2 октября 1941 года. Битва за Москву. Полная хроника – 203 дня

2 октября 1941 года

Перешли в наступление и основные силы группы армий «Центр». Удар подвижных войск при массированной поддержке авиации и артиллерии оказался сокрушающим. Немцы смяли оборону советских войск севернее Духовщины и восточнее Рославля и стремительно продвинулись вперед на 15–30 километров, охватывая с юга и с севера всю вяземскую группировку Западного и Резервного фронтов. Началась Вяземская оборонительная операция войск Западного и Резервного фронтов.

На Брянском фронте немцы устремились к Орлу. Командующий 2-й танковой бригады Гудериан напишет в своих воспоминаниях: «2 октября… одновременно в районе действий 24-го танкового корпуса у Мценска, северо-восточнее Орла, развернулись ожесточенные бои, в которые втянулась 4-я танковая дивизия… В бой было брошено большое количество русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех… Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить». Однако Брянский фронт оказался рассеченным, и его войска, неся потери, с боями отступали на восток.

Выпускники Военной Академии им. Сталина. Москва, июнь 1941 года.

Занятия в Военной Академии им. Сталина. Москва, июнь 1941 года.

Катастрофическое поражение советских войск на первом этапе Московской битвы было вызвано тем, что советское командование почему-то не заметило концентрации немецких войск в кулак, направленный на Москву, а также еще и тем, что немецкая разведка выяснила, где находятся штабы, пункты связи и управления Западного и Резервного фронтов. Сделать это было нетрудно: не менее месяца они располагались в одних и тех же местах, – периодически переносить их на новое место почему-то никому в голову не пришло. В первый же день наступления немцы нанесли мощный огневой удар по штабам всех уровней; был разбит даже командный пункт командующего Западным фронтом Ивана Конева в Касне, удаленный на 110 километров от линии фронта. Управление войсками, связь была утрачена советским командованием в первые часы боев. Начальник Главного военно-санитарного управления Красной Армии генерал-полковник Ефим Смирнов вспоминал, что 2 октября он получил от начальника Генштаба Бориса Шапошникова приказ срочно направить 2 бригады хирургов на Западный фронт, затем последовал приказ отправить туда все бригады, что можно; но, в конце концов, приказали подготовить госпитальные койки в Москве для приема раненых. Вскоре доставили несколько тысяч (!) раненых старших офицеров-штабистов. Сколько же их погибло?..

* * *

Началась Вяземская оборонительная операция Западного (И.С. Конев, с 10 октября Г.К. Жуков) и Резервного (С.М. Буденный) фронтов (2–13 октября). Закончилась крупным поражением Красной Армии. В плен попали около 688 000 советских бойцов и командиров, из окружения удалось вырваться лишь примерно 85 000. Значительно превосходящим силам противника (основные силы группы армий «Центр») удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы 4 армии. Окруженные советские войска в первые дни сковали 28 фашистских дивизий, 14 из них не смогли высвободиться для дальнейшего наступления до середины октября. Это позволило советскому командованию принять экстренные меры по укреплению Можайской линии обороны и восстановлению нарушенного фронта обороны.

* * *

Усилились налеты на Москву. Они, правда, уже не были такими массированными, как 22 и 23 июля. Встретив отпор авиации и зениток ПВО Москвы, потеряв тогда большое количество бомбардировщиков, немцы изменили тактику и перешли к бомбардировке столичных объектов мелкими группами и даже одиночными самолетами, но теперь налеты следовали один за другим почти непрерывно.

* * *

Родился (1941) известный московский педагог, кандидат педагогических наук (1979) Александр Наумович Тубельский, заместитель директора Дворца пионеров имени Крупской, директор московской школы № 73, ставшей в 1988 году Центром воспитания гармоничной и социально-активной личности. По мысли Тубельского, главное – создать условия, при которых учителя способны не просто передавать знания, но и позволяют ребенку раскрывать свою индивидуальность.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Разгром Брянского фронта и Вяземский «котёл» » Военное обозрение


Одной из самых страшных катастроф советских войск в ходе Великой Отечественной войны, считается разгром Брянского фронта и образование Вяземского «котла» в ходе немецкой операции «Тайфун».

Задачи по разгрому советских армий на московском направлении были обозначены в директиве №35 от 6 сентября 1941 года Верховного командования вермахта, подписанной Адольфом Гитлером. Советские силы планировали разбить до наступления зимы. Решить эту цель собирались путём двойного окружения в общем направлении на Вязьму – Можайск – Москву, при наличии мощных ударных группировок на флангах (на севере и юге, для охвата столицы). 16 сентября появилась директива командования группы армий (ГА) «Центр» о подготовке операции по захвату столицы СССР под кодовым названием «Тайфун». Немецкое командование планировало ударами крупных группировок, которые сосредотачивались в районах Духовщины (3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота), Рославля (4-я танковая группа генерал-полковника Эриха Гёпнера) и Шостки (2-я танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана), окружить основные силы противостоящих им советских воск войск и ликвидировать их в районах Брянска и Вязьмы. После этого, стремительным маршем обойти столицу Союза с севера и юга.

24 сентября состоялось последнее оперативное совещание всех командующих пехотных армий, танковых групп, с участием Гальдера и Браухича. 26 сентября издан приказ о наступлении. В приказе говорилось, что 4-я полевая армия и 4-я танковая группа должны нанести удар по обеим сторонам шоссе Росславль — Москва, затем наступая по линии шоссе Смоленск – Москва, замкнуть кольцо вокруг Вязьмы. Их действия дополняло наступление частей 9-й полевой армии и 3-й танковой группы. Их подвижные части должны были выйти восточнее верховьев Днепра и соединиться с подразделениями 4-й танковой группы. Части 4-й и 9-й армий, которые были расположены между ударными группировками, должны были сковать советские силы в районе Ярцево – Ельня.

На южном крыле 2-я полевая армия получила задачу наступать в направлении Сухиничи — Мещовск, обходя Брянск с северо-запада. 2-я танковая группа должна была наступать на Севск – Орёл, во взаимодействии с силами 2-й армии окружить и уничтожить советские войска в районе Брянска.

«Последнее решающее сражение» собирались начать 28 сентября и завершить операцию «Тайфун» и всю кампанию (основные боевые действия) до середины ноября 1941 года. Замысел был грандиозным – на одном операционном направлении было сосредоточено 3 танковые группы, 3 армии, к началу октября численность ГА «Центр» составляла 1,9 млн. человек. В ней было 78 дивизий (в том числе 14 танковых и 8 моторизованных), примерно 1700-2000 танков, 14 тыс. орудий и миномётов. Поддержку с воздуха осуществлял 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга, в нём было до 1320 самолётов (420 истребителей, 720 бомбардировщиков, 40 штурмовиков и 120 разведчиков).


Советские силы

Московское направление защищали Западный, Брянский, Резервный фронты. Западный фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева занимал полосу обороны в примерно 300 км, по линии Андреаполь – Ярцево – западнее Ельни. В первом эшелоне оборону держали: 22-я армия командарма В. А. Юшкевича (оставшковское направление), 29-я армия генерала И. И. Масленникова (направление на Ржев), 30-я армия командарма В. А. Хоменко и часть соединений 19-й армии генерала М. Ф. Лукина (сычевское направление), 16- я армия К. К. Рокоссовского и 20-я армия командарма Ф. А. Ершакова (Вязьма). Всего в составе Западного фронта было 30 стрелковых дивизий, 1 стрелковая бригада, 3 кавдивизии, 28 артполков, 2 мотострелковые дивизии, 4 танковые бригады. Танков у фронта было 475 (новых Т-34 — 51, КВ – 19 единиц).

В тылу Западного фронта и частично на его левом фланге были порядки Резервного фронта (командующий маршал С. М. Будённый). Во фронт входило 6 армий: 24-я армия генерал-майора К. И. Ракутина, 43-я армия командарма П. П. Собенникова в первом эшелоне прикрывали ельнинское и юхновское направления, всего около 100 км фронта. Четыре армии: 31-я армия генерал-майора В. Н. Далматова, 49-я армия генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина, 32-я армия генерал-майора С. В. Вишневского, 33-я армия комбрига Д. Н. Онуприенко, стояли во втором эшелоне на ржевско-вяземском оборонительном рубеже позади Западного фронта. Всего в Резервном фронте было 28 стрелковых, 2 кавдивизии, 27 артполков, 5 танковых бригад. В первом эшелоне было 6 стрелковых дивизий и танковые бригады в 24-й армии, 4 стрелковых дивизии, 2 танковые бригады в 43-й армии.

Силы Брянского фронта возглавлял генерал-полковник Андрей Ерёменко. Фронт закрывал 330 км на брянско-калужском и орловско-тульском направлениях. 50-я армия командарма М. П. Петрова прикрывала дорогу на Киров и Брянск, 3-я армия генерал-майора Я. Г. Крейзера — закрывала трубчевское направление, 13-я армия генерал-майора А. М. Городнянского – севское, а оперативная группа генерал-майора А. Н. Ермакова – курское направление. Всего в Брянском фронте было 25 стрелковых, 4 кавдивизии, 16 артполков, 1 танковая дивизия, 4 танковые бригады. Надо заметить, что дивизии были укомплектованы личным составом не полностью, так в 50-й армии численность стрелковой дивизии была примерно 8,5 тыс. человек, в 3-й и 13-й армиях по 7,5 тыс., в кавдивизиях было по 1,5-2 тыс. человек. Подобная же ситуация была в частях Западного и Резервного фронтов. У Брянского фронта было 245 танков (включая 22 – КВ и 83- Т-34).

Общая численность сил всех трёх фронтов насчитывала 1,2 млн. человек, 10,5 тыс. орудий и миномётов, примерно 1 тыс. танков. ВВС трёх фронтов насчитывали 548 боевых самолётов (265 истребителей, 210 бомбардировщиков, 36 штурмовиков, 37 разведчиков). После начала битвы, ВВС были усилены 368 бомбардировщиками дальней авиации и 432 самолётами истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, советские ВВС не уступали в силе немецкой авиации.

Оперативные планы советских войск на западном направлении предусматривали ведение обороны почти по всему фронту. Так 10 сентября Ставка приказала Западному фронту перейти к обороне, «закопаться в землю» и выделить в резерв 6-7 дивизий, за счёт второстепенных направлений, чтобы создать мощную маневренную группировку. Комфронта Конев выделил в резерв 4 стрелковые, 2 мотострелковые, 1 кавдивизии, 4 танковые бригады и 5 артполков. Большую работу провели по подготовке обороны, она велась под наблюдением Генштаба. Заместитель начальника Генштаба А. М. Василевский предупреждал 18 сентября, что немцы готовят удар на ярцевском и ельнинском направлениях. 27 сентября директивой Ставки войскам Западного фронта предписали перейти в жесткой обороне, разрешались только активные разведывательные действия и частные наступательные операции.

Предполагали, что главный удар немцы нанесут вдоль шоссе, по линии Смоленск – Ярцево – Вязьма, в полосе 16-й армии Рокоссовского. Здесь была создана довольно плотная оборона, так 112-я стрелковая дивизия обороняла фронт в 8 км (10 тыс. человек, 38 орудий и миномётов, 226 пулемётов), соседняя 38-я стрелковая дивизия занимала фронт в 4 км (10 тыс. человек, 68 орудий и миномётов, 202 пулемёта). Средняя укомплектованность дивизий 16-й армии была самая высокая на Западном фронте – 10,7 тыс. человек. Кроме того, у Рокоссовского было 266 орудий калибра 76 мм и выше, 32 – 85 мм зенитки (для борьбы с танками), танковая бригада, все остальные танковые соединения фронта были под командованием штаба фронта. 16-я армия обороняла фронт в 35 км, соседняя 19-я армия Лукина – обороняла 25 км, имея 3 дивизии в первом эшелоне и 2-ве во втором. У 19-й армии было 338 орудий 76 мм и выше, 90 – 45 мм пушек, 56 – 85-мм зениток. В итоге, через 19-ю армию ни одна танковая дивизия вермахта не наступала. Надо учесть и тот факт, что за линией обороны 16-й и 19-й армий был создан резервный рубеж, его подготовили соединения 32-й армии Резервного фронта (там были даже батареи морских 130 и 100-мм орудий, они прикрывали шоссе, мост, железнодорожную линию). Понятно, что если бы немцы ударили вдоль шоссе, то понесли серьёзные потери.


Но другие опасные направления так хорошо прикрыть просто не было возможности. 30-я армия Хоменко, на которую пришёлся основной удар 3-й танковой группы, прикрывала фронт в 50 км, на всю линию обороны было 157 орудий калибром 76 –мм и выше, всего одна батарея 45-мм пушек, 24 – 85 мм зенитки. У армии не было танков.

Генштаб ошибся не только в направлении главного удара, но и в количестве ударных группировок. Считалось, что немцы нанесут удар в одном направлении, имея только одну крупную танковую группировку. Поэтому, были подготовлены мероприятия по отражению ударов с ряда других направлений. На Западном фронте это были осташково-пеновское, нелидово-ржевское, бельское, конютино-сычевское, ярцевское, дорогобужское направления.

Гитлеровцы смогли провести крупную перегруппировку сил: перебросить из под Ленинграда 4-ю танковую группу, а с южного направления – 2-ю танковую группу Гудериана. Поэтому, хотя советское командование довольно точно определило время удара, ошиблись в ударных силах врага, направлениях главных ударов. Немецкая 3-я танковая группа Гота ударила в стык 19-й и 30-й армий, севернее шоссе Ярцево – Вязьма. Удар 4-й танковой группы Гёпнера был направлен южнее шоссе, по 24-й и 43-й армиям. 2-я танковая группа Гудериана ударила по порядкам 13-й армии и оперативной группе Ермакова. Немцы смогли создать огромное преимущество на локальных направлениях: к примеру, против 4-х дивизий 30-й армии было выставлено 12 немецких. 43-я армия – 5 стрелковых дивизий и 2 танковые бригады, которая попала под удар 4 танковой группы, держала фронт в 60 км (3 дивизии в первом эшелоне, 2 дивизии и танковые бригады во втором). Оптимальной считается плотность обороны – максимум 8-12 км на дивизию.

На Брянском фронте командование фронта также ошиблось в направлении главного удара, его ждали в строну Брянска, а немцы ударили на 120-150 км южнее.

Брянская катастрофа

Гейнц Гудериан решил начать наступление на два дня раньше других ударных группировок, чтобы воспользоваться поддержкой авиации, которую ещё не использовали на других направлениях и хорошей погодой. 30 сентября 1941 года 2-й танковая группа перешла в наступление. Командующий Брянским фронтом Ерёменко собирался 3 октября нанести силами 13-й армии и группы Ермакова контрудар по флангам вбитого в оборону фронта немецкого клина. Но силы гитлеровцев недооценили, считали, что к Севску прорвалась группировка в составе 1 танковой и 1 моторизованной дивизий. А в прорыв шли 3-и моторизованных корпуса. Поэтому контрудары силами 13-й армии (2 стрелковые дивизии), группы Ермакова (3 стрелковые дивизии), не имели успеха. Уже 3-го октября немцы ворвались в Орёл.

Вечером 5-го командованию Брянского фронта разрешили отводить войска на вторую полосу оборону – в районе города Брянска и реки Десна. Брянск приписывалось оборонять. Но уже 6 октября немцы с тыла захватили Брянск. Ерёменко отдаёт приказ прорываться с боем на восток.

Чтобы остановить наступление немцев на этот участок стали перебрасывать резервные части: из Резервного фронта – 49-ю армию, с резерва Ставки – 1-й особый гвардейский стрелковый корпус Дмитрия Лелюшенко (5-я и 6-я гвардейские стрелковые дивизии, 4-я танковая бригада полковника Михаила Катукова, 11-я танковая бригада полковника П. М. Армана, 6-я резервная авиационная группа). Кроме того, против танковой группы Гудериана бросили 4 авиадивизии дальней авиации и 81-ю авиадивизию особого назначения. Направили на курское направление и 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию (ей придали танковую бригаду), которую первоначально хотели отправить в Крым. Гвардейский корпус и 7-я гвардейская дивизия, по первоначальному плану, должны были деблокировать окружённые войска Брянского фронта. Одновременно Тулу начали готовить к обороне.

Пока резервы перебрасывали по железным дорогам, а части Брянского фронта пробивались из окружения, было необходимо приостановить наступление немцев на тульском направлении. В район Орла и Мценска перебросили на самолётах 5-й воздушно-десантный корпус (две бригады, всего 6 тыс. бойцов). 3 октября корпус получил приказ на переброску и дрался до 20 октября, когда его сменили. Бои за Мценск стали звёздным часом танковой бригады Катукова, которая смогла разгромить 4-ю танковую дивизию немцев (командование дивизии пренебрегло разведкой и охранением и нарвалось на внезапный удар бригады). Довольно успешно действовала авиация, так 10 октября на аэродроме Орёл-западный было уничтожено до 80 самолётов противника (почти все на земле).

В целом Брянский фронт потерпел поражение, были окружены силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий. Но их не удалось взять в плотное кольцо и полностью уничтожить, значительные силы прорвались, во время отступления погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров, был тяжело ранен комфронта Ерёменко.

Вязьма

2 октября 1941 года началось наступление других немецких ударных танковых групп. В стык 43-й и 50-й армий (60 км фронт) ударила 4-я танковая группа Гёпнера. 6 часов утра, после 4-минутной артподготовки, началось наступление. Большую роль сыграли немецкие ВВС, которые препятствовали переброске резервов армии к месту прорыва. Вначале немцы наступали вдоль Варшавского шоссе, затем повернули на Вязьму.

Одновременно наступали части 3-й танковой группы Гота (с 5 октября 1941 года её возглавил генерал Георг Райнхардт). Немцы ударили в стык 30-й и 19-й армий – 45 км участок фронта. В первом эшелоне наступали все 3-и танковые дивизии немецкой ТГ. В первый же день немцы прорвали оборону на духовщинском и рославльском направлениях, вклинившись в оборону советских войск на 15-30 км. 3 октября глубина продвижения немецких частей в полосе Западного фронта составила до 50 километров, а Резервного фронта — до 80 километров.

Наши войска нанесли контрудар, для этого сформировали группу И. В. Болдина (1 стрелковая, 1 мотострелковая дивизии, 2 танковые бригады). Оперативная группа Болдина нанесла удар 4-5 октября в районе Холм-Жирковский. Состоялось танковое сражение. В это же время командарм Рокоссовский должен был возглавить резерв фронта, для активной обороны в области Вязьмы, чтобы остановить второе крыло немцев. Но группе Болдина не удалось выполнить задачу – силы были неравны. 7-я танковая дивизия немцев прорвалась через днепровские позиции Ржевско-Вяземского рубежа обороны, а затем к шоссе западнее Вязьмы. 7 октября немцы окружили Вязьму (7-я танковая дивизия 3-й ТГ и 10-я танковая дивизия 4-й ТГ).

Это стал один из самых чёрных дней страшного 1941 года. Ещё 4 октября Конев доложил в Ставку «об угрозе выхода крупной группировки немцев в тыл нашим войскам». 5 октября об этом сообщил командующий Резервным фронтом Будённый. Были окружены части 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина. 8 октября Конев приказал пробиваться окружённым войскам в район Гжатска. Окружённые войска бились до 13 октября, предпринимали неоднократные попытки прорыва, но успеха не имели. Так 10-го в прорыв пошла 20-я армия генерал-лейтенанта Ф. А. Ершакова, бой был ожесточённый и шёл весь день. В результате 5 дивизий армии были полностью разгромлены (генерал Ершаков попал в плен 2 ноября). 11 октября севернее Вязьмы пытались прорваться силы 19-й и 32-й армии и группы генерала Болдина под командованием командарма Лукина. Только 12-го удалось пробить брешь в обороне немцев, но укрепить фланги не вышло, немцы быстро закрыли прорыв, только часть соединений смогла уйти. Среди вышедших бойцов был и Болдин.

Итоги

— Окружённые под Вязьмой войска сковали значительные силы противника, предназначенные для преследования остальных разбитых сил Западного и Резервного фронтов, развития наступления. Только 14 октября немецкое командование смогло перегруппировать главные силы и 15-го начать новое генеральное наступление.

— Немецкие войска прорвали линию обороны Западного, Резервного фронтов на всю оперативную глубину, и смогли окружить, уничтожить значительную часть сил Западного и Резервного фронтов. Немцы дошли до Можайской линии обороны столицы Советского Союза, создав необходимые условия для продолжения операции «Тайфун».

— Красная Армия понесла огромные потери, по ряду данных – только пленными боле 600 тыс. человек. В вяземском «котле» попал в плен командир 19-й армии генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командир 24-й армии генерал-майор К. И. Ракутин.

Приложение 1.

В воспоминаниях командир 2-й стрелковой дивизии, Вашкевич пишет: «…2-я сд получила приказ командующего армией в 7 часов 30 минут утра 11 октября и приступила к его выполнению. На реке Вязьме в распоряжении командующего 19-й армией был оставлен 1284-й (бывший 5-й в дно) стрелковый полк, сменивший подразделения 1286-го стрелкового полка. Главные силы дивизии в составе 1282-го, 1286-го стрелковых полков, отряда черноморских моряков (около 800 человек), 970-го артиллерийского полка, а также приданные дивизии 596-й гаубичный артиллерийский полк и 57-й тяжелый артиллерийский дивизион должны были занять исходное положение западнее, села Богородицкого, чтобы атаковать противника в 16 часов. До начала атаки оставалось 8 часов 30 минут. За это время предстояло сменить 1286-й полк подразделениями 1284-го полка на реке Вязьме, всем частям дивизии пройти 15—18 километров до исходного положения, артиллерии занять огневые позиции и определить цели, по которым вести огонь, поддерживая пехоту, командирам полков принять решение и поставить задачи командирам! своих подразделений. Командирам рот оставалось время лишь на то, чтобы показать командирам взводов на местности, куда им наступать. Чтобы поднять артиллерию, минометы, станковые пулеметы, боеприпасы, инженерное имущество и имущество связи, пришлось из транспортных автомашин слить все горючее в боевые машины. Это мероприятие отняло два-три часа так жестко ограниченного времени. К 10 часам все распоряжения были отданы и получены донесения, что части приступили к их выполнению. Командир дивизии, часть офицеров штаба дивизии, командующий артиллерией, дивизионный инженер и начальник связи дивизии со средствами связи, командиры стрелковых и артиллерийских полков в 11 часов 30 минут прибыли на опушку леса в полутора километрах западнее Богородицкого, где был организован командный пункт. К часу дня командиры стрелковых н артиллерийских полков получили боевые задачи на местности и тут же приступили к их решению. К этому времени прибыл 1282-й полк, 970-й артиллерийский полк, 3-й дивизион 389-го гаубичного артиллерийского полка и часть 596-го гаубичного полка. Запаздывали 1286-й полк, часть 596-го гаубичного полка и 57-й тяжелый артиллерийский дивизион. Не подошел еще и отряд моряков. Все делалось в страшной спешке. От 16 часов, когда устанавливалось начало атаки, и до наступления темноты оставалось всего около двух часов светлого времени. Около 15 часов показались батальоны 1286-го полка. Они бегом направлялись в свои исходные районы. Около 15 часов 30 минут стали развертываться и два запоздавших дивизиона 596-го гаубичного полка, а также 57-й тяжелый артиллерийский дивизион. В это время авиация противника активизировалась. Группами, по четыре — шесть самолетов повела на наши войска, занимавшие или уже занявшие исходное положение для прорыва, атаки с воздуха. Тыловые учреждения дивизий и армии, понтонно-переправочные части нахлынули на артиллерийские позиции, на вторые эшелоны полков и дивизии. Связь все время нарушалась. Обо всем этом, а также о том, что еще не вся артиллерия подготовилась к действию, а часть взводов 1286-го полка пока не уяснила своих задач, я доложил командующему 19-й армией генералу Лукину. Я настойчиво просил его отложить атаку до утра, чтобы за ночь отвести тылы назад, привести в порядок перемешавшиеся части и наладить нарушенное управление войсками. На свой доклад и предложение о переносе наступления на утро 12 октября я получил ответ: “Вашкевич, ты не представляешь всей обстановки. Или мы сегодня, сейчас прорвемся, или нас к утру сомнут”. На мое замечание, что ночью противник не начнет наступление, генерал Лукин подтвердил: “Иди и прорывайся”, — и пожелал успехов. На этом, пожав друг другу руки, мы расстались. Для непосредственного руководства войсками я с небольшой группой офицеров штаба и офицерами связи полков отправился в боевые порядки первых эшелонов 1286-го и 1282-го стрелковых полков. Со мной пошли начальник артиллерии дивизии полковник Суворов и комиссар штаба дивизии старший политрук Б.З. Евсеев. Комиссар дивизии В. Т. Крылов и начальник штаба дивизии полковник Софин остались на командном пункте. Они должны были привести в порядок вторые эшелоны полков, перемешавшиеся с другими частями армии, а потом присоединиться к нам. Около 16 часов “катюши” дали первый и последний залп, вся артиллерия дивизии открыла огонь. Первые эшелоны 1286-го и 1282-го стрелковых полков перешли в наступление. Противник встретил наши войска плотным заградительным огнем. Около 18 часов, уже в темноте, части дивизии заняли деревню Пекарево. Поздно вечером они захватили деревню Спас и тем самым прорвали кольцо окружения противника. Фронт прорыва достигал 3 километров. Он простреливался пулеметным и артиллерийско-минометным огнем».
Лукин вспоминает: «… Ко мне стремительно вбегает командир 91-й стрелковой дивизии полковник И.А. Волков:
— Товарищ генерал! Прорыв сделан, дивизии уходят, выводите штаб армий!
— Немедленно доношу об этом в штаб фронта. В прорыв вводится артиллерия, подтягиваются другие соединения. И.А. Волкову я сказал, что лично выходить не буду, пока не пропущу все или хотя бы половину войск.
— Идите, выводите свою дивизию, держите фланги.
Он не успел догнать свое соединение. Кольцо окружения замкнулось вновь. Предполагали, что противнику удалось подвести к месту прорыва свежие силы и закрыть прорыв.
Тот, кто был в окружении и оказывался в таком же положении, как и я, поймет мое душевное состояние. Нет, моральные силы не были надломлены, сила воли не поколеблена, но я понимал всю тяжесть положения и ничего сделать не мог. Вновь собрал командиров и комиссаров. Они, очевидно, ждали от меня чуда. Ну, а чудес, как известно, не бывает. К горлу подступал комок… Какие слова найти? Чем помочь им? Потом, взяв себя в руки, сказал: Товарищи, положение не безвыходное. Противник сосредоточил все свои силы на восточном направлении и видит, что мы рвемся только на узком участке. Если же мы будем прорываться южнее Вязьмы, в направлении 20-й армии, то обязательно прорвемся. Приказываю выходить отдельными группами».

К рассвету 12-го октября прорвавшиеся части сосредоточились в 18-ти киломётрах к северо-западу от места прорыва. Здесь находились подразделения 1282-го и 1286-го стрелковых полков, 970-го артиллерийского полка и часть отряда моряков, а также подразделения из соседних дивизий армии. Быстро сказалась физическая усталость и большое напряжение ночного боя. Все повалились спать.
Вашкевич: «В этом районе мы пробыли весь день 12 октября, ожидая подхода других наших частей. Однако к нам присоединились лишь отдельные небольшие подразделения из разных дивизий 19-й армии. 1284-й стрелковый полк, оставленный на реке Вязьме для прикрытия прорыва 19-й армии на восток, свою трудную задачу выполнил. Весь день 11 октября он огнем и контратаками отражал попытки крупных сил немецко-фашистских войск переправиться па восточный берег реки Вязьмы. Бойцы мужественно сражались, проявляли стойкость и героизм. Только небольшой части полка удалось выйти из окружения и присоединиться к своим войскам. Далеко на юго-западе, где ночью и утром шел жестокий бой, наступила тишина. Попытки выйти из окружения, предпринятые 19-й армией 8-го, 9-го и 10-го октября, только насторожили врага, заставив его еще больше уплотнить боевые порядки своих войск. Прорыв из окружения, назначенный на 16 часов 11 октября, предполагалось провести под покровом ночи. Но к ночным действиям, тем более такого большого масштаба, как прорыв армией крупных сил противника и последующий ночной марш на 45—55-километров, войска и штабы оказались не подготовленными».
Потери были столь велики, что армия перестала существовать. Полегло 19000 воинов. По рассказам очевидцев из окрестных деревень, «… в марте 1943 г. немцы стали гонять нас в окрестности деревни Мартюхи. Здесь по долине небольшой речушки, окружавшей деревню, лежали наши солдатики. Было их очень много. Лежали несколькими слоями друг на друге. Мы снимем верхний слой, похороним, а следующий, еще замерзший, оставим до следующего дня, чтобы оттаял. Так работали около месяца, похоронили около семи слоев. Немцы очень боялись эпидемий».

Приложение 2.

Вот, что писал командир 45-й кавалерийской дивизии Стученко о боях в районе деревень Стогово, Покров, Селиваново: «Развороченная земля, усеянная трупами наших и немцев. Здесь же исковерканные повозки, орудия, машины. Раненые лошади, с низко опущенными головами, бродят по мертвому полю. А вокруг зловещая тишина… 13 октября войска армии начали разделяться на отдельные группы для самостоятельного выхода. Все орудия были взорваны, машины сожжены. Но на то, чтобы уничтожить конский состав, ни у кого рука не поднялась. Коней распустили по лесу». Немцы не смогли сдержать последнего отчаянного натиска советских солдат из северной части «котла» в направлении на юг. В ночь с 12-го на 13-е октября значительная их часть, в результате тяжелых и кровопролитных боев, смогла прорваться. Однако, там они попали в то же самое окружение — только теперь уже 4-й немецкой армии. 13-го октября местность в районе автострады Смоленск — Вязьма была очищена. Советские войска прекратили организованное сопротивление, Картина завершившегося сражения была поистине трагичной. Офицер из штаба 8-го АК передал свои впечатления от увиденного им тогда в отчете, подготовленном для командования соединения. В нем говорится: «…Наступил мороз и выпал первый снег. Бесконечные потоки русских пленных шли по автостраде на запад.

Полны ужаса были трупные поля у очагов последних боев. Везде стояли массы оседланных лошадей, валялось имущество, пушки, танки»..
Стученко пишет о своем выходе из «котла»: «45-я кавалерийская дивизия 12-го октября в 23 00 получила приказ командующего армией: держать фронт до 4-х часов утра, после чего отходить на юг, прикрывая войска, которые будут с рассветом пробиваться в район Стогово (южнее Вязьмы) на соединение с 20-й армией генерал-лейтенанта Ершакова. Однако, как потом выяснилось, штаб армии, сколотив отряд в 600 человек, взял радиостанцию и ушел в неизвестном направлении. Получилось, что дивизия уже около 4 часов фактически никого не прикрывала. В пятом часу утра полки по приказу командира дивизии снялись с места. Держа коней на поводу, конники начали движение на юг, как было приказано еще вечером командармом. На рассвете 13 октября дивизия подошла к деревне Жипино. Высланные разъезды были встречены огнем: в деревне враг. Чтобы избежать ненужных потерь, деревня была обойдена с северо-запада и далее остатки через лес направились на деревню Буханово. Но до нее не дошли, попав под автоматно-пулеметный огонь. Пришлось вернуться назад к деревне Жипино и предпринять еще одну атаку. Вскоре к кавалеристам присоединились танкисты из 127-й танковой бригады генерал-майора танковых войск Федора Тимофеевича Ремизова. В бригаде, правда, оставалось всего 3 танка КВ, которые вскоре тоже были подбиты. На пути дивизии оказалась река Вязьма, которую было решено форсировать недалеко от деревни Степаньково. Остатки дивизии незаметно дополнялись примкнувшими офицерами и солдатами, выходившими из окружения. Вскоре таких оказалось уже более 600. Но костяк ещё состоял из бойцов 45-й кавдивизии , в которой ещё оставалось на тот момент 180 лошадей, из которых здоровых только 22. Умер от раны в живот начальник разведки дивизии Гавронский. Вскоре подошли к железнодорожной станции Пятница. Часть во главе с командиром дивизии двинулась вперед, вошла в перелесок севернее станции Угра и расположилась на отдых. Оставшаяся часть отряда, представлявшего собой уже довольно разношерстную массу стихийно, неорганизованно разделилась на отдельные группы, которые двинулись по кратчайшим направлениям к линии фронта. Некоторые из них прорвались в районе Наро-Фоминска, а некоторые совсем не вышли к своим. Группа с командиром дивизии Стученко в полдень 17 октября подошла к деревне Коптево Знаменского района Смоленской области. Немцев здесь не было. Здесь удалось раздобыть лодки для переправы через реку. В последующие 8 дней ничего существенного не произошло, если не считать отдельных стычек с противником, в основном на дорогах, которые приходилось пересекать. 26 октября еще засветло группа подошла к деревне Клины (50 километров западнее Серпухово). В последних числах октября юго-западнее Серпухова удалось захватить «языка», который оказался ефрейтором 13-го армейского корпуса. По его показаниям был определен дальнейший маршрут следования: Трояново — Буриново — Стайки. Здесь леса и болота , и вражеских войск меньше. Самым опасным участком оказалась дорога между Буриново и Воронино, которую надо было пересечь. Вскоре, 28 октября, группа вышла в расположение советских войск в полосе 49-й армии».

topwar.ru

Самое «дно» Великой отечественной войны. «Чёрный» октябрь 1941. Ч.1.: yaslyam_da — LiveJournal

Разгром наших войск под Вязьмой и Брянском произошел за 13 октябрьских дней. Наступление немцев началось 30 сентября, и уже 7 октября 1941 г. на протяжении 800 км. наш фронт рухнул, при этом 500 км. были свободны абсолютно – образовались два огромных «котла», в которых почту неделю продолжали биться наши окруженные части. Стратегических резервов в районе Москвы не было. Все пути на Москву оказались открытыми.
В первых числах октября 1941 г. все внимание Ставки ВГК было приковано к брянскому направлению; считалось, что прорыв немцев к Вязьме не столь опасен. И лишь когда расстояние, отделяющее танки генерала Гепнера (наступающего к Вязьме с юга) от танков генерала Гота (продвигающегося к городу с севера) сократилось до 30 км, Сталин приказал отходить. К сожалению, как и в случае под Киевом, приказ пришел слишком поздно. 7 октября кольцо вокруг основных сил Западного и Резервного фронтов замкнулось. Еще через несколько дней были отрезаны и три армии Брянского фронта. В результате советское командование всего за две недели октября лишилось 64 дивизий, 11 танковых бригад Безвозвратные потери Красной Армии на московском направлении только за октябрь составили один миллион человек, из них по немецким источникам, около 680 тыс. пленных. Для ликвидации двух огромных котлов ГА «Центр» пришлось привлечь до 61% своих дивизий (48 из 78) и затратить на это от 7 до 14 суток.
Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/bitva-pod-moskvoy#ixzz4NTj9WG00
Из 1,2 млн. войск нашей армии, находящихся между Орлом и Тверской (Калиниской) областью, вышло из окружений к нашим только около 100 тыс. чел., остальные за 14 дней катастрофы погибли или оказались в плену.
Между Тверью и Тулой (около 500 км) по состоянию на 13-14 октября 1941г. наших войск практически не было, а немцы из 1,9 млн. чел. наступающих войск (вместе с тыловыми частями) потеряли 80 тыс. чел. убитыми (плюс раненные).
А как наша страна выбралась из этого коллапса будет в другой статье. Это действительно мистика, что немцы, уничтожили и взяли в плен за 12-14 дней 1млн. чел. наших солдат и офицеров, на расстоянии 150 км. от Москвы, и не смогли нас добить, и Москву не взяли. Но это будет в другой статье.
А сейчас ниже будет сделан разбор этого ужаса первой половины октября 1941г.
Одной из самых страшных катастроф советских войск в ходе Великой Отечественной войны, считается разгром Брянского фронта и образование Вяземского «котла» в ходе немецкой операции «Тайфун».
Задачи по разгрому советских армий на московском направлении были обозначены в директиве №35 от 6 сентября 1941 года Верховного командования вермахта, подписанной Адольфом Гитлером. Советские силы планировали разбить до наступления зимы. Решить эту цель собирались путём двойного окружения в общем направлении на Вязьму – Можайск – Москву, при наличии мощных ударных группировок на флангах (на севере и юге, для охвата столицы). 16 сентября появилась директива командования группы армий (ГА) «Центр» о подготовке операции по захвату столицы СССР под кодовым названием «Тайфун».
Для подготовки наступления немецкое командование перебрасывало части с других участков восточного фронта. Ситуация для была усугублена тем, что переброска танковой группы из группы армий «Север» была произведена в последний момент. Ее просто не успевала отследить советская разведка. Под Ленинградом был даже оставлен радист группы с характерным почерком работы ключом. Этим вводилась в заблуждение советская радиоразведка.

Ударами крупных группировок, которые сосредотачивались в районах Духовщины (3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота), Рославля (4-я танковая группа генерал-полковника Эриха Гёпнера) и Шостки (2-я танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана), предполагалось окружить основные силы советских войск и ликвидировать их в «котлах» в районах Брянска и Вязьмы. После этого, стремительным маршем обойти столицу Союза с севера и юга.
Немецкие войска в соответствии с планом нанесли удары 3-мя ударными группами:
• 4-я полевая армия и 4-я танковая группа Гёпнера должны нанести удар по обеим сторонам шоссе Росславль — Москва, затем наступая по линии шоссе Смоленск – Москва, замкнуть кольцо вокруг Вязьмы.
• 3-я танковая группа генерал-полковника Гота ударила севернее шоссе Ярцево – Вязьма
• На южном крыле 2-я полевая армия наступала в направлении Сухиничи — Мещовск, обходя Брянск с северо-запада. 2-я танковая группа Гудериана должна была наступать на Севск – Орёл, во взаимодействии с силами 2-й армии окружить и уничтожить советские войска в районе Брянска.
• Части 4-й и 9-й армий, которые были расположены между ударными группировками, должны были сковать советские силы

Замысел был грандиозным – на одном направлении было сосредоточено 3 танковые группы, 3 армии, к началу октября численность Группы Армии «Центр» составляла 1,9 млн. человек. В ней было 78 дивизий (в том числе 14 танковых и 8 моторизованных), примерно 2000 танков (с учетом ремонтируемых — 2300 танков), 14 тыс. орудий и миномётов. Поддержку с воздуха осуществлял 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга, в нём было до 1320 самолётов (420 истребителей, 720 бомбардировщиков, 40 штурмовиков и 120 разведчиков).

Советские войска:
Московское направление защищали Западный, Брянский, Резервный фронты. Общая численность сил трёх фронтов насчитывала 1,2 млн. человек, 10,5 тыс. орудий и миномётов, примерно 1 тыс. танков:
• Западный фронт (командующий генерал-полковник Иван Конева) занимал полосу обороны в примерно 300 км. Танков у фронта было 475 (новых Т-34 — 51, КВ – 19 единиц).
• Резервный фронт (в тылу Западного фронта и частично на его левом фланге). Командующий маршал С. М. Будённый. На Ельнинском и Юхновском направлениях фронт держал 100 км, остальные части Резервного фронта находились на ржевско-вяземском оборонительном рубеже позади Западного фронта.
• Брянский фронт (командующий Андрей Ерёменко) закрывал 330 км на брянско-калужском и орловско-тульском направлениях. У Брянского фронта было 245 танков (включая 22 – КВ и 83- Т-34).

ВВС трёх фронтов насчитывали 548 боевых самолётов (265 истребителей, 210 бомбардировщиков, 36 штурмовиков, 37 разведчиков). После начала битвы, ВВС были усилены 368 бомбардировщиками дальней авиации и 432 самолётами истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, советские ВВС не уступали в силе немецкой авиации.
Наш Генштаб ошибся не только в направлении главного удара, но количестве ударных группировок. Считалось, что немцы нанесут удар в одном направлении, имея только одну крупную танковую группировку.
Кроме всего прочего гитлеровцы смогли провести крупную перегруппировку сил: незаметно для нашей разведки смогли перебросить из под Ленинграда 4-ю танковую группу, а с южного направления – 2-ю танковую группу Гудериана. Наше командование ожидало увидеть под Москвой только одну танковую группу.
В итоге немецкое командование смогло создать огромное преимущество на локальных направлениях: к примеру, против 4-х дивизий 30-й армии было выставлено 12 немецких.
3 и 4 октября командующие фронтами Еременко и Конев обратились в Ставку с просьбой разрешить отход на тыловые оборонительные рубежи, но получили жесткий отказ. И лишь через два дня отход был разрешен Но время было преступно упущено: рубежи отхода оказались заняты немцами, и кольцо окружения замкнулось. Так образовались два котла под Вязьмой и Брянском .
http://cyberleninka.ru/article/n/sssr-v-velikoy-otechestvennoy-voyne-tragediya-1941-g-1#ixzz4NZ0tEq00

Брянская катастрофа
Войска Брянского фронта под командованием генерал-полковника А.И.Еременко занимали фронт 330 км на брянско-калужском и орловско-тульском направлении. Танковые войска фронта насчитывали 245 танков (22 КВ, 83 Т-34, 23 БТ, 57 Т-26, 52 Т-40, 8 Т-50). Общая численность войск Брянского фронта составляла 225 567 человек.
На Брянском фронте командование фронта также ошиблось в направлении главного удара, его ждали в строну Брянска, а немцы ударили на 120-150 км южнее.
Гейнц Гудериан решил начать наступление на два дня раньше других ударных группировок, чтобы воспользоваться поддержкой авиации, которую ещё не использовали на других направлениях и хорошей погодой. 30 сентября 1941 года 2-й танковая группа перешла в наступление. Лавина немецких танков при поддержке сотен самолетов просто сметала одно за другим разрозненные дивизии Красной армии и, не останавливаясь, прошла около 200 км, а затем повернула на север, окружая основные силы Брянского фронта.
http://cyberleninka.ru/article/n/sssr-v-velikoy-otechestvennoy-voyne-tragediya-1941-g-1#ixzz4NZ0HAFAK
Командующий Брянским фронтом Ерёменко собирался 3 октября нанести силами 13-й армии и группы Ермакова контрудар по флангам вбитого в оборону фронта немецкого клина. Но силы гитлеровцев недооценили, считали, что к Севску прорвалась группировка в составе 1 танковой и 1 моторизованной дивизий. А в прорыв шли 3-и моторизованных корпуса. Поэтому контрудары силами 13-й армии (2 стрелковые дивизии), группы Ермакова (3 стрелковые дивизии), не имели успеха. Уже 3-го октября немцы ворвались в Орёл (который находился в 200 км от фронта, но настолько быстрым было продвижение немцев, что при въезде танков в город, по нему во всю ходили трамваи).

Вечером 5-го октября командованию Брянского фронта разрешили отводить войска на вторую полосу оборону – в районе города Брянска и реки Десна. Брянск приписывалось оборонять. Но уже 6 октября немцы с тыла захватили Брянск. Ерёменко отдаёт приказ прорываться с боем на восток.
6 октября один из передовых отрядов Гудериана вышел в район командного пункта Брянского фронта, расположенного в 11 км юго-восточнее Брянска в районе станции Свень. На помощь штабу фронта подошли 3 танка, а затем 2 артиллерийских дивизиона и 300 бойцов мотострелкового подразделения танковой бригады. Под прикрытием их огня успели эвакуировать оперативный, разведывательный и шифровальный отделы. По объездной дороге вместе с начальником штаба и членом Военного совета фронта они двинулись на новый КП, в Белёв. Отсюда в Ставку ВГК и было доложено, что комфронта погиб на КП 6 октября около 16 часов. Через час вражеский отряд ушел к северо-западу. А живой командующий фронтом с этого момента оказался без своего штаба, потеряв управление войсками. Лишь на другой день генерал Еременко с адъютантом добрался до КП 3-й армии. Последующее его руководство свелось в основном к управлению одной этой армией. Когда генерал Еременко потерял управление войсками, его функции взял на себя Генеральный штаб.
http://www.otvoyna.ru/braynsk.htm
50-я армия Брянского фронта, обнаружив разрывы в кольце окружения на северо-восток от Брянска, успешно начала прорываться, но директива Генштаба потребовала изменить направление движения на юго-восток, где выход из окружения должны были обеспечить действия танковых дивизий. Но именно там была сосредоточена мощная группировка немцев. Командующий армией генерал М.П. Петров не по смел ослушаться приказа и развернул части армии на новое направления. Но прорвать кольцо противника не удалось ни изнутри, не извне, и 50-я армия была рассечена встречными ударами и уничтожена вместе с командованием. От армии осталась всего-навсего десятая часть людей и 3 % артиллерии.
Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/sssr-v-velikoy-otechestvennoy-voyne-tragediya-1941-g-1#ixzz4NZ3bV79t
На рассвете 9 октября наша 13 армия нанесла неожиданный удар и создала брешь в боевых порядках врага. Через нее прорвались 132-я и 143-я стрелковые дивизии, 141-я танковая бригада и часть штаба армии. Однако в скором времени противник закрыл брешь и отрезал путь остальным частям армии, но 6-я стрелковая дивизия полковника Гришина стремительной атакой вновь опрокинула врага. За ней проскочили часть второго эшелона и резерв командарма. В этот день 13-я армия продвинулась на юг почти на 25 км, но была остановлена. Для борьбы с окруженными советскими войсками противник задействовал 20 дивизий из 22-х, имевшихся в составе двух армий.

Из состава 13-ой армии вышли из окружения 10 тыс. человек. Из 3 армии вышло из окружения 13 тыс. человек. Из 50 армии из окружения вышло 12 тыс. чел. (погибло и попало в плен 90 тыс. чел). Итого из Брянского окружения вышло 32 тыс. чел.
В целом Брянский фронт потерпел поражение, были окружены силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий. Но их не удалось взять в плотное кольцо и полностью уничтожить, значительные силы прорвались, во время отступления погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров, был тяжело ранен комфронта Ерёменко.
http://www.libma.ru/voennaja_istorija/1941_vjazemskaja_katastrofa/p6.php
http://actualhistory.ru/wiazma_kessel

Пока резервы ставки перебрасывали по железным дорогам, а части Брянского фронта пробивались из окружения, было необходимо приостановить наступление немцев на тульском направлении. В район Орла и Мценска перебросили на самолётах 5-й воздушно-десантный корпус (две бригады, всего 6 тыс. бойцов). Пусть не удивляет, что десантников планировалось использовать против танков. Воздушно-десантные бригады имели на вооружении огнеметы РОКС, которые можно было использовать, и использовали реально против танков. Таким образом, удалось перебросить на дальность до 500 км более 6 тыс. десантников с вооружением, боевой техникой и двумя боекомплектами боеприпасов. 3 октября корпус получил приказ на переброску и дрался до 20 октября, когда его сменили. Бои за Мценск стали звёздным часом танковой бригады Катукова, которая смогла разгромить 4-ю танковую дивизию немцев (командование дивизии пренебрегло разведкой и охранением и нарвалось на внезапный удар бригады).


Вяземская голгофа.


В вяземском котле погибла большая часть московского ополчения, что также сделало трудным оборону Москвы (большинство мужчин уже погибло).
2 октября 1941 года началось наступление немецких ударных танковых групп Гота и Гёпнера. Удар северной танковой клешни пришелся на западный фронт, удар южной таковой группы – на резервный фронт. Если бы оба удара пришлись на участки одного фронта, имеющего одно командование, то командование этого фронта быстрее бы поняло, что это два удара нанесены с целью сойтись в одном месте и окружить войска. Но так как немцы продуманно нанесли удары по участкам, имеющим два разных командования (Конев и Буденный), то каждый командующий видел только один танковый удар на своем участке, и не видя второй половины одной немецкой операции никто из них не мог сделать своевременно вывод об угрозе. А руководство нашего генерального штаба (Ставки) получала информацию в любом случае позже, а иногда и боле сглаженную (так как командующие армиями и фронтов пытались прикрыть и исправить свои ошибки). Таким образом, разделение обороны одного города — Москвы между двумя центрами управления (Конев и Буденный) было очень большой ошибкой нашего военного руководства. У немцев же наступление велось под управлением одного командующего группы армии «Центр» — фон Бока.
Наше командование предполагало, что главный удар немцы нанесут вдоль шоссе, по линии Смоленск – Ярцево – Вязьма, в полосе 16-й армии Рокоссовского. Здесь была создана плотная оборона — на ширину фронта в 35 км. у Рокоссовского было 266 орудий калибра 76 мм и выше, 32 – 85 мм зенитки (для борьбы с танками), танковая бригада.
Еще плотнее оборона была создана на у соседней 19-я армии генерала Лукина – на фронта в 25 км. она имела 338 орудий 76 мм и выше, 90 – 45 мм пушек, 56 – 85-мм зениток.
Это были самые хорошо вооруженные армии.
Кроме того, за линией обороны 16-й и 19-й армий был создан резервный рубеж, его подготовили соединения 32-й армии Резервного фронта (там были даже батареи морских 130 и 100-мм орудий, они прикрывали шоссе, мост, железнодорожную линию).
Но в итоге, через крепкую оборону 19-ю армии ни одна танковая дивизия вермахта не наступала, ну очевидно, немецкое командование не было идиотами, чтобы наступать через самую крепкую оборонительную позицию.
Эта плотность обороны вдаль Минского шоссе была создана за счет того, у армий, защищающих второстепенные дороги артиллерии и танков практически не было. Другие опасные направления так хорошо прикрыть просто не было возможности.

Основные одновременные удары немецких войск под Вязьмой:
— удар 3-й танковой группы Гота (с 5 октября 1941 года её возглавил генерал Георг Райнхардт) пришелся на 30-ю армия Хоменко (на её стык с 19 армией), которая защищая фронт в 50 км, на всю линию обороны имела 157 орудий калибром 76 –мм и выше, всего одна батарея 45-мм пушек, 24 – 85 мм зенитки. У этой армии вообще не было танков.
— удар 4-ой танковой группы Гёпнера пришелся на нашу 43 армию. Вначале немцы наступали вдоль Варшавского шоссе, затем повернули на Вязьму.

В первый же день немцы прорвали оборону на духовщинском (северный танковый клин) и рославльском (южный танковый клин) направлениях, вклинившись в оборону советских войск на 15-30 км. 3 октября глубина продвижения немецких частей в полосе Западного фронта составила до 50 километров, а Резервного фронта — до 80 километров.
Большую роль сыграли немецкие ВВС, которые препятствовали переброске резервов армии к месту прорыва.
30 сентября, за два дня до немецкого наступления, Будённый затеял перегруппировку войск резервного фронта — три дивизии были сняты с фронта 33-й армии, а замена им, несмотря на доклад командования армии, прислана не была. Вследствие этого в боевых порядках 33-й армии образовался разрыв в 14 километров, прикрытый лишь несколькими стрелковыми ротами. Немцы туда и ударили. В стык 43-й и 50-й армий ударила 4-я танковая группа Гёпнера, ширина фронта наступления был 60 км, на которые немцы сконцентрировали ударную группировку из 10 пехотных, 5 танковых и 2 моторизованных дивизий.
Наши войска 4-5 октября нанесли контрудар на северному танковому клину в районе Холм-Жирковский, для этого была сформирована группу И. В. Болдина (1 стрелковая, 1 мотострелковая дивизии, 2 танковые бригады).В составе группы Болдина находили в основном легкие танки, уступавшие немецких средним танкам, новых Т-34 и КВ в ней было мало. опергруппа не имела артиллерийской и авиационной поддержки. Состоялось сражение, которое длилось в течение 4-6 октября. Об ожесточенности боев свидетельствует тот факт, что в только течение 4 октября Холм-Жирковский дважды переходил из рук в руки. Группе Болдина удалость приостановить наступление северного клина на 1-2 дня, но не более – силы были неравны. 7-я танковая дивизия немцев прорвалась через днепровские позиции Ржевско-Вяземского рубежа обороны, а затем к шоссе западнее Вязьмы.

5 октября как гром среди ясного неба прозвучало сообщение авиационной разведки Московского округа, что к Юхнову (120 км в глубине советской обороны) движется большая колонная немецкой мотопехоты (южный клин немецких войск), а никаких наших войск на их пути нет. Такое глубокое нахождение немцев в нашем тылу оказалось неожиданным и катастрофическим. Наша разведка не занималась собственным тылом, в итоге глубину прорыва немецких танков обнаружили поздно.
Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/sssr-v-velikoy-otechestvennoy-voyne-tragediya-1941-g-1#ixzz4NZ2ttun2

Приказ отступать нашим войскам поступил из Ставки, когда между 2-мя немецкими танковыми клиньями под Вязьмой оставалось всего 30 км. (которые преодолели без сопротивления очень быстро). http://cyberleninka.ru/article/n/bitva-pod-moskvoy

7 октября немцы замкнули окружение вокруг западного и резервного фронтов (взяли Вязьму).
Для всех частей, защищающих фронт длительностью порядка 190 км. (вдоль линия Вердино-Ярцево-Рославль) было только две дороги на восток для отступления — обе сходились немного западнее Вязьмы. Дальше на восток шла только одна дорога- та самая смоленская дорога (по которой шёл Наполеон). То есть со всех проселочных второстепенных дорог массы наших отступающих войск вливались в один поток — на шоссе между Смоленском и Москвой. То есть, кроме того, что немецкие танки и мотопехота стояли на восток и с запада от наших окруженных частей, так и еще для техники не было ни 3 или 5 дорог на восток, а тупо одна (остальные пространство покрыто речками, болотами и лесами, даже полей толком не было).
Воспоминания человека — участника этой бойни, вырвавшегося из окружения здесь:
http://yaslyam-da.livejournal.com/71144.html

8 октября Конев приказал пробиваться окружённым войскам западного фронта в район Гжатска. Окружённые войска бились до 13 октября, предпринимали неоднократные попытки прорыва, но успеха не имели. 11 октября севернее Вязьмы пытались прорваться силы 19-й и 32-й армии и группы генерала Болдина под командованием командарма Лукина. Только 11 числа к 18.00 удалось пробить брешь в обороне немцев в районе Обухово-Богородицкое северо-западнее Вязьмы, но ширина образовавшегося прохода была 3 км. (простреливался с обеих сторон), просуществовал этот проход до рассвета, затем немцы опять замкнули кольцо окружения.

https://topwar.ru/9859-chernyy-oktyabr-1941-goda-razgrom-bryanskogo-fronta-i-vyazemskiy-kotel.html
http://militera.lib.ru/h/isaev_av5/03.html

Резюме.
В ходе октябрьской катастрофы ярко проявилась одна из закономерностей действий Красной армии в окружении. Несмотря на многочисленность окруженных войск под Минском, Уманью, Киевом, Вязьмой, Брянском — до не скольких сотен тысяч человек, сотен танков и самолетов, тысяч орудий и минометов, — организованное сопротивление продолжалось не более 7-8 дней. Части же вермахта, напротив, даже оказавшись в окружении, были в состоянии организовать жесткую оборону и продолжать сопротивление очень длительное время. Командиры наших окруженных корпусов и дивизий и не пытались создать устойчивую оборону внутри кольца, а сразу же направляли все сво

yaslyam-da.livejournal.com

Северный клин «Тайфуна» (2-3 октября 1941г), журнальный вариант, часть 1/2: aldr_m — LiveJournal

А.Милютин
На правах рукописи
Редакция от 29.06.2017
Редакция от 25.08.2017
Редакция от 27.08.2019 (Исправлена описка, связанная с 673-м сп)

От автора
Статья опубликована в журнале «Военно-исторический архив» №11 за 2015г. Однако с момента отправки статьи в редакцию появились дополнительные материалы, которые учтены в этой публикации. Также несколько изменен вид ссылок на сайт «Память народа», т.к. ссылочный аппарат сайта оказался крайне неудачным.

Предисловие
Вяземская оборонительная операция (2-13 октября 1941), известная также как Вяземский котел, который являлся начальным этапом генерального наступления на Москву под кодовым названием «Тайфун»
Немецкая группа армий «Центр» двумя клиньями прорвала оборону Западного и Резервного фронтов и окружила большое количество частей Красной армии.
Северный клин вбивала 3-я танковая группа (Тгр) Гота севернее автострады Смоленск – Москва, южный – 4-я Тгр Гёпнера, наступавшая в стыке между Резервным и Брянским фронтами. Кольцо окружения было замкнуто в районе Вязьмы 7 октября.
В отечественной историографии неоднократно предпринимались попытки анализа причин произошедшей катастрофы. Среди прочих назывались подавляющий перевес в живой силе и технике противника, недостоверные данные разведки, отсутствие времени для подготовки оборонительных сооружений, несвоевременный выход резервов на направление главного удара противника и прочие.

В предлагаемой статье рассматриваются следующие вопросы:
— Было ли время для подготовки оборонительных рубежей Западного и Резервного фронтов на Бельском и Канютинском направлениях и какова была степень готовности системы заграждений и оборонительных сооружений?
— Насколько были достоверны данные, полученные разведками обеих сторон?
— Какое преимущество в живой силе и технике имел противник?
— Своевременно ли вышли резервы ЗапФронта на направление главного удара противника?
— Как в действительности развивались события на фронте наступления 3-й Тгр 2 и 3 октября?
В статье использованы документы из российских и зарубежных архивов, а также названа и обоснована действительная причина «прорыва» танков противника на Канютинском направлении до Днепра.
Выражаю признательность С.А.Герасимовой и, особенно, Л.Н. Лопуховскому за ценные замечания в процессе работы над рукописью.

1. О готовности системы заграждений и оборонительных сооружений Западного и Резервного фронтов на Бельском и Канютинском направлениях
С конца июня до начала октября 1941г в полосе обороны фронта Резервных армий (впоследствии Резервного фронта) была создана полоса заграждений, равноценная на всех направлениях: Осташковском, Нелидово-Ржевском, Бельско-Сычевском, Канютино-Сычевском, Вяземском, Дорогобужском. Основная линия обороны (Ржевский и Вяземский укрепрайоны, состоявшие из нескольких рубежей в разной степени готовности) проходила от Осташкова по левому берегу Волги, далее через пос. Оленино к верховьям Днепра и затем по левым берегам рек Немощенки и Днепра до Дорогобужа.
Полоса заграждений при этом распространялась до тылового района Западного фронта. Еще до конца июля были подготовлены к разрушению все мосты на основных дорогах, а на второстепенных дорогах они были разрушены. Например, на Канютино-Сычевском маршруте, от р.Вопи до р.Днепр к 27 июля были подготовлены к разрушению 14 мостов [1].
На Схеме 1 показаны мосты, подготовленные к уничтожению, лесные завалы, эскарпы и пр. Там же показан путь танковой бригады 56-го корпуса 2-3 октября.

Схема 1. Инженерное оборудование местности на Канютинском направлении Армейского оборонительного района на 27.07.1941 (фрагмент) [2]

В полосе обороны 30-й армии работы были начаты согласно приказу №057 от 05.09.41 [3]. Уже к 21 сентября система обороны была в основном готова.
Оборонительная полоса 250-й сд включала в себя 7 узлов сопротивления на батальон, эшелонированных в глубину. Назначение – не допустить прорыва танков противника с запада и юго-запада на г. Белый. Все мосты были подготовлены к разрушению, на дорогах заложены фугасы. На Схеме 2 показаны рубежи обороны 250-й сд и частично 242-й и 162-й сд, а также направления наступления 56-го и 5-го корпусов 2 октября и 6-го и 41-го корпусов 2-4 октября (указаны соотношения сил в личном составе и артиллерии пехотных частей, см. таблицу 1).

Схема 2. Оборонительные рубежи Западного фронта по состоянию на 15.09.1941 (фрагмент) [4]

Оборонительная полоса 242-й сд включала в себя 9 узлов сопротивления: 4 – в первой линии и 5 – во второй. Назначение – не допустить прорыва пехоты и танков противника с юга на г. Белый и с запада на Канютино. Все мосты, переправы и гати на р.Осотне были подготовлены к разрушению. В районе Лелимово на р.Осотне подготовлена плотина для подтопления поймы. В районе Сторожок подготовлена ложная переправа с демаскирующими признаками.
Полоса 162-й сд состояла из 6 узлов сопротивления: 5 – в первой линии и 1 – во второй. Оборонительная полоса второго эшелона в районе Кропивни на картах не обозначена, однако она была подготовлена и в документах описана. Глубина противотанковой обороны 162-й сд – до 6 км, а с учетом района Кропивни и 251-й сд – 20-22 км. Назначение – не допустить прорыва пехоты и танков противника с запада на Канютино. В районе Погорелицы на р.Вотре подготовлена плотина для подтопления поймы.
Подробные данные о проведенных работах указаны в докладе от 21 сентября [5]. К этому же времени были закончены инженерные работы по оборудованию основных огневых позиций (ОП) и наблюдательных пунктов (НП) артиллерии. В дальнейшем шло усовершенствование инженерных сооружений, подготовка запасных ОП и НП и улучшение маскировки боевых порядков. Орудиям всех калибров, в т.ч. стоящим на закрытых ОП, была поставлена задача быть готовыми стрелять по танками противника прямой наводкой.
251-я сд создала противотанковые и противопехотные заграждения с устройством минных полей, завалов, проволочной сети и МЗП (мало заметных препятствий) по восточным берегам рек Кокоши и Вопи к 30 сентября. В расположении дивизии находился отряд особого назначения (подрывники), в готовности к разрушению мостов [6].
На Сычевском направлении было сооружено, кроме уже указанных, не менее 10 плотин для подтопления местности [7]. а также большое количество других видов заграждений и всех видов оборонительных сооружений [8].
Мною подсчитано, что на Бельском и Канютинском направлениях при создании минно-взрывных заграждений было использовано более 40 000 мин, фугасов, мин замедленного действия, МЗП [9]. Впоследствии эти данные были подтверждены сообщением штаба 3-й Тгр о 37 574 снятых минах [10]. Здесь надо учесть, что для танков противника плохие дороги и минирование не являлись существенным препятствием. Основным препятствием для танков были разрушенные мосты через реки, которые невозможно было преодолеть вброд и взорванные гати через непроходимые болота.
Еще в середине июля 1941г. были отданы приказы о необходимости разрушения всех искусственных сооружений (мостов, гатей и пр.) как перед наступающими танками противника, так и после их прорыва через линию обороны. Были назначены ответственные командиры на основных маршрутах. Согласно этим приказам время подрыва мостов на основных маршрутах самостоятельно определял выделенный командир штаба армии [11, 12, 13].
Таким образом, оборонительные рубежи Западного и Резервного фронтов были готовы к отражению наступления противника.

2. Разведданные и планы сторон к 1 октября
План обороны ЗапФ, подготовленный штабом фронта и подписанный командующим Коневым 20.09.41 [14], предусматривал действия на всех возможных направлениях по всей ширине фронта, т.к. имевшиеся к этому моменту данные разведки не позволяли сделать вывод о предпочтительности какого-либо направления.
Однако уже с 22 сентября стали поступать разведданные о подводе новых частей к фронту обороны 30-й и 19-й армий. Так 24 сентября штаб 30-й армия информировал [15]:
«В течение 23.9.41 установлено движение из района Сафоново, Дубовица на Воронцово (дорога Духовщина – Белый, район сосредоточения 1-й тд, А.М.) значительного количества танков и автомашин противника.
Командующий 30 армией приказал:
1. Немедленно привести в полную боевую готовность средства противотанковой обороны, обратив особое внимание на танкодоступные направления.
2. В течение ночи подготовить и с рассветом 24.9.41 заминировать все танкодоступные направления»
Вероятность действий мотомехсил противника на фронте армии была ранжирована так [16]:
1. хутора Ново-Высокие, Крутилово, Канютино (район обороны 162-й и 251-й сд, А.М.)
2. хутора Ново-Высокие, Терешино, Белый (район обороны 242-й сд, А.М.)
3. менее вероятное, но возможное направление Демехи – Белый (район обороны 250-й сд, вдоль дороги Духовщина – Белый, А.М.)»
24 сентября 30-я армия представила в штаб ЗапФ план обороны, указав [17]:
«Противник, закрепляясь на занимаемых оборонительных рубежах, сосредотачивает против фронта армии силы, превышающие потребности прочной обороны и, очевидно, подготавливает наступательные операции»
25 сентября штаб 30-й армии доложил, что «противник концентрирует мотомехчасти, ведет усиленную воздушную разведку, видимо с целью в ближайшее время перейти в наступление»
Штаб ЗапФ также отметил, что на фронте 19-й армии «противник ведет усиленную воздушную разведку района обороны армии, видимо с целью подготовки наступления»
26 сентября разведка 22-й армии зафиксировала отвод части сил противника для переброски на другие участки. А кавгруппа Доватора доложила, что противник производит перегруппировку сил в юго-западном направлении.
Штаб 30-й армии доложил: «противник усиленно производит воздушную разведку всего армейского района, продолжая подтягивать резервы из глубины», причем наступление ожидалось со дня на день.
27 сентября штаб 30-й армии доложил о сосредоточении до 100 танков противника в районах Бол.и Мал.Фоменки и до 30 танков в районе Чуркино (3 км севернее Фоменки, А.М.) [18], а также запросил воздействия на эти районы бомбардировочной и штурмовой авиацией фронта [19].
28 сентября 3 перебежчика из 789-го ап (251-й сд, А.М.) на допросе показали, что им известно о предстоящем немецком наступлении с применением 300 танков [20].
29 сентября перебежчик из 789-го ап показал, что русская воздушная разведка наблюдала 300 немецких танков на марше. Немецкое наступление ожидается [21].
30 сентября в журнале боевых действий ЗапФ по 30-й армии было записано: «противник накапливает силы и готовит удар, видимо, на фронте 162 сд» [22].
Еще 26 сентября от пленного немецкого летчика была получена информация о большом наступлении, намеченном на 1 октября [23]. Согласно директиве Ставки от 27 сентября [24], была проведена усиленная разведка, которая подтвердила наличие быстрых сил противника перед Западным фронтом в составе 3-4 танковых и 2 моторизованных дивизий. Все эти данные нанесены на отчетную карту штаба ЗапФ на 30 сентября [25].
Однако местоположение танковых дивизий противника было определено неверно. Согласно немецким оперативным документам 7-я тд находилась на отдыхе в Бакланове и двигалась по маршруту Слобода, Гуки, Рибшево, Пречистое, Зубцы, Ректа. Бакланово находится 57 км западнее Ректа. 6-я тд прибыла 29.9.41 в Демидов (57 км ю-з-з Ректа) и шла южным маршрутом через Рибшево, Маецкое, Вердино, Еханово. На исходные позиции танковые полки обеих дивизий вышли в ночь с 1 на 2 октября. Разведка Запф указала местоположение танковых дивизий противника по состоянию на 29.9.41 так: до 2-х тд в районе западнее Ярцева (55 км ю-ю-з Ректа), одной тд – в районе Духовщины (35 км ю-ю-з Ректа) и около 120 танков перед позициями 162-й сд.
На карте обозначены реальные данные о танковых дивизиях противника и данные разведотдела (РО) Запф.

Таким образом, на 30 сентября в распоряжении штаба фронта были достоверные количественные данные о противнике и неточные данные о сосредоточении быстрых сил. Однако командование Запф должно было учитывать, что переброска танковых дивизий противника на расстояние 35-55 км занимает по времени не более 10 часов.
В связи с данными разведки о концентрации сил противника на фронте 30-й и 19-й армий, Нелидово-Ржевское (29-я армия) и Осташковское направления (22-я армия) были исключены из списка танкоопасных.
Для противодействия противнику на Вяземском и Канютино-Сычевском направлениях был сформирован Резерв фронта в районе Вадино, в который вошли 126-я, 128-я, 143-я, 147-я тбр, 101-я мсд, 45-я кд, 214-я, 134-я и 152-я сд, 2-й дивизион 10-го гвардейского минометного полка (2/10 гмп, 12 установок БМ-13, Катюша [26]). В резерве фронта также были 107-я мсд в Белом и 251-я сд (обе 2 октября были возвращены в 30-ю армию). Эти данные также нанесены на отчетную карту штаба Западного фронта [27].
Из 27-й армии Северо-Западного фронта (СЗФ) передана в 30-ю армию ЗапФ 10-я противотанковая бригада (птабр), которая сосредоточилась на северном берегу р. Осотни в расположении 242-й сд [28]. Там же находилась батарея реактивной артиллерии №30 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Куйбышев).
1 октября из 16-й в 19-ю армию направлен прибывший на фронт в конце сентября 1-й дивизион 10-го гвардейского минометного полка (1/10 гмп, 12 установок БМ-13) [29] в дополнение к батарее №19 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Кун). Чуть раньше, 11-20 сентября, две батареи БМ-13 убыли под Осташков. Это батарея №16 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Денисов) из 19-й армии и батарея Денисенко (3 БМ-13) из 16-й армии [30]. Таким образом, на 1 октября в 16-й и 20-й армиях не было ни одной батареи реактивной артиллерии, которая, как известно, была мощным средством борьбы с наступающей пехотой противника. Поэтому можно утверждать, что на направлениях Ярцево – Вязьма и Кардымово – Дорогобуж командование Западного фронта не ожидало наступления пехотных частей противника.
А если учесть, что 3-я Тгр Гота в июле и августе уже предпринимала танковое наступление на Канютинском направлении, то оно приобретало особое значение.
Какими данными о войсках Западного и Резервного фронтов располагал противник к началу наступления?
Части главной полосы обороны Западного Фронта определены разведкой 3-й Тгр с точностью до батальона, включая отдельные орудия и танки в составе стрелковых дивизий. Танковые части: 69 и 107-я танковая дивизии (это одна и та же 107-я мсд), танки 30-й, 19-й и 16-й армий [31] (по данным ЗапФ – это 230 танков: 16-я армия – 71, 19-я – 24, 30-я – 8 [32], 107-я мсд – 127 танков [33]). Одним из источников этих данных были пленные и перебежчики. С 31 августа по 1 октября только на фронте 5-го АК зафиксировано 170 пленных и 879 перебежчиков [34].
Таким образом, соотношение сил сторон в танках, определенное 3-й Тгр, составляло примерно 2:1 в пользу наступающей стороны (с учетом танков Т-I в составе 3-й Тгр и танков Т-37-40 в составе ЗапФ).
Важно отметить, что разведке 3-й Тгр не удалось получить данные о танковых частях резерва Западного фронта, несмотря на активную авиаразведку. Поэтому 292 танка 126-й, 128-й, 143-й, 147-й танковых бригад и 101-й мсд в расчет не принимались.
Разведка 3-й Тгр правильно определила, что основная линия обороны построена по восточному берегу Днепра, но ошиблась, считая, что она не занята войсками. Как известно, 1-й рубеж обороны Вяземского укрепрайона занимали войска 49-й армии.
С учетом того, что не все части 3-й Тгр успели выйти в районы сосредоточения, операция «Тайфун» не могла начаться ранее 2 октября.
Первая цель наступления 3-й Тгр – захватить Глушковскую и Тихановскую переправы на Днепре 35, далее – замкнуть кольцо окружения в районе Вязьмы. Город Белый должна была взять в течение первого дня наступления 1-я тд. По маршруту Духовщина – Белый – Холм-Жирковский планировалось снабжение 3-й Тгр, т.к. дороги на Канютинском направлении были мало пригодны для движения колесной техники.
Не останавливаясь на организации 3-й Тгр [36] отмечу лишь, что ей был придан 8-й авиакорпус, а в составе самой 3-й Тгр действовали 4 эскадрильи тактической разведки: по одной в 6-м и 56-м корпусах и две – в 41-м АК, т.е. на Бельском направлении – 3 эскадрильи, на Канютинском – 1.
41-му и 56-му корпусам были приданы дополнительные армейские части артиллерии, штурмовых орудий и самоходных истребителей танков.

3. Оценка соотношения сил в личном составе и артиллерии 3-й танковой группы и Западного фронта
Необходимость оценки вызвана тем, что танковые части противника не участвовали в боях при прорыве передовой линии на Канютинском направлении.
Попытка проанализировать соотношение сил в личном составе и артиллерии на участке 30-й армии натолкнулась на неожиданное препятствие – полное отсутствие сведений обо всех дивизиях армии, в то время как по большинству дивизий фронта данные есть в полном объеме, в том числе по дивизиям 16-й, 19-й, 20-й армий и Резерва фронта, которые попали в окружение, в отличие от 30-й армии, управление которой в окружение не попало.
Тем не менее, были сделаны оценки, которые заключались в следующем:
1. Личный состав дивизий 30-й армии рассчитан по их укомплектованности, которая по данным Л.Н. Лопуховского на 20 сентября составляла 49-50% [37]. Я считаю, что эта оценка занижена, т.к. если на 20 сентября укомплектованность всех дивизий ЗапФ была 40-50%, то уже к 1 октября она составляла 76% [38]. При этом известно о полученном некоторыми частями 30-й армии пополнении: 1 октября в 107-ю мсд прибыло 2457 человек [39], 30 сентября получила пополнение 250-я сд (нет количественных данных) [40], в 923-й сп 251-й сд прибыло 1000 человек [41]. Но т.к. данные о пополнении разрознены, то, как оценка снизу, были использованы данные Л.Н. Лопуховского.
Исходя из штатной численности стрелковой дивизии 11 634 человек [42] и укомплектованности 50%, личный состав дивизии 30-й армии составлял примерно 5800 человек.
Для оценки численности пехотных дивизий 3-й Тгр использовались фактические данные о составе 26-й пд на 1 октября: боевой состав – 13 105 человек (укомплектованность 78% исходя из штатной численности пехотной дивизии 16801 человек), артиллерия – 154 орудия всех калибров [43]. Причем эти данные использовались для оценки личного состава и вооружения всех пехотных дивизий 3-й Тгр.
Личный состав 244-й сд 19-й армии на 1 октября составлял 8419 человек [44].
Таким образом, по личному составу пехотная дивизия 3-й Тгр превосходила стрелковую дивизию 30-й армии в 2.3 раза (оценка), а 244-ю сд – в 1.6 (фактически).

2. По данным штаба артиллерии ЗапФ количество орудий в 4-х дивизиях 30-й армии (162-я, 242-я, 250-я и 251-я) на 20 и 29 сентября составляло 211 [45] и 268 [46] орудий, соответственно. Пополнение в этот период получили полковая 76 мм и противотанковая 45 мм артиллерия. Артиллерия 107-й мсд в этих данных не учтена.
Количество орудий в полосе обороны стрелковых дивизий 30-й армии на 1 октября было рассчитано на основе данных о плотности огня на 1 км фронта (6.9 ор./км) и ширины фронта (66 км) [47]. Получилось 455 орудий. В таблице указано, что в расчет включены 5 сд с учетом кавгруппы Доватора. Пять сд надо понимать так: 2 кавдивизии засчитаны как одна стрелковая плюс 4 сд (162-я, 242-я, 250-я и 251-я, т.к. 251-я сд не упомянута в резерве фронта). В кавгруппе Доватора на 28 сентября было всего 20 орудий, в том числе 7 – 76 мм и 13 – 45 мм [48]. Т.е. на долю 4-х дивизий 30-й армии остается 435 орудий. Эти данные неверны, т.к. целиком заполненные штаты 4-х стрелковых дивизий и артиллерии усиления (392-й, 542-й кап и 871-й ап пто) в сумме дают лишь 348 орудий. Причина превышения установлена, она заключалась в том, что цифра 6.9 ор./км была получена исходя из ширина фронта 41 км, и перенесена в таблицу, где ширина фронта указана 66 км. Таким образом, количество орудий было всего 283, а не 455. За вычетом 20 орудий группы Доватора в 4-х дивизиях 30-й армии было 263 орудия, что составляет 66 орудий на дивизию.
Вывод: артиллерии 30-й армии с 29 сентября по 1 октября не пополнялась, в отличие от других армий фронта.
Замечу, что штаб ЗапФ не включил в расчет плотности артиллерийского огня батальон противотанковых ружей (ПТР), по одной роте которого было придано 162-й, 242-й и 250-й дивизиям, всего 29 противотанковых ружей.
В соответствии с докладом о противотанковой обороне рубежа 30-й армии от 23 сентября на фронте 162-й сд было сосредоточено 17 орудий на километр (ор/км), при том, что для создания сплошного неподвижного заградительного огня (НЗО) необходимо было лишь 12 ор/км [49].
Однако к 1 октября все стрелковые дивизии 30-й армии остались без защиты от воздушных налетов, т.к. зенитные артдивизионы №№473, 519, 527, 528 были изъяты из стрелковых дивизий и сосредоточены на ст. Канютино, где имели задачу не допустить прорыва пехоты и танков противника в восточном направлении.
В 19-й армии на 1 октября было 134 орудия на одну дивизию.
Таким образом, по артвооружению пехотная дивизия 3-й Тгр превосходила стрелковую дивизию 30-й армии в 2.3 раза (154/66), а дивизию 19-й армии – в 1.1 раза (154/134).
Далее в таблице 1 приводится нумерация противостоящих пехотных частей на отдельных участках 30-й и 19-й армий и оценка соотношения сил сторон в личном составе и артиллерии.
Таблица 1 Оценка соотношения сил 3-й Тгр и ЗапФ в личном составе и артиллерии

Несмотря на оценочный характер данных, можно видеть, что в полосе обороны 162-й сд между д. Шелепы и р. Вотря 430-й пп не имел преимущества ни в личном составе, ни в артиллерии, в то время как на всех направлениях на Белый противник имел преимущество в личном составе и артиллерии более чем в 4 раза, а на участке 244-й сд 19-й армии – почти в 4 раза.

4. Фактическое соотношение сил 3-й танковой группы и Западного фронта в танках
Особо выделяю эту главу, т.к. удалось существенно уточнить данные о танковых частях не только 3-й Тгр, но и Западного фронта.
В 3-й Тгр было 3 танковые дивизии: 1-я, 6-я и 7-я. В журнале боевых действий 6-й тд указан состав на 19:00 1 октября «32/83/18» [50], что означает количество танков 32 Т-II и 18 Т-IV в 11-м танковом полку (тп) и 83 Т-35(t) в 65-м танковом батальоне (тб), т.е. всего 133 танка, а не 180, как считалось ранее. Однако 27 сентября дивизия сообщила о наличии 120 боеготовых танков, кроме этого, — что к 30 сентября она введет в строй еще 36 танков [51] (из них 25 танков 35(t), для которых были получены ремкомплекты). Однако непосредственно в наступлении в 9:00 2 октября принял участие 131 пушечный танк [NARA T-315 R-338 F. 1466], в. т.ч. 32 Т-II, 83 T-35(t), 16 T-IV и 9 командирских танков, в т.ч.: 6 Т-III и 3 Т-35(t).
Также установлено, что 23 сентября 3-я Тгр получила пополнение танков: 50 Т-38(t), 5 Т-III и 15 Т-IV [52], при этом все 50 Т-38(t) были направлены в 7-ю тд, а все 5 Т-III – в 1-ю тд, т.к. только в них были танки этого типа. О распределении танков Т-IV известно следующее: 4 машины отправлены в 1-ю, 5 – в 7-ю тд, 6 танков – в 6-ю тд. Состав 7-й тд на 28 сентября удалось рассчитать так: на основании данных на 5-8 сентября [53], был вычислен штатный состав дивизии, а по данным о некомплекте на 28 сентября [54] восстановлен реальный состав дивизии на эту дату. Причем в документах дивизии также указано общее количество танков, без учета Т-I, до и после пополнения: 123 и 178 танков, соответственно [55]. При этом количество боеготовых танков составило 174 (без учета Т-I и командирских танков), а не 113, как считалось ранее.
Состав 1-й тд на 28.09.41, указанный в работе [56], следует считать таковым с учетом пополнения 23.09.41.
Дополнительно 1-й тд был придан 101-й танковый батальон огнеметных танков (тб), состав которого к началу операции «Тайфун» неизвестен, но был рассчитан по фактическим данным из разных источников на 22 июня, 10, 14 октября и 8 ноября 1941г.[57]
В таблице 2 приведены данные о боевом составе танковых частей 3-й Тгр. Командирские танки и танки Т-I не учитываются, чтобы обеспечить корректность сравнения с данными Западного фронта.
Таблица 2 Состав танковых частей 3-й Танковой группы

* Без учета Т-I, командирских танков, с учетом пополнения 23.09.41
Наряду с танками считаю необходимым учитывать и САУ, т.к. некоторые из них входили в состав танковых дивизий, другие придавались преимущественно корпусам c танковыми дивизиями. Оценка количества САУ проведена на основании штатного состава частей и скудных фактических данных. При этом количество САУ,
при условии 100% заполнения штата, не превышало 12% от состава танковых частей, поэтому даже грубая оценка не может оказать существенного влияния на общее количество танков и САУ.
Так на Бельском направлении в 702-й артроте 1-й тд по данным на 23.09.41 было 3 самоходных тяжелых пехотных орудия 15 см на базе танка T-I (15 см s.I.G. sfl).
На Канютинском направлении было:
в 705-й артроте 7-й тд по данным на 18.10.41 было 4 самоходных тяжелых пехотных орудия 15 см на базе танка T-I. Т.е оценка на 2 октября 4-6 орудий.
Части, приданные 56-му АК:
в 210-м дивизионе штурмовых орудий на 15.09.41 было 18 орудий Stug III (пушка 7.5 см) [58];
в 643-м дивизионе истребителей танков на 17.09.41 было 20 самоходных противотанковых орудий Panzerjäger I (пушка 4.7 см) [59].
Всего к началу наступления боеготовыми были не менее 42-44 САУ.
До 6 октября не принимали участия в боях:
— 900-я Учебная бригада (батарея Stug III и батарея Panzerjäger I), т.к. была в резерве;
— 1-я батарея 8-го дивизиона самоходных противотанковых орудий (Panzerjäger I), штаб 600-го дивизиона самоходных штурмовых орудий, 660-я и 665-я батареи самоходных штурмовых орудий (Stug III), т.к. они не прибыли до 2 октября.

Для анализа данных о танках Западного фронта использованы документы из российских архивов, которые были сравнены с архивными данными непосредственных участников событий.
Сначала разберем данные наших архивов, в частности из журнала боевых действий ЗапФ за октябрь [60] и работы Л.Н. Лопуховского [61].
Суммарное количество – 424 танка на 1 октября было рассчитано на основе данных из таблицы плотности танков на 1 км фронта и ширины фронта каждой армии в журнале фронта за октябрь [62]. При этом штаб ЗапФ не учитывал в расчетах танки Т-37-40 в армиях, вероятно из-за отсутствия у них пушечного вооружения.
Здесь не учтены вновь прибывшие 20 танков 143-й тбр, которые находились в районе Вадино (в Холмянке). Т.е на 1 октября по данным самого ЗапФ он имел 420-424 танка
Таблица 3 Состав танковых частей Западного фронта на 30.9/01.10.41 по данным журнала за октябрь

* В числителе укомплектованность в соответствии со штатом, в знаменателе – по данным жбд ЗапФ на 1 октября или 30 сентября.
Установлено, что штаб ЗапФ манипулировал данными с целью преуменьшить численность и укомплектованность танковых частей. Манипулирование заключалось в следующем:
— в таблице журнала, где приведено соотношение своих танков и танков противника указано, что в распоряжении ЗапФ на 30 сентября было 328 танков [66], в то время как по данным того же журнала на 1 октября по расчету получается 424 танка;
— укомплектованность мотострелковых дивизий штаб рассчитал, исходя из штата 275 танков вместо штата 93 танка, несмотря на то, что еще 20 сентября штаб отмечал, что «101 и 107 дивизии надо считать мотострелковыми, а не танковыми» [67];
— укомплектованность танковых бригад штаб рассчитал, исходя из штата 95 танков вместо штата 61 танк, который действовал с 13 сентября;
— отсутствуют данные по 126-й и 147-й тбр на 1 октября, тогда как на 30 сентября эти данные есть;
— отсутствуют данные по 143-й тбр на 30 сентября, тогда как на 1 октября данные есть.

Несколько другие данные приведены в работе Л.Н.Лопуховского со ссылкой на архивные материалы
Таблица 3-а Состав танковых частей Западного фронта на 01.10.41 по данным Л.Н. Лопуховского

По мере изучения архивных материалов обеих сторон стало очевидным, что и данные Л.Н.Лопуховского являются заниженными, поэтому предоставим слово непосредственным участникам событий (см.мою статью Альтернативные данные о танках Западного фронта к началу октября 1941г http://aldr-m.livejournal.com/15812.html).
107-я мсд, согласно докладу комдива, полковника Чанчибадзе, имела к началу наступления 160 боеготовых танков. Поскольку неизвестно о каких танках шла речь, а в журнале ЗапФ указано, что в 107-й мсд было 12 Т-37-40, то пушечных танков было минимум 148. Причем Чанчибадзе указал, что «дивизия готовилась к боям, ремонтируя танки, и довела их количество с 36 до 160 штук». Состав дивизии: 3 КВ, 19 Т-34 остальные танки Т-26 и БТ .
147-я тбр, согласно протоколу допроса офицера связи штаба бригады лейтенанта Куракина , имела 2 танковых батальона: б-н легких танков 30-40 Т-26 и БТ-7 и б-н тяжелых и средних танков 8 КВ, 7-8 Т-34, несколько Т-28 (т.е. минимум 2), 20-25 танков Т-26, БТ-5 и БТ-7 , всего 67-82 танка.
А согласно допросам пленных 101-й мсд, дивизии был придан 147-й мотополк (вероятно 147-й мотострелковый батальон 147-й тбр, А.М.). Полку принадлежали 17 танков, среди них несколько танков КВ .
Откуда следует, что батальон легких танков в количестве около 50 машин был отправлен под Кропивню, а другой батальон, включая 17 тяжелых и средних танков (всего 17-32 танка), вместе с мотострелками был придан на усиление 101-й мсд.
Это подтверждается протоколом допроса плененного начштаба 101-й мсд подполковника Мозгового Г.С. По его данным 101-я мсд имела: 10 КВ, 25 Т-34, остальные Т-26 средних и новых модификаций, всего около 100 танков . Разница с данными Лопуховского Л.Н составляет 7 КВ, 16 Т-34, а всего около 30 танков, что согласуется как по количественному так и по качественному составу с батальоном тяжелых и средних танков 147-й тбр.
127-я тбр, согласно протоколу допроса плененного писаря М. Мехтеева в середине сентября дивизия была переформирована и вновь пополнена до нового штата, т.е. 61 или 93 танка, а не 56 танков, как указано у Л.Н. Лопуховского.
128-я тбр, согласно допросам непоименованных пленных, имела в составе: 1 взвод КВ (52 тн) – 7 танков и 2 батальона Т-26 по 30 танков в каждом, всего 67 танков , а согласно оперсводке №35 на 20:00 5.10.41 в бригаде было 2 танковых батальона и рота огнеметных танков.
Для 126-й тбр использованы данные Л.Н. Лопуховского.
Таблица 3-б. Состав танковых частей Западного фронта на 01.10.41 по данным участников боев

Далее в таблице 4 приведены противостоящие части и соотношение сил сторон в танках и САУ, с учетом данных таблиц 2 и 3-б.

Таблица 4 Соотношение в танках и САУ по направлениям и общее

* Согласно плану обороны 127-я тбр должна была выдвигаться на Канютинское направление в случае наступления там противника.
Таким образом, на Бельском и Канютинском направлениях было фактическое равенство сил в танках.
Причем танковые части Запф имели материальную часть, качественно превосходившую танки 3-й Тгр. Так, доля новых танков, которыми у противника можно считать Т-IV, составляла 10%, тогда как в наших частях только доля Т-34 составляла 10%, еще 5% составляли танки КВ, эквивалента которых у немцев не было. При этом доля устаревших немецких танков Т-II с 20-ти мм пушкой составляла около 20%, а в наших частях таких танков не было совсем.
Также командование противника считало, что танки Западного фронта должны были уничтожаться противотанковой артиллерией и действиями штурмовой авиации, а не фронтальными атаками танковых дивизий. В ходе наступление это подтвердилось, т.к. только 129-я пехотная дивизия уничтожила за 2-10 октября 85 советских танков всех типов, включая Т-34 и КВ.

5. Соотношение сил в авиации
На усиление 3-й танковой группы был придан 8-й авиакорпус генерала Рихтгофена, в котором к началу наступления было 307 боеготовых самолетов [68]:
«Прибыл существенно усиленный 8-й авиакорпус: 1 эскадра Хе-111 50 машин, 1 эскадра Ю-88 54 машины, 1 эскадра Ю-87 55 машин (плюс 10 тяжелых истребителей), 1 эскадра бомбардировщиков До-17 50 машин, 1 эскадра Ме-110 38 машин, 1 эскадра истребителей Ме-109 50 машин»
В составе Запф на 2 октября было 5 авиадивизий: 23-я бомбардировочная (бад), 31-я, 43-я, 46-я, 47-я смешанные (сад), в которых согласно работе [69] было 272 самолета.
Т.е. 2 октября соотношение сил в авиации на направлении удара 3-й Тгр было 1.1:1 в пользу противника.
Но противник всю свою авиацию использовал по назначению, тогда как 2 октября на направлении удара 3-й танковой группы Запфронт выделил только 46-ю сад. Остальные авиадивизии применялись на других направлениях. Дальнебомбардировочная авиация резерва Главного командования в этот день также не принимала участия в боях, несмотря на поданную фронтом заявку.
Согласно оперсводке штаба ВВС ЗапФ к 23:00 в течение 2 октября в район 30-й армии 46-я сад совершила 61 самолетовылет, из них 38 – на бомбардирование. Если предположить, что каждый самолет совершил только 1 вылет, то в дивизии на 2 октября был максимум 61 самолет. Итого 2 октября соотношение сил на направлении удара 3-й Тгр сил оказалось 5:1 в пользу противника. С 3-го октября к действиям на фронте прорыва 3-й тгр подключились остальные авиадивизии Запф и резерва Главного командования и соотношение сил выровнялось.

6. Развитие событий на фронте наступления 3-й Тгр 2 и 3 октября
На Бельском направлении.
Наступление началось 2 октября в 7:00 (здесь и далее время московское) с 15-ти минутной артподготовки. В 7:15 атаковали на Белый: 110-я пд с запада, 26-я пд с юго-запада и 6-я пд с юга. На всех этих направлениях противник столкнулся с упорным сопротивлением 250-й и 242-й сд 30-й армии. Только к 12:30 6-й пд удалось форсировать болото и подойти к Есенной и Спиричино.
6-я рота 1-го тп, выступившая в 12:00, получила приказ изменить маршрут из-за разрушенной переправы у Сторожок и двигаться за 129-й пд и 7-й тд (без 25-го тп) по дороге Шелепы – Сметище на захваченный мост у Сметище, который оказался пригоден для одностороннего движения. Остальные роты 1-го тп бездействовали до утра 3 октября. Для продолжения наступления 41-го корпуса саперам пришлось восстанавливать взорванные гати у Есенной и переправу у Сторожок. Во второй половине дня 6-я рота 1-го тп перешла мост у Сметище и ввела танки в бой, достигнув к 19:40 (в сумерки) Батурино. 26-я пд до вечера не смогла преодолеть оборону у Свиты.
Аналогичные трудности испытывали 110-я пд в атаке на Белый с запада и 6-я пд с юга.
Сообщалось также о разрушенных мостах, большом количестве воронок от подрыва фугасов на всех дорогах ведущих к Белому. По мере продвижения 26-й пд в глубину обороны 30-й армии, все строительные части 3-й Тгр восстанавливали дорогу Духовщина, Пречистое, Белый, т.к. ее планировали использовать для снабжения наступающих частей.
Т.е. на Бельском направлении 30-я армия ввела в действие систему заграждений. Это задержало наступление пехоты 6-го и 41-го корпусов и вынудило ввести в бой 36-ю пехотную дивизию (моторизованную), а танковые силы 1-й тд пришлось вводить в бой по частям, что облегчило действия 107-й мсд. К вечеру 4 октября 1-я тд понесла тяжелые потери, о которых сообщила 3-я Тгр: «Есть в наличии: … 1-я тд: 33 танка Т-III, 7 танков Т-IV … 1-я тд уничтожила 35 танков противника» [70]. Т.е. только 1-я тд потеряла 65 танков, а 101-й тб, по моим расчетам, – еще около 29 танков, что в общей сложности составило 94 танка. В это же время 107-я мсд доложила об уничтожении 80-ти танков противника [71], т.е. около 14 танков 1-й тд и 101-го тб не смогли преодолеть систему заграждений на Бельском направлении.
Таким образом, при исходном соотношении сил 1:1, уже к вечеру 4 октября соотношение сил изменилось в обратную сторону, т.е. 1:1.8 в пользу 107-й мсд (61:113). И это несмотря на доминирование авиации противника и поддержку превосходящих пехотных частей 41-го корпуса (см. таблицу 1). Причем 4 октября 1-я тд доложила, что ей противостоят две танковые дивизии: 69-я и 107-я, которые, как известно, являлись одной и той же 107-й мсд.
К вечеру 3 октября 1-я тд, так и не выполнив задачу взятия Белого, потеряла более половины матчасти. Поэтому командование 3-й Тгр приказало ей прекратить наступление на Белый и следовать в район Спаса на Днепре для защиты танковой бригады 56-го корпуса от возможной фланговой атаки с севера. Однако 1-я тд смогла выйти из боя под Белым только утром 5 октября, причем для ее замены потребовалось ввести в бой находившиеся в армейском резерве 14-ю пд (мот) и 900-ю учебную бригаду.
Положение 107-й мсд резко осложнилось только к вечеру 4 октября, когда пехотные части противника при массированной поддержке авиации захватили Белый, где находились склады с боеприпасами и топливом. Тем самым были отрезаны пути отхода к Оленину, а отход к Холм-Жирковскому был невозможен, т.к. он еще вечером 3 октября был захвачен противником. Сражаясь в окружении, к вечеру 6 октября 107-я мсд потеряла уже 60 танков [72] в основном от действий авиации и противотанковой артиллерии противника. Но даже 9 октября обе стороны доносили, что 107-я мсд продолжала сражаться в окружении [73, 74].

Продолжение, часть 2/2 http://aldr-m.livejournal.com/15426.html

aldr-m.livejournal.com

Военные карты — Западный фронт часть 1 — Советские и немецкие карты — Старые Карты


Архив с 774 картами с обстановкой на Западном фронте. Качество отличное, размер 28гб. Архив с картами разбит на тома, все необходимо скачать в одну папку и распаковать.

СКАЧАТЬ

СКАЧАТЬ зеркало1

СКАЧАТЬ зеркало2

Список карт в архиве:
Схема минирования на участке Шатьково-Быковница 43 Армии, полковник Гессельсон 1941-09-06
Карта резерва фронта к 24.10.41 ЗапФронт 1941-10-24
Обстановка на 17.00 22.12.41 20 А 1941-12-22
Обстановка 29 Армии к 15.00 28.7.41 г. 29 А 1941-07-28
Карта обстановки 50 Армии за 2, 3 и 4 декабря 1941 г.
Карта обстановки на фронте 20 и 24 А с 1 по 6.9.41 г. (с отчетной карты оперативного отдела штаба ЗапФ).
Карта обстановки на фронте 19 и 16 А с 1 по 6.9.41 г. (с отчетной карты оперативного отдела штаба ЗапФ).
Карта обстановки на фронте 2 и 29 А с 1 по 6.9.41 г. (с отчетной карты оперативного отдела штаба ЗапФ).
Обстановка на фронте 30 А с 1 по 6.9.41 (с отчетной карты оперативного отдела штаба ЗапФ).
Карта положения частей 19 А на 13.9.41 г.
 Карта положения частей 30 А на 13.9.41 г.
Карта положения частей 22 и 29 А на 13.9.41 г.
Рабочая карта дислокации частей ЛВО ЗапФ с 22.6 по 19.10.41 г.
Карта обстановки на Западном фронте к 01.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-01
Обстановка на фронте 30 и 19 А с 02.10.1941 г. по 04.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-04
Положение частей группы Болдина 05.10.1941 г. — 06.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-06
Положение группы Лебеденко с 03.10.1941 г. по 07.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-07
Положение 19, 20 А и группы Болдина на 11.10.1941-12.10.1941 г. г. ЗапФ 1941-10-12
Положение противника 10.10.1941 г.-14.10.1941 г. перед Западным фронтом ЗапФ 1941-10-14
Положение частей 22 и 29 А с 16.10.1941 г. по 19.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-19
Обстановка на фронте 16 А ЗапФ 1941-10-20
Обстановка на фронте 5, 33, 43 А 18.10.1941 г.-21.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-21
Обстановка на фронте 43 и 49 А 19.10.1941 г. — 21.10.1941 г. ЗапФ 1941-10-21
Обстановка на фронте 16 и 5 А 01.11.1941 г. и 10.11.1941 г. — 11.11.1941 г. ЗапФ 1941-11-11
Обстановка на фронте 5, 33 и 43 А 01.11.1941 г. и 10.11.1941 г. — 11.11.1941 г. ЗапФ 1941-11-11
Обстановка на фронте 49 А 01.11.1941 г. и 10.11.1941 г. — 11.11.1941 г. ЗапФ 1941-11-11
Положение частей 16 и 5 А ЗапФ 1941-11-15
Положение частей 5, 33 и 43 А ЗапФ 1941-11-15
Положение частей 49 А ЗапФ 1941-11-15
Положение частей 50 А ЗапФ 1941-11-15
Положение армий ЗапФ с 15.11.1941 г. по 30.11.1941 г. ЗапФ 1941-11-30
Общая схема ЗапФ 1941-12-05

Наступление правого крыла Западного фронта в декабре 1941 г. ЗапФ
Наступление левого крыла Западного фронта в декабре 1941 г. ЗапФ
Общая схема действий ВВС противника в 12.1941 г. ЗапФ
Общая схема районов ПВО в 12.1941 г. ЗапФ null
Карта ЗапФ 1941-09-07
Дислокация частей ВВС ЗапФ на 9.9.41
Карта ЗапФ, полковник Шурынин 1941-09-10
Карта дислокации частей ЗапФ по состоянию на 11.9.41 г. ЗапФ 1941-09-11
Схема оборонительных работ ЗапФ ЗапФ 1941-09-15
Варианты контрударов ЗапФ ЗапФ, генерал-лейтенант Маландин null
Тыловые рубежи фронта резервных армий ЗапФ
Карта устройства тыла ЗапФ по директиве по тылу № 028 от 22.12.41 ЗапФ 1941-12-22
Карта устройства тыла А ЗапФ по состоянию на 3.12.41 (по директиве № 25 от 3 декабря) ЗапФ 1941-12-03
Карта решения командующего 22 А и командующего 29 А на оборону — (приказ № 20 от 11.9.41) ЗапФ null
Карта решения командующего 22 А на частную наступательную операцию на 20.8.41 ЗапФ 1941-08-20
Решение командующего 22 А 20.8.41 22 А 1941-08-20
Карта-план операции 22 А на частную операцию на 20.9.41 г. ЗапФ 1941-09-20
Карта частной наступательной операции на правом фланге 22 А (приказ план) ЗапФ 1941-09-23
Карта решения командующего 22 А на оборону на 26 августа. Приказ № 19 26.8.41 г. ЗапФ 1941-08-26
Обстановка на 24.9.41. Оценка противника командующим 30 Армии
Карта-план-соображение оборонительных действий 33 А на случай наступления противника.
Карта решения командующего группой Калинина с 21 по 23 июля ЗапФ 1941-07-23
Отчетная карта отдела на 4 июля ЗапФ 1941-07-31
Отчетная карта ЗапФ с 8.7.41 г. по 14 ЗапФ 1941-07-14
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 8.7 по 14.7.41 г. ЗапФ 1941-07-14
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 8.00 16.7 по 20.00 19.7 ЗапФ 1941-07-19
Отчетная карта оперативного отдела на 20.7.41 г. ЗапФ 1941-07-20
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 28.7 по 2.8.41 ЗапФ 1941-08-02
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 7.8 по 17.8.41 г. ЗапФ 1941-08-17
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 18 по 23.8.41 г. ЗапФ 1941-08-23
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 24 по 31.8.41 ЗапФ 1941-08-31
Отчетная карта оперотдела штаба ЗапФ с 1.9 по 6.9.41 г. ЗапФ 1941-09-06
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 6-14.9.41 ЗапФ 1941-09-14
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ 15-25.9.41 ЗапФ 1941-09-25
Отчетная карта фронта ЗапФ 1941-10-30
Отчетная карта положения войск ЗапФ с 16.10 по 24.10.41 г. ЗапФ 1941-10-24
Отчетная карта положения войск ЗапФ с 28.10 по 2.11.41 г. ЗапФ 1941-11-02
Отчетная карта положения войск ЗапФ с 28.10-2.11.41 г. ЗапФ 1941-11-02
Отчетная карта обстановки ЗапФ с 3.11-8.11.41 г. ЗапФ 1941-11-08
Отчетная карта обстановки ЗапФ с 3.11-8.11.41 г. ЗапФ 1941-11-08
Отчетная карта обстановки ЗапФ с 9.11-10.11.41 г. ЗапФ 1941-11-10
Отчетная карта ЗапФ с 11 по 15.11.41 г. ЗапФ 1941-11-15
Отчетная карта обстановки ЗапФ с 16 по 19.11.41 г. ЗапФ 1941-11-19
Отчетная карта положения 16, 5, 33, 43 и 49 А с 16-24.10.41 г. ЗапФ, капитан Сурченков 1941-10-24
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 19 по 23.11.41 ЗапФ 1941-11-23
Отчетная карта отдела с 19 по 23.11.41 ЗапФ 1941-11-23
Отчетная карат отдела с 23-24 ноября ЗапФ 1941-11-24
Отчетная карта оперативного отдела ЗапФ с 24 по 26.11.41 ЗапФ 1941-11-26
Отчетная карта с 24 по 26.11.41 ЗапФ 1941-11-26
Отчетная карта обстановки на ЗапФ с 26-28.11.41 г. ЗапФ 1941-11-28
M_101141244 208-0002511-0271/00000002.jpg 208 2511 271 Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 27-28.11.41 ЗапФ 1941-11-28
M_101141380 208-0002511-0272/00000002.jpg 208 2511 272 К отчетной карте № 258 с 27-28.11.41 ЗапФ 1941-11-28
M_101141438 208-0002511-0273/00000002.jpg 208 2511 273 Отчетная карта штаба ЗапФ с 28-29.11.41 г. ЗапФ 1941-11-29
M_101197068 208-0002511-0274/00000003.jpg 208 2511 274 Отчетная карта ЗапФ с 28.11 по 29.11.41 г. ЗапФ 1941-11-29
101197045 208-0002511-0274/00000002.jpg 208 2511 274 Отчетная карта ЗапФ с 28.11 по 29.11.41 г. ЗапФ 1941-11-29
M_101141583 208-0002511-0275/00000003.jpg 208 2511 275 Отчетная карта оперотдела штаба ЗапФ с 1 по 3.12.41 ЗапФ 1941-12-03
 Дополнение к отчетной карте оперотдела штаба фронта с 1-3.12.41 г. ЗапФ 1941-12-03
Отчетная карта оперативного отдела штаба ЗапФ с 4.12 по 8.12.41 г. (продолжение) ЗапФ 1941-12-08
Отчетная карта с 8-11.12.41 г. ЗапФ 1941-12-11
Отчетная карта ЗапФ с 8.12 по 11.12.41 г. ЗапФ 1941-12-11
Отчетная карта ЗапФ с 13 по 15.12.41 г. ЗапФ 1941-12-15
Отчетная карта ЗапФ с 16-19.12.41 г. ЗапФ 1941-12-19
Отчетная карта ЗапФ с 16-19.12.41 г. ЗапФ 1941-12-19
К отчетной карте с 18 по 22.12.41 ЗапФ 1941-12-22
Карта действий ВВС ЗапФ с 1 по 5 (включительно) 8.41 г. ЗапФ 1941-08-05
Карта действий ВВС ЗапФ с 6 по 11 августа 1941 г. ЗапФ 1941-08-11
Карта действий ВВС ЗапФ с 12 по 15.8 (включительно) 41 г. ЗапФ 1941-08-15
Карта действий ВВС ЗапФ с 16 по 20.8.41 г. ЗапФ 1941-08-20
Дислокация ВВС ЗапФ к 10.8.41 ЗапФ 1941-08-10
Карта положения частей 16 и 20 А на 13.9.41 г. ЗапФ 1941-09-13
Схема дислокации частей ПВО ЗапФ по состоянию 22-31 августа 1941 г. ЗапФ 1941-08-31
Карта дислокации частей ПВО ЗапФ по состоянию на 23.9.41 ЗапФ 1941-09-23
Карта обстановки и дислокации частей ПВО ЗапФ за период с 1.9 по 23.9 ЗапФ 1943-09-23
Карта дислокации тыловых частей и учреждений ЗапВО на 11 июля ЗапФ 1941-07-11
Карта дислокации тылов ЗапФ. Директива № 016. 10.9.41 ЗапФ 1941-09-10
Карта дисклокации тыловых частей и учреждений ЗапВО на 18 декабря ЗапФ 1941-12-18
Карта-схема оборонительных рубежей в полосе фронта на 2 августа 1941 г. ЗапФ, генерал-майор Воробьев, полк. комиссар Журавлев 1941-08-02
Карта-схема оборонительных рубежей в полосе фронта на 13 августа 1941 г. ЗапФ 1941-08-13
Карта-схема оборонительных рубежей в полосе фронта в декабре 1941 г. ЗапФ 1941-12-01
Карта-схема оборонительных рубежей в полосе фронта на 12.1941 г. ЗапФ null
Карта оборонительных рубежей и инженерных заграждений в полосе фронта ЗапФ, полковник Котлярский 1941-09-12
Карта-схема укрепленных районов третьего рубежа по линии: Осташков, Ржев, Вязьма, Спас-Деменск ЗапФ, маршал Советского Союза Тимошенко С. 1941-05-01
Карта-схема инженерных заграждений фронта на ноябрь-декабрь 1941 г. ЗапФ 1941-11-01
Карта-схема инженерных заграждений ЗапФ ЗапФ 1941-12-31
Карта-общая схема ВНОС территории ЗапФ к 5 декабря 1941 г. ЗапФ 1941-12-05
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финнов на 27.7.41 г. ЗапФ 1941-07-27
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финн на 27 июля ЗапФ 1941-07-27
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финн на 27 июля ЗапФ 1941-07-27
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров, и финнов на 27.7.41 г.
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финн на 27 июля
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финнов на 5.8.41 г.
Карта группировки войск противника перед фронтом КА с легендой о количестве соединений противника: немцев, румын, венгров и финн на 18 сентября
Карта группировки войск противника перед фронтами КА с приложением легенды на 27.7.41 г. ЗапФ 1941-07-27
Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 5.8.41 г. ЗапФ 1941-08-05
Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 16.8.41 г. с приложением легенды ЗапФ 1941-08-16
Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 16.9.41 г. с приложением легенды ЗапФ 1941-09-16
Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 16 сентября ЗапФ 1941-09-16
Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 16 сентября ЗапФ 1941-09-16
M_101159921 208-0002511-0322/00000007.jpg 208 2511 322 Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 16 сентября
Карта группировки войск противника на 1941 г. ЗапФ 1941-12-31
M_101159931 208-0002511-0323_a/00000003.jpg 208 2511 323 Карта РЦ ГШКА с группировкой войск средней и южной групп армии противника ЗапФ 1941-12-31
101135657 208-0002511-0324/00000003.jpg 208 2511 324 Развед-карта на утро 1.7.41 г. ЗапФ 1941-07-01
M_101159936 208-0002511-0325/00000002.jpg 208 2511 325 Карта группировки войск противника перед фронтами КА на 27.7.1941 г. (с легендой) ЗапФ 1941-07-27
M_101159941 208-0002511-0326/00000002.jpg 208 2511 326 Карта группировки войск противника на 1.9.41 г. ЗапФ 1941-09-01
101135658 208-0002511-0327/00000003.jpg 208 2511 327 Карта группировки финских и германских войск перед фронтами КА на 13 сентября ЗапФ 1941-09-13
M_101159946 208-0002511-0328/00000003.jpg 208 2511 328 Карта группировки войск противника перед фронтами КА с 13 по 16 сентября 1941 г. ЗапФ 1941-09-16
M_101160048 208-0002511-0329/00000002.jpg 208 2511 329 Карта группировки финских и германских войск перед фронтами КА на 18 сентября, с легендой ЗапФ 1941-09-18
M_101160053 208-0002511-0330/00000002.jpg 208 2511 330 Карта группировки войск противника перед фронтами КА с 1 по 16 октября 1941 года ЗапФ 1941-10-16
 Карта группировки финских и германских войск перед фронтом КА с 7 по 16 октября ЗапФ 1941-10-16
M_101160178 208-0002511-0332/00000002.jpg 208 2511 332 Карта группировки войск противника перед фронтом на 30.6.41 г. ЗапФ 1941-06-30
M_101160196 208-0002511-0333/00000002.jpg 208 2511 333 Отчетная карта о противнике оперативного отдела ЗапФ с 15.7.41 по 18.7 включительно ЗапФ 1941-07-18
M_101160309 208-0002511-0334/00000003.jpg 208 2511 334 Карта группировки войск противника перед фронтом на 1 августа ЗапФ 1941-08-01
M_101160316 208-0002511-0335/00000002.jpg 208 2511 335 Карта группировки войск противника перед фронтами КА с 17 по 29 октября ЗапФ 1941-10-29
M_101160323 208-0002511-0336/00000002.jpg 208 2511 336 Карта группировки войск противника перед фронтом на 24.12.41 г. ЗапФ 1941-12-24
M_101160344 208-0002511-0337/00000002.jpg 208 2511 337 Карта группировки войск противника перед фронтом на 24 декабря ЗапФ 1941-12-24
M_101160349 208-0002511-0338/00000002.jpg 208 2511 338 Карта действий авиации противника в районе Московской обл. с 4 по 9 ноября ЗапФ 1941-11-09
101135659 208-0002511-0339/00000002.jpg 208 2511 339 Схема полетов противника за сутки с 27 по 30.12.41 г. ЗапФ 1941-12-30
101135660 208-0002511-0340/00000003.jpg 208 2511 340 Общая схема действий ВВС противника в декабре 1941 г. ЗапФ 1941-12-01
 Карта укрепленных районов государств у западной границы СССР (до войны) ЗапФ 1941-09-18
Карта укрепленных районов Восточной Германии и Польши (до войны) ЗапФ 1941-09-18
Карта укрепленных районов и аэродромной сети Финляндии (до войны) ЗапФ 1941-09-18
Карта армейских баз и военных складов Восточной Германии ЗапФ 1941-08-23
Карта группировки финских и германских частей на 27.7.41 г. ЗапФ 1941-07-27
M_101160391 208-0002511-0350/00000002.jpg 208 2511 350 Карта группировки войск противника перед СевФ с легендой о количестве соединений противника: немецких и финских на 5.8.41 г. ЗапФ 1941-08-05
M_101160396 208-0002511-0351/00000002.jpg 208 2511 351 Карта группировки войск противника перед СевФ ЗапФ 1941-09-18
101135670 208-0002511-0355/00000003.jpg 208 2511 355 Карта полевых сооружений обороны рубежей на участке 16 А и 20 А ЗапФ 1941-08-15
101135671 208-0002511-0356/00000002.jpg 208 2511 356 Оборонительные сооружения и скопления войск противника по данным аэрофотосъемок за период 1-10.9.41 перед фронтом 16 и 20 А ЗапФ 1941-09-10
101135672 208-0002511-0359/00000002.jpg 208 2511 359 Карта полевых сооружений оборонительных рубежей на участке 30 и 19 А ЗапФ 1941-08-15
M_101160403 208-0002511-0363/00000002.jpg 208 2511 363 Отчетная карта положения частей 22 и 29 А 15.10-20.10.41 г. ЗапФ 1941-10-20
M_101160435 208-0002511-0364/00000002.jpg 208 2511 364 Отчетная карта 22 А с 7.7.41 по 15.7.41 г. ЗапФ 1941-07-15
M_101160459 208-0002511-0365/00000003.jpg 208 2511 365 Карта положения огневых точек на фронте 22 А на 22-24 августа ЗапФ 1941-08-24
M_100212663 Передача_026_КП097Р_С39/208-0002511-369а/00000002.jpg 208 2511 369а Карта группировки войск 31 А и противника на 5.12.41 г. 31 А 1941-12-05
M_101160466 208-0002511-0372/00000002.jpg 208 2511 372 Карта положения противника перед фронтом 43 и 49 А на 24-25 сентября ЗапФ 1941-09-25
 Схема противотанковой обороны в полосе 49 А 1.11.41 г. 49 Армии, полковник Юдичев 1941-11-01
101135674 208-0002511-0376/00000002.JPG 208 2511 376 Карта противотанковой обороны в полосе 49 А 49 А, батал. комиссар Степанов, полковник Верхолович, полковник Пастушихин 1941-11-10
M_100357795 Передача_030_КП097Р_С39/208-0002511-380а/00000002.jpg 208 2511 380 Рабочая карта на 27.06-09.07.41 г. ЗапФ 1941-07-09
M_100176024 Передача_026_КП097Р_С39/208-0002511-0381/00000002.jpg 208 2511 381 Карта общей обстановки камп. 1941 г. ЗапФ 1941-07-31
M_101160476 208-0002511-0382/00000002.jpg 208 2511 382 Рабочая карта с обстановкой на фронтах Отечественной Войны на 26.6.41 г. ЗапФ 1941-06-26
M_101160603 208-0002511-0383/00000002.jpg 208 2511 383 Рабочая карта на 5-10 сентября 1941 г. ЗапФ 1941-09-10
M_101160700 208-0002511-0384/00000002.jpg 208 2511 384 Рабочая карта с обстановкой на фронтах с 13 по 15 октября 1941 г. (Московская битва — оборонительный этап) ЗапФ 1941-10-15
M_101160920 208-0002511-0385/00000003.jpg 208 2511 385 Рабочая карта с 17 по 30 октября 1941 г. ЗапФ 1941-10-30
M_101161051 208-0002511-0386/00000002.jpg 208 2511 386 Рабочая карта с обстановкой на фронтах Отечественной Войны с 30 октября по 20 ноября ЗапФ 1941-11-20
M_101161170 208-0002511-0387/00000002.jpg 208 2511 387 Рабочая карта с обстановкой на фронтах Отечественной войны на 30 октября ЗапФ 1941-10-30
M_101161362 208-0002511-0388/00000002.jpg 208 2511 388 Рабочая карта с обстановкой на фронтах отечественной войны на 30 октября ЗапФ 1941-10-30
M_101161640 208-0002511-0389/00000002.jpg 208 2511 389 Рабочая карта с обстановкой на фронтах Отечественной войны с 22 ноября по 4 декабря ЗапФ 1941-12-04
M_101161746 208-0002511-0390/00000002.jpg 208 2511 390 Рабочая карта обозначения линии общего фронта с 6 по 24.12.41 г. ЗапФ 1941-12-24
M_101161798 208-0002511-0392/00000003.jpg 208 2511 392 Рабочая карта с обстановкой на фронтах Отечественной войны на 26 декабря ЗапФ 1941-12-26
M_101161988 208-0002511-0393/00000004.jpg 208 2511 393 Карта положения Западного направления по данным к исходу 18.7.41 ЗапФ 1941-07-18
M_101162097 208-0002511-0394/00000002.jpg 208 2511 394 Карта положения войск соседних фронтов с 16 октября по 7 ноября ЗапФ 1941-11-07
M_101162218 208-0002511-0395/00000002.jpg 208 2511 395 Карта положения войск ЗапФ, БрянФ, ЮЗФ на 27-30 октября ЗапФ 1941-10-30
114795976 208-0002511-0396/00000002.jpg 208 2511 396 1 Карта ЗапФ null
M_101162277 208-0002511-0397/00000002.jpg 208 2511 397 Карта положения частей БрянФ и ЦентрФ на 19.8.41 г. ЗапФ 1941-08-19
M_101162355 208-0002511-0398/00000002.jpg 208 2511 398 Карта положения частей БрянФ и ЦентрФ на 20-8-41 г. ЗапФ 1941-08-20
M_101162409 208-0002511-0399/00000003.jpg 208 2511 399 Карта положения частей БрянФ и ЦентрФ на 24.8.41 г. ЗапФ 1941-08-24
M_101162480 208-0002511-0400/00000003.jpg 208 2511 400 Карта положения частей на 22.8.41 ЗапФ 1941-08-22
M_101162592 208-0002511-0401/00000002.jpg 208 2511 401 Отчетная карта обстановки БрянФ с 21.12-27.12.41 г. ЗапФ 1941-12-27
M_101162648 208-0002511-0402/00000003.jpg 208 2511 402 Карта положения войск Юго-Западного и Западного фронтов на 27 июня ЗапФ 1941-06-27
M_101162709 208-0002511-0403/00000003.jpg 208 2511 403 Карта положения войск Резервного и Западного фронтов с 1 по 4 октября РезФ, полковник Новиков 1941-09-13
M_101162765 208-0002511-0404/00000004.jpg 208 2511 404 Отчетная карта положения войск КалФ и ЮЗФ с 22-30.11.41 г. ЗапФ 1941-11-30
M_101162872 208-0002511-0405/00000003.jpg 208 2511 405 Отчетная карта КалФ и ЮЗФ с 1.12.41 г. — 13.12.41 г. ЗапФ 1941-12-13
M_101162973 208-0002511-0406/00000003.jpg 208 2511 406 Отчетная карта КалФ и ЮЗФ с 17-25.12.41 ЗапФ 1941-12-25
M_101163125 208-0002511-0407/00000003.jpg 208 2511 407 Карта положения войск КалФ на 9-18 ноября ЗапФ 1941-11-18
M_101163191 208-0002511-0408/00000004.jpg 208 2511 408 Отчетная карта положения войск КалФ с 10.11-17.11 ЗапФ 1941-11-17
M_101163237 208-0002511-0410/00000002.jpg 208 2511 410 Отчетная карта КалФ с 19-25.12.41 г. ЗапФ 1941-12-25
M_101163351 208-0002511-0411/00000002.jpg 208 2511 411 Карта обстановки ЦентрФ и РезФ на 12.8.41 г. ЗапФ 1941-08-12
M_101163414 208-0002511-0413/00000002.jpg 208 2511 413 Карта группировки армий РезФ к 20.7.41 г. ЗапФ 1941-07-20
M_101163466 208-0002511-0414/00000004.jpg 208 2511 414 Карта обстановки РезФ к 18.00 7.8.41 г. ЗапФ 1941-08-07
M_101163556 208-0002511-0415/00000003.jpg 208 2511 415 Карта положения частей РезФ на 9.8.41 г. ЗапФ 1941-08-09
M_101163621 208-0002511-0416/00000004.jpg 208 2511 416 Карта обстановки РезФ к 3.00 16.8.41 ЗапФ 1941-08-16
M_101163727 208-0002511-0416_a/00000002.jpg 208 2511 416 Карта положения войск армий Резервного фронта на 16 августа ЗапФ 1941-09-06
M_101163873 208-0002511-0417/00000003.jpg 208 2511 417 Карта положения частей РезФ. Рабочая карта капитана Антонова ЗапФ 1944-09-10
M_101163917 208-0002511-0418/00000004.jpg 208 2511 418 Карта положения частей РезФ на 15.9.41 г. ЗапФ 1941-09-15
M_101163985 208-0002511-0419/00000002.jpg 208 2511 419 Карта обстановки на фронте к утру 12.7 ЗапФ 1941-07-12
M_101164073 208-0002511-0420/00000003.jpg 208 2511 420 Карта положения войск Северо-Западного фронта (конец 1941) ЗапФ 1941-12-31
M_101164144 208-0002511-0421/00000002.jpg 208 2511 421 Карта положения войск ЦентрФ на 26 июля ЗапФ 1941-07-26
M_101164201 208-0002511-0422/00000004.jpg 208 2511 422 Карта данных обстановки к исходу 22.8.41 г. Рабочая карта ст. лейтенанта Антонова ЗапФ 1941-08-22
M_101164233 208-0002511-0423/00000002.jpg 208 2511 423 Отчетная карта ЮЗФ с 28 по 31.12.41 г. ЗапФ 1941-12-31
M_101164274 208-0002511-0424/00000002.jpg 208 2511 424 Карта положения войск фронта на 24-25 июня ЗапФ 1941-06-25
M_101164315 208-0002511-0425/00000003.jpg 208 2511 425 Карта положения войск фронта на 24-25 июня ЗапФ 1941-06-25
M_101164366 208-0002511-0426/00000002.jpg 208 2511 426 Карта положения войск фронта на 25 по 27 июня ЗапФ 1941-06-27
100246357 Передача_030_КП097Р_С39/208-0002511-0427/00000002.jpg 208 2511 427 Карта положения частей ЗапФ с 25.6 по 30.6 ЗапФ, капитан Суботин 1941-06-30
M_101164395 208-0002511-0428/00000002.jpg 208 2511 428 Карта положения войск фронта на 27-28 июня ЗапФ 1941-06-28
101215721 208-0002511-0429/00000002.jpg 208 2511 429 Карта положения частей ЗапФ с 27.6 по 2.7.41 ЗапФ 1941-07-02
M_101164448 208-0002511-0430/00000003.jpg 208 2511 430 Карта положения войск фронта на Минском направлении с 28 по 29 июня ЗапФ 1941-06-29
M_101215722 208-0002511-0431/00000002.jpg 208 2511 431 Карта положения войск фронта на 29-30 июня ЗапФ 1941-06-30
M_101164473 208-0002511-0432/00000003.jpg 208 2511 432 Карта положения войск фронта на 30 июня-1 июля ЗапФ 1941-07-01
M_101164508 208-0002511-0433/00000003.jpg 208 2511 433 Карта положения войск фронта на 30 июня-7 июля ЗапФ 1941-07-07
M_101164604 208-0002511-0434/00000003.jpg 208 2511 434 Карта положения войск фронта на 3 июля ЗапФ 1941-07-03
M_101164692 208-0002511-0435/00000002.jpg 208 2511 435 Карта положения войск фронта на 3 июля ЗапФ 1941-07-03
M_100269508 Передача_030_КП097Р_С39/208-0002511-0436/00000002.jpg 208 2511 436 Карта положения войск фронта на 5 июля ЗапФ 1941-07-05
M_101164757 208-0002511-0437/00000002.jpg 208 2511 437 Карта положения войск фронта на 5 июля 1941 г. ЗапФ 1941-07-05
M_101164843 208-0002511-0438/00000002.jpg 208 2511 438 Карта положения войск фронта на 5-6 июля ЗапФ 1941-07-06
M_101164912 208-0002511-0439/00000002.jpg 208 2511 439 Карта обстановки на 6-7.7 ЗапФ 1941-07-07
101215616 208-0002511-0440/00000003.jpg 208 2511 440 Карта обстановки на 7 и 8 июля ЗапФ 1941-07-08
M_101164984 208-0002511-0441/00000003.jpg 208 2511 441 Карта положения войск фронта на 7-8 июля ЗапФ 1941-07-08
M_101165095 208-0002511-0442/00000003.jpg 208 2511 442 Карта положения войск фронта на 8 июля ЗапФ 1941-07-08
M_101165178 208-0002511-0443/00000002.jpg 208 2511 443 Карта обстановки на 8-9.7 ЗапФ 1941-07-09
M_101165244 208-0002511-0444/00000003.jpg 208 2511 444 Карта положения войск фронта на 8-12 июля ЗапФ 1941-07-12
M_101165445 208-0002511-0446/00000003.jpg 208 2511 446 Карта положения войск фронта на 9-10 июля ЗапФ 1941-07-10
M_101165559 208-0002511-0447/00000002.jpg 208 2511 447 Карта обстановки к исходу 9.7-11.7 ЗапФ 1941-07-11
M_101165636 208-0002511-0449/00000002.jpg 208 2511 449 Карта положения войск фронта на 13.7.1941 г. ЗапФ 1941-07-13
M_101165698 208-0002511-0450/00000003.JPG 208 2511 450 Карта положения войск фронта на 14.7.1941 г. ЗапФ 1941-07-14
M_101165786 208-0002511-0451/00000003.jpg 208 2511 451 Карта обстановки с 15.7 ЗапФ 1941-07-15
M_101165909 208-0002511-0452/00000002.jpg 208 2511 452 Карта положения войск фронта на 15 июля ЗапФ 1941-07-15
M_101165955 208-0002511-0453/00000004.jpg 208 2511 453 Карта положения войск фронта на 15 июля ЗапФ 1941-07-15
M_101166006 208-0002511-0454/00000002.jpg 208 2511 454 Карта положения на фронте к исходу 17.7 и к утру 18.7 ЗапФ 1941-07-18
M_101166104 208-0002511-0455/00000004.jpg 208 2511 455 Карта положения войск фронта на 18 июля ЗапФ 1941-07-18
M_101166230 208-0002511-0456/00000003.jpg 208 2511 456 Карта положения войск фронта к утру 19.7.41 ЗапФ 1941-07-19
M_101166322 208-0002511-0457/00000002.jpg 208 2511 457 Карта положения войск на 19.7.41-23.7.41 ЗапФ 1941-07-23
M_101166452 208-0002511-0458/00000003.jpg 208 2511 458 Карта положения войск фронта на 20 июля ЗапФ 1941-07-20
M_101166483 208-0002511-0459/00000003.jpg 208 2511 459 Карта положения войск на 20.7.41 ЗапФ 1941-07-20
M_101166562 208-0002511-0460/00000002.jpg 208 2511 460 Карта положения частей ЗапФ на 20-21.7 ЗапФ 1941-07-21
M_101166682 208-0002511-0461/00000003.jpg 208 2511 461 Отчетная карта оперативного отдела штаба фронта на 21.7.41 г. ЗапФ 1941-07-21
M_101166783 208-0002511-0462/00000003.jpg 208 2511 462 Карта положения войск на 21.7 ЗапФ 1941-07-21
M_101166887 208-0002511-0463/00000004.jpg 208 2511 463 Карта обстановки к утру 22.7 ЗапФ 1941-07-22
M_101166994 208-0002511-0464/00000003.jpg 208 2511 464 Карта положения войск фронта на 22 июля ЗапФ 1941-07-22
M_101167114 208-0002511-0465/00000002.jpg 208 2511 465 Карта положения войск ЗапФ 1941-07-22
M_101167222 208-0002511-0466/00000002.jpg 208 2511 466 Карта положения войск ЗапФ 1941-07-22
M_100269788 Передача_030_КП097Р_С39/208-0002511-0467/00000002.jpg 208 2511 467 Карта положения войск фронта на 23 июля ЗапФ 1941-07-23
M_101167323 208-0002511-0468/00000003.jpg 208 2511 468 Карта положения войск на 23.7.41 ЗапФ 1941-07-23
M_101167474 208-0002511-0469/00000003.jpg 208 2511 469 Карта положения войск фронта с 23 по 27 июля ЗапФ 1941-07-27
M_101167590 208-0002511-0470/00000003.jpg 208 2511 470 Карта положения войск фронта на 24 июля ЗапФ 1941-07-24
M_101167698 208-0002511-0471/00000002.jpg 208 2511 471 Карта положения войск фронта к утру 24.7 ЗапФ 1941-07-24
M_101167812 208-0002511-0472/00000002.jpg 208 2511 472 Карта на утро 25.7.41 г. ЗапФ 1941-07-25
M_101167900 208-0002511-0473/00000003.jpg 208 2511 473 Карта положения войск фронта на 26.7.41 и утро 27.7.41 ЗапФ 1941-07-27
M_101168052 208-0002511-0474/00000002.jpg 208 2511 474 Карта положения войск на утро 27.7 ЗапФ 1941-07-27
M_101168182 208-0002511-0475/00000002.jpg 208 2511 475 Карта положения войск фронта на Ельненском направлении на 27-28 июля ЗапФ 1941-07-28
M_101168205 208-0002511-0476/00000002.jpg 208 2511 476 Карта положения войск фронта на 29.7 и исход 30.7.41 ЗапФ 1941-07-30
M_101168319 208-0002511-0477/00000005.jpg 208 2511 477 Карта положения войск на утро 28.7 и 29.7 ЗапФ 1941-07-29
M_101168420 208-0002511-0478/00000003.jpg 208 2511 478 Карта положения войск фронта на 31.7-1.8 ЗапФ 1941-08-01
M_101168496 208-0002511-0479/00000002.jpg 208 2511 479 Карта положения войск фронта в Ярцевской операции на 20 июля ЗапФ 1941-07-20
M_101168535 208-0002511-0480/00000002.jpg 208 2511 480 Карта положения войск фронта в Ярцевской операции на 22 июля ЗапФ 1941-07-22
M_101168569 208-0002511-0481/00000002.jpg 208 2511 481 Карта обстановки ЗапФ на 2-4.8.41 г. и к исходу 6.8 ЗапФ 1941-08-06
114814021 208-0002511-0482/00000002.jpg 208 2511 482 1 Карта положения частей ЗапФ с 03.08.1941 г. по 07.08.1941 г. ЗапФ 1941-08-07
M_101168666 208-0002511-0483/00000003.jpg 208 2511 483 Карта положения войск фронта на 5 августа ЗапФ 1941-08-05
M_101168694 208-0002511-0484/00000003.jpg 208 2511 484 Карта положения войск фронт на Рославльском направлении на 6 августа ЗапФ 1941-08-06
M_101168737 208-0002511-0485/00000003.jpg 208 2511 485 Карта положения войск на Рославльском направлении на 9 августа-10 августа ЗапФ 1941-08-10
M_101168774 208-0002511-0486/00000003.jpg 208 2511 486 Карта положения частей к утру 6.8.41 — утру 7.8.41 и 8.8.41 ЗапФ 1941-08-08
M_101168879 208-0002511-0487/00000003.jpg 208 2511 487 Карта положения частей ЗапФ на 8.8.41 г. ЗапФ 1941-08-08
M_101168979 208-0002511-0488/00000003.jpg 208 2511 488 Карта положения частей ЗапФ на 8.8.41 г. ЗапФ 1941-08-08
M_101169059 208-0002511-0489/00000003.jpg 208 2511 489 Карта положения войск фронта на 8 августа ЗапФ 1941-08-08
M_101169152 208-0002511-0490/00000003.jpg 208 2511 490 Карта положения войск фронта на Ельненском направлении к исходу 9.8.41 г., 10.8. 11.00 ЗапФ 1941-08-10
M_101169167 208-0002511-0491/00000003.jpg 208 2511 491 Карта положения частей ЗапФ на 12.8.41 г. ЗапФ 1941-08-12
M_101169308 208-0002511-0492/00000003.jpg 208 2511 492 Карта положения частей ЗапФ на 12.8-17.8.41 г. ЗапФ 1941-08-17
M_101169450 208-0002511-0493/00000002.jpg 208 2511 493 Карта положения войск фронта на 18-19.8.41 г. ЗапФ 1941-08-19
M_101169586 208-0002511-0494/00000002.jpg 208 2511 494 Карта положения частей 22.8.41 ЗапФ 1941-08-22
M_101169761 208-0002511-0495/00000003.jpg 208 2511 495 Карта положения частей утро 23.8.41 ЗапФ 1941-08-23
M_101169894 208-0002511-0496/00000003.jpg 208 2511 496 Карта положения частей ЗапФ к 23.8.41 г. ЗапФ 1941-08-23
M_101169957 208-0002511-0497/00000002.jpg 208 2511 497 Отчетная карта действия авиации противника за период 20.00 22.8.41 до 31.8.41 ЗапФ 1941-08-31
M_101169979 208-0002511-0498/00000003.JPG 208 2511 498 Карта сосредоточения и развертывания войск ЗапФ на 29 августа ЗапФ, генерал-лейтенант Маландин 1941-08-29
M_101170047 208-0002511-0499/00000003.jpg 208 2511 499 Карта положения войск фронта на 4 сентября ЗапФ 1941-09-04
M_101170087 208-0002511-0501/00000002.jpg 208 2511 501 Карта положения войск фронта на 11.11.41 г. ЗапФ 1941-11-11
M_101170180 208-0002511-0502/00000002.JPG 208 2511 502 Карта положения войск фронта на 10 сентября ЗапФ 1941-09-10
M_101170299 208-0002511-0503/00000002.jpg 208 2511 503 Карта положения войск фронта на 11 сентября ЗапФ 1941-09-11
M_101170373 208-0002511-0504/00000003.jpg 208 2511 504 Карта положения войск фронта на 15.9.1941 г. ЗапФ 1941-09-15
M_101170402 208-0002511-0505/00000003.jpg 208 2511 505 Карта положения войск ЗапФ на 15 сентября ЗапФ 1941-09-15
M_101170409 208-0002511-0506/00000002.JPG 208 2511 506 Отчетная карта по 30, 19 и 20 А с 15.9 по 30.9.41 г. ЗапФ 1941-09-30
M_101170506 208-0002511-0507/00000002.jpg 208 2511 507 Карта положения войск фронта на 18 сентября ЗапФ 1941-09-18
M_101170547 208-0002511-0508/00000002.jpg 208 2511 508 Отчетная карта ЗапФ на 30.9 ЗапФ 1941-09-30
M_101170683 208-0002511-0509/00000002.jpg 208 2511 509 Карта положения войск фронта на 2-4 октября 1941 г. ЗапФ 1941-10-04
M_101170767 208-0002511-0510/00000004.jpg 208 2511 510 Карта положения войск фронта на 4-5 октября ЗапФ 1941-10-05
M_101170811 208-0002511-0511/00000002.jpg 208 2511 511 Карта положения войск фронта на 5 октября ЗапФ 1941-10-05
114814022 208-0002511-0512/00000002.jpg 208 2511 512 1 Карта положения войск фронта на 07.10.1941 — 08.09.1941 г.г. ЗапФ 1941-09-08
M_101170924 208-0002511-0513/00000002.jpg 208 2511 513 Карта положения войск фронта на 9 октября 41 г. ЗапФ 1941-10-09
M_101170957 208-0002511-0514/00000002.jpg 208 2511 514 Карта положения войск фронта на 11 октября ЗапФ 1941-10-11
M_101171018 208-0002511-0515/00000002.jpg 208 2511 515 Карта положения войск фронта на 10-12.10.41 г. ЗапФ 1941-10-12
M_101171060 208-0002511-0516/00000002.jpg 208 2511 516 Карта положения частей ЗапФ 11-12.10.41 ЗапФ 1941-10-12
M_101171118 208-0002511-0517/00000002.jpg 208 2511 517 Карта положения войск фронта на 11-19 октября ЗапФ 1941-10-19
M_101171203 208-0002511-0518/00000002.jpg 208 2511 518 Карта обстановки частей ЗапФ на 11.10.41-14.10.41 ЗапФ 1941-10-14
M_101171314 208-0002511-0519/00000002.jpg 208 2511 519 Карта положения войск фронта на 13-14 октября ЗапФ 1941-10-14
M_101171382 208-0002511-0520/00000002.jpg 208 2511 520 Карта положения войск фронта на 13-16 октября ЗапФ 1941-10-16
M_101171455 208-0002511-0521/00000002.jpg 208 2511 521 Карта положения войск фронта на Можайском направлении на 14-15 октября ЗапФ 1941-10-15
M_101171482 208-0002511-0522/00000002.jpg 208 2511 522 Карта положения войск фронта на 15 октября ЗапФ 1941-10-15
M_101171499 208-0002511-0523/00000002.jpg 208 2511 523 Карта положения войск фронта на 15 октября ЗапФ 1941-10-15
M_101197134 208-0002511-0524/00000003.jpg 208 2511 524 Карта положения войск фронта на 16-17 октября ЗапФ 1941-10-17
M_100494705 Передача_039_КП097Р_С39/208-0002511-0525/00000002.jpg 208 2511 525 Карта положения войск фронта на 17-20 октября ЗапФ 1941-10-20
M_101197156 208-0002511-0526/00000003.jpg 208 2511 526 Карта положения войск фронта на 17-20 октября ЗапФ 1941-10-20
M_101197229 208-0002511-0527/00000003.jpg 208 2511 527 Карта положения войск фронта на 18 октября ЗапФ 1941-10-18
M_100494967 Передача_039_КП097Р_С39/208-0002511-0528/00000002.jpg 208 2511 528 Карта положения войск фронта на 18 октября ЗапФ 1941-10-18
M_101135675 208-0002511-0529/00000003.jpg 208 2511 529 Карта положения частей 3апФ 18-20.10.41 ЗапФ 1941-10-20
M_101197303 208-0002511-0530/00000003.jpg 208 2511 530 Карта положения войск фронта на 19 октября ЗапФ 1941-10-19
M_101197364 208-0002511-0531/00000003.jpg 208 2511 531 Карта положения войск фронта на 19 октября ЗапФ 1941-10-19
M_101197407 208-0002511-0533/00000005.jpg 208 2511 533 Карта положения частей ЗапФ на 26.10.41 ЗапФ 1941-10-26
M_101197458 208-0002511-0534/00000004.jpg 208 2511 534 Карта положения войск фронта на 26 октября ЗапФ 1941-10-26
M_101197606 208-0002511-0535/00000003.jpg 208 2511 535 Карта положения частей ЗапФ на 5.11.41 ЗапФ 1941-11-05
M_101197682 208-0002511-0538/00000002.jpg 208 2511 538 Карта положения войск фронта с 9 ноября по 1 декабря ЗапФ 1941-12-01
M_101197795 208-0002511-0540/00000002.jpg 208 2511 540 Карта положения войск фронта на 15 ноября ЗапФ 1941-11-15
114814023 208-0002511-0541/00000003.jpg 208 2511 541 1 Карта положения войск фронта с 16.11.1941 г. по 19.11.1941 г. ЗапФ 1941-11-19
M_101197907 208-0002511-0542/00000002.jpg 208 2511 542 Карта положения войск фронта на 19-22 ноября ЗапФ 1941-11-22
M_101197935 208-0002511-0544/00000003.jpg 208 2511 544 Карта положения войск фронта 20-23.11 ЗапФ 1941-11-23
M_101197978 208-0002511-0545/00000003.jpg 208 2511 545 Карта положения частей на 29-30.11 ЗапФ 1941-11-30
M_101198062 208-0002511-0547/00000002.jpg 208 2511 547 Карта положения войск фронта на 3-4 декабря ЗапФ 1941-12-04
M_101198088 208-0002511-0548/00000002.jpg 208 2511 548 Карта положения войск фронта на 4-5 декабря ЗапФ 1941-12-05
M_101198222 208-0002511-0549/00000002.jpg 208 2511 549 Карта положения войск фронта на 6-15 декабря ЗапФ 1941-12-15
M_101198391 208-0002511-0551/00000002.JPG 208 2511 551 Карта положения войск фронта с 12 по 23 декабря ЗапФ 1941-12-23
114795998 208-0002511-0552/00000002.jpg 208 2511 552 1 Карта положения войск фронта с 12.12.1941 г. по 23.12.1941 г. ЗапФ 1941-12-23
M_101198559 208-0002511-0553/00000003.jpg 208 2511 553 Карта положения войск фронта на 15-16 декабря ЗапФ 1941-12-16
M_101198648 208-0002511-0554/00000002.jpg 208 2511 554 Рабочая карта командующего фронтом с 27 по 24 декабря ЗапФ 1941-12-24
M_101198667 208-0002511-0555/00000002.jpg 208 2511 555 Карта положения войск фронта на 17-21 декабря ЗапФ 1941-12-21
M_101198806 208-0002511-0559/00000003.jpg 208 2511 559 Карта положения частей ЗапФ с 22-27.12.41 г. ЗапФ 1941-12-27
M_101198957 208-0002511-0561/00000002.jpg 208 2511 561 Положение войск фронта с 22 по 28 декабря. Приложение к директивам 0115/ОП, 0116/ОП ЗапФ 1941-12-28
M_100987641 Передача_073_КП097Р_С46/208-0002511-0562/00000002.jpg 208 2511 562 Рабочая карта начальника оперативного отдела на 24-31 декабря ЗапФ 1941-12-31
M_101199069 208-0002511-0563/00000003.jpg 208 2511 563 Карта положения частей на 25.12.41, 1.1.42, 2.1.42 ЗапФ 1942-01-02

xn--80aaxgqbdi.xn--p1ai

Глава 9. Итоги боевых действий в сентябре – начале октября 1941 г

Глава 9. Итоги боевых действий в сентябре – начале октября 1941 г

Потери противника оказались весьма велики. Подсчеты по донесениям отделов личного состава 4-й танковой группы, 18-й и 16-й армий дают следующие цифры потерь. Только дивизии 28-го армейского корпуса с 12 по 16 сентября потеряли 961 человека убитыми, 2334 ранеными и 178 пропавшими без вести. В составе 18-й армии с 17 по 23 сентября потери убитыми составили еще 109 человек, 316 ранеными и четверо пропавшими без вести. Всего корпус потерял 1070 человек убитыми, 2650 ранеными и 182 пропавшими без вести.

Потери 50-го армейского корпуса составили: 651 человек убитыми, 2451 ранеными и 212 пропавшими без вести.

Потери 38-го корпуса с 9 по 24 сентября составили: 1389 человек убитыми, 5284 ранеными, 78 пропавших без вести.

26-й корпус потерял в сентябре 1941 г. за время наступления на Ленинград: 273 человека убитыми, 1069 ранеными, 20 пропавшими без вести.

121-я пехотная дивизия за время пребывания в группе Шмидта потеряла: 210 человек убитыми, 772 ранеными, 147 пропавшими без вести.

12-я танковая дивизия за период участия в наступлении на Ленинград и пока занимала оборону на р. Ижора – 75 человек убитыми, 326 ранеными, трех пропавшими без вести.

Потери 39-го корпуса за период с 9 сентября по конец месяца, по далеко не полным данным, составили около 800 человек убитыми, более 2200 ранеными, более 100 пропавшими без вести.

Положение 121-й пехотной дивизии 25 сентября

Таким образом, общие потери 18-й армии, 4-й танковой группы и 16-й армии составили около 6000 убитыми (вместе с потерями за первую декаду сентября), около 17 500 ранеными, около 800 человек пропавшими без вести. Это без учета потерь при борьбе с окруженными войсками Лужской оперативной группы.

В журнале боевых действий группы армий «Север» отмечено, что только с 10 по 16 сентября немцы захватили 4177 пленных, 58 орудий, 21 противотанковое орудие, 44 миномета, 32 танка, 29 зенитных орудий, захвачено и уничтожено 162 дота. Общее число пленных за время операции составило 18 971 человек.

В целом потери войск Ленинградского фронта за сентябрь определить гораздо сложнее. Однако надо учесть, что только 2-я и 3-я гвардейские дивизии народного ополчения имели в своем составе около 18 тыс. человек, части укрепленного района имели более 22 тыс. человек, около 10 тыс. человек имела 168-я стрелковая дивизия. Значительная часть этих бойцов и командиров погибли или попали в плен.

Известно также, что 8-я армия за время с 20 по 25 сентября, по оценке штаба армии, потеряла 2728 человек убитыми и пропавшими без вести[181]. Потери за сентябрь 168-й стрелковой дивизии составили 7477 человек. Вся же 55-я армия потеряла за сентябрь на участке от Колпино до Невы 17 194 человека[182]. Всего же безвозвратных потерь по 8, 42 и 55-й армиям оценочно – около 20–25 тыс. человек. Сюда же стоит прибавить и цифры потерь за первую декаду сентября. В итоге общие потери войск Ленинградского фронта за время сентябрьских боев под Ленинградом оценочно должны будут составить около 40–45 тыс. человек.

Это без потерь Краснознаменного Балтийского флота, который лишился целого ряда кораблей потопленными и серьезно поврежденными. За период боевых действий с 1 сентября по 1 октября потери танков Ленинградского фронта составили только 43 танка КВ. Помимо этого, были утрачены еще 4 танка Т-34 и 86 танков других типов.

Конец?

Каковы же были итоги борьбы? Для немецкого командования наступление обернулось фактическим военным поражением. Из состава 4-й танковой группы только один 41-й моторизованный корпус смог полностью выполнить свою задачу без дополнительной помощи. Ему удалось прорвать оборону 42-й армии, выполнить задачу по захвату Дудергофских высот. Однако использовать его успех противник оказался не в состоянии. Да и само командование 4-й танковой группы, а потом и штаб корпуса не горели желанием таскать каштаны из огня для других. Поэтому все разговоры о том, что Гитлера спас Ленинград, являются элементарной фальсификацией. Удобно валить собственные просчеты на других, когда они уже не в состоянии ответить. Тем более что творцом идеи переброски всех сил на московское направление был все же Ф. Гальдер.

Немецкие войска понесли довольно значительные потери, не выполнив при этом всех задач. Сопротивление войск Красной Армии оказалось достаточно сильным. Это, в свою очередь, привело к тому, что противник не смог выйти на ближний рубеж окружения.

При этом ключевую роль сыграли действия 54-й армии, которые заставили немецкое командование перебросить в Южное Приладожье дополнительные силы. Притом даже за счет тех сил, которые были выведены для наступления на Ленинград.

Элементарное сравнение показывает, насколько много внимания противник уделял ее действиям. Из-под Ленинграда в состав 39-го моторизованного корпуса были переданы 96-я пехотная дивизия из состава 28-го армейского корпуса, 8-я танковая дивизия, а также 254-я пехотная дивизия.

При этом вместе с перебрасывающейся в состав ГА «Центр» 4-й танковой группой под Москву убыло тоже три дивизии 41-го моторизованного корпуса. Правда, две из них были танковыми. Однако из всех подвижных соединений всей группы армий «Север» на конец сентября 1941 г. почти 100 % из них были сосредоточены под управлением 39-го моторизованного корпуса (две танковые, одна моторизованная дивизии).

Однако с военной точки зрения войска Ленинградского фронта также потерпели поражение. Это произошло в силу объективных причин: отсутствие резервов для контратак при прорыве тактической полосы обороны, недостаток артиллерии, который невозможно было компенсировать действиями кораблей флота и железнодорожных батарей, слабое взаимодействий родов войск, а также отдельных частей и подразделений, потеря управления. Разведка фронта совершила серьезный просчет, парадоксальным образом он был следствием успеха. Захваченный приказ штаба 39-го корпуса оказал на действия вокруг Ленинграда роковую роль. При том, что действия разведки в полосе 42-й и 8-й армий оказались откровенно слабыми, внимание штаба фронта было приковано именно к району около Колпино и далее вдоль р. Нева. Однако выход немецких войск к Скворицам и Русско-Высоцкое оказался интерпретированным неверно. А там хватило одного сильного удара, чтобы фронт рухнул.

Укрепленный район вокруг Ленинграда был недостроен, глубина его обороны была недостаточной. Однако укрепления Центрального и частично Красносельского секторов Красногвардейского укрепленного района полностью выполнили свою задачу. А их гарнизоны выполнили свой долг до конца. Противник был задержан ими. К сожалению, эту задержку некому было использовать, сил для мощного контрудара не хватило.

Аэрофотосъемка Урицка

Аэрофотосъемка Урицка

Роль морской артиллерии оказалась достаточно скромной. Вопреки устоявшемуся мнению, морская артиллерия отнюдь не определила границы Ораниенбаумского плацдарма. Ее роль свелась к тому, что, ведя огонь по перекресткам и дорожным узлам, она затрудняла перегруппировку, подвоз боеприпасов, эвакуацию раненых. Это заставило противника принять меры для борьбы с крупными кораблями. Обнаружить конкретные примеры воздействия также почти не удалось.

К.Е. Ворошилов проявил себя далеко не так плохо, как это принято было считать. Однако всех затмил собой третий командующий фронтом, Г.К. Жуков, реальная роль которого в обороне города свелась к повторению чужих действий, а также к целому ряду грубых просчетов, сделанных им уже к концу сентября. При этом именно с момента вступления в должность Г.К. Жукова случилась катастрофа с захватом Урицка, а потом Пушкина и Павловска. То, что удалось во многом хотя бы частично выправить ситуацию, – заслуга еще К.Е. Ворошилова и людей, которые с ним вместе с работали, но отнюдь не Георгия Константиновича. Именно предшественники Г.К. Жукова несут ответственность как за неудачные действия, так и за то, что катастрофу все же удалось предотвратить. К сожалению, прибытие нового человека, не успевшего войти в суть происходящего, привело к кризису и поставило фронт на грань той самой катастрофы.

Громадную роль сыграла оборона Красногвардейска, ведь если бы он был захвачен к 11–12 сентября, тогда вся масса пехоты 50-го корпуса хлынула бы в брешь, пробитую ударом дивизий Рейнхардта. Тут же нашлось бы новое применение и для 6-й танковой дивизии. Скорее всего, при таком сценарии выход на ближний рубеж окружения и захват Пулковских высот состоялись бы уже к 17 сентября. Однако героические действия ополченцев сорвали этот план. Их подвиг не оценили по достоинству тогда, да и в трудах по битве за Ленинград описания обороны Красногвардейска в сентябре 1941 г. искать бесполезно.

Выход на ближнее кольцо окружения и захват Колпино были сорваны действиями 55-й армии и конкретно 168-й стрелковой дивизии. К сожалению, из-за состояния источниковой базы достоверно рассказать о действиях дивизии А.Л. Бондарева возможным не представлялось. Однако дивизия, сражаясь против трех немецких пехотных дивизий, нанесла им большие потери и фактически сорвала наступление 28-го армейского корпуса. Он своих задач так и не выполнил. Самого А.Л. Бондарева в дальнейшем будет ждать удачная карьера: командуя корпусом, он будет участвовать в битве на Курской дуге, где проявит себя как замечательный полководец. К сожалению, это был последний успех 55-й армии. Ее командующий И.Г. Лазарев после ранения в ноябре 1941 г. был переведен на другой участок фронта. Войну закончил, командуя 20-м танковым корпусом.

Большую роль сыграли действия 8-й армии. На примере ее действий и действий 54-й армии следует отметить, что гнев Г.К. Жукова обрушивался именно на тех, кто действовал относительно успешно и сыграл ключевую роль в сентябрьском сражении под стенами Ленинграда. Действительно, 8-я армия отступала, но ее оборона не развалилась, армия понесла большие потери, но не была уничтожена, противник из-за ее действий отказался от продолжения полномасштабной операции по выходу на рубеж ближнего кольца окружения. Именно ее сопротивление и определило западную границу Ораниенбаумского плацдарма.

Карьера В.И. Щербакова потом сложилась следующим образом. Он командовал 11-й стрелковой дивизией, потом был назначен командующим 14-й армией Карельского фронта в Заполярье.

Действия 42-й армии нельзя назвать успешными, особенно неудачно проявил себя ее командующий Ф.С. Иванов. Восстановили его в Вооруженных силах только к концу войны, а исключили из армии за пораженческие настроения в сентябре 1941 г. Его начальник штаба пропал без вести. Успехом армии, точнее грамотным и своевременным решением К.Е. Ворошилова, было то, что удалось благодаря мужеству ополченцев удержать Пулковские высоты. Их потеря могла стать катастрофой для Ленинграда.

Большинство немецких высших командиров успешно пережило войну, за исключением возглавлявшего 38-й армейский корпус Фридриха-Вильгельма фон Хаппиуса. Он застрелился в 1942 г. после того, как был отстранен от командования корпусом. Первым из корпусных командиров наверх был продвинут Рейнхардт, который уже с 5 октября возглавил 3-ю танковую группу.

Также наиболее известна карьера Георга фон Линдеманна, который в течение определенного времени даже возглавлял всю группу армий «Север», хотя его корпус проявил себя под Ленинградом в сентябре довольно слабо. При этом командира 28-го армейского корпуса, также далеко не сразу и не полностью выполнившего свои задачи, Марица фон Викторина, уже 27 октября 1941 г. сместили с должности. Уже 1 октября командира 269-й пехотной дивизии назначили на пост командира 26-го армейского корпуса.

К началу октября линия фронта под Ленинградом оставалась почти неизменной. Но это не означало, что активные действия закончились. Поэтому заключением будут не итоги наступления, а описание действий 8, 42 и 55-й армий Ленфронта в боях конца сентября – начала октября.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Карты и схемы к книге третьей

Карты и схемы к книге третьей

Схема 1. Оборонительные сооружения на реке Лама на участке Уварово-Новинки, построенные частями Красной Армии

Схема 2. Положение противника на 5 января 1942 года и линия фронта

Схема 3. Группировка противника перед Западным фронтом и линия фронта на 15 января

Схема 4. Положение противника и линия фронта на 25 января

Схема 5. Положение на правом крыле Западного фронта в период с 25 декабря 1941 года по 8 января 1942 года

Схема 6. Развитие успеха прорыва на центральном участке Западного фронта с 25 декабря 1941 года по 17 января 1942 года

Схема 7. Схема укрепленных рубежей противника перед 20-й армией к концу января 1942 года

Схема 8. Боевые действия на фронте 50-й армии с 25 декабря 1941 года, по 5 января 1942 года (второй этап Калужской операции)

Схема 9. Боевые действия на фронте 49-й армии с 27 декабря 1941 года по 9 января 1942 года

Схема 10. План прорыва немецкой обороны на участке 20-й армии

Схема 11. Прорыв 20-й армии на реке Лама с 10 по 15 января 1942 года

Схема 12. Развитие прорыва 20-й армии в период с 15 по 25 января 1942 года

Схема 13. Боевые действия 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса по овладению Белевом и Козельском и развитие наступления на Юхнов и Сухиничи (с 26 декабря 1941 года по 8 января 1942 года)

Схема 14. Планы фронтового и армейского командования

Схема 15. Общие задачи армии левого крыла по директиве Западного фронта № 269 от 9 января 1942 года

Схема 16. Ход боевых действий в Можайско-Верейской операции (с 15 по 20 января 1942 года)

Схема 17. Бои 49-й армии за Кондрово, Полотняный Завод и развитие наступления до выхода на Варшавское шоссе (с 9 по 31 января 1942 года)

Схема 18. Боевые действия на фронте 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на юхновском направлении в январе 1942 г.

Продолжение схемы 18

Схема 18а. Наступление группы 1-го гв. кавалерийского корпуса на Вязьму 31 января – 10 февраля 1942 года

Схема 19. Боевые действия на фронте 10-й и 61-й армий в январе 1942 года

Схема 20. План наступления 33-й армии на Вязьму с целью раскола неприятельского фронта (обстановка на 17 января 1942 года)

Схема 21. Первый этап Медынско-Мятлевской операции. Наступление на Медынь (с 9 по 12 января 1942 года)

Схема 22. Действия воздушно-десантного отряда 250-го воздушно-десантного полка (с 18 по 28 января 1942 года)

Схема 23. Второй этап Медынско-Мятлевской операции. Наступление на Мятлево и маневр на окружение противника (с 15 по 30 января 1942 года)

Схема 24. Наступление 33-й армии на Вязьму (20–31 января 1942 года)

Схема 25. Тыловая обстановка на Западном фронте с конца декабря 1941 года по конец января 1942 года

Схема 26. Наступление Западного фронта в январе 1942 года

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.