pro et contra, антология — Издательство РХГА

Красное и белое: pro et contra, антология / Сост., вступ. статья, коммент. П. Н. Базанова. — СПб.: РХГА, 2018. — 784 с.
ISBN 978-5-88812-928-9
Антология освещает весь спектр общественно-политических и философских направлений русского зарубежья на тему дискуссий, почему белые проиграли красным. В книге дается систематический обзор в виде фрагментов из текстов, представляющих основные течения русской общественной мысли о результатах Гражданской войны 1917–1922 гг. в России. Анализируется деятельность апологетов Белого дела и его критиков, рассматривается критика деятельности Белого движения со стороны республиканско-демократических и социалистических кругов. Также представлена позиция монархистов. Подавляющее большинство фрагментов из работ представителей русского зарубежья публикуются на Родине впервые.
Издание рассчитано как на специалистов, так и на широкий круг читателей.

УДК 94(47).084.1
К78

Серия «Русский Путь»
Серия основана в 1993 г.

Редакционная коллегия серии:
Д. К. Богатырёв (председатель), В. Е. Багно, С. А. Гончаров,
А. А. Ермичев, К. Г. Исупов (ученый секретарь),
А. А. Корольков, М. А. Маслин, Р. В. Светлов,
В. Ф. Федоров, С. С. Хоружий

Ответственный редактор тома
Д. К. Богатырёв

Составитель
П. Н. Базанов

Издание осуществлено при финансовой поддержке
Российского фонда фундаментальных исследований
по проекту № 17-83-01004-ОГН, не подлежит продаже

© Базанов П. Н., составление, вступ. статья, комментарии, 2018
© Русская христианская гуманитарная академия, 2018
© «Русский Путь», название серии, 1993


 

Содержание

От издателя . . . . 5
П. Н. Базанов
Русская эмиграция о Гражданской войне 1917–1922 гг. . . . . 7
I
БЕЛЫЕ АПОЛОГЕТЫ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ, ВОЕННЫЕ
И. А. Бунин
«Окаянные дни»
(из одесского дневника 1919 года) . . . . 33
И. С. Шмелев
Защитнику русского офицера Конради — г-ну Оберу
как материал для дела . . . . 121
Душа России . . . . 123
Вечный Завет . . . . 126
Подвиг (Ледяной поход) . . . . 128
Памяти «Непреклонного» . . . . 129
И. А. Ильин
Государственный смысл Белой армии
(Впервые сей доклад произнесен 19 ноября 1923 года
в Берлине на вечере, посвященном шестилетней годовщине
основания Добровольческой армии) . . . . 132
Идея Корнилова . . . . 147
Белая идея . . . . 152
Старый Политик <И. А. Ильин>
Девизы Белого движения . . . . 163
А. И. Лодыженский
Белая идея . . . . 165
<Архиепископ Георгий>
К 50-летию основания добровольческой армии.
Обращение архиепископа Георгия . . . . 167
Г. К. Гинс
Адмирал А. В. Колчак.
Причины неудач и трагической смерти < Фрагменты > . . . . 168
Незабвенный патриот и подвижник.
Памяти генерала В. О. Каппеля . . . . 184
А. И. Деникин
Кто спас советскую власть от гибели . . . . 194
А. А. Лампе
Причины неудачи
вооруженного выступления белых . . . . 203
Л. В. Половцев
Рыцари тернового венца
<Фрагмент> . . . . 221
Н. Н. Львов
Белое движение . . . . 223
В. Е. Павлов
Марковцы в боях и походах за Россию
в освободительной войне 1917–1920 гг.
<Фрагмент> . . . . 240
В. М. Кравченко
Дроздовцы от Ясс до Галлиполи
<Фрагменты> . . . . 245
К. Н. Соколов
Правление генерала Деникина
(Из воспоминаний)
<Фрагменты> . . . . 258
Б. А. Штейфон
Кризис добровольчества
<Фрагменты> . . . . 274
Двадцатилетие Белой Борьбы . . . . 277
С. Ф. Штерн
В огне гражданской войны
<Фрагменты> . . . . 282
Н. В. Станюкович
«Непредрешенчество» . . . . 294
В. В. Шульгин
Памяти М. В. Алексеева . . . . 298
Клуб самоубийц . . . . 301
1920 год. Очерки
<Фрагменты> . . . . 303
II
КАК ПОССОРИЛИСЬ
ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ И СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ
(ДИСКУССИИ ПЕРВЫХ ИСТОРИКОВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
В ЭМИГРАЦИИ: МИЛЮКОВ ПРОТИВ МЕЛЬГУНОВА)
П. Н. Милюков
Что делать после Крымской катастрофы
(К пересмотру тактики партии народной свободы —
мнение Парижской группы для сообщения другим группам,
принятое 21 декабря 1920 г.) . . . . 329
Республиканско-демократическое объединение:
Доклад П. Н. Милюкова «О Белом движении» . . . . 333
Россия на переломе:
Большевистский период русской революции
<Фрагмент> . . . . 340
Г. Ф. Фальчиков
«Белое движение»:
По поводу доклада П. Н. Милюкова . . . . 345
А. В. Амфитеатров
О «мужицком царе» . . . . 355
Ю. Ф. Семенов
Как пишется история . . . . 360
С. П. Мельгунов
П. Н. Милюков о Гражданской войне и эмиграции . . . .363
Гражданская война в освещении П. Н. Милюкова
(По поводу «Россия на переломе») :
Критико-библиографический очерк
<Фрагменты> . . . . 370
Гражданский подвиг А. И. Деникина . . . . 392
Л. И. Львов
Милюков как историк революции:
доклад С. П. Мельгунова . . . . 397
III
КРИТИКИ СПРАВА
(МОНАРХИСТЫ И ГЕРМАНОФИЛЫ)
П. И. Залесский
Главные причины неудач Белого движения на Юге России . . . . 403
Н. Н. Головин
Российская контрреволюция в 1917–1918 гг.
<Фрагменты> . . . . 422
С. М. Толстой-Милославский
Причины неудач белых выступлений . . . . 442
О. Вильчковский
«Не правда, а кривда» . . . . 450
И. Л. Солоневич
Уроки борьбы . . . . 455
Три ухода . . . . 458
Расплата
<Фрагмент> . . . . 464
IV
СТОРОННИКИ ТРЕТЬЕЙ СИЛЫ
С. Ц. Добровольский
Борьба за возрождение России
в северной области
<Фрагменты> . . . . 469
Ф. А. Степун
Бывшее и несбывшееся
<Фрагмент> . . . . 474
Е. А. Сталинский
Патриотизм и либерализм в Белом движении
<Фрагмент> . . . . 476
А. А. Аргунов
<Рецензия на:> К. Н. Соколов.
Правление генерала Деникина. (Из воспоминаний)
<Фрагмент> . . . . 478
<Рецензия на кн.:> Гинс Г. К.
Сибирь, союзники и Колчак .
Харбин: Общество возрождения, 1921. Т. 1. Ч. 1
<Фрагменты> . . . . 480
<Рецензия на:> Гинс Г. К.
Сибирь, союзники и Колчак .
Харбин: Общество возрождения, 1921. Т. 2 . . . . 484
Г. К. Покровский
Деникинщина.
Год политики и экономики на Кубани (1918–1919 гг. )
<Фрагменты> . . . . 488
Г. Н. Раковский
В стане белых (От Орла до Новороссийска)
<Фрагменты> . . . . 493
Конец белых: от Днепра до Боспора
(Вырождение, агония и ликвидация)
<Фрагменты> . . . . 507
V
СМЕНОВЕХОВЦЫ В ЭМИГРАЦИИ —
КРАСНЫЕ ИЛИ БЕЛЫЕ?
С. С. Чахотин
«В Каноссу»
<Фрагменты> . . . . 519
Г. Л. Кирдецов
Парижское политическое совещание . . . . 529
В. Н. Львов
Советская власть в борьбе за русскую государственность
<Фрагменты> . . . . 541
И. В. Степанов
Белые, красные и евразийцы
<Фрагмент> . . . . 552
VI
ЧЕРНЫЕ ПРОТИВ БЕЛЫХ
П. А. Аршинов
История махновского движения
<Фрагмент> . . . . 563
VII
КРАСНЫЕ ПРОТИВ БЕЛЫХ
Л. Д. Троцкий
Моя жизнь: Опыт автобиографии
<Фрагменты> . . . . 575
Комментарии и примечания . . . . 595
Указатель имен . . . . 776


От издателя

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Вы держите в руках книгу из серии «Русский Путь» «Красное и белое: pro et contra». Антология посвящена рецепции Гражданской войны 1917–1922 гг. в России представителями русской эмиграции.
«Русский Путь» открылся в 1994 году антологией о Н. А. Бердяеве. В результате четвертьвековой исследовательской и издательской работы перед читателями предстали своего рода «малые энциклопедии» о М. Ломоносове, Н. Карамзине, П. Чаадаеве, А. Пушкине, М. Лермонтове, Ф. Тютчеве, Н. Гоголе, В. Белинском, М. Бакунине, А. Сухово-Кобылине, А. Герцене, М. Салтыкове-Щедрине, Н. Чернышевском, Л. Толстом, К. Леонтьеве, В. Ключевском, Вл. Соловьеве, В. Розанове, Н. Лескове, А. Чехове, А. Блоке, П. Флоренском, В. Эрне, С. Булгакове, И. Ильине, М. Зощенко, С. Эйзенштейне, В. Набокове, Н. Заболоцком, Д. Шостаковиче, А. Твардовском, Л. Гумилеве, Л. Шестове, В. Хлебникове и других персонах. Ряд книг посвящены российской рефлексии идейного наследия зарубежных мыслителей — Платона, Августина, Данте, Боккаччо, Сервантеса, Макиавелли, Спинозы, Руссо, Вольтера, Дидро, Канта, Шеллинга, Ницше, Бергсона, Витгенштейна, в планах академии издание книг о Гегеле, Марксе, Фрейде, Хайдеггере.
«Русский Путь» изначально задумывался как серия книг не только о мыслителях, но и демиургах отечественной культуры и истории. Увидели свет антологии о творцах российской политической истории и государственности, а также российских царях — Алексее Михайловиче, Петре I, Екатерине II, Павле I, Александре I, Николае I, Александре II, Александре III. Готовятся книги о Петре III и Николае II. К ним примыкают антологии о выдающихся государственных деятелях — М. Кутузове, К. Победоносцеве, П. Столыпине. Опубликованы сборники, посвященные лидерам стран антигитлеровской коалиции — И. Сталину, У. Черчиллю, Ф. Д. Рузвельту и Ш. де Голлю. К юбилею Революции осуществлены издания антологий о ее демиургах — А. Керенском, Л. Троцком и В. Ленине. В 2018 году, к столетию начала Гражданской войны, вышли в свет книги, посвященные политически значимым лидерам Белого движения — А. И. Деникину, П. Н. Врангелю, А. В. Колчаку.
Важным этапом развития «Русского Пути» является переход от персоналий к реалиям. Последние могут быть выражены различными терминами — универсалии культуры, мифологемы, формы общественного сознания, категории духовного опыта, типы религиозности. В последние годы работа в указанном направлении заметно оживилась. Осуществлена публикация книг, отражающих культурологическую рефлексию важнейших духовных традиций в истории человечества — иудаизма, христианства, ислама, буддизма. Опубликованы антологии, посвященные российской рецепции христианских конфессий — православия, католицизма, протестантизма. Завершена работа по осмыслению отечественной рефлексии ключевых идеологий Нового времени. В результате увидели свет пять антологий: «Либерализм: pro et contra», «Национализм: pro et contra», «Социализм: pro et contra», «Анархизм: pro et contra», «Консерватизм: pro et contra». Опубликованы четыре тома, отображающие оценку феномена русской классики. Первый том посвящен Золотому веку, второй — Серебряному, третий — Железному. Четвертый дает представление об отношении к русской классике в мировой культуре. В этом же ряду книги, посвященные переосмыслению ключевых исторических событий начала XX века: «Революция 1917 года: pro et contra» и «Красное и белое: pro et contra», представляющая все разнообразие позиций русской эмиграции по Гражданской войне.
Обозначенные направления работы обычно дополняются созданием расширенных (электронных) версий антологий. Поэтапное структурирование таких информационных ресурсов может привести к формированию гипертекстовой мультимедийной системы «Энциклопедия самосознания русской культуры». Увеличение в составе серии доли книг, посвященных феноменам культуры, способствует достижению этой цели. Очерченная перспектива развития проекта является долгосрочной и требует значительных интеллектуальных усилий и ресурсов. Поэтому РХГА приглашает к сотрудничеству ученых, полагающих, что данный проект несет в себе как научно-образовательную ценность, так и духовный смысл.


 

Научное издание

КРАСНОЕ И БЕЛОЕ: PRO ET CONTRA
Русская эмиграция
о Гражданской войне 1917–1922 гг.
Антология

Составитель
Петр Николаевич Базанов

Директор издательства А. А. Галат
Заведующий редакцией В. Н. Подгорбунских
Корректор О. В. Смушко
Верстка Т. О. Прокофьевой

Подписано в печать 19.10.2018. Формат 60×90 1/16
Бум. офсетная. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 50,00. Тираж 300 экз.
Зак. № 2332

191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 15
Издательство Русской христианской гуманитарной академии
Тел.: (812) 310-79-29; факс: (812) 571-30-75
E-mail: [email protected]а.ru. URL: http://irhga.ru

Отпечатано в типографии «Контраст»
192029, Санкт-Петербург, пр. Обуховской Обороны, д. 38

Гражданская война и падение белого Крыма

По случаю 100-летней годовщины мы продолжаем серию интересных статей о Русской акции помощи, то есть о программе помощи, объявленной чехословацким правительством в 1921 году для беженцев из России. Акция состоялась под личным патронатом президента Чехословакии Томаша Гарриг Масарика.

Наша вторая статья о ситуации в России в конце 20-ых лет, o гражданской войне и падении белого Крыма.

Невозможно вкратце описать и объяснить историю конца 20-х гг.  ХХ века. Отдельными аспектами этого бурного периода занимались и продолжают заниматься историки, социологи, философы, демографы и многие другие специалисты. Сколько существует дневников и писем очевидцев, сотни газетных и журнальных статей! Сотни архивных документов, фотографий и фильмов…Сколько стихов, рассказов и романов!  Все пишут именно об этом времени, об одном и том же событии, но трактовка может быть совершенно разная. Все зависит от точки зрения автора, от его национальности, происхождения и мировоззрения. Существует ли единая правда?  Все герои того времени убеждены, что правда существует, и только они были правы.

«Все рядком лежат – не развесть межой.

Поглядеть: солдат. Где свой, где чужой?

Белый был – красным стал: кровь обагрила.

Красным был – белый стал: смерть побелила.»

Эти стихи написала Марина Цветаева в Москве в декабре 1920 года, а весной того же года в ее дневнике появилась запись: «Моя вторая дочь Ирина – родилась 13 апреля 1917 г., умерла

2 апреля 1920 г. от голода, в Кунцевском детском приюте.»  Это одно из свидетельств о голодной и холодной зиме 1919 — 1920 г.

В это время государства Западной Европы уже начали приводить свои страны в порядок. Возобновляли войной разрушенную сеть железных дорог, восстанавливали сельское хозяйство и промышленность, лечили больных военных и калек, приводили в порядок бесчисленные братские могилы. Всячески способствовали возвращению своих военнопленных с территорий бывших противников, а военнопленных противников отправляли на их родину.  Представители победителей и побежденных обсуждали репарации, образовывали коалиции и подписывали новые договоры.  Победителями стали США, члены Антанты Великобритания и Франция.  Царская Россия также была участником Антанты, но ее представители на решающих заседаниях отсутствовали. Иногда там появлялись делегаты от Временного правительства власти Советов. Несмотря на то, что тогда было трудно определить, кто является законным представителем России, бывшие союзники поддерживали Белое движение. 

На осколках бывших держав Австро-Венгрии, Царской России и Османской Турции возникали новые государства: Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, Чехословакия, Польша, Латвия, Литва, Эстония и Финляндия. Территория бывшей могучей страны постепенно уменьшалась.

Основной внутренней проблемой России стала братоубийственная Гражданская война.

17 июля 1917 г. были убиты члены Царской семьи и остальные Романовы. В ноябре 1917 года зародилось Белое движение, в январе 1918 г. была основана Красная армия, которой в течение двух лет удалось победить контрреволюцию и все ее военные группировки: Северо-Западную армию Н. Н. Юденича, Северную армию Колчака, также погиб Лавр Георгиевич Корнилов. Дольше всех держался Юг России: Добровольческая армия под командованием генерала Деникина совершила свои героические Кубанские походы.   В начале января 1920 г.  наступление Красных возобновилось, части Добровольческой Армии эвакуировались из Новороссийска в Крым. Эвакуация была плохо организована, в чем обвинили генерала Деникина.

На маленьком клочке российской земли –  Крымском полуострове — сосредоточились жалкие остатки Вооруженных сил Юга России. Кругом было Черное море, а от материка полуостров отделял узкий Перекопский перешеек. Остатки армии представляли собой всего 35 тысяч утомленных, плохо вооруженных, голодных бойцов. 4 апреля 1920 г. генерал Деникин передал полномочия Главнокомандующего генерал-лейтенанту Петру Николаевичу Врангелю. Полномочия он принял в самый тяжелый и безнадежный период Гражданской войны. Всего семь с половиной месяцев оставалось до конца катастрофы. Бывший союзник Великобритания отказалась поддержать, но все еще оставалась помощь Франции.

Последние месяцы существования Добровольческой армии – это непрерывные бои без передышки и возможности переформирования, сражения в рваных шинелях и впроголодь. Уже некем было заменить 5 тысяч павших в битвах.  

12 октября 1920 г. было заключено перемирие между Советской Россией и Польшей, что дало возможность перебросить Красную армию на Юг. На 30 тысяч утомленных наступало 133 тысяч свежих сил.

Вспоминая эти дни, в 1925 г. Николай Николаевич Туроверов напишет стихи, посвященные родному Атаманскому полку:

«Нас было мало, слишком мало. От вражьих толп темнела даль…

                                                            И ждали все, внимая знаку. И подан был знакомый знак…

                                                            Полк шел в последнюю атаку, венчая путь своих атак …»

11 ноября пал Перекоп. Побежденные отступали к портовым городам: Евпатории, Севастополю, Ялте, Феодосии и Керчи, где их ждали 126 судов.  В результате было эвакуировано приблизительно 146 тысяч человек – военных, раненых, гражданских беженцев и семей военнослужащих.

В последнем приказе генерала Врангеля прозвучали слова: «Другой земли кроме Крыма у нас нет. Дальнейшие наши пути полны неизвестности.»

Крым –и остальную Россию тогда покидали и будущие эмигранты, которые в 1921 и 1922 приедут в Прагу.

 

Статья была написана на основе книги Анастасии Копршивовой «Найти приют, оставить след… к столетию Чехословацкой Республики».

Гражданская война | eHISTORY

Home » Exhibitions » Russian Revolution Through Propaganda

The Russian Revolution through the Prism of Propaganda

The Civil War

Home

Причины революции

Гражданская война

Распространение революции за рубежом

Defending the Revolution at Home

About the Posters

 

About the Author

Leon Trotsky & Red Army soldiers ( 1917)

Большевики свергли Временное правительство в октябре 1917 года, но им потребовалось несколько лет, чтобы укрепить власть. Их первой целью было прекратить участие в Первой мировой войне. В марте 1918 августа делегация большевиков подписала Брест-Литовский мирный договор, по которому контроль над Прибалтикой и большей частью Украины передавался Германии в обмен на прекращение военных действий. Однако эта большевистская передышка длилась недолго. В течение следующих двух лет Лев Троцкий построил Красную Армию (на фото выше) и в конечном итоге привел ее к победе над Белыми армиями, возглавляемыми бывшими царскими генералами, такими как адмирал Колчак и генерал Деникин. Анархисты, известные как зеленые, выступали против красных и белых в сельской местности.

В мае 1918 года более 30 000 чешских солдат столкнулись с большевиками в южноуральском городе Челябинск. Чехи были военнопленными, и они шли через Сибирь во Владивосток, откуда они надеялись отплыть в Европу, чтобы присоединиться к силам Антанты на Западном фронте. Небольшие отряды британских войск поддерживали белых в северных городах Мурманске и Архангельске, а японские и американские солдаты участвовали в боевых действиях на Дальнем Востоке. К 19 августа18 августа адмирал Колчак провозгласил себя верховным правителем Сибири. Пообещав вновь созвать Учредительное собрание, адмирал Колчак повел свою армию за Урал, пытаясь соединиться с белыми и союзными войсками на севере. К маю 1919 года он продвинулся на сто верст от Казани, а также дальше на север.

Адмирал Колчак

 

9 Генерал Деникин0018

Между тем главную угрозу с юга представляла Добровольческая армия генерала Деникина. Вместе с донскими казаками и вооруженными английскими танками осенью 1919 года он продвинулся на север до Орла, в пределах 250 миль от Москвы. Летом 1919 года Гражданская война начала поворачиваться в пользу Красной Армии. В отличие от Белых армий, которые страдали от соперничества за лидерство и плохой связи, Красная Армия обладала внутренними коммуникационными линиями и четким руководством. Их численное превосходство и строгая дисциплина в 1920 помогли им оттеснить Колчака через Урал, а Деникина на юг, к Черному морю.

Опыт большевиков во время Гражданской войны оказал неизгладимое влияние на советский режим. Советы долго помнили об угрозе окружения британскими, американскими и японскими войсками. Их опыт работы с белыми армиями научил их опасаться сочувствующих буржуазии в пределах Союза. Как и в Красной Армии, политкомиссары работали в паре с бывшими царскими промышленниками, чтобы обеспечить их лояльность. Как показано на карикатуре ниже, методы, которые Троцкий столь успешно использовал для организации Красной Армии, также применялись к военным гражданским лицам во имя социализма.

 


Встаньте, бедные, и покиньте свои ворота! Займи свое место в красных рядах,
И на свой труд иди и работай!

Источники:
Фотография Троцкого из коллекции Дэвида Кинга; напечатано в Steven Smith, The Russian Revolution: A Very Short Introduction , (Oxford, 2002), 50.
Фотографии адмирала Корнилова и генерала Деникина взяты из книги «Семнадцать моментов советской истории».

Карта гражданской войны в России от профессора Алана Кимбалла, Орегонский университет, Аннотированная хронология студентов.

 
 

 

Гражданская война в России – РУТ

Июнь 1920 года, белые контрреволюционные силы генерала Врангеля вырываются из Крыма, а в сельской местности по всей России крестьяне восстают против большевиков – это Гражданская война в России .

Наши рекомендации по книгам

realtimehistory.net/amazon

*Это партнерская ссылка, которая направляет вас на Amazon в США, Великобритании, Калифорнии, Германии или Нидерландах, и покупка книги по этой ссылке напрямую поддерживает The Great War.

INTRO

Привет, я Джесси Александр, и добро пожаловать на «Великую войну», где мы все еще снимаем в нашей закрытой от пандемии студии в моей гостиной. К лету 1920 года революционные большевики почти разгромили контрреволюционных белых в Гражданской войне в России. Но как раз в то время, когда на юге России и в Украине разыгрывалась заключительная фаза войны между белыми и красными, 100 лет назад против большевиков восстала другая группа – крестьяне. В этом выпуске мы расскажем о событиях Гражданской войны в России до конца 19 века.20.

ЮГ

Начнем с белых, которые безуспешно пытались обратить революцию вспять и восстановить в той или иной форме старый порядок. К началу 1920 года Белое движение потерпело полное поражение. На крайнем севере интервенционные силы союзников ушли, а последние белые эвакуировались из Архангельска в феврале. На востоке Верховный лидер адмирал Колчак был разбит на поле боя, а затем казнен в начале февраля, поэтому, как только большевистские силы проникли к востоку от озера Байкал, они остановились и перебросили войска на юг, чтобы противостоять белым, и на запад, чтобы противостоять белым. столкнуться с поляками.

Теперь Красная Армия смогла перебросить большую часть своих растущих сил на юг, чтобы противостоять Вооруженным силам юга России генерала Антона Деникина, которые были отброшены за реку Дон. Деникин теперь отчаянно пытался сплотить дело белых и предложил уступки независимости казаков, что было источником трений, поскольку Деникин заблокировал предыдущие требования казаков, хотя они ненадолго создали независимое Кубанское государство. Но было слишком мало, слишком поздно. Казачье войско Кубани разваливалось, и боевой дух по всем направлениям был низким. Англичане, которые до сих пор были главными поставщиками белых армий, теперь по существу отступили. Утверждалось также, что белые генералы замышляют так называемую «генеральскую революцию». Главным среди критиков Деникина был генерал Петр Врангель, написавший Деникину резкое письмо после отстранения от командования. Деникин отстрелялся:

«Вы делаете все возможное, чтобы подорвать власть и вызвать распад. Было время, когда, страдая тяжелой болезнью, вы говорили […], что это Божья кара за ваше непомерное честолюбие. Да простит Он вас теперь за вред, который вы причинили русскому делу». (Смеле 136)

Сокращающаяся Белая армия также была опустошена тифом и не могла позаботиться о своих раненых и больных, как записал британский наблюдатель:

зрения». (Моудсли 220)

Также тифом страдала Кавказская группа Красной Армии под командованием 26-летнего генерала Тухачевского, насчитывавшая 215 000 человек, из них 70 000 боевых частей, против 37 000 белых (Моудсли 222). Большевики также сделали новый упор на кавалерию и создали Первую кавалерийскую армию, чтобы сосредоточить свои конные войска в количестве, с которым белые не могли сравниться. Военный комиссар Лев Троцкий лихо объявил «Пролетарии, к коням!» , но большая часть Красной кавалерии была казаками и крестьянами, а не рабочими (Моудсли 220).

Красная Армия атаковала через Дон в январе, но сначала была отбита с большими потерями. Контратака белых была недолгой, и в феврале Красная Армия прорвалась на фланге Деникина и продвинулась вдоль железной дороги к Екатеринодару. Белые войска и гражданские беженцы в беспорядке отступили к морю и единственному оставшемуся порту Новороссийск. Один белый офицер вспоминал:

«Исход русского народа напомнил мне библейские времена». (Модлси 224)

Новороссийск стал ареной великих страданий, поскольку десятки тысяч людей ждали, чтобы их увезли в Крым или Константинополь на кораблях союзников. Один свидетель описал хаос и страдания:

«Был лютый мороз… Тела валялись по разным углам, а госпитали осаждали больные, замерзшие и голодные люди, которым ничего нельзя было сделать, чтобы больные тифом остались именно там, где они случайно упали. […] Преступники преступного мира вышли и в суматохе охотились на пожилых и беззащитных … молодые девушки — некоторые из высокородных — занимались проституцией, чтобы заработать достаточно денег, чтобы оплатить проезд для себя и своих семей […] Это был больным, отчаявшимся, напуганным городом». (смеле 139-140)

В марте-апреле под Новороссийском и Сочи было взято в плен более 80 000 белых солдат. (Mawdsley 224)

 

Катастрофа положила конец руководству генерала Деникина. Он вспомнил своего заклятого соперника Врангеля, который в апреле 1920 года взял под свой контроль оставшиеся белые силы, сосредоточенные на Крымском полуострове. гибкости, чем у Деникина или Колчака, под девизом:

«С чертом, но за Россию и против большевиков». (Mawdsley 217)

Он обращался за сотрудничеством к полякам, украинцам, грузинам и даже к анархисту Нестору Махно, но политический капитал белых был давно растрачен, и Махно повесил присланного к нему представителя белых. Врангель создал новое правительство юга России, чтобы, как он выразился, проводить левую политику правыми руками. Но это существовало только на бумаге, и он функционировал как военный диктатор.

 У Врангеля оставалось около 35 000 солдат, а Красная Армия перебросила большую часть своих сил на запад для борьбы с поляками. Поэтому в июне он планировал побег из Крыма, чтобы совпасть с принятием нового закона о земельной реформе и заручиться поддержкой крестьян. Белые войска двинулись на север, в Таврическую губернию, оттеснили слабую 13-ю -ю армию красных и дошли на север до Запорожья и на восток до Мариуполя. Был даже экспедиционный корпус в 4500 человек под командованием генерала Улагая, отправленный через Азовское море на Кубань для соединения с белыми партизанами.

Но обе эти операции вскоре потерпели неудачу. Экспедиционный корпус просуществовал 3 недели, а на Украине крестьяне – опять же – не сплотились на сторону Белого. Британцы продолжали свою политику отступления от белых, чтобы нормализовать отношения с большевистской Россией, и прямо заявили Врангелю:

«Если вы нападете… армия». (Mawdsley 267)

Французы оказали символическую поддержку, но это мало что изменило, и к октябрю поляки согласились на перемирие с большевиками. Белые были изолированы и уязвимы, но им удалось отбить первые атаки большевиков и даже ненадолго форсировать Днепр. Тем не менее, это был вопрос времени. Большевики создали Южную группу армий под командованием способного генерала Михаила Фрунзе, но приготовления шли слишком медленно, на вкус Ленина, который критиковал своего главнокомандующего Льва Каменева:0003

«Оказывается, все расчеты Главкома выеденного яйца не стоят и меняются еженедельно, как у неучей!» (Mawdsley 269)

Знаменитая Первая кавалерийская армия была отозвана с западного фронта для наступления в Крыму, но ее замедлили усталость после поражений от поляков, низкий боевой дух и погромы местных еврейских общин в пути. (Моудсли 269).

К началу октября Красная Армия имела 5 армий общей численностью 133 000 человек, включая часть анархистских отрядов Махно, против 37 000 оставшихся белых (Mawdsley 269).). План большевиков заключался в том, чтобы отрезать белые армии к северу от Перекопского перешейка, что было бы более удобной оборонительной позицией для армии Врангеля. Врангель знал это, но хотел как можно дольше удерживать свои позиции, чтобы собрать урожай зерна, так как голод все еще оставался постоянной проблемой. Наступление красных началось 28 октября, и белые были просто слишком слабы, чтобы долго удерживать рубеж. 20 000 белых солдат попали в плен, но остальные добрались до перешейка и построили новую линию обороны. Генерал Фрунзе был удивлен интенсивностью сопротивления:

«Я поражен огромной энергией сопротивления врага. Нет сомнения, что он сражался яростнее и упорнее, чем любая другая армия». (Mawdsley 270)

В годовщину Октябрьской революции 7 ноября Красная Армия обошла позиции Белых с фланга, перейдя небольшое мелкое море. Фрунзе предложил условия мира, включая право эмиграции для белых командиров, но Врангель отказался. Белые силы отступили к побережью, и началась окончательная эвакуация. К 16 ноября 146 000 белых солдат и эвакуированных гражданских лиц были доставлены в оккупированный союзниками Константинополь (Моудсли 270). Венгерский большевик Бела Кун, которого вы, возможно, помните по Венгерской советской республике, был поставлен во главе Крымского революционного комитета, и было проведено неизвестное количество казней, которые, по утверждениям белых, исчислялись десятками тысяч. (Моудсли 271) Отныне Старая Россия будет существовать только в изгнании и разрозненными осколками на Дальнем Востоке.

ЗЕЛЕНЫЕ

Пока большевики сокрушали последние силы Белых на юге, новая фракция в Гражданской войне в России начала играть более важную роль в противостоянии большевистской власти – Зеленые. Зеленые представляли собой различные группы крестьян, часто с помощью бывших членов запрещенных большевиками. Общенационального согласованного движения не было, и в разных районах в разное время вспыхивали крестьянские восстания, которые достигли своего пика в 1920. Одной из общих черт различных восстаний зеленых было недовольство политикой большевистского правительства по отношению к крестьянам, составлявшим подавляющее большинство населения. Несмотря на большевистскую риторику о рабочих и крестьянах, самой популярной партией среди крестьян России была левая партия эсеров. Политическим приоритетом крестьян в 1917 и 1918 годах был передел земли, которую они хотели отобрать у богатых помещиков и передать в общинное управление сельскими советами. Несмотря на то, что большевики запретили и преследовали эсеровскую партию, крестьяне смогли сохранить свою землю, поэтому в некотором смысле они предпочитали большевиков белым, которые представляли ненавистный старый порядок.

Но злость крестьян на большевиков со временем начала расти, особенно после того, как красные в 1918 году ввели то, что обычно называют политикой военного коммунизма. была ли это политика или ряд ответов на кризисы (Смеле 179). Худшая часть этой новой экономической политики для крестьян заключалась в том, что большевистские чиновники и войска Красной Армии, известные как Продармия или Продовольственная армия, были отправлены в деревни, чтобы захватить зерно и скот для нужд армии и городов. Поддержка большевиков была сильнее, но еды не хватало. Они также начали насильно призывать крестьян в Красную Армию, давая деревням квоты рекрутов, которые они должны были обеспечить.

Даже большевистские чиновники признали проблему в отчете 1921 года:

«В целом советский режим в глазах большинства крестьян отождествлялся с беглыми визитами комиссаров или полномочных представителей, которые доблестно отдавали приказы […] ] и ходил сажать в тюрьму представителей [] местных органов власти за невыполнение зачастую совершенно абсурдных требований». (Смеле 187)

Большевики также начали пропагандистскую кампанию, чтобы настроить крестьян друг против друга, очерняя так называемых кулаков, или более богатых крестьян, и давая власть более бедным крестьянам — с ограниченным успехом, потому что крестьянская культура сопротивлялась вторжение:

«Счастье села состоит в том, что чиновники не наблюдают, как выполняются их приказы. Поэтому село стало вести совершенно самостоятельную жизнь». (Волк 89)

Как будто всего этого было недостаточно, вдобавок к стрессу для крестьян жизнь в России стала скверной, жестокой и часто короткой. В городах, куда сельские жители перебрались в поисках работы на фабриках, теперь не хватало еды. Урожай 1918 года действительно был хорошим, но из-за гражданской войны и разрушенной транспортной сети он не мог попасть в города, чтобы накормить тамошнее население, а урожаи после этого были ужасными — Вятская губерния, например, увидела свой хлеб. производство упало на 86% с 1916 по 1921 г. (Смеле 184). Недоедание было настолько серьезным, что у 50-70% городских женщин больше не было менструаций (Смеле 181). В результате крестьяне бежали из городов обратно в свои деревни: население Петрограда сократилось на 66 %, Москвы — на 33 % (Смеле 181).

В Самарской губернии смертность от болезней увеличилась в десять раз с 1918 по 1919 и 1920 гг. (Смеле 184) Крестьяне пытались облегчить свои страдания, забирая необходимое им из имений помещиков, захваченных ими с 1917 года, как вспоминал Виктор Серж:

«Из кожаной обивки диванов можно сделать проходную обувь; из гобеленов, одежды… Я сам сжег собранные Законы Империи в качестве топлива для соседней семьи, задача, которая доставила мне большое удовольствие». (Смеле 182)

Один миллион голодных дезертиров, бродивших по сельской местности в 1919 году, только подлил масла в огонь (Энгельштейн 575).

Эти проблемы привели к серии крестьянских восстаний по всей стране, масштабы и интенсивность которых росли по мере усиления давления большевиков на деревню. Крестьяне сопротивлялись отказу от зерна, иногда отказывались сажать больше, чем им нужно для собственного потребления, и даже убивали свой скот, чтобы не отдать его властям. Это, как мы видели, привело к усилению голода в городах и еще большему давлению со стороны большевиков.

МАЛЕНЬКИЕ ВОССТАНИЯ

Открытые восстания крестьян против большевистской власти начались еще в 1918 году, часто сразу за фронтом, где Красная Армия реквизировала большую часть крестьян. Хотя следует отметить, что генералы Красной Армии относились к крестьянам лучше, чем белые, по большинству источников – пока. (Смеле 183) Всего, по оценкам, в восстаниях участвовало 2-3 миллиона крестьян, и около полумиллиона были арестованы большевистской секретной службой ЧК (Сумпф).

Было крупное восстание в Симбирской и Самарской областях в марте 1919 г., Чапанская война, но именно в 1920 г., теперь, когда исчезла угроза возвращения белых со старыми помещиками, крестьянские восстания действительно начали сотрясать страна. Крестьяне хотели социальной революции, но не той, которую устраивали большевики, как отмечают историки Алексей Берелович и Виктор Данилов:

тот же состав — крестьяне, борющиеся под одним красным знаменем, за один и тот же лозунг: «Победа настоящей революции!» Но смысл этой революции они понимали по-разному». (Энгельштейн 572)

Первое крупное восстание 1920 г. началось в районе Уфы, где крестьян арестовывали за отказ отдать хлеб. Это восстание часто называют Восстанием Вил, так как многие крестьяне были вооружены сельскохозяйственными орудиями. Участвовало около 40–50 000 повстанцев, но они не могли сравниться с 10 000 солдат Красной Армии, оснащенных артиллерией и бронепоездами, которые разгромили их в марте (Смеле 185, Энгельштейн 576). Убито около 3000 крестьян (Смеле 185)

Еще более крупным мятежом было Сапожковское восстание, бушевавшее с июля по сентябрь 1920 г. между Волгой и р. Он и другие офицеры его части сочувствовали крестьянам и сопротивлялись использованию их войск для угнетения сельских жителей, что привело к его увольнению. Но он отказался отступить, и вместо этого сначала 4000, а затем 6000 его войск присоединились к нему в открытом восстании. Рядовые члены новой «Красной Армии Справедливости» не были идеологически мотивированы, а поддерживали программу Сапожкова: сохранить рабочие и крестьянские советы, но избавиться от большевиков, прекратить реквизиции, отменить ЧК и свободную торговлю (Энгельштейн 577). ). Под лозунгом «Советы без коммунистов» Сапожков захватил несколько городов, прежде чем был убит, а его движение разгромлено Красной Армией в сентябре.

БЛОК ТАМБОВСКИЙ

Но одним из самых важных крестьянских восстаний против большевиков было Тамбовское восстание 1920 и 1921 годов, названное в честь Тамбовской области в центре движения. Вскоре оно распространилось на соседние Пензенскую, Саратовскую области и в советской истории известно под не очень лестным названием «Антоновщина» (сброд), потому что его лидером был Александр Антонов. Он был связан с партией эсеров, а в богатой хлебом Тамбовской губернии и другие эсеры присоединились к крестьянам, сопротивляясь хлебным захватам с 19 г. 18. Вместе они основали Союз трудящихся крестьян, хотя степень участия партии эсеров обсуждается (Sumpf).

Восстание началось в августе 1920 года, когда большевистский хлебозаготовительный отряд посетил деревню и распространился со скоростью лесного пожара. К осени 1920 г. даже большевистские чиновники признали, что полностью потеряли контроль над районом:

«Бандиты охватили теперь практически весь район. Советская власть перестала существовать». (Энгельштейн 579).

Восстание было не просто разгневанной толпой крестьян – Союз трудящихся крестьян разработал последовательную политическую программу, основанную на требованиях крестьян и принципах партии эсеров. Они призывали к восстановлению гражданских свобод и свободы печати, равноправию граждан, распределению земли, приватизации мелкой промышленности, рабочему контролю производства, самоопределению меньшинств и возвращению запрещенного выборного собрания. (Энгельштейн 579, http://www.korolevperevody. co.uk/trud-krestyane.html)

Крестьянский союз также использовал стандартные способы легитимации власти того времени, в том числе некоторые заимствованные у большевиков. Они создавали комитеты, создавали политическую программу и имели командную иерархию. Вторя ненавистной тайной полиции ЧК, некоторые крестьянские чиновники носили кожаные куртки, и велись списки лояльных дворов. Деревни могли проголосовать за вступление в Союз, но иногда их принуждали к этому, и они делали такие заявления:

«Мы заявляем нашим проклятым врагам-большевикам на русской земле, что не останется ни одного коммуниста». (Смеле 186, Энгельштейн 580)

Они также установили свои квоты на зерно, сражались под красным знаменем и обращались друг к другу как тавАриш, или товарищ. Большевики заклеймили крестьян преступниками и бандитами.

У крестьян была даже регулярная армия из красноармейцев-дезертиров, а также крестьянское ополчение, вооруженное сельскохозяйственными орудиями, от 20 000 до 40 000 человек (Энгельштейн 579). Сначала Красная Армия была удивлена ​​масштабами восстания и имела в этом районе всего около 3000 солдат, так как остальные были отправлены на польский фронт на западе. Но как только в октябре было подписано перемирие с поляками, начались неизбежные репрессии, вплоть до применения отравляющего газа впервые в гражданской войне (смеле 188). Генерал Тухечевский, разгромив белых на юге, возглавил 130-тысячный отряд Красной Армии в регионе и выбрал более медленную стратегию оккупации и мобильного преследования, а не традиционную кампанию (Зумпф). Восстание было окончательно подавлено в середине 1921, и до 240 000 крестьян погибли, в том числе многие были интернированы в большевистские лагеря, и нерожденные в результате насилия (Смеле 187).

Упомянутые мною восстания — не единственные бушевавшие в России в 1920 году. В отчетах ЧК сделан вывод, что только районы вокруг Петрограда и Москвы можно считать спокойными (Энегльштейн 573). Знаменитое восстание анархистов под предводительством Нестора Махно подошло к концу в ноябре 1920 года, когда после того, как его войска помогли красным победить белых, ЧК убила большинство анархистских лидеров, а остальные, включая Махно, бежали в ссылку. И, вероятно, на беззаконных просторах Западной Сибири назревало самое крупное из всех крестьянских восстаний, о котором мы планируем рассказать в следующем выпуске.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, к концу 1920 года победа большевиков над белыми была полной. На Дальнем Востоке остались только осколки белого присутствия, и у них было мало надежды вовремя противостоять Красной Армии. Обреченное сопротивление Деникина и Врангеля не восстановило имперскую Россию, но, возможно, помогло союзникам укрепить новые антибольшевистские государства санитарного кордона в Восточной Европе, сковав Красную Армию. Белые, по иронии судьбы, могли также косвенно помогать полякам в их войне с большевистскими силами (Mawdsley 271).

 

Ожесточенные крестьянские восстания зеленых также потерпели поражение от большевиков, и хотя некоторые из них продолжали сопротивляться до 1921 года, надежды сломить власть большевиков не было. Крестьянам не удалось взять под контроль революцию, потому что они оказались неспособными к политической организации в национальном масштабе и не могли сравниться с военной мощью Красной Армии.