Содержание

Гай Марий — ВЕЧНЫЙ ГОРОД

Гай Марий

Гай Марий был человек из народа – сын латинского крестьянина, достигший славы мужеством и доблестью солдата. Рожденный в деревне, он рос вдали от городских удовольствий, в простоте и строгости в доме своих бедных родителей, собственными руками возделывавших свое поле. За всю его жизнь ему так и не удалось получить сколько-нибудь сносное образование. Он никогда не занимался греческой литературой и не знал греческого языка, считая смешным учиться наукам, которые преподавались рабами. Он был рожден солдатом.

Уже в первом своем походе 22-летним юношей под начальством Сципиона Эмилиана он особенно отличился храбростью, мужеством и военной выправкой. Он легко и охотно подчинился строгой дисциплине, которую Сципион установил в изнеженном и распущенном войске. Сципион оказывал ему особое уважение. Когда однажды после застолья кто-то, желая польстить Сципиону, спросил, кто бы мог его заменить впоследствии как полководец и глава римского народа, то Сципион, говорят, слегка потрепал по плечу возлежавшего подле него Мария и сказал:

«Может быть, этот».

Это заявление молодой человек принял близко к сердцу. Поддерживаемый фамилией Метеллов, он в 119 году достиг трибунского звания. Состоя в этой должности, он издал закон о подкупах и искательствах мест, содержание которого, правда, точно неизвестно. При проведении этого закона он выказал отвагу и воинственный пыл. Поскольку его предложение устраняло влияние сильных на выборах, консул Котта побудил сенат воспротивиться закону и потребовать Мария к отчету. Марий явился в сенат, но вместо того чтобы дать запугать себя, он пригрозил Котте, что прикажет отвести его в тюрьму, если тот не отменит своего решения. Когда же к Котте присоединился консул Цецилий Метелл, трибун призвал своего слугу и приказал ему отвести в тюрьму самого Метелла. Метелл просил вмешательства трибунов, но никто не оказал ему помощи.

Таким образом, сенат вынужден был уступить, и предложение Мария было возведено народом в закон. С тех пор Марий считался человеком, которого ни страх, ни какие-либо препятствия не могут отклонить от намеченной цели, и народ стал надеяться, что он окажется серьезным противником сената. Но вскоре Марий заставил народ разочароваться в этой надежде тем, что решительным образом воспротивился предложению увеличить раздачи хлеба народу. Этим трибун снискал себе почет и уважение обеих партий.

Йозеф Кремер. Гай Марий на развалинах Карфагена.

По окончании трибуната Марий стал соискателем звания эдила, но ему не удалось попасть ни в курульные, ни в плебейские эдилы. Претуру он с трудом получил на 115 год. Аристократия старалась устранить выскочку от этой высокой должности, и когда он все-таки достиг своей цели, обвинила его в подкупе. Не смотря на предвзятое отношение судей, он все-таки был оправдан. Как претор Марий не особенно отличился, но как пропретор в Испании он оказал своей провинции важную услугу подавлением разбойничества и восстановлением порядка.

Соответствующее его военному таланту поле деятельности открылось для Мария в Югуртинской войне. Эта война была особенно важна в римской истории не потому, что она угрожала целостности государства, а потому, что она ясно обнаружила неспособность и испорченность тогдашней правительственной партии. Нумидийский царь Миципса, сын Масиниссы, незадолго до своей смерти (118 год) разделил свое царство между сыновьями Адгербалом и Гиемпсалом, и усыновленным им Югуртой, сыном своего брата Мастанабала. Но Югурта, человек предприимчивый и искусный в военном деле, убил Гиемпсала и начал войну с Адгербалом, которого захватил в плен и также убил.

Подкупленные нумидийским золотом, римские послы, как и сенат, потворствовали преступлениям царя. Однако народ, возмущенный жестокостью, которую позволял себе Югурта даже против римских граждан и италийских союзников, потребовал, наконец, чтобы сенат объявил ему войну (112 год). Но только эта война началась, как Югурта купил выгодный мир у посланного в Африку консула Кальпурния Бестии. Известие об этом подняло в Риме бурю, и трибун Меммий настоял на судебном расследовании дела, добившись вызова Югурты в Рим в качестве свидетеля.

Югурта

Во время пребывания в Риме наглость царя дошла до того, что он в стенах города велел умертвить внука Масиниссы, Массиву, высказавшего притязания на нумидийский престол. После этого сенат уже не мог поддерживать своего любимца. Югурта был изгнан из города, а заключенный мир уничтожен. При отъезде из Рима нумидийский царь произнес известные слова:

«О продажный город, готовый погибнуть, как скоро найдет себе покупателя!»

Война продолжилась, но все тем же недостойным образом, как и прежде. Полководцы были неспособны и продажны, а войско при таких вождях — изнеженно и распущенно. Чтобы положить конец этому позору в 109 году был избран консулом Цецилий Метелл, которому и поручили начальство в Африке. Метелл был непреклонным и жестоким аристократом, но рассудительным и опытным полководцем.

Для своего похода он, не обращая внимания на звания и происхождение, взял себе в помощники испытанных офицеров, среди которых был и Гай Марий, не выделявшийся ни знатностью рода, ни богатством, ни красноречием, но со времени своего возвращения из Испании пользовавшийся в Риме большим почетом. Новый блеск этому почету придала его женитьба на Юлии из древнего рода Цезарей, тетке будущего великого диктатора Гая Юлия Цезаря.

В Югуртинскую войну Марий в качестве легата оказал самые существенные услуги. Он помог Метеллу восстановить упавшую дисциплину в войске и снова возвратил римским знаменам победу. Всюду восхвалялись его храбрость и военное искусство, хитрость, благоразумие и строгая жизнь. Сердца солдат он расположил к себе тем, что не уклонялся ни от какой тяжелой работы и делил с ними все труды и опасности. Солдаты писали домой, что нельзя думать об окончании войны, если Мария не изберут консулом и главнокомандующим. Метелл не мог скрыть свое неудовольствие по этому поводу. Явная вражда началась между ними, когда Марий попросил у главнокомандующего отпуск в Рим, чтобы добиваться консульства. Так как Марий настаивал на своем увольнении, он его все же получил, но до консульских выборов оставалось всего 12 дней.

Далекий путь от лагеря до Утики у моря Марий совершил за два с половиной дня. Когда он перед тем как сесть на корабль принес жертву, прорицатель объявил, что боги сулили ему великое счастье, выше всяких ожиданий. Полный радостных надежд, он прибыл на корабле в Рим на четвертый день. Народ приветствовал его с восторгом и решил возвести в консульское звание. Хотя и неприятен был аристократам этот прямой и грубый воин, выскочка без родословной, они не отваживались чинить ему существенных препятствий на пути к достижению цели.

Когда Марий в день выбора стал добиваться консульского звания, он обещал закончить тягостную войну за короткое время и передать в руки римлян Югурту, мертвого или живого. При этом он не упустил случая набросить на Метелла тень подозрения и обвинить того в преднамеренном продлении войны. Народ значительным большинством голосов передал ему консульство на 107 год и командование в Югуртинской войне. С этого времени Марий становится главой демократической партии и выступает горячим противником аристократии, которая до сих пор мешала его успехам на политическом поприще.

Собираясь на войну, Марий набрал новые отряды, и притом, в противовес существовавшему до того обычаю, из низших классов народа. Этим он приобрел для своих дальнейших планов верных приверженцев, но вместе с тем ухудшил дух войска, так как неимущие люди стали смотреть на военную службу как на ремесло и источник заработка и сражались не столько ради отечества, сколько ради своего полководца. Когда Марий явился в Африку, оскорбленный Метелл уклонился от свидания с ним, выехав из лагеря до прибытия своего преемника и передав ему войско через легата Рутилия Руфа.

Монета с изображением пленения Югурты

Марий продолжил войну с успехом, одержал над неприятелем несколько побед и вынудил его, наконец, бежать к своему тестю Бокху, царю мавританскому. Благодаря дипломатической ловкости квестора Луция Суллы удалось принудить Бокха к выдаче Югурты. Побежденный царь был доставлен в лагерь Мария, закованным в цепи (106 год).

Этот успех Суллы был первым зародышем ревности и вражды, обнаружившихся впоследствии между ним и Марием. Аристократы из зависти и ненависти умаляли заслуги Мария, приписывая первые и важнейшие успехи Метеллу, а окончание войны – Сулле. Сулла же чересчур много кичился своим успехом — он велел изготовить себе перстень, на котором был вырезан Югурта в том виде, в каком он был выдан ему Бокхом. Все это раздражало честолюбивого Мария, не терпевшего, чтобы кто-либо другой участвовал в его славе.

1 января 104 года состоялся великий триумф Мария с выставлением напоказ 3007 фунтов золота, 5775 фунтов серебра в слитках и 287 000 драхм монетой. Но самым интересным предметом триумфального шествия был закованный в цепи царь, который так долго шутил над величием римского государства. Несчастье и позор повергли его в состояние помешательства. После шестидневных мучений он умер от голода. Марий же после триумфального шествия созвал сенат в Капитолий и явился туда в торжественной пурпурной одежде, но заметив недовольство сената, удалился и вернулся в тоге с пурпурной обшивкой.

В день, когда Марий праздновал свой триумф, он вступил и во второе свое консульство. Еще в то время, когда он стоял с войском в Африке, его снова избрали на эту должность вопреки закону, требовавшему, чтобы между двумя избраниями в консульство был промежуток в десять лет. Италия находилась тогда в большом страхе и опасности, от которой, казалось, ее мог спасти только Марий. С некоторого времени в странах, лежавших за Альпами, бродил воинственный кочевой народ, от которого римляне уже понесли несколько тяжелых поражений и теперь опасались его вторжения в Италию. То были кимвры, германское племя, вытесненное по неизвестным причинам из стран, лежащих у Балтийского моря, и кочующее по Средней Европе, выискивая себе новое место для поселения.

После очередного поражения альпийские проходы были открыты страшному неприятелю и Италия была беспомощна. Правящая аристократия потеряла доверие. Взоры всех обратились на Мария, оказавшегося величайшим полководцем своего времени. Его заочно избрали консулом на следующий, 104 год и поручили ему ведение войны против кимвров. Когда Марий со своим войском перешел Альпы, неприятель ушел из Галлии. Он направился в Испанию, дав Марию время приготовиться к бою.

Так как противник в этот год не показывался, консульство было вручено Марию и на следующий год. Так продолжалось до тех пор, пока не миновала опасность, грозившая со стороны кимвров. Это был первый в римской истории случай, когда одно и то же лицо четыре года подряд оставалось консулом (104-101 годы).

Получив известие о приближении неприятеля, Марий устроил укрепленный лагерь при впадении Ибера в Рону и снабдил его большими запасами. Ввиду быстрой доставки всего необходимого для войска он, пользуясь медлительностью неприятеля, провел судоходный канал, с помощью которого провел в море воду Роны, занесенной у устья песком. Наконец, летом 102 года показались союзные кимврам тевтоны и амброны. Они расположились на широкой равнине перед лагерем Мария и вызывали его на бой. Но Марий, не обращая внимания на отважные заявления своих офицеров, медлил и приучал своих людей к диким зверским крикам и страшному виду неприятеля, пока страшное перестало казаться им страшным, а угрозы и хвастливые насмешки варваров разожгли их дух жаждой битвы. Марий все еще не трогался с места, укрощая негодование своих людей заверением, что поступает так не из недоверия к ним, а потому, что, согласно предсказаниям, выжидает время и место победы. Он действительно возил с собой мнимую прорицательницу, сирийскую женщину по имени Марта, по указанию которой совершал жертвоприношения. Верил ли Марий в ее предсказания, или держал ее, чтобы вводить других в заблуждение, остается неизвестным.

Тевтоны, видя бездействие Мария, сами совершили нападение на его лагерь, но были отбиты с большим уроном. Тогда они решили идти далее, к Альпам и в Италию. Только когда они проходили мимо лагеря римлян, можно было рассмотреть, как велика их численность — шесть дней они двигались непрерывным потоком, и притом так близко у римского вала, что спрашивали солдат с язвительной насмешкой, не имеют ли те каких поручений к женам в Риме, так как они скоро будут у них. Марий следовал за ними и устраивал свой лагерь всегда поблизости от них, но за твердыми окопами и в благоприятно расположенных местностях, так что ему нечего было опасаться ночного нападения. Так обе стороны дошли до Aquae Sextiae (нынешнего города Экс в Провансе), откуда недалеко уже было до Альп.

Марий стал готовиться к битве и выбрал для лагеря местность, которая хотя и представляла крепкую позицию, но не изобиловала водой. Когда солдаты с ропотом спросили, откуда они будут доставать воду, он указал на реку Цэн, протекавшую внизу возле неприятельского лагеря. «Почему же, – спрашивали солдаты, – ты нас тотчас не ведешь на неприятеля, пока кровь наша еще жидка?» – «Прежде надо укрепить лагерь», – был спокойный ответ. Солдаты повиновались, а люди обоза толпами пошли к реке достать воду для себя и для скота. Вместе с ведрами они взяли с собой топоры, мечи и копья, чтобы в случае нападения не быть безоружными. Против них сначала выступило небольшое число неприятелей, но на крик стало сбегаться все больше и больше, и Марий уже не мог удержать и своих солдат.

Со стороны неприятеля выступили амброны численностью свыше 30 000 человек. Они двигались вперед рядами и ровным шагом, били в такт по щитам и беспрестанно возглашали свое имя «амброны». С тем же возгласом выступали против них с римской стороны лигурийцы, которые также именовались амбронами по своему происхождению. Амброны, вследствие переправы через реку, разделились и пришли в беспорядок. На них тотчас же обрушились наступавшие лигурийцы. Римляне пришли на помощь лигурийцам, бросились на варваров с высоты и заставили их отступить. Большая их часть пала, сражаясь на берегу, остальные же были отброшены за реку и преследуемы до лагеря и ограды из кибиток. Но здесь им навстречу вышли жены с мечами и топорами и с ужасным воем погнали назад как бегущих, так и преследовавших. Они смешались со сражавшимися, хватаясь беззащитными руками за щиты и мечи римлян, бесстрашно подвергая себя ранам и истязаниям. К ночи римляне победоносно возвратились в свой лагерь, но не могли предаться беззаботному веселью победы. Напротив, они были в страхе и беспокойстве, поскольку их лагерь не был укреплен окопами. Но нападения не было, и весь следующий день прошел без битвы.

Германцы употребили это время, чтобы устроиться и приготовиться к бою. Тем временем Марий послал Клавдия Марцелла с 3000 человек пехоты на поросшую лесом возвышенность в тылу неприятеля. Остальных же с рассветом собрал перед своим лагерем и поставил в боевом порядке, а конницу выслал вперед на равнину. Увидя это, тевтоны немедленно взялись за оружие и с ожесточением бросились на холм. После долгого сражения, в котором Марий сам храбро дрался вместе с прочими, неприятель, изнуренный лучами полуденного солнца, был сброшен с холма и отступил на равнину. В это время в его задних рядах вдруг поднялся крик. Это Марцелл со своим 3000 отрядом бросился в тыл неприятеля и принялся уничтожать задние линии. Последние увлекли с собой перед ними стоящих и скоро привели в смятение все войско. Варвары не могли противостоять двойному нападению и обратились в дикое бегство.

После сражения Марий из оружия варваров и прочей добычи отделил все лучшее и отборное для украшения своего триумфа, а все остальное велел бросить в костер и устроил великолепное жертвоприношение. Все войско было в венках и при оружии. Сам Марий, облаченный в пурпурное одеяние, поднял к небу обеими руками горящий факел, чтобы поджечь костер и принести богам добычу в жертву. В это время показались скакавшие во весь опор по направлению к ним римские всадники. Приблизившись, они сошли с коней, приветствовали Мария и возвестили ему, что он на следующий год в пятый раз избран консулом. В войске раздались радостные крики, предводители увенчали Мария лавровыми ветвями, после чего он поджег костер и совершил жертвоприношение.

Между тем кимвры прошли через Северные Альпы в Норик и пробрались в Италию, причем Лутаций Катул, второй консул 102 года, не смог их задержать.

Соединившись, войска Мария и Катула переправились через По и встали недалеко от неприятеля. 30 июля 101 года на Равдийском поле у Верцелл армии выступили друг против друга. Римляне в количестве 50 000 человек заняли такое положение, что солнце и пыль приходились в лицо неприятелю. Кимврская пехота спокойно выдвинулась из своего лагеря и расположилась большим четырехугольником. Бойцы передней линии привязали себя один к другому цепями, прикрепленными к поясам, чтобы их боевой порядок не мог быть расстроен.

Конница кимвров численностью 15 000 человек представляла блестящее зрелище. Шлемы всадников были в виде пасти диких животных или голов чудовищ, и над ними возвышались султаны в форме крыльев. Кроме того, всадники были покрыты железными латами и блестящими щитами. Метательным оружием для них служило двузубчатое копье, а в рукопашном бою они использовали большие тяжелые мечи.

Оба войска с яростью бросились друг на друга, но римляне, благодаря лучшему знанию военного искусства, большему порядку и выдержке, одержали полную победу над дикой храбростью варваров, силы которых скоро иссякли под палящими лучами южного солнца. Большая часть кимвров легла на поле битвы, а бегущих преследовали до ограды из кибиток. Здесь римляне были свидетелями крайне трагических сцен. Женщины в черных одеяниях стояли на телегах и убивали топорами и мечами бегущих мужа, брата, отца. Своих малолетних детей они душили руками и бросали их под колеса или под ноги вьючных животных, а затем сами убивали себя.

Саверио Альтамура. Победа Мария над кимврами. 19 век.

Без победы при Аквах Секстийских была бы невозможна победа при Верцеллах. И римский народ рассудил правильно, признав Мария единственным победителем кимвров и тевтонов и спасителем Италии. Народ назвал его третьим основателем города. На празднествах всякий приносил Марию в жертву, как богам, первые свои яства и питье. Они также хотели, чтобы он один праздновал оба триумфа над тевтонами и кимврами, но Марий дал возможность и Катулу принять участие в своем триумфе.

Теперь Марий стоял на вершине счастья и славы. Пять раз подряд он был назначаем консулом, и теперь, в воздаяние его больших заслуг, на 100 год его сделали консулом в шестой раз. Но это шестое консульство привело к значительному умалению его блеска и силы. Считая что наступило время, когда он может сломить ненавистную аристократию, он объединился с двумя демагогами — народным трибуном Апулеем Сатурнином и претором Сервилием Главцием, людьми весьма талантливыми, но и столь же бесчестными. Да и сам Марий не обладал качествами государственного деятеля. Он был человек кулака без всякого политического таланта. Не сумев справиться с событиями, которые надеялся направлять по-своему, он в конце концов разошелся с обеими партиями.

Униженный и недовольный, Марий отправился в Азию, чтобы, как он говорил, принести фригийской матери богов обещанные жертвы. В действительности же он старался вынудить Митридата, царя понтийского, к войне, в которой надеялся получить главное командование. Ему стало ясно, что лишь в войне он мог играть важную роль. В мирное же время он, подобно оружию, оставался в стороне, без употребления и без значения. Ожидания его, впрочем, не сбылись. По возвращении в Рим Марий оставался на заднем плане без всякой значительной деятельности до начала союзнической войны.

Марк Ливий Друз, человек с аристократическими понятиями, но честный и строго-нравственный, предложил как трибун 91 года в числе ряда законов предоставить права римского гражданства италийским союзникам. Все прочие законы прошли, но до обнародования закона о гражданских правах союзников Ливий был убит в своем доме ударом ножа. Тогда союзники, потеряв надежду на уравнение своих прав с римлянами, взялись за оружие с целью низвергнуть римское господство (91 год). Они основали собственное государство под названием Италия со столицей Корфиниум в стране пелигнов, во главе которого стояли два консула и двенадцать преторов. Римляне этим восстанием поставлены были в опасное положение, поскольку новая республика могла помериться с ними численностью своего войска — 100 000 человек, за исключением гарнизонов в городах.

В 90 году, когда началась война, союзники были в столь выгодном положении, что для противодействия дальнейшему распространению восстания римляне законом Юлиевым (Lex Julia) даровали право гражданства всем тем италийским общинам, которые еще не отпали от Рима. В следующем, 89 году военное счастье оказалось более благоприятным для римлян, но так как в то же время им угрожала война со стороны Митридата, царя понтийского, то новым законом (Lex Plautia Papiria) право гражданства было предложено всем италийцам, которые изъявят желание. Это внесло в их среду раздор и измену, и война, в сущности, окончилась. Только самниты еще некоторое время не складывали оружие.

Театром этой Марсийской, или союзнической, войны на севере были области пицентов, марсов, маррупинов, пелигнов и вестинов, а на юге – страна мамнитов и луканов. На севере Марий в 90 году сражался в качестве легата консула Публия Рутилия Лупа. Когда консул погиб, Марий принял вместо него командование. Он действовал удачно и приобрел над неприятелем существенные преимущества, разбив его в двух довольно значительных сражениях. В целом он оправдал свою прежнюю деловитость и умение, но все же успехи его не были блистательны настолько, чтобы он снова мог приобрести то значение, каким обладал десять лет тому назад.

Сулла

К концу года сенат отозвал его от командования, не столько потому, что 66-летний Марий одряхлел и не мог переносить трудностей войны, а потому, что сенат все еще не мог забыть его отношений к политическим партиям. С другой стороны, противники Мария все больше выдвигали на первый план его давнишнего врага, Корнелия Суллу, который в 90 и 89 годах действовал на южном театре союзнической войны с большим успехом. И когда в 88 году понадобился полководец для войны с Митридатом, Сулла был назначен консулом и вместе с провинцией Азией получил главное начальство в войне с царем понтийским.

Возвышение соперника оскорбило старого Мария. Он объединился с народным трибуном Публием Сульпицием Руфом, человеком в высшей степени даровитым, предлагавшим тогда несколько неприятных для сенатской партии законов. Этому воспротивились сенат и оба консула, но Сульпиций, который был постоянно окружен вооруженной стражей из 600 юношей, принадлежавших к сословию всадников, своим «антисенатом», как он их называл, а также толпой других своих единомышленников, добился своего тем, что поднял народное восстание, напал на консулов и прогнал их. Когда Сулла, спасаясь, проходил мимо дома Мария, он бросился туда, ища защиты, и Марий укрыл его и выпустил через другую дверь. После этого Сулла отправился в Кампанию к легионам, которые стояли там еще со времени союзнической войны и предназначались для войны в Азии. Сульпиций же, который теперь должен был опасаться мщения со стороны Суллы, успел достигнуть того, что народное собрание передало Марию проконсульскую власть, командование кампанийскими легионами и главное командование в войне против Митридата.

Марий тотчас же стал готовиться к отъезду и послал в Кампанию двух военных трибунов для принятия войска от Суллы. Последний, однако, не собирался отказываться от законным образом порученной ему власти и передавать ее в руки противника. Вместе с тем он решил положить конец сумятице в Риме. Настроенные им против Мария солдаты умертвили посланных трибунов и выразили готовность идти со своим вождем на Рим. Римское войско с тех пор, как Марий принял в его среду пролетариев, дошло до степени толпы наемников, не имевших отечества и слепо следовавших за полководцем, сумевшим задобрить их в свою пользу.

Быстрыми переходами Сулла продвигался к Риму, не обращая внимания на послов, явившихся к нему на встречу и пытавшихся удержать его. Легионы сразу взяли штурмом столицу. Когда на вторгавшихся солдат полетели с крыш стрелы и камни, Сулла поднял горящий факел и стал угрожать поджечь город. Марий со своими приверженцами пытался оказать сопротивление, заклиная сенат, всадников и всех граждан противодействовать напору легионов. Он звал на помощь даже рабов, обещая им свободу, но их явилось всего трое. Город был во власти Суллы, а Марий с остальными вождями партии бежал.

Гай Марий в изгнании

Сулла отменил Сульпициевы законы, а Марий, Сульпиций и десять других их товарищей попали в опалу. Сульпиций был убит во время бегства, и его голова была выставлена напоказ на ораторской трибуне. Марий же спасся. Ночью он бежал в одно из своих имений, Солониум, а оттуда — в Остию, где его друг Думерий приготовил корабль, на котором он и отплыл в море со своим пасынком Гранием. Поднявшаяся буря заставила их пристать к берегам Цирцеи. Здесь, во время их блужданий по берегу, им попались несколько пастухов, которые узнали Мария и сказали ему, что видели всадников, которые разъезжают кругом, ища его. Марий свернул с дороги и спрятался в чаще, где провел ночь в жалком положении. На следующий день он, терзаемый голодом, пошел вдоль берега, утешая своих товарищей стародавним прорицанием, — когда он еще мальчиком жил в деревне, то поймал платьем падавшее вниз орлиное гнездо, в котором было семь детенышей, и прорицатели объяснили ему, что он сделается знаменитейшим человеком и что ему предопределено судьбой семикратно достигнуть высшего сана и власти. Поэтому спасавшийся Марий надеялся в седьмой раз получить консульство.

На расстоянии часа пути от Минтурн они заметили всадников, скакавших по направлению к ним, и два корабля на море, невдалеке от них. Поспешив к морю, они бросились в воду и подплыли к кораблям. Граний с некоторыми другими добрался до одного корабля и на нем переправился на остров Энарию. Мария же, который был тучен телом и неловок, два раба с большим трудом держали над водой и подняли на другой корабль. Всадники уже были у берега и кричали корабельщикам, чтобы те выдали Мария или бросили его в море. Марий со слезами умолял корабельщиков сжалиться над ним, и они после долгого колебания ответили всадникам, что не выдадут Мария. Когда же разгневанные всадники ускакали прочь, то корабельщики изменили свое намерение, пристали к берегу у устья Лириса и удалились.

Марий, вынужденный сойти с корабля, долго лежал на берегу всеми покинутый. Наконец он поднялся и стал с трудом пробираться по непроходимой местности через рвы и болота и достиг хижины одного старца, работавшего на болотах. Марий на коленях умолял старца спасти его, обещая со временем щедро наградить того. Старец повел его на болото, велел спрятаться в яму у реки и накрыл его тростником и хворостом. Через некоторое время Марий услышал шум и крик со стороны хижины — один знатный муж из Террачины разослал людей преследовать его, и некоторые из них случайно попали к хижине. Они грозили старику и укоряли его, что тот укрыл Мария. Марий встал, сбросил с себя платье и погрузился в тинистое болото. Но лазутчики нашли его, вытащили наружу и привели нагого и покрытого тиной в Минтурны, чтобы передать представителям города.

Магистрат города Минтурн решил немедленно казнить Мария и послал к нему в темницу пленного кимвра с мечом, бывшего городским служителем. Когда кимвр вступил в мрачную келью, ему навстречу сверкнули пламенем глаза его старого победителя и сильный голос крикнул из темноты: «У тебя, человек, достанет духу убить Гая Мария?» Тогда варвар бросил меч, выбежал из дверей и громко закричал: «Я не могу убить Гая Мария!» Минтурнским городским представителям стыдно стало, что спаситель Италии нашел большее к себе почтение в варваре, которому принес рабство, чем в согражданах, которых он спас. Они сказали: «Пускай же идет он беглецом куда хочет и терпит то, что ему суждено; мы же будем молить богов не гневаться на нас за то, что мы Мария нагим и покинутым изгоняем из нашего города». Граждане толпами поспешили к темнице и повели его, щедро снабженного припасами, к морю, где он сел на корабль, которым прибыл в Энарию. Здесь он нашел Грания и прочих своих друзей, с которыми отправился в Африку.

В Риме Сулла старался упрочить свою победу. После отмены Сульпициевых законов он заставил народ принять решение, чтобы в будущем законы никогда не издавались без предварительного заключения сената. Но его насильственные действия и взятие штурмом родного города оттолкнули от него большую часть знатных граждан. По этой причине вместе с Гнеем Октавием, приверженцем сенатской партии, вторым консулом был избран Луций Корнелий Цинна, ревностный демократ. Торопясь в поход против Митридата, Сулла удовольствовался данным положением вещей и только заставил обоих консулов присягнуть, что они ничего не намерены изменить в существующих учреждениях. Но как только Сулла с войском оставил Италию, Цинна решил возобновить Сульпициев законы. Так как Октавий этому воспротивился, на форуме произошел кровавый бой. Цинна со своими друзьями настаивал на своем и был отрешен от должности. Но он склонил на свою сторону войско, стоявшее в Кампании для борьбы с еще не покорившимися союзниками, и предпринял поход против аристократов в Риме.

Когда эти известия дошли до Мария, он поспешил вернуться в Италию. Он набрал мавританских всадников и с отрядом в 1000 человек явился в Теламоне в Этрурии. Здесь он призвал к оружию рабов , а также склонил на свою сторону многих свободных крестьян и пастухов, собрав таким образом за несколько дней довольно значительные силы. В его распоряжении оказалось более 6000 человек и 40 кораблей, которые расположились в устье Тибра и отрезали от Рима подвоз хлеба. Он послал к Цинне сказать, что готов признать его консулом и следовать всем его приказаниям. Тот охотно принял предложение, назначил Мария проконсулом и послал ему фасции и прочие знаки его сана. Марий же заявил, что убранство это не подходит к его положению, и явился перед Цинной в бедном одеянии, с длинными всклокоченными волосами, бородой и жаждой мщения на лице.

Отряды Мария и Цинны обложили Рим. Цинна и Карбон расположились на Яникуле, Серторий – на Сервиевом валу, а Марий своим возросшим до трех легионов войском занял береговые города Лациума и изменническим образом захватил Остию, которую передал своей дикой орде на разграбление и разрушение. После этого и он расположился перед Яникулом. Город был в беспомощном положении. Возник недостаток продовольствия и голод. Вожди собранных для защиты города войск были ненадежны и нерешительны, так что солдаты толпами переходили на сторону Цинны. Рабы, призванные Цинной к свободе, так же стремились из города в неприятельский лагерь. Наконец, сенат счел необходимым отправить к Цинне и Марию послов с просьбой вступить в город и поступить с гражданами снисходительно. Цинна выслушал послов, сидя в консульском кресле, и дал благосклонный ответ. Марий же стоял возле кресел и не проронил ни слова, но его мрачный вид и неприязненный взгляд слишком ясно свидетельствовали о мстительном настрое его души.

Когда городские ворота отворились, Цинна вступил в Рим. Марий же остановился у ворот и со злобной усмешкой заметил, что он изгнанник и закон возбраняет ему войти в родной город. Граждане немедленно поспешили в созванном на площади народном собрании отменить приговор об его изгнании. Но едва были поданы голоса тремя или четырьмя трибами, как Марий вступил в город со своими дикими ватагами. Победители решили истребить всех выдающихся мужей оптиматской партии и конфисковать их имения. Ворота были заперты. Пять дней и пять ночей продолжалась в Риме непрерывная резня. За теми же, кто успел бежать, еще месяцы охотились на всех дорогах и во всех городах Италии. Первые люди государства погибли.

Так, консул Октавий не пожелал бежать и ожидал убийцу на Яникуле в консульском убранстве. Луций Мерула, назначенный против своей воли в консулы на место Цинны, предварительно сняв с себя жреческую повязку, вскрыл себе вены у храма Юпитера, жрецом которого он состоял. Оратор Марк Антоний, дед триумвира, нашел убежище у одного своего бедного приятеля. Когда тот послал за хорошим вином к содержателю питейного дома, посланный раб рассказал, что его господин хочет хорошо угостить укрывшегося у него Антония, а продавец рассказал об этом Марию. Марий, сидевший в то время за ужином, поднял радостный крик, и друзьям едва удалось остановить его и не дать броситься убить своего врага собственной рукой. На посланных убийц красноречие молившего о пощаде Антония произвело такое впечатление, что никто не решался его убить, пока их предводитель не вошел сам и отрубил ему голову. Когда тот принес ее Марию, Марий обнял его. Лутаций Катул, бывший сподвижником Мария и участником его триумфа над кимврами, удушил себя в своем доме угарным газом после того как Марий на все ходатайства его друзей отвечал только: «Он должен умереть».

Марий был виновником всех происходивших тогда ужасов. Кровожадность и мстительность совершенно затуманили рассудок престарелого мужа, который в винных парах заглушал голос человечности. Сопровождаемый шайкой рабов, он ходил по улицам, и на чей поклон он не отвечал, того убивали. Трупы без голов валялись на улицах, а отрубленные головы прибивали на площади к ораторской трибуне. Его телохранители проникали в дома своих бывших господ, грабили и убивали, бесчестили женщин и детей. Для остальных вождей партии это безумное неистовство старика сделалось невыносимым. Серторий просил Цинну унять Мария, но тот не решился на это и даже назначил его себе в товарищи по консульству на следующий год. Серторий, наконец, напал на Мариеву шайку рабов и изрубил ее. Все друзья и родственники Суллы погибли, и только жена и дети его успели спастись. Марий разрушил все его дома и виллы, конфисковал имущество и отменил все его распоряжения и законы.

Сбылись все желания Мария — он отплатил своим врагам, которые ввергли его в такие бедствия, и в седьмой раз добился консульства благодаря надежде, поддерживавшей его среди опасностей скитальчества. Но его тяготили ненависть и проклятие всех партий. В минуты просветления, по-видимому, его пугала совесть и мысль о возвращении заклятого врага, Суллы. Им овладели мучительное беспокойство, ночные видения, бессонница, от которой он искал спасение в вине. Наконец, он впал в горячку и в диком бреду воображал, что командует на полях сражения в Азии, где теперь его враг пожинал лавры. После семидневной болезни он скончался на 70-м году жизни, на 17-й день своего консульства.

При вести о его кончине вся Италия вздохнула свободно и проводила его в могилу всяческими проклятиями. Забыт был прославленный избавитель от кимвров. Вспоминали только с ненавистью и омерзением жестокого тирана, от которого наконец отделались. Да и для него самого было счастьем, что он не дожил до дней, когда явился Сулла, чтобы свести счеты со своими врагами. Сулла должен был удовольствоваться тем, что велел бросить прах Мария в Анио.

Автор публикации

не в сети 3 недели

Dmitry

0 Комментарии: 13Публикации: 430Регистрация: 23-01-2016

Гай Марий.

100 великих полководцев Западной Европы

Гай Марий

Полководец, впервые в истории Рима избиравшийся консулом четыре года подряд

В самом конце II в. до н. э. Риму пришлось столкнуться с германскими племенами кимвров и родственных им тевтонов, которые мигрировали с севера через территорию современной Швейцарии на юг Галлии. Пришельцы оказались воинственными и в 109 г. до н. э. при столкновении с римским войском Юния Силана разгромили его на берегах реки Роны. После этого «варвары» утвердились в Северной Италии.

В 107 г. до н. э. кимвры и тевтоны нанесли поражение консулу Кассию Лонгину. В 105 г. до н. э. «варвары» во главе со своим вождем Бойориксом (Бойоригом) праздновали победу при Араузионе (современном Оранже) на левом берегу реки Роданы. Здесь были наголову разбиты, то есть истреблены, две консульские армии.

Произошло страшное кровопролитие: римляне в один день потеряли 80 тысяч легионеров. Спаслось только десять человек, которым удалось бежать с поля битвы и переплыть реку. После этого победители уничтожили еще и 40 тысяч римских «нестроевиков», которые не участвовали в сражении, находясь в армейских тылах.

В Риме стала распространяться паника. После такого страшного разгрома его военной силы ожидался скорый приход «варваров» под стены Вечного города. Требовался сильный полководец, и впервые в истории Древнего Рима этот человек оставался консулом четыре года подряд. Это был Гай Марий, популярнейший человек для римского плебса, опытный в военном деле, решительный и последовательный в поступках.

Перед тем как продолжить войну с кимврами и тевтонами, Гай Марий провел реформу армии Рима. Если раньше в нее принимались только те граждане, которые обладали земельной собственностью, то теперь – все желающие, годные к воинской службе. Завербованный в легионеры обязывался прослужить не менее 16 лет, после чего получал право быть наделенным землей. Во время службы легионеры получали казенное содержание и жалованье.

Кроме того, Гай Марий клятвенно обещал делиться со своими воинами военной добычей. А она всегда была притягательной для легионеров, которые могли за один удачный поход обогатиться и устроить собственное благосостояние.

В итоге военных реформ Гая Мария Римская республика получила профессиональную, хорошо обученную и закаленную в войнах и походах многочисленную армию. Ее особенностью уже в ближайшем будущем стала преданность удачливому или популярному полководцу. Так в Древнем Риме появилась крупная политическая сила в лице собственной армии.

Гай Марий, выступив во главе сформированных им легионов в поход на юг Галлии, действовал крайне осторожно и предусмотрительно. Он строго соблюдал советы сирийской предсказательницы Марты, которую возили за ним повсюду в носилках. В ходе маневров легионеры приобретали выносливость и два года закалялись походной жизнью.

Наконец, в 102 г. до н. э. племена кимвров и тевтонов вознамерились вторгнуться в Италию. Тогда консул Гай Марий построил на берегах Роны при впадении в нее Изера хорошо укрепленный лагерь. «Варвары» три дня безуспешно совершали на него нападения, неся при этом большие потери. После этого тевтоны, прекратив бесполезный штурм вражеской полевой крепости, двинулись через Приморские Альпы на итальянские земли.

Армия Гая Мария последовала за ними. При Аквах Секстинских состоялось большое сражение, в ходе которого консул вынудил неприятеля атаковать его на холмистой местности, которая не позволяла успешно действовать многочисленной коннице «варваров». Римские легионеры добились большой победы, напав на тыл атакующих тевтонов из засады и заставив их отступить.

Считается, что в битве при Аквах Секстинских погибло около 90 тысяч «варваров», а еще 20 тысяч вместе с вождем тевтонов Тевтободом было захвачено в плен. Военнопленных ожидала только одна участь – быть проданными в рабство.

Тем временем кимвры во главе с вождем Бойориксом, удачно перевалив через труднопроходимые Альпийские горы, разбили армию консула Квинта Лутация Катулла в сражении в долине реки Адуи и остались зимовать в долине реки Пад (По).

Гай Марий спешно прибыл из Рима на помощь Катуллу. 30 июля 101 г. до н. э. при небольшом городке Верцеллы произошло решающее сражение 50-тысячной римской армии с племенами кимвров, которые были в буквальном смысле слова уничтожены без всякой жалости. После Верцельской битвы народ кимвров перестал существовать как таковой. Победители перебили 140 тысяч «варваров»-германцев (мужчин, женщин и детей), оставшихся в живых 60 тысяч человек взяли в плен для продажи в рабство. Так консулом Гаем Марием была выиграна Кимврская война.

Полководец Гай Марий, остававшийся консулом четыре года, спас Вечный город от нашествия германских племен кимвров и тевтонов. За одержанную победу в войне с «варварами» он удостоился почетного титула «третьего основателя города Рима».

Гаю Марию не довелось до конца своей жизни оставать одним из самых признанных лидеров Римской республики. Он станет принципиальным противником Луция Корнелия Суллы, стремившегося к личной диктатуре, и скрестит с ним оружие в гражданской войне, которая потрясла Древний Рим. Гай Марий, прославленный победитель и истребитель племен кимвров и тевтонов, проиграет Сулле, как говорится, вчистую.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Гай Марий — биография и семья

Начало карьеры

Марий родился в 157 до н. э. в городе Арпинум в южной части Лация. Город был завоёван римлянами в 305 до н. э. Жители города имели римские права, но не обладали избирательным правом. Только в 188 до н. э. горожане получили право голоса. Хотя Плутарх утверждал, что отец Мария был незнатным, это маловероятно, так как Марий имел связи с римским нобилитетом, баллотировался в местное управление в Арпинуме и был связан семейными узами с элитой Арпинума. Всё указывает на то, что он родился во всаднической семье, имевшей политический вес в своём регионе.

Существует легенда, что в юности Марий нашёл орлиное гнездо с семью птенцами в нём. Так как орлы считались птицами, посвящёнными Юпитеру, верховному богу римлян, этот знак позже рассматривали, как предсказание того, что Марий семь раз достигнет консулата. Позже, будучи консулом, он постановил, что орёл должен стать символом сената и римского народа.

В 134 до н. э. Марий, по всем признакам, проходил службу в армии в Нуманции и хорошей службой заслужил внимание Корнелия Сципиона Эмилиана Нумантийского. Прибыл ли он со Сципионом Эмилианом или уже служил в деморализованной армии, которую принял Сципион, не известно. По-видимому, даже на этом раннем этапе карьеры Марий был нацелен на политическую карьеру в Риме. Он выдвинул свою кандидатуру на выборах в военные трибуны. Саллюстий сообщает, что он был неизвестен избирателям, но был поддержан всеми трибами на основании его обещаний.

Известно, что позже он выдвигал свою кандидатуру на квестуру после поражения в выборах в местное управление Арпинума. Это сложно понять. Отправление должности военного трибуна свидетельствует, что он интересовался римской политикой до квестуры. О его деятельности в период квестуры ничего не известно.

В 120 до н. э. Марий избирается на должность народного трибуна на следующий год при поддержке Квинта Цецилия Метелла, чьим клиентом он был. Метелл принадлежал к одной из наиболее могущественных семей Рима в то время, и его интерес к Марию указывает, что тот происходил не из самых низов. В течение трибуната Марий придерживался политики популяров. Он провёл закон, ограничивающий влияние богатых на выборах. В 130-х до н. э. тайное голосование для избрания магистратов, создававших законы и следивших за их соблюдением, заменило раннюю систему открытого голосования. Богачи продолжали пытаться влиять на голосование проверкой бюллетеней, и Марий провёл закон, препятствующий неправомерному влиянию на избирателей. Этот закон послужил причиной его размолвки с Метеллом, а также принёс ему репутацию мужественного человека с независимыми суждениями.

Впоследствии Марий участвует в выборах эдилов и после поражения неудачно выставляет свою кандидатуру на выборы в плебейские эдилы. (Плутарх сообщает, что два поражения произошли фактически в один день, но по техническим причинам это кажется неправдоподобным). В 116 до н. э. он победил на выборах в преторы на следующий год и сразу был обвинён в коррупции (подкуп избирателей). Марий легко отвёл обвинение и провёл небогатый событиями год в должности претора в Риме (как городской претор, претор по делам иноземцев или глава суда, вершащим тяжбы о вымогательствах). В 114 до н. э. он стал правителем Лузитании, где он участвовал в нескольких небольших военных операциях. В течение этого периода правители Испании занимали свой пост два года, так что, вероятно, Марий вернулся в Рим только в 113 до н. э..

Он не получил триумфа по возвращении, и, вероятно, не выдвигался в консулы, но женился на Юлии, тётке Юлия Цезаря. Юлии Цезари принадлежали к патрицианскому роду, но в этот период, по-видимому, не поднимались выше претуры (только однажды во II веке до н. э. — в 157 до н. э. — Юлий Цезарь был консулом). После этого брака Марий достиг некоторого политического влияния. Рождение сына, Гая Мария Младшего, относит дату свадьбы примерно на 110 до н. э..


Легат Метелла

В 109 до н. э. Квинт Цецилий Метелл получил должность консула и отправился в Нумидию на войну с Югуртой. К этому времени разрыв Мария с Цецилиями Метеллами, вызванный действиями последнего в должности народного трибуна, был предан забвению, и Марий получил должность легата при Метелле. Изначально легаты были всего лишь посланниками сената в войсках, но использовались командующими в роли нижестоящих командиров и обычно становились наиболее доверенными помощниками полководцев. По этой причине Метелл убедил сенат назначить Мария легатом, дабы тот стал его доверенным подчинённым. В «Югуртинской войне» Саллюстий не упоминает других легатов, так что можно предположить, что Марий был старшим подчинённым Метелла и его правой рукой. Таким образом, Метелл использовал военный талант Мария, в то время как Марий укреплял свои позиции перед консульскими выборами.

Консульские выборы

В 108 до н. э. Марий решил выставить свою кандидатуры на выборах в консулы. Обрадованный благоприятным предсказанием гаруспика он просил у Метелла дозволения отправится в Рим с этой целью. Метелл, якобы по дружбе, отговаривал Мария от стремлений не соответствующих его положению: «не все-де должны желать всего и Марию надо быть довольным тем, чего он достиг, — словом, пусть он и не думает добиваться от римского народа того, в чём ему по справедливости можно отказать» Саллюстий, Югуртинская война, 64]. В итоге Метелл обещал своё содействие Марию в будущем, когда он сможет добиваться консулата вместе с его сыном, которому было в то время двадцать лет. Слова эти разозлили Мария, и он стал добиваться своей цели в обход Метелла. Он заискивал перед солдатами не требуя былой дисциплины, в присутствии италийских торговцев произносил хвастливые речи о том, что может с половиной метелловских войск захватить Югурту, обвинял командующего в намеренном затягивании войны. Он побуждал всадников, солдат и торговцев в своих письмах на родину восхвалять его и осуждать Метелла. В конце концов, Метелл сдался, понимая, что неразумно иметь обиженного помощника. В Риме Марий с помощью дружественных ему плебейских трибунов набирает себе сторонников среди ремесленников и сельских жителей.

Нетрудно понять, что при таких обстоятельствах Марий триумфально был провозглашён консулом на следующий год, 107 до н. э. Он начал кампанию против Мателла, обвиняя его в медлительности. Учитывая последние неудачи римского войска в 113 до н. э. и 109 до н. э. и процветающую коррупцию среди знати ни для кого не было удивительным, что деятельный «новый человек», который поднялся по карьерной лестнице с самых низов, был избран как альтернатива инертной и продажной аристократии. Однако, у сената оставался козырь в рукаве. В соответствии с «Семпрониевым законом» о консульских провинциях сенат определяет консульские провинции на следующий год в конце текущего. Сенат решил не присваивать Нумидии статус консульской провинции и сохранить полномочия за Метеллом. Для преодоления этих трудностей Марий пошёл на уловку, которая была использована в 131 до н. э., кода разгорелся спор о том, кто должен возглавить войну против Аристоника в Азии. Тогда народный трибун провёл закон, санкционирующий выборы полководца (имелся прецедент для этой процедуры во времена Второй Пунической войны). Подобный закон был принят и в 108 до н. э. и Марий был избран полководцем на этих специальных выборах. Метелл ронял горькие слёзы, когда узнал об этом решении. По возвращении в Рим он избегал встреч с Марием. Несмотря на неудачные военные действия Метелл был удостоен триумфа и прозвища «Нумидийский» (то есть покоритель Нумидии).

Реформы

Римская армия до реформ

До последней декады II в. до н. э. требования, применявшиеся к солдатам Римской республики, были весьма строгими:


  • Их состояние должно превышать 3000 сестерциев;
  • Они должны были принадлежать к пятому цензорскому классу или выше;
  • Они должны обеспечить себя вооружением на свои собственные деньги.

Вдобавок, Рим в период ранней республики не имел постоянной армии. Когда появлялась угроза войны, текущие консулы должны были провести набор войска из числа пригодных к призыву граждан республики. Как правило, один из консулов возглавлял это войско в битве. Само собой, не все избранные консулы были талантливыми полководцами. Например, в 113 до н. э. консул Гней Папирий Карбон проиграл битву при Норее вторгшимся племенам кимвров и тевтонов, потеряв почти 20 000 человек из 200000 армии. За этим несчастьем последовала затянувшаяся Югуртинская война, на которую был послан консул Квинт Цецилий Метелл. Метелл не потерял армию и даже выиграл несколько битв, но даже за два года не смог достичь желаемой победы. Марий, вступивший в должность консула в 107 до н. э., был назначен новым полководцем на Югуртинскую войну, но не имел войска. Войско Метелла, которым тот командовал в Африке, было передано старшему консулу Луцию Кассию Лонгину для борьбы с кимврами, вновь вторгшимися в Цизальпийскую Галлию. Марий должен был набрать новое войско для продолжения войны в Африке, но число граждан, подлежащих призыву, сильно уменьшилось в силу предыдущих военных потерь. Для того чтобы преодолеть эти трудности, Марий провел ряд реформ.

Реформы Мария

Основа марианских реформ состояла во включении римских граждан, не имеющих земли, в число подлежащих призыву. Так как большинство граждан были бедны и не могли обеспечить покупку вооружения, Марий определил порядок снабжения их оружием. Он предложил лишить солдат гражданских прав, но, с другой стороны, солдатам принадлежали все трофеи, которые они могут добыть на войне. Не имея надежды получить общественный статус другими путями, народные массы стали стекаться под знамёна Мария. Эти профессиональные солдаты зачислялись в армию на 25-летний срок.

Имея постоянную армию, Марий получил возможность стандартизовать обучение и экипировку во всех римских легионах. Тренировки и обучение продолжались в течение года, кроме тех случаев, когда имелась срочная необходимость в войске. Марий организовал легионы следующим образом. Полностью укомплектованный легион состоял из примерно 6000 человек, из которых только 5200 были солдатами. Остальные классифицировались как невоенные. Легион делился на 10 когорт из 6 центурий каждая и 10 центурий в первой когорте. Центурия состояла из 100 человек и делилась на группы по 10 человек (лат. contubernia), которые в лагере жили и ели вместе. Центурия в сражении, на марше и в лагере действовала как боевая единица. Центурия перевозила с собой всё своё оружие, личные вещи, продовольствие и поддерживала все свои боевые единицы. Эти меры уменьшали размер обоза и делали армию более мобильной. Вскоре легионы достигли вершины физических кондиций и дисциплины, непревзойдённых в древнем мире. Это была вторая важная реформа, увеличившая военную мощь Рима.

Третья реформа, которую смог провести Марий, состояла в награждении ветеранов земельными наделами. Римские граждане, которые отслужили свой срок, получали денежный пенсион и участок земли в завоёванном регионе, в котором они вышли в отставку.

Наконец, Марий предлагал полное римское гражданство всем италийским союзникам, которые отслужат установленный срок в римской армии.

Результаты реформ

Первый и наиболее очевидный результат состоял в увеличении военной мощи армии. При угрозе войны больше не требовалось в спешке набирать войско из мирных жителей, учить их сражаться, подчиняться командам и военной дисциплине. Сам этот факт был залогом роста и успехов римской военной машины, вылившийся в продолжительную гегемонию Рима на полях сражений.

Другой выигрыш реформ заключался в основании ветеранских колоний на завоёванных территориях. Это помогало интегрировать эти регионы в единое государство и способствовало романизации местного населения, предотвращая мятежи против метрополии.

Среди отрицательных сторон реформ можно выделить то, что легионы теперь служили не столько «сенату и римскому народу», сколько полководцу, руководившему армией. Стало обыденным явлением то, что после покорения врага полководцы не слагали с себя полномочия, а, наоборот, использовали войско, верное только им, для накопления силы в своих руках. Это привело к нескольким гражданским войнам в течение следующего столетия, окончательному разрушению Республики и трансформации её в Империю.

Завершение Югуртинской войны

Оказалось, что закончить войну не так просто, как он обещал. Он прибыл к войскам в 107 до н. э. довольно поздно и в этом же и в следующем году оттеснил Югурту на юг и на запад в Мавретанию. Квестором Мария в 107 до н. э. был Луций Корнелий Сулла, выходец их патрицианскй семьи, для которой в то время наступили тяжёлые времена. Возможно Марий был недоволен назначением в помощники распущенного юнца, но Сулла на деле доказал свою компетентность. К 105 до н. э. царь Мавретании, Бокх I, который был тестем Югурты и его невольным союзником, обеспокоился приближением римлян. После того, как он получил заверение в возможности примирения с римлянами, Бокх настоял на том, чтобы Сулла совершил опасную поездку в его столицу, где он и убедил Бокха предать Югурту, который, таким образом, попал в руки Суллы. Так закончилась эта продолжительная война. Так как Марий был командующим, а Сулла был его помощником, честь в захвате Югурты принадлежала Марию, но и Сулла естественно также был отмечен. Впоследствии Сулла заявлял, что честь в окончании войны должна принадлежать ему.

Кимвры и тевтоны

Племена кимвров и тевтонов, изначально заселявшие территорию п-ова Ютландия, около 120 до н. э. снялись с насиженных мест и двинулись на юг к Дунаю. Первая встреча римлян с этими племенами произошла в 113 до н. э. в Норике. Тогда римские войска под командованием Папирия Карбона потерпели сокрушительное поражение при Норее. В 109 до н.э. кимвры и тевтоны добрались до Галлии, где нанесли поражение войскам Марка Юния Силана. Это вызвало волнение среди недавно покорённых племён южной Галлии. В 107 до н. э. консул Луций Кассий Лонгин, направленный против кимвров, был убит в битве с кланом тигуринов близ Бурдигалы. Младший офицер Гай Попилий Ленат (сын консула 132 до н. э.) спас всё что осталось от армии, отдав половину обоза и подвергнув римлян унижению, пройдя под ярмом.

В 105 до н. э. направленный в Галлию проконсул Квинт Сервилий Цепион покорил Толозу и получил богатую добычу из храмовых сокровищниц. Большая часть из них загадочно исчезла во время транспортировки в Массилию. Главнокомандующим римскими войсками в южной Галлии в то время был консул Гней Маллий Максим. Максим, как и Марий, был представителем так называемых «новых людей» в сенате, что вызывало презрение у потомственного аристократа Цепиона. В результате, Цепион отказался подчиняться, и римское войско в период опасности оказалось разобщённым.

Маллий встретил германские племена на правом берегу Роны. В то же время на левом берегу стояло войско Цепиона, но последний отказывался оказывать помощь Максиму. В конечном итоге, сенат обязал Цепиона перейти реку и соединить силы с Максимом, но, даже после этого, Цепион лишь пересёк реку, разбив лагерь на порядочном расстоянии от лагеря Максима. В итоге, 6 октября 105 до н. э. в битве при Араузионе германцы сначала обратили в бегство Цепиона, а затем захватили лагерь Максима. Так как римляне были прижаты к реке массовое бегство оказалось невозможным. Среди римлян потери составили около 70 тысяч легионеров и легковооружённых. В Италии ощущалась нехватка населения пригодного к военной службе. Дорога на Рим была открыта и лишь только решение германцев направиться в Испанию спасло Рим от осады.

Поражения в предыдущее десятилетие были достаточно тяжёлыми, но это поражение, вызванное высокомерием нобилитета и его отказом сотрудничать с «новыми людьми», было последней каплей. Недовольство родовой аристократией в народе достигло предела.

Консулат

В 105 до н. э. Марий, находясь в Африке, снова избирается консулом. Избрание заочно (лат. in absentia) бывало достаточно редко, но не препятствовалось законом. С другой стороны, после 152 до н. э. был принят закон, устанавливающий десятилетний промежуток времени между консулатами, и есть свидетельства, что в 135 до н. э. был принят закон, запрещающий второе консульство вовсе. Несмотря на это, когда новости об опасности вторжения кимвров в Италию достигли Рима, Марий вторично был избран в консулы. Запрещающий закон был отменён, и Марий оставался консулом на протяжении пяти лет подряд (104—100 гг. до н. э.). Он вернулся в Рим 1 января 104 до н. э. и отпраздновал триумф над Югуртой, которого вели впереди процессии и. После триумфа Югурту поместили в подземную камеру Мамертинской тюрьмы, где уморили голодом.

Пока кимвры двигались в Испанию, а тевтоны кружили по Галлии, Марий получил время на подготовку своей армии. Одним из его легатов был его старый квестор, Сулла, что говорит о том, что в то время меж ними не было разногласий. В 104 до н. э. Марий становится консулом на 103 год, хотя имеет возможность действовать в ранге проконсула. Это говорит от том, что консульское звание давало неоспоримое право командовать войском и позволяло избежать различных проблем с консулами, если бы он был всего лишь проконсулом. По видимому, Марий мог не только влиять на избрание второго консула, но и напрямую определять, кто будет избран его коллегой (его выбор определялся, в основном, податливостью претендента). В 103 до н. э., когда германцы ещё были в Испании, коллега Мария (Луций Аврелий Орест, сын Гая Гракха, управлявшего Сардинией в 126—124 гг. до н. э.) умер, так что Марию пришлось вернуться в Рим, дабы присматривать за выборами и своим переизбранием на следующий срок.

Победа над кимврами и тевтонами

В 102 до н. э. кимвры вернулись из Испании в Галлию и, совместно с тевтонами намеревались вторгнуться в Италию. Тевтоны в то время находились на юге и пытались пройти в Италию по средиземноморскому побережью; кимвры решили пересечь Альпы и вторгнуться в Италию с северо-востока через перевал Бреннер; тигурины (союзное кельтское племя) пересекли Альпы с северо-запада. Это решение оказалось роковой ошибкой. Разделив свои силы, германцы надеялись сделать свои полчища более легко управляемыми, но римляне, пользуясь своими дорогами и выучкой солдат, смогли предотвратить соединение сил варваров и встретили их по отдельности.

Сначала Марий решил проблему с тевтонами, направлявшимися на Рим через провинцию Нарбонская Галлия. Он отказался дать бой в месте, предлагаемом тевтонами, и отвёл войско к Аквам Секстиевым (поселению, основанному Гаем Секстием Калевином в 124 до н. э. в 26 км. Массалии), закрывавшим дорогу на Рим. Командовавший авангардом германских воинов, Амбронс, необдуманно бросил свои силы на римские позиции, не дожидаясь основных сил, и потерял около 30000 человек убитыми. Марий укрыл в засаде 3000 легионеров, и, когда подошли основные силы тевтонов и завязалось сражение, бросил их в тыл неприятелю. В результате этого поражения, потеряв около 100000 человек, племя тевтонов было уничтожено.

Коллеге Мария, Квинту Лутацию Катулу, в 102 до н. э. удача не сопутствовала. Он не смог удержать перевал Бреннер и позволил кимврам спуститься в Цизальпийскую Галлию, а затем, сдав переправы через Пад, впустил их в Транспаданскую Галлию . В то время Марий был уже в Риме и, после избрания консулом на 101 до н. э. и празднования триумфа над тевтонами, он направился на север и объединился с Катулом. Наконец, летом 101 до н. э. в битве при Верцеллах (Верчеллах) римская дисциплина вновь одержала победу огромной силой варваров. Более 65000 варваров было убито, а остальные проданы в рабство. Тигурины оставили попытки вторгнуться в Италию и вернулись домой. Катул и Марий совместно отпраздновали триумф, но народная молва присвоила лавры победителя одному Марию. Это привело к отчуждению полководцев друг от друга и, позже, к непримиримой вражде.


Шестой консулат

В качестве награды за заслуги Марий был избран в консулы на 100 до н. э.. В этот год он в союзе с народным трибуном Апулеем Сатурнином добился принятия народным собранием закона о наделении своих ветеранов землёй на территории, отвоёванной у кимвров в Галлии. Затем, при поддержке вооружённых солдат Мария, Сатурнин проводит закон об удешевлённой раздаче хлеба. Сатурнин смог получить для себя трибунат на следующий 99 до н. э., но его сторонник, Гай Сервилий Главция, на выборах в консулы встретил соперника в лице демагога Гая Меммия, который был убит во время голосования на Марсовом поле сторонниками Сатурнина. В ответ сенат призвал консулов (Мария и Флакка) к решительным действиям для спасения государства. Приверженцы Сатурнина были разбиты сторонниками сената, а сам он спасся, запершись на Капитолии. После того как от Капитолия отвели воду он был вынужден сдаться. Пока в сенате решалась его судьба, наиболее рьяные из оптиматов забрались на крышу здания, где содержался Сатурнин, разобрали кровлю и забросали его насмерть черепицей. Вполне могло быть, что среди оптиматов был и пока что верный союзник Мария — Сулла.

Союзническая война 91-88 гг. до н. э

После отъезда Мария из города Рим ждало несколько лет относительного спокойствия. Но, в 95 до н. э., в Риме был проведён закон, изгоняющий из города всех жителей, которые не имели римского гражданства, а в 91 до н. э. был убит народный трибун Марк Ливий Друз, предложивший раздел общественной земли (лат. ager publicus), расширение сената и распространение римского права на всех свободных жителей Италии. Это возмутило провинциалов и италийские города начали войну против Рима, которая получила название Союзнической. В этой войне Марий наравне с Суллой сражался против восставших городов.

Сулла и первая гражданская война

После окончания Союзнической войны Рим столкнулся лицом к лицу с новым могучим внешним противником. В 89 до н. э. царь Понта Митридат VI Евпатор изгнал римлян из Малой Азии и вторгся в римскую провинцию Ахея. Перед сенатом стоял выбор, кого поставить во главе армии, отправлявшейся на помощь греческим союзникам: Суллу или Мария. Выбор сената пал на Суллу, но народное собрание под влиянием трибуна Сульпиция Руфа назначило на пост командующего Мария.

Сулла отказался признать решение народного собрания законным, оставил Рим и отправился к войску, стоявшему в Ноле, которое сенат поручил ему вести против Митридата. Сулла убедил солдат не подчиняться решению народного собрания и признать его своим полководцем. Речи Суллы были успешными и легионы не подчинились представителям народного собрания. Тогда Сулла, в подчинении которого оказалось шесть легионов, направил свои войска на Рим. Это было невероятное событие, совершенно непредвиденное Марием. Никогда прежде римское войско не вступало в вечный город. Это было запрещено законом и старинными традициями.

Сулла пренебрёг законом и овладел Римом силой. Марий пытался организовать оборону города, используя гладиаторов, но это оказалось бесполезным против силы сулланских легионов. Марий оказался побеждённым и бежал из Рима. Суллой и его сторонниками в сенате были составлены т. н. проскрипционные списки, или проскрипции, приговорённых к смерти, начинавшиеся с имён Мария и Сульпиция. Часть сторонников Мария были схвачены и убиты, но сам Марий чудом сумел спастись, найдя убежище в Африке.

Полномочия Суллы на ведение войны против Митридата были подтверждены и он со своими легионами отбыл на восток. Множество римлян осудили действия Суллы. На 87 до н. э. в консулы были избраны Гней Октавий, сторонник Суллы, и Луций Корнелий Цинна, сторонник Мария.

Седьмой консулат и смерть

Пока Сулла вёл войну в Греции, в Риме начались столкновения между оптиматами, возглавляемыми Октавием, и популярами, ведомыми Цинной. Цинна был лишён звания консула. Вожди популяров были изгнаны из города, собрали своих сторонников по всей Италии и с этим войском осадили Рим. Пользуясь случаем, Марий вернулся из африканского изгнания, по дороге собирая войско из своих сторонников, а также беглых рабов, которым обещал свободу. Благодаря склокам среди защищавших Рим полководцев, войско их быстро уменьшилось за счёт дезертиров. В результате, город был сдан, а Цинна и Марий назначены консулами.

После вступления в Рим городские ворота были закрыты и начался пятидневный террор, инициированный Марием. Без суда было убито множество магистратов и рядовых граждан, которых можно было причислить к оптиматам. Через семь дней после вступления в город Марий умер. После этого, по приказу Сертория, все главные сторонники Мария (около 4000 человек, в основном беглых рабов) были собраны якобы для раздачи наград и умерщвлены все до единого, дабы прекратить беспорядки в городе.

Хронология

  • 116 до н. э. — Претор
  • 87 до н. э.
    • Вошёл в союз с Сульпицием, требуя себе командование в войне против Митридата.
    • Вернулся из изгнания с новой армией и с помощью Цинны овладел Римом
    • Марий с сыном бежали в Африку
    • Сулла взял Рим, оспаривая командование войском
  • 114 до н. э. — Назначен правителем Лузитании
  • 122 до н. э. — Квестор в Трансальпийской Галлии
  • 107 до н. э. — Первый консулат
  • 91 до н. э.-88 до н. э. — Возглавлял римскую армию в Союзнической войне.
  • 157 до н. э. — Родился в Арпинуме
  • 101 до н. э. — Успешно воевал против вторгшихся германских племен.
  • 120 до н. э. — Народный трибун
  • 104 до н. э.-100 до н. э. — Пять лет подряд избирался консулом
  • 110 до н. э. — Женитьба на Юлии, тётке Юлия Цезаря
  • 109 до н. э. — Возвратился на военную службу легатом Квинта Цецилия Метелла Нумидийского
  • 86 до н. э.
    • Седьмой консулат
    • Умер в Риме 13 января
  • 107 до н. э. — Отменил земельный ценз на военную службу.
  • 134 до н. э. — Военный трибун

Гай Мариус | Римский генерал

Гай Марий (родился ок. 157 г. до н. Э., Кериаты, близ Арпина [Арпино], Лацио [ныне в Италии] — умер 13 января 86 г. до н. Э. , Рим), римский полководец и политик, консул семь раз (107, 104–100, гг. 86 г. до н.э. ), который был первым римлянином, продемонстрировавшим политическую поддержку, которую успешный генерал мог получить благодаря голосам своих старых ветеранов армии.

Ранняя карьера

Гай Марий был сильным и храбрым солдатом и искусным полководцем, пользовавшимся успехом в своих войсках, но он не проявлял особого чутья в политике и не был хорошим оратором. Как наездник , ему не хватало греческого образования, обычного для высших слоев общества. Он был суеверным и чрезвычайно амбициозным, и, поскольку ему не удалось заставить аристократию принять его, несмотря на большой военный успех, он страдал комплексом неполноценности, который может помочь объяснить его ревность и мстительную жестокость. Как молодой офицер-кадет вместе сЮгурта (позже король Нумидии), на посохе Сципиона Эмилиана во время Войны в Нумантине в Испании (134 г. до н. Э.)), он, как и Югурта, произвел на своего командира прекрасное впечатление. Семья Мариуса пользовалась покровительством более чем одной знатной семьи, в частности выдающегося и чрезмерно тщеславного Цецилия Метелли, находившегося в то время на пике своей политической власти. Они поддержали его кандидатуру трибуна (защитника) плебса (простых людей) в 119 году. В качестве трибуна Мариус предложил законопроект, влияющий на процедуру выборов и законодательных собраний, сужая мосты — проход, по которому каждый избиратель проходил, чтобы заполнить и внести залог. его бюллетень для голосования — в результате чего на проходе больше не было места для наблюдателей, обычно аристократов, которые злоупотребляли своим положением, чтобы повлиять на голосование отдельного человека. Когда два консула попытались убедить Сенат заблокировать законопроект, Мариус пригрозил им тюремным заключением, и законопроект был принят.

Мариус не показал себя беспринципным кандидатом на благосклонность народа, поскольку он наложил вето на популярную законопроект о зерне, и последующие годы мало что обещали ему в выдающейся карьере. Ему не удалось обеспечить эдилетизм (контроль над рынками и полицией), и он был только что избран претором (судебным магистратом) на 115 год после того, как дал крупную взятку, за что ему посчастливилось избежать осуждения в суде. В следующем году он правил Дальней Испанией, успешно провел кампанию против бандитов и заложил основу для большого личного богатства за счет инвестиций в горнодобывающую промышленность. После этого он заключил удачный брак в патрицианской семье, которая после долгой безвестности оказалась на грани сильного политического возрождения. Его женой была Юлия, тетя Юлия Цезаря.

Выборы в консульство

Командование войной против Югурты (который теперь был нумидийским царем) было отдано Квинт Метелл и Марий были приглашены в штат Метелла. После победы над Югуртой в генеральном сражении Метелл был менее успешен в более поздних партизанских действиях , и этот провал был преувеличен Марием в своих публичных заявлениях, когда в конце 108 г. он вернулся в Рим, чтобы искать консульство (главный магистрат). Мариус был избран всадником и всенародным голосованием и, к горькому огорчению Метелла , народным законопроектом назначен сразу же преемником Метелла в африканском командовании.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Набирая новые войска, Марий из-за нехватки рабочей силы нарушил обычаи, наняв добровольцев не из имущих классов, которые раньше несли службу. В Африке он держал Югурту в бегах, и в 105 году Югурта был схвачен и предан своим союзником, королем Мавретании Бокхом — не самому Мариусу, аСулла , которого считали молодым аристократом с дурной репутацией, присоединился к команде Мариуса в качестве квестора в 107 году. Сулла выгравировал происшествие на своей печати, чем вызвал ревность Мариуса.

Победа, однако, была за Мариусом, и он снова был избран консулом на 104 — в начале этого года он отпраздновал триумф, а Югурта был казнен — ​​для того, чтобы взять на себя командование против тревожного вторжения кимвров и тевтонов, которые имели разгромил ряд римских армий на севере, последнее при позорных обстоятельствах в 105 г. Для этой войны Марий использовал свежие войска, собранныеРутилий Руфус, консул в 105 г., превосходно обученный тактике коммандос у гладиаторских инструкторов. С ними Марий победил тевтонов в Aquae Sextiae (современный Экс-ан-Прованс, фр.) В 102 г. и в 101 г. пришел на поддержку консула 102 г.Квинт Лутаций Катул , потерпевший серьезную неудачу; вместе они победили кимвров у Верселлы, недалеко от современного Ровиго в долине реки По, и опасность миновала. Это было вершиной успеха Мариуса. Он был консулом каждый год, начиная с 104-го, и снова был избран в 100-м году. Вместе с Катулом он праздновал совместный триумф, но между ними уже возникли неприятные чувства. Мариус взял на себя всю заслугу в победе; Катул и Сулла в своих мемуарах рассказали об этом событии по-разному.

Мариус всегда пользовался поддержкой наездников не только потому, что его корни принадлежали к этому классу, но и потому, что войны вредили торговле, а Мариус положил конец серьезным войнам. Римскому населению он нравился, потому что он не был аристократом. Он пользовался дальнейшей поддержкой своих ветеранов, поскольку в их интересах было тесно сотрудничать со своим генералом. Возможно, Мариус не осознавал мощь их силы, которую Сулла, Цезарь и Октавиан использовали с подавляющим эффектом позже.

Гай Марий и его военная реформа. | Толстяк на связи

13 января 86 года до н.э. пробыв всего несколько недель в седьмой раз на консульской должности в муках скончался римский полководец, семикратный консул Гай Марий. Марий объявил себя консулом следующего года 86 до н. э., сделав это без участия народного собрания, но вскоре силы оставили его — сказалось, по-видимому, напряжение последних месяцев. В поисках средств от бессонницы и ночных кошмаров он предался пьянству, у него начался плеврит, и, пролежав семь дней, Марий умер уже в январские иды. В предсмертном бреду «ему чудилось, будто он послан военачальником на войну с Митридатом, и потому он проделывал всякие телодвижения и часто издавал громкие крики и вопли, как это бывает во время битвы». Некоторые источники утверждают, будто Марий покончил с собой. Когда принципиальный политический противник Мария Луций Корнелий Сулла занял Рим в 82 году до н. э., он велел разорить могилу Мария и выбросить останки полководца в реку Аниен.

Гай Марий в истории остался с неоднозначной репутацией: хотя и вышедшей из среды муниципальной аристократии, для рима он все равно был выскочкой (новым человеком — homo novus), талантливый полководец, неоднозначный политик, предававший своих сторонников, тем не менее являлся человеком железной воли, и его неистовый образ стал почти нарицательным. Недаром Сулла по отношению к внучатому племяннику Мария Юлию Цезарю произнес следующую фразу: “Вы ничего не понимаете, если не видите, что в этом мальчишке — много Мариев”.
Конечно же значительной заслугой Гая Мария является военная реформа приписываемая ему. В 107 г. до н. э. Марий совершил беспрецедентный поступок, приняв на службу людей из совершенно неимущих классов. Эти люди являлись пролетариями или “считаемыми по головам”, их вносили в ценз по счету, потому что они не обладали никакой собственностью (а возможно и не вносили вообще). В прошлом пролетарии призывались на военную службу только во времена крайних кризисов, как, например, в самые мрачные годы Второй Пунической войны (хотя, возможно, что они довольно часто служили гребцами во флоте). Традиционно историки рассматривали действия Мария в 107 г. до н. э. как кардинальные реформы, полагая, что именно с этого момента римская армия смогла удачно перейти от народного ополчения к профессиональному войску, набираемому в основном из бедноты. Многие ученые сейчас преуменьшают значение реформы Мария в переходе от милиционной армии к профессиональной, предпочитая рассматривать этот процесс как постепенный. Несомненно, со времени Второй Пунической войны периодически снижали уровень ценза, в зависимости от которого граждан принимали в армию. Нелегко установить, какое количество граждан не могло поступить на службу из-за бедности, несмотря на снижение уровня имущественного ценза (их могло быть и не так много как мы иногда полагаем). Обязанность всех граждан, обладавших достаточной собственностью, проходить военную службу, когда того требовало государство, никогда официально не отменялась. Армии набирались и после Мария, но неясно, насколько этот процесс теперь походил на традиционный набор. Маловероятно, чтобы теперь обращали внимание на имущественный ценз. В I веке до н. э., и на протяжении всей остальной истории Рима вплоть до его заката принудительный набор в армию всегда был очень непопулярным. Возможно, Марий был не первым, кто начал набирать добровольцев из числа пролетариев, но он первым начал это делать открыто.

Войско, которым Марий командовал в Нумидии, представляло собой смесь его новых рекрутов, набранных в основном из пролетариев, с частью прежней армии, набранной по традиционной системе. Надо сказать, что и деление легиона на когорты практиковалось уже во времена Второй Пунической войны в Испании. В нумидийской армии Квинта Цецилия Метелла были как манипулы, так и когорты. Вероятно, в рамках перехода к когортам осуществлялась и унификация вооружения, которое уже со времён братьев Гракхов покупалось государством, а не легионерами. Уровень обучения солдат зависел исключительно от полководца. Марий в этих вопросах ориентировался на Сципиона Эмилиана; единые стандарты же были выработаны впервые только при Августе. Нагружать солдат поклажей было достаточно распространённым делом в античном мире: так поступал и Метелл Нумидийский. Орлы у легионов были до Мария, который просто упразднил другие знаки подразделений — кабанов, лошадей, волков. Важным новшеством стало то, что, набирая в армию неимущих, Марий обещал им землю по истечении срока их службы. В дальнейшем такие обещания стали устоявшейся практикой и приобрели значение для политической истории Республики. Вполне возможно, что все эти мероприятия проводились Марием постепенно, и если изменение системы набора в армию могло быть единичным актом, то смена тактики с манипулярной на когортную, облегчение обоза, возникновение саперных подразделений могли происходить постепенно. Так или иначе армия становилось совершенно профессиональной, но не наемной, как считает часть исследователей. Римский солдат, становясь профессионалом, не переставал быть римским гражданином и со временем он станет большим гражданином, чем мирные граждане.

Римские легионеры конца 2 в. до н.э. Алтарь Домиция Агенобарба

Римские легионеры конца 2 в. до н.э. Алтарь Домиция Агенобарба

Тем не менее после военной реформы Гая Мария доступ к легионной службе получили пролетарии Рима, а с окончанием Союзнической войны и всей Италии. Новая система набора превратила милиционное войско в армию профессиональных солдат, которые были готовы посвятить военной службе лучшие годы своей жизни, надеясь обеспечить достаток себе и свои детям. Появился новый тип римского солдата, для которого военный лагерь был единственной родиной, война единственной наукой, а удачливый и щедрый полководец — главным источником надежд. Для такого солдата привязанность к сослуживцам и боевым товарищам значила больше, чем гражданские или даже семейные связи. Он служил не столько государству, сколько полководцу, от которого получал жалование. Солдаты и ветераны были готовы не только поддержать любимого вождя как избиратели в народном собрании, но и выступить в его поддержку с оружием в руках. И очень многие римские военноначальники начиная с Мария, сознательно стремились добиться популярности среди солдат и обеспечить личную преданность. В этих условиях становилась чрезвычайно важной роль военного вождя. Опытный и авторитетный вождь мог использовать армию в качестве послушного орудия, которое легко было применить не только для защиты государства и его интересов, но и для установления своего собственного господства над ним. Развернувшиеся в недалеком будущем события показали полную возможность реализации подобных устремлений. Более успешно последствиями реформы Мария воспользовался его бывший подчиненный и злейший противник Сулла, а затем по их примеру уже полководцы эпохи граждански войн: Серторий, Помпей, Красс, Цезарь, Антоний и Октавиан. Последний проведя военную реформу, подвел окончательный итог развития римской армии в предыдущее столетие. Марий же не мог предвидеть всех отдаленных последствий реформы. Приступая к ней, он стремился в первую очередь повысить боеспособность изрядно заржавевшей военной машиной.

Мы еще вернемся и к биографии Гая Мария и к его военной реформе.

Владислав Семенов

Спасибо, что досмотрели видео до конца!

Читайте и смотрите наши материалы об античной истории: Римский горожанин в деревне/Революция рабов в античном мире/Как в античности относились к наемному труду/Между доходом и престижем. (римское среднее рабовладельческое хозяйство во II в. До н. э. – II в. н.э.)/О бедном Катоне замолвите слово. Марк Порций Катон против Публия Корнелия Сципиона./Римские награды dona militaria и их виды./Римская гвардия — часть первая. История создания и численность преторианцев./ Рабские войны в Риме – рабы и рабство накануне событий/ Римские награды: награды подразделений римской армии/ Марк Порций Катон Старший – политик и идеолог. / Катон Старший, Полибий и греческая культура/ Философские проблемы рабства/ Римская гвардия — часть вторая. Функции преторианцев (телохранители, охрана порядка, администрация, война)./ Римская гвардия: часть третья. Преторианцы в политике и их верность./ Незаконно выпоротые или жалоба императору Коммоду/ «Кто серьезен в смешных делах, тот будет смешон в серьезных» — юмор в речах Марка Катона Старшего/ Римская гвардия: часть четвертая. Эвокаты Августа. /Древнеримская кулинария от Катона Старшего./ Римская кулинария: Запеканка, каши и капуста от Катона Старшего, а так же окорок по путеолански/ Рабские войны в Риме — вторая серия. Первое Сицилийское восстание/Римская гвардия: часть пятая. Префекты претория, основные черты./ Рабские войны в Риме — третья серия. Второе Сицилийское восстание рабов./ Марк Аврелий и миф о «золотом веке» эпохи Антонинов/Занимались ли римляне экономическим планированием, часть первая: индивидуальное хозяйство./ Деньги не пахнут. Государственный бюджет и экономическая политика в Древнем Риме./ Как усидеть на трех стульях: экономическая политика императора Августа/ Как римские императоры своими имениями управляли и что из этого вышло./ Творческая личность и власть при Нероне./ Как Плиний Младший управлял своими имениями/ Жизнь и судьба Германика, отца Калигулы. / Колоны и их труд в Италии в I- II веках нашей эры./ Труд колонов в западных провинциях Римской империи в I-III веках/ Насколько же описанное Марком Порциям Катоном Старшим в трактате «Земледелие» соответствовало реальному положению дел/Взять почитать на войну и службу в римской армии./ Какими источниками пользовался Катон Старший при создании трактата «Земледелие»/Когда и для кого Катон Старший написал трактат «Земледелие»?/ Когда возникло римское рабовладельческое хозяйство, описанное у Катона Старшего./ Рабовладельческая вилла в Италии II — I до н.э.: размер и локализация/Рабские войны в Риме — четвертая серия. Итоги Сицилийских восстаний/ Автаркия или товарное хозяйство? Какой была экономическая направленность имений описанных Катоном Старшим?/ Рафаэлло Джованьоли и его роман «Спартак»/ Змея, Спартак и Септимий Север. / Зачем были нужны в рабовладельческом имении свободные работники?/ Альтернатива рабству в раннем Риме: зависимые земледельцы и происхождение термина «coloni»/ Долговое рабство в Риме и колоны-арендаторы./ Каково было положение колонов в период Поздней Республики в Риме./Почему из всех лидеров рабских восстаний Спартак был наиболее популярен?/ Последнее сражение Марка Антония: битва у мыса Акций./Последняя битва Секста Помпея: битва при Навлохе/Стал ли 476 год рубежным для современников? И когда он таким стал?/Новый основатель Рима — император Аврелиан./Новый взгляд на Нерона: миф и история/Помпей Великий жизнь и смерть римского полководца и политика/Диктатор Сулла, Сицилийский раб, Поэт, Юрист и вши/Сын Тиберия, брат Германика: наследник так и не ставший римским императором/Рабские войны в Риме: Восстание Спартака. Первая серия./Плохие императоры Рима/Заговор Сеяна: мифы и реальность./А был ли «Заговор Катилины»/Рабские войны в Риме: Восстание Спартака. Вторая серия: источники и историография/Несколько штрихов к портрету императора Тиберия/Как болгарский профессор обвинил Септимия Севера в коррупции/Рабские войны в Риме: Восстание Спартака. Третья серия: Римское государство накануне событий./Трибунат Публия Клодия Пульхра и его смерть./Последняя битва Римско-персидских войн/Агриппина: сестра Калигулы, жена Клавдия, мать Нерона/Гальба: путь к престолу и недолгое правление/Рабские войны в Риме: Восстание Спартака. Четвертая серия: Биография Спартака

Если вы хотите продолжения, новых статей и видео про историю, культуру, искусство, гуманитарную науку и образование, то для развития канала ставьте лайки, подписывайтесь на канал, смотрите наше видео на ютуб-канале, смотрите больше материалов в группе В Контакте комментируйте, конструктивная критика принимается.

Миф Древнего Рима: военные реформы Мария

Военные реформы Мария — своего рода аксиома, которую, как правило, легко принимают на веру люди, начавшие интересоваться историей Древнего Рима. Однако при более внимательном рассмотрении оказывается, что качественные изменения и реорганизацию в римской армии того времени совершенно напрасно приписываются одному человеку.

Всем известные реформы Мария, которых не было

В ходе дискуссий на военно-исторических форумах автору неоднократно приходилось сталкиваться с апелляцией участников к «реформе Мария». Этот же концепт присутствует в популярной и даже специальной литературе, причём авторы далеко не всегда берут на себя труд объяснить его содержание. Как среди историков-любителей, так и среди профессионалов преобладает отношение к «реформе Мария» как общеизвестному факту, не требующему специальных доказательств. На самом деле военная реформа, связываемая с именем Мария, является искусственным концептом, объединяющим явления и процессы, развивавшиеся на протяжении длительного времени и зачастую вне всякой связи с именем этого военачальника и политического деятеля.

Предполагаемое изображение Гая Мария из коллекции Античного собрания, Мюнхен

Широкая околоисторическая общественность связывает «реформы Мария» с начальной стадией профессионализации римской армии. Персональная заслуга в этом процессе обычно приписывается самому Марию, который выступает в качестве создателя армии нового типа. Среди осуществлённых им военных нововведений обычно перечисляют следующие:

  1. переход к комплектованию армии из малообеспеченных слоёв пролетариата;
  2. организация постоянных легионов, размещавшихся на территории завоёванных провинций;
  3. изменения в организационной структуре легионов, упразднение прежнего деления на манипулы, введение когорт в качестве новых штатных единиц; исчезновение деления легионеров на гастатов, принципов и триариев;
  4. введение единообразного снабжения солдат. Проанализируем каждую из перечисленных реформ на предмет их соответствия деятельности Мария.

1. Комплектование

Из всех «реформ Мария» важнейшие последствия имеет переход к военному набору пролетариев. Информация о предпринятом Марием наборе бедноты базируется на прямых указаниях Саллюстия, (Sall. Jug., 86, 2), Геллия (Gell., XVI, 10, 14), Плутарха (Plut. Mar., 9), Валерия Максима (Val. Max. II, 3, 1), Флора (Flor., I, 36, 13). Саллюстий и Плутарх датируют это мероприятие первым консульством Мария в 107 г., Геллий хотя и принимает ту же дату, но упоминает о традиции, датировавшей это мероприятие 105 г. Чтобы выяснить, какие мероприятия осуществил Марий, по каким причинам и с какими последствиями, следует кратко остановиться на правилах набора в римскую армию.

Согласно конституции Сервия Туллия, римский народ делился на пять имущественных разрядов, каждый из которых выставлял определённое количество воинов. За пределами пяти разрядов (соответственно выражению источников «infra classem») находились неимущие граждане, не обладавшие достаточным состоянием, чтобы самостоятельно приобрести оружие. Ливий сообщает, что к числу пролетариев относились те, чьё имущество оценивалось менее чем в 11 000 ассов, т. е. минимальная планка для пятого имущественного разряда. Пролетариев призывали только при объявлении чрезвычайного положения: во время войны с Пирром в 281 г. до н.э., (Gell., XVI, 10, 1; Oros., IV, 1, 3; Aug., De civ. Dei, III, 17), после поражения у Тразименского озера и при Каннах (Liv., XXII, 11, 8; XXII, 59). При обычных обстоятельствах они служили во флоте (Liv., XXII, 11, 8; Polyb., VI, 19, 3). Такое положение сохранялось вплоть до II Пунической войны.

Полибий, описывая римскую армию около 160 г. до н.э., сообщает, что минимальным имущественным цензом для службы в армии является сумма в 4000 римских ассов (Polyb., VI, 19, 2). Эта сумма в 2,5 раза ниже той, которую указывает Ливий. Расхождение цифр исследователи считают результатом понижения имущественной планки для военнообязанных граждан V разряда. Э. Габба предложил датировать это мероприятие началом II Пунической войны. Он указал на данные Ливия о призыве пролетариев на военную службу в 217 и 214 гг. до н.э. и на неожиданное отсутствие этих данных для последующего времени. Ливий сообщает о призыве вольноотпущенников, об освобождении рабов, но ничего не говорит о римских пролетариях. Это умалчивание объясняется понижением имущественной планки для военного набора, что позволяло сенату рекрутировать верхушку пролетариата без объявления чрезвычайного положения. Скорее всего, пролетарии служили легковооружёнными велитами, впервые появившимися на кампанском театре военных действий в 212 г. (Val. Max. II, 3, 3).

Проведение ценза на рельефном фризе алтаря Домиция Агенобарба II–I вв. до н.э. В левой части изображения гражданин под присягой сообщает цензору сведения о членах своей семьи и принадлежащем ему имуществе. Лувр, Париж

Сумма в 4000 ассов также не является окончательной. Цицерон в середине I в. до н.э. утверждает, что граница между гражданами V имущественного класса и пролетариями проходит по сумме в 1500 ассов (Cic. De Rep., II, 40; Gell., XVI, 10, 10) 3). Хотя Цицерон приписывает подобное положение вещей эпохе Сервия Туллия, очевидно, что уменьшение указанной Полибием суммы ценза в 4000 римских ассов произошло только во второй половине II в. до н.э. Чрезвычайно заманчивым представляется связать это мероприятие с действиями Мария, но наиболее распространённой к настоящему моменту является другая гипотеза. Э. Габба предложил датировать это событие 123 г. и связать его с военным законодательством Гая Гракха. Привлечение пролетариев к военной службе дополнялось законами о вооружении рекрутов за государственный счёт и о минимальном призывном возрасте в 17 лет, что должно было защитить новый класс военнообязанных от злоупотреблений (Plut. Grach., 26, 5). В 109 г. некоторые из этих законов оказались отменены (Asc. In Corn. P.54, 25), однако нижняя планка призывного разряда так и осталась на уровне 1500 ассов.

Данное предположение кажется убедительным и заслуживает большего доверия, чем гипотеза, приписывающая авторство этого нововведения Марию. Все источники, находящиеся в нашем распоряжении, отмечают необычный характер предпринятого Марием набора. Прежде всего, оговоримся, что ни в 107 г., ни в два года спустя Марий не набирал новой армии. Он получал командование над действующей армией, набранной в первом случае Метеллом, во втором случае Рутилием Руфом. Марий набирал лишь пополнения, необходимые, чтобы восполнить потери. Их численность для армии из двух легионов вряд ли превышала 3000 человек. Сенат, по словам Саллюстия, охотно предоставил консулу возможность провести набор, втайне надеясь, что эта непопулярная мера ослабит его авторитет среди простонародья. Марий, раскусив этот замысел, не стал прибегать к обычному набору и навербовал себе добровольцев из числа социальных низов. Тем самым он сохранил поддержку народа и получил необходимые подкрепления (Sall. Jug., 86). Следует отметить, что Марий не создавал своими действиями исторического прецедента. Аналогичным образом ранее поступали и другие римские военачальники, находившиеся в сложных отношениях с Сенатом (App. Iber., 38).

2. Организация постоянных легионов, размещавшихся в завоёванных провинциях

Основной частью римской армии был легион. В VI–III вв. до н.э. легионы обычно создавались для одной кампании и включали воинов одного набора. По окончании летней кампании легион распускался, а весной набирался заново. В обычных условиях армия состояла из четырёх легионов, которыми командовали два консула. При необходимости вести длительные войны старые легионы не распускали, а из новобранцев весеннего призыва формировали дополнительные легионы. Так, во время II Пунической войны римская армия насчитывала 28 легионов. После 200 г. до н.э. она обычно состояла из 8 легионов, иногда меньше, иногда больше. С увеличением числа провинций количество легионов возрастало. От 2 до 4 легионов постоянно находилось в Испании, 2 в Цизальпинской Галлии, 2 в Македонии и Иллирии. В начале I в. до н.э. к числу провинций прибавились Африка, Киликия, Вифиния, а количество размещавшихся на их территории легионов достигло 14.

Единственное отличие этой практики от применявшейся в эпоху империи состояло в длительности военной службы солдат. Хотя любой римский гражданин был обязан служить в армии на протяжении 20 лет (Polyb. , VI, 19, 4), на деле срок военной службы обычно составлял максимум 4–6 лет, после чего солдат старого призыва демобилизовывали и заменяли новым пополнением. Дольше других служили добровольцы, избиравшие карьеру профессиональных военных. Известным примером является Спурий Лигустин, который к достижению 50-летнего возраста служил 22 года в должности солдата и центуриона (Liv., XLII, 34). C ростом милитаризма Римской республики количество ветеранов в армии возрастало. Если в начале II в. до н.э. военная служба охватывала примерно треть взрослого населения Республики, то к середине следующего столетия служила уже половина мужчин.

Римские воины II–I вв. до н.э. на рельефе алтаря Домиция Агенобарба. Они носят бронзовый шлем с султаном из конского волоса, облачены в кольчуги и держат большой продолговатый щит. Лувр, Париж

Таким образом, в римской армии в ходе II–I вв. до н.э. существовала отчётливая тенденция к профессионализации. Легионы постепенно превращались в постоянные боевые единицы, в их рядах служили воины, большей частью имевшие опыт военных походов. Этот процесс имел сложный системный характер и ни в коей мере не являлся результатом деятельности одного человека.

3. Изменения в организационной структуре легионов

Вопреки распространённому мнению, когорты в римской армии появились задолго до Мария. Слово «когорта» имеет древнее происхождение и, возможно, связано со способом набора войска, практиковавшимся у италиков. Когорта неоднократно упоминается в качестве элемента строя как италийских противников Рима (Liv., II, 14, 3; X, 40, 6), так и самих римлян (Liv., II, 11, 8; IV, 27, 10). Анализ этого термина показывает, что в источниках под ним подразумеваются отдельные отряды, выделенные из массы войска для решения особой задачи. Когорты в испанской армии Сципиона, как правило, включали 3 манипулы пехоты, 3 илы конницы и легковооружённых велитов (Polyb., XI, 21, 1; 33, 1). При этом когорта оставалась временным образованием, распускавшимся по выполнении возложенной на неё задачи. Особо следует отметить отсутствие у когорт того периода собственного командира и знамени.

Воины испанских вспомогательных когорт I в. до н.э. Рельефы с монумента А из Осуны

Основной боевой единицей римской армии являлась центурия. У каждой центурии был свой командир и своё знамя. По центуриям римская армия выстраивалась на поле боя, располагалась в лагере, получала снаряжение и продовольствие. Манипула являлась объединением двух центурий. Командовал манипулой старший центурион, у манипулы имелась особая роль в боевом построении. Подобный порядок, сложившийся ещё в эпоху классической Республики, сохранялся до конца античности. Идея об упразднении Марием манипулярного порядка и замены его построением по когортам не выдерживает критики. С одной стороны, как письменные тексты, так и эпиграфические источники свидетельствуют о сохранении деления на манипулы и центурии в течение I в. до н.э. – III в. н.э. Те же данные свидетельствуют о сохранении прежних наименований гастатов, принципов, триариев (Caes. BC., I, 41; 44; [Caes] Afr., 83). С другой стороны, никаких тактических изменений в это время также не происходило, т. к. на поле боя войска, как и раньше, продолжали выстраиваться по центуриям.

4. Введение единообразного снабжения солдат

Римский воин эпохи Республики должен был вооружаться на службу самостоятельно. Его снаряжение должно было соответствовать имущественному цензу. Богатые граждане служили в тяжёлой пехоте и вооружались полным доспехом, мечом и щитом, бедные носили неполный доспех или сражались в лёгкой пехоте. Во время ежегодных смотров должностные лица следили, чтобы рекрут не экономил на военном снаряжении. В случае необходимости оружие воину предоставляло государство, стоимость снаряжения затем вычиталась из жалования (Pol., VI., 39, 15). Обязанности по выплате стоимости вооружения тяжёлым бременем ложились на плечи малоимущих рекрутов. В 123 г. Гай Гракх попытался провести закон, по которому снабжение воинов оружием осуществлялось за государственный счёт (Plut. Grach., 26, 5). Однако этот закон вскоре был отменён, поскольку система вычетов из жалования стоимости солдатского снаряжения являлась обычной практикой эпохи принципата (Tac. Ann., I, 17, 6).

Увеличение численности римской армии и постепенное ухудшение благосостояния рекрутов всё чаще заставляли государство брать на себя функцию предоставления солдатам готовых партий вооружения и доспехов. Около 102 г. до н.э. в Риме строится Арсенал (Cic., Pro Rab., 20). Происходит концентрация военного производства, а продукция оружейников значительно стандартизируется, что демонстрируется археологическими находками этого времени. Эти процессы совершенно преобразовали внешний вид солдат. Если в армиях Мария и Суллы мы ещё застаём римских велитов, набранных из числа самых бедных призывных классов, то пятьдесят лет спустя, в армии Цезаря, функции лёгкой пехоты и кавалерии полностью осуществляли войска союзников. Легионеры составляли единородную категорию тяжеловооружённой пехоты.

Карикатурное изображение римских воинов на помпейской фреске I в. н.э. со сценой суда Соломона. Национальный музей Рима

С расширением экспансии и увеличением численности армии в Римской республике возникают процессы, которые искусственно объединяются историками в «реформу Мария». Эти процессы включают расширение класса военнообязанных римских граждан за счёт понижения планки имущественного ценза и призыва на военную службу бедняков ок. 212 и ещё раз ок. 123 гг. до н.э. Непрекращающиеся военные действия на территории провинций приводят к увеличению срока службы граждан, легионы фактически превращаются в постоянные гарнизоны, размещавшиеся на границе в готовности отразить нападение противника. Процент профессиональных солдат в их рядах непрерывно возрастает. Государство фактически берёт в свои руки функцию снабжения рекрутов оружием и военным снаряжением. Марий хотя и играл значительную роль в развитии этих процессов, сам не проводил активных реформ, способных форсировать или ослабить их ход. Потому они едва ли должны быть напрямую связаны с его именем.


Литература:

  1. Махлаюк, А. Римские войны / А. Махлаюк — М.: Центрполиграф, 2003 — C. 247; 263–271.
  2. Gabba, E. Republican Rome, the army, and the allies / E. Gabba — Los Angeles: California Press, 1976 — P. 5.
  3. Gabba, E. Republican Rome, the army, and the allies / E. Gabba — Los Angeles: California Press, 1976 — P. 7.
  4. Brunt, P. A. Italian manpower, 225 B.C.-A.D. 14 / P. A. Brunt — Oxford: University Press, P. 426–435. Smith, R. E. Service in post Marian Army / R. E. Smith — Manchester: University Press, I958 — P. 11–26.
  5. Токмаков, В. Н. Военная организация Рима Ранней Республики (VI — IV вв. до н.э.) / В. Н. Токмаков — М.: РАН, 1998 — с. 216–217

Гай Марий — Римская республика

В этой достаточно сложной внутренней и внешней ситуации приверженцы политической линии Гракхов обретают вождя. Им стал Гай Марий. Сын римского всадника из Арпина (в Ланий), необразованный, хотя уже в юности проявивший военный талант, он был обречен на вторые роли в обществе, где его презрительно называли «выскочкой». Его политической карьере способствовали влиятельные Цецилии Метеллы. В 119 г. Марий — трибун, в 115 г. — претор, затем — проконсул Испании, легат Метелла в Нумидии (109 г. ). Но консульство Марию было закрыто, как и объявил ему без обиняков его начальник и покровитель Метелл. Однако Марий отправился в Рим, куда его настойчиво призывали приверженцы Гракхов, не устававшие на народных сходках обличать продажность патрициев и прославлять ясный ум и упорство простолюдина Мария, обязанного возвышением себе самому. По словам древнего историка, римские низы были в таком возбуждении, что «все ремесленники и сельские жители, чье имущество создавалось трудом их рук, бросив свои занятия, толпами сопровождали Мария, ставя его избрание выше собственного благосостояния». Так, вопреки Метеллу, впер-Bb|t’ за долгие годы консульская васть была доверена «новому человеку» (Ю7 г.). Бесконтрольному правлению знати пришел конец.
Первое консульство Мария было знаменовано изменением состава Римской армии и укреплением ее бовой мощи. До этого обязательную воинскую службу в легионах несли лишь те граждане, которые были способны вооружиться на собственный счет. По новому закону оружием стало снабжать государство, а обязательная военная служба заменялась добровольным набором, производимым самим полководцем, который должен был выплачивать воинам жалование и по окончании службы заботиться о наделении воинов участком земли. Это открывало путь в армию неимущим, пролетариям.
Согласно другой реформе, проведенной Марием несколько позднее, определялся шестнадцатилетний срок Воин Мария в походе воинской службы. На протяжении
последнего столетия римской республики он достиг двадцати пяти лет. Легион, доведенный до 6 200 воинов, отныне делился не только на манипулы, но и на когорты (когорта состояла из трех манипулов и была способна выполнять самостоятельные боевые задачи).
Реформы Мария привели к замене гражданского ополчения профессиональной армией. Между полководцем и новым войском складывались отношения, создававшие угрозу стабильности общества: отныне армия служила лично полководцу, и только от него воины получали во время службы жалование и награды, а после ее окончания — земельные наделы. Воины фактически переставали быть гражданами, тогда как роль армии, действующей в интересах ее командующего, могла стать решающей в судьбах гражданского коллектива.
Нумидия, где Гай Марий появился в том же 107 г. , была не лучшим местом для испытания реорганизованного войска. Югурта, верный своей тактике, ускользал от лобовых столкновений, сливался с поддерживающим его местным населением, нанося короткие и чувствительные удары там, где его не ожидали.
И все же легионы, в которых Марию удалось укрепить дисциплину, начали одерживать первые победы. Однако война была окончена лишь с помощью непревзойденного римского коварства: Югурта был захвачен, находясь на нейтральной территории, в гостях у своего тестя — царя мавров. Осуществил эту опасную операцию выходец из нобилитета, человек с железными неррами Луций Корнелий Сулла, легат Гая Мария, в будущем его заклятый враг.
После того как Югу рту в цепях показали римлянам во время триумфальной процессии, он был казнен в находившейся на форуме Мамертинской тюрьме 1 января 104 г. Таков был новогодний подарок Гая Мария римскому народу. Триумф над Югуртой бып также и триумфом популяров над нобилитетом, хотя и несколько омраченным причастностью Суллы к захвату Югурты.
Вторжение варваров. В разгаре событий, обеспечивших триумф Марию, из Трансальпийской Галлии, южная часть которой, как уже говорилось, стала в 113 г. римской провинцией, пришла весть о вторжении туда варварских орд кимвров и тевтонов, покинувших места первоначального обитания где-то на берегах Балтики из-за природной катастрофы. Варвары двигались со своими семьями на больших крытых повозках, использовавшихся в случае нападения врага как укрытия. Их пешие отряды имели тяжелое металлическое вооружение. Располагали они и конницей. Однако главной устрашающей силой была их отвага. К тому же наступление они сопровождали леденящим слух боевым кличем, напоминавшим рев диких зверей. Казалось, они не спасались от смерти, а искали ее, ибо павший в бою, по их поверьям, удостаивался наивысших благ и почестей в мире героев. Один вид варваров повергал римских легионеров в ужас, лишая их воли к сопротивлению, и они бежали, устилая поля трупами. В первом же сражении в 105 г. были разбиты две римские армии, которыми командовал нобиль, консул 106 г.
И тогда взоры римлян вновь обратились к победителю Югурты. Вопреки закону, запрещавшему два года подряд занимать государственную должность, Марий был избран, и притом заочно, консулом — сначала на 103, а затем и на 102 г.
В 102 г. в битве при Аквах Секстиевых, на слиянии Исара с Ро-Даном, Марий разгромил тевтонов, отделившихся от кимвров, которые двинулись в Испанию. Зимой 101г., когда Альпы стали труднопроходимыми, из Испании в Италию перешли и кимвры. Здесь °ни обосновались на побережье Адриатического моря, возле Вер-Целл, в мягчайшей по климату области венетов. Марий подвел туда свои легионы, и варвары предложили ему сразиться в любой из угодных ему дней. Марий избрал туманный и ветреный день и так расположил войско на широкой равнине, чтобы ветер дул кимврам в ЛиПо, а блеск римского оружия и доспехов слепил им глаза. В бит-е пало 60 000 кимвров и столько же было взято в плен. Пленными1 оказались одни мужчины — их жены, матери, дочери, поставив телеги в круг, долгое время бились с легионерами топорами и ци ками, а затем задушили или разорвали на части своих детей, сами же наносили друг другу смертельные удары.
Второе восстание рабов в Сицилии. Одновременно римлянам пришлось столкнуться с новым восстанием рабов. Начавшись в 104 г. близ Капуи, оно перекинулось в Сицилию и охватило остров. Восставшие провозгласили царем сирийца Сальвия, пользовавшегося славой опытного гадателя. Одновременно с отрядами Сальвия, провозгласившего себя Трифоном, в западной части острова действовала другая армия рабов с киликийцем Афинпоном во главе Обе армии объединились. Но вскоре Трифон погиб. Афинион стал единоличным правителем. Появляясь перед воинами в пурпурном одеянии и золотой короне, с серебряным жезлом в руке, он призывал их мстить за гибель Трифона и обрушивал ярость на тех рабов, которые медлили к нему присоединиться.
Дважды удалось Афиииону одержать победу над римскими легионами. Но в 101 г. римский консул вызвал царя рабов на поединок и победил его. Вскоре после этого пало последнее укрепленное убежище рабов. Рабам Сицилии под страхом смерти было запрещено носить оружие и пользоваться им даже для защиты стад от волков.
Беспорядки в Риме. В это время выделились как вожаки
плебса народные трибуны Луций Аппулей Сатурнин и Гай Сервилий Главция. В 100 г. Сатурнин пытался пронести через народное собрание закон, снижающий цену продаваемого городскому люду хлеба до минимума. Противники этого на самом деле опасного для государства закона разрушили мостики, по которым проходили голосующие, разбросали урны. Закон не прошел. Но было принято второе предложение Сатурнина — о наделении ветеранов Мария землей в Африке и о переделе земель, отвоеванных у кимвров. В принятии этого закона был заинтересован сам Марий. Согласно постановлению сенаторы обязаны были поклясться, что не будут его опротестовывать. Клятву принесли все, кроме бывшего патрона Мария Метелла Нумидийского, удалившегося в изгнание.
Политическая борьба обострялась. На народных собраниях сторонники Сатурнина и Главции добивались перевеса в голосовании с помощью дубин и устраняли своих противников, используя кинжалы. После одного из таких скандалов сенат объявил чрезвычайное положение. Сатурнин, Главция и их сторонники заперлись в храме на Капитолии. Расправиться с ними было поручено консулу который осадил захваченное своими сторонниками здание надсжде сохранить им жизнь. Но оптиматы взобрались на кров-пк) и перебили безоружных противников черепицами.
Политическая борьба в середине 90-х гг. В середине 90-х гг. после недолгого затишья нарушается политическое равновесие между двумя господствующими сословиями Рима — сенаторами и всадниками (то, что в Риме называли «согласием сословий»). Сенаторы и всадники были солидарны по многим вопросам внутренней политики (например, они в равной мере противостояли аграрным п демократическим реформам). Однако в провинциях, где они выступали как конкуренты в ограблении местного населения, их интересы сталкивались. Этим нередко пользовались демократически настроенные политические деятели, вбивавшие клин между всадниками и сенаторами.
В конце 90-х гг. всадники, обеспокоенные действиями группы сенаторов, стремившихся положить конец злоупотреблениям от-купшпков налогов в провинциях, стали использовать против своих противников могучее оружие, которое им в свое время передал Гай Гракх, — суд. В 94 г. в Азию, эту житницу публиканов, были направлены в качестве проконсула Квинт Муций Сцевола и в должности легата Публий Рутилий Руф. В отличие от большинства магистратов, лебезивших перед публиканами, они показали себя честными людьми и, пользуясь своей властью, защищали жизнь и собственность провинциалов, расправляясь с агентами публиканов. В результате Сцевола подвергся со стороны всадников грубым и оскорбительным нападкам, а Рутилий Руф был привлечен к всадническому суду по статье «взяточничество» и, приговоренный к непосильному штрафу, вынужден был отправиться в изгнание. Таким же образом были осуждены и многие другие честные сенаторы, не нашедшие общего языка со всадниками.
Ливии Друз. К 90-м гг. обстановка в Италии становится все оолее напряженной. Заметно обостряются отношения между всадниками и сенаторами, в борьбе с которыми всадники все более решительно используют суд. Уменьшается число граждан, обладающих земельной собственностью и жаждущих передела. Но особенно остро встает союзнический вопрос. Давно уже экономическое Развитие Италии, приводившее к смешению римлян и италиков, требовало их уравнения в политических правах. Между тем поло-ение союзников оставалось таким же неравноправным, каким оно !ло еще до пунических войн — уже не говоря о том, что у них отирались лучшие земли, они выплачивали военный налог, поставляли вспомогательные войска, получая при дележе добычи мизер ную долю, и полностью зависели от произвола римских властей, не имея никаких политических прав. К 90-м гг. глухое волнение гр(). зит перерасти во взрыв.
Именно в это время на политической арене появляется народ, ный трибун Ливии Друз, сын того Друза, который был противником Гракхов. Словно бы стремясь загладить семейную вину перед народом, он становится подлинным его защитником. Будучи человеком открытым, он и дом свой приказал построить таким образом, чтобы все происходящее внутри было видно с улицы и из соседних домов. Избранный в 92 г. народным трибуном, он предлагает целую программу преобразований, в центре которой стоял аграрный и ставший неотделимым от него союзнический вопрос.
Начал Друз с того, что, идя навстречу италикам, обещал провести законы о даровании им гражданских прав и о выведении для новых граждан в Италии и Сицилии множества колоний. Сенаторы предложили Ливию Друзу компромисс — удовлетворить его обещания в обмен на лишение всадников судебной власти. Новый судебный закон, предложенный на одобрение народному собранию, предусматривал увеличение численности сената вдвое, до шестисот человек, за счет включения в его состав всадников и передачу сенату нового состава судебной власти с правом расследования дел о коррупции. К этому законопроекту он присоединил предложение о раздаче хлеба неимущим гражданам и выведении колоний на государственные земли. «После меня, — говорил трибун, — останется неподеленным только неба свод, да топь болот». В результате законом были недовольны и всадники и сенаторы.
Предложение о даровании италикам прав римского гражданства Ливии Друз вносить не торопился, видимо, откладывая его на будущее. Но о том, что он не собирался отказываться от своих намерений, свидетельствуют его контакты с возникшими в Италии тайными обществами союзников, которые связывали с именем Друза мирное уравнивание в правах с римлянами. Это явствует из дошедшего до нас текста их присяги: «Клянусь Юпитером Капитолийским, римской Вестой и отцом моего государства Марсом. Клянусь животворящим солнцем и землею, кормящей животных и растения. Клянусь богами, основавшими Рим и героями, распро(-гранившими его могущество. Клянусь, что друзья и недруги Ливия Друза будут моими друзьями и недругами… Если я по закону Ливия ДрУ’ за приобрету римское гражданство, я буду считать Рим своим отечеством, а Друза — своим великим благодетелем».
В день народного собрания, на котором предстояло провесТЧ законопроект Друза, нахлынуло столько народу, что. по слова флора, казалось, что город осажден неприятельской армией. Собрание проходило бурно, не обошлось даже без ареста одного из консулов, которого Друз при ободрительных криках собравшихся оТправил в тюрьму. Законопроекты были приняты и переданы в соответствии с существующими порядками на утверждение сената. Не в состоянии найти убедительных оснований для отклонения, сенат отверг их под предлогом несоблюдения мелких формальностей.
Готовилось новое собрание. Но накануне его на пороге собственного дома жизнь народного трибуна оборвал кинжал наемного убийцы.

Mary Guy

Устандалированный профессор

Адрес электронной почты: @ucdenver.edu

Основным телефоном: 303-315-2007

Офис Часы работы: по назначению

Bio

Мэри Э. Гай преподает курсы по государственному управлению, государственному управлению, организационному поведению и управлению человеческими ресурсами. Она много писала об эмоциональном труде на государственной службе, особенно в отношении эмоционально напряженных требований к работе.Она также пишет о социальном равенстве, разнообразии рабочей силы и о различиях, которые гендер играет в разработке и реализации политики. Она является заслуженным профессором Университета Колорадо, соредактором журнала Journal of Social Equity and Public Administration , членом Национальной академии государственного управления и бывшим президентом Американского общества государственного управления. Она является лауреатом многочисленных наград за свои исследования, лидерство и наставничество. До прихода в Школу по связям с общественностью она занимала должность выдающегося ученого Джерри Коллинза в Школе государственного управления и политики Аскью в Университете штата Флорида, а до этого она работала заведующей кафедрой в Университете Алабамы в Бирмингеме.

Области специализации

государственное управление с акцентом на человеческие процессы, связанные с оказанием государственных услуг; эмоциональный труд; разница, которую имеет пол

Образование, лицензирование и сертификаты

Доктор философии в области политических наук
Университет Южной Каролины

Магистр психологии
Университет Южной Каролины

Магистр искусств в Rebilitation Co. Флориды

Бакалавр искусств в области психологии
Университет Джексонвилля

Биографическая справка

CV-Guy-Mary-03-2022

Награды

  • 2022 Премия Nesta Gallas за профессиональную государственную службу в американской государственной службе60,90
  • Премия 2021 г. за выдающиеся достижения в области образования в области государственного управления, совместная награда Журнала по связям с общественностью, образование и обучение государственному управлению
  • 90 059 2012 г. Премия ASPA/NASPAA за выдающиеся достижения в области исследований
  • 2009 г. Прочитал лекцию Дональда Стоуна, Американское общество государственного управления
  • 1998 г. Избран членом Национальной академии государственного управления

Женщины в Тасмании1

5 — Выберите призывника — Пулетт-Харрис, Гарриет (Лили) Адамс, Донна Луиза Адамс, Гвендолин Изабель А.М. Хирн, Патриция (Пэт) Андерш, Линетт (Лин) Энн Андерсен, Клэр Эндрю, Венди Эндрюс, Глория Арчер, доктор Джеральдин Австралийская женская армейская служба (Тасманский отдел) ) Австралийская женская сухопутная армия (Тасманская дивизия) Бейкер, Флоренс Джин Бейкер, Марджори Глэдис О.А.М.Болл, Аида Олив О.А.М.Барденхаген, Марита Барнс, Вера Флоренс О.А.М.Барнетт, Барбара Барнсли, Кэтрин Бэррон, Элизабет Лауретта О. А.М.Баррон, Дженнифер (Джен) Барткевичус, Маргарет Бендер, Фрэнсис Бенджамин, Хон Филлис Джин AO MBEBennett, Элизабет Гэй (Бет) Беннетт, ДжейнБергер, Ширли МэйБевен, Мэвис Бинкс, Мэри ОАМБиннс, сестра Марлен Бёрд, Маргарет Бьелке Петерсен Мари Кэролайн Блэкберн, Элизабет Хелен Блэкберн, Сьюзан Ирен Бладель, Фрэнсис (Фрэн) Блай, Марджори Альфреда Уиллис Близзард, Ян Мэри Бонд, Эйлса Грей А.М.Бонэм, Пруденс (Пру)Брэм (Битон Брэм), ЭлизабетБрайт, Кэти Брок, СинтияБраун, Дафна Джойс О.Э.М.Браун, Джеральдин Мар Бэкингем, Беверли (Бев) Бербери, Марион (Джилл) Берджесс, Джин Хизер Берджесс, Мэвис Бернс, Кэтрин ЭннБерт, Гленн Вивьен Бушби, Хейзел (Элейн) Батлер, Хизер Роуз Кэрнс, Джой Мириам О. Энид AC OBECampbell, Мэри Кэмпбелл-Смит, Молли MBECarey, Элеонора Эйлин (Нелл) MBECarswell, Джоан Кавана-Рассел, МеганЧэпман, сестра ФиллипаЧонси, Нэнсен Берил (Нан)Кларк, Элизабет Мейбл Кларк, ЛиндаКларк, Морин Кливер, Джудит Клементсон, Лесли Энн Клинглеффер, Джанет Коулдрейк, Майда Коулман, Джилл Эстель Коулман, Розмари Колвилл, Маргарет ДжинКумб, ШирлиКорниш, Ассоциация женщин страны Рос ТасманииКоуэн, ДоннаКоуи, Роксена (Рокси) ОАМКокс, Сюзанна Гертруда АМКой, Джоанна Крисп, Мэри МердокКротти, АннаКамминг, ЭлсиКертейн, Констанс (Конни) ) Мари Кертис, Уинифред МэриДэр, Маргарет Фрэнсис Дэвис, Маргарет Де Уильямс, Дебора Дикон, Клэр Дин, Мэри Кларисса Деграсси, Керри Делани, Мартин Делрю, Шантале Денхо лм, ФэйДенман, Кей Джанет Денн, ЖозефинДеннис, Маргарет ЛиндаДермоди, Жаклин Элизабет (Джеки) Добсон, Эмили Додсон, Глэдис Донохью, Майни (Джейн) Дрейк, Энн Мари Дуэринкс, Шанталь Далфер-Хямс, Джойс (Сью) Данкомб, Кэти Дуррани, Хина Иден, Элизабет Эдвардс, Кэрол Жаклин Эдвардс, Дороти Эдна Энни CBEEdwards, Мари Элдридж AM, Маргарет Урсула Эллис, Нероли Эспи, Нелли Джейн (Нелл) АМФальборг, Онора (Мод) Фаррелл, Линн Фазакерли, Ким Женский исследовательский центр осужденных Фентон, Карла Фернон, Кэтрин Финдли, Маргарет Кейта Фитц- Нид, Джоан А. М.Фитцаллен, Лайла МодФитцпатрик, Крис О.А.М.Флинт, Дейдра О.А.М.Флауер, Глинис Форлонг, Элиза Фокс, Мэри Элизабет Гертруда М.Б.Френч, Сандра Энн Фридерсдорф, Алин Фромадер, Кэролин Патрисия Фромадер, Венди Нолайн Фуллард, Корри Лавиния Фултон, Амабель Фултон, Элизабет (Бет) Энн Фурмейдж, Риллис Гейл, ДженниГартлан, Патрисия Фрэнсис Гаскелл, Шивон Гирд, Хелен ЭдитГи, Хелен Гибсон, Хизер Гиддингс, Лара Гиллам, Лиз Гилландерс, Сэнд Джордано, Маргарет Энн Джудичи, Россалин Гивен, Шейла А. М. Гойзер, Стелла Гудселл, Рос Гудвин, доктор Ванесса Госс, Сюзанна (Сью) Гурлей (Коули), Хелен Грэм, Джесси (Ирис) О. А. Грант, Джоан Грант, Линли О. А. Гринено, Дульси Грино, Лола Грейг, Энни Грей, Кэрол Эйлин Грей, Элеонора (Бетти) ОАМ Гриффитс, Максин Граундс, Люси Маргарет Гурр, Элизабет Джоан (Бетти) Гай, Мэри Филлис Хейнс, Сьюзан Холл, Карен Нэри Хамер, Дженнифер (Дженни) Харрис, Патрисия Маргарет Харви, Памела ОАМ Харвуд, Гвен АОХасвелл, Эмма Хили, Джанин Генри , Кристина Херберт, Ренни Элейн ОАМ Хейворд, Розанна Хикки, Сью Хилл, Мэри ОАМ Хиллер, Кристин (Кит) Хайн, Олив Розали Хайн, Вера Маргарет Хобарт Центр женского здоровья Ходжеттс, Дайана Холдернесс-Роддам, Миртл (Джорджи) Холман, Беверли Хелен Холмс, Эдит ЛиллаХор, Керри Ховард, Пэт А. М.Хьюз, РенатеХалл, Патрисия Джоан (Пэт)Иннес, Хизер А.М.Ирвин, Элис КристинаДжек, ЭлизабетДжексон, Фрэнсис Изабель Джексон, Джудит (Джуди) Луиза Джексон, Мэрилин ДжейнДжеймс, Джиллиан Хилма (Гилл ) AMJamieson, NormaJeffrey, Shirley AMJohnson, Eileen Johnson, Linda MaryJohnstone, PhilippaKay, Mary Kelly, Diane Lesley OAMKelly, Joan PhyllisKelly, MermaKennedy AO, Lorna Doone Pleasance Kent, JulieKerslake, Irene MaryKerslake, Marjory Knowles, Mary Carmel Layton, Faith AMLe Mottee, Норин Лири, Альма Мэй Льюис, Розалинда Мэри Линдсей, Хелен Рут Линегар, КаренЛоддер, Мэри Лак, Марджори Энн ОАМЛакман, Джесси Шейла Лайонс, Дама Энид AD OBEMack, Маргарет Аннет Роуз Мэддок, Беатрис (Беа) Луиза Мэддокс, Аустра Мэдсен, Роз Маллетт, Доктор Мэри Фрэнсис (тетушка Молли) AMMason, Norma (Lynn) Masterman, Evelyn (Eve) LooisMatson-Green, Vicki maikutenaMayhead, BettyMcConnon, Joyce Elaine OAMMcGarry, Anne OAMMcIntyre, Margaret Edgeworth OBEMcNamara, Кэтрин Макшейн, Clare ElizabethMcTye, Doreen MargaretMead, Isabella Jane Мередит, БронвенМерридью, Вспомогательный многоцелевой медицинский центр Сара Мидлендс, ОатлендсМиллар, Энн ДжанеттМиллер, Дама Мейбл Флора Д. Б.Миллер, Джули Миллер, Морин Мур, Одр ЭйМур, Робин Морффью, Энн Линетт (Линн) Муйкич, Лильяна Мерфи, Дайэнн Мюррей, Дороти Майхилл, Марион Элизабет Нэпьер, Сюзанна (Сью) Дейдра Национальный совет женщинНьюсон, Ленна (тетя Ленна) Николс, Верна О’Бирн, Энн АМО’Коннор, Кристин О ‘Нил, Линди О’Тул, Мириам Эвелин Фэйрхэм О.Б.Олли, Джун А.М.О.р., Элизабет (Лиззи)Осборн, Лейла (Маргарет) О.А.М.Оверим, Элисон Парк, Присцилла О.А.Паркер, дама Марджори Элис Коллетт Д.Б.Э. Патерсон, Рут Джоан Пол, Лекси Пейн, Эллен Пирс, Дороти М.Б. Аннетт ЭлизабетПенникотт ОАМ, Эдна Флоренс Перкинс, ДжинПерри, Полин ОАМФонг, КимПьемонтезе, Дженни КейПичфорд, Филлис (Тетя Филлис)Полак, Мэри Кэтрин ОАМПрезентация Сестры ТасманияПутт, Маргарет (Пег) Энн Пайбус, Бетти Джин Вивьян ОАМРэдклифф, Дора Кристин Рэтклифф, Патрисия Маргарет Фиджеральд ОАМРоусон, Джоан Глэдис БЭМРэй, Джин Даймонд Рив, Валма (Фэй) Рид, Сандра Раймс, Джули Робертс, Дайана РутРобертс, Мэри ГрантРобертс, Ивонн (Бонни) Роу, доктор МаргоРоу, Ким Руни, Марджори Лорна МБЕРаут, Этти ЭнниРаунтри, Эми Оберадж, Морин ОАМ Рассел, Лорис Сэттлер, Барбара Милли МБШнайдерс, Ким Мишель Скотт, доктор Маргарет ДафниСиграм, КимСирл, Миртл Син, Фрэнсис Эллен ОАМШарп, Мойя Шелли, Полин Шервин, Фрэнсис Лиллиас (Эми) Шилдс, Этни Патрисия АМСинг, Маргарет ЭннСмарт, МаргоСмит, Нелли (Нель) СюзаннаСмит, Энн Смит, Бронилин Смит, Джун ОАМСмит, Сью Смит, Эрис Мэри ОАМСноуден, Дайэнн Сороптимист Интернешнл из Circular HeadSparkes, (Ян) МарияСпирс, Сандра Мишель Стаффорд, ДжинСтэнтон, Кэтрин (Кейт ) MarieSteele, Anne MarySumar, SajiniSwan, LouisaSymons, JanetTasmanian Women in AgricultureTasmanian Women’s Amateur Athletics AssociationTennent, Shan Travers, Judith (Judy) Ellen Triffitt, Deidre Truchanas, MelvaTrueman, Gwenith Patricia (Pym) Twibell, Christina Beverley Clare (Bev) OAMVenn, Kathleen Джоан ОАМВикерс, КарленВинсент, Марион МэриУоддл, АннеттУокер, Лоррейн ФэйУэлли, Джанет (Ян) ОАМУолш, сестра Мэри MBEW Атсон, Лилиан ДельсаУэйн, Амелия Люси М. Б. Уэбб, Джоан Уикс, Жозефина (Джо) Фрэнсис Эмили Уэллард, Эммелин Луиза Уэст, Ида Амелия (тетя Ида) А. М. Уайт, Кэтлин (Бетти) Уиффелс, Сьюзен Элизабет Энн Уилкинсон, Робин Джейн А. М. Уильямс, Нелл О. А. Уиллс, Беверли Энн А. М. Уилсон, Барбара Бренда Винтер, Кристина Беатрис MBEWoodberry, доктор Джоан Мерл AMWoolley, Майра Фэй OAMZonta International District 23, Area 5

Доступ запрещен

Доступ запрещен

Better World Books заблокировал ваш IP-адрес.Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

.

У вас нет доступа к www.betterworldbooks.com.

Владелец сайта мог установить ограничения, препятствующие доступу к сайту. Обратитесь к владельцу сайта за доступом или попробуйте снова загрузить страницу.

  • Идентификатор луча: 6f260c1b7b257b83
  • Отметка времени: 27.03.2022 06:25:10 UTC
  • Ваш IP-адрес: 83.149.19.192
  • Запрошенный URL: www. betterworldbooks.com/product/detail/mary-guy-0688107834
  • Номер ссылки на ошибку: 1020
  • Идентификатор сервера: FL_87F309
  • Агент пользователя: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Gecko/20100101 Firefox/33.0

Воздействие COVID-19

Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

  • Ангола
  • Азербайджан
  • Боливия
  • Босния и Герцеговина
  • Ботсвана
  • Бруней
  • Камерун
  • Кабо-Верде
  • Каймановы острова
  • Чад
  • Чили
  • Острова Кука
  • Коста-Рика
  • Куба
  • Демократическая Республика Конго
  • Эквадор
  • Эстония
  • Фиджи
  • Французская Гвиана
  • Французская Полинезия
  • Гамбия
  • Гватемала
  • Гайана
  • Гаити
  • Ирак
  • Кирибати
  • Кыргызстан
  • Лаос
  • Либерия
  • Ливия
  • Мадагаскар
  • Малави
  • Мавритания
  • Маврикий
  • Молдова
  • Черногория
  • Новая Каледония
  • Панама
  • Парагвай
  • Перу
  • Республика Конго
  • Республика Конго
  • Руанда
  • Сейшелы
  • Сьерра-Леоне
  • Южная Африка
  • Южный Судан
  • Судан
  • Таджикистан
  • Танзания
  • Тимор-Лешти
  • Тонга
  • Туркменистан
  • Уганда
  • Уругвай
  • Узбекистан
  • Венесуэла
  • Йемен
  • Зимбабве

Rachel Mary Guy — спикер Pro-Life, GA — Save The 1

Rachel Mary Guy — спикер Save The 1 Pro-Life — сложный пренатальный диагноз

Rachel Mary Guy недавно окончила среднюю школу и взяла годичный перерыв, чтобы погрузиться в свое служение в защиту жизни и в Уганду, которое она начала несколько лет назад, будучи подростком. Она занимается вопросами защиты жизни с тех пор, как была маленькой девочкой, посещая конференции и митинги, а в последние годы она стала более активной и в других сферах. Рэйчел несколько лет работала в Кризисном центре для беременных, прошла обучение, чтобы стать адвокатом, и сейчас проходит обучение, работая в тени. Она участвовала во многих мероприятиях в защиту абортов с организацией «Право на жизнь в Джорджии» и помогла своей матери организовать второй ежегодный День молитвы и протест против планирования семьи, в котором приняли участие более 85 человек.

В возрасте 14 лет Рэйчел запустила свой ресурс по защите жизни (www.hisloveandcare.org), чтобы без исключения предоставлять ресурсы врачам, выступающим за жизнь, чтобы никому не пришлось пройти через то, что сделали ее родители. Ее сердце в том, что люди обращаются к акушерам-гинекологам и другим врачам, выступающим за жизнь.

В возрасте 18 лет Рэйчел возглавила свою первую кампанию «40 дней ради жизни» прошлой весной, когда она училась в старшей школе. Она выступила на обеде волонтеров Ресурсного центра для беременных, а в 2016 году выступила на церковном воскресном мероприятии «Святость жизни» на открытии службы о своей истории в защиту жизни, призывая всех врачей в аудитории увидеть ценность ВСЕЙ жизни и бороться с ней. на ВСЮ жизнь.Она выступила на секционном заседании женской конференции Pro-Life 2017 года в Орландо, Флорида.

Рэйчел написала свой рассказ для LiveAction (https://www.liveaction.org/news/author/rachel-mary-guy/). Она начала служение в школе в Уганде в возрасте 15 лет и 3 раза побывала в Африке, занимается сбором средств для своего служения, а также совершала миссионерские поездки в Тринидад и Никарагуа. В настоящее время она работает стажером директора детского служения в церкви в районе Атланты во время своего академического отпуска.Ее страсть состоит в том, чтобы сделать аборты незаконными еще при ее жизни без каких-либо исключений, и она рассматривает возможность служения женщинам в тюрьме в течение семестра в своем служении в Уганде.

Сохранить 1 видео с 2017 года Pro-life Женская конференция в Орландо, Флорида


с Гленн Бек: души, признающие ВСЕ, созданы по образу Божию, и ВСЕ бесценны в Его глазах.
Слева направо: Дженна Хейли, Ребекка Кесселинг, Гленн Бек, Лила Роуз, Кристалл, Сюзанн Парень, Рэйчел Парень, Дэвид Daleiden 4

9780688107833: Мэри Гай — AbeBooks

Мэри Гай находит способ заставить губернатора крошечного карибского острова отменить законы, запрещающие развлечения

«Синопсис» может принадлежать другому изданию этого названия.

Из журнала школьной библиотеки :

PreSchool — Мэри Гай живет на маленьком карибском острове и постоянно поет бессмысленную песню «Линки Лу, Америка тоже», которая сводит губернатора с ума.Мистер Бопатри тратит все свое время на создание законов против любого шума. В отчаянии он запирает ее в бамбуковой клетке в центре рынка, но она обманом заставляет его освободить ее и оставляет в клетке на ночь во время тропического шторма. В то время как Мэри Гай устраивает вечеринку на острове, губернатор передумал, и попугай вовремя отпускает его, чтобы присоединиться к веселью. Он объявляет «День Мэри Гая» ежегодным праздником. В книге нет никаких причин ни для бесконечного пения женщины, ни для ненависти губернатора к шуму, а тем более, почему все остальные будут их терпеть.Предсказуемый сюжет не подкреплен статичными картинками, которые находятся где-то между раскраской и искусством поздравительных открыток. — Эми Хили, Чикагская публичная библиотека
Copyright 1993 Reed Business Information, Inc.

«Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

Мария (Гай) Бишоп (ок.1685-окт.1766) | WikiTree БЕСПЛАТНО Семейное древо

Родился около в Сент-Минвер, Корнуолл, Англия Предки

[братья и сестры неизвестны]

Жена Марк Бишоп — женат замужем 2 января 1713 года в Сент-Энделлионе, Корнуолл, Англия. Потомки Умер около в Сент-Кью, Корнуолл, Англия

Последнее изменение профиля | Создано 3 февраля 2016 г.

Эта страница была просмотрена 216 раз.

Мэри Бишоп (урожденный Гай) 1685 11 июня 1769 г. Исследуйте этого человека

Факты (14)

1685 Рождение Сент-Энделлион, Корнуолл 1685 1713 Возраст ‎~28‏ Брак с: Марк Бишоп Сент-Энделлион, Корнуолл 1 февраля 1713 г. 1714 Возраст ‎~29‏ Рождение сына: Генри Бишоп Сент-Кью, Корнуолл, Англия 1714 1715 Возраст ‎~30‏ Рождение сына: Марк Бишоп 1715 1716 Возраст ~31 год Рождение сына: Джордж Бишоп Сент-Энделлион, Корнуолл, Англия 1716 1718 Возраст ‎~33‏ Рождение дочери: Почетный епископ 1718 1720 Возраст ‎~35‏ Рождение дочери: Грейс Бишоп Сент-Энделлион, Корнуолл, Англия 1720 1723 Возраст ‎~38‏ Рождение дочери: Джоан Бишоп 1723 1726 Возраст ‎~41 год Рождение дочери: Мэри Бишоп 1726 1728 Возраст ‎~43‏ Рождение сына: Джон Бишоп 1659465, Корнуолл, Англия 29 августа 1728 г. 1731 Возраст ‎~46‏ Рождение сына: Уорик Бишоп 1731 1740 Возраст ‎~55‏ Брак сына: Джордж Бишоп Супруга: Элизабет Бишоп (урожденная Дэддоу) Сент-Энделлион, Корнуолл 18 октября 1740 г. 1763 г. Возраст ‎~78‏ Смерть дочери: Грейс Бишоп 18 марта 1763 г. 1769 г. Возраст 83-84 года Смерть Сент-Кью, Корнуолл, Англия 11 июня 1769 г.

Биография

оДень Месяц 02-Янв 1713 год Приход Ор Редж Район Энделлион, ул.Жених Fn Марк Жених Сн БИШОП Возраст жениха Резиденция жениха Состояние жениха Жених Ранг Профессия Жених подписан/отмечен (S/M) Имя отца жениха Жених Отец Ранг Профессия невеста фн мария Невеста Сн ПАРЕНЬ Возраст невесты Резиденция невесты Состояние невесты Ранг невесты Профессия Невеста подписана / отмечена (S / M) Имя отца невесты Невеста Отец Ранг Профессия Баны/лицензия (B/L) Свидетель Fn1 Свидетель Sn1 свидетель Fn2 Свидетель Sn2 Дополнительная информация Заметки транскрибатора Стенограммы Phillimores Bodmin Транскрибатор Ширли Кэттермоул Мэри Гай… Она скончалась около 1766 года. [1]

Источники

  1. ↑ Необходим источник этой информации.

Дополнительные инструменты генеалогии

Поиск, спонсируемый Ancestry.com
Соединения ДНК
Возможно, удастся подтвердить родственные связи с Мэри, сравнив результаты анализов с другими носителями ее митохондриальной ДНК. Однако по ее прямой материнской линии нет известных тестируемых на мтДНК. Вполне вероятно, что у этих тестируемых на аутосомную ДНК некоторый процент ДНК будет таким же, как у Мэри:

Вы сдавали анализ ДНК? Если да, войдите, чтобы добавить его.Если нет, обратитесь к нашим друзьям из Ancestry DNA.

Мария находится в 22 градусах от Эрнеста Шеклтона, в 37 градусах от Роальда Амундсена, в 32 градусах от Витуса Беринга, в 22 градусах от Ричарда Берда, в 24 градусах от Жана-Батиста Шарко, в 33 градусах от Генри Ларсена, в 23 градусах от Адольфа Эрика Норденшельда, в 18 градусах от Лоуренса Оутса, 25 градусов от Джона Римилла, 25 градусов от Роберта Скотта, 30 градусов от Морица Снеллена и 25 градусов от Кена Спратлина на нашем едином генеалогическом древе. Войдите, чтобы найти свое соединение.

Джон Бёрд, ювелир Лондона (1620–1677)

Джон Берд, р.: 1620, Миддлсекс, Лондон, Англия, также умер там в 1677 году. Он никогда не иммигрировал в колонию Вирджиния. Его фамилия была Берд, а не Берд. Он никогда не менял свою фамилию с Берд на Берд. Он был ювелиром, учась у Джона Тревильяна. Джон считался в лучшем случае представителем среднего класса. Он умер в 1677 году. Его жена Грейс (Стегге) умерла в 1688 году в Лондоне.

Джон женился на Грейс Стегге, и от этого союза родилось как минимум двое детей: Уильям и Томас, которые оба иммигрировали в Вирджинию.Уильям Эвелин Берд был старшим сыном, и в качестве обязательства перед его приездом в Вирджинию его дядя Томас Стегге (младший) завещал много имущества в завещании от 31 марта 1669 года. После иммиграции в Вирджинию он сменил фамилию на Берд. Он стал довольно приличным в индийской торговле, политических позициях, а затем и на табачных плантациях. Томас, не унаследовавший земли в Вирджинии, оставался в Англии до декабря 1690 года, когда умерли его первая жена и ребенок. Затем он иммигрировал в то, что сейчас называется Henrico Co., В.А. и вышла замуж во второй раз. Его вторая жена умерла вскоре после него в 1710 году.

ДЖОН БЕРД был сыном ТОМАСА БЕРДА, р: 1599; d: 1623. Этот Томас был последним прямым предком мужского пола, родившимся в Брокстоне, Чешир, Англия. Томас стал виноторговцем после ученичества в 1608-1616 годах у Генри Сашеверелла. Томас Берд женился на своей кузине Элизабет Берд 18 сентября 1617 года в Лондоне, Англия, в Сент-Эндрюс у Гардероба

.

Супруга: Грейс Элизабет (Стегге) Берд (1625 — 1688)

Дети: Уильям Эвелин Берд/Берд (1652–1704) и Томас Берд (1654–1710).

Мемориал «Найди могилу» № 43313563 — http://www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=43313563

35. ДЖОН ТОМАС*18 БЕРД (ТОМАС*17 БЕРД, ТОМАС*16 ЛЕ БЕРД, ГЕНРИ*15, ТОМАС*14, ДЖОН*13, ДЖОН*12, ДЖОН*11, ДЖОН (ЙОХАНЕС)*10, ДЭВИД*9 , HUGH*8, DAVID*7, RICHARD*6, HUGH*5, CHARLTON HUGO*4, HUGO*3, HUGO*2, CARLTON HUGO*1) родился в 1620 году в Брекстоне, графство Чешир, Англия, и умер в 1677 году в Лондоне. , Англия.

Он женился на ГРЕЙС ЭЛИЗАБЕТ СТЭГГЕ 1651 в Лондоне, Англия, дочери ТОМАСА СТЭГГЕ и ЭЛИЗАБЕТ.Она родилась в 1625 году в Эдмонтоне, Миддлсекс, Англия, и умерла в 1690 году в Лондоне, Англия.

Примечания для ДЖОНА ТОМАСА БЕРДА: [byrd tree.FTW] Место жительства: Эдмонтон, Миддлсекс, Англия Род занятий: Ювелир Справочный номер: Eng Marriag Примечание: связанный ученик Джона Тревильяна 31 января 1633-1634

Примечания для ГРЕЙС ЭЛИЗАБЕТ СТЭГГ: [byrd tree.FTW] Грэйс Стегге, сводная сестра жены Уильяма Берда Ханны;

7 детей Дети ДЖОНА БЕРДА и ГРЕЙС СТЕГГ:

39. я.МЭРИ19 ПТИЦА, р. 1643 г., Лондон, Англия; д. 1683.

40. ii. УИЛЬЯМ БЕРД I, р. 1652 г., Лондон, Англия; д. 04 декабря 1704 г., Вестовер, Чарльз-Сити, Вирджиния.

41. III. ТОМАС БЕРД, р. 1653 г., Лондон, Англия; д. 12 марта 1709/10 г., Вирджиния.

42. iv. ДЖОН БЕРД, р. 1654 г., Англия; д. 1677 год, Лондон, Англия.

против ЭЛИЗАБЕТ БЕРД, р. 1657 г., Эдмонтон, Миддлсекс, Англия; Мистер и.

в.и. САРА БЕРД, р. 1659 г., Лондон, Англия; м. … РОБИНСОН; б. 1650 г., Лондон, Англия.

vii. ГРЕЙС СТЭГГ БЕРД, р. 1660 г., Лондон, Англия; д. 1678 г., Англия; м. …РИЧАРД; б. 1655.


Женат на Грейс Элизабет Стегге, около 1651 г. Лондон, Англия Дети: Уильям и Томас, оба приехали в Вирджинию.

Джон был лондонским ювелиром, учился у Джона Тревильяна. Уильям был старшим сыном и, унаследовав много имущества от своего дяди Томаса Стегге, стал весьма приличным в индийской торговле, а затем и на табачных плантациях. Он стал известен как Вильгельм I Вестоверский, владевший большой плантацией в Ричмонде.Уильям женился на Марии или Мэри Хорсманден, а сын и внук Вильгельм II и III последовали за ним до Томаса Тейлора Берда, который был предком адмирала Ричарда Эвелина Берда и сенаторов Гарри Флада Берда и Гарри Флада Берда-младшего. Томас, не унаследовавший никакой земли в Вирджинии оставался в Англии до смерти его первой жены и ребенка в 1691–1692 годах, затем, приехав в Вирджинию, он женился во второй раз после 1693 года и жил в Henrico Co. , VA. Джон Берд был вторым сыном Томаса Берда из Лондона, а Элизабет Берд, двоюродная сестра, была его женой.Джон Берд. или Берд, ювелир, 1668 г., зарегистрирован как производитель чаш для мазера, Сент-Джайлс, Крипплгейт, имел интересный пример, на котором написано его имя как производителя.

https://www.findagrave.com/memorial/43313563


Брачные записи США и других стран, 1560-1900

Имя Джон Берд

Пол Мужской

Место рождения EN

Год рождения 1620

Имя супруги Грейс Стегге

Количество страниц 1

Члены семьи

Имя Возраст

Джон Берд

Грейс Стегге

.