Содержание

Пережившая бомбардировку Хиросимы - о своих травмах, воспоминаниях и молитвах | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Атомная бомбардировка Хиросимы  6 августа 1945 года и последовавшая за этим бомбардировка Нагасаки 9 августа стали единственным на сегодняшний день боевым применением ядерного оружия. Спустя 75 лет пережившая атомный взрыв в Хиросиме жительница Японии вспоминает о трагедии.

Кейко Огура отпраздновала свой восьмой день рождения за два дня до того, как 6 августа 1945 года на Хиросиму была сброшена атомная бомба. Она стояла во дворе своего дома всего в 2,4 километра от эпицентра взрыва. То, что девочка выжила, иначе, чем чудом, назвать нельзя.

В свои 83 года Кейко физически здорова и еще полна сил, но о травматическом опыте и о том, что пришлось ей пережить после взрыва атомной бомбы, она молчала до тех пор, пока не умер от рака ее брат. С 1980 года женщина регулярно выступает на памятных и просветительских  мероприятиях - хотя со своими детьми она по-прежнему не говорит на эту тему. Для них будет слишком тяжело слушать об этом, объясняет она свое нежелание вспоминать о тех событиях. И понимает состояние выживших после теракта, которые не могут говорить о своих травмах.

Оставшаяся в живых после ядерного взрыва

"Когда взорвалась бомба, я стояла во дворе дома, за сараем, заслонившим меня от взрыва, - рассказывает пожилая женщина в беседе с DW. - Взрывная волна оглушила меня и сбила с ног, а когда я снова открыла глаза, все дома вокруг были разрушены и охвачены огнем".

Кейко Огура молится о ликвидации ядерного оружия во всем мире

Удивительно, но вся семья Кейко выжила после взрыва, хотя один из ее братьев, который находился ближе к эпицентру, позднее умер от рака, ставшего следствием радиационного облучения.

"У меня были ожоги, но не очень сильные, - говорит Огура. - Наш дом был поврежден, но не полностью разрушен, поэтому мы приняли людей, которые были ранены".

Еще во время Второй мировой войны японцам было дано указание в случае воздушных налетов укрываться на территории храмов и часовен.

Недалеко от дома Кейко стоял синтоистский храм, и она вспоминает, как по направлению к нему двигался нескончаемый поток изуродованных и отчаявшихся людей. Многие из них по дороге умирали, и их тела лежали вдоль дорог.

"Я была в шоке от увиденного, - признается женщина. - До сих пор помню двоих мужчин со страшными ожогами,  лежавших на дороге. Один из них схватил меня за ногу и умолял принести воды. Я принесла - я не знала, что этого нельзя было делать. Оба умерли у меня на глазах. Я никогда об этом не рассказывала, потому что испытывала огромное чувство вины за то, что дала им воду. Воспоминания мучили меня много лет. Я не могла рассказать об этом даже собственным детям".

Другое мучительное воспоминание - о бесчисленном множестве людей, погибших в доме ее родителей. Отец запретил ей ходить в местный парк, но девочке было любопытно увидеть, что там происходит. Она поднялась на невысокий холм и оттуда увидела, как ее отец и другие выжившие укладывали тела умерших людей на погребальные костры, горевшие круглосуточно.

Смертельный груз бомбардировщика "Энола Гэй"

Урановая бомба "Малыш" ("Little Boy") была сброшена на Хиросиму 6 августа 1945 года в 8:15 утра со стратегического бомбардировщика ВВС США - "Боинга" B-29 "Суперфортресс" с бортовым именем "Энола Гэй". Бомба взорвалась с энергией, эквивалентной 16 000 тонн тротила, на высоте около 580 метров над зданием Промышленной палаты Хиросимы, сейчас известным как "Купол Гэмбаку" или "Атомный купол" и в 1996 году занесенным в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

"Атомный купол" в Хиросиме - объект Всемирного наследия ЮНЕСКО

По оценкам, в результате взрыва бомбы и последовавшей за ним огненной бури погибли 80 тысяч человек, а интенсивное нейтронное и гамма-излучение привело к гибели людей в радиусе 1,3 километра. Ранения и травмы получили более 70 тысяч человек. Около 6 тысяч человек выжили после взрыва и пожара, но позднее умерли от радиоактивного заражения, онкологических заболеваний, вызванных радиационным облучением, и других отложенных эффектов взрыва. Военные исследования, проведенные США вскоре после войны, показали, что взрывом были разрушены 12,2 квадратных километра Хиросимы.

9 августа 1945 года США сбросили вторую урановую бомбу на японский город Нагасаки

Недавнее исследование, проведенное японским агентством новостей Kyodo News, показало, что 78% оставшихся в живых после взрыва в Хиросиме и последовавшей за ним 9 августа бомбардировки Нагасаки, испытывают трудности в разговоре о пережитом. Более 40% оставшихся в живых сказали, что никогда не делились своими воспоминаниями о трагедии.

Выжившие в бомбардировках становились жертвами дискриминации

Многие жители Хиросимы и Нагасаки, рассказывает Кейко Огура, уехали из своих городов и никогда не упоминали в разговорах с новыми соседями и друзьями о том, откуда они родом - они не хотели быть отмеченными клеймом жертвы радиации.

В те времена еще было неизвестно о долгосрочных последствиях радиоактивного излучения, и люди не хотели рисковать тем, что их муж или жена заболеет, боялись, что болезнь унаследуют дети или что родятся младенцы с врожденными пороками.

"Никто не хотел говорить об этом, - вспоминает Кейко. - Если бы люди узнали, что мы из Хиросимы, они бы избегали нас. Однажды я испытала это на себе: я познакомилась с молодым человеком, и он приехал в мой город, чтобы встретиться со мной. Первое, о чем он спросил, не из Хиросимы ли я. Услышав ответ, он тут же развернулся и уехал".

Как изучают бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в школах Японии

Мемориальный Парк мира на берегу реки Мотоясу-гава посвящен жертвам атомной бомбардировки. Ежегодно его посещают тысячи японских школьников, а встречи с оставшимися в живых после ядерного взрыва составляют важную часть учебной программы. В то же время некоторые в Японии считают, что из-за консервативных позиций политического руководства страны в японских школах рассказывают о бомбардировках Хиросимы и Нагасаки без упоминания более широкого исторического контекста, не говоря ни слова о вторжении и зачастую жестоком порабощении Японией Корейского полуострова, значительной части Китая и других стран Юго-Восточной Азии.

Одна из статуй в Мемориальном парке мира - девочка с журавликом-оригами

В качестве причины, ставшей началом конфликта с США, мельком упоминается нападение Японии на Перл-Харбор, но школьники не знают ни о событиях Нанкинской резни в 1937-38 годах, ни о жестоком обращении Японии с военнопленными стран-союзников США, ни о принудительном угоне "женщин для утех" из Кореи в прифронтовые публичные дома японской армии.

"Нам рассказывают, насколько ужасны были бомбардировки Токио зажигательными бомбами и нападения на Хиросиму и Нагасаки, - говорит 19-летний студент токийского университета Лео Сигено. - Нас учат лишь тому, что Япония стала жертвой в войне". По словам Лео, он узнал о предшествующих событиях из книг о Второй мировой войне, изданных за рубежом, - и лишь потому, что интересуется историей.

"Многие в Японии до сих пор отрицают, к примеру, Нанкинскую резню - сказывается влияние правых политических сил, - объясняет парень. - Они утверждают, что все это - вымысел китайской пропаганды. То, что случилось в Хиросиме и Нагасаки, было ужасно, но японцам не объясняют, что это произошло не случайно".

Молитва о ликвидации ядерного оружия

Для Кейко Огуры и других выживших после ядерных взрывов политика не имеет значения. Каждый год 6 августа она участвует в мемориальной церемонии по случаю бомбардировки Хиросимы, часто вместе с группой волонтеров "Переводчики за мир". Женщина говорит, что в этом году число участников официального мероприятия пришлось сильно ограничить из-за страха перед коронавирусом.

Из-за коронавируса количество участников церемонии памяти жертв бомбардировки Хиросимы было невелико

"На этот раз годовщину отмечали не так, как обычно, - признает Кейко Огура. - Я постояла у реки в Парке Мира, вспоминала те дни и чувствовала огромное сожаление, что даже сейчас в мире столько ядерного оружия".

По словам Кейко, она много лет молилась за то, чтобы ядерное оружие во всем мире было ликвидировано. Но ее молитвы пока что не были услышаны. "Так что я и дальше буду рассказывать свою историю", - говорит женщина, пережившая атомную бомбардировку Хиросимы.

Смотрите также:

  • Хиросима в руинах

    Хиросима, 6 августа 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Полковник Пол Тиббетс был командиром экипажа бомбардировщика, с которого была сброшена бомба на Хиросиму.

  • Хиросима в руинах

    Хиросима 7 сентября 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Хиросима в руинах, август 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Несколько мостов и бетонных зданий сохранились после атомной бомбардировки Хиросимы американскими ВВС.

  • Хиросима в руинах

    Йинпе Теравама пережил атомную бомбардировку. Фото 1947 года.

  • Хиросима в руинах

    Сентябрь 1945 года: последствия атомной бомбардировки Хиросимы.

  • Хиросима в руинах

    Макет атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Такая бомба весом 4 тонны взорвалась на высоте 580 метров над городом и унесла жизни около 140 тысяч человек.

  • Хиросима в руинах

    В ожидании медицинской помощи в Хиросиме 6 августа 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Вид на Хиросиму из окна госпиталя Красного креста на расстоянии километра от эпицентра взрыва. Снимок сделан в 1945 году.

  • Хиросима в руинах

    Центр Хиросимы через год после бомбардировки

  • Хиросима в руинах

    Хиросима

    Руины протестантской церкви в Хиросиме. Фото 1945 года.

  • Хиросима в руинах

    Хиросима. На следующий день после атомной бомбардировки.

  • Хиросима в руинах

    Взрыв атомной бомбы в Хиросиме 6 августа 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Фотография сделана через несколько недель после атомной бомбардировки Хиросимы 6 августа 1945 года.

  • Хиросима в руинах

    Хиросима. Монумент жертвам 6 августа 1945 года

  • Хиросима в руинах

    Хиросима. У монумента жертвам 75 лет спустя


 

Рухнули все представления о зле: с чего началась и чем закончилась бомбардировка Хиросимы и Нагасаки | Статьи

75 лет назад, 6 и 9 августа, американцы провели первую в истории атомную бомбардировку. Жертвами смертоносного оружия стали японские города Хиросима и Нагасаки. Этот день навсегда останется в истории как начало страшной сказки. Вот уже 75 лет мир живет под дамокловым мечом, под угрозой войны, которая может уничтожить планету. «Известия» вспомнили, чем закончился так называемый Манхэттенский проект США.

Манхэттенские младенцы

Американцам удалось первыми довести до ума атомный проект — так называемый Манхэттенский, которым руководили физик Роберт Оппенгеймер и генерал Лесли Гровс. Им здорово помогла война. В годы Второй мировой только США могли пойти на такие капиталовложения. Больше $2 млрд — сумма по тем временам немыслимая. К ней следует добавить еще затраты на разведку (во многом им помогли данные, добытые из Германии), на мобилизацию лучших ученых и инженеров со всего мира.

Атомную бомбу «Штучка» устанавливают на специальную вышку на полигоне Аламогордо. Июль 1945 года

Фото: commons.wikimedia.org

К середине лета 1945 года им удалось «слепить» три атомные бомбы — «Штучку», «Малыша» и «Толстяка». Первую готовили к испытательному взрыву, две остальные изначально предназначались для Японии. И вот «Штучка» взорвалась над пустыней, на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико. На Потсдамской конференции президент Гарри Трумэн, исполненный гордости, сообщил Сталину об успешном испытании «оружия сверхъестественной мощности».

Фото: commons.wikimedia.org

Испытание «Тринити» — взрыв первой атомной бомбы «Штучка» на полигоне Аламогордо, 16 июля 1945 года

Советский лидер, вопреки надеждам американцев, отреагировал на эту новость хладнокровно. Собственно говоря, он был в курсе американских ядерных разработок — и, несмотря на трудности послевоенной разрухи, уже дал ход атомному проекту в СССР. Но мало кто в те дни представлял, что через месяц атомное оружие будет применено в военных условиях, против японских городов…

Макет атомной бомбы «Малыш», сброшенной 6 августа 1945 года на Хиросиму

Фото: commons.wikimedia.org

К началу августа 1945 года Япония находилась на грани поражения. Войска маршала Александра Василевского готовы были загнать в угол Квантунскую армию в Манчжурии. Американский генерал Дуглас Макартур разработал операцию вторжения в Японию под кодовым названием «Падение». И он, и американский главнокомандующий Дуайт Эйзенхауэр были противниками применения нового смертоносного оружия. Против выступали и большинство ученых, считавших, что атомное оружие должно оставаться психологическим средством давления на противника, а применять его в военных условиях и аморально, и опасно.

Фото: commons.wikimedia.org

Атомная бомба «Толстяк» на авиабазе ВВС США на острове Тиниан

Но, по всем расчетам, продолжение боевых действий унесло бы около миллиона жизней американских солдат. И два самых высокопоставленных политика Соединенных Штатов — президент Гарри Трумэн и госсекретарь Джеймс Бирнс — приняли решение применить против японцев «манхэттенских младенцев». Безусловно, для этого у них имелась и другая причина. Американцам нужно было показать всему миру и прежде всего усилившемуся после Победы Советскому Союзу, что наступает новая эра и ее гегемоном станет только одна держава — Соединенные Штаты. Не станем забывать и о третьем поводе к смертельному удару — в известной степени это была месть за японскую атаку американской военно-морской базы в Перл-Харборе в декабре 1941 года. Ту катастрофу в США помнили хорошо.

Гибель Хиросимы

Сначала американцы склонялись к достаточно гуманной идее — сбросить бомбу на почти безлюдные рисовые поля. Но Трумэн счел, что такая демонстрация не подействует эффектно ни на японцев, ни на русских. Необходим большой резонанс в обществе — чтобы вся Япония содрогнулась от ужаса и весь мир понял, «кто в доме хозяин». Мишень для атомной бомбы стали выбирать среди многонаселенных индустриальных городов. Трумэн считал: если уж применять атомное оружие — то с максимальным эффектом, чтобы превратить в прах крупные заводы, чтобы города лежали в развалинах, чтобы десятки тысяч человек погибли — в назидание другим. Возможно, он не был кровожадным человеком. Но, обладая уникальным оружием, чувствовал собственную вседозволенность и хотел всерьез потрясти мир.

Американский бомбардировщик В-29 «Энола Гей» на авиабазе ВВС США на острове Тиниан

Фото: commons.wikimedia.org

В режиме чрезвычайной секретности атомные бомбы доставили на остров Тиниан, где располагалась крупная американская военная база. Их было две — «Малыш» и «Толстяк» — 16–18 килотонн и 21 килотонна в тротиловом эквиваленте. Никогда ни одно государство не обладало столь весомой разрушительной мощью. Надо ли пояснять, что Советский Союз, бывший в то время союзником США, никакой информации об этих маневрах не получил. А ведь Красная армия сражалась с японцами по настоятельной просьбе американской стороны, которая звучала на всех трех конференциях «большой тройки». Наши солдаты и офицеры выполняли союзнический долг, открыто информируя американцев о своих операциях. А «братья по оружию» держали камень за пазухой.

Американские летчики, исполнявшие это задание, безусловно, считали, что выполняют благое дело для всего человечества. Ставят точку в многолетней Второй мировой войне — не больше и не меньше. Поэтому перед полетом они посетили храм и получили от командования ампулы с ядом — на случай катастрофы, чтобы не попасть в плен.

Фото: commons.wikimedia.org

Пол Уорфилд Тиббетс – младший в кабине бомбардировщика «Энола Гей»

6 августа в 8 часов 15 минут у сотен тысяч жителей Хиросимы остановились стрелки часов. Американский бомбардировщик В-29 с 9-километровой высоты сбросил на город атомную бомбу. Вел самолет Пол Уорфилд Тиббетс – младший — 30-летний летчик, который считался лучшим асом американских ВВС. Самолет назывался «Энола Гей» — в честь матери пилота. Как и предсказывали ученые, «Малыш» падал ровно 45 секунд и взорвался примерно за 500 м до земли, распространяя вокруг себя мощную энергию уничтожения.

Атомный гриб над Хиросимой. 6 августа 1945 года

Фото: U.S. Army Air Forces/Library of Congress/Handout via REUTERS

Взрыв смел с лица земли 90% городских кварталов и около 100 тыс. человек. Еще десятки тысяч умерли позже — от радиации и голода. Ведь город превратился в мертвое пространство, в котором не хватало еды, воды, в котором всё было заражено. Остались сотни апокалиптических воспоминаний выживших жителей Хиросимы со страшными подробностями: тысячи людей умирали в страшных мучениях. Человечество именно в те дни впервые столкнулось с проблемой загадочной лучевой болезни.

Хиросима после атомной бомбардировки

Фото: War Department/U. S. National Archives/Handout via REUTERS

Ядерный гриб был виден на расстоянии 600 км! Таких зрелищ мир еще не видел. Разве что читал в самых жестоких фантастических романах. А у Тиббетса и штурмана Теодора Ван Кирка, как они вспоминали, невольно вырвалось восторженное восклицание.

«Толстяк» в Нагасаки

После хиросимского ужаса американцы своей цели не добились: Япония съежилась от ужаса, но не капитулировала. И ровно через три дня, 9 августа, пилот ВВС США Чарльз Суини поднял в небо еще один бомбардировщик. Его целью был город Кокура. Но… Его спасли облака, сделавшие этот форпост самураев невидимым для летчиков. «Везуч как Кокура» — такая поговорка появилась в Японии через несколько недель. Суини получил новый приказ — двигаться на Нагасаки. Американцев не остановило даже то, что в там на доках работали военнопленные, в том числе граждане США.

Фото: commons.wikimedia.org

Атомную бомбу «Толстяк» подвешивают в бомболюк бомбардировщика B-29

Суини исполнил приказ безукоризненно. В 11 часов 2 минуты атомная бомба номер три была сброшена на один из самых известных портов Японии — Нагасаки. Взрыв «Толстяка» был мощнее. Но если вся Хиросима превратилась в груду руин, то урон, нанесенный Нагасаки, оказался не столь тотальным: городу помог холмистый рельеф. Но несколько десятков тысяч человек погибли сразу. В городе начались пожары. К концу года число погибших от ранений и болезней жителей Нагасаки превысило 140 тыс.

Руины Нагасаки

Фото: commons.wikimedia.org

Только после этого удара японцы стали готовиться к капитуляции. В заявлении императора Хирохито говорилось, что враг обладает жестоким оружием, которое способно уничтожить всех жителей страны. Что ж, американцы добились своего.

Через месяц после трагедии экипаж, бомбивший Нагасаки, прогулялся по руинам города. Они видели человеческие черепа и скелеты животных среди развалин, видели на улицах обгорелых, умирающих людей, ощущали «отвратительную вонь». Но и эти картины не изменили их отношения к сделанному. Все они так и остались сторонниками ядерного удара по Японии.

Пострадавший в результате атомной бомбардировки Нагасаки

Фото: commons.wikimedia.org

В конце 1940-х японцы сумели подсчитать: две бомбы унесли жизни 200 тыс. человек. В XXI веке провели новые подсчеты, добавив к жертвам атомного удара тех, кто умер от ожогов и лучевой болезни. Количество погибших увеличилось более чем в два раза — до 450 тыс.

Руины Нагасаки

Фото: commons.wikimedia.org

Для японцев память о национальной трагедии стала священной. И важнее всех монументов и музеев оказалась история Садако Сасаки — девочки, которая в два года пережила трагедию Хиросимы. Выжила. Но через девять лет у нее нашли признаки лучевой болезни. Она знала старинную легенду: тот, кто сложит из бумаги тысячу журавликов, поправится от любой болезни. Целый год — до самой смерти — она делала журавликов. В Хиросиме, в парке Мира, установлена статуя девочки с бумажной птицей в руке — символ японской беды и надежды. О девочке с журавликами хорошо знали в СССР — хотя наши страны в годы холодной войны и не были союзниками.

«Я сплю спокойно…»

В первые недели после бомбежек советская пресса сообщала о боевых действиях в Японии достаточно подробно, но о силе нового оружия умалчивала. В нашей стране разворачивался собственный атомный проект — и вожди решили не пугать народ информацией об американской монополии на атомное оружие. Но вскоре после капитуляции Японии бывшие союзники стали противниками. После этого, в годы холодной войны, в СССР историю атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки воспринимали отдельно от советско-японской войны. Как бесчеловечный жест угрозы, направленный прежде всего против Советского Союза. Сотни тысяч японцев стали жертвами ядерного шантажа «красной Москвы». Четыре года Америка обладала монополией на атомную бомбу. Для Советского Союза это было непростое время.

Фото: commons.wikimedia.org

Тень человека, в момент взрыва сидевшего на ступеньках лестницы перед входом в банк в Хиросиме, 250 м от эпицентра

Но администрация Трумэна не учла косвенный результат атомных взрывов — во всём мире активизировалось антивоенное движение, во многом направленное против Вашингтона. Трумэн пытался представить «борцов за мир» «советскими агентами», но это был самообман. Сотни известных писателей, мыслителей, художников, ученых, среди которых были и участники Манхэттенского проекта, выступали против «атомного апокалипсиса» не по советской вербовке, а потому что видели судьбу Хиросимы и Нагасаки. И понимали, чем грозят человечеству неосторожные игры с атомом. Воззвание о запрете атомного оружия подписали и Фредерик Жолио-Кюри, и Пабло Пикассо, и Марк Шагал, и Илья Эренбург, и Дюк Эллингтон, и даже молодой французский политик Жак Ширак…

Фото: commons.wikimedia.org

Нагасаки до и после атомного взрыва

Когда американцы назначили Тиббетса (к тому времени уже седовласого генерала) военным атташе в Индии — в Дели начались массовые протесты. Вашингтон был вынужден отозвать «убийцу Хиросимы». И это показательно. Сам летчик каяться не собирался. Журналистам он отвечал: «Я сплю спокойно. Если бы сегодня я попал в схожие обстоятельства — я снова выполнил бы приказ». Примерно то же самое говорил и Трумэн. Однажды — уже в 1970-е — на воздушном празднике в Техасе постаревший летчик Тиббетс даже устроил своеобразную реконструкцию того полета. Даже «ядерный гриб» сымитировал с помощью химиков. В тот раз американцам пришлось на официальном уровне приносить извинения своим союзникам — японцам.

Суинни тоже до конца своих дней отстаивал необходимость ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. И гордился, что поставил точку в войне. Правда, американские студенты с 1960-х нередко освистывали его после таких лекций. Это неудивительно: для миллионов людей в мире летчики, открывшие счет атомным бомбардировкам, были чуть ли не воплощением дьявола. И отмыться от такой репутации непросто.

Каждый год 6 августа в Хиросиме вспоминают жертв атомной бомбардировки 1945 года. Тогда от взрыва бомбы, сброшенной ВВС США, погибли или пропали без вести около 300 тыс. человек. Еще почти 200 тыс. подверглись радиоактивному облучению. Истории некоторых из тех, кому удалось выжить в этот день, и вещи из Мемориального музея, которые остаются молчаливыми свидетелями трагедии, — в галерее портала iz.ru

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Котани Такако чудом удалось выжить во время бомбардировки, хотя ее дом был полностью разрушен. «Повсюду были люди, похожие на призраков. Кожа кусками отваливалась от их рук и ног, они умоляли меня дать им воды, но у меня ничего не было»

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Бумажные журавлики в Мемориальном музее мира в Хиросиме. Когда-то 12-летняя девочка Садако, пострадавшая от последствий взрыва, начала делать журавликов в больнице, надеясь, что они, согласно местной легенде, принесут ей удачу и помогут выздороветь, если она сможет сложить тысячу фигурок. Садако умерла от лейкемии, а ее журавлики стали символом трагедии

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

В день бомбардировки 11-летняя Накамура Мотоко была в школе, которая находилась всего в 2 км от эпицентра взрыва. Она почти не пострадала, но всю жизнь боялась онкологии. Жертвой онкологического заболевания стала ее старшая дочь

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Книга с именами и адресами тех, кто погиб при бомбардировке — по одному экземпляру долгое время хранилось в том числе в полиции и спасательном центре

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Хори Со тогда было всего пять лет — бомбардировка началась, когда они с сестрой вышли на прогулку. «Моя сестра закрыла меня своим телом», — говорит он

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Это одежда 12-летнего Асахико Нишимото — он учился в одной из школ Хиросимы и во время бомбардировки оказался на улице вместе со своим одноклассником. Асахико умер на следующий день

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Расплавившаяся плитка с крыш домов — после взрыва температура в районе бомбового удара поднялась до 1200–1400 градусов по Цельсию. Крыши домов расплавились, превратившись в лаву

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Иши Тодаши был школьником, но в день бомбардировки в школу не пошел. Когда он добрался до дома, то обнаружил, что почти все члены его семьи получили сильные ожоги. Сам он до сих пор страдает от проблем со старыми шрамами

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

«Черный дождь» в Мемориальном музее мира в Хиросиме — именно так 73 года назад на город пролилась вода, испарившаяся сразу после взрыва из-за высоких температур

Фото: Global Look Press/ZUMA/Aftonbladet/Magnus Wennman

Память о Хиросиме

В наше время адвокатов у рокового решения президента Трумэна немного. Трудно сочувствовать массовому убийству мирных людей. История вынесла однозначный приговор: варварство. И в том, что этот эпилог Второй мировой войны признан преступлением перед человечеством, велика роль наших соотечественников — писателей, журналистов, которые начиная с 1950-х на весь мир говорили о японской трагедии. Само название города Хиросимы стало для нескольких поколений советских людей синонимом беды, катастрофы, которую нельзя допустить. В наше время 6 августа отмечается День Хиросимы — Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия — и в этом тоже в значительной степени заслуга наших отцов и дедов, тех, кто открыто говорил о преступности атомных бомбардировок в середине прошлого века.

Мемориал мира в Хиросиме — так называемый «Атомный купол»

Фото: commons.wikimedia.org

Картины, плакаты, песни, стихи, посвященные трагедии Хиросимы, в нашей стране появлялись вплоть до 1980-х. Например, на московском фестивале Молодежи и студентов 1985 года 40-летие «расправы над Хиросимой» отмечали весьма бурно. Составляли гневные петиции новейшим американским поджигателям войны, выражали соболезнование японцам. В том же году Александр Яковлев — будущий «архитектор перестройки» — выпустил книгу «От Трумэна до Рейгана», в которой клеймил американцев и за «военное преступление» 1945 года, и за ястребиный «трумэновский» дух в политике 1985 года.

Трудно забыть строки Роберта Рождественского, которые положил на музыку и пел знаменитый Муслим Магомаев:

«Штурман воскликнул: «Ой, как красиво!..» В эту секунду в расплавленной мгле рухнули все представленья о зле. Люди узнали, что на Земле есть Хиросима. И нет Хиросимы».

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Новости - Официальный сайт администрации Волгограда

03.08.2020

Бомбардировка Хиросимы в мировой массовой культуре

В 2020 году исполняется 75 лет со дня первых и единственных в истории человечества атомных бомбардировок, целями которых стали Хиросима и Нагасаки. В память о жертвах трагедии Волгоград, город-побратим Хиросимы и вице-президент Международной организации «Мэры за мир» публикует серию тематических статей. Сегодня мы говорим об отображении бомбардировки в произведениях массовой культуры по всему миру.

Один из основных источников сведений о событиях в Хиросиме – это различные документы, в том числе рассекреченные военные. Также сохранились фотографии того времени – особенно много их в Мемориальном музее мира, где размешена в том числе карта города до и после взрыва. Но, конечно, больше всего удаётся узнать из воспоминаний выживших – их называют хибАкуша, то есть «люди, опалённые бомбой». Именно такие воспоминания чаще всего лежат в основе художественных книг и фильмов. Так, книга «A-bomb Mayor» – мемуары человека по имени Шиндзо Хамаи. До атомной бомбардировки он работал в администрации Хиросимы в отделе снабжения, и непосредственно после катастрофы немалая часть работы по восстановлению города и оказанию помощи пострадавшим легла на его плечи. Прежний мэр Хиросимы вместе с большей частью администрации погиб при взрыве, и в 1947 Шинсо Хамаи стал первым мэром Хиросимы, выбранным по итогам народного голосования. В книге собраны его воспоминания о восстановлении города, отношение к этому правительства Японии и многие другие, в том числе очень бытовые мелочи. Следует отдать должное жителям Хиросимы – они подняли город из руин всего лишь за десять лет. Истории хибакуша часто ложились в основу художественных произведений. Отражена в них, например, трагедия девушек, ставших свидетельницами бомбардировки: немногие семьи были готовы принять в дом невестку, побывавшую под взрывом, ведь о радиации и её последствиях ходили не только страшные рассказы, но и сверхъестественные слухи. Также была много раз описана в литературе история той самой Садако Сасаки. Манга Разумеется, тема бомбардировок нашла своё отражение и в манге. Например, книга «Город вечернего затишья, страна вишневого цвета» (Town of Evening Calm, Country of Cherry Blossoms) состоит из двух историй. Первая – о девушке из «первого поколения» жертв бомбардировки и о её спокойной повседневной жизни. Однако даже на мирные годы периодически падает тень от пережитой катастрофы. Вторая – уже про её племянницу из «второго поколения» – спортивную жизнерадостную девочку, которую задирают в школе именно потому, что её родители – хибакуша. Кино Одна из хорошо известных лент японского кинематографа – это «Лик Дзидзо или Когда живешь с отцом» (The Face of Jizo), про девушку, чей отец погиб при взрыве и является ей в виде доброго призрака – он старается поддержать дочь, которая практически потеряла веру в себя и то, что сможет когда-либо обрести счастье. «Августовская рапсодия» (Rhapsody in August) – это одна из последних и наиболее значительных работ всемирно известного режиссёра Акиры Куросавы. Фильм посвящён теме памяти об атомной бомбардировке и тому, как для современного человека, не затронутого трагедией лично, вообще возможно аутентично выстраивать своё отношение к этому событию и говорить о нём, в том числе через разницу между поколениями и нациями. «Босоногий Гэн» Самой известной историей, по которой сняты фильмы, аниме, написаны книги и так далее, является «Босоногий Гэн» (Barefoot Gen) – история про мальчика, сумевшего чудом остаться в живых во время взрыва, и о том, как он был вынужден искать себе и своей семье пропитание в разрушенной Хиросиме, о болезни или смерти многих его друзей и знакомых… Аниме Кроме того, отголоски атомных бомбардировок и их последствия нашли отражение в работах Осаму Тедзуки (автора «Астробоя» и других классических комиксов) и Хаяо Миядзаки (создателя множества известных полнометражных аниме студии Гибли), которые в детстве стали свидетелями американских бомбежек. Например, «Навсикая из долины ветров» (Nausikaa of the Valley of the Wind) – история про мир после того, как люди радиацией разрушили землю. А в «Акире» (Akira), научно-фантастической манге и аниме Кацухиро Отомы, в 1988 году Токио был уничтожен ядерным взрывом, что привело к началу Третьей мировой войны. Кстати, основные события там происходят в 2019 году. За рубежом: кинематограф Конечно, фильмы об этом есть не только в Японии. Однако если сейчас они всё же достаточно документальны, то в послевоенное время Голливуд рассматривал эти события со своей точки зрения. Пример этому – ленты «Вверху и внизу» (Above and Beyond) и «Начало конца» (The Beginning of the End). Первая – про романтическую историю пилота того самого самолёта Энола Гэй (Enola Gay), сбросившего атомную бомбу на Хиросиму. Вторая – про учёного-создателя этой бомбы, где самый трагичный момент – что учёный сам скончался от лучевой болезни, так и не успев узнать, работает ли его изобретение. За рубежом: музыка В музыке это событие тоже нашло своё отражение. «Плач по жертвам Хиросимы» — сочинение польского композитора Кшиштофа Пендерецкого. Оно написано для камерного оркестра из 52 струнных инструментов, однако голоса отдельных инструментов неразличимы в общей массе звуков. В «Плаче» нет ни мелодии, ни гармонии, ни полифонии в привычном смысле слова. Голоса сливаются в сонорные комплексы. Музыка «Плача по жертвам Хиросимы» вошла в саундтрек фильмов Стэнли Кубрика «Сияние» , Уильяма Фридкина «Изгоняющий дьявола» , а также прозвучала в 8 и 11 серии 3 сезона сериала «Твин Пикс» «За рубежом»: советское В СССР теме бомбардировок также были посвящены несколько лент. «Москва, любой моя» – фильм о том, как японская девушка приехала в Москву учиться искусству балета. Любовь московского скульптора, победа на конкурсе выпускниц школы при Большом театре принесли Юрико счастье. Но она родилась в Хиросиме, и у неё лейкемия. Картина «Здравствуйте, дети!» основана на истории про Сасаки Садако. В ней говорится о детском лагере, куда приехали на лето дети из разных стран. Из-за разницы культур и ценностей, из-за особенностей поведения между ними случаются ссоры. Однако когда ребята узнают, что девочка из Японии больна лейкемией, они объединяются в порыве спасти её. Волгоград и Хиросиму также сблизила трагедия: наши города объединяет то, что они были практически полностью разрушены во Второй мировой войне. В Волгограде есть тополь, переживший Сталинградскую битву, а в Хиросиме растут 6 деревьев Гинко, переживших атомную бомбардировку. Сейчас муниципалитет Хиросимы рассылает семена этих деревьев по всему миру как символы жизни и надежды. Два семечка проросли даже в Волгограде и были пересажены в грунт Мамаева Кургана.

6 августа – Международный день борьбы за запрещение ядерного оружия (День Хиросимы)

В этот день мы вспоминаем события 6 августа 1945 года – атомную бомбардировку  японских городов Хиросимы и Нагасаки, трагедию, которую мы просто обязаны никогда не забывать.

В Талицкой поселенческой библиотеке  прошёл час памяти «Садако Сасаки – боль и память Японии».

 Мероприятие было посвящено, единственным в истории человечества, двум примерам боевого применения ядерного оружия, которые совершили Вооруженные силы США на завершающем этапе Второй мировой войны с целью ускорить капитуляцию Японии.

Август 1945 год – война закончилась…И только в двух городах Японии – Хиросиме и Нагасаке был траур. Мир впервые столкнулся с такими понятиями, как атомная бомба, ядерное оружие, лучевая болезнь. Атомный ад. Те, кто оказались там, были сожжены заживо. В других адовых кругах люди, умирая, терпели страшные страдания. В течение секунды, 75 000 человек получили ранения и ожоги несовместимые с жизнью. Более 65 % смертей приходилось на детей от девяти лет и младше.

 Ребята посмотрели видео об этих трагических событиях. Библиотекарь Жданова Т.В.  показала детям слайд-презентацию «Садако Сасаки» - историю о маленькой японской девочке Садако, которая в надежде на исцеление от последствий облучения хотела сделать тысячу бумажных журавликов. 

Дербина Вика,  Садырина Алёна, Витвинова Маша, Жукова Катя читали стихи Расула Гамзатова Р.Рождественского, Назыма Хикмета,  посвящённые  жертвам атомных бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки.

Библиотекарь познакомила школьников с книжной выставкой «Хиросима и Нагасаки. Трагедия 1945 года».

Мастер - класс по изготовлению японского журавлика в технике оригами провела заведующая ДК Топоркова О. А. 

Ядерная катастрофа грозит гибелью человеческого рода, а для оставшихся в живых – гибелью культуры, духовных ценностей, делая их бессмысленными...

 

«Люди мира, за руки возьмемся,
Скажем, вместе «Не бывать войне»!
Пусть журавлиный клич нам вторит дружно,

Нам нужен мир и мир на всей земле»!

«Всякое мессианство должно быть исключено» — Россия в глобальной политике

21 мая 2006 года Андрею Дмитриевичу Сахарову, академику, лауреату Нобелевской премии мира, исполнилось бы 85 лет. К этой дате московское издательство «Время» подготовило выпуск первого собрания его произведений в восьми томах.

Два тома занимает публицистическое наследие Сахарова: статьи, выступления, интервью, материалы пресс-конференций. Наряду с широко известными работами в них вошли и интервью, перепечатанные из малотиражной провинциальной прессы, а также никогда не публиковавшиеся документы, в том числе расшифровки магнитофонных записей. Следующие три тома – «Воспоминания». Наибольший же интерес вызывают три тома «Дневников», охватывающих период с 1977-го до последних дней жизни академика. Записи Андрея Дмитриевича и его жены Елены Георгиевны Боннэр, публикуемые впервые, сопровождаются ее комментариями (без которых было бы чрезвычайно сложно разобраться в предельно насыщенной жизни Сахарова), а также включают в себя ряд интереснейших документов того времени, многие из которых не утратили актуальность и сегодня. Читателям журнала «Россия в глобальной политике» предлагаются два фрагмента, относящиеся к поездке в Японию осенью 1989 года. Это – интервью А.Д. Сахарова знаменитому японскому писателю Кэндзабуро Оэ (том II) и дневниковая запись о встрече с последним, сделанная Е.Г. Боннэр (том VII).

22 ОКТЯБРЯ – 8 НОЯБРЯ. ЯПОНИЯ

Андрей был приглашен в Японию на форум нобелевских лауреатов, который проводила газета «Иомиури»… Андрей получил почетную степень, посетил Центр ядерных исследований, ездил на экскурсию на какое-то машиностроительное предприятие и был потрясен его чистотой, организованностью и грандиозностью. Были на обеде у премьер-министра, на приеме у императора, и все трое (с нами была Таня – Татьяна Янкелевич, дочь Боннэр от первого брака. – Ред.) оказались очарованы императорской четой. Я вдруг неожиданно почувствовала (на какое-то краткое мгновение) притягательность их титульной? или личной? (не знаю) исключительности. […] На два вечера неформально сошлись с другим участником форума – Ильей Романовичем Пригожиным (бельгийский ученый русского происхождения, 1917–2003. В 1977 году был удостоен Нобелевской премии за открытия в области физической химии и термодинамики. – Ред.). Общение началось с того, что на одном из приемов он спросил, читали ли мы «Имя Розы» Умберто Эко. И очень обрадовался положительному ответу, а вечером пришел к нам в номер (без жены – она не говорит по-русски). Мы пили чаи, и было ощущение, что мы дома на своей кухне и в гостях у нас абсолютно свой человек.

Были мы и на севере страны в Саппоро, и на юге. И, конечно, в Хиросиме. В музее видели макет города и как по нему расходилась волна от взрыва. Чудовищные списки погибших и больных. Возложили цветы к скелету сгоревшего дома (эпицентр взрыва). У Андрея было телевизионное интервью – беседа с Кэндзабуро Оэ, после которого мы вместе обедали. Неожиданно писатель сказал, что у меня очень изменился голос. Я спросила, а где он меня слышал – по радио? И он ошарашил нас ответом, что дважды говорил со мной по телефону, когда Андрей был в Горьком. Я ему тогда говорила, что у нас все в порядке, OK! Так мы узнали, что у наших органов есть и такой способ дезинформации. Post factum это воспринималось как смешной анекдот.

А вообще от Хиросимы осталось двойственное впечатление. Было потрясение от непосредственного соприкосновения с трагедией (для Андрея особо, и еще острее, чем для меня). И какой-то вселенский базар. Крикливый, назойливо-неприятный. Неимоверное количество торговцев всякими специфически хиросимскими сувенирами, сожженным домом размером в спичечный коробок или метр на метр, платками, шарфами, галстуками всех цветов и с тем же изображением, статуэтками, коробочками, шариками. Толпы веселых, как будто полупьяных, людей. Неисчислимое количество ресторанов и ресторанчиков, заполненных шумными посетителями. И буквально все дома сплошь завешаны рекламой всяких салонов – массажных, маникюрных и прочих услуг, фотографиями полуголых красоток и красавцев. Самый разгульный город из всех, которые мне довелось видеть. Странное и страшное ощущение, что Хиросима живет и наживается на спалившей ее полвека назад беде.

ИНТЕРВЬЮ А.Д. САХАРОВА ЯПОНСКОМУ ПИСАТЕЛЮ КЭНДЗАБУРО ОЭ

Кэндзабуро Оэ: Каковы впечатления господина Сахарова от посещения «Гэмбакудому» (Музей атомной бомбардировки)?

Андрей Сахаров: Для меня все, что связано с ядерным оружием, – это не посторонние вещи: я об этом очень много думал. Очень многое в моей жизни с этим тесно связано. Поэтому приезд сюда, в Хиросиму, не пустая формальность для меня лично, но существенный момент. Я узнал о бомбардировке Хиросимы 6 августа 1945 года. Тогда я был аспирантом в Москве, после военного завода, где я работал в годы войны. Для меня это явилось потрясением. Я почувствовал, что ноги у меня подгибаются, старался не упасть. Я понял, что это событие наложит отпечаток на мировую историю ближайших лет.

Еще для меня было трагичным, что это было следствием развития науки, той науки, которой я посвятил жизнь. Науки, вызвавшей трагедию Хиросимы. Я много знал о трагедии Хиросимы, читал сначала по-английски изданные в Америке книги, а потом книги, переведенные на русский язык. В них были напечатаны страшные фотографии жертв атомной бомбардировки. И потом я прочитал много книг о Хиросиме. Но, конечно, увидеть все это своими глазами, услышать рассказ очевидца – жертвы, бывшей тогда 13-летним подростком, – все это дает сильный и незабываемый эмоциональный толчок. Это дополняет то, что известно на рассудочном уровне, чем-то на уровне подсознания. И я думаю, что смог узнать и научиться многому и измениться внутренне от этих суток, проведенных в Хиросиме.

К. О.: Даже те японцы, которые не были непосредственными жертвами, не имеют точного представления о происшедшем. Слова господина Сахарова о трагическом опыте «на уровне подсознания» свидетельствуют о его глубоком и подлинном понимании Хиросимы и оказывают чрезвычайно важную моральную поддержку нам.

А. С.: Жертвы бомбардировки Хиросимы и Нагасаки оказались первыми в ряду жертв атомной войны. Но эти города, к сожалению, не единственные пострадавшие от ядерных испытаний. Мы знаем о жертвах проведенного в Советском Союзе испытания водородной бомбы 1 марта 1954 года. О местах других многочисленных испытаний люди ничего не знают. 12 августа 1953 года в СССР был произведен наземный ядерный взрыв. При наземных испытаниях радиоактивное облако рассеивает зараженный пепел, нанося большой ущерб жителям. И вот в этот раз, к счастью, почти в последний момент поняли, что будет выпадение радиоактивного следа, и осуществили эвакуацию населения подветренной области. Но эвакуация населения в таких масштабах — это тоже сложная операция, которая связана с жертвами. И на протяжении длительного времени жить в этих районах было опасно, а люди не всегда это знали.
В 1954 году в Советском Союзе провели военные учения с использованием атомной бомбы и авиации. Только сейчас об этом стало известно. В последнее время в газетах был опубликован страшный рассказ солдата, участвовавшего в этих учениях. Он должен был вместе со многими другими бежать в полном обмундировании через зону атомного взрыва. Участвовавшие в этих маневрах солдаты заболели, и они до сих пор даже не имели права рассказывать, что с ними случилось.

Но мы знаем имена тех, кто погиб в 1954 году. Знаем радиста Кубояму, погибшего на борту гражданского японского судна «Дай-го Фукурю-мару» в результате ядерного взрыва (испытание американской водородной бомбы на атолле Бикини в марте 1954 года. 40-летний радист Аикити Кубояма умер от последствий радиоактивного воздействия спустя полгода. – Ред.). Мы интересуемся событиями, касающимися Японии, для нас это все не безразлично.

В 1955 году были проведены воздушные испытания водородной бомбы в Советском Союзе. Одной из жертв была двухлетняя девочка. Она жила в деревне не очень далеко от места взрыва и вместе с другими жителями села спряталась от опасности в бомбоубежище. Но все взрослые и многие дети после того, как они увидели отблеск взрыва, вышли на поверхность. К тому времени пришла ударная волна. В убежище осталась только эта девочка, она играла с кубиками. Потолок обрушился, она погибла. Эта двухлетняя девочка тоже символизирует для меня, внутренне, опасность ядерной войны. Я тогда был этим потрясен и на банкете в тот день, устроенном в честь испытаний, произнес тост за то, чтобы никогда не взрывались над городами наши атомные бомбы. Присутствовавший на банкете маршал артиллерии сделал мне строгий выговор.

Мы теперь знаем, что ядерные испытания в атмосфере приводят к очень большим человеческим жертвам. Это не непосредственные жертвы, никто об этом не знает. И они сами никогда не узнЗют, отчего у них такая повышенная вероятность заболеть раком, отчего рождается так много людей, склонных к заболеваниям.

И когда это было понято, началась кампания за запрещение ядерных испытаний в атмосфере. Я очень горжусь тем, что мне удалось внести свою лепту в это движение. Это было, может быть, мое первое, одно из самых важных общественных действий того времени. Я способствовал – конечно, не единственный, вместе с очень многими другими – тому, что ядерные испытания в атмосфере, в космосе и под водой были запрещены и тем самым главная опасность ядерных испытаний была устранена. Главный ущерб — это те колоссальные средства, которые отнимает у человечества эта ядерная гонка, в мире, где из-за экономической нужды многие дети умирают от преждевременных болезней и голода. Те экономические трудности, которые наша страна сейчас переживает, вызваны в значительной степени оттягиванием средств на гонку вооружений. Это заставляет нас еще в большей степени стремиться к ядерному разоружению. Однако это долгий и трудный путь.

Трагедия Хиросимы и Нагасаки сыграла огромную роль для всего мира. Она показала, что если мир войдет в большую термоядерную войну, то произойдет тысячекратно более страшная трагедия. Именно этот страх удерживал все человечество от сползания в Третью мировую войну на протяжении десятилетий.
Я принадлежу к числу тех, кто работал над разработкой ядерного оружия. Мы с самого начала понимали, что это — безумное нечеловеческое оружие, и еще больше мы это понимаем сейчас. Но, с другой стороны, наше участие в его разработке не было преступным. Это оружие сыграло свою роль в удержании современного мира в равновесии, предотвратило возникновение обычной войны, Третьей мировой войны. Конечно, я за логичность. Равновесие всеобщего гарантированного уничтожения переходит в свою противоположность, в страшную опасность. Тем не менее даже сейчас мы еще не можем выступать за полное запрещение атомного и термоядерного оружия, количество которого в мире чрезвычайно велико. К сожалению, такова объективная реальность. Моя мечта как одного из создателей термоядерного оружия в том, чтобы этого оружия не было. Но мир еще не готов к слишком поспешной ликвидации такого оружия. Должно быть равновесие в обычном вооружении. Отмена ядерного оружия возможна лишь при выполнении некоторых условий.

Прежде всего необходимо достижение равновесия в обычном вооружении на уровне оборонительной достаточности. […] Оно обеспечивает безопасность данной страны, но не создает опасности для агрессии.

И необходимо еще важное условие — исключить возможность региональных конфликтов, пламя которых горит во многих местах и от которых может в любой момент возникнуть пожар во всем мире. Такова ситуация в любой точке планеты. Должны быть изменены отношения между государствами: всякий экспансионизм, всякое мессианство – все это должно быть исключено в международных отношениях и внутри нашей страны. Мы надеемся, что на этом пути будут сделаны важные шаги. Я придерживаюсь той мысли, что у нас в стране надо сократить армию и срок армейской службы. У нас он в большинстве родов войск — два года, в других — три и даже больше. Уменьшение срока наполовину позволит сократить и численность войск. Это сокращение представляется возможным безо всякого ущерба для обороноспособности нашей страны, тем более что армия СССР больше армий трех любых других государств мира, вместе взятых.

Далее, я думаю, что для нас совершенно необходимы те изменения, которые мы называем перестройкой. Это плюралистическое преобразование имеет целью создать экономически более совершенное общество, способное к научно-техническому прогрессу. И самое важное – создание общества социальной справедливости, общества, экологически ответственного. Это связано с глубокими политическими изменениями, устранением монополии одной партии. И тогда наше государство перестанет быть опасностью для мира, станут невозможны акции, подобные вводу советских войск в Афганистан в декабре 1979-го. Для этого требуются глубокие политические изменения, переход к большей открытости. Открытость общества — это абсолютная необходимость для нашей страны. Необходимо плюралистическое сближение социалистического и капиталистического миров. Этот раскол мира на социалистический и капиталистический, который имеет место, многократно усиливает опасность войн, делает фактически надежды земного шара на решение экологических проблем напрасными. Поэтому мы должны вступить на этот путь, и на самом деле мир уже вступил на него. Это — конвергенция капитализма и социализма, произошли плюралистические изменения в странах Запада, в особенности после кризиса 30-х годов и после Второй мировой войны. И это, на мой взгляд, единственный путь обеспечения международной безопасности, предотвращения Третьей мировой войны.

К. О.: В связи с опасностью, которую представляют собой атомные станции, особенно в свете последней аварии на Чернобыльской АЭС, представляет интерес мнение академика Сахарова о ядерной энергетике, и в частности о возможности создания и безопасной эксплуатации подземных ядерных реакторов. И второй вопрос – о перестройке. Перестройка у всех нас вызывает большой интерес. Какую роль сыграет она в решении серьезных экономических, экологических и других проблем? Судьбы народов всего мира, и японцев в том числе, зависят от успеха перестройки. Я думаю, нам, японцам, будет интересно услышать оценку перестройки, данную академиком Сахаровым.

А. С.: Я сначала отвечу на первый вопрос.
Я убежден, что для развития современной цивилизации необходима ядерная энергетика. Мы стоит перед угрозой истощения [запасов] угля и в первую очередь истощения [запасов] газа, и мы стоим перед угрозой перегрева атмосферы из-за парникового эффекта: углекислый газ создает повышение температуры. Сегодня у нас нет экономичных источников энергии, альтернативных ядерной энергии. Ну, я не буду анализировать этот вопрос, он широко обсуждается, и мнения ученых сводятся к одному. Можем ли мы сделать практически безопасной ядерную энергию, безопасную от любой аварии и безопасную по отношению к войне обычным оружием и, в особенности, по отношению к шантажу со стороны террористов? Я думаю, что единственным выходом является подземное расположение ядерных реакторов.

Поэтому я считаю необходимым международный закон, запрещающий наземные реакторы. Будет ли подземный реактор абсолютно безопасным – это вопрос, требующий технической проработки. Он должен иметь мощный и быстро действующий затвор на случай аварийной ситуации, и должна быть обеспечена безопасность от попадания расплавленного ядерного топлива в подземные воды. И та и другая проблемы чисто технические, и они имеют свое решение, и причем решение, не требующее больших усилий. В Советском Союзе не стоит вопрос, быть или не быть ядерной энергетике, а вопрос стоит, использовать ли ядерную энергию уже сейчас или от подземных реакторов через несколько лет. Я целиком стою за это второе решение, но оно, я повторяю, трудное по очень многим причинам.

Теперь о перестройке в СССР. Я согласен, что перестройка абсолютно необходима для нашей страны, и необходима она также для того, чтобы люди других государств могли нас не опасаться. Меня часто спрашивали западные люди, не станет ли наша страна в случае успеха перестройки еще более опасна для мирового сообщества. Я утверждаю, что нет, она опасна в своем нынешнем состоянии. Сейчас Советский Союз тратит огромные деньги на вооружения, на ракеты, на нервно-паралитические газы, на все те ужасы, которые порождены нынешней ситуацией. Я полагаю, что если перестройка не состоится, то следствием внутреннего напряжения, которое при этом возникнет, будет экспансия. Именно этого надо бояться, а возрождение страны благодаря перестройке – это демократический процесс, совершенно неопасный. Первое, что я хотел бы со стороны западных стран, – это понимания сложной ситуации в Советском Союзе, не торопиться вступать в долгосрочные союзы. Вместе с тем при создании совместных предприятий советская сторона часто оказывается неготовой к этому. Хотелось бы, чтобы в этих случаях можно было бы рассчитывать на долговременное сотрудничество, терпеливое отношение и поддержку. Экономический провал для нас означает и конец перестройки. Вот такова ситуация. Значит, не торопиться, поддерживать новые тенденции в стране, совместные предприятия с кооперативным управлением, кооперативные предприятия – все это было бы важно. И это должно постепенно стабилизировать ситуацию, которая, по существу, все еще представляет собой застой в экономических преобразованиях, нет еще структурных изменений. Таково мое мнение.

Мое пребывание в Хиросиме было очень коротким. Я встречался с различными людьми, и мне кажется, что это люди, которые смогли устоять после того страшного удара, нанесенного их городу. Это люди открытые, обращенные внутренне в будущее. Я думаю, что хиросимцы могут сыграть важную роль, в том чтобы мир двигался к миру, безъядерному миру, к миру справедливому и счастливому. Я желаю народу этого города счастья и процветания и всего того, что мы желаем сами себе.

№2
2006 Март/Апрель

Полистать номер

преступление, которого можно было избежать – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ИСТОРИЯ

ХИРОСИМА И НАГАСАКИ: ПРЕСТУПЛЕНИЕ, КОТОРОГО МОЖНО БЫЛО ИЗБЕЖАТЬ

Н.П. Пархитько

Российский университет дружбы народов. Россия, 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 7.

В статье проанализированы последствия атомной бомбардировки японских городов, осуществлённой Соединёнными Штатами Америки 6 и 9 августа 1945 г. Рассматриваются военный, политический и психологический аспекты, на основании которых высшим руководством США было принято решение о применении атомного оружия. Проведены логические параллели и выдвинуты альтернативные варианты как применения, так и неприменения атомного оружия в геополитической обстановке, сложившейся на завершающем этапе Второй мировой войны. Предложена новая трактовка понятия биполярности в международных отношениях с учётом «атомного фактора».

Факт использования мощнейшего оружия, впервые испытанного после капитуляции Германии, но незадолго до капитуляции Японии, диалектически вписывается в предложенную ещё К. Клаузевицем концепцию политической природы силового решения острых международных проблем. Используя ряд методологических приёмов исторической и политической науки, автор подвергает применение данной концепции в августе 1945 г. критике и предлагает альтернативные сценарии, рассматривая их в исторической ретроспективе.

Признавая умеренную необходимость демонстрации Соединёнными Штатами новейшего оружия в геополитических целях, автор выявляет наиболее оптимальные с военно-политической точки зрения цели для подобной демонстрации. Бомбардировка мирных городов, повлекшая за собой неоправданно высокие жертвы среди гражданского населения, рассматривается автором как военное преступление.

Ключевые слова: атомная бомба, бомбардировка, Хиросима, Нагасаки, жертвы, капитуляция, мироустройство, последствия, политика, военное преступление.

Если сияние тысячи Солнц Одновременно зажжётся в небе, Это будет подобно славе Всемогущего. Я стал Смертью, Разрушителем Миров

Р. Оппенгеймер во время испытания первой атомной бомбы.

(«Багхавад-Гита») [13]

6 и 9 августа 2015 г. человечество отмечало скорбную дату - 70 лет боевого применения ядерного оружия. Даже по прошествии столь длительного периода времени разрушительный потенциал, экономические, экологические и психологические последствия применения этого типа оружия едва ли оценены в полной мере. Ясно лишь одно: в новейший период истории не существует оружия, способного сравниться с ядерным по степени деструктивного воздействия на человечество, равно как и на саму среду его обитания - планету Земля.

Приступая к изучению обозначенной темы, автор проанализировал научные материалы и публикации, львиная доля которых написана западными авторами. Этот факт стоит принимать во внимание во избежание трактовки некоторых положений статьи как политически ангажированных. Автор оперирует статистическими данными и официальными свидетельствами представителей военного командования США, принимавших участие в планировании ядерных бомбардировок.

В ходе исследования был использован ретроспективный и историко-системный методы. Историко-сравнительный метод (метод исторической компаративистики) позволил автору представить ряд альтернативных сценариев реальных исторических событий, представляющихся оптимальными с научной и политической точек зрения. Речь идёт о сравнении реального военного и гуманитарного ущерба от атомной бомбардировки с условными последствиями бомбового удара, будь он нанесён исключительно по военным объектам Японии, находившимся на удалении от густонаселенных городов. Применение данного метода позволило автору сформулировать некоторые выводы военно-политического характера.

В фундаментальной работе «О войне» К. Клаузевиц вдвинул тезис: «Война есть не что иное, как продолжение политики иными средствами» [2, с. 5]. Данная постановка проблемы напоминает математическую формулу, дающую объяснение тому или иному явлению и приводящую его в состояние упорядоченности. Средства, при помощи которых, по Клаузевицу, осуществляется «продолжение политики», должны быть пропорциональны поставленным политическим задачам. Актуальность формулы Клаузевица представляется перманентной - с течением тысячелетий, потраченных человечеством на строительство империй, сверхдержав и блоков различной направленности, лишь политический подтекст, лежащий в основе этих

исторических действий, остался неизменным. Совсем другой вопрос - нравственная сторона имплементации подобного подхода на практике.

Принимая предложенную Клаузевицем максиму, мы автоматически соглашаемся с тем, что цель существования человечества состоит в бесконечной политической борьбе, направленной на достижение превосходства над своим оппонентом (выражаясь библейским языком -над своим ближним). В таком случае основополагающие принципы, характеризующие фундаментальное отличие человека от животного, приобретают лишь вторичное значение. Речь идёт о культуре, религии, торговле и, наконец, о простом человеческом стремлении к счастью. Способствует ли достижению последней из указанных целей политизированность повседневности и, как следствие этого - постоянная угроза разжигания военного конфликта? Автор склонен считать, что не стоит рассматривать тезис Клаузевица в качестве аксиомы государственной политики. Подобного убеждения автор придерживается не только в отношении США (единственной страны, применившей ядерное оружие против другого государства), но и в отношении всех без исключения стран. В то же время автор не считает правильным отвергать максиму Клаузевица полностью - с точки зрения военной науки она, безусловно, содержит в себе рациональное зерно. Но хотелось бы, чтобы основной акцент при её осмыслении был сдвинут в сторону оборонительной войны, также глубоко проработанной немецким военным теоретиком. «Политически оборонительной войной называется такая война, которую ведут, чтобы отстоять свою независимость», - указывал Клаузевиц [2, с.14]. Автор полагает, что лишь данный подход может оправдывать обращение к военной казуистике, вне зависимости от того, используется ли труд Клаузевица в качестве настольной книги тех или иных политических и военных деятелей или нет.

Дискуссии о целесообразности ядерных бомбардировок японских городов ведутся уже более полувека. Как и при рассмотрении любого спорного исторического деяния, у него имеются как сторонники, так и противники. К числу сторонников относятся, например, авторы доклада Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) [14], которые утверждали, что высадка американских войск на острова Кюсю и Хонсю грозила обернуться серьёзными потерями. Эту точку зрения разделял начальник штаба армии США Д. Маршалл [21, с. 104]. Американский военный историк Ричард Франк [10], автор очерка «Почему Трумэн сбросил бомбу», также доказывает, что японские вооружённые силы готовились к решающему сражению на своей земле. Решительность их сопротивления неизбежно обернулась бы тяжёлыми потерями американских вооружённых сил, что, по его мнению, вполне могло ослабить позиции США на

предстоявших переговорах с Японией. Вероятно, японское военное командование рассчитывало на более благоприятный исход войны, нежели безоговорочная капитуляция. Правда, исследование Франка не учитывает факт вступления в войну СССР 8 августа 1945 г., создаётся впечатление, будто на завершающем этапе война шла исключительно между США и Японией, хотя решение об участии СССР в этой войне было принципиально обговорено с советским руководством ещё в ходе Ялтинской конференции 4-11 февраля 1945 г. По мнению тогдашнего премьер-министра Японии К. Судзуки, «вступление ... в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным продолжение войны» [4].

В заочную дискуссию с упомянутыми сторонниками нанесения атомного удара вступает целый ряд исследователей, философов и публицистов. Уже 8 августа 1945 г. Альбер Камю назвал атомную бомбардировку циви-лизационным («механизированным») закатом человечества [8]. Американский историк Марк Селден [17] приводит официальный протест японского правительства от 11 августа 1945 г., в котором оно апеллирует к нормам международного права, грубо нарушенным США, применившими оружие, превосходящее по своей разрушительной мощи все существовавшие виды вооружений. Хотя юридическая правомерность подобного заявления от страны, в течение предшествовавших 30 лет проводившей агрессивную региональную политику, весьма сомнительна, отказать им в моральном основании едва ли возможно. На мнение авторитетных представителей высшего американского генералитета -генерала Д. Эйзенхауэра [9, с. 312-313], адмиралов Ч. Нимица и У. Лихи [15], непосредственных участников войны на Тихоокеанском ТВД.

Как правило, высказывания по поводу бомбардировок увязываются с вопросом «нужно» или «не нужно» было бомбить Хиросиму и Нагасаки. Примкнув к одному из лагерей, автор лишил бы работу академической новизны. Признавая право США на демонстрацию своего военного превосходства перед СССР (с учётом обеспокоенности ростом военной мощи последнего), автор предлагает альтернативные способы подобной демонстрации. Выбор альтернативных целей атомной бомбардировки позволил бы США осуществить акт военного устрашения, но не привёл бы к столь катастрофическим гуманитарным последствиям. В рамках настоящего исследования автор обозначает иную отправную точку оформления биполярной системы международных отношений.

Необходимые выводы о разрушительных последствиях ядерного удара должны были быть сделаны в лучшем случае на стадии испытаний (16 июля 1945 г., штат Нью-Мексико), в худшем -после первого (и по военной, экономической, да и просто человеческой логике - последнего)

применения против Хиросимы 6 августа 1945 г. Но никак не позднее. По такой логике трагедии Нагасаки в принципе не должно было произойти.

Реальность оказалась иной. И причины, лежащие в её основе, кроются в одном слове, которое, по мнению автора, обладает едва ли не большим разрушительным потенциалом в сравнении с ядерным оружием. Это слово -«политика». Иначе невозможно объяснить применение крайне дорогостоящего (и сегодня, а в 1945 г. - и подавно) оружия против городов, не имевших стратегического значения. В Хиросиме даже не располагались оборонные предприятия, а гарнизоны Нагасаки не превышали 500 военнослужащих.

16 июля 1945 г. в США было успешно проведено испытание ядерного оружия. Испытания будто бы специально были приурочены к началу Потсдамской конференции (17 июля - 2 августа 1945 г.), призванной снизить напряжённость после только что завершившихся в Европе боевых действий и заложить основы послевоенного мироустройства. Очевидно, недавно занявший пост президента США Трумэн руководствовался именно этим deadline, задавая срок реализации «проекта Манхэттен» его директору Р. Оппенгей-меру. Исходя из политической логики, Трумэну был жизненно необходим весомый аргумент, чтобы на равных оппонировать и Сталину, чей политический вес среди союзников по антигитлеровской коалиции был в 1945 г. наивысшим, и Черчиллю, привыкшему жёстко отстаивать национальные интересы Британской империи. Наличие атомной бомбы было именно таким аргументом.

Наряду с преимуществами в переговорном процессе, которые этот аргумент давал американскому президенту, в переговорном процессе возникали новые вопросы. В частности, вопрос о том, стоит ли сообщать это известие Сталину. Ещё по решению Ялтинской конференции 4-11 февраля 1945 г. СССР принял на себя обязательство вступить в войну против Японии спустя 2-3 месяца после окончания войны в Европе. По завершении боевых действий на Дальнем Востоке в состав СССР должны были быть возвращены Курильские острова и Южный Сахалин, отторгнутые у России по результатам русско-японской войны 1903-1905 гг. Кроме того, Советский Союз получал в аренду Порт-Артур и КВЖД, а за Монголией признавался статус независимого государства. Всё это, бесспорно, способствовало бы укреплению восточных рубежей СССР.

Как известно, Г. Трумэн имел существенно иной взгляд на проблему послевоенного мироустройства, нежели его предшественник Ф. Рузвельт. Трумэн понимал, что государственные интересы СССР требовали вмешательства в войну на Тихом океане. В Государственном департаменте США без труда могли смоделировать ситуацию, которая сложилась бы в Восточной Азии в случае советского нейтралитета. Япония,

безусловно, была обречена на поражение, если не в августе, то в ноябре-декабре 1945 г. Существует официальный доклад 1946 г. Группы по оценке стратегических бомбардировок Германии и Японии. В нём утверждалось: «Основываясь на тщательном расследовании всех фактов и свидетельствах причастных к этому японских руководителей, Группа считает, что Япония капитулировала бы определённо до 31 декабря 1945 г., а по всей вероятности, до 1 ноября 1945 г. даже в том случае, если бы атомные бомбы не были сброшены, даже если бы Россия не вступила в войну и даже если бы вторжение на территорию Японии не планировалось и не задумывалось» [22].

В последующие месяцы войны, несомненно, окреп бы союз Чан Кайши с американцами. Ещё до падения Японии в Китае высадились бы американские войска. После капитуляции Японии СССР оказался бы в кольце американских баз на Курильских островах и Южном Сахалине. А вдоль всей огромной по своей протяжённости границы с Китаем дислоцировались бы многочисленные армии Чан Кайши, поддерживаемые американской авиацией и вооружённые американским оружием. Как показала история, вступление СССР в войну с Японией обезопасило советские границы с Китаем почти на 20 лет и обеспечило свободный выход в океан советского Тихоокеанского флота [3, с. 136].

В окружении американского президента стали слышаться голоса тех, кто полагал, что с точки зрения американских интересов советское участие в завершающем этапе Второй мировой войны как минимум нежелательно, как максимум - вредно. К примеру, назначенный 3 июля 1945 г. госсекретарем США Дж. Бирнс убеждал Г. Трумэна в том, что «бомба дает нам возможность продиктовать наши условия в конце войны». А 26 июля в беседе с военно-морским министром Дж. Форрестолом он отмечал, что более всего озабочен тем, как бы «окончить все дела, связанные с Японией, до вступления в войну России». И добавил при этом, что только таким образом можно будет лишить СССР Дайрена и Порт-Артура [20, р.85].

Уведомление Сталина о наличии нового оружия, способного практически моментально положить конец текущей мировой войне, могло лишь ускорить вступление СССР в войну с Японией, чтобы «поучаствовать» в мирном урегулировании. Однако, сознавая невозможность отстранения СССР от участия в завершающейся кампании союзников против императорской Японии, Трумэн принял решение сообщить Сталину о наличии у США новейшего оружия, но сделать это в деликатной форме, дав понять, что военной монополии СССР на европейском (и потенциально - азиатском) континенте пришёл конец. Это было сделано американским президентом 24 июля 1945 г. по завершении очередного пленарного заседания. И хотя реакция Сталина на заявление Трумэна была более чем

сдержанной, дипломатический эффект, вероятнее всего, был достигнут.

Автор хотел бы обратить внимание на ещё один момент сугубо историографического характера. Как в отечественной, так и в мировой исторической литературе принято считать 1945 г. отправной датой формирования Ялтинско-Потсдамской системы, положившей начало биполярному мироустройству. Окончательно же биполярность оформилась 5 марта 1946 г. после знаменитой речи Черчилля в Фултоне, послужившей датой начала холодной войны. Автор склонен не согласиться со столь прямолинейной трактовкой, принимая во внимание ядерную монополию США, продержавшуюся вплоть до 29 августа 1949 г, т.е. до испытания первой советской атомной бомбы.

С момента испытания и особенно после применения атомного оружия США стало понятно, что гигантские танковые армады и многомиллионные армии, которыми располагал СССР, отныне играют лишь вспомогательную роль и имеют в лучшем случае оперативно-тактическое, но никак не стратегическое значение. Основным критерием при оценке реальной военной силы государства стало наличие стратегической военной авиации, способной наносить ядерные удары по скоплениям боевой техники, промышленным центрам и городам противника. Соединённые Штаты имели абсолютный перевес как в стратегической авиации (в СССР этого вида авиации до начала 1950-х гг. не существовало), так и в атомных боезарядах (которым до августа 1949 г. ни в одной стране мира не было альтернатив). По этой причине автор полагает, что в международных отношениях правильнее было бы выделить с 16 июля 1945 г. по 29 августа 1949 г. особый однополярный период ядерной монополии США. При всех очевидных противоречиях в политическом и идеологическом контекстах, при всей разности дипломатических подходов к формированию послевоенного мира, силовой фактор в международных отношениях оставался определяющим. Это означает, что политико-идеологическая константа международных отношений в июле 1945 - августе 1949 гг. автоматически отодвигается на второй план, уступая место ядерной дипломатии единственного мирового игрока. Трансформация Ялтинско-Потсдамской системы в полноценную биполярную систему международных отношений, когда стороны взаимно уравновешивают друг друга по всему арсеналу и инструментарию, включая военный, произошла лишь после испытаний советской атомной бомбы.

Впрочем, едва ли можно осуждать президента США за действия, предпринятые им в ходе Потсдамской конференции: в конце концов, он заботился о повышении безопасности своей страны, о росте её значимости и, наконец, использовал имевшееся в его руках оружие исключительно в дипломатических целях. Ситуация кардинально изменилась 6 августа 1945 г.

Какие мотивы побудили президента США отдать приказ о применении атомного оружия против страны, капитуляция которой была лишь вопросом ближайшего времени? Согласно официальной позиции военного руководства США в августе 1945 г., основной мотив заключался в том, что в случае сухопутной высадки на японские острова Кюсю и Хонсю ожидались чрезвычайно высокие потери с американской стороны. По оценке Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) от апреля 1945 г., потери могли составить 7,45 потерь/1000 человеко-дней и 1,78 погибших/1000 человеко-дней. Исходя из этого, потери США в двух высадках оценивались в 1,6 млн человек, включая 370 тыс. безвозвратных потерь. Потери среди японских вооружённых сил и гражданского населения ожидались в несколько миллионов человек [18, с. 18]. Планировалось провести операцию «Даунфол», состоявшую из высадки на о. Кюсю (операция «Олимпик») и выхода на равнину Канто к югу от Токио, о. Хонсю (операция «Коронет»).

Но «бумажных» потерь американских войск в реальности удалось избежать. Тогда как, по примерным оценкам, атомный взрыв в Хиросиме унёс жизни от 70 до 80 тыс. человек в течение первых секунд, а до конца 1945 г. от ожогов и лучевой болезни умерло порядка 165 тыс. человек [12]. В течение последующих десяти лет количество умерших от лучевой болезни и от онкологических заболеваний превышало 200 тыс. человек. Бомбардировка Нагасаки повлекла за собой гибель 40-60 тыс. человек в момент взрыва и порядка 140 тыс. умерших от ожогов и от лучевой болезни в течение последовавших пяти лет [19].

Автор умышленно приводит подробные цифры потерь среди гражданского населения, хотя они общеизвестны. Дело в том, что как историк автор задаётся вопросом: ради чего была заплачена столь неимоверно высокая цена, которую Японии навязали США? Конечно, мы помним о докладе ОКНШ, приведённом выше. Предлагаю рассмотреть военные и политические аспекты, побудившие руководство США пойти на столь беспрецедентный в истории шаг, как применение ядерного оружия.

Итак, военный аспект. Если принимать во внимание предложенную американской стороной аргументацию, то желание сохранить жизни солдат, принимая во внимание опыт потерь американских войск на Окинаве и особенно на Иводзиме, понятно. Но начиная с 6 августа 1945 г. здравый смысл в действиях США просматривается с большим трудом. События 9 августа (с точки зрения автора) не поддаются даже военной логике.

Если военное руководство США вправду желало избежать потерь путём применения новейшего оружия, то самым логичным, простым и стратегически оправданным действием было бы его применение на острове Бугенвиль (мандатная территория Австралии - Новая Гви-

нея), где позиционные бои продолжались с ноября 1943 г., но, несмотря на 15-кратный перевес сил союзников, к августу 1945 г. остров не был полностью зачищен от японцев. Если бы американцев смущал факт принадлежности данного острова союзной им Австралии, то в этом случае можно было применить атомное оружие против любого из малых островов Тихого океана, оккупированных либо входивших в состав империи, но не имевших гражданского населения и использовавшихся японцами в качестве «непотопляемых авиабаз». На территории этих островов находились только японские регулярные части, и в этом случае воздушный удар выполнил бы прямое предназначение.

С военной точки зрения эффект от подобного удара был бы абсолютным: вероятнее всего, от 90 до 100% японских гарнизонов были бы уничтожены вместе с военной инфраструктурой (аэродромы, командные пункты, дзоты и иные укрепления). Остров, который союзники не могли взять в течение полутора лет, был бы захвачен за пару часов или дней - в зависимости от решения американского военного руководства. Разумеется, такого рода шоковое изменение военной обстановки, а также характер потерь (до 100%) не могли бы остаться незамеченными японским командованием.

После столь убедительной демонстрации силы американцы могли начать наступление на дипломатическом фронте, дав понять японцам, что если в ближайшие дни капитуляции не последует, то следующий удар может быть нанесён по Токио (уже пережившему мощнейший авиаудар 10 марта 1945 г.) или Осаке (на тот момент практически не подвергавшейся бомбовым ударам), и ответственность за последствия будет лежать исключительно на японской стороне. В таких условиях вероятность дипломатического успеха обретала высокую степень гарантии. При этом не было бы двух сожжённых городов, сотен тысяч напрасных жертв, а главное - генетической памяти, заложенной в японском народе на многие поколения вперёд, глубину которой в США, судя по всему, до сих пор не в состоянии осознать.

Впрочем, помимо военного аспекта был и политический. Начиная с февраля 1945 г. англо-американцы начали демонстрировать Советскому Союзу свои военные возможности. Вначале, правда, подобные действия не сопровождались комментариями высшего военного и политического руководства США и Великобритании. Наиболее значительной по масштабам разрушений и количеству, опять-таки, гражданских жертв, является бомбардировка Дрездена 13-15 февраля 1945 г. Хотя в интересах политкорректности официальная статистика свидетельствует о гибели 25 тыс. человек [7], автору представляется, что оценка, данная в своё время советскими военными историками (135 тыс.) [6, с. 260], гораздо ближе к реальности.

Бессмысленность подобной бомбардировки с военной точки зрения, равно как и неоправданно высокое количество жертв среди гражданского населения объясняются при изменении аналитического подхода к проблеме с военного на политический. В этом случае чётко просматривается стремление союзников продемонстрировать СССР не только разрушительную мощь своей стратегической авиации, но также и исключительную эффективность ковровых бомбардировок городов. Принимая во внимание тот факт, что большая часть советских городов, переживших немецкую оккупацию или находившихся в прифронтовой зоне, и без того лежали в руинах, повторения бомбардировок с эффективностью, многократно превосходящей германские авианалёты, они бы просто не выдержали. Не располагал Советский Союз тогда достаточным количеством истребителей, способных на равных бороться с американскими В17 (не говоря о новейших В-29 «Суперфор-тесс», проектировавшихся в качестве средств доставки атомного оружия) и британскими «Ланкастер». И тем не менее, военное превосходство СССР на европейском континенте к весне-лету 1945 г. не вызывало сомнений. До 16 июля 1945.

С появлением атомного оружия все существовавшие военные доктрины, концепции, оперативно-тактические схемы и планы безнадёжно устарели. Возникла необходимость немедленной проработки новых идей по ведению войны. СССР пришлось в исключительно сжатые сроки не только восстанавливать разрушенное народное хозяйство, но и форсированно адаптировать свой военный потенциал к резко изменившимся реалиям.

Применив атомное оружие против Хиросимы, США демонстрировали его разрушительную мощь, прежде всего, Советскому Союзу. И цель для нанесения удара была выбрана не случайно; для этого не годился маленький остров в Тихом океане, поскольку масштаб разрушений наиболее наглядно демонстрируется именно в городе, к тому же (как и в случае с Дрезденом), практически не подвергавшемся бомбардировкам в ходе войны. 200 тыс. погибших «говорят» на десять порядков убедительнее, нежели 1,5-2 тысячи японских солдат - гарнизон любого острова (японские гарнизоны на оккупированных островах были на удивление малочисленными).

В Японии к 9 августа 1945 г. неизбежность капитуляции не была очевидной разве что для Кендзи Хатанаки и его сообщников, попытавшихся в ночь с 14 на 15 августа осуществить переворот. К тому времени в войну против Японии вступил СССР, Хиросима лежала в руинах, японский императорский флот практически прекратил своё существование. Используя агентурную сеть в нейтральных Швеции и Швейцарии, японское министерство иностранных дел направило союзникам ряд сигналов о готовности к капитуляции.

Для СССР также многое стало очевидным. Сталин, безусловно, был ознакомлен с последствиями атомной бомбардировки Хиросимы и осведомлён о начавшемся дипломатическом зондировании Японией возможности заключения мира. Правда, характер мирного договора ещё вызывал некоторые вопросы, т.к. японцы до последнего момента не желали принять условия Потсдамской декларации [16], но это были скорее частные детали глобального итога. Очевидно было также, что задача восстановления суверенитета СССР над Курильскими островами и Южным Сахалином будет решена.

С точки зрения США, военный и, главное, психологический эффект был достигнут: Японии на деле доказана тщетность сопротивления, а Советскому Союзу продемонстрирована исключительная мощь новейшего оружия, которым СССР не располагал. Для чего была предпринята вторая атомная бомбардировка?

Бомбардировка Нагасаки была запланирована на 12 августа, но внезапно перенесена на 9 августа, вероятно, из опасения, что Япония капитулирует раньше. Сброшенные бомбы принципиально отличались друг от друга: первая («Малыш», как прозвали её в американских ВВС) была урановой, а вторая («Толстяк») - плутониевой. Хотя «Толстяк» был почти вдвое мощнее «Малыша», результаты его взрыва оказались «скромнее»: погибли 40 тыс. человек, ранено 60 тыс. По японским данным, число погибших больше - 70±10 тыс. человек. Город пострадал меньше благодаря ошибке прицеливания и своему холмистому рельефу.

Представляется, что именно в желании испытать в боевых условиях бомбу иного физического принципа воздействия и кроется смысл осуществления второй атомной бомбардировки. Кроме того, американское руководство хотело убедить японцев: атомная бомба не одна, применяться они будут решительно, так что с капитуляцией следует поспешить.

Сопоставив факты и проанализировав возможные варианты развития военных событий первой декады августа 1945 г., автор приходит к следующим выводам:

1. Атомные бомбардировки японских городов, предпринятые США 6-го и, в особенности, 9 августа 1945 г., не были обусловлены военной необходимостью, а потому могут рассматриваться как военное преступление даже с учётом сложившейся на тот момент международной политической конъюнктуры.

2. Политическая необходимость бомбардировок в разумных пределах имела место, но в этом случае бомбардировки могли быть «отработаны» по иным целям, чтобы избежать колоссального количества жертв среди мирного населения.

3. По мнению автора, бомбардировка Нагасаки не имеет оправданий. Желание испытать более мощную бомбу не может оправдать боевого применения оружия массового пораже-

ния против гражданского населения. Когда 30 октября 1961 г. СССР на Новой Земле провёл испытания самой мощной бомбы в истории человечества («Царь-бомба» мощностью 57,5 мегатонн), едва ли кому-либо в руководстве страны приходила мысль провести испытания данного оружия за пределами СССР, например, в непосредственной близости от США на кубинском полигоне по согласованию с Ф. Кастро. А ведь политическая напряжённость ситуации в Карибском бассейне в тот период приближалась к своему апогею (после провала американской интервенции в Заливе свиней до Карибского кризиса оставался ровно год), и подобный «аргумент» вполне мог послужить предупреждением Соединённым Штатам.

4. Основной вывод нашего исследования заключается в том, что использование Соединёнными Штатами ядерного оружия носило не столько военный, сколько политически-показательный характер и было направлено, прежде всего, против СССР с целью продемонстрировать ему отсутствие шансов в случае военного столкновения с США. Применив ядерное оружие, США ограничили возможности политического манёвра Советского Союза при мирном урегулировании с побеждённой Японией.

Наиболее красноречивым свидетельством против необходимости применения атомного оружия в 1945 г. служат заявления высокопоставленных военных армии США, непосредственных участников событий. «Японцы уже фактически запросили мира. Атомная бомба не сыграла решающей роли, с чисто военной

точки зрения, в поражении Японии», - считал адмирал ВМФ США Ч. Нимиц [11]. «Применение атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки не оказало существенного влияния на ход войны против Японии. Японцы уже потерпели поражение и были готовы к капитуляции благодаря эффективной морской блокаде и успешным конвенциональным бомбардировкам. Убийственные возможности атомного оружия в будущем выглядят устрашающими. Мои ощущения были, что став первыми, кто использовал его, мы приняли этические стандарты средневековых варваров. Меня не учили вести войны в такой манере, и войны не могут быть выиграны уничтожением женщин и детей», - таково мнение адмирала Уильяма Лихи [15, с. 441].

В юбилейную дату памяти по погибшим жителям Хиросимы и Нагасаки мэр Нагасаки Томихиса Тауэ призвал президента США Барака Обаму и лидеров других стран лично посмотреть на последствия атомных бомбардировок Японии 1945 г. Впрочем, как высказался внук президента Трумэна, Дэниел Клифтон Трумэн, «Дед до конца жизни считал, что решение сбросить бомбу на Хиросиму и Нагасаки было верным, и США никогда не попросят прощения за это» [1]. И хотя эти слова нельзя считать официальной позицией правительства США, символично, что даже спустя 70 лет после рукотворной ядерной катастрофы общественное мнение США - страны, позиционирующей себя в качестве главного борца за свободу и демократию - не готово смотреть на проблему не с политической, а с общечеловеческой стороны.

Список литературы

1. Внук президента Трумэна: дед не раскаивался в том, что бомбил Хиросиму // РИА Новости. - 2015 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20150806/1166004345.html (Дата обращения: 06.08.2015).

2. Клаузевиц К. О войне. М.: Эксмо, Спб.: Мидгард, 2007. 864 с.

3. Кошелев А. Я дрался с самураями. М.: Яуза, Эксмо, 2005. 416 с.

4. Кошкин А.А. Атомных бомб не хватило. Победную точку в войне с Японией поставила Красная армия // Аргументы и факты. 2012. № 36. С. 9.

5. Кузнецов К., Дьяконов Г. Ядерное оружие первого поколения // Авиация и космонавтика. 2013. № 5. С. 21-25.

6. Огарков Н.В. Гражданская война в США - Йокота 1861-1865 // Советская военная энциклопедия: в 8-ми тт. М. 1979. Т. 3. 890 с.

7. Официальный доклад о жертвах бомбардировки, опубликован 17.03.2010 URL: http://www.dresden.de/ media/pdf/infoblaetter/Historikerkommission_Dresden1945_Abschlussbericht_V1_14a.pdf (Проверено: 10.08.2016).

8. Camus A. Editorial de Combat, 8 août 1945 URL: http://www.matisse.lettres.free.fr/artdeblamer/tcombat. html (Проверено: 11.08.2016).

9. Eisenhower D.D. Mandate For Change, 1953-1956: The White House Years. Doubleday & Company, 1963. 672 p.

10. Frank R.B. Why Truman Dropped the Bomb // The Weekly Standard. 2005. № 10. URL: http://www. weeklystandard.com/why-truman-dropped-the-bomb/article/7093 (Проверено: 29.07.2016).

11. Freeman R. Was the Atomic Bombing of Japan Necessary? URL: http://www.commondreams.org/ views06/0806-25.htm (Проверено: 10.08.2016).

12. Harry S. Truman Library & Museum. U. S. Strategic Bombing Survey: The Effects of the Atomic Bombings of Hiroshima and Nagasaki, June 19, 1946 URL: http://www.trumanlibrary.org/whistlestop/study_collections/ bomb/large/documents/pdfs/65.pdf (Проверено: 11.08.2016).

13. Hijiya J. A. The Gita of Robert Oppenheimer // Proceedings of the American Philosophical Society. 2000. № 2. P. 123.

14. Joseph H. America's decision to drop the atomic bomb on Japan. Kent State University, 1994. 74 p.

15. Leahy W. D. I was there. New York, 1950. 527 p.

16. Rezelman D. Gosling F.G. and Terrence R. Fehner. The atomic bombing of Nagasaki. The Manhattan Project: An Interactive History URL: http://www.cfo.doe.gov/me70/manhattan/surrender.htm (Проверено: 10.08.2016).

17. Selden M. The Atomic Bomb: Voices from Hiroshima and Nagasaki. Armonk, N.Y. M.E. Sharpe, 1989. 257 p.

18. Skates J.R. The Invasion of Japan: Alternative to the Bomb. Columbia: SC: University of South Carolina Press, 1994. 288 p.

19. The Atomic Bombing of Hiroshima (August 6, 1945) URL: http://www.cfo.doe.gov/me70/manhattan/ hiroshima.htm (Проверено: 10.08.2016).

20. Truman H.S. Memoirs. Years of Decisions. Vol.1. 1955. 620 p.

21. Tsuyoshi H. Racing the Enemy: Stalin, Truman, and the Surrender of Japan Harvard University Press, 2006. 432 p.

22. United States Strategic Bombing Survey. Summary Report. United States Government Printing Office, 1946. URL: http://www.ibiblio.org/hyperwar/AAF/USSBS-PTO-Summary.html#jstetw (Проверено: 10.08.2016).

Об авторе

Николай Петрович Пархитько - к.и.н., старший преподаватель кафедры теории и истории журналистики филологического факультета Российского университета дружбы народов. E-mail: [email protected]

NUCLEAR STRIKE AGAINST HIROSHIMA AND NAGASAKI. WARCRIME, THAT COULD BE AVOIDED

N.P. Parkhitko

People's Friendship University of Russia. Miklukho-Maklai, 6, Moscow, 117198.

Abstract: The article focuses on the research of the consequences of the US nuclear bombings of Japanese cities in August 6th and 9th 1945. Military, political and psychological aspects, that were crucial for American military planning at the latest stage of the Second World War are taken into consideration. Also the problems of the new reality in the global policy of that period, which made it possible to demonstrate the military power in such a destructive way, are investigated. The author offers some logical alternatives to the real circumstances of the 6thAugust 1945, including both implementing and non-implementing of the nuclear weapons. The author also offers some new conception of the bipolarity considering the «A-bomb factor» in the international relations, which was critical since August 1945 till August 1949.

The very fact of the using the most destructive and powerful weapon, developed after the Germans' capitulation but before the capitulation of Japan, corresponds with the political concept, offered by K. Clausevitz in early 19th century.

The approach to the problem, advocated by the German military theorist was in details researched in the article. Using some historical and political methodology, the author criticizes the realization of this concept in August 1945th and offers some alternatives in the historical retrospective.

Acknowledging, on the whole, the necessity of demonstration of the newest weapon by the United States in global political aspect, the author reveals a number of targets, which seem more optimal for this goal. Bombing of peaceful cities, which caused inadmissible civil losses, is characterized by the author as military crime.

Key words: atomic bomb, bombings, Hiroshima, Nagasaki, victims, capitulation, world order, consequences, policy, military crime.

References

1. Vnuk prezidenta Trumena: ded ne raskaivalsja v tom, chto bombil Hirosimu. RIA Novosti, 2015. URL: http:// ria.ru/world/20150806/1166004345.html (Accessed 06.08.2016).

2. Clausewitz С. O vojne [About war]. Moscow, Eksmo, Saint-Petersburg, Midgard. 2007. 864 p. (In Russian)

3. Koshelev A. Ja dralsja s samurajami [I fought against samurais], Moscow, Jauza, Eksmo. 2005. 416 p. (In Russian)

4. Koshkin A.A. Atomnyh bomb ne hvatilo. Pobednuju tochku v vojne s Japoniej postavila Krasnaja armija [A-bombs were not enough. It was the Red Army, that finally defeated Japan]. Argumentyj fakty. 2012, No. 36, P. 9 (in Russian).

5. Kuznecov K., D'jakonov G. Jadernoe oruzhiepervogo pokolenija [Nuclear weapon of the first generation]. Aviacija i kosmonavtika. 2013, no. 5. Pp. 21 - 25 (in Russian).

6. Ogarkov N.V. Grazhdanskaja vojna v SShA - Jokota 1861-1865 [Civil war I the USA - Yokota 1861-1865], Sovetskaja voennaja jenciklopedija: v 8-mi t. 1979. Vol 3. P. 260. (In Russian)

7. Oficial'nyj doklad o zhertvah bombardirovki, opublikovan [Official report on the airstrike victims was published], 2010. URL: http://www.dresden.de/media/pdf/infoblaetter/Historikerkommission_Dresden1945_Ab-schlussbericht_V1_14a.pdf (Accessed 10.08.2016). (In Russian)

8. Camus A. Editorial de Combat*, 8 août 1945. URL: http://www.matisse.lettres.free.fr/artdeblamer/tcombat. html (Accessed 11.08.2016). (In Russian)

9. Eisenhower D.D. Mandate For Change, 1953-1956: The White House Years. Doubleday & Company, 1963. 672 p. (In Russian)

10. Frank Richard B. Why Truman Dropped the Bomb. The Weekly Standard. 2005. № 10. URL: http://www.week-lystandard.com/why-truman-dropped-the-bomb/article/7093 (Accessed 29.08.2016).

11. Freeman R. Was the Atomic Bombing of Japan Necessary? URL: http://www.commondreams.org/ views06/0806-25.htm. (Accessed 10.08.2015).

12. Harry S. Truman Library & Museum. U. S. Strategic Bombing Survey: The Effects of the Atomic Bombings of Hiroshima and Nagasaki, June 19, 1946. URL: http://www.trumanlibrary.org/whistlestop/study_collections/ bomb/large/documents/pdfs/65.pdf (Accessed 11.08.2016).

13. Hijiya J.A. The Gita of Robert Oppenheimer. Proceedings of the American Philosophical Society. 2000. № 2. p. 123 - 167.

14. Joseph H. America's decision to drop the atomic bomb on Japan. Kent State University, 1994. 74 p.

15. Leahy W. D. I was there. New York, 1950. 527 p.

16. Rezelman D., Gosling F.G. and Terrence R. Fehner. The atomic bombing of Nagasaki. The Manhattan Project:An Interactive History. URL: http://www.cfo.doe.gov/me70/manhattan/surrender.htm. - (Accessed 10.08.2015).

17. Selden M. The Atomic Bomb: Voices from Hiroshima and Nagasaki. Armonk, N.Y. M.E. Sharpe, 1989. 257 p.

18. Skates J. R. The Invasion of Japan: Alternative to the Bomb. University of South Carolina Press, 1994. 288 p.

19. The Atomic Bombing of Hiroshima (August 6, 1945). URL: http://www.cfo.doe.gov/me70/manhattan/ hiroshima.htm (Accessed 10.08.2015).

20. Truman H.S. Memoirs. Years of Decisions. Vol.1., 1955. 620 p.

21. Tsuyoshi H. Racing the Enemy: Stalin, Truman, and the Surrender of Japan. Harvard University Press, 2006. 432 p.

22. United States Strategic Bombing Survey; Summary Report. United States Government Printing Office, 1946. URL: http://www.ibiblio.org/hyperwar/AAF/USSBS-PTO-Summary.html#jstetw (Accessed 10.08.2015).

About the author

Nickolay Petrovich Parkhitko - Ph.D in History, Senior lecturer of the philological faculty of the Peoples'

Friendship University of Russia. Chair of theory and history of journalism. E-mail: [email protected]

День 6 августа в истории

День Железнодорожных войск.

Впервые был установлен указом Президента РФ от 19 июля 1996 года. В настоящее время отмечается как памятный день Вооруженных Сил РФ в соответствии с указом Президента РФ от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации».

6 августа (18 августа по новому стилю) 1851 года император Николай I утвердил Положение о составе управления Петербурго-Московской железной дороги, согласно с которым в инженерных войсках были созданы первые специальные воинские формирования для охраны и эксплуатации железнодорожной магистрали.

Важную роль железнодорожные войска сыграли в Первой мировой войны, в ходе которой они построили свыше 4 тысяч километров железных дорог, восстановили более 4,6 тысячи километров путей.

Датой создания железнодорожных войск в Красной Армии считается 5 октября 1918 года.

В настоящее время Железнодорожные войска ВС РФ — специальные формирования, предназначенные для восстановления, строительства, эксплуатации и технического прикрытия железных дорог, используемых для военных перевозок. Численность Железнодорожных войск ВС России составляет свыше 23 тысяч военнослужащих, из них около 5 тысяч проходят службу по контракту.


День Хиросимы — Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия.

Неофициальная памятная дата, приуроченная ко дню атомной бомбардировки США японского города Хиросима в 1945 году и ко дню проведения в Хиросиме первой международной конференции за запрещение ядерного оружия.

Подготовка к боевому применению атомной бомбы США начали летом 1944 года. Первоначально планировалось сбросить 9 атомных бомб на рисовые поля Японии или в море, но впоследствии было принято решение применить новое оружие против густо заселенных городов.

25 июля 1945 года президент США Гарри Трумэн одобрил приказ бомбить один из японских городов: Хиросиму, Кокуру, Ниигату или Нагасаки.

6 августа в 8 часов 15 минут на Хиросиму была сброшена атомная бомба Little Boy («Малыш») с урановым зарядом, тротиловый эквивалент которого составлял около 20 тысяч тонн. Город был стёрт с лица Земли. Погибли около 80 тысяч человек, свыше 12 тысяч — пропали без вести, были ранены 40 тысяч человек.

9 августа в 11 часов 1 минуту американский самолета сбросил на Нагасаки вторую атомную бомбу Fat Man («Толстяк») с плутониевым зарядом, тротиловый эквивалент которого был равен «Малышу». Были убиты и пропали без вести более 73 тысяч человек, позднее от облучения и ранений умерли еще 35 тысяч человек.

Общее число жертв двух трагедий составляет свыше 450 тысяч человек, а выжившие до сих пор страдают от заболеваний, которые вызваны радиационным облучением. По последним данным, их число составляет более 180 тысяч человек.


Международный день «Врачи мира за мир».

Учрежден по инициативе международной организации «Врачи мира за предотвращение ядерной угрозы» в память о трагедии в Хиросиме 6 августа 1945 года.


6 лет назад (2014) президент РФ Владимир Путин подписал указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации».

Документ был принят в ответ на экономические санкции, которые были наложены рядом западных стран на Россию якобы из-за её предполагаемого участия в событиях на юго-востоке Украины.

Также 6 августа Правительство России ввело запрет на импорт некоторых видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из США, стран Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии.


105 года назад (1915) в ходе Первой мировой войны произошло событие, известное как «Атака мертвецов»

Это один из самых известных эпизодов Первой мировой войны. В результате контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка, оборонявшей крепость Осовец, полсотни русских солдат обратили в бегство почти семитысячное немецкое войско.

Небольшая русская крепость в 23,5 километрах от границы Восточной Пруссии имела важнейшее стратегическое значение. Она защищала от немцев переправу через реку Бобру и транспортный узел Белосток, взятие которого открывало дорогу на Вильно, Брест, Гродно и Минск. Несмотря на небольшие размеры крепости, обойти её было практически невозможно из-за окружавших Осовец болот.

С сентября 1914 года немцы дважды пытались взять крепость, применив против её защитников все свои новейшие достижения, но Осовец не сдался.

Тогда для уничтожения гарнизона крепости немцы решили применить отравляющие газы. Газовую атаку они тщательно готовили, стянув сюда 30 газовых батарей с несколько тысячами баллонов.

6 августа 1915 года в 4 часа утра, выждав попутный ветер, немцы начали выпуск отравляющей смеси на русские позиции. Газовая волна была 12-15 метров в высоту и шириной 8 километров.

В результате газовой атаки погибли более 1000 защитников крепости, практически весь гарнизон, включая командование, получил отравления различной степени. В живых осталось не более полусотни солдат.

14 батальонов немецких войск (около 7 тысяч человек), после газовой атаки и последовавшей после неё массированного обстрела, начали атаку крепости.   Как вспоминал один из участников обороны Осовца: «У нас не было противогазов, поэтому газы нанесли ужасные увечья и химические ожоги. При дыхании вырывался хрип и кровавая пена из легких. Кожа на руках и лицах пузырилась. Тряпки, которыми мы обмотали лица, не помогали. Однако русская артиллерия начала действовать, посылая из зеленого хлорного облака снаряд за снарядом в сторону пруссаков. Тут начальник 2-го отдела обороны Осовца Свечников, сотрясаясь от жуткого кашля, прохрипел: «Други мои, не помирать же нам, как пруссакам-тараканам, от потравы. Покажем им, чтобы помнили вовек!»

Навстречу немецким войскам вышли те, кто пережил газовую атаку. По словам свидетелей того сражения, русские солдаты одним только своим внешним видом (многие из них были изуродованы после газовой атаки и обстрела) повергли в шок и тотальную панику немецких солдат. Немецкая атака была отбита. Подвиг русских солдат вошёл в историю как акт  беспрецедентной храбрости.


29 лет назад (1991) появился первый интернет-сервер.

История Всемирной паутины началась в 1989 году, когда британский ученый Тим Бернерс-Ли опубликовал свои идеи о создании всемирной компьютерной сети. Через год он получил доступ к компьютеру NeXT, который стал первым интернет-сервером, браузером и редактором сети. В 1991 году проект Бернерса-Ли был окончательно доработан, а также утвержден стандарт для WWW-страниц.

Сегодня Интернетом пользуются свыше 3 миллиардов человек. Первое место по числу пользователей занимает КНР, второе — Индия и третье — США. Россия находится на восьмом месте.


88 лет назад (1932) состоялся первый Венецианский кинофестиваль.

Он был организован по инициативе итальянского диктатора Бенито Муссолини. Первый кинофестиваль был внеконкурсным и проходил на террасе отеля Excelsior на острове Лидо. В нем приняли участие 9 стран, которые представили 29 полнометражных и 14 короткометражных фильмов. Киносмотр, который продолжался до 21 августа, посетили 25 тысяч зрителей.

С 1934 года кинофестиваль проводится ежегодно в августе-сентябре. Исключением стали только военный период 1943-1945 гг., а также 1973-1978 гг., когда новый устав фестиваля находился на утверждении парламента Италии.

В 1934-1942 гг. главной наградой киносмотра был «Кубок Муссолини», в 1947-1948 гг. — «Большой международный приз Венеции». С 1949 года главный приз фестиваля носит название «Золотой лев». В течение 10 лет, с 1969 по 1979 год, организаторы Венецианского фестиваля вернулись к первоначальной идее внеконкурсного показа картин и «Золотой лев» не вручался. Наградами отмечались только отдельные фильмы.

В этом году этот старейший из международных кинофестивалей пройдёт в 77 раз со 2 по 12 сентября.

взрывов Хиросимы и Нагасаки - ICAN

Две атомные бомбы, сброшенные на Японию в 1945 году, убили и искалечили сотни тысяч людей, и их последствия ощущаются до сих пор.

К концу 1945 года в результате бомбардировки погибло около 140 000 человек в Хиросиме и еще 74 000 человек в Нагасаки. В последующие годы многие из выживших столкнулись с лейкемией, раком или другими ужасными побочными эффектами радиации.

«У каждого человека было имя. Каждого человека кто-то любил. Давайте позаботимся о том, чтобы их смерть не была напрасной ».

- Сэцуко Турлоу, выживший после атомной бомбардировки Хиросимы в августе 1945 г., речь о вручении Нобелевской премии мира, декабрь 2017 г.

Урановая бомба, взорванная над Хиросимой 6 августа 1945 года, имела взрывную мощность, равную 15 000 тонн в тротиловом эквиваленте. Он разрушил и сжег около 70 процентов всех зданий и к концу 1945 года привел к гибели около 140 000 человек, наряду с увеличением заболеваемости раком и хроническими заболеваниями среди выживших.

Через три дня над Нагасаки взорвалась плутониевая бомба немного большего размера, площадь которой составила 6,7 кв. Км. города и к концу 1945 года погибли 74 000 человек. Температура земли достигла 4 000 ° C, пролился радиоактивный дождь.


Фото: трехколесный велосипед Шиничи Тецутани, которому 3 года и 11 месяцев, который ехал возле своего дома в Хиросиме, когда над городом взорвалась атомная бомба 6 августа 1945 года. Мемориальный музей мира, копирование и использование этой фотографии без разрешения запрещено.

Нет ответа

Если бы ядерное оружие было взорвано над городом сегодня, службы быстрого реагирования - больницы, пожарные, гуманитарные организации - просто не смогли бы помочь. Это яркое видео Красного Креста объясняет, почему:

Причина, по которой мы знаем это, заключается в том, что масштабы разрушений в Хиросиме и Нагасаки в 1945 году сделали практически невозможным оказание помощи. В Хиросиме 90 процентов врачей и медсестер были убиты или ранены; 42 из 45 больниц были выведены из строя; 70% пострадавших получили комбинированные травмы, в большинстве случаев тяжелые ожоги.

Все специальные ожоговые кровати по всему миру были бы недостаточны для ухода за выжившими после одной ядерной бомбы в любом городе.

В Хиросиме и Нагасаки большинство жертв умерли, не позаботившись о том, чтобы облегчить свои страдания. Некоторые из тех, кто вошел в города после взрывов для оказания помощи, также умерли от радиации.

Фото: любезно предоставлено Музеем атомной бомбы Нагасаки, копирование и использование этой фотографии без разрешения запрещено.

Долгосрочные эффекты

Огненному шару от ядерного взрыва требуется около 10 секунд, чтобы достичь своего максимального размера, но последствия длятся десятилетиями и охватывают поколения.

Через пять-шесть лет после взрывов заболеваемость лейкемией среди выживших заметно возросла. Примерно через десять лет выжившие начали страдать от рака щитовидной железы, груди, легких и других видов рака с более высокой, чем обычно, частотой.

Картины, созданные оставшимися в живых.Предоставлено Мемориальным музеем мира в Хиросиме, копирование и использование без разрешения запрещено

Беременные женщины, подвергшиеся бомбардировкам, испытали более высокий уровень выкидышей и смертей среди младенцев; у их детей была более высокая вероятность умственной отсталости, нарушений роста и повышенного риска развития рака.

И для всех выживших, раковые заболевания, связанные с облучением, продолжают расти на протяжении всей их жизни, даже по сей день, семь десятилетий спустя.

Хибакуша

Коко Кондо была похоронена под завалами вместе со своей матерью, которая держала 8-месячного ребенка во время нападения на Хиросиму и всю жизнь выступала за отмену ядерного оружия. Фото: Ари Безер

Хибакуся (выжившие после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки) являются неотъемлемой частью истории атомных бомбардировок этих городов - не только потому, что они одни из немногих настоящих экспертов по ядерному оружию, испытавших на себе реальное воздействие этого оружия, - но и из-за неустанных усилий многих хибакуся по уничтожению ядерного оружия.

От легендарной истории о 1000 бумажных журавликов Садако до неустанных усилий Хибакуши по избавлению мира от ядерного оружия по сей день, их истории - это истории надежды и решимости, которые нельзя терять. Выжившие после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки являются живыми свидетелями ужасов ядерной войны, и когда мы говорим о ядерном оружии, мы должны говорить о реальных неприемлемых последствиях, которые оно оказывает на людей.

Чтобы узнать больше, вы можете найти огромное количество свидетельств Хибакуся в Интернете, но хорошей отправной точкой являются Истории Хибакуся и проект 1945 года, а также ресурсы из Мемориального музея мира в Хиросиме и музея атомной бомбы Нагасаки.

Путь вперед

Сэцуко Турлоу - хибакуша и пожизненный активист за ликвидацию ядерного оружия - читает Нобелевскую лекцию от имени ICAN в 2017 году. Фото: Джо Штраубе

После десятилетий борьбы за мир, свободный от ядерного оружия, Договор о запрещении ядерного оружия, принятый в 2017 году, имеет большое значение для хибакуся. Опрос 6000 Hibakusha, проведенный Kyodo News, показал, что подавляющее большинство считает, что Япония должна присоединиться к U.N. договор о запрещении ядерного оружия, подчеркивая свое недовольство несогласием правительства с соглашением. Присоединение к договору означало бы признание Японией прав и страданий затронутых ею граждан.

80,2% хибакуся приветствовали Договор ООН о запрещении ядерного оружия

- опрос Kyodo News, 2018

С момента принятия Договора многие хибакуся продолжали свои неустанные пропагандистские усилия по отмене ядерного оружия.Обращение Хибакуся призывает все правительства присоединиться к TPNW. Мировые лидеры должны прислушаться к призывам Хибакуся и заинтересованных граждан всего мира к будущему, свободному от ядерного оружия.

Хиросима и Нагасаки: долгосрочное воздействие на здоровье

Пожалуй, наиболее обнадеживающим является вид на сами городские пейзажи. Среди некоторых есть необоснованные опасения, что Хиросима и Нагасаки все еще радиоактивны; на самом деле это не так.После ядерного взрыва существует две формы остаточной радиоактивности. Первый - это выпадение ядерного материала и продуктов деления. Большая часть этого была рассеяна в атмосфере или унесена ветром. Хотя некоторые из них обрушились на город черным дождем, уровень радиоактивности сегодня настолько низок, что его едва можно отличить от следовых количеств, присутствующих во всем мире в результате атмосферных испытаний в 1950-х и 1960-х годах. Другая форма излучения - нейтронная активация.Нейтроны могут превращать нерадиоактивные материалы в радиоактивные при захвате атомными ядрами. Однако, поскольку бомбы были взорваны так далеко над землей, заражения было очень мало - особенно в отличие от ядерных полигонов, таких как те, что в Неваде. Фактически, почти вся наведенная радиоактивность исчезла в течение нескольких дней после взрывов.

Сегодня оживленные города Хиросима и Нагасаки служат напоминанием не только о способности человека к возрождению, но и о том, в какой степени страх и дезинформация могут привести к неверным ожиданиям.После бомбардировок Хиросимы и Нагасаки многие думали, что любой город, пораженный атомным оружием, превратится в ядерную пустошь. Хотя непосредственные последствия атомных бомбардировок были ужасными и кошмарными, с бесчисленными жертвами, население Хиросимы и Нагасаки не позволило своим городам превратиться в пустошь, которую некоторые считали неизбежной. Этот опыт может послужить уроком в настоящем, когда большая часть общественности и даже некоторые правительства радикально отреагировали на аварию на Фукусиме - в разгар трагедии остается надежда на будущее.

Дополнительная литература:

Библиография:

Д. Л. Престон, Э. Рон, С. Токуока, С. Фунамото, Н. Ниси, М. Сода, К. Мабучи и К. Кодама. (2007) Заболеваемость твердым раком у выживших после атомной бомбардировки: 1958–1998. Радиационные исследования 168: 1, 1-64

Э. Дж. Грант, К. Озаса, Д. Л. Престон, А. Суяма, И Симидзу, Р. Саката, Х. Сугияма, Т. М. Фам, Дж. Кёльн, М. Ямада, А. Дж. Де Роос, К. Дж. Копецки, М. П. Портер, Н. Сейшас и С. Дэвис. (2012) Влияние радиации и факторов образа жизни на риски уротелиальной карциномы в исследовании продолжительности жизни выживших после атомной бомбы. Радиационные исследования 178: 1, 86-98

«Воздействие радиации на здоровье». - Фонд исследования радиационных эффектов . Фонд исследования радиационных эффектов, 2007. Интернет. 29 июля 2012г.

W. F. Heidenreich, H. M. Cullings, S. Funamoto и H. G. Paretzke. (2007) Продвижение действия радиации в данных о канцерогенезе выживших после атомной бомбы ?. Радиационные исследования 168: 6, 750-756

Советский Союз и атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

«Никто не должен позволить себе забыть трагедию Хиросимы и Нагасаки», - заявил Сергей Нарышкин 5 августа 2015 года на мероприятии в Московском государственном институте энергетики. Международные отношения к 70-летию атомных бомбардировок японских городов.Нарышкин, в то время председатель Государственной Думы и директор Российского исторического общества, также добавил, что, если виновные в взрывах не будут наказаны, «могут быть очень и очень серьезные последствия».

Поскольку в этом августе отмечается 75-я годовщина атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, мы снова призываем задуматься о политической роли оружия, открывшего ядерный век.

Представленные здесь документы были впервые опубликованы на русском языке в 1990 году, а английская версия вошла в выпуск советского журнала International Affairs (1990, no.8).

Министерство иностранных дел России вновь привлекло внимание к этим документам совсем недавно, 5 августа 2015 года, в тот же день, когда Нарышкин в своем выступлении указал пальцем на Соединенные Штаты. Хотя они были общедоступными в течение 30 лет, новые переводы этих источников теперь находятся в свободном доступе в Цифровом архиве Центра Вильсона. Мой анализ предоставит некоторый исторический и политический контекст и предложит первоначальную оценку этих документов.

В письме к советскому руководству посол СССР в Японии Яков Малик включил девятистраничный отчет по итогам поездки в Хиросиму и Нагасаки группы сотрудников, присланных советским посольством в сентябре 1945 года.Затем 22 ноября 1945 года министр иностранных дел Вячеслав Молотов разослал документ Сталину, Лаврентию Берии (на тот момент назначенный руководителем проекта советской атомной бомбы) и членам Политбюро Георгию Маленкову и Анастасу Микояну.

Прежде чем подвести итоги миссии посольства, Малик предположил, что отчет ограничивался записью разговоров и личных впечатлений «без каких-либо обобщений или выводов». Однако с самого начала ясно, что цель этого отчета - свести к минимуму воздействие атомной бомбы.Первый абзац высмеивает японскую прессу за преувеличение последствий взрыва, за то, что она уступила «популярным слухам», которые доводят сообщения прессы до «абсурда». Советский доклад предполагает, что преувеличение в японской прессе произошло из-за попытки Японии сохранить лицо в свете поражения.

Фактически, после того, как 6 августа на Хиросиму была сброшена бомба, Информационный отдел японских вооруженных сил, отвечающий за контроль над СМИ, намеревался объявить, что бомба была атомной.Однако Управление внутренних дел выступило против раскрытия характера оружия. Вот почему 8 августа японские газеты сначала сообщили о , что «противник применил бомбу нового типа при нападении на Хиросиму, но детали все еще исследуются».

Фраза «новый тип бомбы» (新型 爆 弾 shingata bakudan ) использовалась потому, что выражение «атомная бомба» (原子 爆 弾 genshi bakudan ) было запрещено японским правительством во время войны.Запрет на публичное использование этой фразы был официально снят после окончания войны 15 августа, что побудило местную газету Хиросимы Chūgoku Shimbun, напечатать несколько фотографий разрушенного города 23 августа. Еженедельный иллюстрированный журнал 25 августа Asahi Graph также опубликовала краткую статью под названием «Что такое атомная бомба?»

Однако, как только союзная оккупация Японии вступила в силу 19 сентября, строгий кодекс печати, введенный Генеральным штабом Верховного главнокомандующего союзными державами, а также вышеупомянутая самоцензура, введенная Японская пресса задержала освещение атомных бомбардировок в Японии.Более того, зверства бомб не были доведены до сведения японского народа до 6 августа 1952 года, когда Asahi Graph опубликовали выпуск под названием «Genbaku Higai no shokōkai» (первая публикация о повреждениях атомной бомбы. ). Поэтому трудно поверить, что к ноябрю 1945 года в японской прессе были какие-либо подробные, спонтанные сообщения о последствиях атомной бомбы.

Заслуживают внимания те части, которые выделены в отчете линией на левом поле.Ни один из этих разделов не посвящен ущербу для людей. Скорее, они в основном о повреждении неодушевленных предметов. Они отмечают крупномасштабные разрушения города и повреждения зданий (больница, резервуары для хранения газа, завод Mitsubishi и т. Д.) И предлагают подробную информацию о потенциальной защите («защитная одежда от урановой бомбы включает резину и любые виды изоляции от электричества. »). Некоторые из выделенных частей даже подчеркивают признаки жизни («вопреки всем свидетельствам, мы видели, как в разных местах трава начинала зеленеть, и даже на некоторых выжженных деревьях появлялись новые листья».»).

Такие детали и информация, возможно, были полезны для советского проекта атомной бомбы, подталкивая внутреннее повествование о том, что СССР как можно скорее нуждался в собственном оружии. Однако поразительно, что никто из людей, отправленных в эпицентр сразу после взрывов, не был ни учеными, ни техническими специалистами. В состав посольских команд вошли сотрудники ГРУ Михаил Иванов и Герман Сергеев в августе, а в сентябре корреспондент ТАСС Анатолий Варшавский, бывший исполняющий обязанности военного атташе Михаил Романов и сотрудник военно-морского аппарата Сергей Кикенин.Большинство этих людей были бюрократами, что также объясняет отсутствие научных терминов и технических наблюдений за воздействием радиации. До 1949 года, когда СССР удалось испытать собственную бомбу, Советский Союз действительно плохо знал о влиянии радиации. Непрофессиональный персонал, посланный для наблюдения за этими эффектами, их предвзятые предпосылки и пометки в документах предполагают, что отчет с самого начала был предназначен для того, чтобы предвосхитить и согласовать с намерение Сталина преуменьшить важность атомной энергетики Соединенных Штатов. бомба, продвигая вперед ядерный проект Советского Союза.

Время поездки в Хиросиму и Нагасаки в течение 40 дней после бомбардировок иллюстрирует гонку Советского Союза за собственную атомную бомбу, но время переиздания этих документов в 2015 году также важно: это произошло в то время, когда Отношения между США и Россией серьезно ухудшились. Аннексия Россией Крыма в феврале 2014 года обострила напряженность в отношениях между Вашингтоном и Москвой и изменила мировое восприятие роли России в международной политике. Военное вмешательство России в Сирию и выступление Путина на 70 -й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2015 года еще больше обострили двусторонние отношения между США и Россией.

В этом контексте слова Нарышкина приобретают особый нюанс: годовщины Хиросимы и Нагасаки были прекрасной возможностью для Москвы возродить отношения с Токио, что раздражало официальных лиц США в то время, когда Соединенные Штаты стремились к единому фронту с Токио. своего союзника в свете все более агрессивного поведения России. Открытие Москвы для Японии в 2015 году повлекло за собой сдвиг в японо-российских отношениях, что подтвердили апрельский визит министра иностранных дел Сергея Лаврова в Токио, смелый визит премьер-министра Синдзо Абэ в Москву в мае и визит Нарышкина в Токио в июне 2016 года. сразу после исторического визита президента Обамы в Хиросиму в конце мая.

Хиросима и Нагасаки представляют собой точку невозврата в истории мировой политики: они знаменуют драматическую кульминацию и конец войны, одновременно символизируя начало эры ядерного страха. Послание, которое бомбы послали миру, заключалось в том, что тот, кто обладает этим специальным оружием, окажется политически превосходящим, таким образом превратив такое оружие в паспорт для выживания и потенциально выиграть холодную войну. Семьдесят пять лет спустя, когда Часы Судного Дня приближаются к полуночи, как никогда, важно продолжать исследовать значение Хиросимы и Нагасаки и то, как эти трагедии все еще формируют текущую глобальную политику.

«Никогда не должны повторяться трагедии Хиросимы и Нагасаки»

Трагедии Хиросимы и Нагасаки никогда не должны повторяться, сказал посол Японии в Бангладеш Ито Наоки в своем сегодняшнем послании, посвященном 75-й годовщине трагедии в Хиросиме.

Соединенные Штаты взорвали два ядерных боеприпаса над японскими городами Хиросима и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года, в последний год Второй мировой войны, соответственно, в результате чего погибло от 129 000 до 226 000 человек.

Следите за последними новостями на канале Google News в The Daily Star.

«Как единственная страна, пережившая ужас ядерного оружия, Япония имеет миссию тесно сотрудничать с другими странами и гражданами в целях построения мира, свободного от ядерного оружия», - сказал Ито Наоки в послании, разосланном на день.

Он вспомнил, что, когда он приехал в Бангладеш в прошлом году, для него было неожиданностью узнать, что так много бангладешцев знали о трагедиях Хиросимы и Нагасаки.

«Я понял, что рассказы об атомных бомбардировках во время Второй мировой войны и даже о бумажных журавликах САСАКИ Садако есть в учебниках, которые бангладешские ученики изучают в начальных школах», - сказал он.

Кроме того, многие жители Бангладеш на протяжении десятилетий отмечают 6 августа как «День Хиросимы», - сказал посланник Японии.

Он сказал, что сострадание, проявленное гражданами Бангладеш к трагедиям в Японии, много для них значило. «Таким образом, этот« День Хиросимы »в Бангладеш имеет большое значение для нашего давнего партнерства.

«Я надеюсь, что этот день будет и дальше вдохновлять людей, особенно молодое поколение, осознать трагедии атомных бомбардировок и важность мира», - сказал он.

По мере того, как гуманитарные кризисы и пандемии распространяются через национальные границы, а вооруженные конфликты не прекращаются, кажется, что становится все более и более важным думать и делиться мыслями о мире вместе во всем нашем глобальном сообществе, - сказал Наоки.

Он выразил искренние соболезнования в связи с гибелью большого числа жертв атомной бомбы.

Высоко оценивая народ Бангладеш, который также выразил твердые взгляды на мир во всем мире, Ито Наоки сказал: «Я надеюсь, что мы, народы Японии и Бангладеш, объединимся, чтобы сделать этот мир более мирным и гармоничным для всех».

Выживших в Хиросиме и Нагасаки

Бомбардировки

6 августа 1945 года Соединенные Штаты сбросили на Хиросиму свою первую атомную бомбу, урановую пушечную бомбу, получившую название «Маленький мальчик». Он взорвался с силой примерно 15 килотонн над городом с населением 350 000 человек, вызвав разрушительную ударную волну и огненный шар, температура которого была такой же высокой, как солнце.

Кимура Ёсихиро, в то время учившийся в третьем классе, увидел, как бомба упала с самолета. «Через пять или шесть секунд все стало желтым. Как будто я смотрел прямо на солнце. Затем через секунду или две раздался громкий звук, и все погасло »(Роттер 197). Те, кто находились в эпицентре взрыва, мгновенно испарились. Другие получили ужасные ожоги или были раздавлены падающими зданиями. Сотни людей бросились в близлежащую реку, спасаясь от пожаров, которые разгорелись по всему городу.Как вспоминал доктор Мичихико Хачия, «Хиросима была больше не городом, а выжженной прерией» (199). Садако Курихара также выразила последствия в своем стихотворении «Руины» (226):

Хиросима: ничего, ничего-

старые и молодые сгорели насмерть,

город снесло ветром,

розетка без глазного яблока.

Белые кости, разбросанные по красноватым щебням;

вверху, солнце горит:

город руин, все еще как смерть.

Три дня спустя Соединенные Штаты сбросили вторую бомбу, взрывную плутониевую бомбу под названием «Толстяк», на Нагасаки, где в то время проживало около 250 000 человек. Коичи Вада, находившийся в двух милях от эпицентра, вспоминал: «Свет был неописуемым - невероятно мощный свет озарил весь город». Сумитеру Танигучи, четырнадцатилетнему на тот момент, полностью снесло с велосипеда силой взрыва. «Земля дрожала так сильно, что я держался изо всех сил, чтобы меня не снесло ветром» (Саутхард 43).Кацудзи Ёсида, находившийся всего в полумиле от взрыва, вспоминал: «Кровь текла из моей плоти. Знаю, это звучит странно, но я абсолютно не чувствовал боли. Я даже забыл поплакать »(48). Вы можете посмотреть отзывы выживших здесь. Чтобы прочитать больше рассказов выживших в Хиросиме и Нагасаки, щелкните здесь.

Японские военные быстро отправили съемочную группу из трех человек для записи взрывов для возможного использования в пропаганде, хотя было бы слишком много хаоса, чтобы использовать отснятый материал.Ямахата Йосуке, фотограф из команды, вспоминал: «Одним из благословений среди этих прискорбных обстоятельств является то, что полученные фотографии никогда не использовались японской армией… в последней неудачной попытке заручиться поддержкой населения для продолжения войны» (79).

О капитуляции Японии было объявлено 15 августа, через шесть дней после бомбардировки Нагасаки. Конец войны разочаровал выживших. Житель Нагасаки Сэйдзи Нагано вспоминал: «Почему?» - спросили мы. «После всего, что мы сделали, чтобы выиграть войну! Какой цели это служило? Так много людей погибло.Так много домов сгорело. Что мы теперь будем делать? Что мы будем делать? Что будем делать? »(95).

Немедленные последствия

Через несколько дней после взрывов семьям в Хиросиме и Нагасаки посоветовали покинуть города. Некоторые ушли с тем небольшим количеством провизии, которое смогли найти, но многим было некуда идти. Они строили примитивные хижины на окраинах городов или ночевали на вокзалах и сожженных вагонах.

Между тем начались симптомы радиационного отравления.К ним относятся выпадение волос, кровоточивость десен, потеря энергии, пурпурные пятна, боль и высокая температура, часто приводящие к смертельному исходу. Быстро распространились слухи о том, что таинственная болезнь заразна. Hibakusha не пускали в дома, а некоторые фермеры даже отказывались давать им еду. Сообщение японского правительства от 23 августа, в котором радиационное отравление названо «злым духом», не помогло ситуации (Hogan 133). Это не последний раз, когда hibakusha сталкивался с дискриминацией.

Хотя японские врачи начали догадываться, что вспышка болезни была вызвана радиацией, у них было мало средств для лечения или исследований. Доктор Тацуичиро Акизуки сравнил это с Черной смертью средневековья: «Жизнь или смерть были делом случая, судьбы, и грань между кремируемым человеком и кремирующим его доктором была незначительной» (Southard 99).

Соединенные Штаты, чьи знания о радиационном отравлении были лишь ненамного лучше, чем у японцев, мало помогли.Хотя ученые Манхэттенского проекта действительно ожидали, что бомба испустит радиацию, они предполагали, что любой, кто ее затронет, погибнет от взрыва. Более того, как позже объяснил Стаффорд Уоррен: «Основные усилия в Лос-Аламосе были посвящены разработке и изготовлению успешной атомной бомбы. Понятно, что ученые и инженеры, участвовавшие в этой работе, были настолько погружены в свои проблемы, что было трудно убедить кого-либо из них даже размышлять о том, какими могут быть последствия взрыва »(107).Хаймер Фриделл, заместитель медицинского директора Ок-Ридж, поддержал эти чувства: «Идея заключалась в том, чтобы взорвать проклятую штуку. . . . Радиация нас особо не волновала »(Мэллой).

Непонимание со стороны американцев привело к тому, что генерал Лесли Гровс отверг сообщения о лучевой болезни как японскую пропаганду. В сентябрьской 1945 г. статье в газете The New York Times Гроувс заявил: «Японцы утверждают, что люди умирали от радиации [sic]. Если это правда, то количество было очень маленьким.В ноябре Гроувс также дал показания в Сенате, что радиационное отравление было «без чрезмерных страданий» и «очень приятным способом умереть» (Southard 113).

Цензура

Почти сразу после капитуляции Японии генерал Дуглас Макартур издал оккупационный кодекс для прессы, запрещающий японским журналистам освещать все, что связано с бомбардировками или воздействием радиации, а также ограничивает иностранных журналистов. Официальная цензура не будет отменена до конца оккупации в 1952 году.Кроме того, hibakusha были ограничены собственной самоцензурой. Многие чувствовали стыд из-за своих травм и болезней, вину за потерю близких и, самое главное, желание забыть прошлое.

Тем не менее, новости о hibakusha начали распространяться. Австралийский журналист Уилфред Берчетт, первый иностранный журналист, посетивший Хиросиму после взрывов, отправил свой отчет по азбуке Морзе в Лондон, чтобы избежать цензуры. Он был опубликован в газете London Daily Express и незамедлительно распространен по всему миру.Американский журналист и писатель Джон Херси также рассказал истории шести выживших в своей книге Hiroshima , первоначально опубликованной в The New Yorker в августе 1946 года. В течение шести месяцев было продано более миллиона копий по всему миру, но будет запрещено в Японии до 1949.

Со временем японские писатели также начали рассказывать истории о хибакуша . Доктор Такаши Нагаи, выживший в Нагасаки, написал Nagasaki no Kane («Колокола Нагасаки») в 1949 году.Оккупационные чиновники настаивали на добавлении приложения The Sack of Manila с подробной информацией о зверствах японцев на Филиппинах в 1945 году. Нагаи стал известен как «святой Нагасаки» за свои труды и христианскую веру перед его возможной смертью от радиационное отравление в 1951 году.

Помимо письменной цензуры, изображения взрывов и их последствий строго контролировались. Документальные кадры Хиросимы и Нагасаки, снятые японской командой из 32 человек, были конфискованы Соединенными Штатами в 1946 году.Поэтому некоторые из первых изображений взрывов в Японии были не фотографиями, а рисунками. Тоши и Ира Маруки, которые не были в Хиросиме, но вскоре поспешили туда на поиски своих родственников, опубликовали свою коллекцию рисунков Pika-don («Вспышка») в 1950 году.

Пострадавшие от атомной бомбы Комиссия

Японские медицинские исследования воздействия радиации также строго контролировались оккупационными войсками. Единственным санкционированным исследованием было американское: Комиссия по пострадавшим от атомных бомб (ABCC).

Во время бомбардировки было очень мало известно о долгосрочных эффектах радиации, которые могли повлиять на здоровье человека через десятилетия после бомбежки. В июне 1946 года Льюис Вид, глава Национального исследовательского совета Национальной академии наук, собрал группу ученых, чтобы рассмотреть возможность научного исследования выживших после взрыва атомной бомбы. Ученые рекомендовали «подробное и долгосрочное исследование биологических и медицинских воздействий на человека», утверждая, что это «имеет первостепенное значение для Соединенных Штатов и человечества в целом» (Lindee 32).Президент Трумэн официально учредил ABCC в 1947 году.

ABCC официально являлся результатом сотрудничества Американского национального исследовательского совета и Японского национального института здоровья. Успех комиссии зависел от сотрудничества Японии не только со стороны японских врачей, но и с hibakusha . Однако с самого начала было очевидно, что врачи не доверяют друг другу. Как заявил один американский врач: «Одна только мысль о том, что японцы сделали бы, если бы они имели свободное неограниченное использование наших данных и что они могли бы опубликовать под санкцией ABCC, вызывает у меня кошмары.С другой стороны, доктор из Нагасаки Нисимори Иссей возразил: «Способ проведения исследований ABCC казался нам полным секретов. Мы, японские врачи, думали, что это противоречит здравому смыслу. Врач, который обнаруживает что-то новое при проведении исследования, обязан обнародовать это на благо всех людей »(Southard 182).

Хотя Комиссия проводила медицинские осмотры, она не оказывала медицинской помощи, потому что ее миссия не предусматривала лечения. В 1940-х годах медицинское лечение людей было необычным в большинстве научных исследований, и ABCC считал диагноз формой лечения само по себе.Комиссия также заявила, что защищает экономическую безопасность местных врачей, несмотря на частые призывы японских врачей лечить выживших.

Кроме того, обращение нарушило бы оккупационную политику. Полковник Кроуфорд Сэмс, глава отдела общественного здравоохранения и социального обеспечения, сказал должностным лицам ABCC, что у них «нет полномочий запрашивать обследования, получать образцы или проводить операции на японских пациентах» (Lindee 131). Само лечение стало политическим вопросом, потому что в глазах общественности лечение hibakusha могло стать искуплением Америки за взрывы.

Тем не менее, политика вызвала споры в ABCC, и на практике она не соблюдалась строго. Американские врачи иногда лечили hibakusha , особенно когда их работа заключалась в посещении врача на дому или в педиатрии. С другой стороны, многие хибакуся никогда не получали лечения, их просто фотографировали, а затем отправляли домой. Норман Казинс, американский активист, раскритиковал ABCC за «странное зрелище, когда человек, страдающий [лучевой] болезнью, получает анализ на тысячи долларов, но не получает ни цента лечения от Комиссии» (Southard 184).

Излишне говорить, что такой подход возмутил hibakusha . Многие были также огорчены тем, что ABCC проводит исследования тел погибших. В конце концов, большинство жертв были готовы участвовать и разрешить вскрытие своих близких, потому что они надеялись, что исследование в конечном итоге поможет их делу. Другие, такие как Минеко До-ох, оставались более стойкими: «Я отказался сотрудничать из-за того, как со мной обращались. Я чувствовал себя живым объектом для исследований - и моя гордость не позволила бы этому случиться »(193).

ABCC был официально распущен в 1975 году. Некоторые из его программ, такие как исследование продолжительности жизни (основанное в 1958 году), были переданы японским учреждениям и продолжают отслеживать сохраняющиеся эффекты радиации по сей день.

Отражение

Конец цензуры в 1952 году предоставил хибакуша новую возможность рассказать свои истории. Наконец-то были опубликованы фотографии взрывов и их жертв, такие как фотографии Йосуке Ямахаты « Atomized Nagasaki ». Life Журнал также опубликует серию фотографий взрывов в 1952 году, в том числе некоторые, сделанные Ямахатой.

Тем не менее, хибакуся столкнулись с дискриминацией в своем собственном обществе. Им было отказано в посещении общественных бань, работе и даже браке из-за их статуса. Одноклассники издевались над детьми с видимыми травмами. Позже Коичи Вада объяснил: «В то время ходило много слухов о том, что хибакуся были носителями серьезных заболеваний или что, если бы двое выживших поженились, у них были бы дети-инвалиды» ​​(Саутхард 204).Из-за этого хибакуся часто пытались скрыть тот факт, что они выжили после атомной бомбы. Сумитеру Танигучи вспоминал, как круглый год носил рубашки с длинными рукавами: «Я не хотел, чтобы люди видели мои шрамы. Я не хотел, чтобы они пялились на меня со странными выражениями лиц »(209).

Hibakusha также пострадал от длительного воздействия радиации. Начиная с 1947 года врачи стали замечать рост заболеваемости лейкемией, а также другими видами рака.Большинство условий, от которых пострадал hibakusha , не подпадали под действие японских законов о здравоохранении, в то время как условия Сан-Францисского мирного договора 1951 года не позволяли им предъявить иск США о возмещении ущерба.

Началось легальное движение по обеспечению государственной поддержки хибакуша , а также кампании по сбору средств в поддержку жертв. Закон 1957 года о медицинской помощи жертвам атомной бомбы в конечном итоге предоставил некоторые льготы, но при этом были строгие требования, включая подтверждение местонахождения во время взрыва, которое было очень трудно получить.Закон о помощи хибакуся, принятый в 1995 году, был более всеобъемлющим и официально определял хибакуся как тех, кто находился в пределах двух километров от взрыва или посетил места бомбардировок в течение двух недель. Согласно этому определению, в конце войны было более миллиона хибакуся. Тем не менее, как объяснил Танигучи, «закон очень сложен для понимания, а процедуры подачи заявки и получения поддержки от правительства очень сложны» (300).

Несмотря на дискриминацию, хибакуша постепенно находили способы восстановить свою жизнь.Они обратились к американскому правительству с ходатайством о конфискации видеозаписи Хиросимы и Нагасаки, и в конечном итоге она была опубликована в 1967 году. Они также ходатайствовали о возвращении образцов вскрытия хибакуша в течение 1960-х годов, и ABCC в конечном итоге согласился.

По мере того, как после войны японское научное сообщество укреплялось, был создан Фонд исследования радиационных эффектов (RERF) для расчета точных оценок доз выживших. Институт болезни от атомной бомбы был также основан в Университете Нагасаки.

Возможно, самое главное, hibakusha стало более комфортно публично выражать свой опыт, и многие нашли в этом новую цель. Танигучи отправился в турне, объяснив, что он обязан этим «сотням тысяч людей, которые хотели сказать то, что я говорю, но умерли, не имея возможности» (250).

С этой целью одним из важнейших культурных продуктов того периода был комикс Кейджи Накадзавы « Barefoot Gen », первоначально опубликованный в 1972 и 1973 годах в еженедельном журнале Shonen Jump .Накадзава пережил бомбардировку Хиросимы и потерял большую часть своей семьи, когда ему было шесть лет. Barefoot Gen , таким образом, является полуавтобиографическим и рассказывает историю Хиросимы с довоенной эпохи до последствий бомбардировки. В конце концов, Ген, главный герой, покидает Хиросиму, чтобы отправиться в Токио и стать профессиональным художником-мультипликатором, заявив: «Я буду продолжать жить во что бы то ни стало! Я обещаю." В отличие от других работ hibakusha , Barefoot Gen показывает такие проблемы, как японская пропаганда и ограничения свобод, а также послевоенная дискриминация hibakusha .Как позже вспоминал Накадзава: «Это был первый раз, когда люди услышали правду. Это то, что они говорили мне везде, где я был »(Szasz 114).

Антиядерное движение

После бомбардировок Хиросимы и Нагасаки Япония стала мировым лидером антиядерного движения. Это движение было отчасти вызвано испытаниями американской водородной бомбы на Маршалловых островах в 1954 году. Во время крупнейшего из когда-либо проводившихся Соединенными Штатами испытаний в Касл-Браво, радиоактивные осадки достигли японского рыболовного судна под названием Daigo Fukuryū Maru или «Пятый счастливчик». Дракон », расположенный в 80 милях к востоку от полигона.Все 23 члена экипажа, а также их добыча подверглись облучению. Один из членов экипажа умер несколько месяцев спустя, хотя причина его смерти остается спорным.

Инцидент со Счастливым Драконом вызвал возмущение по всей Японии. Мэр Хиросимы Синдзо Хамаи заявил, что люди столкнулись с «возможностью самоуничтожения» и нуждаются в «полном прекращении войны и надлежащем контроле над ядерной энергией во всем мире» (Hogan 181). Группа токийских домохозяек подала петицию о запрещении ядерного оружия во всем мире, собрав необычайно 32 миллиона подписей, что на тот момент составляло примерно треть населения Японии.Предложение Комиссии по пострадавшим от атомной бомбы о бесплатном лечении экипажа Lucky Dragon в обмен на участие в радиационном исследовании также вызвало бурю негодования среди hibakusha , которые увидели в этом доказательство того, что ABCC использовала их в качестве подопытных кроликов.

Антиядерное движение проникло даже в японскую поп-культуру. В 1954 году продюсер Томоюки Танака представил: «Что, если бы динозавр, спящий в Южном полушарии, был разбужен и превращен в гиганта в результате Бомбы? Что, если он нападет на Токио? » (Цуцуи 15).Результатом стала Годзилла, или Gojira на японском языке. Как объяснил Танака: «С самого начала темой фильма был ужас бомбы. Человечество создало Бомбу, и теперь природа собиралась отомстить человечеству »(18).

Начались также движения за мир, такие как «декларация мира», которую мэр Нагасаки ежегодно с 1954 года зачитывает в годовщину бомбежки. 1955 г.В 2015 году сайт Хиросимы посетили 1,5 миллиона посетителей, в том числе более 300 000 иностранцев.

В 1955 году Хиросима также организовала Первую всемирную конференцию против атомных и водородных бомб. Члены hibakusha выступили на второй конференции, состоявшейся в Нагасаки в 1956 году, и освещение этого мероприятия в прессе усилило их голоса.

Сознание жертвы

Хотя страдания хибакуша , без сомнения, уникальны для них, хигаиша ишики («сознание жертвы») быстро заняли центральное место в коллективной национальной идентичности Японии.Это было предвосхищено и, возможно, начато императором Хирохито в его радиообращении, объявившем о капитуляции Японии 15 августа 1945 года: «Враг начал использовать новую и самую жестокую бомбу, мощность которой поистине неисчислима, унося потери много невинных жизней. Если мы продолжим борьбу, это не только приведет к окончательному краху и уничтожению японской нации, но также приведет к полному исчезновению человеческой цивилизации ».

В то время как Германия в значительной степени противостояла и, с точки зрения национальной идентичности, занималась своими преступлениями во время Второй мировой войны, Япония не прошла через тот же процесс.Устанавливая свою послевоенную идентичность, Япония сосредоточила внимание на страданиях от атомных бомбардировок, а не на зверствах, которые она совершила в годы до и во время войны. Жестокость японцев включала вторжение в Маньчжурию, где печально известная «Группа 731» проводила медицинские эксперименты над людьми, военнопленных использовали для рабского труда, а тысячи женщин были вынуждены в сексуальное рабство в качестве «женщин для утех» японской армии. Не менее жестоким было вторжение на Филиппины, где в ходе марша смерти Батаана были убиты тысячи американских и филиппинских военнопленных.

Токийский процесс над японскими военными преступниками длился почти в три раза дольше, чем в Нюрнберге, и все 25 обвиняемых «класса А» были признаны виновными. Во время оккупации Соединенные Штаты использовали средства массовой информации для распространения новостей о военных преступлениях Японии, но это не прижилось. Хотя многие японцы были шокированы, узнав о зверствах, совершенных их армией, они также рассматривали всех солдат, которые видели сражение «жертвами» войны, и многие считали войну законной самообороной.

Рассказ о жертве сохранился в значительной степени из-за политического консерватизма в японском правительстве, подчиняющемся Либерально-демократической партии. Историк Джон У. Дауэр описал, как «ядерная виктимизация породила новые формы национализма в послевоенной Японии - неонационализм, который сложным образом сосуществует с антимилитаризмом, и даже« пацифизм одной страны », давно поддерживаемый многими людьми и группами, связанными с политическими левыми». (Хоган 124).

Сознание жертвы было отражено, например, в учебниках истории, которые часто сокращали или полностью не учитывали роль Японии в войне.Даже Национальный мемориальный музей Сёва, открытый в 1999 году в Токио, преуменьшает зверства японцев и вместо этого был основан «в память о страданиях японцев во время и после Второй мировой войны».

Восприятие

Hibakusha в Соединенных Штатах

По большей части первая реакция в Соединенных Штатах на взрывы была триумфальной. Цензура означала, что немногие рассказы выживших доходили до Соединенных Штатов. Государственные служащие, такие как военный министр Генри Стимсон в своей статье «Решение об использовании атомной бомбы», защищали взрывы, и это оказало заметное влияние на общественное мнение.Как писал в 1956 году физик Юджин Рабинович: «За немногими исключениями, общественное мнение радовалось Хиросиме и Нагасаки как демонстрации американской технической изобретательности и военного превосходства».

Однако со временем американская общественность стала лучше понимать опыт выживших. В 1955 году хибакуша привлекли внимание всей страны, когда группа из 25 женщин (которых называли «девицами Хиросимы») приехала в Соединенные Штаты для проведения реконструктивной хирургии.У истоков проекта был Киёси Танимото, методистский священник, который был одним из шести хибакуся , представленных в Хиросиме Джона Херси. Танимото стремилась помочь женщинам, которые в результате травм пострадали от крайних деформаций, но пластическая хирургия в Японии в то время была не так развита, как в Соединенных Штатах. Танимото заручился помощью редактора журнала и активиста Нормана Казинса. Несмотря на возражения Государственного департамента, который опасался, что операции могут быть признанием вины американцев, Девы приехали в Нью-Йорк.138 операций были выполнены в течение 18 месяцев в больнице Mount Sinai с неоднозначными результатами; одна из женщин умерла от остановки сердца.

Танимото был показан вместе с двумя девушками в эпизоде ​​сериала «Это твоя жизнь» в мае 1955 года. Не предупредив гостей заранее, ведущий Ральф Эдвардс устроил капитану Роберту Льюису, второму пилоту «Энолы Гей», чтобы тоже появляются. Бледный Танимото пожал руку Льюису, который, казалось, был переполнен эмоциями. (Позже сообщалось, что Льюис на самом деле был пьян - услышав, что он будет появляться с жертвами взрывов, он был настолько расстроен, что направился прямо к бару.)

После визита девушек Хиросимы в Соединенных Штатах появилась новая волна литературы и фильмов о бомбардировках. «Ядерная война в Сент-Луисе», написанная антиядерными активистами в Сент-Луисе, была переиздана в «Субботнем обзоре » Казинса в 1959 году. Бетти Джин Лифтон сняла документальный фильм « Тысяча журавлей » в 1970 году. Ее муж, врач Роберт Джей Лифтон, также опубликовал Смерть при жизни: Выжившие в Хиросиме в 1967 , в котором представлены счета из 70 хибакуша .Как позже объяснил Роберт Лифтон: «Мы требуем, чтобы Хиросима и ее образы дали сущность нашим собственным ужасам ... Они поддержали наше воображение о холокосте и, возможно, помогли сохранить нам жизнь» (Hogan 160).

Тем не менее, политика памяти, связанная с взрывами остается спорной в Соединенных Штатах, так же, как они это делали в Японии. В 1995 году предложенная выставка Enola Gay в Национальном музее авиации и космонавтики была отменена после протестов военных ветеранов, а также резкой критики со стороны средств массовой информации, историков и даже Конгресса.На выставке планировалось показать свидетельств и фотографий хибакуся, , а также раздел, посвященный зверствам японцев во время войны.

Наследие

Последствия атомных бомбардировок Японии сохраняются и по сей день. Само слово «Хиросима» в Японии и США вызывает в воображении образы ужасов ядерного оружия и современной войны. Историки, ученые и политики продолжают спорить о моральных и стратегических оправданиях взрывов.

В 2011 году авария на АЭС «Фукусима-дайити» в Японии вызвала крупнейшую ядерную аварию со времен Чернобыля.Это также вызвало серьезный сдвиг в японском антиядерном движении в сторону протестов против ядерной энергетики, и в настоящее время японское правительство полностью отказывается от атомных электростанций. Жертв аварии также называют хибакуша . (Хотя в этом слове используются несколько иные символы, чем у жертв атомной бомбы, в данном случае это означает «жертвы радиации в результате ядерной аварии», они произносятся одинаково.) Исследование 2017 года показало, что 62% из 348 хибакуша Фукусима опрошенных подверглись дискриминации.

Хотя в последние годы японское повествование, основанное на сознании жертвы, несколько смягчилось, оно все еще существует. Во время своего визита в Перл-Харбор в 2016 году премьер-министр Синдзо Абэ говорил о «духе терпимости и силе примирения» и выразил «искренние и вечные соболезнования душам погибших», но не принес извинений. Тем не менее Абэ, член Либерально-демократической партии, столкнулся с политической критикой в ​​Японии за свой визит.

В мае 2016 года Барак Обама стал первым президентом США, посетившим Хиросиму. «Мы стоим здесь, в центре города, и заставляем себя представить себе момент, когда упала бомба», - сказал он. «Мы заставляем себя чувствовать страх перед детьми, сбитыми с толку тем, что они видят. Слушаем тихий крик. Мы помним всех невинных людей, убитых на дуге той ужасной войны, войны, которые были до этого, и войны, которые последуют за этим ». Кроме того, Обама призвал к ограничению ядерного оружия, заявив: «Возможно, мы не достигнем этой цели при моей жизни, но настойчивые усилия могут свести на нет возможность катастрофы.Мы можем наметить курс, который приведет к уничтожению этих запасов. Мы можем остановить распространение среди новых наций и обезопасить смертоносные материалы от фанатиков ».

Обама также добавил двух бумажных журавликов к памятнику Садако Сасаки. Два года назад во время бомбежки Сасаки прославился складыванием бумажных журавликов из-за японской легенды о том, что любому, кто сложит 1000 журавликов, исполнится желание. Она умерла от лейкемии в 1955 году и вдохновила детей на создание детской книги « Садако» и «1000 бумажных журавликов » в 1977 году.Сегодня бумажные журавлики имеют для Японии символическое значение. Sadako Legacy, некоммерческая организация, занимающаяся распространением послания Сасаки, пожертвовала свои журавли в мемориалы по всему миру, включая Всемирный торговый центр и Перл-Харбор.

По состоянию на 2016 год в живых осталось примерно 174 000 хибакуся . Они и их потомки по-прежнему сталкиваются с дискриминацией в Японии, особенно в вопросах брака. Многие продолжают скрывать правду о своей истории и страданиях, которые пережили их семьи.

Хиросима и Нагасаки - Врачи штата Орегон за социальную ответственность

Программа мира PSR штата Орегон координирует ежегодное мемориальное мероприятие в Портленде, посвященное годовщине атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Мы работаем с нашими партнерами по сообществу, чтобы помнить о жертвах ядерного оружия, информировать общественность об опасностях, связанных с ядерным оружием сегодня, и вовлекать наше местное сообщество в движение за отмену ядерного оружия.

Прочтите и просмотрите видео с выставки «75 лет спустя уже сейчас: Хиросима, Нагасаки и ликвидация ядерной угрозы» , нашего онлайн-мемориального мероприятия 2020 года.

Прочтите и просмотрите фотографии и видео с выставки Неравное воздействие ядерного оружия: Мемориал Хиросимы и Нагасаки 2019 .

Прочтите и просмотрите фотографии и видео с выставки Перед лицом ядерного наследия Америки: Хиросима, Нагасаки и острова Тихого океана , нашего мемориального мероприятия 2018 года.

Прочтите и просмотрите фотографии с выставки Вспоминая Хиросиму и Нагасаки: от отчаяния к надежде , нашего мемориального мероприятия 2017 года.

6 и 9 августа 1945 года Соединенные Штаты сбросили ядерные бомбы на японские города Хиросима и Нагасаки. В результате этих нападений было убито более 200 000 мирных жителей, и бесчисленное количество выживших страдают от последствий бомбардировок по сей день. Плутоний для оружия, сброшенного на Нагасаки, был разработан в Хэнфордской ядерной резервации недалеко от Ричленда, штат Вашингтон, всего в нескольких часах езды от Портленда на реке Колумбия. Спустя десятилетия исследования выживших и их потомков выявили убедительные генетические изменения и пороки ДНК.

Ядерное оружие - это оружие неизбирательного массового уничтожения, и оно представляет собой морально неприемлемую технологию, похожую на химическое и биологическое оружие. Весь процесс производства ядерного оружия, от добычи до испытаний и использования до хранения, исторически непропорционально сильно сказывался на цветных сообществах, коренных общинах, женщинах и детях. Сегодня ядерный арсенал США содержит более 2400 мегатонн разрушительного потенциала, что эквивалентно 159000 бомб размером с Хиросиму.

Орегон PSR призывает правительство Соединенных Штатов взять на себя ведущую роль в усилиях по установлению мира во всем мире, резко сократить наши запасы ядерного оружия в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия 1970 года и присоединиться к мировому сообществу в усилиях по отмене ядерного оружия во всем мире. .

Узнайте больше о резолюции города Портленд в поддержку Договора ООН о запрещении ядерного оружия (принята в ноябре 2019 г.).

Узнайте больше о законе о ядерном оружии, принятом в Совместном мемориале 5 Сената Орегона (принят в июне 2019 г.).

Узнайте больше о Договоре Организации Объединенных Наций о запрещении ядерного оружия (принят в июле 2017 г.).

Трагедия Хиросимы и Нагасаки коснулась не только Японии, но и всего мира. Во многом так же, как такие технологии, как химическое и биологическое оружие, запрещены международным правом, то же самое должно быть и ядерное оружие. Все страны несут ответственность за предотвращение новой ядерной катастрофы, и мы призываем нашу страну взять на себя инициативу в этих усилиях.

Трагедия в Нагасаки | The Japan Times

Кошмар снова обрушился на город Нагасаки. Во вторник вечером бандит выстрелил и смертельно ранил мэра Нагасаки Итчо Ито. Мэр агитировал за четвертый срок на воскресных выборах. Семнадцать лет назад предшественник г-на Ито Хитоши Мотодзима был серьезно ранен после того, как его застрелил правый, который был возмущен комментариями мэра относительно военной ответственности императора Сёва. Такие террористические акты против политиков непростительны.Хладнокровное убийство г-на Ито должно быть осуждено как не что иное, как нападение на саму демократию. Также вызывает сожаление тот факт, что инцидент с применением насилия произошел в Нагасаки, городе, который после взрыва атомной бомбы особенно сильно стремится к миру.

Человек, застреливший г-на Ито, является действующим главой банды Ямагути-гуми, крупнейшей преступной организации Японии. Воспользовавшись неохраняемым моментом, когда г-н Ито закончил кампанию и возвращался в свой офис, нападавший подошел к мэру сзади, вытащил пистолет и выстрелил с близкого расстояния.Две пули пронзили сердце и легкие г-на Ито, смертельно ранив его.

Гангстер был рассержен тем, что не получил от города компенсации за незначительный ущерб, нанесенный его автомобилю в 2003 году на строительной площадке общественных работ. Он жаловался в городскую администрацию более 30 раз, но его требования о компенсации были отклонены.

Нападение во вторник произошло в то время, когда в нашей памяти все еще живы события о поджоге дома г-на Коити Като, бывшего генерального секретаря Либерально-демократической партии.15 августа 2006 года, в тот же день, когда тогдашний премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми посетил храм Ясукуни, правые сожгли дом г-на Като в Цуруока, префектура Ямагата. Прокуроры заявили, что правые решили совершить нападение после прочтения статьи в журнале, в которой г-н Като критиковал посещение г-ном Коидзуми Ясукуни. Хотя некоторые политики и другие лица раскритиковали нападение, инцидент не усилил заметно настроения японского общества против политического насилия. К сожалению, г.Сам Коидзуми решил подождать 13 дней, прежде чем выступить против нападения. Первоначальное заявление премьер-министра Синдзо Абэ об убийстве г-на Ито, которое требовало лишь строгого расследования, также вызывает разочарование.

Г-н Ито был впервые избран мэром Нагасаки в 1995 году, победив г-на Мотодзиму, который добивался пятого срока. По совпадению, оба были консерваторами, но оба стали мишенью. В декабре 1988 года, когда Император Сёва был серьезно болен, г-н Мотодзима сказал на собрании городского собрания, что, по его мнению, Император несет некоторую военную ответственность.В следующем месяце император скончался. 18 января 1990 года правый, возмущенный заявлением г-на Мотодзимы, выстрелил мэру в спину перед зданием мэрии, серьезно ранив его.

В качестве мэра Нагасаки г-н Ито принимал активное участие в кампании против ядерного оружия. Каждый год 9 августа, в годовщину атомной бомбардировки Нагасаки 1945 года, он зачитывал ежегодную декларацию мира, адресованную всему миру, на поминальной службе по жертвам бомб. В прошлогодней декларации мира г-н Ито призвал ядерные державы смиренно прислушиваться к голосам выживших после атомной бомбардировки и других миролюбивых людей и отменить ядерное оружие.Он также призвал японское правительство придерживаться пацифистских принципов Конституции.

В 1995 году г-н Ито вместе с г-ном Такаши Хираока, тогдашним мэром Хиросимы - единственного города, пострадавшего от атомной бомбардировки, - заявил Международному суду в Гааге, что ядерное оружие является явным нарушением международного права. . Он не только раскритиковал испытания ядерного оружия, проведенные Северной Кореей в октябре 2006 года, но и осудил политического руководителя ЛДП Шоичи Накагаву, который после испытаний в Пхеньяне призвал Японию провести обсуждения по вопросу о вооружении ядерным оружием.Смерть г-на Ито нанесла большой удар по кампании за ядерное разоружение.