Лучшие асы люфтваффе Германии | Лучшие армии мира Россия стратегия войны вооружение победы конфликты поражения

Лучшие асы люфтваффе Германии
Хотя сам по себе грубый подсчет количества сбитых самолетов противника, не может служить мерилом мастерства пилота. Не подвергая сомнению количество сбитых самолетов, в данной статье говорим именно о лучших асах люфтваффе Германии.

Лучшие асы люфтваффе Германии

Будут конечно же статьи и о наших русских пилотах, которые не имея столь впечатляющих счетов, несомненно были лучшими асами Второй мировой войны.
Вклад наших дедов в победу гораздо весомее западных союзников.
45 0000 САМОЛЕТОВ противника БЫЛИ УНИЧТОЖЕНЫ ИМЕННО НАШИМИ ЛЕТЧИКАМИ, против 25 000 подбитых нашими западными союзниками.И что бы эти цифры не были просто цифрами, небольшое отступление.
Наиболее эффективной истребительной эскадрой воевавшей на восточном фронте, укомплектованная лучшими асами люфтваффе Германии была авиа группа JG54.
Это элитное подразделение «Зеленое сердце» на начало войны 22 июня 1941 года имело в своем составе 112 летчиков высочайшей летной квалификации. К завершению войны из этих пилотов асов, живыми остались только четверо.
Для справки таблица побед и потерь люфтваффе.

Лучшие немецкие асы Количество сбитых самолетов Комментарии Награды Название авиасоединения Восток Запад Самолет летчика
Эрих Хартманн 352 Первый сбитый ноябрь 1942, сам был сбит в третьем вылете, 11 сбитых в один день KCOSD JG 52 352 Bf 109
Герхард Barkhorn 301 KCOs JG 52, 6, СП 44 301 Bf 109
Гюнтер Rall 275 два ранения KCOs JG 52, 11, 300 272 3 Bf 109
Отто Киттель 267 583 самолето-вылетов, сбит и погиб февраль 45 нашим истребителем KCOs JG 54 267 Fw 190
Вальтер Новотны 258 погиб ноябрь 44 KCOSD JG 54, Kdo.Ноябрь 255 3 Fw 190
Вильгельм Бац 237 KCOs JG 52 232 5 Bf 109
Эрих Rudorffer 222 1000 + вылеты, 16 раз сбит KCOs JG 2, 54, 7 136 86 Fw 190
Хайнц Бэр 220 сбит 18 раз KCOs различные 96 124 различный
Герман Граф 211 830 + самолето-вылетов KCOSD различные 201 10 Fw 190
Генрих Ehler 209 ККО JG, 5, 7 209 Bf 109
Теодор Weissenburger 208 500 + вылетов ККО JG 77, 5, 7 175 33 Bf 109
Ханс Филипп 206 октябрь 43 го, сбил Роберт С. Джонсон KCOs JG 76, 54, 1 177 29 Fw 190
Вальтер Шук 206 ККО JG 5, 7 198 8 Bf 109
Антон Хафнер 204 -795 вылетов, погиб октябрь 44 го ККО JG 51 184 20
Гельмут Lipfert 203 ККО JG 52, 53 199 4 Bf 109
Вальтер Krupinksi 197 ККО JG 52 177 20 Bf 109
Антон Хакл 192 KCOs JG 77 130 62 Bf 109
Йоахим Brendel 189 ККО JG 51 189 Fw 190
Макс Stotz 189 -август 43 го сбит под Витебском ККО JG 54 173 16 Fw 190
Йоахим Киршнер 188 ККО JG 3 167 21 Bf 109
Курт Br? ndle 180 ККО JG 53, 3 160 20 Bf 109
Гюнтер Йостен 178 ККО JG 51 178
Йоханнес «Маки» Steinhoff 176 KCOs JG 52 148 28 Bf 109
Гюнтер Шак 174 ККО JG 51 174
Хайнц Шмидт 173 ККО JG 52 173 Bf 109
Эмиль «Bully» Ланг 173 18 в один день ККО JG 54 148 25 Fw 190
Ханс-Йоахим Марсель 158 388 боевых вылетов-погиб в сентябре 1942 года KCOSD JG 27 158 Bf 109
Адольф Галланд 104 KCOSD JG.26, JG.27, JV.44 104 Bf 109, Me 262
Рыцарский крест (КС) с дубовыми листьями (O), мечами (S), и брильянтами (D).

 

В люфтваффе служило около 2500 асов — пилотов, сбивших пять и более самолетов противника. А самый ус­пешный летчик союзников Иван Никитович Кожедуб сбил 62 немецких самолета, в то время как лич­ный счет восьми немецких пилотов превысил 100 самолетов. Этим отчасти объясняется факт, что пилоты люфтваффе сражались непрерывно годами, в отличие от противников, которых, по обыкновению, сбивали после 30-40 боевых вылетов.

Вальтер Новотны, 1920-1944, Гюнтер Rall, Генрих цу Зайн-Виттгенштейн

Вальтер Новотны стал первым лет­чиком-истребителем, чей счет до­стиг 250 сбитых самолетов в ходе 442 вылетов. В феврале 1944 г. его перевели с Восточного фронта руко­водить летной школой.  3атем ему поручили командование первым в мире подразделением реактивных самолетов. 8 ноября 1944 г. он вы­летел на своем Ме-262 против груп­пы бомбардировщиков. Реактивный самолет подбили в бою, парашют Новотны полностью не раскрылся.

Эрих — «Буби» Хартман,
1922-1993 г.г слева, и командир Герхард Barkhorn

Лучший ас люфтваффе, самый успешный летчик-истреби­тель в истории, одержал 352 победы за 1425 вылетов. Примечательно, что он одержал большую часть своих побед в последние два года войны.
Его самолет был подбит 16 раз, он дважды выбрасывался с парашю­том, но никогда не был ранен сам.
Получив десять лет строгого режима, пocnе освобождения он возвращается в ВВС и становится командиром первого крыла реактив­ных самолетов в ФРГ.

Ганс Шнауфер, 1922-1950 со своим 126 победами Шнауфер стал самым результативным в мире асом среди ночных летчиков-истре­бителей. Известный как «Ночной призрак», он летал на Ме-110, и его эскадра сбила около 700 бомбарди­ровщиков союзников. Его истреби­тель с отметками побед выставили на шоу в Гайд-Парке пocле войны.
Шнауфер погиб в автомобильной аварии недалеко от Биарица.

Йоахим Марсейль, 1920-1942

Наиболее талантливый ас, семь из его 158 побед были в Северной Африке. Его наградили бриллиантами к Рыцарскому Кресту пocле уничтожения 17 (!) британских самолетов в один день. 30 сентября 1942 г., двигатель его Bf-109G-2 за­горелся. Марсейль направил само­лет в сторону от своей территории. Затем он покинул машину. Ударив­шись о хвост самолета, в бессозна­тельном состоянии он так и не рас­крыл свой парашют.

Адольф Галланд, 1911- 1994 г.г

Галланд отточил свое мастерство в Испании, сделав 280 вылетов в Легионе „Кондор». Он перевелся со штурмовика на истребитель и стал асом в Битве за Британию, добившись 57 побед. Назначен гене­ральным инспектором истребитель­ной авиации после смерти Вернера Moлдepca в 1941 г. К этому времени он имел 96 побед и продолжал лич­но вылетать на операции на истре­бителе, не повинуясь приказам. Он был известен своей склонностью к хорошему бренди, дорогим сига­рам и женщинам, которых привлека­ла его слава. После увольнения его Гитлером в качестве „козла отпуще­ния» за неудачи ПВО Германии, он командовал эскадрильей реактивных истребителей. Их запоздалый успех доказывал, что Галланд был прав, отстаивая в свое время их производ­ство.

Вернер Мёльдерс, 1913- 1941г.г

Вступив в люфтваффе в 1935 г., Мёльдерс стал асом со счетом 14 побед в «Легионе „Кондор». Он так­ жe первый летчик-истребитель, до­бившийся 100 побед во время Вто­рой мировой войны. Выдающийся лидер и супер пилот, Мёльдерс со­здал новую тактику боевого приме­нения истребителя, которая дала люфтваффе отчетливое преимуще­ство перед Королевскими ВВС во время Битвы за Британию. В 1941 году он стал первым человеком, награжденным Бриллиантами к Рыцар­скому кресту и Дубовыми Листьями и Мечами. Назначенный инспекто­ром истребительной авиации в 1941 г., погиб в авиакатастро­фе, направляясь на похороны генера­ла Эрнста Удета.

toparmy.ru

Асы Второй мировой: mikle1 — LiveJournal

Немцы сбивали несомненно больше: Эрих Хартман (352 сбитых самолёта противника), Йохан Штайнхофф (176), Вернер Мёлдерс (115), Адольф Галланд (103). Хоть на два раздели, все равно больше. Другое дело, что это охотники, цель которых именно максимальное количество сбитых. Наши исповедовали иную стратегию, оказавшуюся более результативной и эффективной. Что и позволило завоевать господство в воздухе. Стоит добавить, что Хартман сбивал не только советские самолеты, но и 7 американских.

Что касается количества — несколько фактов.

Всего лишь несколько дней и героических побед. Побед ли?
Лето 1944 года. 1 июня 6 сбитых самолетов (5 «Лагов» и 1 «Аэрокобра). 2 июня — 2 «аэрокобры», 3 июня — 4 самолета (по два «Лага» и «Аэрокобры»). 4 июня — 7 самолетов (все кроме одного — «Аэрокобры»). 5 июня — 7 самолетов (из них 3 «Лага»). И, наконец, 6 июня — 5 самолетов (из них 2 «Лага»). Итого, за 6 дней боев сбито 32 советских самолета. А 24 августа того же года сразу 11 самолетов.

Но вот что странно: Эрик Хартманн сбил за первые шесть дней июня 32 самолета, а все Люфтваффе по дням: 1-го — 21, 2-го — 27, 3-го — 33, 4-го — 45, 5-го — 43, 6-го — 12. Итого — 181 самолет. Или в среднем более 30 самолетов в день. А сколько же составили потери Люфтваффе? Официальные цифры за июнь 1944 года — 312 самолетов, или чуть более 10 в день. Выходит, что наши потери составляют в 3 раза больше? А если учесть, что в потери немцев входят еще и самолеты, сбитые нашей зенитной артиллерией, то соотношение потерь еще больше!

А ведь не 1941-й. Правдоподобно?

Допустим, что все соответствует действительности. И сравним двух летчиков — того же Хартманна и трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба. Хартманн совершил 1404 боевых вылета и сбил 352 самолета, в среднем на один самолет уходило порядка 4 вылета; у Кожедуба показатели такие: 330 боевых вылетов и 62 самолета противника, в среднем 5,3 вылета. В плане цифр все вроде бы соответствует…

А как считались сбитые самолеты? Ниже выдержка из книги американских исследователей Р. Толивера и Т. Констебля о Хартманне:

«Остальные пилоты эскадрильи потащили счастливого Белокурого Рыцаря в столовую. Пирушка шла полным ходом, когда ворвался техник Хартманна. Выражение его лица моментально погасило ликование собравшихся.
— Что случилось, Биммель? — спросил Эрих.
— Оружейник, герр лейтенант.
— Что-то не так?
— Нет, все в порядке. Просто вы сделали всего 120 выстрелов на 3 сбитых самолета. Мне кажется, вам нужно это знать.
Шепот восхищения пробежал среди пилотов, и шнапс снова полился рекой».

Правдоподобно? Если кто-то думает, что да, маленькая справка. Самолет Хартмана (Мессершмитт Bf.109) оснащен пулеметами MG-17 и 20-мм пушкой MG 151/20. Скорострельность пулеметов — 1200 выстрелов в минуту, пушки — 700–800 в минуту (зависит от типа снаряда). Таким образом в секунду расходуется 53 заряда. 120 Хартман израсходовал за 2, 26 секунды. И сбил ТРИ самолета. Все еще правдоподобно?

А ведь речь идет не об этажерках и даже не о фанерных Яках. Все три сбитых — Ил-2.

Читать далее в блоге автора

mikle1.livejournal.com

Читать книгу Танковые асы Второй Мировой Михаила Барятинского : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Михаил Барятинский
Танковые асы Второй Мировой

Танковые асы – кто они?

Ас, как известно, слово не русское. В буквальном переводе с французского языка – это туз. Обыкновенный карточный туз. Применительно к особо отличившимся летчикам военной авиации оно стало использоваться в годы Первой мировой войны. Французы любили украшать свои самолеты знаками карточных мастей. По-видимому, отсюда и пошло. Вскоре система присвоения этого, хоть и неофициального, но весьма почетного звания была упорядочена: асами стали называть летчиков, добившихся не менее пяти побед.

В период Второй мировой войны заявить об уничтожении вражеского самолета просто на словах стало практически невозможно. В Люфтваффе, например, для подтверждения этого факта требовались либо показания фотопулемета, либо свидетельства других летчиков, принимавших участие в бою, либо и то и другое. В советских ВВС этот процесс был еще более сложным: факт уничтожения вражеского самолета должны были подтвердить сухопутные войска. Если же воздушный бой проходил над территорией противника, то сбитый советским летчиком немецкий самолет вообще не засчитывался. Фотопулеметов в советской авиации долгое время не было. Они появились только в середине войны на части ленд-лизовских самолетов. На отечественных машинах (и то далеко не на всех) их стали устанавливать только в конце войны.

Немецкий легкий танк Pz.I Ausf.B.

Вместе с тем и одного свидетельства сухопутных войск было недостаточно. К месту падения вражеского самолета выезжала техническая группа из части, в которой служил сбивший его летчик, и окончательно фиксировала факт уничтожения. В результате счет, который велся пилотом, мог отличаться от официального, причем существенно. Однако гласности предавались, и по сей день известны нам, именно официальные числа, которые, как правило, сомнению не подвергаются. Так, например, советский ас А.И.Покрышкин по официальным данным сбил 59 вражеских самолетов, в то же время его личный счет примерно в полтора раза больше.

Пожалуй, единственное, что облегчало подсчет сбитых вражеских самолетов это то, что истребитель все-таки оружие индивидуальное. Даже в двухместных машинах этого класса пилотировал самолет и вел огонь по противнику один и тот же человек. Так что кому присваивать титул ас было более или менее понятно. Некая этическая проблема возникает тут лишь с ведомым. Истребители, как известно, всегда летают парой. В советских ВВС вплоть до конца 1942 года звено вообще состояло из трех машин. Любой летчик хорошо знает, как много в воздушном бою зависит от ведомого. Но при этом сбивает главным образом ведущий, а ведомый остается в его тени. Все знают, например, самого результативного советского летчика Великой Отечественной войны трижды Героя Советского Союза И.Н.Кожедуба, но мало кому известно кто был его ведомым.

Было в истребительной авиации еще одно понятие – бой в группе. Когда невозможно было выяснить, кто из пилотов конкретно сбил вражеский самолет, поступали просто: победа записывалась на командира группы.

Читатель может задаться вопросом – зачем понадобилось столь пространное «авиационное» вступление к книге, посвященной самым результативным танкистам? Оно необходимо для понимания, как общности темы, так и весьма существенных различий между асами в авиации и асами-танкистами.

Само понятие «танковый ас» появилось только в начале Второй мировой войны. Первыми подсчитывать подбитые вражеские танки стали немцы и вплоть до 1941 года только они этим и занимались. Для остальных эта проблема была неактуальной, либо по причине полного отсутствия в их армиях танков, либо по причине их малочисленности. Составить конкуренцию немцам в начальный период Второй мировой войны могли бы только французские танкисты, если бы Франция не потерпела бы столь стремительного поражения. Не значатся асы и в списках личного состава танковых войск Великобритании и США. Танков и танкистов у тех и у других было достаточно, однако ограниченность применения танковых войск, как по времени, так и по месту не позволила танкистам этих стран проявить себя. Кроме того, ни американцы, ни англичане особо не стремились вести танковые дуэли с немцами. Поскольку наибольшего размаха танковые сражения достигли на Восточном фронте, то в итоге получилось, что танковые асы имеются только в рядах Панцерваффе и советских танковых войск.

Наиболее скурпулезно, можно даже сказать с любовью, подсчитывали свои победы и своих асов немцы. Делалось это не только с целью воздать должное самым результативным и умелым солдатам и офицерам, но и с вполне понятной пропагандистской целью. Работа эта продолжилась и по окончании Второй мировой войны. На Западе в послевоенные годы вышло в свет множество книг на эту тему. Некоторые из них сейчас издаются и на русском языке. Всем свойственны известная тенденциозность в освещении фактов, а порой и просто необъективность. Одни только жизнеописания немецких героев-танкистов, вышедшие из-под пера Франца Куровски чего стоят. Читаешь и удивляешься – не люди, а коньки-горбунки какие-то, разящие врагов волшебным мечом Зигфрида! Тем не менее, работу свою эти книги делают: имя «самого результативного танкиста всех времен и народов» Михаэля Витмана известно многим, а скажем, кто такой Лавриненко – только узкому кругу интересующихся этой темой лиц.

Немецкий легкий танк Pz.II Ausf.F.

Советский легкий танк Т-26 обр.1933 г.

Результативность танкистов напрямую зависела от характера боевых действий и тактики их ведения. Совершенно очевидно, что применявшаяся в немецких тяжелых танковых батальонах тактика позволяла экипажам боевых машин добиваться высокого процента попаданий. Способствовал этому и характер боевых действий: на завершающем этапе Второй мировой войны Вермахт вел в основном оборонительные бои. Однако следует признать, что эти факторы не имели решающего значения. Причина высокой результативности немецких танкистов и эффективных действий танковых войск в целом состоит в другом. За 11 лет в Германии было изготовлено чуть более 50 тыс. танков и самоходных орудий, в то время как в СССР только за годы Второй мировой войны – 109 100 танков и САУ, в США – 135 100 в Великобритании – 24 800. Выпустив танков и САУ в пять раз меньше, чем свои основные противники, Германия смогла создать такие танковые войска, которые на протяжении всех лет войны, вплоть до ее последних дней, были в состоянии наносить мощные удары. В связи с этим достаточно вспомнить контрнаступление немецких войск в Арденнах в декабре 1944 года и в районе озера Балатон зимой 1945 года.

Советский колесно-гусеничный танк БТ-7 обр.1937 г.

В обоих случаях, не имея абсолютно никакого превосходства в танках (как впрочем, и в остальных силах и средствах) ни на Западном, ни на Восточном фронте, немцы сумели добиться его на направлениях главных ударов, которые были отбиты колоссальным напряжением сил, как западных союзников, так и Красной Армии.

Все это свидетельствует о высоком уровне боевой подготовки рядового и офицерского состава германских танковых войск, а также о надежности бронетанковой техники, позволявших длительное время эксплуатировать танки и САУ без выхода их из строя по техническим причинам. Немецким конструкторам удалось добиться и неплохих боевых характеристик своих броневых машин. Хорошее вооружение, отличные оптика и средства связи, надежные двигатели и ходовые части, комфортные условия работы экипажа – все это вкупе с уже упомянутой отличной боевой подготовкой танкистов позволяло немцам всю войну обходиться меньшим количеством танков и САУ, чем их противники, и наносить им весьма ощутимые потери. В подтверждение этого факта достаточно упомянуть, что во время Второй мировой войны советские танки в среднем ходили в атаку три раза, немецкие же – 11 раз, а за одну подбитую «Пантеру» американцы «платили», как правило, пятью «шерманами»! Соотношение потерь на Восточном фронте было не лучше.

Так, например, уже не раз упоминавшийся 502-й тяжелый танковый батальон выделяется числом своих побед на фоне других частей и подразделений, оснащенных «тиграми». По немецким данным за все время его нахождения на фронте с 1942 по 1945 год танкисты этого батальона уничтожили 1400 советских танков! При этом собственные потери составили 105 «тигров» и восемь «королевских тигров». Соотношение примерно 1:12! Правда о том, сколько было потеряно танков Pz.HI, находившихся в составе батальона вплоть до мая 1943 года, немецкие источники скромно умалчивают, как, впрочем, и о том, сколько из этих 1400 танков подбили «тройки». Однако, при внимательном изучении, невольно обращаешь внимание на одну существенную деталь. Дело в том, что и в воспоминаниях немецких танкистов, и в журналах боевых действий тяжелых танковых батальонов, изданных на Западе, смешиваются (вольно или невольно) понятия «уничтожен» и «подбит». Причем вне зависимости от того, на каком языке написана та или иная книга. И в немецком и в английском языке эти понятия четко различаются! Взять хотя бы данные по 502-му батальону: о себе немцы сообщают безвозвратные потери (что понятно – батальон-то в итоге уничтожили весь), а о нас? Очень «точное» число с двумя нулями на конце – это все-таки уничтожено или подбито? Разница существенная: если уничтожено, то это безвозвратные потери, если подбито, то танк может быть отремонтирован и возвращен в строй. И как определить уничтожен вражеский танк или подбит, особенно если поле боя осталось не за тобой, а стрелял ты по нему с дистанции в 1,5 км?

Немецкий средний танк Pz.III Ausf.J.

В ходе Второй мировой войны безвозвратные потери как правило составляли 30–40 % от общих потерь. А значит, в итоге выходим на примерное число в 490 уничтоженных 502-м батальоном советских танков. Его и надо сравнивать с немецкими безвозвратными потерями. Соотношение при этом получается уже иное – 1:5, что действительно близко к истине и совпадает с соотношением потерь на западном фронте.

Впрочем, утешительного во всем этом мало. Становится понятным, какую цену заплатили наши солдаты за победу в Великой Отечественной войне. Что же касается результативности отдельных немецких танкистов, то даже если огульно уменьшить их победы вдвое, то все равно она будет существенно выше, чем у наших.

Причин тут несколько, причем все они тесно связаны между собой. То, что уровень боевой подготовки немецких танкистов был очень высоким, в доказательствах не нуждается. Этому вопросу и в Вермахте и в войсках СС уделялось большое внимание, как и вопросу сработанности экипажей. Причем последнему, судя по всему, даже больше – ведь танк, как не крути, оружие коллективное. Сработавшийся экипаж холили и лелеяли. Раненый танкист после излечения в абсолютном большинстве случаев возвращался не просто в свою часть, а в свой экипаж, члены которого в результате понимали друг друга не только с полуслова, а с полувзгляда.

В Красной Армии и с тем и с другим дело обстояло гораздо хуже. Вот что вспоминал по этому поводу В.П.Брюхов, закончивший в 1942 году Сталинградское танковое училище, эвакуированное к тому времени в Курган: «…Надо сказать, учебная база была очень слабой. Я после войны посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов – появляющиеся. Что значит появляющиеся?

Немецкий средний танк Pz.IV Ausf.D.

В окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: «Показать! Опустить!» Положено, чтобы мишень появлялась на 5–6 секунд, а один дольше продержит, другой – меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище выпустил три снаряда и пулеметный диск». И это подготовка в офицерском училище! Что уж тут говорить о подготовке рядового состава. Механиков-водителей готовили три месяца, радистов и заряжающих – месяц. После получения танков на заводе некоторое время уходило на сколачивание экипажей и боевых подразделений. Для экипажа А.М.Фадина, например, это сколачивание свелось к следующему: «Мы получили на заводе новехонькие танки. Маршем прошли на них на наш полигон. Быстро развернулись в боевой порядок и осуществили атаку с ходу с боевой стрельбой. В районе сбора привели себя в порядок и. вытянувшись в походную колонну, начали движение к железнодорожному вокзалу на погрузку для следования на фронт». И все…

Советский средний танк Т-28.

По прибытии в действующую армию «сколоченные» таким образом экипажи часто распадались еще до того, как вступали в бой. В частях, куда прибывало пополнение, имелись так называемые «безлошадные» танкисты, уже побывавшие в боях. Они и заменяли на прибывших танках необстрелянных командиров и механиков-водителей. В дальнейшем экипаж также не был «постоянной величиной» – командование нисколько об этом не заботилось. Раненые танкисты после госпиталя в абсолютном большинстве случаев в свою часть и свой экипаж не возвращались. Более того – они не всегда возвращались даже в танковые войска. Хорошей иллюстрацией такого подхода может служить фронтовая биография Р.Н.Уланова. До ранения в январе 1943 года он возил на прицепе к «полуторке» ГАЗ-АА 120-мм полковой миномет. Затем попал в 15-й учебный самоходно-артиллерийский полк, где стал механиком-водителем СУ-76. По его воспоминаниям программа обучения предусматривала 18 часов вождения, реально же получалось не более трех. Попав в сентябре на фронт, провоевал около двух месяцев – машину подбили. Уланова опять пересадили на «полуторку» – возить раненых, потом офицера связи полка. В декабре его грузовик подорвался на мине, опять госпиталь, затем рота охраны штаба 13-й армии, где его посадили на трофейный танк Pz.IV, а затем на бронеавтомобиль БА-64. В мае 1944 года механика-водителя САУ направили на курсы младших лейтенантов 13-й армии, готовивших командиров стрелковых и пулеметных взводов! Курсы Р.Н.Уланов закончил в августе 1944-го, но повоевать в пехоте ему не пришлось. Случай вернул его обратно в самоходную артиллерию.

Помимо подготовки танкистов и экипажей, так сказать низового звена, в Вермахте огромное внимание уделялось налаживанию четкого взаимодействия в бою между танковыми подразделениями, а также взаимодействия с другими родами войск: пехотой, артиллерией, авиацией. Надо сказать, что немцы в этом преуспели. Механизм взаимодействия работал четко и безотказно с первого и до последнего дня войны. Способствовала этому и организация танковых частей и соединений. Так, например, хорошо отработанным, характерным приемом ведения боевых действий было формирование так называемых «боевых групп». Такая группа представляла собой временное соединение из различных частей дивизионного подчинения. Ядром боевой группы являлся танковый или мотострелковый полк, которому придавались артиллерийские, противотанковые, саперные и другие подразделения. Часто в боевую группу включались и корпусные средства усиления. Возглавлял боевую группу командир полка или бригады. В рамках дивизии могли формироваться одна или две боевые группы. В итоге получалось соединение, достаточно компактное, легко управляемое, лишенное тыловых служб и обозов, с прекрасным взаимодействием различных родов войск. Приказы артиллеристам и саперам отдавал командир боевой группы, не запрашивая при этом командира дивизии. После первых же столкновений с советскими танками Т-34 и КВ в состав боевых групп танковых дивизий в обязательном порядке стали включать батарею 88-мм зенитных пушек.

Советский тяжелый танк КВ-1 с пушкой Ф-32.

Из воспоминаний наших танкистов следует, что практически сразу же после столкновения с немецкими танками наши танки попадали под огонь 88-мм зениток. Возникало ощущение, что эти орудия движутся непосредственно в боевых порядках немецких танковых частей. На самом деле так оно и было, организация боевой группы это позволяла. Вместе с тем в руках командира дивизии всегда имелся резерв из пары мотострелковых батальонов и нескольких артиллерийских, а затем и самоходно-артиллерийских дивизионов, главным образом 150-мм гаубиц и 105-мм пушек, которыми всегда могли быть усилены одна или другая группа.

В свою очередь советские танковые войска в начальный период войны не отличались ни организационным совершенством, ни налаженным взаимодействием с другими родами войск. В связи с этим имеет смысле привести точку зрения бывшего немецкого генерала фон Меллентина, который с конца 1942 по сентябрь 1944 года находился на Восточном фронте в качестве начальника штаба сначала танкового корпуса, а затем танковой армии.

Советский средний танк Т-34 обр.1941 г.

Немецкий легкий танк чехословацкого производства Pz.35(t).

«В 1941 и в 1942 годах тактическое использование танков русскими не отличалось гибкостью, а подразделения танковых войск были разбросаны по всему огромному фронту. Летом 1942 года русское командование, учтя опыт проведенных боев, начало создавать целые танковые армии, имеющие в своем составе танковые и механизированные корпуса. Задача танковых корпусов, в которых было относительно немного мотопехоты и артиллерии, состояла в оказании помощи стрелковым дивизиям, осуществлявшим прорыв. Механизированные корпуса должны были развить прорыв в глубину и преследовать противника. Исходя из характера выполняемых задач, механизированные корпуса имели равное с танковыми корпусами количество танков, но машин тяжелых типов в них не было. Помимо этого, по своей штатной организации они располагали большим количеством мотопехоты, артиллерии и инженерных войск. Успех бронетанковых войск русских связан с этой реорганизацией; к 1944 году они стали самым грозным наступательным оружием второй мировой войны.

Сперва русским танковым армиям приходилось дорого расплачиваться за недостаток боевого опыта. Особенно слабое понимание методов ведения танковых боев и недостаточное умение проявляли младшие и средние командиры. Им не хватало смелости, тактического предвидения, способности принимать быстрые решения. Первые операции танковых армий заканчивались полным провалом. Плотными массами танки сосредоточивались перед фронтом немецкой обороны, в их движении чувствовалась неуверенность и отсутствие всякого плана. Они мешали друг другу, наталкивались на наши противотанковые орудия, а в случае прорыва наших позиций прекращали продвижение и останавливались, вместо того чтобы развивать успех. В эти дни отдельные немецкие противотанковые пушки и 88-мм орудия действовали наиболее эффективно: иногда одно орудие повреждало и выводило из строя свыше 30 танков за один час. Нам казалось, что русские создали инструмент, которым они никогда не научатся владеть, однако уже зимой 1942/43 года в их тактике появились первые признаки улучшения.

1943 год был для русских бронетанковых войск все еще периодом учебы. Тяжелые поражения, понесенные немецкой армией на Восточном фронте, объяснялись не лучшим тактическим руководством русских, а серьезными стратегическими ошибками германского верховного командования и значительным превосходством противника в численности войск и технике. Лишь в 1944 году крупные русские танковые и механизированные соединения приобрели высокую подвижность и мощь и стали весьма грозным оружием в руках смелых и способных командиров. Даже младшие офицеры изменились и проявляли теперь большое умение, решительность и инициативу. Разгром нашей группы армий «Центр» и стремительное наступление танков маршала Ротмистрова от Днепра к Висле ознаменовали новый этап в истории Красной Армии и явились для Запада грозным предостережением. Позднее, в крупном наступлении русских войск в январе 1945 года, нам также пришлось наблюдать быстрые и решительные действия русских танков».

Немецкий легкий танк чехословацкого производства Pz.38(t).

Трудно не согласиться с мнением немецкого генерала, тем более, что хоть и с известными оговорками, но в главном он прав.

Образно говоря, есть две составляющие боевых действий, которые условно можно представить понятиями «порыв» и «маневр». В действиях наших танковых, и не только танковых, войск в первые два года войны явно преобладал «порыв». «Порыв» – это когда – «За Родину! За Сталина! Делай как я!» – и вперед в атаку! А «маневр» – это когда хорошо замаскированная в кустах противотанковая пушка пресекает «порыв» в зародыше. Преобладание «маневра» над «порывом» в действиях советских танковых войск в крупных масштабах проявилось в ходе контрнаступления под Сталинградом и сразу принесло результаты. Однако, несмотря на положительные сдвиги «порыв» время от времени давал о себе знать. Так, например, контрудар 5-й гвардейской танковой армии под Прохоровкой – это ярко выраженный «порыв». Нужен был «маневр», но командование предпочло «порыв» и фактически погубило армию. Примеры «порыва», причем при явном давлении сверху (в войсках-то уже давно «шкурой» поняли, что «маневр» лучше), можно найти даже в 1945 году. Вот один такой вопиющий случай, приведенный в журнале «Военно-исторический архив» полковником в отставке В.М.Сафиром: «Эту быль рассказал мне подполковник H., участник Берлинской операции. Итак, снова о танках, вернее о том, как командование 1-м Белорусским фронтом применяло их в городских условиях (чтобы никто не удивлялся – откуда вдруг взялся «чечено-грозненский опыт»).

1945 год. Берлин. Начало аллеи «Франкфуртер Тор» (Франкфуртские ворота). По направлению к центру города в кильватер выстраивается наша танковая бригада. Впереди, до самого центра, разбитая улица, в развалинах домов которой, в подвалах, засели сопливые мальчишки с фаустпатронами. Почти также, как мы видим иногда по телевизору раздельные старты лыжников на первенстве мира, когда через секунд тридцать по писку системы «Лонжин» стартер командует – «пошел», вот также, почти с тем же интервалом, той же командой – «пошел», пускали в последний путь танки моей несчастной бригады, с боями прошедшей кровавый путь до фашистской столицы.

Советский тяжелый танк KB-2.

Казалось бы все позади – вот она Победа. Но нет, так просто у нас не бывает… Каждая машина проскакивала 400 – 600 метров, после чего конец был для всех одинаков – танк расстреливался в упор фаустпатронами и, с учетом крайне разрушительного заброневого действия этого нового для нас боеприпаса, мало кто из членов экипажа имел возможность спастись. Прикинув эту арифметику, я без труда рассчитал, что жить мне осталось минут шесть. Но видимо везуха была на моей стороне – когда перед моим танком осталось всего две машины, эту бессмысленную бойню остановили. Кто принял решение я не знаю, да и было не до выяснений…».

Что тут скажешь, при такой организации боевых действий вряд ли можно требовать от советских танкистов высокой результативности. Отрицательным образом сказался на ней и приказ Наркома обороны (то есть И.В.Сталина) № 0728 от 19 сентября 1942 года «О внедрении в боевую практику танковых войск стрельбы из танков с хода». В этом приказе в частности говорилось: «Опыт Отечественной войны показывает, что наши танкисты не используют в бою всей огневой мощи танков, не ведут по противнику интенсивного артиллерийского и пулеметного огня с хода, а ограничиваются прицельной стрельбой только из орудий, да и то с коротких остановок.

Практикуемые нашими войсками танковые атаки без достаточно интенсивного огня всех огневых средств танков создают благоприятные условия для безнаказанной работы орудийных расчетов артиллерии противника.

Такая неправильная практика значительно уменьшает силу огневого и морального воздействия наших танков на противника и приводит к большим потерям в танках от артиллерийского огня врага.

Приказываю:

Танковым частям действующей армии с момента подхода к боевым порядкам своей пехоты атаку противника начинать мощным огнем с хода из всего танкового вооружения как из орудий, так и из пулеметов, не боясь того, что стрельба получится не всегда прицельная. Стрельба из танков с хода должна быть основным видом огневого воздействия наших танков на противника, и прежде всего на его живую силу.

Увеличить боекомплект в танках, доведя его на танке КВ до 114 снарядов, на танке Т-34 – до 100 снарядов и на танке Т-70 – до 90 снарядов.

В танковых бригадах и полках иметь три боекомплекта, из них один возимый в танках».

Мотивировка появления такого приказа вполне понятна. Танковые войска Красной Армии в первую очередь предназначались для борьбы с пехотой противника, борьбу с его танками должна была вести противотанковая артиллерия. Вот как сформулировал свою точку зрения сам Сталин в разговоре с М. Е. Катуковым 17 сентября 1942 года. В ходе беседы Сталин спросил: «Стреляют танкисты с ходу?

Я ответил, что нет, не стреляют.

Почему? – Верховный пристально посмотрел на меня.

Меткость с ходу плохая, и снаряды жалеем, – ответил я. – Ведь наши заявки на боеприпасы полностью не удовлетворяются.

Сталин остановился, посмотрел на меня в упор и заговорил четко, разделяя паузами каждое слово:

– Скажите, товарищ Катуков, пожалуйста, во время атаки бить по немецким батареям надо? Надо. И кому в первую очередь? Конечно, танкистам, которым вражеские пушки мешают продвигаться вперед. Пусть даже ваши снаряды не попадают прямо в пушки противника, а рвутся неподалеку. Как в этой обстановке будут стрелять немцы?

– Конечно, меткость огня у противника снизится.

– Вот это и нужно, – подхватил Сталин. – Стреляйте с ходу, снаряды дадим, теперь у нас будут снаряды».

В общем, все понятно и вроде бы все логично. Вот только реальная действительность слишком часто вносила свои коррективы, а приказ тем временем все равно нужно было исполнять. Вот и исполняли его танкисты 5-й гвардейской танковой армии, атакуя в лоб 2-й танковый корпус СС. Немцы по ним били с места, прицельно, а наши с ходу, попусту расходуя снаряды.

Была еще одна причина, позволявшая немцам чаще выходить победителями из танковых дуэлей. Заключается она в конструкции танков. Да, да, именно в конструкции, которая не имеет ничего общего с заявленными тактико-техническими характеристиками.

Немецкое штурмовое орудие StuG III («Артштурм») с короткоствольной 75-мм пушкой.

По последним наши танки были ничуть не хуже немецких. В чем-то уступали, но в чем-то и превосходили, причем в первый год войны превосходство в тактико-технических характеристиках было однозначным. Но речь сейчас не об этом. Речь о том, насколько экипажу того или иного танка удается реализовать эти характеристики, и не на полигоне, а в бою. С сожалением приходится констатировать, что для боя немецкие танки были приспособлены гораздо лучше. Простой пример. Почти все немецкие танкисты в своих воспоминаниях отмечают, что русские танки запаздывали с открытием ответного огня, а порой и просто долго не могли определить откуда по ним стреляют. Немудрено! Недостаточное количество, плохое качество, а также неудачное расположение приборов наблюдения просто не позволяли экипажу танка Т-34, например, вовремя обнаружить цель. Кроме того, у этого танка в бою отсутствовал командир, не по должности, а по выполняемым обязанностям. Выполняя функции наводчика, он видел только то, что мог увидеть в телескопический прицел. Появление в 1943 году на «тридцатьчетверке» командирской башенки, вопреки расхожему мнению, мало что изменило. В бою командир-наводчик все равно не мог ей пользоваться. Достаточно взглянуть на расположение немногочисленных приборов наблюдения на Т-34, чтобы понять, что остальные члены экипажа почти не могли ему помочь. Изменить ситуацию удалось только на Т-34-85.

Командир танка КВ-1 находился в положении не намного лучшем. При экипаже в пять человек он мог не отвлекаться на выполнение других функций, а полностью сосредоточиться на управлении боем. Но не тут-то было: его месторасположение в танке не позволяло это. Командир танка КВ-1 располагался справа от орудия, для наблюдения за местностью в его распоряжении имелась командирская панорама ПТК-5, в идеале позволявшая вести круговое наблюдение. Но только в идеале. Сам-то командир танка не мог крутиться на 360°, вот и получалось, что реальный сектор наблюдения командира КВ составлял примерно 120° в передней и правой полусферах. Что творилось слева и сзади от танка оставалось для него тайной за семью печатями.

Столько внимания ведению наблюдения из танка уделено здесь не случайно. От того, кто первым обнаружит противника, в бою зависело очень многое, если не все. В этом вопросе немецкие танки с четким функциональным разделением обязанностей членов экипажа из пяти человек имели явное преимущество. Обеспечивалось оно и техническим обеспечением командира средствами наблюдения – командирской башенкой.

Однако не следует думать, что все сводилось только к приборам наблюдения. Лучше у немцев обстояло дело, например, и со средствами связи, как внешней, так и внутренней. Во всяком случае, управлять действиями механика-водителя с помощью ног, поставленных на его плечи, как это широко практиковалось в Т-34, командирам немецких танков не приходилось.

Превосходство на поле боя могло быть получено и за счет многих других, порой скрытых, на первый взгляд не лежащих на поверхности причин. Проиллюстрировать это можно на сравнении двух легких танков, немецкого Pz.II и советского Т-60. Оба танка в начальный период войны занимали заметное место в танковых войсках Вермахта и Красной Армии.

Анализируя данные этих машин, можно сказать, что советским танкостроителям удалось добиться практически одинаковой с немецким танком уровня защищенности, что при меньших массе и габаритах существенно повышало неуязвимость Т-60. Почти аналогичными были и динамические характеристики обеих машин. Несмотря на большую удельную мощность, Pz.II не был быстроходнее «шестидесятки». Формально одинаковыми были и параметры вооружения: оба танка оснащались 20-мм пушками с близкими баллистическими характеристиками.

Немецкая противотанковая САУ Panzerjager I с 47-мм чехословацкой пушкой.

Начальная скорость бронебойного снаряда пушки Pz.II составляла 780 м/с, у Т-60 – 815 м/с, что теоретически позволяло им поражать одни и те же цели. На самом же деле все обстояло не так просто: советская пушка ТНШ-20 не могла вести огонь одиночными выстрелами, а немецкая KwK 30, равно как и KwK 38, – могла, что существенно повышало точность стрельбы.

iknigi.net

Немецкие летчики асы Первой мировой войны. German fighter aces of 1914

П и л о т
( фамилия и имя )

Число побед
( + н / п )

Примечания

фон Рихтгофен Манфред Фрайхерр  ( von Richthofen Manfred Freiherr ) 80 ( + 2 ) Погиб 21.04.1918 г.
Удет Эрнст  ( Udet Ernst ) 62 ( + 1 ) Погиб 31.03.1941 г.
Лёвенхардт Эрих  ( Löwenhardt Erich ) 54 Погиб 10.08.1918 г.
Якобс Йозеф Карл Петер  ( Jacobs Josef Сarl Peter ) 48 ( + 11 )  
Фосс Вернер  ( Voss Werner ) 48 Погиб 23.09.1917 г.
Румей Фриц  ( Rumey Fritz ) 45 Погиб 27.09.1918 г.
Бертольд Рудольф  ( Berthold Rudolf ) 44 ( + 2 ) Убит 15.03.1920 г.
 Лёрцер Бруно   ( Loerzer Bruno ) 44  
Боймер Пауль  ( Bäumer Paul ) 43 Погиб 15.07.1927 г.
Бюхнер Франц  ( Büchner Franz ) 40 ( + 1 ) Погиб 18.03.1920 г.
Бёльке Освальд  ( Boelcke Oswald ) 40 Погиб 28.10.1916 г.
фон Рихтгофен Лотар Фрайхерр  ( von Richthofen Lothar Freiherr ) 40 Погиб 4.07.1922 г.
Гонтерманн Генрих  ( Gontermann Heinrich ) 39 ( + 1 ) Погиб 30.10.1917 г.
Менкхофф Карл  ( Menckhoff Karl ) 39 25.07.1918 года был
сбит и попал в плен.
Буклер Юлиус  ( Buckler Julius ) 36 ( + 2 ) Умер 23.05.1960 г.
фон Мюллер Макс Риттер  ( von Müller Max Ritter ) 36 ( + 2 ) Погиб 9.01.1918 г.
Болле Карл  ( Воllе Karl ) 36 Умер 9.10.1955 г.
Дёрр Густав  ( Dörr Gustav ) 35 ( + 4 ) Погиб 11.12.1928 г.
Кённекке Отто  ( Könnecke Otto ) 35 ( + 2 )  
 Вельтьенс Йозеф  ( Veltjens Josef ) 35 ( + 1 )  
фон Шляйх Эдуард Риттер  ( von Schleich Eduard Ritter ) 35  
Туи Эмиль  ( Thuy Emil ) 35 Погиб 11.06.1930 г.
Кролль Генрих Клаудис  ( Kroll Heinrich Claudius ) 33 ( + 1 ) Умер 21.02.1930 г.
Бонгартц Генрих  ( Bongartz Heinrich ) 33 ( + 1 ) Возможно — 33 ( + 9 )
Вольфф Курт  ( Wolff Kurt ) 33 Погиб 15.09.1917 г.
Фроммхерц Герман  ( Frommherz Hermann ) 32  
Остеркамп Теодор  ( Osterkamp Theodor ) 32 Ещё 6 во Второй Мировой
Биллик Пауль  ( Billik Paul ) 31 ( + 1 ) Погиб 08.03.1926 года
в авиационной катастрофе.
Заксенберг Готтхард  ( Sachsenberg Gotthard ) 31  
Май Йозеф  ( Mai Josef ) 30 ( + 15 )  
Дегелов Карл  ( Degelow Karl ) 30 ( + 4 )  
Шефер Карл Эмиль  ( Schäfer Karl — Emil ) 30 ( + 2 ) Погиб 5.06.1917 г.
Алльменрёдер Карл  ( Allmenröder Karl ) 30 Погиб 27.06.1917 г.
Неккель Ульрих  ( Neckel Ulrich ) 30 Умер 11.05.1928 г.
Ауффарт Харальд  ( Auffarth Harald ) 29 ( + 2 )  
фон Грайм Роберт Риттер  ( von Greim Robert Ritter ) 28 ( + 2 )  
фон Бюлов — Боткамп Вальтер  ( von Bülow — Bothkamp Walter 28 ( + 1 ) Погиб 6.01.1918 г.
Лауманн Артур  ( Laumann Arthur ) 28 ( + 1 )  
Блуме Вальтер  ( Blume Walter ) 28  
фон Pёт Фридрих Риттер  ( von Röth Friedrich Ritter ) 28 Покончил с собой
в ночь на 1.01.1919 г.
фон Тутшек Адольф Риттер  ( von Tutschek Adolf Ritter ) 27 ( + 1 ) Погиб 15.03.1918 г.
Том Карл  ( Thom Karl ) 27 ( + 1 )  
Вустхофф Курт  ( Wusthoff Kurt ) 27 ( + 1 ) 17.06.1918 года был
сбит и попал в плен.
Бернерт Фриц Отто  ( Bernert Fritz Otto ) 27 ( + 1 ) Умер 18.10.1918 г.
Фрунер Отто  ( Fruhner Otto ) 27 ( + 1 )  
Киршштайн Ганс  ( Kirschstein Hans ) 27 Погиб 16.07.1918 г.
фон Бёнигк Оскар Фрайхерр  ( von Boenigk Oskar Freiherr ) 26 ( + 2 )  
фон Достлер Эдуард Риттер  ( von Dostler Eduard Ritter ) 26 ( + 1 ) Погиб 26.08.1917 г.
Hэтер Maкс  ( Näther Max ) 26 Погиб 08.01.1919 г.
фон Хантельманн Георг  ( von Hantelmann Georg ) 25 ( + 5 ) Погиб 05.09.1924 г.
фон Больё — Марконнэ Оливер  ( von Beaulieu — Marconnay Oliver ) 25 ( + 3 ) Умер 26.10.1918 г.
Пюттер Фриц  ( Pütter Fritz ) 25 Погиб 16.07.1918 г.
Майер Георг  ( Meyer Georg ) 24 ( + 3 ) Погиб 15.09.1926 г.
Бёме Эрвин  ( Böhme Erwin ) 24 ( + 1 ) Погиб 29.11.1917 г.
Беккер Герман  ( Becker Hermann ) 23 ( + 1 )  
Шлегель Карл Пауль  ( Schlegel Karl Paul ) 22 ( + 2 ) Погиб 27.10.1918 г.
Геринг Герман Вильгельм  ( Göring Hermann Wilhelm ) 22 ( + 1 ) Покончил с собой
15.10.1946 г.
Кляйн Ганс  ( Klein Hans ) 22 ( + 1 )  
Пиппарт Ганс Мартин  ( Pippart Hans Martin ) 22 Погиб 11.08.1918 г.
Пройсс Вернер  ( Preuss Werner ) 22 Погиб 06.03.1919 г.
Виндиш Рудольф  ( Windisch Rudolf ) 22 Пропал 27.05.1918 г.
Альтемайер Фридрих  ( Altemeier Friedrich ) 21 ( + 2 )  
Фридрихс Фридрих  ( Friedrichs Friedrich ) 21 ( + 1 ) Погиб 15.07.1918 г.
Нольтениус Фридрих Теодор  ( Noltenius Friedrich Theodor ) 21 ( + 1 )  
фон Адам Ганс Риттер  ( von Adam Hans Ritter ) 21 Погиб 15.11.1917 г.
Кристиансен Фридрих  ( Christiansen Friedrich ) 21 Включая групповые победы
и потопленные корабли.
Хён Фриц  ( Höhn Fritz ) 21 Погиб 3.10.1918 г.
Одебретт Карл  ( Odebrett Karl ) 21  
фон Эшвеге Рудольф  ( von Eschwege Rudolf ) 20 ( + 6 ) Погиб 21.11.1917 г.
Шмидт Отто  ( Schmidt Otto ) 20 ( + 3 )  
Хеннрих Оскар  ( Hennrich Oskar ) 20 ( + 2 )  
Киссенберт Отто  ( Kissenberth Otto ) 20 ( + 1 ) Погиб 2.08.1919 г.
Бетге Ганс  ( Bethge Hans ) 20 ( + 1 ) Погиб 17.03.1918 г.
Франкль Вильгельм  ( Frankl Wilhelm ) 20 Погиб 8.04.1917 г.
фон Фреден Ганс  ( von Freden Hans ) 20 Умер 30.10.1919 г.
Гёттш Вальтер  ( Göttsch Walter ) 20 Погиб 10.04.1918 г.
Райнхард Вильгельм  ( Reinhard Wilhelm ) 20 Погиб 3.07.1918 г.
Винтгенс Курт  ( Wintgens Kurt ) 19 ( + 3 ) Погиб 25.09.1916 г.
Физелер Герхард  ( Fieseler Gerhard ) 19 ( + 2 ) Возможно — 22 ( + 2 ).
Цензес Александер  ( Zenses Alexander ) 19 ( + 1 )  
Донхаузер Ганс Кристиан Фридрих  ( Donhauser Hans Christian Friedrich ) 19  
Бальдамус Хартмут  ( Baldamus Hartmuth ) 18 ( + 1 ) Погиб 14.04.1917 г.
Шэпе Эмиль  ( Schäpe Emil ) 18 ?  
Xемер Франц  ( Hemer Franz ) 18  
Xесс Эрнст  ( Hess Ernst ) 17 ( + 4 ) Погиб 23.12.1917 г.
Климке Рудольф  ( Klimke Rudolf ) 17 ( + 2 ) Погиб осенью 1918 г.
Рольфес Ганс Иоахим  ( Rolfes Hans Joachim ) 17 ( + 2 )  
Бёнинг Ганс  ( Böhning Hans ) 17 ( + 1 )  
Бёнинг Вальтер  ( Böning Walter ) 17  
Плаут Карл  ( Plauth Karl ) 17  
Рай Франц  ( Ray Franz ) 17  
Швендеманн Йозеф  ( Schwendemann Josef ) 17  
Вайсс Ганс  ( Weiss Hans ) 16 ( + 2 ) Погиб 02.05.1918 г.
Кляйн Иоганнес  ( Klein Johannes ) 16 ( + 2 )  
Борманн Эрнст  ( Bormann Ernst ) 16  
Зайтц Вильгельм Антон  ( Seitz Wilhelm Anton ) 16  
Ханштайн Людвиг  ( Hahntstein Ludwig ) 16 Погиб 21.03.1918 г.
Иммельман Макс  ( Immelmann Max ) 15 ( + 5 )  
Хельдман Алоис  ( Heldmann Aloys ) 15 ( + 3 )  
Шмидт Юлиус  ( Schmidt Julius ) 15 ( + 3 )  
Доссенбах Альберт  ( Dossenbach Albert ) 15 ( + 1 ) Погиб 03.07.1917 г.
Франке Рудольф  ( Francke Rudolf ) 15 ( + 1 )  
Шнайдер Курт  ( Schneider Kurt ) 15 ( + 1 ) Умер от ран 14.07.1917 г.
Хауссманн Альберт  ( Haussmann Albert ) 15 Погиб 16.10.1918 г.
Лёффлер Отто  ( Löffler Otto ) 15  
фон Прессентин фон Рауттер Виктор  ( von Pressentin von Rautter Victor ) 15 Погиб 31.05.1918 г.
Квандт Теодор  ( Quandt Theodor ) 15 Погиб 06.06.1940 г.
Боненкамп Карл  ( Bohnenkamp Karl ) 15  
фон дер Марвиц Ганс — Георг  ( von der Marwitz Hans — Georg ) 15 Погиб 12.05.1925 г.
Натанаэль Эдмунд  ( Nathanael Edmund ) 15 Погиб 11.05.1917 г.
Нойенхофен Вильгельм  ( Neuenhoffen Wilhelm ) 15 Погиб 24.01.1936 г.
Штрэле Пауль  ( Strähle Paul ) 15  

Пилот
( фамилия и имя )

Число побед
( + н / п )

Примечания

Пехулек Франц  ( Piechulek Franz ) 14  
Буддекке Ганс — Иоахим  ( Buddecke Hans — Joachim ) 13 ( + 7 ) Погиб 10.03.1918 г.
Янцен Иоганн  ( Janzen Johann ) 13  
Маншотт Фридрих  ( Manschott Friedrich ) 12 ( + 1 ) Погиб 16.03.1917 г.
Венцль Рихард  ( Wenzl Richard ) 12 ( + 1 )  
Хайнрик Бертрам  ( Heinrich Bertram ) 12 ( + 1 ) Погиб 31.08.1918 г.
Мюллер Ганс  ( Müller Hans ) 12 ( + 1 )  
фон Койделль Ганс  ( von Keudell Hans ) 12 Погиб 15.02.1917 г.
Хубрих Герхард  ( Hubrich Gerhard ) 12  
Эссвайн Отто  ( Esswein Otto ) 12 Погиб 21.07.1918 г.
Эманн Готтфрид  ( Ehmann Gottfried ) 12  
Хёндорф Вальтер  ( Höhndorf Walter ) 12 Погиб 5.09.1917 г.
 Штарк Рудольф  ( Stark Rudolf ) 11 ( + 5 )  
Лёрцер Фриц  ( Loerzer Fritz ) 11 12.06.1918 года был
сбит и попал в плен.
Габриэль Вилли  ( Gabriel Willi ) 11  
фон Буссе Иоахим  ( fon Busse Joachim ) 11  
Шефер Гуго  ( Schäfer Hugo ) 11 Погиб 3.02.1920 г.
Кирмайер Стефан  ( Kirmaier Stephan ) 11 Погиб 22.11.1916 г.
Пфайффер Герман  ( Pfeiffer Hermann ) 11 Погиб 20.05.1917 г.
Браунек Отто  ( Brauneck Otto ) 10 ( + 5 ) Погиб 26.07.1917 г.
Ауэ Пауль  ( Aue Paul ) 10 ( + 3 )  
Анслингер Леопольд  ( Anslinger Leopold ) 10  
фон Альтхаус Эрнст  ( von Althaus Ernst ) 9 ( + 8 )  
Лефферс Густав  ( Leffers Gustav ) 9 ( + 1 ) Погиб 27.12.1917 г.
Кнаппе Герберт Вильгельм Франц  ( Кnарре Herbert Wilhelm Franz ) 9  
фон Шёнебек Карл — Август  ( von Schonebeck Carl August ) 8 ( + 4 )  
Тиде Фриц  ( Thiede Fritz ) 8 ( + 2 ) возможно — 8 ( + 5 )
Якобсен Фриц  ( Jacobsen Fritz ) 8 ( + 2 )  
Хюттерер Михаэль  ( Hütterer Michael ) 8 ( + 1 )  
Бекманн Людвиг  ( Beckmann Ludwig ) 8 ( + 1 )  
Хипперт Вильгельм  ( Hippert Wilhelm ) 8 ( + 1 )  
Шобингер Виктор  ( Schobinger Viktor ) 8  
Паршау Отто  ( Parschau Otto ) 8  
Моннингтон Курт  ( Mohnington Kurt ) 8  
Вернер «Ганс» Иоганнес  ( Werner «Hans» Johannes ) 7  
 Pэш Йозеф  ( Raesch Jozef ) 7  
Лептьен Герман  ( Leptien Hermann ) 7  
Штрассер Георг  ( Strasser Georg ) 7 Умер 4.12.1925 г.
Планге Рихард  ( Plange Richard ) 7 Погиб 19.05.1918 г.
Бассенге Герхард  ( Bassenge Gerhard ) 7  
Андерс Фриц Герхард  ( Anders Fritz Gerhard ) 7  
Баур Йоханн  ( Baur Johann ) 6 ( + 3 )  
Вальдхаузен Ганс  ( Waldhausen Hans ) 6 ( + 1 ) 27.09.1917 года был
сбит и попал в плен.
Pан Артур  ( Rahn Arthur ) 6  
Хёне Отто Вальтер  ( Hohne Otto Walter ) 6  
Валлендор Герман  ( Vallendor Herman ) 6  
Нитхаммер Вернер  ( Niethammer Werner ) 6  
Ленц Альфред  ( Lenz Alfred ) 6  
Ауэр Ганс  ( Auer Hans ) 5 ( + 1 )  
Майнеке Эмиль  ( Meinecke Emil ) 5 ( + 1 )  
Кронайс Теодор Якоб  ( Croneiss Theodor Jacob ) 5  
фон Бертраб Иоахим  ( von Bertrab Joachim ) 5  
фон Ведель Xacco  ( von Wedel Hasso ) 5  
Зайт Курт  ( Seit Kurt ) 5  
Лейш Вильгельм  ( Leusch Wilhelm ) 5 Погиб 14.08.1921 г.
Вагенер Вернер  ( Wagener Werner ) 5  
Бартельс Бернхард  ( Bartels Bernard ) 5  

airaces.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о