Содержание

Последний поход «Новика» | Статьи

В Финском заливе найден советский эсминец «Яков Свердлов», построенный еще до Первой мировой войны и до 1926 года носивший имя «Новик». Головной корабль многочисленной семьи боевых кораблей отечественного флота — Российского Императорского и Рабоче-Крестьянского Красного — подорвался на мине в августе 1941 года.

Эсминец нашла совместная экспедиция, предпринятая финской поисковой группой Subzone и постоянно действующей российской экспедицией «Поклон кораблям Великой Победы».

Корабль погиб во время Таллинского перехода — одного из самых тяжелых эпизодов в военно-морской истории Великой Отечественной войны. Прорыв в Кронштадт советских конвоев под прикрытием боевых кораблей Балтфлота шел в условиях мощных атак с воздуха, а пути отхода были завалены минами. В итоге были потеряны свыше 60 кораблей, включая пять эсминцев. Одним из них стал «Яков Свердлов», подорвавшийся на мине 28 августа 1941 года и легший на грунт на глубине 75–80 метров.

Так закончились почти 30 лет службы боевого корабля, чье имя открыло в истории отечественного флота новую страницу.

Миноносцы уходят в рост

Катастрофическое окончание Русско-японской войны и начало «дредноутной гонки» поставило Россию перед необходимостью не просто восстанавливать флот, а строить его заново, с опорой на новые концепции и технологии. Одним из решений, закладывавшихся в облик нового флота, должен был стать особый тип скоростного «минного крейсера», который объединял в себе требования к эскадренным разведчикам, скоростным минным заградителям и «контрминоносцам» (кораблям, предназначенным для уничтожения вражеских миноносцев).

Для соответствия вызовам времени и решения поставленных задач (особенно в части эскадренной разведки) кораблю потребовалось серьезно поднять скорость, что вызвало интерес к двигательной установке нового типа — паротурбинной, с нефтяным питанием. Для нового корабля заказали силовую установку в Германии, у компании «Вулкан».

Фотография корабля «Новик» из немецкого архива, 1914

Фото: commons.

wikimedia.org

Корабль должен был получить мощное артиллерийское вооружение: первоначально две 120-мм пушки, что показывало его связь с крейсерами II ранга, а потом — новые 102-мм орудия Обуховского завода (в исходной версии проекта три, позже четыре). Одновременно с этим закладывалось и сильное торпедное вооружение, а также возможность ставить якорные мины. Корабль получался универсальным и очень хорошо сбалансированным.

Предсерийный корпус был заложен летом 1910 года в Петербурге, на верфи Путиловского завода. Кораблю присвоили имя «Новик», которое носил крейсер, погибший в Русско-японскую войну. Этим символическим актом тоже подчеркивалась особая роль нового «суперминоносца».

Как ни смешно прозвучит, скоростной минный крейсер на первых испытаниях не показал контрактной скорости: 35,8 узлов вместо 36. Причин этому могло быть несколько, включая как немецкие ошибки в проектировании силовой установки, так и ползучее увеличение строительного веса из-за установки дополнительных орудий (по ряду данных, в исходном весовом расчете до конца числилось всего два орудия главного калибра вместо фактических четырех).

В любом случае, «Вулкан» взялся бесплатно перепроектировать и перемонтировать силовую установку, что и делал в мае–июле 1913 года.

А в августе 1913 года на новых сдаточных испытаниях переделанного корабля зафиксировали приборную скорость 37,3 узла — на тот момент мировой рекорд для боевых кораблей.

«Новик» неплохо показал себя в Первую мировую. Вспомнить хотя бы бой 4 августа 1915 года, где он на выходе из Ирбенского пролива сцепился с двумя немецкими эсминцами, загнав один из них на минное поле. Миноносники Балтфлота вообще воевали больше, чем экипажи крупных кораблей: так получилась, что гигантская минно-артиллерийская позиция в Финском заливе, для обороны которой строились дредноуты типа «Гангут», атакам не подвергалась, а центром схваток стал Рижский залив, куда могли проникать только малые силы и крейсера.

«Новик» пережил войну империалистическую, революцию и войну гражданскую (последнюю — на отстое в Петроградском порту). В 1926 году его переименовали в «Якова Свердлова» и ремонтировали до 1929 года, после чего ввели в строй как корабль управления дивизионом эсминцев.

Большая семья

С 1912 года Россия развернула серийное строительство «новиков». Их было несколько серий, как балтийских, так и черноморских, которые весьма сильно отличались друг друга. Так получилось, что первым серию осилили не на Балтике, а в Николаеве, в результате чего первые черноморские «новики» были переданы флоту уже осенью 1914-го, а на Балтике «Новик» ждал себе компаньонов вплоть до конца весны 1915-го.

Всего было заложено и запланировано почти 60 корпусов, из которых построили только 36 — включая и достроенные в середине 1920-х годов из, как сказали бы сейчас, «технологического задела», уцелевшего в Гражданскую войну.

«Яков Свердлов» 1927—1941

Фото: commons.wikimedia.org

Бывшие имперские корабли получили новые имена. На борту появились вожди российской революции и большевистские деятели («Ленин», «Троцкий», «Сталин», «Фрунзе», «Шаумян», «Артем» и др.), теоретики и деятели мирового революционного движения («Карл Маркс», «Энгельс», «Карл Либкнехт»). Недостроенного черноморца «Занте», изначального названного в честь одной из побед Ф.Ф. Ушакова в Ионическом море, переименовали в «Незаможник» («бедняк» по-украински).

Бывшие «новики» в красном флоте прижились. Более того, с учетом потерь в тяжелых кораблях и крайне недостаточного строительства новых (до второй половины 1930-х) они, по сути, стали основными деятельными боевыми единицами.

В таком виде они, после ряда модернизаций, встретили и Великую Отечественную. В ней они показали себя достойно, причем не давали спуску и более новым и куда как более мощным эсминцам проекта 7 («семеркам»). Сравнивать эти корабли по боевым возможностям несколько странно, это разные поколения. Но «новики» уели своих младших высокотехнологичных братьев по мореходности: конструкция «семерок» оказалась крайне неудачной, а старые эсминцы держали волну получше.

К сожалению, ни одного корабля этого типа не сохранилось. Это вообще печальная страница в истории советского флота: массовый вывод боевых единиц без попыток сделать из них корабли-музеи. В результате были отправлены в металлолом десятки кораблей, в том числе уникальных и прошедших славный боевой путь — например, балтийские линкоры, крейсер «Киров» (от которого оставили только две башни главного калибра), а также и «новики», прошедшие вторую войну.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Эскадренный миноносец «Новик». 100 великих кораблей

Эскадренный миноносец «Новик»

Поражение в Русско-японской войне существенно подорвало как могущество, так и авторитет Российского флота. Военно-морские силы страны оказались в весьма плачевном положении: кораблей в строю имелось недостаточно, а вновь построенные зачастую уже оказывались морально устаревшими. Особенно это касалось легких сил – наши корабли, на которых в качестве главных механизмов ставились паровые машины, заведомо уступали иностранным, оснащенным турбинами.

Лишь в июле 1910 г. на стапеле Путиловского завода заложили первый турбинный эсминец. Его постройка финансировалась из средств, собранных Особым комитетом по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Отечественная промышленность оказалась не в состоянии изготовить требуемые механизмы, и турбины вместе с котлами пришлось заказать на германском заводе «Вулкан» в Штеттине.

«Новик»

Весной 1911 г. эсминцу присвоили название «Новик» в честь быстроходного крейсера, отличившегося в годы войны с Японией. На воду корабль торжественно спустили 21 июня 1911 г. Весной следующего года «Новик» начал испытания, но когда летом его вывели на мерную милю для определения скорости, то выяснилось, что достичь 36 узлов не удается. Лишь после того, как завод «Вулкан» изготовил новые котлы с более высокой паропроизводительностью, уже в конце лета – начале осени 1913 г. удалось достичь проектной скорости и даже превысить ее, установив мировой рекорд скорости. В проблемах, возникших на первоначальных испытаниях, немцы взяли вину на себя, и лишь в 1926 г. выяснилось, что при постройке эсминца была допущена перегрузка. И тогда Путиловская верфь пошла на заведомый подлог: марки углубления нанесли на 300 мм выше, чем это указывалось.

После вступления в строй «Новик» имел следующие ТТХ: водоизмещение нормальное – 1280 т официально и 1400 т фактически, полное – 1951 т; мощность механизмов – 42 800 л.с.; максимальная скорость хода – 37,2 узлов; дальность плавания – 1760 миль. Главные размерения, м: 102,43 ? 9,53 ? 3,3 (по проекту – 2,9 м). Вооружение: 4—102 мм орудия, 4 двухтрубных 450 мм ТА, мог принимать 50 мин. Экипаж – 117 человек.

К началу Первой мировой войны «Новик» оказался единственным современным эсминцем в составе Балтийского флота. Он настолько превосходил остальные эскадренные миноносцы, что его не включили в состав минных дивизий, а приписали к бригаде крейсеров (тем более что ни одного современного легкого крейсера наш флот не имел). Вместе с крейсерами «Новик» 31 июля 1914 г., еще до официального объявления войны, вышел на свое первое задание – прикрытие минных заградителей, выставивших 2119 мин в Финском заливе на линии Нарген – Поркалауд.

На следующий день – 1 августа – Российская империя вступила в войну.

Спустя месяц после ее начала командование Балтийского флота предприняло первую активную операцию против крейсерских дозоров противника. В ней кроме четырех крейсеров участвовали «Новик» и еще четыре эсминца из полудивизиона особого назначения. В ночь на 2 сентября в районе острова Готланд удалось обнаружить германский крейсер «Аугсбург». Но и тот, в свою очередь, заметил русские корабли и начал отход. Преследовать «немца» мог только «Новик», однако его попытка выйти в торпедную атаку оказалась неудачной – четыре выпущенные торпеды прошли мимо.

10 октября «Новик» был направлен на поиски германской подводной лодки, атаковавшей русский дозорный крейсер, но обнаружить врага не удалось. А утром следующего дня немецкая субмарина U-26 отправила на дно крейсер «Паллада». Моряки «Новика» наблюдали гибель корабля и, подойдя к месту трагедии, взяли под охрану второй крейсер, «Баян».

В том же октябре «Новик» несколько раз пытался выйти на минную постановку, но командование вновь и вновь переносило дату выхода в море.

В конце концов, эсминцы в море вышли, но разыгравшийся в последний день месяца шторм выполнить задание не позволил. Но командующий Балтийским флотом адмирал Н.О. Эссен не собирался отказываться от планов минной войны. И 5 ноября «Новик» и полудивизион особого назначения вышли в море. Старые эсминцы выставили 140 мин перед Мемелем, новейший корабль – 50 мин перед Пиллау. Заграждения оказались весьма успешными: у Мемеля на минах погибли 17 го числа броненосный крейсер «Фридрих Карл» и спешившее ему на помощь вспомогательное судно «Эльбинг IX», а уже осенью следующего года у Пиллау подорвались пароход «Бреслау» (затонул) и эсминец S-149 (поврежден).

Вновь успешную минную постановку «Новик» выполнил 24 ноября, поставив 50 мин у германского побережья. На них в начале января 1915 г. погибли немецкий пароход «Латона» и вспомогательный тральщик «В». Но предпринятый в декабре выход в море на очередную минную постановку пришлось прервать из-за очень плохой погоды. Эсминец вернулся в базу, однако уже там при выгрузке мин на заградитель «Нарова» произошло столкновение, «Новик» повредил себе нос, и ему пришлось две недели ремонтироваться.

В следующем году минно-заградительные операции продолжились. В ночь на 7 мая «Новик» совместно с полудивизионом особого назначения выставили 120 мин на подходах к Либаве. При этом германские корабли попытались помешать нашим заградителям, но были отогнаны крейсерами из отряда прикрытия. В следующем месяце «Новик» вновь выходил в море на разведку, участвовал в прикрытии минных постановок, а в начале июля выходил в море вместе с крейсерами, направленными для обстрела Мемеля. Из-за тумана русские корабли оказались в очень сложном положении, обстрел пришлось отложить, зато удалось перехватить у острова Готланд вражеский отряд. В ходе завязавшегося боя наши крейсера тяжело повредили и заставили выброситься на берег в шведских территориальных водах вражеский минный заградитель «Альбатрос». Однако для «Новика» выход оказался неудачным: потеряв своих «соплавателей» в густом тумане, он в конечном итоге, не встретив неприятеля, вернулся в базу.

Зато в ночь на 17 августа эсминец умел добиться весьма примечательной победы. В это время германский флот стремился прорваться в Рижский залив. Ему противодействовали наши корабли во главе с линкором «Слава». Для его уничтожения немецкое командование направило новейшие эсминцы V-99 и V-100, но им не удалось выполнить задачу, и после короткой перестрелки с русскими дозорными эсминцами они пошли восвояси. На выходе из залива «немцев» обнаружил «Новик». Его командир капитан второго ранга М.А. Беренс провел бой блестяще. Наш корабль получил лишь незначительные повреждения от осколков, зато противнику досталось по полной. Серьезно поврежденный V-99, отходя, попал в противолодочные сети, получил дополнительные повреждения от имевшихся там подрывных патронов и выбросился на берег, где спустя два дня его взорвал собственный экипаж.

В августе же «Новик» впервые столкнулся с воздушным противником, но счастливо избежал повреждений от авиабомб, а в начале октября обнаружил в море и доставил в свой порт потерпевший аварию и совершивший вынужденную посадку русский гидросамолет.

Из походов 1915 г. следует особо отметить два. В ходе одного из них русские эсминцы обнаружили и в ночь на 20 ноября артогнем и торпедой с «Новика» отправили на дно небольшой сторожевик №19 («Норбург»), взяв при этом 20 пленных. Во время другого «Новик» и два близких к нему по типу новейших эсминца, «Победитель» и «Забияка», выставили у Виндавы 150 мин. Уже на следующий день на этом заграждении погибли два вражеских корабля – легкий крейсер «Бремен» и эсминец Т-191. 23 го числа за ними последовали эсминец V-177 и сторожевой корабль «Фрея».

Следующая минная постановка, намеченная на 6 января 1916 г., оказалась неудачной – на мине подорвался «Забияка»; «Новик» отбуксировал пострадавшего «собрата» в базу. Вообще, в этом году «Новик» действовал достаточно активно, но самым ярким событием стал поход к шведской бухте Норчеппинг для уничтожения немецкого конвоя. На эсминце держал флаг начальник Минной дивизии контр-адмирал А.В. Колчак. Задачей «Новика» и действовавших вместе с ним эсминцев «Гром» и «Победитель» являлось «отжатие» вражеского конвоя от берега – под огонь державшихся мористее русских крейсеров. Но из-за допущенной Колчаком тактической ошибки эсминцы атаковали только шедшее в хвосте конвоя судно-ловушку «Н» (вооруженный пароход «Герман»). Фактически, противоконвойная операция оказалась сорвана, все транспорты смогли укрыться в шведских территориальных водах. К тому же Колчак приказал прекратить спасение людей с потопленного «Германа», что в условиях отсутствия угрозы для наших кораблей кажется не слишком порядочным поступком (здесь уместно вспомнить историю гибели «Рюрика»).

Февральская революция 1917 г. привела к заметному снижению активности Балтийского флота. Что касается «Новика», то в мае он перешел в Рижский залив и стал флагманом Минной дивизии. В этом качестве он участвовал в октябре в Моонзундском сражении, но в нем наш флот действовал не слишком удачно и «излишней» активности не проявлял. После завершения операции «Новик» убыл в Петроград на ремонт. Но в годы Гражданской войны заниматься этим никто не стал, а затем у СССР просто не хватало средств на восстановление флота. Корабль, сданный еще осенью 1918 г. в порт на долговременное хранение, ждал ремонта до декабря 1926 г., причем в июле того же года его переименовали в «Яков Свердлов».

В результате капитального ремонта, завершившегося к осени 1929 г., бывший «Новик» превратился в штабной корабль дивизиона эсминцев, на нем перестроили надстройки, переоборудовали многие помещения. Изменился и состав вооружения – вместо двухтрубных торпедных аппаратов появились трехтрубные. Корабль исправно нес службу вплоть до конца 1937 г., когда встал на очередной капремонт и модернизацию. В войне с Финляндией он участия не принял, а вскоре после окончания боевых действий был переклассифицирован в учебный эсминец. Ремонт завершился в самом конце 1940 г.

К 22 июня 1941 г., началу Великой Отечественной войны, «Яков Свердлов» имел следующие ТТХ: водоизмещение нормальное – 1717 т, полное – 1951 т, мощность механизмов – 31 500 л.с., максимальная скорость хода – 30,5 узлов, дальность плавания – 1300 миль. Вооружение: 4 102 мм, 2 37 мм, пулеметы, 3 трехтрубных 450 мм, 8 больших и 20 малых глубинных бомб; мог принимать мины. Экипаж – 173 человека.

В первые месяцы войны возвращенный в боевой состав Краснознаменного Балтийского флота эсминец совершил несколько боевых выходов, участвовал в минных постановках, эскортировал транспорты и крупные боевые корабли, обстреливал позиции противника. После 8 августа он участвовал в обороне Таллина. Во время эвакуации города «Яков Свердлов» утром 28 августа вместе с другими эсминцами уже под пулеметным огнем противника принял на борт последних его защитников. Днем он в составе главных сил флота взял курс на Кронштадт, следуя на левом траверзе флагманского крейсера «Киров». Но вечером он подорвался на мине, разломился на части и погиб. Судьбу корабля разделили 114 членов экипажа и пассажиров.

В отечественной литературе до сего дня бытует легенда, будто эсминец прикрыл собой «Киров» от торпеды; его подвигу даже посвящены стихи. Но изучение материалов наших бывших противников позволяет сделать однозначный вывод, что эта история не соответствует действительности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Эскадренные миноносцы типа «Новик»

 

 

 

 

 

 

  «Новик», «Дерзкий», «Беспокойный», «Гневный», «Пронзительный», «Счастливый», «Быстрый», «Громкий», «Поспешный», «Пылкий», «Орфей», «Азард», «Гром», «Десна» «Забияка», «Летун», «Победитель», «Самсон», «Гавриил», «Михаил», «Сокол», «Лейтенант Ломбард», «Владимир», «Константин», «Лейтенант Дубасов», «Капитан Конан Зотов», «Капитан Белли», «Капитан Кроун», «Капитан Керн», «Капитан Кинсберген», «Капитан Изыльметьев», «Капитан Ильин», «Изяслав», «Прямислав», «Брячислав», «Федор Стратилат», «Автроил», «Керчь», «Федониси», «Гаджибей», «Калиакрия», «Занте», «Цериго», «Корфу», «Левкас».

 

Головной корабль эскадренный миноносец (эсминец) «Новик» проектировался конструкторами немецкой фирмы «Вулкан» совместно с инженерами Путиловского завода по заказу «Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования». По результатам конкурса в 1909 г. заказ на постройку был передан «Обществу Путиловских заводов» г. С. — Петербург. В процессе проектирования и постройки определялся как минный крейсер, предназначенный для ведения боя против кораблей противника во взаимодействии с группой однотипных кораблей.  Вступил в строй Балтийского флота весной 1913 г. Обладал высокими для своего времени тактико — техническими характеристиками. В отличии от существовавших эсминцев — кораблей с преимущественно торпедным вооружением, являлся фактически универсальным кораблем оснащенным мощным артиллерийско — торпедным вооружением. Был первым в России военным кораблем с турбинной двигательной установкой. Долгое время корабли типа «Новик» оставались лучшими в мире  в классе эскадренных миноносцев и определили развитие эсминцев в России вплоть до середины 20 века. Эскадренный миноносец «Новик» (с 1923г. «Яков Свердлов») погиб в августе 1941 г. при прорыве кораблей Балтийского флота из Таллина в Кронштадт.

В период с 1911 по 1917 гг. была осуществлена постройка эсминцев типа «Новик». Корабли строились несколькими сериями и незначительно отличались своими характеристиками от прототипа и друг от друга.

1. Серия эсминцев типа «Дерзкий»: «Дерзкий», «Беспокойный», «Гневный», «Пронзительный» — всего 4 корабля. Строились по программе 1911г. «Ассигнования средств на усиление Черноморского флота» «Обществом Николаевских заводов и верфей» г. Николаев. Практически не отличались от головного корабля «Новик», за исключением установки менее мощной двигательной установки и уменьшения количества 102 мм орудий до трех. Эсминцы переданы в состав Черноморского флота в 1914 г.

2. Серия эсминцев типа «Счастливый»: «Счастливый», «Быстрый», «Громкий», «Поспешный», «Пылкий» — всего 5 кораблей. Строились по программе 1911г. «Ассигнование средств на усиление Черноморского флота». Строительство серии начинали несколько разных предприятий в т.ч. поставку комплектующих осуществляла немецкая фирма «Вулкан». По причине начавшейся войны эсминцы «Счастливый», «Громкий» и «Поспешный» достраивало «Общество Николаевских заводов и верфей», а «Быстрый» и «Пылкий» — Невский металлический завод. Серия фактически повторяла корабли серии «Дерзкий». Эсминцы серии вступили в строй в 1915г.

3. Серия эсминцев типа «Орфей»: «Орфей», «Азард», «Гром», «Десна», «Забияка», «Летун», «Победитель», «Самсон» — всего 8 кораблей. Строились в соответствии с большой судостроительной программой на 1913 — 1917гг. для Балтийского флота. В качестве прототипа выбран проект эсминца «Счастливый». На кораблях серии устанавливались 4 трехтрубные торпедные аппараты и была увеличена мощность двигательной установки. Строились на верфях «Общества Путиловских заводов». «Забияка» и «Победитель» вступили в строй в 1915 г., остальные — в 1916 г.

4. Серия эсминцев типа «Гавриил»: «Гавриил», «Михаил», «Сокол», «лейтенант Ломбард», «Владимир». «Константин», «лейтенант Дубасов», «капитан Конан Зотов», «капитан Кроун», «капитан Белли», «капитан Керн», «капитан Кинсберген», «капитан Изыльметьев», «лейтенант Ильин» — всего 14 кораблей.  Строились в соответствии с большой судостроительной программой на 1913 — 1917 гг. для Балтийского флота.  Восемь  эсминцев были заказаны «Обществу Путиловских заводов», еще 6 строились на судостроительном заводе Русско — балтийского акционерного общества (г. Ревель). Практически не отличались от  эскадренных миноносцев типа «Орфей». Корабли построенные на судостроительном заводе Русско — балтийского акционерного общества имели мелкие конструктивные особенности. «Гавриил», «капитан Изыльметьев», «лейтенант Ильин» были построены в 1916 г., «Константин», «Владимир», «капитан Кинсберген» — в 1917 г.,»капитан Белли», «капитан Керн» — после 1917г., остальные корабли достроены не были.

5. Серия эсминцев типа «Изяслав»: «Изяслав», «Прямислав», «Брячислав», «Федор Стратилат», «Автроил» — всего 5 кораблей. Строились в соответствии с большой судостроительной программой на 1913 — 1917 гг. для Балтийского флота. Проектировались французской фирмой «А. Норманд» на основе проекта эсминца «Новик», строились на предприятиях акционерного общества «Беккер и К*». Являлись наиболее мощными и крупными эсминцами русского флота. В отличии от «Новика» оснащались противокреновыми цистернами Фрама, пятью 102 мм орудиями, имели вертикальные образования бортов корпуса.   «Изяслав» поступил на вооружение Балтийского флота в 1916г., «Автроил» — в 1917г., «Прямислав» — после 1917г. «Брячислав» и «Федор Стратилат» достроены не были.

6. Серия эсминцев типа «Керчь» (ушаковская серия): «Керчь», «Федониси», «Гаджибей», «Калиакрия», «Занте», «Цериго», «Корфу», «Левкас» — всего 8 кораблей. Заказаны в соответствии программы нового усиления Черноморского флота 1914г. «Обществу Николаевских заводов и верфей». При проектировании и строительстве был в основном повторен проект эсминца «Дерзкий» с исправлением некоторых недостатков, выявленных в процессе эксплуатации. В ходе постройки кормовой торпедный аппарат был заменен 102 мм орудием. «Керчь», «Федониси», «Гаджибей», «Калиакрия» были введены в строй Черноморского флота в 1917г., «Занте», «Корфу» и «Левкас» — после 1917г., «Цериго» — в 1919г.

В конце 1916  в начале 1917 были заложены 12 эсминцев второй ушаковской серии, но ни один корабль построен не был.

 Тактико-технические характеристики

№№

п.п.

    Наименование характеристики Ед.

изм.

   Новик   Дерзкий Счастливый   Орфей  Гавриил   Изяслав   Керчь
    1 Водоизмещение      т  1,280 1,180-1,190       1, 110   1,260   1, 260    1, 390 1,260-1,795
    2 Длина      м 102,43 93,82-93,9       97, 99      98       98      107 92,51-93,26
    3 Ширина      м   9,53 9, 02-9, 3          9,3     9, 3     9, 34      9, 5 9,05-9,07
    4 Осадка      м   3, 53 3, 2-3, 42         3, 41    2, 98      3, 9      4, 1 3, 2-4,04
    6 Силовая установка   2 паровые турбины, 6 котлов 2 паровые турбины, 5 котлов 2 паровые турбины, 5 котлов 2 паровые турбины, 4 котла 2 паровые турбины, 4 котла 2 паровые турбины, 5 котлов 2 паровые турбины, 5 котлов
    7 Мощность силовой установки    л. с.    35 000 22 534 -23 500    24 000      —   25 000   30 000   31 500   32 700 25 854 -28 557
    8 Скорость   узел    36,92      30          30       35       34        35      33
    8 Дальность автономного плавания   миля    1470     1717       1680     1470     1680     1880    1500
    9 Экипаж    чел.      117      111          111      150      150      150      136
  10 Артиллерийское вооружение  :

— 102 мм орудия

76, 2 мм зенитное орудие

57 мм зенитное орудие

— 7, 62 мм пулемет

  шт.        

        4

        —

        —

       4

       

       3

        —

       —

       2

        

        3

            —

            —

           2

    

       2

        —

        —

       2   

 

       4

       1

       —

       2

 

       5

       1

        —

       2

 

       4

        —

       2

       4

  11 Минно-торпедное вооружение

— 457 мм торпедные аппараты

— мины заграждения

  шт.         

         4

        80

       

        5

       80

 

           5

          80

 

       4

      80

 

       3

      80

 

       3

      80

 

       4

      80

 

Военная судьба эскадренного миноносца «Новик»

 

В истории любой морской державы немало славных страниц. Каждый корабль имеет свою судьбу. Порой в судьбе корабля отражается целая историческая эпоха боль, радость, героизм, поражение и победа целого народа. Но корабли не могут писать мемуары, они просто служат своей державе от рождения и до смерти.

 


В этой статье пойдет рассказ о корабле, который можно назвать великим. Его величие не в размерах, а в совершенстве воплощенной в нем инженерной мысли определивший путь развития целого класса военных кораблей на долгие годы в России и за ее пределами.


После Крымской войны Российская Империя начала заново создавать свой флот. В 1862 году на учениях Балтийского флота было испытано новое оружие — минный таран. После испытаний адмирал Бутаков доложил главному морскому руководству, что идея миноносных судов предполагает возможность иметь самое сильное оружие из всех придуманных на тот период. Сторонником минного оружия был Степан Осипович Макаров. В 1876 году адмирал Макаров предложил смелую идею оборудовать пароход «Великий Князь Константин» несколькими паровыми катерами с шестовыми минами. Эти катера могли атаковать корабли противника на месте их якорных стоянок. Как следует из самого названия шестовые мины — это мины, прикрепляемые к шестам и затем подводимые к неприятельским кораблям. Это было опасное дело, но русским морякам всегда хватало храбрости. Несмотря на долгие колебания начальства, минная флотилия Макарова была создана и успешно проявила себя в русско-турецкой войне, начавшейся в 1877 году.


Минная война была малой войной на море. Нападали незаметно, ночью и туман. Моряки сражались бесстрашно. На первый взгляд военные суда Турции были сильнее маленьких минных катеров Российского императорского флота, тем не менее были выведены из строя два турецких броненосца, потоплено несколько торговых пароходов и сторожевой корабль. И все же настоящим оружием будущего стала торпеда, впервые примененная Макаровым в войне с турками.


Торпеду или как ее тогда называли «самодвижущуюся мину» создал в 1865 году русский изобретатель И.Ф. Александровский. Но морское ведомство предпочло закупить патент у англичан, проявив недальновидность. Ведь Англия была давним врагом России. В 1877 году в виде опытового военного судна был построен первый в мире миноносец «Взрыв». Быстроходный миноносец «Бату» стал следующим шагом. Русский пример оказался заразительным. Миноносцы стали строить все крупные морские державы. Появились военные теории согласно котором именно миноносцы способны решить исход не только боя, но даже войны. И все же миноносцы оставались несовершенными. Это выявила русско-японская война. Ее опыт показал ограниченность применения миноносцев в дневное время. Недостаточная скорость, слабое вооружение, низкая мореходность по сравнению с более крупными кораблями делали миноносцы уязвимыми и соответственно ограничивали применение торпед.
Перед кораблестроителями было два пути устранения этих недостатков. Первый путь совершенствовать недавно появившиеся подводные лодки обладавшие таким ценным качеством как скрытность, второй путь создать универсальный корабль с мощным вооружением, высокой скоростью и хорошими мореходным качествами.


Русско-японская война изменила взгляды не только на миноносцы, трагедия поражения привела к осознанию острой необходимости усиления военной мощи России.


В 1905 году был образован особый комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Председателем стал Великий князь Александр Михайлович. В комитет входили многие ученые и морские офицеры. Патриотический порыв людей из самых разных социальных слоев вылился в мощный поток пожертвований. Были собраны миллионные средства. С 1905 по 1907 год на народные деньги было построено двадцать два военных корабля. Началось возрождение военно-морского флота России.


В 1907 году комитет принял решение о постройке турбоходного миноносца. 19 июля 1910 года на стапелях Путиловского завода состоялась торжественная закладка эскадренного миноносцы нового поколения, который получит имя «Новик» и станет легендой русского кораблестроения. На церемонии закладки корабля присутствовал сам Император Российской Империи Николай II.


Это событие совпало с новым витком мировой гонки военно-морских вооружений. В России этот удивительный корабль стал первым в серии эскадренных миноносцев нового типа, о которых так и говорили «Новики», но был последним, так как постройка велась на добровольные пожертвования.


19 июля 1910 года боевой корабль был заложен, а к концу года уже завершилось формирование корпуса, изготовление котлов и турбин. Разработали и спроектировали эти эсминцы замечательные русские корабелы во главе с Алексеем Николаевичем Крыловым. Имя «Новик» предложил командующий Балтийским флотом вице-адмирал Эссон в память о героически погибшем в русско-японской войне крейсере «Новик». Николай II утвердил название.


Через год после закладки состоялся спуск эсминца «Новик» на воду. По высочайшему соизволению без церемоний, так как рядом на верфи спускался линкор «Полтава». Эскадренный миноносец «Новик» обладал замечательными качествами. На ходовых испытаниях корабль развил скорость свыше 37 узлов. Это был мировой рекорд.


При относительно большой длине корпуса военный корабль обладал высокой прочностью. Его не ломало на самой крутой волне. Российская Империя в очередной раз показала всему миру свой уникальный и инженерный талант.

 

эскадренный миноносец «Новик»

 

не торжественный спуск на воду

 

турбина

 

визит на эсминец «Новик» Российского Императора Николая II

 

в шхерах Финляндии

 

 

 


1 августа 1914 года Россия вступила в первую мировую войну. По плану морского генерального штаба на Балтийский флот возлагалась задача не допустить прорыва германского флота в Финский залив. В случае прорыва немцев предполагалось дать бой кораблями флота в самой узкой части Финского залива. В это время началась боевая биография эсминца «Новик».


В составе первого дивизиона эсминцев минной дивизии Балтийского флота эскадренный миноносец «Новик» совершал дерзкие рейды на вражеские коммуникации для постановки минных заграждений, вступал в опасные поединки с кораблями противника, нес конвойную и разведывательную службу. На минах выставленных дивизионом русских эсминцев подорвались германский броненосец «Карл Фридрих», крейсер «Бремен» и несколько других кораблей.


Центральным пунктом морской войны на Балтике была борьба за Моонзундский архипелаг. В неравной борьбе сошлись главные силы германского флота и соединения русских кораблей. «Новик» и его братья миноносцы входили в состав этого соединения.


Любой корабль неотделим от своего командира и команды. На русском флоте служили замечательные моряки. В 1915 году командиром эскадренного миноносца «Новик» стал Михаил Андреевич Бернс. Один из лучших командиров первой мировой войны. Именно с ним связанны самые яркие страницы в боевой биографии корабля.


В августе 1915 года эсминец «Новик» встретился в решительном бою с двумя новейшими германскими миноносцами «Фау-99» и «Фау-100». Рассчитывая на легкую добычу, вражеские эсминцы атаковали «Новик». Русский боевой корабль первый открыл огонь. После третьего залпа головной миноносец «Фау-99» получил серьезные повреждения и вышел из боя. Сосредоточив огонь на втором эсминце, «Новик» одержал победу и над ним. Горящий корабль был вынужден отойти. Продолжая вести огонь по флагману, миноносец «Новик» загнал его на русское минное поле, где тот подорвался кормой и затонул. На русском корабле потерь не было, а ранено только два матроса. Весь бой длился 17 минут. Русские моряки продемонстрировали высокое боевое мастерство, но это была не просто военная победа, это была победа русской инженерной мысли, доказавшая наглядно, что один миноносец «Новик» стоит двух немецких кораблей и превосходит их по скорости и по мощи вооружения.


Всю войну русский военно-морской флот сражался достойно. Причем почти всегда с превосходящими силами противника. В последнем решающем Моонзуднском сражении немцы обладали десятикратным превосходством, но так и не смогли выиграть бой.


Эсминец «Новик» прошел всю первую мировую войну. Лишь в 1917 году измотанный морскими сражениями корабль убыл в финскую столицу Гельсингфорс для ремонта. Там его и застала революция.


Революционные события обернулись не только общенациональной трагедией братоубийства, они стали катастрофой для флота. Так случилось что флот стал разменной монетой в политической игре того времени. За эту игру он заплатил своей гибелью. 18 июня 1918 года в Новороссийске по приказу Ленина были затоплены почти все корабли Черноморского флота. Один из семи эсминцев класса «Новик» миноносец «Керчь» своими торпедами потопил линкор «Свободная Россия» и несколько других кораблей, а затем экипаж открыл кингстоны и затопил боевой корабль. Свершилось то, чего враг не мог добиться на протяжении всей войны.


Миноносец «Новик» не участвовал в гражданской войне. До 1925 года эсминец находился в порту в охранении. В 1926 году корабль был перевооружен и получил новое название «Яков Свердлов». С этим именем он вошел в состав учебного отряда Краснознаменного Балтийского флота. Впрочем, настоящим именем эскадренного миноносца все равно осталось имя «Новик». Оно также не отменимо как родословная человека и отечества, как слава, добытая в боях.


«Новики» оказались кораблями долгожителями. Некоторые из них дожили до середины 50-х годов. Они успешно несли службу не только на Балтийском, но и на Северном, Тихоокеанском и Черноморском флотах.

 

иллюстрации эскадренного миноносца «Новик»

 

бой с немецкими кораблями


В военной судьбе «Новика» как и военной судьбе всей страны было суждено продолжение. 22 июня 1941 года новая война обрушилась на Советский Союз. Эскадренный миноносец «Новик» вновь встает на защиту своего отечества. С первых дней Великой Отечественной войны легендарный корабль в огне боев ставит минные заграждения, обеспечивает боевое охранение линкора «Октябрьская революция» при его переходе в Кронштадт, участвует в обороне главной базы флота в Таллинне. Когда немецкие части вышли к окраинам Таллинна, военно-морским командованием было принято решение о перебазировании флота в Кронштадт. 27 августа чтобы отлечь внимание противника была организована контратака по всему фронту. В это время началась погрузка на военные корабли и к вечеру того же дня они покинули Таллиннский рейд. Это был тяжелейший переход. Более 200 боевых кораблей и транспортов должны были пройти узким Финским заливом около 160 миль, из которых 64 мили было заминировано, а 26 миль по обоим берегам были заняты врагом. Не хватало тральщиков, прикрытия с воздуха не было. Миноносец «Новик» и его соратники эсминцы обеспечивали охрану крейсера и транспортов. Пришлось тяжело — на пути было огромное количество мин. Тральщики и «морские охотники» не успевали расстреливать мины, всплывшие после траления. Воздух кипел от немецких самолетов. Но корабли мужественно продолжали свой путь.


«Новик» шел в охранении крейсера «Киров». Это был последний поход эсминца. 28 августа в 20:36 на миноносце «Новик» прогремел взрыв. Напоровшись на мину, военный корабль переломился пополам и за 5 минут ушел под воду. Лишь небольшая часть команды уцелела. Так закончил свою славную боевую жизнь легендарный эскадренный миноносец «Новик».


Великие корабли, как и великие люди, умирая, не уходят в небытие. Они продолжают жить в памяти истории, передавая свой героический дух будущему. И сегодня корабль «Новик» живет. Живет в других кораблях военно-морского флота Российской Федерации.

 


Технические характеристики эскадренного миноносца «Новик»:
Длина — 102,4 м;
Ширина — 9,5 м;
Осадка — 3,5 м;
Водоизмещение — 1260 тонн;
Силовая установка — паровая турбина мощностью 40 000 л. с.;
Скорость — 36 узлов;
Дальность плавания — 1764 мили;
Экипаж — 117 человек;
Вооружение:
Артиллерийские орудия 102 мм — 4;
Пулеметы 7, 62 мм — 4;
Сдвоенные торпедные аппараты — 3;
Мины — 60;

Подход флота

Подход флота

Подход флота

Причал Название судна Дата подхода Количество груза Ед. измерения Вид ППР
3 Woori Sun (189,94) рейд 34000 тн Погрузка
3 Jin Hai He (189,99) 24.01 35000 тн Погрузка
3 SN Glory (171,59) 25.01 30000 тн Погрузка
3 Wooyang Dandy (189,99) 01.02 35000 тн Погрузка
5 Xin Hai-98 (96,5) рейд 3200 тн Погрузка
5 Hui An (89,8) 29. 01 3100 тн Погрузка
7/8 Propel Passion (179,99) 20.01 6:00: 11420 тн Погрузка
9 MSC Moon F (149,6) 23.01 200 шт Погрузка
9 Kharis Heritage (147) 23.01 17:00 480 шт Погрузка
13 Geat Wisdom (185,74) 27.01 36000 тн Погрузка
14(КТ) sunny lily (145,76) 20.01 1:00: 450 шт Погрузка
14(УТ) HTC Delta (189,99) 20. 01 11500 тн Погрузка
14(УТ) Fuhai (188,5) 21.01 2:00: 40000 тн Погрузка
16 Ortolan Epsilon (148,2) 20.01 12:00 450 шт Погрузка
16 Buxcontact (207,3) 20.01 12:00 0 тн Погрузка
16 ФЕСКО Янина (142,7) 22.01 20:00 400 шт Погрузка
16 Kapitan Afanasyev (184,1) 23.01 22:00 500 шт Погрузка
Причал Название судна Дата подхода Количество груза Ед. измерения Вид ППР
4 Malaysia Brave (180) 30.01 3000 тн Выгрузка
5 Fortune Trade-1 (117,63) 21.01 20:00 200 тн Выгрузка
5 Millennium Leader (128) 24.01 200 тн Выгрузка
9 MSC Moon F (149,6) 23.01 450 шт Выгрузка
9 Kharis Heritage (147) 23.01 17:00 460 шт Выгрузка
14(КТ) sunny lily (145,76) 20. 01 1:00: 450 шт Выгрузка
16 Ortolan Epsilon (148,2) 20.01 12:00 450 шт Выгрузка
16 Buxcontact (207,3) 20.01 12:00 0 тн Выгрузка
16 ФЕСКО Янина (142,7) 22.01 20:00 400 шт Выгрузка
16 Kapitan Afanasyev (184,1) 23.01 22:00 700 шт Выгрузка
Причал Название судна Дата подхода Количество груза Ед. измерения Вид ППР
9 ФЕСКО Новик (133,58) 25.01 250 шт Выгрузка
9 ФЕСКО Новик (133,58) 25.01 250 шт Погрузка
9 ФЕСКО Наварин (133,58) 26.01 8:00: 250 шт Выгрузка
9 ФЕСКО Наварин (133,58) 26.01 8:00: 250 шт Погрузка
9/10 Иван Капралов (133,21) 26.01 220 шт Погрузка
9/10 Иван Капралов (133,21) 26. 01 0 тн Погрузка
9/10 Иван Капралов (133,21) 26.01 0 тн Выгрузка
9/10 Иван Капралов (133,21) 26.01 220 шт Выгрузка
10 ФЕСКО Нагаево (101,08) 20.01 20:00 250 шт Выгрузка
10 ФЕСКО Нагаево (101,08) 20.01 20:00 250 шт Погрузка
10 ФЕСКО Невельск (99,98) 21.01 6:00: 200 шт Выгрузка
10 ФЕСКО Невельск (99,98) 21. 01 6:00: 200 шт Погрузка
10 Феско Парис (138,07) 25.01 200 шт Выгрузка
10 Феско Парис (138,07) 25.01 200 шт Погрузка

content3

Ваша заявка отправлена

Благодарим за обращение.
Наш менеджер с вами свяжется.

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта и обеспечить удобство его использования. Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.

Продолжить

ВЗГЛЯД / Русский «Hовик» был лучшим эсминцем своей эпохи :: Общество

Ровно сто пять лет назад имел место один из славных эпизодов нашей военно-морской истории: знаменитый эскадренный миноносец «Новик» одержал победу над двумя германскими эсминцами. Этому кораблю была суждена долгая и славная жизнь, он успел поучаствовать в Великой Отечественной. А относительно недавно останки «Новика» обнаружили подводные поисковики.

В истории военного судостроения было не так уж много кораблей, которые можно назвать прорывными, революционными, воплотившими в металле качества, резко возвысившие их над современниками. Если брать XX век, то сразу припоминаются «Дредноут», крейсер «Инвинсибл», линкор «Ямато», авианосец «Энтерпрайз», подводная лодка «Наутилус» – и герой нашего нынешнего рассказа, российский эсминец «Новик». Он был спущен на воду 21 июня 1911 года, вошел в строй Балтийского флота 29 августа 1913 года. «Новик» создавался в рамках программы послецусимского восстановления флота Российской империи и поражал воображение современников своими выдающимися тактико-техническими данными.

Чемпион своей эпохи

«Новик» радикально превосходил ранее построенные в России и других странах миноносцы – как по размерам, вооружению, так и по скорости в 37,3 узла. Подобный корабль мог беспрепятственно нагнать и уничтожить слабейшего противника и уйти от сильнейшего.

Собственно, для такого грозного бойца уже не подходило обозначение «миноносец»: «Новик» и построенных по его образцу собратьев вывели в отдельный класс эсминцев (эскадренных миноносцев). Обозначение «эскадренный» указывало на способность кораблей этого класса действовать в составе эскадры в океанской и морской зоне. «Новик» послужил прототипом еще 29 подобных кораблей, считавшихся лучшими в своем классе. «Новики» отважно сражались не только в Первую мировую, но и в Великую Отечественную войну. И в атаку на вражеские суда ходили, и минные заграждения ставили, и десанты высаживали, и эвакуировали отступающие войска и мирное население. Незаменимые были корабли, состоявшие в советском ВМФ вплоть до середины 50-х!

Родоначальнику этой серии выпала особенно яркая судьба. С 1914-го по конец 1917-го «Новику» пришлось участвовать в большом количестве боев и походов, его характерный четырехтрубный силуэт враги видели постоянно. Эсминец проводил минные постановки у берегов противника, участвовал в предотвращении прорыва немецкого флота в Рижский залив. 

А также осуществлял прикрытие знаменитого линкора «Слава», в составе соединения под началом контр-адмирала Колчака топил германские транспорты с железной рудой в Норчепингской бухте, оборонял Моонзундский архипелаг. И наиболее запомнившийся эпизод в биографии «Новика» случился 17 августа 1915 года, когда он вступил в бой с проникшими в Рижский залив новейшими германскими эсминцами V-99 и V-100, имевшими задание потопить «Славу».

Яркое описание этого сражения содержится в романе «Моонзунд», созданном Валентином Пикулем. Происходил бой неподалеку от Михайловского маяка, предназначенного для обозначения мели на западном входе в Ирбенский пролив – ныне это маяк Микельбака, расположенный в поселке Микельторнис. «Один против двух вступил в неравную дуэль… На бортах немцев уже видны литеры, намалеванные белилами от ватерлинии до срезов полубаков: V-99 и V-100. Наградив «сотый» двумя попаданиями, «Новик» теперь зашибал снаряды в «девяностодевятку». Точное маневрирование фон Грапфа (настоящее имя командира эсминца было Михаил Александрович Беренс – прим. ВЗГЛЯД) сделало «Новик» почти неуязвимым – ни одного попадания!» – живописует Пикуль.

«Новик» всадил в V-100 несколько метких снарядов, тот загорелся и вышел из боя. «Половина дела была уже сделана: «Новик» уравнял силы. Русские погнали перед собой V-99 с такой яростью, как гонят по улице бешеную собаку. Эта «улица» вела прямо на минное поле. Петряев (главный артиллерист – прим. ВЗГЛЯД) умудрился настичь врага ловким снарядом, разворотив ему корму. Очевидно, снаряд разбил дымовые шашки, и теперь убегающий V-99 потянул за собой плотную полосу дымзавесы», – рассказывает автор «Моонзунда».

План Беренса блестяще оправдался: «Прямо по курсу с гулом вздыбнулось море: V-99 взорвался. Еще взрыв! – на инерции хода он взорвался и на второй мине. Эсминец быстро погибал, оседая в море кормой, оттуда ревели тонущие… V-100 пытался спасать людей, но это было слишком рискованно. К тому же «Новик» взял его под обстрел. Тогда «сотый» сделал самое мудрое – он побежал!». Пикуль приводит высказывание командира «Новика»: «Отныне прошу не говорить, что тип этих кораблей неизвестен. Теперь мы знаем им цену…».

Жертва Таллиннского перехода

Переживший войну и последующую революцию корабль при советской власти получил новое имя в «духе времени»: «Яков Свердлов» – в честь одного из большевистских вождей. Он прошел капитальный ремонт и две модернизации, усилившие мощь его орудий и торпедных аппаратов. Перед Великой Отечественной заслуженный ветеран входил в состав отряда учебных кораблей, а с началом войны был включен в 3-й дивизион эсминцев эскадры Балтийского флота. «Яков Свердлов» осуществлял задачи эскортирования более крупных кораблей, прикрывал действия сил флота, проводил поиск надводных судов и подводных лодок противника, осуществлял огневую поддержку советских сухопутных войск. Некоторое время в июле 1941 года он даже осуществлял функции флагманского корабля флота, на нем был развернут командный пункт.

Роковым для «Якова Свердлова» стал печально известный Таллинский переход.

Под этим названием вошла в историю состоявшаяся в конце августа 41-го эвакуация из столицы Эстонии в Кронштадт основных сил Балтийского флота и войск 10-го стрелкового корпуса. Из Таллина вышли 225 кораблей и судов, подвергшихся ожесточенным атакам люфтваффе. Кроме того, немцы и финны успели выставить на пути каравана минные заграждения. В итоге до Кронштадта добрались лишь 163 корабля, советские потери в людской силе исчислялись в 10 с лишним тысяч человек. Среди погибших оказался и «Яков Свердлов», шедший в охранении крейсера «Киров».

28 августа, примерно в 20.30 «Киров» затралил мину, но ее стало заносить к борту. Катастрофу удалось предотвратить, крейсер застопорил ход. В этот драматический момент прямо по курсу «Кирова» подорвался эсминец «Гордый», а в 20.36 раздался взрыв на «Якове Свердлове».

Вот как позднее описывал эти события в своем рапорте командир корабля Александр Спиридонов: «Сзади мостика «Якова Свердлова» поднялся огромный столб пламени, пара и дыма. Все стоящие на мостике были сбиты с ног, часть вылетела за борт. Я упал лицом на телеграф, поставив последний на «Стоп», и на мгновение потерял сознание… Придя в себя и оглянувшись на корму, увидел, что последняя оторвалась от носа (взрыв пришелся в районе первого торпедного аппарата). Нос корабля быстро погружался в воду. Корма переворачивалась и также поднималась вверх. Через три-четыре минуты то, что раньше называлось мостиком, пошло к воде; я скомандовал оставшейся на носу команде (10-15 человек) идти в воду, что и было выполнено».

Кстати, есть легенда, что корабль подорвался не на мине (как гласит официальная версия), а намеренно принял своим бортом выпущенную вражеской подлодкой торпеду, предназначенную для куда более крупного «Кирова». На палубе «Свердлова» были сложены противолодочные бомбы, предохранители которых заранее выставили на небольшую глубину. Когда эсминец стал погружаться, бомбы начали рваться, нанося по спасавшимся в воде людям мощные гидродинамические удары. Разорванный мощным подводным взрывом пополам, корабль ушел под воду менее чем за пять минут. Погибло 144 человека – из числа членов экипажа и эвакуируемых солдат. В живых остались немногие – их спасли советские катера.

У подводной могилы

Почти семьдесят семь лет останки знаменитого «Новика» пролежали на дне Финского залива у берегов Эстонии, никем не тревожимые. И вот 17 июня 2018 года поступило сообщение российской «Разведывательно-водолазной команды»: «В рамках совместного проекта финской поисковой команды SubZone и российской экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» в районе мыса Юминда обнаружено место гибели эскадренного миноносца «Новик». Корабль лежит на глубине 75 метров посередине Финского залива. Корпус разломан на две части в результате подрыва на мине. Носовая часть перевернута вверх килем, а корма с орудиями и надстройкой на ровном киле. На корме четко читается название корабля на момент гибели – «Яков Свердлов» и герб СССР».

Место гибели корабля было заранее определено российским историком Михаилом Ивановым по немецким архивным материалам. В результате гидролокационного обследования, проведенного руководителем SubZone Имми Валин, на дне был обнаружен объект, по очертаниям похожий на эскадренный миноносец. С борта исследовательского судна Yoldia под воду ушли аквалангисты Имми Валин, Паси Ламми, Михаил Иванов, Константин Богданов и игумен Иннокентий (Ольховой). Они провели идентификацию корабля, осмотрели три 102-миллиметровых орудия главного калибра, кормовую надстройку с запасным штурвалом и машинным телеграфом.

Автор газеты ВЗГЛЯД побеседовал с одним из участников подводной экспедиции – экономом московского Данилова монастыря игуменом Иннокентием. Конечно, сразу возник вопрос: откуда у монаха умение обращаться с аквалангом? «А я давно увлекаюсь дайвингом, – пояснил отец Иннокентий. – Когда же познакомился с Костей Богдановым и его командой, то дело, которым они занимаются, показалось мне очень нужным и важным.

Сначала они пригласили меня для участия в церемонии отдания последних почестей экипажу погибшей советской подлодки – чтобы было кому служить панихиду по павшим морякам. А потом я и сам стал нырять к останкам кораблей, сделавшись таким образом полноправным участником команды».

Первичное обследование «Новика» отец Иннокентий выполнил вчетвером – с руководителем экспедиции «Корабли Великой Победы» Константином Богдановым, историком Михаилом Ивановым и одним финским аквалангистом. «У нас с Костей имелись открытые эстонские визы – и мы с нетерпением устремились на встречу с этим легендарным кораблем. Поскольку я заранее захватил с собой видеокамеру, позволяющую осуществлять подводные съемки, то сумел запечатлеть обследование затонувшего эсминца. Самое главное отснять удалось: название корабля, советский герб, а также штурвал и орудия главного калибра. После этого сомнений не осталось», – поведал исследователь.

Он отметил те необычные ощущения, которые испытал при виде гигантской подводной могилы: «Двоякое чувство. С одной стороны, это радость – найдены воины, много лет считавшиеся пропавшими в морских глубинах, теперь они символически вернулись к нам. С другой, разумеется – скорбь, которую всегда испытываешь, находясь рядом с воинским захоронением, рядом с местом последнего боя доблестных защитников нашей Родины. А еще я испытывал воодушевление: в лице этого корабля передо мной находилась важная страница живой истории нашего Отечества».

По словам отца Иннокентия, историческая находка пребывает в куда лучшей сохранности, чем можно было бы предположить. «Да, корабль действительно разломился на две части, проржавел и покрылся илом – но до сих пор вполне узнаваем, даже после без малого восьмидесяти лет, проведенных на дне», – пояснил игумен Иннокентий.

Поисковая экспедиция обнаружила миноносец «Новик», затонувший в Финском заливе в 1941 году — Общество

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 17 июня. /ТАСС/. Международная финско-российская экспедиция обнаружила в Финском заливе место гибели в 1941 году легендарного эскадренного миноносца русского флота «Новик», носившего в советское время название «Яков Свердлов». Об этом ТАСС рассказал в воскресенье руководитель разведывательно-водолазной команды Константин Богданов.

«Это тот самый легендарный «Новик», эскадренный миноносец, который был лучшим кораблем в мире, самым быстрым и современным в период Первой мировой войны. Это тот корабль, на котором держал свой вымпел Колчак во время своей службы на Балтийском флоте. На его счету много успешных морских операций и минных постановок», — отметил Богданов.

Корабль лежит на глубине около 80 метров посреди Финского залива в районе, где в годы Великой Отечественной войны было расположено обширное немецко-финское минное заграждение «Юминда», на котором в августе 1941 года погибла большая часть кораблей в ходе трагического Таллинского перехода. «Мы знаем сегодня, что корабль шел в охранении крейсера «Киров», прикрывая его от возможных торпедных атак немцев, и подорвался на мине», — рассказал Богданов.

Объект, по очертаниям похожий на эскадренный миноносец с орудиями на корме, был обнаружен в результате гидролокационного поиска финской поисковой командой Subzone во главе с Имми Валлин. Погружение с участием российских и финских поисковиков состоялось 16 июня с борта исследовательского судна Yoldia. «Все погружение заняло 150 минут, из них около 120 минут ушло только на декомпрессию. Видимость, к сожалению, была не очень хорошая», — сказал Богданов.

Корпус корабля поисковики обнаружили разломанным на две части, при этом носовая часть перевернута вверх килем, а корма с орудиями и надстройкой — на ровном киле. На корме отчетливо видны название корабля — «Яков Свердлов» — и герб СССР. Участники экспедиции планируют совершить еще несколько погружений для более подробного осмотра объекта.

Эсминец «Новик»

Головной корабль серии эскадренных миноносцев «Новик» был введен в строй русского флота в 1913 году и являлся участником почти всех боевых действий на Балтике в годы Первой мировой войны. В 1926 году переименован в «Яков Свердлов».

Эсминец с водоизмещением около 1,4 тыс. тонн и экипажем в 168 человек нес четыре 102-милимметровых скорострельных пушки, а также минно-торпедные и противолодочные вооружения. Корабль погиб 28 августа 1941 года, подорвавшись на мине во время Таллинского перехода.

Об экспедиции

«Экспедиция — пример хорошей, слаженной международной поисковой работы», — резюмировал Богданов. Она является совместным проектом финской поисковой команды Subzone и российской экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы». Экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» проводится в акватории Балтийского моря с 2005 года. За это время участникам удалось найти более 10 советских подлодок, которые погибли в годы Великой Отечественной войны. В этом году участники получили грант из фонда президента РФ на продолжение поисков.

Новик — Глобальная вики. Wargaming.net

Позиция в дереве технологий

Боевые уровни

12345678910

Позиция в дереве технологий

Боевые уровни

12345678910

II

69 300

Новик — советский крейсер II уровня.

Пионерский корабль типа крейсера-разведчика, Новик нес скорострельные орудия, но имел слабое бронирование. За время службы он был самым быстроходным крейсером в мире.

Модули

Скорострельность
(выстрелов/мин)
Время поворота на 180°
(сек)
Максимальное рассеивание
(м)
Максимальный урон фугасного снаряда
(HP)
Вероятность обстрела цели снарядом 3 (%) Максимальный урон бронебойного снаряда
(HP)

(эксп)

()
120 мм/45 Модель 1892 на креплении Canet 12 22.5 102 1 700 8 2 000 0 7 500

(мм)
(мм)

(мм)
Point
(HP)
/ мм) Главные турены
(шт.)
Вторичные башни
(шт. )
AA Крепления
(ПК.)
Torpedo Трубы
(шт.)
Вместимость ангара
(шт.)

(эксп)

()
Novik (A) 13,800 6 50 6 2 2 2 0 18 000
Новик (Б) 14 500 6 50 8 2 400 40 000
Увеличение дальности стрельбы
(%)
Максимальная дальность стрельбы
(км)

(эксп)

()
ГОКО II мод.1 0 9,2 0 8000
ГОКО II мод. 2 10 10,1 230 24 000
Максимальная скорость
(узлов)

(эксп)

()
Мощность: 17 700 л. с. 25 0 3000

Совместимые обновления

Мнение игрока

Производительность

Российский крейсер II уровня обладает многими качествами, характерными для первых русских крейсеров, а именно многочисленными скорострельными орудиями и хорошей дальностью стрельбы.Отличается от большинства своих конкурентов тем, что корабль имеет достойную для II уровня броню.

Плюсы:

  • Достойная скорость.
  • Скорострельные дальнобойные орудия.
  • Хорошая броня, на уровне немецкого аналога Dresden .

Минусы:

  • Низкий запас здоровья.
  • Низкая скорость снаряда.

Оптимальная конфигурация

Обновления

Рекомендуемые обновления для Novik :

Навыки командира

  Рекомендуемые навыки командира
Стоимость
(баллы)
Атака Защита

1

★★★

★★★

★★★

2

★★★

3

★★★

★★★

★★

★★★

4

★★

★★★

Ключ: ★★★ — Очень полезно      ★★ — Часто полезно      ★ — Иногда полезно      Нет звездочек — Бесполезно

Расходные материалы

Новик может оснащаться следующими расходниками:

Камуфляж

Камуфляж Тип 1, 2 или 5 можно экипировать за кредиты; Типы 2 или 5 рекомендуются как минимум для снижения точности попадающих снарядов.

Сигналы

Рекомендуемые флаги сигналов
Боевой

★★

Экономический

★★★

★★★

Специальный

★★

Ключ: ★★★ — Очень полезно       ★★ — Часто полезно       ★ — Иногда полезно       Нет звездочек — Нет звездочек — Нет звездочек

Примечание: Использование сигнала Джульетты Чарли делает детонацию невозможной.

Галерея

Каталожные номера

  1. Русский крейсер Новик — Википедия
  2. Русский крейсер «Новик» в масштабе 1:42 — Новости — World of Warships
  3. Масштаб 1:42: Novik — Официальный канал World of Warships — YouTube

Торпедный аппарат | Военная вики

Торпедный аппарат в железнодорожной терминологии относится к типу длинного тонкого резервуара с воздухом, установленного на крыше некоторых моделей локомотивов.

MU90 Ударная тройная пусковая установка F221 Hessen , современный фрегат Sachsen класса ВМС Германии

Задний торпедный аппарат бывшего немецкого Jaguar класса Schnellboot (MTB) : Французские подводные лодки используют поршень, чтобы вытолкнуть торпеду за пределы трубы, вместо того, чтобы выдувать ее сжатым воздухом.

Торпедный аппарат — устройство для пуска торпед.Существует два основных типа торпедных аппаратов: подводные аппараты, устанавливаемые на подводные лодки и некоторые надводные корабли, и палубные установки (также называемые торпедными аппаратами ), устанавливаемые на борту надводных кораблей. Торпедные установки на палубе обычно предназначены для торпед определенного типа, в то время как торпедные аппараты подводных лодок являются пусковыми установками общего назначения и часто также могут устанавливать мины и крылатые ракеты. Большинство современных пусковых установок имеют стандартный диаметр 12,75 дюйма (324 мм) для легких торпед (устанавливаемых на палубе корабля) или диаметр 21 дюйм (533 мм) для тяжелых торпед (подводные аппараты), хотя торпедные аппараты других размеров были б/у: см. Классы и диаметры торпед.

Торпедный аппарат подводной лодки

Торпедный аппарат подводной лодки представляет собой более сложный механизм, чем торпедный аппарат на надводном корабле, потому что аппарат должен выполнять функцию перемещения торпеды из нормального атмосферного давления внутри подводной лодки в море при внешнем давлении воды вокруг подводная лодка. Таким образом, торпедный аппарат подводной лодки работает по принципу шлюза.

Работа торпедного аппарата

Упрощенная схема торпедного аппарата подводной лодки

Французский эсминец Kersaint готовится к пуску торпеды в 1970 г. Схема несколько упрощена, но показывает работу торпедного пуска подводной лодки.

Торпедный аппарат имеет значительное количество блокировок из соображений безопасности. Например, блокировка предотвращает одновременное открытие казенника и дульного люка. Также казенник нельзя открыть, когда трубка заполнена водой.

Последовательность запуска торпеды подводной лодки в упрощенном виде:

  1. Откройте казенник в торпедном отсеке. Загрузите торпеду в трубу.
  2. Подсоедините проводное соединение и кабель питания торпеды.
  3. Закройте и заприте казенник.
  4. Включите питание торпеды. Для прогрева торпеды требуется минимальное количество времени. Программы управления огнем загружаются в торпеду.
  5. Затопить торпедный аппарат. Это может быть сделано вручную или автоматически, с моря или из танков, в зависимости от класса подводной лодки. Трубка должна быть вентилирована во время этого процесса, чтобы обеспечить полное заполнение и устранить воздушные карманы, которые могут выйти на поверхность или нанести ущерб при стрельбе.
  6. Откройте уравнительный клапан, чтобы выровнять давление в трубке с давлением окружающего моря.
  7. Откройте дульную дверцу. Если трубка настроена на импульсный режим, золотниковый клапан откроется вместе с дульным створом. Если выбран режим плавания, золотниковый клапан остается закрытым. Золотниковый клапан позволяет воде из эжекционного насоса попадать в трубку.
  8. При подаче команды на пуск и выполнении всех блокировок срабатывает водяной таран, нагнетающий в трубу большой объем воды под высоким давлением, который со значительной силой выбрасывает торпеду из трубы.Современные торпеды имеют предохранительный механизм, который предотвращает активацию торпеды, если торпеда не почувствует необходимую величину перегрузки.
  9. Кабель питания оборван при запуске. Однако, если используется направляющий провод, он остается подключенным через барабан с проводом в трубке. Силовые установки торпед различаются, но электрические торпеды выплывают из трубы сами по себе и имеют меньший диаметр. 21-дюймовое оружие с двигателями, работающими на топливе, обычно запускается вне трубы.
  10. Выйдя из трубы, торпеда начинает движение к цели, как запрограммировано системой управления огнем.Функции атаки запрограммированы, но с оружием с проводным наведением некоторыми функциями можно управлять с корабля.
  11. Для торпед с проводным наведением дульный люк должен оставаться открытым, потому что провод наведения все еще подключен к внутренней части казенного люка для получения команд от системы управления огнем подводной лодки. Кусачки на внутренней стороне казенника активируются, чтобы высвободить проволоку и ее защитный трос. Их отводят от корабля до закрытия дульного люка.
  12. Цикл слива является обратным циклу затопления. Вода возвращается в цистерны корабля и может быть перемещена по мере необходимости. Трубка должна быть провентилирована, чтобы полностью опорожнить трубку, так как это обычно происходит под действием силы тяжести.
  13. Откройте дверцу казенной части и извлеките остатки кабеля питания торпеды и корзину проводов наведения. Трубку необходимо вытереть насухо, чтобы предотвратить накопление слизи. Этот процесс называется «ныряние в трубу», и традиция диктует, что «кто стреляет, тот и ныряет».
  14. Закройте и заприте казенник.

Запасные торпеды хранятся за трубой в стеллажах.

Скорость является желательной характеристикой системы заряжания торпед, но безопасность превыше всего. Существуют различные ручные и гидравлические системы загрузки торпед в аппараты. До класса Огайо американские ПЛАРБ использовали ручную блокировку и такелаж, что требовало около 15 минут для загрузки трубы. ПЛА до класса Seawolf использовали гидравлическую систему, которая была намного быстрее и безопаснее в условиях, когда кораблю необходимо маневрировать.

Немецкая подводная лодка Тип 212 использует новую разработку системы выброса водяного тарана, которая выбрасывает торпеду под давлением воды, чтобы избежать акустического обнаружения.

См. также

Внешние ссылки

MaritimeQuest — Данные корабля Новик

14 сентября 1902 года «Новик» вышел из Кронштадта в Тихий океан через Кильский канал с остановками в Бресте (5 октября), Кадисе, Неаполе и Пирее, где встретился с линкором «Император Николай I». Он вылетел из Греции в Порт-Саид 11 декабря, но был вынужден повернуть назад из-за суровой погоды, пройдя через Суэцкий канал только 20-21 декабря. После этого она зашла в Джидду, Джибути, Аден, Коломбо и Сабанг, достигнув Сингапура 28 февраля 1903 года, Манилы, Шанхая и, наконец, прибыв в Порт-Артур 2 апреля 1903 года.

Ей было поручено сопровождать крейсер «Аскольд» в Японию с 26 по 29 мая 1903 года с дипломатической миссией, сопровождая военного министра России Алексея Куропаткина в Кобе и Нагасаки, возвращаясь в Порт-Артур с 12 по 13 июня.Затем с 23 июля ее отправили во Владивосток для капитального ремонта и проверки в сухом доке. Как и другие корабли Тихоокеанского флота, он получил новую темно-оливковую окраску. Она вернулась в Порт-Артур в начале сентября.

Novik получил незначительные повреждения от 8-дюймового снаряда после того, как 9 февраля 1904 года во время битвы при Порт-Артуре в одиночку преследовал атакующие японские эсминцы на протяжении почти 30 миль. Командир Новика, капитан Николай фон Эссен, был одним из немногих кораблей русского флота, участвовавших в бою, и единственным, кто преследовал противника, приблизившись на 3000 ярдов к японской эскадре, чтобы безрезультатно доставить торпеду. На устранение повреждений Новика ушло девять дней.

10 марта 1904 года адмирал Макаров в качестве своего флагмана вышел из Порт-Артура вместе с крейсером «Баян» на Новик, чтобы спасти один из своих эсминцев, затем вступил в жаркий бой с японским эсминцем, сразу за пределами досягаемости береговой батареи. После трех попыток, каждый раз отходя на защиту береговой батареи, вкупе с подходом японских броненосных крейсеров русский эсминец окончательно затонул, а Макаров и Новик вернулись в Порт-Артур.

13 апреля 1904 г. произошел аналогичный инцидент, миноносец «Страшный» сражался с японскими миноносцами и находился в тонущем состоянии, когда появился русский крейсер «Баян», из-за чего эсминцы противника быстро покинули этот район. Но «Баян» также знал, что отступающие японские эсминцы направляются к своим броненосным крейсерам. Баян подобрал нескольких выживших, затем недалеко от Порт-Артура встретился с адмиралом Макаровым на борту его флагмана «Петропавловск» вместе с крейсерами «Новик», «Аскольд», «Диана» и броненосцем «Полтова», только что вышедшим из Порт-Артура. Через несколько минут флагман подорвался на трех минах у входа в Порт-Артур и затонул с большими человеческими жертвами (включая адмирала Макарова). Затем флот вернулся в безопасные пределы Порт-Артура.

23 июня «Новик» снова участвовал в неудачной попытке вылазки из Порт-Артура, на этот раз под командованием преемника Макарова, адмирала Вильгельма Витгефта.

10 августа русский флот в очередной раз попытался прорвать японскую блокаду Порт-Артура.В результате битвы на Желтом море большинство русских кораблей вернулись в порт, но некоторым удалось бежать и быть интернированными в различных нейтральных портах. Новик был легко поврежден тремя попаданиями, двое членов экипажа погибли. Новик достиг нейтрального немецкого порта Циндао; однако, решив избежать интернирования, командующий фон Шульц предпочел обогнать своих японских преследователей вокруг японских островов в направлении Владивостока, надеясь присоединиться к базирующейся там эскадре русских крейсеров. Новика преследовал японский крейсер «Цусима», к которому позже присоединился Титосэ. Замеченный японским транспортным кораблем во время добычи угля на Сахалине, Новик оказался в ловушке в заливе Анива и был вынужден вступить в битву при Корсакове Цусимой. Понимая, что он безнадежно уступает по вооружению и после пяти попаданий, три из которых находятся под ватерлинией, фон Шульц приказал затопить Новика, намереваясь сделать спасение невозможным.

Императорский флот Японии был впечатлен скоростью «Новика» и, несмотря на значительные повреждения, нанесенные во время битвы при Корсакове (и повреждения, нанесенные собственным экипажем при попытке затопить судно), направил инженерную команду для спасения корабля. судно в качестве военного приза в августе 1905 г.Операция длилась почти год. Обломки корабля были отремонтированы в Военно-морском арсенале Йокосука и 20 августа 1906 года введены в строй Императорского флота Японии как Судзуя. Ее новое название произошло от реки Судзуя в Карафуто, недалеко от места, где был захвачен Новик.

В ходе ремонтных работ оригинальные котлы были заменены восемью котлами Miyabara, три дымовых трубы уменьшены до двух, боковые двигатели удалены, а выходная мощность уменьшена до 6000 л. с. Носовое и кормовое орудия главного калибра «Сузуи» были заменены на 120-мм, а четыре 120-мм орудия в миделе — на 76-мм.Она также сохранила свои шесть 47-мм орудий Гочкиса и два 37-мм орудия. К декабрю 1908 года все ремонтные работы были завершены, и он был официально обозначен как авизо, а не как крейсер. Действительно, он служил в IJN в первую очередь для скоростной разведки и в качестве диспетчерского судна; однако из-за боевых повреждений и меньшего количества котлов отремонтированное судно могло развивать максимальную скорость только 19 узлов (35 км / ч) по сравнению с 25 узлами (46 км / ч) в исходной конфигурации. Кроме того, развитие беспроводной связи быстро сделало такие диспетчерские суда устаревшими.28 августа 1912 года Suzuya был переклассифицирован в корабль береговой обороны второго класса, а 1 апреля 1913 года признан устаревшим и продан на слом.

«Дракон Его Величества» — Наоми Новик

ОПИСАНИЕ КНИГИ:

Воздушные бои привносят новое захватывающее измерение в наполеоновские войны, когда доблестные воины встают на защиту Британии, поднимаясь в небо. . . не на борту самолета, а на могучих спинах боевых драконов.

Когда HMS Reliant захватывает французский фрегат и захватывает его драгоценный груз, невылупившееся яйцо дракона, судьба захлестывает капитана.Уилл Лоуренс из своей морской жизни в неопределенное будущее — и неожиданное родство с самым необычным существом. Бросившись в разреженный мир Воздушного Корпуса в качестве хозяина дракона Темерера, он пройдёт ускоренный курс дерзкой тактики воздушного боя. Ибо в то время как собственные силы Франции, рожденные драконами, объединяются, чтобы прорваться на британскую землю в самом смелом гамбите Бонапарта, Лоуренс и Темерер должны взлететь на свое собственное боевое крещение.

ХВАЛА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ ДРАКОНА:

» «Temeraire » — невероятно увлекательный роман в жанре фэнтези.Трудно представить себе нечто среднее между Сюзанной Кларк, прославившейся Норреллом и Стрэнджем, и покойным Патриком О’Брайаном? Нет, если вы читали этот замечательный, захватывающий роман». — Стивен Кинг

«Читая эти книги, я видел, как они оживают перед моим мысленным взором. Это прекрасно написанные романы, не только свежие, оригинальные и динамичные, но и полные замечательных персонажей с настоящим сердцем». — Питер Джексон

«Великолепная серия. Это не только новый способ использования драконов, но и очень умный, точно вписывающийся в историческую нишу, которую использовал этот автор. —Энн Маккефри

«Как только вы думаете, что видели все возможные варианты истории о драконе, появляется Наоми Новик, чтобы доказать, что вы ошибаетесь. Ее замечательный Temeraire — дракон на века и подходящий компаньон для храброго и стойкого Уилла Лоуренса». — Терри Брукс

«Абсолютно аутентичная история, наполненная всеми подробностями и богатством, которые вы ищете в военных рассказах, а также невероятным чудом позолоченной фантазии». —Еженедельник развлечений

«Это первая книга в великолепно написанной, управляемой персонажами серии «Temeraire», которая вызывает в воображении армию наполеоновской эпохи, изобилующую воздушным отрядом боевых драконов и их дрессировщиков. Когда капитан Лоуренс из HMS Reliant берет в качестве приза французский фрегат, в груз входит яйцо дракона, которое должно вылупиться до того, как Reliant сможет добраться до базы британских авиаторов. Когда детеныш выбирает капитана своим куратором, военно-морская карьера Лоуренса подходит к концу. Теперь он летчик и служитель службы, которого больше терпят, чем восхищаются. Очень скоро он обнаруживает, что связан с Темерэром, самым элегантным и умным драконом, более тесно, чем когда-либо прежде, включая девушку, на которой он думал жениться.Новик полностью интегрирует драконов в военную тактику конца восемнадцатого века и создает убедительную социальную среду вооруженных сил, включающую отряд драконов. Но что заставляет переворачивать страницы, так это желание узнать, что происходит дальше с капитаном Лоуренсом и Темерером, персонажами, которые с самого начала покоряют сердце. Браво самому многообещающему новому автору!» — Обзор со звездочкой в ​​списке книг

ВЫДЕРЖКА:

Палуба французского корабля была скользкой от крови, вздымающейся в неспокойном море; удар может так же легко сбить человека, который его нанес, как и намеченную цель. Лоуренс не успел в горячке боя удивиться степени сопротивления, но даже сквозь оцепеняющую дымку боевой лихорадки и неразбериху шпаг и пистолетного дыма он заметил крайнюю тоску на лице французского капитана. лицо, когда мужчина кричал ободрение своим людям.

Это все еще было там вскоре после этого, когда они встретились на палубе, и человек отдал свой меч, очень неохотно: в последний момент его рука наполовину сомкнулась вокруг лезвия, как будто он собирался отдернуть его.Лоуренс посмотрел вверх, чтобы убедиться, что цвета нарисованы, затем принял меч с немым поклоном; сам он не говорил по-французски, и для более формального обмена пришлось бы ждать присутствия его третьего лейтенанта, этот молодой человек в настоящее время занят на нижней палубе охраной французских орудий. С прекращением боевых действий все оставшиеся французы практически упали, где стояли; Лоуренс заметил, что их было меньше, чем он ожидал от тридцатишестипушечного фрегата, и что они выглядели больными и впалыми.

Многие из них лежали мертвыми или умирали на палубе; он отрицательно покачал головой и неодобрительно посмотрел на французского капитана: этот человек никогда не должен был вступать в бой. Помимо того факта, что у Reliant при самых благоприятных обстоятельствах был бы немного слабее Amitié, экипаж явно сократился из-за болезни или голода. Вдобавок паруса над ними были спутаны, и это было результатом не битвы, а шторма, прошедшего только сегодня утром; им едва удалось произвести хоть один бортовой залп, прежде чем «Релайант» сблизился и поднялся на абордаж.Капитан, очевидно, был глубоко расстроен поражением, но он не был молодым человеком, чтобы увлечься своим настроением: ему следовало лучше поступить со своими людьми, чем доводить их до такого безнадежного боя.

«Г-н. Райли, — сказал Лоуренс, привлекая внимание своего второго лейтенанта, — пусть наши люди несут раненых внизу. Он прицепил капитанскую саблю к поясу; он не думал, что этот человек заслужил комплимент в том, что ему его вернули, хотя в обычных обстоятельствах он бы так и сделал. — И передайте слово мистеруУэллс.

— Очень хорошо, сэр, — сказала Райли, поворачиваясь, чтобы отдать необходимые приказы. Лоуренс подошел к перилам, чтобы посмотреть вниз и посмотреть, какие повреждения получил корпус. Она выглядела достаточно целой, и он приказал своим людям избегать выстрелов ниже ватерлинии; он с удовлетворением подумал, что не составит труда доставить ее в порт.

Его волосы выскользнули из его короткой косы и теперь упали ему на глаза, когда он огляделся. Он нетерпеливо оттолкнул его в сторону, когда повернул назад, оставив потеки крови на лбу и на выгоревших на солнце волосах; это, с его широкими плечами и суровым взглядом, придавало ему бессознательно дикий вид, когда он осматривал свою добычу, что очень отличалось от его обычного задумчивого выражения.

Уэллс поднялся снизу в ответ на зов и подошел к нему. — Сэр, — сказал он, не дожидаясь, пока к нему обратятся, — прошу прощения, но лейтенант Гиббс говорит, что в трюме что-то странное.

«О? Я пойду посмотрю, — сказал Лоуренс. «Пожалуйста, скажите этому джентльмену, — указал он на французского капитана, — что он должен дать мне условно-досрочное освобождение для себя и своих людей, или они должны быть заключены под стражу».

Французский капитан ответил не сразу; он посмотрел на своих людей с несчастным выражением лица.Конечно, им было бы намного лучше, если бы их можно было рассредоточить по нижней палубе, а любой повторный захват был практически невозможен в данных обстоятельствах; все же он колебался, сутулился и, наконец, выдавил: «Je me rends», с видом еще более жалким.

Лоуренс коротко кивнул. — Он может идти в свою каюту, — сказал он Уэллсу и повернулся, чтобы спуститься в трюм. — Том, ты пойдешь? Очень хороший.»

Он спустился с Райли по пятам и обнаружил, что его ждет первый лейтенант.Круглое лицо Гиббса все еще блестело от пота и эмоций; он отвезет приз в порт, а так как это фрегат, то он почти наверняка станет почтой, а сам капитаном. Лоуренс был лишь слегка доволен; хотя Гиббс разумно выполнил свой долг, этот человек был навязан ему Адмиралтейством, и они не стали близкими друзьями. Он хотел, чтобы Райли занял место старшего лейтенанта, и если бы ему уступили дорогу, Райли теперь был бы тем, кто получит его шаг. Таков был характер службы, и он не скупился на удачу Гиббса; тем не менее, он не радовался так искренне, как если бы Том получил свой собственный корабль.

«Очень хорошо; что же это такое? Лоуренс сказал теперь; руки были сгруппированы вокруг странно расположенной переборки в кормовой части трюма, пренебрегая работой по каталогизации захваченных корабельных запасов.

— Сэр, если вы пойдете сюда, — сказал Гиббс. — Проходите туда, — приказал он, и руки отпрянули от того, что теперь увидел Лоуренс, — это был дверной проем в стене, построенной поперек задней части трюма; в последнее время древесина была заметно легче окружающих досок.

Нырнув в низкую дверь, он оказался в маленькой комнате со странным видом. Стены были укреплены настоящим металлом, что, должно быть, увеличивало вес корабля, а пол был покрыт старой парусиной; кроме того, в углу стояла небольшая угольная печь, хотя в настоящее время ею не пользовались. Единственным предметом, хранившимся в комнате, был большой ящик высотой примерно с талию человека и такой же шириной, который был прикреплен к полу и стенам с помощью толстых тросов, прикрепленных к металлическим кольцам.

Лоуренс не мог не испытывать живейшего любопытства и после минутной борьбы уступил ему. «Мистер. Гиббс, думаю, мы заглянем внутрь, — сказал он, отходя в сторону. Верх ящика был тщательно прибит гвоздями, но в конце концов уступил многим желающим; они оторвали его и сняли верхний слой упаковки, и многие головы одновременно вытянулись вперед, чтобы посмотреть.

Никто не говорил, и Лоуренс молча смотрел на блестящий изгиб яичной скорлупы, поднимающийся из кучи соломы; едва ли можно было поверить.— Передайте слово мистеру Поллиту, — сказал он наконец. его голос звучал лишь немного напряженно. «Мистер. Райли, убедись, что эти крепления достаточно надежны.

Райли не сразу ответил, слишком занятый наблюдением, затем он резко вытянулся и поспешно сказал: «Да, сэр», и наклонился, чтобы проверить крепления.

Лоуренс подошел ближе и посмотрел на яйцо. Едва ли можно было сомневаться в его природе, хотя он и не мог сказать наверняка на основании собственного опыта. Первое изумление прошло, он неуверенно протянул руку и коснулся поверхности, очень осторожно: она была гладкой и твердой на ощупь.Он удалился почти сразу, не желая рисковать причинить ей какой-то вред.

Мистер Поллитт неуклюже спустился в трюм, цепляясь обеими руками за края лестницы и оставляя на ней кровавые отпечатки; он не был моряком, а морским хирургом стал только в возрасте тридцати лет, после некоторых неустановленных разочарований на суше. Тем не менее, он был приветливым человеком, которого любила бригада, хотя его рука не всегда была самой твердой на операционном столе. «Да сэр?» — сказал он и увидел яйцо.«Господи наверху».

– Значит, это яйцо дракона? — сказал Лоуренс. Потребовалось усилие, чтобы сдержать торжество в голосе.

«О да, действительно, капитан, это видно только по размеру». Мистер Поллитт вытер руки о фартук и уже смахивал солому с верха, пытаясь оценить размеры. «Мой, он уже совсем затвердел; Интересно, о чем они могли думать, находясь так далеко от земли?

Звучало не очень многообещающе. — Закаленный? — резко сказал Лоуренс.»Что это обозначает?»

«Да ведь скоро вылупится. Чтобы быть уверенным, мне придется свериться со своими книгами, но я полагаю, что в Бестиарии Бадке авторитетно утверждается, что, когда скорлупа полностью затвердеет, вылупление произойдет в течение недели. Какой великолепный образец, я должен получить свои измерительные шнуры.

Он поспешил прочь, и Лоуренс обменялся взглядом с Гиббсом и Райли, подойдя ближе, чтобы они могли говорить так, чтобы их не услышали затянувшиеся зевак. — По крайней мере, три недели с Мадейры при попутном ветре, как вы думаете? — тихо сказал Лоуренс.

– В лучшем случае, сэр, – кивнул Гиббс.

«Я не могу представить, как они оказались здесь с этим, — сказала Райли. — Что вы собираетесь делать, сэр?

Его первоначальное удовлетворение постепенно сменилось тревогой, когда он осознал очень сложную ситуацию, Лоуренс тупо уставился на яйцо. Даже в тусклом свете фонаря он сиял теплым блеском мрамора. — О, черт меня побери, если я знаю, Том. Но, пожалуй, я пойду и верну французскому капитану его шпагу; неудивительно, что он так яростно сражался.

#

За исключением, конечно, того, что он знал; было только одно возможное решение, как бы неприятно об этом ни думать. Лоуренс задумчиво наблюдал, как яйцо, все еще лежащее в ящике, переносили на «Уверенный»: единственного мрачного человека, если не считать французских офицеров. Он предоставил им свободу на квартердеке, и они мрачно наблюдали за медленным процессом с поручней. Повсюду вокруг них лица всех матросов озаряли улыбки, частные, злорадные улыбки, и между праздными руками было много толкотни, с множеством ненужных предостережений и советов, обращенных к потной группе мужчин, занятых реальными делами. трансфер.

Яйцо благополучно опустилось на палубу «Релайанта», и Лоуренс попрощался с Гиббсом. «Я оставлю пленников у вас; нет смысла давать им мотив для какой-то отчаянной попытки отбить яйцо», — сказал он. — Держитесь в компании, насколько это возможно. Однако, если мы разделимся, мы встретимся на Мадейре. Примите мои самые сердечные поздравления, капитан, — добавил он, пожимая руку Гиббса.

— Благодарю вас, сэр, и могу я сказать, что я весьма благоразумен — очень признателен — — Но здесь красноречие Гиббса, никогда не отличавшееся большим запасом, подвело его; он сдался и просто стоял, широко улыбаясь Лоуренсу и всему миру, полный великой доброжелательности.

Корабли выстроились для передачи ящика; Лоуренсу не пришлось брать лодку, он просто перепрыгнул через волну. Райли и остальные его офицеры уже вернулись. Он приказал поднять паруса и пошел прямо вниз, чтобы решить проблему в уединении.

Но в одночасье подходящей альтернативы не представилось. На следующее утро он смирился с необходимостью и отдал приказ, и вскоре мичманы и лейтенанты корабля столпились в его каюте, вычищенные и нервные, в своем лучшем снаряжении; такого рода массовые вызовы были беспрецедентными, и каюта была недостаточно большой, чтобы вместить их всех с комфортом.Лоуренс заметил на многих лицах тревожные взгляды, несомненно, сознающие какую-то личную вину, любопытство к другим; Только Райли выглядела взволнованной, возможно, подозревая что-то о намерениях Лоуренса.

Лоуренс прочистил горло; он уже стоял, приказав убрать письменный стол и стул, чтобы было больше места, хотя и утаил чернильницу и перо с несколькими листами бумаги, теперь покоившимися на подоконнике кормового окна позади него. «Господа, — сказал он, — вы все уже слышали, что мы нашли на борту приза яйцо дракона; Мистер. Поллитт очень точно определил его для нас».

Много улыбок и несколько тайных толчков локтями; — пропищал своим высоким голосом маленький мичман Баттерси. — Поздравляю, сэр! и быстрый довольный гул пошел вокруг.

Лоуренс нахмурился; он понимал их приподнятое настроение, и если бы обстоятельства были хоть немного другими, он разделил бы их. Яйцо будет стоить в тысячу раз больше своего веса в золоте, если его благополучно доставят на берег; каждый человек на борту корабля разделил бы награду, и как капитан он сам получил бы наибольшую долю стоимости.

Журналы Amitié были выброшены за борт, но ее руки были менее осторожны, чем ее офицеры, и Уэллс узнал достаточно из их жалоб, чтобы слишком ясно объяснить задержку. Лихорадка среди экипажа, успокоившаяся в депрессивном состоянии в течение большей части месяца, течь в ее резервуарах для воды, оставившая ее на дефиците воды, а затем, наконец, штормовой ветер, который они сами так недавно пережили. Это была череда исключительных неудач, и Лоуренс знал, что суеверные души его людей дрогнут при мысли, что «Релайант» теперь несет яйцо, которое, несомненно, было его причиной.

Однако он, конечно же, постарается скрыть эту информацию от экипажа; намного лучше, если они не знают о длинной череде бедствий, которые пережили Amitié. Поэтому после того, как снова воцарилась тишина, все, что Лоуренс сказал, было просто: «К сожалению, у приза был очень плохой переход через него. Должно быть, она ожидала выхода на сушу почти месяц назад, если не больше, и задержка сделала обстоятельства, связанные с яйцом, безотлагательными. На большинстве лиц теперь отразились замешательство и непонимание, хотя выражение беспокойства начало распространяться, и он закончил разговор, сказав: «Короче говоря, джентльмены, это вот-вот вылупится.

Еще один низкий ропот, на этот раз разочарованный, и даже несколько тихих стонов; обычно он помечал бы обидчиков для мягкого упрека позже, но теперь он их пропустил. Скоро у них будет больше причин стонать. Пока они еще не поняли, что это значит; они просто мысленно уменьшили награду за невылупившееся яйцо до суммы, выплачиваемой за дикого дракончика, гораздо менее ценной.

— Может быть, не все из вас знают, — сказал он, взглядом заглушая шепот, — что Англия находится в очень тяжелом положении с воздушным корпусом.Естественно, наша управляемость лучше, и Корпус может превзойти любую другую нацию в мире, но французы могут превзойти нас в два раза, и невозможно отрицать, что их родословная более разнообразна. Правильно запряженный дракон стоит для нас как минимум 100 первоклассных ружей, даже обычного Желтого Жнеца или трехтонного Винчестера, и мистер Поллитт, судя по размеру и цвету яйца, считает, что этот детеныш — лучший экземпляр. , и очень вероятно, что это одна из редких крупных пород».

«О!» — с ужасом сказал мичман Карвер, поняв, что имел в виду Лоуренс. он мгновенно побагровел, когда глаза метнулись к нему, и крепко закрыл рот.

Лоуренс проигнорировал прерывание; Райли увидит, что грог Карвера остановится на неделю, даже не сказав об этом. По крайней мере, это восклицание подготовило остальных. «Мы должны хотя бы попытаться запрячь зверя», — сказал он. «Я верю, джентльмены, что здесь нет человека, который не был бы готов выполнить свой долг перед Англией. Корпус может быть не такой жизнью, до которой любой из нас был воспитан, но и военно-морской флот не является синекурой, и нет ни одного из вас, кто не понимает тяжелой службы.

— Сэр, — с тревогой сказал лейтенант Фэншо, молодой человек из очень хорошей семьи, сын графа, — вы имеете в виду — то есть должны ли мы все… —

На слове «все» был сделан акцент, что делало его явно эгоистичным, и Лоуренс почувствовал, что чуть ли не побагровел от гнева. Он огрызнулся: «Мы все, мистер Фэншо, в самом деле, должны, если только здесь нет человека, который был бы слишком труслив, чтобы сделать попытку, и в этом случае этот джентльмен может объясниться перед военным трибуналом, когда мы подадим в суд». на Мадейре.Он послал гневный взгляд по комнате, и больше никто не встретился с ним взглядом и не высказал протеста.

Он был тем более взбешен, что понял это чувство и сам разделил его. Конечно, ни один человек, не воспитанный к жизни, не мог спокойно относиться к перспективе внезапно стать летчиком, и ему не нравилась необходимость просить своих офицеров смириться с этим. В конце концов, это означало конец любого подобия обычной жизни. Это не походило на плавание, когда вы могли вернуть свой корабль флоту и быть выброшенным на берег, часто, нравится вам это или нет.

Даже в мирное время дракона нельзя было посадить в док, нельзя было позволить ему бродить на свободе, а чтобы удержать взрослого зверя в девять или десять тонн от того, что ему вздумается, требовалось почти все внимание авиатора. и команда помощников кроме того. На самом деле ими нельзя было управлять силой, и они были привередливы в отношении своих дрессировщиков; некоторые вообще не соглашались на уход, даже когда они только что вылупились, и никто не соглашался на это после первого кормления. Дикого дракона можно было удержать на нерестилищах за счет постоянного обеспечения пищей, самцами и удобным убежищем, но их нельзя было контролировать снаружи, и они не разговаривали с людьми.

Так что, если детеныш позволит вам запрячь его, долг навсегда привяжет вас к зверю. Авиатору было нелегко управлять каким-либо имуществом, создать семью или по-настоящему войти в общество. Они жили как люди обособленно и в значительной степени вне закона, потому что вы не могли наказать летчика, не потеряв возможности использовать его дракона. В мирное время они жили в каком-то диком, возмутительном разврате небольшими анклавами, как правило, в самых отдаленных и негостеприимных местах во всей Британии, где драконам можно было дать хоть какую-то свободу.Хотя воинов Корпуса безоговорочно чтили за мужество и верность долгу, перспектива вступить в их ряды не могла быть привлекательной ни для одного джентльмена, выросшего в респектабельном обществе.

Тем не менее, они происходили из хороших семей, сыновей джентльменов, переданных в семилетнем возрасте для воскрешения, и для Корпуса было бы невероятным оскорблением, если бы кто-либо, кроме одного из его собственных офицеров, попытался запрячь. А если уж просили рискнуть, то всех; хотя, если бы Фэншоу не говорил столь неподобающим тоном, Лоуренс хотел бы держать Карвера подальше от этого, так как он знал, что у мальчика плохая голова для высоты, что показалось ему серьезным препятствием для летчика.Но в атмосфере, созданной жалкой просьбой, это казалось бы фаворитизмом, да и не годилось.

Он глубоко вздохнул, все еще кипя гневом, и снова заговорил. «Здесь нет ни одного человека, подготовленного для выполнения этой задачи, и единственный честный способ распределения обязанностей — это жребий. Естественно, эти джентльмены с семьей извиняются. Мистер Поллит, — сказал он, обращаясь к хирургу, у которого были жена и четверо детей в Дербишире, — надеюсь, вы нарисуете нам имя. Джентльмены, каждый из вас напишет здесь свое имя на листе и бросит его в этот мешок.Он сопоставил слово с делом, оторвал часть листка со своим именем, сложил его и сунул в мешочек.

Райли сразу шагнула вперед, и остальные послушно последовали ее примеру; Под холодным взглядом Лоуренса Фэншо вспыхнул и дрожащей рукой написал свое имя. Карвер, с другой стороны, писал храбро, хотя и с бледным лицом; а в последнем Баттерси, в отличие почти от всех остальных, неосторожно порвал простыню, так что его кусок получился необычно большим; было слышно, как он тихо бормочет Карверу: «Разве не славно ездить верхом на драконе?»

Лоуренс слегка покачал головой из-за легкомыслия юности; однако, может быть, действительно было бы лучше, если бы был выбран один из более молодых людей, потому что приспособиться было бы легче.Тем не менее, было бы тяжело увидеть, как один из мальчиков приносится в жертву этой задаче, и столкнуться с возмущением их семей. Но то же самое можно сказать о любом человеке здесь, включая его самого.

Хотя он изо всех сил старался не рассматривать последствия с эгоистичной точки зрения, теперь, когда наступил роковой момент, он не мог полностью подавить свои личные страхи. Один маленький клочок бумаги может означать крах его карьеры, переворот в его жизни, позор в глазах отца. И еще надо было подумать об Эдит Гальман; но если бы он стал извинять своих людей за какую-то половинчатую привязанность, не связывающую, никого из них не осталось бы. В любом случае, он не мог себе представить, чтобы по какой-либо причине извиняться перед этим выбором: он не мог попросить своих людей столкнуться лицом к лицу с этим и избежать себя.

Он передал сумку мистеру Поллитту и сделал усилие, чтобы стоять непринужденно и казаться равнодушным, небрежно сцепив руки за спиной. Хирург дважды встряхнул мешочек в руке, сунул руку, не глядя, и вытащил небольшой свернутый листок. Лоуренсу было стыдно испытать чувство глубокого облегчения еще до того, как имя было прочитано: лист был сложен еще раз больше, чем его собственная запись.

Эмоция длилась всего мгновение. — Джонатан Карвер, — сказал Поллит. Было слышно, как Фэншо тяжело вздохнул, Баттерси вздохнул, а Лоуренс склонил голову, снова молча проклиная Фэншоу; такой многообещающий молодой офицер, и, скорее всего, бесполезный в Корпусе.

«Ну; Вот оно, — сказал он. больше ничего нельзя было сделать. «Мистер. Карвер, вы освобождены от обычных обязанностей до вылупления; вместо этого вы проконсультируетесь с мистером Поллиттом о процессе использования.

— Да, сэр, — чуть слышно ответил мальчик.

«Уволен, господа; Мистер Фэншоу, на пару слов. Мистер Райли, у вас есть колода.

Райли дотронулся до своей шляпы, и остальные последовали за ним. Фэншоу стоял неподвижно и бледный, сложив руки за спиной, и сглотнул; его кадык был виден и заметно покачивался. Лоуренс заставил его, обливаясь потом, дождаться, пока его стюард восстановит мебель каюты, а затем сел и посмотрел на него с этой торжественной позы, восседающей на троне перед окнами на корме.

— Итак, я хотел бы, чтобы вы объяснили, что именно вы имели в виду под этим замечанием ранее, мистер Фэншо, — сказал он.

— О, сэр, я ничего не имел в виду, — сказал Фэншоу. — Это всего лишь то, что говорят об авиаторах, сэр… — Он остановился под все более воинственным блеском в глазах Лоуренса.

– Мне плевать, что они говорят, мистер Фэншоу, – холодно сказал он. «Авиаторы Англии — это ее щит с воздуха, как военно-морской флот — на море, и когда вы сделаете вполовину меньше, чем наименьший из них, вы можете подвергнуть критике. Вы будете нести вахту мистера Карвера и выполнять его работу так же хорошо, как и свою собственную, а ваш грог остановлен до особого распоряжения: сообщите об этом квартирмейстеру. Уволен».

Но, несмотря на свои слова, после ухода Фэншоу он прошелся по хижине. Он был суров, и правильно, потому что этому парню было очень не подобает так говорить, а тем более намекать, что его можно простить за его рождение. Но это, безусловно, была жертва, и его совесть болезненно укусила его, когда он подумал о выражении лица Карвера.Его собственное непрекращающееся чувство облегчения упрекало его; он обрек мальчика на судьбу, с которой сам не хотел столкнуться.

Он попытался утешить себя мыслью, что есть все шансы, что дракон воротит нос от Карвера, как бы он ни был необучен, и откажется от сбруи. Тогда ни в коем случае нельзя было бы упрекать его, и он мог бы отдать его за щедрость со спокойной совестью. Даже если бы его можно было использовать только для размножения, дракон все равно принес бы Англии много пользы, и отобрать его у французов уже само по себе было победой; лично он был бы более чем доволен этим как решением, хотя из долга он намеревался сделать все, что в его силах, чтобы другое произошло.

#

Следующая неделя прошла беспокойно. Невозможно было не заметить тревогу Карвера, особенно по мере того, как шла неделя, когда попытки оружейника надеть упряжь стали приобретать узнаваемые формы, или недовольство его друзей и людей из его артиллерийского расчета, ибо он был популярным человеком. парень, и его трудности с высотой не были большим секретом.

Мистер Поллит был единственным в хорошем настроении, не очень хорошо осведомленным о состоянии эмоций на корабле и очень заинтересованным в процессе запряжки.Он провел много времени, осматривая яйцо, дошел до того, что спал и ел рядом с ящиком в оружейной, к большому огорчению спящих там офицеров: его храп был пронзительным, а их койка уже была переполнена. Поллит совершенно не осознавал их молчаливого неодобрения и бодрствовал до самого утра, когда с жалким отсутствием сочувствия бодро заявил, что начали появляться первые трещины.

Лоуренс немедленно приказал распаковать яйцо и поднять его на палубу. Для него была сделана специальная подушка из старой парусины, набитой соломой; это было помещено на пару шкафчиков, связанных вместе, и яйцо осторожно положило на него. Мистер Рэбсон, оружейник, принес сбрую: это была импровизированная конструкция из кожаных ремней, скрепленных дюжиной пряжек, так как он недостаточно знал о пропорциях драконов, чтобы сделать это точно. Он ждал с ним в стороне, пока Карвер встал перед яйцом. Лоуренс приказал рукам расчистить пространство вокруг яйца, чтобы осталось больше места; большинство предпочло забраться на такелаж или на крышу развязки, чтобы лучше видеть процесс.

День был ослепительно солнечный, и, возможно, тепло и свет поощрили долго сидевшего взаперти птенца; яйцо начало трескаться серьезнее почти сразу же, как только его выложили. Наверху было много ерзания и шумного шепота, который Лоуренс предпочел проигнорировать, и несколько раз вздохнули, когда можно было увидеть первое движение внутри: торчащий когтистый кончик крыла, когти, царапающие из другой щели.

Конец наступил внезапно: корпус разорвался почти посередине, и две половинки разлетелись на палубу, словно от нетерпения пассажира.Дракончик остался среди кусков и кусков, энергично отряхиваясь на подушке. Он все еще был покрыт слизью изнутри и блестел на солнце мокрым и блестящим; его тело было чистым, неокрашенным черным от носа до хвоста, и экипаж вздохнул от удивления, когда оно расправило свои большие шестииглые крылья, похожие на женский веер, с нижним краем, испещренным овальными отметинами серого и темно-синего цвета. .

Сам Лоуренс был впечатлен; он никогда раньше не видел детенышей, хотя и был на нескольких сражениях флота и был свидетелем того, как взрослые драконы Корпуса наносили удары в поддержку.У него не было знаний, чтобы идентифицировать породу, но она определенно была чрезвычайно редкой: он не помнил, чтобы когда-либо видел черного дракона с обеих сторон, и он казался довольно большим для только что вылупившегося существа. Это только делало дело более неотложным. «Мистер. Карвер, когда будешь готов, — сказал он.

Карвер, очень бледный, шагнул к существу, протягивая руку, которая заметно дрожала. — Хороший дракон, — сказал он. слова звучали скорее как вопрос. «Хороший дракон».

Дракончик не обратил на него никакого внимания.Он был занят тем, что осматривал себя и придирчиво отрывал кусочки панциря, прилипшие к его шкуре. Хотя он едва ли был размером с крупную собаку, пять когтей на каждом когте все же были в дюйм длиной и внушительны; Карвер с тревогой посмотрел на них и остановился на расстоянии вытянутой руки. Здесь он молча ждал; дракон по-прежнему не обращал на него внимания, и вскоре он бросил взволнованный и умоляющий взгляд через плечо на то место, где Лоуренс стоял с мистером Поллиттом.

«Возможно, если бы он снова заговорил с ним», — сказал мистер— с сомнением сказал Поллит.

— Пожалуйста, сделайте это, мистер Карвер, — сказал Лоуренс.

Мальчик кивнул, но как только он повернулся, дракончик опередил его, спустившись с подушки и прыгнув на палубу мимо него. Карвер обернулся с все еще протянутой рукой и почти смешным выражением удивления, а другие офицеры, подошедшие ближе в волнении вылупления, в тревоге попятились.

— Держите свои позиции, — рявкнул Лоуренс. «Мистер. Райли, посмотри в трюм.Райли кивнула и заняла позицию перед отверстием, чтобы дракончик не спустился вниз.

Но вместо этого дракончик занялся исследованием колоды; на ходу он выбрасывал длинный узкий раздвоенный язык, слегка касаясь всего, что попадалось под руку, и оглядывался вокруг со всеми признаками любопытства и ума. Тем не менее, он продолжал игнорировать Карвера, несмотря на неоднократные попытки мальчика привлечь его внимание, и, похоже, не интересовался другими офицерами.Хотя иногда он вставал на задние лапы, чтобы поближе рассмотреть лицо, он делал то же самое, чтобы изучить шкив или висящие песочные часы, по которым он с любопытством стучал.

Лоуренс почувствовал, как его сердце замерло; никто не мог бы его винить, если бы дракончик не проявлял каких-либо склонностей к неподготовленному морскому офицеру, но если бы действительно редкий дракончик, пойманный в панцирь, стал диким, это, безусловно, было бы ударом. Они организовали этот вопрос на основе общеизвестных фактов, отрывков из книг Поллитта и собственных несовершенных воспоминаний Поллита о вылуплении, которое он однажды наблюдал; теперь Лоуренс опасался, что они упустили какой-то важный шаг.Ему, конечно, показалось странным, что только что вылупившийся дракончик мог сразу заговорить. Они не нашли в текстах ничего, описывающего какое-то конкретное приглашение или уловку, чтобы заставить дракончика говорить, но его, безусловно, следует винить, и винить себя, если окажется, что что-то было упущено.

Низкий гул разговоров распространялся по мере того, как офицеры и рабочие чувствовали, что момент проходит. Вскоре ему придется отказаться от него и подумать о том, чтобы запереть зверя, чтобы он не улетел после того, как его покормят.Все еще исследуя, дракон прошел мимо него; он приподнялся на корточки и вопросительно посмотрел на него, а Лоуренс посмотрел на него с нескрываемой печалью и тревогой.

Он мигнул ему; он заметил, что у него темно-синие глаза с щелевидным зрачком, а затем он сказал: «Почему ты хмуришься?»

Сразу наступила тишина, и Лоуренс с трудом удержался от того, чтобы не уставиться на существо. Карвер, который, должно быть, думал, что к настоящему времени его отсрочили, стоял позади дракона с открытой пастью; его глаза встретились с взглядом Лоуренса с отчаянием, но он набрался смелости и шагнул вперед, готовый снова обратиться к дракону.

Лоуренс посмотрел на дракона, на бледного испуганного мальчика, а затем глубоко вздохнул и сказал существу: «Прошу прощения, я не хотел. Меня зовут Уилл Лоуренс; и Ваши?»

Никакая дисциплина не смогла бы предотвратить ропот потрясения, прокатившийся по палубе. Дракончик как будто ничего не заметил, но несколько мгновений озадачен вопросом и, наконец, сказал с недовольным видом: «У меня нет имени».

Лоуренс достаточно прочел книги Поллитта, чтобы знать, что ему следует ответить; — официально спросил он. — Могу я дать вам одну?

Оно — или, вернее, он, ибо голос определенно был мужским, — еще раз оглядел его, остановился, чтобы почесать явно безупречное место на его спине, а затем с неубедительным безразличием сказал: — Пожалуйста.

И теперь Лоуренс оказался совершенно пустым. Он вообще не задумывался о процессе упряжки, кроме того, что делал все возможное, чтобы увидеть, как это происходит, и понятия не имел, какое имя может быть подходящим для дракона. После ужасного момента паники его разум каким-то образом связал дракона и корабль, и он выпалил: «Temeraire», думая о благородном дредноуте, который он видел запущенным много лет назад: то самое элегантное скользящее движение.

Он молча ругал себя за то, что ничего не придумал, но это было сказано, и по крайней мере это было честное имя; в конце концов, он был моряком, и это было вполне уместно… Но тут он остановился в своих мыслях и уставился на дракончика с нарастающим ужасом: конечно, он больше не был моряком; он не мог быть с драконом, и в тот момент, когда он примет упряжь из его рук, он погибнет.

Дракон, видимо, ничего не заметив в его чувствах, сказал: «Temeraire? да. Меня зовут Темерэр. Он кивнул, странным жестом с покачивающейся головой на конце длинной шеи, и сказал более настойчиво: «Я голоден».

Только что вылупившийся дракон улетит сразу же после кормления, если его не сдерживать; только если существо можно было убедить добровольно принять ограничение, оно когда-либо могло быть управляемым или полезным в бою. Рэбсон стоял, озираясь и потрясенный, и не подошел со сбруей; Лоуренсу пришлось подзывать его.Его ладони вспотели, а металл и кожа стали скользкими, когда мужчина вложил ремни в руки. Он крепко сжал его и сказал, в последний момент вспомнив, что нужно использовать новое имя: «Темерер, не будете ли вы так добры, если позволите мне надеть это на вас? Тогда мы можем быстро отправить вас на палубу и принести вам что-нибудь поесть.

Темерэр осмотрел сбрую, которую протянул ему Лоуренс, его плоский язык высунулся, чтобы попробовать ее. — Очень хорошо, — сказал он и встал в ожидании. Решительно не думая о непосредственной задаче, Лоуренс опустился на колени и стал возиться с ремнями и пряжками, осторожно пропуская их по гладкому, теплому телу, держась подальше от крыльев.

Самая широкая полоса огибала середину дракона сразу за передними лапами и загибалась под брюхом; он был пришит крест-накрест к двум толстым ремням, которые шли по бокам дракона и через его глубокую грудь, затем назад за задними ногами и под его хвостом. На ремни были надеты различные петли меньшего размера, чтобы застегиваться вокруг ног, основания шеи и хвоста, чтобы удерживать ремни на месте, а также несколько более узких и тонких лент, пристегнутых к его спине.

Сложная сборка требовала некоторого внимания, за что Лоуренс был благодарен; он был в состоянии потерять себя в задаче. Во время работы он заметил, что чешуя была на удивление мягкой на ощупь, и ему пришло в голову, что металлические края могут пораниться. «Мистер. Рэбсон, будьте так любезны, принесите мне еще парусины; мы завяжем эти пряжки, — сказал он через плечо.

Вскоре все было готово, хотя сбруя и завернутые в белый цвет пряжки казались уродливыми на фоне гладкого черного тела и не очень хорошо сидели. Но Темерэр не жаловался ни на то, что ему привязали цепь от упряжи к стойке, и он жадно вытянул шею к корыту, полному дымящегося красного мяса только что разделанного козла, принесенного по приказу Лоуренса.

Темерэр не был чистым едоком, отрывая большие куски мяса и проглатывая их целиком, разбрасывая кровь и куски мяса по палубе; он также, казалось, особенно наслаждался кишечником. Лоуренс стоял в стороне от кровавой бойни и, несколько мгновений наблюдая с легкой тошнотой и изумлением, был внезапно возвращен к ситуации неуверенным голосом Райли: «Сэр, мне уволить офицеров?»

Он повернулся и посмотрел на своего лейтенанта, потом на уставившихся, встревоженных мичманов; никто не говорил и не двигался с момента вылупления, которое, как он внезапно понял, произошло менее получаса назад; песочные часы только что опустели.В это было трудно поверить; еще труднее полностью признать, что он теперь в упряжке, но трудно или нет, с этим нужно было столкнуться. Лоуренс полагал, что сможет держаться своего ранга, пока они не достигнут берега; не было никаких правил для такой ситуации, как эта. Но если он это сделает, то, когда они доберутся до Мадейры, на его место обязательно будет назначен новый капитан, и Райли никогда не поднимется на эту ступень. Лоуренс больше никогда не сможет принести ему пользу.

«Г-н. Райли, обстоятельства неловкие, без сомнения, — сказал он, собираясь с духом; он не собирался портить карьеру Райли из-за трусливого уклонения.— Но я думаю, что ради корабля я должен немедленно отдать его в ваши руки; Теперь мне нужно будет уделить много внимания Темерэру, и я не могу разделить его так.

«О, сэр!» — жалобно сказала Райли, но не протестуя; очевидно, эта идея пришла ему в голову. Но его сожаление было явно искренним; он много лет плавал с Лоуренсом и дослужился у него до лейтенанта из простого мичмана; они были друзьями, а также товарищами.

– Не будем жаловаться, Том, – сказал Лоуренс тише и менее формально, бросив предостерегающий взгляд туда, где Темерер все еще наелся.Интеллект дракона был загадкой для людей, изучавших предмет; он понятия не имел, сколько дракон услышит или поймет, но подумал, что лучше избегать риска обидеть его. Еще немного повысив голос, он добавил: «Я уверен, что вы прекрасно справитесь с ней, капитан».

Глубоко вздохнув, он снял золотые погоны; они были надежно закреплены, но он не был богат, когда впервые стал капитаном, и с тех пор он не забыл, как легко перекладывать их с одного пальто на другое.Хотя, возможно, было не совсем уместно давать Райли символ звания без подтверждения Адмиралтейством, Лоуренс счел необходимым каким-то видимым образом отметить смену командования. Левую он сунул в карман, а правую закрепил на плече Райли: даже будучи капитаном, Райли мог носить только одну, пока не достиг трехлетнего стажа. На светлой, усыпанной веснушками коже Райли ясно отражались все эмоции, и он, несмотря на обстоятельства, не мог не радоваться такому неожиданному продвижению по службе; он вспыхнул от румянца и как будто хотел заговорить, но не находил слов.

«Г-н. Уэллс, — намекнул Лоуренс; он хотел сделать это должным образом, начав.

Третий лейтенант вздрогнул, затем слабо сказал: «Ура капитану Райли». Поднялись аплодисменты, поначалу рваные, но сильные и ясные к третьему повторению: Райли был очень компетентным офицером, и его любили, даже несмотря на шокирующую ситуацию.

Когда аплодисменты стихли, Райли, справившись со своим смущением, добавил: «И ура за… за Темерера, ребята.Аплодисменты теперь были полными горла, если не полностью радостными, и Лоуренс пожал руку Райли, чтобы покончить с этим вопросом.

К этому моменту Темерэр закончил есть и забрался на шкафчик у перил, чтобы расправить крылья на солнце, складывая и раскладывая их. Но он с интересом огляделся, услышав приветственное имя, и Лоуренс подошел к нему; это был хороший предлог, чтобы оставить Райли заниматься установлением своего командования и приведением корабля в порядок. «Почему они так шумят?» — спросил Темерэр, но, не дожидаясь ответа, звякнул цепью.«Ты снимешь это? Я хотел бы летать прямо сейчас».

Лоуренс колебался; описание церемонии запряжения в книге мистера Поллитта не касалось того, что делать после того, как дракон запряг и заговорил; он почему-то предполагал, что дракон просто останется на месте без дальнейших споров. — Если вы не возражаете, пожалуй, оставим это еще ненадолго, — сказал он, выжидая. — Видишь ли, мы довольно далеко от земли, и если ты улетишь, то можешь не найти дорогу назад.

— О, — сказал Темерэр, вытягивая длинную шею через перила. «Релайант» шел со скоростью около восьми узлов при попутном западном ветре, и вода взбивалась с его бортов белой пеной. «Где мы?»

— Мы в море, — сказал Лоуренс, усаживаясь рядом с ним на рундук. «В Атлантике, возможно, в двух неделях от берега. Мастерсон, — сказал он, привлекая внимание одной из ленивых рук, которая не очень-то незаметно пыталась поглазеть. — Будьте так добры, принесите мне ведро воды и тряпки, пожалуйста.

Когда их принесли, он попытался стереть следы неряшливой еды с блестящей черной шкуры; Темерэр с явным удовольствием подчинился тому, чтобы его вытерли, а затем с благодарностью потерся затылком о руку Лоуренса. Лоуренс поймал себя на том, что невольно улыбается и гладит теплую черную шкуру, а Темерер устроился поудобнее, уткнулся головой в колени Лоуренса и заснул.

— Сэр, — сказал Райли, тихо подойдя, — я покидаю вас в каюте; иначе это вряд ли имело бы смысл, с ним, — имел в виду Темерэр.— Мне попросить кого-нибудь помочь вам отнести его вниз?

«Спасибо, Том; и нет, пока мне здесь достаточно комфортно; Думаю, лучше не тревожить его без необходимости, — сказал Лоуренс, а затем с опозданием подумал, что Райли от этого не станет легче, поскольку его бывший капитан сидит на палубе. Тем не менее он не был склонен передвигать спящего дракончика и добавил только: «Если бы вы были так любезны, чтобы кто-нибудь принес мне книгу, возможно, одну из книг мистера Поллитта, я был бы очень вам признателен», думая, что это обернется и тем, и другим. служат для того, чтобы занять его и не дать ему показаться слишком большим наблюдателем.

Темерэр не проснулся, пока солнце не скрылось за горизонтом; Лоуренс кивал головой над своей книгой, в которой повадки драконов описывались таким образом, что они казались такими же захватывающими, как утомительные коровы. Темерэр ткнул его тупым носом в щеку, чтобы разбудить, и объявил: «Я снова голоден».

Лоуренс уже начал переоценивать запасы корабля перед вылуплением; теперь ему пришлось пересмотреть еще раз, наблюдая, как Темерэр пожирает остатки козла и двух поспешно принесенных в жертву цыплят, кости и все остальное.Пока что за два кормления дракончик съел вес своего тела в еде; он казался уже несколько большим и с задумчивым видом искал еще.

У Лоуренса была тихая и тревожная консультация с Райли и корабельным поваром. В случае необходимости они могли вызвать «Амитье» и воспользоваться ее запасами: из-за того, что ее отряд был так сильно сокращен из-за серии бедствий, ее запасов еды было больше, чем ей нужно было для приготовления Мадейры. Однако она привыкла к соленой свинине и соленой говядине, и Reliant едва ли стал лучше.Такими темпами Темерэр должен съесть свежие запасы в течение недели, а Лоуренс понятия не имел, будет ли дракон есть вяленое мясо или соль ему не подойдет.

«Он взял бы рыбу?» — предложил повар. — У меня есть прелестный маленький тунец, пойманный сегодня утром, сэр. Я имел в виду это для твоего ужина. О… это… — Он сделал неловкую паузу, переводя взгляд со своего бывшего капитана на нового.

— Во что бы то ни стало, давайте попробуем, если вы считаете это правильным, сэр, — сказала Райли, глядя на Лоуренса и не обращая внимания на замешательство повара.

— Спасибо, капитан, — сказал Лоуренс. «Мы можем также предложить это ему; Я полагаю, он может рассказать нам, если ему это безразлично.

Темерэр с сомнением посмотрел на рыбу, потом клюнул; вскоре все это существо с головы до хвоста исчезло у него в горле: это были полные двенадцать фунтов. Он облизнул свои отбивные и сказал: «Оно очень хрустящее, но мне оно очень нравится», а затем напугал их и себя, громко рыгнув.

– Что ж, – сказал Лоуренс, снова потянувшись за тряпкой, – это определенно обнадеживает; Капитан, если бы вы нашли способ отправить несколько человек на рыбалку, возможно, мы смогли бы сохранить быка еще на несколько дней.

После этого он отвел Темерэра в каюту; лестница представляла некоторую проблему, и, в конце концов, его пришлось сбрасывать вниз с помощью шкивов, прикрепленных к его ремням безопасности. Темерэр с любопытством обнюхал стол и стул и высунул голову из окна, чтобы посмотреть на кильватер Reliant. Подушка из люка была положена для него в двойную подвесную койку, подвешенную рядом с собственной койкой Лоуренса, и он легко прыгнул в нее с земли.

Его глаза почти сразу закрылись, превратившись в сонные щелочки.Таким образом, освобожденный от обязанностей и больше не на виду у экипажа, Лоуренс с глухим стуком сел в кресло и уставился на спящего дракона, как на орудие гибели.

У него было два брата и три племянника, стоявшие между ним и имением его отца, и его собственный капитал был вложен в фонды, не требуя большого управления с его стороны; это по крайней мере не будет проблемой. Он не раз переступал через рельсы в битвах и мог стоять на вершинах в шторм без малейшей тошноты: он не боялся, что окажется робким на борту дракона.

А в остальном — он был джентльмен и джентльменский сын. Хотя он ушел в море в возрасте двенадцати лет, ему посчастливилось служить на борту первоклассных линейных кораблей большую часть своей службы под началом богатых капитанов, которые держали прекрасные столы и регулярно принимали своих офицеров. . Он нежно любил общество; беседы, танцы и дружеский вист были его любимыми занятиями; и когда он подумал, что может никогда больше не пойти в оперу, он почувствовал очень ощутимое желание опрокинуть нагруженную койку в окно.

Он старался не слышать в своей голове голоса отца, осуждающего его за дурака; старалась не представлять, что подумает Эдит, когда услышит об этом. Он даже не мог написать ей об этом. Хотя он в какой-то степени считал себя преданным делу, никаких официальных обязательств так и не было заключено, сначала из-за отсутствия у него капитала, а в последнее время из-за его длительного отсутствия в Англии.

Он достаточно хорошо справился с призовыми деньгами, чтобы покончить с первой проблемой, и если бы он был выброшен на берег на какое-то время за последние четыре года, он, скорее всего, заговорил бы. Он был наполовину готов попросить о краткосрочном отпуске в Англию в конце этого плавания; было трудно преднамеренно сойти на берег, когда он не мог рассчитывать на получение другого корабля впоследствии, но он не был настолько подходящей перспективой, чтобы он вообразил, что она будет ждать его среди всех других женихов на основании полушутливого соглашения между тринадцатилетний мальчик и девятилетняя девочка.

Теперь он действительно был беднее; он не имел ни малейшего представления, как и где он мог бы жить как летчик, или какой дом он мог бы предложить жене.Ее семья может возразить, даже если она сама этого не сделает; конечно, это было не то, чего она ожидала. Жене военно-морского флота, возможно, придется с невозмутимостью относиться к частым отлучкам мужа, но когда он появлялся, ей не нужно было отрываться от корней и уходить жить в какое-нибудь отдаленное укрытие, с драконом за дверью и толпой грубых мужчин, единственным обществом.

У него всегда была какая-то тайная тоска по собственному дому, воображаемому в деталях долгими одинокими ночами в море: меньшему по необходимости, чем тот, в котором он вырос, но все же элегантному; содержалась жена, которой он мог доверить управление своими делами и детьми; удобное убежище, когда он был дома, и теплые воспоминания, когда он был в море.

Всякое чувство протестовало против жертвы этой мечты; однако в сложившихся обстоятельствах он даже не был уверен, что сможет достойно сделать Эдит предложение, которое она, возможно, сочтет необходимым принять. И не могло быть и речи об ухаживании за кем-то другим вместо нее; ни одна разумная и характерная женщина не стала бы преднамеренно влюбляться в авиатора, если только она не принадлежала к тому типу людей, которые предпочитали бы иметь самодовольного и отсутствующего мужа, оставляющего свой кошелек в ее руках, и жить отдельно от него, даже когда он был в Англии; такая договоренность ни в малейшей степени не нравилась Лоуренсу.

Спящий дракон, раскачиваясь взад и вперед в своей кроватке, бессознательно подергивая хвостом в такт какому-то чужому сну, был очень плохой заменой очага и дома. Лоуренс встала и подошла к окнам на корме, глядя на кильватерный след «Релайанта»; в свете фонарей за ней струилась бледная переливчатая пена; наблюдать за приливами и отливами было приятно ошеломляюще.

Его стюард Джайлз принес обед, громко лязгая тарелками и серебром, держась подальше от драконьей койки.Руки его дрожали, когда он раскладывал службу; Лоуренс отпустил его, как только подали еду, и немного вздохнул, когда он ушел; он подумывал попросить Джайлза пойти с ним, так как полагал, что даже у авиатора может быть слуга, но это было бесполезно, если человек был напуган существами. Было бы неплохо иметь знакомое лицо.

В уединении он быстро съел свой простой обед; это была всего лишь соленая говядина с небольшим количеством вина, так как рыба попала в брюхо Темерэра, а аппетита у него в любом случае не было.После этого он пытался написать несколько писем, но это было бесполезно; мысли его блуждали по мрачным путям, и ему приходилось напрягать внимание к каждой строчке. Наконец он сдался, мельком выглянул, чтобы сказать Джайлзу, что ужинать сегодня вечером не будет, и забрался в свою койку. Темерэр пошевелился и зарылся глубже в постель; после непродолжительной борьбы с немилосердной обидой Лоуренс протянул руку и укрыл его покрепче, так как ночной воздух был несколько прохладен, а затем заснул под звук своего ровного глубокого дыхания, похожего на вздохи кузнечных мехов.

«Лига драконов», Наоми Новик: NPR

Лига Драконов

Наоми Новик

Прежде чем мы начнем говорить о любимой альтернативно-исторической/фэнтезийной серии Temeraire Наоми Новик, которая завершается в этом месяце выпуском League of Dragons , мы должны взглянуть на цифры. Первая книга серии, Дракон Ее Величества , вышла в 2006 году. Лига Драконов — девятая.Это означает, что за последние десять лет Новик написал более 3500 страниц серии о Темерере, которую на данный момент, вероятно, следует назвать сагой. В то же время она написала и другие вещи — в первую очередь свой отмеченный премией «Небьюла» автономный фэнтезийный роман « Искорененный ». Заманчиво сравнить продукцию Новик с другим текущим фэнтезийным сериалом, в котором фигурируют драконы (вставьте сюда обязательную остроту Джорджа Р. Р. Мартина), но на самом деле Новик добилась чего-то особенного в своей серии «Темерер». Это долго. Это роскошно. Иногда это просто медленно. Но по своей сути это история о дружбе, которая выходит за рамки не только времени и класса, но и вида.

Дружба, может быть, и не в моде в наши дни мрачного фэнтези, но Новику было наплевать на тренды. Даже фон книги держится подальше от типичного мира фэнтези — это Земля в начале 19 века, но альтернативная версия нашего мира, в котором драконы веками сосуществовали с людьми. Уильям Лоуренс — капитан британского корабля, сражающегося в наполеоновских войнах, и его обязанность срывается, когда он захватывает французское судно, перевозящее яйцо дракона.В реальности Новика драконы разумны — и они связываются с первым человеком, которого они встречают при вылуплении, которым в данном случае оказывается Лоуренс.

Новик добилась чего-то особенного со своей серией темеров. Это долго. Это роскошно. Иногда это просто медленно. Но по своей сути это история о дружбе, которая выходит за рамки не только времени и класса, но и вида.

Капитан называет птенца Темерером в честь реального корабля, прославившегося Трафальгарской битвой, но это не совсем любовь с первого взгляда.У Лоуренса нет желания вступать в ряды авиаторов, тех, кто летает на спинах драконов во имя короля и страны; благородному капитану корабля авиаторы кажутся странными, скрытными и социально неприемлемыми. Но по мере того, как Лоуренс начинает уважать, а затем и любить своего стремительно растущего дракона, он заканчивает тем, что покидает свой пост и начинает свою карьеру заново — в качестве летчика-стажера в Шотландии, которого избегает его родословная семья и который вынужден управлять этим новым драконом и всадником. субкультуры, частью которой он никогда не мечтал стать.

На протяжении следующих семи романов — Throne of Jade , Black Powder War , Empire of Ivory , Victory of Eagles, Tongues of Serpents , Crucible of Gold , и

и Темерэр создают увлекательное родство. Любознательный и невинный, Темерэр очень мудр, и его сомнения в статус-кво 19-го века бросают вызов предположениям и привилегиям Лоуренса. Их связь проверена изменой, обманом, изгнанием, кораблекрушением, политическими махинациями и великолепно отрисованными воздушными и морскими сражениями, которые демонстрируют владение Новиком романтики эпохи Регентства и военной истории.

Не говоря уже о ее не очень тайной любви к сериалу Патрика О’Брайена «Обри-Мэтьюрин», чья глубокая связь между его главными героями, капитаном Джеком Обри и корабельным хирургом Стивеном Мэтьюрином, имеет благоговейное сходство с дружбой Лоуренса и Темер. В какой-то момент в сериале Новика между человеком и драконом происходит случай амнезии — один из немногих моментов в книгах, которые кажутся неуклюжими. В целом, тем не менее, каждая книга увлекательно прослеживает путь дуэта по всему миру — от Великобритании до Китая, Южной Африки, Австралии, Империи инков и, наконец, в Лиге драконов , России — в то время как происхождение и способности Темерера постепенно раскрываются.

Наполеон — главный антагонист сериала, и со временем он становится персонажем. Однако даже тогда Новик придает ему размер и симпатию; он выделяется на фоне емкого состава людей и драконов. Temeraire — обширная серия, как по масштабу, так и по деталям периода. Когда темп замедляется, как это иногда бывает, это происходит потому, что Новик делает паузу, чтобы любовно задержаться на диалогах, предыстории и ее запутанном смешении вымышленной реальности и реальной истории.

История рассказана от первого лица, полностью написана Лоуренсом и написана меньшими руками, что составляет монотонные 3500 страниц. И Лоуренс, высокомерный и связанный долгом, далеко не самый убедительный персонаж в книге. Например, Джейн Роланд — коллега-авиатор и любовное увлечение Лоуренса, предпочитающее мужскую одежду — крадет каждую сцену, в которой она появляется. дорогой.»

Несмотря на всю эпическую напыщенность и зрелищность, сериал наслаждается тихими моментами — Темерер, не в силах удержать книгу в своих неуклюжих когтях, просит Лоуренса прочитать ему и этот образ дракона и человека, рассказывающих друг другу истории, лежит в основе сериала. «Лига драконов» мастерски завершает так много сюжетных нитей и незавершенных концов, которые накопились на протяжении предыдущих восьми книг, кульминацией которых является столкновение в ледяной России; Между тем Новик никогда не забывает, что, какими бы сложными ни были ее идеи и сюжет, в основе сериала лежат очень простые понятия дружбы и верности.

Питер Джексон выбрал сериал (хотя, глядя на его послужной список работ Толкина, мы надеемся, что он не превратит книги Новика в 27 фильмов) — но даже если он никогда не выйдет на большой экран, Новик оставил много место для маневра в конце League of Dragons для будущих романов. Мир и персонажи, которые она создала, определенно достаточно плодородны. На данный момент она — вместе с Лоуренсом и Темерером — заслужила хоть немного отдыха.

Джейсон Хеллер — старший писатель в The A.V. Club, редактор, удостоенный премии Хьюго, и автор романа Taft 2012.

Новик — Российский Эсминец класса

Императорский российский эсминец «Новик» на якоре в одном из портов Балтийского флота в мирное время.

Четыре подкласса и некоторые варианты этих 52 эсминцев класса Novik изображены на следующей таблице.

Русско-японская война преподала русским очень тяжелые уроки, которые они приняли близко к сердцу.Во-первых, морские мины были как наступательным, так и оборонительным оружием. Японцы успешно использовали их для помощи в наступательной блокаде Порт-Артура, а русские использовали их в обороне, чтобы не дать японскому флоту приблизиться и обстрелять корабли в порту. Обе стороны потеряли корабли и людей на минах. Вторым уроком была эффективность эсминцев и торпедных катеров как усилителей флота, особенно ночью. В битве при Цусимском проливе японцы использовали 21 эсминец и 37 малых торпедных катеров для ночной атаки, которая стоила русским двух линкоров и двух броненосных крейсеров, а японцам — всего 3 потопленных торпедных катера и эсминец, поврежденный при столкновении с одним из эсминцев. потопленных русских крейсеров.

Российская национальная гордость была сильно уязвлена, и хотя никто не встал на сторону дискредитированного контр-адмирала Николая Ивановича Небогатова, его слова, сказанные флоту при капитуляции 28 мая 1905 года, были правдой. «Вы молоды, и именно вы однажды вернете честь и славу Российского флота».

Одной из первых задач при восстановлении чести Императорского флота России было убедиться, что у них есть средства для постройки собственных кораблей. С помощью немецкой компании AG Vulcan-Stettin построили Путиловский судостроительный завод в Санкт-Петербурге.Петербург. Затем российский военно-морской флот, которому в своих усилиях по восстановлению мешала истощенная имперская казна, собрала средства от населения, чтобы помочь восстановить опустошенный флот. Флоту нужны были всевозможные корабли, чтобы заменить то, что они потеряли из-за японцев. Самый простой класс кораблей для молодой верфи — это самые маленькие корабли, торпедные катера флота или, как они стали более известны, «эсминцы».

До этого времени «эсминцы» делились на два подкласса: эсминцы британского типа с канонерскими лодками и эсминцы немецкого типа с торпедными катерами.Первые были лучше вооружены одним или двумя 4-дюймовыми (102-мм) орудиями плюс 3-дюймовыми (или 12-фунтовыми, 76-мм) пушками и предназначались для защиты флота от эсминцев второго типа, торпедных катеров. На самом деле эсминцы первого подкласса иногда называли «противоторпедными катерами» и все еще несли торпеды, обычно в одной двухместной или двух одинарных пусковых установках. Настоящие миноносцы пожертвовали артиллерийским вооружением всего лишь двумя 3,5-дюймовыми (88-мм) орудиями, чтобы вместо этого нести больше своей смертоносной «рыбы», но обычно не более четырех торпедных аппаратов (четыре одинарных или два двойных) на такой эсминец. Эсминцы имели среднее водоизмещение от 500-600 тонн (нормальное) для меньших классов, таких как немецкий класс G136, до 900-1000 тонн (нормальное) водоизмещение для более крупных классов, таких как первый класс Tribal британского Королевского флота. Несмотря на попытки спроектировать корабли, работающие только на мазуте, такие как Tribals, большинство эсминцев по-прежнему работали на угле, что ограничивало выносливость. И хотя британцы пытались разогнать большие эсминцы класса Swift до 38-39 узлов, в действительности им едва удалось на короткое время превзойти 35 узлов за два года экспериментов и ходовых испытаний.Большинство эсминцев были всего лишь 30-32-узловыми кораблями.

ВМФ России требовалось нечто, кардинально отличающееся от любого из строящихся тогда в мире эсминцев. Сначала они решили, что они действительно достигнут цели Королевского флота по созданию эсминца со скоростью 38-39 узлов с кораблем, который будет более мореходным, будет иметь больше орудий и торпед, чем любой из двух подклассов эсминцев, и будет способен закладывать большое количество морских мин с кормы на большой скорости. Конкретными параметрами были водоизмещение 1200 тонн (нормальное), 1500 тонн (максимальное), что означало более крупный эсминец, чем современные конструкции, то, что другие флоты назвали бы эсминцем-лидером, но то, что русские назвали «универсальным эсминцем».Был проведен конкурс проектов, и команды обратились к лучшим судостроителям мира. Топовый проект будет построен не на иностранной верфи, а в России на оборудовании компании, которая его разработала. Полученный прототип станет основой для всех будущих эсминцев Российской Империи на протяжении целого поколения.

Первая мировая война

После ходовых испытаний и вступления в строй Императорского флота России «Новик» был приписан к Балтийскому флоту сначала в составе бригады крейсеров и базировался попеременно из Хельсинки, Великое княжество Финляндское, или из Кронштадта, Россия.Когда разразилась Первая мировая война, Российский императорский флот выполнил военные планы, чтобы остановить торговлю жизненно важными военными материалами из Швеции в Германию, в частности, шведской сталью и железной рудой. Они видели, что наиболее эффективным способом блокады немцев и топления торговых судов была морская минная война, специальность Новика.

План был прост: «Новик» и другие эсминцы выскользнут из порта ранним вечером, достигнув цели в сумерках. Осторожно ориентируясь в темноте, они плывут параллельно, устанавливая морские мины по сетке, и покидают район, прежде чем немцы одумаются.Когда появлялась возможность атаковать вражеские корабли, русские ею пользовались. К утру усталые экипажи будут в безопасности в порту. У немцев была такая же идея только заминировать русские порты. Это неизбежно привело к столкновениям между двумя силами.

Первый боевой вылет Новик совершил в качестве эскорта к броненосному крейсеру «Рюрик», флагману бригады крейсеров. 1 сентября 1914 г. большая флотилия немецких эсминцев IV боевой группы под командованием SMS Augsburg, легкого крейсера типа «Кольберг» (III уровень в WoW), ставила мины в Восточной Балтике.Немцы заметили русских и сразу же начали отступать, так как их превосходили по вооружению. Сорок минут Новик преследовал Аугсбург, но волнение моря было слишком велико, чтобы позволить русским обогнать немцев.

Позже в том же месяце настала очередь Новика ставить мины в водах противника. Ведя четыре других эсминца, они неоднократно заходили в юго-западную и южную части Балтийского моря. Это был тренировочный полигон Kaiserliche Marine, а также морские пути для перевозок между Германией и Швецией.Постановка мин была успешной, так как несколько немецких кораблей были повреждены или потоплены минами в последующие месяцы, в том числе старый броненосный крейсер SMS Friedrich Carl, который был потоплен 17 ноября 1914 года, и легкие крейсера SMS Augsburg и SMS Gazelle, которые были повреждены в ночь на январь. 24-25, 1915.

Минная постановка не обошлась без опасностей и потерь, даже от собственных мин русских. 12 декабря 1914 г. были потеряны русские эсминцы «Исполнительный» и «Летучи». Два старых торпедных эсминца типа Lovki (1906 г., 400 тонн, два 21″/457-мм аппарата) потеряны во время снежной бури у острова Оденсхольм во время плановой операции по постановке мин к юго-западу от российского порта Лиепая, (Либау на немецком языке) Латвия (Курляндия немцам, см. карту выше).Исполнительни тонет после того, как одна из ее собственных мин взорвалась при ударе о воду. Летучи барахтается, а затем катится по бурному морю, пытаясь повернуться, чтобы спасти замерзающую команду из воды. С двух кораблей мало кто выживает.

Весной 1915 года кайзерлихская морская пехота атаковала удерживаемый русскими портовый город Либава, в то время как немецкая армия стремилась захватить город по суше. К этому времени «Новик» был переведен в качестве флагмана дивизии эсминцев Балтийского флота, базирующейся в Рижском заливе, Латвия.Новик в ночь с 6 на 7 мая 1915 года повел десять эсминцев на минирование подступов к Либаве, чтобы немцы получили неприятный сюрприз, когда они двинутся после захвата порта. Силы прикрытия русских крейсеров вступили в бой с немцами и нанесли незначительные повреждения легкому крейсеру типа « Бремен » SMS München, но реальный ущерб был нанесен голландскому миноносцу V-107, у которого оторвало носовую часть при попытке войти в гавань. V-107 становится полной потерей. После захвата немецкой армией Либава становится важной базой немецкого Балтийского флота.

1 июля 1915 года Новик вернулся, сопровождая «Рюрик» в вылазке. Они должны были встретиться с бригадой крейсеров, но пропустили их из-за тумана. Встретившись 2 июля с остальными силами, Новик и Рюрик перехватили немецкий конвой, сопровождаемый крейсерами и эсминцами. Из-за ложного обнаружения подводной лодки, сообщенного флагману, русские отвернулись, и немецкие суда смогли уйти. Помните, что на этих ранних русских кораблях не было гидрофонов или стоек глубинных бомб, последние мешали бы гусеницам минной установки.

8 августа 1915 года германский флот открытого моря предпринял попытку покончить с русским Балтийским флотом. После переброски нескольких крупных боевых единиц они собрали в состав флота 4 линкора, 3 линейных крейсера, 6 крейсеров, 4 легких крейсера и 56 эсминцев плюс 31 тральщик и торпедный катер, предприняли попытку прорваться через русские минные поля в Рижский залив, потопить крупную русскую столицу. корабли, особенно броненосец «Слава» и мина «Мун-Саунд» (Муху-Саунд), чтобы заманить в ловушку остальных русских.Немцам не удалось достичь своих целей в битве в Рижском заливе, за исключением небольшого повреждения «Славы», а для Императорского флота России это была великая победа над превосходящими силами. Новик присутствовал почти во всех крупных действиях кампании.

В ходе похода в ночь с 17 на 18 августа 1915 г. немцы предприняли попытку пресечь минирование флотилией Новика и по возможности торпедировать поврежденную «Славу». Два новейших немецких эсминца были отправлены в Рижский залив, чтобы найти и потопить русские эсминцы.Это были В-99 и В-100, построенные на оборудовании Blohm und Voss, которое было изготовлено для четырех новых эсминцев класса «Новик», уже заложенных на Путиловском судостроительном заводе, но котлы и двигатели были конфискованы немцами в начале войны. Торпедоносцы Zerstroyer класса V-99 почти не уступали классу Novik по размерам и скорости, достигающей 36,5 узлов, и были вооружены аналогичным образом четырьмя орудиями главного калибра и двумя спаренными торпедными аппаратами, а также двумя одинарными торпедными аппаратами, всего шесть.

В темноте два немецких эсминца встречают два русских эсминца, ставящих мины.Обе стороны тут же открыли огонь, но в кромешной тьме промахнулись и прервали контакт.

В 23:00 один из эсминцев передал по рации предупреждение о наблюдении за немецкими кораблями. Новик, патрулирующий Ирбенский пролив, западный выход из Рижского залива, подтверждает предупреждение вместе с остальной флотилией на своих постах.

В 00:10 поднятые по тревоге русские из еще двух флотилий Новика замечают В-99 и В-100, освещая их своими прожекторами.На расстоянии 600 метров обе стороны открывают друг другу огонь, но опять же артиллерийская стрельба неэффективна. Русские даже торпедами стреляют, но в спешке не правильно выставили глубину и поэтому рыба бежит под кили врага. Через три минуты немцы выбегают из зоны действия прожекторов и исчезают.

Немцы не могли пройти через русские минные поля в темноте, поэтому они играют в кошки-мышки с преследующими русскими эсминцами до утра, когда они могут уйти. В какой-то момент им в предрассветной тьме бросают вызов смотрители Михайловского маяка, но когда они не могут подать надлежащие опознавательные сигналы, их маршрут известен и разослан.По счастливой случайности пара нашла своего заклятого врага, Новик в утреннем свете преградил им путь к бегству. На дальности 8,8 км Новик открывает огонь. Более крупные орудия Новика калибра 4″/60 (102 мм) превосходят по дальности немецкие орудия 88-го калибра (3,5″). Вскоре В-99 повреждается от залпов артиллеристов Новика, попаданий которых пробивают пробоины в центральной дымовой трубе, разрушают его и вызывают пожар на квартердеке. V-100 приходит на помощь своему пострадавшему собрату, пытаясь установить дымовую завесу, но артиллеристы Новика переключают огонь на V-100, вскоре поджигая его палубу и надстройку.Все три корабля дико маневрируют, и скорострельность снижается, так как обзор с обеих сторон закрыт дымом, а их артиллерийские расчеты устают. В тот момент, когда кажется, что немцы могут сбежать к своим союзникам, пара сворачивает на русские минные поля, и V-99 быстро подрывает мину. Сильно поврежденная V-100 хромает домой, чудом избегая мин, погубивших ее товарища. Новик победил, не потеряв ни одного моряка и с минимальными повреждениями корабля.

На следующий день немецкий флот, зализывая раны, вышел из Рижского залива.Кампания закончилась. Незначительные повреждения линкора «Слава» и небольшие повреждения эсминца «Новик» были единственными достижениями немцев, помимо прорыва самих русских минных заграждений. Это стоило им линейного крейсера SMS Moltke, поврежденного британской подводной лодкой HMS E-1, потопленного эсминца V-99 плюс сильно поврежденного Новиком V-100 и потопленных тральщиков Т-46, Т-52 и Т-58.

После этого действия Новик продолжил свою звездную боевую карьеру. Ночью 20 ноября 1915 года Новик повел семь русских эсминцев в атаку на немецкие патрули у Виндау.Новик потопил вспомогательный патрульный катер «Норбург», сначала выведя его из строя артиллерийским огнем, а затем торпедировав. Флотилия ушла до прибытия немецкого подкрепления.

25 ноября 1915 года немцы потеряли еще один крейсер из-за русских мин, на этот раз SMS Danzig, легкий крейсер типа Bremen, выведенный из строя к югу от острова Готланд, Швеция, из-за недавно установленного минного поля. 17 декабря 2015 г. SMS Bremen и эсминец V-191 подорвались на минах у оккупированной немцами Курляндии между Виндау и Люсерортом.Через несколько дней, 23 декабря, эсминец С-177 также подорвался на одной из мин флотилии «Новик» и затонул.

13 января 1916 года треть очереди легких крейсеров типа «Бремен» — «СМС Любек» — получила тяжелые повреждения на одной из мин Новиковской флотилии. Наконец Балтика замерзает достаточно, чтобы дать немцам короткую двухмесячную передышку, пока морской лед не растает настолько, что военно-морские операции возобновятся.

В ночь на 13 мая 1916 года Новик повел две свои флотилии на поиски германских конвоев с железной рудой, плывших вдоль шведского побережья.Они обнаружили конвой из десяти грузовых судов в сопровождении четырех вспомогательных патрульных катеров недалеко от острова Хефринге. Грузовые суда бежали в шведские воды, а эскорт повернулся, чтобы вступить в бой с русскими. Русские потопили вспомогательный крейсер «Германн», но, полагая, что остальная часть эскорта конвоя намного сильнее, чем они были на самом деле, позволили грузовым судам уйти.

27 мая 1916 года немцы потеряли еще один корабль, на этот раз подводную лодку U-10, предположительно подорвавшуюся на русской мине у острова Даго в Финском заливе.

15 августа 1916 года плотные русские минные заграждения в Ирбенском проливе, охраняющие южный проход в Рижский залив, продолжают наносить потери немецким военным кораблям. Прикрывая операции по тралению мин, V-162 подрывается на русской мине и падает у Люсерорта на побережье Курляндии.

Первая русская революция 1917 года

Весной 1917 года, после Мартовской революции в Санкт-Петербурге, Дума вынуждает царя Николая II отречься от престола. Временное правительство продолжает войну против центральных держав, но боевой дух падает быстрее, чем корабли на минах. Немцы видят в этом возможность и планируют ее использовать. Начало планирования операции «Альбион» по окончательному выводу Балтийского флота из Рижского залива. Он будет включать военно-морское вторжение в Западно-Эстонский архипелаг (архипелаг Моонзунд) с участием 20 000 армейских солдат при поддержке флота. Он назначен на октябрь 1917 года.

Во время битвы при Мун-Саунде (Муху-Саунд) немецкий флот попытался уничтожить силы, оказавшиеся в ловушке в Рижском заливе после успешного захвата немцами островов в устье Рижского залива 16 октября 1917 года.Следующие три дня шло морское сражение, в котором Новик помогал прикрывать отступление флота. В то время как многие другие корабли были потеряны, Новик остался невредимым.

Вторая русская революция 1917 года

26 октября 1917 года экипаж «Новика» вступил в Октябрьскую революцию на стороне большевиков. Последние дни 1917 года Новик провел под командованием революционного большевистского Балтийского флота, участвуя в обороне Мухуского пролива. Зимой 1917-1918 годов Новик участвовал в Ледовом походе Балтийского флота, Новик вышел из Хельсинки в порт Кронштадт.«Новик» находился на приколе с 9 сентября 1918 года до конца Гражданской войны в России.

Когда в январе 1923 года был организован Советский флот, «Новик» все еще числился в Списке ВМФ. «Новик» был капитально перестроен в период с 26 сентября 1925 г. по 30 августа 1929 г. в рамках подготовки к превращению корабля в лидера флотилии и повторно введен в строй как « Яков Свердлов» ( Яков Свердлов ).

Снят задний комплект спаренных торпедных аппаратов Якова Свердлова, три орудия 4″/60 калибра (102 мм) на квартердеке сдвинуты вперед, а 3″ (76 мм) зенитное орудие «Лендер» установлено в самом задней части квартердека, что серьезно заслоняло сектор обстрела задней 4-дюймовой пушки.Три оставшихся сдвоенных торпедных аппарата были заменены на тройные пусковые установки и перемещены, в результате чего общее количество торпедных аппаратов увеличилось с восьми до девяти. Структура мостика была увеличена, рубка сразу за четвертой воронкой была удалена, а новая, более крупная рубка была добавлена ​​примерно в 30 футах (9 метров) позади четвертой воронки. Мачты были перемещены и усилены опорными стойками, а передняя воронка была увеличена на 6,6 футов (2 метра), чтобы дополнительно защитить бригаду мостика от жары и дыма.

В межвоенные годы Яков Свердлов служил на Балтийском флоте эсминцем второго ранга. Яков Свердлов снова прошел капитальный ремонт в конце 1930-х годов, получив от двух до четырех 45-мм (1,8″) зенитных орудий модели 21-К. Это снова увеличило ее тоннаж. 23 апреля 1940 года «Яков Свердлов» был переименован в учебный корабль и передан в состав учебной эскадры Военно-морского флота имени М.В. Ленинградское высшее военно-морское училище имени Фрунзе.

Вторая мировая война

При вторжении немцев в 1941 году эсминец расформирован и вошел в состав 3-й дивизии эсминцев Балтийского флота.

В конце августа 1941 г. , находясь под командованием капитана 2-го ранга А.М. Спиридонова, «Яков Свердлов» участвовал в эвакуации Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт (112 кораблей, 23 судна обеспечения). В ходе эвакуации было потоплено 15 кораблей (5 эсминцев, две подводные лодки, два сторожевых катера, 3 тральщика, одна канонерская лодка, эсминец-лидер и крейсер), а также 51 транспортный корабль и судно обеспечения. Во время отхода эсминец был поставлен на охрану флагмана крейсера «Киров».28 августа 1941 года при сопровождении «Яков Свердлов» подорвался на немецкой мине у островов Мохни в Финском заливе и затонул.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Наоми Новик рассказывает о фэнтези, вдохновленном фанфиками, и о финале Темераре в своем Reddit AMA

В то время как многие авторы начинали как фанаты, немногие так вовлечены в современную фандомную культуру, как Наоми Новик: пишет фанфики с 1994 года, она стала соучредителем Организации трансформационных работ (в 2007 году), чтобы помочь сохранить творчество фанатов и защитить их. права создателей.Как профессиональный писатель, она известна благодаря циклу «Темерер», который завершается в 2016 году последним романом « Лига драконов — » и « Вырванный с корнем ».

Новик недавно посетил сабреддит Reddit r/YAwriters, чтобы обсудить все, что связано с фэнтези, фанатством и свежестью. Хотя она не могла раскрыть слишком много секретов о грядущей экранизации «Вырванный с корнем », она все же поделилась интересными подробностями («Я работаю над идеями, которые могут превратиться либо в сиквелы, либо просто в сюжетную обработку, если дело когда-нибудь зайдет так далеко, как второй или третий фильм») и доказала, что она как никогда вовлечена в фэндом («Я до сих пор читаю и пишу множество фанфиков, но не по своим вселенным»).Читайте об основных моментах!

 

Красавица и Безобразие

freyalorelei:  Могу ли я спросить, что послужило источником вдохновения для Искорененный ? Будучи Рамбеллером в фэндоме Однажды в сказке , я не мог не заметить несколько сходств между моим кораблем и главными героями, и это значительно добавило мне удовольствия от романа.

NN:  Рамбель действительно была одним из (многих) источников вдохновения для Вырванный с корнем (и, в более широком смысле, для сказки Красавица и Чудовище ).Что мне действительно нравится в том, что OUAT сделал с Красавицей и Чудовищем , так это то, что Чудовище было не милым парнем, превратившимся в монстра, а чудовищным человеком, кем-то с ужасной силой, который использует ее неправильно, кто разделил себя от человечества — вот что делает его «зверским» и бесчеловечным. Я был недоволен тем, что они не увеличили силу Белль в достаточной степени, чтобы соответствовать его, из-за чего баланс отношений для меня был неправильным, и я хотел аналогичной трансформации аспекта «красоты», чтобы это не имело ничего общего с тем, как она выглядит или даже то, что она любит его, это то, что она ЕСТЬ человек, связанная и укоренившаяся.

 

Искоренено Удаленные сцены

Психосемантика:

  • Осталось ли что-нибудь на полу монтажной, что вы хотели бы оставить в романе? Например, что-то особенно забавное, милое или глупое, что было вырезано из-за темпа/никуда не вписывающегося?
  • Ваш редактор когда-нибудь пытался заставить вас изменить более сложные названия на более простые? (Надеюсь, что нет!)
  • какой неписаный факт об одном из персонажей? Что-то маленькое и глупое вроде «Марек втайне любит любовные романы».

NN: этаж монтажной: Мой редактор дает мне довольно полную свободу действий, поэтому, когда что-то вырезается, это происходит потому, что я вырезаю это сам. Иногда я обнаруживаю, что есть любимцы, которых нужно убить, потому что они не работают — в Uprooted было две таких вещи. В какой-то момент я попросил Агнешку найти пещеру Вавельского дракона (дракон — известная легенда времен основания Польши, а пещера — реальное место, которое вы можете посетить в Вавельском замке в Кракове, который в то время был превращен в бордель, в который можно было спуститься с территории дворца).Но сцена просто не работала, это была «туристическая» сцена, и я понял, что пишу только потому, что хотел посетить пещеру, а не потому, что Агнешка действительно пошла бы туда.

Другое дело, что я познакомил Агнешку с Ядвигой Бах (одной из предыдущих девушек-драконорожденных) в Краке, и эта идея мне очень понравилась, но в исполнении она снова казалась вынужденной, что-то, что я делал, чтобы вытолкнуть сюжет романа таким образом, что на самом деле не работает.

имени: мой редактор спрашивал о возможном изменении, в частности, Агнешки, и в какой-то момент я попытался использовать Неешку для обложки.Но это просто не сработало! Ее зовут Агнешка. (Опять же, это не своего рода ситуация «заставь меня», хотя, по ИМО, это было бы совсем по-другому, у меня есть отношения с моим редактором, где она может попросить меня попробовать что-нибудь, потому что я чувствую себя комфортно, говоря «нет» и я очень толстокожий насчет отзывов.

неписаный факт: Марек и Соля переспали в комнате Соли до того, как туда пришла Агнешка. Это не совсем не написано, я просто не мог найти способ, чтобы она заметила это достаточно ясно — опасность рассказчика от первого лица!

 

Вырванный с корнем AU Мы все умираем за

rchoks:  Как будет выглядеть свидание Саркана и Агнешки?

NN:  хахаха, ладно, это современная идея, так что если я перетащу их в сегодняшний день, я бы сказал, что это будет выглядеть так, будто Саркан планирует изысканный романтический ужин в качестве сюрприза, а Агнешка, не понимая, что есть план, опоздать с взлохмаченными волосами и опрокинуть цветы, и он дико разозлится, а потом она попытается исправить это, и, вероятно, они устроят пикник на ковре в гостиной.

 

Фанфик больше, чем тренировочные колеса

Triplesune: [В]какие, по вашему мнению, основные различия между написанием фанфиков и оригинальной работы, и как развить навыки для перехода к последней?

В моем представлении я всегда видел фанфики как своего рода тренировочные колеса, где компоненты (мир, персонажи, предыстория) уже даны вам, и вы можете перетасовать их, чтобы рассказать историю, которую вы хотите.Я так и не до конца понял следующий этап, где мне придется изобретать все с нуля! Много раз я боюсь не проявить оригинальности, показать свои фандомные корни. Были ли у вас когда-нибудь эти трудности?

NN:  Разбивайте процесс до тех пор, пока вы не освоитесь с каждым шагом. Фанфик не запрещает придумывать персонажей или строить мир. Напишите фанфик, в котором вы создаете оригинальных персонажей для взаимодействия с исходными персонажами. Не волнуйтесь, если какой-нибудь придурок назовет это Мэри Сью, просто напишите несколько оригинальных персонажей, с которыми вам весело. Напишите фанфик по AU, в котором вы берете исходных персонажей и помещаете их в совершенно другие условия, которые вы либо придумали, либо исследовали. Если вам это сложно, начните с настройки из какого-нибудь другого фандома.

и т. д. Что бы вы не чувствовали, что происходит для вас в оригинальном фике, вы можете делать это до тех пор, пока не будете чувствовать себя комфортно, получать отзывы от людей и работать над этим, пока не увидите, что у вас появляется позитивный читатель. отклик.

В более широком смысле, вы знаете, просто напишите то, что вы можете написать сейчас.Чем больше вы будете это делать, тем лучше будет писаться ваше письмо. Я думаю, вас не должно заботить то, что вы показываете фандомные корни или отсутствие оригинальности, или, если уж на то пошло, пишете ли вы фанфик или оригинальную работу. Вам просто нужно заботиться о том, чтобы рассказывать хорошие истории, которые вы хотите рассказать. Я имею в виду, что, очевидно, есть отличная причина для беспокойства, то есть вы можете получать деньги за оригинальную работу, но вы не можете заботиться об этом, пока делаете искусство, иначе искусство будет отстойным.

 

Фанатское происхождение Темерэра

gvs2016: [D]id серия Temeraire начиналась как фанфик? Или фанфики только разбудили ваши творческие соки?

NN:  [T]he Серия Temeraire не начиналась буквально как фанфик, но началась из него, если это имеет смысл.На самом деле мне никогда не удавалось записать серийные номера истории, которую я написал как фанфик (а я пытался!). Но как только я заканчиваю историю, доволен ею и публикую ее, я просто чувствую, что С ней СДЕЛАНО, и мне очень трудно вернуться к ней и изменить ее каким-либо образом.

Что случилось с Темерером, так это то, что я попал в фандом Обри/Мэтьюрина и начал писать фики, затем начал писать истории AU, и AU становились все длиннее и длиннее и все более сложными, пока однажды я не начал придумывать AU верхом на драконе, которая продолжала не работает как фанфик; персонажи не чувствовали себя самими собой, и отношения не совпадали, и я на самом деле не хотел это ИСПРАВЛЯТЬ, я хотел продолжать работать со СВОИМИ персонажами, и именно тогда я понял, что пишу оригинальную фантастику, поэтому я выбросил его и начал писать Temeraire.

 

Радости доставки

geevelgee:  Многие люди в фэндоме Temeraire (небольшие, но все очень талантливые) отправляют Таркея и Лоуренса вместе. У вас есть личное мнение по этому поводу? Или это скорее из разряда «все, чего хотят фанаты, все хорошо»? Кроме того, вы когда-нибудь читали какие-нибудь фанфики по Temeraire в целом?

NN:  Я очень рад, что люди шипперят Лоуренса и Таркея (и Лоуренса и Грэнби, и любые другие пары, которые нравятся людям).Имхо, существование доставки говорит о том, что я делаю что-то правильно с персонажами и их отношениями.

 

Конечный Темерер

laridaes: Что вы чувствуете, когда заканчиваете сериал, и есть ли что-то, что вы хотели бы сделать с сюжетной линией, которую вам пришлось отпустить? Вы ожидаете, может быть, какие-то небольшие рассказы, действие которых происходит в этом мире, или действительно пора, вздохнуть, попрощаться? (а ты плакала, заканчивая последнюю книгу, — думаю, плакала бы!)

NN:  Я очень рад, что закончил Temeraire — я думаю, что концовка очень важна для истории, и я всегда хотел довести эту историю до конца (надеюсь, удовлетворительного). Я не плакала, дело в том, что окончание книги — это такой растянутый процесс — был момент, когда я написал «Конец», но потом я снова вернулся к правкам, а потом я сделал еще несколько правок, и когда мы говорить, что у меня идет редактирование и т. д. Я думаю, что буду чувствовать эмоции, когда на самом деле держу в руках последнюю книгу!

Есть так много мест и культур, которые я хотел бы посетить, что я не смог развить сюжет — в частности, Северная Америка и Индия, хотя я пытался дать намеки на то, что там происходит.И определенно будут короткие рассказы и, возможно, графический роман — в настоящее время я заканчиваю рассказы для давно назревшего конкурса фан-артов Temeraire, и в будущем могут быть и другие.

 

Сохранение свежести серии книг

qrevolution: [D]o у вас есть какой-нибудь совет, как поддерживать ощущение свежести серии от книги к книге?

NN:  Поддерживать свежесть серии для меня означает создавать новый мир и позволять персонажам расти в каждой книге. Я нахожусь в этом для этого чувства открытия самого себя. Задача состоит в том, чтобы сбалансировать новое миростроительство и не подорвать старое — это то, что, как я вижу, часто идет не так с такими давно существующими вещами, как, например, комиксы о супергероях. Вы даете Супермену еще одну Удивительную Силу или еще одного Самого Ужасного Злодея, и к тому времени, когда вы дойдете до Серебряного века, он буквально двигает планеты, и вы запихнете себя в крошечный уголок повествования, где вы потратили все превосходные степени.

 

Прочтите остальную часть AMA Новика на Reddit!

.