжелых «Фоккеров» G.1) оснащенная легкими штурмовиками «Дуглас» 8А-N;
  • 2-я разведывательная эскадрилья, оснащенная старыми одномоторными бипланами «Фоккер» C.V и «Коолховен» FK.51.

Непосредственно авиабазу оборонял 3-й гренадерский батальон, усиленный двумя взводами бронеавтомобилей (шесть тяжелых шведских «Ландсверк» L-180 с 37-мм пушками) и некоторым количеством мотопехоты. Все автомобили располагались между зданиями вдоль северо-западной стороны поля. Противовоздушная оборона состояла из шести 75-мм зенитных орудий (две батареи), двенадцати 20-мм «Эрликонов» (5 взводов) и двадцати зенитных 7,9-мм пулеметов «Шпандау».

Первым в Эйпенбурге должен был высадиться 1-й батальон 2-го парашютного полка (без третьей роты, выбрасывавшейся у Окенбурга) – в общей сложности 480 человек. Через полчаса после приземления парашютистов на полосу должны были сесть транспортные «Юнкерсы» с основной частью 65-го полка 22-й дивизии под командованием полковника Георга Фримеля (один батальон полка высаживался на Окенбурге). После окончательного захвата аэродрома сюда планировалось направить остальные силы десанта, включая две батареи 75-мм гаубиц, а также самого командира 22-й дивизии генерал-лейтенанта графа Ганса фон Шпонека.

По какой-то причине голландцы подняли тревогу раньше, чем немецкие самолеты пересекли границу страны – в 3:15 утра. Поэтому когда около 4 часов над аэродромом появились первые немецкие бомбардировщики, голландские пилоты уже находились в кабинах, а зенитчики – возле орудий и пулеметов.

План аэродрома Эйпенбург
Источник – waroverholland.nl

С 4:00 до 4:30 бомбардировщики He.111 атаковали 50-кг бомбами аэродромные строения, в то время как тяжелые истребители «Мессершмитт» Bf.110 проштурмовали оборонительные бункеры и позиции зенитчиков. Материальный ущерб от этих атак был невелик (повреждены два бронеавтомобиля), но голландская пехота оказалась деморализованной, войска на время утратили управляемость; в ряде случаев офицерам пришлось собирать своих солдат под дулами пистолетов.

Тем временем с аэродрома навстречу противнику поднялись 8 истребителей (один оказался неисправен) и все 11 «Дугласов». Однако немецкой авиации оказалось слишком много – буквально в течение нескольких минут 7 «Дугласов» были сбиты, еще два совершили вынужденную посадку. Два уцелевших самолета приземлились в Окенбурге, где в итоге достались немцам. Жертвами голландских «Дугласов» стали всего два транспортных «Юнкерса».

Голландские истребители «Фоккер» D.XXI действовали несколько удачнее. Они были маневреннее двухмоторных «Мессершмитов» и сумели сбить как минимум четыре вражеских самолета – один «Юнкерс», один «Хейнкель», истребитель Bf.109 и бомбардировщик «Дорнье» Do.17. В бою погиб только один «Фоккер», но оказалось, что немецким атакам подверглись все аэродромы центральной Голландии, и садиться истребителям негде. В итоге шести «Фоккерам» после израсходования топлива пришлось приземляться где попало, и они получили повреждения, еще один ушел на аэродром Окенбург, где попал в руки немцев.

Ju.52, приземлившийся рядом с аэродромом Эйпенбург
Источник – Chris Ailsby. Hitler's Sky Warriors

Три «Юнкерса» с парашютистами были сбиты голландской зенитной артиллерией уже при снижении над Делфтом. Остальные машины рассыпались, пытаясь избежать огня, поэтому парашютисты оказались выброшены на большой территории (примерно 3 на 4 км) между Делфтом, Рийсвиком и Ноотдорпом. 1-я рота и штаб батальона приземлились к западу от Делфта; 2-я рота высадилась южнее аэродрома, но понесла потери в людях и оружии; 4-я рота опустилась возле аэродрома на восточной окраине Рийсвика.

Парашютные роты не смогли соединиться и организованно атаковать аэродром, поэтому посадочному десанту с 6-й ротой 65-го воздушно-десантного полка, прибывшему в 5:15, пришлось садиться на незахваченную полосу. Севшие самолеты были буквально расстреляны из зенитных пулеметов и 20-мм автоматов, к которым присоединились три бронеавтомобиля: из двенадцати транспортных «Юнкерсов» уцелели только два. Погибло около 150 десантников, еще несколько десятков попали в плен (среди них был и командир полка полковник Фримель).

Вторая посадочная волна, приземлившаяся 15 минут спустя, разделила судьбу первой – 14 «Юнкерсов» были уничтожены на посадочной полосе, но часть машин не стала садиться на аэродроме и приземлилась на дорогах и полях вокруг Эйпенбурга и Делфта. Четвертая волна была перенаправлена для высадки в Окенбурге, но часть ее машин вернулась обратно, не высадив десантников.

Немецкие парашютисты после высадки
Источник – I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939–1945

В это время наземные бои продолжались. К северу от аэродрома несколько групп десантников смогли собраться вместе. Они захватили 13-ю зенитную батарею и развернули фронт на север вдоль судоходного канала де Влиет, предотвратив подход голландских подкреплений со стороны Гааги. В то же время, голландцам удалось удержать ключевой мост Хоорнбруг на окраине Рийсвика.

1-я рота, приземлившаяся западнее Делфта, также сумела собраться и около 7 часов утра атаковала западный фас обороны аэродрома вдоль канала де Влиет, который в этом месте поворачивает на юг. Несмотря на численное превосходство противника, 75 десантников захватили вражеские огневые позиции в Брукпольдере и взяли в плен много голландцев. Затем десантники атаковали сам аэродром – позднее голландцы утверждали, что немцы гнали перед собой захваченных пленных. Так или иначе, им удалось занять комплекс строений авиабазы и захватить один поврежденный бронеавтомобиль; три уцелевших бронеавтомобиля отошли в сторону Гааги. К 9 часам утра по берлинскому времени основная часть авиабазы Эйпенбург оказалась в руках немцев, однако в руках голландцев оставался опорный пункт в Йоханнахоэве (на северо-восточной окраине аэродрома).

Потери обеих сторон оказались исключительно высокими. Голландский гарнизон был фактически разгромлен, потеряв несколько десятков человек убитыми и 80 пленными. У немцев погибли два офицера – в том числе, командир 2-й роты обер-лейтенант Шлихтинг; командир 1-го батальона гауптман Ностер был тяжело ранен. Тем не менее, это был пик немецких успехов в Эйпенбурге – практически все летное поле, наконец, было захвачено.

К 11 часам утра начались голландские контратаки – поначалу нескоординированные. У Ворбурга голландцы переправились через канал де Влиет примерно в 1,5 км северо-восточнее моста Хоорнбруг, очистили от немцев несколько домов и заняли позиции 13-й батареи. Около полудня голландская рота переправилась через мост Хоорнбруг и подошла на 250 м к аэродрому, но понесла тяжелейшие потери и была вынуждена отступить под огнем немецких пулеметов.

Схема боя за аэродром Эйпенбург
Источник – waroverholland.nl

После этого командовавший десантниками гауптман Мертен предложил перемирие для эвакуации раненых (при этом часть своих раненых немцы передали голландцам). Обе стороны использовали перемирие для перегруппировки, кроме того, немцы успели перераспределить трофейное оружие и боеприпасы. После полудня бой возобновился: голландцы подтянули три полевые 75-мм батареи и, подавив немецкие огневые точки, начали новую атаку. В 15:10 она была поддержана налетом английских бомбардировщиков – девяти двухмоторных «Бленхеймов» из 40-й эскадрильи. На обратном пути бомбардировщики были перехвачены немецкими истребителями, три из них были сбиты, при этом погибло восемь английских летчиков.

К 17:30 бой завершился: голландские солдаты заняли большую часть немецких опорных позиций на аэродроме, лишь одна из них продолжала держаться до темноты. Кроме того, поздно вечером были разгромлены остальные очаги немецкого сопротивления в районе Дордрехта.

В районе Эйпенбурга немцы понесли тяжелые потери – около 150 убитых, порядка 500 раненых и около 1300 пленных. Среди последних оказался раненый командир 1-го батальона гауптман Ностер, а также командир 12-й группы транспортных самолетов (KGzbV 12) Фрейхерр фон Хорстейн. Большинство военнопленных (около 1250 человек) голландцы успели отправить в Англию еще до капитуляции – таким образом, для Германии они стали безвозвратными потерями. Еще несколько сотен десантников избежали капитуляции и скрывались на полях и в зданиях между Делфтом и Роттердамом. Что же касается голландцев, то они потеряли в Эйпенбурге 94 человека убитыми.

Фалькенбург

Второй по важности целью был аэродром Фалькенбург, где высаживалось шесть рот. Этот аэродром оказался неудачным местом для высадки: он начал строиться лишь в апреле 1939 года, находился на уровне моря, а система дренажа взлетно-посадочных полос еще не была готова, поэтому использовать их для взлета тяжелых самолетов было нельзя. Но немцы об этом не знали – они вообще мало задумывались о местных особенностях, выходивших за рамки топографических карт. Тем более что рядом с аэродромом проходила главная автомагистраль Голландии – шоссе между Амстердамом и Гаагой (в настоящее время – национальная дорога A.44), как раз у Фалькенбурга пересекавшая Ауде-Рейн (северный рукав Рейна). Десант должен был захватить мост через него, блокировав сообщение между севером и югом страны.

Стратегические пункты вокруг авиабазы в Фалькенбурге
Источник – waroverholland.nl

Гарнизон недостроенной авиабазы был направлен туда буквально за три недели до вторжения и предназначался именно для защиты от высадки с воздуха. Здесь находились две пехотные роты и взвод тяжелых пулеметов – всего около 350 человек. Зенитной артиллерии у гарнизона не было, но имелось 24 легких и 3 тяжелых пулемета. Увы, огневые позиции были размещены крайне неудачно – по периметру посадочной площадки, в результате чего голландцы попадали под собственный перекрестный огонь.

Парашютная группа немецкого десанта состояла из 6-й роты 2-го парашютного полка обер-лейтенанта Герхарта Ширмера. Этот человек разработал метод прыжка с винтовкой или автоматом, в то время как по инструкции немецкий парашютист должен был иметь при себе лишь пистолет и гранаты, а остальное личное оружие выбрасывалось в отдельных контейнерах.

В 4:15 аэродром с бреющего полета атаковали три немецких бомбардировщика. В это время как раз производилась смена ночной охраны, и бомбы легли на группу открыто стоявших солдат, нанеся им тяжелые потери. Урон усугубился последующей атакой тяжелых истребителей, которые расстреливали разбегавшихся голландцев. В результате гарнизон был деморализован, а его командир погиб.

В 4:30 началась выброска парашютистов. Из шестнадцати «Юнкерсов» к аэродрому вышли только десять, три самолета ошибочно сбросили десантников у Эйпенбурга, еще три – на шоссе Амстердам–Гаага. Всего в Фалькенбурге высадилось 120 человек, из них 80 прямо на аэродроме, остальные – ближе к мосту через Ауде-Рейн.

Высадка на аэродроме Фалькенбург утром 10 мая 1940 года
Источник – waroverholland.nl

Хотя на аэродроме царил хаос, уже в воздухе парашютисты подверглись обстрелу из пулеметов и понесли первые потери. И все же к 6 часам утра немцам удалось захватить аэродром и взять около 150 пленных. Голландцы потеряли 29 человек убитыми и 40 ранеными. Группа парашютистов, направленная для блокирования шоссе, перехватила голландский штабной автомобиль, в перестрелке был убит подполковник Коолс – начальник штаба командующего «Крепостью Голландия» генерала Яна ван Анделя.

Вслед за этим началась высадка посадочного десанта – 47-го пехотного полка полковника Гейзера со штабом и частями усиления, включая легкую полевую артиллерию, зенитные автоматы и полевой госпиталь. В общей сложности здесь предполагалось выгрузить около 2600 человек, перебрасываемых несколькими волнами. Первая волна (53 «Юнкерса») состояла из полкового штаба и большей части 3-го батальона.

Вопреки многим современным описаниям, немецкие самолеты приземлились без потерь – лишь один из них был поврежден огнем голландских пулеметов. Но тут выяснилось, что колеса машин проваливаются в топкую непросохшую почву, и взлететь «Юнкерсы» уже не могут. В результате часть уже отправленных машин вернулась обратно, а другая часть попыталась приземлиться на восьми километрах пляжа между устьем Ауде-Рейна и Схевенингеном (северным пригородом Гааги). Таким образом, основную часть 47-го полка на Фалькенбург доставить не удалось, и высадка здесь была приостановлена.

Оборона аэродрома Фалькенбург немецким десантом днем 10 мая 1940 года
Источник – waroverholland.nl

Всего на пляже высадилось около 400 человек, а общая численность десантников, высаженных в районе Фалькенбурга, достигла 950 человек. Немцы заняли деревни Фалькенбург и Катвийк, разойдясь по территории примерно 5 на 5 км к западу от Лейдена и до самого моря, между Ауде-Рейном и северной окраиной Вассенаара. Десантники также захватили мосты через Ауде-Рейн, а их разведка проникла в Рийнсбург на его северном берегу.

Между тем, в половине девятого утра голландская артиллерия начала обстрел аэродрома из 120-мм гаубиц, продолжавшийся до полудня. Одновременно с началом обстрела аэродром атаковали пять легких бомбардировщиков «Фоккер» С.V, а в 11:20 – три более современных «Фоккера» C.X. Бомбами и снарядами было уничтожено до двух десятков застрявших на летном поле «Юнкерсов», многие из которых еще не успели разгрузить.

Тем временем голландцы подтянули к месту высадки резервы, «запечатали» плацдарм и начали постепенное наступление на него. Первым их успехом стало взятие шоссейного моста через Ауде-Рейн. Затем была восстановлена ​​связь между Лейденом и Вассенааром; ближе к вечеру батальон 1-го голландского пехотного полка занял сам Вассенаар, а также выбил немцев из деревни Маальдрифт, полностью разблокировав трассу Амстердам–Гаага.

Разбитые немецкие самолеты на аэродроме Фалькенбург
Источник – waroverholland.nl

Тем временем 4-й голландский пехотный полк подполковника Буурмана начал наступление на Фалькенбург силами 1-го и 2-го батальонов (одновременно с севера и с юга). Около 16:00 наступающим удалось достигнуть перелома, а к 17:30 голландцы заняли аэродром со всеми стоящими там самолетами – их было около 60 (по большей части, выведенных из строя). Основная часть немецкого десанта (до 600 человек) во главе с полковником Гейзером отошла в деревню Фалькенбург, где была блокирована превосходящими силами голландцев. В окружении оказались взводы связи и разведки 47-го полка, три погрузочных подразделения и часть парашютистов 6-й роты 1-го парашютного полка, а также четыре взвода 8-й роты 65-го воздушно-десантного полка. Другая группа из подразделений 2-го батальона 47-го полка (часть 5-й и 6-й рот) вела бой в дюнах без связи с первой.

Обе стороны понесли немалые потери. Голландцы потеряли как минимум 83 человека убитыми, еще какое-то количество оставалось в плену у немцев в Фалькенбурге. Немецкие десантники потеряли 71 убитыми и около сотни пленными.

Окенбург

Аэродром Окенбург располагался у деревни Лоосдуинен (ныне – район Гааги) в полукилометре от морского берега – он играл вспомогательную роль, чаще всего используясь в качестве испытательного. Самолетов тут находилось немного – пять недавно собранных «Дугласов» 8A-3N и два тяжелых истребителя «Фоккер» G.1. Все эти машины еще не имели камуфляжа и вооружения, а главное – на аэродроме не было топлива!

Тяжелый двухмоторный истребитель «Фоккер» G.1
Источник – waroverholland.nl

Охрана аэродрома была небольшой – 22-я резервная рота (96 человек) при четырех ручных пулеметах, два гренадерских и один прожекторный взвод. В двух километрах к северо-востоку от летного поля располагалась единственная зенитная батарея.

На аэродроме Окенбург должна была высаживаться 3-я рота 2-го парашютного полка – 135 парашютистов под командованием обер-лейтенанта фон Роона. Вслед за ними должен был приземлиться посадочный десант: 70 транспортных «Юнкерсов» со 2-м батальоном 65-го пехотного полка, усиленным двумя велосипедными взводами (в общей сложности, 800 человек).

Высадка осуществлялась без бомбардировки, но около 4:45 аэродром проштурмовали четыре Bf.110. Однако парашютисты оказались выброшены далеко от аэродрома: один взвод – в дюнах к западу, еще два – у Хук-ван-Холланда (в семи километрах юго-западнее). Часть десантников упала в море и утонула, в итоге на аэродром опустились всего 25 человек, поэтому транспортным самолетам, появившимся через 15 минут, пришлось высаживать 5-ю роту 65-го воздушно-десантного полка прямо под вражеским огнем. Впрочем, из-за отсутствия на аэродроме серьезных огневых средств потери оказались невелики, и к 7 часам утра немцы полностью подавили сопротивление противника. Голландцы потеряли убитыми 28 человек, еще около 50 попали в плен, остальным удалось уйти.

В Лоосдуинене северо-восточнее аэродрома размещалась основная часть гренадерского полка – находившиеся здесь голландские солдаты были быстро подняты по тревоге и перекрыли немцам путь на Гаагу.

Аэродром Окенбург
Источник – waroverholland.nl

Удача десанта позволила перенаправить на Окенбург часть сил, предназначавшихся для высадки в Эйпенбурге – в том числе, самолет, на котором летел командир 22-й дивизии генерал-лейтенант фон Шпонек. Однако около 7:30 аэродром атаковали три голландских бомбардировщика «Фоккер» T.V. Один из них немцам удалось сбить огнем с земли, но 50- и 100-кг бомбы устроили огненный ад на маленьком летном поле, забитом транспортными самолетами – сгорело до десятка «Юнкерсов». Кроме того, аэродром подвергся обстрелу трех батарей 120-мм гаубиц, расположенных в районе Поэлдийка. В итоге доставку войск пришлось прекратить.

После полудня голландские войска перешли в наступление и к 14:30 овладели аэродромом, потеряв убитыми 12 человек. В Окенбурге и его окрестностях были захвачены в плен 160 немцев и освобождены 20 голландских пленных. Из приземлившихся на аэродроме двадцати восьми «Юнкерсов» смогли взлететь лишь шесть, однако остальные были повреждены не слишком серьезно, и после окончания боев их удалось восстановить, как и большинство транспортных самолетов, приземлившихся на окрестные поля и дороги.

Немецкая оборона аэродрома Окенбург
Источник – waroverholland.nl

В боях за Окенбург немцы понесли тяжелые потери: 60 человек убитыми и до 200 пленными. Голландцы потеряли в общей сложности 62 человека убитыми, число раненых неизвестно, но их вряд ли было менее полутора сотен.

Большая часть немецкого десанта рассеялась по окрестностям. Генерал фон Шпонек и 350 десантников отступили в лес юго-восточнее Окенбурга, закрепились на холме в поместье Бельведер и перехватили шоссе, ведшее из Гааги в Монстер. Ближе к вечеру сюда же пробились 45 парашютистов из группы, сброшенной у Хук-ван-Холланда. Все попытки фон Шпонека установить радиосвязь с другими частями дивизии окончились неудачей. Лишь около 21:00 он сумел связаться с командованием и получил приказ прорываться в направлении Овершие, поселка неподалеку от Роттердама – здесь вдоль шоссе приземлилось множество транспортных «Юнкерсов», предназначавшихся для высадки в Эйпенбурге.

Часть немецких офицеров погибла, была ранена или пленена, управление войсками оказалось нарушено, поэтому командование принял на себя подполковник медицинской службы Вернер Вишхаузен, старший врач 22-й дивизии. Сначала его группа насчитывала около 200 человек, а позднее выросла в 2–2,5 раза за счет бойцов, вышедших из района Эйпенбурга.

Немецкая высадка в «Крепости Голландия» 10 мая 1940 года обернулась серьезной неудачей. Десантные войска понесли огромные потери (не менее полутора тысяч человек только пленными) и не сумели выполнить ни одной из поставленных задач – к исходу дня аэродромы в Эйпенбурге, Фалькенбурге и Окенбурге вновь находились в руках голландцев. К исходу дня силы десанта оказались разделенными на четыре группы, одна из которых была почти полностью уничтожена, а остальные не имели связи между собой.

Продолжение следует


Литература:

  1. Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939–1941 гг. М.: Воениздат, 1963
  2. А. Гове. Внимание – парашютисты! М.: Издательство иностранной литературы, 1957
  3. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939–1945 гг. М.: Воениздат, 1963
  4. Б. Кверри, М. Чаппел. Германские парашютисты, 1939–1945. М.: АСТ, Астрель, 2003
  5. А. Степанов. Пиррова победа Люфтваффе на Западе // История Авиации, 2000, №3
  6. Ю. Пахмурин. MLD идет на войну. Морская авиация Голландии на защите метрополии // Морская война. Люди, корабли, события. 2008, №2
  7. Simon Dunstan. Fort Eben Emael. The key to Hitler’s victory in the West. Osprey Publishing, 2005 (Fortress 030)
  8. Chris McNab. Fallschirmjager. Nemecti vysadkari. Praha: Svojtla & Co, 2003
  9. I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939–1945. Concord Publishing, 2001 (Concord 6505)
  10. Chris Ailsby. Hitler's Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939–1945. London: Brown Partworks Ltd, 2000

warspot.ru

Как немецкие парашютисты штурмовали Крит » Военное обозрение

План операции

Замысел операции 11-го корпуса предполагал одновременную высадку воздушного десанта и посадку планеров в нескольких точках острова. У немцев не хватало самолетов, чтобы высадить весь десант сразу, поэтому было решено атаковать тремя волнами.


В первую волну (7 часов утра 20 мая 1941 г., парашютная и планерная высадка) входила группа «Запад». Генерал-майор О. Мейндель с отдельным авиадесантным штурмовым полком должен был взять аэродром Малеме и подходы к нему. Этот аэродром был основным пунктом высадки немецкого десанта. 3-й парашютно-десантный полк полковника Гейдриха должен был занять бухту Суда и г. Хания (Канья), где был английский штаб и резиденция греческого короля.

Во второй волне (13 часов 20 мая) — парашютная высадка, входили группы «Центр» и «Восток». 1-й парашютно-десантный полк полковника Б. Брауера (позднее войска должен был возглавить командир горнострелковой дивизии, генерал Рингель) должен был взять город Ираклион и его аэродром. 2-й парашютно-десантный полк полковника Штурма отвечал за аэродром Ретимнон.

Планировалось, что после захвата всех целей с 16 часов 21 мая начнётся третья волна — высадка с транспортных самолетов и судов 5-й горно-стрелковой дивизии и тяжелого вооружения, всех необходимых припасов. Поддерживала морскую высадку и Италия: около 3 тыс. солдат, 60 судов. С воздуха десант поддерживал 8-й авиакорпус генерала фон Рихтгофена — более 700 машин, а также 62 самолета итальянских ВВС. Немецко-итальянская авиация должна была действовать против гарнизона острова и парализовать мощную британскую корабельную группировку. В операции также участвовали немецкие субмарины и часть итальянских ВМС (5 эсминцев и 25 малых кораблей).

У британцев прикрытие с морского направления осуществляли силы британского Средиземноморского флота адмирала Каннингема — 5 линкоров, 1 авианосец, 12 крейсеров и около 30 эсминцев, развернутые западнее и севернее Крита. Правда, британский флот, базировавшийся на бухту Суда, сильно страдал от налетов вражеской авиации. А единственный авианосец британцев ещё в ходе битвы за Грецию потерял большую часть палубной авиации и не мог поддержать гарнизон Крита с воздуха.

Начало вторжения

Ранним утром немецкая авиация обрушила на позиции британцев в местах высадки массированный удар. Однако большинство замаскированных позиций уцелело, а английские ПВО ответный огонь не открывали, чтобы не выдать своё расположение. Кроме того, планеры и юнкерсы с десантниками подошли лишь через полчаса после ухода бомбардировщиков и штурмовиков. Немцы не учли погоду, стояла жара и первая партия самолетов подняла тучу пыли. Остальным самолетам пришлось выжидать. Стартовавшие первыми самолеты кружили в небе, ожидая остальные. В результате высадиться с ходу, сразу после бомбардировки не удалось. Возникла пауза, что самым негативным образом сказалась на десантировании.

Когда в 7 час. 25 мин. передовой отряд капитана Альтмана (2-я рота 1-го батальона десантно-штурмового полка) начал десантирование. Десантников встретил сильный огонь. Планеры превращались в решето, разваливались в воздухе, разбивались о скалы, падали в море, отчаянно маневрируя, садились на дороги, любые пригодные площадки. Но высадившиеся немецкие десантники яростно атаковали противника. Пораженные дерзостью атаки союзники первоначально опешили. Но быстро очнулись и обрушили на немцев минометный и пулеметный огонь. Захват аэродрома с ходу провалился, новозеландцы в рукопашной схватке отбросили немцев. Альтману удалось захватить только мост и часть позиций западнее аэродрома. При этом у него из 108 бойцов осталось всего 28.

Проблема была ещё в том, что немецкие парашютисты сбрасывались без карабинов и пулеметов. Личное, тяжелое оружие и боеприпасы сбрасывали в отдельных контейнерах. А до них ещё надо было добраться. У десантников были пистолеты-пулеметы (примерно у каждого четвертого, пистолеты и ручные гранаты). В результате многие десантники погибли пытаясь пробиться к своим контейнерам. Немецкие парашютисты шли в атаку с пистолетами, ручными гранатами и саперными лопатками, союзники их расстреливали из винтовок и пулеметов, как в тире.

Шедший следом за передовым отрядом батальон также напоролся на сильный огонь. Многие погибли ещё в воздухе, командир батальона майор Кох и многие солдаты получили ранения в начале боя. Приземлившаяся на вражескую батарею 1-я рота захватила её, но понесла тяжелые потери — из 90 солдат осталось 30. 4-я рота и штаб 1-го батальона попали на позиции новозеландского батальона и они были уничтожены почти целиком. 3-я рота смогла добраться до батареи ПВО южнее аэродрома и разгромила её. Это свело к минимуму потери немецкой авиации при выброске основных сил. Кроме того, с помощью зениток смогли занять оборону и отбросили спешившие на помощь гарнизону аэродрома подкрепления.


Немецкие транспортные самолеты Юнкерс Ю.52 буксируют планеры DFS 230 во время первого дня проведения операции «Меркурий»

Таким образом, на немецких парашютистов обрушили такой плотный огонь, что многие немецкие солдаты погибли или были ранены ещё до высадки на остров. Многие планеры разбились ещё до приземления. Другие приземлились, но тут же были расстреляны, до высадки десанта. Из-за ошибок разведки часто десантников высаживали над основными линиями обороны противника и немцев просто расстреливали из всех стволов. А остатки добивали на земле. Местами десант был почти полностью уничтожен. Это была бойня.

Так, парашютисты 3-го батальона десантировались северо-восточнее Малеме прямо на позиции 5-й новозеландской бригады. Немецкий батальон был практически уничтожен. 4-й батальон со штабом полка успешно десантировался западнее, потеряв мало людей и смог закрепиться на одной стороне аэродрома. Правда, командир отряда Мейндель был тяжело ранен. Его заменил командир 2-го батальона майор Штенцлер. Его батальон вступил в бой восточнее Спилии и понёс тяжелые потери. Часть десантников была перебита ополченцами-критянами. Усиленный взвод лейтенанта Киссамоса приземлился среди греческих войск. Из 72 солдат выжили только 13 сдавшихся десантников, которых от расправы спасли новозеландские офицеры. Упорный бой продолжался весь день. Позиции у аэродрома переходили из рук в руки. Немцы постепенно смогли объединить оставшиеся силы, сгруппировавшись вокруг 3-й роты и закрепившись в северной части аэродрома.

Схожим образом развивались события в зоне высадки 3-го полка, сброшенного восточнее Малеме. Ещё до высадки погиб весь штаб дивизии и командир 7-й авиадивизии генерал Зюссман, который должен был руководить операцией на месте. Выброшенный первым 3-й батальон погиб, он попал на позиции новозеландцев: многих выбили ещё в воздухе, приземлившихся перебили или пленили. По ошибке летчики сбросили несколько подразделений над горами. Солдаты получили переломы и вышли из строя. Одну роту снесло ветром в море и она утонула; 13-я минометная рота была сброшена над водохранилищем и тоже утонула в полном составе. Только 9-я рота приземлилась благополучно и после жестокого боя, заняла круговую оборону. Высадка продолжалась весь день. Выжившие немецкие десантники были разбросаны и пытались объединиться, пробиться к контейнерам с оружием.



Немецкие парашютисты несут контейнеры со снаряжением

Немецкие парашютисты в бою на Крите

Вторая волна. Немецкое командование сначала не имело данных о катастрофическом положении десанта, решив, что высадки идёт успешно. Из 500 самолетов, которые выбросили 1-ю волну вторжения, не вернулось всего несколько. Экипажи немецких самолетов, которые возвращались на материк, чтобы взять солдат второй волны, не видели, что происходит на острове, и думали, что дела идут неплохо. Поэтому штаб Лёра и Штудента дал добро на переброску второй волны. Но дела пошли ещё хуже, чем утром. Задуманной смены бомбардировочных и транспортных эскадрилий снова не получилось. Тучи пыли и проблемы с заправкой замедляли движение авиации. Самолеты уходили небольшими группами и с большими интервалами. Плотную волну создать не удалось, немецкие войска высаживались без воздушной поддержки, малыми отрядами и с большим рассеиванием. И теперь их ждала ещё более «горячая встреча». Все более или менее годные площадки были блокированы и пристреляны.

2-й парашютно-десантный полк прибыл в Ретимнону с большим опозданием — в 16 час. 15 мин. Только две роты успели высадить после налета авиации, третью снесло на 7 км от цели. Высадка же основных сил затянулась и они понесли большие потери. 19-я австралийская бригада быстро пришла в себя и встретила противника плотным огнем. Однако бойцы 2-го батальона смогли захватить одну из господствующих высот и попытались пробиться к аэродрому. Их встретил такой сильный огонь с других высот и имевшейся здесь бронетехники, что немцы откатились. Убедившись, что с ходу аэродром не взять, парашютисты стали окапываться и поджидать подкреплений. Собрав ночью разбросанных по округе солдат, десантники повторили атаку, но снова попали под мощный огонь и отступили назад, заняв оборону. Парашютисты понесли тяжелые потери, уже к вечеру погибло около 400 человек, а командир отряда полковник Штурм попал в плен.

Ещё хуже сложилась ситуация для 1-го полка. Его сбросили с ещё большим опозданием, в 17 час. 30 мин. когда бомбардировщики уже ушли, а британцы изготовились к бою. Кроме того, часть полка уже сбросили на Малеме, аэродром Ираклиона прикрывала усиленная ПВО, и десантникам приходилось прыгать с большой высоты. Это увеличило потери. Приземлившиеся попали под мощный огонь, включая артиллерию и вкопанные танки. Это привело к полному разгрому. Две роты погибли почти целиком (выжило 5 человек), остальные подразделения были рассеяны, и только наступление ночи спасло их от полного истребления. Оценив обстановку, полковник Брауер отказался от самоубийственного штурма и сосредоточился на сборе уцелевших и поиске контейнеров с оружием. Немцы захватили в селение Агья бывшую тюрьму и создали узел обороны на дороге к Ханье.

Таким образом, положение немецкого десанта было катастрофическим. Многие командиры погибли, были тяжело ранены или попали в плен. Из 10 тыс. высадившихся десантников в строю осталось только около 6 тыс. человек. Ни одна цель не была достигнута. Занятые позиции удерживали с трудом. Немцы почти израсходовали боезапас, тяжелого оружия было мало. Израненные, уставшие парашютисты готовились к последнему бою. Связи не было (рации были разбиты при высадке), летчики не могли дать ясной картины боя. В результате немецкое командование в Афинах не знало, что десант почти разгромлен. Союзники имели полное превосходство в силах и де-факто могли уничтожить имеющиеся немецкие силы. Однако генерал Фрейберг совершил ошибку. Он экономил силы, считая, что впереди высадка основных сил врага, которые ждали с моря в районе Ханьи и залива Суда. Союзники упустили шанс на победу, не бросив все резервы на ликвидацию противника в районе Малеме.

Выправило ситуацию не только бездействие союзников, но и качество подготовки немецких офицеров. Даже в условиях гибели многих высших командиров, оставшиеся офицеры независимо друг от друга создавали узлы сопротивления и буквально вгрызались в многократно превосходящие силы врага, навязывая ему бой и сковывая его инициативу. Немецкие парашютисты мужественно дрались, надеясь, что товарищам повезло больше и ждали подкреплений. Ночью они не сбавили активности, искали своих, нападали на противника, добывали оружие. Британцы же упустили время, запутались в обстановке. У них тоже были проблемы: никто не знал о ситуации в целом, средств связи не хватало, не было транспорта для переброски войск, бронетехники для организации контрударов, сказывалось превосходство немцев в воздухе, отсутствие поддержки своей авиации. Фрейберг экономил силы, ждал основных сил противника. Многие союзные солдаты имели плохую подготовку: воевали вполсилы, атаковать опасались, в обороне стояли не до конца. Таким образом, союзники выпустили из рук инициативу и не использовали своего большого численного преимущества, им не хватало боевого опыта, напора и смелости. В такой ситуации немецкие десантники держались из последних сил, и выстояли до подхода подкреплений.


Вторая волна немецких парашютистов десантируется в районе города Ретимнон

Десантирование немецких парашютистов и контейнеров с оружием и боеприпасами

Продолжение сражения

На специальном самолете генерал Штудент отправил на Крит своего связного, капитана Кляйе. Спрыгнув ночью с парашютом, тот смог верно оценить обстановку и доложить в штаб. Осознав угрозу провала, командующий операцией отверг предложения свернуть операцию, и приказал 21 мая бросить все имеющиеся силы на штурм аэропорта Малеме. Туда собирались переправить третий эшелон вторжения — горных егерей. Ночью были мобилизованы и переброшены в Грецию все свободные транспортные самолеты в юго-восточной Европе.

С рассветом бой возобновился. При поддержке авиации немецкие десантники захватили часть аэродрома Малеме. Захватить все взлетно-посадочные площадки не удалось. Самолеты с боеприпасами садились прямо на пляжи, терпя аварии. Удачно приземлился только один, он вывез раненых, включая Мейнделя. Немецкое командование бросило в бой последние резервы. В 14 час. были высажены две десантные противотанковые роты. В 15 час. в бой вступили 550 бойцов второй волны вторжения под началом полковника Рамке, они не смогли высадиться 20 мая из-за поломок самолетов. В результате немцы смогли взять аэродром.

Тем временем провалилась первая попытка высадка морем части егерей. Немецкое командование планировало перебросить часть горнострелковой дивизии, тяжелого оружия и снаряжения морем на небольших греческих судах, которые прикрывал итальянский эсминец. Однако британские корабли перехватили десантную флотилию к северу от Крита и потопили большую часть судов, уничтожив до 300 солдат, оружие и запасы. Оставшиеся моторные лодки спаслись бегством. 22 мая новая десантная флотилия чуть было не повторила судьбу предыдущей. В этот раз британцев связали боем итальянские ВМС, а немецкая авиация действовала так активно, что английские корабли вынуждены были отступить. Здесь состоялось первое значительное воздушно-морское сражение, и авиация показала, что способна нанести поражение флоту и заставить его отступить. Британцы потеряли 3 крейсера, 6 эсминцев, много кораблей получили серьёзные повреждения, включая два линкора.


Британский легкий крейсер «Глостер» под ударом немецких бомбардировщиков. 22 мая пикирущие бомбардировщики люфтваффе Юнкерс Ju.87R атаковали крейсер «Глостер» и добились четырех прямых попаданий. В результате серии разрушительных взрывов, корабль пошел на дно, унеся с собой 725 членов экипажа

Британцы продолжали обстрел аэродрома из минометов и зениток с господствующих высот. Немцы вели ответный огонь с захваченных орудий. В этот ад стали прибывать транспорты с горными егерями. Везло не всем, так как обстрел продолжался. Одни самолеты подбивали прямо в воздухе, другие — уже на земле, третьим — везло. Забитую обломками самолетов взлетно-посадочную площадку (длина ВПП 600 метров) приходилось расчищать с помощью трофейной бронетехники. Затем всё повторялось. За двое суток немцы потеряли более 150 машин. Это был кошмар, но большой ценой немецкие десантники и егеря пробили брешь в обороне врага. Шаг за шагом немцы теснили врага, захватывали новые позиции. Наиболее упорные огневые точки подавили с помощью авиации. В 17 час. селение Малеме было захвачено. Ворота на Крит заняли, что позволило планомерно наращивать силы десанта на острове. Операцию возглавил командир горных егерей генерал Рингель.

Фрейбер осознал свою ошибку и приказал новозеландцам отбить аэропорт. Ночью союзники чуть было не отбили аэродром. Их остановили уже на краю летного поля. Утром немецкая авиация отогнала противника. На других участках немецкие десантники связали противника боем. В Ретимноне остатки 2-го парашютно-десантного полка сутки продержались на занятой высоте, а затем отступили в руины завода, где держались, сковывая до 7 тыс. солдат противника. 1-й парашютно-десантный полк попытался взять Ираклион, но атака захлебнулась. Полковник Брауер получил приказ остановиться и сковать противника боем. Немецкая авиация первоначально не смогла эффективно поддержать десантникам, и им пришлось самим отбивать атаки 8 тыс. британцев.

22 мая в Малеме десантники захватили господствующую высоту 107. В этот же день люфтваффе додавило остатки вражеской артиллерии в окрестностях аэродрома, обстрел прекратился. Воздушный мост заработал в полную силу: каждый час прибывало 20 машин с солдатами, оружием и боеприпасами. Обратные рейсы вывозили раненых. Прибыл генерал Штудент со штабом.

23 мая англичане безуспешно пытались отбить аэродром, а затем стали отходить на восток. В Ретимноне десантники смогли отбить атаки противника при поддержке авиации. В Ираклионе немцы смогли объединить две группы. В этот же день британский флот, неся серьёзные потери от ударов немецкой авиации, в основном ушёл в Александрию. Адмирал Каннингем начал по ночам, чтобы избежать атак люфтваффе, отправлять на остров быстроходные транспорты с боеприпасами и продовольствием. Это позволило немецкому командованию высадить морской десант из нескольких тысяч итальянских и немецких солдат.

Генерал Лёр приказал, чтобы егеря Рингеля захватили залив Суда и нарушили линию снабжения британского гарнизона, а также деблокировали окруженных десантников в районе Ретимнона и Ираклиона. 24-25 мая немецкие войска атаковали, прорывая позиции противника от Малеме до Ханьи. Только при сильной поддержке авиации немецкие войска смогли прорвали оборону британцев и пробиться к Ханье. Часть греко-британского гарнизона была деморализована, началось массовое дезертирство союзных солдат. В Ретимноне немецкие парашютисты продолжали бой в окружении, оттягивая на себя силы врага. В ночь на 26-е остатки отряда (250 солдат) попытались прорваться в Ираклион. Но получив приказ, остановились и получив помощь, продолжили бой. В Ираклионе, получив подкрепление, немцы перешли в контрнаступление. 27 мая немцы пошли на штурм Ираклиона и заняли его без боя. Англичане оставили город и аэродром и начали эвакуацию с острова.

Фрейберг сообщил главнокомандующему британскими войсками на Ближнем Востоке Уэйвеллу, что его войска находятся на пределе сил и возможностей и больше не могут оказывать сопротивление. 27 мая Уэйвелл и Черчилль дали разрешение на отвод войск. Фрейберг начал отводить войска на юг, к Хрра-Сфакион, на южном побережье, откуда начали эвакуацию. Британский флот вывез отсюда около 13 тыс. человек. за четыре ночи. Часть британских и греческих войск эвакуировали из Ираклиона.

28 мая немцы сломили упорное сопротивление английского арьергарда к востоку от Ханьи и заняли бухту Суда, туда тут же стали прибывать гидропланы. В Ретимноне 29 мая немецкие десантники продолжали битву с многократно превосходящими их силами противника. Они смогли прорваться к аэродрому и тут натолкнулись на высадившихся там егерей. Помощь прибыла в последний момент. Горные егеря взяли город. В этом районе был окружен и взят в плен австралийский батальон, который не получил приказ об эвакуации. Рингель направил основные силы на восточную часть острова, на юг, куда двигались главные силы Фрейберга, направили незначительные подразделения.

Англичане эвакуировались через южную часть острова и заявили о его сдаче. Британский флот эвакуировал 15-16 тыс. человек, потеряв несколько кораблей. 1 июня операция была завершена, последние очаги сопротивления союзников были подавлены. Союзники не предпринимали попыток отбить остров, и он оставался в руках немцев до завершения войны.


Немецкие парашютисты у разбитого Юнкерса Ю-52 на аэродроме Малеме

Итоги

Немецкие войска взяли Крит, союзники были разбиты и бежали. Немцы потеряли более 6 тыс. убитыми и ранеными (по другим данным, около 7-8 тыс. человек), 271 самолет, 148 самолетов было повреждено (в основном — транспортники). Потери союзников: около 4 тыс. убитыми, более 2,7 тыс. ранеными и более 17 тыс. пленными. Британский флот потерял (от действий авиации): 3 крейсера, 6 эсминцев, более 20 вспомогательных судов и транспортов. Также были повреждены: 1 авианосец, 3 линкора, 6 крейсеров и 7 эсминцев. При этом погибло около 2 тыс. человек. Союзные войска потеряли 47 самолетов. Многие критяне погибли, участвуя в партизанских действиях.

В военном отношении воздушно-десантная операция показала важность разведки. Немецкие парашютисты понесли тяжелые потери из-за недооценки обороны противника. Немцы не смогли провести полноценную воздушную и артиллерийскую подготовку, подготовить плацдармы. Не было эффекта внезапности, так как десант ждали. Слабо вооруженным десантникам пришлось штурмовать сравнительно хорошо подготовленные позиции противника. Их спасла относительная плохая подготовка противника, нехватка транспорта и тяжелого вооружения у союзников. Сыграли свою роль ошибки союзного командования.

Немцы в стратегическом отношении укрепили позиции на Балканах. Но чтобы развить успех, и закрепить позиции в Средиземном море, Северной Африке и на Ближнем Востоке, необходимо было продолжить захваты — Босфор и Дарданеллы, Мальта, Кипр, Гибралтар, Александрия и Суэц. Сам по себе Крит был только плацдармом для дальнейшего наступления в Средиземноморье. Как отмечал Черчилль: «Рука Гитлера могла бы протянуться и дальше, в направлении Индии». Однако Гитлер повернулся на Восток и захват Крита не оказал влияния на ход дальнейших боевых действий в регионе. Британцы сохранили свои позиции в Средиземноморье. Союзники, пораженные эффективностью действий «зеленых дьяволов» Геринга, приступили к ускоренному созданию своих воздушно-десантных войск.

Фюрер же поступил наоборот, его очень расстроили высокие потери элитных войск Третьего рейха. Он наградил Штудента и Ригеля, но заявил, что «время парашютистов прошло». Штудент предлагал следующий броском взять Суэц, но Гитлер отказался. Все попытки разубедить его были безуспешны. Был отвергнут и штурм Мальты (операция «Геркулес»), хотя Италия предлагала выделить крупные силы (воздушно-десантную и воздушно-штурмовую дивизии), так как захват этого острова имел главное значение для контроля центрального Средиземноморья. Фюрер категорически запретил крупные воздушно-десантные операции. Теперь ВДВ Геринга перестали быть острием армии, их использовали только как «пожарные команды», затыкая наиболее опасные дыры на фронте.


Немецкие парашютисты проходят мимо убитых на Крите британских солдат

Немецкие парашютисты обыскивают пленных британских солдат на Крите

Немецкие парашютисты конвоируют британских пленных по улице города на Крите

Немецкий грузовик проезжает мимо колонны британских военнопленных

topwar.ru

Как немецкие парашютисты штурмовали Крит

75 лет назад, 20 мая 1941 г., началось сражение на Крите (в немецких документах — операция «Меркурий») — стратегическая десантная операция Третьего рейха. Операция была прямым продолжением Греческой кампании и завершилась разгромом греко-британского гарнизона и оккупацией Крита. Германия получила контроль над коммуникациями восточного Средиземноморья. Операция «Меркурий» вошла в историю как первая крупная операция воздушно-десантных войск. Несмотря на тяжёлые потери, немецкие десантники смогли выполнить поставленные перед ними задачи и обеспечить высадку основных сил вермахта.   С 1 частью рассказа об операции можно ознакомится здесь.

Замысел операции 11-го корпуса предполагал одновременную высадку воздушного десанта и посадку планеров в нескольких точках острова. У немцев не хватало самолетов, чтобы высадить весь десант сразу, поэтому было решено атаковать тремя волнами.

В первую волну (7 часов утра 20 мая 1941 г., парашютная и планерная высадка) входила группа «Запад». Генерал-майор О. Мейндель с отдельным авиадесантным штурмовым полком должен был взять аэродром Малеме и подходы к нему. Этот аэродром был основным пунктом высадки немецкого десанта. 3-й парашютно-десантный полк полковника Гейдриха должен был занять бухту Суда и г. Хания (Канья), где был английский штаб и резиденция греческого короля.

Во второй волне (13 часов 20 мая) — парашютная высадка, входили группы «Центр» и «Восток». 1-й парашютно-десантный полк полковника Б. Брауера (позднее войска должен был возглавить командир горнострелковой дивизии, генерал Рингель) должен был взять город Ираклион и его аэродром. 2-й парашютно-десантный полк полковника Штурма отвечал за аэродром Ретимнон.

Планировалось, что после захвата всех целей с 16 часов 21 мая начнётся третья волна — высадка с транспортных самолетов и судов 5-й горно-стрелковой дивизии и тяжелого вооружения, всех необходимых припасов. Поддерживала морскую высадку и Италия: около 3 тыс. солдат, 60 судов. С воздуха десант поддерживал 8-й авиакорпус генерала фон Рихтгофена — более 700 машин, а также 62 самолета итальянских ВВС. Немецко-итальянская авиация должна была действовать против гарнизона острова и парализовать мощную британскую корабельную группировку. В операции также участвовали немецкие субмарины и часть итальянских ВМС (5 эсминцев и 25 малых кораблей).

У британцев прикрытие с морского направления осуществляли силы британского Средиземноморского флота адмирала Каннингема — 5 линкоров, 1 авианосец, 12 крейсеров и около 30 эсминцев, развернутые западнее и севернее Крита. Правда, британский флот, базировавшийся на бухту Суда, сильно страдал от налетов вражеской авиации. А единственный авианосец британцев ещё в ходе битвы за Грецию потерял большую часть палубной авиации и не мог поддержать гарнизон Крита с воздуха.

Начало вторжения

Ранним утром немецкая авиация обрушила на позиции британцев в местах высадки массированный удар. Однако большинство замаскированных позиций уцелело, а английские ПВО ответный огонь не открывали, чтобы не выдать своё расположение. Кроме того, планеры и юнкерсы с десантниками подошли лишь через полчаса после ухода бомбардировщиков и штурмовиков. Немцы не учли погоду, стояла жара и первая партия самолетов подняла тучу пыли. Остальным самолетам пришлось выжидать. Стартовавшие первыми самолеты кружили в небе, ожидая остальные. В результате высадиться с ходу, сразу после бомбардировки не удалось. Возникла пауза, что самым негативным образом сказалась на десантировании.

Когда в 7 час. 25 мин. передовой отряд капитана Альтмана (2-я рота 1-го батальона десантно-штурмового полка) начал десантирование. Десантников встретил сильный огонь. Планеры превращались в решето, разваливались в воздухе, разбивались о скалы, падали в море, отчаянно маневрируя, садились на дороги, любые пригодные площадки. Но высадившиеся немецкие десантники яростно атаковали противника. Пораженные дерзостью атаки союзники первоначально опешили. Но быстро очнулись и обрушили на немцев минометный и пулеметный огонь. Захват аэродрома с ходу провалился, новозеландцы в рукопашной схватке отбросили немцев. Альтману удалось захватить только мост и часть позиций западнее аэродрома. При этом у него из 108 бойцов осталось всего 28.

Проблема была ещё в том, что немецкие парашютисты сбрасывались без карабинов и пулеметов. Личное, тяжелое оружие и боеприпасы сбрасывали в отдельных контейнерах. А до них ещё надо было добраться. У десантников были пистолеты-пулеметы (примерно у каждого четвертого, пистолеты и ручные гранаты). В результате многие десантники погибли пытаясь пробиться к своим контейнерам. Немецкие парашютисты шли в атаку с пистолетами, ручными гранатами и саперными лопатками, союзники их расстреливали из винтовок и пулеметов, как в тире.

Шедший следом за передовым отрядом батальон также напоролся на сильный огонь. Многие погибли ещё в воздухе, командир батальона майор Кох и многие солдаты получили ранения в начале боя. Приземлившаяся на вражескую батарею 1-я рота захватила её, но понесла тяжелые потери — из 90 солдат осталось 30. 4-я рота и штаб 1-го батальона попали на позиции новозеландского батальона и они были уничтожены почти целиком. 3-я рота смогла добраться до батареи ПВО южнее аэродрома и разгромила её. Это свело к минимуму потери немецкой авиации при выброске основных сил. Кроме того, с помощью зениток смогли занять оборону и отбросили спешившие на помощь гарнизону аэродрома подкрепления.

Немецкие транспортные самолеты Юнкерс Ю.52 буксируют планеры DFS 230 во время первого дня проведения операции «Меркурий»

Таким образом, на немецких парашютистов обрушили такой плотный огонь, что многие немецкие солдаты погибли или были ранены ещё до высадки на остров. Многие планеры разбились ещё до приземления. Другие приземлились, но тут же были расстреляны, до высадки десанта. Из-за ошибок разведки часто десантников высаживали над основными линиями обороны противника и немцев просто расстреливали из всех стволов. А остатки добивали на земле. Местами десант был почти полностью уничтожен. Это была бойня.

Так, парашютисты 3-го батальона десантировались северо-восточнее Малеме прямо на позиции 5-й новозеландской бригады. Немецкий батальон был практически уничтожен. 4-й батальон со штабом полка успешно десантировался западнее, потеряв мало людей и смог закрепиться на одной стороне аэродрома. Правда, командир отряда Мейндель был тяжело ранен. Его заменил командир 2-го батальона майор Штенцлер. Его батальон вступил в бой восточнее Спилии и понёс тяжелые потери. Часть десантников была перебита ополченцами-критянами. Усиленный взвод лейтенанта Киссамоса приземлился среди греческих войск. Из 72 солдат выжили только 13 сдавшихся десантников, которых от расправы спасли новозеландские офицеры. Упорный бой продолжался весь день. Позиции у аэродрома переходили из рук в руки. Немцы постепенно смогли объединить оставшиеся силы, сгруппировавшись вокруг 3-й роты и закрепившись в северной части аэродрома.

Схожим образом развивались события в зоне высадки 3-го полка, сброшенного восточнее Малеме. Ещё до высадки погиб весь штаб дивизии и командир 7-й авиадивизии генерал Зюссман, который должен был руководить операцией на месте. Выброшенный первым 3-й батальон погиб, он попал на позиции новозеландцев: многих выбили ещё в воздухе, приземлившихся перебили или пленили. По ошибке летчики сбросили несколько подразделений над горами. Солдаты получили переломы и вышли из строя. Одну роту снесло ветром в море и она утонула; 13-я минометная рота была сброшена над водохранилищем и тоже утонула в полном составе. Только 9-я рота приземлилась благополучно и после жестокого боя, заняла круговую оборону. Высадка продолжалась весь день. Выжившие немецкие десантники были разбросаны и пытались объединиться, пробиться к контейнерам с оружием.

Немецкие парашютисты несут контейнеры со снаряжением

 

Немецкие парашютисты в бою на Крите

 

Вторая волна. Немецкое командование сначала не имело данных о катастрофическом положении десанта, решив, что высадки идёт успешно. Из 500 самолетов, которые выбросили 1-ю волну вторжения, не вернулось всего несколько. Экипажи немецких самолетов, которые возвращались на материк, чтобы взять солдат второй волны, не видели, что происходит на острове, и думали, что дела идут неплохо. Поэтому штаб Лёра и Штудента дал добро на переброску второй волны. Но дела пошли ещё хуже, чем утром. Задуманной смены бомбардировочных и транспортных эскадрилий снова не получилось. Тучи пыли и проблемы с заправкой замедляли движение авиации. Самолеты уходили небольшими группами и с большими интервалами. Плотную волну создать не удалось, немецкие войска высаживались без воздушной поддержки, малыми отрядами и с большим рассеиванием. И теперь их ждала ещё более «горячая встреча». Все более или менее годные площадки были блокированы и пристреляны.

2-й парашютно-десантный полк прибыл в Ретимнону с большим опозданием — в 16 час. 15 мин. Только две роты успели высадить после налета авиации, третью снесло на 7 км от цели. Высадка же основных сил затянулась и они понесли большие потери. 19-я австралийская бригада быстро пришла в себя и встретила противника плотным огнем. Однако бойцы 2-го батальона смогли захватить одну из господствующих высот и попытались пробиться к аэродрому. Их встретил такой сильный огонь с других высот и имевшейся здесь бронетехники, что немцы откатились. Убедившись, что с ходу аэродром не взять, парашютисты стали окапываться и поджидать подкреплений. Собрав ночью разбросанных по округе солдат, десантники повторили атаку, но снова попали под мощный огонь и отступили назад, заняв оборону. Парашютисты понесли тяжелые потери, уже к вечеру погибло около 400 человек, а командир отряда полковник Штурм попал в плен.

Ещё хуже сложилась ситуация для 1-го полка. Его сбросили с ещё большим опозданием, в 17 час. 30 мин. когда бомбардировщики уже ушли, а британцы изготовились к бою. Кроме того, часть полка уже сбросили на Малеме, аэродром Ираклиона прикрывала усиленная ПВО, и десантникам приходилось прыгать с большой высоты. Это увеличило потери. Приземлившиеся попали под мощный огонь, включая артиллерию и вкопанные танки. Это привело к полному разгрому. Две роты погибли почти целиком (выжило 5 человек), остальные подразделения были рассеяны, и только наступление ночи спасло их от полного истребления. Оценив обстановку, полковник Брауер отказался от самоубийственного штурма и сосредоточился на сборе уцелевших и поиске контейнеров с оружием. Немцы захватили в селение Агья бывшую тюрьму и создали узел обороны на дороге к Ханье.

Таким образом, положение немецкого десанта было катастрофическим. Многие командиры погибли, были тяжело ранены или попали в плен. Из 10 тыс. высадившихся десантников в строю осталось только около 6 тыс. человек. Ни одна цель не была достигнута. Занятые позиции удерживали с трудом. Немцы почти израсходовали боезапас, тяжелого оружия было мало. Израненные, уставшие парашютисты готовились к последнему бою. Связи не было (рации были разбиты при высадке), летчики не могли дать ясной картины боя. В результате немецкое командование в Афинах не знало, что десант почти разгромлен. Союзники имели полное превосходство в силах и де-факто могли уничтожить имеющиеся немецкие силы. Однако генерал Фрейберг совершил ошибку. Он экономил силы, считая, что впереди высадка основных сил врага, которые ждали с моря в районе Ханьи и залива Суда. Союзники упустили шанс на победу, не бросив все резервы на ликвидацию противника в районе Малеме.

Выправило ситуацию не только бездействие союзников, но и качество подготовки немецких офицеров. Даже в условиях гибели многих высших командиров, оставшиеся офицеры независимо друг от друга создавали узлы сопротивления и буквально вгрызались в многократно превосходящие силы врага, навязывая ему бой и сковывая его инициативу. Немецкие парашютисты мужественно дрались, надеясь, что товарищам повезло больше и ждали подкреплений. Ночью они не сбавили активности, искали своих, нападали на противника, добывали оружие. Британцы же упустили время, запутались в обстановке. У них тоже были проблемы: никто не знал о ситуации в целом, средств связи не хватало, не было транспорта для переброски войск, бронетехники для организации контрударов, сказывалось превосходство немцев в воздухе, отсутствие поддержки своей авиации. Фрейберг экономил силы, ждал основных сил противника. Многие союзные солдаты имели плохую подготовку: воевали вполсилы, атаковать опасались, в обороне стояли не до конца. Таким образом, союзники выпустили из рук инициативу и не использовали своего большого численного преимущества, им не хватало боевого опыта, напора и смелости. В такой ситуации немецкие десантники держались из последних сил, и выстояли до подхода подкреплений.

Вторая волна немецких парашютистов десантируется в районе города Ретимнон

Десантирование немецких парашютистов и контейнеров с оружием и боеприпасами

Продолжение сражения

На специальном самолете генерал Штудент отправил на Крит своего связного, капитана Кляйе. Спрыгнув ночью с парашютом, тот смог верно оценить обстановку и доложить в штаб. Осознав угрозу провала, командующий операцией отверг предложения свернуть операцию, и приказал 21 мая бросить все имеющиеся силы на штурм аэропорта Малеме. Туда собирались переправить третий эшелон вторжения — горных егерей. Ночью были мобилизованы и переброшены в Грецию все свободные транспортные самолеты в юго-восточной Европе.

С рассветом бой возобновился. При поддержке авиации немецкие десантники захватили часть аэродрома Малеме. Захватить все взлетно-посадочные площадки не удалось. Самолеты с боеприпасами садились прямо на пляжи, терпя аварии. Удачно приземлился только один, он вывез раненых, включая Мейнделя. Немецкое командование бросило в бой последние резервы. В 14 час. были высажены две десантные противотанковые роты. В 15 час. в бой вступили 550 бойцов второй волны вторжения под началом полковника Рамке, они не смогли высадиться 20 мая из-за поломок самолетов. В результате немцы смогли взять аэродром.

Тем временем провалилась первая попытка высадка морем части егерей. Немецкое командование планировало перебросить часть горнострелковой дивизии, тяжелого оружия и снаряжения морем на небольших греческих судах, которые прикрывал итальянский эсминец. Однако британские корабли перехватили десантную флотилию к северу от Крита и потопили большую часть судов, уничтожив до 300 солдат, оружие и запасы. Оставшиеся моторные лодки спаслись бегством. 22 мая новая десантная флотилия чуть было не повторила судьбу предыдущей. В этот раз британцев связали боем итальянские ВМС, а немецкая авиация действовала так активно, что английские корабли вынуждены были отступить. Здесь состоялось первое значительное воздушно-морское сражение, и авиация показала, что способна нанести поражение флоту и заставить его отступить. Британцы потеряли 3 крейсера, 6 эсминцев, много кораблей получили серьёзные повреждения, включая два линкора.

Британский легкий крейсер «Глостер» под ударом немецких бомбардировщиков. 22 мая пикирущие бомбардировщики люфтваффе Юнкерс Ju.87R атаковали крейсер «Глостер» и добились четырех прямых попаданий. В результате серии разрушительных взрывов, корабль пошел на дно, унеся с собой 725 членов экипажа

Британцы продолжали обстрел аэродрома из минометов и зениток с господствующих высот. Немцы вели ответный огонь с захваченных орудий. В этот ад стали прибывать транспорты с горными егерями. Везло не всем, так как обстрел продолжался. Одни самолеты подбивали прямо в воздухе, другие — уже на земле, третьим — везло. Забитую обломками самолетов взлетно-посадочную площадку (длина ВПП 600 метров) приходилось расчищать с помощью трофейной бронетехники. Затем всё повторялось. За двое суток немцы потеряли более 150 машин. Это был кошмар, но большой ценой немецкие десантники и егеря пробили брешь в обороне врага. Шаг за шагом немцы теснили врага, захватывали новые позиции. Наиболее упорные огневые точки подавили с помощью авиации. В 17 час. селение Малеме было захвачено. Ворота на Крит заняли, что позволило планомерно наращивать силы десанта на острове. Операцию возглавил командир горных егерей генерал Рингель.

Фрейбер осознал свою ошибку и приказал новозеландцам отбить аэропорт. Ночью союзники чуть было не отбили аэродром. Их остановили уже на краю летного поля. Утром немецкая авиация отогнала противника. На других участках немецкие десантники связали противника боем. В Ретимноне остатки 2-го парашютно-десантного полка сутки продержались на занятой высоте, а затем отступили в руины завода, где держались, сковывая до 7 тыс. солдат противника. 1-й парашютно-десантный полк попытался взять Ираклион, но атака захлебнулась. Полковник Брауер получил приказ остановиться и сковать противника боем. Немецкая авиация первоначально не смогла эффективно поддержать десантникам, и им пришлось самим отбивать атаки 8 тыс. британцев.

22 мая в Малеме десантники захватили господствующую высоту 107. В этот же день люфтваффе додавило остатки вражеской артиллерии в окрестностях аэродрома, обстрел прекратился. Воздушный мост заработал в полную силу: каждый час прибывало 20 машин с солдатами, оружием и боеприпасами. Обратные рейсы вывозили раненых. Прибыл генерал Штудент со штабом.

23 мая англичане безуспешно пытались отбить аэродром, а затем стали отходить на восток. В Ретимноне десантники смогли отбить атаки противника при поддержке авиации. В Ираклионе немцы смогли объединить две группы. В этот же день британский флот, неся серьёзные потери от ударов немецкой авиации, в основном ушёл в Александрию. Адмирал Каннингем начал по ночам, чтобы избежать атак люфтваффе, отправлять на остров быстроходные транспорты с боеприпасами и продовольствием. Это позволило немецкому командованию высадить морской десант из нескольких тысяч итальянских и немецких солдат.

Генерал Лёр приказал, чтобы егеря Рингеля захватили залив Суда и нарушили линию снабжения британского гарнизона, а также деблокировали окруженных десантников в районе Ретимнона и Ираклиона. 24-25 мая немецкие войска атаковали, прорывая позиции противника от Малеме до Ханьи. Только при сильной поддержке авиации немецкие войска смогли прорвали оборону британцев и пробиться к Ханье. Часть греко-британского гарнизона была деморализована, началось массовое дезертирство союзных солдат. В Ретимноне немецкие парашютисты продолжали бой в окружении, оттягивая на себя силы врага. В ночь на 26-е остатки отряда (250 солдат) попытались прорваться в Ираклион. Но получив приказ, остановились и получив помощь, продолжили бой. В Ираклионе, получив подкрепление, немцы перешли в контрнаступление. 27 мая немцы пошли на штурм Ираклиона и заняли его без боя. Англичане оставили город и аэродром и начали эвакуацию с острова.

Фрейберг сообщил главнокомандующему британскими войсками на Ближнем Востоке Уэйвеллу, что его войска находятся на пределе сил и возможностей и больше не могут оказывать сопротивление. 27 мая Уэйвелл и Черчилль дали разрешение на отвод войск. Фрейберг начал отводить войска на юг, к Хрра-Сфакион, на южном побережье, откуда начали эвакуацию. Британский флот вывез отсюда около 13 тыс. человек. за четыре ночи. Часть британских и греческих войск эвакуировали из Ираклиона.

28 мая немцы сломили упорное сопротивление английского арьергарда к востоку от Ханьи и заняли бухту Суда, туда тут же стали прибывать гидропланы. В Ретимноне 29 мая немецкие десантники продолжали битву с многократно превосходящими их силами противника. Они смогли прорваться к аэродрому и тут натолкнулись на высадившихся там егерей. Помощь прибыла в последний момент. Горные егеря взяли город. В этом районе был окружен и взят в плен австралийский батальон, который не получил приказ об эвакуации. Рингель направил основные силы на восточную часть острова, на юг, куда двигались главные силы Фрейберга, направили незначительные подразделения.

Англичане эвакуировались через южную часть острова и заявили о его сдаче. Британский флот эвакуировал 15-16 тыс. человек, потеряв несколько кораблей. 1 июня операция была завершена, последние очаги сопротивления союзников были подавлены. Союзники не предпринимали попыток отбить остров, и он оставался в руках немцев до завершения войны.

Немецкие парашютисты у разбитого Юнкерса Ю-52 на аэродроме Малеме

Итоги

Немецкие войска взяли Крит, союзники были разбиты и бежали. Немцы потеряли более 6 тыс. убитыми и ранеными (по другим данным, около 7-8 тыс. человек), 271 самолет, 148 самолетов было повреждено (в основном — транспортники). Потери союзников: около 4 тыс. убитыми, более 2,7 тыс. ранеными и более 17 тыс. пленными. Британский флот потерял (от действий авиации): 3 крейсера, 6 эсминцев, более 20 вспомогательных судов и транспортов. Также были повреждены: 1 авианосец, 3 линкора, 6 крейсеров и 7 эсминцев. При этом погибло около 2 тыс. человек. Союзные войска потеряли 47 самолетов. Многие критяне погибли, участвуя в партизанских действиях.

В военном отношении воздушно-десантная операция показала важность разведки. Немецкие парашютисты понесли тяжелые потери из-за недооценки обороны противника. Немцы не смогли провести полноценную воздушную и артиллерийскую подготовку, подготовить плацдармы. Не было эффекта внезапности, так как десант ждали. Слабо вооруженным десантникам пришлось штурмовать сравнительно хорошо подготовленные позиции противника. Их спасла относительная плохая подготовка противника, нехватка транспорта и тяжелого вооружения у союзников. Сыграли свою роль ошибки союзного командования.

Немцы в стратегическом отношении укрепили позиции на Балканах. Но чтобы развить успех, и закрепить позиции в Средиземном море, Северной Африке и на Ближнем Востоке, необходимо было продолжить захваты — Босфор и Дарданеллы, Мальта, Кипр, Гибралтар, Александрия и Суэц. Сам по себе Крит был только плацдармом для дальнейшего наступления в Средиземноморье. Как отмечал Черчилль: «Рука Гитлера могла бы протянуться и дальше, в направлении Индии». Однако Гитлер повернулся на Восток и захват Крита не оказал влияния на ход дальнейших боевых действий в регионе. Британцы сохранили свои позиции в Средиземноморье. Союзники, пораженные эффективностью действий «зеленых дьяволов» Геринга, приступили к ускоренному созданию своих воздушно-десантных войск.

Фюрер же поступил наоборот, его очень расстроили высокие потери элитных войск Третьего рейха. Он наградил Штудента и Ригеля, но заявил, что «время парашютистов прошло». Штудент предлагал следующий броском взять Суэц, но Гитлер отказался. Все попытки разубедить его были безуспешны. Был отвергнут и штурм Мальты (операция «Геркулес»), хотя Италия предлагала выделить крупные силы (воздушно-десантную и воздушно-штурмовую дивизии), так как захват этого острова имел главное значение для контроля центрального Средиземноморья. Фюрер категорически запретил крупные воздушно-десантные операции. Теперь ВДВ Геринга перестали быть острием армии, их использовали только как «пожарные команды», затыкая наиболее опасные дыры на фронте.

Немецкие парашютисты проходят мимо убитых на Крите британских солдат

Немецкие парашютисты обыскивают пленных британских солдат на Крите

Немецкие парашютисты конвоируют британских пленных по улице города на Крите

Немецкий грузовик проезжает мимо колонны британских военнопленных

Автор: Самсонов Александр

cezarium.com

Как немецкие парашютисты штурмовали Крит

План операции

Замысел операции 11-го корпуса предполагал одновременную высадку воздушного десанта и посадку планеров в нескольких точках острова. У немцев не хватало самолетов, чтобы высадить весь десант сразу, поэтому было решено атаковать тремя волнами.

В первую волну (7 часов утра 20 мая 1941 г., парашютная и планерная высадка) входила группа «Запад». Генерал-майор О. Мейндель с отдельным авиадесантным штурмовым полком должен был взять аэродром Малеме и подходы к нему. Этот аэродром был основным пунктом высадки немецкого десанта. 3-й парашютно-десантный полк полковника Гейдриха должен был занять бухту Суда и г. Хания (Канья), где был английский штаб и резиденция греческого короля.

Во второй волне (13 часов 20 мая) — парашютная высадка, входили группы «Центр» и «Восток». 1-й парашютно-десантный полк полковника Б. Брауера (позднее войска должен был возглавить командир горнострелковой дивизии, генерал Рингель) должен был взять город Ираклион и его аэродром. 2-й парашютно-десантный полк полковника Штурма отвечал за аэродром Ретимнон.

Планировалось, что после захвата всех целей с 16 часов 21 мая начнётся третья волна — высадка с транспортных самолетов и судов 5-й горно-стрелковой дивизии и тяжелого вооружения, всех необходимых припасов. Поддерживала морскую высадку и Италия: около 3 тыс. солдат, 60 судов. С воздуха десант поддерживал 8-й авиакорпус генерала фон Рихтгофена — более 700 машин, а также 62 самолета итальянских ВВС. Немецко-итальянская авиация должна была действовать против гарнизона острова и парализовать мощную британскую корабельную группировку. В операции также участвовали немецкие субмарины и часть итальянских ВМС (5 эсминцев и 25 малых кораблей).

У британцев прикрытие с морского направления осуществляли силы британского Средиземноморского флота адмирала Каннингема — 5 линкоров, 1 авианосец, 12 крейсеров и около 30 эсминцев, развернутые западнее и севернее Крита. Правда, британский флот, базировавшийся на бухту Суда, сильно страдал от налетов вражеской авиации. А единственный авианосец британцев ещё в ходе битвы за Грецию потерял большую часть палубной авиации и не мог поддержать гарнизон Крита с воздуха.

Начало вторжения

Ранним утром немецкая авиация обрушила на позиции британцев в местах высадки массированный удар. Однако большинство замаскированных позиций уцелело, а английские ПВО ответный огонь не открывали, чтобы не выдать своё расположение. Кроме того, планеры и юнкерсы с десантниками подошли лишь через полчаса после ухода бомбардировщиков и штурмовиков. Немцы не учли погоду, стояла жара и первая партия самолетов подняла тучу пыли. Остальным самолетам пришлось выжидать. Стартовавшие первыми самолеты кружили в небе, ожидая остальные. В результате высадиться с ходу, сразу после бомбардировки не удалось. Возникла пауза, что самым негативным образом сказалась на десантировании.

Когда в 7 час. 25 мин. передовой отряд капитана Альтмана (2-я рота 1-го батальона десантно-штурмового полка) начал десантирование. Десантников встретил сильный огонь. Планеры превращались в решето, разваливались в воздухе, разбивались о скалы, падали в море, отчаянно маневрируя, садились на дороги, любые пригодные площадки. Но высадившиеся немецкие десантники яростно атаковали противника. Пораженные дерзостью атаки союзники первоначально опешили. Но быстро очнулись и обрушили на немцев минометный и пулеметный огонь. Захват аэродрома с ходу провалился, новозеландцы в рукопашной схватке отбросили немцев. Альтману удалось захватить только мост и часть позиций западнее аэродрома. При этом у него из 108 бойцов осталось всего 28.

Проблема была ещё в том, что немецкие парашютисты сбрасывались без карабинов и пулеметов. Личное, тяжелое оружие и боеприпасы сбрасывали в отдельных контейнерах. А до них ещё надо было добраться. У десантников были пистолеты-пулеметы (примерно у каждого четвертого, пистолеты и ручные гранаты). В результате многие десантники погибли пытаясь пробиться к своим контейнерам. Немецкие парашютисты шли в атаку с пистолетами, ручными гранатами и саперными лопатками, союзники их расстреливали из винтовок и пулеметов, как в тире.

Шедший следом за передовым отрядом батальон также напоролся на сильный огонь. Многие погибли ещё в воздухе, командир батальона майор Кох и многие солдаты получили ранения в начале боя. Приземлившаяся на вражескую батарею 1-я рота захватила её, но понесла тяжелые потери — из 90 солдат осталось 30. 4-я рота и штаб 1-го батальона попали на позиции новозеландского батальона и они были уничтожены почти целиком. 3-я рота смогла добраться до батареи ПВО южнее аэродрома и разгромила её. Это свело к минимуму потери немецкой авиации при выброске основных сил. Кроме того, с помощью зениток смогли занять оборону и отбросили спешившие на помощь гарнизону аэродрома подкрепления.


Немецкие транспортные самолеты Юнкерс Ю.52 буксируют планеры DFS 230 во время первого дня проведения операции «Меркурий»

Таким образом, на немецких парашютистов обрушили такой плотный огонь, что многие немецкие солдаты погибли или были ранены ещё до высадки на остров. Многие планеры разбились ещё до приземления. Другие приземлились, но тут же были расстреляны, до высадки десанта. Из-за ошибок разведки часто десантников высаживали над основными линиями обороны противника и немцев просто расстреливали из всех стволов. А остатки добивали на земле. Местами десант был почти полностью уничтожен. Это была бойня.

Так, парашютисты 3-го батальона десантировались северо-восточнее Малеме прямо на позиции 5-й новозеландской бригады. Немецкий батальон был практически уничтожен. 4-й батальон со штабом полка успешно десантировался западнее, потеряв мало людей и смог закрепиться на одной стороне аэродрома. Правда, командир отряда Мейндель был тяжело ранен. Его заменил командир 2-го батальона майор Штенцлер. Его батальон вступил в бой восточнее Спилии и понёс тяжелые потери. Часть десантников была перебита ополченцами-критянами. Усиленный взвод лейтенанта Киссамоса приземлился среди греческих войск. Из 72 солдат выжили только 13 сдавшихся десантников, которых от расправы спасли новозеландские офицеры. Упорный бой продолжался весь день. Позиции у аэродрома переходили из рук в руки. Немцы постепенно смогли объединить оставшиеся силы, сгруппировавшись вокруг 3-й роты и закрепившись в северной части аэродрома.

Схожим образом развивались события в зоне высадки 3-го полка, сброшенного восточнее Малеме. Ещё до высадки погиб весь штаб дивизии и командир 7-й авиадивизии генерал Зюссман, который должен был руководить операцией на месте. Выброшенный первым 3-й батальон погиб, он попал на позиции новозеландцев: многих выбили ещё в воздухе, приземлившихся перебили или пленили. По ошибке летчики сбросили несколько подразделений над горами. Солдаты получили переломы и вышли из строя. Одну роту снесло ветром в море и она утонула; 13-я минометная рота была сброшена над водохранилищем и тоже утонула в полном составе. Только 9-я рота приземлилась благополучно и после жестокого боя, заняла круговую оборону. Высадка продолжалась весь день. Выжившие немецкие десантники были разбросаны и пытались объединиться, пробиться к контейнерам с оружием.


Немецкие парашютисты несут контейнеры со снаряжением


Немецкие парашютисты в бою на Крите

Вторая волна

Немецкое командование сначала не имело данных о катастрофическом положении десанта, решив, что высадки идёт успешно. Из 500 самолетов, которые выбросили 1-ю волну вторжения, не вернулось всего несколько. Экипажи немецких самолетов, которые возвращались на материк, чтобы взять солдат второй волны, не видели, что происходит на острове, и думали, что дела идут неплохо. Поэтому штаб Лёра и Штудента дал добро на переброску второй волны. Но дела пошли ещё хуже, чем утром. Задуманной смены бомбардировочных и транспортных эскадрилий снова не получилось. Тучи пыли и проблемы с заправкой замедляли движение авиации. Самолеты уходили небольшими группами и с большими интервалами. Плотную волну создать не удалось, немецкие войска высаживались без воздушной поддержки, малыми отрядами и с большим рассеиванием. И теперь их ждала ещё более «горячая встреча». Все более или менее годные площадки были блокированы и пристреляны.

2-й парашютно-десантный полк прибыл в Ретимнону с большим опозданием — в 16 час. 15 мин. Только две роты успели высадить после налета авиации, третью снесло на 7 км от цели. Высадка же основных сил затянулась и они понесли большие потери. 19-я австралийская бригада быстро пришла в себя и встретила противника плотным огнем. Однако бойцы 2-го батальона смогли захватить одну из господствующих высот и попытались пробиться к аэродрому. Их встретил такой сильный огонь с других высот и имевшейся здесь бронетехники, что немцы откатились. Убедившись, что с ходу аэродром не взять, парашютисты стали окапываться и поджидать подкреплений. Собрав ночью разбросанных по округе солдат, десантники повторили атаку, но снова попали под мощный огонь и отступили назад, заняв оборону. Парашютисты понесли тяжелые потери, уже к вечеру погибло около 400 человек, а командир отряда полковник Штурм попал в плен.

Ещё хуже сложилась ситуация для 1-го полка. Его сбросили с ещё большим опозданием, в 17 час. 30 мин. когда бомбардировщики уже ушли, а британцы изготовились к бою. Кроме того, часть полка уже сбросили на Малеме, аэродром Ираклиона прикрывала усиленная ПВО, и десантникам приходилось прыгать с большой высоты. Это увеличило потери. Приземлившиеся попали под мощный огонь, включая артиллерию и вкопанные танки. Это привело к полному разгрому. Две роты погибли почти целиком (выжило 5 человек), остальные подразделения были рассеяны, и только наступление ночи спасло их от полного истребления. Оценив обстановку, полковник Брауер отказался от самоубийственного штурма и сосредоточился на сборе уцелевших и поиске контейнеров с оружием. Немцы захватили в селение Агья бывшую тюрьму и создали узел обороны на дороге к Ханье.

Таким образом, положение немецкого десанта было катастрофическим. Многие командиры погибли, были тяжело ранены или попали в плен. Из 10 тыс. высадившихся десантников в строю осталось только около 6 тыс. человек. Ни одна цель не была достигнута. Занятые позиции удерживали с трудом. Немцы почти израсходовали боезапас, тяжелого оружия было мало. Израненные, уставшие парашютисты готовились к последнему бою. Связи не было (рации были разбиты при высадке), летчики не могли дать ясной картины боя. В результате немецкое командование в Афинах не знало, что десант почти разгромлен. Союзники имели полное превосходство в силах и де-факто могли уничтожить имеющиеся немецкие силы. Однако генерал Фрейберг совершил ошибку. Он экономил силы, считая, что впереди высадка основных сил врага, которые ждали с моря в районе Ханьи и залива Суда. Союзники упустили шанс на победу, не бросив все резервы на ликвидацию противника в районе Малеме.

Выправило ситуацию не только бездействие союзников, но и качество подготовки немецких офицеров. Даже в условиях гибели многих высших командиров, оставшиеся офицеры независимо друг от друга создавали узлы сопротивления и буквально вгрызались в многократно превосходящие силы врага, навязывая ему бой и сковывая его инициативу. Немецкие парашютисты мужественно дрались, надеясь, что товарищам повезло больше и ждали подкреплений. Ночью они не сбавили активности, искали своих, нападали на противника, добывали оружие. Британцы же упустили время, запутались в обстановке. У них тоже были проблемы: никто не знал о ситуации в целом, средств связи не хватало, не было транспорта для переброски войск, бронетехники для организации контрударов, сказывалось превосходство немцев в воздухе, отсутствие поддержки своей авиации. Фрейберг экономил силы, ждал основных сил противника. Многие союзные солдаты имели плохую подготовку: воевали вполсилы, атаковать опасались, в обороне стояли не до конца. Таким образом, союзники выпустили из рук инициативу и не использовали своего большого численного преимущества, им не хватало боевого опыта, напора и смелости. В такой ситуации немецкие десантники держались из последних сил, и выстояли до подхода подкреплений.


Вторая волна немецких парашютистов десантируется в районе города Ретимнон


Десантирование немецких парашютистов и контейнеров с оружием и боеприпасами

Продолжение сражения

На специальном самолете генерал Штудент отправил на Крит своего связного, капитана Кляйе. Спрыгнув ночью с парашютом, тот смог верно оценить обстановку и доложить в штаб. Осознав угрозу провала, командующий операцией отверг предложения свернуть операцию, и приказал 21 мая бросить все имеющиеся силы на штурм аэропорта Малеме. Туда собирались переправить третий эшелон вторжения — горных егерей. Ночью были мобилизованы и переброшены в Грецию все свободные транспортные самолеты в юго-восточной Европе.

С рассветом бой возобновился. При поддержке авиации немецкие десантники захватили часть аэродрома Малеме. Захватить все взлетно-посадочные площадки не удалось. Самолеты с боеприпасами садились прямо на пляжи, терпя аварии. Удачно приземлился только один, он вывез раненых, включая Мейнделя. Немецкое командование бросило в бой последние резервы. В 14 час. были высажены две десантные противотанковые роты. В 15 час. в бой вступили 550 бойцов второй волны вторжения под началом полковника Рамке, они не смогли высадиться 20 мая из-за поломок самолетов. В результате немцы смогли взять аэродром.

Тем временем провалилась первая попытка высадка морем части егерей. Немецкое командование планировало перебросить часть горнострелковой дивизии, тяжелого оружия и снаряжения морем на небольших греческих судах, которые прикрывал итальянский эсминец. Однако британские корабли перехватили десантную флотилию к северу от Крита и потопили большую часть судов, уничтожив до 300 солдат, оружие и запасы. Оставшиеся моторные лодки спаслись бегством. 22 мая новая десантная флотилия чуть было не повторила судьбу предыдущей. В этот раз британцев связали боем итальянские ВМС, а немецкая авиация действовала так активно, что английские корабли вынуждены были отступить. Здесь состоялось первое значительное воздушно-морское сражение, и авиация показала, что способна нанести поражение флоту и заставить его отступить. Британцы потеряли 3 крейсера, 6 эсминцев, много кораблей получили серьёзные повреждения, включая два линкора.


Британский легкий крейсер «Глостер» под ударом немецких бомбардировщиков. 22 мая пикирущие бомбардировщики люфтваффе Юнкерс Ju.87R атаковали крейсер «Глостер» и добились четырех прямых попаданий. В результате серии разрушительных взрывов, корабль пошел на дно, унеся с собой 725 членов экипажа

Британцы продолжали обстрел аэродрома из минометов и зениток с господствующих высот. Немцы вели ответный огонь с захваченных орудий. В этот ад стали прибывать транспорты с горными егерями. Везло не всем, так как обстрел продолжался. Одни самолеты подбивали прямо в воздухе, другие — уже на земле, третьим — везло. Забитую обломками самолетов взлетно-посадочную площадку (длина ВПП 600 метров) приходилось расчищать с помощью трофейной бронетехники. Затем всё повторялось. За двое суток немцы потеряли более 150 машин. Это был кошмар, но большой ценой немецкие десантники и егеря пробили брешь в обороне врага. Шаг за шагом немцы теснили врага, захватывали новые позиции. Наиболее упорные огневые точки подавили с помощью авиации. В 17 час. селение Малеме было захвачено. Ворота на Крит заняли, что позволило планомерно наращивать силы десанта на острове. Операцию возглавил командир горных егерей генерал Рингель.

Фрейбер осознал свою ошибку и приказал новозеландцам отбить аэропорт. Ночью союзники чуть было не отбили аэродром. Их остановили уже на краю летного поля. Утром немецкая авиация отогнала противника. На других участках немецкие десантники связали противника боем. В Ретимноне остатки 2-го парашютно-десантного полка сутки продержались на занятой высоте, а затем отступили в руины завода, где держались, сковывая до 7 тыс. солдат противника. 1-й парашютно-десантный полк попытался взять Ираклион, но атака захлебнулась. Полковник Брауер получил приказ остановиться и сковать противника боем. Немецкая авиация первоначально не смогла эффективно поддержать десантникам, и им пришлось самим отбивать атаки 8 тыс. британцев.

22 мая в Малеме десантники захватили господствующую высоту 107. В этот же день люфтваффе додавило остатки вражеской артиллерии в окрестностях аэродрома, обстрел прекратился. Воздушный мост заработал в полную силу: каждый час прибывало 20 машин с солдатами, оружием и боеприпасами. Обратные рейсы вывозили раненых. Прибыл генерал Штудент со штабом.

23 мая англичане безуспешно пытались отбить аэродром, а затем стали отходить на восток. В Ретимноне десантники смогли отбить атаки противника при поддержке авиации. В Ираклионе немцы смогли объединить две группы. В этот же день британский флот, неся серьёзные потери от ударов немецкой авиации, в основном ушёл в Александрию. Адмирал Каннингем начал по ночам, чтобы избежать атак люфтваффе, отправлять на остров быстроходные транспорты с боеприпасами и продовольствием. Это позволило немецкому командованию высадить морской десант из нескольких тысяч итальянских и немецких солдат.

Генерал Лёр приказал, чтобы егеря Рингеля захватили залив Суда и нарушили линию снабжения британского гарнизона, а также деблокировали окруженных десантников в районе Ретимнона и Ираклиона. 24-25 мая немецкие войска атаковали, прорывая позиции противника от Малеме до Ханьи. Только при сильной поддержке авиации немецкие войска смогли прорвали оборону британцев и пробиться к Ханье. Часть греко-британского гарнизона была деморализована, началось массовое дезертирство союзных солдат. В Ретимноне немецкие парашютисты продолжали бой в окружении, оттягивая на себя силы врага. В ночь на 26-е остатки отряда (250 солдат) попытались прорваться в Ираклион. Но получив приказ, остановились и получив помощь, продолжили бой. В Ираклионе, получив подкрепление, немцы перешли в контрнаступление. 27 мая немцы пошли на штурм Ираклиона и заняли его без боя. Англичане оставили город и аэродром и начали эвакуацию с острова.

Фрейберг сообщил главнокомандующему британскими войсками на Ближнем Востоке Уэйвеллу, что его войска находятся на пределе сил и возможностей и больше не могут оказывать сопротивление. 27 мая Уэйвелл и Черчилль дали разрешение на отвод войск. Фрейберг начал отводить войска на юг, к Хрра-Сфакион, на южном побережье, откуда начали эвакуацию. Британский флот вывез отсюда около 13 тыс. человек. за четыре ночи. Часть британских и греческих войск эвакуировали из Ираклиона.

28 мая немцы сломили упорное сопротивление английского арьергарда к востоку от Ханьи и заняли бухту Суда, туда тут же стали прибывать гидропланы. В Ретимноне 29 мая немецкие десантники продолжали битву с многократно превосходящими их силами противника. Они смогли прорваться к аэродрому и тут натолкнулись на высадившихся там егерей. Помощь прибыла в последний момент. Горные егеря взяли город. В этом районе был окружен и взят в плен австралийский батальон, который не получил приказ об эвакуации. Рингель направил основные силы на восточную часть острова, на юг, куда двигались главные силы Фрейберга, направили незначительные подразделения.

Англичане эвакуировались через южную часть острова и заявили о его сдаче. Британский флот эвакуировал 15-16 тыс. человек, потеряв несколько кораблей. 1 июня операция была завершена, последние очаги сопротивления союзников были подавлены. Союзники не предпринимали попыток отбить остров, и он оставался в руках немцев до завершения войны.


Немецкие парашютисты у разбитого Юнкерса Ю-52 на аэродроме Малеме

Итоги

Немецкие войска взяли Крит, союзники были разбиты и бежали. Немцы потеряли более 6 тыс. убитыми и ранеными (по другим данным, около 7-8 тыс. человек), 271 самолет, 148 самолетов было повреждено (в основном — транспортники). Потери союзников: около 4 тыс. убитыми, более 2,7 тыс. ранеными и более 17 тыс. пленными. Британский флот потерял (от действий авиации): 3 крейсера, 6 эсминцев, более 20 вспомогательных судов и транспортов. Также были повреждены: 1 авианосец, 3 линкора, 6 крейсеров и 7 эсминцев. При этом погибло около 2 тыс. человек. Союзные войска потеряли 47 самолетов. Многие критяне погибли, участвуя в партизанских действиях.

В военном отношении воздушно-десантная операция показала важность разведки. Немецкие парашютисты понесли тяжелые потери из-за недооценки обороны противника. Немцы не смогли провести полноценную воздушную и артиллерийскую подготовку, подготовить плацдармы. Не было эффекта внезапности, так как десант ждали. Слабо вооруженным десантникам пришлось штурмовать сравнительно хорошо подготовленные позиции противника. Их спасла относительная плохая подготовка противника, нехватка транспорта и тяжелого вооружения у союзников. Сыграли свою роль ошибки союзного командования.

Немцы в стратегическом отношении укрепили позиции на Балканах. Но чтобы развить успех, и закрепить позиции в Средиземном море, Северной Африке и на Ближнем Востоке, необходимо было продолжить захваты — Босфор и Дарданеллы, Мальта, Кипр, Гибралтар, Александрия и Суэц. Сам по себе Крит был только плацдармом для дальнейшего наступления в Средиземноморье. Как отмечал Черчилль: «Рука Гитлера могла бы протянуться и дальше, в направлении Индии». Однако Гитлер повернулся на Восток и захват Крита не оказал влияния на ход дальнейших боевых действий в регионе. Британцы сохранили свои позиции в Средиземноморье. Союзники, пораженные эффективностью действий «зеленых дьяволов» Геринга, приступили к ускоренному созданию своих воздушно-десантных войск.

Фюрер же поступил наоборот, его очень расстроили высокие потери элитных войск Третьего рейха. Он наградил Штудента и Ригеля, но заявил, что «время парашютистов прошло». Штудент предлагал следующий броском взять Суэц, но Гитлер отказался. Все попытки разубедить его были безуспешны. Был отвергнут и штурм Мальты (операция «Геркулес»), хотя Италия предлагала выделить крупные силы (воздушно-десантную и воздушно-штурмовую дивизии), так как захват этого острова имел главное значение для контроля центрального Средиземноморья. Фюрер категорически запретил крупные воздушно-десантные операции. Теперь ВДВ Геринга перестали быть острием армии, их использовали только как «пожарные команды», затыкая наиболее опасные дыры на фронте.


Немецкие парашютисты проходят мимо убитых на Крите британских солдат


Немецкие парашютисты обыскивают пленных британских солдат на Крите


Немецкие парашютисты конвоируют британских пленных по улице города на Крите


Немецкий грузовик проезжает мимо колонны британских военнопленных

Автор Самсонов Александр

Ссылка.

sozero.livejournal.com

Немецкие парашютисты в Голландии: в ожидании танков

Пока севернее шла схватка за «Крепость Голландия», немецкие десантники прочно удерживали деревню Мурдейк и мосты через реку Холландш-Дип. В то же время в Роттердаме и Дордрехте продолжались бои с голландскими войсками — к утру 12 мая положение в этих городах оставалось неопределённым.

Утро 12 мая: ситуация в Роттердаме

Голландцам так и не удалось восстановить контроль над мостами через Ньиве-Маас в Роттердаме, однако немцы имели здесь слишком мало сил для активных действий. Десантники генерал-лейтенанта Штудента продолжали получать снабжение и боеприпасы транспортными самолётами через аэродром Ваалхавен, однако новых подкреплений почти не поступало.

Роттердам, довоенная топографическая карта.
zuidfront-holland1940.nl

Днём аэродром бомбила пара голландских «Фоккеров» CX, сбросивших двенадцать 50-кг бомб. Ещё две таких машины бомбили стадион Фейеноорд — голландцы считали, что он также используется немцами в качестве посадочной площадки.

К западу от Роттердама голландские войска продолжали удерживать мост Спейкениссе через Ауде-Маас; днём 12 мая им даже удалось потеснить находившиеся там подразделения 72-го пехотного полка и расширить свой плацдарм на восточном берегу Ауде-Мааса. Положение войск генерала Штудента оставалось тяжёлым.

Немецкая оборона аэродрома Ваалхавен.
zuidfront-holland1940.nl

Утро 12 мая: ситуация в районе Дордрехта

Вокруг города Дордрехт голландцы имели около 8500 солдат: 1500 из них составляли гарнизонные войска, 7000 — части Лёгкой дивизии. Это элитное мобильное соединение предназначалось для использования в качестве подвижного резерва на угрожаемом направлении — предполагалось, что им станет район на бельгийской границе к юго-западу от линии Пил–Раам, но сейчас бо́льшую часть дивизии пришлось перебросить в район высадки немецкого десанта. 3000 солдат находились в районе Алблассердама, готовясь к действиям против десантников на расположенном западнее острове Иссельмонд (где располагался Роттердам), а ещё 4000 человек были отправлены на юг (на остров Дордрехт).

На обоих направлениях голландские войска имели огромное численное превосходство, но с артиллерией дело обстояло гораздо хуже: Лёгкая дивизия имела лишь 16 полевых 75-мм орудий — часть её артиллерии осталась на прежнем месте. Что же касается артиллерии, имевшейся в районе Дордрехта перед войной, то бо́льшая её часть вышла из строя либо была захвачена немцами. Западнее, на острове Хуксваард, расположенном за протокой Кил, располагались три артиллерийских дивизиона калибров 75 и 150 мм, однако из-за их размещения не все орудия удалось задействовать в бою.

Речная система Мааса и Рейна в Северном Брабанте. Вверху слева — Роттердам.
zuidfront-holland1940.nl

К началу третьего дня войны голландские войска продолжали удерживать бо́льшую часть Дордрехта, за исключением его западной окраины. В городе находилось около 3000 человек — первоначальный гарнизон численностью около 1500 человек и два батальона Лёгкой дивизии. К югу и востоку от города держали оборону рота 28-го пехотного полка, два взвода тяжёлых пулемётов, миномётное отделение и остатки 3-го дивизиона 14-го артполка, потерявшего свою артиллерию.

На острове Хуксваард положение голландцев было значительно более надёжным. В его восточной части, близ протоки Кил, размещались три роты из состава 28-го и 34-го пехотных полков, некоторое количество лёгкой и противотанковой артиллерии, а также две 75-мм и три 150-мм артиллерийских батареи. При этом 150-мм орудия предназначались для береговой обороны, и стрелять по мостам им было запрещено.

На этот момент главной целью немцев было удержание мостов у Цвайндрехта, второй — сохранение контроля над дорогой, ведшей на юг, к мостам у Мурдейка. Мосты между Дордрехтом и Цвайндрехтом обороняли немецкие парашютисты из 1-го и 3-го батальонов 1-го воздушно-десантного полка (в общей сложности 4 роты), а также две роты 2-го батальона 2-го воздушно-десантного полка, 7-я рота 16-го пехотного полка, 22-й сапёрный взвод, полубатарея 75-мм чешских горных орудий и противотанковый взвод с 37-мм пушками. Всего здесь находилось около 1500 человек.

Топографическая карта острова Дордрехт.
zuidfront-holland1940.nl

У деревни Амстелвийк на шоссе, примерно на полпути между Дордрехтом и Мурдейком, оборонялись два взвода 11-й роты 1-го воздушно-десантного полка. Ещё один взвод находился в Зюйдендейке у южной окраины Дордрехта. Один взвод прикрывал штаб полка в деревне Твееде-Тол к югу от Амстелвийка, а около полуроты располагалось в резерве на ферме Катарины Хове у берега Кила.

На плацдарме у Мурдейка насчитывалось около 700 немцев — весь 2-й батальон 1-го парашютно-десантного полка, а также 12-я рота этого полка. Здесь же находились вторая полубатарея 75-мм гаубиц, противотанковый взвод и аэродромная команда. Общее командование осуществлял полковник Бауэр, начальник штаба 7-й воздушно-десантной дивизии. 500 человек находились южнее мостов, и лишь 200 — севернее, в деревне Виллемсдорп на острове Дордрехт.

Бездействие Лёгкой дивизии у протоки Ноорд позволило генералу Штуденту выделить из своих сил в районе Роттердама 3-й батальон 1-го воздушно-десантного полка и в ночь с 11 на 12 мая направить его к Дордрехту.

Планы Лёгкой дивизии

В районе Дордрехта голландцы имели многократное превосходство над десантниками, но не представляли себе силы и планы противника, опасаясь удара с любой стороны. Вместо того, чтобы сбить слабый немецкий заслон у протоки Ноорд (250 солдат и батарея лёгких гаубиц), переправиться на остров Иссельмонд и атаковать с востока Роттердам, командир Лёгкой дивизии полковник ван дер Биль счёл наиболее опасным сектор Дордрехта и отправил сюда свои основные силы. При этом один полк с двумя артиллерийскими батареями он выслал к мостам у Папендрехта, опасаясь прорыва немцев с юга через реку Бенден-Мерведе (у десантников на это не было ни планов, ни сил).

Положение Лёгкой дивизии в районе Алблассердама и протоки Ноорд вечером 11 мая.
zuidfront-holland1940.nl

Согласно плану, разработанному штабом Лёгкой дивизии, отправленные на остров Дордрехт войска должны были зачистить его от немцев, после чего переправиться через протоку Кил на остров Хуксваард. Затем вместе с находящимися там войсками они должны были переправиться через Ауде-Маас на остров Иссельмонд и атаковать аэродром Ваалхавен с юга. Такое обходное движение было логичным с точки зрения концентрации сил и давало возможность последовательно разгромить противника по частям. Однако оно требовало много времени, которого у голландцев уже не было. Кроме того, план почему-то не учитывал, что оба моста через Ауде-Маас (у Барендрехта и западнее, возле Хогвлита) уже блокированы немцами — то есть, голландцам пришлось бы форсировать реку на подручных средствах.

Наконец, не было предусмотрено никаких действий против самых важных немецких приобретений — мостов в Мурдейке и Дордрехте. Возможно, голландское командование просто испугалось больших потерь при атаке мостов: их высокие насыпи давали немцам превосходные возможности для размещения огневых точек, а ровная открытая местность насквозь простреливалась пулемётами.

Голландская оборона в Дордрехте по состоянию на 11 мая 1940 года.
zuidfront-holland1940.nl

С другой стороны, голландцев можно было понять. С юга через Бельгию сюда выдвигалась французская 7-я армия генерала Жиро, которая должна была закрыть брешь между бельгийскими и голландскими армиями. 11 мая французский главнокомандующий генерал Гамелен пообещал своему голландскому коллеге генералу Винкельману, что уже на следующий день части 7-й армии займут Бреду и выйдут к Мурдейку. Тем временем на Брюссель двигался британский экспедиционный корпус генерала Горта, а восточнее французская 1-я армия генерала Бланшара должна была занять фронт от Вавра до Намюра.

Голландское командование помнило итоги Первой мировой и верило в мощь французской армии, а французское командование предпочло не информировать союзника о своих неприятностях. В результате голландской артиллерии на острове Хуксваард было запрещено стрелять по мостам у Мурдейка — их планировали оставить невредимыми для прохода французских войск.

Вечером 11 мая передовые части немецкой 9-й танковой дивизии вошли в голландский город Бреда — конечный пункт англо-французского продвижения по плану «Диль-Бреда». К утру 12 мая стало ясно, что план невыполним, но голландцам об этом не сообщили.

Наступление Лёгкой дивизии

Силы Лёгкой дивизии были разделены на две группы. Группе поддержки (1-й велосипедный полк (без 2-го батальона) и 1-й артиллерийский дивизион) была поставлена второстепенная задача — занять оборону вокруг Алблассердама.

Основная группа под командованием подполковника ван Дипенбрюггена (2-й велосипедный полк, 2-й батальон 1-го велополка и 2-й артиллерийский дивизион) должна была переправиться через Мерведе, очистить от немцев весь остров Дордрехт, выйти к деревне Вилдрехт юго-западнее города Дордрехт, переправиться через Кил и далее форсировать Ауде-Маас. Одновременно с началом наступления рота 3-го пограничного батальона с острова Хуксваард пересекала Кил навстречу наступающим и занимала Вилдрехт. Атака поддерживалась огнём 23-го артиллерийского дивизиона из района Гравендеела, хотя из двенадцати его 75-мм орудий стрелять в направлении Вилдрехта могли только восемь.

Остров Дордрехт. Выдвижение Лёгкой дивизии и положение сторон по состоянию на 9:30 12 мая.
zuidfront-holland1940.nl

Всего у ван Дипенбрюггена имелось около 3000 человек, в том числе 250 из первоначального гарнизона острова. Они были разделены на три боевые группы: западную, восточную и центральную. Первым рубежом продвижения была намечена линия железной дороги Цвейндрехт–Слиедрехт, проходившая вдоль южной окраины Дордрехта; вторым — дорога из Вилдрехта в Коп-ван-Хет-Ланд, шедшая с запада на восток и делившая остров примерно пополам. Третий рубеж проходил от Твееде-Тол до плавней в юго-восточной части острова.

Чтобы противник не смог просочиться через расставленную ему сеть, наступление должно было вестись планомерно: лишь при достижении всеми подразделениями намеченного рубежа командир группы давал приказ на выдвижение к следующему рубежу. Голландцы были полностью уверены в превосходстве своих сил и представляли операцию всего лишь как зачистку острова. Увы, из-за отсутствия адекватных средств связи «планомерности» не получилось.

Войска начали переправляться через Мерведе поздно вечером 11 мая. Рано утром 12 мая полковник ван Дипенбрюгген прибыл в Дордрехт и взял под своё командование находившиеся там войска. К половине десятого утра его восточная боевая группа достигла первого из намеченных рубежей, не встретив никакого сопротивления. Центральная группа (усиленный 2-й батальон 2-го велополка) столь же легко вышла на первый рубеж, а затем выдвинулась за него. Но поскольку шедшая справа западная группа к этому времени несколько отстала, центральная задержала своё продвижение в Дордвийке — посёлке у юго-восточной окраины Дордрехта.

Самой трудной оказалась задача западной боевой группы, наступавшей именно там, где находился противник. Вдобавок орудия 2-го дивизиона, которые должны были поддерживать её продвижение, не успели развернуться, поэтому группе пришлось задержаться, сосредотачиваясь в туннеле под железной дорогой к западу от станции в Дордрехте.

Тем временем в 11 часов рота 3-го пограничного батальона успешно пересекла Кил, заняла Вилдрехт и продвинулась к деревне Амстелвийк, куда отошли немецкие дозоры. Теперь голландцы угрожали сбить десантников с шоссе Мурдейк–Цвейндрехт. Командир 1-го воздушно-десантного полка полковник Бауэр оказался в трудной ситуации: у него имелось слишком мало сил, вдобавок они были сосредоточены на защите мостов. Удержать шоссе не было никакой возможности.

Расположение голландских войск группы «Кил» на острове Хуксваард к исходу 11 мая. Вверху — мост у Барендрехта.
zuidfront-holland1940.nl

Лишь к 11:30 командующий группой «Кил» полковник ван Андель (двоюродный брат командующего «Крепостью Голландия») и штаб подполковника ван Дипенбрюггена смогли наладить телефонную связь и скоординировать свои действия. Поскольку войска наконец «нащупали» противника, по итогам совещания было решено изменить план зачистки. Центральная боевая группа разворачивалась на запад и вместе с западной группой должна была занять Криспейн (юго-западный пригород Дордрехта), очистить его от врага и лишь после этого сомкнуть фланги на втором намеченном рубеже.

Вскоре после полудня западная группа начала продвижение от станции к Криспейну. Вскоре завязался бой с оборонявшимися здесь немцами численностью до роты. Наконец развернувшиеся орудия 2-го дивизиона открыли огонь, но снаряды обрушились на свою же пехоту. В результате группа вновь отошла в район железнодорожной станции — попытка достичь второго рубежа потерпела неудачу.

Тем временем центральная боевая группа начала наступление на Криспейн с востока, через район кладбища, лежащего к югу от Дордрехта и юго-восточнее станции. Встреча с противником произошла внезапно.

Последний резерв Штудента

Утром 12 мая генерал Штудент получил сообщение о прибытии в район Дордрехта голландских подкреплений. Понимая, что главной задачей голландцев будет изоляция плацдармов у Мурдейка и Цвейндрехта, он решил направить сюда из Роттердама свой последний резерв — боевую группу под руководством командира артиллерийского полка 22-й пехотной дивизии подполковника Де Бура, посадив её на реквизированные грузовики.

В эту группу вошла большая часть 1-го батальона 72-го пехотного полка (2-я, 3-я и часть 4-й роты), шесть 75-мм чешских горных гаубиц, взвод 37-мм противотанковых пушек и несколько миномётов. Общая её численность составила 560 человек. Штудент был настолько обеспокоен наступлением голландцев, что сам двинулся вместе с группой Де Бура. Поскольку грузовиков не хватало, первым этапом отправилась лишь часть группы. Около 14 часов она достигла Цвейндрехта, пешим порядком пересекла мост и, пройдя южнее станции, около 15 часов заняла район кладбища. С севера и востока кладбище охватывал поворот железной дороги на Бреду — её насыпь можно было использовать в качестве удобной оборонительной позиции.

Голландцы не заметили переброски немецкого отряда, и в любом случае не ожидали встретить серьёзное сопротивление. Передовая рота центральной боевой группы уже достигла места пересечения шоссе на Дуббельдам с железнодорожной веткой на Бреду восточнее кладбища, когда на неё обрушился шквал огня. Шедшие впереди четыре мотоцикла с пулемётами были уничтожены, солдаты разбежались и укрылись в близлежащих домах. Командовавший ротой капитан отчаянно метался по улице на своём мотоцикле, пытаясь собрать солдат, но был ранен, а затем застрелился.

Район южнее станции Дордрехт. Поворот железной дороги и кладбище в Криспейне.
zuidfront-holland1940.nl

Командир центральной группы (он же командир 2-го голландского батальона) приказал своей 1-й роте обойти немецкую позицию с севера, однако выяснилось, что немцы уже заняли позиции вдоль всего железнодорожного поворота. Сложилась тупиковая ситуация: голландцы не могли прорваться через насыпь в сторону кладбища, десантники же не могли атаковать из-за недостатка сил. Лишь к вечеру сюда подошла вторая половина группы Де Бура, а тем временем голландцы развернули свои силы вдоль насыпи на участке от станции до Дуббельдам-Вег.

Ближе к вечеру командующий «Крепостью Голландия» генерал ван Андель, недовольный отсутствием каких-либо результатов наступления, приказал командиру Лёгкой дивизии полковнику ван дер Билю лично принять на себя руководство очисткой острова Дордрехт от немцев. Полковник немедленно перевёл свой штаб в Дордрехт и отменил приказ, запрещавший боевым группам продвигаться на новый рубеж без непосредственного указания руководителя операции — теперь им разрешалось действовать по обстановке.

Затем восточная боевая группа получила приказ развернуться на запад и двигаться от Коп-ван-Хет-Ланда к Твееде-Тол вдоль большой дамбы Зеедийк. Это было правильное решение: именно в Твееде-Тол размещался штаб 1-го воздушно-десантного полка. Около 17 часов боевая группа сбила с дамбы небольшой немецкий заслон — он отступил в Твееде-Тол и сообщил командованию о приближении новой опасности. Тем временем голландцы продолжили движение по открытой дамбе, но вскоре были остановлены плотным миномётным огнём. Кроме того, в воздухе появились немецкие истребители, которые начали обстреливать наступавших. А главное, именно в этот момент к Мурдейку вышла группа Вюттлица — разведывательный отряд немецкой 9-й танковой дивизии.

Упущенные возможности

Группа Вюттлица, состоявшая из моторизованной разведывательной роты, усиленной несколькими тяжёлыми и лёгкими бронеавтомобилями, вышла к мостам в 16:45. Оценив ситуацию и получив от десантников данные об обстановке, группа пересекла Холландш-Дип и к 17:30 достигла Твееде-Тола. К этому моменту здесь, в штабе полковника Бауэра, уже находился генерал Штудент — для торжественной встречи была подготовлена сцена.

Основные силы 9-й танковой дивизии находились ещё в дне пути от Мурдейка, но сам факт прибытия подкрепления поднял боевой дух десантников и должен был подорвать моральное состояние голландцев. Поэтому полковник Бауэр предложил взятому в плен кандидату в офицеры Марийсу выполнить функции парламентёра — отправиться к голландскому командованию и сообщить о прибытии немецких танков. Поначалу Марийс отказался, заявив, что никаких танков не видит, однако затем согласился, решив, что даже такая информация окажется полезной голландскому командованию.

В действительности голландское командование было плохо осведомлено о ситуации на фронте и в первую очередь — о глубине продвижения немецких частей. Все сообщения о вражеских моторизованных отрядах в глубине голландской обороны, поступавшие из местных гражданских источников, отметались как панические.

Железнодорожный и автомобильный мосты в Дордрехте.
zuidfront-holland1940.nl

Положение 1-го воздушно-десантного полка у Дордрехта оставалось тяжёлым, даже несмотря на прибытие группы Де Бура и появление 3-го батальона 1-го парашютного полка капитана Шульца, ещё ночью переброшенного к Дордрехту из-под Роттердама. Голландцы продолжали атаковать со стороны Дордрехта, а голландская артиллерия с Хуксваарда методично обстреливала немецкие позиции.

Поэтому штаб полка запросил воздушную поддержку, и в течение пары часов два десятка самолётов бомбили юго-западную часть острова — прежде всего, позиции 150-мм орудий 25-го артиллерийского дивизиона, хорошо заметные с воздуха. Однако точность ударов оказалась невысока, к тому же, немецкие пилоты атаковали орудия и тягачи, выведенные из строя в первый день боёв и поэтому стоявшие без маскировки. В Гравендееле бомбардировке подверглись в основном ложные позиции, оборудованные 23-м артдивизионом. На некоторое время артиллерийский огонь был подавлен, но после прекращения налётов (около 19:30) возобновился.

Оборона юго-восточной оконечности мостов в Дордрехте. Набросок лейтенанта Плассхерта (север внизу).
zuidfront-holland1940.nl

Тем временем командование Лёгкой дивизии попыталось установить прямой контакт с ротой, занявшей Вилдрехт. Из района Дуббельдама в обход позиций у кладбища сюда был послан мотоциклетный взвод с пулемётами — восточнее Амстелвийка он смог уничтожить немецкий дозор, но затем наткнулся на подразделения 3-го батальона. В перестрелке немцы потеряли нескольких человек, а капитан Шульц был ранен. Голландцы потеряли всего одного солдата, но далее к шоссе им продвинуться не удалось. Тогда они обошли немецкие позиции справа, пересекли шоссе и заняли гавань севернее Вилдрехта — отсюда можно было добраться до Вилдрехта вдоль берега по дамбе. Однако здесь голландцев ждал неприятный сюрприз: артиллеристы на острове Хуксваард приняли перемещение войск на другом берегу Кила за попытку немцев атаковать Вилдрехт и открыли сильный огонь. До того, как это недоразумение было разрешено, от «дружественного огня» погибло пять человек.

В результате к вечеру немцы смогли полностью блокировать голландский плацдарм в Вилдрехте, не позволив ему соединиться с частями Лёгкой дивизии (здесь находилась примерно половина роты десантников с несколькими противотанковыми пушками). Фактически вышло так, что две голландские роты (из состава 34-го пехотного полка) бездействовали на восточном берегу Кила и не оказали поддержки силам в Вилдрехте на восточном берегу. В то же время Лёгкая дивизия без поддержки с запада оказалась не в силах занять Криспейн и полностью достичь второго оборонительного рубежа.

Бой у деревни Амстелвийк 12 мая.
zuidfront-holland1940.nl

Тем не менее в этот день голландцы достигли определённых успехов, перехватив шоссе севернее Амстелвийка и фактически окружив группу Де Бура в районе Де-Польдера южнее железнодорожной станции. Немцы не были полностью блокированы с юга лишь из-за бездействия восточной оперативной группы, остановившей своё выдвижение на юго-запад.

На пути голландской восточной группы отсутствовали какие-либо серьёзные немецкие силы, а потому она смогла беспрепятственно занять Амстелвийк и атаковать Твееде-Тол — у полковника Бауэра не оставалось резервов для его обороны. Увы, окно возможностей не было использовано из-за нерешительности голландских командиров, не привыкших действовать без прямого приказа, а также из-за отсутствия быстрой связи между подразделениями, что не позволяло оперативно информировать их об обстановке.

Подполковник Муссерт

К вечеру основные силы западной и центральной боевых групп, не сумев прорвать немецкую оборону на шоссе у Амстелвийка и у железнодорожной насыпи в районе кладбища, отступили на окраину города, укрепившись в первых многоэтажных домах. Одновременно командование Лёгкой дивизии начало создавать оборонительную линию в самом городе за линией обводного канала. Мосты внутри города были перекрыты баррикадами, на всех важных перекрестках размещены пушки и пулемёты. Комендант гарнизона Дордрехта подполковник Йозеф Муссерт пришёл в ярость, узнав о том, что район железнодорожной станции был оставлен Лёгкой дивизией без его ведома и без всякого давления со стороны немцев. Однако командир дивизии не подчинялся коменданту гарнизона, более того, между их штабами не было налажено никакого взаимодействия — это стало ещё одним важным упущением голландского командования.

Западная часть Дордрехта и мосты через Ауде-Маас.
zuidfront-holland1940.nl

Впрочем, у коменданта Дордрехта имелись и другие проблемы. Йозеф Муссерт являлся родным братом Антона Муссерта — лидера голландских нацистов. Сам подполковник не был замечен в симпатиях к нацизму, но репутация его брата продолжала следовать за ним, вызывая недоверие офицеров, включая его собственного начальника штаба. В глазах солдат и командиров вина за нераспорядительность голландского командования и успехи немцев в районе Дордрехта неизбежно ложилась на коменданта города.

В результате Муссерт поругался с командованием Лёгкой дивизии, а затем и с начальником собственного штаба. Тот позвонил командующему сектором «Кил» и потребовал снять Муссерта с должности. Командующий сектором полковник ван Андель издал соответствующий приказ, хотя не имел на то полномочий. В ответ Муссерт пожаловался своему непосредственному начальнику генералу ван Анделю — и тот приказал своему двоюродному брату отменить это решение. В 23:30 приказом командующего «Крепостью Голландия» подполковник Муссерт был восстановлен в должности, но одновременно передан в прямое подчинение командиру Лёгкой дивизии.

Прибытие немецких танков

Передовой отряд 9-й танковой дивизии вышел к Мурдейку поздно вечером 12 мая. Голландское командование узнало об этом лишь в 23 часа, причём из перехваченного сообщения бременского радио (!) Это известие стало настолько неожиданным, что поначалу его сочли немецкой пропагандой. Лишь к утру 13 мая, получив подтверждения из других источников, голландская Ставка наконец отдала приказ открыть артиллерийский огонь по мостам в Мурдейке. Впрочем, 150-мм снаряды могли лишь повредить настил мостов, но для их опор были практически безвредны.

Мосты в Мурдейке, немецкая аэрофотосъёмка (север внизу).
zuidfront-holland1940.nl

За день 12 мая голландцы потеряли убитыми на всём острове Дордрехт 23 человека: из них 9 — в районе Вилдрехта, ещё 19 — в городе Дордрехт (точнее, на его южной окраине). Около 100 солдат получили ранения. Немецкие потери составили 26 убитых, в том числе 22 в районе Дордрехта и Вилдрехта. Таким образом, бои в этот день нельзя назвать тяжёлыми — немцы ушли в глухую оборону, а голландцы действовали слишком осторожно и нерешительно. Если бы командование Лёгкой дивизии использовало своё подавляющее численное преимущество, оно имело бы все шансы очистить остров от десантников, выйти к мостам и уничтожить их до подхода немецких танков. Однако голландцы этого не сделали, и последняя возможность задержать немецкое продвижение была упущена.

Продолжение следует


Литература:

  1. Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939-1941 гг. М.: Воениздат, 1963
  2. А. Гове. Внимание – парашютисты! М.: Издательство иностранной литературы, 1957
  3. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939-1945 гг. М.: Воениздат, 1963
  4. Б. Кверри, М. Чаппел. Германские парашютисты, 1939-1945. М.: АСТ, Астрель, 2003
  5. I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939-1945. Concord Publishing, 2001 (Concord 6505)
  6. Chris Ailsby. Hitler's Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939-1945. London: Brown Partworks Ltd, 2000
  7. http://www.waroverholland.nl
  8. http://www.zuidfront-holland1940.nl

warspot.ru

Критская операция. Успешное применение воздушного десанта! (фоторассказ): history_foto — LiveJournal

Сражение на Крите (в немецких планах — операция «Меркурий») — стратегическая

десантная операция Германии в ходе Второй мировой войны. Сражение за Крит

происходило с 20 по 31 мая 1941 года.


Немецкие парашютисты у транспортного самолета Юнкерс Ю.52 (Ju.52) перед началом операции «Меркурий» (немецкая десантная операция по захвату Крита).

Операция имела целью уничтожение британского гарнизона на острове Крит для установления стратегического контроля над Средиземноморским бассейном. Является прямым продолжением греческой кампании итало-германских вооружённых сил, нацеленной на вытеснение Великобритании из Средиземного моря.
Окончилась оккупацией Крита, Германия получила контроль над коммуникациями восточного Средиземноморья.


Немецкие транспортные самолеты Юнкерс Ю.52 (Ju.52) буксируют планеры DFS 230 во время первого дня проведения операции «Меркурий» (немецкая десантная операция по захвату Крита). На фотографии запечатлен полет Западной десантной группы (кодовое наименование «Комета»). Ее целью был захват аэродрома Малеме и подходов к нему.

Вторая волна немецких парашютистов группы «Марс» из состава 7-й воздушно-десантной дивизии десантируется восточнее города Ретимнон во время операции «Меркурий» (немецкая десантная операция по захвату Крита). В задачу группы «Марс» (Центральная группа) под командованием генерала Зюсманна входил захват городов Ханья и Ретимнон.

Операция «Меркурий» вошла в историю как первая крупная операция воздушно-десантных войск. Несмотря на тяжёлые потери, немецкие десантники смогли выполнить поставленные перед ними задачи и обеспечить высадку основных сил немецких войск.


Немецкие транспортные самолеты Юнкерс Ю.52 (Ju.52) производят выброску десанта на Крит.


Пилоты 7-й эскадрильи 2-й учебной эскадры люфтваффе (7.(F)/LG 2) совещаются после вылета во время операции «Меркурий». Снимок сделан на греческом аэродроме после возвращения 7.(F)/LG 2 из вылета на прикрытие десанта на Крит.

Пилот немецкого истребителя Мессершмитт Bf.110C-5 из 7-й эскадрильи 2-й учебной эскадры (7.(F)/LG 2)  после бевого вылета. Снимок сделан на греческом аэродроме после возвращения 7.(F)/LG 2 из вылета на прикрытие десанта на Крит.

Успехи немецких воздушно-десантных частей заставили высшее руководство остальных стран-участниц войны (в частности, Великобритании) пересмотреть своё отношение к этому роду войск.


Группа немецких парашютистов идет по улице греческой деревни на Крите.

Основным вооружением немецкого десантника был карабин Маузер 98k. Около четверти высаженных парашютистов вместо карабина были вооружены пистолет-пулемётом MP-38 или МР-40. Каждое отделение имело в своем распоряжении ручной пулемёт MG-34. Недостаток более тяжёлого вооружения немецкие технические и военные специалисты попытались компенсировать новинкой — 75-мм безоткатным орудием LG 40. При весе в 130 кг оно было в 10 раз легче немецкого 75-мм полевого орудия при всего на треть меньшей дальности стрельбы.


Оружие и боеприпасы сбрасывались в контейнерах. Немцы использовали парашюты разных цветов, чтобы обозначить контейнеры с различными грузами: личным оружием, тяжёлым оружием, боеприпасами. Безоткатные орудия LG 40 сбрасывались на специальных связках из 3 парашютов.


Группа немецких парашютистов  на Крите. Позируют перед объективом.


Немецкие парашютисты и пролетающие над ними транспортные самолеты Юнкерс Ю-52 в районе высоты №107 на Крите. Высота №107 в районе аэродрома Малеме была одной из важнейших опорных точек союзников, за которую шли ожесточенные бои. 21 мая высота была захвачена немцами.

В отличие от парашютистов большинства других стран, немецкие парашютисты прыгали без карабинов и пулемётов (десантники, вооружённые MP-38/40, покидали самолёт с оружием, так как компактность позволяла крепить его под подвесной системой парашюта), которые сбрасывалось отдельно — в контейнерах.



Трое немецких парашютистов вынимают оружие из контейнера после высадки на Крите.



Немецкие парашютисты несут контейнеры (Fallschirmjäger Abwurfbehälter) со снаряжением по дороге на Крите.

Для удобства транспортировки по земле, данные контейнеры были снабжены специальными колесами и ручками (частично видны на фото).

Конструкция немецкого армейского парашюта была очень надёжна, но не позволяла управлять направлением полёта, и десантники нередко приземлялись вдали от своего вооружения.
В эти моменты они могли рассчитывать только на личное оружие — пистолеты и ручные гранаты, которыми набивали объёмные карманы десантных комбинезонов. Многие парашютисты были убиты именно при попытках добраться до контейнеров с оружием.


Могилы немецких парашютистов на Крите.


Итальянские морские пехотинцы у 8-мм пулемета Breda M37 после высадке в Ситии на Крите.


Командир боевой группы «Орион» (FJR-1 и II./FJR-2 из состава 7. Fliegerdivision) оберст парашютных войск люфтваффе Бруно Бройер (Bruno Oswald Bräuer, 1893—1947, слева) во время боев на Крите.


Немецкие парашютисты конвоируют британских пленных по улице города на Крите.

Немецкие парашютисты обыскивают пленных британских солдат на Крите.

Немецкие парашютисты проходят мимо убитых на Крите британских солдат.

Колонна британских пленных под конвоем немецких парашютистов на Крите.

Парашютист 3-го батальона 7-й немецкой дивизии у тел расстрелянных жителей деревни Кондомари на Крите.

Немецкие парашютисты на отдыхе в оливковой роще на Крите.

Немецкие парашютисты в трофейном британском автомобиле Morris-Commercial CS8 на Крите.

Немецкие парашютисты на мотоцикле у разбитого немецкого военно-транспортного самолета Юнкерс Ю-52 (Ju-52, бортов номер 1Z+BA) на аэродроме Малеме (Malemes) острова Крит.

Снимок с воздуха аэродрома Малеме на Крите, захваченного немецкими войсками в ходе операции «Меркурий». Фотография сделана с немецкого транспортного самолета Юнкерс Ю-52 (Ju.52). На земле видны разбитые и целые немецкие транспортники Ю-52 и пикирующие бомбардировщики Ю-87 (Ju.87).

Немецкие десантники ведут бой в городе Ханья (Χανιά, Chania) на острове Крит.

Немецкие парашютисты на отдыхе в перерыве между боями на Крите.

Немецкие парашютисты в бою с частями союзников на Крите.

Захваченный немецкими войсками британский военный палаточный лагерь в районе города Ханья на Крите

Пленные британские солдаты под конвоем немецких парашютистов на Крите.

Немецкий грузовик проезжает мимо колонны британских военнопленных на Крите.

Немецкие солдаты в трофейных британских грузовиках на Крите.

Командир 5-й немецкой горнострелковой дивизии генерал-майор Юлиус Рингель (Julius Ringel) награждает железными крестами солдат и офицеров из числа своих подчиненных, отличившихся во время операции по захвату Крита.

Вид на бомбежку кораблей у побережья Крита.

Британский ВМФ потерял в битве за Крит (исключительно от действий авиации): три крейсера, шесть эсминцев, 10 вспомогательных судов и более 10 транспортов и торговых судов. Также были повреждены три линкора, авианосец, шесть крейсеров, 7 эсминцев.

Потери союзного греческого флота не уточнены.


Британские ВВС потеряли 46 самолётов.


Люфтваффе потеряло 147 самолётов сбитыми и 73 в результате аварий (в основном транспортные).


Британская армия потеряла большую часть дислоцированных на острове военнослужащих

 Греческая армия после операции практически перестала существовать.

После окончания операции «Меркурий», генерал Штудент был вызван на «ковер» к фюреру, Гитлер, узнав о потерях, был в ярости, из громадного кабинета рейсхканцелярии доносились крики и упреки в адрес Штудента, в результате Гитлер запретил впредь проводить крупномасштабные десантные операции с участием ВДВ, возможно немцы были правы, что поступили таким образом, так как в дальнейшем опыт Второй Мировой войны в целом показал, что крупномасштабные операции воздушно-десантных войск слишком затратные и рискованные мероприятия, как, например, операции ВДВ, проведенные Красной Армией в 1943г. на Днепре и нашими союзниками в 1944г. в Голландии, которые к большим успехам не привели, а вот потери в людях и технике были довольно значительными.

history-foto.livejournal.com

Немецкие парашютисты в Голландии: кризис десантной операции

К исходу первого дня битвы за Голландию успех немецкой воздушно-десантной операции вызывал серьёзные сомнения. По состоянию на вечер 10 мая 1940 года немцам удалось захватить и удержать мосты в Мурдейке и Дордрехте, в последнем шли яростные уличные бои. Мосты в Роттердаме были блокированы, но не взяты, здесь десантники продолжали удерживать аэродром Ваалхавен. Ни один из аэродромов, располагавшихся вокруг Гааги, немцам использовать не удалось, хотя Фалькенбург и Окенбург были первоначально захвачены десантниками.

Утро 11 мая: планы сторон

Вокруг Гааги там и тут шли беспорядочные бои, голландцы сняли с фронта и перебросили к городу три пехотных батальона и батарею 150-мм орудий. У голландского командования не было уверенности в том, что высадки в «Крепости Голландия» не продолжатся, поэтому 1-й армейский корпус был вынужден остаться на месте для обороны центра страны от возможных новых десантов противника. Таким образом, даже неудачные высадки немцев в районе Гааги сыграли свою роль — они сковали все резервы противника.

Немецкие парашютисты на голландском аэродроме.
bundesarchive.de

Тем временем уже с вечера 10 мая в Голландию вдоль побережья Северного моря начала выдвигаться 7-я французская армия генерала Анри Жиро. Через Антверпен она должна была выйти к голландскому городу Бреда, чтобы обеспечить оборону устья Шельды и связь между бельгийскими и голландскими армиями. Правее неё британский экспедиционный корпус генерала Джона Горта шёл на Брюссель, а далее в Бельгию выдвигалась 1-я французская армия генерала Жоржа Бланшара, планировавшая занять фронт от Вавра до Намюра. Конечной целью союзников было занятие обороны по линии Диль–Бреда, которая обезопасила бы Бельгию от немецкого вторжения.

Первый день воздушного наступления позволил немцам добиться серьёзных успехов, но итог сражения всё ещё оставался неопределённым. Более всего голландское командование было обеспокоено ситуацией вокруг аэродрома Ваалхавен: он оставался в руках немцев, через него продолжалось снабжение десантников Штудента. Даже утрата мостов в Мурдейке и Дордрехте считалась менее угрожающей, чем ситуация в районе Роттердама.

В свою очередь, командующий немецким 9-м воздушно-десантным корпусом генерал-лейтенант Курт Штудент оказался перед непростым выбором: на закрепление каких результатов бросить свои скудные резервы? Он принял решение в первую очередь укрепить участок в Дордрехте и направил туда 3-й батальон 1-го парашютного полка, выгруженный на аэродроме Ваалхавен. Мосты через Ноорд в Альбладсердаме и через Ауде-Маас в Барендрехте должны были обороняться 2-м батальоном 16-го воздушно-десантного полка (без 7-й роты). 3-й батальон 16-го полка был целиком втянут в бои за Роттердам, а его 2-й батальон должен был занять северо-восточную часть острова Иссельмонд, ставшего центром сосредоточения немецких сил. Кроме него на Иссельмонде находились 2-й батальон 2-го парашютного полка и часть 1-го батальона 16-го полка. 3-й батальон 16-го полка получил разрешение оставить позиции в Роттердаме, если давление со стороны противника усилится.

Мост Виллемсбург в Роттердаме, захваченный немецкими десантниками утром 10 мая 1940 года.
waroverholland.nl

В самом Роттердаме немцы контролировали четыре моста через Ньиве-Маас, но голландцы продолжали сопротивляться в южной части города. Это задержало прибытие подкреплений из Ваалхавена (3-й батальон 16-го полка) и помешало немцам занять плацдармы на северном берегу реки. Остров Ноордэрейланд посредине реки прочно контролировался немцами, мосты от него к северному берегу были целы, но любое движение по ним пресекалось пулемётным огнём с обеих сторон.

11 мая в 10:30 два голландских средних бомбардировщика «Фоккер» T.V пытались бомбить мосты, сбросив шестнадцать 50-кг бомб. Часть из них попала в мост и здания на немецкой стороне, но большинство упало в воду, и мосты серьёзно не пострадали. В 11:30 последовал ещё один налёт. На этот раз попаданий не было вовсе.

Роттердам: нерешительность полковника Шарроо

Командир голландского гарнизона Роттердама полковник Шарроо затребовал подкреплений, но оказалось, что из 1-го корпуса, расположенного в районе Гааги, войска прибыть не могут: шоссе, ведущее из столицы, в нескольких местах было перерезано немецкими десантниками. Поэтому уже 10 мая голландское командование решило направить к Роттердаму резервы из полевой армии — численностью до полка, включая батарею моторизованной артиллерии. 11 мая поступил приказ отправить в Роттердам два новых батальона и ещё одну моторизованную батарею.

Полковник Питер Шарроо (1883–1963), комендант Роттердама.
waroverholland.nl

В ночь с 10 на 11 мая в Роттердам из сектора Греббе, обороняемого 2-м армейским корпусом, прибыл 11-й пехотный полк (три батальона), а также миномётная рота и полурота противотанковых пушек — всего около 2000 человек. Чуть позже из 4-го корпуса прибыл 4-й батальон 21-го пехотного полка — ещё 600 человек. Моторизованная артиллерия так и не прибыла, оставшись в секторе Греббе. Однако позднее из района Утрехта подошли ещё два батальона, и к 12 мая численность голландских войск в районе Роттердама составила уже около 9000 человек. Впрочем, часть из них полковник Шарроо развернул на север для защиты от возможной атаки со стороны Гааги; вдобавок он был дезориентирован постоянными сообщениями о новых высадках парашютистов. В целом голландское командование вело себя пассивно, стремясь обороняться, а не атаковать, хотя имело как минимум трёхкратное превосходство над противником.

В отличие от голландского командования, главным достижением десантной операции генерал Штудент считал не Ваалхавен, а захват мостов у Мурдейка и Дордрехта, ведь они не только перекрывали два водных потока шириной по километру, но и открывали немецким войскам путь в «Крепость Голландия». В то же время мостам в Роттердаме была альтернатива — переправа через довольно узкий Ауде-Маас к востоку от города (господство немцев в воздухе давало надежду осуществить её без особого труда). Поэтому, готовясь к худшему варианту развития событий, Штудент разработал план отвода своих десантников за протоки Ауде-Маас и Кил с оставлением Роттердама, Ваалхавена, Барендрехта и всего центрального сектора острова Иссельмонд. Таким образом, он сосредотачивал все свои силы на обороне наиболее важных объектов.

Речная система Голландии, современное состояние
keesn.nl

Голландское командование действительно готовилось к контрнаступлению. 6-й пограничный батальон должен был атаковать Мурдейк уже в ночь с 10 на 11 мая. Одновременно 3-й пограничный батальон должен был атаковать аэродром Ваалхавен с юга, из сектора Кил, через Барендрехт. Атаку на аэродром должен был поддержать масштабный налёт английской авиации, запланированный на первые ночные часы. Англичане охотно откликнулись на просьбу голландцев о помощи, поскольку сами были крайне озабочены тем, что Ваалхавен находится в руках немцев. В то же время Лёгкая дивизия, размещённая в районе Альбассердама (к востоку от Иссельмонда), должна была наступать одновременно против Роттердама и Дордрехта.

К востоку от Роттердама: упущенный шанс

Наступление основных сил Лёгкой дивизии на Роттердам началось 11 мая в 8 часов утра. Увы, у голландской пехоты не хватало переправочных средств для форсирования рукава Ноорд, поэтому командир дивизии полковник ван дер Бийль решил наносить главный удар через мост, соединявший Альблассердам с островом Иссельмонд. Но для этого пришлось опустить центральный судоходный пролёт моста, что стало сигналом для немцев. По бегущим через мост пехотинцам ударили пулемёты, атака захлебнулась.

По счастью, немцы не перерезали идущие по мосту провода линий связи, в результате оставшиеся на западном берегу Ноорда голландские солдаты смогли организовать корректировку миномётного и артиллерийского огня из Альблассердама. Часть немецких огневых точек была подавлена, одновременно двум взводам голландцев удалось переправиться через Ноорд южнее моста. Сюда сразу же была организована переброска на барже ещё двух взводов, однако из-за неразберихи вновь случился «дружественный огонь»: две группы солдат обстреляли друг друга, приняв за парашютистов противника. В итоге часть голландцев вернулась на восточный берег, а около 80 человек оказались блокированы в здании фабрики на западном берегу.

Генерал Штудент, развернувший свой штаб в Рийсоорде (примерно на полпути между Барендрехтом и Альблассердамом) был крайне озабочен этой атакой: Лёгкая дивизия считалась самым сильным подразделением голландской армии, и её появление здесь стало неприятной неожиданностью. Штудент запросил воздушную поддержку.

В начале одиннадцатого мост через Ноорд у Альблассердама и голландские войска на его восточной стороне подверглись мощному удару немецких пикировщиков. Хотя потери в живой силе оказались минимальны (всего в ходе боя погибло десять голландских солдат), Лёгкую дивизию охватила паника, её части отошли от моста к польдерам. Полковник ван дер Бийль связался с командующим «Крепостью Голландия» генералом ван Анделем и заявил ему, что для переправы через Ноорд требуются бронеавтомобили и зенитная артиллерия. В ответ ван Андель приказал Лёгкой дивизии перейти в секторе Альблассердама к обороне, а основные усилия направить против острова Дордрехт. После очистки его от немецких десантников войска ван дер Бийля должны были переправиться через Кил и с юга атаковать немцев в районе Ваалхавена.

Голландский пушечный бронеавтомобиль М-39. Именно такие машины полковник ван дер Бийль требовал для поддержки атаки через Ноорд.
Jan Giesberg, Rob Tas, Antal Giesberg. Holland Paraat! Materieel van het Nederlandse veldleger tijdens Mobilisatie en inzet (1939–1940)

Таким образом, голландское командование совершило ключевую ошибку: оно переоценило возможности немцев на Иссельмонде и в то же время недооценило силы десантников, сосредоточенные на острове Дордрехт. На этот момент у Ноорда оборонялось не более 300 немцев, которым противостояло как минимум 3000 бойцов Лёгкой дивизии. Практически все свои резервы Штудент направил в сектор Дордрехта, оставив для обороны Ваалхавена не более батальона. Голландцы имели шанс на победу — и упустили его…

Бои у Барендрехта

Утром 11 мая голландские войска сектора Кил пытались наступать на север, в направлении Ваалхавена. Две роты 3-го пограничного батальона без проблем переправились через Ауде-Маас и двинулись к аэродрому, но отошли, встреченные миномётным огнем; вдобавок выяснилось, что у голландцев почти нет боеприпасов.

Около полудня последовала новая, лучше подготовленная атака: около полутора голландских рот, усиленных двумя взводами тяжёлых пулемётов, взводом миномётов и двумя противотанковыми пушками, попытались пересечь Ауде-Маас по 400-метровому мосту у Барендрехта. Атаку поддерживала батарея полевой артиллерии, однако подавить немецкие огневые точки не удалось, и голландцы были остановлены на мосту пулемётным и миномётным огнём, преодолев всего 50 м. Тем временем 4-я рота 3-го батальона переправилась через Ауде-Маас на подручных средствах, но, получив известия о том, что в Барендрехте скопилось много немцев, её командир не решился атаковать город и приказал своим солдатам возвращаться обратно.

Мост в Барендрехте.
waroverholland.nl

К исходу дня войска сектора Кил занимали оборону по южному берегу Ауде-Мааса и западному берегу реки Кил, имея в резерве всего две роты. Этого было слишком мало, чтобы пытаться сбить немцев с их позиций у Дордрехта или Роттердама. Однако в ночь с 11 на 12 мая ожидалось прибытие к Дордрехту ещё одного полка Легкой дивизии, что давало голландцам шанс переломить ситуацию.

Дордрехт: главное направление

Главной проблемой голландских войск в районе Дордрехта было нарушение управления: многие командиры погибли или попали в плен, остальные же были в растерянности из-за нарушения связи.

В самом Дордрехте продолжало обороняться около 1400 голландских солдат под общим командованием подполковника Муссерта, начальника гарнизона города. К утру 11 мая им удалось оттеснить немецких десантников из 3-й роты к мостам и блокировать их, но все попытки отбить мосты потерпели неудачу. Однако к утру голландцы получили подкрепление: с севера прибыл велосипедный батальон Легкой дивизии, с запада, из группы «Кил», — ещё один батальон под командованием майора Равелли.

Южнее Дордрехта немцы под командованием гауптмана Вальтера прочно занимали большой плацдарм вокруг Мурдейка, развернув свою основную оборону на юг, где находились три роты, взвод сапёров, взвод 37-мм автоматов и две лёгкие гаубицы — в общей сложности около 350 человек. На северном берегу Холландш-Дип располагалась одна рота численностью около сотни человек.

Район Дордрехта. Карта 1869 года.
kaarten.abc.ub.rug.nl

Утром 11 мая к югу от Дордрехта и восточнее Твееде Тол была сброшена немецкая резервная парашютная рота под командованием обер-лейтенанта Молла. Высадка прошла крайне неудачно: из 12 транспортных «Юнкерсов» 3 самолёта оказались сбиты, ещё 3 вернулись на базу, а 70 оставшихся парашютистов приземлились в рассветных сумерках прямо перед голландскими позициями и попали под сосредоточенный пулемётный огонь. Пятеро десантников были убиты, а 15 человек (включая самого Молла и ещё двух офицеров) попали в плен.

Однако ожесточённый бой продолжался, в ходе него Молл предложил голландскому командиру, кандидату в офицеры Марийсу, организовать перемирие и собрать всех раненых в одном месте с условием, что они попадут в руки тех, чьи войска появятся первыми. В итоге утром 12 мая первыми появились немцы — и после короткого боя 60 голландцев сдались. Таким образом, несмотря на первоначальную неудачу и потери, эта схватка также была выиграна немцами. Около полудня 11 августа три немецких самолёта вернулись и сбросили оставшийся взвод на юго-восточной окраине Дордрехта, но вновь неудачно: парашютисты были окружены и уничтожены либо попали в плен.

Одновременно голландцы решили атаковать Твееде Тол, чтобы отбить захваченные немцами пушки. Для этого удалось собрать половину роты 28-го пехотного полка и остатки двух артиллерийских дивизионов — всего около 300 человек. Атака оказалась успешной: голландцы заняли Твееде Тол и захватили двенадцать из двадцати 120-мм орудий, однако четыре из них немцам удалось вывести из строя. Кроме того, были освобождены голландские пленные и захвачено в плен 20 немцев. Но сразу же район Твееде Тол накрыла немецкая артиллерия и миномёты от Мурдейка. В итоге голландцам пришлось отойти на юго-восточную окраину Дордрехта, вновь бросив отбитую артиллерию.

Дордрехт: десантники получают подкрепление

Отправленный Штудентом к Дордрехту 3-й парашютный батальон пришёлся очень кстати: он усилил предмостное укрепление в Цвайндрехте напротив Дордрехта и окончательно лишил голландцев шанса отбить мосты через Ауде-Маас. Вместе с ним сюда прибыла 7-я рота 16-го полка и четыре 75-мм горных гаубицы.

Это подкрепление прибыло очень вовремя: голландское командование приказало майору Равелли атаковать мосты в Дордрехте рано утром, не тратя времени на подготовку наступления и разведку позиций противника. Отсутствие разведки стало серьёзной ошибкой. Впрочем, майор и сам допустил промах: двигаясь с юга по дороге от Мурдейка, он построил свой батальон в походную колонну без боевого охранения. Немцы же перехватили голландского связного и получили известия о предстоящей атаке.

На окраине Дордрехта, в полукилометре от начала насыпи моста, шедшая по дороге голландская колонна попала в огневую ловушку. Укрыться голландским солдатам было негде — немецкие пулемёты били с насыпи, прямо вдоль дороги. Головной взвод уничтожили буквально в течение нескольких секунд, остальные взводы рассыпались, перемешались и в беспорядке отступили на юг. Воспользовавшись суматохой, десантники перешли в контратаку, заняли перекрёсток на западной окраине Дордрехта и захватили в плен 70 голландских солдат. Дальше они продвигаться не стали, чтобы не растягивать линию обороны плацдарма.

Батальон Равелли потерял в этом бою в общей сложности около роты, но всё-таки перегруппировался и занял оборону в районе морского порта Зеехавен на юго-западной окраине Дордрехта. К этому времени немцы сумели перебросить подошедший 3-й парашютный батальон на южный берег Ауде-Мааса, хотя он и понёс некоторые потери при проходе через открытую часть моста. Опасаясь немецкой атаки на юг, подполковник Муссерт распорядился перебросить к мосту две роты велосипедистов. И опять отсутствие информации об обстановке и плохая координация действий сыграли с голландцами злую шутку: велосипедисты обнаружили в районе порта батальон Равелли и обстреляли его, приняв за немцев. К счастью, этот инцидент не вызвал потерь. Лишь после этого майор Равелли смог связаться с Муссертом и получил от него чёткий приказ атаковать мосты.

Велосипедисты голландской армии.
Jan Giesberg, Rob Tas, Antal Giesberg. Holland Paraat! Materieel van het Nederlandse veldleger tijdens Mobilisatie en inzet (1939–1940)

Однако в этот момент на дороге послышались выстрелы, а затем с севера появились два грузовика с голландскими солдатами. Опасаясь «дружественного огня», майор Равелли с тремя офицерами направился к ним и обнаружил наведённые на него стволы немецких винтовок. Оказывается, в машинах находились немецкие десантники, прикрывавшиеся голландскими пленными! Инициатором этой акции, явно нарушавшей все законы и обычаи войны, был командир 3-го парашютного батальона гауптман Карл-Лотар Шульц, накануне уже отличившийся подобными «военными хитростями». Угрожая оружием, Шульц приказал Равелли отдать своим солдатам приказ сдаться, однако майор отказался, а его люди, обнаружив немцев, открыли огонь, хотя десантники фактически прикрывались пленными.

В итоге разгоревшегося боя батальон Равелли оказался рассеян и практически уничтожен — от него осталось не более 150 человек и всего три офицера, остальные погибли или попали в плен. Остатки голландцев некоторое время оборонялись в деревне Вилдрехт южнее порта, но к вечеру были рассеяны на отдельные группы и сдались либо переправились обратно через Кил, а немцы смогли полностью овладеть дорогой от Мурдейка на Дордрехт.

Некоторые неприятности десантникам на острове Дордрехт доставляла голландская артиллерия с соседнего острова Хуксваард, лежащего к западу, за рекой Кил. Батареи, расположенные возле деревни Стрийен (в 3 км западнее Мурдейка), вели постоянный беспокоящий огонь по Виллемсдорпу и плацдарму у Мурдейка. При стрельбе без корректировки 150- и 75-мм снаряды не наносили особого ущерба, однако мешали передвижению войск и постоянно нарушали связь. В конце концов, десантники вызвали авиацию, но и тут удар немецких пикировщиков не достиг существенных результатов: было повреждено несколько домов и уничтожены две 150-мм пушки.

Появление союзной авиации

Атаки английской авиации на Ваалхавен начались в 22 часа и закончились в 3 часа ночи. За это время 36 средних бомбардировщиков «Веллингтон» из 9-й, 37-й, 38-й, 75-й, 99-й, 115-й и 149-й эскадрилий, шедшие группами по три и шесть машин, сбросили на аэродром 60 т бомб, в основном 900-килограммовых (200-фунтовых). Большинство бомб упало на цель, ни один самолёт потерян не был, лишь один лётчик из первой волны получил лёгкое ранение от осколков собственных бомб — авиация шла на предельно низкой высоте. Впрочем, последующие волны уже бомбили с больших высот (около 2000 м). Аэродром озарился пожарами.

Английский средний бомбардировщик Виккерс «Веллингтон» Mk III.
usiter.com Голландский средний бомбардировщик и разведчик «Фоккер» G-1
aviastar.org

В половине десятого утра два «Фоккера» G-1 пролетели над аэродромом, чтобы выяснить масштаб повреждений. Согласно донесениям пилотов, посадка на него теперь была невозможна. Но вскоре пришли сообщения о том, что транспортные «Юнкерсы» продолжают садиться на Ваалхавен и взлетать с него — повреждения взлётных полос оказались значительно меньше ожидаемых. Поэтому в течение дня голландцы регулярно обстреливали аэродром двумя батареями 105-мм орудий из состава 10-го артиллерийского полка. Согласно донесениям, этим огнём было выведено из строя десять самолётов. Аэродром продолжал действовать, хотя за весь день 11 мая немцы получили в качестве усиления лишь один батальон 72-го пехотного полка и несколько небольших подразделений.

Продолжение следует


Литература:

  1. Baxter I. M., Volstad R. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939–1945. — Concord Publishing, 2001 (Concord 6505).
  2. Chris Ailsby. Hitler's Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939–1945. — London: Brown Partworks Ltd, 2000.
  3. Гове А. Внимание — парашютисты! — М.: Издательство иностранной литературы, 1957.
  4. Кверри Б., Чаппел М. Германские парашютисты, 1939–1945. — М.: АСТ, Астрель, 2003.
  5. Проэктор Д. М. Война в Европе, 1939–1941 гг. — М.: Воениздат, 1963.
  6. Ричардс Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939–1945 гг. — М.: Воениздат, 1963.
  7. waroverholland.nl.

warspot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о