Содержание

Особенности корабельной артиллерии 17-18 век

Военный корабль 17-го 18-го веков к названию почти обязательно имел приставку "пушечный", - 20-ти пушечный, 40-ка пушечный и так далее. Галеры 16-го века также несли пушки, но о них даже не упоминалось, - артиллерия на галерах не играла особой роли. Однако, корабли 17-го века создавались уже в расчете главным образом на артиллерийский бой. Пушки стали их основным грузом. Если галера имела не более 1-го фунта огневой мощи на 3 тонны водоизмещения, а джонка или любой другой корабль артиллерия которого располагалась только на верхней палубе - 1 фунт на 2.5 тонны, то корабль с орудиями в портах - 1 фунт всего на 0.66 - 2 тонны. Что соответствовало приблизительно одной пушке на 20 тонн. Но это не точный метод расчета, так как пушки могли быть и 12-ти фунтовые, и 24-х фунтовые и 48-ми и даже 96 фунтовые. Плюс еще фальконеты, которые могли считаться или не считаться. Плюс на кораблях быстроходных загруженность артиллерией была меньше. Обычно, на одном корабле стояли пушки нескольких калибров. Но когда говорят о морской пушке 17-го 18-го века, то почти наверняка имеется в виду 24-х фунтовое орудие.
Морские пушки имели тогда довольно короткий ствол - 8-12 калибров. В сухопутной терминологии их следовало бы называть единорогами. Ограничивали длину ствола необходимость полностью втягивать его внутрь судна для заряжения, а так же стремление облегчить орудие. В 18-м веке морские пушки получили кремневый замок. Сухопутные и в середине 19-го не имели замков.

Пушки располагались частично на верхней открытой палубе (фальконеты и 12-ти фунтовки), частично на носу и корме (по 2, реже по 4 орудия калибром 12-24 фунта), но большей частью на нижних палубах. Причем на самом нижнем этаже устанавливались орудия калибра, допустим, 48 фунтов, выше - 24 фунта. У линкоров конца 18-го века на нижней палубе стояли пушки калибром 60-96 фунтов.
Фальконеты калибром 1-4 фунта (редко 6 фунтов) устанавливались на надстройках. Они предназначались для обстрела вражеской палубы предпочтительно сверху. Из фальконетов также можно было поражать шлюпки и прочие малоразмерные цели. Стреляли фальконеты почти исключительно картечью не далее 150 метров. Весил фальконет с тумбой от 100 до 600 килограммов.
Существовали, естественно, пушки других калибров - 8, 18, 36 фунтов, но они были менее распространены.
Морские пушки имели лафеты двух типов. Фальконеты помещались на поворотных станках - тумбах. Для заряжения фальконет просто поворачивался на 180 градусов. Пушки крупных калибров устанавливались на массивном лафете с маленькими колесиками. Колесики эти двигались по специальным пазам в палубе, лафет же несколькими толстыми тросами крепился к борту. Смысл этих устройств заключался в том, что перед выстрелом дульный срез орудия должен был несколько выступать за внешнюю часть борта, - иначе ударная волна отразилась бы от краев порта и ушла внутрь, - если бы кто и выжил, то оглох бы наверняка. Для заряжения же пушку надо было втянуть внутрь, причем на достаточную глубину, чтобы можно было развернуться с шомполом. При таком устройстве пушка после выстрела возвращалась в положение для заряжения нерукотворно, - энергией отдачи. Правда, потом расчет должен был вручную с помощью рычагов выкатить ее в боевое положение. Пушка же была в 120-180 раз массивнее своего снаряда. Двенадцатифунтовка весила около тонны и трое человек сравнительно легко ее перекатывали, но 96-фунтовая корронада тянула на 5 тонн, - сдвинуть ее могли только 10-12 человек.
Проблема была, однако, в том, что на корабле не имелось 10 человек для укомплектования расчета каждой пушки. А если бы и были, то где бы они развернулись в тесном каземате? На самом деле, расчет 12 фунтовой пушки составлял 3 человека, а 24-х фунтовой - 4 человека. Причем, один расчет приходился на 2 орудия, - корабль мог вести бой только одним бортом. Для заряжения 48-ми фунтовок малыми силами практиковался такой метод: пушка привязывалась канатами к борту почти наглухо, но с верхней палубы на страховочном конце спускался смертник с шомполом. И заряжал ее снаружи. Ядра и порох подавали товарищи изнутри, - высовываясь через порт, - с 20-ти или 40-ка килограммовым снарядом в руках. Перед залпом заряжающих втаскивали обратно на верхнюю палубу. Для облегчения таких операций ниже уровня портов крупнокалиберных пушек располагался карниз, на котором заряжающий и стоял. Все это, конечно, хорошо было - в теории. Надо думать, что при таком способе заряжения половина зарядов отправлялась прямиком за борт.
По этим причинам морские пушки стреляли значительно реже полевых. Их обслуживало примерно вдвое меньше народу и работали морские артиллеристы в очень неудобных условиях. Обычная пушка стреляла не чаще, чем раз в три минуты. Двойные и короннады имели такую же скорострельность если их заряжали снаружи, но если их втаскивали внутрь, то один выстрел производился за 5-10 минут. Фальконеты, однако, стреляли часто - 4 выстрела в минуту.
Несколько зарядов всегда было сложено на палубе возле пушки в специальной корзине. Но, когда они кончались, боеприпасы надо было подавать живым конвейером из погребов. На это требовалось еще почти столько же народу, сколько и на обслуживание самих пушек. Боекомплект составлял как и у сухопутных орудий - 100-200 выстрелов. Тратили морские пушки, конечно, меньше, но возить снаряды было проще, а если они кончались, труднее было пополнить запас.
Механизма горизонтальной наводки морские пушки той эпохи обычно не имели. Она осуществлялась поворотом корпуса судна. На борт, однако, имелась одна, реже две пушки, расположенных на верхней палубе, которые усилиями многих людей можно было разворачивать. Они использовались для прицельной стрельбы, но поскольку таковая из гладких короткоствольных орудий заведомо не имела смысла, то их стрельбу скорее следует назвать одиночной. Ну, типа, стоит фрегат на якоре, мимо прет какая-нибудь шхуна. Прет, допустим, не туда, куда, с точки зрения фрегата, полагается. Не гасить же ее сразу бортовым залпом (да и с якоря надо сниматься). Значит, из одной пушки делается предупредительный выстрел. А разворачивается пушка затем, чтобы шхуна знала, что фрегат именно ее имеет в виду, а не так, - вообще, - от избытка боеприпасов.
В принципе, поворотную пушку можно было приспособить и для сравнительно точной стрельбы, как это делалось с орудиями сухопутных демонтир батарей, - взять ствол подлиннее и попрямее, выбрать ядра особенно круглой формы, тщательно отмерить заряды, - и в ближнем бою попытаться отстрелить из нее бушприт вражеского судна или попасть по капитанскому мостику. Но когда стрельба велась с одного движущегося судна по другому движущемуся судну, причем оба раскачивались на волне, такой трюк был совершенно немыслим. Поразить наиболее уязвимые и важные части вражеского корабля можно было только случайно.
Механизм вертикальной наводки присутствовал, но угол возвышения устанавливался исходя из стратегических соображений. Например, если капитан собирался стрелять картечью или цепями по такелажу вражеского корабля, то угол устанавливался большой. Если собирался стрелять рикошетами по вражеской ватерлинии, - то маленький, может быть даже со снижением. Наводчик был один на судно, только на крупных кораблях 18-го века было уже по несколько артиллерийских офицеров. Собственно изменение угла наклона ствола производилось усилиями расчета, но только под его руководством, так что перенацеливание пушек одного борта занимало 15-30 минут. Сложность состояла в том, что все орудия, а они были разных калибров, должны были оказаться нацелены в одну точку. А ведь даже для одного калибра стандартизация баллистических свойств орудий была весьма условной.
В бою капитан корабля отдавал приказ зарядить и установить орудия соответствующим образом и далее маневрировал направлением движения, пока цель не удавалось поймать в перекрестие воображаемого прицела. В этот момент канонирам подавался сигнал голосом или дудкой и они поджигали порох на полках орудий.
Эффективная дальность стрельбы морских орудий не превышала 300 метров. Снаряды летели в несколько раз дальше (до 1500 метров, что иногда использовалось для обстрела береговых целей), но уже на 300-х метрах боковое отклонение достигало 15 метров. Плюс еще оказывали влияние ветер, качка, неточность весов зарядов, различная степень обтюрации в стволах. Стрелять по такой цели как корабль далее 300 метров не имело смысла, тем более, что и кинетическая энергия ядер падала с расстоянием. Она и так была недостаточна, - фрегат 17-го века еще можно было раздолбать 24-х фунтовыми ядрами, но линкор 18-го века оказывался неуязвим и для 48-ми фунтовых. Во всяком случае, корпус из метровой толщины слоя мореного дуба ими не разрушался. Другое дело, что ядра могли влетать в порты и рикошетируя внутри производить ужасные опустошения. Могли ими быть разрушены надстройки, сбиты мачты, но корабль оставался на плаву.
Для решения этой проблемы в конце 18-го века в Англии на вооружение линейных кораблей стали поступать 60-108 фунтовые бомбические пушки, - корронады, калибр которых достигал 280 миллиметров, а вес 4.5 тонн. Дальность стрельбы осталась прежней, да и даже трех пудовые бомбы бортов линкора того времени не пробивали, однако, они застревали в них и, взрываясь, производили большие разрушения, - даже могли вызвать пожар.
В 16-м - 18-м веках обычным снарядом морской артиллерии оставалось чугунное ядро. В 18-м веке ядро было заключено в унитарный дульный патрон - "картуз", типа бумажного патрона к ружью. Для бомбических пушек, как ясно из названия, употреблялись бомбы. Зажигательные снаряды - брандскугели - применяемые полевой артиллерией распространения не имели, так как специально хранить на борту судна что-либо зажигательное желающих было мало. Использовался другой зажигательный снаряд - "каленое ядро" - ядро раскаленное до белизны в специальной жаровне. Однако такие жаровни имелись на редких кораблях, и заряжать пушку, держа такое ядро щипцами, было затруднительно в условиях морского боя. Собственно, каленые ядра использовались береговой артиллерией, которая так же административно относилась к флоту. Под каленое ядро приходилось забивать очень плотный негорючий пыж.
Картечь употреблялась мало. Главным образом для обстрела вражеского такелажа. Ну, и для фальконетов. Для разрушения такелажа применялся и другой снаряд, - гирлянда из двух или трех скованных цепью ядер. Под такой снаряд можно было положить совсем немного пороха, - летел он недалеко, косо и криво. Но на 100-150 метров был пригоден. Цепями начали стрелять в 18-м веке, когда такелажные тросы стали уже настолько толстыми, что пули не разрубали их. Надо еще учесть, что веревка делалась из пеньки или манилы, употреблявшихся так же и для изготовления бронежилетов.
Стрельба сыром практиковалась редко, - только в случае если снаряды всех прочих типов заканчивались, - эффективность ее была незначительной.
Характерно, что кораблестроители стремились установить на судно максимальное количество пушек даже в ущерб их мощности. То есть 40 12-ти фунтовых считались предпочтительнее 20 24-х фунтовых орудий. Не смотря на то, что скорострельность различалась мало, а эффективность более тяжелых ядер была большей. Дело было в том, что даже на 300 метров корабль накрывал цель залпом. По закону больших чисел, часть ядер попадала в цель. Но число должно было быть большим. Если целью был сверхпрочный корпус линкора, то разницы между 12-ти и 24-х фунтовыми ядрами почти не было, но 12-ти фунтовых было больше, соответственно, выше была вероятность, что сколько-то из них влетят внутрь через порты, угодят в капитанский мостик, бушприт и так далее. Если обстреливался небольшой корабль, то одно из большего количества более мелких ядер скорее могло поразить его. То есть разница между 12-ти и 24-х фунтовым вооружением роли обычно не играла. Кроме того, сравнительно легкие пушки были удобнее по габаритам, не продавливали палуб, не вызывали крена на сравнительно небольших кораблях при перемещении.
Ради экзотики можно упомянуть о вооружении кораблей бомбардами, кулевринами, осадными пушками, единорогами и мортирами.
Символ Оттоманского величия 16-го века - гигантские бомбарды - украшали не только Дарданельские укрепления (не вполне, кстати, бесполезно украшали, - в начале 19-го века они убедительно метали каменные глыбы по английским линкорам, - и в начале 20-го тоже метали, но уже - неубедительно), но и использовались в качестве морских орудий. Трудно сказать, зачем турки установили их на нижние палубы нескольких линейных кораблей, - толи за неимением лучшего, толи на страх агрессору. Вес этих 400-миллиметровых, пуляющихся 80-ти килограммовыми мраморными ядрами орудий достигал 7 тонн, - рекорд того периода. Дульная энергия этих монстров была достаточна чтобы проделать в борту линейного корабля того времени (начало 18-го века) основательную дыру (с дистанции 150-200 метров). Но заряжение могло занимать до часа. Если турецкий линейный корабль того времени (не более 1800 тонн) вооружался, например, 16-ю такими орудиями, то остальная артиллерия могла быть представлена только четырьмя десятками 12-ти фунтовок.
Кулеврины составляли основную массу пушек 16-го века. В 17-м их еще было очень много на вооружении крепостей. Для вооружения кораблей они были очень не удобны, так как, например, иная 4-х фунтовая кулеврина имела ствол длиной 4 метра (почти вдвое длиннее ствола 48-ми фунтовки) и весила, почти как 12-ти фунтовая пушка. Правда и стреляла вчетверо точнее, - но что могло сделать крохотное ядро? Тем не менее на вооружение кораблей кулеврины в 18-м веке попадали, - главным образом тех кораблей, которые делались в колониях для местных нужд, а так же торговых и пиратских кораблей. Когда приходилось ставить такую пушку, которая имелась в наличии.
Иногда кулеврина на небольшом судне могла гнездиться в носовом трюме, - так, что в форштевне, ниже бушприта для нее проделывался небольшой порт. Для заряжения, вероятно, отчаянный пират с 4-х метровым шомполом в зубах подползал по бушприту.
Иногда задачей флота оказывалось разрушение особо прочных крепостных сооружений на берегу. Дульная энергия штатных 24-х фунтовок была для этого недостаточна. Да и ядра двойных пушек не давали удовлетворительного эффекта, - если, к примеру, стену прикрывала насыпь, то они не слишком вредили ей. Ядро же 24-х фунтовой осадной пушки имело в полтора-два раза большую энергию, чем ядро двойной морской пушки, кроме того ядро осадной пушки имело значительную пробивную силу и, попадая в насыпь даже под небольшим углом, глубоко зарывалось и выбрасывало массы земли. Отсюда вытекало, что корабли необходимо оснастить и осадными пушками. Но осадная пушка весом 5 тонн с 4-х метровым стволом не помещалась на нижние палубы даже линейных кораблей. Кроме того, эффективен ее огонь был с дистанции 150-300 метров (причем один выстрел со 150 метров заменял четыре с 300 метров), а линейный корабль с большой осадкой едва ли мог подойти к цели на такую дистанцию. Но корабль с небольшой осадкой будет иметь и небольшое водоизмещение, а в этом случае не прокатит обычный принцип заряжения, - громадные пушки, отлетев к противоположенному борту, создадут крен на него и возвращать в боевое положение их придется толкая вверх, - что явно превышало возможности экипажа разумной численности.
Приходилось сооружать специальный корабль - бомбардирский, с небольшой осадкой, с одной открытой, но чрезвычайно прочной палубой. Пушки располагались в центральной части корабля по оси палубы в шахматном порядке, - половина стволами на один борт, половина на другой. Между стволами и бортом оставалось пространство достаточное для работы заряжающих. Бомбардирский корабль нес 8-10 осадных пушек, по две 12-ти фунтовки смотрели вперед и назад, кроме этого на борту было 2-4 тяжелых (двухпудовых) мортиры, стрелявших на 700 метров, - прочная палуба выдерживала отдачу. Это все, правда, касается бомбардирского судна специальной постройки, что было редкостью. Обычно такие корабли сочиняли во время осады из подручных материалов. Это мог быть и плот. Это могло быть вообще все, что угодно. Чаще всего бомбардирское судно представляло собой случайную посудину с небольшой осадкой на которую ставились случайные сухопутные или морские пушки, с той только мыслью, чтобы обстрелять вражеские укрепления с неожиданного направления.
Во время Ливонской войны русские войска, прорвавшись к морю, соорудили два бомбардирских корабля. Они, собственно, и были первыми кораблями российского флота.
Мортиры устанавливались и на других кораблях. Небольшую, в полпуда, мортиру всегда можно было поставить на верхнюю палубу любого линейного корабля, - сама она весила не много. Проблема была в сокрушительной отдаче направленной вниз, - палуба могла не выдержать долгой стрельбы. Мортиры не имели применения в морском бою и использовались только для обстрела береговых целей.
На русских кораблях конца 18-го начала 19-го веков вместо карронад ставились тяжелые единороги, а они бывали до 72 фунтов мощностью. Но и такие единороги были слабее корронад. Русские легкие галеры "скампавеи" действовавшие на Балтике во время Северной войны иногда вооружались 3-6 фунтовыми полковыми пушками. Пушка же часто привязывалась к палубе прямо на колесном лафете, - в морском бою толку от нее было ноль, но она могла оказаться очень полезна в десантных операциях, для которых в основном скампавеи и использовались.

Интересная статья. Узнал много нового. Например, как орудия из подвешенных люлек заряжали, с риском для жизни. Да и морской бой дело долгое. Наверное за час маневрирования максимум пару залпов получалось сделать. Удивляюсь прочности кораблей. Наземные крепости не выдерживали огонь артиллерии, а вот корабли держали.

imtw.ru

Современные корабельные пушки

С незапамятных времён решающей силой на море считались суда, имеющие корабельные пушки. При этом немаловажную роль играл их калибр: чем большим он был, тем более значительный наносился урон противнику.

Однако уже в 20 веке корабельная артиллерия незаметно была оттеснена на второй план новым видом оружия – управляемыми ракетами. Но до списания корабельной артиллерии дело все же не дошло. Мало того, она стала модернизироваться под современные условия ведения военных действий на море.

Зарождение морской артиллерии

Долгое время (до 16 века) корабли имели лишь вооружение для ближнего боя – таран, механизмы для повреждения корпуса корабля, мачт и вёсел. Абордаж был самым распространенным способом разрешения конфликтных ситуаций на море.

Сухопутные войска были более изобретательными. На суше в это время уже использовались всевозможные метательные механизмы. Позже подобное вооружение стали применять в морских сражениях.

Изобретение и распространение пороха (дымного) кардинально изменило вооружение армии и флота. В Европе и на Руси порох стал известен в 14 веке.

Однако применение огнестрельных орудий на море не вызвало восторга у моряков. Порох часто отсыревал, и орудие давало осечку, что в условиях боя было чревато серьезными последствиями для корабля.

16 век стал началом технической революции в условиях бурного роста производительных сил в Европе. Это не могло не отразиться на вооружении. Изменилась конструкция пушек, появились первые прицельные устройства. Орудийный ствол стал подвижным. Повысилось качество пороха. Корабельные пушки стали играть заметную роль в морских сражениях.

Морская артиллерия 17 века

В 16-17 веках артиллерия, в том числе и морская, получила дальнейшее развитие. На кораблях увеличилось число пушек за счет их размещения на нескольких палубах. Корабли в этот период создавались в расчете на артиллерийский бой.

К началу 17 века уже были определены тип, калибр корабельных пушек, разработаны методы стрельбы из них с учетом морской специфики. Появилась новая наука – баллистика.

Надо отметить, что корабельные пушки 17 века имели стволы всего 8-12-го калибров. Столь короткий ствол был вызван необходимостью полного втягивания орудия внутрь корабля для повторного заряжания, а также стремлением облегчить пушку.

В 17 веке одновременно с совершенствованием корабельных орудий развивались и боеприпасы к ним. На флотах появились зажигательные и разрывные снаряды, причинявшие серьезный урон кораблю противника и его экипажу. Первыми применили разрывные снаряды русские моряки в 1696 году, при штурме Азова.

Вооружение корабля 18 века

Корабельная пушка 18 века уже имела кремневый замок. При этом вес ее почти не изменился с прошлого века и составлял 12, 24 и 48 фунтов. Конечно были пушки и других калибров, но они не получили широкого распространения.

Пушки располагались по всему кораблю: на носу, корме, верхней и нижней палубах. При этом на нижней палубе находились самые тяжелые орудия.

Стоит отметить, что корабельные орудия больших калибров устанавливались на лафете с колесиками. Под эти колесики в палубе делались специальные пазы. После выстрела пушка откатывалась назад энергией отдачи и снова была готова к заряжанию. Процесс заряжания корабельных пушек был довольно сложным и рискованным для расчета делом.

Эффективность стрельбы таких пушек находилась в пределах 300 м, хотя снаряды долетали до 1500 м. Дело в том, что с расстоянием снаряд терял кинетическую энергию. Если в 17 веке фрегат уничтожался 24-фунтовыми снарядами, то в 18 веке линкор не боялся и 48-фунтовых. Чтобы решить эту проблему, в Англии корабли стали вооружаться 60-108-фунтовыми пушками калибром до 280 мм.

Почему пушки на кораблях не были списаны историей в утиль?

На первый взгляд, ракетное вооружение 20 века должно было заменить классическую артиллерию, в том числе и на флоте, однако этого не произошло. Ракеты не смогли полностью заменить корабельные пушки. Причина кроется в том, что артиллерийскому снаряду не страшны любые виды пассивных и активных помех. Он менее зависим от метеоусловий, чем управляемые ракеты. Залп морских пушек неотвратимо достигал своей цели в отличие от своих современных собратьев – крылатых ракет.

Немаловажно то, что морские пушки имеют большую скорострельность и более значительный боекомплект, нежели ракетные установки. При этом надо отметить, что и себестоимость корабельных пушек гораздо ниже ракетного оружия.

Поэтому сегодня с учетом этих особенностей уделяется особое внимание разработке корабельных артиллерийских установок. Работа ведется в условиях строжайшей секретности.

И все же сегодня артиллерийская установка на корабле при всех её плюсах играет больше вспомогательную роль в морском сражении, нежели решающую.

Новая роль корабельной артиллерии в современных условиях

20 век внес свои коррективы в существовавшие до этого приоритеты в морской артиллерии. Развитие морской авиации было тому причиной. Налеты авиации представляли большую угрозу для корабля, чем морские пушки противника.

Вторая мировая война показала, что противовоздушная оборона стала жизненно важной системой в противостоянии на море. Начиналась эпоха нового вида вооружения – управляемых ракет. Конструкторы переключились на ракетные системы. Одновременно с этим были прекращены разработки и выпуск орудий главного калибра.

Однако новое вооружение не смогло полностью вытеснить артиллерию, в том числе и корабельную. Пушки, калибр которых не превышал 152 мм (калибры 76, 100, 114, 127 и 130 мм), все же остались на военных флотах СССР (России), США, Великобритании, Франции и Италии. Правда, теперь морской артиллерии отводилась больше вспомогательная роль, чем ударная. Корабельные пушки стали использовать для поддержки десанта, защиты от вражеской авиации. На первый план вышла морская зенитная артиллерия. Как известно, важнейшим ее показателем является скорострельность. По этой причине скорострельная корабельная пушка стала объектом повышенного внимания военных и конструкторов.

Чтобы повысить частоту выстрелов, стали разрабатываться автоматические артиллерийские системы. При этом делалась ставка на их универсальность, то есть они должны одинаково успешно защищать корабль от вражеской авиации и флота, а также наносить урон береговым укреплениям. Последнее было вызвано изменившейся тактикой военного флота. Почти ушли в прошлое морские баталии между флотами. Теперь корабли стали больше использоваться для проведения операций вблизи береговой линии как средство уничтожения наземных объектов врага. Эта концепция нашла отражение и в современных разработках корабельного вооружения.

Корабельные автоматические артиллерийские системы

В 1954 году в СССР начинают разрабатываться автоматические системы калибра 76,2 мм, а в 1967 году приступили к разработке и выпуску автоматических артиллерийских систем калибров 100 и 130 мм. Итогом работы стала первая автоматическая корабельная пушка (57 мм) двухствольной артустановки АК-725. Позже ей на смену была принята на вооружение одноствольная 76,2-мм АК-176.

Одновременно с АК-176 была создана 30-мм скорострельная установка АК-630, имеющая вращающийся блок из шести стволов. В 80-х годах на флот поступила автоматическая установка АК-130, которая и сегодня стоит на вооружении кораблей.

АК-130 и ее характеристики

130-мм корабельная пушка вошла в состав двухствольной установки А-218. Первоначально разрабатывался одноствольный вариант А-217, но потом было признано, что двухствольная А-218 имеет большую скорострельность (до 90 выстрелов на два ствола), и предпочтение было отдано ей.

Но для этого конструкторам пришлось увеличить массу установки. В результате вес всего комплекса составил 150 т (сама установка – 98 т, система управления (СУ) – 12 т, механизированный арсенальный погреб – 40 т).

В отличие от предыдущих разработок корабельная пушка (фото см. ниже) имела ряд новшеств, повышающих ее скорострельность.

Прежде всего это унитарный патрон, в гильзе которого были объединены воедино капсюль, пороховой заряд и снаряд.

Также А-218 имела автоматическую перезагрузку боеприпасов, что позволяло использовать весь боекомплект без дополнительных команд человека.

СУ «Лев-218» также не требует обязательного вмешательства человека. Коррекцию стрельбы делает сама система в зависимости от точности взрывов падающих снарядов.

Высокая скорострельность орудия и наличие специализированных выстрелов, имеющих дистанционные и радиолокационные взрыватели, позволяют АК-130 вести стрельбу по воздушным целям.

АК-630 и ее характеристики

Скорострельная корабельная пушка АК-630 предназначена для защиты корабля от авиации и легких кораблей противника.

Имеет длину ствола 54 калибра. Дальность стрельбы орудия зависит от категории цели: воздушные цели поражаются на расстоянии до 4 км, легкие надводные суда – до 5 км.

Скорострельность установки достигает 4000-5000 тысяч выстрелов в минуту. При этом длина очереди может составить 400 выстрелов, после чего требуется перерыв в 5 секунд для охлаждения стволов орудий. После очереди из 200 выстрелов достаточно перерыва в 1 секунду.

Боекомплект АК-630 состоит из двух типов выстрелов: осколочно-фугасного зажигательного снаряда ОФ-84 и осколочно-трассирующего снаряда ОР-84.

Артиллерия флота США

На флоте США также были изменены приоритеты в вооружении. Широко внедрялось ракетное вооружение, артиллерия была задвинута на второй план. Однако в последние годы американцы стали обращать внимание на малокалиберную артиллерию, которая оказалась очень эффективной против низколетящих самолетов и ракет.

Уделяется внимание прежде всего автоматическим артиллерийским установкам 20-35 мм и 100-127 мм. Корабельная автоматическая пушка занимает достойное место в вооружении корабля.

Средний калибр предназначен для поражения всех целей, кроме подводных. Конструктивно установки исполняются из легких металлов и армированного стеклопластика.

Также ведется разработка активно-реактивных выстрелов для 127- и 203-мм артустановок.

В настоящее время универсальная установка Мк45 127-го калибра считается типовой установкой для кораблей США.

Из малокалиберного вооружения стоит отметить шестиствольный «Вулкан-Фаланкс».

Интересные факты

В 1983 году в СССР появился проект невиданного корабельного орудия, внешне напоминающего дымовую трубу парохода 19-20 столетия диаметром 406 мм, но с той лишь разницей, что из нее могли вылететь… управляемый зенитный или обычный снаряд, крылатая ракета или глубинная бомба с ядерной начинкой. Скорострельность столь универсального орудия зависела от типа выстрела. Например, для управляемых ракет это 10 выстрелов в минуту, а для обычного снаряда – 15-20.

Интересно, что подобный «монстр» мог легко устанавливаться даже на малых судах (2-3 тыс. т водоизмещением). Однако командование ВМФ не знало подобного калибра, поэтому проекту не суждено было реализоваться.

Современные требования к корабельной артиллерии

По мнению начальника 19-го испытательного полигона Александра Тозика, сегодняшние требования к корабельным пушкам частично остаются прежними – это надежность и точность выстрела.

Помимо этого, современные корабельные пушки должны быть достаточно легкими, чтобы была возможность их установки на легкие боевые корабли. Также требуется сделать орудие малозаметным для РЛС врага. Ожидается новое поколение боеприпасов, имеющих более высокую поражающую способность и увеличенную дальность стрельбы.

fb.ru

История развития корабельной артиллерии - история артиллерийского оружия боевых кораблей

Корабе́льная артилле́рия — совокупность артиллерийского оружия, установленного на боевых кораблях и предназначенного для применения по береговым (наземным), морским (надводным) и воздушным целям. Наряду с береговой артиллерией составляет морскую артиллерию. В современном понятии корабельная артиллерия представляет собой комплекс артиллерийских установок, систем управления огнем и артиллерийского боезапаса.

Вооружение кораблей в древности

Бронзовый таран триеры «Олимпия»

С давних времен люди старались приспособить корабли для ведения боевых действий. Первым и главным оружием кораблей тех лет был таран. Он устанавливался на форштевне (самая передняя особо прочная конструкция в носовой оконечности судна) и предназначался для обездвиживания вражеского корабля и его последующего уничтожения ударом в борт или корму.

Позже на древнегреческих кораблях начали применять "дельфин". Он представлял собой тяжелый металлический груз, в виде дельфина, который подвешивался на рее и сбрасывался на палубу вражеского корабля при сближении. Деревянные корабли не могли выдержать такого веса и дельфин пробивал палубу и днище вражеского корабля. Эффективность применения этого вооружения была довольно высокой благодаря хорошей маневренность греческих кораблей.

С появление римских кораблей в III веке до н.э. началось активное использование абордажных мостиков. Римляне называли их "воронами" из-за тяжелого металлического груза в виде клюва ворона. Этот груз был расположен на конце абордажного мостика - шарнирно закрепленной на носу корабля стрелы. "Ворон" состоял из стрелы с грузом (длина стрелы 5,5 метров, ширина 1,2 метра) и платформы.

Со временем на корабли начали устанавливать вооружение, хорошо проявившее себя в сухопутных сражениях. Так появились корабельные катапульты, баллисты и стрелометы.

Катапульты представляли собой огромный «лук», состоящий из длинного желоба, с поперечной рамой впереди, у которой по бокам вертикально укреплялись пучки скрученных жил.

Баллисты – выглядели в виде рамы, с одним пучком жил. В середине пучка был вставлен рычаг с ложкой для снаряда. Чтобы привести баллисты в действие необходимо было рычаг с помощью ворота оттянуть вниз, в ложку положить снаряд и отпустить ворот. В качестве снарядов применяли камни, бочки с горючей смесью.

Стреломет был изобретен в Древним Риме. Это оружие имело ударную доску, которую оттягивали воротом с помощью тросов. При стрельбе доска выпрямлялась и выталкивала стрелы, которые установили на досках.

Henry Grace à Dieu - крупнейший военный корабль флота Генриха VIII

Гладкоствольная корабельная артиллерия (XIV—XIX века)

Первые артиллерийские орудия на кораблях появились в 1336 - 1338 годах. Согласно некоторым источникам, это была пушка, которая стреляла небольшими ядрами или стрелами. Это орудие было установлено на английском королевском судне «Когг Всех Святых».

В 1340 году корабельная артиллерия была впервые применена во время битвы при Слёйсе, но результатов не принесла.Не смотря на столь революционное техническое решение, артиллерия практически не применялась на кораблях в течении XIV и XV веков. Для примера, на крупнейшем судне того времени, английской каракке «Грейс Дью» было размещено всего лишь 3 пушки.

Около 1500 года французский судостроитель Дешарж применил на каракке «La Charente» новое техническое решение - пушечные порты. Именно это стимулировало развитие корабельной артиллерии и предопределило размещение орудий на кораблях на несколько веков вперед. Вскоре, в начале XVI века в Англии были построены большие каракки «Пётр Помигрэнит» (1510), «Мэри Роуз» (1511), «Генри Грейс э'Дью» (1514). К примеру, на каракке «Генри Грейс э'Дью» (фр. Henry Grace à Dieu — «Милость Божья Генриха») было размещено внушительное количество огнестрельных орудий - 43 пушки и 141 поворотная ручная кулеврина.

Не смотря на развитие корабельной артиллерии, до конца XVI века на флоте применялись катапульты и баллисты.

С середины XV века для стрельбы из пушек начали использовать чугунные ядра, а немного позже стали раскалять их для повышения вероятности пожара на борту вражеского корабля.

Применение артиллерии на флоте немного отличалось от сухопутного. Так ящики с бомбардами обычно ставили без креплений, чтобы не повредить палубу при отдаче, привязывая их к борту парой канатов, а на конце ящика приделывали небольшие колеса для возвращения в исходное положение. Применение колес на станках пушек в будущем стало прототипом станков на колесах. Также на развитие корабельной артиллерии влияло развитие металлургии. Орудия начали производить не только из меди и кованого железа, но и из чугуна. Чугунные орудия были намного проще в изготовлении и значительно надежнее. Уже к XVII веку производство кованых пушек прекратилось.

Рисунок кулеврины калибром 40-50 мм

Не смотря на развитие артиллерии, потопить деревянный корабль было весьма трудно. Из-за этого, исход боя часто решал абордаж. Исходя из этого, главной задачей артиллерии было не потопить корабль, а обездвижить его или ранить как можно больше моряков на его борту. Очень часто с помощью корабельной артиллерии повреждался такелаж вражеского корабля.

К концу XV века на кораблях начали использовать мортиры, а в XVI веке - гаубицы (орудия с длиной в 5-8 калибров), которые могли стрелять не только ядрами, но и картечью или разрывными снарядами. В это же время была разработана классификация артиллерии по отношению длины ствола к калибру (мортиры, гаубицы, пушки, кулеврины). Также были разработаны новые виды снарядов и улучшено качество пороха. На смену простой смеси древесного угля, селитры и серы пришел зернистый порох, который имел менее выраженные недостатки (свойство впитывать влагу и др.).

Начиная с XVI века к артиллерии подошли с научной стороны. Кроме распространения орудийных портов, появления квадранта и артиллерийской шкалы, изменили расположение орудий на кораблях. Тяжелые пушки сместили ближе к ватерлинии, что позволило значительно увеличить огневую мощь без нарушения остойчивости корабля. Также, орудия начали устанавливать на нескольких палубах. Благодаря таким изменениям, мощь бортового залпа значительно возросла.

К XVII веку корабельная артиллерия обрела ярко выраженные черты и стала значительно отличаться от береговой. Постепенно определились типы, калибр, длина орудий, принадлежности и способы стрельбы, что привело к закономерному отделению корабельной артиллерии с учётом спецификации стрельбы с корабля.

В течении XVII - XVIII веков появляются станки с колесами, винград для ограничения отката, появляется более качественный порох, заряд орудия производится в картузах и патронах, появляются кремниевые замки для воспламенения, книппели, разрывные бомбы, брандскугели и гранаты. Все эти нововведения повысили скорострельность артиллерии и ее точность. Также появляются новые орудия, такие как корабельный «единорог» и карронада (легкое корабельное орудие без цапф, с малым пороховым зарядом и длиной в 7 калибров). Но не смотря на все эти новшества, главной целью остается экипаж, а не сам корабль.

«Santisima Trinidad» - крупнейший парусный корабль в истории

Крупнейший парусный корабль «Santisima Trinidad» нес на своем борту 144 орудия, размещенных на четырех палубах (после модернизации). Водоизмещение этого испанского линейного корабля составило 1900 тонн, а численность экипажа составляла от 800 до 1200 человек.

Лишь в XIX веке главной целью артиллерии стал сам корабль. К этому подтолкнуло распространение бомбовых пушек. Стоит отметить, что демонстрация таких пушек Пексана коммодором Перри повлияло не принятие Японией неравноправного торгового договора с Америкой и прекращения политики изоляции в 1854 году.

Кардинальные изменения коснулись не только вооружения кораблей, но и их бронирования. В связи с распространением бомбовых пушек было начато противостояние их разрушительному действию. Таким образом бронирование стало важной частью любого корабля. С увеличением толщины брони на кораблях, постепенно модернизировались орудия, были усовершенствованы их станки, принадлежности, пороховые заряды, боеприпасы, а также методы и способы стрельбы. Позже, появились башенные установки и развилась башенная система размещения орудий и увеличились калибры орудий. Для поворота таких башен и управления тяжелыми и мощными орудиями стали применять паровую тягу, гидравлику и электродвигатели.

Одним из самых революционных решений, стало применение нарезных орудий, что значительно изменило последующее развитие корабельной артиллерии и ознаменовало новую эру в ее истории.

Нарезная корабельная артиллерия (с середины XIX века)

Орудия главного калибра линкора "Петропавловск"

После принятия на вооружение нарезной артиллерии развитие гладкоствольной еще продолжалось, но вскоре прекратилось. Преимущества нарезной артиллерии было очевидно (большая точность, дальность стрельбы, снаряды более эффективно пробивают броню и имеют хорошую баллистику.

Стоит отметить, что в Российском Императорском флоте нарезную артиллерию приняли на вооружение лишь в 1867 году. Было разработано две системы нареза - "образца 867 г." и "образца 1877". ЭТи системы использовались до 1917 года.

В Советском Союзе к вопросу классификации и разработки новых образцов корабельной артиллерии пришли в 1930 году. До этого использовалась еще "царская" классификация, а модернизации заключались лишь в разработке новых боеприпасов и модернизации существующих орудий.

В XIX веке началась "гонка" калибров орудий. Со временем бронирование кораблей значительно увеличилось, что потребовало увеличения калибров орудий на кораблях. Уже к концу XIX века калибр корабельных пушек достигал 15 дюймов (381 мм). Но такое увеличение калибра негативно сказывалось на долговечности пушек. Последовало логичное развитие артиллерии, которое заключалось в совершенствования боеприпасов. Позже произошло небольшое уменьшение калибров орудий ГК. С 1883 по 1909 годы самый крупный калибр составлял 12 дюймов (305 мм).

Российский адмирал С. О. Макаров предложил использовать на снарядах бронебойный наконечник. Это позволило довести бронепробитие снарядов к их калибрам, а для увеличения разрушительного действия боеприпасы стали снаряжать мощными бризантными веществами.

В связи с возросшей дальностью полета снаряда возникла потребность увеличить прицельную дальность стрельбы.

Автоматическая корабельная артиллерийская установка АК-630

На флоте появились новые тактики морского боя, современные оптические приборы (визиры, дальномеры и др.), а с начала XX века появляются первые образцы систем гиростабилизации. Все это позволило значительно увеличить точность стрельбы на больших расстояниях. Но дальность стрельбы увеличивалась пропорционально увеличению калибров орудий главного калибра. Так авиация получила новое назначение - корректировку огня. На большом количестве кораблей появились катапульты для запуска гидросамолетов.

С распространением морской авиации и авианосцев возникла потребность в увеличении количества и эффективности орудий ПВО. Вражеская авиация стала одним из главных врагов боевых кораблей.

Постепенно развитие орудий главного калибра прекратилось, а применяться стали только ПВО универсальная артиллерия. После увеличения роли ракетного вооружения, артиллерия отошла на второй план, а ее калибры не превышают 152 мм. Кроме основного предназначения изменилось и управление корабельной артиллерией. С развитием автоматики и электроники все меньше стало требоваться непосредственное участие человека в процессе стрельбы. Сейчас на кораблях применяются артиллерийские комплексы, а практически все артиллерийские установки автоматические.

Источники и литература

wiki.wargaming.net

Артиллерия парусного флота России | Самое интересное в истории Российского флота


Обложка книги

19 ноября — День ракетных войск и артиллерии. Эта дата была выбрана в связи с тем, что в этот день 1942 года с мощной артиллерийской подготовки началось контрнаступление Красной Армии под Сталинградом. Сначала праздник отмечался как День артиллерии, а с 1964 года стал Днем ракетных войск и артиллерии. Моряки, естественно, отмечают его как день морской артиллерии, независимо от того, где она установлена, на кораблях, на береговых батареях флота или на самолетах морской авиации. В этой статье я расскажу Вам об артиллерии парусного флота, которая была важнейшим фактором достижения победы в любом морском сражении.

Русская артиллерия, в том числе и морская, сыграла важную роль в становлении нашей государственности, формировании границ и в обеспечении территориальной целостности страны. Однако ее развитие носило циклический характер. Были крупные успехи, и целые периоды, когда она находилась на уровне ведущих морских держав мира, но были и периоды застоя, упадка и запустения. Определялось это не какими-то объективными трудностями или сложными обстоятельствами, а отношением властей и лиц, от которых непосредственно зависела судьба артиллерийского дела в стране. К сожалению, эта закономерность сохраняет свою силу и в наши дни.

Первые шаги и первые успехи

Наиболее раннее упоминание в летописях о применении огнестрельных орудий на Руси относится к 1382 году. В то время они поступали к нам в основном из заграницы, но началось и собственное производство. Немного позднее появился первый опыт использования орудий на речных судах. В летописях упоминается, что в 1447 году в устье пограничной реки Наровы новгородцы огнем из пушек, установленных на ладьях уничтожили суда «немцев». Таковы были первые шаги русской артиллерии.

В 1474 году в Москву был приглашен талантливый итальянский архитектор и литейный мастер Фиоравенти, который построил в Москве первую «Пушечную избу» для изготовления орудий и обучения русских мастеров. В 1483 году в этой «избе» русский мастер Яков отлил первое в России бронзовое орудие длиной 176 см. и весом в 262 кг. Позднее, в 20-30-е годы XVI века в Москве был уже целый «Пушечный двор».

Затем русские колокольные мастера освоили литье пушек из артиллерийского металла. Это ускорило процесс производства, а также обеспечило более широкое использование артиллерии в военном деле. Россия занимала в этом отношении самые передовые позиции. Еще при Иване Грозном иностранные послы сообщали своим владыкам, что «Великий Князь Московский имеет в изобилии запасы всякого оружия. У русских всегда было наготовлено не менее 2000 всяких орудий».

Прогресс в литейном и пушечном деле

В XVI веке в России начали отливать сначала чугунные ядра, а затем и пушки. Чугун обладал более высокой прочностью, был более технологичен, а главное, менее дефицитен. Но его применение требовало более совершенной металлургической базы. Литьем медных орудий занимались главным образом казенные заводы, а изготовление чугунных пушек и снарядов было отдано в руки частных предприятий.

В то время в артиллерии использовались орудия в основном трех видов.
Пушки предназначались для ведения настильной (прицельной) стрельбы на большие дистанции. Длина ствола пушки достигала 20 калибров. Предельная дальность стрельбы около 700 саженей (примерно 1,5 км).
Мортира — короткоствольное орудие для навесной стрельбы по палубам судов и по береговым укреплениям. Самая большая — 5-пудовая мортира имела калибр 13 дюймов, а самой маленькой была 3-фунтовая калибром 3 дюйма.
Гаубица — орудие промежуточное между пушкой и мортирой. Длина ствола у нее была от 8 до 14 калибров. Гаубица позволяла вести прицельную стрельбу, как пушка, но могла стрелять и под большим углом возвышения, что делало ее сходной с мортирой. В середине XVIII века в России были введены единороги Шувалова. С тех пор гаубицы оставались только на бомбардирских судах.

Первые артиллерийские реформы и преобразования

Реформами Петра I был создан регулярный флот и морская артиллерия. О появлении военных фдотов и зарождении кораблестроения читайте в статье «Военный флот — история возникновения». При нем началась стандартизация производства орудий. С этого времени главным показателем орудия стал калибр, а собственные имена «Волк», «Медведь» выходили из употребления. Не было ни одной отрасли артиллерийского дела, к которой Петр I не приложил бы своих забот. Всего за несколько лет он продвинул русскую артиллерию вперед на целое столетие. Однако ему не удалось закрепить уже проведенные преобразования, а после него наступил период полного застоя. Так продолжалось вплоть до назначения на пост генерал-фельдцехмейстера графа П.И. Шувалова при императрице Елизавете Петровне.


П.И. Шувалов

По признанию историков, именно П.И. Шувалов обеспечил следующий большой скачок в развитии русской артиллерии. В середине 1750-х годов под его руководством были изобретены единороги, которые стояли на вооружении почти полтора века. Их главным преимуществом была возможность прицельной стрельбы разрывными снарядами — бомбами (чем была предвосхищена идея А. Пексана о создании бомбовых пушек). Они могли заменить пушки, гаубицы и частично мортиры. По табели 1767 года, на 100-пушечных кораблях в нижнем деке ставили четыре 1-пудовых, а в среднем деке — четыре 1/2-пудовых единорога. В 1798 году флагманский 84-пушечный корабль адмирала Ушакова «Св. Павел» был вооружен уже десятью 1-пудовыми единорогами.

Екатерининский период


Чарльз Гаскойн

Следующий серьезный подъем в развитии отечественного флота настал с воцарением на престол Екатерины II. Флотское наследство досталось ей в весьма плачевном состоянии. Не лучше обстояли дела и в области производства артиллерийских орудий. Примеры печальных последствий низкого качества наших орудий читайте в статье «Подвиг капитана 2 ранга Веревкина». По воле императрицы, адмирал С. К. Грейг обратился к одному из самых авторитетных инженеров и металлургов Европы — англичанину Чарльзу Гаскойну, под руководством которого были разработаны каронады. (Об адмирале С.К. Грейге Читайте подробнее). Это было орудие потрясающей разрушительной силы, показавшее чрезвычайную эффективность в стрельбе по деревянным судам в ближнем морском бою. Подробнее читайте в статье «Каронада – морское орудие потрясающей силы».

Предложение Екатерины II было столь щедрым, что в 1786 году Гаскойн прибыл в Россию и с большим энтузиазмом работал здесь до конца своих дней (умер он в 1806 году). В результате его преобразований и нововведений конце XVIII — первой половины XIX веков российская армия и флот были полностью обеспечены первоклассными артиллерийскими орудиями и снарядами отечественного производства.

Реформы Аракчеева и появление бомбовых пушек

В 1802 году началась огромная работа по коренной реорганизации русской артиллерии, которою провел генерал от артиллерии, выдающийся деятель царствований императоров Павла I и Александра I, Алексей Андреевич Аракчеев.


А.А. Аракчеев

В 1805 году было издано «положение», определявшее род и калибр орудий для разного типа судов. Для кораблей положены 36-фунтовые пушки и единороги, а также 24-фунтовые каронады, для фрегатов — 24-фунтовые пушки. Бомбардирские суда должны были иметь 5-пудовые мортиры и 3-пудовые гаубицы.

В 30-х годах XIX века штатным вооружением кораблей стали бомбовые пушки. Опытные стрельбы показали, что они были страшным оружием против деревянных судов из-за невозможности заделать создаваемые ими большие пробоины. В связи с этим на Черноморском флоте были введены 2-пудовые и 68-фунтовые, а на Балтийском — 2 и 1,5-пудовые бомбовые пушки. В справочниках конца 1850-х годов эти пушки шли в разделе «Единороги», так как по своей конструкции мало отличались от последних. Это дает основание сказать, что русские корабельные единороги на 80 лет опередили Европу. Широкое внедрение каронад и единорогов вывело нашу артиллерию на передовые позиции в мире.

В 1838 году были уравнены калибры морской и сухопутной артиллерии. Сокращено количество калибров и закреплен переход к использованию на флоте только чугунных орудий. Были отменены все украшения на стволах. На всех судах 18-фунтовые пушки стали заменять 24-фунтовыми. На верхних деках вместо 12-фунтовых пушек поставили 18-фунтовые, а на открытой батарее ввели 24-фунтовые каронады. В 40-х годах XIX века в России начались работы по литью артиллерийских орудий из мягкой стали, которые выдерживали гораздо большее число выстрелов. Большой прогресс в этом деле был достигнут выдающимся металлургом П.М. Обуховым.

Испытание Крымской войной и идея однокалиберного вооружения кораблей

Благодаря этим реформам в период Крымской войны 1853-1856 гг. морская артиллерия русского флота по боевым возможностям не уступала английской и французской. Подробнее читайте в статье Подвиг пароходофрегата «Владимир».

Ее высокие боевые качества были с блеском продемонстрированы в ходе этой войны как на море (Синопское сражение), так и на суше — оборона Севастополя и Петропавловска на Камчатке (подробности читайте здесь). В целом, главное значение преобразований второй четверти XIX века заключалось в том, что они стали основой для появления нарезной артиллерии.

Уже в конце 40-х, начале 50-х годов XIX-го века было признано, что основным недостатком нашей корабельной артиллерии является чрезвычайное разнообразие родов и калибров орудий. Дело доходило до того, что на одном судне было до 5 видов орудий. Это снижало боевые возможности, как отдельных судов, так и флота в целом. Тогда возникла идея однокалиберного вооружения судов. Она предполагала, что на всех деках корабля будут стоять орудия одинакового калибра, но разной длины и разного веса. Уже в 1861 г. на Балтийском флоте из 2070 орудий 1608 были 60-, 36- и 30-фунтовыми новых образцов.

Итоги

В заключение надо сказать, что использование орудий на море имело целый ряд существенных особенностей и трудностей по сравнению с полевой артиллерией. Прежде всего, это теснота на батарейных палубах кораблей. Это затрудняло работу артиллеристов, снижало темп стрельбы и увеличивало людские потери при попадании снарядов. На море стрельба всегда велась в условиях качки, стреляющее судно и цель постоянно находились в движении, что снижало точность стрельбы. Наличие таких серьезных затруднений приводило к тому, что почти все наши знаменитые адмиралы стремились сблизиться с противником на кратчайшую дистанцию, и только после этого начинать артиллерийский бой. Такая тактика позволяла использовать все орудия наших кораблей, в том числе и малого калибра, а также существенно повысить процент попадания своих снарядов.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Военная энциклопедия в 18 томах. Издание И.Д. Сытина. СПб. 1911-1915 гг.
  • Энциклопедия военных и морских наук. Под редакцией генерал-лейтенанта Г.А. Леера. СПб. 1883 г.
  • Ильин А.В. «Наука морской артиллерии». СПб. 1846 г.
  • Додонов В.А. Гладкоствольная артиллерия Российского флота. Москва. 2012 г.

История гладкоствольной артиллерии — очень интересный и почти неизученный период в боевой летописи нашего флота. По этой теме почти нет ни серьезных исследований, ни глубоких исторических произведений. Если у Вас, уважаемый читатель, есть интересные данные или сложилось свое мнение об этом, изложите его в комментариях. Это будет интересно всем!

korvet2.ru

Морская артиллерия.



 

 

Военный корабль 17-го 18-го веков к названию почти обязательно имел приставку "пушечный", - 20-ти пушечный, 40-ка пушечный и так далее. Галеры 16-го века также несли пушки, но о них даже не упоминалось, - артиллерия на галерах не играла особой роли. Однако, корабли 17-го века создавались уже в расчете главным образом на артиллерийский бой. Пушки стали их основным грузом. Если галера имела не более 1-го фунта огневой мощи на 3 тонны водоизмещения, а джонка или любой другой корабль артиллерия которого располагалась только на верхней палубе - 1 фунт на 2.5 тонны, то корабль с орудиями в портах - 1 фунт всего на 0.66 - 2 тонны. Что соответствовало приблизительно одной пушке на 20 тонн. Но это не точный метод расчета, так как пушки могли быть и 12-ти фунтовые, и 24-х фунтовые и 48-ми и даже 96 фунтовые. Плюс еще фальконеты, которые могли считаться или не считаться. Плюс на кораблях быстроходных загруженность артиллерией была меньше. Обычно, на одном корабле стояли пушки нескольких калибров. Но когда говорят о морской пушке 17-го 18-го века, то почти наверняка имеется в виду 24-х фунтовое орудие.
Морские пушки имели тогда довольно короткий ствол - 8-12 калибров. В сухопутной терминологии их следовало бы называть единорогами. Ограничивали длину ствола необходимость полностью втягивать его внутрь судна для заряжения, а так же стремление облегчить орудие. В 18-м веке морские пушки получили кремневый замок. Сухопутные и в середине 19-го не имели замков.
Пушки располагались частично на верхней открытой палубе (фальконеты и 12-ти фунтовки), частично на носу и корме (по 2, реже по 4 орудия калибром 12-24 фунта), но большей частью на нижних палубах. Причем на самом нижнем этаже устанавливались орудия калибра, допустим, 48 фунтов, выше - 24 фунта. У линкоров конца 18-го века на нижней палубе стояли пушки калибром 60-96 фунтов.
Фальконеты калибром 1-4 фунта (редко 6 фунтов) устанавливались на надстройках. Они предназначались для обстрела вражеской палубы предпочтительно сверху. Из фальконетов также можно было поражать шлюпки и прочие малоразмерные цели. Стреляли фальконеты почти исключительно картечью не далее 150 метров. Весил фальконет с тумбой от 100 до 600 килограммов.
Существовали, естественно, пушки других калибров - 8, 18, 36 фунтов, но они были менее распространены.
Морские пушки имели лафеты двух типов. Фальконеты помещались на поворотных станках - тумбах. Для заряжения фальконет просто поворачивался на 180 градусов. Пушки крупных калибров устанавливались на массивном лафете с маленькими колесиками. Колесики эти двигались по специальным пазам в палубе, лафет же несколькими толстыми тросами крепился к борту. Смысл этих устройств заключался в том, что перед выстрелом дульный срез орудия должен был несколько выступать за внешнюю часть борта, - иначе ударная волна отразилась бы от краев порта и ушла внутрь, - если бы кто и выжил, то оглох бы наверняка. Для заряжения же пушку надо было втянуть внутрь, причем на достаточную глубину, чтобы можно было развернуться с шомполом. При таком устройстве пушка после выстрела возвращалась в положение для заряжения нерукотворно, - энергией отдачи. Правда, потом расчет должен был вручную с помощью рычагов выкатить ее в боевое положение. Пушка же была в 120-180 раз массивнее своего снаряда. Двенадцатифунтовка весила около тонны и трое человек сравнительно легко ее перекатывали, но 96-фунтовая корронада тянула на 5 тонн, - сдвинуть ее могли только 10-12 человек.
Проблема была, однако, в том, что на корабле не имелось 10 человек для укомплектования расчета каждой пушки. А если бы и были, то где бы они развернулись в тесном каземате? На самом деле, расчет 12 фунтовой пушки составлял 3 человека, а 24-х фунтовой - 4 человека. Причем, один расчет приходился на 2 орудия, - корабль мог вести бой только одним бортом. Для заряжения 48-ми фунтовок малыми силами практиковался такой метод: пушка привязывалась канатами к борту почти наглухо, но с верхней палубы на страховочном конце спускался смертник с шомполом. И заряжал ее снаружи. Ядра и порох подавали товарищи изнутри, - высовываясь через порт, - с 20-ти или 40-ка килограммовым снарядом в руках. Перед залпом заряжающих втаскивали обратно на верхнюю палубу. Для облегчения таких операций ниже уровня портов крупнокалиберных пушек располагался карниз, на котором заряжающий и стоял. Все это, конечно, хорошо было - в теории. Надо думать, что при таком способе заряжения половина зарядов отправлялась прямиком за борт.
По этим причинам морские пушки стреляли значительно реже полевых. Их обслуживало примерно вдвое меньше народу и работали морские артиллеристы в очень неудобных условиях. Обычная пушка стреляла не чаще, чем раз в три минуты. Двойные и короннады имели такую же скорострельность если их заряжали снаружи, но если их втаскивали внутрь, то один выстрел производился за 5-10 минут. Фальконеты, однако, стреляли часто - 4 выстрела в минуту.
Несколько зарядов всегда было сложено на палубе возле пушки в специальной корзине. Но, когда они кончались, боеприпасы надо было подавать живым конвейером из погребов. На это требовалось еще почти столько же народу, сколько и на обслуживание самих пушек. Боекомплект составлял как и у сухопутных орудий - 100-200 выстрелов. Тратили морские пушки, конечно, меньше, но возить снаряды было проще, а если они кончались, труднее было пополнить запас.
Механизма горизонтальной наводки морские пушки той эпохи обычно не имели. Она осуществлялась поворотом корпуса судна. На борт, однако, имелась одна, реже две пушки, расположенных на верхней палубе, которые усилиями многих людей можно было разворачивать. Они использовались для прицельной стрельбы, но поскольку таковая из гладких короткоствольных орудий заведомо не имела смысла, то их стрельбу скорее следует назвать одиночной. Ну, типа, стоит фрегат на якоре, мимо прет какая-нибудь шхуна. Прет, допустим, не туда, куда, с точки зрения фрегата, полагается. Не гасить же ее сразу бортовым залпом (да и с якоря надо сниматься). Значит, из одной пушки делается предупредительный выстрел. А разворачивается пушка затем, чтобы шхуна знала, что фрегат именно ее имеет в виду, а не так, - вообще, - от избытка боеприпасов.
В принципе, поворотную пушку можно было приспособить и для сравнительно точной стрельбы, как это делалось с орудиями сухопутных демонтир батарей, - взять ствол подлиннее и попрямее, выбрать ядра особенно круглой формы, тщательно отмерить заряды, - и в ближнем бою попытаться отстрелить из нее бушприт вражеского судна или попасть по капитанскому мостику. Но когда стрельба велась с одного движущегося судна по другому движущемуся судну, причем оба раскачивались на волне, такой трюк был совершенно немыслим. Поразить наиболее уязвимые и важные части вражеского корабля можно было только случайно.
Механизм вертикальной наводки присутствовал, но угол возвышения устанавливался исходя из стратегических соображений. Например, если капитан собирался стрелять картечью или цепями по такелажу вражеского корабля, то угол устанавливался большой. Если собирался стрелять рикошетами по вражеской ватерлинии, - то маленький, может быть даже со снижением. Наводчик был один на судно, только на крупных кораблях 18-го века было уже по несколько артиллерийских офицеров. Собственно изменение угла наклона ствола производилось усилиями расчета, но только под его руководством, так что перенацеливание пушек одного борта занимало 15-30 минут. Сложность состояла в том, что все орудия, а они были разных калибров, должны были оказаться нацелены в одну точку. А ведь даже для одного калибра стандартизация баллистических свойств орудий была весьма условной.
В бою капитан корабля отдавал приказ зарядить и установить орудия соответствующим образом и далее маневрировал направлением движения, пока цель не удавалось поймать в перекрестие воображаемого прицела. В этот момент канонирам подавался сигнал голосом или дудкой и они поджигали порох на полках орудий.
Эффективная дальность стрельбы морских орудий не превышала 300 метров. Снаряды летели в несколько раз дальше (до 1500 метров, что иногда использовалось для обстрела береговых целей), но уже на 300-х метрах боковое отклонение достигало 15 метров. Плюс еще оказывали влияние ветер, качка, неточность весов зарядов, различная степень обтюрации в стволах. Стрелять по такой цели как корабль далее 300 метров не имело смысла, тем более, что и кинетическая энергия ядер падала с расстоянием. Она и так была недостаточна, - фрегат 17-го века еще можно было раздолбать 24-х фунтовыми ядрами, но линкор 18-го века оказывался неуязвим и для 48-ми фунтовых. Во всяком случае, корпус из метровой толщины слоя мореного дуба ими не разрушался. Другое дело, что ядра могли влетать в порты и рикошетируя внутри производить ужасные опустошения. Могли ими быть разрушены надстройки, сбиты мачты, но корабль оставался на плаву.
Для решения этой проблемы в конце 18-го века в Англии на вооружение линейных кораблей стали поступать 60-108 фунтовые бомбические пушки, - корронады, калибр которых достигал 280 миллиметров, а вес 4.5 тонн. Дальность стрельбы осталась прежней, да и даже трех пудовые бомбы бортов линкора того времени не пробивали, однако, они застревали в них и, взрываясь, производили большие разрушения, - даже могли вызвать пожар.
В 16-м - 18-м веках обычным снарядом морской артиллерии оставалось чугунное ядро. В 18-м веке ядро было заключено в унитарный дульный патрон - "картуз", типа бумажного патрона к ружью. Для бомбических пушек, как ясно из названия, употреблялись бомбы. Зажигательные снаряды - брандскугели - применяемые полевой артиллерией распространения не имели, так как специально хранить на борту судна что-либо зажигательное желающих было мало. Использовался другой зажигательный снаряд - "каленое ядро" - ядро раскаленное до белизны в специальной жаровне. Однако такие жаровни имелись на редких кораблях, и заряжать пушку, держа такое ядро щипцами, было затруднительно в условиях морского боя. Собственно, каленые ядра использовались береговой артиллерией, которая так же административно относилась к флоту. Под каленое ядро приходилось забивать очень плотный негорючий пыж.
Картечь употреблялась мало. Главным образом для обстрела вражеского такелажа. Ну, и для фальконетов. Для разрушения такелажа применялся и другой снаряд, - гирлянда из двух или трех скованных цепью ядер. Под такой снаряд можно было положить совсем немного пороха, - летел он недалеко, косо и криво. Но на 100-150 метров был пригоден. Цепями начали стрелять в 18-м веке, когда такелажные тросы стали уже настолько толстыми, что пули не разрубали их. Надо еще учесть, что веревка делалась из пеньки или манилы, употреблявшихся так же и для изготовления бронежилетов.
Стрельба сыром практиковалась редко, - только в случае если снаряды всех прочих типов заканчивались, - эффективность ее была незначительной.
Характерно, что кораблестроители стремились установить на судно максимальное количество пушек даже в ущерб их мощности. То есть 40 12-ти фунтовых считались предпочтительнее 20 24-х фунтовых орудий. Не смотря на то, что скорострельность различалась мало, а эффективность более тяжелых ядер была большей. Дело было в том, что даже на 300 метров корабль накрывал цель залпом. По закону больших чисел, часть ядер попадала в цель. Но число должно было быть большим. Если целью был сверхпрочный корпус линкора, то разницы между 12-ти и 24-х фунтовыми ядрами почти не было, но 12-ти фунтовых было больше, соответственно, выше была вероятность, что сколько-то из них влетят внутрь через порты, угодят в капитанский мостик, бушприт и так далее. Если обстреливался небольшой корабль, то одно из большего количества более мелких ядер скорее могло поразить его. То есть разница между 12-ти и 24-х фунтовым вооружением роли обычно не играла. Кроме того, сравнительно легкие пушки были удобнее по габаритам, не продавливали палуб, не вызывали крена на сравнительно небольших кораблях при перемещении.
Ради экзотики можно упомянуть о вооружении кораблей бомбардами, кулевринами, осадными пушками, единорогами и мортирами.
Символ Оттоманского величия 16-го века - гигантские бомбарды - украшали не только Дарданельские укрепления (не вполне, кстати, бесполезно украшали, - в начале 19-го века они убедительно метали каменные глыбы по английским линкорам, - и в начале 20-го тоже метали, но уже - неубедительно), но и использовались в качестве морских орудий. Трудно сказать, зачем турки установили их на нижние палубы нескольких линейных кораблей, - толи за неимением лучшего, толи на страх агрессору. Вес этих 400-миллиметровых, пуляющихся 80-ти килограммовыми мраморными ядрами орудий достигал 7 тонн, - рекорд того периода. Дульная энергия этих монстров была достаточна чтобы проделать в борту линейного корабля того времени (начало 18-го века) основательную дыру (с дистанции 150-200 метров). Но заряжение могло занимать до часа. Если турецкий линейный корабль того времени (не более 1800 тонн) вооружался, например, 16-ю такими орудиями, то остальная артиллерия могла быть представлена только четырьмя десятками 12-ти фунтовок.
Кулеврины составляли основную массу пушек 16-го века. В 17-м их еще было очень много на вооружении крепостей. Для вооружения кораблей они были очень не удобны, так как, например, иная 4-х фунтовая кулеврина имела ствол длиной 4 метра (почти вдвое длиннее ствола 48-ми фунтовки) и весила, почти как 12-ти фунтовая пушка. Правда и стреляла вчетверо точнее, - но что могло сделать крохотное ядро? Тем не менее на вооружение кораблей кулеврины в 18-м веке попадали, - главным образом тех кораблей, которые делались в колониях для местных нужд, а так же торговых и пиратских кораблей. Когда приходилось ставить такую пушку, которая имелась в наличии.
Иногда кулеврина на небольшом судне могла гнездиться в носовом трюме, - так, что в форштевне, ниже бушприта для нее проделывался небольшой порт. Для заряжения, вероятно, отчаянный пират с 4-х метровым шомполом в зубах подползал по бушприту.
Иногда задачей флота оказывалось разрушение особо прочных крепостных сооружений на берегу. Дульная энергия штатных 24-х фунтовок была для этого недостаточна. Да и ядра двойных пушек не давали удовлетворительного эффекта, - если, к примеру, стену прикрывала насыпь, то они не слишком вредили ей. Ядро же 24-х фунтовой осадной пушки имело в полтора-два раза большую энергию, чем ядро двойной морской пушки, кроме того ядро осадной пушки имело значительную пробивную силу и, попадая в насыпь даже под небольшим углом, глубоко зарывалось и выбрасывало массы земли. Отсюда вытекало, что корабли необходимо оснастить и осадными пушками. Но осадная пушка весом 5 тонн с 4-х метровым стволом не помещалась на нижние палубы даже линейных кораблей. Кроме того, эффективен ее огонь был с дистанции 150-300 метров (причем один выстрел со 150 метров заменял четыре с 300 метров), а линейный корабль с большой осадкой едва ли мог подойти к цели на такую дистанцию. Но корабль с небольшой осадкой будет иметь и небольшое водоизмещение, а в этом случае не прокатит обычный принцип заряжения, - громадные пушки, отлетев к противоположенному борту, создадут крен на него и возвращать в боевое положение их придется толкая вверх, - что явно превышало возможности экипажа разумной численности.
Приходилось сооружать специальный корабль - бомбардирский, с небольшой осадкой, с одной открытой, но чрезвычайно прочной палубой. Пушки располагались в центральной части корабля по оси палубы в шахматном порядке, - половина стволами на один борт, половина на другой. Между стволами и бортом оставалось пространство достаточное для работы заряжающих. Бомбардирский корабль нес 8-10 осадных пушек, по две 12-ти фунтовки смотрели вперед и назад, кроме этого на борту было 2-4 тяжелых (двухпудовых) мортиры, стрелявших на 700 метров, - прочная палуба выдерживала отдачу. Это все, правда, касается бомбардирского судна специальной постройки, что было редкостью. Обычно такие корабли сочиняли во время осады из подручных материалов. Это мог быть и плот. Это могло быть вообще все, что угодно. Чаще всего бомбардирское судно представляло собой случайную посудину с небольшой осадкой на которую ставились случайные сухопутные или морские пушки, с той только мыслью, чтобы обстрелять вражеские укрепления с неожиданного направления.
Во время Ливонской войны русские войска, прорвавшись к морю, соорудили два бомбардирских корабля. Они, собственно, и были первыми кораблями российского флота.
Мортиры устанавливались и на других кораблях. Небольшую, в полпуда, мортиру всегда можно было поставить на верхнюю палубу любого линейного корабля, - сама она весила не много. Проблема была в сокрушительной отдаче направленной вниз, - палуба могла не выдержать долгой стрельбы. Мортиры не имели применения в морском бою и использовались только для обстрела береговых целей.
На русских кораблях конца 18-го начала 19-го веков вместо карронад ставились тяжелые единороги, а они бывали до 72 фунтов мощностью. Но и такие единороги были слабее корронад. Русские легкие галеры "скампавеи" действовавшие на Балтике во время Северной войны иногда вооружались 3-6 фунтовыми полковыми пушками. Пушка же часто привязывалась к палубе прямо на колесном лафете, - в морском бою толку от нее было ноль, но она могла оказаться очень полезна в десантных операциях, для которых в основном скампавеи и использовались.

 

on-infantry.narod.ru

Корабельная артиллерия на пиратских судах

Развитие корабельной артиллерии происходило практически одновременно с совершенствованием сухопутных дальнобойных орудий. До XIII века даже небольшие торговые суда обязательно несли артиллерийское оснащение. А ближе к концу XVII столетия ненадежные бронзовые пушки уступили место чугунным, которые, к тому же, были гораздо более дешевыми в изготовлении. В конце XVII – начале XVIII века корабельная артиллерия стала обязательным условием безопасности и возможности адекватной обороны. На морях постоянно велись ожесточенные сражения из-за непрерывных войн между мощными морскими державами, вследствие чего наличие исправных орудий превратилось в основу вероятной победы над противником. 

Устройство корабельной пушки

Разумеется, использовали корабельную артиллерию не только торговые и военные корабли. Многочисленные пиратские суда, бороздящие акватории многих морей и океанов, вступали в бой настолько часто, что подчас не проходило и года, как необходимо было полностью менять или капитально ремонтировать артиллерийское оснащение. 

 

Корабельные орудийные стволы устанавливались на специальный лафет, оснащенный четырьмя колесиками. Такой тип пушечной базы получил весьма широкое распространение приблизительно с конца XVII века. Он был предельно простым и удобным в бою, поскольку обеспечивал возможность быстрого отката орудий для перезарядки. 

 

Вертикальная наводка корабельной пушки осуществлялась посредством простого клина, который забивался между лафетом и казенной частью. Для обслуживания орудия к нему обязательно прилагались шомпол, черпак и банник. Порох же хранился в специальной корабельной крюйт-камере. Именно поэтому в пиратском Кодексе предусматривался пункт о курении, гласящий о том, что любой, кто закурит трубку без крышки в трюме, будет сурово наказан. 

Использование корабельной артиллерии

Следует отметить, что корабельная артиллерия выделялась гораздо большей мощностью и дальностью стрельбы, чем ее сухопутный аналог. Так, обычная 4-фунтовая морская пушка, которую часто использовали пираты на своих шлюпах и шхунах, способна была поразить цель с достаточно высокой точностью на расстоянии до 1 км. 

 

Но более крупные суда, в частности, «Королевская фортуна», руководил которой легендарный английский пират Бартоломью Робертс, была вооружена четырьмя 12-фунтовыми, двадцатью 8-фунтовыми и несколькими 6-ти и 4-фунтовыми орудиями. 

 

Ближе к концу XVII века были выработаны общепринятые правила морских сражений. Неприятельские корабли обстреливали друг друга ядрами, стараясь причинить как можно больший урон противнику для принуждения его к безоговорочной капитуляции. Для пиратской тактики характерным было полное нежелание вступать в длительные перестрелки – они давали несколько бортовых залпов и брали нужный им корабль на абордаж. 

 

Следует отметить, что некоторые пиратские суда вполне способны были противостоять хорошо вооруженным военным кораблям именно за счет своего небольшого размера и огромного количества орудий на борту. Выстрелив несколько раз с борта, разбойничье судно легко перемещалось в сторону, а тем временем его экипаж уже подгонял перезаряженные пушки для следующего залпа. Таким образом, неповоротливые военные галеоны и фрегаты, а также торговые корабли часто проигрывали бой легким пиратским кораблям вследствие высокой маневренности последних и яростного напора разбойников. 

 

www.letopis.info

Корабельная артиллерия | Военное оружие и армии Мира

История корабельной артиллерии начинается в XIV веке. В XX веке она достигла максимума своего развития, но уступила в конце столетия свои позиции управляемому ракетному оружию.

Вначале XX века корабельная артиллерия была главным оружием войны на море. Мощь флота страны определялась по количеству тяжелых орудий и суммарному весу залпа.

НАЧАЛО ВЕКА

Начало века ознаменовалось так называемой «дредноутной гонкой военно-морских вооружений». Европейские страны строили все более крупные корабли с мощной корабельной артиллерией. Германия создала линкоры типа «Нассау» с 12 орудиями главного калибра (ГК) 280 мм, а также «Гельголанд» и «Кайзер» — 12 орудий калибра 305 мм. В ответ англичане увеличили калибр орудий. На линкорах типа «Орион», «Айрон Дюк» и «Кинг Джордж V» установили 10 орудий калибра уже 343 мм.

В 1912 году был заложен первый сверхдредноут «Куин Элизабет», имеющий гигантские 381-мм орудия Мк.1, размещенные в четырех двухорудийных башнях. Было построено десять кораблей с орудиями такого калибра. Дальность стрельбы этих орудий составляла 27,7 км. Вес снаряда достигал 885 кг.

Германия также построила четыре суперлинкора типа «Баден» вооруженные восемью орудиями калибра 380 мм с дальностью стрельбы до 37,3 км.

Самое больше орудие — 457 мм — было установлено на «Фьюриес» — корабль, который закладывался как линкор, но был достроен авианосцем.

ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Вашингтонское морское соглашение 1922 года ограничило калибр морских орудий диаметром 406 мм. И к началу Второй мировой войны этот калибр стал стандартом главного калибра в США, Великобритании, Франции, Японии. Следует отметить 406 мм орудия американских линкоров типа «Айова», имеющие самые тяжелые снаряды этого калибра. Бронебойный снаряд длиной 183 см весил 1225 кг. Самые большие морские орудия несли японские суперлинкоры «Ямато» и «Мусаси» — 460 мм. Артиллерия ГК линкоров размещалась в башнях по 2-3 орудия в каждой. Корабли имел и по 8-12 орудий ГК. Башни располагались в носовой и кормовой частях судна, в одну линию или с возвышением друг над другом. Дальность стрельбы достигала 37-45 км.

В 1930-х годах на кораблях к артиллерии ГК добавляется универсальная артиллерия калибром 76-127 мм, способная поражать воздушные, морские и береговые цели, и малокалиберная зенитная автоматическая артиллерия (20-45 мм). Орудия этого типа размещают в средней части корабля, побортно, в одно- или двух- орудийных башнях. Линкоры несли 12-20 стволов универсальных орудий и 40-50 стволов зенитной артиллерии малых калибров. Артиллерия ГК тяжелых крейсеров состояла из 203 — 305-мм орудий, а легких крейсеров — из 152 — 180-мм, устанавливаемых как правило в трехорудийных башнях.

Несмотря на то, что в течение Второй мировой войны корабельная артиллерия еще играла важную роль, но главным средством борьбы с кораблями стала авиация, особенно на Тихом океане, где авианосцы доминировали в бою с первого до последнего дня войны.

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

В послевоенный период корабельная артиллерия развивается в направлении автоматизации процессов управления огнем, увеличения скорострельности и точности стрельбы, снижения массы и габаритов артиллерийских установок. Развитие морской авиации и управляемого ракетного оружия в корне изменили назначение корабельной артиллерии.

Главными ее целями теперь становятся самолеты и ПКР. В послевоенное время разработки и производство орудий главного калибра вообще были прекращены. На кораблях остались только универсальные и зенитные артустановки калибра не более 152 мм. Еще более снижает роль артиллерии быстрое развитие зенитно-ракетных комплексов. Оптимальным решением для кораблей малого и среднего водоизмещения стали универсальные двуствольные 76-мм артустановки: АК-726 (СССР), Марк 33 (США), Марк 6 (Великобритания). А для фрегатов, эсминцев, крейсеров — 100 мм (например современная российская КАУ А190).

Кроме того, практически на все корабли устанавливаются скорострельные автоматы калибра 20-30 мм. К этому типу относятся, например, шестиствольные артустановки — советская АК-630 и американская Марк 15 «Фаланкс» CIWS — или семиствольная «Голкипер», состоящая на вооружении ВМС Нидерландов и Великобритании. Стоит отметить, что универсальные установки и скорострельные автоматы успешно используются в настоящее время в прибрежных операциях для поражения и наземных целей, и малых судов.

Оставить эмоцию

Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь

1