Особенности испанского фашизма. Кратко о фашизме в Испании

Каковы причины возникновения фашизма в Испании? Идейная платформа и наглядные политические шаги фашизма в других странах заинтересовали определенные социальные слои в Испании, где обострение классового противостояния произошло в 1931-1936 годах. Особенности фашизма в Германии, Италии и Испании носили схожий характер, но были и свои некие отличия.

Симпатии к фашизму питали члены многих правых партий. Это были реакционные круги капитала, аристократии и духовенства. Это также послужило причиной фашизма в Испании. Они поддерживали правящую верхушку в открытой форме. Идеология нацизма виделась как спасение для буржуазии от поднимающего голову пролетариата и любой внутренней оппозиции. Об особенностях фашизма в Испании (кратко) читайте в статье.

Идеология фашизма

Каковы особенности установления фашизма в Испании? Его основоположником является Эрнесто Кабальеро. Подобно большинству нацистов в Европе, он был выходцем из мелких буржуа. Как социалист, принял новое веяние с восторгом. Будучи в Италии, Эрнесто вливается в ряды приверженцев Бенито Муссолини (Дуче), также бывшего социалиста. С той поры Рим почитался им как колыбель религии и нацизма. Вернувшись на родину, он становится ярым пропагандистом нацистской теории. Так началось установление фашизма в Испании (кратко об особенностях читайте далее).

К Германии в ту пору он относится враждебно, более доверяя России, как союзнику народов Средиземноморья. Когда власть перейдет к Гитлеру, он резко сменит свои взгляды. Но тогда шел только 1928 год.

В 1931 году в прошлом нищий студент столичного университета Ледесма Рамос, обычный учительский сынок, выпустил первый номер журнала «Завоевание государства», где восхищенно отзывался о нацистской политике. Он даже изменил прическу - «под фюрера».

На страницах своего издания Рамос печатает манифест сколоченной им группы единомышленников. Главные постулаты этой декларации явились основой остальных положений и лозунгов программы испанского фашизма:

  • «Утверждение испанизма».
  • «Искоренение марксизма - веление эпохи».
  • «Применение действия против старого режима».
  • «Государство облечено всей полнотой власти...».
  • «Коммунизму мы противопоставляем национальную идею».

Такая идеология фашизма в Испании пришлась по душе другому представителю мелкобуржуазного сословия, Онесимо Редондо. Вчерашний студент-юрист из Саламанки, восторгаясь «дисциплиной нацистов», в том же году выпускает в печать еженедельную газету Libertad, декларирующую актуальность «дисциплинирующего упрочения традиций древней Кастилии». Здесь же было объявлено об основании испанской Кастильской хунты, призывающей к борьбе за «Великую и по-настоящему свободную родину».

Вскоре, после зарождения фашизма в Испании, происходит объединение Редондо и Ледесмы, вопреки разности убеждений и социального статуса. Они организовывают Национал-синдикалистскую хунту наступления (ХОНС), взявшую на вооружение «16 пунктов Вальядолида»:

  • отвержение классового противостояния и сепаратизма;
  • испанскую аннексию Марокко, Гибралтара, Алжира и Танжера;
  • «беспощадное подавление чужеземного влияния в стране» и прочее.

Декларация пропагандировала репрессии ко всем «спекулянтам на невежестве и обнищании народных масс» и введение «контроля» над обогащением.

Редондо и Ледесма отдавали приоритет католическому вероисповеданию. Испанские основатели нацизма обосновывали подобный шаг тем фактом, что католицизм у них приравнивается к «арийской крови» в гитлеровской теории. Однако, такое утверждение нисколько не препятствовало им обрушиться с критикой на собственное духовенство.

ХОНС располагала политическими и синдикалистскими ячейками. Если первые насчитывали 10 членов и создавались из представителей одной профессии, то другие собирали 100 человек без разграничения на социальный статус и профессиональную принадлежность.

Лидер испанского фашизма

В начале деятельности хунта особым влиянием не отличалась. Буржуа не проявляли к ней интереса и деньгами помогали слабо. Зато обеспеченная и решительно настроенная молодежь начала признавать лидерство Хосе Антонио Примо де Ривера – наследника предыдущего диктатора.

Тридцатилетний преуспевающий адвокат Хосе Антонио обладал привлекательной внешностью благородного господина, что внушало почтение даже со стороны соперников. Своим обаянием и аристократическими манерами, авантюризмом и презрением к богатству он снискал себе множество поклонников. Образованный и наделенный ораторским талантом, он вместе с тем сохранил почитание старшим и классовое чутье. Любил цитировать соратникам Киплинга накануне уличных столкновений и торжественных маршей. В нем всегда проявлялась готовность сразиться с любым, кто осмеливался подвергать критике его отца.

Отцовское неприятие партийного разнообразия и утверждение практических действий перед теорией передалось и ему. Примо де Ривера-сын ставил в вину государственному аппарату обреченность рабочего класса на «экономическую кабалу». В своем обращении к трудящимся на митинге в 1933 году он призывал к вынужденному социальному партнерству, с присущей нацизму железной логикой.

Это поистине эпохальное двухтысячное собрание в столичном театре «Комедиа» послужило мощным толчком для образования новой нацистской группировки, лидером которой стал Хосе Антонио. Правые партии не только благосклонно отнеслись к новоиспеченной организации, но и оказали финансовую поддержку. «Испанское обновление» выложило 100 тысяч песет перспективному движению.

Партийный исполком принял название «Испанская фаланга», отвергнув вариант лидера «Испанский фашизм», по соображениям республиканской этики. После встречи с Ледесмой Рамосом, ХОНС объединяется с Фалангой. Хосе Антонио практически единолично принимал решения по руководству объединенной организацией, пользуясь своим авторитетом, волевым характером и непременным обаянием.

Программные положения насчитывали 26 параграфов и были откровенно нацистскими, провозглашавшими «единство профессий и классов» с католическим идеалом истории. Чаяния испанской нации подкреплялись успешными акциями подобных итальянских и германских группировок. Проиграв первые выборы, они не отчаялись, и вскоре получили долгожданные финансовые вливания от буржуа, когда рабочее движение стало набирать вес в обществе.

Особенности испанского фашизма. Испанская фаланга

Главным принципом идейной позиции Фаланги признавалось преобразование Испании во внепартийное корпоративное государство, под управлением всемогущего Вождя. Национализм Фаланги предусматривал скорее патриотическое, чем этническое направление (это сказалось на признании культуры каталонцев и басков, на условиях их лояльности к имперскому режиму). В противовес итальянским фашистам, организация отвергала партийные движения и была агрессивно настроена к ним. К фашистам Фалангу ее лидер тоже не относил.

Фаланга декларировалась как движение уличных схваток и стала активным участником политики насильственно вмешательства, которое было распространено в те времена в стране. Формой одежды участников Фаланги стали синие рубашки, по аналогии с комбинезонами рабочего класса, права которого, в принципе, ей и следовало отстаивать.

Этот цвет являлся преобладающим в атрибутике и символике Фаланги. Пример тому, по ошибке переведенное название соединения добровольцев, воевавших против Советского Союза (Голубая дивизия). По-испански «голубой» и «синий» звучит одинаково.

  • Знамя – триколор с продольным чередованием алого, черного и алого, с эмблемой в центре.
  • Гимн фалангистов - «Лицом к светилу».
  • Эмблема Фаланги - стрелы и ярмо, как католический символ королевских инициалов.
  • Форма приветствия фалангистов – поднятие правой руки с произнесением лозунга – «Поднимайся, Испания!»
  • Фалангисты обращались друг к другу - «товарищ» и на «ты».

Расстрелянного лидера фашизма в Испании Хосе Антонио на посту сменил Мануэль Эдилья, установивший в Фаланге авторитарный режим. Его приговорил расстрелу Франсиско Франко, но затем сменил казнь на тюрьму и изгнание. После чего произошло слияние Фаланги с карлистами и ХОНС. Позднее стало очевидным, что такое объединение привело к разногласиям внутри Фаланги.

Она также приняла шефство над студенческим университетским профсоюзом, «Женской секцией» и «Фронтом молодёжи», куда вошли общества детей «Стрелы» и «Пелайос».

Ф. Франко (фашизм в Испании). Генеральский мундир правителя

Этот человек сыграл ключевую роль в истории фашизма в Испании. Франко Франсиско - сын потомственного военного. По окончании Пехотной Академии служил в спокойном гарнизоне родного города. При первом же удобном случае вызвался воевать в Марокко. Здесь появлялся шанс стремительного взлета офицерской карьеры. Франко зарекомендовал себя отличным воякой. Служба легионера за 11 лет принесла ему звание самого молодого майора в 23 года. Спустя десять лет, моложе его в испанском генералитете нет. В 1926 году – главком военного соединения Мадрида, в 1928 году возглавляет Академию в Сарагосе.

Властные коридоры

После революции 1931 года упразднен монархический строй. К власти приходят республиканцы, но Франсиско Франко тогда не вмешивается в политические игры и соблюдает нейтральность.

Население резко политизируется. Террор, саботаж и волнения в провинции приводят к смене режима. Партии, взявшие руководство страной в свои руки, приостановили действие реформ. Активизировались военизированные группировки, в том числе и "Испанская Фаланга". В Астурии восстали шахтеры, подстрекаемые анархистами, подавление этой смуты было доверено Франко. Вслед за этим он отправляется в Африку, однако вскоре возвращается в столицу, чтобы командовать Генштабом.

В 1936 году в выборной гонке одерживает победу Народный Фронт. Новые власти проводят амнистию политзаключенных и отторгают земельные угодья у духовенства. Страна находится в глубоком экономическом кризисе, чем умело пользуются приверженцы левого движения.

Гражданская война

В июле того же года грянула Гражданская война. Армия восстала почти по всей стране. Но в Мадриде и Барселоне мятежникам был дан отпор. Противоборствующие силы объявляют тотальный террор политическим соперникам.

Восставшие военные выбирают своим Вождем Франсиско Франко, пожаловав ему звание генералиссимуса. Их выбор определили молодость, образованность, боевые заслуги кандидата. Также в его пользу было отсутствие политических предпочтений.

Свежеиспеченный каудильо (вождь) живо наладил контакты с германскими нацистами и итальянскими фашистами. Фюрер и Дуче, намереваясь использовать окружение нового лидера в качестве марионеточного режима, стали снабжать Франко вооружением.

Для поддержки мятежникам были направлены германские эскадрильи «Легиона Кондора» и отборные итальянские наемники «Корпуса добровольческих сил».

Добровольцев прислала Португалия с Ирландией, также ряды повстанцев пополнили бывшие офицеры-белогвардейцы. На сторону республиканцев со всего мира пробирались бойцы коммунистических и социалистических партий.

В стране царили фашистские порядки. Гонениям не подвергалась только Фаланга. Шла усиленная пропаганда борьбы против «красной орды». Гражданская война завершилась победой националистов. В 1939 году Франсиско Франко объявил страну свободной от противников. В ту пору он еще придерживался нейтралитета в отношении западных государств.

Вторая мировая

‎Муссолини с Гитлером приобрели в итоге надежного союзника. Устранив «красную угрозу» со стороны Испании, диктаторы позволили своим войскам набраться опыта ведения боевых действий. Но деятельного участия на арене Второй мировой испанские союзники все же не приняли. Исключением стала только «Голубая дивизия». Франко таким образом избавлялся от неугодных в военной среде. Встретившись с фюрером в 1940 году, он выразил неудовлетворенность условиями союзного участия Испании в операции по совместной оккупации Гибралтара.

В самый разгар войны в Европе, в 1942 году, испанский лидер встречается с американским посланником. На вопрос посла о мнении Франко по поводу вероятного нацистского господства на европейской территории, тот заметил, что подобное развитие событий ни для него, ни для его страны не сулит ничего привлекательного. Но выразил надежду, что с Гитлером вполне можно договориться о снисхождении и установить равновесие между державным влиянием на европейском континенте.

Вдобавок Франсиско Франко выразил опасение, что угроза европейскому сообществу скорее может исходить не от гитлеровского нацизма и «нового порядка», а с Востока, от коммунистического режима Советов. Поэтому испанцы более удовлетворятся не победой Германии, а сокрушением советской страны.

Испания продолжала соблюдать нейтральную позицию в ходе всего периода войны. Испанские власти сквозь пальцы смотрели на открытые границы для еврейских беженцев от немецких преследований, правда, за деньги. Более того, Франко всячески лоббировал принятие антисемитских законов в стране. Укрытие получали и военные, сумевшие пробраться на испанские берега, чтобы (тоже за плату) воспользоваться маломерными судами и переправиться к союзникам.

Подобная политика после войны принесла режиму испанского диктатора избавление от свержения. Более того, воспользовавшись периодом «холодной войны» между двумя великими мировыми лидерами, Франко умело маневрировал в политической «мутной воде».

Послевоенные времена

В середине минувшего столетия, в разгар «холодного» противостояния, произошло глобальное дипломатическое потепление к Испании. Признания следовали одно за другим. Еще во время войны Франко положил начало ограничения деятельности фалангистов. В мирное время им в большинстве были вменены социальные обязанности и, по сути, они превратились в профсоюзных деятелей. Позднее Фаланга вообще была переименована в «Национальное движение».

Гонения на оппозиционные партии не прекращались до самой кончины диктатора. Примером тому служит смертная казнь пятерых оппозиционеров незадолго до смерти Франсиско Франко. Хотя их помилования требовали 15 европейских стран, и даже сам Папа Римский. В итоге, государства-просители отозвали посольские миссии, по стране прокатилась волна митингов протеста. Но казнь все равно состоялась в 1975 году.

Середина прошлого века ознаменовалась для франкистского режима знаменитым испанским «экономическим чудом», которое позволило отсталой европейской стране подняться до преуспевающего в народном хозяйстве государства. Сравнительно долгий период времени Испания прочно удерживала вторую позицию в рейтинге стран с успешным ростом темпов экономического прогресса после Японии.

Дальнейшая деятельность Франко

Вслед за экономикой, Франко реанимировал реформаторскую деятельность в политической жизни. Пересмотрено законодательство о печати, снят запрет на забастовочное движение, преследующее требования только при трудовых конфликтах, расширены полномочия местных муниципалитетов, в Конституцию страны добавились новые права и свободы граждан.

Внутренняя и внешняя политика Франсиско Франко вполне соответствовала интересам западных государств, по той причине, что опасность коммунизма для Европы была куда страшнее, чем франкистская диктатура.

В 1973 году великий диктатор Франко прекращает свои полномочия и передает бразды правления страной адмиралу Луису Бланко, но тому не суждено долго усидеть в кресле правителя. В том же году он погибает в результате террористического акта.

Еще несколько интересных фактов

После отставки Франко большую часть оставшейся жизни посвятил собственному лечению. Но болезнь Паркинсона дала о себе знать. В 1975 году его предали земле на кладбище Долины Павших.

Архивные документы, сохранившие сведения о политзаключенных, подлежали уничтожению, но их удалось чудом спасти, благодаря мужеству испанских архивариусов.

Вождь фалангистов предпочитал проводить время за просмотром кинофильмов, а чтение книг его раздражало. Поэтому в его покоях не было библиотечных стеллажей, зато был прекрасно оснащенный кинозал. Помимо этого, он увлекался рыбалкой и охотничьим промыслом.

Начиная с 1947 года, испанское государство фактически являлось монархическим, с пустующим королевским троном. Поэтому Франко недвусмысленно заявил, что монархом после его кончины следует считать принца Хуана Карлоса, которого и короновали в 1975 году. Испанский император Хуан Карлос I положил конец диктатуре и провозгласил демократию.

fb.ru

Фашизм в Испании

Идеологи испанского фашизма

Основоположником фашизма в Испании является Эрнесто Кабальеро. Подобно большей части нацистов в Европе, он - выходец из мелких буржуа. Как социалист, он принимал новое идеологическое веяние с восторгом.

Будучи в Италии, Эрнесто влился в ряды сторонников Бенито Муссолини, кстати, такого же бывшего социалиста, как и сам Кабальеро. Возвратившись на родину, он стал ярым пропагандистом теории нацизма. Так начиналось закрепление фашизма в Испании.

Замечание 1

К Германии в тот период он относился враждебным образом, наиболее доверяя России, считая ее союзником народностей Средиземноморья. Когда власть отойдет Гитлеру, Эрнесто резким образом изменит собственные взгляды, но случится это гораздо позже, а тогда шел всего лишь 1928 год.

В 1931 году ранее нищий студент, обучавшийся в столичном университете Ледесма Рамос, обычный сын обычных учителей, подготовил и опубликовал первый номер журнала «Завоевание государства», где с восхищением отозвался о политике нацизма. Он даже сменил прическу и стал стричься «под фюрера».

На страницах собственного издания Рамос напечатал манифест сколоченной им группы единомышленников. Основные постулаты данной декларации являлись базисом прочих лозунгов и положений программы испанского фашизма:

  • «Искоренение марксизма - веление эпохи».
  • «Утверждение испанизма».
  • «Государство облечено всей полнотой власти...».
  • «Применение действия против старого режима».
  • «Коммунизму мы противопоставляем национальную идею».

Данная идеология фашизма оказалась по душе иному представителю мелкобуржуазного испанского сословия – Онесимо Редондо. Бывший студент-юрист из Саламанки, восхищенный «дисциплиной нацистов», в том же году выпустил в печать еженедельник «Libertad», декларирующий актуальность «дисциплинирующего упрочения традиций древней Кастилии».

Здесь объявлялось об основании испанской Кастильской хунты, которая выдвигает призывы к началу борьбы за «Великую и по-настоящему свободную родину». В скорейшем периоде времени, после возрождения фашизма в Испании, произошло единение Редондо и Ледесмы, не смотря на различия их убеждений, взглядов и социальной статусности. Они формируют Национал-синдикалистскую хунту наступления (ХОНС), которая взяла на свое вооружение «шестнадцать пунктов Вальядолида»: отвержение классового сепаратизма и противостояния; испанскую аннексию Гибралтара, Марокко, Танжера и Алжира; «беспощадное подавление чужеземного влияния в стране» и прочее.

Замечание 2

Декларация пропагандировала репрессии ко всем «спекулянтам на невежестве и обнищании народных масс» и введение контролирующих мер над обогащением.

Редондо и Ледесма отдали приоритет вероисповеданию католиков. Испанские создатели нацизма объяснили такой шаг тем фактом, что католицизм у них приравнивается к «крови арийской» в теоретике Гитлера. Но подобное утверждение никоим образом не препятствует им обрушаться с критикой на собственном духовенстве. ХОНС обладала синдикалистскими и политическими ячейками. Если первые включали десять членов, образовывались из представителей единой профессии, то иные собирали даже одной сотни человек без разграничений на профессиональную принадлежность и социальный статус.

Хосе Антонио Примо де Ривера - лидер испанского фашизма

В начале своей деятельности хунта особенным влиянием не отличалась.

Буржуа не видели в ней интереса, деньгами спонсировали в слабой мере. Зато решительно настроенная и обеспеченная молодежь начинала признавать лидерство Хосе Антонио Примо де Ривера, который являлся наследником предыдущего диктатора.

Преуспевающий тридцатилетний адвокат Хосе Антонио имел привлекательную внешность благородного господина, что внушало почтение даже со стороны его соперников. Собственным обаянием, аристократическими манерами, презрением к богатству и авантюризмом он нашел себе большое количество поклонников. Наделенный ораторским талантом и отлично образованный, он вместе с этим сохранял классовое чутье и почитание старших. Любил цитировать соратникам Киплинга перед началом торжественных маршей и уличных столкновений. В нем всегда выделялась готовность сражения с любым, кто осмелился подвергнуть критике его отца.

Отцовское неприятие утверждение практических действий и партийного разнообразия перед теорией передалось и ему. Примо де Ривера-сын поставил в вину аппарату государства обреченность рабочего класса на «кабалу экономики». В собственном обращении к трудящимся на митинге 1933 года он призвал к вынужденному партнерству социального типа, с присущей нацизму железной логикой.

Это на самом деле эпохальное двухтысячное собрание в столичном театре «Комедиа» служило сильнейшим толчком к образованию новой группировки нацизма, лидером которой явился Хосе Антонио.

Правые партии не лишь благосклонным образом относились к новоиспеченной организации, но и оказывали поддержку финансового характера. «Испанское обновление» передало 100 тысяч песет перспективному движению. Партийный исполнительный комитет обрел название «Испанская фаланга», отвергая вариант лидера «Испанский фашизм», по соображениям этики республиканского типа.

После встречи с Ледесмой Рамосом, ХОНС соединяется с Фалангой. Хосе Антонио единоличным образом принимал решения по руководительству соединенной организацией, используя собственный авторитет, волевой характер и непременное обаяние. Программные положения насчитали двадцать шесть параграфов, они являлись откровенно нацистского настроения, провозглашавшие «единение классов и профессий» с католическим идеализмом истории.

Замечание 3

Чаяния испанской нации были подкреплены успешными акциями таких вот германских и итальянских группировок. Претерпев проигрыш первых выборов, они не впали в отчаяние, и в скором времени обрели долгожданные финансовые вливания от буржуа в том момент, когда рабочее движение стало обретать вес в общественной сфере.

spravochnick.ru

Неправильный фашист. Почему генерала Франко не любят в Испании | История | Общество

4 декабря 1892 г. в городе Ферроль, что в испанской Галисии, в семье офицера испанского королевского военно-морского флота родился ребёнок. Сын. Согласно испанской традиции, он получил весьма пышное имя. Франсиско-Паолино-Эрменгилльдо-Теодуло Франко-и-Баамонде. В 47 лет его будут звать гораздо короче — каудильо, то есть вождь. И не просто вождь, а «ответственный только перед Богом и историей». Последняя переименует его — мы знаем этого человека как генерала Франко. С обязательным прибавлением: «Фашистский диктатор».

Впрочем, как раз фашизм Франко был какой-то неправильный. Он не походил ни на германский национал-социализм с его расовой теорией, ни на итальянский фашизм с его презрением к монархии и корпоративным государством. Единственное, в чём эти режимы хоть как-то сходились, так это в национализме. Но и тот у Франко был странным. Для него испанцем был каждый гражданин Испании, вне зависимости от расовых и племенных различий. Собственно, лозунг, под которым генерал вступил в знаменитую Гражданскую войну 1936-1939 гг. был следующим: «Народ, монархия, вера».

Франко и его брат Рамон, Марокко, 1925 г. Источник: Public Domain

Даже самого беглого взгляда на это изречение достаточно, чтобы понять — оно с удивительной точностью соответствует русской имперской триаде: «Православие, самодержавие, народность». Недаром на стороне Франко сражалось значительное количество русских белогвардейцев-эмигрантов. Как раз из тех, что в фильме «Новые приключения неуловимых» почтительно вставали в ресторане под «Боже, царя храни».

Есть что-то очень трогательное в том факте, что этот лозунг был принят именно Франко — человеком, который принадлежал к одной интересной этнорелигиозной испанской группе. Марраны — таким термином природные испанцы-католики называли своих соотечественников — крещёных евреев и их потомков. Нельзя сказать, чтобы марранов как-то особенно жестоко преследовали. Но права их всё-таки ущемляли. Так, предки Франко, хоть и служили в королевском военно-морском флоте, но только на интендантских должностях. Боевым офицером марран стать не мог. То, что сам Франко всё-таки сделал впечатляющую карьеру в испанской армии, заслуга не только его самого, но и отца, который как раз в конце XIX века каким-то образом раздобыл грамоту о «чистоте крови».

А карьера была и впрямь блестящей. В 23 года он стал майором — самым молодым в испанской армии. Другое дело, что для этого никаких особенных заслуг было не нужно. Расхлябанность, небрежность, воровство и непрофессионализм испанских офицеров того времени если не вошли в поговорки, то близко к тому. Сносная дисциплина и элементарное соответствие Уставу на этом фоне выглядели как безусловный подвиг и давали серьёзные карьерные преимущества. К чести Франко надо сказать, что солдатом он был лихим и пулям не кланялся — в 1916 г. в Африке во время исполнения боевого задания получил ранение в живот. К тому же, будучи тогда совсем небогатым, приобрёл репутацию человека, который способен собственноручно застрелить проходимца, по чьей вине пайка рядового была бы хоть на несколько граммов меньше положенного.

Франсиско Франко обходит войска. Фото: www.globallookpress.com

Словом, «слуга царю, отец солдатам». Это надлежит понимать буквально. Эмоциональное наполнение термина «фашистский диктатор» настолько интенсивно, что почти заслоняет собой ещё один любопытный факт. Дело в том, что он — единственный авторитарный лидер, который серьёзно относился к политическим лозунгам. И, несмотря на искушение абсолютной властью, поступил по закону.

Королевская власть была сброшена в Испании в 1931 г. В 1936 г. началась Гражданская война, в которой победил Франко под явно монархическим лозунгом. В 1947 г. он заявил, что после его смерти монархия будет восстановлена. И лично занялся воспитанием Хуана Карлоса, внука последнего короля — Альфонса XIII. Хуан Карлос, как известно, взошёл на престол в 1975 году, после смерти Франко. Диктатор своё слово сдержал.

Щепетилен он был и в других вопросах, которые можно отнести к категории «отец солдатам». Другое дело, что термин «отец» здесь следует понимать, исходя из римского права, согласно которому отец семейства был волен в своих потомках и мог продать или даже убить любого из них, никому не отдавая отчёта. То, что он намерен поступать именно так, причём невзирая на лица, Франко продемонстрировал почти с самого начала своего восхождения к власти.

Его двоюродный брат, Рикардо де ла Пуэнте Баамонде, тоже служил в армии. И во время мятежа националистов остался верен Республике. Битву с мятежниками он проиграл. Был взят в плен войсками Франко. Осуждён военным трибуналом, как изменник. И расстрелян.

Франсиско Франко, 1972 г. Фото: www.globallookpress.com

Никаких бонусов и привилегий не досталось и «малой родине» Франко — Галисии, что, конечно, поражало современников даже больше, чем расправа с двоюродным братом. В конце концов, то — дело семейное. Но провинция, в которой ты родился — дело другое, общественное. Гражданин Испании редко назовёт себя просто испанцем. Каталонец, валенсиец, кастильянец, галисиец — в основном они себя именуют только таким образом.

То, что в Барселоне, столице Каталонии после смерти диктатора уже через два часа во всех магазинах кончилось шампанское — понятно. Как говорится, «хоронили тёщу, порвали два баяна». И были причины — с каталонскими повстанцами Франко расправлялся беспощадно. За пару месяцев до своей смерти он утвердил смертный приговор пяти террористам. За них ходатайствовали лидеры многих и многих стран. За них просил даже сам Римский Папа. Пятнадцать европейских государств отозвали своих представителей из Испании. Франко был неумолим. Приговор привели в исполнение.

Нечто похожее происходило и в Галисии. Без увечий и трупов, конечно. Однако и накал сепаратизма в этой провинции серьёзно уступал тому, что творилось и творится в Барселоне. Долг платежом красен — конная статуя каудильо в городе Ферроль была снесена совсем недавно — в 2005 г.

Памятник Франсиско Франко в Ферроле. Фото: www.globallookpress.com

www.aif.ru

Испанский фашизм: Уроки чужой войны

В этом году Испания отмечает 80-летие начала Гражданской войны. Сейчас возникают разногласия о том, что это была за война: война между демократией и фашизмом, война между бедными и богатыми, или война за автономию отдельных областей? Какую роль в ней играл СССР? На вопросы Pravda.Ru ответили историк, доцент МГУ Олег Айрапетов и историк спецслужб Александр Колпакиди.


Гражданская война в Испании: 80 лет вопросов и ответов

— Через 80 лет какой вывод можно сделать о характере этой войны? Что это была за война?

Олег Айрапетов: Примерно с 1808 года, после французского нашествия в Испанию испанское королевство постоянно раздирали гражданские войны. Там были две карлистские войны, были перевороты, была установлена первая республика, изгнаны Бурбоны, установлена итальянская династия, изгнана, восстановлена, затем установлена диктатура генерала Примо Де Ревера. Словом, это была страна, в которой политические противоречия объяснялись тремя крупными группами проблем. Их не смогло разрешить к 1936 году ни одно испанское правительство.

Первая группа проблем, самая очевидная и старая, — это противоречие между церковью и либералами. В Испании католическая церковь имела колоссальные права, колоссальные возможности, влияние на образование. Церковь была крупнейшим банкиром, крупнейшим предпринимателем на рынках Испании. Это многих раздражало.

Вторая проблема — это проблема между крупным капиталом и рабочими, то, что называется "классовые противоречия". Она возникла в конце XIX века. К ней же примыкает противоречие по земельному вопросу, поскольку примерно пять процентов земельной собственности принадлежали так называемым латифундистам, потомкам крупных аристократических родов. Это были лучшие земли. А большая часть испанских крестьян бедствовала, находясь в так называемой Минифундии. Противоречия земельного вопроса слились к 1930-м годам c рабочим вопросом в нечто единое.

И третья группа проблем следующая: мы знаем, что Испания — это одно из самых старых национальных государств, тем не менее, внутри Испании назревали противоречия, связанные с решением национального вопроса. Национальные окраины там были отнюдь не отсталыми. Каталония, Страна Басков требовали больше прав на самоуправление, ссылаясь при этом на свои средневековые права, которые были утрачены.

К 1936 году все эти группы противоречий вошли в клинч. Общество Испании жило в ожидании гражданской войны, в хаосе. Эта анархия, с которой не справились испанские аналоги нашего Керенского, привела к военно-фашистскому мятежу.

Что такое в вашем понимании испанский фашизм? Был ли он, или это был фалангизм, который не является фашизмом, как пишут испанские средства массовой информации?

Александр Колпакиди: В Испании в рядах фашизма было несколько разных направлений. Но сила и мощь Франко позволила всех объединить и сплотить, подобно тому, как Ленин во время Гражданской войны в России сплотил анархистов, левых эсеров, социал-демократов, максималистов, и они постепенно вошли в партию большевиков... Фашизм в Испании фактически сводится к фалангизму, самый чистый вариант — фалангизм.

— Почему фалангистскую партию называют фашистской?

А. К.: Пропаганда франкистов позиционировала их вплоть до 1940-х годов как фашистов. Там была многочисленная, тиражированная пропаганда. Их главные союзники — Салазар в Португалии, Муссолини в Италии, Гитлер в Германии. Это были образцы для подражания. Кстати, эти страны оказали франкистскому мятежу наибольшую поддержку.

Более того, без поддержки Италии, Португалии и Германии мятеж был бы обречен, я думаю, в первые полтора-два месяца. Не было бы и самой гражданской войны без известного воздушного моста, который построили Гитлер и Муссолини.

Дело в том, что в начале мятежа примерно четверть континентальной Испании франкисты-мятежники успели поставить под контроль. Но они были отсечены значительной частью территории от Марокко, где в африканской армии была самая боеспособная часть мятежников. И тогда был организован воздушный мост. Там еще проблема была в том, что примерно 80 процентов армии перешло на сторону мятежников, 100 процентов ВВС остались верными республике, а флот разделился примерно 50 на 50. Таким образом, перебросить что-то по морю было невозможно. Без авиаподдержки со стороны Люфтганзы и итальянских ВВС ни о какой победе в Кадексе, в Гранаде, удержании этой территории и прорубании коридора в Эстремадуру, создании единой территории мятежа и речи быть не могло.

— Чем был привлекателен фашизм?

А. К.: Республиканцы натворили массу дел. Фашисты предлагали решение проблем в рамках сохранения традиций. Победы Франко невозможно понять без предыстории испанской республики. Она двигалась влево, вправо, она пришла под лозунгами: "Свержение короля — решение всех этих проблем". Но проблемы-то она не решила. Она декларировала аграрное законодательство, но не стала его внедрять. Республиканцы стали ограничивать количество офицеров в армии и, в общем-то, противопоставили ее себе.

То есть это была политика вечных интриг и склок с Кортесом. Собственно говоря, республика привела к тому, что она приобрела за пять лет массу врагов справа и слева, а верных друзей слева она не видела.

Строго говоря, это продолжалось и в годы гражданской войны. Факт остается фактом — самыми боеспособными, сильными частями республики были части, которые создали коммунисты. Это пятый полк, Корпус Энрике Листера и Интернациональные бригады. Все остальное оказалось никуда не годным. В общем-то, это тоже одна из причин поражения. Потому что кто сумел лучше организовать армию и тыл, тот и побеждает в гражданской войне.

— А на чьи деньги содержалась армия фалангистов? Кто был спонсором?

О. А.: Когда началась гражданская война, Республику активно, в том числе и финансово, поддержали две страны — это Советский союз и Мексика. При этом, если говорить о Сталине, значительная часть поставок советского оружия, боеприпасов, продовольствия была оплачена.

Поставка шла с абсолютной секретностью. Хорошо, что там работали представители НКВД СССР. Это было опасно, потому что надо было провезти испанский золотой запас мимо Италии, он мог быть перехвачен флотом, несколькими флотами, он мог быть перехвачен в проливах турками, поскольку он уходил по линии Барселона — Одесса. Это было все проведено в обстановке полной секретности. Об этом никто не знал. И, на мой взгляд, это блестящая спецоперация — вывезти 500 тонн золота.

По поводу советских поставок хочу сказать, что, во-первых, они начались еще до первых оплат, а во-вторых, все поставки были оплачены. Последние поставки уже шли в Испанскую республику, которая была обречена, на условиях займа где-то на 100 миллионов долларов. То есть последние поставки были даны в долг Испанской республике. Мы все сделали, как полагается, интернациональный долг выполнили, в том числе и в финансовом отношении.

Очень интересно, что с Италией Испания по поставкам рассчиталась где-то во второй половине 1950-х годов, когда в итальянское правительство уже входили коммунисты.

Отмечу, что в начале войны весь золотой запас попал в зону Республики, он находился в Мадриде. Тем не менее, мятежникам практически удалось удержать песету альпари наравне с песетой республиканской. Это невозможно было бы без поддержки со стороны мировых финансовых центров — Лондона и Нью-Йорка.

— Хотя они официально дистанцировались.

О. А.: Вы знаете, с одной стороны, президент США не любил переворот Франко, но с другой стороны, именно американцы поставляли, что очень нетипично, топливо. Всю гражданскую войну испанская армия фашистов воевала на американском топливе, которое поставлялось в долг.

Еще один момент: американский Ford поставил до 100 тысяч грузовиков франкистам, что сделало армию франкистов гораздо более мобильной. Что касается участия других стран в людском отношении, итальянцы отправили в Испанию целый корпус, 72 тысячи человек.

— А почему Советский Союз столько не отправил, почему он отправил только три тысячи?

О. А.: У нас, во-первых, было меньше возможностей, в отличие от Италии. Что такое переброска крупными кораблями по линии Неаполь — Кадис? Она занимала два дня. У нас же переброска означала Ленинград или Одессу. Ленинград — довольно длинный путь, и он не дает связи с остальными территориями республики, а только со Страной Басков, которая была к тому времени блокирована, а вскоре уничтожена. В ином случае нужно проходить через Гибралтар, а это угроза.

А. К.: И еще момент. Говорят, что Сталин в конце 1938 года перестал помогать, но надо понимать, что у нас на границу вышла Япония, началась Японско-Китайская война. В сентябре-августе было принято решение им помогать, и ресурсы направлялись туда.

О. А.: Когда часть испанских историков говорит о том, что Советский Союз прекратил помощь, это неправда. Советский Союз некоторые поставки продолжал вплоть до последних дней Республики. Мы поставили в Испанию 500 танков, около 700 самолетов. Между прочим, техника, которую поставлял Советский Союз, была в 1936–1937 годах, в начале военных действий на порядок лучше той, которую поставляли итальянцы. Потому что мы поставили, в первую очередь, танки Т-26, пушечно-пулеметные, а итальянцы поставляли "Ансальдо", немцы — Т-1 — пулеметные танки. Они не могли соперничать с нашими танками.

— Что Вы можете сказать про положение, в котором сейчас находится Испания? Какие-то уроки она извлекла из прошлого?

А. К.: По результату гражданской войны в Испании было 20 лет стагнации, духовной, культурной, экономической. Потом американцам понадобилась дружба с Франко, и в конце 1950-х годов началось "испанское чудо". Вопреки Франко, кстати, который не был сторонником экономических преобразований.

Но до этого 20 лет страна была вычеркнута из Истории. Не только в экономике. Это была самая бедная страна, была огромная миграция. Три миллиона человек эмигрировали не из-за политики, а просто есть нечего было.

В 1960-е годы произошел подъем, в том числе в культуре. Но это все было сделано на такой ненависти к Франко, на такой ненависти к режиму, что до сих пор продолжается, хотя он уже умер. Он оставил Испанию не в очень хорошем положении, за два года до его смерти начался кризис, обвал экономики. Как мы знаем, после этого Испания вступила в НАТО, в Европейский Союз и прекрасно стала развиваться без Франко и вопреки Франко. Большинство людей сейчас его вспоминают с ненавистью.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала Любовь Люлько

www.pravda.ru

В фашистской Испании. Испанские репортажи 1931-1939

В фашистской Испании

Генерал Франко, подражая Муссолини, ввел новое летосчисление. 18 июля начался «3-й триумфальный год». Как живет фашистская Испания после двух «триумфальных» лет? Фашистские газеты ограничиваются описанием военных побед, восхвалениями каудильо Франко, отчетами о молебнах и светской хроникой. Английские и американские журналисты, находящиеся в фашистской Испании, немногим разговорчивей своих испанских собратьев. Конечно, приезжая в Сен-Жан-де-Люз или в Андай, за стаканом виски они рассказывают много любопытного, но в газеты они посылают только благонамеренные корреспонденции: они дорожат своим местом. Таким образом, по печатным материалам трудно составить представление о жизни фашистской Испании. Зато рассказы людей, которые приезжают оттуда, весьма поучительны. Каждый день через границу переходят несколько смельчаков. В Сен-Жан-де-Люз, в Биарриц, в Байонну приезжают англичане, американцы, французы, проживающие в фашистской Испании. Наконец, среди сотни шпионов, которых генерал Франко ежедневно направляет во Францию, попадается один безобидный обыватель, благодаря личным связям получивший заграничный паспорт и приехавший во Францию, чтобы купить костюм или вставить золотой зуб. Я разговаривал со многими людьми, приехавшими оттуда, с испанцами и с иностранцами, с левыми и с фашистами, с крестьянами и с докторами. Я тщательно проверял рассказы каждого. Я попытаюсь обрисовать жизнь фашистской Испании, точнее, ее северных провинций, воздерживаясь от личных суждений.

В руках фашистов находятся сельскохозяйственные провинции. В фашистской Испании много хлеба, растительного масла, сахара, рыбы, табака. Из продуктов питания сказывается недостаток в мясе, рисе и кофе. Мясо продается два или три раза в неделю. Цены на продовольствие возросли. Крестьяне, не доверяя бумажным песетам, вкладывают деньги в скот. В Наварре свинья стоила до войны 2 песеты 10 сантимов за кило, теперь она стоит 4 песеты 25 сантимов. Поросенок стоил 40–50 песет, теперь продается за 200–225 песет. На ряд продуктов установлены твердые цены, однако крестьяне отказываются продавать мясо или овощи по этим ценам. Так, например, цена на картошку в Наварре равняется 17 сантимам за кило. Обходя постановления, интендантство платит крестьянам по 30 сантимов за кило. Кочан капусты в Бургосе стоит 3 песеты, десяток апельсинов 4 песеты 50 сантимов.

Мало кожи: обувь вздорожала втрое. Особенно остро чувствуется недостаток в одежде: нет больше каталонских фабрикантов — приходится довольствоваться незначительным итальянским импортом и продукцией второстепенных фабрик. Самая что ни на есть скверная рубашка стоит 20–25 песет, плохие чулки — 9 песет. Тапочек нет: нет ниток. Все текстильные товары вздорожали в 5–6 раз.

Коммерсанты боятся продавать дорого — установлены контрольные комиссии. Они не хотят продавать дешево — покупательная сила песеты все время понижается. Они предпочитают вовсе не продавать, но закрыть магазины они не могут: за это полагается крупный штраф. Витрины полны товарами (коммерсант обязан содержать витрины в должном виде), но внутри магазины пусты.

Впрочем, и покупателей немного: фашисты снизили заработную плату. Металлист Бискайи, который прежде получал 12 песет 50 сантимов, теперь получает 9 песет 60 сантимов. Батрак в Кастилии, прежде получавший 6 песет, получает теперь 4 песеты 50 сантимов. Рабочие обязаны работать бесплатно один или два добавочных часа: «На войну».

Рабочих на севере Испании почти что не осталось: их заменили каторжники, и владельцы шахт в Бискайе перешли на даровой труд. Франко образовал из военнопленных «трудовые батальоны» — нечто вроде арестантских рот: рабочие получают 30 сантимов в день, они живут в лагерях и за нарушение дисциплины подвергаются дисциплинарным наказаниям. В шахтах Бискайи работают 3000 пленных. На автомобильном заводе «Сароса» в Бильбао работают исключительно военнопленные. В Астурии только 15 процентов горняков работают по вольному найму, остальные — каторжники из «трудовых батальонов».

Население разорено принудительными сборами. Вот перечень этих налогов: «День одного блюда», «День без сладкого», «На крейсер «Эспанья», «На памятник погибшим», «Подарки солдату», «Дом раненого», «Солдатский очаг», «Поход против холода», «Национальная помощь», «Солдатский табак», «Социальное вспомоществование», «Оболо католико», «Голубая карточка». Служащий, который зарабатывает в месяц 200 песет, всегда ел не три блюда, но одно. Теперь он должен вносить 2 песеты в неделю — это предполагаемая разница между обедом в три блюда и обедом в одно блюдо. Он платит за «День без сладкого» 4 песеты в месяц. Он подписался на «Голубую карточку» — 3 песеты. С него требуют 5 песет на «Социальное вспомоществование». Каждый месяц он отдает правительству 55 песет, больше чем четверть своего заработка. Для казны Франко эти сборы — находка: например, «День одного блюда» приносит в Бильбао ежемесячно 300 тысяч песет.

Крестьяне также должны платить за «День одного блюда», за «День без сладкого» и за многое другое. Наваррские крестьяне говорили мне, что в прошлом году у них отобрали треть доходов. Крестьянам досаждают реквизициями. Происходит это так: в Наварре раз или два в год крестьяне приезжают на ярмарки; туда они гонят скот для продажи, и там фашисты этот скот реквизируют. В ряде северных городов, в Элисондо, в Вильяфранке, в Ируне, военные власти недавно забрали на ярмарках весь рабочий скот. В Наварре реквизирована «на корню» вся шерсть. За реквизированное добро крестьянам ничего не платят.

Население не верит песете Франко, оно прячет не только серебро, но даже медяки. В фашистских газетах можно найти длинные списки людей, оштрафованных «за укрывание звонкой монеты».

Синдикаты, которые согласно программе фашистов должны быть базой государства, ничем себя не проявляют. В Бискайе не было случая, чтобы рабочий синдикат вступился за рабочих. Во главе синдикатов стоят фашистские чиновники. Недавно в Сан-Себастьяне состоялось собрание крестьянского синдиката. Крестьяне надеялись, что на собрании будет поставлен вопрос о твердых ценах. Вместо этого председатель, отнюдь не крестьянин, но адвокат сеньор Хуан Пуэнте, прочитал длинный доклад «О преимуществе вертикальных синдикатов».

Для передвижения по железной дороге или по шоссе требуются особые пропуска. Эти пропуска выдаются при наличии двух поручителей, отвечающих за политическую благонадежность. Крестьянин, чтобы съездить на базар, должен получить такой пропуск.

За передвижение без пропуска взимают крупный штраф. Вообще штрафы наравне с различными «добровольными» сборами — основа финансовой политики Франко. За одну неделю губернатор Гипускоа ухитрился набрать штрафами 136250 песет. Штрафы взимаются также за «недоброжелательство к установленному строю». За такое «недоброжелательство» пастух Хуан Ласа оштрафован на 25 песет, а Хосе Сарасола в Бильбао — на 50 тысяч: сколько с кого могут, столько и берут.

Конечно, военные поставщики зарабатывают неплохо. Помещики, получившие назад свои земли, тоже довольны жизнью. В Сан-Себастьяне собралось несколько тысяч людей, которые умеют тратить деньги. Открыто много новых кабаре, домов свиданий. В католической газете «Ла-Вердад» один рекете пишет: «Недавно я побывал в Сан-Себастьяне. Перед этим я был там в 1935 году. Какая перемена в нравах! Конечно, не к лучшему… Это подлинный скандал. В Сан-Себастьяне собрались аристократы, укрывшиеся от мобилизации, которые прожигают жизнь».

Другой моралист в журнале «Дестино» утверждает, что молодые буржуа явно предпочитают биллиард фронту. Он говорит, что буржуазию занимают только доходы, и, когда какой-то фабрикант швейных машин, выбравшись из Барселоны, приехал в Сан-Себастьян, другой фабрикант швейных машин донес на него, как на «красного шпиона».

Доносят, впрочем, не только фабриканты швейных машин, доносят все, кому не лень: сводят старые счеты или подрабатывают. Губернатор Алавы заявил, что его канцелярия не может справиться с работой ввиду огромного количества «писем патриотов, предупреждающих о врагах Испании». Многие заняты одним: они выслеживают, кто из обладателей радиоаппаратов слушает передачи Барселоны. За каждого «любопытного», указанного полиции, выдают премию — 25 песет.

Люди боятся говорить, боятся писать письма. Все письма вскрываются. Рекете и фалангисты тыловой службы сидят в почтовых отделениях — это цензоры. Заказное письмо из Бильбао в Сан-Себастьян надо сдавать открытым «для облегчения работы цензуры».

О терроре в фашистской Испании писали не раз. Я все же приведу некоторые данные. Среди городов северных провинций по количеству расстрелов первое место занимает Наварра — 11 тысяч; за ней следует Овьедо — 10 тысяч. В тюрьмах Бильбао сейчас находится 700 приговоренных к казни. Каждый раз, когда население проявляет «недоброжелательство к установленному строю», власти расстреливают 25–30 осужденных. Списки расстрелянных вывешивают на тюремных воротах. Республиканцы называют сторонников Франко «Пятой колонной», фашисты в Бильбао называют сторонников республики «90 процентов». Это показывает, как, при некотором наличии юмора, они сами расценивают свою популярность.

Один благочестивый рекете по имени Мануэль Делорме недавно опубликовал статью «Крах снисходительности». Он пишет: «Какая-либо снисходительность по отношению к врагу несовместима с нашим пониманием культуры». Надо сказать, что фашисты не грешат «снисходительностью». В тюрьмах Бильбао до сих пор пытают заключенных. Недавно в тюрьме Адоратрисес фашисты засекли насмерть плотника Мартина. В Сан-Себастьяне в тюрьме Ондарета сидят женщины с маленькими детьми. Весной там началась эпидемия дифтерита. Фашисты отказались вызвать в тюрьму врача, и шесть детей умерли на глазах у матерей.

Несмотря на «трудовые батальоны» и на ежедневные расстрелы, все тюрьмы переполнены. Фашисты хотят их разгрузить. Они решили использовать политических заключенных для работы на плантациях в Западной Африке. В июне из Витории была отправлена первая партия каторжан.

Особое рвение фашисты проявили в деле истребления национальной культуры басков. Запрещены баскские слова на вывесках. Представительство Франко во Франции помещается в «Натчо Энея», — будь это не в Сен-Жан-де-Люзе, а в Сан-Себастьяне, владелец дома уплатил бы штраф: «Натчо Энея» — баскское имя. Запрещены книги на баскском языке, больше того — на этом языке запрещено разговаривать. Запрещено давать детям баскские имена. Яростные католики, рекете убили семнадцать священников басков. Люди Франко, на которых папа призывает теперь благословение бога, зверски убили 63-летнего священника Хосе Пеньягаригано только за то, что он говорил проповеди на родном языке.

Хозяевами в стране являются интервенты. Одна испанка рассказала мне, что она ехала с двумя детьми из Вальядолида в Бургос. Ночью ее выкинули из вагона первого класса на перрон. «В чем дело?» — «Первый класс приказано очистить». Женщину испанские солдаты впустили в переполненный третий класс, а вагон первого класса заняли немцы. Они были одеты в штатское, все в одинаковые новенькие костюмы, и оказались артиллеристами, только что прибывшими из Германии. В больших городах лучшие гостиницы заняты немцами: в Сан-Себастьяне — «Мария Кристина», в Бургосе — «Мария Исабель», в Бильбао — «Карльтон», в Сарагосе — «Гран отель». В свои гостиницы, рестораны, клубы, кафе немцы неохотно впускают испанцев. Они живут, как европейские колонизаторы где-нибудь в Центральной Африке, стараясь избегать сношений с туземцами.

За пушки и снаряды генерал Франко расплачивается натурой. Крестьяне Наварры знают, куда идет реквизированный скот: в порт Пасахес, а оттуда в Германию. В Германию фашисты отправляют шерсть, растительное масло, вино. Горняки, каторжники «трудовых батальонов» работают также на Германию: руда Бискайи и Сантандера грузится на немецкие суда. С января по май из Бильбао прошло в Германию грузов на 14 миллионов марок. Во главе шахт и металлургических предприятий стоят немецкие инженеры.

Итальянцы раздражают население чванливостью («это мы вас спасли от красных») и вымогательствами. Каждый день жалобы: итальянцы не платят в ресторанах, ездят без билетов в автобусах, грабят базарных торговок. В Вальядолиде выходит газета на итальянском языке «Иль леджионарио». В Паленсии находится итальянский госпиталь. Ввиду этого охрану порядка в Паленсии итальянцы взяли на себя: они проверяют документы проезжающих через этот город. Один испанский лейтенант жаловался мне, что итальянцы заполняют все публичные дома: «Мы получаем только жалованье, а им дают еще диетас (суточные)…» В Сан-Себастьяне на улице Гарибай открыт роскошный «Дом фашио». Лекционный зал пустует, зато в баре всегда дым коромыслом. Послу Италии графу Виола да Кампальто пришлось выступить с педагогической речью: «Все итальянцы, находящиеся теперь в Испании, наравне с легионерами сражаются за дело фашизма и должны соответствующе себя вести».

После мобилизации многие добровольцы — рекете, которые находились в отпуску, отказались вернуться на фронт. Население защищало их, и дело дошло до кровавых стычек с гражданской гвардией. Наварра была испанской Вандеей. Но не прошли даром ни террор, особенно свирепствовавший в этой провинции, ни потери, понесенные наваррскими дивизиями. О том, какое опустошение произвела война в Наварре, можно судить по следующему примеру: в деревне Леиса 1800 жителей, из них 46 убиты на фронте. Каждый день поезда привозят в Наварру раненых. Улицы Памшюны полны инвалидами. Наваррцы спрашивают: «Когда это кончится?»

На границе с Францией стоит бригада мобилизованных басков. Среди них почти нет фашистов. «Почему не уходите во Францию?» Ответы однообразны: «Они расстреляют отца» или «Они убьют жену».

Кто правит фашистской Испанией? Немцы, итальянцы и кучка политиканов старой монархической Испании: католическая СЕДА — друзья Хиля Роблеса, каталонская «Лига» Камбо, Мартинес Анидо, его приятель министр внутренних дел Серрано Суньер. Это — правительство помещиков, иезуитов и банкиров.

Рекете считают, что их надули. Они возмущены насильственным слиянием с фалангой. Наваррский капеллан Иларио Ябен в «Диарио де Наварра» упрекает фалангистов за безбожие. Фалангисты отвечают ему в «Эральдо де Арагон»: «Мы признаем религию, но без исповедей, без икон и без глупых попов». Рекете считают законным королем Испании дона Хавьера, а в Бургосе «англоманы» теперь поговаривают о возвращении на престол сына Альфонса XIII дона Хуана. Это, разумеется, весьма огорчает рекете, которые вот уже целый век дерутся, чтобы посадить на престол представителя династии Бурбонов Пармских. 2 июля в Памплоне состоялось тайное совещание рекете «Ла хунта карлиста де герра». Было произнесено немало горьких речей: «Рекете несут самые большие жертвы. После Биельсы их сразу послали в Левант. Пора взять то, что принадлежит нам по праву». Генерал Франко, однако, не уступает. Недавно он сместил памплонского председателя «Объединенной фаланги» рекете Хуана Ортигоса. Муниципальный совет Памплоны в виде протеста подал в отставку.

Каждый день происходят столкновения между рекете и фалангистами. Я видал подпольные листовки, изданные так называемыми «старыми рубашками», то есть фалангистами первой формации. Они обвиняют генерала Франко в измене «священным принципам Отсутствующего» (так фалангисты называют расстрелянного основателя фаланги Антонио Примо де вивера127) Газета «Арриба Эспанья» в одном из последних номеров пишет: «Фаланга ждет, когда придет ее час, и этот час должен прийти скоро». Некоторым неохота ждать. Всем памятна речь генерала Ягуэ. Генерал-фалангист был арестован, потом выпущен на свободу; по слухам, он находится теперь под домашним арестом. Начальник штаба генерала Москардо полковник Гасапо взял сторону генерала Ягуэ. Генерал Москардо — друг рекете, и он уволил начальника своего штаба. Многие видные фалангисты сидят за решеткой: бунт в Сан-Кристобале не сего дня-завтра может повториться.

Конечно, до поры до времени раздоры в лагере фашистов носят характер семейных сцен: их останавливает страх перед республикой. Худой мир сможет стать доброй ссорой только в том случае, если фашистская армия потерпит крупное поражение или одержит крупную победу.

В горах Астурии, Галисии, Леона бродят небольшие отряды партизан. Для армии Франко они не представляют военной опасности: они плохо вооружены и разрозненны. Однако то, что они существуют, что население их кормит и предупреждает об опасности, показывает, насколько ненадежен фашистский тыл. Мигель Унамуно накануне смерти сказал фашистам: «Вы можете победить, но не убедить». При помощи интервентов фашисты захватили две трети Испании, но, победив, они никого не убедили. В «недоброжелательности к установленному строю» можно действительно обвинить «90 процентов» испанского народа. Никогда, кажется, не было в Испании столь мало популярного правительства, и по сравнению с генералом Франко даже диктатор Примо де Ривера может быть назван народным любимцем. Гражданская война уступила место иностранному нашествию: речь идет не столько о политических воззрениях, сколько о национальном самолюбии. Если «3-й триумфальный год» не принесет генералу Франко решительной военной победы, он может оказаться последним годом эфемерного летосчисления.

Андай — Тарб, август 1938

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

НАЦИСТЫ В ИСПАНИИ / Разное / Русская Испания

Газета «АБС» опубликовала информационную подборку, в которой назвала видных нацистов, бежавших после войны из Германии и обосновавшихся в Испании под покровительством фашистского правителя этой страны генерала Франко.
Впрочем, о том, что после Второй мировой войны Испания превратилась в пристанище бежавших от правосудия нацистов, в том числе военных преступников, виновных в массовых расстрелах мирных жителей оккупированных стран, хорошо известно.
К примеру, одним из наиболее известных обитателей послевоенной Испании был печально известный гитлеровский спецназовец Отто Скорцени, освободивший в 43-м году из-под ареста Муссолини, а в 44-м похитивший венгерского регента Хорти, собиравшегося сдаться Советской Армии. Бежав из-под стражи в Германии, Скорцени обосновался в Испании, где прожил до самой смерти в 75-м году.
Здесь он жил под вымышленным именем Роберта Штейнбахера. В Мадриде, в самом центре, на проспекте Гран-Виа, он открыл офис своей промышленной компании. Эсэсовец с первых же дней пользовался особым покровительством испанских властей. Личная дружба связывала его, к примеру, с Карреро Бланко, будущим премьер-министром, и другими деятелями франкистского режима. Его фирме делаются крупные государственные заказы – на строительство аэродромов и реконструкцию испанских железных дорог. Скорцени, к примеру, приобрел за границей и продал Испании 200 локомотивов, он оперировал солидными капиталами.
Однако из всего этого не следует, что Скорцени вдруг превратился в Испании в добропорядочного коммерсанта. Здесь он активно занимался и нацистской пропагандой, и незаконным бизнесом.
Так, Скорцени занимался контрабандой оружия, которое он поставлял на Ближний Восток, в частности арабским террористическим группировкам. Активно сотрудничал бывший любимец Гитлера и с испанскими ультраправыми группировками. В своем офисе в Мадриде он печатал нацистскую пропаганду. Испанию он покидал редко, разве что для встречи со своим другом парагвайским диктатором Стресснером. Кстати, предприниматель из Скорцени вышел довольно посредственный. На первом этапе он держался благодаря капиталам, которые ему доверяли немецкие промышленники, преследуемые в Германии за связи с нацистами. Но потом этот источник иссяк, и Скорцени вынужден был всецело посвятить себя преступному бизнесу – контрабанде оружия.
Эфраим Зурофф, руководитель иерусалимского Центра Симона Визенталя, занимающегося поиском нацистских преступников, считает, что Испания являлась пристанищем для многих нацистов, а власти этой страны ничего не делали для их выявления. Так, Центр Визенталя до недавнего времени подозревал, что где-то на восточном побережье Испании скрывался Ариберт Хейм по кличке «доктор смерть». Будучи врачом в концлагере Бухенвальд, а затем Маутхаузен, он ставил садистские эксперименты на заключенных.
К примеру, вводил узникам шприцем в сердце авиационный бензин и наблюдал, сколько времени продлится их агония. За месяц он умертвлял таким способом не менее 200 человек, в том числе узников-испанцев. Он также оперировал без наркоза. А однажды убил двух узников лишь потому, что у них были красивые зубы: нацистский врач захотел подарить своему коллеге череп с красивыми зубами. После войны Хейм жил в Германии, а когда в 73-м году его наконец опознали и захотели арестовать, он скрылся. С тех пор его следы были обнаружены в Латинской Америке, Северной Африке, но в основном в Испании, в районе восточного побережья. Его дети направляли сюда через третьи лица крупные суммы денег. Поиски велись в домах для престарелых. Однако они не увенчались успехом.
«Доктор смерть» – далеко не единственный военный преступник, укрывавшийся в Испании. Свой след в этой стране оставил, к примеру, подручный Гитлера Мартин Борман, и фигура меньшего значения – гестаповец Вальтер Кушман, ответственный за расстрелы евреев в Польше. Его имя упоминается в одной из книг Симона Визенталя. В Испании этому нацисту пришлось скрываться, поскольку его усиленно разыскивали союзники – американцы и англичане. Кушман сначала нашел приют в Мадриде в монастыре францисканцев, а потом пок инул Испанию переодетый монахом и с фальшивыми документами. Умер нацист в Аргентине в 80-е годы. В Латинской Америке теряются следы и Рейнхарда Шпитци, который в годы Второй мировой войны был резидентом «Абвера» в Испании, а затем, преследуемый союзниками, спокойно перебрался с помощью своих испанских друзей в Аргентину.
Почему гитлеровцы использовали в качестве места жительства или перевалочного пункта именно Испанию?
Они выбирали Испанию, потому что в Европе той поры у них не было другого места, где укрыться. В Испании времен франкистского режима, близкого по духу фашистской Германии, они находили идеологическую поддержку, материальную помощь и возможность уйти от возмездия союзников. Получив здесь фальшивые документы, многие перебирались в более надежное место – Аргентину. В Испании существовали организации, которые устраивали беглецов на работу, снабжали деньгами, фальшивыми документами, жильем.
Сначала нацисты лишь скрывались в Испании, но со временем, почувствовав себя в безопасности, они стали организовываться, собираться вместе и даже устраивать свои праздники, к примеру, по случаю очередного дня рождения фюрера. В Испании образовалось даже несколько центров, где компактно проживали нацисты. Один – в курортном городке Дения, на восточном побережье, а другой – в Марбелье, что на юге Испании. Примечательна в этом смысле история Герхарда Бремера, бывшего члена личной охраны Гитлера.
Герхард Бремер был майором СС. После пребывания в лагере для военнопленных во Франции он перебрался в 48-м году в Испанию, в Дению. Он считается основателем нацистской колонии в этом поселке, куда следом за ним отправились многие бывшие гитлеровцы. Бремер занялся строительством и продажей недвижимости на побережье. Одновременно он основал здесь базу отдыха для бывших эсесовцев. Приезжали сюда нацисты каждый год 20 апреля, в день рождения Гитлера. Сам Бремер и его гости облачались в эсесовские мундиры, вывешивали флаги со свастикой, распивали нацистские песни и, таким образом, поминали своего фюрера.
Постоянным участником фашистских «тусовок» в Дении был генерал СС Отто Ремер. Тот самый Ремер, что отличился при подавлении антигитлеровского заговора в июле 44-го года, арестовав большинство заговорщиков.
Этот деятель после окончания Второй мировой войны был арестован, а когда вышел из тюрьмы основал неонацистскую партию в Германии, но она была запрещена в 52-м. Ремер скрылся в Испании. Он был большим другом Отто Скорцени – помогал ему заниматься незаконной торговлей оружием. Затем Ремер опубликовал в Германии статьи, в которых оправдывал гитлеровский режим, отрицал холокост и газовые камеры. В 92-м году немецкий суд приговорил его к 22 месяцам тюрьмы за пропаганду геноцида, расовой ненависти и потребовал его выдачи, но Испания Ремера не выдала. Нацист умер своей смертью в 1997 году в Марбелье.
Известно, что испанский диктатор Франсиско Франко умер в 1975 году. После его смерти в стране произошли большие перемены. Испания декларировала переход к демократии, приняла конституцию и официально отказалась от франкистской идеологии. Тем не менее все эти перемены никак не повлияли на положение нацистов, доживающих свой век на испанских курортах. Испанцы их не трогали. Если при Франко это объяснялось симпатиями режима к бывшим соратникам фюрера, то при демократии подобная позиция стала для многих необъяснимой.
Журналист Хавьер Хуарес, автор книги о жизни немецких нацистов в Испании, пытается найти объяснение такой позиции:
«Уголовный кодекс Испании ранее не рассматривал апологию геноцида как преступление. Это, в частности, послужило формальным поводом для невыдачи Отто Ремера Германии. Но дело, разумеется, в другом. В Испании франкизм и тоталитаризм не умерли вместе с Франко. Нацисты по-прежнему находили себе влиятельных покровителей в стране. Ведь переход к демократической форме правления был совершен у нас не на основе решительного разрыва с прежним режимом, а на основе его реформирования. При таком раскладе силы прошлого по-прежнему еще долго занимали важные позиции в обществе. Вот почему Испания так и не выдала никого из 50 нацистов, которые находились в поле зрения мировой общественности и которых требовали выдать американцы и англичане».
Известно, что с присутствием нацистов в Испании мирились не только власти, но и испанская общественность. В силу исторических причин – долгих лет фашистской диктатуры в стране – в сознании даже образованных испанцев, в отличие от других европейцев, немецкий нацизм никогда не ассоциировался с преступлением. В самой Испании нацисты в 60–80 годы свободно тиражировали свои мемуары, в которых, разумеется, отрицали все свои военные преступления. Правда, это не всегда им сходило с рук.
В 80-е годы бельгийский фашист Леон Дегрель, который скрывался после войны в Испании, дал пространное интервью испанскому телевидению и журналу «Тьемпо». Он отрицал холокост и даже задал вопрос, почему сегодня так много евреев, если их действительно уничтожали в массовом порядке? Единственный человек, который восстал против подобных рассуждений, была еврейская активистка Маргарита Фридман, которая жила в Испании, и у которой вся семья погибла в Аушвице. Она подала на нациста в суд. Испанский суд рассматривал дело 7 лет. Сначала иск Фридман был отклонен, поскольку местное правосудие посчитало, что нацист имеет право на свободу слова. Однако Верховный суд Испании в 1991 году признал, что Дегрель нанес оскорбление «коллективной чести» еврейского народа. Но решение суда носило чисто моральный характер. Дегрель не понес никакого наказания.
Кстати, Дегрель был одной из наиболее одиозных фигур мирового фашизма. За свои злодеяния он был заочно приговорен к смертной казни в Бельгии. Однако Испания дала ему сначала возможность жить по фальшивым документам, а потом предоставила свое гражданство.
Дегрель был руководителем бельгийских фашистов. В 41-м году он вступил в СС и отправился на Восточный фронт. Дослужился до звания полковника. Ему даже присвоили генерала, но это уже было 2 мая 45-го года, когда война практически кончилась. Седьмого мая он сбежал на самолете в Испанию. Бельгийское правительство потребовало выдачи нациста. Но в этом ему было отказано. Мировое сообщество осудило Испанию за укрывательство преступника. Тогда Мадрид заявил, что Дегрель исчез. На самом деле его снабдили фальшивыми документами, и бельгиец спокойно поселился в деревушке Константина под Севильей. Там он построил поместье под названием «Карлина», которое превратилось в главную ставку нацистов, укрывающихся в Испании. Умер Дегрель естественной смертью в 1994 году на одном из средиземноморских курортов в провинции Малага.

www.russianspain.com

Испания во Второй Мировой войне

Во Второй Мировой войне Испания придерживалась нейтралитета. Фактически это означало, что государство не участвовало в боевых действиях, но поддерживало страны «Оси» боеприпасами и посылало в качестве поддержки армий Гитлера или Муссолини добровольческие отряды. Помимо Испании в 1939-45 годах такой статус имели:

  • Португалия;
  • Швейцария;
  • Швеция;
  • Аргентина;
  • Турция.

Приход фашистов к власти в Испании

В начале ХХ века Испания переживала затяжной кризис. Для того чтобы выйти из него, правительство должно было преодолеть феодальные пережитки, ввести демократические порядки и провести преобразования, направленные на улучшение положения рабочих и крестьян. Поскольку испанский король и его министры не шли на уступки населению, в государстве появились радикально настроенные левые и правые группировки. За два десятилетия радикалы совершили несколько государственных переворотов, в ходе которых пала монархия. В 1936 году на парламентских выборах победил блок коммунистических и социалистических партий, что вызвало возмущение националистически настроенных военных кругов. Военные решились на очередной переворот, ключевую роль в котором сыграла Фаланга — фашистская организация, созданная в 1933 году. Мятеж перерос в трёхлетнюю гражданскую войну, по окончанию которой к власти в Испании пришли фашисты во главе с генералом Франсиско Франко.

Гитлер всё это время оказывал активную поддержку испанским фашистам, поставляя в Испанию вооружение и военных специалистов.

Участие Испании в военных действиях

Поскольку страна была истощена гражданским противостоянием, Франко не спешил вступать во Вторую Мировую войну, несмотря на призывы Гитлера. Под разными предлогами Испания уклонялась от начала военных действий. Например, требовала для себя огромных территорий в Средиземноморском регионе, на что Гитлер заведомо не мог согласиться. Но в то же время в испанских газетах публиковались нацистские лозунги, а общество в целом одобряло действия лидеров стран «Оси». С лета 1940 года Испания открыла свои порты для немецких военных кораблей и начала поставки необходимого сырья в Третий Рейх.

При этом в стране присутствовала достаточно сильная политическая группировка, выступавшая за участие Испании в войну. Эту позицию разделял и сам Франко, но национальная армия была решительно против начала военных действий. Поэтому испанскому правительству приходилось лавировать между своими солдатами и союзниками.

В 1941 году Франко предложил Гитлеру перебросить к границам Советского Союза испанскую добровольческую «Голубую дивизию», состоявшую из 50 тысяч человек. Часть из них были обычными солдатами, а часть — членами фалангистской милиции и участниками Гражданской войны. «Голубая дивизия» участвовала в боях в районе Ленинграда и Новгорода. Особой боеспособностью испанские солдаты не отличались. Члены и немецкого, и советского командования отмечали, что испанцы недисциплинированны и весьма безответственны. Кроме того, бойцы «Голубой дивизии» очень тяжело переносили климат севера СССР, многие солдаты страдали от обморожений и болезней. Если в 1941 году нашлось немало добровольцев, готовых воевать с Советским Союзом, то уже в конце 1942 желающих отправиться на фронт почти не было.

Для того чтобы вывести Испанию из войны, Англия и США оказывали на Франко определённое давление. Они создавали препятствия для ввоза в Испанию топлива и продовольствия, блокировали испанские порты. К наиболее активным действиям они перешли в 1943 году. К этому моменту Франко и его сторонники уже успели разочароваться в Гитлере и начали задумываться о выводе испанских добровольцев из войны. Но, несмотря на военные неудачи, фюрер оставался грозным противником. Франко вполне справедливо опасался, что в случае предательства немецкие войска немедленно оккупируют Испанию.

В конце июля 1943 года к Франко прибыл американский посол, поставивший испанского диктатора перед фактом: «Голубая дивизия» должна немедленно прекратить воевать с СССР.  Вскоре с аналогичным требованием к Франко обратилась и английская сторона.  Испанские солдаты были возвращены на родину, а Франко пытался и дальше лавировать между Гитлером и западными союзниками. Вплоть до 1944 года Германия продолжала получать вольфрам из Испании. Поставки прекратились только после соответствующего требования США и Англии. Одновременно страны антигитлеровской коалиции получили право пользоваться испанскими портами и авиабазами, а в испанской прессе стали появляться восторженные статьи об успехах американских и английских солдат. Будучи убеждённым противником коммунизма, Франко до последнего надеялся, что после окончания войны с Германией, Англия и США поведут войска на СССР, поэтому в переписке с Черчиллем он пытался поднять тему борьбы со Сталиным. Однако ответ был жёстким: Черчилль заявил, что сотрудничество с антидемократическим режимом не входит в интересы Великобритании. Франко потратил много времени и усилий на то, чтобы попытаться убедить западную прессу в том, что Испания — свободное правовое государство, где уважаются права гражданина и личности. Сам Франко не был осуждён как нацистский преступник и оставался на посту руководителя Испании вплоть до самой своей смерти в 1975 году. Но всё это время на Испании оставалось клеймо тоталитарного государства, по этой причине её не приняли в созданную в 1945 году ООН.

spainmag.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *