Содержание

Почему средневековые армии состояли из наемников | История и современность

Комплектование армий в Средневековье происходило при принципу призыва. Каждый вассал должен был отслужить своему королю примерно 40 дней в году. Вассалы приходили со своими отрядами, с собственным оружием и припасами. При необходимости монарх призывал и крестьян в ополчение на те же 40 дней.

Теоретически сюзерен мог собрать огромную армию, но вот практически никак не получалось. В самом начале средневековья, когда было много воинственных свободных людей, рассматривавших войну как развлечение и заработок, система работала. Но уже к веку в XI она выдохлась.

По обычаю вассалы могли откупить от службы за строго фиксированную плату и до 2/3 рыцарей так и предпочитали делать. Задержать призванных больше, чем на 40 дней, можно было, предложив им плату, но соглашался далеко не всякий.

С учетом неторопливости средневековых войн приходилось хорошо планировать систему призыва так, чтобы растянуть ее на всю военную компанию. Т.е., если предположить, что компания должна была продлиться полгода, то приходилось за раз призывать только пятую часть людей.

Получалась довольно неудобная система, при которой войска не могли набраться опыта, да и собрать крупную армию просто не получалось. Пехота, составленная из крестьян, вообще была крайне слаба и откровенно плохо вооружена.

Еще надо отметить, что рыцари часто враждовали между собой, порой требовалось было проявлять чудеса дипломатии, чтобы не допустить конфликтов, тасуя отдельные отряды.

На фоне этих трудностей наемники выглядели куда удобнее – они готовы были служить, пока наниматель платил уговоренные деньги – хоть два года, хоть три. Вооружение у них тоже было самое лучшее, да и умения им пользоваться хватало, как и боевого духа. Наемники были надежнее собственных феодалов, так что короли нередко из пришлых военных специалистов формировали отряды телохранителей.

Как правило, наемники происходили из бедных регионов Европы, так что для них служба была возможностью обеспечить себя и своих близких. Уже к XII веку наемники составляли большую часть европейских армий, предоставляя нанимателям профессиональную пехоту. Славились копейщики из Брабанта и арбалетчики из Гаскони. Впрочем, уже с XIII века на первое место вышли наемники их Германии и Швейцарии, а со второй половины XIV века появилось большое количество итальянских наемников, в основном арбалетчиков. Интересно, что несмотря на то, что итальянцы подались в наемники позже всех, но именно они стали законодателями правил найма.

Если раньше наемники отправлялись на службу по одному, то именно итальянцы начали собирать целые отряды, которые уже и предлагались желающим.

От итальянцев пошло слово «солдаты», которое образовалось от распространенных итальянских серебряных монет – сольди. А вот «кондуктор» тогда билеты не проверял, так назывался человек, занимающийся сбором наемников.

Если статья понравилась, то ставьте лайк и подписывайтесь на канал

Средневековый наёмник ландскнехт

Средневековая рыцарская конница господствовала на полях сражений, и не было в Европе силы, способной смести ее ряды. Но все изменил роковой для феодализма XVI век. Некогда примитивные артиллерийские орудия отныне превратились из сомнительных диковин в грозные боевые единицы. Особую опасность для закованных в латы всадников представляло ручное огнестрельное оружие, способное пробивать закалённые доспехи. На волне этих новшеств, в средневековой Германии появилось новое военное сословие, именуемое ландскнехтами. Наемники, набранные из низов общества, быстро снискали славу отчаянных воинов, готовых служить заказчику за звонкую монету. Прежде всего, к их услугам прибегал император, которому временами сильно докучали строптивые вассалы и воинственные соседи. Именно поэтому наемных пехотинцев именовали ландскнехтами: в дословном переводе с немецкого языка это означает «слуга страны». За верную службу те имели на землях империи массу привилегий. Например, право носить яркие и вычурные одежды, что не одобрялось для иных простолюдинов.

Слева направо: рядовые ландскнехты с аркебузами, барабанщик, знаменосец

Слева направо: флейтист, сержант, капитан, лейтенант

В отрядах наемников отнюдь не царила анархия. Во главе каждого из них обычно стоял капитан, подыскивавший выгодные заказы для компании. Подобное занятие не считалось чем-то зазорным, и зачастую предводителями ландскнехтов становились дворяне. Правда, среди них встречались нечистые на руку командиры, искавшие любые способы вытянуть из заказчика больше денег. И хорошо, если они делились неправедно нажитым со своими воинами, ведь скрывать такое от вооруженной до зубов толпы, привычной к душегубству, было весьма рискованным занятием. Случалось, что капитанов убивали их же разъяренные солдаты. Глава корпорации тоже имел право вершить суд над провинившимися ландскнехтами. Наказание следовало, смотря по серьезности проступка. За драку без оружия в руках можно было отделаться палками, а вот за бегство из сражения или за кражу трофеев предводитель вешал ослушника с одобрения общества. По закону войны ландскнехт имел право взять себе в обход товарищей только оружие и личные вещи убитого им врага, исключая деньги, которые шли в общую кассу отряда.

Монеты могли попасться самые разные, например серебряный грош из австрийских земель некогда входивших в Священную Римскую империю. Он выполнен в приличном для XVI столетия качестве. Лицевую сторону украшает профиль местного эрцгерцога Фердинанда, еще не успевшего занять трон германского императора. Описание его длинного титула занимает легенды обеих сторон. На обороте отчеканен геральдический орел со щитом, условно содержащим австрийские гербовые цвета (красный и белый).

Австрийский грош

Австрийский грош

  • Металл: серебро;
  • Масса: 2.18 г;
  • Год чеканки: 1550.

В мошне ландскнехта вполне могли побывать и серебряные 3 крейцера из Эльзаса. Эта монета наглядно показывает правило, по которому местная символика германских земель изображалась на лицевой стороне, тогда как имперский двуглавый орел скромно ютится на обороте. Аверс украшен геральдикой Эльзаса. Номинал указан в весьма необычном месте: цифру «3» обнаружим на груди орла Священной Римской империи.

Три крейцера из Эльзаса

Три крейцера из Эльзаса

  • Металл: серебро;
  • Масса: 1.65 г;
  • Год чеканки: 1601.

Немецкие наемники были универсальными пехотинцами. Среди них встречались отделения стрелков с аркебузами или же с более мощными фитильными мушкетами. Пистолеты с колесцовым замком могли себе позволить лишь офицеры, ведь такие образцы стоили в 5-6 раз дороже аркебузы из-за сложностей в изготовлении. Время от времени ещё использовались арбалеты, но архаичное оружие с трудом пробивало закалённые доспехи противника. Нередко ландскнехты брали в руки длинные пики, строились в баталию и наводили на врага ужас ощетинившимися, медленно идущими на него рядами. Если отряд был престижным, в первых рядах чаще стояли доппельзольдеры, лучшие солдаты, храбро воевавшие за двойное жалованье, и без того немалое. На случай ближнего боя у всякого наемника имелся меч на поясе. Иные предпочитали фламберг, но последний считался подлым оружием. Волнистый клинок наносил страшные раны с почти гарантированной гангреной, поэтому его обладателя обязательно ждала бы мучительная смерть, случись тому оказаться в руках противника.

Фламберг

В те далёкие времена и речи не шло о войсковом снабжении, поэтому ландскнехты вынуждены были сами добывать пропитание, нередко за счёт жителей земель, через которые пролегал путь отряда. Правда, не все наёмники испытывали настолько жестокую нужду. Среди солдат, живущих одним днём и спускавших заработанное на развлечения, встречались весьма рачительные люди, чье имущество занимало в обозе по несколько подвод. Но все они искали малейшую возможность заняться грабежом и мародерством. Случалось, что немецкие наемники брали города без приказа заказчика и даже вопреки его интересам, если тот не мог вовремя и щедро оплатить их услуги.

Дележ добычи виделся желанной прибавкой к доходу солдата. Капитан наемников должен был умело оценить все захваченное добро – от монет разных стран и эпох до конской упряжи. Затем предводитель искал лучшую цену, которую предлагали за трофеи местные купцы. После продажи вырученная сумма поровну делилась между воинами, исключая офицерские и сержантские доли – те были куда значительнее.

Германские ландскнехты традиционно дурно относились к швейцарским наёмникам, часто отбивавшим у них хлеб. К тому же, во времена Реформации многие горцы обратились в протестантов, а их немецкие соседи в основном остались в католической вере, что окончательно их перессорило. Битвы, в которых случалось участвовать швейцарским пикинерам и ландскнехтам, отличались запредельной жестокостью, в том числе к пленным и раненым. Стороны придерживались так называемой «плохой войны»: мучительно умерщвляли противника, даже если за него можно было бы взять неплохой выкуп. Но всем этим воинам суждено было стать частью прошлого в XVII веке, когда им на смену пришли регулярные армии европейских монархов. Легендарные наемники эпохи Возрождения оказались бессильны бороться с плотным огнем линейной пехоты, вооруженной мушкетами новых образцов.

Сражение ландскнехтов и швейцарцев

10 удалых наёмников, разорявших средневековую Европу

1. Сэр Джон Хоквуд.

Несмотря на успешную карьеру в White Company, сэр Джон Хоквуд умер довольно богатым человек и даже удостоился фрески во Флорентийском Соборе.

Родившийся в семье эссексского землевладельца, Хоквуд уехал во Францию, чтобы сражаться за Эдварда III, когда ему было 18 лет. Он был посвящён в рыцари за победу англичан в Пуатье, но после Соглашения Bretigny бедного рыцаря оставили без работы. Он вступил во Free Companies, чтобы прокормить себя.

Будучи солдатом короля, Хоквуд был неизвестным воином, но после превращения во фрилансера, он добился поразительного успеха. В поисках счастья в средневековой змеиной яме Италии, Хоквуд стал лидером White Company. Компания стала терроризировать Италию, получив репутацию "самой вероломной и злой". Единственная хорошая вещь, которая могла быть сказана о них, состояла в том, что "они не калечили и не сжигали своих жертв как венгры". Местное население называло силу Хоквуда "дьяволами в человеческом обличье".

Следующие 30 лет бизнес на убийствах, грабежах и шантаже процветал. Его навыки привлекли внимание Папы Римского, Флоренции, Милана, Пизы и Перуджи. Хоквуд боролся за них всех, потому что его единственной слабостью были деньги, он предавал их всех, когда поступало более привлекательное предложение. Золотые флорины текли в казну Хоквуда такой рекой, что он конкурировал с банками и международными торговыми домами. White Company должна была нанять адвокатов и нотариусов, чтобы вести учёт взяток и выкупов и составлять контракты.

Сэр Джон стал столь влиятельным в итальянской политике, что он был призван, чтобы устроить брак третьего сына Эдварда Лайонела и дочери Герцога Милана. Он сам женился на 17-летней дочери герцога, когда ему было 57 лет. Именно Флоренция предложила Хоквуду самые богатые вознаграждения, и он закончил свои дни как генерал флорентийцев, способствуя созданию их республики. К его смерти в 1394, сэр Джон сделал репутацию "самого способного военного начальника Средневековья".

Кому война, а кому мать родна

Постоянные конфликты между итальянскими государствами в Средние века, частые заговоры и перевороты, а также вторжения агрессивных соседей способствовали росту значения военной профессии на Апеннинском полуострове. Особенности политического строя региона и бурные конфликты обусловили распространение целых банд воинов, которые за приемлемую плату могли отстоять интересы той или иной синьории или городской республики и защитить их от посягательств соседей. В свободное время эти отряды, чтобы прокормить себя, принимались грабить простых обывателей, внося ещё больший хаос в повседневную жизнь крестьян и горожан. К услугам не отягощённых моральными принципами наёмников итальянские правители стали прибегать ещё в XIII веке. В следующем столетии наёмные отряды распространились по всей Италии.

В тесноте и в обиде

На протяжении столетий, последовавших за падением Западной Римской империи в 476 году, понятие «Италия» оставалось сугубо историческим и географическим. Не имея политического единства, Апеннинский полуостров с прилегающими островами Сицилия, Сардиния и Корсика представлял собой сложную мозаику небольших княжеств, синьорий и республик. Лишь южная часть полуострова, Меццоджорно, начиная с норманнского завоевания в XI веке была объединена в политических границах Неаполитанского королевства. В остальных частях Италии правили герцоги, маркграфы, синьоры или же там установился республиканский режим.

Костюм гонфалоньера Флорентийской республики. Поль Лормье, иллюстрации костюмов к опере Guido et Ginevra ou la peste de Florence, 1837–1838 годы

Во главе многих городов утвердились наследственные правители, носившие формальные титулы и звания «синьоров», «капитанов народа», «первых граждан», «гонфалоньеров» и т.д. Например, в Милане правил род Висконти, во Флоренции — Медичи, в Вероне — Скалигеры, в Тревизо — Камино, в Падуе — Каррара. Иногда синьоры не обладали внешними признаками наличия верховной власти, однако их возможности и клиентские сети делали их фактическими правителями, как было с родом Медичи во Флоренции.

Мелкие и крупные итальянские государства постоянно враждовали или объединялись в недолговечные союзы, обычно создававшиеся под оборонительными лозунгами. В действительности же их цели были вполне агрессивными. Маркизы Монферратские и графы Савойские оспаривали власть над Пьемонтом, род Висконти пытался подчинить себе весь север Италии, городские республики Тосканы постоянно соперничали между собой за верховенство, феодальные кланы в Неаполитанском королевстве бросали вызов правившим там династическим домам, а торговые мореходные республики Генуя и Венеция сошлись в кровопролитной войне. Ни одно из государств не могло добиться перевеса и занять доминирующие позиции в регионе. Более или менее крупные военные конфликты разгорались на территории разобщённой Италии постоянно, что способствовало подъёму искусства дипломатии, развитию фискального аппарата и, безусловно, становлению профессиональной армии.

Наёмники в средневековой Италии

Видный современный историк М. Маллет писал, что «история военного дела в Италии в XIV веке наполнена иностранными наёмниками и искателями приключений». По мнению другого исследователя, У. Каферро, «наёмные солдаты являлись характерной чертой итальянского общества XIV века». Действительно, исторические хроники от Савойи и Милана на севере до Неаполя на юге Апеннинского полуострова полны упоминаний о действиях наёмных отрядов, особенностях их быта и характерах их предводителей. Роль наёмничества в истории того времени столь велика, что автор одной из хроник заметил: «Они бы захватили всю Италию, если бы их (отряд — прим. авт.) не распустили».

Наёмники — обобщённое наименование профессиональных солдат, которые зарабатывали себе на жизнь воинским ремеслом. Они получали плату от тех или иных итальянских правителей и в обмен на неё вели боевые действия, включая сражения, осады и набеги. Нередко наёмные отряды занимались поиском пропитания на свой страх и риск. Попросту говоря, они грабили местное население в деревнях, а в городах вымогали у жителей деньги. Их разбойничьи действия часто упоминаются в исторических источниках той эпохи.

Первыми наёмниками были главным образом иностранцы. Богатым торгово-ремесленным центрам Северной и Центральной Италии было выгоднее привлекать солдат из других стран, нежели рисковать и доверять оружие собственному рыцарству. В XIII–XIV веках итальянские города массово избавлялись от аристократического правления, и их республиканские власти опасались любой возможности возвышения прежней знати. По этой причине вместо того, чтобы доверять защиту города представителям благородных семейств, они заключали контракты с профессиональными солдатами.

История наёмничества, в том числе в итальянских землях, довольно древняя. Судя по всему, иностранные наёмники активно привлекались в период борьбы в городских республиках Тосканы партий гвельфов и гибеллинов. К примеру, в сражении при Буонковенто в 1266 году на стороне гвельфов сражалась французская и прованская конница. Армии претендентов на императорский трон, вступавших на территорию Италии в первой половине XIV века, включали наёмных солдат из Германии, Брабанта и Венгрии. Первая известная кондотта (контракт) с капитаном наёмного отряда относится к периоду между 1260 и 1270 годами. С этого времени о предводителях наёмников можно с полным основанием говорить как о кондотьерах.

Первые кондотьеры

Флорентийский хронист Джованни Виллани «отцом кондотьеров» называл Роджера Флорского — бывшего тамплиера, ставшего после разгрома ордена предводителем каталанских наёмников в Византии. С такой оценкой согласен исследователь Дж. Триз, тогда как по мнению Д. Уэли «зародышем» кондотьеров были так называемые «коннетабли» (conestabilis). Историки Дж. Канестрини и Д. Хэй возводят историю наёмных компаний в Италии к походу императора Генриха VII в 1310 году. А вот признанный авторитет в военной истории Позднего Средневековья и Ренессанса Майкл Маллет начинает её с двух каталонских командиров, терроризировавших небольшие государства Апеннинского полуострова на рубеже XIII–XIV веков.

Вступление Роджера Флорского в Константинополь. Художник Хосе Морено Карбонеро, 1888 год

Первый из них, Гильермо делла Торре, появился на службе у тосканского города-государства Сиена в 1277 году. Он возглавлял группу из 19 наёмников. В реестре оплаты 1285 года он фигурирует уже как командир 114 кавалеристов. Поработав после сиенцев какое-то время на болонцев, делла Торре перешёл на службу Флоренции и на протяжении двух лет обеспечивал гарнизонами пограничные крепости этой республики. Естественно, количественный и качественный состав его отряда на протяжении многих лет менялся. Известно, что в 1292 году под его командованием находилось немногим более 100 человек. Национальное происхождение 53 из них можно идентифицировать: 28 провансальцев, восемь французов, два фламандца, семь итальянцев, семь испанцев и один англичанин. Эту разношёрстную компанию держали вместе исключительно воля командира и его репутация человека, способного обеспечить наёмнику заработок.

В начале следующего столетия на страницы средневековых хроник попал ещё один каталонец — Диего де Рат. Он служил неаполитанскому королю Роберту, а в 1305 году его «одолжили» флорентийцы. Случилось так, что Диего остался во Флоренции на целых восемь лет. Подчинённый ему отряд был бо́льшим, чем у его предшественника: до 300 кавалеристов и до 500 пехотинцев. Они составили ядро армии Флорентийской республики и Тосканской лиги. Диего был настолько известной в городе фигурой, что стал одним из героев «Декамерона» Джованни Боккаччо. О том, как жители Флоренции стереотипно воспринимали наёмника, может поведать следующая история:

«Когда епископом Флоренции был мессер Антонио д'Орзо (между 1309 и 1322 годами — прим. авт.), достойный и умный прелат, во Флоренцию прибыл некий каталонский дворянин по имени Дего делла Ратта в качестве маршала короля Роберта. Будучи красивым собою и большим волокитой, он случайно увлёкся одной из числа других флорентийских дам, очень красивой, приходившейся внучкой брату означенного епископа. Узнав, что её муж, хотя из хорошего рода, был крайне скуп и человек дрянной, он сошёлся с ним на том, что даст ему пятьсот флоринов золотом, а тот дозволит ему проспать одну ночь с его женой; поэтому, приказав позолотить серебряные монеты в два сольда, бывшие тогда в обращении, проспав с его женою, хотя это было и против её желания, отдал их ему. Когда потом всё это узналось, дрянному мужу достался лишь урон и насмешки, а епископ, как человек умный, представился, будто обо всем этом ничего не знает».

История Диего де Рата и флорентийской дамы. «Декамерон» Джованни Боккаччо.
Источник: Illustrations de Contes de Boccace. — Paris, 1869. — P. 327.

Остаётся уточнить, что один золотой флорин в то время состоял из 20 сольдо. История эта имеет продолжение, с которым может ознакомиться каждый, заглянув в новеллу третью дня шестого «Декамерона».

«Вольные компании» XIV века

В начале XIV столетия организованные наёмные отряды ещё не были распространённым явлением в Италии. Именно благодаря своей исключительности и необычности они попадали на страницы исторических хроник и художественных произведений. В основном же наёмниками были отдельные солдаты либо небольшие группки солдат, нанятых в дополнение к городскому ополчению того или иного итальянского государства. Отряды наёмников пока ещё не представляли собой самостоятельной военной или политической силы. Возвышению наёмничества и приданию ему совершенно новой роли в истории Апеннинского полуострова поспособствовала Столетняя война — военный конфликт между Английским и Французским королевствами, начавшийся в 1337 году.

Эта война, длившаяся с паузами на перемирия и мирные договоры более века, породила такое явление как банды бывших солдат. Во время военных действий их использовали противоборствующие стороны, а в мирное время они превращались в грабителей и мародёров. Во Франции эти люди были известны как рутьеры (routiers) и экоршеры (ecorcheurs). Под предводительством командиров Сегена де Бадфоля, Бернара и Бертюка д’Альбре, Арно де Серволя и других они разорили целые области: Бургундию, Лимузен, Овернь, а также долины Луары и Роны. На Пиренейском полуострове отряды наёмников активно действовали во время войны между королями Педро I Жестоким Кастильским (1350–1369) и Пере III Церемонным Арагонским (1336–1387).

Ландскнехт Клас Винтергрён с сыном Хайнцем. Художник Никлас Штёр. Раскрашенная гравюра на дереве, около 1530 года

В Италии они были известны как «вольные компании» или «компании искателей приключений» (compagnie di ventura), а их капитаны — как кондотьеры (condottieri). И именно здесь они причинили наиболее тяжкие беды. Италия с её богатыми городами и конфликтной политикой мелких государств представляла собой особенно плодородное поле для деятельности наёмников. В результате к середине XIV века Апеннинский полуостров оказался наводнён отрядами, разрушительный путь которых проходил от северных границ Савойи до южных пределов Неаполитанского королевства. Больше всего пострадали от наёмников Тоскана и Умбрия — области, лежавшие между владениями рода Висконти на севере и Папским государством и Неаполитанским королевством на юге.

Отличительные черты итальянского наёмничества

М. Маллет определил три характерные черты так называемых «великих компаний» (отрядов) наёмников, которые в течение нескольких десятилетий определяли социальный и политический облик средневековой Италии.

Значительный размер. Отправной точкой для начала истории отрядов наёмников обычно считают 100 солдат — численность отряда Гильермо делла Торре. Впрочем, на протяжении XIV столетия компании наёмников достигали и гораздо большего размера, вплоть до нескольких тысяч солдат. Между 1320 и 1560 годами на территории Италии действовало более 700 только немецких предводителей наёмников, в подчинении у которых находилось более 10 000 солдат. При этом большие компании складывались из более мелких отрядов, так что командиры последних подчинялись наиболее известному и опытному кондотьеру.

Иностранное происхождение компаний наёмников, бороздивших Апеннинский полуостров в XIV веке. Небольшие отряды обычно были мононациональными, тогда как крупные компании наёмников чаще всего состояли из представителей многих народностей. Больше всего среди них было немцев, однако встречались в отрядах воины, пожалуй, всех европейских национальностей: испанцы и каталонцы, выходцы из Северной и Южной Франции, англичане, венгры и многие другие.

Нагрудник и бургонет ландскнехта. Северная Германия, около 1540–1560 годов. Двуручный меч. Милан, около 1560–1570 годов. Из коллекции Музея оружия в Брешии. Фото автора

На долгие годы, а иногда и на десятилетия они оказывались оторваны от родных краёв. Иногда в дни мира наёмники могли вернуться к обычной жизни, навестить свои семьи или родных. Однако иностранцы, бродившие по Италии с оружием в руках, такой возможности не имели. Понятие «зимние квартиры» в чужой стране для них отсутствовало, а собственные дома находились слишком далеко. Поэтому в мирное время они были вынуждены преображаться из нанятых защитников в мародёров и вымогателей. Впрочем, политическая нестабильность и внимание, которое Италия притягивала со стороны иноземных правителей, обеспечивали отряды наёмников постоянной «работой».

Демократическая природа этих военных организаций или же, иными словами, их организационная целостность и самостоятельность. Самые известные отряды действовали в качестве полноправных субъектов вооружённых конфликтов, происходивших в странах Западной Европы в XIV веке. Иной раз они формировались на демократической основе, избирая себе предводителей. Перед командирами стояли чёткие задачи: обеспечить достижение цели компании, то есть заработать, используя военную силу или угрожая её применить. Кроме того, предводитель должен был обладать коммуникативными навыками, ведь от него требовалось выполнять функции дипломата и переговорщика. Также глава компании должен был разрешать внутренние конфликты и справедливо делить трофеи.

Очень важную четвёртую характеристику «вольных компаний» дал другой историк, Уильям Каферро. Он пишет, что они имели «глубоко предпринимательский характер». Иными словами, капитаны и другие командиры наёмников выступали своего рода хозяевами и менеджерами предприятий. Они действовали на рынке военных услуг, предлагая их тому или иному правителю, а простые солдаты выступали в роли наёмных работников. Во второй половине XIV века спрос на эти услуги был очень высоким, что и породило к жизни самостоятельно действующие военные отряды наёмников.


Литература:

  1. Caferro, W. John Hawkwood: An English Mercenary in Fourteenth-Century Italy. — Baltimore, MD, 2006.
  2. Caferro, W. Mercenary Companies and the Decline of Siena. — Baltimore-London, 1998.
  3. Canestrini, G. Documenti per servire alla storia della milizia italiana del secolo XIII al XVI // Archivio Storico Italiano. — 1er ser. — 1851. — Т. 15.
  4. Cronica di Pisa / Rerum Italicarum Scriptores, vol. 15. Mediolanum, 1729
  5. Hay, D. Europe in the Fourteenth and Fifteenth Centuries. — L., 1970.
  6. Mallett, M. Condottieri and Captains in Renaissance Italy // Chivalric Ethos and the Development of Military Professionalism / Ed. by D. J. B. Trim. — London–Boston–Köln, 2003.
  7. Mallett, M. Mercenaries and Their Masters: Warfare in Renaissance Italy. —Totowa, NJ, 1974.
  8. Mallett, M. The Condottiere // Renaissance Characters / Ed. E. Garin. — L.–Chicago, 1991.
  9. Trease, G. The Condottieri. — L., 1970.
  10. Villani, G. Istorie fiorentine / A cura di A. Mauri. — Milano, 1834.
  11. Waley, D. The Army of the Florentine Republic from the Twelfth to the Fourteenth Century // Florentine Studies: Politics and Society in Renaissance Florence / Ed. by N. Rubinstein. — Evanston, Ill., 1968.
  12. Боккаччо, Д. Декамерон. — М., 1955.

Наемники - Социальные институты - ЦИВИЛОПЕДИЯ

От начала времен люди убивали и умирали из-за денег (а наиболее чувствительные из-за чести, веры, любви и прочей чепухи). Никто наверняка не знает, когда впервые вождь какого-нибудь племени нанял опытных бойцов в помощь своему необученному (и часто упрямому) войску или для защиты собственной персоны, но после того, как Цинь покорили прочие воюющие царства, династии Цинь и Хань стали нанимать степных кочевников-лучников для обеспечения безопасности. Ксенофонт утверждал, что в 401 году до н.э. Кир Младший нанял десять тысяч греков в погоне за троном Персии. Македонцы, карфагеняне и римляне тоже пользовались услугами «варварских» наемников.

Однако во времена Средневековья наемные войска вышли на первый план. Византийские императоры переняли старую римскую привычку нанимать иностранцев в качестве телохранителей. Так, неустрашимая варяжская стража целиком состояла из норманнов. В Англии Вильгельм Завоеватель прибегнул к помощи фламандских стрелков, чтобы сначала захватить земли, а затем править ими. В Италии отряды кондотьеров за определенную сумму готовы были предложить свой профессионализм любому государству в междоусобной войне, коими ознаменовались XII-XV века... впрочем, они всегда могли переметнуться и на другую сторону. Эль Сид был не единственным христианином, воевавшим на стороне мусульманского правителя.

Так называемые «вольные отряды» стали появляться после того, как в 1360 году мир в Бретиньи положил конец Столетней войне. Тогда сотни опытных солдат решили продолжать жить (и грабить), как привыкли. Работы им хватало: в те годы большинство стран не могло позволить себе постоянную армию. Следуя за такими яркими и жестокими командирами как сэр Джон Хоквуд, Арно де Серволь, Родриго де Вильяндрандо и Вернер фон Урслинген, эти отряды доминировали в европейских войнах с XVII века. На Британских островах и во Франции кровожадные шотландские галлогласы (буквально переводится как «молодые иностранные воины») прославились, убивая англичан. Кроме того, существовали швейцарские наемники, некоторые из которых позже сформировали Папскую гвардию в Ватикане.

Традиция продолжается…

НАЕМНИКИ ОРДЕНА - Воины средневековья. Рыцари Креста. Прибалтика XIII в. - Воины средневековья - Готика

НАЕМНИКИ ОРДЕНА

Вопреки утверждениям многих отечественных историков Тевтонский Орден вовсе не стремился к поголовному истреблению всех прибалтийских племен. В его задачу входило обращение их в христианскую веру, и это являлось как бы оправданием всех завоеваний.
Многие вожди местных племен добровольно принимали христианство и активно участвовали в походах Ордена. Надо сказать, что Орден ценил их службу и старался по достоинству вознаградить. Как правило, в качестве награды отличившимся предоставлялись значительные земельные наделы, освобождение от податей и пр. Поэтому с течением времени даже те, кто поначалу оказывал Ордену активное сопротивление, постепенно смирялись и начинали ему служить. Так что в орденском войске было довольно много воинов-прибалтов, уже принявших христианство или склонявшихся к его принятию. Это были ливы, лэтты, пруссы, эсты, латгаллы и другие. Имена многих прусских воинов, верно служивших Ордену, как, например, Мартин из Голина, Конрад – дьявол, Стовемел или Глаппо, зафиксированы в хрониках.
На боевую службу они выходили в своем исконном защитном одеянии. Кроме того, воины-прибалты значительно повлияли на тактику боевых действий орденских немцев, а также на состав их вооружения. Многие элементы прибалтийского оружия и снаряжения, такие как сулицы или прусские щиты, позже займут полноправное место в комплексе орденского оснащения, придавая воину неповторимый облик.
На этом рисунке показаны два прусских воина. Конный принадлежит к знати, вооружен копьем и боевым ножом. Туловище защищено кольчужной рубахой и ламеллярным панцирем с ламеллярными оплечьями, а также большим круглым деревянным щитом. На голове сфероконический клепаный шлем с кольчужной бармицей. На левой руке небольшой круглый щит. Он вооружен кинжалом и двумя сулицами.
Иллюстрации художника Морского Антона.

Наемники немецкого ордена | Железный век

Наемничество было “древнейшей профессией” в военном деле средневековья, бравшей начало со времен каролингских армий, отрядов викингов, за плату оберегавших друг от друга берега франкских королевств, и варяжской гвардии византийских императоров.

Для ясности изложения сразу определимся в терминах: наемниками мы считаем тех, кто сражался по добровольно заключенному на определенный срок контракту за плату в звонокой монете, в отличие от тех, кто был обязан службой в силу вассальной присяги. Это уточнение необходимо потому, что с XIV в. во многих государствах рыцари-ленники также стали получать фиксированное денежное вознагараждение за военную службу, но, в отличие от настоящих наемников, были обязаны исполнять воинскую обязанность своему сюзерену, вытекающую из условий принесенной ему вассальной присяги – оммажа.

Известно, что еще до того как во время Столетней войны резко обозначилось преимущество профессиональных наемных отрядов над феодальным дворянским ополчением, средневековые монархи предпочитали в идеале видеть свои армии составленными именно из наемных солдат. Последние имели по крайней мере два важных для средневековья преимущества: служили сколь угодно долго, вернее пока им платили, и не видели разницы в том где и с кем воевать.

В армии Тевтонского ордена удельный вес наемников стал быстро возрастать именно с тех пор, как во второй половине XIV в. крестоносцы столкнулись со схожими проблемами. Тевтонцы встречались теперь на поле брани с христианами, вследствие чего быстро иссякал поток “гостей”-рыцарей из Западной Европы. Эту значительную брешь в комплектовании армии Ордена следовало срочно заполнить, и более того, войско крестоносцев нуждалось в спешном усилении, так как с 80-х гг. XIV в. оно оказалось лицом к лицу с превосходящими силами польско-литовской унии.

Наемники подходили для этой цели как нельзя лучше, поскольку не испытывали никаких комплексов относительно конфессиональной принадлежности противника.

Однако в армиях европейских государств число нанятых воинов зависело не от желания правителя, а от состояния его казны. У тех, кто особенно нуждался в наемниках последняя зачастую бывала не в лучшем состоянии и не могла обеспечить запросы в полном объеме. Проблема эта решалась по-разному.
В Англии король Генрих II еще в XII в. обязал дворян-землевладельцев взамен воинской повинности платить особый налог, так называемые щитовые деньги, на которые и вербовалась значительная часть армии. Во Франции реализовать подобную меру не удалось и монархи этой страны могли себе позволить нанимать только специализированные части определенного рода оружия, например пеших итальянских арбалетчиков.

Небольшие города-государства Апеннинского полуострова, ввиду определенных условий вынужденные принимать на службу целые армии кондотьеров, несмотря на свое финансовое процветание с трудом наскребали деньги для их оплаты. Так во Флоренции, в начале 60-х гг. XIV в. выложившей только за один год на наемные отряды 100000 золотых флоринов, был даже установлен специальный налог со всех горожан для сбора средств на эти цели. А римские папы в XIV в. тратили на кондотьеров 60 % бюджета, и отнюдь не из-за чрезмерной своей воинственности, но ввиду высокой стоимости их услуг.

Тевтонский орден же не имел тех проблем в ходе вербовки, с которыми сталкивались другие государства – денег было достаточно и распоряжались ими братья исключительно по своему усмотрению. Только в 1409 г. и лишь на выплату задатков наемным отрядам было потрачено более тридцати тысяч гривен – огромная по тогдашним меркам сумма.

После грюнвальдского разгрома крестоносцы без труда увеличили содержание всем своим наемникам чтобы удержать их на службе. Собственно и спасен Орден в 1410 г. был благодаря его неисчерпаемым финансам, позволившим срочно навербовать за границей целую армию. Так продолжалось и впоследствии: в войнах XV в. великие магистры зачастую вовсе не имели при себе собственно орденских войск, а сражались во главе наемных отрядов. Правда в Тринадцатилетнюю войну 1454-1466 гг. с Польшей это приносило уже не только успехи, но и жестокие поражения – подкупленные наемные гарнизоны не раз сдавали крепости врагу.

Впрочем до Грюнвальда средневековые солдаты удачи еще не составляли преобладающей части армии крестоносцев, хотя, наряду с братьями и “гостями”, были наиболее надежны и боеспособны.

Вербовались они перед началом кампании, как правило в “ближнем зарубежье” – Германии, Силезии, Чехии. Туда выезжали специальные орденские представители, заключавшие контракты с предводителями наемных отрядов. В отличие, скажем, от Англии, где такой контракт подписывался с каждым воином в отдельности, или Италии, где на службу принимались целые армии в несколько тысяч человек, вербовавшиеся в войско Ордена “роты” имели численность от нескольких десятков до тысячи с небольшим воинов. Они подразделялись на “копья” по 3 человека, причем в данном случае речь идет не о тактических или организационных, а лишь о платежных единицах – жалование выдавалось на тройки, а не каждому солдату в отдельности.

Интересно, что контракты с наемными ротами заключались как правило не от имени великого магистра, а от лица отдельных орденских комтуров. Таким образом формально воины служили не всему Ордену, но лишь конкретному конвенту. При заключении договора предводителю наемной роты выдавался аванс на приобретение вооружения, экипировки, лошадей для его людей и дорогу до орденских владений, который потом удерживался при общем расчете. Срок службы отсчитывался с момента пересечения наемниками западной границы Тевтонского государства на Одере, однако дорога от нее до Вислы, тоесть к будущему театру военных действий, оплачивалась отдельно.

В войске Ордена наемники не составляли отдельных крупных отрядов, как это было в большинстве других армий, а ротами входили в состав хоругвей комтурств. Они также часто размещались гарнизонами в крепостях. Жалование наемных воинов в 1409 г. составляло 11 гривен на “копье” в месяц. Осенью 1410 г., после Грюнвальда, сумму увеличили до 12 гривен и на обратную дорогу от Вислы к Одеру стали выдавать не двухнедельный, как ранее, а трехнедельный оклад.

Много это было или мало? Судя по тому, что понесшие при Грюнвальде жестокие потери наемники не впали в панику и не стали разбегаться, подобно даже многим братьям Ордена, но стойко обороняли Мариенбург и продолжали охотно идти на службу тевтонцам, в накладе они не оставались. В отличие от западноевропейских наемников Столетней войны, основную массу которых составляли пехотинцы и лучники, вербовавшиеся Орденом германские и чешские воины были главным образом конными арбалетчиками.
Так например в роте фон Коттвица в 1410 г. на 150 копейщиков приходилась тысяча стрелков. Наемники были надежными и универсальными солдатами, одинаково хорошо сражавшимися в конном и пешем строю, при осаде и защите крепостей, с мечом и арбалетом в руках. Никаких особенностей в тактике именно наемных рот орденской армии не прослеживается, на поле боя они стояли в рядах клиньев-колонн тевтонских хоругвей и действовали точно также, как и другие контингенты составлявших их воинов.

Из этого правила имелось лишь одно, весьма своеобразное исключение. Речь идет о балтийских корсарах, в просторечии именовавшихся “корабельными парнями” (schiffskinder). Они чрезвычайно размножились на Балтийском море в третьей четверти XIV в., во время продолжительных войн между королевой Маргаритой Датской и герцогом Альбрехтом Мекленбургским за шведский престол.

К 90-м гг. XIV в. корсары-каперы, получившие уважительное прозвание Виталийских братьев, стали самостоятельной военно-политической силой в регионе. Их “братство” могло выставить 300 судов и 3 тысячи воинов, опиралось на систему собственных укрепленных баз в портах Мекленбурга, Шлезвига и Ост-Фрисландии.

В 1394-1397 гг. оставшиеся по окончании датско-мекленбур жской войны не у дел корсары вст упили как равноправная договаривающаяся сторона в сложившийся тогда в Восточной Европе антиорденский союз. Под его флагом виталийские братья устроили несколько масштабных походов через все Балтийское море.
В 1394 г. их флот, выйдя из Мекленбурга, овладел островом Готланд, затем опустошил окрестности Стокгольма, после чего отправился в Финляндию, где корсары взяли крепости Або и Выборг. Сделав их своими базами, виталийские братья установили контроль над восточной Балтикой, в частности в 1395 г. отряд из четырех сотен корсаров уничтожил конвой русских и ганзейских кораблей на реке Неве. На следующий год их флотилии атаковали Ревель и Нарву, проникли по рекам вглубь земель Ливонского ордена и напали на Дерпт. К 1397 г. виталийское братство по сути владело Балтийским морем и держало в своих руках все торговые пути на нем, что послужило одной из причин готландских походов Ордена 1398 и 1404 гг.

Только совместными действиями тевтонцев, Ганзы и шведов на рубеже XIV-XV вв. удалось свести на нет могущество корсаров, вновь низведя их до положения обычных пиратов. Утратившие единое руководство и отказавшиеся от амбициозных планов виталийские братья представляли из себя теперь сотни отличных опытных воинов, наполнивших балтийские порты в поисках знакомой работы.

Их недавний грозный враг – Тевтонский орден, попав в тяжелейшее положение после Грюнвальда, был готов предоставить ее корсарам. Сразу после известия об этом поражении в Данциге были наняты 400 моряков, прекрасно показавших себя во время обороны Мариенбурга. В сентябре 1410 г. комтур Эльбинга принял на службу еще 200 человек, в декабре в гарнизоны трех орденских замков было направлено по 100 корсаров. При этом они сражались не только на суше, в качестве обычных воинов, но и действовали на лодках по рекам в глубине территории противника, совершая рейды, неся патрульную службу, доставляя грузы в осажденные крепости.

Численность наемников известна нам лучше чем какой бы то ни было другой составляющей орденской армии, поскольку братья скрупулезно фиксировали все выплаты жалования им в специальных казначейских книгах. К счастью большая часть этих книг за начало XV в. дошла до наших дней.
Согласно содержащимся в них сведениям всего в начале июля 1410 г. в Пруссии находился 5751 наемник. Однако часть рот, завербованных перед самым началом кампании, прибыла на Поморье только в первых числах июля и не успела присоединиться к армии великого магистра до сражения. Поэтому на грюнвальдском поле в ее рядах состояло только 3712 наемников.


Источник – “Армия тевтонского ордена”, Козюренок К.Л.
Выложил – Мэлфис К.

наемников | Encyclopedia.

com

Общее определение наемников сосредоточено на следующих двух элементах: иностранном характере военной службы и, прежде всего, финансовой мотивации в предоставлении боевой службы. Наемничество означает наем иностранных лиц или групп лиц государством или организацией для выполнения боевых задач в личных целях. В 1987 году Комиссия Организации Объединенных Наций по правам человека назначила Специального докладчика Энрике Берналеса Баллестероса из Перу для анализа, отслеживания и отчетности по всем формам наемничества.Несмотря на растущее осуждение, наемники продолжают существовать в самых разных формах и принимают участие в разнообразной деятельности.

Исторический обзор

Наемничество восходит к древности, времени, когда армии преимущественно состояли из иностранных профессиональных солдат, ищущих личной выгоды. Первое упоминание о наемничестве было записано Ксенофонтом в г. Анабасис г .; там он отметил, что Кир использовал десять тысяч наемников против своего брата Артаксексера в борьбе за персидский престол в 401 г. до н. э.Многие из этих иностранных солдат были аркадцами, ахейцами и пелопоннесцами, пережившими экономическую нестабильность после Пелопоннесская война. В 334 г. до н. Э. Персы использовали греческих наемников для борьбы против Александра Великого, который, в свою очередь, привел более 44 000 наемников в Малую Азию. Его македонские преемники также использовали высококвалифицированные армии наемников для ведения войны, как и греческие города-государства в четвертом веке до нашей эры. Первая Пуническая война между Римом и Карфагеном (264–261 гг. До н. Э.) Зародилась в результате деятельности наемников, и во втором веке немецкие наемники сыграли решающую роль в защите Римской империи.Более тысячи лет наемники составляли костяк армии Восточной Римской империи. Правители Византии и Карфагена также полагались на военный опыт иностранных солдат при защите своих империй.

В средние века наемники сохранялись, и их вербовка увеличивалась. В XII веке наемники в основном использовались для колониальной экспансии и для поддержания иностранного господства в колонизированных странах. Крестовые походы породили более анархическую форму наемничества, включая постконфликтные подвиги после появления групп наемников.Формирование коалиций в ответ на эти группы в конечном итоге привело к их временному поражению в двенадцатом и тринадцатом веках. Состоящие из разных национальностей, в том числе английских, французских, фламандских, немецких, итальянских и каталонских бойцов, эти группы вновь появились как Grandes Compagnies во время Столетней войны (1337–1453) и были окончательно расформированы в 1453 году. В тринадцатом и шестнадцатом веках кондотьеров , внештатные командиры каталонских, английских, немецких и венгерских войск, были наняты в Италии для вербовки и вооружения людей и ведения боевых действий в итальянских республиках.Подъем абсолютной монархии в пятнадцатом и шестнадцатом веках привел к повышению статуса наемников, на которых правители полагались для ведения войн и поддержания порядка в своих королевствах. Таким образом, в феодальный период наемничество было относительно институционализировано; короли и лорды имели в своем распоряжении группу людей, готовых сражаться за плату.

Как постепенное исчезновение приватизированной войны, так и консолидация национального государства в конечном итоге породили новую форму наемничества.Традиционно наемник продавал свои услуги иностранному государству или юридическому лицу. Однако в пятнадцатом и шестнадцатом веках определенное количество солдат было временно сдано в аренду одним государством другому иностранному государю. Эта закупка иностранных войск была обширной в эпоху Возрождения и отличается от недисциплинированных наемных компаний Средневековья. Швейцарские и немецкие войска регулярно сдавались в аренду между пятнадцатым и девятнадцатым веками и играли важную роль в религиозных войнах в этот период.Например, Швейцарская гвардия, основанная в шестнадцатом веке, продолжает служить Ватикану. Широко распространенная государственная практика давала наемникам международно-правовой статус и легитимность до восемнадцатого века, в течение которого рост национализма и введение постоянной армии для защиты государства привели к упадку наемничества. Развитие закона нейтралитета в девятнадцатом веке, который обычно запрещал вербовку граждан государства в иностранные армии, также спровоцировало регресс наемнической деятельности.Эта эволюция была наиболее заметной в Европе, поскольку колониальные державы продолжали полагаться на использование местных наемников в Америке, Индии и Африке.

В двадцатом веке практика наемничества развивалась и возродилась в другой форме. Наемничество усилилось в контексте деколонизации в 1960-х годах и признания права на самоопределение. Эти независимые наемники, которых часто называют «солдатами удачи», «дикими гусями» или les affreux (ужасные / ужасные), появились в постколониальной Африке и использовались для дестабилизации новых независимых правительств.Однако к 1960-м годам наемники перестали считаться неотъемлемой частью вооруженных сил. Тем не менее использование наемников продолжалось и в последующие десятилетия, включая их активное участие в гражданских войнах в Конго (1960–1963; 1964–1967), Нигерии (1968–1969), Судане (1970), Анголе (1975), и Латинская Америка в 80-е годы. Также обычно называемые традиционными наемниками, многие из которых были выходцами из бывших колониальных армий, включая Французский Иностранный легион и бельгийскую армию, они угрожали слабым, новым независимым национальным государствам, часто оказывая влияние на внутригосударственные конфликты на африканском континенте.В это время деятельность наемников была неорганизованной и недисциплинированной и включала относительно небольшое количество людей. На карту часто оказывались жизненно важные экономические интересы, а наемничество предполагало такие действия, как мятежи и противоповстанческие действия, смена режима и гражданские конфликты.

Международное право

В последнее время законодательная база для запрета наемников была предусмотрена посредством норм, регулирующих общее применение силы в отношениях между государствами. Особое значение для вопроса о наемниках имеет статья 4 Гаагской конвенции 1907 года о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны (Конвенция V), которая гласит, что << с) группы комбатантов не могут быть сформированы. ни кадровые агентства, открытые на территории нейтральной державы для оказания помощи воюющим сторонам."Государства, которые предпочли оставаться нейтральными во время вооруженного конфликта, обязаны в соответствии со статьей 4 предотвращать формирование групп наемников на своей территории. с целью вмешательства в вооруженный конфликт. Однако международное гуманитарное право (право вооруженных конфликтов) не проводило формального различия между наемниками и другими комбатантами до принятия Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов. 8 июня 1977 г.До этого наемники считались уважаемыми профессионалами и обычно предоставляли статус военнопленных при захвате, тем самым пользуясь защитой в соответствии с Третьей Женевской конвенцией в отношении военнопленных, при условии, что они соответствуют условиям статьи 4.

Согласно статье 47 Дополнительного протокола I, наемники не имеют права на статус военнопленных, хотя государство может предоставить им эквивалентное обращение, если пожелает. Согласно статье 45 любой захваченный комбатант считается военнопленным до тех пор, пока его или ее статус не будет определен компетентным судом.Если наемник не получает статуса комбатанта или военнопленного, он или она должны рассматриваться как гражданское лицо, незаконно участвовавшее в вооруженном конфликте. При квалификации в качестве гражданского лица защита обеспечивается статьей 4 Конвенции (IV) о защите гражданских лиц во время войны (Женева, 12 августа 1949 г.) при соблюдении определенных условий, перечисленных в статье 5. Кроме того, все стороны при конфликте должны соблюдаться основные правила обращения и судебные гарантии, предоставляемые лицам, пострадавшим от вооруженного конфликта и оказавшимся в руках стороны в конфликте (статья 75).

Международное гуманитарное право не рассматривает вопрос о законности наемнической деятельности и не запрещает использование наемников государствами или другими организациями. Право вооруженного конфликта просто определяет статус наемников и последствия в случае захвата. Согласно определению, содержащемуся в статье 47 Дополнительного протокола I, наемником является любое лицо, которое:

  • (a) специально завербовано на месте или за границей для ведения боевых действий в вооруженном конфликте;
  • (б) действительно принимает непосредственное участие в боевых действиях;
  • (c) мотивировано на участие в боевых действиях главным образом из-за стремления к личной выгоде и, фактически, ему обещано, стороной в конфликте или от ее имени, материальная компенсация, существенно превышающая обещанную или выплаченную ей. комбатанты аналогичных званий и функций в вооруженных силах этой Стороны;
  • (d) не является гражданином или стороной в конфликте, а также не проживает на территории, контролируемой стороной в конфликте;
  • (e) не состоит в вооруженных силах стороны, находящейся в конфликте; и
  • (f) не было направлено государством, не являющимся стороной в конфликте, для выполнения служебных обязанностей в качестве военнослужащего.

Эти требования являются кумулятивными, поскольку все они должны применяться для того, чтобы лицо могло быть отнесено к категории наемников. Узкая сфера применения этого определения отражает фундаментальный принцип международного гуманитарного права, который заключается в обеспечении того, чтобы потеря специальных гарантий происходила только в очень ограниченных обстоятельствах.

Право вооруженного конфликта не предусматривает защиты во время внутреннего вооруженного конфликта (гражданских войн) для лиц, которые иначе квалифицировались бы как наемники в международном вооруженном конфликте, поскольку статус комбатанта не существует в ситуациях внутреннего конфликта.В международном вооруженном конфликте военнопленный не может быть осужден за участие в конфликте, тогда как в гражданской войне такого иммунитета не существует. Тем не менее наемники гражданской войны имеют право, как минимум, на определенные основные гарантии, такие как гуманное обращение и недискриминация (общая статья 3 Женевских конвенций). Вне боя наемники также защищены применимым международным правом прав человека и другим применимым гуманитарным правом, особенно статьями 4 и 5 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающегося защиты жертв немеждународных вооруженных конфликтов.Наемники в ситуациях внутреннего вооруженного конфликта также подчиняются законам территории, на которой имеет место конфликт.

В отличие от Дополнительного протокола I, Конвенция о ликвидации наемников в Африке запрещает как наемников, так и наемничество, что считается преступлением против мира и безопасности в Африке, независимо от того, совершено ли оно отдельным лицом, группой, ассоциацией или государство или представитель штата. Конвенция, принятая Организацией африканского единства (ОАЕ) в 1977 году, вступившая в силу в 1985 году, определяет преступление наемничества как «попытку лица записаться на службу в качестве наемника либо его вербовки или вербовки; поддержка наемников любым способом, а также когда государство позволяет осуществлять наемническую деятельность на своей территории или в любом месте под его контролем с намерением свергнуть или подорвать конституционный порядок или территориальную целостность другого государства.<< По сути, определение наемника, содержащееся в Конвенции ОАЕ, мало отличается от определения, содержащегося в статье 47 Дополнительного протокола I. Конвенция ОАЕ имеет важное значение тем, что она квалифицирует как конкретное преступление наемничества и содержит ряд соответствующих обязательств, включая усыновление мер по искоренению наемнической деятельности, а также судебного преследования или выдачи совершение преступления, предусмотренного Конвенцией. Кроме того, представители государства могут быть наказаны, если государство, обвиняемое в причастности к наемнической деятельности, предстает перед любым компетентным органом ОАЕ или международным трибуналом и признано нарушившим Конвенцию.В то время как Дополнительный протокол I признан на международном уровне, Конвенция ОАЕ носит региональный характер, поскольку она применима только к государствам африканского региона, завершившим процесс ратификации.

Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников была принята в 1989 году и вступила в силу 20 октября 2001 года. Ее международный охват аналогичен дополнительному протоколу I, но Международная конвенция расширяет определение термина наемник для прикрытия ситуаций, отличных от вооруженного конфликта, включая ситуации, в которых люди вербуются для участия в согласованном акте насилия с целью свержения правительства или подрыва конституционного строя государства или посягательства на территориальную целостность государства.Международная конвенция определяет конкретные преступления, в том числе вербовку, использование, финансирование или обучение наемников или попытки сделать это. Он также предусматривает уголовную ответственность за сообщников любого лица, которое либо совершает, либо пытается совершить преступление, указанное в Конвенции, независимо от того, принимали ли соответствующие наемники участие в согласованном акте насилия. Государства обязаны воздерживаться от участия в любых действиях, указанных в Конвенции, и предотвращать такие действия со стороны других путем принятия соответствующих мер.Судебное преследование правонарушителей на национальном уровне также предусмотрено в рамках, установленных Конвенцией. Хотя Международная конвенция является обязательным инструментом международного права, она не получила широкой ратификации.

В целом усилия по борьбе с явлением наемничества, будь то на региональном или международном уровне, не увенчались успехом. Различные инструменты допускают разные, а иногда и противоречивые толкования, а ряд юридических недостатков и пробелов затрудняет точную классификацию акта наемничества и выявление тех, кто его совершает.По словам специального докладчика Организации Объединенных Наций (ООН) Энрике Берналеса Бальестероса, вопросы, на которые нет однозначных ответов, включают следующее: Каков статус иностранцев, которые после въезда в страну приобретают гражданство, чтобы скрыть этот факт? что они наемники на службе либо у третьего государства, либо у другой стороны в вооруженном конфликте? Каков статус гражданина-нерезидента, которому третье государство платит за преступную деятельность против своей страны происхождения? Каков статус лиц с двойным гражданством (одно из которых является статусом государства, против которого они осуществляют преступную деятельность), которым платит либо государство их другого гражданства, либо третье лицо? Каковы пределы jus sanguinis, - права, по которому национальность или гражданство может быть предоставлено любому лицу, рожденному от одного из родителей, являющегося гражданином или гражданином этого государства? В частности, каковы пределы jus sanguinis в вооруженном конфликте, когда те, кому заплатили и отправили воевать в стране своих предков, ссылаются на это право во внутреннем или международном вооруженном конфликте? Определение наемника, содержащееся в статье 47, хотя и не рассматривает эти вопросы, почти буквально повторяется в определениях, принятых как в ОАЕ, так и в международных конвенциях.По словам Специального докладчика, «соответствующие международно-правовые инструменты представляют собой несовершенные инструменты для решения проблемы наемников». Кроме того, в этих определениях не учитываются недавние изменения, произошедшие в наемнической деятельности.

Новые наемники

Международная реструктуризация и переходный период после окончания «холодной войны» выявили необходимость в альтернативных мерах безопасности при отсутствии поддержки сверхдержавы. Этот вакуум безопасности включает, например, возрождение крайнего национализма и сепаратизма, этнической и религиозной нетерпимости, а также неспособность малых государств сдерживать внутренние угрозы безопасности.Таким образом, в период после окончания "холодной войны" появились новые категории наемников и наемников. Наемная деятельность расширилась и разнообразилась как в теории, так и на практике, и больше не ограничивается преимущественно африканским континентом. Например, наемники использовались в войнах, которые происходили на территории бывшей Югославии, и в войнах, затронувших некоторые государства, вышедшие из бывшего Союза Советских Социалистических Республик. Они также использовались в длительных конфликтах, таких как конфликт в Колумбии, и в попытках дестабилизировать политические режимы, включая коммунистическое правительство Фиделя Кастро на Кубе.Модернизация наемнической деятельности существенно изменила практику наемничества, которая приняла сложные и многогранные формы в самых разных ситуациях и контекстах.

В 1990-х годах частные охранные компании, специализирующиеся на военных услугах, дополнили использование традиционных наемников. Группы профессионалов частично заменили относительно небольшое количество людей, которые доминировали на арене наемников в период с 1960-х по 1980-е годы. Такие компании существовали до окончания холодной войны, в том числе condottieri и Grandes Compagnies эпохи Средневековья и Возрождения.Как и их предшественники, частные охранные компании нанимают своих солдат на иностранные субъекты, но адаптировались к потребностям и структуре мира после «холодной войны». Операционные методы теперь включают предложение услуг безопасности и военных консультаций и помощи на международном рынке в обмен на деньги, а также концессии на добычу полезных ископаемых и энергетику. Специальный докладчик отмечает, что частные компании, предлагающие военные, консультационные и охранные услуги, в настоящее время созданы на всех пяти континентах и ​​что некоторые из этих компаний недавно получили контракты на десятки миллионов долларов США.В отличие от традиционных наемников, которые в большинстве своем скрытны, частные охранные компании являются зарегистрированными корпоративными компаниями. По словам Специального докладчика, они, как правило, являются частью корпоративных холдинговых компаний и дочерних компаний и принимают участие в различных услугах через другие компании, включая транспорт, связь, экономические и финансовые консультации, а также услуги в области здравоохранения и санитарии. Помимо суверенных правительств и государственных структур, клиенты варьируются от международных организаций, иностранных посольств и неправительственных организаций (НПО) до транснациональных корпораций, которые обычно занимаются нефтью, разведкой и разведкой полезных ископаемых.Специальный докладчик также отмечает, что некоторые из этих частных охранных компаний обеспечивают подготовку боевых подразделений или пилотов для перевозки войск, предлагают специализированные технические услуги и иногда активно участвуют в боевых действиях.

К числу наиболее важных частных охранных компаний относятся Executive Outcomes (в настоящее время расформированная), Military Professional Resource Institute, Defense Systems Ltd. и Sandline International. В апреле 1995 года правительство Сьерра-Леоне наняло компанию Executive Outcomes, чтобы противостоять угрозе со стороны повстанческой армии, Объединенного революционного фронта (ОРФ).Исполнительные итоги побудили ОРФ договориться о мирном урегулировании в ноябре 1996 года, после того как разрушили штаб повстанцев в юго-восточной части страны. Однако успех Executive Outcomes в Сьерра-Леоне можно противопоставить тому факту, что он обеспечил временное краткосрочное решение конфликта. Когда в январе 1997 года компания покинула эту западноафриканскую страну, мирное соглашение распалось, и насилие вспыхнуло снова. По мнению Специального докладчика, право на жизнь, безопасность и мир, включая сохранение обоих верховенство закона и демократия - это не вопросы, которые можно доверить частным охранным компаниям.Один из самых спорных аспектов этого вопроса включает утверждение о том, что охранные компании действуют легально, поскольку подписывают контракты с законными правительствами. Однако, по мнению Специального докладчика, ответственность за внутренний порядок и безопасность суверенного государства лежит на самом государстве; он не может ни передать эти обязанности, ни отказаться от них. Несмотря на то, что в последние годы ценные бумаги были частично приватизированы и теперь эту функцию выполняет государство, нельзя превышать ряд ограничений.По мнению Специального докладчика, компании не должны активно участвовать в вооруженных конфликтах или вербовать и нанимать наемников. Кроме того, государство должно сохранять за собой право защищать внешние границы или поддерживать общественный порядок. Короче говоря, компании не должны пытаться подменить государство в защите национального суверенитета.

Кроме того, по мнению Специального докладчика, предпосылку, лежащую в основе утверждения о том, что охранные компании заполняют критический пробел, предлагая альтернативную модель безопасности, нельзя путать с эффективностью предлагаемых услуг и характером совершаемых ими действий.Например, некоторые виды деятельности, проводимые наемниками, и наем профессиональных услуг этого типа распространяются на другую незаконную деятельность, включая торговлю оружием, оборот наркотиков, терроризм, попытки дестабилизировать законные правительства и действия по установлению принудительного контроля над ценными природными ресурсами. По словам Специального докладчика, участие наемников в другой преступной деятельности также привело к их участию в совершении серьезных нарушений прав человека и международного гуманитарного права.Таким образом, озабоченность вызывают компании, предлагающие услуги военной безопасности на международном рынке, которые вербуют, нанимают и используют наемников, а также случаи, когда эти компании участвуют в вооруженных конфликтах.

Ограничительный подход, принятый ООН при увязке наемников с согласованными актами насилия, направленными на нарушение права народов на самоопределение и подрыв конституционного строя государства или его территориальной целостности, в то же время стремясь к существенной личной выгоде и материальной компенсации, таковы, что частные охранные компании в их нынешнем виде не подпадают под это определение.По мнению Специального докладчика, несмотря на некоторые черты наемничества, персонал, работающий в частных военных, консультативных, учебных и охранных компаниях, а также контракты, заключенные между такими компаниями и государствами, нельзя назвать полностью наемниками. Пробелы, обнаруженные в определении наемников, побудили Генеральную Ассамблею в декабре 1999 г. просить Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека созвать несколько совещаний экспертов для изучения нынешних форм наемнической деятельности и предложить рекомендации по обновленному правовому определению, которое обеспечить более эффективный механизм предотвращения и наказания корыстной деятельности.Это было сделано Управлением Верховного комиссара на двух заседаниях, на которых предлагались поправки к Международной конвенции 1989 года.

Эксперты из разных регионов, присутствовавшие на первом заседании в 2001 году, рекомендовали, чтобы обзор юридического определения включал элементы мотива, цели, оплаты, типа действия и национальности, с уделением особого внимания цели, для которой наемник нанимается. . Что касается частных охранных и военных компаний, группа экспертов рекомендовала штатам ввести конкретные законы и постановления, запрещающие этим компаниям участвовать в вооруженных конфликтах, создавать частные армии, заниматься незаконным оборотом оружия, вербовать наемников и участвовать в незаконной добыче оружия. природные ресурсы.По мнению экспертов, действительно существуют эффективные фирмы, предлагающие широкий спектр услуг. Противодействие таким фирмам, предлагающим свои услуги на международном рынке, заключается в их участии в вооруженных конфликтах через группы наемников, формирующих частные армии, а не в их деятельности как таковой или в частном характере таких компаний.

На второй встрече, проведенной в 2002 году, эксперты проанализировали вопросы, касающиеся недавних событий, связанных с деятельностью наемников, мандатом Специального докладчика, криминализацией или наказанием наемников, определением наемников, ответственностью государства за наемническую деятельность, отношениями между терроризмом и наемнической деятельностью, а также регулированием деятельности частных охранных компаний, предлагающих военную помощь и консультационные услуги.В частности, анализ был сосредоточен на определении наемника, включая аспекты, связанные с правовой базой, в которой возникает вопрос, и трудностями с учетом различных форм наемнической деятельности. Однако эксперты не достигли консенсуса в отношении юридического определения наемничества, особенно в отношении составных элементов, международного подхода к вопросу о наемничестве и определения характера наемнической деятельности, требующей криминализации деятельности, которая уже является преступлением, предусмотренным международное право.

Специальный докладчик рассмотрел эти элементы в своей собственной формулировке нового юридического определения наемника в своем докладе Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций на ее пятьдесят восьмой сессии. В своей резолюции об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и воспрепятствования осуществлению этого права народов к самоопределению, Генеральная Ассамблея с признательностью отметила предложение Специального докладчика о юридическом определении наемников и просила Генерального секретаря запросить комментарии государств-членов для включения их в доклад Специального докладчика на Генеральная Ассамблея.Он также просил Специального докладчика включить конкретные рекомендации Генеральной Ассамблее на ее пятьдесят девятой сессии.

В своем заключительном отчете, представленном Комиссии Организации Объединенных Наций по правам человека, Специальный докладчик рекомендует Комиссии поддержать решение распространить среди государств его новое предложение, которое состоит из поправок к первым трем статьям Конвенции 1989 года о борьбе с вербовкой. , Использование, финансирование и обучение наемников. Альтернативное определение охватывает незаконные действия, в том числе следующие: торговля людьми, оружием, незаконный оборот наркотиков и другой незаконный оборот, терроризм, транснациональная организованная преступность, действия по дестабилизации законных правительств и действия, направленные на установление принудительного контроля над ценными национальными ресурсами.Он также считает, что наемники, непосредственно участвующие в совершении преступления, несут уголовную ответственность, и распространяет уголовную ответственность на тех, кто вербует, финансирует, нанимает или обучает наемников для участия в преступной деятельности. Вместо того, чтобы ограничиваться наемником как индивидуальным агентом, предлагаемое определение включает наемничество как понятие, относящееся к ответственности государства и других организаций и отдельных лиц. Альтернативное определение также рассматривает участие наемников в международных и внутренних вооруженных конфликтах, а также согласованные акты насилия.С учетом как того, что определение наемника, содержащегося в статье 1 Международной конвенции 1989 г., трудно применить на практике, так и единодушия в том, что следует выработать новое определение, Специальный докладчик считает, что определение должно быть изменено путем внесения поправки в Международную конвенцию, если наемническую деятельность необходимо предотвращать, искоренять и наказывать.

По мнению Специального докладчика, поправка должна быть обсуждена и одобрена в рамках существующего текста Международной конвенции без ущерба для статьи 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года.Он также вносит ряд предложений, в том числе тот факт, что национальное и международное право должно четко различать между военными консультационными услугами на международном рынке и участием в вооруженном конфликте, а также между действиями, которые можно рассматривать как вмешательство в вопросы общественного порядка и безопасности, которые являются исключительной ответственностью государства. По мнению Специального докладчика, такие компании должны регулироваться и находиться под международным контролем. Он также предлагает усовершенствовать правовые инструменты, которые позволят эффективно преследовать в судебном порядке как наемника, так и компанию, которая его нанимает и нанимает.Различные органы Организации Объединенных Наций и региональные организации, которые борются с присутствием и использованием наемников, также должны быть усилены и должны включать связь между наемниками и терроризмом, а также их участие в организованной преступности и незаконной торговле.

Специальный докладчик также заявляет в своей формулировке предложения, что наемническая деятельность должна считаться преступлением сама по себе и, следовательно, подлежит международному преследованию. По словам Специального докладчика, государства не имеют права вербовать и нанимать наемников и должны понести наказание, если они используют наемников для нападения на другое государство или для совершения незаконных действий против людей.Фактор, который также следует учитывать, заключается в том, что существующие нормы международного права и обычного международного права, касающиеся наемников и их деятельности, осуждают наемнические действия в общем смысле платных военных услуг, которые часто приводят к совершению военных преступлений и нарушений прав человека. , потому что на такие услуги не распространяются гуманитарные нормы, применимые во время вооруженного конфликта. Специальный докладчик также заявляет, что требование о предоставлении иностранного гражданства должно быть пересмотрено, с тем чтобы определение основывалось в первую очередь на характере и цели незаконного деяния, с которым агент связан посредством денежной выгоды.

СМОТРИ ТАКЖЕ Гуманитарное право; Сьерра-Леоне

БИБЛИОГРАФИЯ

Major, M.-F. (1992). «Наемники и международное право». Грузинский журнал международного и сравнительного права 22: 103–150.

Musah, A.-F., and J. K. Fayemi, eds. (2000). Наемники: дилемма африканской безопасности . Лондон: Pluto Press.

Носал, К. Р. (1998). "Roland Goes Corporate: наемники и транснациональные корпорации безопасности в эпоху после окончания холодной войны"." Civil Wars 1: 16–35.

Peter, CM (1984)." Наемники и международное гуманитарное право. " Indian Journal of International Law 24: 373–392.

Zarate, JC (1998). «Появление новой собаки войны: частные международные охранные компании, международное право и новые мировые беспорядки». Stanford Journal of International Law 34: 75–162.

ПУБЛИКАЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ

Gaultier, L., et al. др. (2001) Проблема наемников в Комиссии ООН по правам человека: необходимость нового подхода .Лондон: международное предупреждение.

Комиссия ООН по правам человека (2002). Влияние наемничества на право народов на самоопределение . Информационный бюллетень № 28. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Конвенция о защите гражданского населения во время войны (12 августа 1949 г.). 6 UST 3516, 75 UNTS 287.

Конвенция об обращении с военнопленными (12 августа 1949 г.). 6 UST 3316, 75 UNTS 135.

Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае войны на суше (1910 г.). Гаагская конвенция № V, Положения о законах и обычаях сухопутной войны, 3 Martens (3rd) 461, 2 AJIL Дополнение 20 TS 9.

Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников (1989). ATSD 3714.

Протокол, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) (1977 г.). 1125 UNTS 3, перепечатано в 16 ILM под номером 1391.

Протокол, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II) (1977 г.). 1125 UNTS 606, перепечатано в 16 ILM по номеру 1142.

REGIONAL INSTRUMENT

Конвенция ОАЕ о ликвидации наемников в Африке (1972 г.). Документ ОАЕ CM / 433 / Rev.L, Приложение 1.

ОТЧЕТЫ СПЕЦИАЛЬНОГО ДОКЛАДЧИКА

Берналес Бальестерос, Энрике (20 февраля 1997 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение .Документ ООН E / CN.4 / 1997/24.

Берналес Бальестерос, Энрике (16 октября 1997 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение . Документ ООН A / 52/495.

Берналес Бальестерос, Энрике (13 января 1999 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение .Документ ООН E / CN.4 / 1999/11.

Берналес Бальестерос, Энрике (30 августа 2000 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение . Документ ООН A / 55/334.

Берналес Бальестерос, Энрике (11 января 2001 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение .Документ ООН E / CN.4 / 2001/19.

Берналес Бальестерос, Энрике (14 февраля 2001 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение . Документ ООН E / CN.4 / 2001/18.

Берналес Бальестерос, Энрике (27 июля 2001 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение .Документ ООН A / 56/224.

Берналес Бальестерос, Энрике (10 января 2002 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение . Документ ООН E / CN.4 / 2002/20.

Берналес Бальестерос, Энрике (29 ноября 2002 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение .Документ ООН E / CN.4 / 2003/16.

Берналес Бальестерос, Энрике (2 июля 2003 г.). Доклад по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению прав народов на самоопределение . Документ ООН A / 58/115.

Натали Вагнер

Рынок наемников

Рынок наемников
Конференция
Презентаций

автор

Дэвид А.Латцко
Кафедра бизнеса и экономики
Университет Уилкса,
Wilkes-Barre, PA 18766

Аннотация

Рассмотрены силы спроса и предложения на рынке наемников, а также проблемы принципала-агента и способы их решения. Спрос на древних и средневековых наемников, солдат в те времена, когда качество имело больше, чем количество, в первую очередь проистекал из их превосходства над гражданскими солдатами. К 1700 году количество было доминирующим фактором, и призывники теперь были так же эффективны, как и наемники.Спрос почти исчез, поскольку собрать большую государственную армию призывников дешевле, чем нанять большое количество наемников. Государственные армии также служат для уменьшения конфликтов между принципами и агентами.

РЫНОК НАЕМНИКОВ

Наемники были неотъемлемой частью организованной войны с древних времен. Они служили Израилю при Давиде и Соломоне. Греческие наемники служили в Египте до 500 г. до н. Э. Армия, возглавляемая Ганнибалом через Альпы, была полностью наемной, а наемные вспомогательные войска сражались с римскими легионами.Наемники сопровождали Вильгельма Завоевателя во время его вторжения в Англию, когда он был наемником. арбалетчики сражались при Креси. Британцы наняли наемников для службы во время Войны за независимость США и в Крыму. И хотя Женевская конвенция 1949 года рассматривает наемническую деятельность как международное преступление, 30 000 российских наемников воевали в некоторых частях бывшего Советского Союза и 2000 в Югославии за последние несколько лет (Яков, 1993).

Наемник - это солдат на службе у иностранной державы, основной мотивацией которого является финансовая выгода. 1 Наемник сражается за иностранное государство за деньги (или другие стимулы, такие как предоставление земли и прием в гражданство), а не по идеологии. С другой стороны, рядовые - это граждане, выбравшие военную службу в качестве своей карьеры, в то время как призывники по закону обязаны поступать на военную службу. Целью данной статьи является обзор экономических сил, которые действуют на рынке для наемников и объяснить, почему наемные войны почти исчезли с 18 века.

I. ПОСТАВКА НАЕМНИКОВ

Почему мужчины становятся наемниками? «В первую очередь ради денег», - говорят французские наемники, подавившие восстание в Конго в середине 1960-х годов (Gleijeses 1994, p. 218). Действительно, всякий раз, когда наблюдалось общее экономическое процветание, количество наемников сокращалось. Греческий город / государства V век до нашей эры не использовал наемников, поскольку изобилие той эпохи позволяло большей части населения заниматься гражданскими делами (Parke 1933, стр.14). К концу Пелопоннесской войны в 404 г. до н.э. этого уже не было. Война длилась почти 30 лет, и «мир, должно быть, распространился на В средиземноморском мире многие греки, привыкшие зарабатывать себе на жизнь борьбой »(Parke 1933, стр. 18). Греческий сельскохозяйственный сектор находился в депрессивном состоянии на протяжении 4-го века, и депрессия вынудила многих крестьян, которые были основой греческой армии, чтобы покинуть ферму стать наемниками. Исократ писал в 380 г. до н.э. о «многих, вынужденных из-за недостатка хлеба насущного служить наемниками» (Griffith 1968, p.4). Это увеличение предложения проявилось в резком падении заработной платы наемников. Между 400 и 350 годами до нашей эры ставка заработной платы наемников упала с восьми до четырех оболов в день (Griffith 1968, p. 297). В конце IV века прожиточный минимум составлял два обола в день на человека (Tarn 1925). Это то, что Афины платили беднякам, которые не могли работать. Квалифицированные ремесленники получали по две драхмы в день, когда работали, но трудоустройство было нерегулярным. Рабочий, получивший больше рабочих мест, чем кто-либо другой, может зарабатывать до 240 драхм в год.В среднем это четыре оболочки в день. Неквалифицированные рабочие будут в среднем два оболочки в день. Таким образом, наемники в конце 4-го века до нашей эры, когда наемников было перенасыщено, получали заработную плату, эквивалентную заработной плате самого квалифицированного рабочего. Наемники также могли рассчитывать на добычу и часть доходов от победы. Например, Александр наградил Фессалийская кавалерия за храбрость при Ипсе, отправив ее впереди своей основной армии для занятия Дамаска.

Наемников часто вербовали из экономически отсталых районов древних и средневековых миров.Рим завербовал нумидийцев, балеарцев, галлов, иберов и критян во время Пунических войн. К концу 3-го века нашей эры немецкие части составляли реальную силу римской армии (Delbruck 1975, vol. Ii, p. 250). Большое количество наемников средневековья происходило из горные районы на окраине Европы (Kiernan 1957: 70). Генрих II и Ричард I наняли уэльских, баскских, наваррских и галлоуэйских кернов. Большинство генуэзских арбалетчиков было набрано из владений Генуи: Лигурийских холмов, Корсики и Сардинии.Венеция получила многих своих лучших наемников из Далмации.

Одним из источников наемников в средневековый период были младшие сыновья знати, которые, лишенные наследства отцы и не желающие или неспособные вступать в Церковь, начали профессиональную военную службу. Многие такие наемники присоединились к Уильяму во время его вторжения в Англию в надежде получить землю. Тот же мотив существовал у многих крестоносцев. Как торговля возродилась в 13 веке и города становились все важнее, феодалы испытывали недостаток в наличных деньгах.В результате феодальные обязательства крестьян перед лордами часто превращались в денежные выплаты, а не на работу. Служба наемника была еще одним доступным рыцарям способом получения денег (Gaier 1965). Как и древнегреческий наемник, средневековый итальянский наемник получал заработную плату, равную самой высокой. рабочие заработали. Во Флоренции около 1400 года самые низкооплачиваемые работники физического труда получали от 20 до 25 флоринов в год, в то время как квалифицированный рабочий получал вдвое больше. Средняя заработная плата члена экипажа из трех человек в то время составляла 40 флоринов в год (Mallett 1974, стр.136). Эта зарплата была только половиной того, что у трех человек копье получил в 14 веке. Снижение заработной платы наемников, вероятно, является результатом увеличения предложения наемников из-за восстановления населения после Черной смерти.

Базовая заработная плата наемного немецкого простого пехотинца на протяжении 16 века, четыре флорина в месяц, по сравнению с заработной платой других рабочих. Поденщики в городах зарабатывали не более двух с половиной флоринов в месяц, в то время как в 1540-х годах сельскохозяйственный рабочий-мужчина получал: помимо еды и жилья, от трех до десяти с половиной флоринов в год (Redlich 1964 vol.i, с. 122, 127). Наемники, конечно, могли пополнить свой доход грабежами. По контракту им разрешалось хранить сбрую, доспехи и другие подвижные предметы. Например, в середине 17 века в одно время когда у квалифицированного рабочего в Германии могло быть состояние в 100 флоринов, солдат возвращался из своей первой кампании с добычей на сумму 200 флоринов (Redlich 1956, p. 54). Некоторые солдаты собирали от 8000 до 20 000 талеров путем мародерства (Redlich 1964, т. I, стр. 496). Наемники также могли выкупать военнопленных. 2 Примерно в 1600 году было справедливо потребовать в качестве выкупа годовой доход от имущества заключенного или его годовое жалованье, если он не владел собственностью (Redlich 1956, p. 33).

Таким образом, изменения в предложении древних и средневековых наемников можно проследить за изменением привлекательности альтернативных занятий. Экономическое процветание уменьшило предложение наемников, поскольку было доступно много хорошо оплачиваемых и менее опасных гражданских рабочих мест; поставка наемников раздувалась во времена экономических трудностей, так как альтернатив было меньше.Заработная плата наемников зависела от изменений предложения, но древние и средневековые наемники постоянно получали заработную плату, сопоставимую с заработной платой очень квалифицированного гражданского труда. Поскольку успешные солдаты должны были быть достаточно опытными Сами по себе компенсационная разница в заработной плате, которую получали древние и средневековые наемники, существовала как возможность грабежа.

II. СПРОС НА НАЕМНИК

«Военная экономия от масштаба существует, если увеличение всех затрат на x% увеличивает разрушительную способность армии более чем на x%» (Latzko 1993, p.482). В древних и средневековых боях не существовало эффекта масштаба. Только передние ряды могли сражаться с противостоящими силами, так что, пока линии оставались неразрывными, количество людей, фактически владеющих своим оружием с каждой стороны в любой данный момент, было примерно одинаковым. Большое количество солдат не давало армии непропорционального преимущества в способности наносить урон. Один человек оказался бы против одного человека, так что древние и средневековые сражения, по сути, состояли из серии индивидуальных поединков, в которых боеспособность была решающим фактором.Если предположить, что обе армии были одинаково квалифицированы, более крупная армия победила бы меньшую, но армии могли бы ожидать одинаковых потерь. Маленькая высококвалифицированная армия могла победить более крупную, но менее квалифицированную армию. Таким образом, существовала положительная отдача от качество и мастерство, но не в масштабе в древних и средневековых боях.

Тот факт, что в древних и средневековых боях качество и навыки солдат имели гораздо большее значение, чем просто количество, создал спрос на наемников.Специализация на войне сделала наемников более эффективным бойцом, чем гражданские солдаты. К середине IV в. До н.э. профессиональные армии превзошли гражданских гоплитов (Parke 1933, с. 113). Средневековое флорентийское городское ополчение также показало, что уступает наемным армиям. Он проиграл меньшим силам при Монтаперти в 1260 году, Инчизе в 1312 году и Монтекатино в 1315 году. 3 Следовательно, Флоренция стала нанимать наемников. К кампании весной 1342 года флорентийская армия насчитывала 2000 конных наемников и только 40 гражданских конников (Bayley 1961, стр.15). Венеция также создала постоянную армию наемников, как и все другие итальянские города / государства. Это была система кондотьеров, которую, как утверждает Маллет (1974, с. 11–12), разработали в первую очередь по военным причинам. Проблема заключалась в том, что основная часть городского ополчения составляла пехота и не могла противостоять тяжелой кавалерийской атаке. Однако наемная пехота могла развить сплоченность, чтобы противостоять такой атаке, благодаря длительной совместной службе. Также росла военная специализация.Арбалет, например, привел к созданию более тяжелых пластинчатых доспехов, которые требовали больших затрат и требовали физических усилий. Наемники также, вероятно, не отставали от технического прогресса в военных вопросах (Kiernan 1957: 69). Все это увеличивало разрыв между гражданином и профессиональным солдатом и заставляло нанимать наемников.

Спрос на наемников в древние и средневековые периоды был не только результатом их военного превосходства. Была и экономическая выгода.Поскольку профессиональные солдаты обладали сравнительным преимуществом в войне, использование наемных армий, а не городских ополченцев позволило гражданам использовать собственные способы получения сравнительных преимуществ. После того, как чума поразила Афины во время Пелопоннесская война «оставшиеся граждане, занятые в бизнесе, на ферме и в промышленности, были даже более необходимыми, чем в противном случае, и их число, которое можно было легко избежать, было меньше, так что количество наемников, безусловно, было необычно большим» (Delbruck 1975, vol.я, п. 51).

Использование наемников давало и тактические военные преимущества. Джонс (1987) подчеркивает, что комбинация используемых систем оружия часто была определяющим фактором в древних и средневековых сражениях. Использование профессиональных солдат позволило штатам нанять необходимый для кампании состав сил. Дарий нанял греческих наемников в качестве тяжелой пехоты против Александра и его выдающейся македонской фаланги, потому что у Персии не было эффективной тяжелой пехоты.Греческие города / государства наняли наемников из легкой пехоты в дополнение к своим гоплитам из тяжелой пехоты. Ричард Львиное Сердце использовало арбалетчиков в качестве защиты от мусульманских конных лучников.

Лучшими наемниками 15 века были швейцарцы. Их мобильные пехотные поля с пиками были доминирующей системой оружия того времени.

"Народ вооруженных крестьян, страдающий от хронического перенаселения бесплодных нагорий, достаточно многочисленный, чтобы образовать массивные колонны копейщиков, они приобрели непрекращающейся практикой необычайные совершенство навыков и дисциплины, которых требует их система ведения войны, и они делали это дома, в своих долинах, бесплатно для своих работодателей " (Кирнан 1957, стр.70).
Развитие швейцарской тактической пехоты сделало императивом для государств организовать такие же силы, если они хотели выжить (Redlich 1964, vol. I, p. 3). Феодальным государствам не хватало административной структуры для крупномасштабной военной организации, необходимой для этого развития, поэтому они обратились к военный предприниматель. Города заключили контракт с капитаном наемников на поставку определенного количества и типа солдат. Наем наемных компаний был более эффективным, чем наем отдельных лиц, поскольку их было легче нанять, и они были более эффективными бойцами из-за их опыта совместной борьбы. 4

Из-за чумы в Италии 14 века не хватало рабочей силы. Население Флоренции упало с 95 000 в 1300 г. до 55 000 в 1400 г., а население Пистойи упало с 11 000 до 4 000 за тот же период (Cipolla 1980, p. 302). В результате нехватки рабочей силы города имели бы капиталоемкие вооруженные силы, например, городские стены и укрепления, которые, следовательно, были в первую очередь оборонительными. Использование наемников заменило капитал военным трудом и позволило городам проводить наступательные кампании.

Более длительные кампании дали еще один толчок спросу на наемников. Гражданские гоплиты не годились для долгих войн. Им нужно было вернуться на свои поля, чтобы осенью собрать урожай и посадить его весной.

«Такие войска, какими стали греческие наемники, можно было использовать для гарнизона. цитадели или укрепленные позиции, поскольку они могли быть постоянно наняты, как гражданские войска не могли быть И, не имея дома, они не всегда стремились к ним вернуться.И всю зиму они могли заработать удержание, в то время как гражданские войска привыкли сражайтесь только в хорошее время года »(Adcock 1957, p. 22).
Та же проблема существовала и у средневековых правителей. К концу средневековья войны обычно не заканчивались в период, когда рыцарь должен был служить. 5 Наемники также имеют преимущество перед постоянной постоянной армией, поскольку их можно уволить в конце кампании.

Замена в древнегреческом мире демократических правительств тиранами способствовала росту платежеспособного спроса на наемников.Города могли нанимать большое количество наемников только тогда, когда ими правил тиран, потому что тиран мог собрать необходимые деньги, конфисковав собственность своих политических противников (Griffith 1968, p. 3). Этот путь был недоступен конституционным правительствам. Войны Наследников вызвали всплеск спроса на наемников, так что к 200 г. до н.э. ставка оплаты наемников увеличилась до девяти оболов в день (Griffith 1968, p. 303).

Деспоты часто окружали себя телохранителями иностранных наемников.Например, у византийских императоров были свои варяги, у французских королей были шотландцы, а позже - швейцарская гвардия, Наполеон и его поляки, а у Франко были свои мавры (Kiernan 1957, p. 68). Из иностранцев становятся более надежными и преданными телохранителями, поскольку они находятся в чужой стране среди враждебного населения и полностью зависят от деспота. Наемники также идеально подходили для борьбы с мятежными подданными, поскольку местные войска могли быть ненадежными. Спрос на наемников в нормандской Англии подпитывался нелояльностью феодальных вассалов, которые обычно поставляли войска.«Лишенные многих своих главных феодальных помощников, англо-нормандские правители были вынуждены нанимать солдат, чтобы остаться на английском троне» (Schlight 1968, стр. 24). 6 И, в ожидании гражданской войны, разразившейся в Национальном собрании, Людовик XVI разместил иностранных наемников в ключевых точках Парижа и его окрестностей.

Иногда на рынке наемников действовал своего рода закон Сэя: простое наличие наемников вызывало спрос на их услуги.Правительство средневековой Флоренции, например, находилось под сильным давлением, заставляя нанимать наемников только потому, что доступный запас. Он считал, что должен был нанять их раньше, чем это сделали его соперники, Милан и Пиза. А поскольку наемники были необходимы для участия в наступательной кампании, наем наемников мог исключить военные действия на флорентийской территории. Также обычно появлялись безработные наемники. во время сбора урожая либо для разграбления сельской местности, либо для получения платы за ее щадящую работу (Bayley 1961, стр.53). Таким образом, безработные наемники могут создать себе искусственные условия войны, став преступниками. Сиена на севере Италии претерпела по меньшей мере 37 отдельных вторжений наемников в период с 1342 по 1399 год (Caferro 1994). Чтобы справиться с угрозой, коммуна часто давала взятку наемной компании. 7 Но сиенские власти часто нанимали собственных наемников для защиты города.

Таким образом, спрос на наемников в древние и средневековые периоды в основном определялся их военными преимуществами.Наемники имели сравнительное преимущество в насилии, приобретенное их специализацией на войне. Профессиональные солдаты просто превосходили гражданское ополчение в то время, когда навыки был преобладающим влиянием на исход сражений. Использование наемников также позволяло командирам использовать состав сил, необходимый для кампании, проводить наступательную кампанию и нанимать солдат на время ее проведения. Наемники также были более надежными, чем потенциально мятежные подданные. Другие факторы, включая развитие государственных финансов и конкуренцию за их услуги, подпитывали спрос на наемников.

III. ТРУДНОСТИ ГЛАВНОГО АГЕНТА

Существенной особенностью рынка наемников были различия в целях наемников и их нанимателей. «Государство хотело быстрых и недорогих побед; кондотьеры хотели зарабатывать на жизнь и спасать свои шкуры» (Mallett 1974, стр. 101-102). Это было особенно характерно для средневековых Италия, где вместо того, чтобы служить в качестве вспомогательных войск, как в древних и средневековых войнах, наемники, возглавляемые военным предпринимателем, составляли основную часть вооруженных сил.Хотя шахматный характер войны кондотьеров, несомненно, преувеличен, необоснованно затянутые кампании, сидячие забастовки и угрозы пенсии во время кризиса не были неизвестны. Например, в 1362 году флорентийские наемники, осаждающие город Печчоли, потребовали двойную плату. Когда правительство отказалось, три капитана наемников с 1000 военнослужащими отказались от флорентийской службы (Bayley 1961, стр. 12). Во время кампании по возвращению Пизы в 1500-е годы французские наемники, нанятые Флоренцией, «отказались выступать против города, жаловались на свою зарплату и еду, взбунтовались и исчезли из лагеря» (Gilbert 1986, п.11). 8 Ранее Мемнон Родосский, капитан греческих наемников на службе Персии в битве при Гранике, рекомендовал защиту выжженной земли от Александра. Персидские сатрапы отвергли его совет отчасти потому, что «у них было подозрение, что Мемнон намеренно умудрялся продлить войну» (книга Арриана I, глава 12, 1942 г., т. II, стр. 418).

Стоимость размещения наемной армии для работодателя ограничивалась выплачиваемой заработной платой. Они даже не понесли расходов на содержание вдовы и детей погибшего наемника.В то время как их работодатели стремились провести короткую решительную кампанию для достижения своих целей при минимальных затратах на заработную плату. По возможности наемники предпочитали добиваться поставленных целей с наименьшими усилиями и риском гибели людей. Мертвые наемники сокращали рабочую силу военного предпринимателя, и командование большой армией давало престиж и больше денег. Поэтому наемники, как правило, вели войны на истощение, чтобы сохранить солдат и продлить кампанию, чтобы получать заработную плату в течение более длительного периода времени.Следовательно, с принципиальной точки зрения войны были дольше, чем это необходимо.

государства пытались отслеживать действия своих наемников. Средневековые итальянские правительства назначили провведиторов или гражданских комиссаров для сопровождения армии в полевых условиях. Они передавали инструкции правительства, отправляли отчеты о ходе войны и давали советы командирам. Имеются сообщения о столкновениях между комиссарами и кондотьерами, но более типичными являются тесные личные связи между некоторыми из венецианских дворян, которые действовали как провведиторы, и некоторыми из ведущих кондотьеров, «иногда слишком близких для спокойствия венецианского правительства. .Сообщения этих гражданских лиц чаще приводили к наградам солдат, чем к увещаниям и казням »(Mallett 1974, стр. 89-90).

Правительства прибегали к использованию вознаграждений, таких как денежные премии, подарки и пенсии, и штрафов, таких как штрафы, увольнение и казнь, чтобы побудить своих наемников к желаемому поведению. Наемники получали бонусы за решающие победы. Например, Флоренция выплачивала двойную плату за месяц, если вражеские силы численностью не менее 500 кавалеристов были вытеснены с поля боя (Bayley 1961, стр.13). Однако, если капитан наемников не добьется успеха, он рискует забрать свой полк. Любая ошибка могла повлечь за собой наказание с судом или без него. Два примера: во-первых, войска Паоло Вителли, одного из флорентийских кондотьеров, прорвали стены Пизы, но Вителли не решился приказать своим войскам наступать, и возможность была упущена. «Преувеличенная осторожность Вителли вызвала подозрение в измене. Его поместили во Флоренцию, заключили в тюрьму и в конце концов обезглавили» (Gilbert 1986, p.11). Во-вторых, доказанная трусость при защите крепостей каралась обезглавливанием во время Тридцатилетней войны (Redlich 1964, т. I, стр. 387), тогда как награды за великие достижения обычно принимались в виде предоставления недвижимости на завоеванных территориях. "Конечно, постоянство владения таким приобретенным зависел от конечного успеха стороны, к которой был прикреплен военный предприниматель »(Redlich 1964, т. I, стр. 392), тем самым более тесно согласовывая интересы наемного капитана и его нанимателя.

Однако контракты между работодателем и наемником не были структурированы таким образом, чтобы создавать сильные предельные стимулы. В средневековой Италии в первом пункте контракта между кондотьером и его нанимателем указывалось количество предоставляемых войск. Государство настаивало на проведении инспекций на местах, чтобы убедиться, что армия соответствует условиям контракта. Кондотьеры возмутились этими проверками, потому что они предпочли отложить возмещение убытков до возвращения на зимние квартиры.«Это было сделано не только для того, чтобы присвоить деньги из-за пропавших без вести людей, но и для того, чтобы иметь возможность покупать лошадей и снаряжение по более стабильным ценам и набирать больше сотрудников» (Mallett 1974, p. 99). Контракт, таким образом, дал военному предпринимателю материальную заинтересованность в том, чтобы избежать сражения и сохранить свои силы.

Второй пункт оговаривает срок действия контракта. Типичный контракт в 14 веке заключался в двух или трех месяцах службы. Предполагалось, что военные действия прекратятся осенью.

«Краткосрочный контракт, который позволял городу высылать недееспособных или теплых слуг без неоправданной задержки, естественно, не пользовался популярностью у кондотьеров. Они в ответ снизили темп своих операций, когда срок их краткого контракта подходил к концу »(Бейли 1961, стр. 14).
В 15 веке нормой были шестимесячные контракты с возможностью продления еще шести месяцев. К середине века «было принято, что кондотьеры находятся на постоянной службе» (Mallett 1974, стр.83). Постоянная служба более тесно увязывала интересы работодателя и работника, тем самым снижая расходы агентства. Но по-прежнему существовали проблемы с приходом к власти правительства наемниками и с бродячими бандами грабителей, безработных наемников. Такие проблемы "принцип-агент" можно было устранить только путем формирования государственной армии призывников. Однако это потребовало технологического развития, которое устранило бы боевое преимущество профессиональных солдат.

IV.ЗАКРЫТИЕ ВОЙНЫ НАЕМНИКОВ

Экономический рост 18-го и последующих веков уменьшил количество наемников. Спрос на наемников упал еще больше, когда страны начали формировать профессиональные постоянные или призывные армии. Следовательно, зарплата наемников упала. Пехотинец 18 века получал жалко низкую заработную плату. В эпоху Фридриха Вильгельма I прусский пехотинец получал восемь грошей в течение пяти дней плюс бесплатную одежду и кров, в то время как бранденбургский суконщик зарабатывал от двух до трех грошей в день (Redlich 1964, vol.II, стр. 246).

Боевое мастерство в 16 веке имело большее значение, чем цифры. Упадок наемных войн совпал с появлением крупных армий, поскольку масштабы войны стали увеличиваться, чтобы воспользоваться появлением военной экономии от масштаба на поле боя. Огнестрельное оружие привело к появлению этой экономии от масштаба на поле боя. Главным Преимущество огнестрельного оружия перед арбалетом и длинным луком заключалось в продолжительности обучения, необходимой для овладения навыками владения оружием.Луки требовали годы обучения. Но поскольку прицеливание не было фактором при обучении ручному обращению, человек мог стать эффективным мушкетером после довольно короткого периода обучения (O'Connell 1989, p. 111). Огнестрельное оружие было менее дорогостоящим оружием, чем арбалет или длинный лук, и столь же эффективно на поле боя, заполненном массированными пехотными формированиями.

Когда каждый солдат может стрелять по любому другому солдату, разрушительная способность армии увеличивается на квадрат ее размера (Lanchester 1916).Тогда будет существовать военная экономия от масштаба, поскольку армия, вдвое превышающая размер другой, обладает в четыре раза большей разрушительной способностью. Ракетное вооружение позволяет два или более солдат, чтобы одновременно атаковать одного вражеского солдата. В отличие от лука и стрел, мушкет был способен пробивать личную броню на расстоянии 80 метров. Таким образом, в отличие от лучника, мушкетер мог убить любого вражеского солдата в пределах досягаемости на поле боя. Использование мушкетов и артиллерия задействовала больше, чем только передние ряды, а линейные построения, разработанные Морисом Оранским, позволяли большей части армии стрелять по противнику в данный момент.В результате численно меньшая сила оказывается под гораздо более сильным огнем, чем она может ответить; Концентрация численности дает превосходство по количеству активных комбатантов. К 1600 году мушкетеры выгнали с поля боя всех, кроме копейщика. Штык-нож для розетки, повсеместно использовавшийся к 1700 году, сделал пайку ненужной (Jones 1987, p. 268). К 1700 году на поле боя была доступна значительная экономия за счет масштаба (Latzko 1993, p. 482). Страны начали выставлять более крупные армии, чтобы захватить эту экономию от масштаба.«Рост числа комбатантов очевиден, если сравнить такие сражения, как Павия (1525 г.) и Ньюпорт (1600 г.), с 10 000 комбатантов с обеих сторон, и битву, подобную Мальплаке (1709 г.), в которой участвовало 200 000 человек» (Паркер, 1976, стр. 207). ).

Изменения в военном искусстве дали армии увеличенное численное превосходство. Большое количество солдат было бы легче получить по призыву, чем путем найма наемников, поскольку наемников трудно нанять в больших количествах.Кроме того, подготовка призывников сделала их столь же эффективными, как и наемники. Бурение также снизило альтернативные издержки размещения армии призывников. Тренировка могла превратить практически любого в эффективного солдата с мушкетным вооружением и дала возможность государствам использовать людей, которые были непродуктивны в других сферах (McNeill 1982, стр. 137). Швеция приняла схему всеобщей воинской повинности в начале 1600-х годов (Parker 1988, p. 52), а Пруссия начала принудительную военную службу. вербовка в 1688 г. (Шанахан, 1966, с. 37). Еще в 1704 году британский парламент предусматривал принудительное зачисление бродяг в армию (Graham 1971, p.15). Всеобщая воинская повинность была принята французами в 1778 г. (Elting 1988, p. 20).

Размер австрийской армии увеличился на 300 процентов между 1690 и 1778 годами, а размер британской армии увеличился на 25 процентов за тот же период; между 1710 и 1756 годами французская армия выросла на 32 процента, российская армия - на 50 процентов, а прусская армия - на 267 процентов (Чайлдс, 1982, с. 42). Страны, неспособные собрать большие армии, внезапно оказались в явном невыгодном положении. Король Польши смог выставить армию из 30 000 человек, чтобы снять осаду Вены в 1683 году (Halecki 1956, p.170), но к 1756 году польская армия насчитывала всего 16 837 человек (Чайлдс, 1982, с. 42). Менее чем через 40 лет Польша перестала существовать. Изменения в военной технике увеличили оптимальный размер армии. Было слишком дорого нанимать наемников в достаточном количестве, чтобы воспользоваться преимуществом превосходящего числа, поэтому спрос на наемников резко упал. Последнее крупное сражение соперничающих армий наемников произошло в 1837 году между французскими и иностранными легионами Карлистов (Mockler 1987, p.22).

V. СОВРЕМЕННЫЕ НАЕМНИКИ

В этой статье подчеркивается важность экономических факторов на рынке наемников. Неэкономические факторы, по-видимому, оказывают сильное влияние на предложение на современном рынке наемников. Перлштейн (1988, с. 203) взял интервью у ряда американских наемников:

«Все стали наемниками по схожим причинам. Стремление к приключениям. и азарт, соблазн денег и дело считалось стоящим борьба за - были названы три наиболее распространенные причины.СМИ и политические критики подчеркивают денежную мотивацию наемника, но интервью показали, что главная причина не в деньгах. Приключения и политическая причина выступила в качестве основной мотивации ».
Это не означает, что вознаграждение недостаточное. Хотя начальная зарплата во Французском Иностранном легионе составляет всего 300 долларов в месяц (Skari 1996), в 1975 году ЦРУ нанимало французских наемников за 3500 долларов в месяц для сражений в Анголе (Mockler 1987, p. 168). Наемники, участвующие в неудавшемся перевороте 1977 года в Бенине получал 2000 долларов в месяц (Mockler 1987, стр.242), в то время как те, кто служил в родезийской армии в конце 1970-х годов, получали от 800 до 3000 долларов в месяц по мере усиления гражданской войны (Mockler 1987, p. 270). Возможности грабежа также по-прежнему доступны. Моклер (1987, с. 71-72) описывает, как наемники в Конго в 1964-65 годах взорвало сейфы в банках, на предприятиях и в частных домах после освобождения города. Два южноафриканца, например, нашли 65 000 долларов в сейфе частного дома во время разграбления Стэнливилля.

Современный спрос на наемников имеет три источника: антипартизанские операции в Африке с 1960-х годов, попытки государственного переворота в Африке и на островах в Индийском океане и Карибском море и нерегулярные кампании в Африке, Боснии и некоторых частях бывшего Советского Союза.Наемники теперь работают тех, кто не может или не хочет собрать армию по призыву. Например, незаконные силы в последнее время прибегают к помощи наемников, чтобы либо полностью восполнить, либо увеличить свою численность. Наемники нашли применение в попытках государственного переворота в Бенине (1977 г.), Коморских островах (1978 г.) и на Сейшельских островах (1981 г.). небольшие банды наемников, в каждом случае численностью менее 100 человек, служили частными армиями. Антиправительственные силы в Боснии и некоторых частях бывшего Советского Союза также использовали наемников.Их работодатели последовали примеру Моиса Чомбе, лидера конголезской сепаратистской республики Катанга. Через 11 дней после обретения Конго независимости в 1960 году Катанга отделилась. Перед формированием новой армии нового государства Чомбе нанял наемников. «Вербовочные центры открывались в Южной Родезии ... сначала тихо, с осторожной рекламой в местных газетах» (Mockler 1987, p. 41).

Соединенные Штаты использовали в основном южноафриканских и родезийских наемников для подавления восстания Симбы в Конго в 1964-65 годах.Для США было политически невозможно отправить свои войска, в то время как «ни одно европейское или африканское правительство не желало отправлять свои войска, и Вашингтон знал об этом» Gleijeses 1994, p. 215). Позже США безуспешно использовали наемников во время гражданской войны в Анголе (Gleijeses 1994, p. 237). Преимущество найма наемников в таких ситуациях состоит в том, что это снижает явное вмешательство Запада.

VI. РЕЗЮМЕ

В этой статье рассмотрены проблемы основных агентов, а также силы спроса и предложения на рынке наемников.Когда армии возглавлялись военными предпринимателями, их работодатели часто подозревали, что их наемные лидеры намеренно избегают сражений и жертв и что они затягивают война, чтобы продолжить их работу, поэтому у них была система поощрений, санкций и контроля, которая могла уменьшить, но не устранить оппортунизм. В древние и средневековые периоды общие экономические условия заметно влияли на предложение наемников. В настоящее время в основном наемники поступают из бывших членов южноафриканских и советских вооруженных сил, двух военнослужащих, приведших к хаосу в результате недавних политических событий.Спрос на наемников обусловлен несколькими военными преимуществами. Наиболее важно, как утверждается в этой статье, в эпоху, когда военное искусство было таково, что качество солдат имело больше, чем количество, наемники намного превосходили граждан. солдаты. С повсеместным внедрением в 1700 году эффективного огнестрельного оружия и штыков с розеткой, количество стало доминирующим фактором при определении возможностей армии, и призывники теперь были так же эффективны, как и профессиональные солдаты. Спрос на наемников практически исчез, так как собрать большую государственную армию призывников, чем нанимать большое количество наемников.Государственные армии также служат для уменьшения проблем между принципами и агентами. В современную эпоху только те организации, которые не могут собрать армию посредством призыва на военную службу, имеют спрос на наемников.

1. Браун (1989, стр. 38) оспаривает различие между истинными личными последователями и наемниками, основываясь на критериях, которые последние «опирались на кошелек своего господина, а не занимали некоторые из его земель».

2. Allmand (1965) описывает источники дохода английских солдат во время Столетней войны.

3. Waley (1968) оспаривает эту характеристику флорентийской милиции. Флорентийцы разбили наемную армию, использовавшуюся Сиеной в войне 1229–1234 годов, и, таким образом, продемонстрировали, что они способны сражаться и выиграть долгую кампанию.

4. См. Redlich (1964) и Potter (1996) для описания роли военного предпринимателя на рынке немецких наемников в 1500-х и 1600-х годах.

5. Для того чтобы этот спрос стал эффективным, было необходимо развитие системы государственных финансов.Сочетание наемников и регулярного налогообложения позволило штатам собрать более крупные армии и удерживать их в полевых условиях дольше, чем раньше, поскольку такие армии не сдерживаются феодальными ограничениями по времени и месту. Харрис (1975) и Миллер (1975) описывают появление государственных финансов в Англии во время Столетней войны.

6. Прествич (1954) подчеркивает важность наемников в Англии после Завоевания.

7. Например, Десять тысяч пытались собрать деньги, шантажируя Гераклию (книга Ксенофонта VI, гл.2 1942, т. II, стр. 348-349). Аналогичные взятки вымогали наемные армии во время Тридцатилетней войны. Названный Brandschatzung, он представлял собой плату за защиту от грабежей и жжение. Командир оценил размер ущерба, который понесут владельцы собственности, если город, деревня или монастырь будут сожжены, и предложил оставить имущество невредимым за меньшую плату, чем предполагаемый ущерб. См. Redlich (1959).

8. Подобный опыт сформировал мнение Макиавелли о том, что «наемники.... бесполезны и опасны, и если кто-то поддерживает свое государство с помощью наемников, он никогда не будет стоять твердо или уверенно, поскольку они разобщены, амбициозны, без дисциплины, неверны, смелы среди друзей, трусливы среди врагов, у них есть не бойтесь Бога и не храните веры с людьми »(Макиавелли, 1952, стр. 80).

Adcock, F.E., Греческое и македонское военное искусство , Беркли, Калифорния: University of California Press, 1957.

Оллманд, К.Т., «Война и прибыль в позднем средневековье», история Сегодня 15 (11), ноябрь 1965, с. 762-769.

Арриан, «Анабасис Александра» (переведенный Эдвардом Дж. Чинноком), в Фрэнсис Р. Б. Годольфин (ред.) Греческие историки , два тома, Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1942.

Bayley, C.C., Война и общество в эпоху Возрождения Флоренция: «Ополчение» Леонардо Бруни, , Торонто: University of Toronto Press, 1961.

Браун, Стивен Д.Б., «Военная служба и денежное вознаграждение в одиннадцатом и двенадцатом веках», History 74 (240), февраль 1989 г., стр. 20-38.

Каферро, Уильям, "Наемники и военные расходы: цена необъявленной войны в Сиене четырнадцатого века", Журнал европейской экономической истории 23 (2), осень 1994, с. 219-247.

Чайлдс, Джон, Armies and Warfare in Europe , 1648-1789, New York: Holmes and Meier, 1982.

Чиполла, Карло М., До промышленной революции: Европейское общество и экономика, 1000-1700 , Нью-Йорк: Нортон, 1980.

Delbruck, Hans, История искусства войны: в рамках политической истории , четыре тома, Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1975.

Элтинг, Джон Р., Swords Around the Throne: Napoleon's Grande Armee , New York, Free Press, 1988.

Гайер, Клод, «Анализ вооруженных сил в княжестве Льеж и графстве Луз с двенадцатого до пятнадцатого веков», в Уильяме М.Bowsky (ed.), Исследования по истории средневековья и Возрождения: Том II , Линкольн, Небраска: University of Nebraska Press, 1965, стр. 207-261.

Гилберт, Феликс, «Макиавелли: Возрождение искусства войны», в Питере Парете (ред.), Создатели современной стратегии: от Макиавелли до ядерного века , Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1986, С. 11-31.

Глейесес, Пьеро, «Бегите! Белые гиганты идут!: Соединенные Штаты, наемники и Конго, 1964-65», Diplomatic History 18 (2), Весна 1994, с.207-237.

Грэм, Джон Ремингтон, Конституционная история военного призыва , Миннеаполис, Миннесота: Росс и Хейнс, 1971.

Griffith, G.T., The Mercenaries of the Ellenistic World , Groningen: Boom's Boekhuis N.V. Publishers, 1968.

Halecki, O., A History of Poland , New York: Roy Publishers, 1956.

Харрис, Г.Л., Король, парламент и государственные финансы в средневековой Англии до 1369 г. , Оксфорд: Clarendon Press, 1975.

Джонс, Арчер, Искусство войны в западном мире , Нью-Йорк: Oxford University Press, 1987.

Кирнан В.Г., «Иностранные наемники и абсолютная монархия», Прошлое и настоящее, , вып. 11, апрель 1957 г., стр. 66-86.

Lanchester, F.W., Aircraft in Warfare: The Dawn of the Fourth Arm , London: Constable and Company, 1916.

Латцко, Дэвид А., «Концепция« военной экономии масштаба »», Исследования в экономической истории 30 (4), октябрь 1993 г., с.470-484.

Макиавелли, Никколо, Принц , Нью-Йорк: Mentor Books, 1952.

Маллет, Майкл, Наемники и их хозяева: Война в Италии эпохи Возрождения , Тотова, Нью-Джерси: Роуман и Литтлфилд, 1974.

Макнил, Уильям Х., В погоне за властью: технологии, вооруженная сила и общество с 1000 г. н.э. , Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 1982.

Миллер, Эдвард, «Война, налогообложение и английская экономика в конце тринадцатого и начале четырнадцатого веков», в J.М. Винтер (редактор), Война и экономическое развитие, , Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1975, стр. 11-31.

Mockler, Anthony, The New Mercenaries , New York: Paragon House, 1987.

О'Коннелл, Роберт Л., Об оружии и людях: история войны, оружия и агрессии, , Нью-Йорк: Oxford University Press, 1989.

Парк, Х.У., Греческие наемные солдаты: с древнейших времен до битвы при Ипсе, , Оксфорд: издательство University Press, 1933.

Паркер, Джеффри, «Военная революция», 1560–1660: миф? », Journal of Modern History 48 (2), июнь 1976 г., стр. 195-214.

Паркер, Джеффри, Военная революция: военные инновации и подъем Запада, 1500-1800 , Кембридж: Cambridge University Press, 1988.

Перлштейн, Гэри Р., «Наемник как социальный бандит: предварительный взгляд», Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии , вып.32 (3), декабрь 1988 г., стр. 201-207.

Поттер, Дэвид, "Международный рынок наемников в шестнадцатом веке: англо-французское соревнование в Германии, 1543-50", English Historical Review 111 (440), февраль 1996 г., стр. 24-58.

Прествич, М.А., "Война и финансы в англо-нормандском государстве", Труды Королевского исторического общества 4, 1954, стр. 19-43.

Редлих, Фриц, «Вклад в Тридцатилетнюю войну», Economic History Review 12 (2), декабрь 1959 г., стр.247-254.

Redlich, Fritz, De Praeda Militari: Looting and Booty, 1500-1815 , Wiesbaden: Franz Steiner Verlag Gmbh, 1956.

Redlich, Fritz, Немецкий военный предприниматель и его рабочая сила: исследование европейской экономической и социальной истории , Висбаден: Franz Steiner Verlag Gmbh, 1964.

Шлайт, Джон, Монархи и наемники: переоценка важности рыцарской службы в норманнской и ранней анжуйской Англии , Бриджпорт, Коннектикут: Конференция по британским исследованиям в Университете Бриджпорта, Коннектикут, 1968.

Шанахан, Уильям О., Прусские военные реформы 1786-1813 гг. , Нью-Йорк: AMS Press, 1966.

Скари, Тала, «Через врата ада», Life , март 1996 г., стр. 39-48.

Тарн, W.W., "Социальный вопрос в третьем веке", в его книге The Hellenistic Age , Cambridge: At the University Press, 1925, стр. 108-140.

Уэйли, Даниэль, «Армия Флорентийской республики с двенадцатого до четырнадцатого века», в Николая Рубинштейне (изд.) Флорентийские исследования: политика и общество в эпоху Возрождения Флоренция , Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 1968, стр. 70-108.

Ксенофонт, «Анабасис Кира» (Перевод Генри Г. Дакинса), в Фрэнсис Р. Б. Годольфин (ред.) Греческие историки , два тома, Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1942.

Яков, Валерий, "Дикие гуси России - или вечер с наемником", Текущий дайджест постсоветской прессы 45 (14), 5 мая 1993 г., с.31-32.


Давид А. Лацко
Отдел бизнеса и экономики
Государственный университет Пенсильвании, Йоркский кампус
офис: 13 Главный учебный корпус
телефон: (717) 771-4115
факс: (717) 771-4062
электронная почта:
Интернет: www.yk.psu.edu/~dxl31

европейских наемников в качестве государственных деятелей в Европе и Северной Африке, ок.1100–1500 по JSTOR

Abstract

Средневековые европейские наемники часто рассматриваются как препятствие для создания государства, потому что европейские монархии считали их дорогими и трудными для контроля. Применяя более широкий сравнительный подход к их развертыванию, охватывающий Северную Африку, я показываю, что эти солдаты могут служить эффективными агентами государственной власти. Отказ от наемников иногда представляется как положительный разрыв со средневековым прошлым, который ускорил европейский прогресс в современном политическом порядке государств и постоянных армий.Однако со сравнительной точки зрения этот переход больше похож на постепенный отход от системы организации насилия, которая продолжала хорошо функционировать в других частях мира.

Journal Information

Mediterranean Studies фокусируется на Средиземноморском мире на широком хронологическом отрезке - от поздней античности до эпохи Просвещения. Междисциплинарный подход журнала включает работу по искусству, религиям, культурам, истории и литературе средиземноморского мира.Авторы - представители самых разных профессий, включая археологию, английский язык, иудаику, историю, сравнительную литературу, средневековье, религию и историю искусства. Такой разнообразный и богатый вклад способствует оживленному диалогу по нескольким дисциплинам.

Информация об издателе

Являясь частью Университета штата Пенсильвания и отделом библиотек и научных коммуникаций Университета Пенсильвании, издательство Penn State University Press обслуживает университетское сообщество, граждан Пенсильвании и ученых всего мира, продвигая научное общение по основным дисциплинам гуманитарных наук. гуманитарные и социальные науки.Пресса объединяется с выпускниками, друзьями, преподавателями и сотрудниками, чтобы вести хронику жизни и истории университета. И как часть учреждения, предоставляющего землю и поддерживаемого государством, Press выпускает как научные, так и популярные публикации о Пенсильвании, призванные способствовать лучшему пониманию истории, культуры и окружающей среды штата.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях
Авторские права © 2017 Государственного университета Пенсильвании.Все права защищены.
Запросить разрешения

наемников 12 века - Университет Лонгвуда

Наемники в XII веке подвергались повсеместному осуждению - некоторые из них заслуженно, - сказал доктор Стивен Исаак, специалист по средневековой военной культуре.

Некоторые, но не все из тех, кто боролся за зарплату в 1100-х годах, были изгоями общества, презираемыми за их жестокость и вымогательство, осужденными католической церковью и часто называемыми волками, - сказал Исаак.«Это сравнение основывалось на стереотипах - часто преувеличенных, - которые были приняты в отношении предположительного поведения волков и наемников», - сказал он.

«Наемников в XII веке ненавидели за их беспричинное насилие, за то, что они ломали вещи ради того, чтобы ломать вещи», - добавил он. «Некоторые из них упивались беспричинным насилием, вымогательством из городов, нападениями и осквернением церквей в перерывах между выплатами зарплаты и работодателями».

Это было больше их неконтролируемым и часто жестоким поведением, а не их принятием денег за военную службу, что вызвало осуждение наемников со стороны католической церкви и общественности, сказал Исаак.Их статусу аутсайдеров способствовал тот факт, что наемники из низшего сословия и часто из-за рубежа набирались на окраинах общества. По словам Исаака, тот факт, что они убили за плату, был лишь большей дозой для тех, кто уже обижался на них.

«Угроза отлучения на Третьем Латеранском соборе 1179 года показывает, насколько неприятен их запах», - сказал Исаак. «Они были вторгшимися на обочину, которых держали далеко за допустимыми границами».

Они были вторгшимися на обочину, которых держали далеко за допустимыми границами.

Доктор Стивен Исаак, заслуженный профессор Симпсона и специалист по средневековой военной культуре

Несмотря на свою дурную репутацию, наемники были хорошими солдатами, - сказал Исаак. «Если вы бросили им вызов, с этой проблемой, как правило, можно было разобраться».

Когда Исаак начал изучать наемников в 1990-х, у них «все еще была плохая репутация». Это предубеждение уменьшилось по мере того, как со времен США U.С. вторжение в Ирак в 2003 году, хотя эта тенденция вызывает острые моральные вопросы, добавил он.

«Иногда трудно отличить наемника от того, кого мы называем добровольцем, борцом за свободу или патриотом. Бывший военнослужащий, работающий на Blackwater или DynCorp, наемник? Есть моральная серая зона. Когда война стала приватизированной, восприятие изменилось, и использование наемников стало более допустимым ». В средние века большая часть войны была уже частной, а не общественной или управляемой государством, поэтому вопрос о легитимности становится еще более запутанным.

По мере того как война стала приватизированной, восприятие изменилось, и использование наемников стало более допустимым.

Доктор Стивен Исаак, заслуженный профессор Симпсона и специалист по средневековой военной культуре

Средневековые историки, изучающие наемников, вроде Исаака, сталкиваются с непростой задачей. По его словам, современной идеи и связанной с ней военной функции не существовало в XII веке, хотя сам термин существовал.Слово происходит от mercennarius , латинского слова «наемник», которое встречается в Библии.

«Наемников достаточно сложно определить в современном мире, не говоря уже о 12 веке, когда не существовало единого термина для наемного воина. Существует путаница в терминах тех, кто добровольно воевал из-за денег, поэтому ученый должен выяснить, кто был, а кто не был наемником. Я должен пересмотреть источники ».

Волчьи метафоры широко применялись к наемным воинам в 1100-х годах и преднамеренно уничижительны, поэтому они являются одним из маркеров, которые Исаак нашел для средневековой наемной деятельности.Волки в то время имели репутацию «ненасытных, ненасытных людей» и презирались скотоводами и пастухами, сказал Исаак, недавно опубликовавший статью на эту тему в одном из ведущих французских журналов по изучению средневековья.

«Волки рассматривались как хищные и кровожадные, пересекающие границу изгнанники, настоящие дьяволы - прямо как волчьи солдаты, которых историки называют наемниками», - сказал он.

Статья Исаака «Волк и наемник: метафора исключения в XII веке» опубликована в журнале Journal of Medieval Civilization , опубликованном Центром перспективных исследований средневековой цивилизации.Центр является аффилированным лицом Университета Пуатье во Франции, где Исаак продолжал исследования каждое лето с тех пор, как стал стипендиатом Фулбрайта в 2010 году.

Статья на французском языке является результатом его докторской диссертации о наемниках XII века, которая была предметом его исследований на протяжении более 20 лет. Эта работа привела к соответствующему исследованию городских осадных войн той эпохи.

MAP80: Меч по найму: Наемники в Средневековье - Средневековые архивы

Сражайтесь за прибыль

Солдаты в Средние века сражались за короля и страну.Но что они сделали, когда войны закончились? Не все солдаты вернулись к земледелию или торговле. Некоторые люди хотели продолжать сражаться, и они сражались ради выгоды.

Средневековые наемники приобрели известность в 13 и 14 веках. Роты наемников состояли из людей со всех уголков Европы; Германия, Франция, Англия, Испания, Скандинавия, Италия.

Роты наемников

Наемники сформировали роты, небольшие (а в некоторых случаях и большие) армии людей, которые сражались за справедливую цену.Каталонская рота, всегда превосходившая численностью, но никогда не находившаяся в невыгодном положении, насчитывала в своих рядах около 8000 человек.

Белая компания, возглавляемая печально известным сэром Джоном Хоквудом, на пике своего развития наняла более 15 000 человек. Хоквуд был лучником Эдуарда III в Столетней войне и участвовал в битве при Креси и Пуатье.

Дополнительная литература

Если вам интересно узнать больше о средневековых наемниках, ниже приведен список книг, которые я использовал при исследовании этого эпизода.

  • Каферро, Уильям. Джон Хоквуд: английский наемник в Италии XIV века . Johns Hopkins Univ. Press, 2015
  • Купер, Стивен. Сэр Джон Хоквуд: рыцарство и искусство войны . Pen & Sword Military, 2008 г.
  • Д’Амато, Рафаэле и Джузеппе Рава. Варяжская гвардия: 988-1453 . Osprey, 2010
  • Дайсс, Джозеф Джей. Капитаны удачи: профили шести итальянских кондотьеров . Нью-Йорк, 1967
  • Кин, Морис Хью. Средневековая война: история . Oxford University Press, 1999
  • Заявление об ограничении ответственности: на этом сайте используются партнерские ссылки. Хотя они ничего не стоят вам при покупке через них, они помогают поддерживать средневековые архивы.

    Примечания к уроку
  • В сегодняшнем уроке мы обсуждаем:
  • Джон Хоквуд и Белая компания
  • Альберт Штерц
  • Вернер фон Урслинген и Великая компания
  • Конрад фон Ландау
  • Варяжская гвардия
  • Роджер де Флор и Каталонская компания
  • Аудиокнига недоступна | Слышно.com

    • Evvie Drake: более

    • Роман
    • От: Линда Холмс
    • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
    • Продолжительность: 9 часов 6 минут
    • Несокращенный

    В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 3 из 5 звезд
    • Что-то заставляло меня слушать....

    • От Каролина Девушка на 10-12-19

    швейцарских наемников


    швейцарских наемников в средние века были специальными отрядами, которые славились своей службой в иностранных армиях.Они особенно использовались королями Франции в период позднего средневековья и в течение некоторого времени после этого.

    Они снова и снова доказывали свои способности на поле битвы, хотя их относительная важность снизилась после конца средневековья из-за технического прогресса.

    История швейцарских наемников

    В конце средневековья в Европе выросла культура наемников. Эти наемники в основном состояли из солдат, которые участвовали в каком-то крупном сражении, но больше не могли найти постоянную работу.

    Слава швейцарских наемников начала расти в 13 веке и после него в результате их борьбы с австрийскими Габсбургами. Впоследствии они доказали свои способности в нескольких крупных сражениях и зарекомендовали себя как самые востребованные из средневековых наемников.

    Швейцарские наемники маршируют в средневековье с пиками

    Тактика швейцарских наемников

    Швейцарские наемники использовали различные новаторские тактики и организационные методы.Если бы их сила была достаточной, они могли бы разделиться на три колонны, известные как Ворхут, что означает авангард, Гевальтут, что означает центр, и Неххут, что означает арьергард.

    Если бы сила была небольшой, она была бы разделена на две колонны. Они в основном полагались на прямое нападение на каток, которое отличалось от традиционной тактики швейцарских кантонов.

    Оружие швейцарских наемников

    Швейцарские наемники использовали почти все доступное оружие с разными частями войск, используя различное оружие, в котором они имели опыт.Самым важным оружием швейцарских наемников были пика и алебарда, хотя они также использовали арбалеты и другие виды артиллерии.

    С появлением огнестрельного оружия они также начали использовать пистолеты, но это оружие не приобрело статуса центрального значения, потому что оно было восприимчиво к влажным условиям, а также медленно заряжалось в то время в истории.

    Битвы швейцарских наемников

    швейцарских наемников участвовали во многих знаменитых войнах средневековья.В частности, они оставили свой след во время итальянских войн и установили свою фактическую монополию на услуги наемников. Во время своей борьбы с австрийскими Габсбургами они сыграли очень важную роль в битвах при Моргартене в 1315 году и Земпахе в 1386 году.

    швейцарских наемников во время битвы при Могартене Австрийские Габсбурги, они сыграли очень важную роль в битвах при Моргартене в 1315 году и Земпахе в 1386 году.

    Упадок швейцарских наемников

    Пикиные атаки были центральным оружием швейцарских наемников, а также одной из главных причин их успеха.Однако к концу средневековья огнестрельное оружие становилось все более распространенным явлением, и атаки пики были особенно уязвимы перед огнестрельным оружием.

    Кроме того, испанские роделеро, вооруженные стальными роделами и боковыми мечами, оказались более успешными в рукопашной схватке по сравнению со швейцарскими наемниками. Сочетание этих факторов снизило значимость швейцарских наемников.

    Сводка швейцарских наемников

    швейцарских наемников были опытными войсками независимых швейцарских солдат, которые в средние века зарекомендовали себя как опытные копейщики.Они также могли использовать множество другого оружия и были одними из самых популярных наемников в средние века.