Медаль «В память Японской войны 1904-1905», бронза

Смирнов В.П. — 1343, Петерс Д.И. — 204.

 1906 г.    «В память русско — японской войны 1904-1905 г.», светлая бронза, гос. чекан, Д = 28 мм., светло — бронзовой медалью награждали лиц, участвовавших в течении 1904 — 1905 гг. в одном или нескольких сражениях против японцев. Отчеканено на С-Пб мд — 700.000 св.- бронзовых медалей.

Медаль носили на соединенной Александровско — Георгиевской ленте.

вариант частной работы, с маленьким глазом, Д= 28 мм.

вариант очень похожий на предыдущий, точки вокруг глаза несколько крупнее, Д=28мм.

вариант с четырех строчной надписью на реверсе. Д=28мм.

единтичный экз. Изображение предоставил Глеб Муратов.

Сокращенная надпись в четыре строки. Изображение предоставил Андрей Чакалов..

вариант с трёх строчной надписью на реверсе. Изображение предоставил Михаил Безруков.

единтичный экз. Изображение предоставил i.oblomov

 бронза, следы золочения, Д = 30,5 мм.


Награды России периода 1904 — 1914 гг.

medalirus.ru

Лозовский Е.В. Медаль в память русско-японской войны, история учреждения.

>> Статьи Лозовского Е. В о наградах России.

Медаль в память русско-японской войны не считается редкой и в художественном отношении ничем не примечательна. Тем не менее, ни одна российская медаль не упоминается в различных публикациях столь же часто как эта. Причиной тому история, сначала передававшаяся изустно, я затем ставшая кочевать по страницам различных изданий. Наиболее подробное ее изложение находим в воспоминаниях генерала А.А.Игнатьева “Пятьдесят лет в строю”. Вот он, в то время капитан, вернувшийся из Манчжурии, рассматривает выданную ему медаль: “Медаль представляла, собой плохую копию медали за отечественную войну, бронзовую вместо серебряной; на обратной стороне, её красовалась надпись “Да вознесёт вас господь в своё время”. – “В какое время? Когда?” – пробовал я спросить своих коллег по генеральному штабу. – “Ну что ты ко всему придираешься?” – отвечали мне одни. Другие, более осведомленные, советовали помалкивать, рассказав “по секрету”, до чего могут довести услужливые не по разуму канцеляристы. Мир с японцами еще не был заключен, а главный штаб уже составил доклад на “высочайшее имя” о необходимости создать для участников манчжурской войны особую медаль. Царь, видимо, колебался и против предложенной надписи: “Да вознесёт вас господь” – написал карандашом на полях бумаги: “В свое время доложить”. Когда потребовалось передать надпись для чеканки, то слова “в свое время”, случайно пришедшиеся как раз против строчки с текстом надписи, присоединили к ней»[1].

Книга А.А.Игнатьева не единственная, где изложена эта версия происхождения надписи на медали в память русско-японской войны, писатель Д.Н.Семеновский приводит ее в своих воспоминаниях со слов А.М.Горького[2]. Она столь широко была распространена и столь крепко засела в умах современников, что, стоило только известному коллекционеру и исследователю В.Г.фон Рихтеру обратиться за разъяснениями к знатоку русских наградных медалей военному историку полковнику А.И.Григоровичу, как тот без колебаний подтвердил ее достоверность[3]. Мнение А.И.Григоровича было тем более авторитетным, что он во время описываемых событий был библиотекарем Главного и Генерального Штабов. Не мудрено, что эта версия стала общепринятой, и никто в ней не усомнился и не пытался ее проверить.

Впрочем, считавший надпись из четырех слов более подходящей и более вразумительной, В.Г.фон Рихтер оказался провидцем, когда писал, что разрешение этой загадки находится в наших архивах. Проект медали с пометками Николая II был обнаружен в фондах Российского Государственного Военно-Исторического архива В.А.Дуровым: “На предложенном для рассмотрения рисунке изображалось два варианта лицевой стороны и пять – оборотной стороны проектируемой медали. Император поставил крест рядом с одним из вариантов лицевой стороны (лучезарное всевидящее око, ниже даты “1904-1905”), который, будучи таким образом утвержден, перешел и на металлический образец. Парный к лицевой стороне рисунок оборотной стороны медали царь перечеркнул тем же карандашом, а в верхней части листа начертал: “Да вознесёт вас господь в своё время”, что и стало текстом медали”[4]. Наконец Д.И.Петерс опубликовал сам описанный рисунок[5].

Должно быть, канцеляристы не продублировали, как это было принято, пометки и резолюцию Императора, поскольку, пересылая 11 декабря 1905 г. рисунки в Капитул Орденов, Начальник канцелярии Министерства Императорского Двора А.А.Мосолов в сопроводительном письме указал на их принадлежность Императору[6]. Канцлер Орденов барон В.Б.Фредерикс, препровождая их на следующий день в канцелярию Министерства, также сообщил адресату, что “крестик (синим карандашом), у лицевого изображения медали под №1, проставлен рукою ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, равно и надпись на оборотной стороне медали (на верху рисунков) также начертана Собственною ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою”[7].

В тот же день, 12 декабря 1905 г., помощник Начальника Военно-походной канцелярии князь В.Н.Орлов направил Канцлеру Орденов для объявления Военному Министру следующую собственноручную записку Императора: “В память Японской войны 1904-1905 г.г. учредить медали трех категорий: 1) Серебряная – для защитников Порт- Артура. 2) Светло-бронзовая – для всех участников в кампаниях бывших в сражениях и 3) Темно-бронзовая для всех не принимавших участие в боях, но бывших на Дальнем Востоке в районе военных действий”[8].

Чуть больше месяца ушло на доработку документов, и наконец 21 января 1906 г. медаль для ношения на груди на александровско-георгиевской ленте была официально установлена и были определены правила награждения ею: “I. Серебряная медаль назначается нижеследующим лицам, находившимся постоянно или временно в Порт-Артуре и его укрепленном районе в период после Цзинь-Чжоуского боя (12 мая 1904 г.) до конца осады (20 декабря 1904 г.): 1). Всем чинам военного и морского ведомств, пограничной стражи и Квантунских дружин из добровольцев. 2). Чинам других ведомств, если они находились в Порт-Артуре, во время осады, по обязанностям службы. 3). Священникам, врачам и прочим медицинским чинам, санитарам и сестрам милосердия, состоявшим на службе в военном и морском ведомствах, в обществе Красного Креста и в других врачебных заведениях, подававших помощь больным и раненым воинам, и 4). Жителям Порт-Артура, которые участвовали в защите этого города. II. Светло-бронзовая медаль назначается нижеследующим категориям лиц, если они участвовали в течение 1904-1905 годов в одном или нескольких сражениях против японцев на суше или море: 1). Генералам, офицерам и нижним чинам военного и морского ведомств, а также чинам: Государственного ополчения, пограничной стражи и добровольцам, находившимся в войсках и особых дружинах. 2). Всем вообще классным и медицинским чинам, священникам, санитарам и сестрам милосердия, а равно лицам, не принадлежащим к военному званию, если они во время боя исполняли служебные обязанности при частях войск и отрядах, а также на судах флота, принимавших в нем участие. 3). Лицам всех сословий, награжденным знаком отличия Военного ордена или медалью с надписью “за храбрость”. III. Темно-бронзовая медаль назначается всем, не принимавшим участие в боях, но состоящим на службе в действовавших армиях и в приданных им учреждениях, а равно и в частях, Управлениях и заведениях военного и морского ведомств, расположенных во время войны – в период с 26 января 1904 года по 1 декабря 1905 года, т. е. по день ратификации мирного договора, на Дальнем Востоке и вдоль Сибирской и Самаро-Златоустовской железных дорог, в местностях, объявленных на военном положении, а именно: 1). Всем вообще чинам: военным, морским, пограничной стражи и ополчения. 2), Священникам, врачам и прочим медицинским чинам, санитарам и сестрам милосердия, состоявшим на службе в военном или морском ведомствах, в пограничной страже, Обществе Красного Креста и во всех врачебных заведениях, подававших в районе военных действий помощь больным и раненым; лицам, не принадлежащим к военному званию, если эти лица находились по обязанностям службы при войсках и врачебных заведениях. 3). Разным чинам военного, морского и гражданского ведомств, а также лицам женского пола, состоявшим при разных Управлениях и учреждениях по делам службы, равно и командированным в места их расположения. 4). Вольно наемной прислуге из отставных и запасных нижних чинов и тем из вольнонаемных, не принадлежащих к военному званию, находившихся при войсках, непосредственно действовавших против неприятеля, кои оказали военные отличия, и вообще лицам всех сословий, оказавшим в течение войны с Японией какие-либо особые заслуги, по удостоению этих лиц начальством тех войск и учреждений, при которых они в то время состояли <…> не имеют права на получение <…> медали: а). находящиеся под судом или следствием, если, по окончании производящихся о них дел, подлежать будут исключению из военного или морского ведомств, и б). контрактованные маркитанты и вольнонаемные люди, находившиеся при войсках, за исключением поименованных в пункте 4»[9].

Из приведённых документов видно, что роль Николая II в разработке проекта медали в память русско-японской войны была велика: ему принадлежат авторство основных положений, наградных правил и окончательной редакции надписи оборотной стороны (по-моему, первым её источник указал в небольшой заметке писатель и коллекционер из Костромы В.В.Пашин[10] – в “Первом соборном послании Святого Апостола Петра” сказано: “Итак, смиритесь под крепкою рукою Божию, да вознесёт вас в своё время”)[11]. Для надписи на медали использована реплика второй части этой фразы – пожелание награжденным удостоиться после смерти (каждому в своё время!) Царствия Небесного. Изображённое же на лицевой стороне медали Око Провидения должно было означать, что результат войны – воля Божия[12].

Представляется вполне возможным, что роль Николая II в проектировании самой медали не ограничилась выбором и утверждением рисунков её лицевой и оборотной сторон, хотя документов, подтверждающих это, пока обнаружить не удалось.

Обратим внимание на проектные рисунки. Они расположены на одном листе в три ряда: в верхнем ряду на ленте – лицевая сторона, получившая утверждение Императора и оборотная – с надписью “На тя Господи уповахом, да не постыдимся вовеки”; в среднем ряду – лицевая сторона с изображением Всевидящего Ока, но без дат, оборотная сторона с надписью как на предыдущей, но с датами, а затем две оборотных стороны с надписями, являющимися двумя разными репликами того же стиха из послания Святого Петра, что и утверждённая; наконец в нижнем ряду – изображение оборотной стороны с надписью “Да будет воля Твоя” и датами.

Изображения лицевых и оборотных сторон соединены тонкими линиями, что позволяет судить о том, какие варианты медали предлагались к утверждению: 1) л.с.: изображение Всевидящего Ока, внизу по окружности даты; об.с.: надпись “На тя Господи уповахом, да не постыдимся вовеки”; 2) и 3) л.с.: то же изображение; об.с.: варианты реплик стиха из послания Святого Петра; 4) л.с.: изображение Всевидящего Ока; об.с.: надпись “На тя Господи уповахом, да не постыдимся вовеки”, ниже – даты; 5) л.с.: то же изображение; об.с.: надпись “Да будет воля Твоя” и даты под разделителем.

Думается, причины, по которым были отклонены 1-й, 4-й и 5-й варианты – понятны: первые два представляли собой механический гибрид медалей в память Отечественной войны 1812 года и в память войны 1853-1856 гг., а последний имел столь бессильно-пессимистическую надпись, что она вряд ли подходила для медали, предназначенной для массовой раздачи.

Два оставшихся варианта имеют лишь некоторые отличия в надписи оборотной стороны, восходящей к одному источнику, так что их можно считать одним вариантом, который просто был утверждён в новой редакции.

Сейчас уже невозможно сказать, как Императору вообще пришла мысль использовать для надписи на медали эту фразу из Библии, но есть ряд обстоятельств, на которые стоит обратить внимание.

С февраля 1905 г. журнал “Вестник военного духовенства” начал публиковать “Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке” М.В.Серебрянского, в котором эти слова повторяются неоднократно[13]. Известно, что Николай II много читал, хотя, как правило, не отмечал в своем дневнике ни авторов, ни названий прочитанных книг. Нет там никаких упоминаний и о дневнике о. Митрофана Серебрянского. Впрочем, для того, чтобы проникнуться настроением, которым пропитан дневник, ему, скорее всего, даже не нужно было брать его в руки. Дело в том, что Шефом 51-го драгунского Черниговского полка, в котором служил о. Митрофан была сестра Императрицы Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна, с которой он переписывался. Совершенно не обязательно, что в первых же письмах из Маньчжурии он поделился с Великой Княгиней своими настроениями, но 4 февраля 1905 г. она потеряла мужа, Великого Князя Сергея Александровича, убитого бомбой террориста Каляева, и о. Митрофан сначала послал ей телеграмму, а затем письмо, в котором как мог пытался её утешить[14]. Мог он при этом процитировать и упомянутый отрывок Первого соборного послания Святого Апостола Петра. Между тем, в дневнике Императора Николая II отмечено, что, начиная с весны 1905 г. Елизавета Фёдоровна часто приезжала из Москвы и по нескольку дней, а то и недель, гостила в царской семье. Так было и в те дни, когда утверждался и, по-видимому, разрабатывался рисунок медали в память русско-японской войны[15].

Сказанное выше, конечно, нельзя считать вполне научной версией происхождения надписи на медали, но совпадения, согласитесь, любопытные, хотя совпадениями они могут так и остаться.

Таким образом, появление именно этой надписи на медали не было следствием случайности, Император знал этот фрагмент Священного Писания, и тогда история, изложенная А.А.Игнатьевым не имеет под собой основания. Ещё менее правдоподобна она в изложении А.М.Горького, пересказанном Д.Н.Семеновским. Игнатьев или тот, от кого он эту историю услышал, по крайней мере, чётко представлял себе порядок разработки и утверждения медалей в память войн, о чём ни Горький, ни Семеновский ни малейшего представления не имели. Достаточно сказать, что виновниками недоразумения у них названы “министры”. Между тем, именно эти должностные лица менее чем кто бы то ни было, могли стать его причиной, поскольку полученные ими распоряжения Императора передавали исполнителям в исключающей двоякое толкование форме, что, кстати, чётко прослеживается и в цитированных выше сопроводительных записках к проектному рисунку рассматриваемой медали.

Таким образом, версию Горького можно считать вторичной, а первичной, по-видимому, является версия, изложенная Игнатьевым. Тогда с большой долей вероятности можно предположить, что родилась эта легенда в офицерской среде, ещё точнее – в среде офицеров Генерального Штаба, к которой принадлежал и сам А.А.Игнатьев. Это объясняет и первоначально сравнительно небольшую её распространенность – офицеры Генерального Штаба составляли в армии довольно замкнутую касту, строевые офицеры их недолюбливали и ядовито именовали “моментами”. До Горького же эта легенда дошла из десятых уст и исходила, вероятно, от кого-то из солдат, подслушавшего разговор офицеров.

В том, что “нижние чины” живо интересовались содержанием разговоров своих командиров и начальников, никакого сомнения нет. Так, В.П.Костенко отмечает в своём дневнике 4 октября 1904 г.: “За обедом я часто замечаю, что тот или иной из обслуживающих стол вестовых задерживается совсем не для того, чтобы собрать тарелки или разнести очередное блюдо, а чтобы дослушать последнюю фразу старшего офицера <….> или только что пришедшего с ходового мостика вахтенного начальника. Из обрывков слов в буфетной делаются свои выводы, которые через четверть часа уже становятся всеобщим достоянием на баке и в кубриках”[16]. И хотя здесь говорится о флоте, нет оснований полагать, что в армии дело обстояло по-другому.

Если считать, что в результате вышеприведённых рассуждений с большой долей вероятности определены среда, в которой возникла эта легенда и пути её дальнейшего распространения, то остаётся ответить, пожалуй, на самый главный вопрос – отчего она вообще появилась?

Решение о прекращении войны было принято российским правительством в тот момент, когда добившаяся крупных успехов на сухопутном и морском театрах военных действий Япония оказалась в очень тяжелом положении. Огромное напряжение материальных и моральных ресурсов дорого ей обошлось: экономика и финансы были истощены, среди широких слоев населения росло недовольство. Русские в Манчжурии хорошо видели, что боевой дух японских войск постепенно ослабевал, стало возрастать число пленных.

В то же время военные ресурсы России даже после падения Порт-Артура и цусимского разгрома представлялись колоссальными, на Дальний Восток подвозились снаряжение и войска, которые вскоре могли ринуться на врага. Многие, и в первую очередь офицеры, с нетерпением ждали этого момента, чтобы закончить войну победоносно и таким образом смыть и с армии в целом, и с себя лично позор предыдущих поражений; заключение мира лишило их этой возможности.

При таких обстоятельствах немудрено, что значительная часть этих офицеров сочла виновником своего позора высшее военное руководство, оказавшееся неспособным привести армию к победе, отстаивать перед царем и в правительстве ее интересы. Однако выступать с критикой “верхов” было небезопасно, опубликовавший ряд критических статей в газетах “Молва”, “Русь”, “Военный Голос” и “Русский Инвалид” генерал-лейтенант Е.И.Мартынов был за это уволен из армии[17]. Прочим недовольным, но не желавшим разделить его участь, оставалось выражать свой протест демонстрируя, так сказать, “кукиш в кармане”.

На всем этом можно было бы поставить точку, если бы медаль с надписью “Да вознесет вас господь” не существовала в действительности, причем во всех предписанных металлах. Автору несколько раз довелось при различных обстоятельствах держать её в руках, а её изображение есть в посмертном собрании трудов В.Г.фон Рихтера, который считал медаль с “четырехсловной” надписью пробной, изготовленной на Монетном Дворе[18]. Он совсем не обратил внимания на то, что лицевая ее сторона носит явные признаки частной фабрикации. Такая невнимательность тем более удивительна, что В.Г.фон Рихтер был прирожденным исследователем, а материала для сравнения у него было более чем достаточно, ибо медалей в память русско-японской войны, изготовленных частными фирмами, известно великое множество.

Медали, изготовленные на Монетном Дворе, имеют скульптурное изображение с лучами сияния, исходящими из одного центра, точкой после даты и плотно прилегающим к кружку ушком. Изображение на “частных” медалях образовано линиями, лучи сияния общего центра не имеют, точка после даты отсутствует, а ушко соединено с кружком небольшой перемычкой. Дополнительными признаками частной фабрикации служат меньшая толщина кружка (около 2,0 мм), а также проба и именник на ушке серебряной медали. Разумеется, медали, выполненные различными фирмами, различаются между собой в деталях.

Зачем им(частным фирмам – Авт.) было тратиться на изготовление специальных штемпелей и чеканку этих медалей в самом ограниченном количестве экземпляров, – пишет В.Г. фон Рихтер, – или частные фирмы надеялись покрыть свои расходы, снабдив этими “фальшивками” коллекции собирателей, коих, в лучшем случае, было не более десятка. Ведь все имеющие право носить медаль за эту войну приобретали медали только “официальные”«[19]. Здесь “официальными” названы медали, соответствовавшие утвержденному образцу, независимо от места их чеканки.

Владимир Гвидович, думается, неправ. Наибольшую сложность представляло изготовление штемпеля лицевой стороны, которая у обеих медалей была одинаковой. Изготовление же штемпеля оборотной стороны было несложным, и затраты на это с лихвой могли окупиться продажей коллекционерам десятка “пробных” медалей. Также нельзя исключить заказа кем-то из офицеров под впечатлением услышанной легенды медали с “правильной” надписью. Разумеется, в любом из этих случаев изготовитель предпочитал сохранять инкогнито.

Умрет ли когда-нибудь эта легенда? Не рискну ответить утвердительно, ведь, несмотря на то, что со времени названных выше публикаций прошел уже порядочный срок, заметки, статьи и даже книги с ее пересказом продолжают появляться с пугающей регулярностью. Мало того, возникают новые легенды. Так, И.В.Всеволодов утверждает, что “участники цусимского сражения не могли претендовать на медаль “В память Русско-японской войны” и остались без награды вообще”[20], хотя из правил награждения ею совершенно ясно, что им полагалась светло-бронзовая медаль.

Фонды Военно-Морского архива сохранили сведения о любопытном казусе, вызванном тем, что награждение этой медалью проводилось по спискам, как это бывает при большом числе награжденных, а не индивидуально. Списки же разные начальники составляли независимо один от другого. В результате лейтенант М.С.Рощаковский был награжден серебряной медалью как участник обороны Порт-Артура (миноносец “Решительный” под его командою прорвался в китайский порт Чжифу для передачи важного соо6щения был там интернирован, а затем в нарушение международного права захвачен японцами, несмотря на отчаянное сопротивление безоружной команды) и светло-бронзовой медалью как принимавший участие в Цусимском сражении на броненосце береговой обороны “Адмирал Сенявин”. Обе медали упомянуты среди прочих его наград в послужном списке, однако, светло-бронзовая позже вычеркнута. В итоге у М.С.Рощаковского осталась только серебряная медаль как награда более высокого достоинства[21].

Ещё одной инициативой Императора в части награждения участников русско-японской войны явилось введение банта к медали в память этой войны.

7 февраля 1906 г. обсуждение этого вопроса было поручено провести Главному Штабу, который первоначально предложил предоставить право ношения банта “исключительно лицам, принимавшим действительное участие в сражениях с Японцами и притом только раненым, но не контуженным или оставшимся невредимыми, а равно всем строевым чинам Порт-Артурского гарнизона, бывшим в крепости во время осады”[22]. Непонятно, чем руководствовались чины Главного Штаба, предлагая разделить гарнизон блокированной крепости по чисто формальному признаку. Такое предложение может разве что не лучшим образом характеризовать степень их осведомлённости о реальной боевой жизни войск.

Капитул Орденов, заключение которого Главный Штаб запросил 13 февраля 1906 г., в своем отношении 14 февраля, во-первых, совершенно справедливо обратил внимание адресата на то, что “нередко полученные в бою контузии, по своим последствиям, влекут за собою более тяжкие страдания, чем легкое ранение, поэтому включение всех контуженных в одну категорию с ранеными представлялось бы вполне желательным”, и, во-вторых, предложил право ношения банта кроме чинов порт-артурского гарнизона распространить и на “некоторые войсковые части из состава Манчжурской армии, особо отличившиеся в кровопролитных боях этого театра военных действий (Тюренчен, Ляоян, Шахэ, Путиловская сопка и т. п.). Нередко таковые части при упорной многодневной обороне позиций и атаках неприятельского расположения теряли свыше 1/2, 2/3 и более своего состава”[23]. Из документа нельзя понять, было ли последнее предложение Капитула следствием неведения его чиновников о существовании коллективных воинских наград или попыткой введения индивидуальных внешних отличий для чинов, состоявших в воинских частях в то время, когда эти части проявили боевую доблесть, но дальнейшего развития оно не получило.

В письме, отправленном 17 февраля 1906 г. в Главный Морской Штаб, заключение которого по этому вопросу также требовалось для подготовки доклада Императору, Главный Штаб, хотя и привел мнение Капитула Орденов, но продолжал настаивать на своей точке зрения: “В некоторых, случаях, конечно, серьезности контузий отрицать нельзя, но тем не менее, согласиться на огульное приравнение контуженных к раненым нет никаких достаточных оснований, а для награждения целых частей войск, оказавших, во время войны примерное мужество и храбрость законом установлены особые знаки отличия, как георгиевские знамена и штандарты, георгиевские серебряные трубы и рожки, “походы” за военное отличие, знаки на головные уборы и друг[ие], а поэтому Главный Штаб, в целях выделения лиц, бесспорно пострадавших, из общей массы участников минувшей кампании, считает более правильным и вполне справедливым предоставить право ношения упомянутого выше банта ТОЛЬКО ЛИЦАМ, ПОЛУЧИВШИМ РАНЕНИЯ В СРАЖЕНИЯХ С ЯПОНЦАМИ (выделено в документе – Авт.)”[24].

В ответ Главный Морской Штаб 25 февраля 1906 г. несколько меланхолически сообщил, что “Морской Министр со своей стороны вполне присоединяется к предположению Главного Штаба о предоставлении права ношения банта <…> только лицам, получившим ранения в сражениях с Японцами и вместе приказал просить не отказать в проекте всеподданнейшего о сем доклада упомянуть лиц морской администрации и в Порт-Артуре и чинов флота – участников войны”[25].

Не оставляет сомнений, что доклад Военного Министра отражал прежде всего точку зрения Главного Штаба, однако Император принял во внимание и мнение Капитула Орденов. Поэтому Высочайшим повелением 1 марта 1906 г. право ношения банта при медалях в память русско-японской войны из присвоенной этим медалям ленты было предоставлено “всем лицам, получившим ранения и контузии в сражениях с японцами”[26], а ещё через пять лет, 13 августа 1911 г., было объявлено, что «Его Императорскому Величеству <…> благоугодно было Всемилостивейше соизволить на предоставление права ношения при медалях, учрежденных в память всех минувших войн и походов, банта из присвоенной этим медалям ленты всем лицам, получившим ранения и контузии в сражениях, подобно тому, как это с Высочайшего соизволения установлено для участников Русско-Японской войны»[27]. Должен заметить, что по духу и букве последнего документа к числу упомянутых в нём “походов” плавание эскадры под командою адмирала Рожественского относиться не должно – к тому времени лица, состоявшие на кораблях эскадры и получившие там ранения и контузии уже носили бант на полученных ими медалях в память русско-японской войны, и не было никакой нужды отмечать это ещё одним бантом ещё на одной медали.



[1] Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. – М.: Правда, 1989. Т. 1. С. 401.

[2] М.Горький в воспоминаниях современников. – М.: ГИХЛ, 1955. С. 387-388.

[3] фон Рихтер В.Г. Собрание трудов по русской военной медалистике и истории. Париж, 1972. С. 333.

[4] Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. 85.

[5] Петерс Д.И. Наградные медали России царствования императора Николая II (1894-1917) и периода Временного Правительства. М.: Древлехранилище, 2005. С. 121.

[6] РГИА. Ф. 496. Оп. 2. Д. 2435. Л. 3.

[8] РГИА. Ф. 496. Оп. 2. Д. 2435. Л.2.

[9] ПСЗРИ, собр. 3. Т. XXVI. № 27284.

[10] Северная правда. 2 апреля 1989 г.

[11] Первое соборное послание Святого Апостола Петра. Гл. 5. Ст. 6.

[12] См.: Бартошевич В.В. В борении с Наполеоном: Нумизматические очерки. – К., ЧП ПЕКТОРАЛЬ совместно с ООО “КУПОЛА”, 2001 С. 9-10.

[13] Серебрянский М. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. – М.: “Отчий дом, 1996. С. 10, 152, 250, 317.

[14] Серебрянский М. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. — М.: “Отчий дом, 1996. С. 250, 252.

[15] Дневники Императора Николая II. – Б/м: “ORBITA, б/г. С. 291-294.

[16] Костенко В.П. На “Орле” в Цусиме. Л.: Судпромгиз, 1955. С. 186-187.

[17] Мартынов Е.И. За что я был предан суду и осужден // Военно-исторический журнал. 1989. № 8. С.87-93; Советская военная энциклопедия. Т. 5. – М.: Воениздат, 1978. С. 165.

[18] фон Рихтер В.Г. Указ. соч. С. 333-334

[19] фон Рихтер В.Г. Указ. соч. Там же. С. 334.

[20] Всеволодов И.В. Беседы о фалеристике. Из истории наградных систем. – М.: Наука, 1990. С. 225

[21] РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Л. 3600. Л. 4.об.

[22] РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 2989. Л. 3 об.

[23] РГИА. Ф. 496. Оп. 2. Д. 2435. Л. 9 и об.

[24] РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 2989. Л. 3 об.-4 об.

[25] РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 2989. Л. 5.

[26] ПСЗРИ, собр. 3. Т. XXVI. № 27470.

[27] ПСЗРИ, собр. 3. Т. XXXI. № 35737.

    1. Орден Святого Александра.  
    2. Орден Святого Георгия.
    3. Орден Святого Владимира.
    4. Российские ордена в царствование Павла I
    5. Главная солдатская награда. 
    6. «Награды за службу и выслугу»
    7. «История одного заблуждения» (атрибуция «шефской» медали 1843 г)
    8. «Суета вокруг портретов» ( медаль «В память 100- летия Московского университета)
    9. «Вот такой анекдот» (сказ о том, как киевские полицейские трех министров озадачили)
    10. Заметки о медали за бой при Чемульпо.
    11. Учреждение, изготовления и выдача медали в память похода эскадры Рожественского.
    12. Медаль в память русско-японской войны, история учреждения.
    13. «Под покровом легенд и мифов» (некоторые вопросы награждений за Русско — японскую войну)
    14. «Из различных источников»
    15. К истории учреждения медали «За особые воинские заслуги»
    16. «Награды Романовского юбилея» (Награды учрежденные к 300 летию Дома Романовых в 1913 г.)
    17. «К истории учреждения медали в память двухсотлетия Гангутской победы»
    18. «Чеканка Георгиевских крестов и медалей из желтого и белого металлов» (на С-Пб МД в 1917 году)
    19. «По закону воинской чести» (к истории поощрений за спасение боевых знамен)
    20. «Ордена корнета Оболенского» («из песни слова не выкинешь» ….)
    21. «Хотели как лучше, а получилось как всегда» ( к утверждению в 2000 году ордена Св. Георгия)

        medalirus.ru

        Медаль «В память Японской войны 1904-1905», серебро

        Смирнов В.П. — 1343, Петерс Д.И. — 204.

        1906 г.    «В память Японской войны 1904-1905 г.», серебро, Д = 28 мм., серебряной медалью награждали участников обороны Порт — Артура. Отчеканено на С-Пб мд — 45.000 серебряных медалей.

        Вариант из первой части тиража, с ушком характерным для ранних медалей периода Николая II. Изображение предоставил AGn.

        Медаль носили на соединенной Александровско — Георгиевской ленте.

        более поздний вариант чеканки Монетного двора.

        Частный вариант, серебро, без клейм.

        Клеймо мастера — С.Ю. , надпись на реверсе в 4 строки. Изображение взято из интернет каталога 3 -го аукциона фирмы «Знакъ».

        Клеймо мастера — ДК, изображение предоставил Ярослав.

        С.-Петербург, 1906–1908 гг. Фирма «Братья Бух». Клейма на ушке с об. ст. медали: СПб окружного пробирного управления с инициалами управляющего пробирным округом А.В.Романова в овальном щитке [84, женская головка в кокошнике, влево, АР] и именное клеймо Ф.Г. Серебро, 9,95 г. Диаметр 27,8 мм. Изображение взято из Интернет-каталога 97 аукциона фирмы «Монеты и медали».

        Идентичный вариант вариант в белом металле. Изображение предоставил Валерий.

        С.-Петербург, 1908–1917 гг. Фирма «Д.Осипов». Клейма на ушке с об. ст. медали: СПб окружного пробирного управления в овальном щитке [альфа, женская головка в кокошнике, вправо, 84] и именное клеймо «ДО». Серебро, 13,21 г. Диаметр 28,0 мм. Изображение взято из Интернет-каталога 97 аукциона фирмы «Монеты и медали».

        Именник мастера «ЛЗ«(?). Изображение предоставил Михаил Селезнев

        С.-Петербург, 1906–1908 гг. Неизвестная мастерская. Клеймо на ушке с об. ст. медали — СПб окружного пробирного управления с инициалами управляющего пробирным округом А.В. Романова в овальном щитке [84, женская головка в кокошнике, влево, АР]. Серебро, 12,31 г. Диаметр 27,9 мм. Изображение взято из Интернет-каталога 97 аукциона фирмы «Монеты и медали».

        б/м, Изображение взято из Интернет каталога 38 нумизматического аукциона АД «Гелос».


        Награды России периода 1904 — 1914 гг.

        medalirus.ru

        Медаль «В память русско-японской войны 1904-1905 гг»

        Медаль «В память русско-японской войны 1904-1905 гг» — медаль Российской империи для награждения военных, участвовавших в русско-японской войне, а также для награждения медицинских работников и священников, состоящих на службе, штатских лиц, отличившихся в военных действиях. Учреждена 21 января 1906 года по указу императора Николая II. Медаль имела три основных варианта, изготовленных из разного металла: из серебра, бронзы, тёмной бронзы (медь). Медали из разных металлов вручались разным категориям награждаемых. Серебряный вариант предназначался для награждения защитников Квантунского полуострова (также Гуаньдун) и Порт-Артура (ныне Люйшунь). Награждены были все лица, участвовавшие в данных военных событиях, в том числе даже жители Порт-Артура, участвовавшие в его защите.

        Медали из темной бронзы (меди) были вручены военным, не принимавшим прямого участия в боях, но состоящим на службе в действовавших армиях и находившихся до дня ратификации мирного договора на Дальнем Востоке и вдоль Транссибирской магистрали и Самаро-Златоустовской железной дороги, в местностях, находившихся на военном положении. Аналогично с другими вариантами медали, награждались военные, моряки, пограничники, ополченцы, священники, врачи, если эти лица находились по обязанностям службы при войсках или врачебных заведениях

        Согласно книге А. А. Игнатьева «Пятьдесят лет в строю», надпись на обороте родилась в результате курьёза — там утверждается, что первоначально на обороте должен был быть текст «ДА ВОЗНЕСЕТЪ ВАСЪ ГОСПОДЬ», но при утверждении проекта медали Николай II дописал: «В своё время доложить», что и породило в итоге новый текст. Устойчивость этой версии поддерживалась фактом существования медалей, отчеканеных в частных мастерских, на которых на обороте есть укороченный текст «ДА ВОЗНЕСЕТЪ ВАСЪ ГОСПОДЬ». В действительности при утверждении рисунка медалей Николай II лично выбрал текст на обороте сразу в том виде, в котором он и появился на медалях.

        Существовало множество вариантов медали, что связано с тем, что допускалось изготовление медали частными мастерскими. Основной тираж был изготовлен на Санкт-Петербургском монетном дворе.

        Медаль имела ушко для крепления к колодке или ленте. Носить медаль следовало на груди. Лента медали — соединенная Александровско-Георгиевская и отличается от Георгиевско-Александровской ленты медалей «За покорение Западного Кавказа», «За покорение Чечни и Дагестана». C 1 марта 1906 года раненые или контуженые в боях русско-японской войны, согласно указу Николая II, получили право носить медали на ленте с дополнительным бантом того же цвета. Во время русско-японской войны ранения или контузии в боях получило около 158 600 человек.

        zemlyanka-war.com

        Медаль за участие в Русско-японской войне — Global wiki. Wargaming.net

        Страна  Япония
        Тип Медаль за кампанию.
        Дата учреждения 31 марта 1906 года.

        Статус Не вручается.
        Кому вручается Участником Русско-японской войны
        Кем вручается Императором Японии
        Основания награждения Участие в Русско-японской войне
        Параметры Диаметр — 30 мм.

        Медаль за участие в Русско-японской войне (медаль за участие в военной кампании 37-38 годов эпохи Мэйдзи) — японская государственная награда, учреждена императорским указом № 51 от 31 марта 1906 года. Медалью награждали всех военнослужащих армии и флота Японии участвовавших в Русско-японской войне. Медалью награждали в том числе и погибших, в этом случае награду передавали близким родственникам.

        История награды

        Медаль за участие в Русско-японской войне в коробочке. Аверс.
        Медаль за участие в Русско-японской войне и коробочка к ней. Реверс.
        Медаль за участие в Русско-японской войне. Аверс и реверс.

        Русско-японская война — это военный конфликт Российской и Японской империями за контроль над Маньчжурией и Кореей. Война явилась следствием столкновений колониальных интересов на территории Китая. Нападение японского флота на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура в ночь на 27 января 1904 года привело к выводу из строя нескольких сильнейших кораблей русской эскадры и обеспечило беспрепятственную высадку японских войск в Корее в феврале 1904 года. В мае 1904 года, благодаря бездействию русского командования, японцы провели высадку войск на Квантунский полуостров и перерезали железнодорожное сообщение Порт-Артура с Россией. Осада Порт-Артура была начата японскими войсками уже к началу августа 1904 года, а 20 декабря 1904 года гарнизон крепости был принуждён к сдаче. Остатки русской эскадры в Порт-Артуре были потоплены осадной артиллерией японцев либо взорваны собственным экипажем. В феврале 1905 года японцы заставили отступить русскую армию в генеральном сражении при Мукдене, а 14 мая 1905 — 15 мая 1905 года в Цусимском сражении нанесли поражение русской эскадре, переброшенной на Дальний Восток с Балтики. Причинами неудач русских армий и флота явились незавершённость военно-стратегической подготовки, удалённость театра военных действий от главных центров страны и армии, чрезвычайная ограниченность сетей коммуникаций и технологическое отставание царской России от своего противника.

        В результате поражений, в России возникла и развилась революционная ситуация. Война завершилась Портсмутским миром, подписанным 23 августа 1905 года и зафиксировавшим уступку Россией Японии южной части Сахалина и своих арендных прав на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу.

        Столь большие успехи армии и флота нужно было отметить специальной наградой. Медаль за участие в Русско-японской войне учреждена императорским указом № 51 от 31 марта 1906 года.

        Статут награды

        Основания для награждения

        Участие в Русско-японской войне 1904-1905 годов. Медалью награждали и посмертно, в этом случае награду передавали близким родственникам.

        Порядок ношения

        Медаль носилась на ленте на левой стороне груди в группе с другими наградами.

        Место в иерархии наград

        Медаль за участие в Русско-японской войне относится к военным медалям почета, которые были очень ценимыми в среде японских военных. Военные медали почёта (яп. 従軍記章 дзюгун кисё:) — комплекс военных медалей, учреждаемых на протяжении существования Японской империи, для награждения всех военнослужащих за участие в военных операциях императорской армии и флота.

        Описание награды

        Оригинальный наградной документ (сертификат) к медали за участие в Русско-японской войне. Бумага. Награждённый — рядовой первого класса Ямашита Шиге.
        Коллекция «Награды» из кампании «Ямамото Исороку».

        Размеры медали

        Диаметр — 30 мм, толщина — 2,8 мм, планка — 36 х 8 мм, ширина ленты — 37 мм.

        Внешний вид

        Медаль изготовлена из светлой бронзы. Подвеска — шарнирного типа, с планкой, с надписью «Военная медаль» (дзюгун кисё).

        На аверсе скрещенные флаги армии и военно-морских сил Японии, над ними императорский герб — хризантема, под флагами в нижней части медали гербовый знак — павлония.

        На реверсе обрамлённый ветвями пальмы и лавра, японский шит, с надписью иероглифами — «Военная кампания 37-38 годов Мэйдзи» (1904—1905 гг.) (Мэйдзи 37-38 нэн сэнъэки). К моменту учреждения медали пальма и лавр в качестве традиционных символов были характерны для наградных систем стран Запада и ранее японцами не использовались.

        Лента из муарового шелка, зелёная с белыми краями, с добавлением голубой полосы по центру, символизирующей военные победы на море.

        Коробка для медали. Медаль награжденному выдавалась в специальной деревянной лакированной коробочке.

        Наградные документы

        В месте с медалью выдавалась и бумажное свидетельство на награждение данной наградой. Свидетельство было красиво оформлено и изготовлено типографским способом. Формат наградного документа — 424 х 335 мм.

        Ниже приводится пример перевода одного из таких свидетельств.

        Награда в проектах Wargaming

        Данная награда присутствует в игре World of Warships, как часть коллекции награды в кампании «Ямамото Исороку». Этот коллекционный предмет, можно получить при открытии специальных контейнеров. Эти контейнеры можно получить при выполнении заданий кампании «Ямамото Исороку» или обмене дубликатов этой коллекции.

        Примеры награждений

        Вице-адмирал императорского флота Японии в парадном мундире, участник первой Японо-китайской войны, Русско-японской войны и подавления Ихэтуаньского восстания в Китае (Боксёрское восстание).

        Кавалерами этой медали были такие прославленные адмиралы как:

        Изображение Коротко о кавалере
        Того Хэйхатиро (яп. 東郷 平八郎, 1863 — 1934) — японский военно-морской офицер, адмирал японского флота и маршал Японской империи. Командовал Объединённым флотом Японии в Русско-японской войне. После Цусимы Того был удостоен всех высших наград Японии. С 1914 по 1924 год был одним из воспитателей принца Хирохито — будущего императора Японии.
        Ямамото Исороку (яп. 山本五十六; 1884 — 1943) — японский военно-морской офицер, прошедший путь от кадета во время Русско-японской войны до адмирала флота и главнокомандующего Объединённым флотом Японской империи во время Второй мировой войны. Противник войны с США, участник конференции по морскому разоружению 1930 года и автор плана нападения на Пёрл-Харбор. Погиб 18 апреля 1943 года во время специальной операции американских ВВС, целью которой и являлся.}}

        См. также

        Примечания

        1. ↑ Имеется введу, что Амано Ацусукэ был кавалером Ордена Восходящего солнца 8-ой степени.
        2. ↑ Так в японских документах называется Русско-японская война
        3. ↑ 30 марта 1906 года

        Литература и источники информации

        Литература

        • Розанов О.Н. Япония: История в наградах. — РОССПЭН, 2001. — 128 с. — ISBN 5-8243-0235-9

        Ссылки на интернет-ресурсы

        Галерея изображений

        • Медаль за участие в Русско-японской войне. Крышка от наградной коробочки.

        • Медаль за участие в Русско-японской войне. Аверс.

        • Медаль за участие в Русско-японской войне. Реверс.

        • Медаль за участие в Русско-японской войне в наградной коробочке.

        wiki.wargaming.net

        Медали Русско-японской войны 1904 — 1905 гг.

        Медаль «В память русско-японской войны 1904-1905 гг.»

        Медаль в память русско-японской войны была учреждена 21 января 1906 г. Медаль была учреждена в трех металлах: серебре, светлой и темной бронзе. Серебряные медали предназначались для защитников Порт-Артура, светло-бронзовые — для участников других боевых действий, темно-бронзовые — для лиц, не принимавших участия в боях, но находившихся на театре военных действий. Тираж серебряных медалей был относительно невелик — 45 тысяч штук, светло-и темно-бронзовых медалей было изготовлено около 700 тысяч штук каждого вида. Подделывать пытались лишь серебряные медали, как относительно дорогие, остальных медалей с избытком хватает подлинных.

        Все медали, как правило, имеют стандартное вырубленное ушко, но существуют серебряные медали с опиленным ушком. Они отчеканены полированным штемпелем и, возможно, предназначались для первых, торжественных награждений. Также можно отметить, что существует большое количество бронзовых медалей частных изготовителей, самого разнообразного качества.  Носились эти медали на георгиевско-александровской ленте.

        Медаль Красного Креста 1904—1905 гг.

        Медаль была учреждена в январе 1906 года и предназначалась как для награждения военных и гражданских медиков, так и граждан, способствовавших своими действиями или материальной помощью деятельности Российского Красного Креста в период русско-японской войны. В связи с тем, что до 1917 года монетный двор не производил эмальерных работ, эта медаль изготавливалась только частными фирмами и всегда несет на себе оттиски именников и пробирных клейм.

        Размер ее, как правило, 24 мм, но встречаются экземпляры и диаметром 28 мм, с выпуклым накладным изображением креста. Лет пять назад встречались подделки этой медали, но качество их изготовления было невысоким; особенно выделялись нечеткий, литой гурт и пузырчатая, неяркая эмаль креста. Лента к медали, как и к другим русским «медицинским» наградам, муаровая красная, «александровская».

        Информация от партнеров сайта: Красивый стиль, утонченность и комфорт придают квартире люстры фабрики Arte Lamp С их неповторимым стилем, созданный мастерами Италии можно ознакомиться тут на странице интернет-магазина который предлагает их российским пользователям. Каталог люстр Арте Ламп весьма разнообразен, вы без труда сможете выбрать именно то, что Вам подходит — с хрусталем, стеклом или текстилем, цветом античной бронзы или состаренной меди, люминесцентными или светодиодными лампами.

        ordenrf.ru

        За участие в Русско-японской войне 1904–1905 гг

        За участие в Русско-японской войне 1904–1905 гг

        К началу XX века Дальний Восток стал объектом острых империалистических противоречий между крупнейшими державами. Одним из порождений этих противоречий стала война между Россией и Японией, не сумевшими договориться о разделе Кореи и северо-восточной части Китая – Маньчжурии. 27 января 1904 года без объявления войны Япония напала на русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. Россия была плохо подготовлена к этой войне, но была уверена, что она будет «маленькой и победоносной».

        В первые дни войны два русских военных корабля – крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» – оказались вдали от своей эскадры, в корейском порту Чемульпо. Русские решительно отвергли ультиматум японского адмирала о сдаче и вступили в неравный бой с японской эскадрой, состоявшей из 14 кораблей. Вооружение на «Варяге» было даже по тем временам не самым современным, а «Корейца» японцы вообще не принимали всерьез. Двум русским кораблям японцы противопоставили 181 мощное орудие и 42 торпедных аппарата. Это было в шесть раз больше, чем имели русские.

        Залпы орудий в этом бою слились в сплошной гул. Русские моряки бились насмерть, и вражеской эскадре был нанесен большой урон: корабли ее получили серьезные повреждения, а двум крейсерам даже потребовался немедленный ремонт в доках. Пострадал и крейсер «Варяг», получивший четыре пробоины, почти все его орудия оказались разбитыми, а половина орудийной прислуги была выведена из строя. И тогда командир крейсера «Варяг», капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев, принял решение, поддержанное всем экипажем: затопить крейсер, чтобы он не достался врагу. «Варяг» и «Кореец» зашли в нейтральный порт Чемульпо, где стояли корабли других стран. Японцы потребовали немедленной выдачи русских моряков как военнопленных, но английские, французские и итальянские моряки, ставшие свидетелями небывалого морского боя, не выдали героев и всех оставшихся в живых русских матросов перевезли на свои корабли. Последним «Варяг» покинул его раненый и контуженый командир. Сходя в катер, он на прощание поцеловал поручни трапа, после чего крейсер был затоплен. На «Корейце» еще оставалось около 1000 пудов пороха. Канонерку взорвали.

        Петербургские газеты, ссылаясь на информацию из Лондона, объявили убитыми 456 человек, из них – 17 офицеров. Рапорт командира «Варяга» Главному морскому штабу от 5 февраля 1904 года был много сдержаннее: «Крейсер „Варяг“ и канонерская лодка „Кореец“ выдержали бой с эскадрой из шести больших крейсеров и восьми миноносцев. Крейсер „Варяг“, лишенный возможности продолжать бой, вернулся, соединенно с „Корейцем“, на рейд в Чемульпо, где, сведя команды на иностранные крейсеры, они пустили свои суда ко дну, чтобы не сдать их японцам. На „Варяге“ убит мичман граф Нирод и 33 матроса, контужен в голову командир, ранены мичманы: Губонин – тяжело, Лобода и Балк – легко, 70 матросов – тяжело, много легко. На „Корейце“ потерь нет. Доношу о беззаветной храбрости и отменном исполнении долга офицеров и команды».

        Героям боя при Чемульпо 19 мая 1904 года была устроена торжественная встреча в Одессе, куда они прибыли на пароходе «Малайя». Еще в море к ним подошел катер «Тамара», на котором начальник порта доставил награды. Все матросы «Варяга» и «Корейца» были награждены Знаками отличия Военного ордена 4-й степени, офицеры – орденами Святого Георгия 4-й степени.

        Медаль для русских моряков – участников боя крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой при Чемульпо 27 января 1904 г.

        Вскоре была учреждена специальная серебряная медаль «За бой „Варяга“ и „Корейца“». Ей была присвоена лента с изображением военно-морского Андреевского флага – белая с косым голубым крестом. На лицевой стороне медали, в центре – Георгиевский крест внутри венка из лавровых листьев. По окружности шла надпись: «За бой „Варяга“ и „Корейца“ 27 янв. 1904 г. – Чемульпо». На обороте медали были изображены, по петровской традиции, крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», вышедшие в море на бой с японской эскадрой, видневшейся на горизонте. Вверху, под самым ушком, в облаках, помещался четырехконечный крест как символ христианской веры. Об этой награде участникам боя было объявлено на обеде в Зимнем дворце, куда всех офицеров и матросов «Варяга» и «Корейца» пригласили после пышной встречи в Петербурге и парада на Дворцовой площади.

        Командир «Варяга» Всеволод Федорович Руднев после возвращения в Петербург в 1904 году был назначен командиром строящегося броненосца «Андрей Первозванный» и командиром 14-го флотского экипажа, а на следующий год ему было присвоено звание контр-адмирала.

        Медали для участников войны с Японией 1904–1905 гг.

        Русско-японская война из-за военной отсталости России и бездарного руководства была проиграна, но русские солдаты и матросы показали подлинный героизм и высокие боевые качества. Наградой доблестно сражавшимся воинам стала и медаль «В память Русско-японской войны». Серебряной медалью награждались защитники Порт-Артура, светло-бронзовой – все непосредственные участники хотя бы одного боя на суше или на море, а темно-бронзовой – не принимавшие участия в боях, но находившиеся на службе на Дальнем Востоке и вдоль Транссибирской магистрали. Носилась медаль на Александровско-Георгиевской ленте, причем получившие ранения в этой войне носили ее с бантом. На лицевой стороне медали изображено «Всевидящее око», окруженное сиянием, внизу даты: «1904–1905». На оборотной стороне надпись славянской вязью: «Да вознесет вас Господь в свое время».

        О событиях Русско-японской войны, о трагических и героических страницах русской военной истории рассказывают нам еще две награды: медаль «В память похода на Дальний Восток эскадры адмирала Рожественского» и крест за оборону Порт-Артура.

        Наградной крест для участников обороны Порт-Артура в 1904 г.

        Офицерам вручался нагрудный серебряный крест со скрещенными через центр мечами. В середине его, на медальоне, изображен силуэт броненосца, окруженный очертанием шести бастионов. На горизонтальных концах креста – выпуклая надпись: «Порт-Артур». Солдаты, матросы и унтер-офицеры получали крест такой же формы и рисунка, но железный, оксидированный.

        После вероломного нападения японского флота на русские корабли 1-й Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре и Чемульпо, после ряда поражений на суше в апреле 1904 года русское правительство приняло решение послать на Дальний Восток военные корабли из состава Балтийского флота. Они были сведены в отдельную эскадру, получившую название 2-й Тихоокеанской: в состав ее были включены и новые, недавно построенные суда, и старые, плававшие уже много лет. 2 октября 1904 года основные силы эскадры (7 броненосцев, 1 броненосный крейсер, 5 крейсеров, 7 миноносцев и 8 военных транспортов) вышли из Либавы. Командующим 2-й Тихоокеанской эскадрой был назначен контр-адмирал З. П. Рожественский, не обладавший навыками в командовании боевыми судами. Не соответствовали своему назначению и многие другие офицеры и адмиралы.

        Утром 14 мая 1905 года корабли русской эскадры вошли в узкий Цусимский пролив, где японцы сосредоточили 12 броненосцев, 16 больших крейсеров, 24 вспомогательных крейсера, 21 эсминец, 42 миноносца, а также много других судов. Корабли японского флота были более новейшей постройки, с сильной броней и дальнобойной артиллерией.

        Превосходство японцев в Цусимском сражении и неумелые действия командования 2-й Тихоокеанской эскадры привели к разгрому ее, но русские моряки, как всегда, вели себя в сражении с исключительным мужеством. Сам по себе и 220-дневный переход огромного соединения кораблей через три океана в исключительно тяжелых условиях являлся подвигом. В ознаменование этого события и в знак признания доблести русских офицеров и матросов была учреждена медаль «для ношения на груди офицерами и нижними чинами, находившимися на судах, совершивших этот переход».

        На лицевой стороне медали было изображено Восточное полушарие с пунктирной линией маршрута эскадры, а на обороте – вертикально стоящий адмиралтейский якорь и даты по обе его стороны: «1904» и «1905». Медаль изготавливалась из светлой бронзы, носилась на бело-оранжево-черной ленте. Награждены ею были все уцелевшие участники похода и Цусимского сражения.

        Медали для медиков – участников войны с Японией 1904–1905 гг.

        В память Русско-японской войны существовала также специальная медаль Красного Креста, которой награждались все, кто принимал участие в деятельности этого общества: служащие комитетов и канцелярий, врачи, сестры милосердия, студенты, санитары, лазаретная прислуга и т. д. Медаль эта среди прочих наград выделяется тем, что имеет на лицевой стороне выпуклый равноконечный крест, залитый красной эмалью.

        Поделитесь на страничке

        Следующая глава >

        info.wikireading.ru

        Отправить ответ

        avatar
          Подписаться  
        Уведомление о