Содержание

Святые места в битве за Москву 1941-го

Передали очередной, редкий и совсем не коммерческий календарь от знакомых в Звенигороде.
Хотел было сразу поделиться, выложить в сеть, но не было времени. А когда немного появилось, решил всё же позвонить туда и спросить подробности об этой работе.
И не зря: прислали ещё кучу дополнений и фотографий, которые никак не смогли бы войти в формат настенного календаря.
Я также вынужден ограничиться, – за каждым сюжетом месяца тут открывается такое количество исторического материала, что тянет не на одну книгу.
Может быть её кто-нибудь и напишет. Было бы здорово, если б тема этого поста стала некой концептуальной заявкой на неё.
––––––––––––––––––––––

1.

НЕФЕДЬЕВО И КОЗИНО
Церковь Иоанна Златоуста в селе Козино

В деревнях Нефедьево и Козино севернее Волоколамского шоссе осенью 1941-го проходил крайний рубеж обороны, который держала на этом участке 9-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Белобородова.

Основное сражение развернулось в Нефедьево, а примерно в трех километрах от Нефедьево, в селе Козино, на колокольне церкви Иоанна Златоуста находился наблюдательный пункт командира 258-го полка капитана М.А. Суханова.
Прорвавшаяся из Нефедьево колонна немцев окружила церковь. По словам старожилов, сюда в Козино пробился из Нефедьева единственный вражеский танк, который и был подбит у церковной стены. Немцы окружили храм. Чтобы враг не мог завладеть им, М.А. Суханов попросил Белобородова дать огонь артиллерии на него. «Прошу огонь на меня!», — передал в штаб М.А. Суханов.
Из воспоминаний командира Белобородова: «Огонь дали всем 210-м гаубичным полком. Толстые стены церкви выдержали, Суханов и его штаб остались невредимы. А фашистов из Козино как вымело. За два дня они потеряли более 20 танков».
Стены храма выдержали, но колокольня дала трещину.
К 6 декабря 1941 года противника удалось выбить из Нефедьево, а наши части захватили трофеи.
В селе Нефедьево на братской могиле сооружен мемориальный комплекс «Рубеж обороны Москвы».

Пруды в селе Нефедьево.

Поле между Нефедьево и Козино, где шел горячий бой.

Поле боя в Нефедьево.

В 1958 году был подписан указ о сносе храма в Козино, что и было исполнено через некоторое время. Остатки стен растащили по домам местные жители. Сейчас на его месте построена деревянная церковь, рядом строится новый каменный храм. При его строительстве были обнаружены захоронения советских воинов, которые теперь отмечены крестами и почитаемы.


––––––––––––––––––––––

2.

СНЕГИРИ и САДКИ
Церковь Рождества Иоанна Предтечи

Главный рубеж обороны на Волоколамском шоссе проходил западнее села Садки, по глубокому оврагу. Здесь сражался 131 стрелковый полк под командованием подполковника Н.Г. Докучаева. Наблюдательный и командный пункты были оборудованы в старинной церкви Рождества Иоанна Предтечи. Передний край обороны полка проходил по западной окраине поселка Ленино, между Снегирями и Садками.

2 декабря немцы предприняли атаку на поселок Ленино. 3 батальон 131 полка выдержал тяжелый бой. Командир полка Докучаев Н.Г. сам дважды водил бойцов в контратаку. Противник был остановлен, Ленино удалось удержать.
Весь следующий день на этом участке шли ожесточенные бои с пехотой и танками дивизии "Рейх". 131 полк отошел на восточную окраину Ленино. Наблюдательный пункт Докучаева в Садках был окружен немецкими танками. Связь с ним прервалась. Комиссар полка Иван Яковлевич Куцев собрал бойцов из хозяйственных подразделений, разведчиков, связистов, писарей и повел их в контратаку. Фашистов выбили из Садков. Отступая, те наскочили на подразделения 2-го батальона и были уничтожены в рукопашной схватке.
Рождественская церковь стала крайним пунктом, до которого дошли фашисты.


––––––––––––––––––––––

3.

НАРО-ФОМИНСК
Церковь Николая Чудотворца

Во время обороны Наро-Фоминска командный и наблюдательный пункт 175-го стрелкового полка, защищавшего город, был оборудован на колокольне церкви Николая Чудотворца, рядом с каменным мостом через Нару. В ночь на 22 октября в Наро-Фоминск ворвались части 258-й пехотной дивизии врага, немцы захватили западную часть города, но на реке Нара их задержали. Несколько дней шли упорные бои. Юго-западная часть города дважды переходила из рук в руки. В корпусах текстильной фабрики и фабричного городка советские бойцы сражались за каждый этаж, за каждую лестничную клетку. К концу дня 22 октября полк сохранил за собой лишь часть корпусов, примыкавших к каменному мосту, где вплоть до освобождения города 26 декабря оборонялась 4-я рота под командованием Евстратова.
Каменный мост к собору так и не был сдан. 4-я рота держала его вплоть до освобождения города 26 декабря войсками 33-й армии генерала М.Г. Ефремова.
После войны в восстановленном здании храма был открыт Наро-Фоминский военно–исторический музей. Рядом, на гранитном постаменте, водружен танк Т-34.

В 1990 году храм был передан верующим, а музей переведен в новое здание.


––––––––––––––––––––––

4.

ЛОКОТНЯ
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы

Осенью 1941 года село Локотня оказалось на одном из важнейших рубежей обороны Звенигорода. Затяжные кровопролитные бои в этой местности вела 144-я стрелковая дивизия генерала М.А. Пронина. Однако 19-20 ноября врагу удалось захватить поселки Крюково, Хотяжи, Михайловское, Хохлы, Локотню.

В начале декабрьского контрнаступления советских войск, немецкая артиллерия наносила страшный урон наступающим нашим войскам, и почти везде наши атаки были отбиты. Лишь 11 декабря 19-я стрелковая дивизия частями 32-го стрелкового полка освободила село Михайловское, находящееся к югу от Локотни, на берегу Москвы-реки. В Михайловском удалось перейти на левый берег и создать небольшой плацдарм. Сапёры смогли навести там переправу через Москву-реку, по которой пошли танки, включая тяжёлые КВ (Клим Ворошилов). Именно танки сыграли потом решающую роль в освобождении Локотни и в дальнейших успехах советских войск.
Во время освобождения Локотни наши солдаты никак не могли выбить засевшего на колокольне церкви Покрова Пресвятой Богородицы немецкого пулеметчика. По местной легенде, отступавшие фашисты приковали его там, чтобы он не мог покинуть позицию.
Храму был причинен значительный ущерб: в каменном своде церкви, а также в стене колокольни появились большие пробоины от бомб и снарядов.
В Локотне, на полях вокруг которой остались навечно лежать наши солдаты, сооружен мемориальный комплекс.

(В мае прошлого года я был в Локотне. Зашел на кладбище, прошел к мемориалу. Вокруг ни души. Вдруг кто-то глянул на меня из под гниющей листвы. Я наклонился и подобрал керамический портретик некого красноармейца – Мидин Г.В. 1912 - 12.12.1941. Среди имен павших такого не было… Я положил его на гранитную плиту, к остальным…)

В 9 километрах к востоку от Локотни, в деревне Рыбушкино, на краю поля, стоит памятник, отмечающий рубеж, с которого 5 декабря 1941 года наши войска перешли в наступление.

Схема боев на мемориале в Рыбушкино.

На это мирное поле не ступила нога захватчика

На пол-пути между Локотней и Рыбушкино раскинулось большое древнее село Каринское. Из его окрестностей в октябре 41-го были произведены первые в битве за Москву залпы легендарных Катюш.

В память об этом на окраине села установлен памятник.

2 мая 2015-го года Звенигородский музей с Воскресной школой Храма Успения на Городке провели автопробег по местам окрестных боев – Автопробег Памяти в Звенигороде.
––––––––––––––––––––––

5.

ЕРЕМЕЕВО и ХОЛМЫ
Храм Вознесения Господня в Еремееве

Осенью 1941 года во время Битвы за Москву село Еремеево четыре раза переходило из рук в руки.
По воспоминаниям местных жителей, из двухсот пятидесяти домов уцелело всего четыре. Храм же получил только три пробоины и чудесным образом остался невредим.
В последний день, когда немцы были в Еремееве, жителей погнали в церковь Вознесения Господня. Сперва фашисты собирались взорвать здание. Но потом передумали: им нужно было безопасно отступить на Рузу — Красная армия была уже на подходе, — и они решили использовать жителей как живой щит. Отступали до Рузы смешанными колоннами.

В 4 километрах в северо-западу от Еремеево, в селе Холмы, близ Знаменской церкви находятся братская могила и памятник воинам, погибшим, освобождая Истринскую землю.

Вознесенский храм, обветшавший в советское время, сейчас восстанавливается.


––––––––––––––––––––––

6.

ТРОИЦКОЕ
Церковь Троицы Живоначальной

С 19 ноября до 1 декабря 1941 года места вверх по Москве-реке от Звенигорода находились на линии фронта. То немцы занимали деревни и села по правому берегу Москвы-реки (Троицкое, Никифоровское), то наши пытались пробиться на левый берег. 1–3 декабря на этом участке немцы попытались прорваться в сторону Кубинки, где находился наш военный аэродром. Но они не смогли построить переправу для тяжелой техники через Москву-реку у Михайловского чтобы подтянуть танки для поддержки своей пехоты. Хотя река и замерзла, но лед выдерживал только небольшие нагрузки. В результате, немецкое наступление на этом участке было остановлено, и немцы отошли назад на левый берег.

Жители Троицкого рассказывают, что немцы у них были три дня. На второй день стали сгонять жителей в церковь. Храм хотели взорвать, но не успели. Немцы быстро ушли отсюда без боя, боясь попасть в окружение.
Воинский мемориал на братской могиле находится рядом с церковью, над высоким обрывом коренного берега Москвы-реки.

Поле в пойме Москвы-реки между Троицким и Михайловским, вид от Троицкой церкви.

Обелиск на братской могиле рядом с Троицкой церковью.


––––––––––––––––––––––

7.

МИХАЙЛОВСКОЕ
Церковь Михаила Архангела

Село Михайловское на левом берегу Москвы-реки было захвачено 19 ноября. Оборонявшая его 144-я стрелковая дивизия отошла с большими потерями. Но переправы немцев на правый берег реки, к находящемуся в 9 километрах в югу военному аэродрому в Кубинке, не допустили.
К 11 декабря на правом берегу, за Троицким, уже была дислоцирована значительная ударная группировка наших войск — несколько дивизий, стрелковых бригад, танковые батальоны, большое количество артиллерии и «Катюши». В тылу у этой группировки находился 2-й гвардейский кавалерийский корпус Доватора.
Менее чем через месяц после захвата, 11 декабря 1941 года, удалось навести в Михайловском переправу через Москву-реку, по которой пошли танки, включая тяжелые КВ, которые сыграли потом решающую роль в освобождении Локотни и дальнейших успехах советских войск.
Рядом с церковью находится братская могила воинов, погибших при обороне и освобождении села.

Братская могила у храма.

20 июня 2015 г. у Храма Михаила Архангела жителями села было проведено скорбное и торжественное мероприятие – 8 героев-защитников обрели покой на мемориале в Михайловском под Звенигородом.
––––––––––––––––––––––

8.

АКСИНЬИНО
Церковь Николая Чудотворца

1-2 декабря, обойдя Звенигород с севера, немцы взяли села Грязь и Палицы.
В деревне Грязь стояли немецкие пушки, а в Палицах – минометчики, которые стреляли в сторону Аксиньино, оказавшегося на линии огня. Но взять его немцам не удалось, хотя на открытом поле между Аксиньино и Палицами наши войска несли большие потери. Под шквальным огнем сильно пострадали церковь Николая Чудотворца и ее колокольня. А на противоположном берегу Москвы-реки, в Иславском, рядом с церковью Спаса Нерукотворного Образа формировались воинские части для отправки на находившийся в двух километрах фронт.
Рядом с церковью в Аксиньино находится братская могила с памятником, а в Иславском и на повороте к Палицам – мемориалы «Рубежа Славы».

Памятник павшим на братской могиле в ограде церкви Николая Чудотворца в Аксиньино.

“Рубеж Славы” на повороте в Палицы.

Окраина Аксиньино, за рекой – церковь Спаса Нерукотворного образа в Иславском.

––––––––––––––––––––––

9.

ЕРШОВО
Церковь Троицы Живоначальной

В конце ноября 1941 года село Ершово, находящееся в 2 километрах к северу от Звенигорода, оказалось на линии фронта. В селе находится бывшая усадьба Олсуфьевых с построенным по проекту архитектора А. Г. Григорьева храмом Троицы Живоначальной, увенчанным колокольней, одним из лучших образцов московского ампира. Именно здесь, на территории села и были остановлены фашистские захватчики, прорывавшиеся к древнему городу с севера. Немцы, захватив село на очень короткое время, сожгли его (из 106 домов осталось всего 11).
11 декабря 1941 года, при отступлении из села, фашисты заперли в храме раненых пленных советских солдат, мирных жителей и взорвали церковь. В ходе боевых действий было частично разрушено также и здание бывшей усадьбы.
В 1990-х годах церковь была восстановлена на прежнем месте по сохранившимся чертежам и фотографиям. Рядом с церковью находятся братская могила и мемориал.

Как память о тех грозных военных временах, на территории усадьбы Ершово до сих пор растут старые липы и лиственницы без вершин, срезанных снарядами.


––––––––––––––––––––––

10.

КОРАЛЛОВО
Храм Толгской иконы Богоматери

В 1941 году бывшая усадьба Васильчиковых оказалась на линии огня. Немцы захватили усадебную церковь Толгской иконы Богоматери и, используя ее как опорный пункт, оборудовали минометную батарею для обстрела окрестностей. 108-я стрелковая дивизия под командованием И. И. Биричева, несмотря на ожесточенное сопротивление, тогда всё же отступила…
23 ноября командир танка «КВ-1» лейтенант Екименко в упор расстрелял засевших на колокольне храма фашистских пулеметчиков и автоматчиков. За свои действия он был награжден орденом "Красного знамени".
5 декабря на окраине усадьбы в перестрелке погибла разведгруппа комсомольца В. Цыбарова. Погибшие были похоронены в братской могиле около церкви.
Колокольня частично пострадала от боевых действий, а в 1950-х годах храм был вообще разобран.
На братской могиле воздвигнут памятник воинам 108-й стрелковой дивизии.
В 90-е годы здания усадьбы вместе с обширной территорией оказалась в собственности Ходорковского, организовавшего здесь детский интернат.
Также на частной земле оказалась и братская могила, к которой сейчас нет свободного доступа.
Приезжающие почтить память героев вынуждены оставлять цветы у ограды.

Недалеко от мемориала построена современная часовня Рождества Пресвятой Богородицы.

––––––––––––––––––––––

11.

ДЮТЬКОВО и АКУЛОВО
Храм Рождества Богородицы в Дютьково

На оборону села Акулово, через которое немцы собирались прорваться на Кубинку, а оттуда по Минскому шоссе устремиться в Москву, была брошена 32-я стрелковая дивизия полковника В.И. Полосухина. 3 декабря немецкие танки пытались прорваться в Акулово через деревню Дютьково. Поднявшись вместе с наводчиками гаубиц на колокольню храма, майор В.К. Чевгус оттуда руководил боем. Немцы били по колокольне, понимая, что именно оттуда корректируется огонь наших батарей. Но храм выдержал. Враг повернул южнее, оставив на выжженной поляне 34 разбитых танка.
В 1960-х годах храм подготовили к уничтожению, но не взорвали.
С 2002 года храм передан общине.
В Акулово на братской могиле воздвигнут мемориал воинам 32-й стрелковой дивизии.

––––––––––––––––––––––

12.

БУРЦЕВО и ЮШКОВО
Церковь Вознесения Господня в Бурцево

2 декабря гитлеровцы, прорвав фронт на Наро-Фоминском направлении, заняли населенные пункты Бурцево и Юшково южнее Голицыно.
Одновременно, севернее из района Звенигорода к Голицино, двигались немецкие пехотные части. Возникла опасность больших клещей значительно вклинившихся в глубину нашей обороны, но на севере немцы продвинулись только на 4 километра.
25-километровый танковый прорыв на центральном участке Западного фронта был абсолютно неожиданным и наиболее опасным. Немцы подошли к штабу Западного фронта в Перхушково на расстояние чуть более 10 километров и имели реальную возможность прорваться на Киевское или Минское шоссе.

Военный совет 5-й армии срочно направил к Юшкову группу танков из 20-й бригады и сводную группу воинов 16-го погранполка.
Командарм 33 армии Ефремов сформировал из переданных ему сил танковую группу под командованием полковника Сафира.
В ночь на 3 декабря, в тридцатиградусный мороз, отряд из Больших Вязём прошел кратчайшей дорогой через Голицыно и подошел к Юшкову.
Дождавшись полуночи, разведчики ворвались в село. В результате 27-часового боя были уничтожены и захвачены восемь танков, свыше 400 солдат и офицеров. Тылы стыка 5-й и 33-й армий были освобождены от врага.
В Юшково на братской могиле установлен памятник, а в Бурцево, где церковь Вознесения Господня стала крайней точкой, до которой дошел враг, братская могила советских воинов находится у стен церкви.

На подходе к Бурцево.


Братская могила у стен храма.

––––––––––––––––––––––

Понятно, что это всего лишь малая часть из недавней истории западного Подмосковья, избранная автором из-за ограниченного формата календаря и в пределах доступности его звенигородского округа. Таких мест у нас сотни.
Еще раз спасибо художнику (назвать дизайнером язык не поворачивается) за отличную работу и бережное отношение к памяти своего края.

PDF календаря можно скачать по этой ссылке или отсюда

PS
Тема Родины не первый раз уже затрагивается им – см. Города-Герои, По западным рубежам древней Московии
и другие работы по ссылкам - КАЛЕНДАРИ или ЗДЕСЬ .

mosobl.livejournal.com

Битва за Москву, 1941-1942 гг.

Карты - Битва за Москву, 1941-1942 гг.

Битва за Москву!

Карты - Битва за Москву, 1941-1942 гг.



положение, группировка и планы сторон на московском направлении в конце сентября 1941 г


построение обороны 43-й армии Резервного фронта на 1 октября 1941 г.


оборонительные операции Красной Армии на подступах к Москве, 1941 г.

 

 

 


план контрнаступления Красной Армии под Москвой, 1941 г.


контрнаступление советских войск под Москвой, 1941 г.


боевые действия 8-й гвардейской стрелковой дивизии за Крюково в декабре 1941 г.

 

 

 


боевые действия 330-й стрелковой дивизии за город Михайлов 6-7 декабря 1941 г.


общее наступление советских войск на западном направлении (январь-март 1942 г.)


прорыв обороны противника войсками 20-й армии на реке Лама 10 января 1942 г.

 

Д.З. Муриев "Провал операции "Тайфун", Военное издательство Министерства Обороны СССР, Москва, 1966
Использование данных материалов разрешается при условии указания авторов и источника: http://www.pretich3005.narod.ru


на главную • на Претич


2005©МихаилДмитриенко [email protected]

Сайт создан в системе uCoz

pretich2005.narod.ru

1941: оборона Москвы, первый этап

Первой крупнейшей победой в сражении с немецкими оккупантами во Второй мировой войне считается оборона Москвы (1941). Карта действий немецких и советских войск - река Волга (на севере), затем железнодорожная линия Ржева (на западе) и станция "Горбачево" (на юге). Обороняя столицу, Красная армия разбила большую часть группы армий «Центр» (1941-ый год), после чего перешла в контрнаступление (1942-ой год).

План Гитлера

Основой плана «Барбаросса» являлось взятие Москвы и разгром обороняющих ее советских армий. Задуманное должно было пройти в считанные недели. Для его осуществления немецкими главнокомандующими была разработана операция «Тайфун», которая началась 30 сентября 1941-ого года после долгих авиабомбордировок, разведывательных вылетов и приготовлений танковых, моторизированных и пехотных армий.

Численность сторон

Общая численность противника:

  • более миллиона солдат и офицеров;
  • около 1600 танков;
  • около 14-и тысяч артиллерийских орудий и минометов;
  • 950 истребителей и бомбордировщиков.

Со стороны Красной армии:

  • 1 миллион 200 тысяч красноармейцев и командиров;
  • около 1400 танков;
  • 9600 артиллерийских орудий;
  • 700 самолетов.

Это составляло около трети всего боевого потенциала Красной Армии. Первые приготовления к сражению были назначены Ставкой Верховного главнокомандующего на конец июля 1941. Оборона Москвы длилась с 30-ого сентября по 4-ое декабря, что являлось первым этапом сражения под Москвой.

Ополчение и истребительные отряды

Июль 1941-ого года закончился для москвичей возведением оборонительной линии на Можайском направлении. Одновременно с этим началось формирование ополченческих отрядов. Всего насчитывалось около двадцати пяти дивизий, в которые входили добровольцы различных возрастов. Эти формирования были очень слабо укомплектованы. Доходило даже до того, что на шесть тысяч человек приходилось не более трехсот винтовок.

В связи с тем, что в столицу просочилось большое количество диверсантов, а также имелся процент завербованного ими населения, началось формирование истребительных отрядов. Неприятель, находящийся в городе, всячески наносил урон, освещая в ночное время стратегические объекты для вражеских бомбордировщиков и взрывая склады с боеприпасами.

Наступление

Изначально планом противника было, используя три танковых группы (I, II и III), разбить основные формирования Красной Армии, сосредоточенные в районе Брянска и Вязьмы, взять оставшиеся советские войска в окружение, после чего с юга войти в Москву.

Для полного представления о нахождении оборонительных линий и численности войск в них были проведены неоднократные разведывательные вылеты летом 1941. Оборона Москвы началась с отражения постоянных бомбордировок.

Орловско-Брянская операция

Ввиду скорых сборов, советская армия была плохо укомплектована и, более того, сосредоточила свои укрепления в месте, отдаленном от того, где собирался проходить неприятель. Таким образом, немецкие войска вошли в Орел без серьезных потерь. Как позже вспоминал один из немецких генералов, когда армия вошла в город, в нем еще ходили трамваи по маршрутам. Предприятия и заводы не успели провести эвакуацию, и их имущество в контейнерах стояло прямо на дорогах.

Большая часть защитников попала в кольцо. Тем временем 3-ого октября колонна из немецких танков пробиралась к городу Мценску. Но благодаря 4-ой танковой дивизии полковника Катукова колонна была выведена из строя. Бои под Мценском задержали немецкие планы на целую неделю. Однако 6-ого октября немцами был взят Брянск, вследствие чего генералу Еременко (командиру Брянского фронта) пришлось отступить. Сам же генерал был ранен и эвакуирован в Москву.

Вяземский фронт

Фронт был прорван немецкими войсками, и началось наступление в сторону Вязьмы. Киров и Спас-Деменск были взяты 4-ого октября 1941. Оборона Москвы с каждым днем слабла. Так, войска Резервного и Западного фронтов были взяты в кольцо. По некоторым данным, в плен попало около 700 советских солдат и офицеров.

Битва при Можайске

Для удержания противника в Можайск был направлен генерал-майор Говоров. Им создается приказ о создании оборонительной линии. Помимо стягивающихся полков и батальонов в нее направили и снятых с занятий курсантов артиллерийского училища.

Несмотря на это противник двигался все дальше. Продержав оборону около десяти дней, наши войска были вынуждены отступить. 13-ого октября под вражеским натиском пала Калуга, 16-ого октября – Боровск, сам Можайск же – 18-ого октября 1941. Оборона Москвы стала проходить уже в ста километрах от самой столицы.

Паника в городе

Волна тревоги охватила горожан. Такой паники и массовых движений еще не знала за всю свою историю столица нашей родины – Москва. 1941 год, 15-ое октября – дата принятия решения о срочной эвакуации. Генеральный Штаб, а также руководство наркоматов, военных институтов и прочих учреждений переносились в близлежащие города (Саратов, Куйбышев и другие).

Заводы и прочие важные стратегические объекты минировались. 20-ого октября в городе было объявлено осадное положение.

Парад на Красной площади

Парад 7-ого ноября на Красной площади осажденного города – это, бесспорно, один из красочных событий, коими небогата Великая Отечественная война. Оборона Москвы, тем самым, получила словно глоток свежего воздуха, защитники стали более воодушевленными.

Того же нельзя сказать о немцах. Погодные условия вконец изматывали, заставляя преодолевать расстояния за куда более длительное время, нежели полагалось по плану. Ко всему прочему, сопротивление окруженных советских войск дало о себе знать. И немцам потребовалось сделать двухнедельную паузу с целью переформирования своих частей.

Переход в контрнаступление

Огромной неожиданностью стали для немцев выдвинувшиеся в атаку советские войска. 6-ого декабря 1941-ого года после нескольких артобстрелов Красная Армия, сыграв на неожиданности, застала довольно-таки потрепавшегося противника врасплох. Так оборона Москвы перешла к своему второму (плачевному для немцев) этапу – контрнаступлению.

Награждение

Медаль за оборону Москвы – одна из почетных наград за боевые заслуги во Второй мировой войне. Ею награждались все участники, державшие оборону более оного месяца. Причем как офицеры, так и солдаты.

Кроме того, медаль за оборону Москвы получали и гражданские лица, тем или иным образом помогавшие сдерживать противника.

fb.ru

Битва за Москву Википедия

Битва за Москву 1941—1942
Основной конфликт: Вторая мировая война,
Великая Отечественная война

Советские зенитчики на крыше гостиницы «Москва». На заднем плане виден замаскированный Кремль
Дата 30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942
Место северные, северо-западные, западные, юго-западные, южные окрестности Москвы, СССР
Итог стратегическая победа СССР,
крах плана «Барбаросса» и операции «Тайфун»

1 250 000 чел.,
96 дивизий,
990 танков,
7600 орудий и миномётов,
667 самолетов.

1 929 406 чел.,
78 дивизий,
1700 танков,
14 000 орудий и миномётов
1390 самолётов.

650 000 – 1 029 234

248 000 – 500 000

 Медиафайлы на Викискладе

Би́тва за Москву́ (Моско́вская би́тва, Би́тва под Москво́й, 30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942 года) — боевые действия советских и немецких войск на московском направлении. Делится на 2 периода: оборонительный (30 сентября — 4 декабря 1941 года) и наступательный, который состоит из двух этапов: контрнаступления (5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года) и наступления советских войск (7 января — 30 марта 1942 года). В западной историографии битва известна как «Операция Тайфун».

Сражение развернулось на пространстве, границы которого на севере проходили по реке Волге от Калязина до Ржева, на западе — по рокадной железнодорожной линии Ржев — Вязьма — Брянск, на юге — по условной линии Ряжск — Горбачёво — Дятьково.

На оборонительном этапе сражения были проведены: Орловско-Брянская, Вяземская, Можайско-Малоярославецкая, Калининская, Тульская, Клинско-Солнечногорская и Наро-Фоминская фронтовые операции.

5 декабря 1941 года Красная армия перешла в контрнаступление по всему фронту под Москвой, проведя при этом ряд успешных фронтовых наступательных операций и отбросила врага на 150—300 километров от столицы.

Предшествующие события

Фельдмаршал Фёдор фон Бок прибыл на встречу с командованием наступающих на Москву частей вермахта. Никольское, начало октября 1941 года.

Война с Советским Союзом, несмотря на первоначальные победы, развивалась для немецкого командования несколько по иному сценарию нежели с Польшей или западноевропейскими странами. План блицкрига (Операция «Барбаросса») предполагал взятие Москвы в течение первых 10-12 недель войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые дни наступления, усилившееся сопротивление Красной армии и ряд объективных причин помешали его выполнению.

Только Смоленское сражение июля — сентября 1941 года задержало продвижение захватчиков к Москве на два месяца. Германские стратеги не смогли в полной мере предусмотреть всех издержек, связанных со значительным расширением фронта, износом материальной части ударных группировок и падением наступательного духа солдат и офицеров в случае непредвиденного упорного сопротивления противника[1][2].

К началу сентября 1941 года московское направление оставалось приоритетным для верховного немецкого командования. В телеграмме ОКХ от 31 июля 1941 года группе армий «Центр» было приказано по-прежнему «готовиться к наступлению на Москву»[1].

6 сентября 1941 года до немецких частей была доведена директива ОКВ № 35: командование намечало в ближайшее время провести две крупные операции. Первая — по разгрому Юго-Западного фронта Красной армии силами группы армий «Центр» и «Юг», и вторая — решительное наступление войск на Москву, но после устранения угрозы южному флангу ГА «Центр». С момента выхода этой директивы началась непосредственная подготовка операции по захвату советской столицы[3].
В преамбуле Гитлер пояснил мотивы своего решения:

Начальные успехи против сил противника, находящихся между внутренними флангами групп армий «Центр» и «Север», с точки зрения окружения Ленинграда, создаёт предпосылки для проведения решающих операций против ведущей наступления группы армий Тимошенко. Она должна быть уничтожена ещё до наступления зимы. Для этого необходимо подтянуть и сосредоточить все силы авиации и сухопутной армии, без которых можно обойтись на флангах.

Приводится по тексту статьи: М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[3][a]

Общий план наступления в сентябре был доработан и оформлен в виде приказов, в которых детально доводились задачи каждому объединению войск. 19 сентября операция получила кодовое наименование «Тайфун». Замысел был довольно простым и классическим для немецкой стратегии: мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата[1].

Наступлению на Москву предшествовала детальная воздушная разведка как самого города, так и окружавшей местности. Разведывательные полёты выполняла 1-я эскадрилья дальней разведки Разведывательной авиагруппы при главнокомандующем люфтваффе (т. н. «Группы Ровеля»[5]) — 1.(F)/Ob.d.L.[6].

Первый же массированный немецкий налёт на Москву был предпринят в ночь на 22 июля 1941 года. За первым налётом последовали два, почти таких же мощных. Затем общая численность бомбардировщиков, принимавших участие в ударах по городу, сократилась. Пик налётов на Москву выпал на ноябрь 1941 года — 45 воздушных тревог за месяц. Но бомбёжки не нанесли городу существенного урона. За июль 1941 — январь 1942 года, к столице прорвалось только 229 из 7146 самолётов врага[7]. (подробнее…)

26 сентября Фёдор фон Бок подписал приказ № 1620/41 о наступлении ГА «Центр» на Москву. Соседние группы армий «Север» и «Юг» должны были прикрывать главные удары на московском направлении, наступая в восточном направлении. 2-му воздушному флоту Альберта Кессельринга ставилась задача уничтожения советской авиации перед фронтом наступающих войск и поддержания наступления всеми имеющимися силами, в связи с чем массовые бомбардировки промышленных предприятий откладывались[8].

Начало операции «Тайфун»

Боевые действия в районе Брянска, октябрь 1941 года.

30 сентября 1941 года из района Шостки, направлением на Орёл — Тулу, перешла в наступление 2-я танковая группа вермахта, а 2 октября, — 9-я и 4-я полевые армии, 3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции советских войск на московском направлении в нескольких участках фронта и стремительно развивали наступление на Малоярославец, Вязьму, Гжатск и Калугу. ОКХ приступило к осуществлению своего главного замысла 1941 года — Операции «Тайфун»[9].

Гейнц Гудериан, командующий 2-й танковой группой решил наступать на два дня раньше всех. Это дало ему возможность использовать в наступлении крупные силы авиации, ещё не задействованные на других участках фронта в операциях объединений группы армий «Центр» и хорошую погоду, которая установилась в конце августа 1941 года в полосе наступления 2-й танковой группы[b][10].

30 сентября, когда наступление немцев уже началось, А. И. Ерёменко[c], в то время командующий Брянским фронтом назначил на 3 октября проведение контрудара по флангам «вбитого в оборону фронта танкового клина» силами 13-й армии и группы генерала Ермакова[d]. Перешедшие в наступление силы 2-й танковой группы были оценены командованием фронта как удар нескольких дивизий в направлении Севска[10][11][12].

К тому же и направление главного удара противника было определено неверно: Ерёменко ожидал удара на Брянск и держал в районе города свои основные резервы. 30 сентября в наступление перешли не несколько дивизий, а три моторизованных корпуса. Только против группы Ермакова противник сосредоточил в два-три раза больше сил. Назначенные для контрудара дивизии могли нанести лишь слабые «булавочные уколы» по флангам 2-й танковой группы[11][10].

Со стороны Севска должна была нанести удар хорошо укомплектованная 42-я танковая бригада[e] генерал-майора Н. И. Воейкова. Но уже через два дня части 24-го моторизованного корпуса захватили Орёл[11][10]. Когда передовые части немецкой 4-я танковой дивизии ворвалась в город, по улицам ещё ходили трамваи и повсеместно валялись ящики с промышленным оборудованием, предназначенные для эвакуации[13][14].

К исходу 5 октября Брянскому фронту было предписано отвести войска на вторую полосу обороны на рубежи по реке Десна и удерживать Брянск. 6 октября 17-я танковая дивизия вышла к городу с тыла и захватила его. Карачев был утром того же дня захвачен 18-й танковой дивизией. А. И. Еременко был вынужден отдать приказ армиям пробиваться на восток «с перевёрнутым фронтом»[11][10].

В окружение под Брянском попали 3-я, 13-я и 50-й советские армии: 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК, управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров. 13 октября во время налёта немецкой авиации сам Ерёменко был ранен и ночью на самолёте переправлен в Москву, а его обязанности стал исполнять начальник штаба фронта генерал Г. Ф. Захаров[15]. В то же время 1-й гвардейский стрелковый корпус и московские дивизии народного ополчения, направленные под Мценск смогли сдержать продвижение противника на несколько суток, не дав ему возможности с ходу овладеть Тулой[11].

Вяземский «котёл» в октябре 1941 года.

2 октября на Московском стратегическом направлении началось наступление главных сил группы армий «Центр». Создав подавляющее преимущество на узких участках, немецкие войска прорвали фронт советской обороны в районе Ельни и Спас-Деменска. К исходу 4 октября были захвачены Спас-Деменск и Киров, 5 октября — Юхнов. В этот же день противник вышел в район Вязьмы[11].

Так же как и под Брянском, командование не смогло определить направление главного удара противника. Предполагалось, что основной удар танковые и моторизованные группировки немцев нанесут по оси Минского шоссе, в полосе обороны 16-й армии К. К. Рокоссовского. Здесь была создана крепкая эшелонированная оборона. К примеру, 112-я стрелковая дивизия обороняла фронт в 8 километров при численности в 10 тыс. человек, соседняя 38-я стрелковая дивизия занимала фронт в 4 километра, при такой же численности и высокой плотности орудий и миномётов[16][17].

Свой главный удар немцы нанесли севернее Минского шоссе – как обычно, в стык между участками 30-й и 19-й армий. Здесь против двух советских стрелковых дивизий перешли в наступление четыре корпуса – 41-й и 56-й моторизованные (каждому из которых была придана одна пехотная дивизия сверх штата) 3-й танковой группы Г. Гота, а также 5-й и 6-й армейские корпуса. Южнее наступал 8-й армейский корпус. Всего в составе ударной группировки было около 16,5 дивизий, в том числе три танковых (более 420 танков) и две моторизованных. Через несколько часов полоса обороны 30-й армии была прорвана и противник начал развивать наступление в глубину и в сторону правого фланга 19-й армии.[18].

Для флангового контрудара по наступающей группировке была создана фронтовая группа И. В. Болдина[f]. Однако в результате танкового боя в районе южнее Холм-Жирковского советские войска потерпели поражение. 7 октября немецкие 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы и 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы замкнули кольцо окружения войск Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. В окружение попали 4 армии РККА (19-я, 20-я, 24-я и 32-я)[19].

9 октября передовой отряд моторизованной дивизии СС «Рейх», состоящий из 10-ти танков с мотопехотой (по немецким данным) захватили Гжатск. Таким образом было сформировано внешнее кольцо вокруг окруженных под Вязьмой советских армий. Были перерезаны Минское шоссе и железные дороги Вязьма-Сызрань и Москва-Смоленск[20].

До 11 октября окружённые войска предпринимали попытки прорваться, только 12 октября удалось на короткое время пробить брешь, которая вскоре была вновь закрыта. Всего под Вязьмой и Брянском в плен попало более 688 тыс. советских солдат и офицеров, из окружения удалось выйти лишь около 85 тыс.[21]. В вяземском «котле» были пленены командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и направленный к нему на помощь бывший командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин.

Силы сторон на конец сентября 1941 года

Германия

Группа армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок)

Авиационная поддержка — 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала А. Кессельринга (для проведения операции «Тайфун» флот располагал 549 боеготовыми самолётами, включая 158 средних и пикирующих бомбардировщиков и 172 истребителя)[22]. В середине ноября 1941 года штаб 2-го воздушного флота переведён в Италию вместе со 2-м авиакорпусом, а сам А. Кессельринг назначен главнокомандующим немецкими войсками Юго-Запада (Средиземноморье—Италия). В качестве авиационной поддержки группы армий «Центр» оставлен 8-й авиакорпус (генерал авиации В. фон Рихтгофен)

СССР

На Московском направлении полосу около 800 км обороняли войска Западного, Брянского, Резервного фронтов, которые насчитывали около 1,250 млн человек, более 10,5 тыс. орудий и миномётов (из них около 1200 противотанковых), 1044 танка[23]. Кроме этого, в ходе обороны Москвы были задействованы 21 дивизия ополчения общим составом 200 тыс. человек, 14 резервных дивизий общим составом 120 тыс. человек, 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 дивизий, снятых из Сибири. Также — 2 танковые дивизии неполного состава, 14 отдельных танковых батальонов неполного состава. Также — авиация ПВО Москвы в составе 3 авиадивизий.

ВВС трёх советских фронтов насчитывали 568 самолётов (210 бомбардировщиков, 265 истребителей, 36 штурмовиков, 37 разведчиков)[24]. Лев Лопуховский пишет о 545 самолётах[23]. По другим данным к началу операции «Тайфун» для защиты Москвы советские ВВС располагали 936 самолётами, включая 578 бомбардировщиков[22]. Помимо этого уже в первые дни сражения в бой были введены 368 бомбардировщиков дальней авиации, 423 истребителя и 9 разведчиков истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, силы ВВС Красной армии на московском направлении практически не уступали противнику и насчитывали 1368 самолётов.

Оборона столицы в октябре — декабре 1941 года

Можайская линия обороны

Можайская линия обороны сооружалась в спешном порядке с 16 июля 1941 года[25] на рубеже: Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино. Общая проектная протяжённость линии составляла 220 км. Глубина обороны от 50 до 80 км, на 380 км2 при трёх полосах[26].

Строительство оборонительных укреплений на ближних подступах к Москве, октябрь 1941 года

Были созданы три укреплённых района (УРа): 35-й — Волоколамский, 36-й — Можайский и 37-й — Малоярославецкий, а 26 августа Калужский, — 38-й район[26].

Работы по строительству и возведению фортификационных сооружений были поручены 20, 21 и 22-му управлениям военно-полевого строительства НКО СССР[26]. Но фортификационное оборудование только лишь Можайского УРа выполняли шесть сапёрных батальонов, восемь строительных батальонов 20 УВПС, жители 14-ти районов Москвы и три гражданские строительные организации. Общая численность строящих Можайский УР доходила до 50 000 человек. Было развёрнуто 5 бетонных заводов, часть железобетонных конструкций поставлялась по железной дороге[27].

Планировалось к 10 — 25 октября 1941 года выполнить фортификационные и строительные работы первой очереди, а 15 — 25 ноября полностью завершить строительство Можайской линии обороны Москвы[28]. Иногда к возведению укреплений привлекались дивизии народного ополчения, которые и должны были по плану оборонять эти рубежи, но «в связи со сложной обстановкой на фронте» их часто перебрасывали на передний край, где плохо обученные и слабо вооружённые, они быстро исчезали под мощными ударами противника[29].

Так например, 18 июля 1941 года к строительству оборонительных сооружений Ильинского сектора в зоне 37-го Малоярославецкого УРа, были привлечены бойцы недавно сформированной 17-ой (Москворецкой) дивизии народного ополчения под командованием полковника П. С. Козлова[30].

21 июля дивизия получила недостающее оружие, обмундирование, обувь. На следующий день ополченцы приступили к строительству оборонительных рубежей по линии Подососино, Ильинское, Лукьяново, Константиново, как раз на том рубеже, на котором с 10 по 17 октября будет держать героическую оборону сводный отряд Подольских курсантов. Бойцы Москворецкой дивизии начали привыкать к новому распорядку — ежедневно, отработав на оборонительном рубеже 6 часов, они 8 часов занимались боевой и политической подготовкой по ускоренной программе. Половина рот была занята на стройке, другая — на учении, после обеда менялись местами.

Климанов В. В. «Собой заслонили Москву»[30].

Однако уже 31 июля весь личный состав дивизии с обмундированием и вооружением начали перебрасывать по железной дороге южнее Спас-Деменска для прикрытия Варшавского шоссе на участке Бураки — Подлесное в составе 33 армии[30]. Советское командование старалось укрепить второй эшелон обороны. В конце июля — начале августа противник предпринял крупномасштабное наступление на рославльском направлении силами моторизованного и двух армейских корпусов, переброшенных из-под Орши и Смоленска. 3 августа немцы захватили Рославль и линия фронта ненадолго стабилизировалась на рубеже Екимовичи — Дубровка — Трубчевск — Шостка[31][32].

К началу октября 1941 года строительство линии завершено не было, оборудование было выполнено только на 40 %. Всего было построено 296 ДОТ, 535 ДЗОТ, 170 км. противотанковых рвов и 95 км. эскарпов[27]. В большинстве ДОТы были без люков, бронированных щитов и дверей. Маскировки и вентиляции как правило не было, электричество было далеко не везде, приборов наблюдения не имелось[33].

По планам Верховного командования, Можайскую линию обороны, в случае необходимости, должны были занимать и оборонять подразделения 32, 33 и 34 армий, но начиная с середины июля 1941 года многие части находящиеся в резерве или разворачивающиеся на рубежах, начали перебрасывать в район Ельни, Спас-Деменска, Вязьмы и под Ленинград для «латания дыр в обороне» или создания там оперативных резервов[34][35].

Советские танки Т-26 проезжают по деревенской улице. 10 октября 1941 года

Так 22 августа 1941 года 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова в полном составе прибыла на станцию Малоярославец с задачей занять оборону и укрепиться на участке от Малоярославца до Детчино, приступив к разгрузке. Однако уже утром следующего дня была включена в состав 52-й армии Северо-Западного фронта и срочно передислоцирована в район Валдая, где находилась весь сентябрь в резерве[36].

8-10 октября дивизию срочно возвратили в район своей «плановой дислокации» под Малоярославец, но разгружаться теперь пришлось под непрерывными ударами авиации противника, теряя людей, технику и вооружение[36].

К концу сентября 1941 года сложилось положение, при котором вероятность быстрого захвата Москвы танковыми и моторизованными частями противника на Малоярославецком и Можайском направлениях была весьма высока. Немецкое командование прочно удерживало стратегическую инициативу в своих руках. Оперативная плотность группировки советских войск в целом была низкой, особенно по артиллерии, всего 12 орудий и минометов на 1 километр фронта, наблюдался дефицит боеприпасов для 76-мм и 152-мм пушек, 122-мм гаубиц, 82-мм и 120-мм минометов. Рассчитывать на эффективноcть огневого поражения противника в обороне не приходилось[16].

Немецкие ударные группировки заняли исходные районы за один-два дня до начала операции «Тайфун». 30 сентября из района Шостки перешла в наступление 2-я танковая группа генерала Гейнца Гудериана, а ранним утром 2 октября — 9-я и 4-я полевые армии.

3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции Красной армии на юго-западном московском направлении и одновременно на нескольких участках фронта[37]. Адольф Гитлер, уверенный в быстром и неминуемом захвате советской столицы, в приказе солдатам и офицерам восточного фронта от 2 октября 1941 года заявил:

За несколько недель три самых основных промышленных района будут полностью в наших руках… Создана наконец предпосылка к последнему огромному

удару, который ещё до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Сегодня начинается последнее большое, решающее сражение этого года!

Приводится по тексту статьи в газете «Правда» от 22.01.1942 года.

Началась Московская стратегическая оборонительная операция, длившаяся 67 суток, с 30 сентября по 5 декабря 1941 года.

К исходу 2 октября части 3-й танковой группы генерала Гота прорвали фронт на стыке 19-й и 30-й советских армий, а 4-я танковая группа генерала Гёпнера — в полосе обороны 43-й армии южнее Варшавского шоссе[38].

Все усилия и внимание нашего Верховного командования в тот момент были сконцентрированы на орловском направлении и в районе Харькова — 2-я танковая группа за два дня углубилась в полосу обороны Брянского фронта на 120 километров.

Три стрелковые дивизии и две танковые бригады 43-й армии Резервного фронта не выдержали массированного удара двенадцати дивизий 4-й танковой группы. В тот же день передовые соединения Гёпнера наносили удар уже по второму эшелону фронта в 40 км от переднего края обороны, который занимали дивизии народного ополчения. Рассеяв войска Брянского и Резервного фронтов, танковые и моторизованные дивизии устремились на север по Варшавскому шоссе[38].

Захват Калуги. Немецкая кинохроника, октябрь 1941. (русские субтитры).

Передовые подразделения 2-й танковой группы Гудериана 3 октября захватили Орёл и развивали наступление на Мценск и Тулу.

Между 30-й и 19-й армиями Западного фронта образовалась брешь, шириной 30-40 км. Моторизованные соединения вермахта и СС, прорвались к Вязьме. К исходу 4 октября дивизии Гота и Гёпнера находилось уже в 60 — 70 км от города[38].

3-4 октября в полосе 24-й и 43-й армий Резервного фронта части 4-й немецкой танковой группы устремились в направлении восточнее Вязьмы, в тыл войскам Западного фронта[38].

Утром 5 октября противник с ходу овладел Юхновым в ~195 километрах юго-западнее Москвы. В Ставке узнали о захвате города лишь во второй половине дня. Начальник Управления ВВС Западного фронта капитан И. Г. Старчак, командовавший авиадесантным отрядом из нескольких сот человек, по своей инициативе занял оборону на реке Угре за Юхновым. Взорвав мост, десантники смогли сдержать наступление передовых частей 57-го моторизованного корпуса вермахта на одни сутки[39][40]. Вскоре на помощь десантникам прибыл передовой отряд, сформированный из курсантов ППУ и ПАУ с артиллерией, выдвинувшийся на 24 автомашинах к Юхнову из Подольска[41] вечером того же дня, 17-я танковая бригада из резерва Ставки и 95-й отдельный мотострелковый батальон капитана Н. К. Масленникова[42]. Вскоре удалось усилить отряд бойцами медынского истребительного отряда и 108-го запасного стрелкового полка МВО.

Оперативная обстановка на дальних подступах к Москве менялась очень быстро и не в пользу Красной армии. В Ставке были уверены, что линия фронта находится в 280—350 километрах от Москвы, ведь утром 4 октября город Спас-Деменск был ещё . Все укреплённые районы, входившие в состав Можайской линии обороны на тот момент ещё не были обеспечены войсками. Позиции занимали наспех переброшенные, малочисленные подразделения[43].

После стремительного прорыва противника на участке 43-й армии и захвата Юхнова, в тот же день — ГКО отдал распоряжение поднять по боевой тревоге слушателей Военно-политической академии имени В. И. Ленина, курсантов шести военных училищ Москвы и Подольска с задачей занять позиции на Можайской линии обороны и задержать противника любой ценой[44].

Основу 37-го Малоярославецкого УРа составили сводный отряд курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ (около 3 500 чел.), запасной стрелковый полк, два полка ПТО, гаубичный артиллерийский полк и прибывающая в район Мятлево танковая бригада[42].

На участках 35-го Волоколамского укрепрайона заняли оборону курсанты Пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР (около 1 000 чел.), личный состав двух батарей ПТО, батальона 33-й стрелковой бригады. 6 октября на линии Львово — Болычево стали разворачиваться подразделения 316-я стрелковой дивизии полковника И. В. Панфилова. Согласно боевого устава 1939 года дивизия могла оборонять полосу по фронту 8-12 км и в глубину 4-6 км. Развернуться пришлось по фронту в 41 километр[45].

К исходу 7 октября наша оборона на дальних подступах к Москве фактически рухнула. В «котлах» или полуокружении оказалось 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и управления 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий Западного и Резервного фронтов.

Под Брянском в полном окружении находились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК и управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Было окружено семь управлений армий (из 15 на направлении), 64 дивизии (из 95), 11 танковых бригад (из 13) и 50 артиллерийских полков РГК (из 64). Эти соединения и части входили в состав 13 армий и одной оперативной группы[46]. Тем не менее, впоследствии остаткам 16 дивизий РККА удалось с боями пробиться к своим из окружения.

8 октября на рубежах 37-го (Малоярославецкого) укрепрайона начала разворачиваться, прибывшая из резерва Северо-Западного фронта 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова[47]. Другие части начали прибывать из глубины страны «максимальным темпом». Героически сражались в районе Медыни, Малоярославца, Боровска и Калуги отряды, созданные из отступающих остатков (окруженцев) частей 53, 149, 113, 211, 222-ой стрелковых дивизий и других подразделений[48].

10 октября приказом Военного совета фронта все укрепленные районы Можайской линии обороны (УРы) были преобразованы в боевые участки.

12 октября, в связи с приближением линии фронта, Государственный комитет обороны принял решение о строительстве системы оборонительных сооружений на ближних подступах к столице. Приказом Ставки ВГК создаётся Московская зона обороны (командующий генерал-лейтенант П. А. Артемьев). В начале октября 1941 года Московская зона включала в себя систему укреплений вокруг столицы, состоявшей из трёх рубежей. Первый проходил через Клязьминское водохранилище, Хлебниково, реку Клязьму, Сходню, Нахабино, Перхушково, Красную Пахру и Домодедово. Второй и главный рубеж был отдалён от Москвы на 15-20 км. Третий рубеж находился в черте города и включал в себя линию обороны по Окружной железной дороге, Садовому и Бульварному кольцам, реке Москве на юге столицы[49].

В целях объединения руководства войсками западного направления оставшиеся войска Резервного фронта были 10 октября переданы в состав Западного фронта, командующим войсками которого в этот день был назначен генерал армии Г. К. Жуков (И. С. Конев оставлен его заместителем)[50].

«Разгром немецких войск под Москвой». Фильм производства ЦСДФ, 1942

Западному фронту были подчинены войска Можайской линии обороны, однако положение войск, занявших оборону на Можайской линии, оставалось исключительно тяжёлым. От Московского моря до Калуги насчитывалось всего около 90 тыс. бойцов. В этих условиях командование стремилось прочно прикрыть только важнейшие — танкоопасные направления.

12 октября пала Калуга, 14 октября — Боровск, 18 октября — Можайск и Малоярославец. Противником был перерезан ряд важнейших автомобильных и железнодорожных магистралей.

Между Гжатском и берегами Волги в районе Калинина образовался разрыв до 80 км, закрыть который было нечем. Войска правого крыла фронта отводились на левый берег Волги. Соединения 22-й и 29-й армий заняли оборону от Осташкова до Старицы. Ответственность за организацию обороны на рубеже Калинин — Тургиново — Волоколамск возлагалась на 30-ю армию, которая отошла в этот район.

18 октября Люфтваффе нанесли массированный воздушный удар по Можайску и частям 5-й армии. После продолжительной артподготовки, большая группа мотопехоты и танков атаковала 32-ю стрелковую дивизию. Под мощным натиском врага красноармейцы были вынуждены оставить Можайск, Верею и уйти с укреплённых участков обороны[51][52]. Отдельные очаги обороны на Можайской линии продержались до 29 октября.

Многое в октябре 1941 года зависело от бесперебойной работы транспорта. Железнодорожники под постоянными обстрелами и бомбёжкой противника, восстанавливая пути, не считались с собственными потерями и справились с поставленными задачами по оперативной переброске войск, боеприпасов и военной техники в указанные районы, внеся тем самым огромный вклад в оборону Москвы[53][54].

Остановить врага на дальних подступах к Москве по линии Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино — Калуга тогда не удалось, и бои в конце октября шли уже в 60—100 километрах от Москвы. Частям 43-й армии ценой огромных усилий удалось к 29 октября остановить противника на рубеже реки Нары и заставить его перейти к обороне[52].

Всего, за первые две — три недели боёв под Москвой Красная Армия лишилась до 1 млн человек, из которых (по немецким источникам) около 688 тыс. человек пленными[55].

Мужественное, но не всегда умелое сопротивление воинов Красной Армии не смогло остановить германские танковые объединения. Многие дивизии Резервного и Западного фронтов комплектовались из ополченцев, которые дрались героически, но не имели необходимого опыта и выучки. Немцы же максимально использовали своё преимущество в огневой мощи и подвижности. Полевые командиры вермахта получали радиоперехваты переговоров между советскими штабами и применяли радиообман.

М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[56]

Москва на осадном положении

15 октября Государственный Комитет обороны СССР принял решение об эвакуации Москвы. На следующий день началась эвакуация из Москвы (в Горький, Куйбышев, Саратов, Молотов и другие города) управлений Генштаба, военных академий, наркоматов и других учреждений, а также иностранных посольств. Осуществлялось минирование заводов, электростанций, мостов.

16 октября город охватила паника[57][58][59]. Главным фактором для проявления панических настроений стал прорыв Можайской линии обороны и возможное появление передовых германских отрядов в Москве. Историк А. Б. Воронин считает, что термин «московская паника» является не совсем корректным: это была не столько паника, сколько потерянность в жёстких условиях войны, когда большое число москвичей оказались предоставлены сами себе, а предыдущий уклад жизни спешно исчез. Момент безвластия продолжался всего 1-2 дня, однако подобный эксцесс был настолько необычен для Москвы, что это запомнилось как «московская паника» или «московский позор»[60].

20 октября Государственный Комитет обороны С

wikiredia.ru

Битва за Москву

30 сентября 1941 года началась битва за Москву – самое масштабное сражение, повлиявшее на ход Великой Отечественной и Второй Мировой войн. Здесь, у порога столицы нашей Родины, впервые потерпели серьёзное поражение гитлеровские армии, прошедшие победоносным маршем половину Европы.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны.

Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля – 10 сентября 1941 года) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.

К концу сентября 1941 года вермахт преодолел сопротивление советских войск в битве за Смоленск. Скрытно сосредоточив ударный кулак из более чем  половины войск, находящихся на Восточном фронте, немцы предприняли наступление на Москву. Группа армий «Центр» начала осуществлять тщательно разработанную операцию «Тайфун». Немцам удалось прорвать сильно растянутую оборону советских войск. Глубоко вклинившись в тылы, они окружили две советские армии под Брянском и четыре под Вязьмой. В котёл попали более 660 тысяч солдат. Резервов за первой линией обороны у наших войск не имелось и противник получил реальную возможность беспрепятственно выйти к Москве. Однако, героически сражаясь в окружении, советские войска в течение нескольких недель сковали силы 28 дивизий противника.

Так, в начале октября 1941 года немцам удалось прорвать оборону наших войск на Десне и 4 октября их дозоры ворвались на военные аэродромы в районе Юхнова. К счастью, лётчикам и аэродромным командам удалось быстро организоваться, уничтожить разведгруппы немцев, погрузиться в самолёты и уйти в тыл. Но дорога немцам на Москву по Варшавскому шоссе была открыта.

Начальник парашютно-десантной службы, капитан Иван Георгиевич Старчак, по личной инициативе и не дожидаясь приказа сверху, сформировал отряд из 430 десантников, преградив немцам путь на Москву у моста через реку Угра. Заложив фугасы и заминировав мост, вооружённые только лёгким оружием десантники Старчака уже 5 октября приняли неравный бой с передовыми частями

10-й танковой дивизии LVII моторизованного корпуса вермахта. Мост через Угру был взорван, а отряд Старчака, поддержанный ротой псковских курсантов пехотного училища при взводе станкачей и двух орудий, да дивизионом артиллерийского училища, неся большие потери и не имея за спиной резерва, до 8 октября не давал немцам продолжить шпацирен к столице нашей Родины.

Ценой огромных потерь и массового героизма советских солдат, было выиграно время, замедлен ход немецкого наступления, что дало возможность подтянуть резервы и перейти к организованной обороне.

С каждым днем, положение под Москвой становилось все более драматичным. Гитлеровские войска вплотную подошли к городу (на некоторых участках – на расстояние 20-30 км).

К началу декабря 1941 года немцам удалось выйти к каналу Москва-Волга и перейдя его, занять Химки. С востока немцы форсировали реку Нару и вышли к Кашире. 8 октября ГКО принял решение об эвакуации значительной части правительственных учреждений и предприятий.

Стремительное наступление немцев на Москву вызвало серьёзную панику внутри столицы. Заброшенные в город сигнальщики и саботажники, а также внутренние «всепропальщики» сеяли панические слухи, что сопротивление бесполезно, продукты питания и топливо вывезены из города подчистую, а правительство во главе со Сталиным тайно перебралось из Москвы в Куйбышев, поскольку не надеется отстоять Москву. Из города началось бегство перепуганных обывателей и отдельных представителей начальства. Как по команде, почуяв лёгкую наживу, из хаз и малин повылезал уголовный элемент.

Сталину и в самом деле предлагали уехать в безопасное место. Но, понимая, что такое решение подорвёт моральный дух горожан и защитников столицы, Сталин отреагировал следующим образом:

– Начальник охраны, какова численность гарнизона Кремля?

– Комендантский батальон, товарищ Сталин!

– Вот если немцы прорвутся в Москву и подойдут к стенам Кремля, я сам поведу в бой комендантский батальон. На том и закончим.

С мародёрством и паникой в городе было быстро покончено. Все предприятия города в авральном режиме переходили на выпуск оружия и боевой техники. Москва ощетинилась противотанковыми «ежами» и надолбами, на окраинах строились баррикады, в небе тучами повисли баллоны заграждения. Школьники и домохозяйки уходили рыть окопы и противотанковые рвы в ближнее Подмосковье. Подростки дежурили на крышах и боролись с немецкими «зажигалками», помогали службе оповещения ПВО, выслеживали вражеских шпионов и сигнальщиков. Специальные группы сапёров минировали здания. Москва собралась в кулак и готовилась к самому худшему – к городским боям с оккупантами.

Войска ПВО Москвы нанесли настолько сильный урон германским ВВС, что очень скоро немцы прекратили массовые налёты на столицу, ограничиваясь редкими ночными бомбардировками небольших по численности групп самолётов. В те дни, выставленные на всеобщее обозрение в городских парках обломки немецких истребителей и бомбардировщиков, стали обычным явлением.

В те решающие и грозные дни Центральный Комитет ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

Более 50 тысяч рабочих и служащих, студентов и преподавателей, коммунистов, комсомольцев и беспартийных москвичей записались в дивизии народного ополчения. Почти два стрелковых корпуса. В народное ополчение никто не сгонял людей из-под палки – советские люди вступали в него добровольно.

Для того, чтобы поднять моральный дух москвичей, руководство города приложило огромные усилия, чтобы, как и в мирное время, в Москве в обычном режиме работали магазины и универмаги, шли фильмы в кинотеатрах, а в театрах продолжали ставить спектакли, оперу и балет.

Понимая, что в войне настал переломный момент, Сталин назначил на должность командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. Именно с приходом Жукова на самый ответственный участок обороны Москвы в частях были введены драконовские, но жизненно необходимые меры, повышающие ответственность командиров за бесплодные лобовые атаки и неоправданные потери личного состава.

К концу ноября 1941 года, немцам удалось взять г. Клин. Однако на этом их продвижение было остановлено. Передовые танковые соединения фашистов значительно оторвались от тылов. Фронт растянулся настолько, что передовые части германской армии утратили пробивную способность. Наступившие холода стали причиной отказа техники. Зато части Красной Армии валили лес по всей протяжённости оборонительной линии и делали проходы в снегу для переброски войск и техники.

На ходе битвы сказалась неподготовленность личного состава войск противника, к ведению боевых действий в условиях северной зимы. Отчаянное сопротивление и героизм советских солдат, также оказали огромное психологическое давление на наступательный порыв немцев. В этих факторах заключались причины падения боевого духа германских солдат и фатальный просчет немецкого командования.

Несмотря на тяжелое положение на фронте, 7 ноября 1941 года на Красной площади состоялся военный парад. С патриотической речью выступил Сталин. Это произвело колоссальное впечатление на советских граждан, вселив в них уверенность в победе. С парада войска шли на передовую.

Огромную роль в обороне столицы сыграли сводные дивизии и полки НКВД. Теперь мало кто знает, что Наркомат внутренних дел СССР был огромной организацией и его довоенная численность достигала миллиона сотрудников. В НКВД входили не только пограничники, конвойные части, спецслужбы, но и милиция, пожарные, охрана важных объектов и даже коммунальные службы. И многие из этих людей добровольно ушли воевать на передовую.

Из спортсменов московских спортклубов в НКВД был сформирован легендарный ОМСБОН – отдельный мотострелковый батальон особого назначения. Батюшка советского спецназа. Был ОМСБОН не столько мотострелковым, сколько лыжным, зимой 1941 – 42 годов неоднократно ходил в рейды за линию фронта, нанося врагу чувствительные потери при минимальных собственных.

При ЦК ВЛКСМ в Москве была организована Центральная диверсионно-разведывательная школа (в/ч 9903 Разведуправления штаба Западного фронта). Молодёжь рвалась мстить оккупантам. На первую запись в кинотеатре «Колизей» пришло три тысячи комсомольцев, хотя в школу набирали только две тысячи курсантов.

Большинство выпускников школы ушли воевать за линию фронта во время битвы за Москву. Из двух тысяч диверсантов погибла почти половина, из них около 350 пропали без вести. 150 человек попали в плен и приняли мученическую смерть. Среди них – разведчицы Зоя Космодемьянская и Вера Волошина, одновременно ушедшие со своими группами в немецкий тыл 21 ноября 1941 года и не вернувшиеся с задания…

Расклад сил перед началом германского наступления на Москву

 

Командующие
Советские войска Немецко-фашистские войска
Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко
Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель
Силы сторон
Советские войска Немецко-фашистские войска
1 250 000 человек 1 929 406 человек
96 дивизий 78 расчётных дивизий
1044 танка 1700 танков
более 10500 орудий и миномётов 14000 орудий и минометов
1368 самолетов 1390 самолетов

Как следует из таблицы, Красной Армии противостояли превосходящие силы вермахта и войск СС. И Москву они не взяли.В оборонительных боях, ценой огромных потерь наши войска смогли измотать, обескровить и перемолоть дивизии противника.

В октябре под Москву были переброшены части из глубины страны. Ставка, получив данные разведки о нежелании Японии вступать в войну с СССР, решилась на переброску войск из Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока.

В это время удалось сформировать три новые армии, которые должны были нанести удар в тот момент, когда противник будет полностью изнурен. Жуков предложил без паузы в оборонительных боях перейти в контрнаступление.

Перед войсками ставилась задача разгромить ударные группировки армии «Центр» и устранить угрозу захвата Москвы.

Ночью с 5 на 6 декабря части Красной Армии начали мощное контрнаступление по всему фронту, которое стало полной неожиданностью для германского командования.

В ходе этого наступления, немецкие войска были отброшены на 120-150 км от столицы. В течение декабря они потеряли убитыми свыше 120 тысяч солдат и офицеров. Красная Армия освободила города Калугу и Тверь. Битва за Москву была окончена.

В честь этой жизненно важной победы, более миллиона участников битвы за Москву, как из Действующей армии, так и отличившиеся гражданские лица, были награждены медалью «За оборону Москвы». Медалью за № 000001 вместе с удостверением 20 июля 1944 года был награждён И.В. Сталин.

Ещё ни разу с начала Второй Мировой войны германские войска с союзниками не знали поражения и разгрома, которое они получили под Москвой. Только по числу потерь битва за Москву обошлась Германии в более чем полмиллиона убитых, безвозвратные потери были ещё больше. Их воинский дух был надломлен, а к солдатам и офицерам вермахта пришло понимание, что дальше будет только хуже.  Именно под Москвой окончательно рухнул план «блицкрига» – молниеносной войны, согласно которому к концу 1941 года вермахт должен был выйти на рубежи гигантской дуги от Белого до Каспийского моря. Вместо этого Германия была вынуждена перейти к длительной войне на истощение, затем к войне на два фронта, тотальной мобилизации, подорвавшую экономику и человеческие ресурсы Рейха, получив полный разгром и капитуляцию в финале.

Захватив Москву, гитлеровцы вырвали бы стратегическое преимущество: истекавший кровью СССР терял важнейший транспортный узел, промышленный и культурный центр. Наша линия обороны Север – Юг оказалась бы разорванной посередине. Гитлеровская верхушка вместе со взятием Москвы стяжала бы и огромную пропагандистскую победу. Каким образом потеря столицы сказалась бы на моральном состоянии армии и народа, можно только догадываться. Кроме того, на карту были поставлены союзническая помощь СССР, а также вступление в войну Японии и Турции. Не устояла бы Москва – и клубок пауков с разных сторон навалился бы на нашу страну, раздирая её на части.

Но подвиг защитников Москвы предотвратил национальную катастрофу.

По новейшим данным историка Алексея Исаева, в битве за Москву безвозвратные потери СССР достигли двух миллионов солдат, ополченцев, партизан, подпольщиков, разведчиков. Каждый четвёртый из наших совокупных военных потерь за всю Великую JnJntОтечественную. Светлая им память и вечная слава!

http://www.politnavigator.net/bitva-za-moskvu.html

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

myhistori.ru

Битва за Москву

Битва за Москву

Битва под Москвой занимает особое место в истории войны Германии против СССР. Она характеризовалась крайней напряженностью, сложностью и огромным размахом боевых действий. Сражение за столицу Советского Союза продолжалось более шести месяцев и велось на фронте протяженностью около 2 тысяч километров.

К осени 1941 года военное положение Советского Союза было сложным и опасным. Стратегической инициативой владели немецкие войска, хотя главные замыслы командования вермахта срывались в сражениях с Красной Армией. Группа армий "Центр" не смогла прорваться к Москве летом 1941 года.

Блокирование Ленинграда и успехи, достигнутые на Правобережной Украине, создали, как считало верховное командование Германии, благоприятные условия для наступления группы армий "Центр" на Москву.

Еще во время подготовки окружения советских войск под Киевом 6 сентября Гитлер подписал директиву верховного командования вермахта (ОКВ), в которой говорилось о том, что созданы предпосылки для проведения решающей операции на Западном направлении и наступления на Москву.

Основным рубежом сопротивления на подступах к Москве стала Можайская линия обороны. Всего на этом рубеже от "Московского моря" до слияния р. Угра с Окой (230 км) в составе четырех советских армий насчитывалось лишь около 90 тысяч человек.

С середины октября до начала ноября шли упорные бои на Можайском рубеже. Советские войска оказывали упорное сопротивление отборным соединениям вермахта и задержали их на рубеже рек Лама, Руза и Нара.

Тяжелые бои шли и в районе Калинина. Однако немецкие войска оказались неподготовленными к успешным действиям в распутицу и при понижении температуры. Потери группы армий "Центр" только с 1 по 17 октября составили 50 тысяч человек. План операции "Тайфун" не был выполнен.

Все же, немецкое командование не отказалось от захвата Москвы.

15-18 ноября началось новое наступление группы армий "Центр". Главные удары наносились в направлении на Клин, Рогачев - в обход Москвы с севера и на Тулу, Каширу - в обход Москвы с юга. Завязались упорные бои. Немецкие войска продвигались вперед. 22 ноября танки генерала Г. Гота вошли в Клин, через два дня дивизии генерала К.К. Рокоссовского вынуждены были оставить Истру, а 28 ноября авангарды 7-й танковой дивизии противника вышли к каналу Москва - Волга, в районе Яхромы, форсировали р. Нара севернее и южнее Наро-Фоминска, подошли к Кашире с юга. Дальше немецким войскам продвинуться не удалось.

27 ноября в районе Каширы и 29 ноября севернее Москвы советские войска нанесли контрудары по южным и северным группировкам немцев. 3-5 декабря 1-я ударная, 16-я и 20-я армии контратаковали немецкие войска в районах Яхромы, Красной Поляны и Крюкова. В эти же дни войска 33-й армии при содействии части сил 43-й армии разгромили прорвавшиеся войска противника, а их остатки отбросила за р. Нара. 50-я армия, усиленная 1 гв. конным корпусом отбила атаки немецких войск севернее Тулы.

Группа армий "Центр" не смогла прорваться к Москве ни на одном из участков фронта. С 16 ноября по 5 декабря в ходе второго этапа наступления на Москву немцы потеряли свыше 153 тысяч убитыми, ранеными и обмороженными.

Еще в ходе немецкого наступления на Москву советское Верховное Главнокомандование приступило к подготовке контрнаступления. Основная задача в контрнаступлении возлагалась на Западный фронт, в состав которого ставка передала из своих резервово 1-ю ударную, 10-ю и 20-ю армии. Севернее и южнее наносили удары войска Калининского и Юго-Западного (командующий маршал С.К. Тимошенко, с 18 декабря 1941 года генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко) фронтов.

Советские войска переходили в контрнаступление в условиях, когда численное превосходство в людях, артиллерии и танках было еще на стороне противника.

Немецкая разведка не сумела вовремя выявить сосредоточение крупных сил советских войск, предназначенных для контрнаступления. Командование группы армий "Центр" до последнего дня считало, что советские войска обессилены и у них нет резервов. Оно было застигнуто врасплох.

Контрнаступление Красной Армии под Москвой началось 5-6 декабря 1941 года без какой-либо оперативной паузы.

Первый этап контрнаступления советских войск под Москвой (Московская стратегическая наступательная операция) к началу января 1942 года был успешно завершен. Группа армий "Центр" была отброшена от советской столицы на 100-250 км, а войска советских фронтов охватывали ее с севера, востока и юга. Освобождены были Московская и Тульская области, крупные города Калинин и Калуга, ряд районов других областей. (Самсонов А.М. Указ. соч. С. 182.) В январе - марте 1942 года Красная Армия развернула общее наступление на важнейших стратегических направлениях.

Победа Красной Армии под Москвой имела огромное военно-политическое и международное значение. Она оказала большое влияние на весь ход Великой Отечественной войны и второй мировой войны. В ходе контрнаступления советских войск под Москвой группе армий "Центр" был нанесен мощный удар, были разбиты 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых и 4 моторизованных. На полях Подмосковья немцы оставили тысячи орудий, сотни танков и много другой техники.

Победа под Москвой навсегда похоронила гитлеровский план "молниеносной войны". Это первое крупное поражение вермахта во второй мировой войне привело к изменению характера вооруженной борьбы. Война приняла затяжной характер, чего стремилось избежать немецкое командование. Началась длительная, изнурительная война, бесперспективная для Германии.

Разгром немецких войск под Москвой развенчал перед всем миром миф о "непобедимости" вермахта, подорвал моральный дух немецкой армии, поколебал ее веру в победу в войне. Победа советских войск под Москвой означала начало поворота в Великой Отечественной войне и всей второй мировой войне.

Использованы материалы  с сайта http://100top.ru/encyclopedia/

Далее читайте:

Начало Второй мировой войны (хронологическая таблица)

Симонов К.М. К биографии Г.К. Жукова: Часть первая. Встречи. (фрагмент о начале немецкого отступления к моменту нашего контрнаступления)

Тульская наступательная операция

Карта:

Контрнаступление советских войск

 

Когда речь заходит о давних событиях, будь то гранидиозное сражение или сокрытие несметных богатств бегущим после поражения на поле боя военачальником - и тем дающие повод фантазии для кладоискателей - всегда важно представлять, а где же дошедшее до нас в источниках событие произошло. И тут очень важны карты - интерактивные, онлайн-карты, исторические, нужные и для краеведов, карты с привязкам событий. Среди обилия карт выделяется онлайн карта Стрельбицкого с описаниями. Чтобы посмотреть эти карты, нужно просто зайти на сайт.

 

 

www.hrono.info

Битва за Москву — Википедия РУ

  Фельдмаршал Фёдор фон Бок прибыл на встречу с командованием наступающих на Москву частей вермахта. Никольское, начало октября 1941 года.

Война с Советским Союзом, несмотря на первоначальные победы, развивалась для немецкого командования несколько по иному сценарию нежели с Польшей или западноевропейскими странами. План блицкрига (Операция «Барбаросса») предполагал взятие Москвы в течение первых 10-12 недель войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые дни наступления, усилившееся сопротивление Красной армии и ряд объективных причин помешали его выполнению.

Только Смоленское сражение июля — сентября 1941 года задержало продвижение захватчиков к Москве на два месяца. Германские стратеги не смогли в полной мере предусмотреть всех издержек, связанных со значительным расширением фронта, износом материальной части ударных группировок и падением наступательного духа солдат и офицеров в случае непредвиденного упорного сопротивления противника[1][2].

К началу сентября 1941 года московское направление оставалось приоритетным для верховного немецкого командования. В телеграмме ОКХ от 31 июля 1941 года группе армий «Центр» было приказано по-прежнему «готовиться к наступлению на Москву»[1].

6 сентября 1941 года до немецких частей была доведена директива ОКВ № 35: командование намечало в ближайшее время провести две крупные операции. Первая — по разгрому Юго-Западного фронта Красной армии силами группы армий «Центр» и «Юг», и вторая — решительное наступление войск на Москву, но после устранения угрозы южному флангу ГА «Центр». С момента выхода этой директивы началась непосредственная подготовка операции по захвату советской столицы[3].
В преамбуле Гитлер пояснил мотивы своего решения:

Начальные успехи против сил противника, находящихся между внутренними флангами групп армий «Центр» и «Север», с точки зрения окружения Ленинграда, создаёт предпосылки для проведения решающих операций против ведущей наступления группы армий Тимошенко. Она должна быть уничтожена ещё до наступления зимы. Для этого необходимо подтянуть и сосредоточить все силы авиации и сухопутной армии, без которых можно обойтись на флангах.

Приводится по тексту статьи: М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[3][a]

Общий план наступления в сентябре был доработан и оформлен в виде приказов, в которых детально доводились задачи каждому объединению войск. 19 сентября операция получила кодовое наименование «Тайфун». Замысел был довольно простым и классическим для немецкой стратегии: мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата[1].

Наступлению на Москву предшествовала детальная воздушная разведка как самого города, так и окружавшей местности. Разведывательные полёты выполняла 1-я эскадрилья дальней разведки Разведывательной авиагруппы при главнокомандующем люфтваффе (т. н. «Группы Ровеля»[5]) — 1.(F)/Ob.d.L.[6].

Первый же массированный немецкий налёт на Москву был предпринят в ночь на 22 июля 1941 года. За первым налётом последовали два, почти таких же мощных. Затем общая численность бомбардировщиков, принимавших участие в ударах по городу, сократилась. Пик налётов на Москву выпал на ноябрь 1941 года — 45 воздушных тревог за месяц. Но бомбёжки не нанесли городу существенного урона. За июль 1941 — январь 1942 года, к столице прорвалось только 229 из 7146 самолётов врага[7]. (подробнее…)

26 сентября Фёдор фон Бок подписал приказ № 1620/41 о наступлении ГА «Центр» на Москву. Соседние группы армий «Север» и «Юг» должны были прикрывать главные удары на московском направлении, наступая в восточном направлении. 2-му воздушному флоту Альберта Кессельринга ставилась задача уничтожения советской авиации перед фронтом наступающих войск и поддержания наступления всеми имеющимися силами, в связи с чем массовые бомбардировки промышленных предприятий откладывались[8].

Начало операции «Тайфун»

  Боевые действия в районе Брянска, октябрь 1941 года.

30 сентября 1941 года из района Шостки, направлением на Орёл — Тулу, перешла в наступление 2-я танковая группа вермахта, а 2 октября, — 9-я и 4-я полевые армии, 3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции советских войск на московском направлении в нескольких участках фронта и стремительно развивали наступление на Малоярославец, Вязьму, Гжатск и Калугу. ОКХ приступило к осуществлению своего главного замысла 1941 года — Операции «Тайфун»[9].

Гейнц Гудериан, командующий 2-й танковой группой решил наступать на два дня раньше всех. Это дало ему возможность использовать в наступлении крупные силы авиации, ещё не задействованные на других участках фронта в операциях объединений группы армий «Центр» и хорошую погоду, которая установилась в конце августа 1941 года в полосе наступления 2-й танковой группы[b][10].

30 сентября, когда наступление немцев уже началось, А. И. Ерёменко[c], в то время командующий Брянским фронтом назначил на 3 октября проведение контрудара по флангам «вбитого в оборону фронта танкового клина» силами 13-й армии и группы генерала Ермакова[d]. Перешедшие в наступление силы 2-й танковой группы были оценены командованием фронта как удар нескольких дивизий в направлении Севска[10][11][12].

К тому же и направление главного удара противника было определено неверно: Ерёменко ожидал удара на Брянск и держал в районе города свои основные резервы. 30 сентября в наступление перешли не несколько дивизий, а три моторизованных корпуса. Только против группы Ермакова противник сосредоточил в два-три раза больше сил. Назначенные для контрудара дивизии могли нанести лишь слабые «булавочные уколы» по флангам 2-й танковой группы[11][10].

Со стороны Севска должна была нанести удар хорошо укомплектованная 42-я танковая бригада[e] генерал-майора Н. И. Воейкова. Но уже через два дня части 24-го моторизованного корпуса захватили Орёл[11][10]. Когда передовые части немецкой 4-я танковой дивизии ворвалась в город, по улицам ещё ходили трамваи и повсеместно валялись ящики с промышленным оборудованием, предназначенные для эвакуации[13][14].

К исходу 5 октября Брянскому фронту было предписано отвести войска на вторую полосу обороны на рубежи по реке Десна и удерживать Брянск. 6 октября 17-я танковая дивизия вышла к городу с тыла и захватила его. Карачев был утром того же дня захвачен 18-й танковой дивизией. А. И. Еременко был вынужден отдать приказ армиям пробиваться на восток «с перевёрнутым фронтом»[11][10].

В окружение под Брянском попали 3-я, 13-я и 50-й советские армии: 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК, управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров. 13 октября во время налёта немецкой авиации сам Ерёменко был ранен и ночью на самолёте переправлен в Москву, а его обязанности стал исполнять начальник штаба фронта генерал Г. Ф. Захаров[15]. В то же время 1-й гвардейский стрелковый корпус и московские дивизии народного ополчения, направленные под Мценск смогли сдержать продвижение противника на несколько суток, не дав ему возможности с ходу овладеть Тулой[11].

  Вяземский «котёл» в октябре 1941 года.

2 октября на Московском стратегическом направлении началось наступление главных сил группы армий «Центр». Создав подавляющее преимущество на узких участках, немецкие войска прорвали фронт советской обороны в районе Ельни и Спас-Деменска. К исходу 4 октября были захвачены Спас-Деменск и Киров, 5 октября — Юхнов. В этот же день противник вышел в район Вязьмы[11].

Так же как и под Брянском, командование не смогло определить направление главного удара противника. Предполагалось, что основной удар танковые и моторизованные группировки немцев нанесут по оси Минского шоссе, в полосе обороны 16-й армии К. К. Рокоссовского. Здесь была создана крепкая эшелонированная оборона. К примеру, 112-я стрелковая дивизия обороняла фронт в 8 километров при численности в 10 тыс. человек, соседняя 38-я стрелковая дивизия занимала фронт в 4 километра, при такой же численности и высокой плотности орудий и миномётов[16][17].

Свой главный удар немцы нанесли севернее Минского шоссе – как обычно, в стык между участками 30-й и 19-й армий. Здесь против двух советских стрелковых дивизий перешли в наступление четыре корпуса – 41-й и 56-й моторизованные (каждому из которых была придана одна пехотная дивизия сверх штата) 3-й танковой группы Г. Гота, а также 5-й и 6-й армейские корпуса. Южнее наступал 8-й армейский корпус. Всего в составе ударной группировки было около 16,5 дивизий, в том числе три танковых (более 420 танков) и две моторизованных. Через несколько часов полоса обороны 30-й армии была прорвана и противник начал развивать наступление в глубину и в сторону правого фланга 19-й армии.[18].

Для флангового контрудара по наступающей группировке была создана фронтовая группа И. В. Болдина[f]. Однако в результате танкового боя в районе южнее Холм-Жирковского советские войска потерпели поражение. 7 октября немецкие 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы и 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы замкнули кольцо окружения войск Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. В окружение попали 4 армии РККА (19-я, 20-я, 24-я и 32-я)[19].

9 октября передовой отряд моторизованной дивизии СС «Рейх», состоящий из 10-ти танков с мотопехотой (по немецким данным) захватили Гжатск. Таким образом было сформировано внешнее кольцо вокруг окруженных под Вязьмой советских армий. Были перерезаны Минское шоссе и железные дороги Вязьма-Сызрань и Москва-Смоленск[20].

До 11 октября окружённые войска предпринимали попытки прорваться, только 12 октября удалось на короткое время пробить брешь, которая вскоре была вновь закрыта. Всего под Вязьмой и Брянском в плен попало более 688 тыс. советских солдат и офицеров, из окружения удалось выйти лишь около 85 тыс.[21]. В вяземском «котле» были пленены командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и направленный к нему на помощь бывший командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин.

Можайская линия обороны

Можайская линия обороны сооружалась в спешном порядке с 16 июля 1941 года[25] на рубеже: Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино. Общая проектная протяжённость линии составляла 220 км. Глубина обороны от 50 до 80 км, на 380 км2 при трёх полосах[26].

  Строительство оборонительных укреплений на ближних подступах к Москве, октябрь 1941 года

Были созданы три укреплённых района (УРа): 35-й — Волоколамский, 36-й — Можайский и 37-й — Малоярославецкий, а 26 августа Калужский, — 38-й район[26].

Работы по строительству и возведению фортификационных сооружений были поручены 20, 21 и 22-му управлениям военно-полевого строительства НКО СССР[26]. Но фортификационное оборудование только лишь Можайского УРа выполняли шесть сапёрных батальонов, восемь строительных батальонов 20 УВПС, жители 14-ти районов Москвы и три гражданские строительные организации. Общая численность строящих Можайский УР доходила до 50 000 человек. Было развёрнуто 5 бетонных заводов, часть железобетонных конструкций поставлялась по железной дороге[27].

Планировалось к 10 — 25 октября 1941 года выполнить фортификационные и строительные работы первой очереди, а 15 — 25 ноября полностью завершить строительство Можайской линии обороны Москвы[28]. Иногда к возведению укреплений привлекались дивизии народного ополчения, которые и должны были по плану оборонять эти рубежи, но «в связи со сложной обстановкой на фронте» их часто перебрасывали на передний край, где плохо обученные и слабо вооружённые, они быстро исчезали под мощными ударами противника[29].

Так например, 18 июля 1941 года к строительству оборонительных сооружений Ильинского сектора в зоне 37-го Малоярославецкого УРа, были привлечены бойцы недавно сформированной 17-ой (Москворецкой) дивизии народного ополчения под командованием полковника П. С. Козлова[30].

21 июля дивизия получила недостающее оружие, обмундирование, обувь. На следующий день ополченцы приступили к строительству оборонительных рубежей по линии Подососино, Ильинское, Лукьяново, Константиново, как раз на том рубеже, на котором с 10 по 17 октября будет держать героическую оборону сводный отряд Подольских курсантов. Бойцы Москворецкой дивизии начали привыкать к новому распорядку — ежедневно, отработав на оборонительном рубеже 6 часов, они 8 часов занимались боевой и политической подготовкой по ускоренной программе. Половина рот была занята на стройке, другая — на учении, после обеда менялись местами.

Климанов В. В. «Собой заслонили Москву»[30].

Однако уже 31 июля весь личный состав дивизии с обмундированием и вооружением начали перебрасывать по железной дороге южнее Спас-Деменска для прикрытия Варшавского шоссе на участке Бураки — Подлесное в составе 33 армии[30]. Советское командование старалось укрепить второй эшелон обороны. В конце июля — начале августа противник предпринял крупномасштабное наступление на рославльском направлении силами моторизованного и двух армейских корпусов, переброшенных из-под Орши и Смоленска. 3 августа немцы захватили Рославль и линия фронта ненадолго стабилизировалась на рубеже Екимовичи — Дубровка — Трубчевск — Шостка[31][32].

К началу октября 1941 года строительство линии завершено не было, оборудование было выполнено только на 40 %. Всего было построено 296 ДОТ, 535 ДЗОТ, 170 км. противотанковых рвов и 95 км. эскарпов[27]. В большинстве ДОТы были без люков, бронированных щитов и дверей. Маскировки и вентиляции как правило не было, электричество было далеко не везде, приборов наблюдения не имелось[33].

По планам Верховного командования, Можайскую линию обороны, в случае необходимости, должны были занимать и оборонять подразделения 32, 33 и 34 армий, но начиная с середины июля 1941 года многие части находящиеся в резерве или разворачивающиеся на рубежах, начали перебрасывать в район Ельни, Спас-Деменска, Вязьмы и под Ленинград для «латания дыр в обороне» или создания там оперативных резервов[34][35].

  Советские танки Т-26 проезжают по деревенской улице. 10 октября 1941 года

Так 22 августа 1941 года 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова в полном составе прибыла на станцию Малоярославец с задачей занять оборону и укрепиться на участке от Малоярославца до Детчино, приступив к разгрузке. Однако уже утром следующего дня была включена в состав 52-й армии Северо-Западного фронта и срочно передислоцирована в район Валдая, где находилась весь сентябрь в резерве[36].

8-10 октября дивизию срочно возвратили в район своей «плановой дислокации» под Малоярославец, но разгружаться теперь пришлось под непрерывными ударами авиации противника, теряя людей, технику и вооружение[36].

К концу сентября 1941 года сложилось положение, при котором вероятность быстрого захвата Москвы танковыми и моторизованными частями противника на Малоярославецком и Можайском направлениях была весьма высока. Немецкое командование прочно удерживало стратегическую инициативу в своих руках. Оперативная плотность группировки советских войск в целом была низкой, особенно по артиллерии, всего 12 орудий и минометов на 1 километр фронта, наблюдался дефицит боеприпасов для 76-мм и 152-мм пушек, 122-мм гаубиц, 82-мм и 120-мм минометов. Рассчитывать на эффективноcть огневого поражения противника в обороне не приходилось[16].

Немецкие ударные группировки заняли исходные районы за один-два дня до начала операции «Тайфун». 30 сентября из района Шостки перешла в наступление 2-я танковая группа генерала Гейнца Гудериана, а ранним утром 2 октября — 9-я и 4-я полевые армии.

3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции Красной армии на юго-западном московском направлении и одновременно на нескольких участках фронта[37]. Адольф Гитлер, уверенный в быстром и неминуемом захвате советской столицы, в приказе солдатам и офицерам восточного фронта от 2 октября 1941 года заявил:

За несколько недель три самых основных промышленных района будут полностью в наших руках… Создана наконец предпосылка к последнему огромному

удару, который ещё до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Сегодня начинается последнее большое, решающее сражение этого года!

Приводится по тексту статьи в газете «Правда» от 22.01.1942 года.

Началась Московская стратегическая оборонительная операция, длившаяся 67 суток, с 30 сентября по 5 декабря 1941 года.

К исходу 2 октября части 3-й танковой группы генерала Гота прорвали фронт на стыке 19-й и 30-й советских армий, а 4-я танковая группа генерала Гёпнера — в полосе обороны 43-й армии южнее Варшавского шоссе[38].

Все усилия и внимание нашего Верховного командования в тот момент были сконцентрированы на орловском направлении и в районе Харькова — 2-я танковая группа за два дня углубилась в полосу обороны Брянского фронта на 120 километров.

Три стрелковые дивизии и две танковые бригады 43-й армии Резервного фронта не выдержали массированного удара двенадцати дивизий 4-й танковой группы. В тот же день передовые соединения Гёпнера наносили удар уже по второму эшелону фронта в 40 км от переднего края обороны, который занимали дивизии народного ополчения. Рассеяв войска Брянского и Резервного фронтов, танковые и моторизованные дивизии устремились на север по Варшавскому шоссе[38].

Захват Калуги. Немецкая кинохроника, октябрь 1941. (русские субтитры).

Передовые подразделения 2-й танковой группы Гудериана 3 октября захватили Орёл и развивали наступление на Мценск и Тулу.

Между 30-й и 19-й армиями Западного фронта образовалась брешь, шириной 30-40 км. Моторизованные соединения вермахта и СС, прорвались к Вязьме. К исходу 4 октября дивизии Гота и Гёпнера находилось уже в 60 — 70 км от города[38].

3-4 октября в полосе 24-й и 43-й армий Резервного фронта части 4-й немецкой танковой группы устремились в направлении восточнее Вязьмы, в тыл войскам Западного фронта[38].

Утром 5 октября противник с ходу овладел Юхновым в ~195 километрах юго-западнее Москвы. В Ставке узнали о захвате города лишь во второй половине дня. Начальник Управления ВВС Западного фронта капитан И. Г. Старчак, командовавший авиадесантным отрядом из нескольких сот человек, по своей инициативе занял оборону на реке Угре за Юхновым. Взорвав мост, десантники смогли сдержать наступление передовых частей 57-го моторизованного корпуса вермахта на одни сутки[39][40]. Вскоре на помощь десантникам прибыл передовой отряд, сформированный из курсантов ППУ и ПАУ с артиллерией, выдвинувшийся на 24 автомашинах к Юхнову из Подольска[41] вечером того же дня, 17-я танковая бригада из резерва Ставки и 95-й отдельный мотострелковый батальон капитана Н. К. Масленникова[42]. Вскоре удалось усилить отряд бойцами медынского истребительного отряда и 108-го запасного стрелкового полка МВО.

Оперативная обстановка на дальних подступах к Москве менялась очень быстро и не в пользу Красной армии. В Ставке были уверены, что линия фронта находится в 280—350 километрах от Москвы, ведь утром 4 октября город Спас-Деменск был ещё . Все укреплённые районы, входившие в состав Можайской линии обороны на тот момент ещё не были обеспечены войсками. Позиции занимали наспех переброшенные, малочисленные подразделения[43].

После стремительного прорыва противника на участке 43-й армии и захвата Юхнова, в тот же день — ГКО отдал распоряжение поднять по боевой тревоге слушателей Военно-политической академии имени В. И. Ленина, курсантов шести военных училищ Москвы и Подольска с задачей занять позиции на Можайской линии обороны и задержать противника любой ценой[44].

Основу 37-го Малоярославецкого УРа составили сводный отряд курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ (около 3 500 чел.), запасной стрелковый полк, два полка ПТО, гаубичный артиллерийский полк и прибывающая в район Мятлево танковая бригада[42].

На участках 35-го Волоколамского укрепрайона заняли оборону курсанты Пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР (около 1 000 чел.), личный состав двух батарей ПТО, батальона 33-й стрелковой бригады. 6 октября на линии Львово — Болычево стали разворачиваться подразделения 316-я стрелковой дивизии полковника И. В. Панфилова. Согласно боевого устава 1939 года дивизия могла оборонять полосу по фронту 8-12 км и в глубину 4-6 км. Развернуться пришлось по фронту в 41 километр[45].

К исходу 7 октября наша оборона на дальних подступах к Москве фактически рухнула. В «котлах» или полуокружении оказалось 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и управления 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий Западного и Резервного фронтов.

Под Брянском в полном окружении находились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК и управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Было окружено семь управлений армий (из 15 на направлении), 64 дивизии (из 95), 11 танковых бригад (из 13) и 50 артиллерийских полков РГК (из 64). Эти соединения и части входили в состав 13 армий и одной оперативной группы[46]. Тем не менее, впоследствии остаткам 16 дивизий РККА удалось с боями пробиться к своим из окружения.

8 октября на рубежах 37-го (Малоярославецкого) укрепрайона начала разворачиваться, прибывшая из резерва Северо-Западного фронта 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова[47]. Другие части начали прибывать из глубины страны «максимальным темпом». Героически сражались в районе Медыни, Малоярославца, Боровска и Калуги отряды, созданные из отступающих остатков (окруженцев) частей 53, 149, 113, 211, 222-ой стрелковых дивизий и других подразделений[48].

10 октября приказом Военного совета фронта все укрепленные районы Можайской линии обороны (УРы) были преобразованы в боевые участки.

12 октября, в связи с приближением линии фронта, Государственный комитет обороны принял решение о строительстве системы оборонительных сооружений на ближних подступах к столице. Приказом Ставки ВГК создаётся Московская зона обороны (командующий генерал-лейтенант П. А. Артемьев). В начале октября 1941 года Московская зона включала в себя систему укреплений вокруг столицы, состоявшей из трёх рубежей. Первый проходил через Клязьминское водохранилище, Хлебниково, реку Клязьму, Сходню, Нахабино, Перхушково, Красную Пахру и Домодедово. Второй и главный рубеж был отдалён от Москвы на 15-20 км. Третий рубеж находился в черте города и включал в себя линию обороны по Окружной железной дороге, Садовому и Бульварному кольцам, реке Москве на юге столицы[49].

В целях объединения руководства войсками западного направления оставшиеся войска Резервного фронта были 10 октября переданы в состав Западного фронта, командующим войсками которого в этот день был назначен генерал армии Г. К. Жуков (И. С. Конев оставлен его заместителем)[50].

«Разгром немецких войск под Москвой». Фильм производства ЦСДФ, 1942

Западному фронту были подчинены войска Можайской линии обороны, однако положение войск, занявших оборону на Можайской линии, оставалось исключительно тяжёлым. От Московского моря до Калуги насчитывалось всего около 90 тыс. бойцов. В этих условиях командование стремилось прочно прикрыть только важнейшие — танкоопасные направления.

12 октября пала Калуга, 14 октября — Боровск, 18 октября — Можайск и Малоярославец. Противником был перерезан ряд важнейших автомобильных и железнодорожных магистралей.

Между Гжатском и берегами Волги в районе Калинина образовался разрыв до 80 км, закрыть который было нечем. Войска правого крыла фронта отводились на левый берег Волги. Соединения 22-й и 29-й армий заняли оборону от Осташкова до Старицы. Ответственность за организацию обороны на рубеже Калинин — Тургиново — Волоколамск возлагалась на 30-ю армию, которая отошла в этот район.

18 октября Люфтваффе нанесли массированный воздушный удар по Можайску и частям 5-й армии. После продолжительной артподготовки, большая группа мотопехоты и танков атаковала 32-ю стрелковую дивизию. Под мощным натиском врага красноармейцы были вынуждены оставить Можайск, Верею и уйти с укреплённых участков обороны[51][52]. Отдельные очаги обороны на Можайской линии продержались до 29 октября.

Многое в октябре 1941 года зависело от бесперебойной работы транспорта. Железнодорожники под постоянными обстрелами и бомбёжкой противника, восстанавливая пути, не считались с собственными потерями и справились с поставленными задачами по оперативной переброске войск, боеприпасов и военной техники в указанные районы, внеся тем самым огромный вклад в оборону Москвы[53][54].

Остановить врага на дальних подступах к Москве по линии Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино — Калуга тогда не удалось, и бои в конце октября шли уже в 60—100 километрах от Москвы. Частям 43-й армии ценой огромных усилий удалось к 29 октября остановить противника на рубеже реки Нары и заставить его перейти к обороне[52].

Всего, за первые две — три недели боёв под Москвой Красная Армия лишилась до 1 млн человек, из которых (по немецким источникам) около 688 тыс. человек пленными[55].

Мужественное, но не всегда умелое сопротивление воинов Красной Армии не смогло остановить германские танковые объединения. Многие дивизии Резервного и Западного фронтов комплектовались из ополченцев, которые дрались героически, но не имели необходимого опыта и выучки. Немцы же максимально использовали своё преимущество в огневой мощи и подвижности. Полевые командиры вермахта получали радиоперехваты переговоров между советскими штабами и применяли радиообман.

М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[56]

Москва на осадном положении

15 октября Государственный Комитет обороны СССР принял решение об эвакуации Москвы. На следующий день началась эвакуация из Москвы (в Горький, Куйбышев, Саратов, Молотов и другие города) управлений Генштаба, военных академий, наркоматов и других учреждений, а также иностранных посольств. Осуществлялось минирование заводов, электростанций, мостов.

16 октября город охватила паника[57][58][59]. Главным фактором для проявления панических настроений стал прорыв Можайской линии обороны и возможное появление передовых германских отрядов в Москве. Историк А. Б. Воронин считает, что термин «московская паника» является не совсем корректным: это была не столько паника, сколько потерянность в жёстких условиях войны, когда большое число москвичей оказались предоставлены сами себе, а предыдущий уклад жизни спешно исчез. Момент безвластия продолжался всего 1-2 дня, однако подобный эксцесс был настолько необычен для Москвы, что это запомнилось как «московская паника» или «московский позор»[60].

20 октября Государственный Комитет обороны СССР ввёл в Москве и пригородах осадное положение. Оборона подступов к столице поручалась командующему Западным фронтом генералу армии Жукову, а оборона Москвы на её подступах — начальнику гарнизона Москвы генерал-лейтенанту Артемьеву.

21 октября Артемьев приказал приступить к постройке огневых точек и баррикад на улицах и площадях города и в его окрестностях. Предусматривалось создание трёх оборонительных рубежей:

Оборона строилась по принципу создания опорных узлов сопротивления, с использованием наиболее крепких зданий. Между этими рубежами оборона должна была строиться вдоль сквозных улиц с закрытием огневыми средствами и препятствиями выходов на них с других улиц. Приказом разрешалось устанавливать огневые средства в квартирах, подвальных и чердачных помещениях, переселяя людей из квартир распоряжениями райисполкомов. В короткий срок город был застроен баррикадами и противотанковыми препятствиями[61].

Имевший в начале декабря беседу со Сталиным генерал Владислав Сикорский в беседе с британским послом в СССР Стаффордом Криппсом констатировал: «Нет никакого сомнения в том, что русские будут продолжать борьбу вне зависимости от судьбы Москвы»[62].

Калининская оборонительная операция

Тем временем, немецкая 3-я танковая группа повернула на Калинин и 14 октября взяла город. Основной задачей такого поворота было создание нового «котла» силами 9-й армии и 3-й танковой группы на северном фланге группы армий «Центр».

Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 31-я и 30-я армии) был создан Калининский фронт (генерал-полковник И. С. Конев).

Войска фронта при поддержке авиации ежедневно атаковали немцев в районе Калинина. В результате этих действий 23 октября последовала директива фон Бока о приостановке наступления через Калинин. Таким образом, энергичные удары в районе Калинина хотя и не привели к овладению городом, но сорвали выполнение основной задачи, ради которой 3-я танковая группа разворачивалась от Москвы на север.

Начало зимы

  Распутица на дорогах, осень 1941.

18-19 октября пошли проливные дожди. В журнале боевых действий штаба группы армий «Центр» 19 октября было записано: «В ночь с 18 на 19 октября на всем участке фронта группы армий прошли дожди. Состояние дорог настолько ухудшилось, что наступил тяжёлый кризис в снабжении войск продовольствием, боеприпасами и особенно горючим. Состояние дорог, условия погоды и местности в значительной мере задержали ход боевых операций. Главную заботу всех соединений составляет подвоз материально-технических средств и продовольствия»[24]. Аналогичные жалобы на распутицу предъявляли советские командующие.

4 ноября ударил мороз, период распутицы закончился, и вязнувший в грязи транспорт перестал быть сдерживающим фактором для войск обеих сторон. Германское командование подтянуло резервы и провело перегруппировку.

Начало Тульской оборонительной операции

Оборона Тулы была возложена на 50-ю армию (генерал-майор А. Н. Ермаков, с 22 ноября — генерал-лейтенант И. В. Болдин). Под давлением превосходящих сил противника её малочисленные войска вынуждены были отойти в северо-восточном направлении, к Туле. Соединения 3-й армии отходили на восток, к Ефремову.

После тяжёлых боёв в районе Мценска немецкие войска 23-24 октября продолжили наступление на Тулу. Однако выход из окружения остатков многих соединений Брянского фронта позволил Ставке восстановить фронт с затратой меньших сил из резерва и других участков фронта.

29 октября немецкие войска вышли к Туле. В течение трёх дней немецкие войска предпринимали яростные атаки с целью овладеть городом. Несмотря на то, что к Туле успела отойти только часть войск 50-й армии, они совместно с местным гарнизоном (156-й полк НКВД, 732-й зенитный артиллерийский полк ПВО) и ополченцами (Тульский рабочий полк) отстояли город. С помощью населения вокруг города были созданы три оборонительных рубежа. В итоге атаки немецкого 24-го моторизированного корпуса на Тулу 1 и 2 ноября были успешно отбиты. Предпринятые противником в первой половине ноября новые попытки захватить Тулу фронтальным ударом с юга, а также обойти её с севера были отражены советскими войсками при активном участии всего населения города.

Последний бросок на Москву

  Немецкие танки атакуют советские позиции в районе Истры, 25 ноября 1941.

Для возобновления наступления на Москву вермахт развернул пятьдесят одну дивизию, в том числе тринадцать танковых и семь моторизованных. По замыслу немецкого командования, группа армий «Центр» должна была разбить фланговые части обороны советских войск и окружить Москву.

Советское командование усилило опасные участки фронта резервами и пополнениями. Большое политическое значение имел парад на Красной площади 7 ноября 1941 года.

По окончании распутицы наступление немецких войск с целью окружения Москвы возобновило

www.http-wikipediya.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *