Легенды о происхождении Рима. Всеобщая история религий мира

Легенды о происхождении Рима

Древнейшая история области Лациум в Центральной Италии изобилует легендами, которые дошли до нас в изложении античных авторов: Тита Ливия, Дионисия Таликарнасского, Вергилия. В этих сказаниях, безусловно, есть указания на этнические связи, о которых история ничего не знает, на политические отношения древнейших времен и на священные обычаи, о происхождении которых они сообщают.

Среди этих сказаний наиболее важны легенды о Геркулесе (Геракле), Ромуле и Энее. Соединение этих поначалу не связанных трех имен и циклов сказаний произошло довольно рано. Предания о Геркулесе имели, по-видимому, самостоятельное значение, однако Дионисий и Вергилий вплели их в историю происхождения Рима. При этом искусственная генеалогия сделала Геркулеса отцом Латина и родоначальником знатной патрицианской фамилии Фабиев. Древнее предание говорит, что Геркулес после того, как убил великана Гериона и угнал его быков, пришел в Италию и остановился у царя

Эвандра на Палатинском холме. А в это время в пещере Авентинского холма жил разбойник Какус. Он украл у Геркулеса быков и, чтобы навести на ложный след, загнал их в свою пещеру задом наперед, таща за хвост, но их рев помог обнаружить похищение.

Геркулес убил разбойника, воздвиг жертвенник Юпитеру-In?entor (Создателю), с торжеством возвратился к Эвандру, одарил и угостил римлян, научив их вновь учрежденному культу. За добрым Эвандром и злым Какусом, вероятно, скрывались италийские образы, а имя Геркулеса также не было первоначальным, являясь италийской формой греческого Геракла. Для римлян эта история, очевидно, имела другое значение, здесь главным делом был ритуал, а не природный миф. Важнейшее для них заключалось в древнем культе, учрежденном Геркулесом, поскольку со служением ему были связаны патрицианские фамилии Пинариев и Потициев.

Основание самого города Рима приписывалось Ромулу. Согласно легенде, девственная дочь царя города Альба-Лонги (весталка) Рея Сильвия, вследствие насилия, совершенного над ней богом Марсом, родила двоих близнецов: Ромула и Рема,

которых злой правитель Альба-Лонги Амулий повелел бросить в воды реки Тибр. Но близнецы не погибли.

Волна выбросила их на берег, где Ромула и Рема нашла и вскормила волчица, а позже воспитала пастушеская чета, Фавстул и Акка Ларенция. Когда братья выросли и узнали тайну своего происхождения, они вернули власть над Альба-Лонгой своему деду Нумитору – законному правителю. Сами же близнецы, вместе с пастухами, с которыми выросли, заложили на Палатинском холме город, будущее господство над которым было предсказано Ромулу благоприятными гаданиями – ауспициями. Наконец, в возникшей между братьями ссоре Ромул убил Рема, который перепрыгнул через низкую еще стену города, что было предупреждающим примером для всякого, кто впоследствии осмелился бы святотатственно нарушить границы города.

Дж. ди Бенвенуто. Геркулес на перепутье между Пороком и Добродетелью

П. ди Кортона. История Ромула и Рема

Через Альба-Лонгу легенда о Ромуле соединилась с преданиями об Энее. В начале этой связи не было, потому что основа в сказании о Ромуле была туземной, местной. В то же время Эней, напротив, всегда оставался пришельцем. Однако легенда об Энее взяла верх над местной традицией об основании Рима Ромулом. Впоследствии обе легенды слились воедино. Это подтверждают уже свидетельства древних известных нам латинских писателей –

Энния и Невия, которые считали Ромула внуком Энея. Этим путем шли все дальше: комбинировали обе легенды о Лавинии и Альба-Лонге, возводили этиологически различные обычаи культа к самому началу этой древней истории, в которой главным героем был Эней. Троя, Лавинии, Альба-Лонга, Рим – таков был главный результат этой генеалогии.

Конечно, говорить определенно о троянском происхождении Рима не позволяет недостаток источников, но отрицать такой связи нельзя ввиду преданий, упоминающих в различных местах Италии о таких героях, как Эней, Антенор и принадлежащий к троянскому циклу Диомед.

Н. Пуссен. Венера вручает доспехи Энею

Долгое время ученые считали древнюю историю Рима сплошным вымыслом. Но новейшие археологические исследования и работа лингвистов доказали, что это не совсем так, а в свидетельствах античных авторов содержится немало достоверных сведений. Так, выяснилось, что в преданиях о Геракле и Эвандре содержатся отголоски попыток греков-ахейцев закрепиться в Центральной Италии в конце II тыс. до н. э. В целом получила подтверждение и дата основания Рима, то есть начала правления легендарного Ромула.

В то же время исследования источников показали, что Рим в начале царской эпохи представлен у античных авторов в значительной степени приукрашенным. На самом же деле древнейшие жители Рима были достаточно примитивными скотоводами, а их цивилизация происходила в гораздо более поздний период.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Легенды Рима (Пантеон)


Площадь Ротонда доменирована Пантеоном - самым древним храмом который сохранился до наших дней в Риме.

Сейчас мы не будем говорить о том, что Пантеон превзошел все точки зрения архитектурного, исторического и религиозного величия, достаточно об этом рассказывают многие путеводители по Риму.

Если вы посетите это очаровательное римское место, подойдите к Пантеону сзади или сбоку, и вы увидите мощные стены покрытые дырами, шрамами уходящие в землю и окружающие их ров. Особенностью этого места является еще то, что здесь самое низкое место в Риме и поэтому в древности и средние века оно регулярно затоплялась водами великой реки Тибр.

Даже сегодня, без высокой набережной реки которая была построена в 1876 году с целью предотвращения разлития реки,такое же явление бы происходило. Происхождение наводнений, возможно объясняет существование рва вокруг Пантеона, но римская легенда глаголет другую историю.

 
Герой легенды - древний колдун Байлардо Пьетро, известная фигура многих средневековых легенд. Легенда гласит, что маг приобрел огромную силу через договор с дьяволом при условии, что в момент смерти маг предоставит ему свою душу. Дьявол передал ему "Книгу приказаний" (мощное руководство по колдовству) - авторитетный источник знаний по белой и чёрной магии, по преданию написанный античным поэтом Вергилием.
 
Пьетро Байлардо, овладев"Книгой приказаний", заставлял бесов исполнять весьма странные для чернокнижника приказы. Так он велит им переносить его по воздуху сначала в Константинополь, а затем в Рим, чтобы присутствовать на мессах одновременно в обоих городах. Или приказывает бесам вымостить камнями дорогу из Капуи в Вечный город, современную Вия Казилина, что созвучно другому преданию, согласно которому Аппиева дорога также была построена бесами, но по приказу древнеримского поэта Вергилия, которому приписывалось авторство "Книга приказаний".
 
Чувствуя конец своей жизни, Пьетро решил искать убежище внутри Пантеона, так как в то время Пантеон (и до сих пор) являлся церковью и священным местом. В такое священное место дьявол не имел власти войти чтобы получить душу умирающего мага, и в ярости стал ждать снаружи. Дальше легенда гласит, что дьявол будучи в ярости начал вращаться вокруг Пантеона много раз, чтобы дать выход своему гневу и таким образом образовался огромный ров, который виден и в наши дни.

www.ciao-bellaitalia.com

Легенда о возникновении Рима. История Рима (с иллюстрациями)

Легенда о возникновении Рима

Историческая традиция, сохранившаяся у греческих и римских исто­риков и нашедшая свое отражение в поэзии (у Вергилия), так излагает легенду о возникновении Рима. Троянец Эней, сын богини Афродиты и смертного Анхиза, уцелел при разрушении Трои. Вместе с сыном своим Асканием (или Юлом) Эней бежал и после долгих странствований при­был к берегам Лация. Там правил тогда Латин, царь местного племени «аборигенов». Он дружески принял Энея и выдал за него замуж свою дочь Лавинию. После смерти Энея Асканий-Юл основал новый город Альбу Лонгу и стал там царствовать. По другому варианту легенды, Юл был сыном Энея и Лавинии. Во всяком случае, по обоим вариантам имен­но он был основателем Альбы Лонги и родоначальником царствовавше­го там рода. Через несколько поколений после Юла в Альбе Лонге воца­рился Нумитор. Но его свергнул с трона его младший брат Амулий и воцарился в Альбе Лонге сам, а дочь Нумитора Рею Сильвию отдал в весталки. Весталки, т. е. жрицы богини Весты, должны были давать обет безбрачия. Однако Рея Сильвия от бога Марса родила двух близнецов, за что была осуждена Амулием на смерть как нарушившая свой обет. Близнецов царь приказал бросить в Тибр. Но рабы, которым это было поручено, оставили корзину с близнецами на мелком месте, так как из-за разлива реки им трудно было подойти к глубокой воде. Когда разлив спал, корзина очутилась на сухом месте. На плач близнецов прибежала волчи­ца, спустившаяся с окрестных гор к реке, чтобы напиться, и накормила их своим молоком. Вскоре детей нашел царский пастух Фаустул. Он при­нес их домой и отдал на воспитание своей жене Ларенции. Близнецам дали имена Ромула и Рема. Выросши, они, кроме охоты, стали занимать­ся еще тем, что нападали на разбойников, отнимали у них добычу и дели­ли ее между пастухами. В конце концов тайна происхождения братьев раскрылась, они убили Амулия и восстановили на троне своего деда Ну­митора. Сами они не пожелали остаться в Альбе Лонге, а решили осно­вать новый город в тех местах, где были найдены. При основании его братья поссорились, и Ромул убил Рема, а город назвал своим именем (римляне название Roma производили от имени Romulus). Согласно «эре Варрона», это произошло в 754/53 г. до н. э.

Уже в античности классическим изложением легенды о Ромуле и Реме признавался рассказ Тита Ливия (История Рима от основания Города. I, 3—7). Рассказ достаточно лаконичный, но не лишенный ярких моментов. «Как мне кажется, — пишет Ливий, — судьба предопреде­лила и зарождение столь великого города, и основание власти, усту­пающей лишь могуществу богов. Весталка [Рея Сильвия] сделалась жертвой насилия и родила двойню, отцом же объявила Мар­са — то ли веря в это сама, то ли потому, что прегрешенье, виновник которому бог, — меньшее бесчестье. Однако ни боги, ни люди не за­щитили ни ее самое, ни ее потомство от царской жестокости. Жрица в оковах была отдана под стражу, детей царь приказал бросить в реку. Но Тибр как раз волей богов разлился, покрыв берега стоячими вода­ми, — нигде нельзя было подойти к руслу реки, и тем, кто принес детей, оставалось надеяться, что младенцы утонут, хотя бы и в тихих водах. И вот, кое-как исполнив царское поручение, они оставляют де­тей в ближайшей заводи — там, где теперь Руминальская смоковница (раньше, говорят, она называлась Ромуловой). Пустынны и безлюдны были тогда эти места. Рассказывают, что когда вода схлынула, оста­вив лоток с детьми на суше, волчица с соседних холмов, бежавшая к водопою, повернула на детский плач. Пригнувшись к младенцам, она дала им свои сосцы и была до того ласкова, что стала облизывать де­тей языком; так и нашел ее смотритель царских стад, звавшийся, по преданию, Фаустулом. Он принес детей к себе и передал на воспита­ние своей жене Ларенции» (Ливий. I, 4, пер. В. М. Смирила). Трагическую развязку легенды Ливий (I, 6—7) передает следую­щим образом: «Когда Нумитор получил таким образом (обратно) Альбанское царство, Ромула и Рема охватило желанье основать го­род в тех самых местах, где они были брошены и воспитаны. У альбанцев и латинов было много лишнего народа, и, если сюда приба­вить пастухов, всякий легко мог себе представить, что мала будет Альба, мал будет Лавиний в сравнении с тем городом, который пред­стоит основать. Но в эти замыслы вмешалось наследственное зло, жажда царской власти и отсюда — недостойная распря, родившая­ся из вполне мирного начала. Братья были близнецы, различие в летах не могло дать преимущества ни одному из них, и вот, чтобы боги, под чьим покровительством находились те места, птичьим знамением указали, кому наречь своим именем город, кому пра­вить новым государством, Ромул местом наблюдения за птицами избрал Палатин, а Рем — Авентин.

Рему, как передают, первому явилось знамение — шесть коршунов, и о знамении уже возвестили, когда Ромулу предстало двойное про­тив этого число птиц. Каждого из братьев толпа приверженцев про­возгласила царем; одни придавали больше значения первенству, дру­гие — числу птиц. Началась перебранка, и взаимное озлобление при­вело к кровопролитию; в сумятице Рем получил смертельный удар. Более распространен, впрочем, другой рассказ — будто Рем в насмешку над братом перескочил через новые стены, и Ромул в гне­ве убил его, воскликнув при этом: "Так да погибнет всякий, кто пе­рескочит через мои стены". Теперь единственным властителем ос­тался Ромул, и вновь основанный город получил названье от имени своего основателя» (пер. В. М. Смирина).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Легенды Рима до основания города. Мифы и предания Древнего Рима

Легенды Рима до основания города

О том, что происходило в древней Италии до основания Рима, нам известно не так много. Первый труд по доримской истории появился во II веке до н. э. за авторством Марка Порция Катона, собравшего предания как римские, так и соседних с Римом племен, в избытке обитавших на Апеннинском полуострове. Труд этот до наших дней не сохранился, но на него, как и на другие не дошедшие до нас произведения, опирался великий римский поэт Публий Вергилий Марон.

Десять лет писал он свою поэму тяжелым и размеренным слогом-гекзаметром и назвал ее «Энеида» в честь древнего героя Энея, легендарного предка Октавиана Августа, в дни правления которого жил и работал. В «Энеиде» двенадцать книг, первые шесть из них подражают «Одиссее», вторые — «Илиаде», что неслучайно, ведь действие поэмы разворачивается в декорациях тех событий, о которых писал Гомер, и одни герои по-своему оттеняют других.

Эпохальный труд Вергилия пережил и его самого, и даже Римскую империю, послужив основой для многих произведений европейского искусства. Поскольку памятник этот не столько исторический, сколько общекультурный — ведь повествует он о временах сугубо легендарных, — то, начав рассказ о доримской истории, мы будем следовать версии Вергилия даже там, где она расходится с другими античными книгами, и, некоторым образом отринув объективность, постараемся передать те настроения и чувства, шелест волн и лязг клинков, без которых невозможно было бы представить себе это великое эпическое произведение.

Вергилий, читающий «Энеиду» Августу и Октавии. Художник Ж.-Ж. Тейясон

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Мифы и легенды Древнего Рима

Колизей, изначально именуемый Амфитеатром Флавия, — это, наверняка, самый знаменитый амфитеатр в мире. Он же является и самим большим по размерам памятником древности: шутка ли, этот древний «стадион» мог вместить 50 тысяч зрителей! А имя, под которым этот памятник архитектуры сейчас известен нам с вами, вовсе не так старо: оно «приклеилось» к арене только в Средневековье и происходит от названия расположенного неподалеку Колосса Бога Солнца (Colosso del Dio Sole). Но не стоит пытаться найти эту гигантскую статую – ее больше нет. Мнения историков о ее судьбе расходятся: статую разрушило или землетрясение в Риме в V веке, или же вестготы под предводительством АларихаI, захватившими город в 410 году.

Но вернемся к Колизею. Слава Колизея была такова, что со временем его имя обросло множеством анекдотов и мифов, неожиданных, кровожадных, даже местами омерзительных, а поэтому и чрезвычайно любопытных!

Вот, к примеру, древние римляне верили, что молодожены должны были непременно провести первую брачную ночь с оружием кого-то из гладиаторов под рукой. А еще считалось, что эпилептик излечивался от своей болезни, если выпивал кровь павших на арене Колизея. Кстати, только в первые три месяца после открытия Колизея на его арене погибли 2 000 гладиаторов и 9 000 зверей! Можно смело предположить, что и у молодожен, и у эпилептиков было из чего выбрать «сувенир» на память.

Ошибочно думать, что гладиаторами были исключительно мужчины. На потеху римской публики сражались и женщины gladiatrices, и экзотические звери: слоны, носороги, гориллы и даже жирафы. А примерно в 200 г. н.э. император Септимий Север положил конец участию «прекрасных дам» в кровожадных схватках не на жизнь, а на смерть.

Но от этого бои гладиаторов не стали менее зрелищны: как-то на суд придирчивого – но недалекого — зрителя был представлен спектакль с участием прирученных морских котиков… Тот же самый Септимий Север как-то приказал соорудить на арене Колизея кита в натуральную величину, изо рта которого во время, как принято сейчас говорить, шоу вырывались медведи, о существовании которых древние римляне тоже вряд ли подозревали.

Успех подобных спектаклей был оглушительным! Как и в наши дни, века назад поблизости от Колизея вдоль улиц расклеивали афиши с анонсом следующего шоу. Хоть, как предполагают историки, стоимость билета была велика, некоторые политики, чтобы расположить к себе простой люд, раздавал билеты даром. Но на этом сходства уклада жизни Древнего Рима с современными нравами не заканчивается!

Воистину, Колизей в древности был самым настоящим стадионом. На входе у посетителей проверяли билеты и указывали полагаемое каждому место – ни дать, ни взять нынешние абонементы! Продавались даже изготовленные в честь гладиаторов сувениры, а публика поддерживала своих любимцев, разворачивая красочные «транспаранты» цвета костюма бойца, кому симпатизировала!

А вот право решать судьбу поверженного гладиатора принадлежало исключительно императору, а никак не публике. И хоть мы много раз видели в кино, как император поднимал большой палец вверх, чтобы даровать помилование, или, наоборот, опускал его вниз, чтобы лишить воина жизни, на самом-то деле в Древнем Риме использовали совсем иную «систему знаков»: открытая ладонь означала жизнь, а сжатая в кулак рука была сигналом к казни. Кстати, если гладиатор убивал своего врага, не дождавшись приговора императора, то владыка имел право приговорить ослушавшегося к смерти.

Кстати, о владыках и народе: многие ошибочно полагают, что плебс, по-итальянски plebe, -это, в отличие от богатых и знатных патрициев (patrizi), — сплошь бедняки, но это не совсем так. Плебс – это лишь часть бедного населения Древнего Рима, ведь в их числе встречались и вполне зажиточные жители, которые, впрочем, не могли «купить» себе место среди тех, кто считался знатным по происхождению.

Тога – еще один стереотип, упорно навязываемый обывателю живописными голливудскими фильмами. Утверждать, что римляне одевались в тоги равносильно уверенности в том, что шотландцы носят исключительно традиционный килт. Богатые римляне вовсе не каждый день носили тогу, напротив, эта мужская туника считалась исключительно парадной одеждой.

Ну, и напоследок, неожиданный сюрприз: знали ли вы, что в Древнем Риме в IV веке самым распространенным языком была вовсе не латынь, а … древне-греческий?! Римляне говорили и на латыни, но в разговорной речи использовали так называемую вульгарную латынь, на основе которой затем и сформировались современный итальянский, французский и другие языки, а в письменной речи использовали классическую латынь.

Ну, что же, после такого экскурса в историю вы сможете не только со знанием дела критиковать голливудские фильмы, но и прослыть эрудитом среди товарищей в турпоездке в Рим!

До скорого или a presto, как говорят в Италии!

Ваша,
dolcevita007

Фото с сайта www.romeguide.it

yaturistka.ru

Легенды Рима - «Магическая дверь» (Porta Magica)


В самом центре Эсквилинского холма расположена площадь Vittorio Emanuele II, одна из самых больших площадей Рима. Была задумана и реализована умбертинским стилем в конце девятнадцатого века, заключена со всех сторон зданиями и окружена широкими портиками.

Работами по созданию площади, начавшимися вскоре после переноса столицы из Флоренции в Рим в 1871 году, руководил архитектор Гаетано Кох. В середине площади сквер - сад с красно-кирпичными остатками огромного фонтана, построенного императором Александром Севером, питающегося водой из акведука Клавдия. Фонтан украшали статуи «трофеи Марио», которые в 1590 году перенесли на Капитолийский холм под руководством Микеланджело.

В этой части города еще во времена Императорского Рима, несколько богатых римлян обладали пригородными усадьбами, пользовавшимся водой городских водопроводов, которые проходили вдоль близлежащих городских стен Рима.

Очень мало от древнего великолепия сохранилось в средние века, но когда акведуки были восстановлены во времена позднего Возрождения и барокко, холм Эсквилин снова стал одним из мест, где начали строить большие виллы.

В середине 17 века, здесь построили Виллу Palombara, принадлежащая маркизу Массимилиано Palombara (1614-1680)."Магические двери" единственные сохранившиеся из пяти дверей Виллы Palombara. Само здание разрушено в 19 столетии.

Маркиз увлекался литературой и был известен в Риме своей страстью к алхимии и эзотеризму.
В саду виллы располагалась его лаборатория для опытов.

Легенда рассказывает, что одному из гостей маркиза во время опытов удалось получить из свинца золото – то, к чему стремились все алхимики.

Свой «рецепт» он записал формулой из символов, тайных метафор и шифровок, так это было принято у алхимиков. Маркиз на утро следующего дня не смог расшифровать формулу и решил поместить её на входную дверь в сад, чтобы кто-нибудь другой смог решить трудную загадку.

С тех пор дверь стала называться "магической". Сейчас не существует ни вилла, ни сад, но магическая дверь осталась в стене в саду площади Vittorio Emanuele II и представляет собой один из немногих памятников алхимии в мире и каждый желающий может попытать счастья и разбогатеть, расшифровав тайнопись.-)



Новые предложения каждый день: отелей, апартаментов, вилл и не только...на любой бюджет!
Booking.com

www.ciao-bellaitalia.com

Легенды Древнего Рима | raskazka.net

Ромул и Рем

Древнеримская легенда («История» Тита Ливия)

Судьба предопределила и зарождение столь великого города, и основание власти, уступающей лишь могуществу богов. Весталка сделалась жертвой насилия и родила двойню, отцом же объявила Марса — то ли веря в это сама, то ли потому, что прегрешенье, виновник которому бог,— меньшее бесчестье. Однако ни боги, ни люди не защитили ни ее самое, ни ее потомство от царской жестокости. Жрица в оковах была отдана под стражу, детей царь приказал бросить в реку. Но Тибр как раз волей богов разлился, покрыв берега стоячими водами,— нигде нельзя было подойти к руслу реки, и тем, кто принес детей, оставалось надеяться, что младенцы утонут, хотя бы и в тихих водах. И вот, кое-как исполнив царское поручение, они оставляют детей в ближайшей заводи — там, где теперь Руминальская смоковница (раньше, говорят, она называлась Ромуловой). Пустынны и безлюдны были тогда эти места. Рассказывают, что, когда вода схлынула, оставив лоток с детьми на суше, волчица с соседних холмов, бежавшая к водопою, повернула на детский плач. Пригнувшись к младенцам, она дала им свои сосцы и была до того ласкова, что стала облизывать детей языком; так и нашел ее смотритель царских стад, звавшийся, по преданию, Фавстулом. Он принес детей к себе и передал на воспитание своей жене Ларенции. Иные считают, что Ларенция звалась среди пастухов «волчицей», потому что отдавалась любому, — отсюда и рассказ о чудесном спасении. Рожденные и воспитанные как описано выше, близнецы, лишь только подросли, стали, не пренебрегая и работой в хлевах или при стаде, охотиться по лесам. Окрепнув в этих занятьях и телом и духом, они не только травили зверей, но нападали и на разбойников, нагруженных добычей, а захваченное делили меж пастухами, с которыми разделяли труды и потехи; и со дня на день шайка юношей все росла.
Предание говорит, что уже тогда на Палатинском холме справляли существующее поныне празднество Луперкалии и что холм этот был назван по аркадскому городу Паллантею Паллантейским, а потом Палатинским. Здесь Евандр, аркадянин, намного ранее владевший этими местами, завел принесенный из Аркадии ежегодный обряд, чтобы юноши бегали нагими, озорством и забавами чествуя Ликейского Пана, которого римляне позднее стали называть Инуем. Обычай этот был известен всем, и разбойники, обозленные потерей добычи, подстерегали юношей, увлеченных праздничною игрой: Ромул отбился силой, Рема же разбойники схватили, а схватив, передали царю Амулию, сами выступив обвинителями. Винили братьев прежде всего в том, что они делали набеги на земли Нумитора и с шайкою молодых сообщников, словно враги, угоняли оттуда скот. Так Рема передают Нумитору для казни.
Фавстул и с самого начала подозревал, что в его доме воспитывается царское потомство, ибо знал о выброшенных по царскому приказу младенцах, а подобрал он детей как раз в ту самую пору; но он не хотел прежде времени открывать эти обстоятельства — разве что при случае или по необходимости. Необходимость явилась первой, и вот, принуждаемый страхом, он все открывает Ромулу. Случилось так, что и до Нумитора, державшего Рема под стражей, дошли слухи о братьях-близнецах, он задумался о возрасте братьев, об их природе, отнюдь не рабской, и его душу смутило воспоминанье о внуках. К той же мысли привели Нумитора расспросы, и он уже был недалек от того, чтобы признать Рема. Так замыкается кольцо вокруг царя. Ромул не собирает своей шайки — для открытого столкновения силы не были равны,— но, назначив время, велит всем пастухам прийти к царскому дому — каждому иной дорогой — и нападает на царя, а из Нумиторова дома спешит на помощь Рем с другим отрядом. Так был убит царь.
При первых признаках смятения Нумитор, твердя, что враги, мол, ворвались в город и напали на царский дом, увел всех мужчин Альбы в крепость, которую-де надо занять и удерживать оружьем; потом, увидав, что кровопролитье свершилось, а юноши приближаются к нему с приветствиями, тут же созывает сходку и объявляет о братниных против него преступлениях, о происхождении внуков — как были они рождены, как воспитаны, как узнаны,— затем об убийстве тирана и о себе как зачинщике всего дела. Юноши явились со всем отрядом на сходку и приветствовали деда, называя его царем; единодушный отклик толпы закрепил за ним имя и власть царя.

raskazka.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *