«Шарнхорст». Создание, бои, походы и гибель немецкого линкора » Военное обозрение

«Шарнхорст» на базе

Лучи прожекторов щупали сердитое декабрьское море. Пятна разлившейся нефти, обломки, куски льдин и еще обломки. Редкие головы барахтающихся в ледяной воде людей. Разрывы осветительных снарядов помогали свету прожекторов, освещая поверхность мертвенно бледным сиянием. Эсминцы Его королевского величества «Скорпион» и «Мэтчлесс», подрабатывая машинами, пробирались по недавнему месту битвы – азарт боя, в отличие от моря, утих. Их грозный противник уже упокоился на дне в 70 милях к северо-востоку от мыса Нордкап. Теперь можно было подобрать выживших – впрочем, их было немного. Долгая, настойчивая и уже порядком надоевшая мигрень под названием «Шарнхорст», мучавшая лордов адмиралтейства, наконец-то прошла.

Нелегкое рождение

Вовремя не сказанное «нет» зачастую означает молчаливое «да». Именно этим руководствовались в Германии 30-х годов, осторожно, маленькими неторопливыми шажками, восстанавливая свой военно-морской флот. Первенцами его возрождающегося ядра были броненосцы типа «Дойчланд», корабли во многом уникальные и оригинальные для своего времени. На берегах Темзы пока молчали. Соседи-французы, проявив озабоченность, ответили закладкой «Дюнкерка», стремительного сторожевого пса с 330-мм орудиями, способного догнать и расправиться с любым из немецких «карманных линкоров». Концепция высокоавтономного дизельного рейдера все более начала приобретать уязвимость. Третий броненосец серии «Адмирал граф Шпее» был немного видоизменен с целью увеличения и упрочнения его бронирования, однако это было полумерой. Немецким адмиралам нужен уже был корабль следующего поколения для работы в Атлантике – он должен был сохранить свои скоростные и автономные качества и одновременно не бояться встречи с французскими охотниками. Командующий флотом адмирал Редер внес предложение о дальнейшем изменении проекта «дойчландов», два из которых (броненосцы «D» и «Е») готовились к закладке. Идея заключалась в установке дополнительной, третьей, башни главного калибра при увеличении водоизмещения до 15–18 тыс. тонн. В начале 1933 года концепции проекта выдвинули условия: новые корабли должны быть способны противостоять французскому «Дюнкерку». Началось рассмотрение вариантов – от водоизмещения 18 тыс. тонн и девяти 283-мм орудий до 26 тыс. тонн с шестью перспективными 330-мм орудиями. Более перспективным казался последний, и именно его взяли за основу для дальнейшей проработки.

Приход Гитлера к власти неожиданно внес коррективы в развитие крупнотоннажного военного кораблестроения. Новоиспеченный фюрер не хотел в начале своей уже официальной карьеры лишний раз пугать англичан строительством аж 26000-тонных кораблей, размер которых и так уже был откровенной издевкой для Версальского договора. Гитлер призвал адмиралов унять пыл и аппетиты и строить броненосцы «D» и «E» по типу «Адмирала графа Шпее» с еще более развитым бронированием (220 мм – пояс, 70–80 мм – главная бронепалуба). Корабли «растолстели» до 19 тыс. тонн, но в Берлине думали, что запретные 19 все-таки более скромны и незаметны, нежели находящиеся вообще за гранью 26. 25 января верфи в Вильгельмсхафене и Киле получили заказы на постройку двух броненосцев, закладка которых произошла 14 февраля того же года. В 1934 году Франция, продолжая выражать озабоченность, заявила о закладке второго корабля типа «Дюнкерк» – линейного крейсера «Страсбург». Военно-морская верхушка начала упрашивать Гитлера не размножать заведомо уступающие потенциальному противнику корабли, а дать добро на переработку проекта.

Учитывая безмолвие, царившее на острове, фюрер дал разрешение увеличить новым кораблям водоизмещение и добавить третью башню. 5 июля работы над броненосцами «D» и «Е» были приостановлены, и началось их перепроектирование. Вначале башни главного калибра решили установить весьма интересно: одна в носу, две в корме, тем самым, по замыслу проектировщиков, достигалась большая концентрация огня назад в случае возможной погони. Тогда же было впервые высказано мнение о закладке в проект возможности перевооружения на орудия более крупного калибра – 330 или 380 мм. Вскоре от оборонительного расположения башен главного калибра отказались в пользу традиционного: две на носу, одна на корме. Серьезным изменениям подверглась энергетическая установка корабля. Поскольку дизельные двигатели с соответствующей мощностью, способные разгонять корабль водоизмещением 26 тыс. тонн, существовали лишь на бумаге, решено было использовать паротурбинную ЭУ с котлами высокого давления системы Вагнера. Только такие установки могли обеспечить новым кораблям ход в 30 узлов. В марте 1935 года, когда чертежи и прочая документация были готовы, вновь встал вопрос об увеличении калибра орудий и размещения или девяти 305 или 330-мм орудий, или шести спаренных 350 или 380 мм. Командование флота настаивало на максимальных размерах, но тут, все еще не уверенный в реакции «миролюбивых островитян», Гитлер приказал ограничиться пока что первоначальными девятью 283-мм пушками. Утешением, конечно, было то, что это были новые крупповские орудия, более мощные и дальнобойные, чем те, которые устанавливались на «дойчландах».

Стремясь успокоить англичан и придать своим действиям хоть какие-то юридические и правовые рамки, Гитлер пошел на подписание военно-морского соглашения с Британией, подчеркивая, что основным противником и обидчиком считает Францию. Немцы посулили англичанам гарантированное тройное превосходство британского линейного флота над германским: 477 тыс. тонн водоизмещения против 166 тыс. у Германии. Англичане подумали и согласились. Версальские ограничения окончательно рухнули – немцы получили возможность строить свой флот вполне легально.

Весной-летом 1935 года новые корабли, получившие значимые для германского флота названия «Шарнхорст» и «Гнейзенау», были официально перезаложены: 3 мая – «Гнейзенау», 16 июня – «Шарнхорст».

Новые линкоры (от архаичного термина «броненосец» было решено отказаться) не являлись потомками отлично спроектированных и построенных немецких линейных крейсеров Первой мировой войны. Они мало походили на дальнейшую эволюцию кораблей типа «Макензен» или «Эрзац Йорк». «Шарнхорсты» были, по сути, увеличенными в размерах «дойчландами», на которых ощущались последствия различных ограничений и компромиссов. Уже в процессе постройки выяснилось, что в рамках отведенного 26000-тонного водоизмещения удержаться не получится, и оно будет значительно превышено. Это вызывало серьезные опасения насчет мореходности, остойчивости и живучести новых кораблей. Например, броневая палуба оказалась ниже ватерлинии, недостаточной была и высота надводного борта. Корабли уже стояли на стапелях, и что-то радикально менять в них не было никакой возможности. Проблема остойчивости могла быть оптимизирована путем установки дополнительных булей, однако это решение неизбежно снизило бы скорость, что посчитали неприемлемым. Были приняты меры, направленные на экономию веса: установлена жесткая весовая дисциплина, кроме того, в строительстве широко применялась сварка – корпуса обоих линкоров, или, скорее, линейных крейсеров, были сварными. Данные усилия решили проблему перегруженности лишь отчасти – оба корабля были достаточно «мокрыми», уступая по мореходности многим одноклассникам.

Спуск линкора

3 октября 1936 года «Шарнхорст» в торжественной обстановке спускают на воду, «Гнейзенау» последует за ним лишь 8 декабря 1938 года. Несмотря на излишний вес, немцы большое внимание уделили вопросам непотопляемости кораблей – любой водонепроницаемый отсек, за исключением самых узких в оконечностях, делился, в свою очередь, на дополнительные водонепроницаемые пространства. Всего имелся 21 главный водонепроницаемый отсек, затопление двух из которых вне зависимости от расположения гарантированно сохраняло боеспособность корабля. Главный броневой пояс имел толщину в 350 мм, утончаясь к нижней кромке до 170 мм, и предназначался в первую очередь для защиты от потенциального врага – 330-мм орудий «дюнкерков». Бронирование башен главного калибра достигало максимальной толщины в 360 мм. Развитым по количеству был вспомогательный калибр линкоров: 8 спаренных 150-мм орудий, располагающихся в защищенных 140 мм броней башнях, и 4 одноорудийных установки, прикрытые лишь 25 мм щитами. Последнее было явным пережитком наследия «дойчландов», к тому же перегрузка уже не позволяла разместить все орудия в башнях. Противоторпедная защита была рассчитана на противодействие торпеды с боевой частью не менее 250 кг. После подписания англо-германского морского соглашения Гитлер уже не возражал против перевооружения «шарнхорстов» на новые 380-мм орудия, даже были выданы заказы на производство самих стволов – перевооружение должно было по плану произойти зимой 1940–1941, но с началом Второй мировой войны оно было отложено на неопределенный срок.

7 января 1939 года «Шарнхорст» вступил в строй, первым его командиром стал капитан цур зее Отто Цилиакс.

В Норвегии. Операция «Везербюнг»



Новые корабли, которые относились к линейным крейсерам, требовали многочисленной доводки. Особенно была капризной энергетическая установка. Учебно-тренировочные выходы на Балтике показали недостаточную мореходность и высоту надводного борта. У обоих линкоров переделывают носовую конечность, устанавливая более подходящие для плавания в Атлантике клиперские носы. Обстановка в Европе все более накалялась, новым кораблям было не до походов с целью демонстрации флага в отличие от своих предшественников, «дойчландов». Прилагались усилия по скорейшему доведению «Шарнхорста» до полноценного боевого состояния. В октябре командование решило, что новый линкор уже вполне способен к выходу в море. Дело в том, что к этому моменту англичане бросили значительные силы на поиск и уничтожение в Южной Атлантике «карманного линкора» «Адмирала графа Шпее», кольцо загонщиков вокруг которого уже сжималось. Для того чтобы снизить давление на рейдер, было решено санкционировать выход пары линкоров «Шарнхорста» и «Гнейзенау» в Атлантику с целью отвлечь англичан от их настойчивых охотничьих мероприятий. По иронии судьбы именно в задачи «карманного линкора» входило нарушение коммуникаций и отвлечение на себя части крейсерских сил противника. Теперь приходилось привлекать собственные тяжелые корабли, чтобы укусить за хвост англичан.

21 ноября 1939 года «Шарнхорст» и его систершип вышли из Вильгельмсхафена в Северную Атлантику. 23 ноября немецкие корабли столкнулись с английским вспомогательным крейсером «Равалпинди», бывшим пассажирским лайнером с восемью устаревшими 152-мм орудиями. Несмотря на просто подавляющую разницу в вооружении, командир британского крейсера Э. Кеннеди мужественно принял бой. Спустя полчаса «Равалпинди» превратился в пылающий остов, его командир был убит, команда спустила шлюпки. При потоплении старого лайнера немецкие линкоры израсходовали почти 120 снарядов главного калибра и более 200 – вспомогательного. Появление на горизонте крейсера «Ньюкасл» заставило вице-адмирала Маршаля, командующего операцией, отдать приказ на отход, поставив дымовую завесу, так как он опасался наличия более крупных кораблей. Командование подвергло Маршаля критике за огромный расход боеприпасов и нерешительность, но пропаганда представила потопление «Равалпинди» как большую победу.

Зиму 1939–1940 годов оба линкора провели в базе и учебных стрельбах на Балтике. Тогда же управлением пропаганды был снят специальный документальный фильм под названием «Линкор в боевом походе», где «Шарнхорст» снялся в роли главного героя. Зрителям показали картинку о том, что флот якобы оперирует чуть ли не у острова Гельголанд, ведя боевые стрельбы по вражеским самолетам и кораблям. На самом же деле съемки происходили в тыловой Балтике.

Следующей значимой вехой в карьере линкора было участие в операции «Везербюнг-Норд» – вторжения в Норвегию. «Везербюнг» проходил на грани критического риска и состоял из комбинации морских и воздушных десантов. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вместе с тяжелым крейсером «Адмирал Хиппер» и эсминцами осуществлял прикрытие нарвикской десантной группы, осуществлявшей захват важного норвежского порта Нарвик. На подходе немецкая эскадра была обнаружена и атакована британскими бомбардировщиками, успеха, впрочем, не добившимися. Однако встревоженное Адмиралтейство, не владеющее всей картиной происходящего, решило, что немцы готовят крупную рейдерскую операцию в Северной Атлантике, и вечером 7 апреля 1940 года Флот Метрополии вышел в море. Пока эсминцы высаживали егерей на пирсы Нарвика, оба линкора крейсировали к западу. В 4 часа 30 минут 9 апреля 1940 года радар «Гнейзенау» обнаружил крупную цель в 25 км по корме, и на обоих кораблях сыграли боевую тревогу. Дождь и облачность сильно ограничивали видимость и не позволяли в полном объеме использовать отличную оптику. В 5 утра штурман «Шарнхорста» в зеркале секстана обнаружил вспышку крупнокалиберных орудий – размеры фонтанов от разрывов подтвердили серьезность намерений гостя. Спустя 5 минут сигнальщики обнаружили силуэт крупного корабля – это был линейный крейсер «Ринаун» вместе с сопровождавшими его восемью эсминцами. Вначале вице-адмирал Гюнтер Лютьенс приказал повернуть на неприятеля – вскоре стороны обменялись попаданиями: «Гнейзенау» и «Ринаун» получили по два снаряда. Немцы, зафиксировав, что «Ринаун» не один, опасались торпедных атак со стороны британских эсминцев, поэтому Лютьенс приказал увеличить скорость и оторваться от противника. В конце концов это удалось, и 12 апреля вместе с «Адмиралом Хиппером» линкоры вернулись в Вильгельмсхафен. Во время похода вскрылись многие конструктивные недостатки кораблей. Они страдали от частых ударов волн в носовую часть, из-за этого возникали частые проникновения воды в башню главного калибра «А», вызывая повреждения электроцепей. Ненадежной была и энергетическая установка. Тем не менее сразу же по прибытии в базу оба линкора стали готовить к новому походу – боеспособные единицы среди немецких тяжелых кораблей были наперечет. Проведя скоротечный ремонт, линкоры должны были вновь выйти к берегам Норвегии, однако подрыв 5 мая «Гнейзенау» на мине и последующий за этим ремонт отложили активные действия группы практически на месяц.

4 июня под флагом вице-адмирала Маршаля «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вместе с тем же «Адмиралом Хиппером» и группой эсминцев вышли в море в рамках операции «Джуно», целью которой было препятствовать британскому судоходству у берегов Норвегии. После того как «Хиппер» уничтожил несколько британских судов, Маршаль отправил его вместе с эсминцами на дозаправку в Тронхейм, а сам отправился попытать счастья у берегов Харстада. В 16 ч. 48 мин. наблюдатель с фок-марса «Шарнхорста» заметил дым, а чуть позже сигнальщики опознали большой авианосец. Это был британский «Глориес», который в сопровождении эсминцев «Ардент» и «Акаста» эвакуировал из Норвегии две эскадрильи сухопутных истребителей – «Гладиаторы» и «Харрикейны». По какой-то причине ни один из торпедоносцев «Суордфиш», единственное эффективное оружие против немецких линкоров, к вылету готов не был. Все козыри были на руках у Маршаля. Немцы сблизились со своей жертвой и открыли огонь сначала главным, а потом вспомогательным калибром. Они быстро пристрелялись, и авианосец стал получать попадания за попаданием. Эсминцы эскорта проявили настоящий героизм, пытаясь защитить своего подопечного в практически безнадежной ситуации. Вскоре «Глориес» превратился в огромный костер, а «Ардент» и «Акаста» поставили дымовую завесу. Под ее прикрытием первый вышел в отчаянную торпедную атаку, выпустив 4 торпеды, – немцы их вовремя заметили и увернулись. На «Ардент» обрушился шквал снарядов, и он вскоре затонул. «Акаста» длительное время маневрировал, сбивая врагу прицел и избегая попаданий. В 19 ч. объятый пламенем «Глориес» пошел на дно, мужественный «Акаста» пережил его ненамного. Пойдя в атаку, он дал залп из четырех торпед – «Гнейзенау» от них уклонился, а вот «Шарнхорст» не избежал удара возмездия – одна торпеда попала ему в район башни «С». Линкор получил серьезные повреждения, крен на левый борт и принял 2500 тонн воды. «Акаста», ушедший на дно со всем экипажем, дорого продал свою жизнь. Поскольку на протяжении всего боя радиостанция «Глориеса» гнала одну депешу за одной, Маршаль после окончания боя решил срочно возвращаться. К тому же, состояние «Шарнхорста» вызывало некоторую тревогу. Линкор не мог дать скорость более 20 узлов, и поэтому немцы пошли в ближайший Тронхейм, где при помощи плавучей ремонтной мастерской удалось произвести временный ремонт. Лишь в конце июня «Шарнхорст» добрался до Киля и встал на капитальный ремонт, продолжавшийся до конца 1940 года.

Рейд в Атлантику

В конце 1940 года немецкое командование решилось на крупную операцию в Атлантике. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» должны были осуществить глубокий рейд по коммуникациям противника, атакуя по возможности одиночные суда и конвои. Командующему операцией Гюнтеру Лютьенсу было категорически запрещено вступать в бой с крупными кораблями. Операция получила многозначительное название «Берлин». 28 декабря 1940 года корабли вышли в море, но попали в жестокий шторм, в котором получили повреждения корпуса – огромные массы воды, ударявшие в места старых ран, оказались очень опасными. Пришлось вернуться, чтобы повторить попытку 22 января 1941 года. Уже 3 февраля линкорам удалось выскользнуть в Атлантику, где они и начали свою деятельность. Этот в целом удачный поход продолжался до 22 марта 1941 года – немецкие линкоры вдоволь порезвились на английских судоходных путях. Дважды у них состоялся контакт с линкорами противника: 7 марта с охраняющей конвой «Малайей», а 16 марта – с «Роднеем». Оба раза, благодаря превосходству в скорости, рейдерам удалось без труда уйти. За время похода «Гнейзенау» уничтожил 14, а «Шарнхорст» – 8 судов противника общим водоизмещением 115 тыс. тонн, вызвав переполох в Адмиралтействе.

22 марта оба линкора прибыли в оккупированный Германией французский порт Брест, где встали на ремонт. Присутствие рядом с Ла-Маншем шайки бандитов с большой дороги – вскоре к линкорам присоединился вернувшийся из Атлантики тяжелый крейсер «Принц Ойген» – сильно нервировало англичан. Стремясь уничтожить или хотя бы вывести из строя немецкие корабли, британское командование постоянно организовывало авианалеты на места стоянки брестской группы. Немцы стянули к городу большие силы ПВО, тщательно маскировали корабли, придавая им вид суши. Палубы линкоров и крейсера были плотно завешаны маскировочными сетями, для большей достоверности на надстройках и башнях были смонтированы настоящие деревья и кустарники. Но английская разведка, используя агентуру французского Сопротивления, всякий раз узнавала точные места стоянки. Переведенный в Ла-Паллис «Шарнхорст» 24 июля 1941 года подвергся очередному налету британских «веллингтонов» и получил пять прямых попаданий бомб от 227 до 454 кг. Корабль принял 3000 тонн воды, серьезно пострадало электрооборудование. К концу года после череды ремонтов разной степени сложности оба линкора довели до боеспособного состояния. В этот период центр усилий немецкого флота сместился на Север, через который союзники проводили караваны судов в Советский Союз. Гитлер называл этот регион зоной судьбы, и теперь главной задачей немецких надводных кораблей должно было стать нарушение коммуникаций союзников на Севере. К тому же, после гибели «Бисмарка» Атлантика перестала быть привлекательной как место охоты для крупных надводных кораблей, число которых у Германии было весьма ограниченно. Брестскую эскадру было решено перебросить вначале в Германию, потом дальше на север, в Норвегию.

Прыжок «Цербера»

Немецкие корабли в Ла-Манше. Впереди «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Фото с борта «Принца Ойгена»

К началу 1942 года немецкие корабли в целом были готовы к выходу. Налеты англичан становились все более интенсивными. На совещании у Гитлера в присутствии высших руководителей флота и авиации было принято окончательное решение о прорыве из Бреста самой опасной, но зато самой кратчайшей дорогой – непосредственно через Ла-Манш. Командующий операцией вице-адмирал Отто Цилиакс получил детально разработанный план прорыва под названием «Операция Церберус». 11 февраля 1942 года «Шарнхорст» (под флагом Цилиакса), «Гнейзенау» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» в сопровождении 6 эсминцев и 11 миноносцев покинули Брест. Во время прорыва немцам удалось добиться очень тесного взаимодействия с люфтваффе – на каждом из трех крупных кораблей находился офицер связи. Над прорывающимся отрядом был развернут мощный зонт из истребителей. Начало движения соединения англичане откровенно проспали и, спохватившись от такой наглости, бросили все, что оказалось под рукой, чтобы помешать противнику. Немецкая эскадра последовательно подверглась атакам торпедоносцев, торпедных катеров и эсминцев, всякий раз успешно отбиваясь. Главным врагом оказались все-таки невытраленные донные мины, щедро усыпавшие дно Ла-Манша. 12 февраля, на второй день перехода, у голландского побережья «Шарнхорст» последовательно подорвался на двух донных минах. Линкор принял почти 1500 тонн воды, имелись повреждения в машинном отделении, и корабль лишился хода. Но вскоре аварийным партиям удалось нейтрализовать последствия повреждений, и 13 февраля «Шарнхорст» вслед за главными силами пришел в Вильгельмсхафен. Операция «Церберус», смелая и дерзкая, блестяще удалась.

Снова на север

Боковая схема «Шарнхорста» в разные годы

По прибытии «Шарнхорст» перевели в Киль на ремонт. Там же находился и «Гнейзенау», получивший свою роковую бомбу в ночь на 27 февраля. Удачное попадание вызвало воспламенение зарядов в погребе башни главного калибра с последующим их взрывом и сильным пожаром. Детонации снарядов удалось избежать затоплением погребов, однако линкор полностью вышел из строя. «Шарнхорст» утратил своего старого напарника. Более тщательный осмотр его специалистами привел к выводу о необходимости более тщательного, а следовательно, и продолжительного ремонта – в первую очередь котлов и турбин. Лето и осень 1942 года прошли в учениях и ремонтах – проблемы с машинами и котлами постоянно преследовали корабль. К концу года «Шарнхорст», наконец, начал подготовку к переброске в Норвегию. Это решение не отменили даже в свете истерического приказа фюрера 1 января 1943 года о списании всех тяжелых кораблей на слом после неудачного Новогоднего боя у берегов Норвегии.

После нескольких неудачных попыток «Шарнхорст» в рамках операции «Падерборн» 14 марта 1943 года достиг Нарвика, а 22 марта бросил якорь в главной оперативной базе германского флота на севере Норвегии – Альтен-фиорде, где уже давно находился крупнейший немецкий линкор «Тирпиц» и тяжелый крейсер (бывший броненосец) «Лютцов». Апрель 1943 года ознаменовался совместным походом двух линкоров вместе с эсминцами к острову Медвежий. Остальное время немецкая эскадра проводила в бездействии с редкими учебными выходами недалеко от базы, повыгонять корабельных крыс из стволов орудий. На флоте стал сказываться недостаток топлива. Летом 1943 года норвежцами была захвачена немецкая радиостанция на острове Шпицберген, и командование Кригсмарине начало готовить ответную операцию с рейдом к этому арктическому острову. Заодно необходимо было доказать фюреру, что надводные корабли флота не зря пожирают столь дефицитное топливо целыми железнодорожными составами. 8 сентября «Тирпиц» и «Шарнхорст» вместе с 10 эсминцами, подойдя к Шпицбергену, обстреляли угольные выработки и шахтерский поселок. На берег высадилась тысяча десантников. Батарея из двух старых 76-мм орудий была уничтожена огнем корабельной артиллерии. «Шарнхорст» показал настолько отвратительные результаты по стрельбе, что сразу же по возвращении на базу был отправлен на учения. Ответ противной стороны был более конструктивным и болезненным: 22 сентября 1943 года стоявший в Каа-фиорде «Тирпиц» был атакован британскими карликовыми подводными лодками, серьезно повредившими его, – по немецким оценкам, до весны 1944 года линкор был выведен из строя. «Шарнхорст» избежал такой незавидной участи лишь из-за того, что находился на зенитных учениях. После ушедшего ранее на капитальный ремонт «Лютцова» «Шарнхорст» остался единственным боеспособным немецким кораблем в Арктике.

Последний бой линкора «Шарнхорст»

Контр-адмирал Эрих Бей, командующий немецкой эскадрой

К концу 1943 года обстановка на главном для Германии Восточном фронте становилась все более угрожающей. Союзники, воспользовавшись ослаблением немецких сил в Арктике, возобновили проводку караванов. Гитлер постоянно упрекал руководство флота в бездеятельности и бесполезности надводных кораблей, которые, по его словам, никак не могли влиять на ситуацию. На совещании у фюрера 19–20 декабря Карл Дёниц заверил его, что в самое ближайшее время «Шарнхорст» и наиболее боеспособные 4 эсминца выйдут на перехват обнаруженного конвоя. Временный командир ударного соединения контр-адмирал Эрих Бей (вместо отсутствующего Кюметца) 22 декабря получил приказ перейти на трехчасовую готовность. «Шарнхорст» в последний раз принял топливо и провизию. Для командира линкора Фрица Хинце это был первый выход в море в новой должности. В зоне относительной досягаемости находились два британских конвоя. JW-55B из 19 танкеров и транспортов в охранении 10 эсминцев и 7 эскортных кораблей вышел из Лох-Ю 20 декабря. Навстречу ему двигался другой конвой, RA-55 с силами охранения. В Баренцевом море оба конвоя прикрывались британским Соединением 1 адмирала Р. Бернета, в которое входили легкие крейсеры «Белфаст», «Шеффилд» и тяжелый «Норфолк», и Соединением 2 – линкор «Дьюк оф Йорк» (флаг командующего Флотом Метрополии адмирала Брюса Фрейзера), крейсер «Ямайка» и 4 эсминца. Британский конвой JW-55В был сначала обнаружен авиацией, а потом и подводной лодкой. Дёниц отдал приказ о начале операции. В 19 ч. 25 декабря 1943 года в рождественский снегопад германская эскадра вышла из базы. Началась операция «Остфронт». Бей постоянно держал радиоконтакт со штабом командования немецких сил в Норвегии. На руках он имел весьма противоречивый приказ: с одной стороны, ему предписывалось атаковать конвой при малейшей возможности и действовать энергично, с другой, – требовалось немедленно прекратить бой при появлении сильнейшего противника. Декабрьское море волновалось, «Шарнхорст» шел во главе эскадры, в стороне сквозь волны пробивались эсминцы. Вскоре их скорость пришлось уменьшить до 10 узлов. Бей не догадывался, что все его переговоры с берегом читались британской службой «Ультра» – англичане знали, что старый враг покинул свое логово и находится в море.

Утром в 8 часов радар «Белфаста» обнаружил немецкий линкор в 32 км от конвоя, в 9.20 он был уже визуально опознан с «Шеффилда». «Шарнхорст» не включал свои радары, чтобы соблюсти скрытность. В 9.23 британские крейсеры открыли огонь сначала осветительными, затем и бронебойными снарядами – «Шарнхорст» немедленно ответил. В течение 20 минут противники обменивались залпами – в немецкий корабль попало несколько снарядов, не причинивших сильных повреждений кроме одного, уничтожившего носовую антенну радара. «Шарнхорст» ослеп с носовых углов примерно на 69–80 градусов. Бей решил выйти из боя: главной целью все-таки был конвой. И ему удалось сбросить с хвоста англичан. «Шарнхорст» совершает обходной маневр и пытается подойти к конвою с другой стороны, с северо-востока. Английские крейсеры вновь обнаруживают противника. В произошедшей перестрелке «Норфолк» и «Белфаст» получают повреждения, и немецкий линкор вновь выходит из боя. Эсминцы в сражении не участвуют, так как находятся слишком далеко. У них подходит к концу топливо, и Бей отпускает свой эскорт на базу.

В начале второго дня немецкий адмирал решил закончить операцию – к конвою пробиться не удалось, англичане знают о его присутствии. И больше всего Бей опасался наличия поблизости британского линкора. Идущие по следу рейдера крейсеры наводили на его перехват Соединение 2 адмирала Фрейзера – на «Дьюк оф Йорке» уже давно сыграли боевую тревогу. «Шарнхорст» шел прямо в ловушку. Носовой радар был уничтожен, кормовой отключен. В 16.32 радар английского линкора обнаружил цель, через несколько минут рейдер был обстрелян осветительными снарядами – его башни располагались по носу и по корме – немцев застали врасплох. Тем не менее немецкий корабль увеличил скорость и начал отвечать. Его 283-мм снаряды не могли пробить мощную броню «Дьюк оф Йорка». В 16.55 первый 356-мм английский снаряд достиг цели. Немецкий рейдер превосходил своих противников в скорости и начал увеличивать дистанцию. На счастье англичан, стрельба флагмана Фрейзера была в тот день точной – тяжелые английские снаряды выводили из строя жизненно важные узлы «Шарнхорста». В 18 часов произошло попадание в машинное отделение: скорость упала до 10 узлов. Но уже через 20 минут машинное отделение отрапортовало, что способно дать 22 узла. Все уцелевшие члены экипажа линкора свидетельствуют о высоком боевом духе команды «Шарнхорста» в его последнем бою – пожары тушились быстро, аварийные партии заделывали пробоины. Британский линкор постоянно накрывали немецкие залпы, но прямых попаданий было немного, и они не были эффективными. Около 19 часов, когда артиллерия «Шарнхорста» уже перестала отвечать, Фрейзер отдал приказ эсминцам торпедировать противника. Вспомогательный калибр уже не действовал, и попадания торпед пошли одно за другим. Англичане утверждают, что всего было 10 или 11 торпедных попаданий. Линкор осел в воде, палуба была охвачена пожаром – положение стало безнадежным, и Бей отдал приказ оставить корабль, сам он решил разделить его участь. В 19.45 «Шарнхорст» затонул со все еще работающими машинами. Британские эсминцы приступили к спасательной операции, но из ледяной воды удалось спасти только 36 человек. Англичане отдали должное храбро сражавшемуся противнику: на обратном пути из Мурманска в Скапа-Флоу, проходя над местом гибели «Шарнхорста», Фрейзер приказал бросить в воду венок в память о выполнивших долг германских моряках.

3 октября 2000 года экспедиция норвежских ВМС обнаружила немецкий линкор на глубине 300 метров в 130 километрах к северо-востоку от Нордкапа. «Шарнхорст» лежит вверх килем, словно укрывает собой нашедший последнее пристанище экипаж.

topwar.ru

Премиум линкор 7 ур. — Шарнхорст ( Scharnhorst 1936 ). Прошитый Айфон.

Шарнхорст… Как много в этом звуке
Для сердца игорька слилось.
Увидишь ты его однажды.
И не смотря на все потуги,
Поймешь, что Колорадский — лось.
Что Гнейзенау — брат, братишка
Не сможет Шарика сломать!
Броня крепка! А танки — быстры.
А ДПМ ЯбАшит — страсть!
Ноггато тоже вкурит сразу,
Кто Папка,кто баржа в бою…
Там чудеса! Торпедой жесткой
Шарнхорст всех вертит на хую…

Если вы все-таки имеете в заначке доллАры и кризис не сильно вас отлюбил,
то обратите внимание на премиум линкор 7 уровня Scharnhorst. И если Гнейзенау первый
айфон на деревне , то Шарик это айфон 4S, прошитый и с красивой панелькой со стразиками.
За который любая Светка с радостью не раз и не два возьмет за обе щёчки.Чтобы вы понимали.
В игре, линкор Шарнхорст это рассово верный ариец, тру-историчный и верный фюреру до
кАнца! А теперь немного( по самые,блять уши) окунемся в Историю…

ИСТОРИЯ

Вовремя не сказанное «нет» зачастую означает молчаливое «да». Именно этим руководствовались в Германии 30-х годов, осторожно, маленькими неторопливыми шажками, восстанавливая свой военно-морской флот. Первенцами его возрождающегося ядра были броненосцы типа «Дойчланд», корабли во многом уникальные и оригинальные для своего времени. На берегах Темзы пока молчали. Соседи-французы, проявив озабоченность, ответили закладкой «Дюнкерка», стремительного сторожевого пса с 330-мм орудиями, способного догнать и расправиться с любым из немецких «карманных линкоров».         Концепция высокоавтономного дизельного рейдера все более начала приобретать уязвимость.
Третий броненосец серии «Адмирал граф Шпее» был немного видоизменен с целью увеличения и упрочнения его бронирования, однако это было полумерой. Немецким адмиралам нужен уже был корабль следующего поколения для работы в Атлантике – он должен был сохранить свои скоростные и автономные качества и одновременно не бояться встречи с французскими охотниками. Командующий флотом адмирал Редер внес предложение о дальнейшем изменении проекта «дойчландов», два из которых (броненосцы «D» и «Е») готовились к закладке. Идея заключалась в установке дополнительной, третьей, башни главного калибра при увеличении водоизмещения до 15–18 тыс. тонн.       В начале 1933 года концепции проекта выдвинули условия: новые корабли должны быть
способны противостоять французскому «Дюнкерку». Началось рассмотрение вариантов – от водоизмещения 18 т.т. и девяти 283-мм орудий до 26 тыс. тонн с шестью перспективными 330-мм орудиями. Более перспективным казался последний, и именно его взяли за основу для дальнейшей проработки. Приход Гитлера к власти неожиданно внес коррективы в развитие крупнотоннажного военного кораблестроения. Новоиспеченный фюрер не хотел в начале своей уже официальной карьеры лишний раз пугать англичан строительством аж 26000-тонных кораблей, размер которых и так уже был откровенной издевкой для Версальского договора.

Гитлер призвал адмиралов унять пыл и аппетиты и строить броненосцы «D» и «E» по типу «Адмирала графа Шпее» с еще более развитым бронированием (220 мм – пояс, 70–80 мм – главная бронепалуба). Корабли «растолстели» до 19 тыс. тонн, но в Берлине думали, что запретные 19 все-таки более скромны и незаметны, нежели находящиеся вообще за гранью 26 тт. 25 января верфи в Вильгельмсхафене и Киле получили заказы на постройку двух броненосцев, закладка которых произошла 14 февраля того же года. В 1934 году Франция, продолжая выражать озабоченность, заявила о закладке второго корабля типа «Дюнкерк» – линейного крейсера «Страсбург». Военно-морская верхушка начала упрашивать Гитлера не размножать заведомо уступающие потенциальному противнику корабли, а дать
добро на переработку проекта. Учитывая безмолвие, царившее на острове, фюрер дал разрешение увеличить новым кораблям водоизмещение и добавить третью башню. 5 июля работы над броненосцами «D» и «Е» были приостановлены, и началось их перепроектирование. Вначале башни главного калибра решили установить весьма интересно: одна в носу, две в корме, тем самым, по замыслу проектировщиков, достигалась большая концентрация огня назад в случае возможной погони.

Тогда же было впервые высказано мнение о закладке в проект возможности перевооружения на орудия более крупного калибра – 330 или 380 мм. Вскоре от оборонительного расположения башен главного калибра отказались в пользу традиционного: две на носу, одна на корме. Серьезным изменениям подверглась энергетическая установка корабля. Поскольку дизельные двигатели с соответствующей мощностью, способные разгонять корабль водоизмещением 26 тыс. тонн, существовали лишь на бумаге, решено было использовать паротурбинную ЭУ с котлами высокого давления системы Вагнера. Только такие установки могли обеспечить новым кораблям ход в 30 узлов.

В марте 1935 года, когда чертежи и прочая документация были готовы, вновь встал вопрос об увеличении калибра орудий и размещения или девяти 305 или 330-мм орудий, или шести спаренных 350 или 380 мм. Командование флота настаивало на максимальных размерах, но тут, все еще не уверенный в реакции «миролюбивых островитян», Гитлер приказал ограничиться пока что первоначальными девятью 283-мм пушками. Утешением, конечно, было то, что это были новые крупповские орудия, более мощные и дальнобойные, чем те, которые устанавливались на «дойчландах». Стремясь успокоить англичан и придать своим действиям хоть какие-то юридические и правовые рамки, Гитлер пошел на подписание военно-морского соглашения с Британией, подчеркивая, что основным противником и обидчиком считает Францию.  Немцы посулили англичанам гарантированное тройное превосходство британского линейного флота над германским: 477 тыс. тонн водоизмещения против 166 тыс. у Германии. Англичане подумали и согласились. Версальские ограничения окончательно рухнули – немцы получили возможность строить свой флот вполне легально.
Весной-летом 1935 года новые корабли, получившие значимые для германского флота названия «Шарнхорст» и «Гнейзенау», были официально перезаложены: 3 мая – «Гнейзенау», 16 июня – «Шарнхорст».

Источник.


Автор: Денис Бриг

Корабль был построен в Вильгельмсхафене, Германия. Спущен на воду 3 октября 1936 года. Встал в строй 7 января 1939 г. Корабль иногда называют линейным крейсером (что по моему более верно). Так как строился изначально,как большой Шпее, но был перезаложен, и вырос до размеров нехилой броневанны, оставив орудия Наиглавнейшего Калибра где-то в уютненьком промежутке между тяжелыми крысерами с их 200+ мм болванками и страшными чемоданами от 300+ мм. линкоров. Кораблик по специальности работал рейдером аля казачок, раздавал неиллюзорных более слабым и умело драпал, в случае чего, от более сильных, в духе местных гопников на райончике. За время своей головокружительной карьеры потопил совместно с Гнейзенау несколько судов, вооруженный транспорт, одну британскую авиаматку и двух торпедастов. Успел пободаться с такими линкорами, как Ринаун, Дюк оф Йорк. Но чаще британские линкоры видели только корму лихого Кригсмарине в лице Шарика и пенный след от кильватерной струи.И так как все были тихоходочки, то и сделать Шарнхорсту не могли ничего. Пока…

Спустя 4 года карьеры наш бравый зольдатен северных вод окончательно попутал все берега, за что и отхватил по самое небалуй от сборной команды борцов из солнечной Британии. Как настоящий Ариец вел бой до конца( с начала боя с тяжеловесом потеряв почти все башни), и ни один офицер естественно не спасся. В тот же вечер адмирал Брюс Фрэзер на борту линкора Дюк оф Йорк похвалит безвременно усопших бравых моряков с Шарнхорста и выпьет за упокой рюмаху:

«Джентльмены, битва с «Шарнхорстом» закончилась для нас победой.
Я надеюсь, что любой из вас, кому когда-либо придётся вести свой
корабль в бой с намного сильнейшим противником, будет командовать
своим кораблём так же доблестно, как сегодня командовали «Шарнхорстом»»

Примечательно, что в том бою одну из решающих ролей сыграл премчик ,,Belfast» со своей РЛС. Но об этом в следующий раз. Теперь давайте посмотрим, что же мы получаем за 9700 дублонов. Такова нынешняя цена этого неплохого по всем параметрам корабля…

ТТХ

Тушка.

Очки боеспособности они же ХП                                           — 56 300
Бронирование                                                                              — от 13 до 360 мм
Противоторпедная защита, снижение урона от торпед  — 24%

Тушка у Шарика большая. Длина корпуса 235 метров, ширина 30 м. Как и большинство немцев принимает внутрь очень много белого урона. Не так много, как это делает новоиспеченный Нельсон Мандела(лк 7 ур.), но все же какой-нибудь мимосидящий в дыму фиджи может-таки накидать до 10 кусков буквально за минуты две. А если таких энтузиастов поблизости еще парочка, а вы еще и бортом идете к ним… То есть возможность довольно быстро опробовать самое лучшее что получается у Шарика. Маневр под названием ,,съебывать в темпе вальса». И таки у него это отлично получается. Благо маневренность и скорость позволяют в отличие от какого-нибудь Короладо. Капитан которого просто бросит уютненькое креслецо боевой рубки и пойдет в каюту напиться в последний раз бренди.

Шарнхорст же при грамотном управлении успеет отойти от опасной сексуальной позиции, на отходе шотнуть оборзевшего крысера, угостить торпедулями фиджи в дымах и уже потом весело постреливать на другом конце карты. Да, конечно, Гнейзенау быстрее, что лично я считаю не исторично, так как Шарик на испытаниях обогнал братишку. Но мы имеем, что имеем. А в игре мы имеем, практически, тот же стоковый Гнейзенау, НО уже с совершенно другими орудиями ГК…

ГК

283-мм L/54.5 Drh LC/34      — 3 х 3 шт.
Скорострельность                   — 3 выстр./мин.
Время перезарядки                — 20 с.
Скорость гориз. наведения — 7.2 гр./с.
Время поворота на 180°       — 25 с.
Дальность стрельбы              — 19.9 км.
Максимальное рассеивание — 260 м.

ОФ снаряд —
283-мм Spr.Gr. L/4.5 Kz.

Максимальный урон ОФ снаряда — 3200
Вероятность пожара от ОФ снаряда — 20 %
Начальная скорость ОФ снаряда — 890 м./с.
Масса ОФ снаряда — 315 кг.

ББ снаряд —
283-мм P.Spr.Gr. L/4.4

Максимальный урон ББ снаряда — 7600
Начальная скорость ББ снаряда — 890 м./с.
Масса ББ снаряда — 330 кг.

Кто-то может сказать, что это горячо нами любимые орудия ГК от крейсера Графа Шпее . Но это не так. Сразу хочу обрадовать – сие творение немецких оружейников является улучшенной, модифицированной и пропатченной (2.0) версией орудий от Дойчландов (граф Шпее). Баллистика новых орудий, за счет увеличения длины ствола, немного улучшилась так же как и дальность ведения огня. Скорость перезарядки осталась такая же, горизонтальное наведение и поворот на 180 идентичны, НО. Есть жирное но. Урон от ББ-снаряда по сравнению с ГК Шпее упал на 1000. Равно как и начальная скорость снарядов упала с 910 (Шпее) до 890 (Шарнхорст) мс. Но несмотря на эти цифры новые орудия оставляют только приятное впечатление.

Снаряды летят недолго и чаще всего в цель. Упаси господь вас от орудий Дюнкерка, покаянные. Если мы хотим попасть в цель на 19 км, значит скорее всего попадем, даже необязательно молиться богу рандома. Баллистика снарядов на уровне, летят красиво, быстро и кучненько, несмотря на заявленные характеристики рассеиваяния(261 м). Но это и не так важно, потому что Шарнхорст создан для боя на средних и ближних дистанциях. Вот на них-то родимых и подымает голову гордый сын арийского народа. В отличие от Гнейзенау у нас уже 9 орудий, да более мелкие, да меньше дамажут. Но наконец-то из куцего носового залпа из 4 чемоданов, у нас летят уже все 6 чемоданчиков поменьше, и летят с довольно приятной периодичностью.

Вот к примеру, летите вы такой весь красивый на Гнейзенау в гущу боя. И неожиданно оказываетесь на дистанции в 10-12 км от трех крейсеров. Как это было допустим в весенних ранговых боях. Знакомая ситуевина? Есть два варианта развития для вас.

Первый: пытаться хоть в кого-то попасть из своих малочисленных орудий ГК, получая килограммы почты от Пенсакол, Миок, Фурутак, Кливлендов, Фиджи и прочих стервятников, которые с огромным удовольствием будут показывать вам на пару секунд покатые бока. А вы заряжая свои огромные 380 мм балалайки еще 26 сек будете проклинать Лесту, Всевышнего, и китайский рандом, в то время как рядом, с крысеров будет доноситься глумливое хихиканье, а иногда и откровенный ржач. Но слава богу, это будет недолго, потому как вас очень быстро сожгут нахрен, накидая 4 пожара, и до кучи фугасиков в надстройки и огроменные оконечности. И, в отличии от Нельсона, хилка вам уже не поможет, потому как даже не успеет сделать КД. И второй вариант и самый верный — разворачивать лоханку и давить на газ за ближайший остров, молясь что бы вас оставили в покое.

Совсем другое дело когда в похожую ситуацию попадает Шарнхорст. Он просто по очереди с немецкой педантичностью и аккуратностью вылюбит каждый крейсер, благо скорострельность орудий позволяет, а калибр ГК не даст шанса на сквозняк. Особо ретивых отпугнет ПМК и торпеды. Так же наши орудия вполне позволяют обидеть почти любую торпоблядь своего уровня. (Сколько раз автор попадал в такие замесы… Как-то выскочил на меня в бою из-за острова Буяна Киев на дистанции в 10 км. Получив залп фугасом на поллица Киев не стал пытать судьбу убегая обратно,а встал в дымы перед островом, и спустя некоторое время получил две вкусные торпеды в борт,благополучно уйдя на дно.
Так сказать справедливость восторжествовала, и клин клином вышибать тоже приятно.)

В общем орудия неплохие, хотя могли бы быть и получше.

ПМК

150-мм L/55 SK C/28 — 4 х 2 шт.

Дальность стрельбы — 5.3 км.
Скорострельность — 8 выстр./мин.
Время перезарядки — 7.5 с.
Вероятность пожара — 8 %

105-мм L/65 Dop. L. C/31 — 7 х 2 шт.

Дальность стрельбы — 5.3 км.
Скорострельность — 17.91 выстр./мин.
Время перезарядки — 3.35 с.
Вероятность пожара — 5 %

150-мм L/55 MPL C/35 — 4 х 1 шт.

Дальность стрельбы — 5.3 км.
Скорострельность — 8 выстр./мин.
Время перезарядки — 7.5 с.
Вероятность пожара — 8 %

При полной раскачке капитана и модулей + флаг на ПМК мы получим 8 км огненного ада, который окажется неплохим подспорьем, когда нужно будет добрать противника в кинжальной атаке. Когда ГК еще на КД, а рядом крутится опасная тушка. Чтобы вы поняли значение ПМК на немецких кораблях — с моим стилем игры упоротым в пмк — 20 % врагов уничтожило Ручное Управление Огнем ПМК.

Вообще немцев безусловно стоит качать только в два варианта — ПМК — ПВО. Но лично для меня Шарнхорст и без всяких там модулей БОПов и РУчки ПВО довольно неплохо сбивает самолетики своего уровня. И вообще по ощущениям с ПВО у Шарика все ОК, и тратиться на усиление ПВО счел излишним. Опасаться стоит только Лексингтона и девяток. Но они и так при желании вас отымеют, ежели сочтут нужным, а так как нас в основном закидывает топом к 5-6-7 уровням, то шанс нарваться на лютую авиаматку ну очень мал и стремится к нулю. По крайней мере мне так подфартило только один раз.

Для тех кто не знает характеристики ПВО:

20-мм Flak 38 — 10 х 1 шт.
средний урон в секунду — 30
дальность стрельбы — 2.01 км.

37-мм Flakzwilling 30 — 8 х 2 шт.
средний урон в секунду — 20.8
дальность стрельбы — 3.51 км.

20-мм Flakvierling 38 — 5 х 4 шт.
средний урон в секунду — 30
дальность стрельбы — 2.01 км.

105-мм L/65 Dop. L. C/31 — 7 х 2 шт.
средний урон в секунду — 116.2
дальность стрельбы — 4.5 км.

Как видите лучше всего дамажит дальняя аура, и соответственно, если взять Ручное управление огнем ПВО + модуль ПВО + БОП+УОП. То получим лучшее ПВО на уровне, и самолетики врага даже под угрозой заград. отрядов НКВД с максимами не захотят к нам лететь. А самоубийцы которые все же рискнут, быстро отправятся в огненный штопор и автоматически примут ислам. Реально кто может нас напугать так это торперы с Лексингтона с его большим веером ввиде расчески. Но с нашей маневренностью мы довольно легко сможем уйти и получим максимум  30К урона.
Так что с ПВО у Шарнхорста полный порядок.

Торпеды:

533-мм Drilling — 2 х 3 шт.
Скорострельность — 0.88 выстр./мин.
Время перезарядки — 68 с.
Скорость гориз. наводки — 25 гр./с.
Время поворота ТА на 180° — 7.2 с.
Максимальный урон — 13 700
Скорость хода торпед — 64 уз.
Дальность хода торпед — 6 км.
Заметность торпед — 1.3 км.

Торпеды полностью идентичны Гнейзенау. Дальность вполне приемлимая, это не куцые обрубки с атланты и советов которые можно реализовать раз на тысячу боев. И не 8 км копья с японцев которые постоянно провацируют нас закинуть их в неизвестность и в пустоту. Нет. 6 км, это как раз то что необходимо в ближнем бою. А углы сброса рыбок одни из самых наиприятнейших в игре, и позволят почти не меняя курс кормить встречные калоши почти каждую минуту порцией боварских сосисок. Заметность и скорость торпед тоже довольно приятны и часто в клинче не дают шанса крейсерам (хотя они до этого момента доживают редко)

Пару раз торпеды я засаживал даже юрким эсминцам. Чем скорее всего вызывал у них состояние когнитивного диссонанса и жгучее желание продать корабль и вообще отказаться от карьеры на эсминцах.

При клинче торпеды очень помогают против пухлых и румяных броневанн, которые на 7 уровне еще по привычке прут на дуру, совершенно забывая про интересную особенность коллег 3-го рейха. Что интересно при клинче с Гнейзенау, у нас появляется шанс насадиться на торпедки, что довольно забавно, когда вы оба отправляетесь в порт отхватив по 3 торпеды.

Торпеды и ПМК, предоставляют возможность играть в жесткую агрессию и ярое продавливание фланга. Пока ЛК полируют синюю линию, а крейсера ссатся как малые котята от возможности растаять под фокусом, мы как бронированный мерседес авторитета Коли Налимского влетаем на сходку врага и расстреливаем всех из всего, что стреляет, на корню подрезая жалкие потуги врага хоть как-то остановить вас.
Тут самое главное чтобы вас вовремя поддержали, иначе ошеломленный враг быстро придет в себя, нажмет на вас F3, и шанс что вы уйдете целым уже не будет таким очевидным и простым. На крайний случай можно будет забрать с собой парочку крысеров и возможно эсминца, благо возможности для этого есть.

Маневренность:

Максимальная скорость хода — 30 уз.
Радиус циркуляции — 800 м.
Время перекладки руля — 14.5 с.

Маневренность у нас хорошая и приближает нас к уровню тяжелых крейсеров, радиус циркуляции у нас лучше чем у Гнейзенау на 30м и хуже чем у большинства одноклассников. Поэтому не стоит пытаться развернуться в проливе или возле островов. Не забывайте что наша ладья самая длинная в своем классе. Почти 240 метров безобразия, поэтому маневры свои стоит продумывать, заранее.

Вообще по ощущениям, Шарик управляется легко, и чем-то похож на Дуню, скорее всего преобладают крейсерские качества. Рули слушаются отлично и почти сразу откликаются на желания рулевого подвернуть от во-оон тех идущих на нас торпедок. Можно вполне себе гнать эсминец и ни разу не отхватить от него торпед, благо тот их будет кидать хоть как-нибудь лишь бы съебаться в инвиз и больше не отсвечивать. Так же наша скорость позволяет проявить лучшие качества рейдера — внезапно напасть, запилить пару кораблей и так же быстро свалить, пока не подоспела тяжелая артиллерия ввиде брит.ЛК или Амеров.

Установив модернизацию Рулевые машины Мод 2 мы получаем 11.6 сек перекладки что уже почти как у Дюнкерка или Гнея.
Вообще скорость это наше Все, от нее мы играем и живем. И живем в этом случае довольно долго и неплохо.

Маскировка:

Дальность видимости с кораблей — 15.66 км.
Дальность видимости с самолетов — 12.42 км.
Заметность после выстрела ГК в дымах — 11.7 км

Маскировка сама по себе не дурна, но упарываться в нее не стоит, потому как с такой бодрой перезарядкой, Шарик всё равно не успевает исчезать из засвета противника на время своего КД, а убежать мы итак сможем и без всякого инвиза.

Противодействие классам.

Эсминцы:

Для нас,в отличие от других бронневан не так опасны. Коколибр все таки может неплохо подсобить в неблагодарном обстреле мелких паршивцев, а полностью прокачанное ПМК не оставит шанса маленьким уебкам при пикировании. Максимум, что вам грозит при этом — пару торпедных попаданий, а вот награда за уничтожения одного эсминца будет намного весомее, так как исходит от процента отобранного ХП у врага. Да и лишний фраг еще никому не мешал, правда? Опасность представляют для нас всякие косоглазые подлецы заточенные в инвиз, которые по старой привычке так и норовят насадить нас на узкий веер. Почаще применяйте противоторпедный маневр, зигзаги и не ставьте борт, если есть хотя бы малая вероятность что вооон в той стороне промелькнул на пару секунд маленький бесстрашный ниндзя. Стоит упомянуть и том, что ПТЗ у нас по отношению к длине корпуса не очень большая. И словить в нос или в корму пару торпед от японца будет для нас весьма болезненно, вплоть до половины неотхиляемого урона. А это уже грусть, печаль и инвалидность 3 группы. Немцы и советы не страшны, если есть перк ППП, всё равно их снаряды будут для вас как об стенку горох. Вообще Шарнхорст на своем уровне линкоров единственный, кто может наказать зарвавшихся засранцев. В этом хорошо может помочь и летающий впереди смотрящий на ястребке. При взятие суперинтенданта и голдовой расходки их аж 5 штук, они и рыбок подсветят и саму торпоблядь выведут на чистую воду. Баллистика ваших орудий ГК так же весьма благосклонная, а немецкие фугасы быстро отправят любой эсминец в концлагерь.

Крейсера:

Я думаю все и так понятно. Лучший корм для Шарнхорста. Мы созданы для того чтобы порабощать и угнетать крейсера, калибр ГК не оставляет шанса на сквозняки. Немного будет проблем с пробитием в нос цитадели, но ведь белого урона никто не отменял.

Если подсчитать, то Шарик в минуту выдает более 200 000 урона ББ, что вполне хватит на парочку фуловых крейсеров, и неприятно удивит линкоры. Из крейсеров стоит опасаться
только щорса, молотова, и прочих любителей поподжигать издалече. Вообще, главная наша цель в игре потопить как можно больше крейсеров в бою и для этого у нас все есть.

Линкоры:

Вот с нашими коллегами по цеху, не все так однозначно как хотелось бы. С одной стороны хорошая дальность стрельбы, баллистика снарядов и бронепробиваемость вкупе с ДПМ дают нам возможность карать броневанны, но с другой — 280 мм орудия… Чаще всего с залпа будет выпадать по 2 — 4 к урона, в то время как по нам могут прилеть плюхи и по 8 — 14К белого урона. Конечно, вы вполне можете выбить пару цитаделей с Норт Карролайн с 16 км в борт, и Нагато с 6 — 8 км. Но никогда не получите такие цифры урона как с орудий Гнейзенау по 10 — 20 за залп. Но зато попасть по лк намного проще с большой дистанции, благодаря скорострельности и малому времени полета снарядов. Можно попробовать и фугасы, но они все же не так хороши как ББ, и используются довольно редко, ситуативно.

Но все кардинально меняется, когда мы выходим к ЛК на дистанцию менее 10 км. Тут мы Закон и президенты этой маленькой страны под название ближний бой. Самое главное уметь правильно реализовать торпедули, а ПМК сыграет свою поджигающую роль. А когда противник будет гореть всеми частями тушки, отхватывая очередную порцию торпед в нос и в борт, получая каждые 20( а при взятие перка Отчаянный и менее) секунд очередную ББ весомую плюху, то будет проклинать день когда сел за баранку этого пылесоса, и в следующий раз увидев вас на короткой дистанции будет драпать в обратном направлении, изредка попукивая кормовыми башенками. Ибо ни один из обычных ЛК в ближнем бою не сможет вам ничего противопоставить кроме ББ-болванок, которые будут рикошетить и вязнуть в вашем длинном носу.

Носоаутирование мастхев, хотя не стоит бояться подключать постоянно кормовую башню, поверьте броня у немецких линкоров 7 уровня хороша и по ощущениям не хуже, чем у Бисмарка и Тирпица. Не стоит бояться при необходимости повернуть борт к противнику ненадолго. Скорее всего броня выдержит пару заплов, и уж точно хрен кто вам цитадель выковыряет.
Стоит отметить, пожалуй, только такого Шарика или Гнейзенау в противниках. Такие встречи вообще нежелательны и старайтесь их избегать для более комфортной игры.

Авианосцы:

Все было сказано в разделе про ПВО. Для нас авиаматка не страшна, максимум на что способна, немного поменять наш курс, да потерять от 10 до 30 самолетов у наших бортов. Частенько мы будем наказывать с помощью ГК авики 6 уровня, которые потеряв все самолеты будут тихонько рыдать где нибудь вдали от гущи боя. Кстати наши снаряды просто замечательно вытаскивают цитадели из таких горемык во всех плоскостях и проекциях. Авианосцы для нас не соперники и внимания особо на себе не заострят.

Общая оценка.

Линкор Шарнхорст это яркий пример нагиба за бабло. И в отличие от многих других премиум кораблей он наименее требователен к скиллу играющего и более, чем комфортен для
непринужденной и расслабленной игры. На Шарик можно посадить вообще не играющего человека, и тот всё равно останется в плюсе по сере и опыту в конце боя.

Хотелось бы еще добавить пару слов о красоте архитектуры корабля, раньше первое место у меня занимал Дюнкерк.
Но сейчас его смело подвинул Шарнхорст. Приведу цитату из книги:

..Для моряков корабль — это что-то одушевленное, имеющее свою собственную жизнь
и свой собственный характер. Есть корабли, которые кажутся угрюмыми и даже
злобными, им, как и некоторым людям, недостает живости и теплоты. «Шарнхорст»
определенно имел душу. Более того, этот корабль был красив. Кильватерный след
за ним дрожал тем удивительным мягким качающимся движением, которое свойственно
только следу линкора. Казалось, корабль излучал счастье, и этот его дух
распространялся на всю команду, рождая гордость, которую ощущали все моряки
«Шарнхорста» — от капитана до самых младших в звании. Со своей грацией,
элегантностью, гармоничностью линий «Шарнхорст» был, на взгляд любого матроса,
очень красивым…

И вообще Шарик хороший работяга и очень нескромно зарабатывает каждый бой, позволяя приносить при плохом бое чистыми по 200К серы. Но для более лучшей игры я бы советовал его купить по прохождению полной ветки немецких линкоров, чтобы лучше понять всю концепцию игры на данной ветви кораблей. Для самого же Шарнхорста лучше подходит идеология — Бей Слабого, убегай от Сильного. И не бойтесь рисковать.
Рисковая, стремительная на кинжальной дистанции, игра — вот стихия для этого уникального, универсального и хорошего по всем параметрам премиум линкора.
Он вполне стоит своих денег как неплохая альтернатива условно-бесплатного Миссури.

Facebook

Вконтакте

Google+

Twitter

Мой мир

Автор публикации

Комментарии: 1138Публикации: 59Регистрация: 21-10-2017

ships-not-tanks.ru

scharnhorst (1936) Википедия

«Шарнхорст»
«Scharnhorst»
Линкор «Шарнхорст» в 1939 году
Служба
Германия Германия
Назван в честь Герхард Иоганн Давид фон Шарнхорст
Класс и тип судна Линкор типа «Шарнхорст»
Организация Кригсмарине
Изготовитель Kriegsmarinewerft Wilhelmshaven[d]
Строительство начато 16 мая 1935 года
Спущен на воду 3 октября 1936 года
Введён в эксплуатацию 7 января 1939 года
Выведен из состава флота 26 декабря 1943 года
Статус Потоплен в бою у Нордкапа
Основные характеристики
Водоизмещение 31 552 т — стандартное
38 900 т — полное
Длина 235,4 м — общая
229,8 м — по ватерлинии
Ширина 30,0 м
Осадка 9,91 м — полная
Бронирование Главный пояс — 350 мм
палуба — 95 мм
Двигатели 3 турбины фирмы Brown, Boveri & Cie
Мощность 161 164 л. с. (119 МВт)
Движитель 3 трёхлопастных винта диаметром 4,8 м
Скорость хода 31 узел (57,4 км/ч)
Дальность плавания 10 100 морских миль на скорости 19 узлов
Экипаж 1968 человек (60 офицеров, 1909 матросов)
Вооружение
Артиллерия 3 × 3 283-мм
4 × 2 + 4 × 1 150-мм
Зенитная артиллерия 14 × 105-мм
16 × 37-мм
10 × 20-мм
Минно-торпедное вооружение 2 трёхтрубных 533-мм торпедных аппарата
Авиационная группа 3 Arado Ar 196 A-3
1 катапульта
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Линкор «Шарнхорст» | Научно-популярный портал «Нечто»

 

Германские линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау» по праву считаются одними из самых зна­менитых боевых кораблей Вто­рой мировой войны. Редко кому из их современников удалось поучаст­вовать в таком количестве операций в прибрежных европей­ских водах, Атлантике и Заполя­рье. Королевский флот Велико­британии, которому сильно досаж­дала эта пара линкоров, не раз устраивал настоящую охоту за «Сэлмоном» и «Галштейном», как называли их английские моряки.

 

«Шарнхорсту» было суждено стать одним из самых известных кораблей второй мировой войны. Заложили на военной верфи Вильгельмсхафена 14 февраля 1934 года, перезакладка как линейного крейсера состоялась 15 июня следующего, а спуск — 3 октября 1936 года. Церемония спуска была очень торжественной, на ней присутствовал сам Адольф Гитлер.

Проведение верфью большого объема ремонтных работ и задержки в поставках некоторого оборудования, например турбогенераторов, сказались на сроках постройки. Укомплектовали новый корабль 7 января 1939 года. Предварительные испытания «Шарнхорста» выявили ряд недостатков в различных системах и оборудовании корабля, в том числе новых котлов, и это потребовало значительных переделок и доводок. Обнаружилась недостаточная высота борта в носу и дифферент на нос.

В августе носовую часть переделали, на корабль добавили самолетный ангар. 2 сентября «Шарнхорст» совершил короткий испытательный пробег, после которого пришлось провести ряд работ с трубками перегревателей котлов. Перейдя вместе с Тнейзенау» на Балтику, он во время учебных стрельб получил повреждения ангара и гидросамолета на средней катапульте (от дульных газов), а также испытывал сложности с центральной турбиной. После 2-недельного ремонта на верфи (тогда же установили радар) «Шарнхорст» вернулся в Северное море. Произведенного в чин контр-адмирала Отто Цилиакса на посту командира корабля сменил капитан цур зее Курт Хоффманн.

Боевое крещение
Корабль был готов к боевым действиям только в октябре, а 21 ноября вместе с Тнейзенау» вышел к проходу Исландия-Фарерские острова. В этой операции из-за восьмибального шторма на «Шарнхорсте» вышли из строя несколько орудийных установок и прожекторов. Во время боя со вспомогательным крейсером «Равалпинди» 23 ноября, «Шарнхорст», огнем которого управлял корветтен-капитан Доминик, выпустил 89 283-мм и 109 150-мм снарядов, но и сам получил попадание 152-мм снаряда в корму. Имелись раненные и небольшие повреждения от осколков.

Используя плохую погоду, немецкие корабли оторвались от высланных в погоню превосходящих сил Флота Метрополии и вернулись в Вильгельмсхафен для ремонта боевых и штормовых повреждений. Тогда же на «Шарнхорсте» произвели ремонт котлов.

Англичане не хотели смириться с тем, что безнаказанно упустили немецкие рейдеры и 17 декабря предприняли налет на Вильгельмсхафен. Стоявший там «Шарнхорст» в течение 8 минут вел неэффективную стрельбу своими зенитными автоматами (мешали краны и здания верфи), зато «мессершмиты» сбили 10 «веллингтонов» из 24.

11 января 1940 года «Шарнхорст» перешел в Киль, где соединился с Тнейзенау» для учений и артиллерийской практики, но слишком холодная зима заставила корабли вернуться в главную базу. Преодолевая лед в Кильском канале, «Шарнхорст» вышел в Вильгельмсхафен 5 февраля, на день позже систер-шипа. После безрезультатного выхода в море 18-20 февраля обе главные боевые единицы Кригсмарине полтора месяца простояли на якорях в Вильгельмсхафене. 6 марта разбился один из самолетов «Шарнхорста» и, хотя повреждения удалось исправить, оба летчика погибли.

Операции в Норвегии
7 апреля почти весь немецкий флот несколькими отрядами вышел в море, прикрывая силы вторжения в Норвегию. Как только попытались увеличить ход до 27 узлов, на «Шарнхорсте» вышел из строя паровой клапан, что привело к 15-минутной остановке левого вала. Спустя пару часов немецкую эскадру, направлявшуюся к Нарвику и Тронхейму, атаковали 12 бомбардировщиков «Бленхейм» 107-й эскадрильи королевских ВВС. Идущие строем фронта оба линкора и тяжелый крейсер открыли зенитный огонь из всех стволов.

Шума и дыма было много, что нельзя сказать о попаданиях в самолеты. Те ответили той же монетой — все 40 бомб упали мимо. Еще трём эскадрильям помешали выйти в атаку немецкие истребители прикрытия Bf-110, которым удалось сбить два «веллингтона». К вечеру погода испортилась, разыгрался 8-бальный шторм и пришлось включить радары. Снова немецкие корабли начали страдать от океанской волны, с трудом удерживая 9 узлов. 8 апреля на «Шарнхорсте» вода через воздухозаборник попала в КО №2 и скорость пришлось уменьшить ещё на 2 узла.

В ночь на 9-е вода через вентиляционные шахты проникла в топливные цистерны, сделав непригодными 470 кубометров нефти. Низкая облачность, частый дождь и снежные заряды сильно ограничивали видимость, особенно в западном направлении, откуда и мог появиться неприятель. Корабли Лютьенса находились в 50 милях к западу от южной оконечности Лофотенских островов, курс 310°, скорость 12 узлов. В 04.30 9 апреля радар Тнейзенау» обнаружил цель в 25 км по корме и на кораблях объявили боевую тревогу.

Радары «Шарнхорста» все ещё не давали контакта, но около 05.00 его штурман в зеркале секстана обнаружил вспышку от огня тяжелых орудий, а спустя 5 минут сигнальщики увидели силуэт крупного корабля. В последовавшем бою с линейным крейсером «Ринаун» и эсминцами радар «Шарнхорста» вышел из строя, и он никак не мог нащупать цель. После 05.18 корабль на короткое время оказался под огнем «Ринауна», но частая смена курса позволила избежать попаданий.

К 07.15 германским кораблям удалось оторваться от преследования, но носовая башня «Шарнхорста» вышла из строя из-за тяжелых ударов волн. Вода проникала в башню через отверстия для выброса стреляных гильз, кожухи дальномеров и амбразуры орудий. В цепях электромоторов подачи боезапаса из-за попадания соленой воды произошло короткое замыкание. Когда «Шарнхорст» попытался увеличить ход до самого полного, пришлось остановить правую турбину, из-за чего скорость снизилась до 25 узлов. За весь бой он выпустил 195 283-мм снарядов (почти все бронебойные) и несколько 150-мм. 12 апреля вместе с присоединившимся «Хиппером» линейные крейсера пришли в Вильгельмсхафен.

«Шарнхорсту» надо было серьезно ремонтировать носовую башню и энергетическую установку. Но все надежды его командира о постановке в док похоронил приказ ОКМ (Oberkomando Marine), запрещавший начинать любой ремонт, требующий более 6 часов. 1 мая корабль перешел в Везермюнде, а спустя 9 дней — на Балтику, чтобы в спокойной обстановке пройти курс боевой подготовки, необходимый для 87 вновь прибывших офицеров и старшин. После недели пребывания в районе Готенхафена (Гдыня) «Шарнхорст» отозвали в Киль на долгожданный ремонт. Верфь Дойче Верке запросила на работы 12 суток, но командующий флотом потребовал закончить все к 31 мая. Дело в том, что к этому времени из тяжелых немецких кораблей в строю оставались только «Шарнхорст» и «Гнейзенау» («Лютцов» чинил торпедное повреждение, «Адмирал Шеер» проходил плановый ремонт), а события в Норвегии требовали присутствия кораблей Кригсмарине у её берегов. Поднапрягшись, верфь уложилась в указанный срок.

Линейный крейсер «Ринаун». 1916 г., мод. 1934-36 гг., 31990 т., 32 уз., 6 381/42, 20 114/45 ун., 8 ТА, борт до 229 мм, барбеты 178 мм, башни до 279 мм.4 июня в сопровождении «Хиппера» и четырех эсминцев оба линейных крейсера вышли в море для действий против судоходства. В описанном выше бою с авианосцем Тлориес» «Шарнхорст» выпустил 212 снарядов. Один из двух сопровождавших авианосец эсминцев — «Акаста» — проскочил слева направо перед самым носом «Шарнхорста» и выпустил залп из четырех торпед. Дистанция была слишком близкой, так что, несмотря на резкий отворот, в 1839 одна торпеда под углом 15 градусов ударила в правый борт у башни «Цезарь» в трех метрах под главным поясом — в самое уязвимое место.

Повреждение оказалось очень серьезным. Боевое отделение и погреба заполнились дымом, прислугу башни пришлось эвакуировать. Командир корабля капитан цур зее Курт Хоффманн отдал приказ на затопление погребов, но после доклада об отсутствии опасности пожара его отменил. Бортовую обшивку, принявшую на себя удар, разрушило на площади 6х14 метров. Но взрыв оказался столь мощным, что большая часть его энергии пришлась на внутреннюю структуру, разорвав противоторпедную переборку и загнув ее верхнюю часть внутрь на 1,7 м. Переборка была повреждена на 10 м, считая от бортовой брони на уровне платформы над коридором гребного вала. Поврежденными оказались две траверзных переборки, батарейная палуба и палуба первой платформы. Чуть менее пострадали шельф под броню и соседние элементы структуры корпуса. Попадание пришлось в место прохода гребного вала через противоторпедную переборку, где ее эластичность была недостаточной из-за дополнительных подкреплений. Сказалось и недостаточно надежное соединение переборки с броневой палубой, что не позволило напряжениям от взрыва распространиться на большую площадь жестких элементов структуры корпуса. Переборка начала эластично выгибаться, но верхнее ее крепление не выдержало, что привело к большим затоплениям внутреннего объема: вода частично заполнила 22 главных водонепроницаемых отсека, а всего 30 отсеков в районе взрыва приняли 2500 т. «Шарнхорст» получил крен на правый борт в 3 градуса и осел кормой на 3 метра. При взрыве погибло 48 членов экипажа.

Большие затопления и повреждения сказались на энергетической установке. Уничтожило часть правого гребного вала, которая проходила через нижние отсеки противоторпедной защиты около башни «Цезарь», а весь коридор его быстро заполнила вода. Там остался один из матросов, и когда другой, пытаясь его спасти, открыл водонепроницаемую дверь, кормовое машинное отделение, дававшее энергию на средний гребной вал, стало затапливаться так быстро, что сохранить его в строю, мгновенно остановив турбины, оказалось невозможным. Кожух одной из турбин, вращавшейся на полной мощности, остыл так быстро, что лопатки ротора врезались в его внутреннюю поверхность. Пришлось перекрыть все паропроводы этого отделения. Корабль остался только с одним работающим левым валом.

На пути в Тронхейм корабль с трудом мог держать 20 узлов. Для предотвращения дальнейших повреждений корпуса стали использовать кранцевые маты, однако это мало что давало и приказ отменили. Оба корабля достигли Тронхейма около полуночи 9 июня. Там на швартовах стояло ремонтное судно «Хуаскаран», экипаж которого приступил к временному ремонту «Шарнхорста». 10 июня самолет-разведчик Берегового Командования Королевских ВВС обнаружил немецкие корабли и на следующий день дюжина бомбардировщиков «Гудзон» («Хадсон») с высоты 4570 м сбросила 36 227-кг бронебойных бомб по «Шарнхорсту», ни одна из которых не попала. Два самолета немцы сбили. Затем настала очередь британского соединения в составе линкора «Нельсон» и авианосца «Арк Ройял», которые 13 июня находились в 170 милях от Тронхейма. Поднятые в воздух 15 бомбардировщиков «Скуа» были перехвачены германскими истребителями и потеряли восемь машин. Остальные прорвались к цели, но в «Шарнхорст» попала всего одна бомба, которая к тому же не взорвалась, хотя и пробила верхнюю палубу.

Ремонт турбин среднего вала занял 10 суток. Отремонтировать правый вал можно было только в сухом доке, поскольку имелось опасение, что его погнуло и что винт при вращении будет задевать корпус. На пробах 18 июня при скорости свыше 13 узлов наблюдалась такая вибрация, что оставалось надеятся только на два вала и максимальную скорость 24 узла. 20 июня корабль вышел в Германию в сопровождении эскорта. На следующий день соединение у о.Утсир обнаружили самолеты британского Берегового Командования и около 1500 шесть торпедоносцев «Суордфиш» 821-й и 823-й эскадрилий королевского флота вышли в атаку, которую немцы легко отразили зенитным огнем. Английские летчики не имели практики и эта атака крупного корабля была их первой в жизни. Все торпеды пошли практически параллельно курсу кораблей, которым ничего не стоило от них уклониться, сбив при этом два торпедоносца зенитками. Почти тут же 4 «Гудзона» с большой высоты со столь же большой неточностью сбросили 227-кг бомбы. Две машины погибли, две с трудом вернулись на базу, имея тяжелые повреждения. Спустя полтора часа над соединением появилось девять «бофортов», вооруженных 227-кг бронебойными бомбами, но и они были отбиты зенитным огнем и истребителями, потеряв 3 самолета. А последнюю атаку со всё тем же результатом провели ещё шесть «гудзонов». Отражая атаки, «Шарнхорст» выпустил 900 105-мм снарядов и 3600 мелких. К вечеру воздушное прикрытие состояло из 10 «мессершмитов» (Bf-109), 2 «хейнкелей-111», летающей лодки «До-18» и двух бортовых «Арадо-196». Вскоре немцы перехватили британское сообщение, из которого поняли, что в море находятся крупные силы Флота Метрополии, и «Шарнхорст» получил приказ укрыться в порту Ставангер. В этот момент некоторые британские корабли находились всего в 35 милях от него. 22 июня «Шарнхорст» вышел из Ставангера в Киль, где в плавучем доке «С» следующие шесть месяцев проходил ремонт, часто прерываемый налетами британской авиации. 21 ноября корабль вышел в пробное плавание по Балтике, но 19 декабря вернулся в Киль, чтобы в плавучем доке «В» еще четверо суток заканчивать ремонтные работы.

Операции в Атлантике
После возвращения в Киль «Гнейзенау» и «Шарнхорст» приступили к подготовке прорыва в северную Атлантику. Операцию, получившую название «Берлин», задержала плохая погода. Только 22 января 1941 года оба корабля вышли в море. Сначала они зашли далеко на север, где дозаправились с танкера «Адриа» («Шарнхорст» принял 1700 м3), а затем направились к проливу между Исландией и Гренландией. Хотя их и обнаружил крейсер «Найяд», им удалось пройти мимо британских патрулей и выйти на оперативный простор. 8 февраля немцы встретили первый койвой, но присутствие в составе его эскорта линкора «Рамиллиес» заставило их отказаться от атаки.

16 февраля оба корабля дозаправились топливом к югу от Гренландии, а 22 числа обнаружили новый конвой, из состава которого «Шарнхорст» потопил 6000-тонный танкер «Ластрес». Линейные крейсера снова заправились у Азорских островов, а затем направились к мысу Верде Айлендз. 7 марта «Шарнхорст» обнаружил британский линкор «Малайя», а спустя два часа — 12 торговых судов, от атаки которых снова пришлось отказаться. Двумя сутками позже германские корабли после заправки и получения снабжения с судов «Уккермарк» и «Эрмланд» пошли на север. На переходе к месту заправки 9 марта «Шарнхорст» потопил 8000-тонное греческое судно «Маратон» с грузом угля для Александрии.

15 марта обнаружили рассредоточенный конвой и за двое суток потопили 16 судов из его состава («Шарнхорст» потопил 6). 22 марта оба корабля прибыли в Брест.

Авторский коллектив: DAY1923 и lenka
Спасибо, до новых встреч…

Статьи на тему:

  • Крейсер «Аврора». Чем он известен, кроме холостого выстрела в 1917 году?

    В мае этого года одному из старейших в мире кораблей, входящих в состав Военно-морского флота, исполнлось 110 лет. Для боевого корабля возраст не просто весьма почтенный, а уникальный. Широкую извес…
  • Линейный крейсер «Худ»

     


    После Ютландского сражения 1916 г., в котором погибли три британских линейных крейсера от взрыва боезапаса, проекты новых кораблей были доработаны. «Худ» («Hood») до…
  • Проект 685 «Комсомолец»

     


    В мае 1983 года в Северодвинске была спущена на воду опытная глубоководная атомная подводная лодка (АПЛ) проекта 685. К-278, впоследствии названная «Комсомолец», была единстве…
  • Последний поход Бисмарка

     


    18 мая 1941 г. «Бисмарк» (командир — капитан 1 ранга Линдеман) и «Принц Ойген» (командир — капитан 1 ранга Бринкман) вышли из Гдыни. Свой флаг адмирал Лютьенс держал…
  • Линейный корабль «Тирпиц»

     


    Линейный корабль «Тирпиц». Назван в честь Гросс-адмирала А. фон Тирпица создателя Германского флота Открытого моря в Первую мировую войну.
    Вступил в строй в 1941г.

    &nbs…
  • Эсминец «Новик»

     


    5 октября 1913 года на гранитной набережной Невы было особенно многолюдно. Необычное скопление жителей Петербурга вызвал красавец корабль — эскадренный миноносец “Новик&rdqu…

на Ваш сайт.

nechtoportal.ru

Шарнхорст (линкор) Википедия

«Шарнхорст»
«Scharnhorst»
Линкор «Шарнхорст» в 1939 году
Служба
Германия Германия
Назван в честь Герхард Иоганн Давид фон Шарнхорст
Класс и тип судна Линкор типа «Шарнхорст»
Организация Кригсмарине
Изготовитель Kriegsmarinewerft Wilhelmshaven[d]
Строительство начато 16 мая 1935 года
Спущен на воду 3 октября 1936 года
Введён в эксплуатацию 7 января 1939 года
Выведен из состава флота 26 декабря 1943 года
Статус Потоплен в бою у Нордкапа
Основные характеристики
Водоизмещение 31 552 т — стандартное
38 900 т — полное
Длина 235,4 м — общая
229,8 м — по ватерлинии
Ширина 30,0 м
Осадка 9,91 м — полная
Бронирование Главный пояс — 350 мм
палуба — 95 мм
Двигатели 3 турбины фирмы Brown, Boveri & Cie
Мощность 161 164 л. с. (119 МВт)
Движитель 3 трёхлопастных винта диаметром 4,8 м
Скорость хода 31 узел (57,4 км/ч)
Дальность плавания 10 100 морских миль на скорости 19 узлов
Экипаж 1968 человек (60 офицеров, 1909 матросов)
Вооружение
Артиллерия 3 × 3 283-мм
4 × 2 + 4 × 1 150-мм
Зенитная артиллерия 14 × 105-мм
16 × 37-мм
10 × 20-мм
Минно-торпедное вооружение 2 трёхтрубных 533-мм торпедных аппарата
Авиационная группа 3 Arado Ar 196 A-3
1 катапульта
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Проклятие линкора «Шарнхорст» | Мир тайн

История суперсовременного для своего времени фашистского линкора «Шарнхорст» (Scharnhorst) напоминает жуткие легенды эпохи викингов. Слишком уж много совпадений, чтобы считать произошедшее простой чередой неудач. Ещё будучи достроенным только до половины, корабль по загадочным причинам перевернулся в сухом доке. При этом более сотни рабочих были задавлены и ещё около двух сотен получили тяжёлые увечья.

«Шарнхорст» вернули в прежнее положение, заковали в цепи и укрепили балками. Каждая деталь его проверялась знатоками корабельного дела, однако неприятности продолжались: шпангоуты гнулись, балки и такелаж срывались и калечили людей.

В день спуска линкора на воду в гавань прибыл сам Адольф Гитлер. В его присутствии о борт «Шарнхорста» была разбита символическая бутылка шампанского, оркестр играл бравурный марш, главный инженер уже готовился принимать поздравления от фюрера.

И тут неожиданно семидюймовый трос лопнул, и «Шарнхорст» рухнул на две береговые баржи, одна из которых вместе с экипажем тут же пошла ко дну, а на другой погибла почти вся команда, собравшаяся на палубе и наблюдавшая спуск линкора.

Гитлер, безмерно веривший во всякого рода знамения, после этой ужасающей трагедии хотел немедленно отдать приказ об отправке злосчастного судна на металлолом. Однако менее суеверные генералы отговорили его от столь поспешного, по их мнению, решения.

В немецком военном флоте не было кораблей подобных «Шарнхорсту». Именно он должен был стать во главе флотилии, которой полагалось, обрушившись на портовые города Англии, привести гордую страну к покорности. Но всё сложилось иначе.

Во-первых, несмотря на свои превосходные ходовые характеристики и новейшее вооружение, «Шарнхорст» за все годы своей недолгой службы умудрился потопить только два вспомогательных английских судна. А во-вторых, ему катастрофически не везло — несчастья продолжали его преследовать буквально с дьявольским постоянством.

Так, во время обстрела с моря Данцига, в носовой башне линкора непонятно отчего произошел взрыв, убивший и ранивший двадцать человек. Погибли не простые матросы, а опытные артиллеристы, как назло собравшиеся возле злополучной пушки. На следующие сутки система подачи воздуха в башне ещё одного носового орудия вышла из строя. Двенадцать человек погибли от удушья.

Год спустя несчастья продолжились. При обстреле Осло норвежская торпеда попала в двигательный отсек линкора. Двигатель взорвался, и корабль стал мишенью для противника. В устье Эльбы «Шарнхорст» был доставлен с тяжелейшими повреждениями и полностью выведенным из строя турбинным отсеком. Дорогое первоклассное оборудование беспричинно отказывало, унося также жизни мастеров, пытавшихся устранить неполадки.

На стоянке в устье Эльбы линкор столкнулся с пассажирским лайнером «Бремен», который в результате этого намертво застрял на мели. Буксиры не смогли его стащить, а через сутки британские бомбардировщики уничтожили беззащитный лайнер, при этом погибла вся команда, а также и пассажиры, которых не успели эвакуировать.

«Карьера» корабля стала настолько зловещей, что в рейхстаге даже был обнародован вопрос о переводе судна в другую акваторию. Командование грешило почему-то на загрязнённые воды Северного моря, из-за которых двигатель корабля засоряется и по цепочке выводит из строя все компоненты механизма.

За очевидными фактами прослеживалась наглядная тенденция: корабль уничтожал своих создателей и обслугу, а враги от него не страдали. Участник десятков боёв и стычек с врагом, он не потопил ни одного иноземного судна.

«Шарнхорст» стал одним из самых дорогих кораблей флота — сумма, затраченная на него, увеличивалась почти каждую неделю. На корабле всё время что-то ломалось или выходило из строя. Что же касается мелких неприятностей, они происходили каждый день.

О проклятом судне перестали шептаться и заговорили вслух, когда на «Шарнхорсте» вышел из строя радар, и его никакими способами не удавалось восстановить — настолько серьёзной и нелепой оказалась поломка.

Худшее, однако, ждало корабль впереди. Через несколько месяцев, когда линкор вновь вернулся к боевой службе, его локаторы каким-то образом «проглядели» беспомощный катер британской береговой охраны. Под покровом темноты катер прошёл почти под самым боком немецкого тяжеловеса. Через несколько часов целая эскадра, поднятая по тревоге, окружила ничего не подозревающий «Шарнхорст».

Увидев английскую флотилию, капитан линкора тут же решил спасаться бегством, хотя огневая мощь нацистского корабля могла припугнуть кого угодно даже одним выстрелом.

Ближе к утру «Шарнхорст» нагнала одиночная торпеда, пущенная почти наугад. Пробоина оказалась ниже ватерлинии, корабль получил течь, потерял скорость. Пробоина тем временем начала загадочным образом увеличиваться, вода хлынула в трюмы, и «Шарнхорст» осел. После этого линкор стал совсем уж беззащитен, и целая группа торпед, пущенных по горячим следам, попала в цель — прямо в центральную часть трюма.

В артпогребе начался пожар, затем прогремел взрыв. Огромное судно почти взлетело к небесам, рассыпавшись на сотни метров дьявольским фейерверком. К утру 26 декабря 1943 года один из мощнейших кораблей нацистского флота исчез в волнах северо-восточнее мыса Нордкап.

Из почти двухтысячного экипажа спаслось только 36 человек, да и те, кроме двоих, попали в английский плен и погибли в заточении.

Двое же «счастливчиков» сумели вплавь достичь норвежского берега. Ощутив под ногами твёрдую почву, люди вознесли молитвы и только тогда почувствовали себя в безопасности от проклятия чудовищного корабля. Но как бы не так.

Решив приготовить себе обед, они разожгли примус из аварийного комплекта, но аппарат взорвался, облив бензином обоих матросов, и те сгорели заживо. И только после этих последних жертв проклятие «Шарнхорста» потеряло силу.

Источник: softmixer.com

Другие статьи по теме:

Views All Time

10774

Views Today

1

mirtayn.ru

Линкоры типа «Шарнхорст» — 1936 год

Линейный корабль «Шарнхорст»

Всемирная гонка вооружений вынуждала европейские страны отслеживать строительство линкоров в соседствующих государствах. Германия считала своим основным конкурентом Францию. По уровню оснащения немецкий флот соответствовал французским военно-морским силам. Немецкие линкоры типа «Шарнхорст» стали ответом на строительство новых «Дюнкерк».

В 1936 году на воду было спущено два новых линейных корабля: «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Оба принимали активное участие в боевых сражениях и погибли в годы Второй мировой войны.

Предпосылки появления линкоров типа «Шарнхорст»

Согласно условиям Версальского договора, подписанного в 1919 году, Германия не могла иметь корабли водоизмещением свыше 10 000 тонн. В начале 30-х годов немецкий флот планировал обновление морского вооружения. В вервях были заложены три новых крейсера типа «Дойчланд». Пруссия решила пренебречь согласованным ранее условиям и спроектировала корабли, превышающие оговоренные ранее параметры. «Дойчланд» получили грузоподъемность от 12 000 тонн. Их огневая мощь и усиленное бронирование на фоне все же небольшого для дредноутов размера способствовали новому негласному названию – «карманные линкоры». В ответ на это Франция также начала строительство корабля, значительно большего, чем могла себе позволить по Версальскому соглашению.

Французский «Дюнкерк» значительно превосходил новые немецкие линкоры. Для сохранения баланса в море Пруссии необходимо было создать еще более мощные судна. В 1933 году к власти пришел Адольф Гитлер. Проанализировав ситуацию в мире, новый рейхсканцлер распорядился начать строительство двух новых линейных кораблей, бронирование которых сможет выдержать атаку со стороны неприятеля.

Заложенные в 1934 году броненосцы были перепроектированы и в мае следующего года на немецких верфях возобновилось строительство двух кораблей типа «Шарнхорст», которые по проекту имели значительно большее водоизмещение.

Модель линкора типа «Шарнхорст»

[flat_ab id=”1″]

 

Конструкция и бронирование

Главный броневой пояс новых линкоров расположился от передней до кормовой башни основного калибра и имел толщину 350 мм. Боевая рубка и главный калибр были защищены 200-350-мм листами стали, произведенными фирмой Krupp. Подводная часть оснащалась дополнительной 45-мм переборкой.

Стандартное водоизмещение достигало 32 100 тонн, на бронирование было потрачено 44% от общей грузоподъемности. Максимальная длина судна составляла 235 метров. Энергетическая установка включала три паровые турбины типа Парсонс и 12 котлов. Движение обеспечивалось тремя гребными винтами и достигало максимальной скорости, равной 31,5 узла.

Согласно проекту экипаж корабля составлял 1669 человек. В годы войны он был увеличен до 1900 матросов и 70 офицеров.

Вооружение

  • Главный калибр состоял из 3 трехорудийных установок калибром 283 мм 28 cm SKC/34. Они являлись усовершенствованной версией артиллерийских систем, установленных на предшественниках – кораблях типа «Дойчланд». Новые пушки могли использовать три типа снарядов: бронебойные, полубронебойные и фугасные. Дальность стрельбы превышала 40 км. Бронирование было усилено в сравнении с предыдущей моделью SKC/28.
  • Как и в «карманных линкорах», «Шарнхорст» имел 150-мм орудия 15 cm SKC/28. Их количество составляло 12 единиц.
  • Зенитная артиллерия состояла из 7 пар 105-мм техники, 8 пар 37-мм орудий и 8 единиц 20-мм автоматов.
  • Минно-торпедное вооружение – в момент сдачи корабля в эксплуатацию подобных систем предусмотрено не было. Однако в 1941 году конструкторы установили два подводных аппарата, которые ничем не были защищены.
  • Авиация включала 3 гидросамолета и 1 катапульту.

Управление огнем главного калибра обеспечивалось дальномерами, установленными в трех частях корабля. Система обеспечивала одновременный обстрел двух целей. С началом военных действий на суднах появились радиолокационные станции Seetakt FuMO 22, помогающие обнаруживать корабли противника в радиусе нескольких десятков километров.

283 мм 28 cm SKC/34

[flat_ab id=”2″]

Служба

Первым на вооружение поступил дредноут «Гнейзенау» – май 1938 года. Спустя 7 месяцев в строй вошел «Шарнхорст». Уже 3 сентября 1939 года линкоры подверглись атаке со стороны британской авиации, однако повреждений не получили.

В ноябре того же года линейные корабли типа «Шарнхорст» под прикрытием своих эсминцев вышли в море. Через несколько дней они обнаружили британский крейсер «Rawalpindi», на борту которого находились только 152-мм пушки. Потребовалось несколько минут для того, чтобы английское судно превратилось в груду горящего металла. Спасение выжившего вражеского экипажа было прервано в связи с появлением британского эсминца HMS Newcastle. Немецкие корабли быстро ретировались.

В апреле 1940 года эскадра немецких кораблей, в составе которых находились описываемые линкоры, отправилась к берегам Норвегии для высадки десанта. «Шарнхорст» должны были обеспечить огневую поддержку морским пехотинцам. ВВС Великобритании заметили движение врага и отправились в атаку. Зенитная артиллерия линкоров обеспечила надежную защиту от самолетов. Англичанам пришлось отступить. Однако они вызвали подкрепление. Спустя несколько часов на горизонте появился линейный крейсер Королевского флота HMS Renown в сопровождении 8 эсминцев. Немецким линкорам пришлось спасаться бегством в воды Северного Ледовитого океана.

Спустя пару месяцев линкоры встретились с британским авианосцем «Глориес», перестроенным из легкого линейного крейсера, который шел в сопровождении двух эсминцев. В результате жестокой схватки британские судна были потоплены, линейный корабль «Шарнхорст» получил серьезное повреждение – на его борту погибло 48 человек. Один из винтов вышел из строя, однако немецкий линкор собственными усилиями добрался в норвежский Тронхейм и встал на ремонт. Там его вновь настигли британские ВВС. Новых повреждений удалось избежать – «Шарнхорст» отправился в Киль, где простоял на ремонте около 6 месяцев.

В течении следующих лет дредноуты потопили множество танкеров и пассажирских кораблей, находящихся в Атлантическом океане. В случаях, когда не было возможности самостоятельно атаковать судна, они передавали информацию немецким субмаринам, которые догоняли и уничтожали военные и транспортные корабли противника.

Гибель линкоров

В 1942 году во время передислокации немецких линкоров из Бреста в Германию «Гнейзенау» подорвался на мине. Сразу по возвращении в родную гавань он встал на ремонт. Спустя несколько дней британская авиация совершила налет, одна из сброшенных бомб попала в цель. Корабль не могли потушить в течение 3 суток. На его восстановление требовалось около 2 лет. Этого Германия позволить себе не могла. «Гнейзенау» так и не был отремонтирован, после окончания войны он был разобран.

25 декабря 1943 года «Шарнхорст» в составе эсминцев вышел в море. Британские криптографы сумели разобрать шифровки, отправленные незадолго до начала новой операции, и заранее знали о планах немецкого флота. Англичане успели подготовиться и отправили на перехват свои боевые единицы. Экипаж немецкого линкора ожесточенно бился до последней минуты, но его судьба была предрешена. Позже британское адмиралтейство признало, что командование «Шарнхорста» погибло, как настоящие герои, отражая атаку до последних минут. Из 1968 человек в живых осталось только 36 матросов.

Оценка статьи:

(пока оценок нет)

Загрузка…

vmflot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о