Содержание

Грузия и Абхазия: конфликт, причины

Война, конфликт, силовое противостояние – это всегда трагично. Особенно если процесс длится десятилетиями. Не понаслышке о такой беде знают Грузия и Абхазия – конфликт между ними служит ярким примером национальной розни и вражды. Но почему так вышло? Об этом пойдет речь далее.

С чего все началось?

Существует несколько точек зрения на проблему противостояния двух кавказских народов. Одна из них – умеренная концепция, согласно которой между грузинами и абхазами нет острого противостояния, как, например, между армянами и азербайджанцами. Что исторически это два близких в культурном и этническом плане народа. Взаимная ненависть укоренилось только после непосредственного конфликта. Она была вызвана искусственно при помощи пропаганды в средствах массовой информации и различных политических технологий.

Но тогда остается один непонятный вопрос. Как объяснить подобную вражду? Не может она возникать на пустом месте при помощи лишь политических PR-технологий.

Ответы на эти вопросы дает другая концепция. Она основана на наличии многовековых противоречий между двумя народами.

Предыстория

Абхазы – народ, этнически и культурно близкий к адыгейцам. На протяжении 19 и 20 веков не имел независимости, а обладал автономией в составе различных субъектов Российской империи.

До начала 19 века княжество формально находилось под протекторатом Турции. Только с 1810 года абхазы начали «интегрироваться» в Россию.

До 1864 года княжество имело автономию, которую утратило в 1866 году. Стоит сказать, что местные жители не стали воспринимать это с покорностью. Через два года начались массовые восстания и протесты. Ситуацию усугубила русско-турецкая война 1877-1878 годов. Абхазы выбрали сторону неприятеля. Это вполне логично, т. к. старожилы помнили времена, когда страна была автономией в составе Турции. Российская империя решала вопрос двумя способами:

  1. Насильственное переселение за пределы империи.
  2. Территориальные реформы.

В конце века современная Абхазия была разделена. Сухумский округ подчинялся российской администрации в Тифлисе, Гагра с окрестностями входила в Черноморскую губернию.

Можно сделать вывод, что исторически назрел давно конфликт Грузии и Абхазии. 1992 год стал лишь началом военных действий, последствия которых не устранены до сих пор. Не принимая ничью точку зрения, хочется отметить, что до вхождения в состав СССР автономия полностью никогда не являлась частью Грузии.

Грузия и Абхазия: конфликт. Причина противостояния

Административные реформы Российской империи, а затем и Советского Союза и привели к вооруженному противостоянию. Как сказал президент нашей страны В. В. Путин, коммунисты заложили даже не мину, а атомную бомбу замедленного действия под фундамент будущего государства, разделив страну на национальные, а не на территориальные автономии с принципом федерализма. Конфликт между Грузией и Абхазией является примером, точнее, подтверждением этих слов. Когда-то разделенная территория при СССР стала единой автономией в составе Грузинской ССР.

Образ «врага» в сознании абхазов

Начал появляться и насаждаться с начала 30-х гг. История периода революции и Гражданской войны с последующей «советизацией» государства как-то несправедливо обошлась с Абхазией. Поддержав большевиков против меньшевистской и белогвардейской Грузии, впоследствии она была присоединена к последней, только уже советской. Образ врага уже тогда начал формироваться в сознании многих. Ведь борьба между белыми и красными здесь приобретала характер вполне естественной межэтнической бойни. Пострадали, разумеется, и Грузия, и Абхазия.

Конфликт разгорелся, таким образом, на почве Гражданской войны. Одни поддержали меньшевиков и белогвардейцев. Это грузины. Абхазы – большевиков. Но после победы партии Ленина последние несправедливо оказались в роли побежденных. Поражение проигравшей стороне в дальнейшем принесло свои плоды.

С 1930-х годов начинается культурный и правовой произвол грузин по отношению к абхазам. С этого времени власть Сталина в стране безоговорочная. Грузины становятся полноправными «хозяевами» Кавказа.

Начинается «наступление» на Абхазию во всех сферах:

  • Первая из двух республик, которая была «понижена» в статусе. Сам факт того, что Автономия вошла в состав Грузинской ССР говорит о презрительном отношении к абхазскому народу со стороны властей. Это воспринималось болезненно в среде интеллигенции и старшего поколения. Грузины в их глазах – враги. Дело не столько в потере статуса отдельной республики, сколько в том, к кому именно присоединили Абхазию.
  • Вводится грузинская графика в алфавит.
  • Обучение в школе переведено на «вражеский» язык.
  • Проводится переселенческая политика грузин в Абхазию. За несколько десятилетий соотношение мигрантов к коренному населению составило 48 на 52. Т. е. почти половина численности – выходцы из Грузии, которые пользовались различными льготами, в числе которых приоритет при приеме на работу. Подобные меры делали бесправными людей на своей земле, что не могло не отразиться негативно на взаимоотношениях двух соседних народов.
  • СМИ в Абхазии вещали только на русском и грузинском языках. Что также порождало недовольство среди местного населения, которое почитает свою традицию, культуру.

После сталинского режима в стране начинается период «оттепели». Он принес горному народу СМИ на своем языке, родную речь в школе, уменьшение дискриминации.

Теперь можем задать закономерный вопрос : «Имела ли Абхазия конфликт с Грузией?» История дает положительный ответ.

Попытки выхода из ГССР

На протяжении второй половины 20 века абхазы многократно пытались отделиться от Грузинской ССР. Несколько раз национальная интеллигенция обращалось в Москву с официальными коллективными письмами. Самое известное датируется 1977 годом. В истории оно получило название «Письмо 130». Вся абхазская интеллигенция, все известные и уважаемые люди автономии поставили в нем свои подписи. «Письмо 130» расценивалось в народе как своего рода референдум по выходу из Грузии. В нем жители просили присоединить автономию либо к России, либо создать отдельную республику, как это было до Сталина.

Абхазский обком обвинил людей, подписавших письмо, в клевете. В 1978 году состоялся специальный съезд по этому поводу. Все коммунистические деятели осудили «Письмо», назвав организаторов «заговорщиками». Таким образом, можно с уверенностью сказать, что имела Абхазия конфликт с Грузией. История их противостояния началась не с «кровавого» 1992 года, а намного раньше.

В этот период власти начинают «умиротворять» население:

  • Убрали грузинский алфавит. Вместо него появилась кириллица.
  • Разрешили свободное вещание на родном языке, который наряду с русским и грузинским признали государственным на территории автономии.
  • Ограничили переселение грузин в Абхазию, которое раньше активно поддерживалось.

Первые жертвы

В конце 80-х гг. XX века Союз начал трещать по швам. Стало понятно, что межэтнические противостояния вот-вот вспыхнут. Руководству Грузии нужно было аккуратно подходить к решению абхазского вопроса. Вместо этого лидеры республиканской компартии Патиашвили и сменивший его в 1989 году Гумбаридзе стали заигрывать с националистами, рассчитывая удержать власть в случае распада СССР.

Ситуация накалилась настолько, что форум «Айдгылара» от имени жителей всей автономии обратился к Горбачеву с просьбой о присоединении к РСФСР. В случае отказа требовали немедленно ввести особый порядок управления. Эти требования Москва просто проигнорировала.

Период с 15 по18 июля 1989 года надолго запомнили Грузия и Абхазия: конфликт впервые перерос в вооруженное противостояние. Появились первые жертвы. 12 человек погибло. Все понимали, что это только «первые ласточки», не за горами крупномасштабный военный конфликт. Грузия и Абхазия начинают подготовку.

Распад СССР: нерушимость границ или право нации на самоопределение?

Так в чем причины конфликта Грузии и Абхазии? На этот вопрос очень сложно ответить сразу и однозначно. В разделе «Грузия и Абхазия: конфликт. Причина» мы рассмотрели корни исторических противоречий. После распада советского государства к ним добавились еще и юридические. Впрочем, с такими проблемами столкнулись не только противоборствующие стороны. Многие бывшие союзные республики, автономии и национальные субъекты очутились перед нелегким выбором: что делать в этой ситуации?

Юридические нормы, которые противоречили друг другу

  • Принцип нерушимости границ Грузии в соответствии с Резолюцией ООН.
  • Право народов на самоопределение. Также норма международного права, подписанная ООН. Кроме этого, при создании СССР Ленин, несмотря на все возражения близкого окружения по партии, в том числе Сталина, внес в проект союзного договора принцип федерализма со свободным правом выхода республик из Союза. Автономные округи и национальные субъекты также имели такое право.

На практике, конечно, такого не было. Это лишь номинальная декларация. Абхазия три раза пыталась выйти из состава Грузии. Но ей отказали.

Но! Официальный коммунистический съезд ни разу не подтвердил право народа Абхазии отделиться. Т. е. фактически руководство автономии не поддержало требования населения. Следовательно, юридический принцип добровольного выхода не был нарушен до 1989 года.

Сама система административного аппарата была построена таким образом, чтобы не допустить официального развала СССР. С приходом к власти Горбачева все кардинально меняется. Теперь провозглашен принцип демократического принятия решений. Даже сам глава государства стал избранным на всенародных выборах президентом, а не секретарем ЦК КПСС. Отсюда следует, что теперь не комитеты республиканских партий решают, предоставлять ли пресловутое право выхода, что в принципе было невозможно, а сам народ. Именно Абхазия и хотела воспользоваться этим правом.

1992 год и переход на новую «старую» Конституцию

Речь идет как раз о Конституции 1925 года. Той самой, где Ленин «разрешил» всем республикам свободно отделяться от СССР. По примеру США, когда первые «свободные» штаты добровольно входили в состав государства и могли легко выйти из него. В обеих странах этим правом никто никогда не воспользовался по причине невозможности.

А вот Верховный Совет Абхазии решил отстоять это право и выйти из состава Грузии. Если в 1977 и 1989 годах этого хотел народ без поддержки обкома, то теперь официальный высший орган власти в единстве с большинством обычных граждан объявили о выходе.

По Конституции 1925 года, Абхазия – суверенное государство, которое на принципах добровольности и равенства входит в состав СССР. Конечно, с правовой точки зрения, никто не имел никакого права лишать её статуса республики и «превращать» в автономию. Но на данный момент страна жила по Конституции 1978 года, что делало такой акт незаконным.

Начало войны

23 июня 1992 года Верховный Совет Автономии объявил о переходе к Конституции 1925 года, согласно которой страна является независимым субъектом права. Через месяц Грузия вступила в ООН, что дало ей возможность юридически «закрепить» за собой границу республики, существовавшую до распада СССР. Теперь абхазы, с точки зрения международного права, являлись сепаратистами, которые подрывают основы конституционного строя. Вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией становится неизбежным.

Этапы противостояния

  1. 1989-1992 гг. – политико-правовой. Обе стороны пытались отстоять свою точку зрения, пользуясь юридическими методами. Абхазы утверждали, что акт о вхождении их страны в состав Грузии не является законным. По Конституции 1925 года, это государство вошло в СССР на равноправных началах. Значит, подчинение одного субъекта другому не является обоснованным. Борьба шла внутри «абхазского» общества. Политика поощрения миграции из Грузии сделала свое дело. В обществе образовался раскол. «Юридическую правоту» Абхазии обосновывала сама Грузия, которая пыталась выйти из состава СССР одной из первой. Аргументировалась такая позиция правом нации на самоопределение. Следовательно, Абхазия может также воспользоваться этим же принципом и выйти из состава Грузии.
  2. 1992-1994 гг. – вооруженное противостояние.
  3. 1994-2008 гг. – попытка мирного урегулирования ситуации.
  4. 2008 г. – по настоящее время – эскалация конфликта. «5-дневная война» и участие России в вооруженном конфликте. Провозглашение независимости. Но ничего не меняется. Теперь имеют уже независимые друг от друга Грузия и Абхазия конфликт. Кратко об этом чуть позже.

Грузия сама уничтожала нормативную базу, которая обосновывала нахождения в ее составе Абхазии. В 1992 года она отказалась от Конституции СССР 1978 года. Т. е. создала прецедент, который делит на части ее саму.

В августе 1992 года в Абхазию вводятся регулярные грузинские войска с тяжелой артиллерией и танками. Началась крупномасштабная война. Кроме жертв, она не принесла абсолютно ничего Грузии. Мощная община внутри автономии (240 тыс. чел.) ничего не дала. Расчет на внутренний фронт не оправдался. Кроме того, существовали два грузинских анклава в Гагре и Гантиади, которые упразднили. Их жителей выдворили из страны.

Последствия

Мощная грузинская диаспора (почти половина всего населения), которая десятилетиями постепенно вливалась в Абхазию, разрушая ее изнутри, в один миг ушла из автономии. Война принесла около 20 тыс. смертей, что очень много для подобных небольших государств.

Беженцы как бизнес

Парадоксальная история происходит с беженцами на протяжении многих лет. Согласно международному законодательству, это люди, которые в межгосударственных конфликтах нуждаются в помощи. Таковыми являются грузинские беженцы, которые уехали из Абхазии.

Но странная картина: всего проживало 240 тыс. грузин в Абхазии, которые оттуда уехали (в разные страны). А в официальных источниках фигурирует иная цифра – 300 тыс. Ситуацию проясняет финансовая помощь, которую оказывают беженцам. На человека ООН выделяет по 6 долларов в день. Деньги получает официальная казна Грузии, которую такая субсидия вполне устраивает. Естественно, появились «беженцы», за которых бюджет получает приличную сумму. Согласно официальным источникам, 1 млн 800 тыс. долларов в день составляет помощь ООН.

Из этого следует, что юридически статус независимости Абхазии признан Грузией. Т. к. ООН обязано помогать беженцам. Следовательно, требуя финансовой помощи, Грузия признает то, что эти люди из другого независимого государства. Ведь ООН не обязана оказывать финансовую помощь в случае конфликта внутри определенной страны.

«5-дневная война». Помощь РФ

Внутренний конфликт Грузии с Абхазией, Южной Осетией перерос в международный с Россией. Это произошло в августе 2008 года. Грузинская артиллерия открыла огонь по мирным городам Автономии, несмотря на нахождения в них миротворческого контингента РФ под флагом ООН.

Этот акт был расценен президентом России Д. А. Медведевым как геноцид мирного населения Абхазии и Южной Осетии. Руководствуясь Конституцией, согласно которой государство защищает своих граждан, а на территории автономии их было много, верховный главнокомандующий приказал «защитить» мирное население и совершить акт «принуждения к миру». В Абхазию вошли российские регулярные войска.

Солдаты, побывавшие там, имею право на льготы участникам вооруженного конфликта. Абхазия и Грузия – это иностранные субъекты. Значит тот, кто там был, имеет статус ветерана войны, а не участника антитеррористической операции, как на территории Чечни и Дагестана.

Конфликт Грузии и Абхазии 2008 года закончился спустя 5 дней референдумом о независимости республики. Конечно, мало кто признает этот статус на мировой арене.

Стоит отметить, что конфликт Грузии и Абхазии 2008 года – это первая вооруженная война с точки зрения международного законодательства, в которой принимала участия Россия со времен ВОВ.

Итоги

На международной арене появились две независимые страны – Грузия и Абхазия. Конфликт, несмотря на это, не исчез. Обе стороны будут всегда отстаивать свои права. Теперь Абхазию поддерживает Россия, которая не могла этого сделать в 1992-1994 гг. Противостояние идет, задействуются дипломатические и экономические методы. Но, кажется, что мир на Кавказе между двумя этими народами установится только тогда, когда каждый признает право нации на самоопределение. После режима Саакашвили Грузия пытается наладить дипломатические отношения с Москвой. Претензии на эти территории предъявляются все меньше. Однако все понимают, что Грузия никогда не смирится с потерей этих земель. Конфликт до сих пор не решен.

fb.ru

Грузино-Абхазский конфликт

На рубеже 80-90-х годов 20 века между Грузией и Абхазией возник этнополитический конфликт. Грузия хотела отделиться от Советского Союза, а Абхазия, наоборот, стремилась остаться в составе СССР, отделившись, в свою очередь, от Грузии. Напряженность отношений между грузинами и абхазами привела к созданию грузинских националистических группировок, требовавших ликвидировать абхазскую автономию.

После распада Советского Союза конфликт Грузии и Абхазии перешел в стадию открытого противостояния. 9 апреля 1991 года президент З. Гамсахурдиа провозгласил независимость Грузии. В январе следующего года он был свергнут, а пост президента занял Эдуард Шеварднадзе. 21 февраля 1992 года Верховный совет Грузии отменил советскую Конституцию и восстановил Конституцию Грузинской демократической республики, принятую в 1921 году.

В марте 1992 года Э. Шеварднадзе возглавил Государственный Совет, который контролировал всю территорию Грузии, кроме Южной Осетии, Аджарии и Абхазии. Если с Южной Осетией и Аджарией удалось договориться, то с Абхазией дела обстояли иначе. Абхазия входила в состав Грузии в качестве автономной области. Отмена советской Конституции Грузии и восстановление Конституции 1921 года лишило Абхазию автономии. 23 июля 1992 года Верховный Совет Абхазии восстановил Конституцию Абхазской Советской республики, принятую в 1925 году. Грузинские депутаты бойкотировали сессию. С этого времени Совет разделился на грузинскую и абхазскую части.

В Абхазии начались массовые увольнения грузин из силовых структур, создание национальной армии. В ответ на это Грузия ввела в автономию войска под предлогом того, что нужно защищать железную дорогу, которая являлась единственным транспортным маршрутом между Россией и Арменией, воевавшей в то время с Азербайджаном. 14 августа 1992 года отряды Национальной гвардии Грузии вошли в Абхазию и за несколько дней заняли практически всю территорию автономии, включая Сухуми и Гагру.

Верховный Совет Абхазии перебазировался в Гудаутский район. Абхазское и русскоязычное население начало уезжать из автономии. Абхазские отряды получили поддержку со стороны чеченцев, кабардинцев, ингушей, черкесов, адыгейцев, которые заявили, что готовы помочь этнически родственному народу. Конфликт перестал быть только грузино-абхазским, а разросся до общекавказского. Повсюду началось формирование ополченческих отрядов, которые отправлялись в Абхазию. Стороны готовились к войне, Россия пока не вмешивалась, предложив, однако, выступить в качестве посредника и уладить конфликт мирным путем.

В октябре 1992 года абхазы и ополченческие отряды отбили у грузин город Гагра, установили контроль над стратегически важной территорией рядом с российской границей и стали готовиться к наступлению на Сухуми. По неподтвержденным данным, в захвате Гагры участвовали и русские танки. Грузия обвиняла Россию в том, что та обеспечивала Абхазию оружием, но абхазское руководство утверждало, что пользовалось только захваченным оружием и техникой. В частности, после захвата Гагры в руки абхазцев перешли около десяти машин пехоты и бронетранспортеры.

В зоне конфликта оказались несколько частей российских Вооруженных Сил. Они сохраняли нейтралитет, охраняли имущество Министерства обороны РФ, обеспечивали безопасность эвакуации мирного населения и отдыхающих, доставки продуктов в блокированный город Ткварчели. Несмотря на нейтральную позицию, которую занимала российская сторона, грузинские отряды неоднократно обстреливали русских, они были вынуждены отвечать тем же. Такие перестрелки приводили к жертвам среди мирного населения.

Летом 1993 года абхазы начали наступление на Сухуми. После длительных боев город был полностью блокирован абхазами, обе стороны пошли на переговоры. 27 июня 1993 года в Сочи было подписано соглашение о прекращении огня. Россия на этих переговорах выступала в роли гаранта. В августе грузинская сторона вывезла из Сухуми почти все тяжелое вооружение и вывела большую часть войск. По одной из версий это было связано вовсе не с сочинским соглашением, а с тем, что в самой Грузии в том момент назревал внутренний конфликт.

Абхазы воспользовались сложившейся ситуацией, нарушили соглашение и 16 сентября 1993 года начали захват Сухуми. Грузины попытались перебросить войска в город на гражданских самолетах, но абхазы сбивали с зенитных установок самолеты, заходящие на посадку в аэропорту Сухуми. По неподтвержденным данным, это стало возможно благодаря помощи со стороны России.

27 сентября Сухуми был захвачен, а к 30 сентября под контролем абхазских отрядов и северокавказских формирований была уже вся территория автономии. Этнические грузины, опасаясь предполагаемой угрозы со стороны победителей, в спешке стали покидать родные дома. Некоторые самостоятельно ушли в Грузию через горные перевалы, другие были вывезены по морю. В этот период Абхазию покинуло около 300 тысяч человек. Лишь немногие из них и только через несколько лет смогли вернуться домой. По неподтвержденным данным, около 10 тысяч мирных жителей погибли во время переселения из автономии.

Внутренние проблемы заставили Э. Шеварднадзе вступить в Союз независимых государств (СНГ) и попросить помощи у России. Тогда Россия посоветовала Абхазии остановить наступление. Грузинская фракция абхазского парламента переехала в Тбилиси, но продолжала работать.

23 июня 1994 года в Абхазию вошли миротворческие силы СНГ. В качестве миротворцев выступили российские подразделения, которые находились здесь и раньше. Была установлена так называемая «зона безопасности» вдоль реки Ингури. Под контролем Грузии осталось только Кодорское ущелье. В результате Абхазской войны погибло около 17 тысяч человек, около 300 тысяч жителей (больше половины населения) были вынуждены переселиться в Грузию.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Война в Абхазии в 1992 – 1993 годах: 13vainamoinen — LiveJournal

Представляю новую книгу карельского писателя Александра Костюнина «Абхазия: война и мир. Дневник поездки». В книге подробно рассказывается о жизни современной Абхазии, о причинах конфликта грузинов с абхазами, который имеет глубокие исторические корни. Ниже отрывки из главы «Война». Полностью книгу можно скачать здесь: Абхазия: война и мир. Дневник поездки.

Двадцать лет тому назад между Абхазией и Грузией произошёл вооружённый конфликт. Не мышиная там возня, не тараканьи бега — настоящий, полномасштабный. Сперва шла война законов, потом разразилась кровавая битва... с тысячами раненых, убитых. После войны 1992—1993 годов, которую абхазы называют Отечественной, от Грузии отпочковалось суверенное государство «Республика Абхазия». На сегодня в мире его признали такие супердержавы, как Науру, Никарагуа, Венесуэла и Россия. А Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН Абхазия по-прежнему признаётся частью Грузии. Как? что? почему? — неизвестно.

Ведь, чтобы сосед стрелял в соседа, брат в брата, причины нужны веские... Для Грузии по сей день Абхазия — её неотъемлемая часть. Для абхазов, с момента самопровозглашения, кусочек черноморского побережья 170х65 км — их законное государство, исконная земля предков, не зря у земли и название такое. Кто имеет больше оснований называть эту часть побережья Чёрного моря своей? Чья, по правде, эта земля? Территориальный конфликт возник из-за того, что каждая из противоборствующих сторон уверяла: моя! После 1985 года Абхазия официально начала проводить работу по отделению от Грузии и созданию Союзной Республики в составе СССР.

Война шла с грузинами.
Я решил выяснить: а кто, вообще, такие «грузины»?
Открылась страшная тайна: никаких грузин в природе не существует! Миф!!!
Такой национальности нет вовсе, как нет и «дагестанца». Хотя грузинский язык в отличие от дагестанского всё же есть. Существует множество этнографических групп: аджарцы, гурийцы, картлийцы, кахетинцы, имерхевцы, ингилойцы, лечхумцы, месхетинцы, мохевцы, мтиулы, пшавы, рачинцы, тушинцы, ферейданцы, хевсуры, чвенебури. И три субэтнические группы: мингрелы, сваны, лазы. Грузин (самоназвание — картвелеби), значит, житель Грузии. (До 1992 года абхазов в СССР и в мире тоже считали грузинами.) Так все жители Страны гор — дагестанцы, независимо от папы-мамы, даже если сами они об этом не догадываются: и аварцы, и лезгины, и чеченцы, и русские, и кумыки, и евреи...

Однако не успел я почувствовать себя Шуриком в увлекательной этнографической экспедиции, как беседа наша резко уклонилась в сторону от разудалых шуток-прибауток. Сперва Нугзар предложил тост за Всевышнего — выпили стоя, затем, помрачнев, он выдавил:
— Александр, главная достопримечательность Абхазии — не пляжи, не горы, не солнце-море. Наша главная гордость — победа в отечественной войне. Тебе обязательно нужно в первую очередь рассказать о ней. О тех, кто подарил нам мир! Познакомлю тебя с ветеранами, с настоящими людьми, кто смотрел смерти в лицо и не отвёл взгляда...
С теми, кто сражался за Родину.
— Значит, война...

Они сражались за Родину

Джамал Шуген и Гурам Габечия
— Расскажите о первых минутах войны, — попросил я.
Гурам покопался в памяти:
— На свадьбе с приятелем всю ночь пили-куролесили, утром возвращались домой. Спать хочется... По трассе едем, что за чёрт!? Глазам не верю!!! Девушка в одних плавках, без лифчика...
Я сразу другану:
— Ора, у меня белая горячка.
А я-то учёный, я-то знаю уже, что нужно делать во время белой горячки, старики объясняли: рубашку сразу стащил, вывернул наизнанку, снова напялил. Пальцы вытянул вперёд — не дрожат. Странно...
И тут кореш как заорёт:
— Гурам, смотри!
Со стороны пляжа бежали полуголые люди, над ними проносились самолёты и бомбили.
Останавливаем парня с девчонкой:
— Что случилось?
— Война.
Я мингрелец, вся родня в Грузии, но себя считаю абхазом. Если снова война начнётся, пусть инвалид, снова встану в строй, заберу с собой хотя бы двух-трёх тварей Божьих.
— И на фронте не все герои. Гурам, помнишь взятие моста?
Тот кивнул.
— Вечером поставили боевую задачу, а под утро, когда всех построили, начались отказники: у кого ухо разболелось, кому мама приснилась в нехорошем сне, просила не ходить в этот бой, у третьих с сердцем плохо. В итоге на мост полторы сотни пошло, остальные включили задний ход. Тогда много ребят погибло. Моему соседу осколком полчерепа снесло, рану залепили глиной, повезли в медсанбат. О-ох...
Я не удержался:
— Нет ли у вас сожаления, что воевали, а теперь вот раненые, по госпиталям...
— Да, ребят много положили, сами инвалиды, зато сейчас, на миллион процентов, мы свободные люди. Наши старики всю жизнь мучились, им дышать не давали, а теперь на своей земле стоим.

Вячеслав Вардания
Вячеслав Вардания по специальности — скульптор-керамист. Профессия редкая, мирная... трудно найти более мирную. Мы пересеклись с ним в сутолоке Гальского рынка.
А начиналось всё незаметно...
Помню, готовился тогда к персональной выставке, все свои лучшие работы собрал, систематизировал, составил каталог... И прямо в мастерскую — пятисоткилограммовая бомба! Прямое попадание!!! Всё разнесло. Вся коллекция погибла одномоментно. Решил — знак свыше: надо самое дорогое отложить в сторону, переступить через него, взять в руки оружие и защищать Родину. Ты сейчас спросил, и на меня холодным ушатом — воспоминания. Кого тут только не было!.. В сопровождении замминистра обороны России прилетал Березовский, делал чартерные рейсы между Шеварднадзе, Ардзинба, Ельциным. На территории Абхазии я участвовал с ним в переговорах. Березовский не политик — коммерсант, бизнесмен с рождения. Он заявил: «Отдайте мне в собственность Пицунду, сделаю, чтобы Грузия и Россия смирились с вашей независимостью. После этого весь мир будет вынужден признать вас».

Заур Адлейба, позывной — «Чёрный капитан»
— В конце октября меня назначили командиром батальона «Каскад».
Прошло дней пять, поступает приказ о наступлении. С той стороны возвышенность, мы попали в мандаринники. Мандаринники — деревья густые, не видно в двух метрах. Там стрелковым оружием не сделаешь ничего — рукопашный бой. Такого боя представить не мог: ножом, прикладом, ногами, руками, зубами... Стрелять невозможно: не знаешь, где друг, где враг, должен чувствовать «свой-чужой». А против нас тоже волки... Там мы, конечно, натворили дел. Больше ста человек положили за двадцать минут. Захватили несколько раций, в том числе поисковых. Выходим на их волну, грузины в панике орут, просят помощи из Очамчыры:
— Помогите-ее!!!
— Что с вами?
— Нас здесь порезали всех.
— Доложите толком.
— Гоните сюда бронетехнику, что есть, людей давайте!!!
— Кто порезал?
— Не знаем!.. Какой-то чёрный капитан!!!

Лаврентий Миквабия
— Во время войны меня выбрали командиром полка, но сидеть в тиши штабов с картами не довелось — с пулемётом в атаку ходил. Четыре раза контужен, ранен. Много потерь несли, гробов не было — хоронили в шифоньерах.
Побывал даже за линией фронта: вёл от имени командования переговоры с грузинским генералом Лучадзе. Прежде тот служил в генеральном штабе советских тогда ещё войск, холёный такой, чистенький, в мундире, а у меня штаны в латках... На столе водка, баранина, фрукты... от запахов в голове туман. Он оценивающе так окинул меня взглядом:
— Ты что-нибудь командное кончал?
— Нет. После училища — лейтенант, выбрали командовать полком.
Голову опустил, задумался:
— Глянь на моих полковников.
У одного интересуется:
— Сколько в подразделении человек?
— Пятьсот.
— На позиции сколько?
— Триста пятьдесят.
— А у тебя?
Молчу.
— Знаю, пятнадцать человек стоит!
Нету у меня людей, прав генерал, да только некуда нам отступать. Мы здесь родились, сражаться надо до конца. На прощанье генерал с глазу на глаз признался:
— Вы непобедимы, пацаны.
Я впервые отчётливо понял: внутренне они надломились, дрогнули, дух оказался жиже нашего. Подобная информация тогда, на первых порах, дорогого стоила. Помню взятие Кинги... Против нас стояли хохлы. Доложу вам, дрались серьёзно, не отступили, не трухнули, отстреливались до последнего патрона. Двоих взяли в плен: один лежит весь в крови, второй, когда я в траншею заскочил, бросился в ноги:
— Ты же офицер. Прошу: не трогай раненого, делайте что угодно со мной...
Обычно во время боя мы в плен не брали, но его слова повергли в шок... Да, он — враг, но враг достойный, уважаю таких. Солдат, который жалеет врага, — плохой солдат. Но ведь прежде я человек... Приказал не трогать, позже на него обменяли нашего бойца.

Славик Квеквескири
— Раньше неграмотные старики вспоминали времена «до большого снега» и «после».
А нашу жизнь разделила война — перелом.
Подразделения создавали по территориальному признаку: в батальоне бойцы из одного села, все друг другу родственники — близкие, дальние. Преимущество очевидно: друг друга знают, можно положиться, как на себя. Гарантия — не бросят! Но ежли наоборот... погибает однополчанин, да ещё твой брат-сват, да по несколько человек в бою — тяжело безмерно. Доставляешь тело домой... Это обязанность моя, комиссара батальона. Его привозишь мёртвого, а сам живой. У Вовы Иванченко осталось десять душ детей, жена беременная одиннадцатым. Что ей скажешь? Простой крестьянин пришёл забирать тело своего сына:
— Сперва посмотрю, куда он ранен. Если в спину, хоронить не буду.
После таких слов уверенность в победе крепла! У нас тогда будто крылья выросли.
На первых порах тяжело было убивать... Приходилось себя мобилизовывать, убеждать: «Враг пришёл на твою землю с оружием в руках, ты не убьёшь его — он убьёт тебя, твоих близких, разорит твой дом...» Постоянно приходилось в мыслях такую самоагитацию вести. Преодолеть этот психологический барьер после мирной поры, когда даже курицу не лишил жизни, очень тяжело. А когда победа... Кульминацией для меня стало признание Россией. На моём веку будет ли что-нибудь значимей? Едва ли...

Беслан Ахуба
— Хорошо помню 14 августа 1992 года...
Я учился в Московском институте инженеров землеустройства, факультет архитектуры, проходил преддипломную практику в городе Сухуме в управлении по охране памятников культуры и архитектуры. В этом же здании на втором этаже размещался «Народный форум», много девушек... А я — из Мо-сквы-ыы... Завидный жених! Любая хотела познакомиться, пообщаться... И с двумя самыми бойкими я порулил на набережную позавтракать, хачапурчики отведать, кофе попить. Выходим на крыльцо — подлетает машина, выносят раненого парня.
Подскакиваю:
— Что случилось?
— Война.
— Какая война?.. Двадцать первый век на дворе.
Но меня никто не слушал, девчонки заплакали, кто-то истошно закричал... Шум. Гам. Поверх всего нарастающий гул вертолётов, разрывы ракет: грузинские лётчики бомбили пляж, забитый отдыхающими. В общем, стало не до кофе. (Много позже, под самый конец войны, мы узнали: командиром ведущего «крокодила» был Майсурадзе, герой Грузии, афганец; долго мы за ним охотились...) Объявили призыв с 18 до 45 лет, хотя, кто считал себя мужчиной, не ждали особого приглашения, сами приходили к военкомату, записывались в ополчение. Издали указ: чтоб не растратить генофонд нации, работникам культуры, искусства, учёным, единственным сыновьям, студентам столичных вузов выдать бронь. Приходили, уговаривали не служить... Меня тоже. Но дорог был каждый! У нас традиция: сын рождается — стреляют в воздух от радости. Не потому, что ребёнок с краником — появился ещё один защитник отечества.
Сегодня частенько задаюсь вопросом: «Почему победили?» Сто тысяч против пяти миллионов!.. Потом понял.

Мзия Квициния

— Война — тяжёлое, для многих непосильное испытание... В блокаде страшный голод, что-то сажали, трактора нет — пахали на танке. Никогда не думала, что так тяжело выжить без соли. Без сахара, хлеба легче... После войны, когда первый раз увидела хлеб, не смогла ни кусочка съесть, не пошёл... Помню, стали бомбить, маленький сын просит:
— Мама, чаю дай.
Молчу. Где возьму ему чай? Взрослым тяжело, каково детям?..
В какой-то момент люди разуверились в победе... Слухи всякие нехорошие поползли... Из города поодиночке, семьями стали через горы уходить, уходить. Мои соседи тоже засобирались.... По всему чувствовалось: ещё немного — надломится дух абхазов. Только чудо могло спасти...
Я молилась, — голос Мзии задрожал...
И вдруг!
Командующий Мираб Кишмария привёз сюда... в окружение! свою дочку!! годика три.
Стоит рядом с ним, в белом платьишке, испуганная, куколку к груди прижимает.
Я подбежала:
— Вы зачем её сюда, такую маленькую? Здесь всё время бомбят.
— Здесь много мирного населения, их тоже бомбят, но если увидят мою девочку, поверят в нашу победу.
И правда!..
Все, как узнали про эту кроху — «залог победы» — молва пошла.
Кто дрогнул — стыдно стало. Люди уверовали в абхазских воинов, в силы свои. Старик-сосед пожитки из баула вытряхнул: «Город не бросим!» Утром ушёл на передовую. Теперь матери провожали детей на фронт одним напутствием: «Не покажите пуле спину...»

Роман Осия
Всю войну здесь прожили. От дома до линии фронта метров триста-четыреста. Ютились в подвале: там сложены поленницей снаряды, рядом кровать, лампа коптит. Утром заходишь, они чёрные, как кочегары. Обстрел начинается — бегом туда. (У меня перекрытие залито бетоном: миномёт не пробьёт.) Кругом разрывы, за них думаешь: где они? как они? Мать ловила момент из дому добежать до колодца... Ребята вернутся ночью из разведки, портянки им постирает, высушит у костра, молилась за нас. Однажды накрыли стол между домом и пацхой ребят накормить. Едва-едва покушали, отошли до калитки, один снаряд — в стену дома, другой в стол: дыбом поднял его, в щепки разнёс. Минутой раньше — накрыло б всех. А отца и брата не уберегли... Они ушли, как старый и новый снег. Баба (отец) поймал свинец за несколько дней до конца войны. «Пятёрка» — пуля калибра 5,45 мм со смещённым центром тяжести — в ключицу попала, из поясницы вышла. Под обстрелом его вытаскивал... он три дня боролся за жизнь, умер прямо у меня на руках. Посмертно отцу присвоили звание Героя Абхазии.

Леонтий Берулава и Отар Ломия
— Занимался радиоперехватом... Это тоже война, только «радио».
Артиллерия грузин с трёх направлений обстреливала наши позиции в Меркулах, туго приходилось, голову не поднять. Командир приказывает:
— Леонтий, придумай что-нибудь!
— Что-ооо?!
Но сам стал кумекать. Грузинский язык знаю хорошо, постоянно прослушиваю их переговоры по рации (станции у нас 142-е, 143-е, разной мощности). У грузинской радистки позывной Додо, от наводчика она передавала координаты обстрела на батарею. Предлагаю:
— А если вклиниться в их разговор?
— Действуй!
Уточняем координаты грузинских батарей, частоты, на которых общаются, и одновременно глушим их — слушать нас они могут, вмешаться, перебить нет.
Я влезаю в разговор радистки на грузинском:
— Додо, срочно прекратить обстрел. По своим бьёте!
— Уточните координаты.
— Хорошо, — даю ей цифры. — Сделай по этой цели один «цветок» (выстрел). Если удачно, сообщу.
Выстрел.
Смотрим в бинокль: разрыв прямо в центре грузинской батареи.
— Так, отлично, Додо, сестричка, давай туда весь «букет».
И полчаса, пока не разобрались, грузинские батареи обстреливали, перепахивали позиции друг друга.

Валерий Авидзба
— Война застала меня в Гаграх, времени на раскачку не было...
Под руководством Отара Осия создали санитарно-медицинскую службу. Не хватало медсестёр, набирали добровольцев. Многие девушки шли на передовую со своими братьями и становились в строй. Организовали санитарный поезд (в Нижних Эшерах железнодорожная ветка), приспособили для перевозки раненых технику... Служба начала работать с первых часов, с первых минут — пятнадцать хирургических бригад. Мне тоже пришлось вспоминать забытые навыки, в прошлом я хирург-полостник. Нам очень помогли бригады из Подмосковья, из города Чкаловска. Это стреляные профессионалы, прошедшие Афганистан, Сумгаит, — прилетели на самолётах МЧС со своими анестезиологами, реаниматологами, со своим оборудованием. Я взялся провезти по фронту, показать им службу. Трасса пустая, мы на УАЗике, я за рулём. Неожиданно выныривают из-за леса две «сушки»... идут на нас... сейчас конец!.. отбомбились... мимо. Делают разворот, второй заход... Я сильней жму на газ... Вдруг хлопок, один из истребителей застывает в воздухе и... падает! Из кабины катапультируется лётчик на парашюте. Это был первый сбитый вражеский самолёт, и мы гордились, что у нас есть своя ПВО.

Вячеслав Сакания
Я был военкором: писал, снимал репортажи на передовой. Кто раньше думал, что профессия журналиста может быть опасной? Однажды вертолёт, на котором летели на задание, подбили, машину тряхнуло, потекло масло... высота стала падать. Оператор взял камеру, я включил микрофон, стал вести репортаж... Русский пилот, прошедший Афган, чудом посадил подбитую вертушку на склон Кодорского ущелья, юзом по снегу нас потащило к пропасти... Казалось, всё. Скольжение сдержал огромный камень в метре от обрыва. Выбрались из машины, сами всё снимаем... Борт покорёжен, везде кровь... Командир вертолёта объявил:
— Мы на вражеской территории.
— Вы ас! Посадить подбитую машину в горах! — подпихиваю ему микрофон. — Представьтесь! Страна должна знать своих героев.
— Конец пресс-конференции.
Да он прав, грузины наверняка засекли, как мы спускались, с минуты на минуту будут здесь. Едва успел вытащить кассету из камеры, завернуть в ветошь, спрятать за бортовой обшивкой в салоне вертушки — слышу окрики на грузинском... Мы попали в плен, девять человек. Всё было... и пытки, и на расстрел водили. На войне как на войне. Добивались, чтобы мы, журналисты, перешли на их сторону, остались в Сухуме, вещали на абхазском. Когда в застенках становилось невыносимо трудно, пели хоралом «Песню гор» Ахроша. В ней жизнь, боль, радость, мужество народа. Для абхазов это гимн, зов предков, поднимающий боевой дух воинов, нагоняющий страх на врага... Мощная энергетика идёт от этой народной песни.
Нас обменяли в сторону Ткуарчала через восемнадцать дней.

Игорь Герзмава
— В природе абхазов заложено смотреть на визитёра, как на Божий дар, на высшую благодать. Абхаз выставляет на стол все припасы, обслуживает с изысканным церемониалом, готов всячески защитить достоинство гостя. А когда война началась, когда стали бомбить отдыхающих на пляже, гостей Абхазии, детей, и я не смог их защитить... что-то оборвалось во мне. Прежнее — умерло... Проблема в чём: грузины думали, мы «живём с ними», а мы думали, что «живём вместе». Все вместе в СССР. Я, мирный человек, во время войны стал начальником тыла армии. Хотя какой там тыл? По армейским канонам тыл начинается за двести километров от передней линии фронта, а вся наша республика меньше, у нас вообще не было никакого тыла. Поэтому воевал, как все: и в атаку ходил, и под обстрелы попадал. Мы все оказались на переднем крае обороны: дети, старики, женщины.

Жужуна Салакая
Когда началась война, муж был в отъезде, в России. Душа болела, как домой попадёт, границы закрыты. Хотя помидоры в банки решила закатать, ну как вернётся живой. Мы не знали войны, глупые были, неучёные. Да и кто тогда мог знать, что грузины будут выводить из домов стариков, женщин расстреливать. (Чем ближе беда, тем больше ума.) Что делать, куда податься? Да и куда стронешься? Куда знаешь?! Зимой, в горах!.. Свекруха, свёкор старые, пятеро малых детей: семь лет, восемь, девять — погодки. Мужа нет, воюет. Однажды смотрю, кто-то заходит в калитку: бородатый, худой, в военной форме. Испугалась, думаю, грузины... расстреляют нас (уже бывало в других сёлах...) Детей прижала к груди, а это муж. Оказывается, добирался домой через Чечню. Дудаев дал ему вертолёт, оружия для абхазов, помог, чем мог. Их обстреляли над Кодором, чуть не сбили, но Бог миловал, обошлось. Повидал нас: дети живые, мама живая, отец живой; развернулся, пошёл дальше воевать.

Валентина Дзидзария
— Раз надо, значит надо. Это слово и мне знакомо. С чего начинать?
— С 14 августа.
— В тот день варила яблочное повидло. Забегает дочка во двор, кричит:
— Ма-ма! Война!
— Какая война? С ума сошла?!
— Грузины на нас напали.
Включаю телевизор, а там!.. по московской программе показывают танки на подступах к Сухуму. Я — в шоке! Сижу, смотрю, не могу подняться со стула. Постепенно пришла в себя — к военкомату, по улицам люди бегут, кричат, плачут... Молодые ребята набиваются в машины, едут в Сухум на защиту, матери их провожают, многие сёстры отправляются с ними. В штабе девчонки готовили еду, кормили бойцов. Посмотрела на всё это: «Нет, здесь мне делать нечего». Села на попутку, поехала в Эшер, там начиналось формирование отрядов ополчения. Командир отделения искал медсестру: нас пятеро желающих, я самая старшая, сорок шесть лет, девчата вполовину моложе. Мы построились, командир всех взглядом окинул и мне:
— Вас выбираю.
Вот так стала сестрой милосердия. Медицинского образования никакого, по специальности педагог — «русский язык, литература». Всем на войне тяжко, а женщине вдвойне тяжелей. Изредка отпускали на побывку домой. Муж скандалил:
— Больше не поедешь никуда! Не пущу!!!
Вырывалась, убегала на фронт, следом в спину летели проклятья:
— Тебя убьют, кто детей будет воспитывать?! Дура!..
Муж старше меня на десять лет, на фронт не пошёл, болел, да и надо кому-то с детьми...

Мираб Кишмария
Министр обороны Абхазии — легендарный Мираб Кишмария.
Генерал армии, Герой Абхазии, кандидат военных наук, прошёл Афган.
— Когда началась война, сразу махнул в родное село Мыку. Там на сходе люди избрали меня командиром ополчения. В селе Араду приняли первый бой, их погибло 48 человек, я потерял двоих. А вообще, много было потерь... слишком много. Я хорошо знал экипаж вертолёта, сбитого с детьми и женщинами в Латской трагедии. Мы с этим звеном вместе прошли Афган. Но потери оправданы — выстояли. Невозможно победить народ, воюющий на своей земле, за свободу, за отчий дом!
— Вы не укрыли дочку в Москве, в Америке, привезли в окружение...
Словно не слыша вопроса, министр продолжал:
— Сегодня подготовлены лучше. В случае мобилизации, поднятия резерва у нас в армии будут танковые экипажи, где командир танка — отец, а механик, наводчик — его сыновья. Есть целые роты резервистов, состоящие из кровных родственников. Вы думаете, во время реального боя эта рота дрогнет или отдаст противнику рубеж? Вот и весь наш секрет. Разницы нет, кто какой национальности... У нас в Абхазии многие семьи смешанные: отец абхаз, мать грузинка... но мало кто поглядывает туда. И я туда не смотрю, потому, что своего брата Гочу получил без сердца. В 2008-м он служил начальником поста, попал в плен... У брата сердце вырезали, сварили, заставили пленных абхазов есть. Они и рассказали потом...
Остатки волос поднялись у меня дыбом!
— Мне туда нет дороги, хотя мать мингрелка.
— И всё-таки, что сказала жена, когда повезли дочку на фронт?
Мираб Борисович недовольно нахмурился:
— ..? Ну, что могла?.. Погибших много, вижу, дрогнули... пошёл отток населения, каждый рвётся попасть в Гудауту, выскочить из блокады. Бойцы духом падают... некоторые... Счёт идёт на дни, часы!.. Надо что-то делать. А что?! Самому взять в руки автомат? Но я и так, хоть командующий фронта, не сижу в бункере за сотни километров, стрелки мерцающие не передвигаю. У нас другая война. Каждый день на переднем крае, хотя полководцу не положено, важнее — грамотно руководить. Нужно было придумать особое... Поехал в Сочи, взял дочку, ей три годика исполнилось. Привёз... (как раз шло совещание командиров фронта), заношу её в штаб, посадил на стол:
— Вот моя дочь. Вот я здесь...
Люди задумались, отток населения прекратился, все взялись за оружие. Никого больше агитировать не пришлось. Если б так не сделал, не знаю, как удержали оборону. Надо выбирать, что важнее, и рисковать всем, дочкой тоже. Она маленькая, три года, не понимала ничего, при штабе и спала, её таскали, как куклу... Сейчас замужем, у самой растут двое пацанов, настоящие джигиты. И растут они уже в свободной стране.

Нугзар Салакая
— Война застала в родном городе Ткуарчал, туда же отступали наши войска. Город Очамчыра к тому времени уже захватили, на фасадах административных зданий, на крышах домов развесили грузинские флаги. Что нам делать? Как противостоять такому мощному противнику? Некоторые предлагали сдать город без боя. Потом ребята собрались в ополчение, выбрали командира, он мне и предложил:
— Проберись в Очамчыру, разузнай, что там? как? сколько их? техника какая? И главное, постарайся выведать планы.
Было понятно одно: сил не хватает, надо как-то обмануть противника, заставить поверить в обратное, иначе добьют, не дав опомниться. И меня осенило:
— Нужна дезинформация! Давайте распространим листовки пожёстче: «На помощь идут братья-чечены…»
— ...«Всем грузинам смерть!» — закончил он. — Интересно, давай попробуем.
Переодели парня в бурку, папаху с красной партизанской ленточкой, сделали фотографию. А он и без папахи смахивал на чеченца. Напечатали листовки, под утро с ними я и пошёл в Очамчыру. Заглянул в гости к одному надёжному человеку, к другому, третьему, переговорил-расспросил, информацию получил, оставил по нескольку листовок. Сам — на рынок. Там грузины-торгаши как прочитали: «Чечены идут!» Паника!.. толпа хлынула, сотни людей, меня подхватило… бегу, и вдруг двое солдат выдёргивают из толпы:
— Стой!
Скрутили, повели... У меня один сапог наполовину отрезан, пиджак из коровника взят, вонь за версту, борода лопатой. А глава оккупационной администрации Очамчыры родом из моего города: как бы я ни вырядился — узнает в любом маскараде. Осторожно нащупываю в кармане дихлофос — как раз на такой случай. Лучше самому всё закончить, чем пытки вынести. (Уже знали: на допросах они руки, ноги выламывают...) Приводят меня прямо в штаб, офицеры как увидели, давай хохотать. Осмотрелся — незнакомые все, значит, пока живу, и давай подыгрывать грузинам, тоже стал хохотать... под дурачка. Гавнокомандующий грузинскими войсками Джаба Иоселиани (не Джаба он — жаба!), встал из-за стола да как рявкнет солдатам:
— Я же приказал абхаза поймать, вы какое-то чучело взяли.
Все:
— Гы-гы-гы! Ха-ха-ха!
Полковник подходит ко мне:
— Откуда?
— Абаска.
— Как фамилия?
— Седоги.
— Как зовут?
— Мамед.
— Ха-ха-ха!!! — слёзы утирает.
Рядом с Очамчырой турки живут, я знал одного по фамилии Седоги.
— За что приехал в Очамчыре?
— Сигарет купить.
Все опять:
— Гы-гы-гы!
Тогда полковник набрал полные лёгкие воздуха да как гаркнет:
— Кругом!
Я на месте крутанулся, под зад кованым сапогом как пнёт… полетел, головой дверь вышиб, выкатился на улицу. Задница огнём горела три дня, но зато из плена выбрался живым-невредимым. Мало кому это удавалось.


Фото взяты из книги "Абхазия: война и мир. Дневник поездки".

13vainamoinen.livejournal.com

Грузино-абхазская война Википедия

Грузино-абхазская война
Основной конфликт: Грузино-абхазский конфликт
Гражданская война в Грузии

Дом правительства Абхазии, сгоревший 27 сентября 1993 года (фотография по состоянию на 2007 год)
Дата 14 августа 1992 года — 30 сентября 1993
Место Республика Абхазия/Абхазская Автономная Республика, Грузия
Причина Статус республики
Итог Победа Республики Абхазия[1][2], соглашение о прекращении огня
Изменения Абхазия становится де-факто независимым, но непризнанным государством. Грузия сохранила контроль над орским ущельем
Противники

Республика Абхазия Республика Абхазия

    • Вооружённые силы
    • МВД
    • СГБ

Иностранные добровольцы:

    • КНК (граждане РФ, ЧРИ и РЮО)
    • Казаки[3](граждане РФ)
      • Кубанское войсковое казачье общество
      • прочие
    • Представители абхазской диаспоры[3]

Военная поддержка:

  • Приднестровская Молдавская Республика Приднестровская Молдавская Республика (материально-техническая помощь, добровольцы[4])

Косвенное участие:

  • Россия

ru-wiki.ru

Война в Абхазии (1992-1993) - это... Что такое Война в Абхазии (1992-1993)?

Абхазская война (1992—1993)
Грузино-абхазский конфликт
Гражданская война в Грузии

Дом правительства Абхазии, разрушенный 27 сентября 1993 года, до сих пор находится в руинах (фотография по состоянию на 2006 год)
Противники
Вооружённые силы Абхазии

Конфедерация горских народов Кавказа

Абхазские армяне

Вооружённые силы Грузии
Командующие
Султан Сосналиев,
Муса Шанибов,
Шамиль Басаев,
Беслан Барганджия,
Анри Джергения
Гено Адамия,
Гурам Губелашвили,
Гиа Каркарашвили,
Давит Тевзадзе,
Сосо Ахалая
Военные потери
~4040 убитых 4000 убитых, 1000 пропавших без вести
Общие потери
около 300 000 беженцев (главным образом, грузин)

Грузино-абха́зская война́ (1992—1993) (в абхазских источниках часто употреблется термин Оте́чественная война́ наро́да Абха́зии[1]) — вооружённый конфликт в Абхазии между абхазскими и грузинскими вооружёнными силами.

Одновременно с распадом СССР политические конфликты в Грузии перешли в фазу открытого вооружённого противостояния как между Грузией и автономиями (Абхазия, Южная Осетия), так и внутри Грузии как таковой.

9 апреля 1991 года Грузия под руководством президента Звиада Гамсахурдиа провозгласила свою независимость.

В январе 1992 года Звиад Гамсахурдиа был свергнут вооружённым путём, и победители (Джаба Иоселиани, Тенгиз Китовани, Тенгиз Сигуа) пригласили Эдуарда Шеварднадзе вернуться в Грузию, рассчитывая воспользоваться его авторитетом и влиянием как на международном уровне, так и внутри страны.

21 февраля 1992 года правящий Военный совет Грузии объявил об отмене советской конституции и восстановлении конституции Грузинской демократической республики 1921 года.

Вернувшись в Грузию в марте 1992 года, Шеварднадзе возглавил временный парламент — Государственный Совет, сформированный руководителями переворота против Гамсахурдиа. Госсовет контролировал большую часть территории Грузии, за исключением Южной Осетии, Аджарии и Абхазии. Одновременно продолжалась гражданская война в Мингрелии, на родине Гамсахурдиа, где верные ему силы удерживали город Зугдиди.

Шеварднадзе действительно смог к лету 1992 года мирно урегулировать югоосетинскую проблему, договорившись с Россией о вводе миротворческих сил в этот регион (см. Южноосетинский конфликт).

Ход войны

Грузинские войска входят в Абхазию

С Абхазией отношения наладить не удалось. Абхазское руководство восприняло отмену советской конституции Грузии, осуществлённую парламентом Грузии, как фактическую отмену автономного статуса Абхазии, и 23 июля 1992 года Верховный Совет республики (при бойкоте сессии со стороны депутатов-грузин) восстановил действие Конституции ССР Абхазии 1925 года, согласно которой Абхазия является суверенным государством (это решение Верховного Совета Абхазии не было признано на международном уровне). Верховный совет разделился на две части — абхазскую и грузинскую.

Начались массовые увольнения грузин из силовых структур автономии(в чём заставляет усомнится фамилия первого абхазкого боевого пилота), а также создание «абхазской гвардии». В качестве ответной меры в Тбилиси было принято решение о вводе войск в автономию. Официальной причиной была названа необходимость охраны железной дороги, использовавшейся в качестве единственного маршрута транспортировки грузов из России в Армению, уже находившуюся в состоянии войны с Азербайджаном.

По всей видимости, Шеварднадзе не в состоянии был контролировать действия вооружённых отрядов, подчиняющихся его партнёрам по власти, и 14 августа 1992, в самый разгар курортного сезона, отряды Национальной гвардии Грузии численностью до 3000 человек под командованием Тенгиза Китовани, под предлогом преследования отрядов сторонников Звиада Гамсахурдиа, вошли на территорию Абхазии. Абхазские вооружённые формирования оказали сопротивление, но отряды Национальной гвардии за несколько дней заняли практически всю территорию Абхазии, включая Сухуми и Гагру, так как всё вооружение абхазской армии состояло из стрелкового оружия, самодельных броневиков и старых градобойных пушек .

Правительство Абхазии во главе с председателем Верховного Совета Владиславом Ардзинба перебазировалось в Гудаутский район. Ввод грузинских войск привёл к массовому бегству абхазского и русскоязычного населения, в том числе на территорию России. Здесь абхазские отряды получили поддержку оружием и многочисленными добровольцами, в том числе со стороны Конфедерации горских народов Кавказа, заявившей о готовности адыгов и чеченцев вместе с этнически родственными им абхазами выступить против грузин. Во главе отряда чеченских добровольцев был Шамиль Басаев. В Абхазии Басаев хорошо проявил себя во время боёв с грузинскими частями, был назначен командующим Гагрским фронтом, командующим корпусом войск КНК, заместителем министра обороны Абхазии, советником главнокомандующего вооружёнными силами Абхазии [1].В боях в Абхазии огромную роль сыграли адыгские добровольцы во главе с генералом Сосналиевым. Он был удостоен звания <герой Абхазии>. Сосналиев занял пост министра оборона Абхазии , получил звание генерала Абхазской армии. Отправкой добровольцев в Абхазию взял на себя Конгреесс кабардинского народа, Адыгэ Хасэ Адыгеи, Чеченский конгресс, КНК. Президент КНК Шанибов был лидером добровольцев.

Создание, подготовка, вооружение и отправка в Абхазию ополченческих формирований не могли оставаться незамеченными российскими властями, однако российское руководство предпочло не вмешиваться.

Заместителем губернатора Краснодарского края Травниковым А. И. с целью прекращения бегства из Абхазии в Краснодарский край, и стабилизации обстановки с беженцами, был отдан приказ о закрытии государственной и административной границы России с Абхазией, а добровольцам (имевшим опыт боевых действий) и казакам-кубанцам (походный атаман ККВ А. Прохода) из Приднестровья была обеспечена переброска в Абхазию.

Контрнаступление абхазских сил и союзников

По словам тогдашнего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, Борис Ельцин в телефонном разговоре с ним изъявил желание помочь решить грузино-абхазский конфликт мирным путём. В результате отрядам национальной гвардии был отдан приказ прекратить наступление. Наступление было прекращено после неудавшейся атаки грузин на село Н.Эшера 31 августа 1992 года. Многие в Грузии до сих пор считают это решение Шеварднадзе предательством.

Автобус грузинских военных, уничтоженный на горе Мамдзышха, в районе г. Гагра

К октябрю 1992 года, получив из России пополнения и большое количество современного вооружения, абхазы перешли к наступательным действиям. Был отбит город Гагра, в боях за который большую роль сыграл так называемый «абхазский батальон». Взяв Гагру, абхазы установили контроль над стратегически важной территорией, прилегающей к российской границе, наладили линии снабжения с поддерживающей их Конфедерацией горских народов Северного Кавказа, и стали готовиться к наступлению на Сухуми. В ходе штурма Гагры (в котором, по утверждению грузинской стороны, участвовали российские танки) абхазы, как утверждается, получили в своё распоряжение около десяти боевых машин пехоты и бронетранспортёров. Впоследствии, в ответ на обвинения Грузии в том, что Россия снабжала мятежную автономию оружием, абхазское руководство утверждало, что в боевых действиях использовалось трофейное оружие.

При этом в зоне конфликта, на территории, контролируемой абхазскими и грузинскими силами, оказалось несколько частей российских Вооружённых Сил, находившихся здесь ещё с советских времён (авиабаза в Гудауте, военно-сейсмическая лаборатория в Нижних Эшерах и батальон ВДВ в Сухуми). Формально они сохраняли нейтральный статус, занимаясь охраной имущества Министерства обороны РФ и обеспечением безопасности гуманитарных операций (эвакуация мирного населения и отдыхающих, доставка продуктов в блокированный город Ткварчели). В то же время грузинская сторона обвиняла российских военнослужащих в выполнении разведывательных операций в интересах абхазов.

Несмотря на де-факто нейтральный статус российских военнослужащих, грузинские вооружённые отряды подвергали их обстрелам, вызывая ответный огонь. Эти провокации зачастую приводили к жертвам среди мирного населения. По мнению грузинской стороны, необходимость применять оружие для самозащиты фактически была использована как формальное оправдание прямого участия российских вооружённых сил в конфликте на стороне абхазских сепаратистов.

Тем временем конфликт внутри высшего руководства Грузии привёл к тому, что в мае 1993 года Тенгиз Китовани и Джаба Иоселиани были лишены своих постов в руководстве вооружёнными силами.

Ситуация на абхазском фронте с осени 1992 года до лета 1993 года оставалась неизменной, пока в июле абхазские силы не начали очередное наступление на Сухуми, третье по счёту с начала года.

27 июля 1993 года, после длительных боёв, в Сочи было подписано соглашение о временном прекращении огня, в котором Россия выступала в роли гаранта. Данное перемирие абхазов заставила подписать Россия (под нажимом авторитета Э. Шеварнадзе), так как в результате боёв абхазами был полностью блокирован город Сухуми и войска Госсовета оказались в полном окружении.

Как утверждает грузинская сторона, в надежде на то, что соглашение будет исполняться всеми сторонами, практически всё тяжёлое вооружение грузинских вооружённых сил было вывезено из Сухуми на кораблях Черноморского Флота и значительная часть войск также покинула город. Абхазская сторона, в свою очередь, заявляет, что грузины сделали это в силу острой необходимости — в это время в самой Грузии активизировались действия мятежников, поддерживавших Звиада Гамсахурдиа, и, чтобы подавить мятеж, Шеварднадзе был вынужден снять с абхазского участка фронта наиболее боеспособные части, чем впоследствии и воспользовались абхазы и северокавказские ополченцы.

Битва за Сухуми. Приостановление боевых действий

16 — 27 сентября 1993 года разгорелось сражение, вошедшее в историю конфликта как «Битва за Сухум». Абхазы нарушили перемирие и возобновили наступление. Для усиления своей группировки грузины попытались перебрасывать войска в Сухуми на гражданских самолётах. Абхазы, развернув настоящую охоту на гражданскую авиацию, сумели сбить с зенитных установок на катерах несколько самолётов, заходивших на посадку в аэропорту Сухуми (20 сентября — Ту-134[2], 21 сентября — Ту-134[3], 22 сентября — Ту-154[4], 23 сентября — Ту-134[5]). Как утверждают участники боевых действий (с абхазской стороны), значительную роль сыграло также получение абхазами от России некоторого количества артиллерийских орудий и миномётов, обеспечение их необходимыми боеприпасами и обучение боевых расчётов.

Разрушенный магазин в Сухуми

27 сентября Сухуми был взят абхазскими и северокавказскими отрядами (в составе которых боевой опыт получили многие будущие чеченские террористы, в том числе Шамиль Басаев[6] и Руслан Гелаев[7]). Эвакуацию комбатантов и гражданского населения осуществлял российский Черноморский флот, хотя крупные массы беженцев пытались выбраться из Сухуми также на восток, через Кодорское ущелье, и вдоль побережья. Существует несколько противоречивых версий относительно того, каким образом удалось выбраться из осаждённого города самому Эдуарду Шеварднадзе, однако и абхазы, и грузины сходятся в мнениях о том, что он бросил свои войска и мирное население на произвол судьбы.

После взятия Сухуми были захвачены в плен и казнены 17 министров прогрузинского правительства Абхазии во главе с Ж. Шартава.

К 30 сентября 1993 года абхазскими и северокавказскими вооружёнными формированиями контролировалась уже вся территория автономии[8]. Около 250 тысяч этнических грузин, в страхе перед реальной и предполагаемой угрозой со стороны победителей, бросились в бегство — покинули свои дома и ушли самостоятельно через горные перевалы или были вывезены в Грузиию по морю. Лишь небольшая их часть через несколько лет смогла вернуться домой. По некоторым оценкам, от рук боевиков и в ходе бегства погибло до 10 тысяч мирных жителей.

Поражение в Абхазии привело к падению морального духа грузинской армии. Одновременно активизировались вооруженные отряды сторонников свергнутого президента Гамсахурдиа, пользовавшегося большой поддержкой на западе Грузии. Часть грузинских войск перешла на его сторону. Грузия стояла перед лицом полномасштабной гражданской войны.

В условиях полного развала вооруженных сил Эдуард Шеварднадзе заявил о согласии вступить в СНГ, взамен попросив военной помощи у России. Россия «рекомендовала» абхазам остановить наступление, и грузинские силы смогли сконцентрироваться на подавлении мятежа в Западной Грузии.

В сентябре 1993 грузинская фракция абхазского парламента в числе других беженцев была вынуждена покинуть Сухуми и переехать в Тбилиси. Таким образом, на сегодняшний момент помимо не признанного официальным Тбилиси фактического руководства Абхазии продолжают существовать также Верховный совет и правительство Абхазской автономной республики в изгнании (летом 2006 после восстановления контроля грузинских властей над Кодорским ущельем эти органы власти были по политическим соображениям передислоцированы в селения верхней части ущелья — см. ниже).

С 23 июня 1994 года на территории Абхазии находятся миротворческие силы СНГ — фактически это те же российские подразделения ВДВ, дислоцировавшиеся здесь ранее. Вдоль реки Ингури установлена 12-километровая «зона безопасности». Единственным районом Абхазии, который контролировала Грузия, являлось Кодорское ущелье (до августа 2008 года).

Последствия конфликта

Вооружённый конфликт 1992—1993 годов, по обнародованным данным сторон, унёс жизни 4 тыс. грузин (ещё 1 тыс. пропала без вести) и 4 тыс. абхазов[9]. Потери экономики автономии составили 10,7 млрд долларов. На территории республики осталось огромное количество мин, унесших жизни около 700 человек[10]. Около 250 тысяч грузин[11] (почти половина населения) были вынуждены бежать из Абхазии, из 50 тыс. репатриировавшихся в течение 1994-97 годов 30 тыс. снова бежали в Грузиию после событий 1998 года.

Грузия не желает выполнять в полной мере программу адаптации, так как, выплатив беженцам средства для приобретения жилья, должна снять с человека статус беженца.

Неурегулированность отношений между мятежной автономией и Грузией, наличие многотысячных групп грузинских беженцев является постоянным источником напряжённости на Кавказе, средством давления на руководство Грузии.

В течение пяти лет после завершения конфликта Абхазия существовала в условиях фактической блокады со стороны как Грузии, так и России. Затем, однако (особенно с приходом к власти Владимира Путина), Россия, вопреки решению саммита СНГ, запрещающему любые контакты с сепаратистами, начала постепенно восстанавливать трансграничные хозяйственные и транспортные связи с Абхазией. Российские власти утверждают, что все контакты между Россией и Абхазией осуществляются на частном, негосударственном уровне. Грузинское руководство считает предпринимаемые со стороны России действия попустительством сепаратистскому режиму. Существенной поддержкой сепаратистского режима, по мнению Грузии и многих членов международного сообщества, является выплата населению российских пенсий и пособий, ставшая возможной после предоставления российского гражданства значительной части (более 90 %) [12] населения Абхазии в рамках обмена советских паспортов.

В начале сентября 2004 возобновилось прерванное в 1992 г. железнодорожное движение по маршруту Сухум-Москва. Для восстановления дороги в Абхазию из Ростова-на Дону была доставлена специальная техника, в том числе три вагона шпал. Было восстановлено 105 км железнодорожного полотна, более 10 км тоннелей.

В конце сентября 2004 было установлено регулярное автобусное сообщение между Сочи и Сухумом. При этом российско-грузинская граница на Военно-Грузинской дороге была, наоборот, на некоторое время закрыта после теракта в Беслане.

Примечания

  1. Абхазия провозгласила независимость победой
  2. Aviation Safety Network
  3. Aviation Safety Network
  4. Aviation Safety Network
  5. Aviation Safety Network
  6. Шамиль Басаев потерял лицо
  7. Руслан Гелаев убит в Дагестане
  8. Ксения Мяло. Россия и последние войны XX века (1989—2000)
  9. Human Rights Watch. GEORGIA/ABKHAZIA: VIOLATIONS OF THE LAWS OF WAR AND RUSSIA’S ROLE IN THE CONFLICT, стр. 5. http://www.hrw.org/reports/pdfs/g/georgia/georgia953.pdf
  10. Абхазия в минах
  11. Human Rights Watch. GEORGIA/ABKHAZIA: VIOLATIONS OF THE LAWS OF WAR AND RUSSIA’S ROLE IN THE CONFLICT, стр. 42. http://www.hrw.org/reports/pdfs/g/georgia/georgia953.pdf
  12. Парламент Абхазии: фактическую независимость надо лишь легитимировать в соответствии с Уставом ООН

См. также

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Война в Абхазии (1992—1993) Википедия

Грузино-абхазская война
Основной конфликт: Грузино-абхазский конфликт
Гражданская война в Грузии

Дом правительства Абхазии, сгоревший 27 сентября 1993 года (фотография по состоянию на 2007 год)
Дата 14 августа 1992 года — 30 сентября 1993
Место Республика Абхазия/Абхазская Автономная Республика, Грузия
Причина Статус республики
Итог Победа Республики Абхазия[1][2], соглашение о прекращении огня
Изменения Абхазия становится де-факто независимым, но непризнанным государством. Грузия сохранила контроль над орским ущельем
Противники

Республика Абхазия Республика Абхазия

    • Вооружённые силы
    • МВД
    • СГБ

Иностранные добровольцы:

    • КНК (граждане РФ, ЧРИ и РЮО)
    • Казаки[3](граждане РФ)
      • Кубанское войсковое казачье общество
      • прочие
    • Представители абхазской диаспоры[3]

Военная поддержка:

  • Приднестровская Молдавская Республика Приднестровская Молдавская Республика (материально-техническая помощь, добровольцы[4])

Косвенное участие:

  • Россия

ru-wiki.ru

Почему война Грузии с Абхазией была неизбежна

События середины июля в Абхазии как предтеча грядущей войны. В Абхазии хорошо помнят события середины июля 1989 года, когда сначала в Сухуми, а потом и в других районах республики произошли столкновения, которые стали, как потом выяснилось, прелюдией к начавшейся три года спустя войны. Это было первое масштабное столкновение между грузинской и абхазской общинами Абхазии, которое повлекло за собой человеческие жертвы. Поводом для них стало намерение открыть в Сухуми филиал Тбилисского государственного университета. Но это на поверхности. Вызревал масштабный кризис, который предопределил наступление новой эпохи во всем регионе. В 1989 году СССР еще не собирался разваливаться, но вопрос о суверенитете стоял на повестке дня не только в Прибалтике, но и не менее остро на Кавказе. Грузинское национальное движение, которое пользовалось в Грузии громадной популярностью, уже определило к тому времени контуры и лицо нового государства. Абхазы в это время жили еще в Советском Союзе и никуда из него выходить не планировали. Та конструкция, в которой сосуществовали грузины и абхазы в советское время была относительно устойчивой именно благодаря наличию сильного имперского центра, который был «над» местными проблемами. Центр выражался в наличии общего государства, в котором и Абхазия и Грузия были лишь автономиями. Эта конструкция в целом устраивала абхазов, которые видели в Москве сдерживающий фактор на пути грузинской экспансии в Абхазию. Поэтому появившийся в 1989 году намек на создание независимого грузинского государства был воспринят как очень серьезная угроза. Агрессивное и энергетически чрезвычайно мощное грузинское национальное движение ни одной минуты не сомневалось в участии Абхазии в общегрузинском проекте и, по существу, с Абхазии начало его строить. Абхазы же, в свою очередь, никогда не скрывали своего стратегического неприятия Грузии и не намерены были участвовать в строительстве этого государства. События середины июля 1989 года стали первым проявлением тотальных разногласий в проектах будущего грузинской и абхазской общин. В результате столкновений в центре Сухуми погибло несколько человек и около трех десятков были ранены. Столкновения могли перерасти в войну и тогда, в июле 1989 года, если бы не ввод полка внутренних войск СССР в Абхазию. После вмешательства силовиков столкновения были локализованы как митинги, которые, по большому счету, и не заканчивались до начала войны в 1992 году. В ходе противостояния стало понятно, что не в филиале Тбилисского государственного университета дело. Грузинская община, организовавшая многотысячные митинги, выдвинула требование о ликвидации автономий в Грузии. Абхазы называли весь этот процесс беззаконием и уповали на поддержку центральных властей. Каким бы слабым не был центр, но в 1989 году это была еще вполне реальная власть. И этой власти удалось остановить начинавшуюся войну в Абхазии. Столкновений с человеческими жертвами до 1992 года, пока не началась война, не было. Но раскол абхазского общества на проабхазскую, включавшую в себя помимо собственно абхазов другие национальные общины, и прогрузинскую часть, стал очевидным. Именно тогда стало очевидным, что сосуществование двух разнонаправленных частей общества в едином пространстве возможно было только при сильном внешнем центре, который может оказать стабилизирующее влияние. И чем слабее становился этот центр, тем ближе двигалась Абхазия к войне. Грузинское нацдвижение объединило вокруг себя грузинскую общину Абхазии и выдвинуло на первый план очень опасные националистические лозунги. Его идеологической базой стали труды грузинских ученых, заявивших, что Абхазия – не просто исконная часть Грузии, но абхазский этнос, это некие пришельцы – дикари, у которых нет права голоса на «исконной грузинской земле». В идеологическом вакууме тех лет, этот национализм быстро превратился в неуправляемую национальную идею, которая не просто разделила республику, но и даже на бытовом уровне превратила людей во врагов, которые все чаще позволяли себе сказать, что готовы стрелять друг в друга. Абхазы и другие общины республики в качестве противовеса создали союз «Айдгылара» («Единение»), который объединил весь негрузинский общественный спектр и очень быстро превратился в авангард борьбы за суверенитет Абхазии. В 1990-1992 гг. республика представляла собой странное явление. Шло параллельное формирование двух разных проектов. Грузинская община готовилась к объявлению независимости Грузии, а на противоположном фланге стали все чаще говорить о независимости Абхазии. В 1991 году оформилось такое явление как «Две Абхазии». Как только СССР перестал существовать, одна часть общества начала жить в Абхазии, другая, живя в Абхазии, жила в Грузии. На практике этот раскол происходил на уровне раздела по этническому признаку университета, культурных центров, органов власти, правоохранительной структуры и так далее. Власть преимущественно оказалась у абхазской части и поддержавших ее русских и армянских депутатов. Это вылилось в постоянный политический кризис, сопровождавший общественную жизнь в Абхазии вплоть до начала войны. В реальной жизни людей политическая ситуация тех лет сказывалась, в частности, на том, что чиновники в зависимости от их национальности, руководствовались в одном случае законами Абхазии, в другом – Грузии. Многие эксперты и теперь отмечают, что при таком уровне раскола и ситуации «параллельного» развития двух государств, войны было почти невозможно избежать.

www.segodnia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *