25 октября 1917 года стрельбу по Зимнему дворцу вела не «Аврора» — Российская газета

Драматические события ночи с 25 на 26 октября 1917 года овеяны огромным количеством мифов, о них снято множество художественных фильмов, написаны книги. Но и почти сто лет спустя дым от холостого выстрела «Авроры» не рассеялся…


Зимний. «Со всех сторон был окружен…»

Хмурое утро 25 октября 1917 года. Зимний дворец, фактически отрезанный от города, лишен связи с внешним миром, его обороняют триста казаков Пятигорского полка, полурота женского батальона и юнкера. Вокруг — хмельно веселящаяся петроградская толпа. Вооруженные красногвардейцы фланируют по ближним улицам пока вполне безобидно.

Все изменилось вмиг.

Из воспоминаний Александра Зиновьева — Главного управляющего северо-западного Отделения Красного Креста:

«Я, как всегда, утром отправился в свое Управление Красного Креста. Там, где мне приходилось проходить, все еще было спокойно и ничего особенного не было заметно. Но около 11 часов утра, на Литейной против окон нашего Управления, вдруг, как-то неожиданно появились вооруженные ружьями рабочие вперемешку с матросами. Началась перестрелка, — они стреляли по направлению к Невскому проспекту, но противника их не было видно… В амбулаторию, находившуюся тут же в здании нашего Управления, стали приносить раненых и убитых… Стрельба эта продолжалась часа два, и потом все затихло, стрелявшие рабочие и матросы куда-то исчезли… Но скоро стали получаться сведения, что восстание всюду было успешно, телефонная станция, водопровод, станции железных дорог и другие важные пункты города были уже в руках большевиков и весь Петербургский гарнизон к ним присоединился…

Совет рабочих и солдатских депутатов сидел тише воды и ниже травы, Министры Временного правительства заперлись в Зимнем дворце, где большинство их и жило. Дворец защищался только юнкерами, то есть учениками военных училищ, подготовлявших офицеров, и женским батальоном, недавно сформированным Керенским. Дворец со всех сторон был окружен большевиками, солдатами и матросами…

Когда вечером, часов около 6, я шел домой, в той части города, через которую мне надо было проходить, все было тихо и спокойно, улицы были пустые, движения никакого не было, даже пешеходов я не встретил… Дом, в котором мы жили, был совсем близко от Зимнего дворца, — минут пять ходьбы, не больше. Вечером, после обеда около Зимнего дворца началась оживленная стрельба, сначала только ружейная потом к ней присоединился треск пулеметов».


Госпиталь. «А также больные-«позвоночники»

Премьер-министр Временного правительства Александр Керенский срочно выехал в Гатчину, надеясь привести в столицу верные Временному правительству войска. Он отнюдь не бежал из Зимнего согласно послереволюционной легенде, закрепившейся потом в школьных учебниках. И впоследствии, узнав об этой «трактовке», сильно переживал:

«Передайте там у себя в Москве — у вас же есть серьезные люди: скажите им, пусть перестанут писать эту глупость обо мне, что я из Зимнего дворца убежал в женском платье!.. Я уехал на своей машине, ни от кого не скрываясь. Солдаты честь отдавали, в том числе и те, которые с красными бантами. Я вообще никогда не надевал женских туалетов — даже в детстве, в шутку…», — сетовал Александр Федорович в беседе с журналистом Генрихом Боровиком (Опубликовать интервью, взятое в 1966 году в Париже, конечно, тогда не удалось, и рассказал этот сюжет Боровик «Российской газете» уже в 2009 году).

Не подлежали опубликованию в советское время и документы, проливающие свет на появление живописных деталей (Керенский, как гласила официальная версия, переоделся в платье сестры милосердия). Дело в том, что Зимний дворец с 1915 года перестал быть цитаделью российской монархии — здесь был открыт госпиталь. Как сообщал Правительственный вестник, «в императорском Зимнем дворце высочайше разрешено отвести под раненых парадные залы, выходящие на Неву, а именно: Николаевский зал с Военною галереею, Аван-Зал, Фельдмаршальский и Гербовый — всего на тысячу раненых». Торжественное открытие госпиталя состоялось 5 октября, в день тезоименитства престолонаследника — цесаревича Алексея Николаевича. Его именем по решению царской семьи и назвали госпиталь — во избавление наследника от гемофилии.

В палаты превратились восемь самых больших — и самых великолепных — парадных залов 2го этажа. Роскошные стены затянули холстом, наборные полы покрыли линолеумом.

«Больные были размещены соответственно ранениям. В Николаевском зале, вмещавшем 200 коек, лежали раненные в голову, в горло и грудную клетку. А также очень тяжелые больные — «позвоночники» … В Гербовом зале находились больные с ранами в брюшной полости, бедре и тазобедренном суставе… В Александровском зале лежали больные, раненные в плечо и спину», — вспоминала сестра милосердия Нина Галанина.

На 1-м этаже разместили приемный покой, аптеку, кухню, ванные, врачебные кабинеты. Госпиталь был оборудован по последнему слову науки и техники — самая совершенная аппаратура, новейшие методы лечения.

Сотни бойцов, проливавших кровь за Россию на фронтах мировой войны, тоже были застигнуты революцией врасплох.


Смольный. «Ильич готов был нас расстрелять»

Тем временем в Смольном уже вторые сутки, с 24 октября, бурлил II Всероссийский Съезд Советов. Ленин, сидя на конспиративной квартире у Маргариты Фофановой, «бомбардировал» товарищей по партии записками о необходимости немедленного начала штурма. Дипломированный юрист, выпускник Петербургского университета, он не мог не осознавать, что подстрекает к совершению государственного переворота — ведь Временное правительство де-юре могло передать власть только Учредительному собранию. Но жажда власти была сильнее «предрассудков» закона.

Товарищи! Я пишу эти строки вечером 24-го, положение донельзя критическое… Нельзя ждать!! Можно потерять все!!. Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало!»

Наконец, не вытерпев, Ленин направляется в Смольный. Луначарский вспоминал: «Ильич готов был нас расстрелять». Ленин поднялся на трибуну, перехватив эстафету на трибуне у Троцкого; тот уже «разогрел» делегатов. Меньшевики, эсеры, представители иных партий и даже умеренного крыла РСДРП(б) пытались настоять на мирном и, что не менее важно, — законном — разрешении кризиса. Тщетно…

В Смольном царила несколько истерическая эйфория, в полутемном и беззащитном Зимнем — нервозная растерянность.


Зимний. «Бессилие и малочисленность защитников…»

Член Чрезвычайной Следственной комиссии, расследовавшей дела бывших царских министров (была учреждена после Февральской революции по приказу Временного правительства), полковник Сергей Коренев, находившийся в ту ночь во дворце, вспоминал:

«Бессилие и малочисленность наших защитников — юнкеров, которым начальство не может даже удосужиться выдать необходимые боевые припасы, это очевидное отсутствие во всем деле обороны направляющей воли, эти сонные генералы и их надежды, что если не кривая, то Керенский выручит. А тут еще все та же проклятая «Аврора», хитро подмигивающая нам жерлами своих пушек, которые, хотя и не будут стрелять, — как уверяют нас в этом наши полководцы, но все же очень подозрительно смотрят прямо нам в окна».

Это картинка — после полудня 25 октября. Примерно в это же время во дворец вошли американский журналист Джон Рид с женой и другом. Охрана их не пустила по «удостоверениям из Смольного» в ворота Собственного сада со стороны площади, но они беспрепятственно прошли через ворота с набережной, предъявив американские паспорта. Поднялись по лестнице к кабинету министра-председателя, которого, естественно, не застали. И пошли бродить по дворцу-госпиталю, разглядывая картины. «Было уже довольно поздно, когда мы покинули дворец», — напишет Джон Рид в книге «10 дней, которые потрясли мир».

А около 23 часов (упомянутые Кореневым «полководцы» ошиблись) «Аврора»-таки выстрелила. Из орудия N 1, холостым залпом, эхо которого разнеслось по городу. И вот это вызвало уже настоящую канонаду: открыли стрельбу пушки Петропавловской крепости. И отнюдь не холостыми снарядами.

Стреляли по госпиталю.

По безоружным, беззащитным, лежачим раненым в залах-палатах Зимнего. По тем самым рабочим и крестьянам, одетым в солдатские шинели, во имя которых якобы совершался захват власти.


«Аврора». Письмо в редакции Петрограда

Тень подозрений в позорной стрельбе по лежачим пала на крейсер, что побудило его команду отправить 27 октября во все газеты Петрограда весьма эмоциональное письмо:

«Ко всем честным гражданам города Петрограда от команды крейсера «Аврора», которая выражает свой резкий протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защитить и, если нужно умереть за свободу и Революцию от контрреволюционеров.

Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли г-да репортеры, что открытый бы нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только Зимнего дворца, но и прилегающих к нему улиц. А разве это есть. Разве это не ложь, обычный прием буржуазной прессы забросать грязью и не основательностью фактов происшествий строить козни рабочему пролетариату. К вам обращаемся мы, рабочие и солдаты города Петрограда. Не верьте провокационным слухам. Не верьте им, что мы изменники и погромщики, а проверяйте сами слухи. Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающих их к бдительности и готовности.

Просим все редакции перепечатать.
Председатель судового комитета
А. БЕЛЫШЕВ.
Товарищ председателя П. АНДРЕЕВ».

Большинство снарядов, летевших с Петропавловской крепости, разорвались на Дворцовой набережной, шрапнелью было выбито несколько стекол в Зимнем. Два снаряда, выпущенных из Петропавловской крепости, попали в бывшую приемную Александра III.

Зачем штурмующие стреляли из гаубиц по фактически безоружному, почти не охраняемому дворцу? Ведь еще до истечения ультиматума, предъявленного Военно-революционным комитетом (ВРК) Временному правительству, с белыми полотнищами в руках Зимний дворец покинули казаки и ударницы женского батальона. Палить из пушек по нескольким десяткам мальчиков-юнкеров никакого смысла не имело. Скорее всего, то была психическая атака…

Ну а Петроград словно и не замечал свершавшихся в ту ночь фатальных событий.


Зимний. Юнкеры отпущены «под честное слово»

«… На улицах все буднично и обыкновенно: привычная глазу толпа на Невском, по-всегдашнему ходят переполненные трамвайные вагоны, торгуют магазины нигде не обнаруживается пока никакого скопления войск или вообще вооруженных отрядов… Только уже у самого дворца заметно необычное шевеление: на Дворцовой площади передвигаются с места на место правительственные войска. Их по сравнению со вчерашним днем как будто убыло

…Зимний дворец снаружи принял уже более боевой вид: все его выходы и проходы, ведущие на Неву, облеплены юнкерами. Они сидят у ворот и дверей дворца, галдят, хохочут, бегают по тротуару в перегонки», — записал очевидец.

Защитники дворца толком не знали его логистики: как выяснилось, войдя в Зимний с набережной Невы, они не могли найти дорогу ни к кабинетам Временного правительства, ни к выходам со стороны Дворцовой площади. В этом смысле и защитники дворца, и штурмующие были примерно в одинаковом положении. Бесчисленные коридоры дворца и переходы из него в Эрмитаж никем не охранялись по той же причине — никто из военных просто не знал их расположения и не имел под рукой плана здания.

Пользуясь этим, большевистские активисты беспрепятственно проникали во дворец со стороны Зимней канавки. Их становилось все больше, а защитники все не могли обнаружить «протечку».

Вот так, поднявшись по узкой маленькой лестнице, ведущей в личные покои Ее Величества, поплутав по коридорам дворца, отряд Владимира Антонова-Овсеенко в начале третьего утра 26 октября и попал в полутемный Малахитовый зал. Услышав голоса в соседнем помещении, Антонов-Овсеенко распахнул дверь в Малую столовую. Вслед вошли остальные «эмиссары» ВРК.

За небольшим столом сидели министры Временного правительства, перебравшиеся сюда из Малахитового зала: окна там выходят на Неву, а риск продолжения обстрела из Петропавловской крепости сохранялся. После секундной паузы — обе стороны были шокированы столь простой и быстрой развязкой — Антонов-Овсеенко с порога произнес: «Именем ВРК объявляю вас арестованными».

Министры были арестованы и доставлены в Петропавловскую крепость, офицеры и юнкера отпущены «под честное слово». А Антонов-Овсеенко вернулся в Смольный, где известие о «низложении и аресте Временного правительства» было встречено овациями и пением «Интернационала». (Двадцать лет спустя, в 1937-м, Антонова-Евсеенко арестуют как «врага народа» и расстреляют за «контрреволюционную деятельность»; возникшая в беззаконии власть беспощадно расправлялась с породившими ее).


Госпиталь. «Старшая сестра сидела под арестом…»

Пока в Смольном пели «Интернационал», в залы Зимнего, заполненные тяжелоранеными, ворвались революционные отряды. Бригады красноармейцев и вооруженных рабочих, как свидетельствуют документы, «принялись срывать бинты с раненых, имевших лицевые ранения: эти палаты находились в зале, ближайшем к апартаментам правительства» — искали «замаскировавшихся под раненых» министров. Вот как вспоминала об этом медсестра Нина Галанина, дежурившая 26 октября в лазарете Зимнего дворца:

«Как только наступило утро 26/Х, я… поспешила в город. Прежде всего мне хотелось попасть в госпиталь Зимнего дворца… Пробраться туда оказалось не так легко: от Дворцового моста до Иорданского подъезда стояла тройная цепь красногвардейцев и матросов с винтовками наперевес. Они охраняли дворец и никого к нему не пропускали. Через 1-ю цепь, объяснив, куда я иду, прошла сравнительно легко. Когда проходила вторую, меня задержали. Какой-то матрос зло крикнул товарищам: «Чего смотрите, не знаете, что Керенский переодет сестрой?» Потребовали документы. Я показывала удостоверение… с печатью госпиталя Зимнего дворца. Это помогло — меня пропустили… Я вошла, как бывало сотни раз раньше, в Иорданский подъезд. Там не было на месте привычного швейцара. У входа стоял матрос с надписью «Заря свободы» на бескозырке. Он разрешил мне войти.

Первое, что бросилось в глаза и поразило, — это огромное количество оружия. Вся галерея от вестибюля до Главной лестницы была завалена им и походила на арсенал. По всем помещениям ходили вооруженные матросы и красногвардейцы. В госпитале, где был всегда такой образцовый порядок и тишина; где было известно, на каком месте какой стул должен стоять, — все перевернуто, все вверх дном. И всюду — вооруженные люди. Старшая сестра сидела под арестом: ее караулили два матроса… Лежачие раненые были сильно напуганы штурмом дворца: много раз спрашивали, будут ли стрелять еще. По возможности я старалась их успокоить… На следующий день, 27-го октября, раненых начали отправлять в другие лазареты Петрограда. 28 октября 1917 года госпиталь Зимнего дворца был закрыт».


Зимний. «Меня провели к коменданту дворца…»

Александру Зиновьеву, Главному управляющему северо-западного Отделения Красного Креста, рано утром 26 октября позвонил дежурный Управления Красного Креста и сообщил, что Зимний дворец взят большевиками, а сестры милосердия, находившиеся во дворце, арестованы. Он немедленно отправился туда.

«Всюду были разбросаны ружья, пустые патроны, в большой передней и на лестнице лежали тела убитых солдат и юнкеров, кое-где лежали и раненные, которых не успели еще унести в лазарет.

Я долго ходил по так хорошо знакомым мне залам Зимнего дворца, стараясь найти начальника солдат, захвативших дворец. Малахитовая зала, где обычно Императрица принимала представлявшихся ей, — была вся как снегом покрыта разорванными бумажками. Это были остатки архива Временного правительства, уничтоженного перед тем, что дворец был захвачен.

В лазарете мне сказали, что сестры милосердия были арестованы за то, что они скрывали и помогали скрываться юнкерам, защищавшим дворец. Обвинение это было совершенно верное. Многие юнкера, перед самым концом борьбы бросились в лазарет, прося сестер милосердия спасти их, — очевидно сестры помогали им скрываться, и благодаря этому действительно многим из них удалось спастись.

После долгих поисков мне удалось добиться кто был теперь Комендантом дворца и меня провели к нему… Со мной он был очень приличен и корректен. Я объяснил ему в чем дело, сказал, что в лазарете лежат около 100 раненых солдат, и что сестры милосердия необходимы для ухода за ними. Он сразу же приказал их освободить под мою расписку, что они не уедут из Петербурга до суда над ними. Этим дело и кончилось, никакого суда над сестрами никогда не было, и никто их больше не беспокоил, в то время у большевиков были более серьезные заботы».


P.S. Все произошло столь стремительно и неправдоподобно легко, что мало кто сомневался: большевики будут еще более временными, чем Временное правительство…

rg.ru

Пролетарская богиня среди мифов и рифов

Журналист «Нового времени», прибывший в Мессину для участия в празднике, живописал теплый прием авроровцев итальянцами:

«Ночью с моря уловили трепетные радиосигналы: «Аврора» приближалась, и Мессина в этот день уже не работала — Мессина только праздновала. В городе и на всех судах в гавани были подняты русские национальные флаги. Празднично одетые, оживленные, с детьми на руках, неся бутылки с пахучим кьянти, мессинцы еще с утра заполнили обширные набережные. Легкая черточка возникла вдалеке, словно по синеве моря мазнули акварельной кисточкой, — это подходила «Аврора», русский крейсер первого ранга.

Петр Николаевич Лесков, командир «Авроры», обозрел панораму города через хрустальную оптику дальномера:

— А нас встречают, и, кажется, с музыкой. Якорей не бросать. Будем вставать прямо к набережной — на швартовы…

Кажется, что на берегу собралась вся Мессина, ветер еще издалека доносил бурные возгласы экспансивных итальянцев…

— Вива… Руссия… вива!

Оркестры обрушили в котловину гавани два гимна сразу.

Прозвучал Салют Наций. Швартовы поданы.

Боже! Что тут началось… Белыми камелиями и розами, алыми гвоздиками и фиалками осыпали серую броню «Авроры». На борту крейсера находились сейчас и те, кто два года назад выкапывал мессинцев из-под толщи развалин; прибыл в Мессину один матрос, потерявший обе ноги при спасении погибавших… Узнав об этом, итальянцы подхватили безногого матроса на руки и, восторженно крича, несли его через весь город, а он ничего не мог говорить от волнения — он качался на плечах мессинцев и… плакал!

Самый счастливый в Мессине дом — это дом, в котором побывал дорогой гость, русский моряк. Самая счастливая женщина в Мессине — та женщина, которой удалось поцеловать русского моряка. В кубриках «Авроры» безмятежно текло в эти дни розовое игривое кьянти… Всем было хорошо. Но вот провыли горны, возвещая «большой сбор». Замерла толпа на берегу, когда на борт крейсера ступила делегация Италии во главе с епископом д’Арриго. Перед строем моряков епископ вручил от имени Италии золотую мемориальную медаль с надписью: «Мессина — мужественным русским морякам Балтийской эскадры».

longread.fontanka.ru

Залп «Авроры»: первый советский миф: n_yegoryev — LiveJournal

Зачем «Аврора» 25 октября (7 ноября) 1917 года стреляла по «Зимнему» и стреляла ли вообще?

Самое страшное в мире оружие — это пушка «Авроры»: один выстрел — и 70 лет разрухи (Анекдот).

Октябрьская революция началась штурмом Зимнего дворца, а штурм начался с залпа «Авроры» и стал началом новой эпохи — социалистической. Так учили советских школьников в 1930-80-е гг. Сейчас в исторической науке начала преобладать мысль, что никакой революции не было, а был переворот. Однако оставим историкам и философам окончательное решение этого вопроса, а попытаемся ответить на вопрос более простой: был ли вообще ночью 25 октября 1917 года исторический залп?

Ответ, в общем-то, дан давно: «Аврора» не стреляла  по Зимнему. По крайней мере, 25 октября (7 ноября) 1917 года. Не стреляла ни боевым, ни холостым.

Если бы она бахнула боевым, от Зимнего дворца (ныне Эрмитажа) не осталось бы даже воспоминания. Носовое орудие «Авроры» калибра 150 мм — это даже по нынешним временам оружие внушительной мощи.

Для сравнения: 150-мм пушка сейчас устанавливается на танках «Армата» только по требованию заказчика, штатная пушка — 100 мм. В 1941 году пушки «Авроры» обороняли Ленинград в районе Дудергофских высот. При прямом попадании снаряда немецкий лёгкий танк Pz-III просто раскалывало или сминало. И немудрено: такие орудия предназначались для борьбы с крейсерами, линкорами, дредноутами.

Наводчик Борис Яковлев со второго снаряда смял танк. Именно смял. Слово «подбил», такое точное для противотанковых пушек, совсем не подходит для авроровского главного калибра. Снаряды, обладавшие огромной мощностью, обрушивались, как ураган, разнося вдребезги все на своем пути (Чернов Ю.М. Судьба высокая «Авроры». — М.: Политиздат, 1983).

Что же мы видим в первом пропагандистском фильме режиссёра Михаила Ромма «Ленин в октябре» (1937)? Выстрел, якобы послуживший сигналом к штурму, не причинил ни малейшего вреда фонарю, рядом с которым взорвался снаряд.

В более раннем фильме «Октябрь» Сергея Эйзенштейна (1927) выстрел «Авроры» — не более чем второстепенный эпизод. В этом (куда более правдивом фильме) «Аврора» стреляет уже тогда, когда перестрелка между революционными силами и защитниками Временного правительства идёт полным ходом.

Вполне очевидно, что «Аврора» не стреляла по Зимнему боевым снарядом. Вполне доказано, что холостой выстрел был. Но вот зачем он был дан, окончательно не установлено до сих пор. 

Существует  документ: распоряжение Исполнительного Комитета Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов № 1253 от 24.10.17 г. о задаче восстановления движения на Николаевском мосту. По всей видимости, это и было задачей крейсера: не дать возможности защитникам Временного правительства, разведя мосты, отрезать революционные силы по другую сторону Невы от Дворцовой площади.

Видимо, выстрел служил сигналом для революционного штаба, что приказ выполнен: мосты сведены, движение по Николаевскому мосту обеспечено. На этом участие «Авроры» в революции закончилось.

По мнению члена Центрального комитета Балтийского флота матроса Н. А. Ховрин, не выйти на рейд и не исполнить приказ Военно-революционного комитета авроровцы не могли, поскольку боялись расправы матросов-большевиков из Кронштадта и Гельсингфорса. В случае же неудачи переворота авроровцы могли оправдаться тем, что снаряд был холостым. (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004). Однако эта версия вызывает сомнение: есть свидетельства, что большая часть команды крейсера была на стороне Военно-революционного комитета. Действия авроровцев под командованием лейтенанта Эриксона контролировались и неоднократно проверялись представителями ВРК, комиссаром Белышевым.

Возможно (но не факт), что второй задачей крейсера было психологическое воздействие на Временное правительство и его защитников (из воспоминаний участников известно, что после выстрела ударницы женского «батальона смерти» начали сдаваться). Холостого для этих целей было вполне достаточно. Распоряжения стрелять по Зимнему совершенно точно не отдавалось, хотя не исключено, что оно могло бы последовать в случае возникновения проблем — например, если бы казачья батарея не покинула заблаговременно ряды защитников «последнего оплота буржуазии», а открыла по восставшим огонь. Впрочем, и тогда большевики могли обойтись без 150-мм пушек — сил в их распоряжении было предостаточно, включая броневики, артиллерию Петропавловской крепости и добрый десяток кораблей в Неве, помимо «Авроры».

Как одно из доказательств неучастия «Авроры» в обстреле Зимнего часто называется положение крейсера: между ним и дворцом оказались мост и дома, поэтому он якобы не мог стрелять по Зимнему физически. При необходимости «Аврора», конечно же, могла пройти под разводным мостом по заранее промерянному фарватеру, встать бортом к Дворцовой набережнойнапротив Зимнего и расстрелять его в упор. Но в том-то и дело, что необходимости такой не возникло. К моменту «штурма» Зимний защищали только три юнкерские роты, пять офицеров и «Женский ударный батальон смерти» (130 человек).

Однако петроградская пресса, которая в те дни далеко не вся сочувствовала большевикам, на следующий день после штурма стала писать о снарядах, попавших в Зимний дворец.

«Петроградская газета» № 252, воскресение, 5 ноября 1917 года: ДНЕВНИК ПЕРЕВОРОТА <…тие крейсера «Аврора»> <…9 ч. Вечера с вошедшего в воды> <…крейсера «Аврора» и миноносцев> <…обстрел Зимнего дворца. Предва-> <…но было дано три холостых выстрела.> < к стрельбе из орудий в ночь с 25-го на 26-ое октября> <снаряды попали в Зимний дворец и в дома: на Демидовом пер., Гороховой ул., Забалканском пр., на второй роте измайловского полка. Стрельба из орудий началась 25 октября с десяти часов вечера.>

Источник цитат: Владимир Бочков. Сигнал бдительности и готовности. Актуальная история

Ответ был дан 27 октября:

Сразу же после переворота по Петрограду распространились слухи о том, что из орудий «Авроры» большевики обстреливали Зимний дворец — творение Растрелли — боевыми снарядами. 27 октября в газете «Правда» моряки-авроровцы опубликовали письмо: «Команда крейсера «Аврора» выражает протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений непроверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защищать от контрреволюционеров и, если нужно, умереть за свободу и революцию. Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц? К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам… Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности». (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004)

Усомниться здесь можно разве что в словах о сигнале для всех судов.  На кораблях, вошедших в Неву вслед за «Авророй» (эскадренных миноносцах «Забияка» и «Самсон», сторожевике «Ястреб») имелись радиостанции и специальные сигнальные средства.

Повреждения, которые обнаружили в крыше и помещениях «Эрмитажа», очевидно, на совести пушек Петропавловской крепости, которые тоже приняли участие в Октябрьской революции, сделав 35 выстрелов.

Ещё один аргумент против «сигнала к штурму» — несовпадения в хронологии.

Как уже неоднократно замечалось в исследованиях на эту тему, выстрел был между 21 и 22 часами вечера (обычно называют время 21:40), а «штурм» начался в 23 часа и закончился около нуля часов. До «штурма» начиная с 21 часа уже вёлся винтовочно-пулеметный обстрел дворца, а также наблюдалось беспорядочное перемещение групп солдат и матросов в районе Дворцовой площади. Неоднократно высказывались мнения, что никакого штурма не было вообще: дворец защищали только со стороны фасада, а революционные силы, а также зеваки и мародёры беспрепятственно проникали внутрь через подвальные окна и один из подъездов, двери которого оказались не заперты.

Наконец, само понятие «залп» является лексической ошибкой. «Аврора» не стреляла залпом — против здания такая стрельба, суть которой в большой плотности огня, не имеет смысла. Тем не менее, «залп Авроры» стал устойчивым выражение и даже названием фильма (1965).

Миф об «историческом залпе Авроры» понадобился Сталину в рамках монументализации революционной истории. Так же, как и «штурм Зимнего», которого, по всей видимости, на самом деле также не было (но это уже другая история). Эпизод с выстрелом на долгие годы стал в сознании советских людей кульминацией событий осени 1917 года, а «Аврора» приобрела статус «крейсера революции» и корабля номер 1 советских ВМФ, став на вечную стоянку близ места исторических событий.

Пожалуй, можно согласиться с теми, кто считает роль «Авроры» в Октябрьской революции невероятно преувеличенной.

Участник восстания в Петрограде, член большевистской партии с 1915 г. Н. А. Ховрин писал: «Холостой выстрел «Авроры» вырос в… залп! А на деле все, что писалось и пишется об «Авроре» и матросах в пулеметных лентах, является от начала и до конца искажением действительности истории. Спустя 15—20 лет холостой выстрел начинают называть сигналом к общему штурму Зимнего дворца, а мы, участники этого штурма, узнаем об этом сигнале 15—20 лет спустя… Итак, кроме холостого выстрела, у «Авроры» нет ничего более активного, и все попытки доказать, что крейсер этот играл чуть ли не ведущую роль в восстании, ни на чем не основаны и являются сплошной выдумкой… (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004)

n-yegoryev.livejournal.com

малоизвестные факты о легендарном крейсере » Военное обозрение


Крейсер «Аврора» во время буксировки проходит Дворцовый мост, 1967 год

Он был заложен на судостроительной верфи «Новое Адмиралтейство» (ныне «Адмиралтейские верфи», Санкт-Петербург) 4 июня 1897 года, спустя три года в присутствии императора Николая II и императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны состоялся торжественный спуск на воду. Водоизмещение «Авроры» на тот момент составляло 6731 т.

В настоящее время — в составе Балтийского флота, филиал Центрального военно-морского музея Минобороны. Является объектом культурного наследия РФ. Один из четырех сохранившихся в мире броненосцев постройки конца XIX – начала XX века.

ТАСС собрал наиболее любопытные факты из богатейшей истории легендарного крейсера.

«Богатырь» или «Полкан»

«Аврора» — последний в серии из трех кораблей водоизмещением 6,6 тыс. тонн, построенных в конце XIX века на петербургской верфи. Первые два корабля этого проекта были названы «Паллада» и «Диана», третий почти год был безымянным и именовался просто «крейсер водоизмещением 6630 тонн типа «Диана». В русском флоте название типу кораблей давалось не по имени головного корабля, а по наиболее короткому и звучному названию одного из однотипных кораблей.


Корпус крейсера «Аврора» после спуска на воду, 1900 год

Лишь в 1897 году он получил имя. По традиции, существующей со времен Петра I, право давать наименование крупным кораблям принадлежало царю, поэтому Николаю II был предложен список возможных названий строящегося крейсера: «Аврора», «Наяда», «Гелиона», «Юнона», «Психея», «Аскольд», «Варяг», «Богатырь», «Боярин», «Полкан», «Нептун». Император подчеркнул название в списке и на полях карандашом написал: «Аврора».

Кстати, крейсер «Аврора» — второй корабль русского флота, носящий это имя. Первым был трехмачтовый парусный фрегат, построенный в 1835 году на Охтинской верфи в Петербурге. В 1854 году он принял участие в героической обороне города Петропавловска-на-Камчатке.

По «Авроре» стреляли свои

В 1904 году крейсер вошел в состав 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием контр-адмирала Зиновия Рожественского. Эскадра в составе 28 кораблей осенью 1904 года вышла из Либавы (ныне Лиепая, Латвия) и направилась на Дальний Восток, с тем чтобы объединиться с запертой в Порт-Артуре 1-й Тихоокеанской эскадрой и атаковать корабли японского флота. В ночь на 9 октября, когда эскадра находилась в Северном море, произошел инцидент, который в России называют Гулльским, а в Европе — «Русским произволом» (The Russian Outrage).


«Аврора» во время ходовых испытаний, 1903 год

Командующий эскадрой Рожественский получил сведения о нахождении на пути русских кораблей неизвестных миноносцев. В районе Доггер-Банки по ходу следования эскадры был обнаружен силуэт корабля, который двигался без отличительных огней и шел курсом, пересекающим курс русской флотилии, что являлось грубым нарушением международных правил плавания судов в море.

Командование эскадры решило, что ей грозит атака миноносцев, и с идущих впереди броненосцев открыли огонь по неизвестному кораблю. Позже выяснилось, что русские корабли обстреляли небольшие британские рыболовецкие суда, одно из которых было затоплено, еще пять получили повреждения, погибли два человека. Огонь был прекращен. Одновременно с этим на траверзе передового отряда показались силуэты еще двух кораблей, по которым тоже был открыт огонь. Ими оказалась «Аврора» и крейсер «Дмитрий Донской», которые находились в отдалении от основной ударной группы эскадры. В результате обстрела на «Авроре» пострадали два человека.

Команде было приказано лечь, а из боевой рубки засигналили всеми сигнальными средствами, имевшимися в распоряжении, зажгли так называемую рождественскую елку, фальшфейера, лучи прожекторов пустили вверх. «Александр III» в это время как раз навел дула своих огромных 12-дюймовых чудовищ и готовился ахнуть по «Авроре» залпом, от которого ей был бы капут. Стрельба стихла. Попаданий оказалось всего пять, и два из них в каюту судового священника.
Пострадавших было двое. Священнику раздробило плечо, и он скончался при явлениях гангрены в Танжере. Матрос, раненный в ногу, поправился, но продолжать службу не мог и был уволен на родину
Владимир Кравченко
судовой врач «Авроры»

На следующий день в европейских газетах был поднят шквал негодования. Британский флот бросился следом за эскадрой Рожественского и блокировал ее у берегов Испании. Инцидент привел к серьезному дипломатическому конфликту, который удалось уладить лишь после того, как Россия согласилась возместить рыбакам все убытки и обеспечить родных погибших и раненых пенсиями. Эскадра между тем продолжила свой путь.

Крокодилы, хамелеоны и лемуры

У моряков на «Авроре», как и на многих других кораблях, были свои питомцы и любимцы. Некоторое время обитали два крокодила. Они были взяты на борт в одном из африканских портов по пути следования крейсера к берегам Японии. Одного звали Сам, другого — Того, по имени японского адмирала Хэйхатиро Того, который позднее руководил разгромом 2-й Тихоокеанской эскадры.

«Тропический климат, тяжелые условия плавания расшатывали здоровье, психику. Осточертело мертвящее однообразие. Матросов, даже прежде равнодушных к животным, неудержимо потянуло к ним. После гибели Шарика на крейсере появились два молодых крокодила, несколько хамелеонов, не только менявших цвет, но и форму тела — они надувались, преображались на глазах», — описывает присутствие пресмыкающихся на боевом корабле писатель Юрий Чернов в книге «Судьба высокая «Авроры».

Экое горе! — жалуется один другому. — и спать ложиться-то страшно: из одного угла на тебя крокодил ползет, в другом удав свернулся клубочком. Встанешь, пойдешь искать местечко побезопаснее и со всех ног летишь на палубу, споткнувшись о черепаху (их у нас две, громадные, на них становиться обеими ногами можно). Идешь дальше: там ворчат, хрюкают лемуры, там хамелеон шипит, а пруссаки… что про них и говорить! Хуже собак накидываются, скоро всю шкуру с тебя сгрызут
Владимир Кравченко
судовой врач «Авроры»

Однажды, когда моряки решили, что приручение крокодилов удалось, их выпустили на ют (кормовая часть верхней палубы. — Прим. ТАСС) греться на солнце. Усыпив бдительность людей, Сам неожиданно бросился к борту и прыгнул в океан. Гибель крокодила произвела удручающее впечатление на матросов. О судьбе Того известно, что он ненадолго пережил собрата и был убит во время Цусимской битвы.

Цусимский везунчик

2-я эскадра Тихоокеанского флота, насчитывающая 38 боевых кораблей и вспомогательных судов, преодолев три океана, дошла до берегов Японии, но не смогла пройти узкий Корейский пролив. Там эскадру Рожественского ожидали превосходящие силы японского флота (89 кораблей) под флагом адмирала Хэйхатиро Того. Днем японцы обрушили мощнейший артиллерийский огонь на корабли русской эскадры, в первую очередь стремясь вывести из строя броненосцы.


Кормовой флаг крейсера «Аврора» после Цусимского сражения

«Аврора» с честью выдержала бой у Цусимы, выполняя приказ командования по защите кораблей и транспортов. Комендоры вели точный огонь по кораблям противника, корабль не раз своим телом закрывал израненные русские броненосцы.
Но итог схватки был предрешен — большая часть русских кораблей была потоплена японцами или сдалась в плен. Остальные были либо затоплены экипажами, либо погибли позднее, во время преследования врагом. Уцелели три везунчика из отряда крейсеров — «Олег», «Жемчуг» и «Аврора», а также один миноносец и два вспомогательных судна.

В Цусимском бою «Аврора» получила около 10 попаданий снарядами калибра от 75 до 200 мм, были выведены из строя пять орудий. Экипаж потерял 16 человек убитыми, в том числе капитана корабля Евгения Егорьева, и 89 ранеными (по другим данным — 15 убитыми и 83 ранеными). Осколки шесть раз сбивали флаг, но он был возвращен на место экипажем. В ходе боя крейсер выпустил по противнику 303 снаряда калибром 152 мм, 1282 — калибра 75 мм и 320 — 37 мм.

Первый рентген после морского боя

На «Авроре» впервые на боевом корабле по настоянию судового врача Владимира Кравченко был смонтирован рентгеновский аппарат. Сам доктор в своей книге «Через три океана. Воспоминания врача о морском походе» писал, что скептики заявляли, что использование рентгеновского оборудования на судах невозможно. В существующей в то время практике оказания внегоспитальной помощи даже на суше, а не на флоте осколки искали в ранах с помощью зондов, зачастую без анестезии.

Между прочим, этот опыт широкого применения аппарата Рентгена на военном корабле после боя явился первым. Исследовано было более 40 раненых. За все время я наблюдал только один случай обморока, и это было во время исследования Рентгеном
Владимир Кравченко
судовой врач «Авроры»

Холостой с опровержением

Крейсер называют символом Октябрьской революции, однако считать его таковым можно лишь с натяжкой.

Приблизительно с 30-х годов благодаря художникам, поэтам, журналистам, режиссерам и некоторым писателям началось воспевание крейсера «Аврора». Слава этого крейсера особенно расцвела во время культа личности. Матрос, обвешанный пулеметными лентами, и крейсер «Аврора» становятся эмблемами Великой Октябрьской революции, а все остальное будто не существовало
Николай Ховрин
из воспоминаний матроса-большевика, члена ЦК Балтийского флота


Залп крейсера «Аврора», 1917 год

«Одним из распоряжений Военно-революционного комитета было приказание крейсеру «Аврора» встать на якорь у Николаевского моста на случай обстрела Зимнего дворца, где помещалось Временное правительство», — описывал Ховрин участие «Авроры» в событиях в ночь на 26 октября 1917 года. Не зная, как поведут себя находившиеся воинские подразделения, он считал, что мера эта явилась необходимой, тем более что на «Авроре» были крупнокалиберные пушки. Однако командование крейсера отказывалось от выполнения приказов, ссылаясь на неглубокий фарватер на Неве.

Кроме того, машины «Авроры» не были в то время собраны. Все же буксир вывел крейсер к мосту, где он и встал на якорь. Когда стали готовить пушки, то оказалось, что к ним нет прицелов. Кто-то запер прицелы в каюте. Так в поисках того и другого дотянули до вечера. Словом, все делалось для того, чтобы приказ Военно-революционного комитета не был выполнен. Но все же в самый решающий момент «Аврора» дала один холостой выстрел, и этим роль крейсера была исчерпана
Николай Ховрин
из воспоминаний матроса-большевика, члена ЦК Балтийского флота

После выстрела, позднее названного историческим, по Петрограду поползли слухи, что выстрелы по творению Растрелли производились боевыми снарядами. Для их опровержения в газете «Правда» от 9 ноября (27 октября) 1917 года была опубликована следующая заметка:

Письмо в редакцию.
Команда крейсера «Аврора» выражает протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защищать и, если нужно, умереть за свободу и революцию от контрреволюционеров.
Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц?
К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам. …Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности.
Председатель судкома А. Белышев
Секретарь С. Захаров

Покушения на «Аврору»

Не исключено, что революционной «Аврору» стали считать потому, что экипаж крейсера действительно поддерживал большевиков. В 1917–1918 годах, как заявляет бывший командир корабля Лев Поленов в своей книге «Сто лет в списках флота», было сделано несколько попыток уничтожить революционный крейсер или его экипаж. Первая попытка была предпринята в канун 1918 года, когда на корабль была отпущена к новогоднему столу партия окороков, которые, как выяснилось, были отравлены. Около 200 человек были госпитализированы в тяжелом состоянии.


«Аврора» в ходе восстановительных работ, 1923 год

В январе экипаж крейсера был предупрежден о намерении врагов революции уничтожить корабль. Для защиты «Авроры» балтийцы установили на льду Большой Невы проволочное заграждение, усилили охрану корабля. Во второй половине марта судовой комитет получил информацию о намерении анархистов подорвать «Аврору».

30 марта попытка теракта была предотвращена. На льду у носовой части крейсера, в районе погребов с боезапасом, матросы нашли подозрительный пакет и принесли в судовой комитет. Офицер, который исполнял обязанности старшего артиллериста, обезвредил «адскую машину» и разрядил ее, вынув взрыватель с часовым механизмом и 3,6 кг тола. Однако на этом события не закончились: офицер ушел к себе в каюту изучать устройство взрывателя и устройство мины, а затем, при докладе командиру, случайно в его руках сдетонировал взрыватель. У офицер-артиллериста были изувечены руки, рана в боку.

Пушки «Авроры» обороняли Ленинград

Начало Великой Отечественной войны застало «Аврору» в порту Ораниенбаума. Артиллерия корабля была в строю, он был включен в систему противовоздушной обороны подступов к Кронштадту и Ленинграду.

С июля 1941 года 130-мм орудия действовали в составе батареи «А», названной в честь крейсера и включавшей в состав своих расчетов моряков с «Авроры». В сентябре 1941 года эта батарея в течение недели сражалась в районе Дудергофа на Вороньей горе (самая высокая точка Ленинграда) против немецких танков, находясь в полном окружении. Бой шел до последнего снаряда, и из 165 человек личного состава пробились из окружения лишь 26. Моряки одного из орудийных расчетов предпочли смерть сдаче в плен, подорвавшись вместе с орудиями.

Сам крейсер в сентябре 1941 года, после артобстрела, накренился на правый борт, и, чтобы выровнять его, команде пришлось частично подтопить корабль, открыв кингстоны на противоположном борту.

Из-за отсутствия тепла и электричества личный состав с наступлением морозов переселился на берег, где впоследствии зимой занимался выгрузкой оставшегося вооружения. Одна из пушек, перевезенная «живым паром» по льду до мастерских, впоследствии была установлена на бронепоезде «Балтиец». Этот бронепоезд вплоть до 1944 года громил врага на подступах к Ленинграду.

«Аврора» в роли «Варяга»

23 октября 1945 года по решению народного комиссара ВМФ СССР крейсер «Аврора» был предоставлен для съемок кинокартины о крейсере «Варяг» съемочной группе студии им. Горького на срок до 1 июня 1946 года.

Корабль в то время ожидал ремонта на Балтийском заводе, где его должны были подготовить к установке на вечную стоянку. В связи с решением о съемке судостроителям пришлось планировать работы сразу по двум направлениям — восстановление корабля и придание ему внешнего вида крейсера «Варяг». Для гримирования под «Варяг» необходимо было установить четвертую, фальшивую трубу, несколько 152-мм орудий, сделать носовое украшение и командирский балкон в кормовой оконечности.

Подготовка к съемкам шла с 5 апреля по 15 июля 1946 года. После ее окончания крейсер был переведен на Восточный кронштадтский рейд, где «Авроре» предстояло сыграть роль «Варяга». В съемках участвовал почти весь личный состав, перевозил с берега на шлюпках людей, продукты, материалы. Последние кадры были отсняты 29 сентября, на следующий день крейсер был возвращен к стенке судоремонтной мастерской у Масляного Буяна.

О «Варяге»

В 1904 году 10 японских эсминцев внезапно атаковали русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура, и вывели из строя 2 броненосца и 1 крейсер. Пытаясь прорваться из корейского порта Чемульпо в Порт-Артур, крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» вступили в неравный бой с японской эскадрой. За час боя моряки потопили миноносец противников, повредили три крейсера, но и сами получили серьезные повреждения. Корабли вернулись в порт, и по приказу командира «Варяга» капитана Руднева «Кореец» был взорван, а крейсер затоплен. На следующий день Япония объявила России войну.

Сувениры из «Авроры»

С 1984 по 1987 год на Заводе имени Жданова (ныне «Северная верфь») производился ремонт корабля. Пока корабль отсутствовал на привычном месте у Нахимовского училища, а также после его возвращения к 70-летию Октябрьской революции по Ленинграду поползли слухи, что «Аврора» якобы стоит на бетонном основании, вся подводная часть корабля срезана. Эти сведения стали распространяться еще активнее после того, как в прессе прошел сюжет о том, что жители поселков Ленинградской области, расположенных вблизи Лужской губы, распродают куски корабля на сувениры.


Музей «Крейсер «Аврора», 1989 год

Как пишет Лев Поленов в своей книге, во время ремонта корабля на Заводе Жданова подводная часть крейсера в самом деле была отделена от надводной. Вместо старого дна к кораблю было приварено новое. «Несохраняемая» старая конструкция сначала четыре года простояла на разделочной базе ЛПО «Вторчермет», находящейся рядом с заводом, где ремонтировалась «Аврора». В 1988 году подводную часть переправили в Лужскую губу рядом с поселком Ручьи, где часть легендарного корабля была загружена балластом и затоплена. Там она и находится до сих пор, а куски части корабля местные жители и туристы кромсают на сувениры.

topwar.ru

История «Авроры» | petrogazeta

Крейсер «Аврора» по праву называется кораблем номер один Военно-морского флота России. Крейсер — участник Цусимской битвы, революции 1917 года и Великой Отечественной войны — важнейших событий в истории страны XX века.
В ближайшее воскресенье корабль-музей отойдет от причала у Нахимовского училища в Петербурге. Его ждет ремонт, который продлится до 2016 года. ИТАР-ТАСС подобрал наиболее любопытные факты из богатой истории корабля. В подготовке использовались материалы из книги моряка, историка российского флота, Льва Поленова «Сто лет в списках флота» (издательство «Остров», Санкт-Петербург, 2003).


Корпус крейсера «Аврора» после спуска на воду, 1900 год© wikimedia.org/Репродукция книги «Богини Российского флота. «Аврора», «Диана», «Паллада»/ Автор репродукции Мичманъ

Бронепалубный крейсер 1-го ранга «Аврора» — последний в серии из трех кораблей водоизмещением 6,6 тыс. тонн, построенных в конце XIX века на петербургской верфи «Новое Адмиралтейство» (ныне «Адмиралтейские верфи»).

Длина корабля — 123,5 метра, длина наибольшая — 16,8 метра, водоизмещение 6,7 тыс. тонн, скорость — 20 узлов. Вооружение: восемь 6-дюймовых дальнобойных орудий, 24 75- мм скорострельных пушки, 8 37-мм пушек Гочкиса, три минных аппарата.

Первые два корабля проекта, разработка которого началась весной 1895 года, были названы «Паллада» и «Диана», третий почти год был безымянным и именовался просто «крейсер водоизмещением 6630 т типа «Диана» (в русском флоте название типу кораблей давалось не по имени головного корабля, а по наиболее короткому и звучному названию одного из однотипных кораблей).

Лишь в 1897 году он получил имя. По традиции, существующей со времен Петра I, право давать наименование крупным кораблям принадлежало царю, поэтому Николаю II был предложен список возможных названий строящегося крейсера. Варианты были такие: «Аврора», «Наяда», «Гелиона», «Юнона», «Психея», «Аскольд», «Варяг», «Богатырь», «Боярин», «Полкан», «Нептун». Император подчеркнул название в списке и на полях карандашом написал: «Аврора».
В приказе по Морскому ведомству от 6 апреля 1897 года № 64 было объявлено: «Государь-император 31 марта сего года высочайше повелеть соизволили: строящийся в С.-Петербурге, в Новом Адмиралтействе крейсер 6630 т водоизмещения наименовать «Аврора» и зачислить его в списки».


«Аврора» во время ходовых испытаний, 1903 год © wikimedia.org/Репродукция книги «Богини Российского флота. «Аврора», «Диана», «Паллада»/Автор репродукции Мичманъ

В 1904 году крейсер «Аврора» вошел в состав 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием контр-адмирала Зиновия Рождественского. Эскадра в составе 28 кораблей осенью 1904 года вышла из Либавы (ныне Лиепая, Латвия) и направилась на Дальний Восток, с тем чтобы объединиться с запертой в Порт-Артуре 1-й Тихоокеанской эскадрой и атаковать корабли японского флота. В ночь на 9 октября, когда эскадра находилась в Северном море, произошел инцидент, который в России называют Гулльским, а в Европе — «Русским произволом» (The Russian Outrage). Командующий эскадрой Рожественский получил сведения о нахождении на пути русских кораблей неизвестных миноносцев.

В районе Доггер-Банки по ходу следования эскадры был обнаружен силуэт корабля, который двигался без отличительных огней и шел курсом, пересекающим курс русской флотилии, что являлось грубым нарушением международных правил плавания судов в море. На эскадре решили, что ей грозит атака миноносцев, и с идущих впереди броненосцев открыли огонь по неизвестному кораблю. Позже выяснилось, что русские корабли обстреляли небольшие британские рыболовецкие суда, одно из которых было затоплено, еще пять получили повреждения, погибли два человека. Огонь был прекращен. Одновременно с этим на траверзе передового отряда показались силуэты еще двух кораблей, по которым тоже был открыт огонь.

Обстрелянными кораблями оказалась «Аврора» и крейсер «Дмитрий Донской», которые находились в отдалении от основной ударной группы эскадры. В результате обстрела на «Авроре» пострадали два человека.
Команде было приказано лечь, а из боевой рубки засигналили всеми сигнальными средствами, имевшимися в распоряжении, зажгли так называемую «рождественскую елку», фальшфейера, лучи прожекторов пустили вверх. «Александр III» в это время как раз навел дула своих огромных 12-дюймовых чудовищ и готовился ахнуть по «Авроре» залпом, от которого ей был бы капут. Стрельба стихла. Попаданий оказалось всего пять, и два из них в каюту судового священника.
Пострадавших было двое. Священнику раздробило плечо, и он скончался при явлениях гангрены в Танжере. Матрос, раненный в ногу, поправился, но продолжать службу не мог и был уволен на родину.

На следующий день в европейских газетах был поднят шквал негодования. Британский флот бросился следом за эскадрой Рождественского и блокировал ее у берегов Испании. Инцидент привел к серьезному дипломатическому конфликту, который удалось уладить лишь после того, как Россия согласилась возместить рыбакам все убытки и обеспечить родных погибших и раненых пенсиями. Эскадра между тем продолжила свой путь.


Матросы «Авроры» в перерыве угольной погрузки© vk.com/cruiser_aurora/Репродукция книги «Сто лет в списках флота. Крейсер «Аврора» Л.Л.Поленов

У моряков на «Авроре», как и на многих других кораблях, были свои питомцы и любимцы. На крейсере «Аврора» некоторое время обитали два крокодила. Они были взяты на борт в одном из африканских портов по пути следования крейсера к берегам Японии. Крокодилам дали клички: одному — Сам, другому — Того, по имени японского адмирала Хэйхатиро Того, который позднее руководил разгромом 2-й Тихоокеанской эскадры.

Однажды, когда моряки решили, что приручение удалось, крокодилов выпустили на ют. Они грелись на солнце. Усыпив бдительность людей, Сам неожиданно бросился к борту и прыгнул в океан.
В дневнике командира «Авроры» по поводу этого события 5 марта 1905 года была сделана такая запись: «Не захотел идти на войну один из молодых крокодилов, которого офицеры выпустили сегодня на ют для забавы, он предпочел выскочить за борт и погибнуть».
Гибель крокодила произвела удручающее впечатление на матросов. Придавали значение и тому, что выбросился за борт Сам, а крокодил, носивший имя японского адмирала Того, остался и жил как ни в чем не бывало.

Экипаж «Авроры», по воспоминаниям современников, был очень дружным. Командир корабля, капитан 1-го ранга Евгений Егорьев не допускал рукоприкладства. Грамотный и опытный офицер, его любили как команда, так и офицеры.
Согласно принятой командиром практике, во время бункеровки работал весь экипаж — ни один человек не оставался в стороне. Благодаря этому грузить уголь удавалось в самые короткие сроки. Даже известный своей грубостью вице-адмирал Рожественский приказал офицерам с других кораблей ознакомиться с опытом экипажа «Авроры».
От внимания командующего 2-й эскадрой Тихоокеанского флота не ускользнуло и то, как в конце марта 1905 года офицеры организовали на борту «Авроры» масленичные гулянья. Тогда же был выпущен циркуляр, в котором командование эскадрой рекомендовало командирам кораблей учесть опыт авроровцев.


Повреждения носовой части «Авроры» после Цусимского сражения, 1905 год© wikimedia.org/Репродукция книги «Богини Российского флота. «Аврора», «Диана», «Паллада»/Автор репродукции Мичманъ

Цусимский везунчик
2-я эскадра Тихоокеанского флота, насчитывающая 38 боевых кораблей и вспомогательных судов, преодолев три океана, дошла до берегов Японии, но не смогла пройти узкий Корейский пролив. Там эскадру Рожественского ожидали превосходящие силы японского флота (89 кораблей) под флагом адмирала Хэйхатиро Того. Днем японцы обрушили мощнейший артиллерийский огонь на корабли русской эскадры, в первую очередь стремясь вывести из строя броненосцы.

«Аврора» с честью выдержала бой у Цусимы, выполняя приказ командования по защите кораблей и транспортов. Комендоры «Авроры» вели точный огонь по кораблям противника, корабль не раз своим телом закрывал израненные русские броненосцы.
Но итог схватки был предрешен — большая часть русских кораблей была потоплена японцами или сдалась в плен. Остальные были либо затоплены экипажами, либо погибли позднее, во время преследования врагом. Уцелели три везунчика из отряда крейсеров — «Олег», «Жемчуг» и «Аврора», — а также один миноносец и два вспомогательных судна.
Отряд крейсеров под командованием Оскара Энквиста не стал прорываться к Владивостоку, а ушел в филиппинский порт Манила, где корабли были разоружены американцами и смогли покинуть чужую гавань лишь в конце 1905 года после подписания мирного договора с Японией. 19 февраля 1906 года корабль вернулся в Либаву.


Отдых команды в подвесных койках на шкафуте крейсера «Аврора» © vk.com/cruiser_aurora/Репродукция ЦВММ

Первый рентген после морского боя
На «Авроре» впервые на боевом корабле по настоянию судового врача Владимира Кравченко был смонтирован рентгеновский аппарат. Сам доктор в своей книге «Через три океана. Воспоминания врача о морском походе», писал, что скептики заявляли, что использование рентгеновского оборудования на судах невозможно. «Установка аппарата именно на перевязочном пункте явилась делом совсем не легким… — писал Кравченко в своей книге . — Результаты превзошли все наши ожидания. Открыты (во время обследования. — ИТАР-ТАСС) были осколки, переломы там, где их не ожидали. Нам это очень облегчило работу, а раненых избавило от лишних страданий…» В существующей в то время практике оказания внегоспитальной помощи даже на суше, а не на флоте осколки искали в ранах с помощью зондов, зачастую без анестезии.

«Между прочим, этот опыт широкого применения аппарата Рентгена на военном корабле после боя явился первым. Исследовано было более 40 раненых. За все время я наблюдал только один случай обморока, и это было во время исследования Рентгеном. Дальномерщик Михайлов, самый веселый больной, тяжело раненный, имевший десять ран, открытый оскольчатый перелом костей левого предплечья, во время самых мучительных перевязок вечно шутивший над собой и смешивший до упаду других, вдруг не выдержал. Стальные нервы его наконец дрогнули под влиянием этой темноты, таинственности, странного мерцающего зеленого света и вида костей собственного скелета на экране. Вот уж никак не ожидал я этого от Михайлова. Где-то он теперь? Так ли шутит и балагурит по-прежнему или бедному калеке теперь уже не до шуток?» — писал доктор в своей книге.


Залп крейсера «Аврора»,1917 год © Фотохроника ТАСС

Холостой с опровержением
«Аврору» называют символом Октябрьской революции. Между тем считать его таковым можно лишь с натяжкой. Из воспоминаний матроса-большевика, члена Центробалта (ЦК Балтийского флота, высший орган матросских революционных масс БФ) Николая Ховрина: «Приблизительно с тридцатых годов благодаря художникам, поэтам, журналистам, режиссерам и некоторым писателям началось воспевание крейсера «Аврора». Слава этого крейсера особенно расцвела во время культа личности. Матрос, обвешанный пулеметными лентами, и крейсер «Аврора» становятся эмблемами Великой Октябрьской революции, а все остальное будто не существовало».

Участие «Авроры» в событиях в ночь на 26 октября 1917 года Ховрин описывает следующим образом. «Одним из распоряжений Военно-революционного комитета было приказание крейсеру «Аврора» встать на якорь у Николаевского моста на случай обстрела Зимнего дворца, где помещалось Временное правительство. Не зная, как поведут себя находившиеся воинские подразделения, мера эта явилась необходимой, тем более что на «Авроре» были крупнокалиберные пушки.

Однако командование крейсера отказывалось от выполнения приказов, ссылаясь на неглубокий фарватер на Неве. Кроме того, машины «Авроры» не были в то время собраны. Все же буксир вывел крейсер к мосту, где он и встал на якорь. Когда стали готовить пушки, то оказалось, что к ним нет прицелов. Кто-то запер прицелы в каюте. Так в поисках того и другого дотянули до вечера. Словом, все делалось для того, чтобы приказ Военно-революционного комитета не был выполнен. Но все же в самый решающий момент «Аврора» дала один холостой выстрел, и этим роль крейсера была исчерпана».

Протест моряков
После выстрела, позднее названного историческим, по Петрограду поползли слухи, что выстрелы по творению Растрелли производились боевыми снарядами. Для их опровержения в газете «Правда» от 9 ноября (27 октября) 1917 года была опубликована следующая заметка:

Письмо в редакцию.
Команда крейсера «Аврора» выражает протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защищать и, если нужно, умереть за свободу и революцию от контрреволюционеров.
Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц?
К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам. …Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности.
Председатель судкома А. Белышев
Секретарь С. Захаров


«Аврора» на Неве, 1918 год© Репродукция Фотохроники ТАСС/П.Лукницкий

Покушения на «Аврору»
Не исключено, что революционной «Аврору» стали считать потому, что экипаж крейсера действительно поддерживал большевиков. В 1917-1918 годах, как заявляет бывший командир корабля Лев Поленов в своей книге «Сто лет в списках флота», было сделано несколько попыток уничтожить революционный крейсер или его экипаж. Первая попытка была предпринята в канун 1918 года, когда на корабль была отпущена к новогоднему столу партия окороков, которые, как выяснилось, были отравлены. Около 200 человек были госпитализированы в тяжелом состоянии.

В январе экипаж крейсера был предупрежден о намерении врагов революции уничтожить корабль. Для защиты «Авроры» балтийцы установили на льду Большой Невы проволочное заграждение, усилили охрану корабля.
Во второй половине марта судовой комитет получил информацию о намерении анархистов подорвать «Аврору».
30 марта попытка теракта была предотвращена. На льду у носовой части крейсера, в районе погребов с боезапасом, матросы нашли подозрительный пакет и принесли в судовой комитет. Офицер, который исполнял обязанности старшего артиллериста, обезвредил «адскую машину» и разрядил ее, вынув взрыватель с часовым механизмом и 3,6 кг тола. Однако на этом события не закончились: офицер ушел к себе в каюту изучать устройство взрывателя и устройство мины, а затем, при докладе командиру, случайно в его руках сдетонировал взрыватель. У офицер-артиллериста были изувечены руки, рана в боку.


Зенитчики на посту у крейсера «Аврора» в блокадном Ленинграде, 1942 год© Фотохроника ТАСС

Пушки «Авроры» обороняли Ленинград
Начало Великой Отечественной войны застало «Аврору» в порту Ораниенбаума. Артиллерия корабля была в строю, он был включен в систему противовоздушной обороны подступов к Кронштадту и Ленинграду.

С июля 1941 года 130-миллиметровые авроровские орудия действовали в составе батареи «А», названной в честь крейсера и включавшей в состав своих расчетов моряков с «Авроры». В сентябре 1941 года эта батарея в течение недели сражалась в районе Дудергофа на Вороньей горе (самая высокая точка Ленинграда) против немецких танков, находясь в полном окружении. Бой шел до последнего снаряда, и из 165 человек личного состава пробились из окружения лишь 26. Моряки одного из орудийных расчетов предпочли смерть сдаче в плен, подорвавшись вместе с орудиями.

Сам крейсер в сентябре 1941 года, после артобстрела, накренился на правый борт, и, чтобы выровнять его, команде пришлось частично подтопить корабль, открыв кингстоны на противоположном борту.
Из-за отсутствия тепла и электричества личный состав с наступлением морозов переселился на берег, где впоследствии зимой занимался выгрузкой оставшегося вооружения. Одна из пушек, перевезенная «живым паром» по льду до мастерских, впоследствии была установлена на бронепоезде «Балтиец». Этот бронепоезд вплоть до 1944 года громил врага на подступах к Ленинграду.


Крейсер «Варяг» в Кронштадте после прихода из США, 1901 год© Фотохроника ТАСС

«Аврора» в роли «Варяга»
23 октября 1945 года по решению народного комиссара ВМФ СССР крейсер «Аврора» был предоставлен для съемок кинокартины о крейсере «Варяг» съемочной группе студии им. Горького на срок до 1 июня 1946 года

Корабль в то время ожидал ремонта на Балтийском заводе, где его должны были подготовить к установке на вечную стоянку. В связи с решением о съемке судостроителям пришлось планировать работы сразу по двум направлениям — восстановление корабля и придание ему внешнего вида крейсера «Варяг». Для гримирования под «Варяг» необходимо было установить четвертую, фальшивую трубу, несколько 152-миллиметровых орудий, сделать носовое украшение и командирский балкон в кормовой оконечности. Остальные же работы — восстановление носового мостика, деревянного настила верхней палубы (его делали сосновым), заделка пробоин в бортах и надстройках и их окраска — прямо относились к восстановительным работам.

Подготовка к съемкам шла с 5 апреля по 15 июля 1946 года. После ее окончания крейсер был переведен на Восточный кронштадтский рейд, где «Авроре» предстояло сыграть роль «Варяга». В съемках участвовал почти весь личный состав, перевозил с берега на шлюпках людей, продукты, материалы.
Последние кадры были отсняты 29 сентября, на следующий день крейсер был возвращен к стенке судоремонтной мастерской у Масляного Буяна.


Фрагмент подводной части корпуса «Авроры», подвергшийся сквозной коррозии, 1984 год© vk.com/cruiser_aurora/Репродукция ЦВММ

Сувенирное дно «Авроры»
Предстоящий ремонт «Авроры» — седьмой по счету. До этого крейсер отправлялся в док в период с 1984 по 1987 год, где на заводе имени Жданова (ныне «Северная верфь») был произведен ремонт корабля. Пока корабль отсутствовал на привычном месте у Нахимовского училища, а также после его возвращения к 70-летию Октябрьской революции по Ленинграду поползли слухи, что «Аврора» якобы стоит на бетонном основании, вся подводная часть корабля срезана. Эти сведения стали распространяться еще активнее после того, как в прессе прошел сюжет о том, что жители поселков Ленинградской области, расположенных вблизи Лужской губы, распродают куски корабля на сувениры.

Как пишет Лев Поленов в своей книге, во время ремонта корабля на заводе Жданова подводная часть крейсера в самом деле была отделена от надводной. Вместо старого дна к кораблю было приварено новое.»Несохраняемая» старая конструкция сначала четыре года простояла на разделочной базе ЛПО «Вторчермет», находящейся рядом с заводом, где ремонтировалась «Аврора». В 1988 году подводную часть переправили в Лужскую губу рядом с поселком Ручьи, где часть легендарного корабля была загружена балластом и затоплена.
Там она и находится до сих пор, а куски части корабля местные жители и туристы кромсают на сувениры.

Источник: http://foto-history.livejournal.com/6004658.html

petrogazeta.ru

Владимир Бочков. СИГНАЛ БДИТЕЛЬНОСТИ И ГОТОВНОСТИ. Актуальная история

Прошлое и настоящее России дает повод для множества исторических анекдотов, один из наиболее известных – о мощи выстрела «Авроры», и тем более обидно, что в своей в целом сбалансированной и аргументированной статье «Зачем стреляла Аврора»?» («Санкт-Петербургские ведомости»  от 6 ноября 2004 г.), пытаясь очистить корабль истории от мифов и стереотипов, С.Н. Полторак, увы, создал его очередную версию.

В год столетия трагического для русского Флота Цусимского сражения, участником которого «Аврора» была, она заслуживает достоверного описания своей истории. За корабль уже вступалось из Праги даже «Радио Свобода» (!)[35.], поэтому попробую внести ясность, избегая политических оценок.

 

В статье прозвучало —  выстрел «Авроры» есть сигнал сверки времени революционной эскадры прозвучавший в 21.00 25 октября 1917 года. («… Никто не ставил задачу революционным матросам подавать сигнал к штурму. Они попросту подали военный сигнал, который подавался регулярно, для того чтобы на всех кораблях была проведена сверка времени…. Сейчас такая практика существует в армиях и на флоте во всем мире. …Думаю, что можно с высокой степенью точности утверждать выстрел прогремел ровно в 21.00.…”) [6.]

 

Обратимся к теории и истории:

 

Точное знание времени в открытом море необходимо кораблям для достоверного определения места (особенно долготы). Немало сил было положено учеными, моряками, часовщиками мира для достижения необходимой точности и выработки безошибочных методик. Британский парламент предлагал даже щедрую премию за успешное решение этой проблемы. Для примера – на экваторе ошибка  во времени всего в 1 минуту приводит к неточности определения местоположения на поверхности Земли почти в 30 км. Обо всем этом было широко известно и в 1917 году (заглянем в Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза и  И.А. Ефрона). Основным способом определения места вне видимости берега тогда был астрономический. [1.] [3.]

 

Корабли сверяют хронометры (в те годы с береговыми) непосредственно перед выходом в море, при благоприятной гидрометеорологической обстановке по астрономическим светилам и явлениям при точном знании долготы. Да и целесообразна сверка времени по подобному сигналу может быть лишь вдали от берегов в отдельном плавании эскадры кораблей при обнаружении большой ошибки в счислении места либо серьезной ошибке в показаниях хронометров на одном из кораблей. Думаю понятно, что к кораблям стоявшим на Неве это не относится. [1.] [3.] [7.]

 

В начале XX века в Петрограде уже существовала  «система единого времени»  — по предложению Д.И. Менделеева был проложен кабель от «нормальных», т. е. эталонных, часов Главной палаты мер и весов до Генерального штаба, под аркой которого и установлены часы, никогда не бегущие и не отстающие с надписью на циферблате: «Верное время». Надпись эту можно прочитать и сегодня — пройдите под аркой к Зимнему дворцу или к Невскому проспекту.

 

 

Как известно традиция полуденного выстрела для гражданских нужд в Санкт-Петербурге твердо установилась 6 февраля 1865 года. В этот день от здания Адмиралтейства ровно в полдень был произведен выстрел из сигнального орудия 60-фунтового калибра, при этом -пушка стреляла по сигналу, передаваемому по кабелю, непосредственно из Пулковской обсерватории. В 1872 году в связи с застройкой двора Адмиралтейства  домами Морское министерство предложило перенести сигнальное орудие в Петропавловскую крепость. 24 сентября 1873 года полуденный выстрел был впервые произведен с бастиона крепости. [45.] 

 

Поставлялся с 1856 года Морским ведомством на все корабли Флота британский астрономический морской ежегодник «Nautical Almanac» (издаваемый с 1766 года) из  которого в 1907 года были изъяты таблицы лунных расстояний для определения долготы в открытом море (инструкция по их вычислению печатается до 1924 года).Лишь в  1930 году в нашей стране начали издавать собственный астрономический ежегодник. [3.]

 

Интересно отметить, что до1 января 1925 года  астрономические сутки начинались в полдень, а на систему времени основанную на меридиане Гринвича  в РСФСР перешли с 8 февраля 1919 года. [3.] И хотя новый стиль летоисчисления  введен Декретом СНК от 26.01.1918  г. в заголовках многих газет двойные даты уже в 1917 году. 

 

Организуется производство морских часов (не хронометров — они заграничные) в Мастерской мореходных инструментов Главного Гидрографического управления. Русские мореходные инструменты отмечаются дипломами на международных выставках 1907  (Бордо) и 1912  (Санкт-Петербург) годов. [8.] 

 

 

Если учесть, что скорость звука измерена Миланской академией наук еще в XVII веке, то понятно – точность сигнального выстрела из пушки, с уходом века парусов в середине XIX века, развитием часового дела  могла удовлетворять только контролю времени для повседневных гражданских нужд. Например,  9 января 1917 года  посредине Атлантического океана действия Германского вспомогательного крейсера (парусника!) «Зееадлер» при захвате парохода «Гледис Роил» (Gladys Royle) были первично восприняты как древний, дедовский обычай сверки хронометра выстрелом из мортирки, и ответили флагом. [24.] [42.]   Уже к  концу XIX века в портах мира  наиболее распространенной была система сигнализации времени сигнальными шарами с электроприводом. [1.]  Широко была развита и передача сигналов времени по телеграфу, особенно с появлением буквопечатающих аппаратов Юза (помните термин «юзограмма»?).

 

В 1912 — 1913 годах по инициативе Франции прошли 2 международные конференции по использованию радио для передачи сигналов точного времени (система ONOGO).Первым председателем международной комиссии был академик О.А. Баклунд  (1846-1916) – директор Пулковской обсерватории. В 1914 году первый эксперимент передачи сигналов времени  был проведен и в Петербурге (регулярная трансляция начата с 1 декабря 1920 г., хотя и не стала особо известна флоту). [1.] [3.] [34.] [41.]         

 

Еще с 1910 года радиостанции Германии, Англии и Франции уже вели передачу сигналов времени, с 1912 года они передавались по веньерному принципу, что позволяло определить ошибки часов с точностью до 0.01 сек., с 1913 года минимум 9 радиостанций мира передавали подобные сигналы. [1.]

 

Известнейшим документом 1720 года – «Книга Уставъ морской. О всемъ, что касается къ доброму управленiю въ бытности флота на моръ» были введены сигналы управления кораблями при совместном плавании. Да, для их подачи использовались как флаги, так и пушечные выстрелы, барабанный бой, корабельные колокола, мушкетные выстрелы. На основе опыта боевых действий флота в Средиземном море в 1797 году составляются «Полные сигналы, долженствующие производиться во флотах Его Императорского Величества». В 1814 году А.Н. Бутаковым   составляется  полный словарь семафорных сигналов. После фактического создания вице-адмиралом Г.И. Бутаковым  тактики действий паровых кораблей в 1868 году издается «Книга эволюционных сигналов» и «Свод военно-морских сигналов». Основу их составляли флажные сигналы.  Для ночной сигнализации, еще до создания азбуки Морзе, использовались вспышечные фонари. Откорректированный «Свод сигналов» 1890 г. справедливо критиковался вице-адмиралом С.О.Макаровым. С появлением на кораблях электричества получил известность сигнальный фонарь типа Ратьер. При затемнении кораблей для управления строями использовались клотиковые и кильватерные огни. Использовались и различные поднимаемые на фалах фигуры, щиты со знаками. К сигнализации и связи относились серьезно. За расшифровкой сигналов шпионили.[7. ] [8.]

 

 Из гибели кораблей в Цусимском бою командованием российского флота был сделан вывод о том, что помимо флажных и световых сигналов прожектора, необходимо иметь и другой тип сигнализации, который бы не зависел от наличия или отсутствия надстроек и мачт. Это сигнальные ракеты. Пистолет Вери (по другой транскрипции Бэра) состоит на вооружении Флота до сих пор (более 100 лет!). Они в начале века ввозились из-за границы, были дороги, и поэтому было создано  много отечественных аналогов. Особую известность получила система капитана 2 ранга Жукова (1908 год), правда предназначалась она в основном для подачи боевых и эволюционных сигналов, на повседневные сигналы, к которым можно отнести и сигналы времени, по его мнению, было достаточно сигнализации флагами и фонарями. [8.] [28.] [47.]   Вопрос, не был ли  знаменитый красный огонь из Петропавловской крепости сигнальной ракетой? [26.]

 

 

Как видим, необходимость в столь архаичном способе сверки хронометров вполне современных, хорошо оснащенных военных кораблей (ну никак не походящих на «Золотую лань» Френсиса Дрейка, хоть и смутное время в стране), как пушечный выстрел, да еще посреди Петрограда в начале XX века  явно отсутствует, как и сейчас. Для нужд же контроля времени на самом корабле вахтой отбивались склянки.  

Тем более была бы удивительна подача такого регулярного сигнала довольно дорогим зарядом артиллерии главного калибра. После демонтажа с «Авроры» 37-мм пушек Гочкиса  в качестве сигнальных (существует и термин салютных) скорее всего использовались бы 76,2-мм зенитные пушки системы Лендера. [2.] [8.] От холостого залпа 152-мм орудия Петропавловской крепости и сейчас дрожат стекла по городу, а в Эрмитаже до разворота орудия в сторону Васильевского острова срабатывала сигнализация – много стекол бы на Английской набережной повылетало – для регулярного сигнала явно не то. Пример — 20 ноября 1992 года, когда полуденный выстрел был единственный раз произведен во дворе Нарышкина бастиона. [45.]  

 

Вернемся к «Авроре»:

 

Корабль, под командой  лейтенанта Н. А. Эриксона, 22 октября 1917 г., после завершения ремонта на Франко-Русском заводе, был подготовлен к выходу в море для пробы машин (а не для увода из Петрограда в контрреволюционных целях, как преподносилось это большевиками) [5.]  и даже принял на борт часть боезапаса – на Балтике  война. [30.]  На борту есть вполне точные хронометры, как и на большинстве  кораблей того времени, британского производства (по важности и традиции весьма оберегаемые). У штурмана же «Nautical Almanac»  с Руководством к употреблению английского морского месяцеслова и, разумеется прочие мореходные инструменты.

 

Вахтенный начальник — мичман Л. А. Демин (1897-1973), в будущем контр-адмирал, доктор географических наук, подготовивший более 100 морских карт и лоций, 16 лет (с 1957 по 1973 г.) возглавлявший Ленинградское отделение Всесоюзного астрономо-геодезического общества – пока молод, но такой хронометры завести не забудет?! [27.] [44.]  

 

 

Немного неясна ситуация с орудийными прицелами – есть версия, что они были сняты и где-то в каюте заперты.Но, подумайте, стал ли бы кто-то тогда церемониться с запертой каютой. Комендоры крейсера не помнят этого. [25.]  [36.]  

 

Исправны и яркие прожектора системы Манжена, подобный сигнал мог быть подан и ими.

 

Несмотря на утверждения С.Н. Полторак, задачи на определенные действия при подготовке штурма Зимнего дворца  «Авроре» все же ставили. Это распоряжения Исполнительного Комитета Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов № 1219 от 24.10.17 г. о переводе корабля в Боевую Готовность и № 1253 от 24.10.17 г. о задаче восстановления движения на Николаевском мосту. Распоряжением же № 1125  Александр Викторович Белышев  был назначен комиссаром корабля, даже с указанием времени 12 ч. 20 мин. А телеграммой Центробалта от 24.10.17 г. «Аврора» была подчинена ВРК, этот документ 27.10.17 г. за № 5446 был зарегистрирован в Главном Морском штабе (принял ее дежурный офицер прапорщик Лесгафт). На давление орудий крейсера рассчитывали, даже проверки присылали. [19.] [25.] [26.] [28.] Большинство команды на стороне ВРК. [11.] [37.] [46.]

 

Проведя промеры незнакомого невского фарватера «Аврора» в 3 ч. 30 мин. 25.10.17 г. встала на якорь у Николаевского моста напротив особняка Румянцевых (Английская набережная, д.44) и выполнила распоряжение об обеспечении движения по мосту. [25.] [26.] [28.] [33.] [38.]  

 

К 19 часам в Неву вошли, завершив переход из Гельсинфорса (Хельсинки) с заходом в Кронштадт, боеспособные эскадренные миноносцы «Забияка» и «Самсон»,чуть ранее сторожевой корабль «Ястреб» и прочие корабли. [4.] [16.] 

 

Было бы очень наивно полагать, что подобный переход был произведен кораблями без достоверного знания времени (и как следствие долготы) даже при наличии визуальных ориентиров, и они не корректировали его в оснащенном всем необходимым для этого порту острова Котлин, а предпочли “переспросить”, по версии С.Н. Полторак, у «Авроры». Минная война, широко ведшаяся на Балтике, знаете ли, штука опасная и идти надо строго проверенным фарватером, да и форты Кронштадта наготове.

 

Радиостанции (в т. ч.средневолновые тональные) крейсера и других кораблей также в полном порядке. Радиограммы перечисленных кораблей можно найти в ЦГА ВМФ, номера дел даже опубликованы в открытой печати. [4.] [8.]

 

Между кораблями, Петропавловской крепостью, в которой с орудиями и артиллеристами творится форменная неразбериха, с которой еле справляется Г.И.Благонравов (вызвав моряков-артиллеристов с полигона), и окруженным Зимним дворцом на катере (с «Авроры»?) мечется В.А. Антонов-Овсеенко.[26.] (об этом известно и по воспоминаниям  Л.Д. Троцкого [29.]). [32.]

 

Рассмотрим вторую часть предположения – выстрел «Авроры» прозвучал  ровно в 21.00. Наиболее часто называются еще 21.40, 21.45. Очевидцы событий (бывшие члены Временного правительства, авроровцы, депутаты) и репортеры разных по политическим пристрастиям петроградских газет тех лет,  время указывают довольно точно и оно не слишком разнится. [10.] [15.] [16.] [17.] [18.] [26.] [43.]   

 

Сравнивая и анализируя их воспоминания, газетные публикации (а это тема для отдельной и серьезнейшей статьи), архивные документы, можно  убедиться, что бывший комиссар «Авроры» А.В. Белышев называет 21.40 совершенно верно. Только вот началось все с взрыва гранаты во дворце, затем  орудийную стрельбу начали оборонявшие Зимний дворец войска. [16.] [43.]  

 

Залп «Авроры» потребовался, вот только имел он совершенно другое 

значение –“был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающих их к бдительности и готовности.” Это из текста письма команды крейсера «Аврора»  [13.] – прилагаю его к статье. Очень мне удивительно, что полностью его давно не публиковали. [12.] [39.] [40.] Что заставило написать команду это письмо становится ясно из других публикаций тех дней. А фамилия до сего дня   безвестного секретаря судкома крейсера – Мисс (он эстонец по национальности).[25.]

 

Понимаю, что так  выстрел «Авроры» исторически правильно и надо именовать.

 

И произведен выстрел был (комендором Е.П.Огневым с команды А.В. Белышева) по присланной на «Аврору» Антоновым-Овсеенко либо Благонравовым записке. Велся огонь и с миноносцев, стреляла даже сигнальная пушка Петропавловской крепости. Разрушения Зимнего дворца и зданий города были. [15.] [16.] [17.] [31.]      

 

Я понимаю, что при исследовании этого вопроса нельзя забывать, что авроровцы — непосредственные участники событий, при создании своих воспоминаний много лет находились под чудовищным прессом власти. Но чем глубже рассматриваешь происходившее, тем больше понимаешь, что они не лгали и не кривили душой, лакировка событий была (в т. ч. в кино), но не более. Им повезло – фактический ход событий почти совпали с их изложением в тексте «Краткого курса истории ВКП (б)». А уж если вчитаться –«громом своих пушек, направленных на Зимний дворец, возвестил…начало новой эры…» — о сигнале к штурму ничего нет, это действительно появилось позднее. [9.] [20.] [21.] [23.]

 

Достоверно на вопрос о времени выстрела нам мог бы ответить вахтенный журнал крейсера, только он пропал….В 2000 году вдруг появились прежде не публиковавшиеся воспоминания матроса-большевика, члена Центробалта Н.А. Ховрина [22.][46.]  — «Отсутствие вахтенного журнала того времени на крейсере безусловно связано с не совсем честной игрой в героев, которым приписывается высокая честь быть в авангарде Великой Октябрьской революции”.[36.] 

 

Однако сотрудники ЦВММ напоминают о бывшем начальнике музея Сивкове П.З. [28.], изучавшем историю «Авроры» и члене военного совета БФ, впоследствии Начальнике управления снабжения Морских сил Советского Союза, бывшем машинисте «Авроры» Куркове П.И. (1889-1938) [22.] [25.].С их арестами НКВД в 30-е годы и связывают пропажу вахтенного журнала «Авроры». И особо о нем не вспоминали.

 

Обращаясь к этим бурным событиям лишний раз понимаешь, что:

 

1.События 25–26 октября (7–8 ноября) 1917 года внятно и всесторонне так и не изучены (за столько лет!), обобщенных и доступных публикаций мало. Это приводит к очередному витку мифотворчества, особенно в свете благоприятной политической конъюктуры.

 

Да, результат качественных исследований может быть кому-то неприятен и непривычен, кто-то не захочет поступиться принципами, но это будет историческая правда,

 которой достойны наши  потомки, ведь:

 

Во-первых — многие из материалов 1917 года, использованных при подготовке этой статьи, уже не подлежат выдаче из фондов хранения по своей  ветхости (некоторые газеты в Российской Национальной библиотеке мне с рук, издали, показывали).

 

Во-вторых — уже уходят из жизни те, кто застал непосредственных участников событий и может знать о деталях имеющих серьезное значение.

 

В третьих — в их учебники попадут не исторические анекдоты, а проверенная информация и строго обоснованные версии развития событий и очередная партия не будет переписывать историю страны.

 

2.На крейсере «Аврора» катастрофически мало внимания уделено столь привлекающему всеобщее внимание знаменитому выстрелу бакового орудия 25 октября (7 ноября) 

1917 года и всему, что вокруг него происходило. Материалы явно требуют расширения экспозиции в т. ч. и с использованием современных технологий.

 

3.Наверное, кроме скромного музейного запроса  60-годов прошлого века, поиски в архивах НКВД-КГБ-ФСБ следов вахтенного журнала «Авроры» так и не проводились.

Не возглавить ли эту работу, используя свой опыт общения с архивами спецслужб,

 господину С.Н. Полторак? Возьмусь на общественных началах помогать от Флота. 

 

И главное — крейсер «Аврора», несмотря ни на что, остается прекрасным, признанным всем миром, памятником  истории России.  

 

Данной статьей автор конечно же не претендует на абсолютную истину.

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

 

1.Расположение кораблей Балтийского флота на Неве 25 октября 1917 г. (из [4.])

 

1. Аврора 

2. Самсон 

3. Амур 

4. Забияка 

5. Верный  

6. Ястреб 

7. Хопер 

8. Зарница 

9. Тральщик #15

10. Тральщик #14 

 

 

 

 

 

2. Полный текст письма команды крейсера «Аврора» в редакцию газеты «Правда» («Рабочий путь»)(№ 170(101), 27 октября 1917 г.):

 

Письмо в редакцию

     Ко всем честным гражданам города Петрограда от команды крейсера «Аврора», которая выражает свой резкий протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защитить и, если нужно умереть за свободу и Революцию от контр-революционеров. 

     Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли г-да репортеры, что открытый бы нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только  Зимнего дворца, но и прилегающих к нему улиц. А разве это есть. Разве это не ложь, обычный прием буржуазной прессы забросать грязью и не основательностью фактов проишествий строить козни рабочему пролетариату. К вам обращаемся, мы рабочие и солдаты города Петрограда. Не верьте провокационным слухам. Не верьте им, что мы изменники и погромщики, а проверяйте сами слухи действительности. Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающих их к бдительности и готовности. 

     Просим все редакции перепечатать. 

  

Председатель судового комитета А.БЕЛЫШЕВ. Товарищ председателя П.АНДРЕЕВ.   

  Секретарь (подпись). 

(примечание – орфография и пунктуация оригинала. В.Бочков.)

 

3. «Рабочая газета» № 196, четверг, 26 октября 1917 года:

 

Поздно ночью нам из Центрофлота нам сообщили, что в Неву вошли, помимо крейсера «Аврора» еще 4 миноносца и 1 учебное судно. С крейсера «Аврора» стреляли по Зимнему Дворцу холостыми снарядами; один же из миноносцев дал 2 выстрела по Зимнему Дворцу, не попав однако в цель.

 

…было произведено несколько выстрелов, имевших целью разогнать наседавшие войска совета. Первый выстрел из Зимнего  дворца был произведен в 9 ½ час. вечера … По поводу артиллерийской стрельбы циркулировали слухи, что эта стрельба была произведена крейсером «Аврора» по Зимнему дворцу.

 

                                           (примечание – это только часть текста.В.Бочков)

 

4.«Петроградская газета» № 252, воскресение, 5 ноября 1917 года:

 

ДНЕВНИК ПЕРЕВОРОТА

…тие крейсера «Аврора»

…9 ч. Вечера с вошедшего в воды

…крейсера «Аврора» и миноносцев

…обстрел Зимнего дворца. Предва-

…но было дано три холостых выстрела.

 

                                       (примечание — … часть текста по ветхости не читаема.В.Бочков)

 

к стрельбе из орудий в ночь с 25-го на 26-ое октября

снаряды попали в Зимний дворец и в дома: на Демидовом пер.,

Гороховой ул., Забалканском пр., на второй роте измайловского полка.

Стрельба из орудий началась 25 октября с десяти часов вечера.

 

 

                                           (примечание – это только часть текста.В.Бочков)

 

 

 

 

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

_______________________________________________________________

 

[1.]Д. Хауз «Гринвичское время», МИР, Москва, 1983 г.

(Derek Howse “Greenwich time and discovery of the longitude” Oxford University Press 1980)

с. 58–68, 72–91, 99–112, 156, 162-165

[2.]И. А. Максимихин «Легендарный корабль», Молодая гвардия, Москва, 1977 г.

с. 11–12, 19–20, 55

[3.]Н.Н. Матусевич «Основы мореходной астрономии»,

 Издание Управления начальника Гидрографической службы ВМФ», 1956 г.

с. 108, 118–120, 257–258, 270, 296-299

[4.]Ю.Г.Степанов И.Ф.Цветков «Эскадренный миноносец „НОВИК“», Судостроение, Ленинград, 1981 г. с. 151-154

[5.] А.И.Сорокин В.Н.Краснов «Корабли проходят испытания», Судостроение, 

Ленинград, 1982 г. с. 85-87

[6.] «Санкт-Петербургские ведомости»  № 45 (818) от 6 ноября 2004 г.

С.Н. Полторак «Зачем стреляла «Аврора»?» с. 6

[7.] А.Лукин «ФЛОТ (Записки морского офицера)» (Русские моряки в Великую войну 1914–1918 г.) т.1, Париж, 1934 год (?) с. 42–44, 46–47, 54, 56–57, 59,74–76, 78, 87–88, 109 

[8.] «История развития морских вооружений», книга 1 — Развитие оружия отечественного флота в период 1700–1945 гг, 

 Военное издательство, Москва, 1989 г. с. 16–20, 49–51, 58–60, 62–63, 86-89

Гриф СЕКРЕТНО (?!) снят Директивой НГШ ВМФ № 732/6/296 от 30.12.94 г.

[9.] А.А. Раздолгин  М.А.Фатеев «На румбах морской славы», Судостроение,

 Ленинград, 1988 г. с. 233-238

[10.] «Отечественная артиллерия — 600 лет» (под редакцией маршала артиллерии

 Г.Е. Передельского), Военное издательство, Москва, 1986 г. с. 123-124

[11.] Луиза Брайант «6 красных месяцев в России»,

 публикация «Литературной газеты», использовалась вырезка

[12.] журнал «Новый мир» № 2 за 1966 г., с. 237

 В.Кардин «Легенды и факты» 

[13.] газета «Правда» («Рабочий путь») № 170(101), пятница, 9 ноября 1917 года

(27 октября старого стиля), стр. 4

[14.] газета «Петроградские ведомости» № 122, воскресение, 29 октября 1917 года

(11 ноября нового стиля)

[15.] газета «Петроградская газета» № 252, воскресение, 5 ноября 1917 года

  (старый стиль)

[16.] газета «Рабочая газета» № 196, четверг, 26 октября 1917 года

(старый стиль)

[17.] газета «Рабочая газета» № 198, суббота, 28 октября 1917 года

(старый стиль)

[18.] газета «Рабочий и солдат» № 8–10, с 25 октября 1917 года

по 28 октября 1917 года (старый стиль)

[19.] К.Т.Свердлова «Я.М.Свердлов», Издательство ЦК ВЛКСМ

 “Молодая гвардия”,1957 г. с. 349-350

[20.] «История ВКП (б).Краткий курс», 1938 г.

[21.] «История КПСС», Госполитиздат, 1962 г.

[22.]  «Боевой путь Советского ВМФ», Воениздат, Москва, 1974 г. с. 18, 27,36–39, 42, 137,

[23.] Каталог почтовых марок СССР. Главная филателистическая контора,

 Москва, 1958 г.

 [24.] журнал «Яхтенный мир» № 7 за 2003 г.,

 Друян Ю. А. «Последняя «Надежда» графа Люкнера»

[25.] Сборники воспоминаний (в т. ч. рукописных) моряков-авроровцев.

(Филиал ЦВММ – крейсер «Аврора»), предоставленные директором 

филиала ЦВВМ Л.Д.Чернавиным

[26.] П.Д. Мальков «Записки коменданта Кремля», Воениздат, М., 1987 г. с. 45–51      

[27.] Б.Масленников «Морская карта рассказывает», Воениздат, М., 1986 г. с. 278

[28.] Материалы ЦВВМ, предоставленные начальником Научно-экспозиционного отдела С.В. Чернявским 

 

электронные версии книг и статей:

 

[29.] Л.Д. Троцкий «История Русской Революции»

[30.] Главный маршал артиллерии Н.Н.Воронов  «На службе военной»

[31.] Л.Л. Поленов «Крейсер Аврора»

[32.] В.А. Каверин «Девять десятых судьбы»

[33.] Н.И. Старилов «Хроника революции»

[34.] В. Гинзбург  В. Пульвер «Cигналы точного времени»,

 журнал «Радиолюбитель», 1927, № 2, с. 41, 42

[35.]  Liberty Live [17-07-03], Прага,  Петр Вайль, «Выстрел «Авроры»»

[36.]  Сергей Киселев «Киевские ведомости» № 246(2760) от 7 ноября.2002 г.

[37.]  Ю.М. Чернов «Судьба высокая Авроры»

[38.]  П.Е. Дыбенко «Из недр царского Флота к Великому Октябрю»

 [39.] газета «Аргументы и факты» № 44(1253) от 3 ноября 2004 г.

[40.] газета «Советская Россия» № 141 (12612) от 4 ноября 2004 г.

[41.]  Ю.А. Пантелеев «Полвека на флоте» 

[42.]  фон Тирпиц Альфред (Alfred von Tirpitz) «Воспоминания» 

[43.]  7 октября 1917 г. — 4 апреля 1918 г.:

 Архив русской революции в 18 тт. 

[44.]  Н.И. Невская «Забытые страницы истории Пулковской обсерватории»

[45.]  А.Жеглов, Д. Пленкин «Залп по Петербургу», еженедельный журнал «Итоги» № 4(294) январь 2002 г.

[46.]  Н.А. Ховрин «Балтийцы идут на штурм»

[47.] Материалы журнала «Калашников» 


actualhistory.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.