Содержание

ВВС Северной Кореи | это… Что такое ВВС Северной Кореи?

Военно-воздушные силы КНДР — один из видов Вооружённых сил КНДР. Были сформированы 20 августа 1947 года. Первое боевое применение произошло 25 июня 1950 года. Самолёты Северной Кореи участвовали в Корейской войне (1950—1953). Основу технического парка составляют советские (или их китайские копии) самолёты и вертолёты, в основном, 50-х — 70-х годов выпуска. Однако на вооружении находятся и более современные самолёты, такие как МиГ-29.

КНДР обладает около 1600 военными самолётоми и вертолётами[1].

Содержание

  • 1 История
  • 2 Структура ВВС
  • 3 Базы ВВС
    • 3.1 Вертолётные площадки ВВС КНДР
  • 4 Авиация
    • 4.1 Боевые и учебно-боевые самолёты на вооружении ВВС КНДР
    • 4.2 Транспортные самолёты на вооружении ВВС КНДР
    • 4.3 Вертолёты на вооружении ВВС КНДР
  • 5 Опознавательные знаки
  • 6 Лётно-технические кадры
  • 7 Примечания
  • 8 Внешние ссылки

История

Флаг ВВС КНДР

Формирование северокорейских военно-воздушных сил началось через несколько месяцев после освобождения Кореи от японских оккупационных войск. Этот процесс осложнялся тем, что авиабазы и авиаремонтные предприятия японской авиации располагались в основном в Южной Корее, а служившие в ВВС Японии корейцы рассматривались как изменники родины. Таким образом, подготовка кадров для авиации проводилась на базе авиаклубов в Пхеньяне, Синджу, Чхонджине. Техническое оснащение авиаклубов и инструкторов для них предоставляли советские войска, располагавшиеся после войны на территории северной Кореи. Первыми самолётами, на которых обучались корейские лётчики, были По-2, УТ-2, Як-18. Проблема квалифицированных кадров решалась также за счёт перешедших в корейскую армию офицеров-корейцев (а также китайцев, бурят и др.) Советской армии. В авиаклубы и созданные позже военно-авиационные училища коммунисты старались привлекать наиболее грамотных юношей и девушек молодежь, в первую очередь, из числа студентов. Позднее летно-технический персонал обучался в СССР и Китае.

Деятельность новых ВВС на севере Кореи началась в конце 1947 года, когда смешанные советско-корейские экипажи стали совершаться регулярные рейсы военно-транспортных самолетов Ли-2 и C-47 из Пхеньяна в СССР (Владивосток, Хабаровск) и Китай (Харбин).

После создания в 1948 году Корейской народной армии (КНА) и образования Корейской народно-демократической республики численность ВВС стала быстро расти. К середине 1950 года военную авиацию КНДР составляла одна смешанная авиадивизия (1 штурмовой полк (57-й ШАП) — 93 Ил-10, 1 истребительный (56-й ИАП) — 79 Як-9. 1 учебный (58-й УчАП) — 67 учебных самолетов и самолетов связи) и 2 авиатехнических батальона. В каждом полку было по три, четыре эскадрильи, в учебном была эскадрилья двухместных Як-11. 56-м ИАП командовал известный северокорейский летчик Ли Дон Гю, ставший во время войны асом. Транспортная авиация, скорее всего, состояла из одной эскадрильи Ли-2 и C-47. Общая численность ВВС составила 2829 человек. Военно-воздушными силами КНДР командовал генерал Ван Лен, его советником был полковник Советской армии Петрачев.

[2]

После начала Корейской войны ВВС КНДР обеспечивали поддержку с воздуха наступающих на юг танковых и пехотных соединений. За бои в районе Тэчжона звания «Гвардейский Тэчжонский» удостоился и истребительный полк ВВС КНДР (по сей день этот часть является единственной гвардейской среди северокорейских ВВС). Однако после вмешательства в войну армии США и их союзников большая часть авиации КНДР была уничтожена, а остатки ВВС перелетели на территорию Китая. К 21 августа 1950 года авиация КНА все еще имела в своем составе 21 боеготовый самолет, из которых 20 были штурмовики и 1 истребитель. Зимой 1950-51 годов активно действовали полк ночных бомбардировщиков, летавший сначала на По-2, затем на Як-11 и Як-18, наносившие американцам достаточно серьёзные удары. Позднее к ночной работе подключили пару эскадрилий из 56-го истребительного авиаполка и некоторые китайские, летавшие в основном на Ла-9/Ла-11.

В ноябре-декабре 1950 г. началось формирование китайско-корейской Объединенной воздушной армии (ОВА) под командованием под командованием китайского генерала Лю Чженя. На 10 июня 1951 года в ВВС КНА имелось 136 самолетов и 60 хорошо подготовленных летчиков. В декабре к боевым действиям приступили две китайские истребительные дивизии на МиГ-15. Позже, к ним присоединилась авидивизия КНА (к концу 1952 г. их число было доведено до трех). Авиация передовой линии базировалась на аэродромах Аньдун, затем к июлю 1951 года — Мяогоу и в 1952 году — Дапу, а также в Дагушань.

[3]

Основой противовоздушной обороны КНДР были советские лётчики-«добровольцы». В разное время истребительными соединениями командовали прославленные советские летчики И. Кожедуб, А. Алелюхин, А. Куманичкин, А. Шевцов и др. Основным самолетом советской истребительной авиации был тогда реактивный МиГ-15. Также по приказу Ким Ир Сена от 2 декабря 1950 года в стрелковых полках КНА в массовом порядке создавались группы «стрелков-охотников за самолетами», ведшие борьбу с самолётами противника с помощью станковых и ручных пулеметов, а также тросов, натягиваемых между вершинами близлежащих сопок.

Во время войны в Корее произошли первые воздушные бои между реактивными истребителями.

По официальным данным, ВВС КНДР сбили за войну 164 самолёта противника. Некоторые пилоты КНДР добились значительных успехов в воздушных боях:

Ким Гин Ок — 17 побед.


Ли Донг Чу — 9 побед.
Кан Ден Дек — 8 побед.
Ким Ди Сан — 6 побед.[4]

Были среди северокорейских лётчиков и женщины-пилоты. Одна из них, командир эскадрильи Тхя Сен Хи, стала Героем КНДР.[5]

На момент подписания перемирия 27 июля 1953 года авиация КНА количественно уже превышала довоенную и составляла порядка 350—400 самолетов, в том числе не менее 200 МиГ-15. В силу того, что аэродрому и прочая инфраструктура КНДР была разрушена бомбардировками, корейская авиация базировалась на китайской территории. Еще до конца войны поступили первые реактивные бомбардировщики Ил-28, десять из них приняли участие в Параде победы 28 июля 1953 года над Пхеньяном.

Началась глубокая реорганизация ВВС, сопровождавшаяся обширными поставками из СССР новой военной техники. Началось строительство десятков авиабаз, вдоль демаркационной линии с Южной Кореей создавалась единая система ПВО, зенитной артиллерией закрывались крупные города. В 1953 году начался полный переход ВВС КНДР ни реактивную технику (в основном в войска поступали МиГ-15, ввозившиеся из СССР и Китая).

Организационные изменения прошли в военной авиации. Из состава ВВС были выделены: командование ПВО, морская и армейская авиация. В подчинение штаба ПВО вошли система обнаружения воздушных целей, зенитная артиллерия и истребительная авиация. Морская авиация включала несколько истребительных эскадрилий, прикрывавших крупные порты, и небольшое количество Ил-28, предназначенных для разведки и атаки морских целей. Армейская авиация с 1953 г. вела и все гражданские авиаперевозки внутри КНДР, особенно в первые послевоенные годы. Армейская авиация получила Ан-2, Ил-12 и Як-12.

После окончания войны авиации как Северной, так и Южной Кореи участвовали в разведывательно-диверсионных операциях стран друг против друга. Авиация КНДР играла важную роль в снабжении и связи с многочисленными партизанскими отрядами, действовавшими в Южной Корее. Разведывательная деятельность и нарушение авиацией сторон демаркационной границы имели место в течение всего послевоенного периода.

МиГ-17 ВВС КНДР

После 1956 г. на вооружение ВВС поступили несколько десятков истребителей МиГ-17Ф, вертолеты Ми-4 и Ми-4ПЛ. В 1958 году корейцы получили из СССР истребители-перехватчики МиГ-17ПФ, после подписания Договора о взаимопомощи и оборонном сотрудничестве между СССР и КНДР ВВС КНДР получили в 1961-62 годах сверхзвуковые истребители МиГ-19С и зенитно-ракетные системы С-25 «Беркут», после 1965 года — истребители МиГ-21Ф и зенитно-ракетные комплексы С-75 «Двина».

Шестидесятые — семидесятые годы для ВВС КНДР стали временем многочисленных пограничных инцидентов с участием ВВС:

  • 17 мая 1963 г. наземными средствами ПВО над территорией КНДР был сбит американский вертолет OH-23 8-й армии. Оба пилота были взяты в плен и были освобождены через год.[6]
  • 19 января 1967 г. сторожевое судно Tang Po (PCE-56) ВМС Южной Кореи было атаковано северокорейскими кораблями (по другим данным — береговыми батареями) севернее демаркационной зоны, и затем потоплено истребителями МиГ-21.[1]
  • 23 января 1968 г. авиация КНДР участвовала в задержании разведывательного судна ВМФ США «Пуэбло». Судно было захвачено северокорейскими моряками и отбуксировано в порт Вонсан [7].
  • 15 апреля 1969 г. два МиГ-17 ВВС КНДР сбили самолёт дальнего радиолокационного обнаружения ЕС-121 ВМС США. Самолёт с 31 военнослужащими на борту упал в Японское море [6].
  • 14 июля 1977 г. самолеты МиГ-21 сбили американский вертолет СН-47 Chinook в воздушном пространстве КНДР. Через два дня выжившего пилота и тела трёх других членов экипажа выдали США.
    [6]
  • 17 декабря 1994 г. из ПЗРК «Wha-Sung» был сбит американский вертолет OH-58D, углубившийся на 4 мили в воздушное пространство КНДР. Один пилот погиб, второй был взят в плен и освобождён через 13 дней.

К началу 80-х годов произошла очередная модернизация ВВС. В дополнение к имевшимся ранее 150 МиГ-21, на боевую службу вступают 60 истребителей-перехватчиков МиГ-23П и фронтовых истребителей МиГ-23МЛ, а из КНР — 150 штурмовиков Q-5 Nanchang. Пополнился список вертолётов: ещё 10 Ми-2 и 50 Ми-24. В мае-июне 1988 года в КНДР поступили первые шесть МиГ-29, к концу года завершилась передача всей партии из 30 самолетов и еще 20 штурмовиков Су-25К. В конце 80-х через третьи страны были приобретены 87 американских вертолетов Hughes MD-500 (гражданской модификации), из них как минимум 60 были переделаны в боевые.

[8]

МиГ-29 ВВС КНДР

С развалом социалистического лагеря в конце 1980-х — начале 1990-х годов военная авиация КНДР стала испытывать значительные затруднения. Самолёты советского и китайского производства, находящаяся на вооружении ВВС КНДР, в своей массе физически и морально устарели, а их экипажи, обучающийся по устаревшим методикам и в условиях острого дефицита топлива, действительно имеет мало опыта. В месте с тем, северокорейские самолеты надежно укрыты в подземных ангарах, а взлетно-посадочных полос для них имеется с избытком. В КНДР построены многокилометровые шоссе с бетонным покрытием и арочными железобетонными туннелями (например, автострада Пхеньян-Вонсан), которые в случае войны могут использоваться в качестве военных аэродромов. Исходя из этого, можно утверждать, что уничтожить северокорейскую авиацию первым ударом вряд ли удастся. Мощная система ПВО, которую американская разведка считает «самой плотной системой противоракетной и противосамолетной обороны в мире», насчитывает более 9 тысяч зенитных артсистем: от легких зенитно-пулеметных установок до самых мощных в мире 100-мм зенитных орудий, а также самоходные зенитные установки ЗСУ-57 и ЗСУ-23-4 «Шилка». Имеется несколько тысяч пусковых установок зенитных ракет — от стационарных комплексов С-25, С-75, С-125 и мобильных «Куб» и «Стрела-10» до переносных установок. Для обучения летного состава к началу 90-х годов имелось более 100 поршневых самолетов CJ-5 и CJ-6 (китайская модификация Як-18), 12 реактивных L-39 чехословацкого производства, а также несколько десятков учебно-боевых МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29 и Су-25. На них, в первую очередь, летают летчики элитных 50-го гвардейского и 57-го истребительных авиаполков, вооруженных самолетами МиГ-23 и МиГ-29; они базируются вблизи Пхеньяна и осуществляют прикрытие столицы КНДР с воздуха. Немалый опыт накопили и инструкторы, обучавшие авиаспециалистов по многих странах «третьего мира». ВВС Северной Кореи на сегодняшний представляют собой довольно внушительную силу, с которой вынуждены считаться вероятные противники.

Структура ВВС

По состоянию на 1996 год, ВВС КНДР состояли из шести авиадивизий (трёх боевых, двух военно-транспортных и одной учебно-тренировочной), находившихся в прямом подчинении Национального авиационного командования.[8]

Базы ВВС

Базы военно-воздушных сил Корейской Народно-Демократической Республики

Согласно спутниковым снимкам, Северная Корея обладает 24 действующими аэродромом и 3 вертолётными площадками для базирования своей авиации[9], а так же большим количеством отдельных взлётно-посадочных полос. Общее количество военно-воздушных баз достигает 70.

Место расположения Координаты ВПП Оснащение
Ыйджу (кор. 의주군) 40. 087222, 124.407540°05′14″ с. ш. 124°24′27″ в. д. / 40.087222° с. ш. 124.4075° в. д. (G) 1500 м, трава 2 Ан-2, 1 Ми-2
Кусон (кор. 구성시) 39.927222, 125.20722239°55′38″ с. ш. 125°12′26″ в. д. / 39.927222° с. ш. 125.207222° в. д. (G) 2500 м, бетон 24 МиГ-17
Тхэчхон (кор. 태천군) 39.902778, 125.48916739°54′10″ с. ш. 125°29′21″ в. д. / 39.902778° с. ш. 125.489167° в. д. (G) 2000 м, бетон 42 Ан-2
Кэчхон (кор. 개천시) 39.752778, 125.90111139°45′10″ с. ш. 125°54′04″ в. д. / 39.752778° с. ш. 125.901111° в. д. (G) 2500 м, бетон 31 МиГ-29, 5 МиГ-21
Пукчхон (кор. 북청군) 39.504444, 125.96444439°30′16″ с.  ш. 125°57′52″ в. д. / 39.504444° с. ш. 125.964444° в. д. (G) 2500 м, бетон
вертолётная площадка
34 МиГ-21, 24 МиГ-23, 15 Ми-8, 4 Ми-26, 11 Ми-2
Сунчхон (кор. 순천시) 39.411389, 125.89111139°24′41″ с. ш. 125°53′28″ в. д. / 39.411389° с. ш. 125.891111° в. д. (G) 2500 м, бетон 18 Су-25, 12 МиГ-21, 6 Су-7, 1 МиГ-29
Ончхон (кор. 온천군) 38.883333, 125.23333338°53′00″ с. ш. 125°14′00″ в. д. / 38.883333° с. ш. 125.233333° в. д. (G) 2600 м, бетон 83 МиГ-19, 4 МиГ-23, 2 МиГ-21
Хваньжу 38.65, 125.838°39′00″ с. ш. 125°48′00″ в. д. / 38.65° с. ш. 125.8° в. д. (G) 2500 м, бетон 37 МиГ-21, 6 МиГ-17, 2 Ми-2
Кваиль (кор. 과일군 ) 38.416667, 125.01666738°25′00″ с. ш. 125°01′00″ в. д. / 38.416667° с. ш. 125.016667° в. д. (G) 2500 м, бетон 19 МиГ-21, 9 МиГ-29
Тьячхян (кор. 태탄읍 ) 38.133333, 125.2538°08′00″ с. ш. 125°15′00″ в. д. / 38.133333° с. ш. 125.25° в. д. (G) 2500 м, бетон 13 МиГ-17, Ил-28
Аэропорт Сунан (кор. 안구역 ) 39.2, 125.66666739°12′00″ с. ш. 125°40′00″ в. д. / 39.2° с. ш. 125.666667° в. д. (G) 3375 м, бетон
4200 м, бетон
2 Ту-134, 5 Ту-154, 2 Ил-62, 3 Ил-76, 2 Ил-18, 4 Ан-24, 5 Ми-8
Мирим 39.016667, 125.8539°01′00″ с. ш. 125°51′00″ в. д. / 39.016667° с. ш. 125.85° в. д. (G) 1250, бетон закрыт
Коксан (кор. 곡산군) 38.7, 126.638°42′00″ с. ш. 126°36′00″ в. д. / 38.7° с. ш. 126.6° в. д. (G) 2500 м, бетон 4 МиГ-17, 36 МиГ-19, 8 МиГ-21
Хьён-ни 38.616667, 127.4538°37′00″ с. ш. 127°27′00″ в. д. / 38.616667° с. ш. 127.45° в. д. (G) 2600 м, бетон  ?
Токсан 40, 127.61666740°00′00″ с. ш. 127°37′00″ в. д. / 40° с. ш. 127.616667° в. д. (G) 2500 м, бетон 6 МиГ-17, 42 МиГ-21
Сондок 39.75, 127.48333339°45′00″ с. ш. 127°29′00″ в. д. / 39.75° с. ш. 127.483333° в. д. (G) 2400 м, бетон 11 Ил-14, 44 Ан-2
Вонсан (кор. 원산시) 39.166667, 127.48333339°10′00″ с. ш. 127°29′00″ в. д. / 39.166667° с.  ш. 127.483333° в. д. (G) 2500, бетон 52 МиГ-19, 13 МиГ-21
Самджийон (кор. 삼지연군) 41.9, 128.41666741°54′00″ с. ш. 128°25′00″ в. д. / 41.9° с. ш. 128.416667° в. д. (G) 3375 м, бетон 27 МиГ-15
Хесан (кор. 혜산시) 41.383333, 128.241°23′00″ с. ш. 128°12′00″ в. д. / 41.383333° с. ш. 128.2° в. д. (G) 1375 м, грунт Ан-2
Хвансувон-ни 40.683333, 128.1540°41′00″ с. ш. 128°09′00″ в. д. / 40.683333° с. ш. 128.15° в. д. (G) 3000 м, бетон 44 МиГ-21
Кильджу (кор. 길주군) 40.916667, 129.31666740°55′00″ с. ш. 129°19′00″ в. д. / 40.916667° с. ш. 129.316667° в. д. (G) 1500 м, грунт Ми-2
Оран (кор. 어랑군) 41.433333, 129.6541°26′00″ с. ш. 129°39′00″ в. д. / 41.433333° с. ш. 129.65° в. д. (G) 2500 м, бетон 44 МиГ-19
Чанджин (кор. 장진군) 40.366667, 127.26666740°22′00″ с. ш. 127°16′00″ в. д. / 40.366667° с. ш. 127.266667° в. д. (G) 3000 м, бетон 21 Як-18

Примечание: указаны воздушные суда, видимые на космических снимках. Воздушные суда, находившиеся в ангарах или в полёте во время съёмки не учитывались.

Вертолётные площадки ВВС КНДР

Место расположения Координаты[10] ВПП Оснащение
Самьян-кол, провинция Хамгёндо (кор. 함경도) ?39.665833, 127.20916739°39′57″ с. ш. 127°12′33″ в. д. / 39.665833° с. ш. 127.209167° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Онджин (кор. 옹진군) ?37.933333, 125.13333337°56′00″ с. ш. 125°08′00″ в. д. / 37.933333° с. ш. 125.133333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Ковон (кор. 고원군) ?38.533333, 127.38333338°32′00″ с. ш. 127°23′00″ в. д. / 38.533333° с. ш. 127.383333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Пачхон ?39.683333, 125.6539°41′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д. / 39.683333° с. ш. 125.65° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Hwagwan-dong ?39.266667, 125.639°16′00″ с. ш. 125°36′00″ в. д. / 39.266667° с. ш. 125.6° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kaesong ?37.970278, 126.51638937°58′13″ с. ш. 126°30′59″ в. д.  / 37.970278° с. ш. 126.516389° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kan-ch’on ?40.933333, 129.36666740°56′00″ с. ш. 129°22′00″ в. д. / 40.933333° с. ш. 129.366667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kan-ch’on South ?40.9, 129.36666740°54′00″ с. ш. 129°22′00″ в. д. / 40.9° с. ш. 129.366667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kan-ch’on West ?40.933333, 129.3540°56′00″ с. ш. 129°21′00″ в. д. / 40.933333° с. ш. 129.35° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kosong-dong ?39.9, 125.86666739°54′00″ с. ш. 125°52′00″ в. д. / 39.9° с. ш. 125.866667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Kosong-dong ?39. 633333, 125.239°38′00″ с. ш. 125°12′00″ в. д. / 39.633333° с. ш. 125.2° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Munhoe-dong ?40.95, 129.23333340°57′00″ с. ш. 129°14′00″ в. д. / 40.95° с. ш. 129.233333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
P’yongyang South ?38.95, 125.71666738°57′00″ с. ш. 125°43′00″ в. д. / 38.95° с. ш. 125.716667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
P’yongyang VIP ?39.033333, 125.81666739°02′00″ с. ш. 125°49′00″ в. д. / 39.033333° с. ш. 125.816667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Pakch’on North ?39.716667, 125.6539°43′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д. / 39.716667° с. ш. 125. 65° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Pakch’on South ?39.7, 125.6539°42′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д. / 39.7° с. ш. 125.65° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Saekolch’on ?40.966667, 129.21666740°58′00″ с. ш. 129°13′00″ в. д. / 40.966667° с. ш. 129.216667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Sep’o South (?) ?38.583333, 127.38333338°35′00″ с. ш. 127°23′00″ в. д. / 38.583333° с. ш. 127.383333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Supreme Naval Headquarters ?39.116667, 125.73333339°07′00″ с. ш. 125°44′00″ в. д. / 39.116667° с. ш. 125.733333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
T’aech’on ?39. 95, 125.43333339°57′00″ с. ш. 125°26′00″ в. д. / 39.95° с. ш. 125.433333° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?
Yujong-dong ?40.983333, 129.26666740°59′00″ с. ш. 129°16′00″ в. д. / 40.983333° с. ш. 129.266667° в. д. (G) Вертолётная площадка  ?

Авиация

ВВС КНДР являются одними из наиболее многочисленных в мире и имеют на вооружении порядка 1600 летательных аппаратов. Однако следует отметить, что большинство самолётов на вооружении Северной Кореи устаревших модификаций или выработавшие свой ресурс.

Официальная статистика о ВВС КНДР недоступна, поэтому оценки численности самолётов на вооружении являются приблизительными.

Боевые и учебно-боевые самолёты на вооружении ВВС КНДР

По данным на 2005 год в составе ВВС КНДР находилось порядка 800 боевых, учебно-боевых и тренировочных самолётов[1]

Тип Производство Назначение Количество Примечания
Ил-28/H-5 / бомбардировщик 80
Як-18/CJ-5 / учебно-боевой самолёт 187
МиГ-15 учебно-боевой самолёт 35
МиГ-17/J-5 / истребитель 107
МиГ-19/J-6 / истребитель >100
A-5 истребитель 40
Су-7 истребитель 18
МиГ-21/J-7 / истребитель 120
МиГ-21УТ учебно-боевой самолёт 6
МиГ-23 истребитель 45
Су-25 штурмовик 34
МиГ-29 истребитель 20
Всего боевые и тренировочные самолёты >792

Транспортные самолёты на вооружении ВВС КНДР

Все авиационные перевозки в Северной Корее осуществляются приписанных к военному ведомству самолётах, пилотируемых военными лётчиками. КНДР располагает более 300 транспортными самолётами[1]

Тип Производство Количество Примечания
Ан-2/Y-2 / 300
Ан-24 6
Ил-14 5
Ил-18 2
Ил-62 4
Ту-134 2
Ту-154 4
Всего >318

Вертолёты на вооружении ВВС КНДР

На вооружении ВВС КНДР находится большое количество боевых и транспортных вертолётов различных типов. В том числе наиболее крупные в мире транспортные вертолёты Ми-26. Общее количество вертолётов оценивается порядка 300 единиц[1]

Тип Производство Назначение Количество Примечания
Ми-2 / транспортный вертолёт 139
Ми-4/Z-5 / транспортный вертолёт 48
Ми-8/Ми-17 транспортный вертолёт 15
Ми-24 ударно-транспортный вертолёт 24
Ми-26 транспортный вертолёт 4
MD-500 транспортный вертолёт 87
Всего > 313

Опознавательные знаки

Опознавательным знаком ВВС КНДР является красная пятиконечная звезда, вписанная в две концентрические окружноси красного и синего цветов.

Лётно-технические кадры

По состоянию на 2005 год персонал ВВС КНДР составляет более 110 000 [11]. Критерии отбора персонала для ВВС КНДР выше, чем у наземных войск или флота. Для того чтобы пилотировать истребитель, понадобиться высокий уровень образования, технического мастерства, политической надежности и идеологических взглядов. Предполагается, что все пилоты должны быть членами Трудовой Партии Кореи. Будущие пилоты проходят обучение в Академии воздушных сил имени Ким Ча Ека, расположенной в Чхонджине, и в школе пилотов в Кёнсонге. Рекомендуется пройти и другие курсы в специальных школах.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Korean People’s Army GlobalSecurity
  2. Ник Баджер. ВВС Северной Кореи на начальном этапе войны в воздухе
  3. Г.Лобов В небе Северной Кореи
  4. ВВС КНДР
  5. Сергей БАБАКОВ ПРИКАЗ БЫЛ ТАКОЙ: «БОИ ВЕСТИ ТОЛЬКО НАД СЕВЕРНОЙ КОРЕЕЙ!.
  6. 1 2 3 DMZ Incidents
  7. Энциклопедия кораблей. Пуэбло
  8. 1 2 Korean People’s Army Air Force
  9. The North Korean Air Force by Google Earth
  10. http://www1.apan-info.net/Portals/45/VIC_Products/2006/04/060421-SPS-ChinasDefenseMinisterContinuesInternationalDiplomaticBarrage-web.doc North Korea Primer]
  11. http://www.globalsecurity.org/military/world/dprk/air-force-equipment.htm North Korea Air Force Equipment]

Внешние ссылки

  • История ВВС КНДР — Уголок неба
  • Северокорейская угроза — реальна ли она — «Сеульский вестник»

Страны Азии: Военно-воздушные силы

Азербайджан | Армения | Афганистан | Бангладеш | Бахрейн | Бруней | Бутан | Восточный Тимор | Вьетнам | Грузия | Египет¹ | Израиль | Индия | Индонезия | Иордания | Ирак | Иран | Йемен | Казахстан² | Камбоджа | Катар | Кипр | Киргизия | КНР | КНДР | Республика Корея | Кувейт | Лаос | Ливан | Малайзия | Мальдивы | Монголия | Мьянма | Непал | ОАЭ | Оман | Пакистан | Россия² | Саудовская Аравия | Сингапур | Сирия | Таджикистан | Таиланд | Туркмения | Турция² | Узбекистан | Филиппины | Шри-Ланка | Япония

Другие территории: Абхазия | Китайская Республика | Нагорно-Карабахская Республика | Турецкая Республика Северного Кипра | Южная Осетия

¹ В основном в Африке      ² Частично в Европе

 

В Северной Корее и курица полетит / / Независимая газета

Истребитель МиГ-29 военно-воздушных сил Северной Кореи выполняет пуск ракеты Р-73. Фото Reuters

В отличие от северокорейского ракетостроения, освоившего боевые ракеты практически всех классов и даже космические ракеты-носители, авиапромышленность КНДР находится в рудиментарном состоянии. Тем не менее она существует. И имеет кое-какую историю, включая производство учебно-тренировочных самолетов по типу Як-18, сборку вертолетов Ми-2 из польских комплектующих и даже попытки выпуска боевых беспилотников. В основном же она «заточена» на производство запчастей для имеющихся машин и на модифицировании последних.

Предприятия северокорейского авиапрома сосредоточены главным образом рядом с авиабазой Пангьён в провинции Пхёнан-Пукто. Хотя есть и другие заводы в других частях страны.

Ныне ВВС Корейской народной армии (КНА), по данным справочника Military Balance 2021, располагают солидным, хотя и сильно устаревшим авиапарком. Это 80 фронтовых бомбардировщиков и морских торпедоносцев китайского производства H-5 (копии советских Ил-28, включая разведчики и учебно-тренировочные). Несколько антикварных истребителей МиГ-15бис, 107 единиц китайских J-5 (МиГ-17Ф), 100 J-6 (МиГ-19), 120 J-7 (МиГ-21Ф-13). Сколько-то МиГ-21ПФМ, 30 МиГ-21бис, 46 МиГ-23МЛ, 10 МиГ-23П, около 18 МиГ-29А, -29С и -29УБ, а также 34 штурмовика Су-25К (включая двухместные учебно-тренировочные Су-25УБК). На хранении находятся 18 истребителей-бомбардировщиков Су-7Б и, возможно, штурмовики Q-5 (китайская ударная версия МиГ-19).

Основу боевой мощи ВВС КНДР составляют китайские J-5, J-6 и J-7 и самолеты, поставленные СССР, из которых наиболее ценными являются МиГ-21бис, МиГ-23, МиГ-29 и Су-25. С ними здесь стараются обращаться очень аккуратно. Что касается МиГ-15бис, то на них, в частности, летают летчики-женщины, обученные как камикадзе – «отдавать Родине все, быть пулей и бомбой».

Для борьбы с воздушным противником ВВС КНА располагают внушительным арсеналом управляемых ракет класса «воздух–воздух» советского производства РС-2УС, Р-3С с инфракрасным самонаведением, Р-23, Р-24, Р-60, Р-27 и Р-73. А также китайского производства – «Пи Ли-2», «Пи Ли-5» (аналоги советской Р-3 и американской «Сайдуиндер») и «Пи Ли-7» (аналог французской ракеты «Мажик» R.550). Предположительно ракетостроители КНДР сумели наладить собственное производство Р-3, «Пи Ли-2» и «Пи Ли-5».

Против наземных и надводных целей наряду с неуправляемыми ракетами (калибра 57, 80, 90, 122, 130, 134, 240 и 340 мм советских и китайских образцов) и обычными авиабомбами (калибра 50, 100, 250, 500, 1500 и 3000 кг – последние два типа для H-5/Ил-28) может применяться и высокоточное оружие, хотя и в ограниченных масштабах. Его перечень включает тактические управляемые ракеты класса «воздух–земля» советского происхождения X-23, X-25 и X-29Л. Но не только: достижением северокорейской оборонки стало создание в 2010-х годах на основе китайских технологий 250-кг корректируемой планирующей авиабомбы, известной на Западе как AGP-250. А также оснащение части бомбардировщиков H-5 тактической противокорабельной крылатой ракетой «Кымсон-3» (аналог российской X-35).

На вооружении ВВС КНДР (в них входит и морская авиация) до сих пор состоят реактивные авиационные торпеды РАТ-52, которыми в 1950-х оснащались самолеты-торпедоносцы ВМФ СССР Ил-28Т и Ту-14Т. Правда, на северокорейских торпедоносцах H-5T (Ил-28Т) эти изделия применяются в китайском исполнении – Yu-2.

В составе военно-транспортной авиации (ВТА) страны числятся три тяжелых самолета Ил-76ТД, два пассажирских Ил-62М (личные машины Ким Чен Ына) и до 200 легких Ан-2 и их китайских копий Y-5. В составе учебной авиации – 180 самолетов первоначальной летной подготовки Як-18 и их китайской модификации CJ-6, 35 китайских учебно-тренировочных истребителей JJ-2 (МиГ-15УТИ) и несколько МиГ-21У и -21УМ.

Действующим резервом ВТА является гражданская авиакомпания «Эйр Корё», располагающая пассажирскими самолетами Ан-24, Ан-148, Ил-18, Ил-62, Ту-134, Ту-154 и Ту-204, вертолетами Ми-8, Ми-17 и Ка-32. Организационно «Эйр Корё» входит в состав ВВС, образуя отдельный авиаполк специального назначения.

Северокорейские вертолетчики летают на легких многоцелевых вертолетах – на американских Хьюз-500D и -500E (80 штук, получены контрабандным путем), на советско-польских Ми-2 (139, включая машины собственной сборки «Хьёксин-2»), на тяжелых транспортных Ми-26 (четыре), на средних многоцелевых Ми-8 и Ми-17 (всего 15), а также Ми-4А (48 – скорее всего в строю остались только их китайские копии Z-5 «Сянфэн»). Ранее упоминавшиеся в составе ВВС КНДР боевые вертолеты серии Ми-24Д ныне западными экспертами во внимание не принимаются. Ранее обсуждавшаяся информация о приобретении северокорейцами 47 таких машин, похоже, не соответствовала действительности.

В качестве боевых используют вертолеты Хьюз-500, Ми-2 и Ми-4/Z-5, вооруженные своими силами противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) 9М14 комплекса «Малютка» (который производится в КНДР под названием «Сусон-пхо») Вертолеты Хьюз-500 оснащаются также ПТУР «Бульсачжьо-2» – это выпускаемые в КНДР ракеты 9М111 комплекса «Фагот».

В интересах ВМФ КНДР могут использоваться противолодочные вертолеты берегового базирования Ми-14ПЛЭ (амфибии), в свое время поставленные СССР, а также в небольшом количестве приобретенные у Кубы советские же Ка-28 (экспортный вариант корабельного вертолета Ка-27). Но их оперативный статус не ясен – возможно, они находятся на хранении.

Попытки наладить производство собственной боевой авиатехники предпринимались КНДР с 1970-х годов. Одна из них завершилась созданием на основе Як-18 двухместного легкого штурмовика по типу Ил-10 (дальнейшее развитие Ил-2), состоявшего на вооружении ВВС КНДР к началу корейской войны (1950–1953). Самолет внешне походил на Ил-10, но был оснащен менее мощным двигателем, хотя и повторял его встроенное вооружение. Оно также было анахронизмом: 12,7-мм пулемет в задней части кабины, две крыльевые 23-мм пушки и два крыльевых же 7,62-мм пулемета. Под крыльями могли подвешиваться две 100-кг авиабомбы – это раз в шесть-семь меньше бомбовой нагрузки Ил-10. Но этот штурмовик так и остался «пробой пера».

Следующий этап относится к 1980-м годам, но и он оказался анахроническим. Авиапром КНДР построил небольшую (четыре штуки или немногим более) серию двухместных двухмоторных учебных самолетов по типу советского Як-6. На нем были установлены два 300-сильных поршневых двигателя АИ-14РФ, использовавшихся на учебно-тренировочном Як-18, связном Як-12 и штабном Ан-14. Северокорейцы даже смонтировали на своей машине радиолокационный бомбоприцел. Самолет подходил для тренировок, но ни в коей мере не мог считаться достижением.

Понимая тщетность подобных попыток, северокорейское руководство сосредоточилось на лицензионном выпуске зарубежных образцов авиатехники (учитывая опыт производства учебно-тренировочных самолетов Як-18 и сборки вертолетов Ми-2). Им приглянулись румынские машины – легкие многоцелевые вертолеты IAR-316B (выпускавшиеся по французской лицензии «Алуэтт-III») и дозвуковые истребители-бомбардировщики IAR-93 (созданы совместно с Югославией). IAR-93 выглядел альтернативой устаревшим МиГ-15 и МиГ-17. Но сделка, намеченная в середине 1980-х, так и не состоялась. В обеих машинах использовались западные технологии, а это было чревато для Бухареста большим скандалом с участием французов и англичан (на IAR-93 стояли лицензионные копии двигателей «Вайпер» фирмы «Роллс-Ройс»).

Зато СССР согласился предоставить Пхеньяну право на сборку фронтового истребителя МиГ-29 серии «9–13» (вдобавок к советским поставкам МиГ-29 этой серии, а также серии «9–12»). Но северокорейцам до 1993 года удалось собрать только три МиГ-29: с распадом СССР поставки комплектующих быстро прекратились.

А вот приобретение КНДР американских вертолетов Хьюз-500, известных как «Летающее яйцо» (из-за характерной формы фюзеляжа), достойно кинотриллера. 66 таких вертолетов модели MD-500E и 20 модели MD-500D (плюс один учебно-тренировочный вертолет Швайцер 300С) КНДР контрабандой приобрела в 1985 году. Дальнейшие поставки прекратились после вмешательства США, взбешенных удачно провернутой северокорейскими спецслужбами сделки. Курьезным моментом было то, что вертолеты собирались в США из частей, произведенных по лицензии в Южной Корее. В КНДР «летающие яйца» попадали с помощью западногерманской экспортной фирмы. Северокорейцы получали их в гражданском варианте, но без особого труда вооружали ПТУР советского образца. Обычно такой Хьюз-500 нес четыре ПТУР (две типа «Фагот» и две типа «Малютка») и 30-мм автоматический гранатомет типа нашего АГС-17 в подфюзеляжной установке – вполне серьезное вооружение. Сегодня часть Хьюзов-500 ВВС КНДР уже не может подняться в воздух из-за изношенности и используется как источник запчастей.

История с «летающими яйцами» – не единственная. В 1998 году корейцы пытались приобрести в Казахстане истребители МиГ-21бис, и опять нелегально. Об этом пронюхала американская разведка, и Вашингтон наложил санкции на казахский завод «Металлист» в Уральске и чешскую частную фирму «Агропласт», которая выступила в роли посредника при доставке самолетов в КНДР. Угроза санкций нависла над правительством Казахстана, и оно, изрядно перепугавшись, призналось Вашингтону, что сделка имела место.

В 1999 году разразился новый скандал. В аэропорту Баку задержали тяжелый транспортный самолет Ан-124 «Руслан», на борту которого находились в разобранном состоянии шесть МиГ-21бис с комплектом запчастей. Правительству Казахстана пришлось признаться в сделке по поставке КНДР 40 таких машин, из которых 34 пятью рейсами «Руслана» уже удалось доставить. Шесть последних истребителей конфисковал в свою пользу Азербайджан.

Самым же интригующим моментом является наличие в ВВС КНДР особой сверхсекретной авиаэскадрильи, имеющей американские боевые самолеты – тактические истребители F-5A «Фридом Файтер» (или даже F-5E «Тайгер») и F-4 «Фантом», а также легкие штурмовики A-37 «Дрэгонфлай». Вероятно, эти самолеты КНДР получила от Ирана и Вьетнама.

Кроме того, КНДР удалось получить также контрабандным путем (возможно, из Египта) американские беспилотные самолеты-мишени MQM-107D «Стрикер». Их в КНА приспособили в качестве самолетов-снарядов класса «земля–земля», запускающихся с транспортируемых грузовиком ЗиЛ-130 стартовых агрегатов. По мнению западных экспертов, КНДР освоила и собственное производство аналога «Стрикера», причем с использованием французских турбореактивных двигателей TRI 60-2 (применяющихся на ряде западных дронов и шведских противокорабельных ракетах RBS-15).

Вдобавок северокорейцам удалось наладить производство простых и надежных поршневых машин: «кукурузников» Ан-2 и легких многоцелевых американских самолетов Цессна-172 «Скайхок» (на таком Матиас Руст приземлился в 1987 году на Красной площади). Впрочем, не исключено, что «Цессны» собираются из откуда-то полученных КНДР комплектующих.

Руководство КНДР ищет пути и легального приобретения самолетов и вертолетов. Но положение «государства-изгоя» этому не благоприятствует. Так, в 2010 году Ким Чен Ир лично просил китайских товарищей о поставках новейших истребителей J-10 (развитие израильского истребителя «Лави» с российскими двигателями), но получил отказ. Эти попытки продолжил и Ким Чен Ын уже в отношении российских истребителей Cу-30 и Су-35, а также китайских истребителей-бомбардировщиков JH-7. Но опять безуспешно.

На этом фоне любопытно выглядят усилия КНДР по превращению в боевые машины учебно-тренировочных Як-18, Як-18А, их китайских аналогов CJ-6 и даже бипланов Ан-2 (в китайском исполнении – Y-5). Як-18 и CJ-6 используются в качестве легких штурмовиков, вооружаясь 100-кг авиабомбами и блоками 57-мм неуправляемых ракет С-5 советской разработки. CJ-6 может нести в перегруз 16 С-5 в двух восьмизарядных блоках типа советских ОРО-57К и две фугасные бомбы советского же типа ФАБ-100. Военно-транспортные Ан-2 переделаны в легкие ночные бомбардировщики. Малозаметные для радиолокации противника машины имеют четыре подкрыльевых узла подвески ракетно-бомбового вооружения. Вооруженный Ан-2 может нести два пятизарядных блока 122-мм неуправляемых ракет советского образца С-13 или четыре 100-кг авиабомбы. Для применения с малых высот удалось оснастить такие самолеты радиолокационными станциями следования рельефу местности и усовершенствованными системами аэронавигации и связи. Такая же РЛС установлена и на некоторых фронтовых бомбардировщиках H-5.

Нельзя не упомянуть и такую импровизацию, как самолет радиолокационного дозора на базе пассажирского Ан-24. На нем установили снятую с МиГ-29 РЛС НО19. Похоже, решение оказалось не вполне удачным, и этот «Ан-24РЛДН» сегодня в ВВС КНДР не применяется. Как говорится, голь на выдумку хитра. Но ухищрения северокорейских авиационных инженеров вызывают невольное уважение.

Ракеты КНДР на видео «уничтожили» авианосец и самолеты ВВС США — РБК

www.adv.rbc.ru

www.adv.rbc.ru

www.adv.rbc.ru

Скрыть баннеры

Ваше местоположение ?

ДаВыбрать другое

Рубрики

Курс евро на 20 сентября
EUR ЦБ: 60,04 (+0,17) Инвестиции, 19 сен, 16:01

Курс доллара на 20 сентября
USD ЦБ: 60,17 (+0,13) Инвестиции, 19 сен, 16:01

Почему при инсульте надо успеть попасть в «терапевтическое окно» Партнерский проект, 13:23

В Херсонской ВГА объявили о референдуме по присоединению к России Политика, 13:05

Альтернативная экскурсия: гид по новым местам и пространствам Петербурга Партнерский материал, 13:00

www. adv.rbc.ru

www.adv.rbc.ru

В Мелитополе начался съезд по поводу референдума о присоединении к России Политика, 12:59

Клишас заявил, что Совфед рассмотрит поправки о «мобилизации» 21 сентября Политика, 12:54

Игорь Ким продал чешский Expobank CZ и полностью вышел из бизнеса в ЕС Бизнес, 12:50

Цифровые активы: сколько стоит недвижимость в метавселенных Недвижимость, 12:50

В Грузии вооруженный человек ворвался в банк и захватил заложников Общество, 12:48

РБК Comfort

Получайте рассылку с новостями, которые влияют на качество вашей жизни.

Подписаться за 99 ₽ в месяц

Путин заявил, что в ЕС не ответили на предложение о передаче удобрений Политика, 12:47

Тимченко в 11-й раз избрали председателем совета директоров КХЛ Спорт, 12:43

Взлет или снижение: чего ждать от акций «Аэрофлота» Pro, 12:39

Тревел-политики: как контролировать затраты на деловые поездки РБК и Smartway, 12:38

Военная операция на Украине. Главное Политика, 12:32

Глава АвтоВАЗа предложил разрешить тратить маткапитал на покупку машины Бизнес, 12:22

www. adv.rbc.ru

www.adv.rbc.ru

www.adv.rbc.ru

«Выгодное начало» от

Ваш доход

0 ₽

Ставка

0%

Подробнее

БАНК ВТБ (ПАО). Реклама. 0+

Очередным шагом в обострении отношений США и КНДР стала публикация видеоколлажа, на котором северокорейские ракеты как бы уничтожают авианосец и самолеты ВВС США

Скриншот видео с сайта DPRK Today

Острый дипломатический конфликт между Вашингтоном и КНДР, в ходе которого стороны обменялись угрозами и оскорблениями на высшем уровне, продолжился в медиапространстве: северокорейский сайт DPRK Today («КНДР сегодня») опубликовал пропагандистский видеоколлаж, в котором ракеты Северной Кореи как бы уничтожают американские самолеты B-1B и F-15, а также авианосец USS Carl Vinson.

Фильм, который сопровождается титрами и бодрой музыкой, начинается с демонстрации фотографий выступления президента США Дональда Трампа перед американскими военными. Далее авторы картины смонтировали фотографии американских самолетов и видео реальных пусков северокорейских ракет. Далее с помощью довольно грубой компьютерной графики показано «уничтожение» самолетов США, а авианосец Carl Vinson «гибнет» от ракеты, запущенной с подводной лодки.

За день до этой публикации американские бомбардировщики B-1B Lancer в сопровождении истребителей F-15  Eagle пролетели вблизи границы с Северной Кореей. В Пентагоне объяснили, что военные самолеты находились в международном воздушном пространстве и таким образом продемонстрировали, какие у США есть военные возможности. Самолеты пролетели к северу от демилитаризованной зоны, которая разделяют Северную и Южную Кореи. B-1B Lancer вылетел с военной базы Гуам, а истребители F-15 Eagle, которые сопровождали бомбардировщики, — с Окинавы в Японии.

www.adv.rbc.ru

«Миссия заключается в том, чтобы продемонстрировать намерения США и ясно донести, что президент [президент США Дональд Трамп. — РБК] обладает множеством военных инструментов, чтобы победить любую опасность», — заявила Уайт. Она отметила, что военная программа Северной Кореи является «серьезной угрозой». «Мы готовы использовать весь спектр военных возможностей, чтобы защитить нашу родину и наших союзников», — подчеркнула представитель Пентагона.

www.adv.rbc.ru

Глава МИД Северной Кореи Ли Ён Хо назвал американского президента психически неуравновешенным игроком, который «держит палец на красной кнопке». Он также заявил, что ракеты КНДР нацелены на США, их «визит» на территорию страны «неизбежен».

Руководители КНДР таким образом отреагировали на слова президента США Дональда Трампа о лидере КНДР Ким Чен Ыне. 17 сентября Трамп в своем Twitter назвал его «человеком-ракетой» (rocket man), а на выступлении в ООН двумя днями позже​ президент США заявил, что «человек-ракета участвует в самоубийственной миссии для него и для его народа».

«Выгодное начало» от

Ваш доход

0 ₽

Ставка

0%

Подробнее

БАНК ВТБ (ПАО). Реклама. 0+

черный четверг ВВС США. — Контингент

Единственным в истории случаем открытого противостояния отечественных вооруженных сил с вооруженными силами США остается Корейская война. Ставший одним из самых горячих эпизодов «холодной войны», конфликт изначально разгорелся между двумя странами: Северной Кореей, дружественной Советскому Союзу и Китаю, с одной стороны, и Южной Кореей, поддерживаемой США, с другой. В попытке объединить страну 25 июня 1950 года армия северян вторглась в Южную Корею и начала развивать стремительное наступление.

Уже 28 июня пал Сеул, а южнокорейская армия очень быстро утратила контроль над 90% территории страны. Стремясь не допустить падения дружественного южнокорейского режима, уже через несколько дней после начала войны США открыто вмешались в конфликт, развернув в Корее «миротворческую» операцию во главе коалиции под флагом ООН. Вступление в войну США и их союзников резко изменило баланс сил на театре военных действий. Перейдя в сентябре в контрнаступление, американцы сначала отбросили северян к довоенным рубежам, а в октябре вторглись собственно на территорию Северной Кореи.

20 октября пала теперь уже столица КНДР, Пхеньян, и теперь уже Северная Корея стояла на пороге гибели и отчаянно нуждалась в помощи. Разумеется, советское руководство, хотя и воздержалось, в отличие от США, от открытой и масштабной интервенции, не собиралось молча наблюдать за гибелью расположенного на границе с СССР дружественного государства и выхода к этим границам откровенно враждебных сил, с которыми к тому времени уже шла «холодная война».

СССР и Китай решили оказать КНДР военную помощь, при этом произошло своеобразное разделение обязанностей: если Китай вступал в войну открыто, не скрывая прямого участия своих военнослужащих (правда, называя их «добровольцами»), то СССР неофициально направлял в Корею лишь свои авиационные части, которые должны были завоевать господство в небе над Северной Кореей.

В первую очередь советское руководство исходило из соображений избегания прямого широкомасштабного военного столкновения СССР и США, являющихся на тот момент ядерными державами, а во-вторых, советские ВВС на тот момент являлись важнейшим инструментом для перелома в войне, подобного которому не имели ни Китай, ни КНДР. Авиация КНДР насчитывала к началу войны 150 устаревших советских поршневых самолета. В борьбе с многочисленной авиацией США, оснащенной реактивными самолетами, северокорейская авиация была фактически уничтожена и к октябрю насчитывала не более 20 самолетов. ВВС Китая также к началу войны не имели современных реактивных самолетов и подготовленных летчиков. Вся тяжесть предстоящей войны в корейском небе против США и их союзников ложилась целиком на советских летчиков. И для этого были привлечены лучшие в стране летчики и самолеты.

Еще в самом начале войны в Корее была поднята по тревоге 5-я гвардейская истребительная авиадивизия. Данное соединение входило в состав ПВО Москвы и специализировалось на перехвате вражеских бомбардировщиков потенциального противника. Дивизия была одной из первых в стране оснащена новейшими реактивными истребителями МиГ-15 и имела в своем составе наиболее подготовленных пилотов, среди которых было немало опытных асов Великой Отечественной войны.

МиГ-15. Иллюстрация Кавтарадзе Фридона.

Так, командиром одного из полков дивизии был Герой Советского Союза подполковник Виктор Колядин (15 сбитых немецких самолетов в годы ВОВ), а командиром одной из эскадрилий Герой Советского Союза майор Николай Стройков (16 сбитых немецких самолетов в годы ВОВ). Дивизию погрузили на эшелоны и в режиме полной секретности отправили в Китай. Там летчики сменили свою форму на китайскую и сдали все свои документы, а дивизия сменила номер и стала 151-й.

Виктор Колядин. Иллюстрация Кавтарадзе Фридона.

В Китае советские летчики интенсивно занимались обучением своих китайских коллег на современных реактивных истребителях. Когда в октябре 1950 года Китай начал боевые действия по поддержке КНДР, летчики 151-й авиадивизии сосредоточились на китайских аэродромах вблизи границы с Кореей в готовности прикрыть с воздуха своих союзников. Приказ, разрешающий пересечение границы и вступление в бой был получен 1 ноября 1950 года. Советские летчики сразу же приступили к боевому патрулированию в районе границы и в тот же день произвели несколько воздушных боев с истребителями США.

Американские летчики уже успели привыкнуть к отсутствию в небе северокорейских самолетов и оказались совершенно не готовы к встрече с современными реактивными «мигами», за штурвалами которых сидели опытные пилоты. В результате 1 ноября советские истребители без потерь сбили 2 американских самолета, оба пилота которых погибли.

Главной задачей советских летчиков стало прикрытие тыловых районов китайско-корейской границы, с мостами, дорогами, связывающими Китай и КНДР, а также аэродромов и стратегически важных объектов, предприятий, ГЭС, которые были целями регулярных налетов авиации США. Покидать этот район строго запрещалось, так как на протяжении всей войны советские летчики воевали неофициально, под видом китайских «добровольцев». Впрочем, американцы очень быстро поняли, кто им противостоит на самом деле и осознали, что времена прежнего господства в небе Кореи прошли. Район действия советской авиации получил у американских летчиков название «аллея мигов» и имел соответствующую репутацию.

Еще одним неприятным сюрпризом для ВВС США стал выявленный в боях факт превосходства МиГ-15 над основными типами самолетов, имевшихся в том момент у США в Корее. Поршневые «Мустанги», реактивные «Пантеры» и «Шутинг стар» серьезно уступали «мигам» и понесли тяжелые потери: за первый месяц советские летчики одержали 31 официальную победу при потере 3-х самолетов сбитыми и 4-х поврежденными.

Ответом на это стала переброска в Корею новейших американских истребителей «Сейбр». Их прибытие ознаменовало новую веху в воздушной войне над Кореей – легендарного противостояния «мигов» и «сейбров». Стоит отметить, что первая встреча этих самолетов закончилась в пользу американских летчиков – 17 декабря 1950 года был сбит «миг» подполковника Ефромеенко, который успел покинуть самолет. Советские летчики ответили уже 22 декабря, сбив «Сейбр», пилот которого попал в плен. С этого времени многочисленные схватки «мигов» и «сейбров» происходили регулярно.

«Сейбр». Иллюстрация Кавтарадзе Фридона.

Однако прибытие новейших американских истребителей было лишь предвестником включения в борьбу за господство в воздухе еще одного серьезного игрока со стороны США – соединений стратегических бомбардировщиков Б-29 «Суперкрепость». Эти четырехмоторные гиганты были способны нести по 9 тонн бомб, имели штатный экипаж из 12 человек и защитное вооружение из 12 пулеметов. Именно Б-29 сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. К 1950 году на случай войны с СССР именно Б-29 оставались инструментом нанесения ядерных ударов по советским городам.

В начале 1951 года в условиях затянувшейся войны перед ВВС США была поставлена задача по уничтожению всей тыловой инфраструктуры КНДР, в первую очередь стратегически важных мостов, по которым в КНДР регулярно шло снабжение из Китая. Для этого к марту 1951 года США сосредоточили сразу три бомбардировочных авиагруппы (аналог советских авиаполков): 19-ю, 98-ю и 307-ю, которые насчитывали свыше 70 бомбардировщиков Б-29. Советские истребители уже встречались с этими бомбардировщиками, однако ранее они применялись американцами небольшими группами и часто без истребительного прикрытия.

«Суперкрепость». Иллюстрация Кавтарадзе Фридона.

29 марта во время одного из подобных налетов группа Б-29 была перехвачена советскими истребителями и была вынуждена развернуться не долетев до цели, после того как «миги» сбили самолет командира 19-й авиагруппы полковника П. Дженнигса, погибшего вместе со всем экипажем.

После такой чувствительной высокопоставленной потери американцы усилили истребительное прикрытие и стали производить налеты максимальным числом бомбардировщиков. Между тем в начале апреля 151-я истребительная авиадивизия в Корее была заменена на 324-ю авиадивизию, которой командовал Трижды Герой Советского Союза полковник И.Н. Кожедуб. Кожедубовцам предстояло впервые встретиться с «Суперкрепостями» 7 апреля, когда на уничтожение моста через р. Ялуцзян вылетели 16 Б-29 под прикрытием сразу 48 истребителей.

Иван Кожедуб. Иллюстрация Кавтарадзе Фридона.

На перехват бомбардировщиков поднялись 22 МиГ-15, которые вступали в бой последовательно группами по 6 и 8 самолетов. Этого оказалось совершенно недостаточно, чтобы прорваться через массированное истребительное прикрытие. Прикрывавшие Б-29 американские истребители сбили самолет ст. лейтенанта Андрушко, который успешно катапультировался. И хотя советским летчикам удалось в итоге сбить один бомбардировщик, остальные машины сумели дойти до цели и отбомбиться по мосту, повредив его. Такой дебют полковник Кожедуб посчитал неудачным и произвел со своими подчиненными серьезный разбор боя.

Главным ответом на тактику противника стало наращивание количества одновременно участвующих в бою истребителей, что должно было обеспечиваться своевременным обнаружением приближающихся бомбардировщиков средствами РЛС. Шанс проверить новую тактику в бою представился уже в четверг, 12 апреля. В этот день с задачей окончательно уничтожить мост вылетели сразу 39 Б-29 – крупнейший на тот момент вылет в небе Кореи. Их прикрывали 54 истребителя. Такая армада была заблаговременно обнаружена советскими радиолокационными средствами, и Кожедуб поднял по тревоге все имевшиеся исправные самолеты – 44 МиГ-15, что также стало крупнейшим числом задействованных в бою истребителей. «Миги» сумели обойти стороной передовое истребительное прикрытие и атаковать бомбардировщики. Советские летчики атаковали каждый бомбардировщик парами, с разных сторон и на больших скоростях, что не позволяло многочисленным стрелкам на борту Б-29 везти сосредоточенный огонь по одному советскому истребителю. В итоге после первой же атаки пара «мигов» сбила  Б-29, который рухнул на землю, похоронив весь экипаж. Атака второй советской пары подожгла двигатель еще одного бомбардировщика и он, вывалившись из строя, повернул назад.

Так как задачей советских летчиков было пресечение удара по мосту, то повернувшие обратно поврежденные Б-29 не атаковались – целей в воздухе и без того имелось достаточно. Вскоре оправившиеся от неожиданной атаки американские истребители попытались прикрыть свои бомбардировщики. Для их нейтрализации в воздухе действовала группа опытных советских летчиков из эскадрильи Героя Советского Союза капитана А. Васько. Пока их товарищи атаковали бомбардировщики, летчики этой эскадрильи сковали боем американские истребители. Были сбиты 2 американских истребителя, один из которых записал на свой счет капитан Сергей Крамаренко, в будущем  вошедший в первую пятерку советских асов в Корее и удостоенный звания Героя Советского Союза.

Несмотря на то, что под атаками «мигов» бомбардировщики один за другим, получая повреждения и видя, что истребители прикрытия не справляются, разворачивались с боевого курса, часть машин все же продолжала движение к мосту.

Последний перехват группы Б-29 произошел непосредственно над мостом. Здесь советские пилоты сбили второй бомбардировщик, упавший прямо у моста, но так и не сбросивший бомбы. Еще одна «Суперкрепость» здесь получила настолько сильные повреждения, что семеро членов экипажа в панике поспешили покинуть самолет с парашютами и попали в плен.  Однако пилот сумел сохранить хладнокровие и дотянул до своей базы. Впрочем, из-за повреждений посадка представлялась невозможной и оставшиеся пятеро членов экипажа покинули обреченный самолет, который рухнул на своей территории. Несколько бомбардировщиков  все же беспорядочно отбомбились по мосту, не сумев нанести ему никаких повреждений, после чего поспешили обратно. Советские летчики их уже не преследовали – к концу интенсивного боя на «мигах» закончился боезапас.

Бомбардировщикам, многие из которых были повреждены и имели на борту убитых и раненых членов экипажей, предстоял тяжелый путь на свою базу, расположенную в Японии. Не все машины сумели дотянуть до нее, и садились на вынужденные посадки, разбивая свои самолеты. В итоге, помимо двух сбитых над мостом и одного упавшего на своей территории бомбардировщика, еще четыре Б-29 были списаны после аварийных посадок. Среди американских экипажей 26 человек погибли и 7 попали в плен. Единовременная потеря в бою с истребителями сразу семи Б-29 стала крупнейшей на тот момент в истории ВВС США. Еще более выдающимся этот бой делает тот факт, что советские истребители не потеряли в нем ни одного самолета.

Таким образом, по итогу боя общий счет потерянных самолетов составляет  9:0 в пользу советских летчиков. После «черного четверга» американское командование свернуло операции по стратегическим бомбардировкам КНДР и следующие 6 месяцев не направляло бомбардировщики к «аллее мигов», а затем и вовсе отказалось от использования их в Корее в дневное время.

Советские летчики не только выполнили задачу по надежному прикрытию неба Кореи, но и заставили США сменить свою концепцию использования стратегической авиации, показав, что устроить Хиросиму ни СССР, ни его союзникам не получится.

 

 

 

Где еще Россия покупает оружие, сообщила американская разведка

Тема дня

  1. Главная
  2. Мир

06 сентября, 2022, 09:06 Распечатать

На фоне санкций, РФ вынуждена обращаться за помощью к другим «подсанкционным» странам.

  • Вам также будет интересно >
    • Боррель рассказал, когда может быть создана миссия ЕС по военной помощи Украине 13:41

    • Путин хочет начать войну с Украиной «с чистого листа»? В уголовный кодекс РФ вводят понятия «мобилизация», «военное положение» и «военное время» 13:15

    • В ЕС обсудят отмену единогласного принципа принятия внешнеполитических решений 12:04

    • Не поставляя Украине танки Шольц теряет свой авторитет – The Wall Street Journal 08:37

    • Война в Украине поразила всех — Украина станет главной темой Генассамблеи ООН ► Видео 08:28

    • Внезапный псевдореферендум в ОРДЛО может поставить Кремль в «странное» положение – ISW 08:17

    • Успех Украины в войне не будет катастрофой ни для кого. И вот почему – Atlantic Council 07:20

    • Кремль перешел к мобилизации преподавателей для восполнения потерь личного состава армии 07:16

    • ЧВК «Вагнера» завербовала уже шесть тысяч российских преступников 07:05

    • Карабахский конфликт: главы МИД Армении и Азербайджана встретились на полях Генассамблеи ООН 05:10

    • США могут ослабить ограничения на экспорт нефти из Венесуэлы, но есть условие 03:33

    • РФ пытается отыграться в Сирии после неудач в Украине – генерал ВВС США 03:15

Последние новости

  • Пересечение границы: какие документы нужно иметь водителям, везущим гуманитарные грузы 14:00
  • Эрдоган не признал Россию виновной в массовых захоронениях в Харьковской области 13:56
  • В «ЛНР» решили провести референдум о присоединении к РФ 13:48
  • Боррель рассказал, когда может быть создана миссия ЕС по военной помощи Украине 13:41
  • В Украине силы ПВО уже сбили около 55 истребителей РФ – командующий ВВС США в Европе 13:31

Все новости

Добро пожаловать! Регистрация Восстановление пароля Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы Введите адрес электронной почты, на который была произведена регистрация и на него будет выслан пароль

Забыли пароль? Войти

Пароль может содержать большие и маленькие буквы латинского алфавита, а также цифры Введенный e-mail содержит ошибки

Зарегистрироваться

Имя и фамилия должны состоять из букв латинского алфавита или кирилицы Введенный e-mail содержит ошибки Данный e-mail уже существует У поля Имя и фамилия нет ошибок У поля E-mail нет ошибок

Напомнить пароль

Введенный e-mail содержит ошибки

Нет учетной записи? Зарегистрируйтесь! Уже зарегистрированы? Войдите! Нет учетной записи? Зарегистрируйтесь!

Военно-воздушные силы КНДР wiki | TheReaderWiki

MinecraftStatus. net | CheckTheIP.com | TheDicts.com | TheReaderWeb | Wikipedia

Эта статья о ВВС Северной Кореи, см. также статью о ВВС Южной Кореи.

Военно-воздушные и противовоздушные силы Корейской народной армии (кор. 조선인민군 항공 및 반항공군?, 朝鮮人民軍航空및反航空軍?) — один из видов Вооружённых сил КНДР. Были сформированы 20 августа 1947 года, в 1948-2012 гг. — Военно-воздушные силы Корейской народной армии. Первое боевое применение произошло 25 июня 1950 года. Самолёты Северной Кореи участвовали в Корейской войне (1950—1953). Основу технического парка составляют советские самолёты и вертолёты (или их китайские копии), в основном, 50-х-70-х годов выпуска. Однако, на вооружении находятся и более современные самолёты, такие, как МиГ-29.

КНДР обладает примерно 1100 военными самолётами и вертолётами[1].

Формирование и Корейская война

Формирование северокорейских военно-воздушных сил началось через несколько месяцев после освобождения Кореи от японских оккупационных войск. Этот процесс осложнялся тем, что авиабазы и авиаремонтные предприятия японской авиации располагались, в основном, в Южной Корее, а служившие в ВВС Японии корейцы считались изменниками Родины. Таким образом, подготовка кадров для авиации проводилась на базе авиаклубов в Пхеньяне, Синджу, Чхонджине[2]. Техническое оснащение авиаклубов и инструкторов для них предоставляли советские войска, располагавшиеся после войны на территории Северной Кореи. Первыми самолётами, на которых обучались корейские лётчики, были По-2, УТ-2, Як-18. Проблема квалифицированных кадров решалась также за счёт создания смешанных советско-корейских подразделений[2]. В авиаклубы и созданные позже военно-авиационные училища коммунисты старались привлекать наиболее грамотных юношей и девушек, в первую очередь из числа студентов. Позднее летно-технический персонал обучался в СССР и Китае.

Деятельность новых ВВС на севере Кореи началась в конце 1948[3] года, когда смешанные советско-корейские экипажи стали совершаться регулярные рейсы военно-транспортных самолётов Ли-2 и C-47 из Пхеньяна в СССР (Владивосток, Хабаровск) и Китай (Харбин).

После создания в 1948 году Корейской народной армии (КНА) и образования Корейской народно-демократической республики численность ВВС стала быстро расти. К середине 1950 года военную авиацию КНДР составляла одна смешанная авиадивизия (1 штурмовой полк (57-й ШАП) — 93 Ил-10, 1 истребительный (56-й ИАП) — 79 Як-9[4]. 1 учебный (58-й УчАП) — 67 учебных самолётов и самолётов связи) и 2 авиатехнических батальона. В каждом полку было по три-четыре эскадрильи, в учебном полку была эскадрилья двухместных Як-11. 56-м ИАП командовал известный северокорейский летчик Ли Дон Гю, ставший во время войны асом. Общая численность ВВС составила 2829 человек. Военно-воздушными силами КНДР командовал генерал Ван Лен, его советником был полковник Советской армии Петрачев[4].

Памятник корейским лётчикам — участникам войны 1950—1953 гг.

Обломки истребителя F-86 «Сейбр» ВВС США, уничтоженного бипланомПо-2 ВВС КНДР

После начала Корейской войны ВВС КНДР обеспечивали поддержку с воздуха наступающих на юг танковых и пехотных соединений. За бои в районе Тэджона звания «Гвардейский Тэджонский» удостоился и 50-й истребительный полк ВВС КНДР[2](звание сохранил и после войны). Однако, после вмешательства в войну армии США и их союзников, большая часть авиации КНДР была уничтожена, а остатки ВВС перелетели на территорию Китая[2]. К 21 августа 1950 года авиация КНА все ещё имела в своём составе 21 боеготовый самолёт, (20 штурмовиков и 1 истребитель). Зимой 1950-51 годов активно действовал полк ночных бомбардировщиков, летавший сначала на По-2, затем на Як-11 и Як-18, и наносивший американцам достаточно серьёзные удары. Позднее к ночной работе подключили пару эскадрилий из 56-го истребительного авиаполка и некоторые китайские, летавшие, в основном, на Ла-9/Ла-11.

В ноябре-декабре 1950 г. началось формирование китайско-корейской Объединённой воздушной армии (ОВА) под командованием китайского генерала Лю Чжэня. По состоянию на 10 июня 1951 года в ВВС КНА имелось 136 самолётов и 60 хорошо подготовленных летчиков. В декабре к боевым действиям приступили две китайские истребительные дивизии на МиГ-15. Позже к ним присоединилась авиадивизия КНА (к концу 1952 г. их число было доведено до трех). Авиация передовой линии базировалась на аэродромах Аньдуна, затем к июлю 1951 года — Мяогоу и в 1952 году — Дапу, а также в Дагушань[5].

Основой противовоздушной обороны КНДР были советские лётчики-«добровольцы». В разное время истребительными соединениями командовали прославленные советские летчики И. Кожедуб, А. Алелюхин, А. Куманичкин, А. Шевцов и др. Основным самолётом советской истребительной авиации был тогда реактивный МиГ-15. Также, по приказу Ким Ир Сена от 2 декабря 1950 года, в стрелковых полках КНА в массовом порядке создавались группы «стрелков-охотников за самолётами», ведшие борьбу с самолётами противника с помощью станковых и ручных пулемётов, а также тросов, натягиваемых между вершинами близлежащих сопок.

Во время войны в Корее произошли первые воздушные бои между реактивными истребителями.

По официальным данным, ВВС КНДР сбили за войну 164 самолёта противника. Некоторые пилоты КНДР добились значительных успехов в воздушных боях:

Ким Гин Ок — 17 побед.
Ли Дон Чу — 9 побед.
Кан Ден Дек — 8 побед.
Ким Ди Сан — 6 побед[6].

Были среди северокорейских лётчиков и женщины-пилоты. Одна из них, командир эскадрильи Тхя Сен Хи, стала Героем КНДР[7].

На момент подписания перемирия 27 июля 1953 года авиация КНА количественно уже превышала довоенную и составляла порядка 350-400 самолётов, в том числе не менее 200 МиГ-15. В силу того, что аэродромы и прочая инфраструктура КНДР была разрушена бомбардировками, корейская авиация базировалась на китайской территории. Ещё до конца войны поступили первые реактивные бомбардировщики Ил-28, десять из них приняли участие в Параде победы 28 июля 1953 года над Пхеньяном.

Транспортный Ан-2 ВВС КНДР

Началась глубокая реорганизация ВВС, сопровождавшаяся обширными поставками из СССР новой военной техники. Началось строительство десятков авиабаз, вдоль демаркационной линии с Южной Кореей создавалась единая система ПВО, зенитной артиллерией закрывались крупные города. В 1953 году начался полный переход ВВС КНДР на реактивную технику (в основном, в войска поступали МиГ-15, ввозившиеся из СССР и Китая).

Организационные изменения прошли в военной авиации. Из состава ВВС были выделены: командование ПВО, морская и армейская авиация. В подчинение штаба ПВО вошли система обнаружения воздушных целей, зенитная артиллерия и истребительная авиация. Морская авиация включала несколько истребительных эскадрилий, прикрывавших крупные порты, и небольшое количество Ил-28, предназначенных для разведки и атаки морских целей. Армейская авиация с 1953 г. вела и все гражданские авиаперевозки внутри КНДР, особенно в первые послевоенные годы. Армейская авиация получила Ан-2, Ил-12 и Як-12.

После окончания войны авиации как Северной, так и Южной Кореи участвовали в разведывательно-диверсионных операциях стран друг против друга. Авиация КНДР играла важную роль в снабжении и связи с многочисленными партизанскими отрядами, действовавшими в Южной Корее. Разведывательная деятельность и нарушение авиацией сторон демаркационной границы имели место в течение всего послевоенного периода.

Послевоенное время

МиГ-17 ВВС КНДР

После 1956 г. на вооружение ВВС поступили несколько десятков истребителей МиГ-17Ф, вертолёты Ми-4 и Ми-4ПЛ. В 1958 году корейцы получили из СССР истребители-перехватчики МиГ-17ПФ, после подписания Договора о взаимопомощи и оборонном сотрудничестве между СССР и КНДР ВВС КНДР получили в 1961-62 годах сверхзвуковые истребители МиГ-19С и зенитно-ракетные системы С-25 «Беркут», после 1965 года — истребители МиГ-21Ф и зенитно-ракетные комплексы С-75 «Двина».

Шестидесятые — семидесятые годы для ВВС КНДР стали временем многочисленных пограничных инцидентов с участием ВВС:

  • 17 мая 1963 г. наземными средствами ПВО над территорией КНДР был сбит американский вертолёт OH-23 8-й армии. Оба пилота были взяты в плен и были освобождены через год[8].
  • 19 января 1967 г. сторожевое судно Tang Po (PCE-56) ВМС Южной Кореи было атаковано северокорейскими кораблями (по другим данным — береговыми батареями) севернее демаркационной зоны, и затем потоплено истребителями МиГ-21.[2]
  • 23 января 1968 г. северокорейскими моряками при поддержке со стороны двух МиГ-21 в территориальных водах КНДР было задержано и отбуксировано в порт Вонсан разведывательное судно ВМФ США «Пуэбло» (USS Pueblo).[9]
  • 15 апреля 1969 г. два МиГ-17 ВВС КНДР сбили самолёт дальнего радиолокационного обнаружения ЕС-121 ВМС США. Самолёт с 31 военнослужащими на борту упал в Японское море[8].
  • 14 июля 1977 г. самолёты МиГ-21 сбили американский вертолёт СН-47 Chinook в воздушном пространстве КНДР. Через два дня выжившего пилота и тела трёх других членов экипажа выдали США.[8]
  • 17 декабря 1994 г. из ПЗРК «Wha-Sung» был сбит американский вертолёт OH-58D, углубившийся на 4 мили в воздушное пространство КНДР. Один пилот погиб, второй был взят в плен и освобождён через 13 дней.

К началу 80-х годов произошла очередная модернизация ВВС. В дополнение к имевшимся ранее 150 МиГ-21, на боевую службу вступают 60 истребителей-перехватчиков МиГ-23П и фронтовых истребителей МиГ-23МЛ, а из КНР — 150 штурмовиков Q-5 Nanchang. Пополнился список вертолётов: ещё 10 Ми-2 и 50 Ми-24. В мае-июне 1988 года в КНДР поступили первые шесть МиГ-29, к концу года завершилась передача всей партии из 30 самолётов и ещё 20 штурмовиков Су-25К. В конце 80-х через третьи страны были приобретены 87 американских вертолётов Hughes MD-500 (гражданской модификации), из них как минимум 60 были переделаны в боевые. [10]

Развал социалистического лагеря

МиГ-29 ВВС КНДР

С развалом социалистического лагеря в конце 1980-х — начале 1990-х годов военная авиация КНДР стала испытывать значительные затруднения. Самолёты советского и китайского производства, находившиеся на вооружении ВВС КНДР, в своей массе физически и морально устарели, а их экипажи, обучающиеся по устаревшим методикам и в условиях острого дефицита топлива, действительно имеют мало опыта. Вместе с тем, северокорейские самолёты надёжно укрыты в подземных ангарах, а взлетно-посадочных полос для них имеется с избытком. В КНДР построены многокилометровые шоссе с бетонным покрытием и арочными железобетонными туннелями (например, автострада Пхеньян-Вонсан), которые в случае войны могут использоваться в качестве военных аэродромов. Исходя из этого, можно утверждать, что уничтожить северокорейскую авиацию первым ударом вряд ли удастся. Мощная система ПВО, которую американская разведка считает «самой плотной системой противоракетной и противосамолётной обороны в мире», насчитывает более 9 тысяч зенитных артсистем: от лёгких зенитно-пулемётных установок до самых мощных в мире 100-мм зенитных орудий, а также самоходные зенитные установки ЗСУ-57 и ЗСУ-23-4 «Шилка». Имеется несколько тысяч пусковых установок зенитных ракет — от стационарных комплексов С-75, С-125, С-200 и мобильных «Куб» и «Стрела-10» до переносных установок. Для обучения летного состава к началу 90-х годов имелось более 100 поршневых самолётов CJ-5 и CJ-6 (китайская модификация Як-18), 12 реактивных L-39 чехословацкого производства, а также несколько десятков учебно-боевых МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29 и Су-25. На них, в первую очередь, летают летчики элитных 50-го гвардейского и 57-го истребительных авиаполков, вооружённых самолётами МиГ-23 и МиГ-29; они базируются вблизи Пхеньяна и осуществляют прикрытие столицы КНДР с воздуха. Немалый опыт накопили и инструкторы, обучавшие авиаспециалистов во многих странах «третьего мира». ВВС Северной Кореи на сегодняшний день представляют собой довольно внушительную силу, с которой вынуждены считаться вероятные противники.

Наши дни

В конце 90-х гг. начались разработки в области БПЛА: при Ким Чен Ире было приобретено неопределённое число советских беспилотников Ту-143, а при Ким Чен Ыне — некоторое число американских самолётов-мишеней MQM-107 Streaker, переоборудованных в ударные. [11][12][13]

В 2000-е гг. руководство КНДР пыталось купить современные виды боевых самолётов: в 2001 и 2003 гг. — в России, в 2011 г. — в Китае (J-10, J-11), однако все эти просьбы были отклонены. Со схожей целью — закупкой современных видов вооружения — предположительно был в России в 2011 году незадолго до своей смерти Ким Чен Ир.[14]. В 2013 году государственные СМИ КНДР показали кадры применения во время войсковых учений объекта, похожего на БПЛА, врезающегося в гору, при этом сообщалось о применении «высокоточных беспилотников».[15]. Немногим ранее объект, напоминающий БПЛА, был показан на военном параде в Пхеньяне.

В то же время, аналитики, отрицательно оценивая поставки всех типов авиационной техники со стороны России и Xian JH-7 — со стороны Китая, не исключают поставок КНДР истребителей семейства J-11.[16] В 2012 г. ВВС КНА были объединены с войсками противовоздушной обороны и переименованы в Военно-воздушные и противовоздушные силы КНА.

По состоянию на 1996 год, ВВС КНДР состояли из шести авиадивизий (трёх боевых, двух военно-транспортных и одной учебно-тренировочной), находившихся в прямом подчинении Национального авиационного командования.[10]

Базы военно-воздушных сил Корейской Народно-Демократической Республики

Согласно спутниковым снимкам, Северная Корея обладает 24 действующими аэродромами и 3 вертолётными площадками для базирования своей авиации[17], а также большим количеством отдельных взлётно-посадочных полос. Общее количество военно-воздушных баз достигает 70.

Место расположения Координаты ВПП Оснащение
Ыйджу (кор. 의주군) 40°05′14″ с. ш. 124°24′27″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 1 Ми-2
Кусон (кор. 구성시) 39°55′38″ с. ш. 125°12′26″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 24 МиГ-17
Тхэчхон (кор. 태천군) 39°54′10″ с. ш. 125°29′21″ в. д.HGЯO 2000 м, бетон ?
Кэчхон (кор. 개천시) 39°45′10″ с. ш. 125°54′04″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 31 МиГ-17, 5 Су-7
Пукчхон (кор. 북청군) 39°30′16″ с. ш. 125°57′52″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон
вертолётная площадка
34 МиГ-21, 24 МиГ-23, 15 Ми-8, 4 Ми-26, 11 Ми-2
Сунчхон (кор. 순천시) 39°24′41″ с. ш. 125°53′28″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 18 Су-25, 12 МиГ-21, 6 Су-7, 1 МиГ-29
Ончхон (кор. 온천군) 38°53′00″ с. ш. 125°14′00″ в. д.HGЯO 2600 м, бетон 83 МиГ-19, 4 МиГ-23, 2 МиГ-21
Хваньжу 38°39′00″ с.  ш. 125°48′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 37 МиГ-21, 6 МиГ-17, 2 Ми-2
Кваиль (кор. 과일군) 38°25′00″ с. ш. 125°01′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 19 МиГ-21, 9 МиГ-29
Тьячхян (кор. 태탄읍) 38°08′00″ с. ш. 125°15′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 13 МиГ-17, Ил-28
Аэропорт Сунан (кор. 안구역) 39°12′00″ с. ш. 125°40′00″ в. д.HGЯO 3375 м, бетон
4200 м, бетон
5 Ми-8
Мирим 39°01′00″ с. ш. 125°51′00″ в. д.HGЯO 1250, бетон закрыт
Коксан (кор. 곡산군) 38°42′00″ с. ш. 126°36′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 4 МиГ-17, 36 МиГ-19, 8 МиГ-21
Хьён-ни 38°37′00″ с.  ш. 127°27′00″ в. д.HGЯO 2600 м, бетон ?
Токсан 40°00′00″ с. ш. 127°37′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 6 МиГ-17, 42 МиГ-21
Сондок 39°45′00″ с. ш. 127°29′00″ в. д.HGЯO 2400 м, бетон 11 Ил-14, 44 Ан-2
Вонсан (кор. 원산시) 39°10′00″ с. ш. 127°29′00″ в. д.HGЯO 2500, бетон 52 МиГ-19, 13 МиГ-21
Самджийон (кор. 삼지연군) 41°54′00″ с. ш. 128°25′00″ в. д.HGЯO 3375 м, бетон 27 МиГ-15
Хесан (кор. 혜산시) 41°23′00″ с. ш. 128°12′00″ в. д.HGЯO 1375 м, грунт ?
Хвансувон-ни 40°41′00″ с. ш. 128°09′00″ в.  д.HGЯO 3000 м, бетон 44 МиГ-21
Кильджу (кор. 길주군) 40°55′00″ с. ш. 129°19′00″ в. д.HGЯO 1500 м, грунт Ми-2
Оран (кор. 어랑군) 41°26′00″ с. ш. 129°39′00″ в. д.HGЯO 2500 м, бетон 44 МиГ-19
Чанджин (кор. 장진군) 40°22′00″ с. ш. 127°16′00″ в. д.HGЯO 3000 м, бетон 21 Ил-28

Примечание: указаны воздушные суда, видимые на космических снимках. Воздушные суда, находившиеся в ангарах или в полёте во время съёмки не учитывались.

Вертолётные площадки ВВС КНДР

Место расположения Координаты[18] ВПП Оснащение
Самьян-кол, провинция Хамгёндо (кор. 함경도) ?39°39′57″ с. ш. 127°12′33″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Онджин (кор. 옹진군) ?37°56′00″ с. ш. 125°08′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Ковон (кор. 고원군) ?38°32′00″ с. ш. 127°23′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Пачхон ?39°41′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Hwagwan-dong ?39°16′00″ с. ш. 125°36′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kaesong ?37°58′13″ с. ш. 126°30′59″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kan-ch’on ?40°56′00″ с.  ш. 129°22′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kan-ch’on South ?40°54′00″ с. ш. 129°22′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kan-ch’on West ?40°56′00″ с. ш. 129°21′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kosong-dong ?39°54′00″ с. ш. 125°52′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Kosong-dong ?39°38′00″ с. ш. 125°12′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Munhoe-dong ?40°57′00″ с. ш. 129°14′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
P’yongyang South ?38°57′00″ с. ш. 125°43′00″ в.  д.HGЯO Вертолётная площадка ?
P’yongyang VIP ?39°02′00″ с. ш. 125°49′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Pakch’on North ?39°43′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Pakch’on South ?39°42′00″ с. ш. 125°39′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Saekolch’on ?40°58′00″ с. ш. 129°13′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Sep’o South (?) ?38°35′00″ с. ш. 127°23′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Supreme Naval Headquarters ?39°07′00″ с. ш. 125°44′00″ в. д. HGЯO Вертолётная площадка ?
T’aech’on ?39°57′00″ с. ш. 125°26′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?
Yujong-dong ?40°59′00″ с. ш. 129°16′00″ в. д.HGЯO Вертолётная площадка ?

ВВС КНДР являются одними из наиболее многочисленных в мире и имеют на вооружении порядка 1600 летательных аппаратов. Официальная статистика о ВВС КНДР недоступна, поэтому оценки численности самолётов на вооружении являются приблизительными.

Наименование Страна производства Фото Тип Модификация Количество
[19][20][21]
Примечание
Боевые самолёты
Harbin H-5
Ил-28
 СССР
 Китай
Фронтовой бомбардировщик H-5 80 Harbin H-5 — Китайская копия советского бомбардировщика Ил-28.
МиГ-29  СССР Истребитель
Учебно-боевой
МиГ-29Б
МиГ-29УБ
35
МиГ-23  СССР Истребитель
Перехватчик
МиГ-23МЛ
МиГ-23П
46
10
Chengdu J-7
МиГ-21
 СССР
 Китай
Истребитель МиГ-21бис
F-7A
30
120
Chengdu J-7 — Китайская копия советского истребителя МиГ-21. Модификации для экспорта обозначаются F-7.
Shenyang F-5
МиГ-17
 СССР
 Китай
Истребитель
Учебно-боевой
F-5
FT-5
107
135
Shenyang F-5 — Китайская копия советского истребителя МиГ-17.
Shenyang F-6
МиГ-19
 СССР
 Китай
Истребитель F-6 100 Shenyang F-6 — Китайская копия советского истребителя МиГ-19.
Су-25  СССР Штурмовик
Учебно-боевой
Су-25К
Су-25УБК
32
4
Nanchang Q-5  Китай Штурмовик Q-5 40[22]-150[23]
Су-7  СССР Истребитель-бомбардировщик Су-7БМК 18
Су-20  СССР Истребитель-бомбардировщик 17
Тренировочные самолёты
МиГ-15  СССР Тренировочный МиГ-15УТИ 35
Nanchang CJ-6  СССР
 Китай
Тренировочный CJ-6 180 Nanchang CJ-6 — Китайская копия советского тренировочного самолёта Як-18.
Вертолёты
Ми-26  СССР Тяжелый Транспортный Ми-26 4
Ми-8  СССР Транспортный Ми-8Т 15
Ми-4
Harbin Z-5
 СССР
 Китай
Транспортный Z-5 48
Ми-24  СССР Ударный Ми-24Д 20
Ми-2  СССР
 Польша
 КНДР
Многоцелевой PZL Mi-2 139
MD 500  США Многоцелевой MD 500 84 Куплены через третьи страны в демилитаризованном виде и модернизированы в 90х годах.
БПЛА
Ту-143  СССР Разведывательный БПЛА Ту-143 не менее 1 При Ким Чен Ире был куплен как минимум 1 комплекс[24], вероятно в Сирии[25] Неясно количество, а также — было ли налажено производство копий.[25]
MQM-107 Streaker  США БПЛА-мишень/ударный MQM-107 неизвестно Некоторое число было куплено на Ближнем Востоке в 2012 году, КНДР ведёт работы по превращению в ударные БПЛА[26]
Пчела-1Т  Россия Разведывательный БПЛА «Пчела» не менее 10 Согласно военному аналитику Йозефу Бермудезу, куплены в 1997-98 годах[25]
Системы ПВО
Тип Производство Назначение Количество Примечания
ЗРК[27][28][29]
С-75  СССР ЗРК Около 40 дивизионов и 1200 ракет к ним
С-125  СССР ЗРК 32 батареи
С-200  СССР ЗРК 40 ЗРК
KN-06/С-300 КНДР ЗРК не менее 8 ЗРК ЗРК KN-06 является, по одним предположениям, копией C-300[30], по другим — «зенитной» модификацией KN-02 (копия ОТРК «Точка»)[31]. Система была продемонстрирована на параде 2012 года в Пхеньяне и испытана в феврале 2013 года;
Игла  СССР ПЗРК значительное количество
Стрела-10  СССР ЗРК значительное количество
Круг  СССР ЗРК неизвестное количество
Бук  СССР/Россия ЗРК неизвестное количество

Все авиационные перевозки в Северной Корее осуществляются на приписанных к военному ведомству самолётах, пилотируемых военными лётчиками. КНДР располагает более чем 300 транспортными самолётами.[1]

Персонал ВВС и ПВО КНДР составляет около 110 000 (2008[32], 2012[33]). Критерии отбора персонала для ВВС КНДР выше, чем у наземных войск или флота. Для того чтобы пилотировать истребитель, понадобится высокий уровень образования, технического мастерства, политической надёжности и идеологических взглядов. Предполагается, что все пилоты должны быть членами Трудовой партии Кореи. Будущие пилоты проходят обучение в Академии воздушных сил имени Ким Ча Ека, расположенной в Чхонджине, и в школе пилотов в Кёнсоне. Рекомендуется пройти и другие курсы в специальных школах.

ВВС КНДР предположительно в 90-х испытывали серьёзные трудности с организацией регулярных тренировочных полётов строевых лётчиков. В частности, в 1996 году капитан Ли Чол Су перелетел в Южную Корею на истребителе F-6; по его словам, он прослужил в северокорейских ВВС более 10 лет и за это время налетал около 350 часов (для сравнения: в ВВС Германии ежегодный налёт одного экипажа боевой авиации составлял около 150 часов на начало 2000-х годов[34]). Ли Чол Су также отметил, что собирался бежать ещё в начале года, но его часть получила керосин для тренировочных полётов лишь во второй половине мая. [35]

  1. 1 2 Korean People’s Army Архивная копия от 10 января 2012 на Wayback Machine GlobalSecurity
  2. 1 2 3 4 [1] Архивная копия от 24 февраля 2016 на Wayback Machine Жихоров Михаил. История ВВС КНДР
  3. ↑ Bermudez J.S.jr., The Korean People’s Army Force in 1953//KPA Journal vol.2 no.3, March 2011
  4. 1 2 Ник Баджер. ВВС Северной Кореи на начальном этапе войны в воздухе (неопр.). Дата обращения: 8 марта 2009. Архивировано 28 мая 2009 года.
  5. ↑ Г.Лобов В небе Северной Кореи (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 8 марта 2009. Архивировано 13 февраля 2009 года.
  6. ↑ ВВС КНДР (недоступная ссылка)
  7. ↑ Сергей БАБАКОВ ПРИКАЗ БЫЛ ТАКОЙ: «БОИ ВЕСТИ ТОЛЬКО НАД СЕВЕРНОЙ КОРЕЕЙ!..» (недоступная ссылка)
  8. 1 2 3 DMZ Incidents (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 8 марта 2009. Архивировано 27 декабря 2014 года.
  9. ↑ Attacked by North Koreans (неопр.). Usspueblo.org. Дата обращения: 11 июня 2009. Архивировано 28 августа 2008 года.
  10. 1 2 Korean People’s Army Air Force (неопр.). Дата обращения: 8 марта 2009. Архивировано 13 сентября 2006 года.
  11. ↑ Defence Rewiew Asia:ASIAN REGION UAV PROGRAMMES (неопр. ) (недоступная ссылка). Дата обращения: 9 февраля 2013. Архивировано 23 ноября 2017 года.
  12. ↑ N. Korea developing unmanned attack aircraft from U.S. drones: source (неопр.). Дата обращения: 9 февраля 2013. Архивировано 10 марта 2012 года.
  13. ↑ Взгляд: Нашли мишени (неопр.). Дата обращения: 20 февраля 2013. Архивировано 2 февраля 2013 года.
  14. ↑ Северная Корея отчаянно ищет передовое вооружение (неопр.). Дата обращения: 17 июня 2022. Архивировано 19 апреля 2021 года.
  15. ↑ Lenta.RU:Мир: Ким Чен Ын пригрозил Южной Корее высокоточными БПЛА (неопр.). Дата обращения: 20 марта 2013. Архивировано 23 марта 2013 года.
  16. ↑ 1 (недоступная ссылка)
  17. ↑ The North Korean Air Force by Google Earth (неопр.). Дата обращения: 26 января 2009. Архивировано 28 января 2018 года.
  18. ↑ North Korea Primer (недоступная ссылка)
  19. The International Institute For Strategic Studies IISS. The Military Balance 2014. — Nuffield Press, 2014. — С. 253. — 501 с. — ISBN 9781857435573.
  20. ↑ WorldAirForce2014.p.-22
  21. ↑ Military Balance, 2019; с. 347
  22. ↑ Order of Battle — North Korea (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 6 февраля 2013. Архивировано 23 марта 2008 года.
  23. ↑ Global Security:Korean People’s Army Air Force (неопр.). Дата обращения: 8 марта 2009. Архивировано 13 сентября 2006 года.
  24. ↑ Defence Review:ASIAN REGION UAV PROGRAMMES (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 9 февраля 2013. Архивировано 23 ноября 2017 года.
  25. 1 2 3 38North.ORG:North Korea Drones On (неопр.). Дата обращения: 6 февраля 2015. Архивировано 25 октября 2014 года.
  26. ↑ N. Korea developing unmanned attack aircraft from U.S. drones: source (неопр.). Дата обращения: 9 февраля 2013. Архивировано 10 марта 2012 года.
  27. ↑ Foreighnpolicy.com:What do North Korea’s air defenses look like? Архивная копия от 27 мая 2013 на Wayback Machine
  28. ↑ 4/2/13 FP Situation Report: By Gordon Lubold
  29. ↑ Армия Ким Чен Ира Архивная копия от 17 мая 2011 на Wayback Machine, Анатолий Цыганок. ПОЛИТ.РУ, 16 October 2006
  30. ↑ Chosun Ilbo:N.Korea ‘Successfully Test Fired Short-Range Missile’ (неопр.). Дата обращения: 30 июня 2013. Архивировано 5 января 2019 года.
  31. ↑ Российская Газета: Перед ядерным взрывом КНДР произвела ракетные запуски (неопр.). Дата обращения: 30 июня 2013. Архивировано 22 октября 2013 года.
  32. ↑ [The Principal World’s Air Forces and Air Arms — Comparative Strengths International Institute of Strategic Studies ‘The Military Balance 2007’]
  33. ↑ КНДР — Южная Корея — Япония: военный баланс (неопр.). Дата обращения: 11 апреля 2013. Архивировано 19 апреля 2013 года.
  34. ↑ Военно-воздушные силы Германии (неопр.). Дата обращения: 5 ноября 2009. Архивировано 28 июня 2009 года.
  35. ↑ В. Морозов, В. Антаков, А. Котлобовский. Громкие эпизоды тихой войны. // Авиация и время. — 2005. — № 1. — С. 44.
  • История ВВС КНДР — Уголок неба
  • Северокорейская угроза — реальна ли она — «Сеульский вестник»
  • Фотографии северокорейских самолётов  (англ.)

ВВС Северной Кореи раскрыто

Тони Осборн

Восстановленный шлюз

Martin Fenner

Четыре легких вертолета KPAAF MD500 пролетают над аэропортом Калма, который был перестроен из старой авиабазы ​​и имеет новый современный терминал и взлетно-посадочную полосу длиной 3500 м (11 500 футов). Помимо демонстраций военных самолетов, на выставке также были представлены модели, прыжки с парашютом и полеты на самолетах национального перевозчика Air Koryo.

Сцена из прошлого

Martin Fenner

Air Koryo — одна из немногих авиакомпаний, эксплуатирующих полностью советский флот, включая четырехмоторный турбовинтовой авиалайнер Ильюшин Ил-18 Coot, который до сих пор используется на внутренних рейсах. Более современные модели авиакомпании, такие как Туполев Ту-154 и Ту-204, летают по международным маршрутам Air Koryo, в основном в Китай и Россию.

Подлые бипланы Северной Кореи

Мартин Феннер

Среди самых интересных моделей, выставленных в Вонсане, были несколько самолетов Nanchang/Shijiazhuang Y-5, построенных по лицензии в Китае на основе биплана Антонов Ан-2. Эти самолеты широко используются KPAAF и, по-видимому, претерпели некоторые модификации, с большой лопастной антенной на верхней части фюзеляжа и тем, что могло быть датчиком или антенной под хвостовой частью фюзеляжа. Эти самолеты могут использоваться для специальных миссий, и многие считают, что они предназначены для перевозки войск специального назначения в тылу врага в случае любого конфликта с Южной Кореей.

Гелос, нарушающий санкции

Martin Fenner

Появление в Северной Корее легкотурбинного вертолета Hughes (сейчас MD Helicopters) MD500D для многих может стать неожиданностью. Но десятки таких машин были незаконно ввезены в страну в 1980-х годах, и изображения из Вонсана являются одними из первых четких фотографий этих машин. Считается, что некоторые из них были переоборудованы в легкие ударные вертолеты, оснащенные противотанковыми ракетами российского производства с проводным наведением.

Знакомый взгляд

Martin Fenner

Транспортный вертолет Ми-8 Hip является обычным явлением в странах с уклоном в сторону Москвы, а в Северной Корее остается в эксплуатации большой парк вертолетов. Этот закамуфлированный экземпляр — один из нескольких Ми-8, представленных на авиасалоне.

Корейская авиационная поддержка

Martin Fenner

Сухой Су-25, известный в НАТО как Frogfoot, является основным самолетом непосредственной авиационной поддержки Северной Кореи. Наряду с другими истребителями, представленными на авиасалоне, скоростные самолеты были в безупречном состоянии и недавно были окрашены в эту новую серо-голубую гамму. На Су-25 нет никаких признаков локальных модернизаций или модернизаций. По данным Jane’s World Air Forces, было доставлено около 34 самолетов, но неясно, сколько из них находится в эксплуатации.

Классический корейский

Мартин Феннер

Большое количество Микоянских МиГ-21 остается на вооружении в различных модификациях, что, возможно, свидетельствует о разнообразии стран, из которых они были получены. Возможно, более показательным было количество типов самолетов, не представленных на выставке, включая F-6, китайскую версию МиГ-19, а также МиГ-23. Северная Корея также считается одним из последних военных эксплуатантов МиГ-15, использовавшихся в двухместном варианте в качестве учебно-тренировочных.

Ограниченные ресурсы

Martin Fenner

Ведущим истребителем Северной Кореи является МиГ-29 Fulcrum Микояна, предназначенный для противовоздушной обороны страны. Это наиболее распространенный тип самолетов на фотографиях, опубликованных правительством Северной Кореи во время учений. Хотя в большинстве отчетов говорится, что ВВС получили 40 МиГ-29, другие аналитики говорят, что это может быть вдвое меньше.

Новое поступление

Мартин Феннер

Появление этого, по-видимому, нового легкого газотурбинного самолета Pacific Aerospace PAC P-750 XSTOL удивило многих западных посетителей выставки. Неясно, как мог быть получен этот самолет, учитывая жесткие санкции, наложенные на экспорт такого оборудования.

На протяжении десятилетий ВВС Корейской народной армии (KPAAF) можно было увидеть только сквозь непрозрачную дымку нечетких, размытых фотографий и случайных пропагандистских изображений с партийной элитой, позирующей перед истребителем. Государство настолько скрытное, что немногие посторонние мельком видят его военную мощь.

То есть до сих пор. Северная Корея провела свое первое в истории публичное авиашоу, фестиваль воздуха в Вонсане, 24 и 25 сентября в аэропорту Кальма, недавно отремонтированном объекте, который, как надеется правительство Северной Кореи, станет воротами для туризма в регион. Сотни западных любителей авиации, в том числе фотограф Мартин Феннер, отправились туда, чтобы получить редкую возможность увидеть северокорейские военные самолеты.

ВВС — Северокорейские агентства специального оружия

ВВС — Северокорейские агентства специального оружия

ФАС | ядерная бомба | Путеводитель | КНДР | Агентство |||| Индекс | Поиск |



В 1948 году ВВС стали отдельной службой. ВВС адаптировали советскую и китайскую тактику и доктрина, отражающая ситуацию, потребности и доступные ресурсы Северной Кореи. Его основная задача — противовоздушная оборона Родины. Второстепенные задачи включают тактическую авиационную поддержку армии и флота, транспортную и тыловую поддержку, а также ввод сил специальных операций. Крупные силы ВВС также могут оказывать ограниченную поддержку наземным войскам. Довоенные аэродромы Северной Кореи были разрушены и не ремонтировались во время войны. К концу 1953 октября корпус китайских добровольцев был выведен из Кореи, а части КНА заняли позиции на 38-й параллели. Началась масштабная реорганизация всех видов вооруженных сил КНА, сопровождавшаяся массовым приобретением в СССР новых систем вооружения. В то время для НКАФ было построено около десяти аэродромов. В 1961 г. СССР и КНДР подписали Договор о взаимной помощи и военном сотрудничестве со многими дополнительными секретными протоколами, которые до сих пор засекречены. В соответствии с этими протоколами в 1961-62 НКАФ получил сверхзвуковые истребители МиГ-19 и ЗРК С-25 «Беркут». КНА получила авиационные и артиллерийские химические боеприпасы и приступила к подготовке к боевым действиям в условиях химического и радиационного заражения. После 1965 года северокорейцы начали получать истребители МиГ-21Ф и ЗРК С-75 «Двина». Техника советского и китайского производства, состоящая на вооружении НКАФ, состоит в основном из устаревших образцов, не пригодных для современных боевых условий. Однако к началу 1980-х годов НКАФ начал новый виток модернизации: помимо 150 МиГ-21, НКАФ получил из СССР партию из 60 истребителей-бомбардировщиков МиГ-23П и истребителей непосредственной поддержки МиГ-23МЛ, а из Китай — 150 штурмовиков Q-5 Fantan. Эти элитные 56-й гвардейский и 57-й истребительные полки оснащены МиГ-29.и МиГ-23 и базируются недалеко от Пхеньяна для защиты столицы. В 1992 г. ВВС насчитывали около 1620 самолетов и 70 000 человек личного состава. В то время существовало три боевых авиационных управления под непосредственным управлением авиационного командования в Чхунхве, одна авиационная дивизия (восьмая авиадивизия, вероятно, со штаб-квартирой в Ранге) на северо-востоке и Управление гражданской авиации при Государственном административном совете. В состав трех крыльев штаба ВВС КНА входили по одному истребительному полку, одному бомбардировочному полку, одному авиационному полку Ан-2, одному вертолетному полку и одному зенитному полку. ракетный полк. Каждое крыло было способно вести самостоятельные операции. Воздушные боевые соединения, состоящие из различных смесей истребительных, бомбардировочных, транспортных, вертолетных, разведывательных и зенитно-ракетных полков, были созданы путем объединения и реорганизации существующих авиационных дивизий в середине-конце 19-го века.80-е годы. Децентрализованное командование и контроль дали больше полномочий региональным командованиям.

На национальном уровне за противовоздушную оборону когда-то отвечало Командование ПВО, отдельное от ВВС подразделение, но, вероятно, совмещенное со штабом ВВС в Пхеньяне. Однако эта функция, вероятно, была передана военно-воздушным силам в конце 1980-х годов. Воздушные боевые команды, по-видимому, несут основную ответственность за интегрированную противовоздушную оборону и организованы с полуавтоматическими системами предупреждения и перехвата для управления ЗРК, самолетами-перехватчиками и артиллерийскими подразделениями ПВО.

  • Первое воздушное боевое командование, на северо-западе, вероятно, со штаб-квартирой в Kaech’n, отвечает за западное побережье до границы с Китаем, включая Пхеньян.
  • Второе воздушное боевое командование со штабом в Токсане прикрывает северо-восток и простирается вдоль восточного побережья до советской границы.
  • Третье авиационное боевое командование со штаб-квартирой в Хванджу на юге страны отвечает за граница с Южной Кореей и самые южные районы вдоль восточного и западного побережья.

По состоянию на 1996 год военно-воздушные силы Северной Кореи состояли из шести авиадивизий, находящихся в прямом подчинении национального авиационного командования: три истребительных крыла, два транспортных крыла и одно учебно-истребительное.

Северная Корея имеет около семидесяти авиабаз, включая реактивные и нереактивные базы и взлетно-посадочные полосы, на двадцати-тридцати из которых развернуты самолеты. Большая часть тактической авиации сосредоточена на авиабазах вокруг Пхеньяна и в южных провинциях. Пхеньян может разместить почти все свои военные самолеты в защищенных, в основном подземных, укрытиях. Северокорейские самолеты укрыты в подземных ангарах, и имеется множество взлетно-посадочных полос. В КНДР совершенно нет частной собственности на автомобили, но есть много автомагистралей с бетонным покрытием и арочными железобетонными тоннелями (например, супермагистраль, связывающая Пхеньян с Вонсаном), которые в случае военных действий обязательно будут использоваться как военные аэродромы. Таким образом, кажется крайне маловероятным, что НКАФ будет выведен из строя одним ударом. Северная Корея разместила около пятидесяти процентов своих истребителей на передовой, что делает возможным внезапное нападение на все районы Южной Кореи. В 1990-91 Северная Корея активировала четыре передовые авиабазы ​​вблизи демилитаризованной зоны, что увеличило ее первоначальный радиус действия на юг и сократило время предупреждения и реагирования для Сеула.

Более 420 истребителей, бомбардировщиков, транспортных самолетов и вертолетов были передислоцированы в октябре 1995 года, и более 100 самолетов были переброшены на три авиабазы ​​вблизи ДМЗ. Более 20 бомбардировщиков Ил-28 были переброшены в Таэтан, что сократило время их прибытия в Сеул с 30 до 10 минут. Более 80 МиГ-17, переброшенных в Нучонри и Куупри, способны атаковать Сеул за 6 минут. Этими передислокациями Северная Корея намеревается нанести первый удар устаревшими МиГ-17 и второй удар основными истребителями, такими как МиГ-21 и Су-25.

Сама Северная Корея не производит самолетов, хотя производит запасные части для многих своих самолетов. Небольшая деревня Тохён на пути в Уйджу из Синджуйджу является домом для крупнейшего в Северной Корее завода по производству боеприпасов, который производит самолеты. Еще один авиационный завод находится в пригороде Чонджин, провинция Северный Хамгён. Но по своим размерам и истории он намного меньше завода в Тохёне.

Северокорейский парк самолетов советского и китайского производства состоит в основном из 19Технология 50-х и 1960-х годов, с элементарной авионикой и ограниченными возможностями систем вооружения. В середине-конце 1980-х годов Советский Союз поставил ограниченное количество различных более современных всепогодных самолетов ПВО и штурмовиков. Большинство штурмовых полков имеют более старые модели советских и китайских легких бомбардировщиков и истребителей с ограниченным радиусом действия и боевой нагрузкой. Пхеньян довольно поздно осознал весь потенциал вертолета. В 1980-е годы северокорейские вооруженные силы увеличили парк вертолетов с 40 до 300. В 1919 г.85 Северная Корея обошла экспортный контроль США, чтобы косвенно купить 87 гражданских версий вертолетов Hughes MD-500, произведенных в США, прежде чем правительство Соединенных Штатов прекратило дальнейшие поставки. В сообщениях указывается, что не менее шестидесяти поставленных вертолетов были модифицированы в боевые вертолеты. Поскольку Южная Корея лицензирует и производит MD-500 для использования в своих вооруженных силах, модифицированные вертолеты были полезны в секретных или обманных операциях Северной Кореи. Транспортный парк имеет несколько Советские транспорты 19 века. 50-х и 1960-х годов. Военно-воздушные силы имеют ограниченные возможности для защиты воздушного пространства Северной Кореи и ограниченные возможности для проведения воздушных операций против Южной Кореи. Его сильные стороны — большое количество самолетов, система хорошо рассредоточенных и хорошо защищенных авиационных объектов, а также эффективная, хотя и рудиментарная, система управления и контроля. Его слабые стороны включают ограниченную летную подготовку; вынужденная зависимость от внешних источников для самолетов, большей части своих ракет, радаров и связанного с ними оборудования; и проблемы с техническим обслуживанием, связанные со старыми самолетами. Об эффективности наземной подготовки, от которой в значительной степени зависят пилоты, трудно судить, потому что нет информации о приобретении или использовании Пхеньяном сложных авиасимуляторов. Квалификацию пилота трудно оценить, потому что она приблизительно пропорциональна часам и качеству налета. Несмотря на то, что Белая книга Министерства национальной обороны Республики Корея по обороне, 1990 утверждает, что уровень летной подготовки составляет 60 процентов от уровня Южной Кореи, другие источники полагают, что эта цифра приближается к 20-30 процентам. Меньшее время полета объясняется нехваткой топлива, более консервативной философией обучения и, возможно, озабоченностью по поводу ожидаемого срока службы планера или возможностей инфраструктуры технического обслуживания. Подготовка летчиков на самых современных самолетах НКАФ гораздо значительнее, чем иногда заявляемые на Западе «семь летных часов в год». Но летный состав обучается по устаревшим методикам и при нехватке топлива имеет очень мало опыта. Оперативное мышление отражает как советскую доктрину, так и северокорейский опыт тяжелых бомбардировок во время Корейской войны. В результате пришлось полагаться на противовоздушную оборону. Военные предприятия, авиационные ангары, ремонтные базы, склады боеприпасов, горючего и даже зенитно-ракетные комплексы размещаются под землей или в укрепленных укрытиях. Северная Корея имеет обширную взаимосвязанную дублирующую общенациональную систему противовоздушной обороны, которая включает в себя самолеты-перехватчики, радары раннего предупреждения и наземного управления перехватом, ЗРК, большое количество артиллерийских средств ПВО и аэростаты заграждения. Важные военно-промышленные комплексы защищаются зенитной артиллерией. Точечные средства защиты дополняются аэростатами заграждения. Северная Корея имеет исключительно большое количество зенитных комплексов. Наибольшая концентрация наблюдается вдоль демилитаризованной зоны и вокруг крупных городов, военных объектов и заводов. Большая часть северокорейских радаров — это старые советские и китайские модели с ламповой технологией, которая ограничивает непрерывную работу. Общая система раннего предупреждения и наземного контроля перехвата подвержен насыщению и глушению изощренным противником с современными средствами радиоэлектронной борьбы возможности. Тем не менее, многослойная, скоординированная, взаимоподдерживающая структура ПВО является грозным средством сдерживания воздушного нападения. Перекрывающееся покрытие и избыточность обеспечивают проникновение на север Корейская ПВО — вызов.
воздух-8 920396 МиГ-21 46
Number
Strength 70,000
Organization
Air combat commands 3
Air division 1
Interceptor regiments 12
Штурмовые полки
Ил-28 3
Су-25/7 1
МиГ-19/A-5 2
MiG-15/17 2
Transport regiments
An-2 6
Unspecified 6
Helicopter regiments 6
Equipment
Total aircraft
Jets 760
Bombers 82
Transports 480
Helicopters 300
MiG-15/17, air-to-air and ground attack 310
MiG-19, air-to-air 60+
МиГ-19/А-5, преимущественно штурмовик 100+
МиГ-21, воздух-воздух 160+
МиГ-29, воздух-воздух 14
Su-7, primarily ground attack 20
Su-25, primarily ground attack 20
Il-28, primarily ground attack 82
An-2, transport 250+
An-24, transport 10
Unspecified transports and trainers 200+
Mi-2/4/8/17 helicopters 210+
вертолетов МД-500 87

Источники и ресурсы

  • ‘На страже мира и труда’Владислав Морозов, Сергей Усков (Уфа, Россия) Журнал «Мир авиации » (Мир авиации), №14 (1997/2) (Краткая история ВВС Северной Кореи 1948-1996)


ФАС | ядерная бомба | Путеводитель | КНДР | Агентство |||| Индекс | Поиск |


http://www. fas.org/nuke/guide/dprk/agency/.htm

Поддерживается веб-мастером
Обновлено

Состояние северокорейских вооруженных сил – Чистая оценка Кореи на 2020 год: политизированная безопасность и неизменные стратегические реалии над своим южным соседом, преимущество, которое также отражалось в военном балансе между двумя сторонами.

1 С тех пор неэффективное управление экономикой, крах советского благодетеля Пхеньяна в 1991 году и десятилетия ускоренного экономического роста Южной Кореи постепенно закрыли, а затем полностью изменили этот разрыв. Сегодня Республика Корея (РК) намного богаче, чем Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), и этот разрыв в уровне благосостояния также имеет ряд военных последствий. 2

Тем не менее, важно помнить, что с 2006 года Северная Корея разрабатывает ядерные боеголовки и все более совершенные баллистические ракеты. Это изменило правила игры в военном балансе Юга и Севера. Действительно, одна из причин, по которой Пхеньян ускоряет свою программу создания ядерного оружия, заключается в наличии у страны очень крупных, но устаревших обычных вооружений. Северная Корея вряд ли сократит свои обычные силы и продолжит модернизировать и укреплять свое оружие массового уничтожения.

Численное преимущество северокорейских вооруженных сил, но нехватка качества по сравнению с южнокорейскими вооруженными силами справедливы для основных элементов ее наземных, военно-морских и военно-воздушных сил.

Обычная военная мощь Корейской народной армии (КНА) находится в стагнации с 1990-х годов, хотя Северная Корея по-прежнему превосходит Южную Корею по размеру своих вооруженных сил. Войска КНА насчитывают почти 1,3 миллиона военнослужащих, что более чем в два раза превышает численность вооруженных сил РК, насчитывающую 599 000 человек. 3 Тем не менее, многим обычным вооружениям КНА уже несколько десятков лет, они были произведены в период с 1950-х по 1970-е годы или разработаны на основе китайского и российского оборудования той эпохи. 4 Несмотря на то, что вооруженные силы РК сохранили ограниченное количество старых систем, большая часть военной техники была обновлена ​​и модернизирована. Такие качественные соображения необходимо учитывать при любой оценке военного баланса на полуострове. Численное преимущество северокорейских вооруженных сил, но отставание в качестве по сравнению с южнокорейскими вооруженными силами справедливо для основных элементов ее сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил (см. таблицу 1).

Несмотря на технологические недостатки, обычные вооруженные силы Северной Кореи по-прежнему являются предметом анализа, поскольку они могут сыграть важную роль в любом крупномасштабном конфликте на Корейском полуострове. Учитывая ограничения, с которыми она сталкивается, ожидается, что КНА проведет кампанию внезапных атак с комбинированными операциями с участием наземных, морских и воздушных сил, направленных на скорейшее прекращение войны до прибытия подкреплений США за пределами полуострова. 5 903:17 Кампания, скорее всего, повлечет за собой обстрел Сеула северокорейской артиллерией дальнего действия и баллистическими ракетами, предназначенными для нанесения как кинетического, так и психологического удара. Между тем северокорейский спецназ и кибероператоры будут стремиться посеять раздор и замешательство, чтобы повысить оперативную эффективность этих обычных сил.

Военные игры театрального уровня, проводимые ROK-U.S. Командование объединенных сил проливает свет на ключевые сценарии войны, но их результаты не оглашаются. Однако совершенно очевидно, что если КНА не выиграет решающие сражения в начале конфликта, силы Северной Кореи почти наверняка будут сокрушены силами РК и США из-за превосходства их возможностей. Несмотря на свою стратегию молниеносной войны, КНА не хватает возможностей для поддержания войны, что сделало бы любое преимущество, которое она имела бы в начале конфликта, недолговечным. Даже в этом случае, учитывая высокие затраты, которые повлечет за собой такая война, разумно оценить, какие возможности Северная Корея будет использовать в конфликте и как она, вероятно, будет их развертывать.

Сухопутные войска Северной Кореи

Вооруженные силы Северной Кореи могут похвастаться огромными сухопутными силами, которые станут основой любого вторжения. Сухопутные войска КНА, которые относятся к армейскому роду войск, насчитывают 1,1 миллиона человек, что более чем в два раза превышает численность армии РК (примерно 464 000 человек). 6 Сухопутные войска Северной Кореи подчиняются Верховному главнокомандующему и Оперативному управлению Генерального штаба, которое направляет оперативное планирование и общее руководство Сухопутными войсками, ВМС, ВВС и резервами КНА. 7 Они курируют ряд основных корпусов, дивизий и отдельных бригад КНА, в том числе четыре сухопутных корпуса передового базирования, четыре пехотных корпуса, два бронетанковых корпуса и четыре механизированных корпуса, в том числе Пхеньянское командование обороны (Девяносто- Первый митрополит). 8 Он также контролирует операции и планирование ВВС и ПВО КНА, в состав которых входит большинство зенитно-артиллерийских подразделений страны, и 11-го корпуса, в котором базируются силы специального назначения страны. 9

Вооруженные силы РК обеспокоены тем, что в случае конфликта КНА будет использовать свои 200-тысячные силы специального назначения для проникновения на передовые и тыловые позиции южнокорейских войск, используя подземные туннели и различные самолеты. 10 Согласно Белой книге обороны Южной Кореи за 2018 год, силы специальных операций КНА сосредоточены в 11-м корпусе и организованы в различные подразделения, включая легкие пехотные дивизии и бригады, а также передовые снайперские бригады ВМС, ВВС. , и ПВО.

Ким Мин-сок

Ким Мин-сок — старший корреспондент отдела обороны и автор редакционных статей JoongAng Ilbo, а также директор Института военных дел и безопасности.

КНА также имеет больше основных боевых танков, чем армия РК, но они старше и менее боеспособны, чем их коллеги из РК. Учитывая, что КНА не может выставить все свои боевые танки на передовую сразу, чтобы воспользоваться этим численным преимуществом, их общая боевая мощь уступает танкам вооруженных сил РК. В Белой книге обороны Южной Кореи за 2018 год отмечается, что у Пхеньяна есть 4300 основных боевых танков, которые являются старыми советскими танками Т-класса, в то время как по другой оценке Международного института исследований в области безопасности (IISS) эта цифра составляет 3500. 11 Если предположить, что подсчет южнокорейских военных точен, количество боевых танков КНА примерно в 1,5 раза превышает 2300 танков, которыми располагают вооруженные силы Республики Корея. 12 Составляя основу Сухопутных войск КНА, эти модели танков включают Т-34, Т-54, Т-55, Т-62, китайские Type-59, Chonma-ho, Songun-ho и Pokpung- хо. 13

Несмотря на численное превосходство, танки Северной Кореи намного устарели, чем их южнокорейские аналоги. Боевые танки первого поколения, такие как Т-34, Т-54 и Т-55, были представлены сразу после Корейской войны в 1919 г.53. Учитывая их возраст, их реальная боевая ценность, вероятно, будет существенно снижена. Северокорейский Т-62, версия Т-55 второго поколения, по мощности аналогичен южнокорейской военной модели M48A5. 14 M48A5, самый старый боевой танк в вооруженных силах РК, обычно дислоцируется в тыловых резервах. Между тем, боевые танки Pokpung-ho третьего поколения, которыми обладает КНА, сопоставимы с 1584 боевыми танками K1, K1A1 и K2, которые имеются на вооружении РК. 15 Но Pokpung-ho имеет гораздо меньшую бронезащиту и точность стрельбы, чем его собратья ROK третьего поколения.

Более того, этот разрыв в возможностях, вероятно, увеличится, когда вооруженные силы РК приобретут дополнительные боевые танки К2, которые оснащены маневренностью в 1500 лошадиных сил, реактивной броней, системой активной защиты, устройством автоматического заряжания для быстрой стрельбы и точностью наведения в пределах 2 км даже при маневрировании. 16 Ввод в строй этих танков откладывался на несколько лет, но может произойти в 2020 году. 17 Добавление 100 новых танков увеличит общее количество K2 в Южной Корее до 200. 18

В отличие от своих более многочисленных наземных войск и танков, Северная Корея имеет меньше и менее мощных боевых бронированных машин, чем Южная Корея. У КНА около 2500 маневренных бронированных машин, у РК — 2800. 19 То же самое и с вертолетами Северной Кореи. В ВВС КНА имеется всего 286 многоцелевых, ударных и транспортных вертолетов, в то время как в вооруженных силах РК их 693 во всех родах войск. Вертолеты КНА, лишенные мобильности и защиты, включают Ми-2, Ми-4, Ми-8 и американские Hughes 500/MD, последний из которых был контрабандой ввезен в страну в 1980-е годы. 20 В отличие от этого, Южная Корея в основном использует UH-60, который обладает лучшей маневренностью и защитной мощью. Кроме того, самой мощной боевой воздушной машиной Сухопутных войск КНА является парк из примерно двадцати ударных вертолетов Ми-24, выпущенных в 1970 году. новейшего AH-64E Apache компании Boeing, шестидесяти более старых моделей AH-1S и многих моделей 500MD. 22

В Северной Корее до сих пор используется много устаревших систем вооружения, хотя в последние годы на военных парадах было представлено несколько новых. Многие виды вооружения Сухопутных войск КНА, такие как боевые танки, боевые бронированные машины и артиллерийские системы, были поставлены на вооружение в период с конца 1950-х по 1980-е годы, поэтому большинство из них значительно устарели. Северная Корея продемонстрировала новое оружие на военном параде в центре Пхеньяна в сентябре 2018 года в честь Дня основания республики. 23 Bulsae-3 (по образцу советского AT-4 Spigot), противотанковая ракета малой дальности, была установлена ​​​​на усовершенствованной боевой бронированной машине БТР-80. Bulsae-3 был бы эффективен против боевых танков M48A5 тыловой дивизии армии Республики Корея, но он, вероятно, не мог пробить более толстую броню боевых танков K1A1 или K2, размещенных в передовых частях.

По количеству обычных боеприпасов КНА также превосходит ВС РК по количеству, но не по качеству. Сухопутные войска КНА имеют около 14 100 артиллерийских систем, что более чем в два раза больше, чем у вооруженных сил РК, которые могут похвастаться примерно 6000. 24 Среди этих артиллерийских систем Северная Корея имеет 5500 реактивных систем залпового огня (РСЗО), что более чем в двадцать раз больше, чем 200, которыми располагают вооруженные силы Республики Корея. 25 Основная артиллерия КНА — 170-мм самоходная артиллерийская установка М-1989 калибра и 240-мм РСЗО. Максимальная дальность стрельбы М-1989 составляет 54 километра, но она ограничена двенадцатью выстрелами и не очень точна. 26 У М-1989 также необычно длинный ствол, затрудняющий маневрирование, поэтому в основном эксплуатируется в шахтах. Кроме того, в передовой дивизии КНА имеется 122-миллиметровая самоходная артиллерийская установка, имеющая менее совершенную, автоматизированную систему стрельбы из оружия.

По своим характеристикам артиллерия КНА не может конкурировать с более совершенными моделями вооруженных сил Республики Корея. 27 Большая часть артиллерийских систем КНА была приобретена до 1990 г., тогда как подавляющее большинство артиллерийских систем вооруженных сил РК было закуплено после 2000 г. Южнокорейские вооруженные силы располагают 155-мм самоходными артиллерийскими установками К-55 и 1200 155-мм артиллерийскими установками К. -9 самоходная артиллерийская установка. Высокоточный К-9 имеет максимальную дальность 40 километров; сорок восемь снарядов, которые он несет, загружаются в бронетехнику и стреляют из нее. 28 Южная Корея также использует броневики К-10 для автоматического пополнения запасов боеприпасов. 29 Артиллерийские батареи вооруженных сил Республики Корея могут реагировать гораздо быстрее и точнее, чем их коллеги из КНА, поскольку они оснащены системой управления огнем, которая автоматически вводит координаты артиллерии КНА, захваченной противоартиллерийскими радиолокационными системами.

В прошлых случаях, таких как обстрел острова Йонпхён в декабре 2010 года, точность и огневая мощь северокорейской артиллерии были ограничены. Обстрел КНА в 2010 году острова, расположенного вдоль западного побережья Корейского полуострова, позволил оценить часть боевой мощи артиллерии КНА. На тот момент КНА выпустила более 170 снарядов из 122-миллиметровых РСЗО, половина из которых упала в море; более того, 25 процентов из восьмидесяти снарядов, упавших на остров, не взорвались. 30 Тем не менее, в более обширной военной кампании тяжелые, крупномасштабные обстрелы артиллерии КНА по Сеулу и возможное применение химического оружия, несомненно, по-прежнему будут представлять серьезную опасность.

В дополнение к этим другим обычным боеприпасам, КНА в последние годы разрабатывает 300-мм РСЗО KN-09. 31 Эта модель имитирует китайскую РСЗО А-100 и российскую БМ-30 «Смерч». KN-09, впервые обнаруженный в мае 2013 года, имеет предполагаемую дальность действия 190 километров, поэтому его можно было вести от военной демаркационной линии (MDL) до Тэджона, Южная Корея, далеко к югу от демаркационной линии. 32 По крайней мере, некоторые эксперты считают, что эта новая модель MRL будет оснащена спутниковой навигационной системой наведения. 33 Проект Центра стратегических и международных исследований по противоракетной обороне считает, что по состоянию на сентябрь 2019 года эти РСЗО все еще находятся в разработке.

В целом, у КНА намного больше РСЗО, чем в Южной Корее. Более того, новые РСЗО Северной Кореи составляют лишь небольшую часть ее арсенала, а большинство ее РСЗО устаревают. Боевая эффективность этого оружия близко не оценивалась. Тем не менее, Северная Корея значительно улучшила свои системы РСЗО по сравнению с предыдущими поколениями, такими как M19.85 с более ограниченным диапазоном. Эта увеличенная дальность увеличивает способность Северной Кореи наносить удары по районам, удаленным от MDL, но, по данным Альянса по противоракетной обороне, «ограниченное развертывание» KN-09, вероятно, не представляет новой угрозы американским «активам, которые не были полностью готовы [ sic ] в диапазоне различных систем КНДР». 34

Помимо вышеупомянутых артиллерийских батарей, северокорейские стратегические силы располагают примерно 900 баллистическими ракетами малой и средней дальности, которые могут достичь любой точки Корейского полуострова. 35 Ракеты малой дальности в стране включают SCUD-B (Hwasong-5), SCUD-C (Hwasong-6), SCUD-ER (Hwasong-9), KN-18 и KN-02 (твердотопливный). реактивный снаряд, также известный как Viper), а его основной ракетой средней дальности является Nodong (Hwasong-7). 36 Ракета КН-02 имеет дальность действия 120–170 километров и может, если ее разместить рядом с ВДЛ, быстро поразить Кэмп-Хамфрис, главную военную базу США в Южной Корее, расположенную недалеко от Пхёнтхэка. 37 Между тем, в мае 2019 г.Северная Корея также испытала новую ракету малой дальности, созданную по образцу российских моделей «Искандер-Э» и «Искандер-М». 38

В случае войны КНА поддержала бы наземные операции, нанеся удары по основным южнокорейским целям комплексом баллистических ракет. Ракеты, которые страна будет использовать для первых наземных операций, не очень точны, хотя более совершенные навигационные системы, такие как американская система глобального позиционирования и российская глобальная навигационная спутниковая система, в некоторой степени повысили свою точность с середины 2010-х годов. 39 Большинство баллистических ракет КНА используют жидкостные ракеты, подготовка к пуску которых занимает более часа, но Пхеньян в последнее время разрабатывает твердотопливные модели, которые будут готовы к пуску быстрее. 40

В дополнение к этим баллистическим ракетам малой и средней дальности у КНА имеется не менее 700 артиллерийских орудий большой дальности, нацеленных на столичный район Сеула и северные районы Южной Кореи; Северокорейские военные предположительно нанесут удары по гражданским объектам в густонаселенном мегаполисе, чтобы вызвать панику среди населения. 41 Однако на практике непрерывный обстрел дальнобойной артиллерией жилых районов, не связанных с зонами боевых действий, не очень эффективен со стратегической точки зрения. Таким образом, северокорейские дальнобойные артиллерийские снаряды, вероятно, будут временно выпущены по населенным гражданским районам мегаполисов в начале войны, а затем будут перенаправлены на военные объекты.

В целом, несмотря на то, что северокорейские вооруженные силы имеют большее количество некоторых видов обычных военных средств, таких как боевые бронированные машины и наземные войска, превосходящие возможности армии РК дают им преимущество. Тем не менее, превосходящее количество артиллерийских батарей, танков, войск и других средств КНА позволит ей нанести значительный ущерб вооруженным силам Республики Корея и южнокорейской инфраструктуре в рамках стратегии молниеносной войны, которую, как ожидается, применит Северная Корея.

ВМС Северной Кореи

Что касается военно-морских сил Северной Кореи, то оценки численности флота страны несколько различаются. В Белой книге обороны Южной Кореи за 2018 год говорится, что в стране имеется около 740 надводных кораблей ВМС, тогда как оценка военного баланса IISS дает цифру около 700. судов большого размера, что ограничивает возможности страны в морских перевозках. По данным IISS, подводные силы Северной Кореи состоят из около семидесяти подводных лодок, в том числе подводных лодок класса «Ромео» и других моделей. Военно-морские силы страны и ее 60 000 военнослужащих организованы в Восточное море и командование флотом Западного моря в составе Корейского народного флота. Два командования флота состоят из тринадцати морских эскадрилий и двух морских снайперских бригад.

Только два корабля флота Северной Кореи могут быть классифицированы как большие, а именно фрегаты класса «Наджин». Первоначально развернутые в начале 1970-х годов, эти корабли оснащены двумя противокорабельными ракетами SS-N-2 Styx (дальность 80 км) и двумя 100-миллиметровыми орудиями советского производства 1960 года выпуска. 43 Эта модель фрегата не может сравниваться до эсминцев, таких как класс Aegis и эсминец класса Chungmugong Yi Sun-sin, оснащенных новейшей боевой системой ВМС РК. Пять других кораблей ВМС КНА, в том числе корвет типа «Саривон», не оснащены противокорабельными ракетами. Кроме того, в составе ВМС Северной Кореи имеется около 383 небольших быстроходных прибрежных кораблей, в том числе ракетный катер типа «Оса» и ракетный катер типа «Комар». 44

Южнокорейские военно-морские корабли хорошо оснащены, чтобы воспользоваться уязвимыми местами северокорейских кораблей. Эсминцы класса Sejong the Great, три из которых есть у ВМС РК, оснащены 128-секционными системами вертикального пуска ракет, в то время как два северокорейских фрегата класса Najin имеют всего две пусковые установки каждый. Это указывает на то, что военно-морские корабли Северной Кореи могут быть уничтожены военно-морскими силами Южной Кореи еще до того, как они начнут полномасштабные операции. 45 Кроме того, новейшее быстроходное судно ВМС РК «Гумдоксури», также называемое «Золотой орел», может двигаться со скоростью 74 километра в час. 46 Восемнадцать южнокорейских кораблей «Гумдоксури» оснащены 130-мм управляемой реактивной системой залпового огня, 76-мм пушкой и автоматизированной системой управления огнем. 47

Учитывая их различные ограничения, в морском сражении малые военно-морские корабли Северной Кореи, скорее всего, будут атаковать издалека ракетами Styx и бежать, а не вступать в ближний бой. Ведь качество надводных кораблей Северной Кореи ухудшилось за более чем тридцать лет, а небольшие корпуса большинства их кораблей вынуждают действовать только в прибрежных водах у Корейского полуострова. Одной из потенциальных проблем является то, что ВМС Северной Кореи могут одновременно отправить в бой относительно большой рой небольших кораблей. Тем не менее, северокорейские корабли, как правило, будут в невыгодном положении по сравнению с их южнокорейскими коллегами, поскольку корабли ВМС РК оснащены относительно мощным радаром, который может быстро обнаруживать небольшие корабли противника.

Тем не менее, флот КНА имеет больше, чем просто надводные корабли, и его подводные силы обеспечивают его самую смертоносную наступательную огневую мощь. Тем не менее, подводные лодки КНА по отдельности работают значительно хуже по сравнению с двадцатью двумя кораблями ВМС РК, включая подводную лодку класса Sohn Wonyil и подводную лодку класса Chang Bogo. 48 Согласно отчету Министерства обороны США за 2017 год, флот Пхеньяна насчитывает около семидесяти подводных лодок. 49 Более того, если Северная Корея сможет ввести в действие баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) с ядерным вооружением, это изменит правила игры. В июле 2019 года государственные СМИ Северной Кореи опубликовали ряд фотографий, на которых Ким посещает верфь подводных лодок, где, как предполагается, находится «новая субмарина, [которая] будет нести ракеты с ядерными боеголовками, которые можно будет использовать для угрозы военным базам США в Японии и по всей Азии». -Тихоокеанский регион». 50 В случае конфликта военно-морской флот Северной Кореи, вероятно, запустит подводные лодки в крупные южнокорейские порты незадолго до начала такой войны. Подводные лодки ВМС КНА также, вероятно, будут нарушать морское сообщение, устанавливать мины, атаковать надводные корабли и поддерживать операции спецназа по проникновению. В марте 2010 года КНА продемонстрировала свою способность тайно срывать военно-морские операции РК, когда подводная лодка класса «Салмон» ночью потопила патрульный катер ВМС РК в южной части Желтого моря. А в 1996 января северокорейская подводная лодка класса «Акула» была обнаружена на мели в Восточном море, что показало, что она пыталась проникнуть в воды у берегов Южной Кореи. 51

Подводные лодки Северной Кореи относительно малы и стары, но они по-прежнему являются серьезной проблемой для вооруженных сил Республики Корея, в основном потому, что они могут проводить секретные рейды и миссии по проникновению. Эти трудности усугубляются экологическими соображениями: в Восточном море, в частности, одновременно протекают холодные и горячие морские течения, что очень затрудняет обнаружение подводных лодок. Недавно Северная Корея усилила свои подводные силы, в том числе построила подводную лодку класса Sinpo (или класса Whale), способную нести и запускать от двух до четырех баллистических ракет. 52 Как отмечалось выше, если Северная Корея сможет освоить технологию БРПЛ с ядерными боеголовками, это не может не рассматриваться как серьезная угроза для РК, Японии и США.

Северная Корея также обладает 136 катерами на воздушной подушке типа Kong Bang, которые представляют серьезную угрозу для вооруженных сил Республики Корея. 53 Эти суда на воздушной подушке могут двигаться со скоростью 40–50 узлов и расположены на побережье Северной Кореи, недалеко от северной ограничительной линии Желтого моря. 54 Северная Корея, вероятно, может использовать их для достижения южнокорейских островов Пэкнён и Ёнпхён, где она может совершать внезапные атаки и десантные операции. Если ВС РК не удастся защитить эти острова, катера на воздушной подушке КНА могут высадить спецназ в аэропорту Инчхон и вдоль побережья Желтого моря. Чтобы избежать такой возможности, вооруженные силы РК готовятся развернуть ударные вертолеты Apache на острове Пэкнён.

В целом в составе ВМС КНА много малых и средних кораблей, способных к быстрому маневрированию и достаточной подводной мощности для внезапных атак. С другой стороны, у ВМС РК есть большие корабли, способные вести прибрежный бой, с автоматизированными ударными системами и превосходным радиолокационным обнаружением. Как и в случае с Сухопутными войсками КНА, хотя ВМС КНА могут нанести значительный ущерб при первоначальной внезапной атаке, их способность поддерживать это преимущество против мощных кораблей, систем наблюдения и ударов ВМС РК затруднит для КНА сохранение какого-либо преимущества. долгое время после первых дней конфликта.

ВВС Северной Кореи

ВВС и ПВО КНА состоят из четырех авиационных дивизий, одной тактической транспортной бригады, трех снайперских бригад ВВС и сил ПВО. 55 Согласно Белой книге обороны Южной Кореи за 2018 год, ВВС Северной Кореи располагают 810 боевыми самолетами из 1630 самолетов. 56 Остальные разведывательные, транспортные и учебные самолеты. 57 В общей сложности 40 процентов боевых самолетов Северной Кореи находятся южнее линии Пхеньян-Вонсан, где они могут быстро атаковать Сеул, расположенный в 40 километрах к югу от ВДЛ. 58 Для сравнения, Южная Корея располагает 410 боеспособными самолетами. 59

Из 810 боевых самолетов КНА только восемнадцать МиГ-29 классифицируются как боевые самолеты четвертого поколения. 60 Произведенный Советским Союзом в 1980-х годах, МиГ-29 был разработан в ответ на американские F-15 и F-14. Но по характеристикам он уступает моделям F-15K и KF-16, которыми располагают ВВС РК. МиГ-29 оснащен ракетами класса «воздух-воздух» Р-29 с максимальной дальностью полета 73 километра. 61 Для сравнения, ВВС РК имеют пятьдесят девять F-15K и 160 KF-16, вооруженных усовершенствованными ракетами средней дальности AIM-120 класса «воздух-воздух» с дальностью 85–120 км и новыми AIM-9X. ракеты малой дальности «воздух-воздух». 62 Возможности радиолокационных систем F-15K в области навигации и слежения также значительно превосходят возможности МиГ-29, тогда как возможности KF-16 аналогичны или немного превосходят их. Кроме того, МиГ-29 не имеет возможности нанесения высокоточных ударов по наземным целям, тогда как F-15K и KF-16 могут использовать средства круглосуточной навигации по наземным целям, ракеты класса «воздух-земля» и управляемые бомбы. Этот разрыв в возможностях будет увеличиваться, поскольку ВВС РК представили сорок F-35, боевых самолетов-невидимок пятого поколения, начиная с 2019 года.. 63

Некоторые самолеты Пхеньяна даже старше МиГ-29. Северная Корея имеет боевые самолеты третьего поколения, в том числе пятьдесят шесть МиГ-23 и 120 МиГ-21, а ВВС РК имеют шестьдесят F-4E. 64 Некоторые боевые самолеты Северной Кореи также не относятся к категории второго поколения, например, 207 МиГ-17 и МиГ-19, которыми владеет страна. 65 МиГ-23 и МиГ-21 способны вести бой только на ближней дистанции, а F-4E оснащен ракетами класса «воздух-воздух» средней дальности AIM-7 и AIM-9L ракеты малой дальности. Во время войны во Вьетнаме F-4E считался лучше МиГ-23 и МиГ-21. 66 Северокорейские боевые самолеты третьего поколения, как и МиГ-29 четвертого поколения, не обладают возможностями высокоточного нападения на наземные цели. Напротив, почти все боевые самолеты ВВС РК вооружены ракетами большой дальности «воздух-земля», в том числе высокоскоростными противорадиолокационными ракетами (AGM-88), ракетами большой дальности «воздух-земля» (AGM -84K и Taurus KEPD 350) и Maverick (AGM-65). Они также используют Joint Direct Attack Munition (тип бомбы наведения «воздух-земля»), бомбы малого диаметра и другие боеприпасы.

В дополнение к своим технологическим недостаткам, северокорейские самолеты также должны бороться с другими ограничениями. ВВС КНА страдают от нехватки топлива из-за продолжающихся экономических проблем в стране, поэтому северокорейские пилоты тренируются примерно 15–25 часов в год, а остальное время проводят в помещении. Для сравнения, пилоты ВВС РК налетают более 135 часов в год. 68 Кроме того, Северная Корея накопила запасы нефти только на три месяца, а в соответствии с санкциями Совета Безопасности ООН Пхеньяну разрешено импортировать только 500 000 баррелей в год, хотя, вероятно, он импортирует больше, поскольку некоторые экспортеры, в том числе китайские из них, широко подозреваются в нарушении санкций. 69 ВВС КНА также сталкиваются с трудностями в обслуживании самолетов из-за нехватки запасных частей. Только в 2014 году разбилось не менее трех северокорейских истребителей. 70 В 2014 году северокорейские военные пытались ввезти с Кубы два истребителя МиГ-21 и другие системы ПВО, ракеты и машины управления, но их поймали в Панаме. 71

Южнокорейские самолеты обладают и другими технологическими преимуществами. Боевые самолеты ВВС КНА не имеют возможности дозаправки в воздухе, тогда как ВВС РК имеют воздушные заправщики, поэтому их боевые самолеты можно дозаправлять в воздухе, не тратя драгоценное время на возвращение на базу. Кроме того, ВВС РК могут значительно повысить оперативную эффективность с помощью самолета Е-767, который обеспечивает бортовое «раннее обнаружение и сопровождение маловысотных целей на больших дальностях над сушей и водой» и позволяет осуществлять бортовые функции управления и контроля, повышение живучести возможностей РК по наблюдению и командованию. 72 Напротив, если ВС РК уничтожили бы РЛС и объекты управления ВВС Северной Кореи на земле баллистическими ракетами или боевыми самолетами, ВВС КНА потеряли бы свои командно-оперативные возможности и боевую мощь. его самолеты будут сильно ослаблены.

Тем не менее, если разразится конфликт, вооруженные силы РК почти наверняка понесут огромный ущерб от первоначальной крупномасштабной внезапной атаки северокорейской боевой авиации. Вооруженные силы РК считают, что в начале такой войны Северная Корея будет стремиться сбросить бомбы общего назначения на крупные военные объекты, такие как южнокорейские радиолокационные станции, базы ВВС и объекты военного управления. КНА, скорее всего, будет использовать изношенные и одноразовые МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19., и самолёты МиГ-21 для поражения целей методом камикадзе некоторые японские боевые самолёты использовали на Тихоокеанском ТВД во время Второй мировой войны. Однако большинство самолетов ВВС КНА можно было нейтрализовать вскоре после начала войны, потому что полномасштабное вторжение Северной Кореи в Южную Корею побудило бы значительно превосходящие ВВС Японии и США присоединиться к конфликту.

Северная Корея в киберпространстве

Учитывая различия между качеством и сложностью вооруженных сил Северной и Южной Кореи, неудивительно, что Пхеньян счел асимметричные кибервозможности привлекательным вариантом. В КНА насчитывается около 6000 кибер-оперативников, которые взламывали правительства, вооруженные силы, финансовые учреждения, энергетические компании, оборонных подрядчиков и медиа-компании в Южной Корее и США для кражи информации и денег. 73 По данным Федерации американских ученых, у КНА есть отделы, ориентированные на кибербезопасность, в Генеральном штабе и Главном разведывательном управлении, службе внешней разведки Северной Кореи, «отвечающей за сбор и тайные операции». 74 Сами подразделения по хакерству и кибератакам в стране находятся в ведении Главного управления разведки, а за ведение кибервойны отвечает Управление Генерального штаба. 75

Киберподразделения КНА участвовали в многочисленных незаконных действиях, включая крупную распределенную атаку типа «отказ в обслуживании» в июле 2009 г. против нескольких правительственных и корпоративных веб-сайтов в Южной Корее и США, взлом Sony Pictures в 2014 г., крупную кибератаку на центральный банк Бангладеш в 2016 году и взлом внутренней сети министерства национальной обороны Южной Кореи в 2017 году. 76 Предположительно, кибер-оперативники Северной Кореи сыграют значительную роль в случае войны с Южной Кореей и США. В частности, Бюро радиоэлектронной разведки (Бюро 121) при Главном бюро разведки, вероятно, попытается взломать и парализовать широкий спектр южнокорейской инфраструктуры и систем военного управления непосредственно перед началом такой войны. 77

Критически важно, что защита Южной Кореи от северокорейских кибератак оставляет желать лучшего. Мастерство Сеула в киберпространстве уступает Пхеньяну. Южная Корея ежедневно подвергается шквалу кибератак со стороны Северной Кореи, причем некоторые эксперты оценивают количество ежедневных атак в 1,5 миллиона. 78 В период с 2014 по 2016 год власти Южной Кореи подсчитали, что Северная Корея взломала 140 000 компьютеров примерно в 160 южнокорейских частных компаниях и государственных учреждениях. Правительство и частный сектор Южной Кореи не готовы успешно защищаться от этого натиска атак из-за их огромного объема.

Ущерб, нанесенный в результате этого, был значительным, включая кражу планов действий на случай непредвиденных обстоятельств военного времени между США и Республикой Корея, атаки на финансовую систему (такие как атака Ten Days of Rain в 2011 году и взлом DarkSeoul в 2013 году), убытки из-за кражи, о которых сообщают финансовые учреждения (от которых в 2016 и 2017 годах пострадали многие страны, включая, в первую очередь, Бангладеш), а также ряд других разрушительных агрессивных атак (таких как взлом WannaCry в 2017 году). 79 Хотя возможности Северной Кореи в области кибервойны еще предстоит опробовать в ходе конфликта, успешные атаки, проведенные ее хакерами в мирное время, добавляют в арсенал Пхеньяна еще одну асимметричную способность (в дополнение к оружию массового уничтожения), которая может уничтожить южнокорейские критически важные энергетические, финансовые или промышленные структуры, увеличивая военные расходы и делая операции союзников более громоздкими.

Заключение

Во многих отношениях силы КНА имеют значительное численное преимущество, поскольку Пхеньян имеет больше военных средств, чем вооруженные силы РК во всех трех родах войск. Поскольку значительная часть КНА развернута вдоль или вблизи демилитаризованной зоны, а Сеул находится всего в 50 км от ВДЛ, обычные силы КНА с многочисленными артиллерийскими орудиями дальнего действия остаются серьезной проблемой.

Тем не менее, качество национальных военных активов важнее, чем их количество. Боевые части должны быть хорошо обучены и хорошо обеспечены, но в случае с Северной Кореей это не всегда дано. Ухудшающиеся экономические условия в стране препятствуют ее способности максимизировать качество своих военных активов, в то время как Южная Корея постоянно совершенствует свои возможности. Одна из причин, по которой Северная Корея делает упор на ядерное оружие и баллистические ракеты большой дальности, заключается именно в растущем качественном превосходстве обычных вооруженных сил РК.

Войска КНА сосредоточены возле ВДЛ, чтобы в случае начала войны их можно было немедленно развернуть. Хотя тактика КНА, основанная на внезапности, может нанести значительный ущерб в первые дни конфликта, поскольку возможности КНА не превосходят возможности Вооруженных сил РК, любое раннее преимущество будет быстро потеряно.

В то время как тактика КНА, основанная на внезапности, может нанести значительный ущерб в первые дни конфликта. . . любое раннее преимущество будет быстро потеряно.

Если принять во внимание поддержку США ответа Республики Корея, преимущество Южной Кореи становится еще более решающим. Тем не менее, военный баланс на полуострове станет неясным, если Китай или даже Россия вмешаются в такой конфликт от имени Северной Кореи. Китай уделяет первоочередное внимание стабильности на полуострове, хотя неясно, как именно и когда это побудит его вмешаться. С одной стороны, Пекин, Сеул и Вашингтон будут преследовать общую цель — предотвратить применение Пхеньяном своего ядерного оружия, а Китай также будет стремиться к деэскалации конфликта, чтобы предотвратить поток беженцев через свою границу и более широкую региональную нестабильность.

С другой стороны, у Китая есть и более широкие геостратегические интересы. Если исход конфликта может предположительно изменить баланс сил на полуострове в пользу Соединенных Штатов, расчеты Пекина соответственно изменятся. Если, например, союзные войска пересекут тридцать восьмую параллель или если окажется, что режим Кима вот-вот рухнет, у Китая появится стимул вмешаться, чтобы обеспечить выживание КНДР, как это было, когда Пекин вмешался во время Корейской войны. В конце концов, хотя неравенство между армиями Северной и Южной Кореи очевидно, вмешательство их союзников и дополнительные стимулы для сохранения статус-кво на полуострове в контексте стратегического соперничества США и Китая могут в конечном итоге определить исход. конфликта.

Южная Корея сталкивается со значительными военными угрозами в 2020-х годах. Положительным моментом является то, что ее силы продолжают модернизироваться, но вооруженные силы РК также должны бороться с Северной Кореей, которая вооружена ядерным оружием и численно превосходящими обычными силами. Пхеньян также добивается прогресса в области БРПЛ и других асимметричных средств. Несмотря на изменение политических приоритетов и представлений, Сеулу крайне важно сохранять очень сильную оборонную позицию, направленную на противодействие не только растущему спектру северокорейских угроз, но и вызовам региональной стабильности. Поэтому для Южной Кореи крайне важно поддерживать самые тесные связи в области безопасности и вооруженных сил с Соединенными Штатами, даже если она берет на себя большую уверенность в своих собственных военных возможностях.

Об авторе

Ким Мин Сок — старший корреспондент отдела обороны и автор редакционной статьи JoongAng Ilbo , а также директор Института военных дел и безопасности. Он был первым гражданским представителем Министерства национальной обороны, а также работал научным сотрудником в Корейском институте оборонного анализа.

Notes

1 Lee Jung-woo, «Bughan-ui jaelaesig gunsalyeog pyeong-gawa daenam gunsawihyeob-ui pyeong-ga» [Оценка обычной военной мощи Северной Кореи и изменение ее военной угрозы Югу Корея], Обзор северокорейских исследований 17, вып. 2 (2014).

2 Международный институт стратегических исследований (IISS), военный баланс 2018 (Лондон, Великобритания: Routelededge, 2018), 221.

3 Ibid, 275.

4 77777777777777777777777777777777777777777777777777777777777777. Министерство обороны, Военные события и события в области безопасности, связанные с Корейской Народно-Демократической Республикой: отчет Конгрессу (Вашингтон, округ Колумбия: Министерство обороны США, 2017 г. ), https://fas.org/irp/world/dprk/dod- 2017.pdf.

5 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны 2018 г. (Сеул, Южная Корея: Министерство национальной обороны, 2019 г.) 21, http://www.mnd.go.kr/cop/pblictn/selectPublicationUser .do?siteId=mndEN&componentId=51&categoryId=0&publicationSeq=846&pageIndex=1&id=mndEN_031300000000.

6 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны 2018 г. .

7 North Korea Leadership Watch, «Оперативное управление Генерального штаба», 27 марта 2018 г., http://www.nkleadershipwatch.org/dprk-security-apparatus/general-staff-operations-bureau/.

8 Там же.

9 Там же.

10 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны за 2018 г. , 23.

11 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны за 2018 г. , 29; IISS, The Military Balance 2019 , 281.

12 Там же.

13 Там же.

14 Hong Sung-pyo et al., “ Bughan mugichegye yangjeog·jiljeog pyeong-ga ”[Количественная и качественная оценка северокорейской системы вооружения], Форум оборонной безопасности Кореи, 2010 г., 001&file_type=CPR&seq_no=001&pdf_conv_yn=N&research_id=1250000-201000022.

15 МИСИ, Военный баланс 2019 ,285.

16 Эд Ким, «Кошмар Северной Кореи: почему южнокорейский K2 Black Panther — один могучий танк», National Interest, , 24 октября 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/north-korea-nightmare-why-south-koreas-k2-black-panther-one-mighty-tank-; и «Основной боевой танк K2 Black Panther», Army Technology, https://www.army-technology.com/projects/k2-black-panther-main-battle-tank/.

17 МИСИ, Военный баланс 2019 ; и Франц-Стефан Гади, «Южная Корея: запуск нового боевого танка отложен на 3 года», Diplomat , 17 октября 2017 г. , https://thediplomat.com/2017/10/south-korea-induction-of- новый-боевой-танк-отложен-на-3-года/.

18 МИСИ, Военный баланс 2019 .

19 МИСИ, Военный баланс 2019 , 280–287; и Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга по обороне за 2018 г. , 23.

20 Себастьян Роблин, «Вот как Северная Корея контрабандой ввезла 87 разведывательных вертолетов США», National Interest , 8 октября 2017 г., https ://nationalinterest.org/blog/the-buzz/how-north-korea-smuggled-87-us-scout-helicopters-22638.

21 Ю Ён Вон, «Сатана-уи мача’ло буллин гонг-гёхелги, Ми-24 хайнду» [Ударный вертолет под названием «Карета Сатаны», Ми-24 Хинд], Мир оружия, 21 декабря , 2011 г., http://bemil.chosun.com/site/data/html_dir/2011/12/21/2011122102492.html; и Джеймс Кинг, «Повесть о ленте: что Северная Корея привнесет в бой?» Real Clear Defense , 30 мая 2017 г., https://www.realcleardefense. com/articles/2017/05/30/what_would_north_korea_bring_to_the_fight_111478.html.

22 IISS, The Military Balance 2019 , 285.

23 [МБР не появлялась. . . Что представляет собой новое оружие в День основания Республики Северной Кореи?], Segye Ilbo , 10 сентября 2018 г., https://n.news.naver.com/article/022/0003303042.

24 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны 2018 г. .

25 Там же.

26 Там же, 29.

27 Там же.

28 Себастьян Роблин, «Знакомьтесь, K-9 Thunder: гигантское артиллерийское орудие Кореи (нацелено на Северную Корею)», National Interest , 26 октября 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/ встреча-k-9-гром-южная-корея-гигантская-артиллерийская пушка-прицел-северная-корея-91431; и Себастьян Роблин, «У Южной Кореи есть собственная мощная артиллерия, которую любит НАТО (и ненавидит Северная Корея)», National Interest , 6 января 2018 г. , https://nationalinterest.org/blog/the-buzz/south-korea-has-its-own-massive-artillery-nato-loves-north-23962.

29 Ан Сын-бом и др., «Jisang-gun-ui suhoja K-9 jajupo» [Самоходная артиллерийская установка Guardian of Ground Force K-9], World of Weapons, 22 сентября 2010 г., https: //m.terms.naver.com/entry.nhn?docId=3570299&cid=59087&categoryId=59087.

30 Джозеф С. Бермудес, «Инцидент в Йонпхондо, 23 ноября 2010 г.», 38 North, 11 января 2011 г., https://www.38north.org/wp-content/uploads/2011/01 /38North_SR11-1_Bermudez_Yeonpyeong-do.pdf.

31 Альянс защиты противоракетной обороны, «KN-09», https://missiledefenseadvocacy.org/missile-threat-and-plication/todays-missile-threat/north-korea/kn-09/.

32 Противоракетный альянс, «КН-09»; и Центр стратегических и международных исследований (CSIS) Ракетная угроза, «KN-09 (KN-SS-X-9», https://missilethreat.csis.org/missile/kn-09-kn-ss-x-9 /

33 Противоракетный альянс, «КН-09»

34 Там же.

35 Анкит Панда, «Представляем KN21, новый подход Северной Кореи к своей самой старой баллистической ракете», Diplomat, , 14 сентября 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/fact-north-korea -имеет-тысячи-танков-могут-они-воевать-78851.

36 IISS, The Military Balance 2019 , 221.

37 Ракетная угроза CSIS, «KN-02 «Токса»,» 15 июня 2018 г., https://missilethreatile.csis /кн-02/.

38 «300 мм бангсапо? дангеоли мисаил? . . . bae balsache jeongcheneun», [300 мм MRL? Ракеты малой дальности? Идентификация северокорейского снаряда], TV Chosun , 4 мая 2019 г., https://n.news.naver.com/article/448/0000273317.

39 Питер Дж. Браун, «Использует ли Северная Корея спутники Китая для наведения своих ракет?» National Interest , 23 мая 2017 г., https://nationalinterest.org/blog/the-buzz/north-korea-using-chinas-satellites-guide-its-missiles-20810.

40 Джой Джун, «Miuihoejosagug ‘bughan, 5wol misail dobal-eun gocheyeonlyo enjin gaebal mogjeog», [майская ракетная провокация Северной Кореи направлена ​​на разработку твердотопливного двигателя], Chosun Ilbo , 12 июня 2019 г. , https://n.news.naver.com/article/023/0003453055.

41 Пракеш Менон и П. Р. Шанкар, «Артиллерия Северной Кореи: могут ли «большие пушки» Кима уничтожить Сеул?» National Interest , 5 декабря 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/north-koreas-artillery-could-kims-big-guns-destroy-seoul-101837.

42 МИСИ, Военный баланс 2019 , 282; и Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга обороны 2018 г. , 23.

43 Йост Олиманс и Стийн Митцер, «Флагманский корабль ВМС КНА проходит радикальную модернизацию, NK News , 12 декабря 2014 г., https:/ /www.nknews.org/2014/12/kpa-navy-flag-ship-undergoing-radical-modernization/.

44 МИСИ, Военный баланс 2019 , 282.

45 Майкл Пек, «Могут ли южнокорейские новые эсминцы Aegis сбивать северокорейские ракеты?» National Interest , 19 января 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/china%E2%80%99s-giant-new-warship-packs-killer-long-range-missiles-109786.

46 «Военно-морской флот будет иметь более совершенные патрульные катера для миссий NLL», информационное агентство Yonhap, 26 ноября 2019 г., https://en.yna.co.kr/view/AEN201

002700325.

47 «Военно-морской флот будет иметь более совершенные патрульные катера для миссий NLL», информационное агентство Yonhap; и МИСИ, Военный баланс 2019 , 285.

48 IISS, Военный баланс 2019 , 285; и «Подводные возможности Южной Кореи», Инициатива по борьбе с ядерной угрозой, 16 октября 2019 г., https://www.nti.org/analysis/articles/south-korea-submarine-capabilities/.

49 Министерство обороны, вооруженных сил и безопасности США. События, связанные с Корейской Народно-Демократической Республикой», 2017 г., https://fas.org/irp/world/dprk/dod-2017.pdf.

50 Кайл Мизоками, «Пристальный взгляд на «новую» ракетную подводную лодку Северной Кореи», Popular Mechanics , 23 июля 2019 г. , https://www.popularmechanics.com/military/weapons/a28483496/north-korea- подводная лодка/.

51 Ким Джин Вунг, История Кореи: от «Страны утреннего спокойствия» до государств, находящихся в состоянии конфликта (Блумингтон, Индиана: издательство Университета Индианы, 2012), 576–577.

52 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Gugbangbaeksa 2018 [Белая книга Министерства обороны 2018 г.], 24, http://www.mnd.go.kr/user/mnd/upload/pblictn/PBLICTNEBOOK_2010236460390.pdf; «Северокорейская подводная лодка класса SINPO: новые доказательства возможных вертикальных ракетных пусковых установок; Верфь Sinpo готовится к масштабной программе строительства военно-морского флота», 38 North, 8 января 2015 г., https://www.38north.org/2015/01/jbermudez010815/; Анкит Панда, «Sinpo-C-Class: строится новая северокорейская подводная лодка с баллистическими ракетами», Diplomat, 18 октября 2017 г., https://thediplomat.com/2017/10/the-sinpo-c-class- строящаяся-новая-северо-корейская-баллистическая-ракета-подводная лодка/; и «Sinpo-C/GORAE-Class SSB NEWCON», Global Security, https://www. globalsecurity.org/military/world/dprk/ssb-newcon.htm.

53 МИСИ, Военный баланс 2019 , 282; и Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга обороны 2018 г. , 24.

54 Джозеф Бермудес, «Силы специальных операций Северной Кореи: базы на воздушной подушке (часть I)», CSIS Beyond Parallel, 25 января 2018 г., https://beyondparallel.csis.org/north-korean-special-operations-forces-hovercraft-bases-part-1/.

55 МИСИ, Военный баланс 2019 , 282; Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны 2018 г. , 24; Кайл Мизоками, «Не стоит недооценивать 200 000 спецназовцев Северной Кореи», National Interest , 9 января 2020 г., https://nationalinterest.org/blog/buzz/dont-underestimate-north-koreas-200000-special-forces -112196.

56 Министерство национальной обороны Южной Кореи, Белая книга Министерства обороны 2018 г. , 31.

57 Там же.

58 Министерство национальной обороны Южной Кореи, 2018 Белая книга по защите , 30.

59 Там же.

60 Абрахам Айт, «Растет ли парк МиГ-29 Северной Кореи?» Diplomat , 29 ноября 2018 г., https://thediplomat.com/2018/11/is-north-koreas-mig-29-fleet-growing/; и IISS, Военный баланс 2019 , 282 .

61 «Р-27 (AA-10 Alamo) управляемая ракета класса «воздух-воздух» средней дальности», Air Force Technology, https://www.airforce-technology.com/projects/r-27-aa -10-аламо-управляемая авиационная ракета средней дальности/.

62 МИСИ, Военный баланс 2019 , 286; «Усовершенствованная ракета класса «воздух-воздух» средней дальности AIM-120», Airforce Techology, https://www.airforce-technology.com/projects/aim-120-advanced-medium-range-air-to-air-missile. -амрам/.

63 Джефф Джонг, «Южная Корея закупит еще 20 самолетов F-35», Defense News , 10 октября 2019 г. , https://www.defensenews.com/global/asia-pacific/2019/10 /10/южная-корея-купить-еще-20-реактивных самолетов F-35/.

64 IISS, военный баланс 2019 , 280.

65 IISS, военный баланс 2019 , 282.

66 «F-4 Phantom», Doosan Encyclopedia,

HTTP://////м. .naver.com/entry.nhn?docId=1125605&cid=40942&categoryId=32428.

67 Бён Джи Хи, «Ким Чен Ын проводит внутренние репрессии, заказывает летную подготовку ВВС, хотя топлива нет», Чосон Ильбо , 18 апреля 2019 г.; и Питер Фостер, «Эксперты-разведчики анализируют крушение северокорейского истребителя» Telegraph , 18 августа 2010 г., https://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/asia/china/7951771/Intelligence-experts-analyse-North-Korean-fighter-jet-crash.html.

68 Ли Хан-сок, «jeontujojongsa bihaenghunlyeonsigan choesosujundo mos michyeo» [Минимальное время летной подготовки боевого пилота меньше минимального], SBS News , 30 сентября 2011 г. ,

https://news.sbs. co.kr/news/endPage.do?news_id=N1000997670.

69 Управление энергетической информации США, «Северная Корея», июнь 2018 г., https://www.eia.gov/beta/international/analysis.php?iso=PRK; и Бенджамин Кацефф Зильберштейн, «Применение санкций Китая и цены на топливо в Северной Корее: что говорят нам данные», 38 North, 1 февраля 2019 г., https://www.38north.org/2019/02/bkatzeffsilberstein020119/.

70 Джон Г. Грисафи, «Н. Корейский истребитель МиГ-19 разбился во время тренировки», NK News , 30 июля 2014 г., https://www.nknews.org/2014/07/n-korean-mig-19-fighter-jet-crashes-during -обучение/ .

71 «Северокорейское судно, захваченное кубинским оружием, возвращается на Кубу», BBC, 15 февраля 2014 г., https://www.bbc.com/news/world-latin-america-26210187.

72 «Бортовая система предупреждения и управления E-767», Global Security, https://www.globalsecurity.org/military/systems/aircraft/e-767. htm.

73 Ким Мин Сок, «Gagonghal bughan saibeo gong-gyeoglyeog gagonghal bughan saibeo gong-gyeoglyeog, hangug-eun gineungbujeon», [Северокорейская кибератака, Корея не работает], JoongAng Ilbo , 23 февраля, 2019 г., https://news.joins.com/article/223.

74 Федерация американских ученых, «Спецслужбы Северной Кореи», 4 июня 2018 г., https://fas.org/irp/world/dprk/index.html.

75 Мэтью Ха и Дэвид Максвелл, «Универсальный меч Ким Чен Ына», Фонд защиты демократий, 3 октября 2018 г., https://www.fdd.org/analysis/2018/10/ 03/универсальный меч Ким Чен Ына/; и Ким Санбэ, «Beochueol chang-gwa geumulmang bangpae — saibeo anboui segyejeongchiwa hangug» [Мировая политика кибербезопасности и Корея — виртуальное копье и сетевой щит], Hanul , 2018.

76 Министерство национальной обороны Южной Кореи, The Military Balance 2018 , 277.

77 Словарь, 2017 г. , https://m.terms.naver.com/entry.nhn?docId=3548794&cid=43667&categoryId=43667.

78 Ха и Максвелл, «Универсальный меч Ким Чен Ына»; и Келли Касулис, «Правительство Южной Кореи подвергается 1,5 миллионам кибератак в день, говорят эксперты по безопасности», Mic , 28 ноября 2017 г., https://www.mic.com/articles/186373/the-south-korean-government-experiences-15-million-cyberattacks-a-day-security-experts-say#. rQzeuVx42.

79 Там же.

Карнеги не занимает институциональную позицию по вопросам государственной политики; взгляды, представленные здесь, принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают взгляды Карнеги, его сотрудников или его попечителей.

4 способа, которыми Северная Корея может противостоять F-35 – The Diplomat

Азия обороны | Безопасность | Восточная Азия

Военно-воздушные силы Северной Кореи, безусловно, не справляются с этой задачей, поэтому Пхеньян будет искать асимметричные альтернативы.

F-35 Lightning II ВВС США из 356-й истребительной эскадрильи на базе ВВС Эйлсон летят бок о бок с F-35 ВВС Республики Корея из 151-й и 152-й боевых эскадрилий в рамках двусторонних учений над Желтым морем , Южная Корея, 12 июля 2022 г.

Предоставлено: ВВС США/ старший летчик Тревор Горднер

Во время холодной войны ВВС Корейской народной армии (КНА), официальное название ВВС Северной Кореи, неоднократно участвовали в боевых действиях с самолетами военно-морских и военно-воздушных сил США. В то время как недавно сформированная авиация играла относительно небольшую роль в боевых действиях, предшествовавших перемирию в Корейской войне 1953 года, она была особенно активна в 1960-х годах, когда недавно приобретенные истребители МиГ-21, введенные в строй с 1963 года, были эффективно использованы во время высокой напряженности. . Это включало сбитие американского самолета EC-121 Warning Star в 1919 г.69. Северокорейские МиГ-21 также должны были вступить в бой с ВВС США над Вьетнамом, составив значительную часть флота, защищающего небо Северного Вьетнама, и столкнулись с израильскими ВВС в 1967 и 1973 годах, летая в Сирию. и Египет.

Несмотря на быструю модернизацию парка истребителей Северной Кореи в 1980-х годах, поскольку улучшение отношений с Советским Союзом способствовало закупкам самолетов МиГ-23 третьего поколения и МиГ-29 четвертого поколения, после распада СССР в 1990-х и были фактически приостановлены в 2000-х, когда Совет Безопасности ООН ввел в стране эмбарго на поставки оружия.

Вопросы, касающиеся способности Северной Кореи защищаться от современных истребителей, были подняты на первых в истории учениях между истребителями пятого поколения Южной Кореи и США 11-14 июля. Упомянутый F-35 является одним из трех истребителей пятого поколения, производимых в мире, наряду с китайским J-20 и российским Су-57. Российские самолеты выпускаются в очень ограниченном количестве, и им по-прежнему не хватает многих ключевых технологий конкурентов, в результате чего F-35 и J-20 фактически остаются в своей собственной лиге.

Развертывание американского самолета как Соединенными Штатами, так и Южной Кореей представляет собой серьезную проблему для обороны Северной Кореи из-за его способности нести тактические ядерные боеголовки и его передовых возможностей скрытности, сенсорного синтеза, возможностей радиоэлектронной борьбы и доступа к передовым средствам, выходящим за рамки визуального дальнобойное оружие. Официальные заявления Пхеньяна резко критикуют рост парка F-35, в частности, в Южной Корее.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получите информацию о сюжете недели и о разработке сюжетов для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Чтобы противостоять быстро растущему количеству F-35, развернутых против них, ВВС КНА сегодня по-прежнему полагаются на МиГ-21 как на один из своих самых боеспособных истребителей, хотя были закуплены усовершенствованные варианты МиГ-21БиС. через Казахстан, которые дополняются примерно 60 МиГ-23МЛ/П и 40 МиГ-29 А/С/УБ. Размер парка МиГ-29 остается неопределенным, поскольку самолеты были построены в Северной Корее по лицензии 1990-е. МиГ-29, находящиеся на вооружении КНА, являются ранними вариантами четвертого поколения, и, хотя их летные характеристики впечатляют, технологически они все еще отстают от F-35 примерно на три десятилетия, причем недостаток старых классов истребителей еще больше. Возраст флота усугубляется такими проблемами, как нехватка самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления, отсутствие современных ракет класса «воздух-воздух» с активным радиолокационным наведением и ограниченное время полета пилота по сравнению с долгими часами, которыми наслаждаются пилоты в флотах противника.

В связи с тем, что положение собственного истребительного флота Северной Кореи с каждым годом ухудшается по сравнению с противниками, главным образом из-за невозможности делать приобретения за рубежом, КНА была вынуждена принять асимметричные меры для борьбы с вражеской авиацией. Соответственно, с конца 2010-х годов Северная Корея начала выставлять на вооружение ряд новых вооружений отечественной разработки. Они в основном были сосредоточены на борьбе с такими средствами, как F-35, без необходимости вступать с ними в бой воздух-воздух, как это делали МиГ-21 КНА с американскими истребителями в прошлом. Вместо этого Северная Корея стремится нейтрализовать самолеты на земле и вывести из строя аэродромы.

Ожидается, что способность асимметрично противодействовать F-35 будет все более цениться по мере того, как ударные истребители с ядерным вооружением приближаются к полной готовности и составляют большую часть флотов США и союзников. Такие возможности особенно важны, поскольку Северная Корея и Соединенные Штаты официально находятся в состоянии войны более 70 лет, и поскольку Вашингтон неоднократно, в том числе в 2016 и 2017 годах, был близок к нанесению широкомасштабных воздушных атак на своего противника в Восточной Азии. .

Ниже я рассматриваю четыре типа средств, которые Северная Корея выставила для противодействия американской и союзной авиации, и, в частности, F-35.

Реклама

Реактивная артиллерия: КН-25 и КН-09

Артиллерия долгое время играла ключевую роль в конфликтах на Корейском полуострове из-за характера местности и относительно небольших расстояний между силами КНА и силами США. и Южная Корея, позволяющая таким активам оказывать значительное влияние как в тактическом, так и в стратегическом плане. Артиллерийские силы Северной Кореи считаются одними из крупнейших в мире, и, дополняя разработку ряда тактических баллистических ракет, возможности северокорейских реактивных артиллерийских систем также значительно улучшились в 2010-х годах.

Возможно, наиболее ярким примером является система KN-09, представленная примерно в 2014 году, которая, по данным министерства обороны Южной Кореи, может похвастаться лучшей в мире дальностью действия 200 километров. Это позволит KN-09 поражать авиабазы ​​и другие цели на большей части территории Южной Кореи. Относительно небольшой размер Корейского полуострова и беспрецедентная дальность стрельбы современных реактивных артиллерийских систем делают подавление действий авиации противника артиллерийским огнем по базам новым, но потенциально мощным средством противодействия передовой авиации.

Возможности КН-09 были превзойдены системой КН-25 большей дальности, впервые представленной в 2019 году, которая побила рекорд КН-09 с дальностью более 400 км. Хотя стрельба обходится дороже, чем артиллерийские орудия, реактивные артиллерийские системы значительно дешевле, чем баллистические ракеты, и могут наносить больше огневой мощи, позволяя продолжать бомбардировку ключевых целей. Поскольку KN-25 обеспечивает непревзойденную дальность полета на большей части территории Южной Кореи, а его высокая мобильность значительно повышает живучесть, этот актив потенциально может серьезно усложнить усилия по использованию аэродромов для операций истребителей, особенно для самолетов с более высоким уровнем обслуживания, таких как F-35.

Тактические баллистические ракеты KN-23, KN-24 и Hwasong-8 

Северная Корея с 2019 года начала испытания ряда новых баллистических ракет, возможности которых на десятилетия опережают предыдущие модели. Согласно отчету Исследовательской службы Конгресса США, эти ракеты могут серьезно осложнить военные операции США на Корейском полуострове. Первая из представленных систем, КН-23, имела дальность полета около 700 км и очень напоминала российскую систему «Искандер», которая недавно широко использовалась в Украине. Точно так же он мог выполнять сложные маневры и следовать по неправильной траектории, что в сочетании с его низкой гиперзвуковой скоростью делало его очень трудным для перехвата.

KN-24 меньшей дальности действия, отдаленно напоминающий американский MGM-140, начал испытания несколько месяцев спустя и оказался более дешевым боевым средством меньшей дальности, способным вести огонь в больших количествах. Обе ракетные системы используют мобильные пусковые установки и были замечены в развертывании с гусеничных пусковых установок, что позволяет им действовать вне дорог, в том числе в лесах и горных районах, где их будет особенно трудно обнаружить.

В отчете Исследовательской службы Конгресса КН-23 упоминается как объект, который «пример наиболее заметного прогресса» в области тактического оружия, при этом ракета, как было замечено, выполняет сложные маневры «подтягивания», предназначенные для того, чтобы сбить с толку противовоздушную оборону противника. систем, тогда как КН-24 «демонстрирует систему наведения и маневренность в полете для достижения точных ударов».

Дополнительная тактическая баллистическая ракета большей дальности, Hwasong-8, впервые поднялась в воздух в сентябре 2021 года и интегрировала гиперзвуковой планирующий аппарат, что делает ее чрезвычайно сложной для перехвата. Учитывая, что в обозримом будущем системы противовоздушной обороны противника не будут способны надежно сбивать такие планирующие машины, «Хвасонг-8» потенциально может надежно нейтрализовать аэродромы по всей Японии на начальных этапах войны, что в противном случае предоставило бы второстепенные варианты базирования для операций истребителей против Северная Корея.

Противовоздушная оборона: Pyongae-5 и его усовершенствованный преемник

Реклама

После распада Советского Союза Северная Корея, как известно, не приобрела каких-либо крупных новых средств противовоздушной обороны большой дальности, которые к 2000-м годам обеспечили безопасность ее воздушного пространства. в серьезный вопрос. Несмотря на очень большую дальность действия и мощные датчики, советские системы С-200 совершенно не обладали мобильностью и были развернуты в относительно ограниченном количестве, что ложилось тяжелым бременем на еще более старые системы С-75.

Принятие на вооружение в 2017 года Pyongae-5, иначе именуемого KN-06, изменило ситуацию и предоставило современное, мобильное и высотное средство дальнего радиуса действия, значительно отличающееся от российского С-300, хотя и с меньшими ракетами-носителями, несущими меньше ракет. По оценкам некоторых источников, КНА может выставить на вооружение до 156 транспортно-установочных пусковых установок для этой системы. Опора на такие системы отражает собственный подход России к противодействию военно-воздушным силам НАТО и союзников, а именно развертывание сетей противовоздушной обороны, построенных вокруг С-400, чтобы компенсировать относительно небольшой размер ее собственного истребительного парка.

В 2020 году Pyongae-5 был превзойден преемником, использующим более крупные ракеты-носители, и некоторые сравнивают его с российским С-400. Испытания системы в октябре 2021 года показали следующие результаты, по сообщениям государственных СМИ: «Выдающиеся боевые характеристики зенитной ракеты нового типа с особенностями быстрого реагирования и точности наведения системы управления ракеты, а также существенное увеличение на дистанции поражения воздушных целей не подтверждено». Испытания подтвердили, что по крайней мере одна из ракет системы оснащена двумя рулями направления и двухимпульсным полетным двигателем.

Считается, что эти средства могут быстро передислоцироваться и установить современные датчики и средства противодействия радиоэлектронной борьбе, что может серьезно осложнить операции F-35 в воздушном пространстве Северной Кореи или вблизи него. Ожидается, что эти системы постепенно заменят старые С-75 и С-200 на передовой, и на них будет в значительной степени полагаться, чтобы компенсировать нехватку современных истребителей. Они дополняются растущим набором систем защиты меньшей дальности, которые вместе образуют многоуровневую сеть.

HT-16PGJ и другие ПЗРК

Сухопутные войска Корейской Народной Армии, как полагают, имеют более высокую плотность переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) среди своих наземных подразделений, чем почти любая другая армия в мире, с они в значительной степени полагались на то, чтобы компенсировать нехватку военно-воздушных сил и противостоять сильному упору вооруженных сил США на то же самое. К ним относятся как системы советского производства, такие как системы серий «Игла» и «Стрела» (первой из которых приписывают сбитие российского ударного истребителя Су-34 над Украиной в начале марта 2022 года), так и более современные отечественные платформы, такие как ХТ-16PGJ.

Без радиолокационных сигнатур и с низкой восприимчивостью к РЭБ, при широкой интеграции с пехотой и бронетехникой по всей стране, эти переносные зенитные ракеты могут представлять серьезную угрозу на малых и средних высотах. В то время как истребители пятого поколения, такие как F-35, имеют меньшую сигнатуру головы, их улучшенная живучесть по сравнению с реактивными самолетами четвертого поколения в первую очередь связана с оружием с радиолокационным наведением, благодаря чему инфракрасное наведение широко воспринимается как идеальный «убийца-невидимка». Ценность широкого применения ручного зенитного оружия, пожалуй, лучше всего продемонстрировали в российско-украинской войне ограничения на использование российской авиации, наложенные очень широким использованием этих средств Украиной.

Авторы
Приглашенный автор
А.Б. Абрамс

А.Б. Абрамс является автором книг «Неподвижный объект: 70 лет войны Северной Кореи с американской мощью» и «Власть и превосходство: история западной интервенции в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Получив соответствующие степени магистра в Лондонском университете, он опубликовал множество публикаций по вопросам обороны и международной политики. Абрамс владеет несколькими восточноазиатскими языками и изучал корейский язык в университете в Пхеньяне.

Tags
  • Asia Defense
  • Security
  • East Asia
  • North Korea
  • F-35
  • F-35A in South Korea
  • KN-09 Missile
  • KN-23
  • KN-25
  • MANPADS
  • ПВО Северной Кореи
  • ВВС Северной Кореи
  • Артиллерийский огонь Северной Кореи
  • Баллистические ракеты Северной Кореи

Пилоты Северной Кореи в небе над Вьетнамом

Введение

 

В 2000 году, через двадцать пять лет после окончания войны во Вьетнаме, и Северная Корея, и Вьетнам впервые признали, что, как давно ходили слухи, но никогда официально не подтверждались, северокорейские пилоты участвовали в боевых действиях против самолетов США над Северный Вьетнам во время войны во Вьетнаме. Однако никаких дополнительных подробностей об участии Северной Кореи предоставлено не было, и впоследствии было предоставлено очень мало информации. Официальная вьетнамская военная история, опубликованная в 2001 г., содержала лишь следующее общее утверждение: «Согласно соглашению между Кореей и Вьетнамом, в 1967 ряд летчиков Народно-освободительной армии Кореи был отправлен во Вьетнам для обучения нас и передачи своего опыта, а также для участия в боевых действиях вместе с летчиками Народной армии Вьетнама. В ряде полетов корейские пилоты одержали победы, сбив американские самолеты». [1] Вьетнамские военные истории обычно ссылаются только на неустановленное летное подразделение размером с полк под названием «Группа Z» [Doan Z]. За исключением нескольких отдельных случаев, эти истории не содержат никакой информации о точных размерах, составе или деятельности таинственной «Группы Z», за исключением того, что она базировалась на аэродроме Кеп к северо-востоку от Ханоя с начала 19 века.с 67 по 1968 год. В статье, опубликованной во вьетнамской газете в августе 2007 года, сообщалось, что в 2002 году тела 14 военнослужащих северокорейских ВВС, погибших во время войны во Вьетнаме, были захоронены на кладбище во вьетнамской провинции Бакзянг, извлечены и репатриированы. в Северную Корею. В письме в газету, чтобы исправить несколько ошибок, допущенных в исходной статье, генерал-майор Северного Вьетнама в отставке, который работал с северокорейцами, сообщил, что в общей сложности 87 военнослужащих северокорейских ВВС служили в Северном Вьетнаме между 1967 и в начале 1969 года, за это время северокорейцы потеряли 14 человек и утверждали, что сбили 26 американских самолетов.

Согласно приведенным ниже документам, взятым из официального исторического издания Народной армии Вьетнама (ПАВН), 21 сентября 1966 года официальная просьба Северной Кореи о разрешении направить полк ВВС Северной Кореи для помощи в защите Северного Вьетнама от авиации США атаки были официально рассмотрены и одобрены Центральным военно-партийным комитетом Коммунистической партии Вьетнама под председательством генерала Во Нгуен Зиапа. В ходе последующих обсуждений, состоявшихся 24-30 сентября 1966 между делегацией ПАВН во главе с начальником Генерального штаба ПАВН и северокорейской военной делегацией во главе с начальником Генерального штаба КНДР была выработана подробная договоренность об отправке контингента северокорейских ВВС для боевых действий в Северный Вьетнам. Соглашение предусматривало, что северокорейцы предоставят пилотов для одного полка ВВС Северной Кореи, состоящего из двух рот (по десять самолетов в каждой) МиГ-17 и одной роты МиГ-21, а Вьетнам предоставит самолеты и все необходимое техническое оборудование. техническое обслуживание и логистическая поддержка северокорейских самолетов. Соглашение включало график поэтапного прибытия отдельных северокорейских летных рот и указывало, что северокорейские подразделения будут действовать под командованием и контролем командования ПВО Северного Вьетнама.

Мерл Л. Приббеноу окончил Вашингтонский университет в 1968 году со степенью бакалавра политических наук. Затем он присоединился к ЦРУ и пять лет (1970–1975) служил в Южном Вьетнаме специалистом по вьетнамскому языку. Сейчас он независимый исследователь/автор, специализирующийся на войне во Вьетнаме.


[1]. Институт военной истории Вьетнама, Lich su khang chien chong My, cuu nuoc, 1954-1975, Tap V: tong tien cong va noi day 1968 [История войны сопротивления против американцев за спасение нации, 1954-1975, Том V: Общее наступление и восстание 1968 года], Издательство Народной Армии, Ханой, 2001, стр. 271. [назад]
[2]. Tuoi Tre Weekend Edition, 17 августа 2007 г. (http://tuoitre.vn/Tuoi-tre-cuoi-tuan/273979/14-chien-binh-Trieu-Tien-tren-bau-troi-Viet-Nam.html) и Интернет-газета Tuoi Tre, 28 августа 2007 г. (http://www.tuoitre.com.vn/Tianyon/Index.aspx?ArticleID=275879&ChannelID=119) [назад]

Документ 1

Выдержка из Генерального штаба во время войны Сопротивления против США, 1954-1975: Хронология событий (Biên niên sự kiện BTTM trong KCCM 1954-1975), официальная публикация Народной армии Вьетнама (PAVN). Получено и переведено для NKIDP Мерлом Приббеноу. По состоянию на 30 ноября 2011 г. по адресу http://www.vnmilitaryhistory.net/index.php/topic,5366.0.html

[Нажмите, чтобы просмотреть документ в цифровом архиве Центра Вильсона]

Генерал Во Нгуен Решение Зиапа по запросу Северной Кореи направить ряд пилотов для боевых действий во Вьетнаме

21 сентября 1966 г.

На заседании Комитета по текущим вопросам ЦВПК командующий войсками ПВО-ВВС тов. Фунг Тхе Тай сообщил, что наши союзники запросили разрешение на отправку добровольца подразделение ВВС для боевых действий во Вьетнаме. В запросе говорилось, что их личный состав будет организован в отдельные роты, которые будут интегрированы в полки наших ВВС, что они будут носить нашу форму и действовать с тех же аэродромов, что и наши ВВС. Наши союзники сказали, что они могут послать большое количество технического [вспомогательного] персонала, но что мы будем нести полную ответственность за обеспечение наземной технической поддержки и снабжение их подразделения.

После обсуждения в Комитете по текущим вопросам Центрального военного партийного комитета председательствующий товарищ Во Нгуен Зиап принял следующее решение: военно-воздушные силы Северной Кореи будут называться «специалистами», но на самом деле они будут солдатами-добровольцами. . По этой причине мы должны были согласиться уважать наших союзников, но в то же время мы должны были поддерживать свой собственный суверенитет. В ходе их учебно-боевых действий нам пришлось четко разграничить район их действий и выделить им как основной, так и запасной аэродром. Что касается организации командования, то мы были бы их начальниками, но в союзном [северокорейском] полку они непосредственно командовали бы своими силами с помощью представителей с нашей стороны, которые ставили бы им свои конкретные оперативные задачи. Генерал Зиап потребовал, чтобы договоренности о координации между двумя сторонами были очень четкими и точными, чтобы избежать каких-либо досадных осложнений в будущем.

Документ 2

Источник: Центральный архив Министерства обороны Вьетнама, Сборник Центрального военного партийного комитета, дело № 433. Получено и переведено для НКИДП Мерле Приббеноу.

[Щелкните, чтобы просмотреть документ в цифровом архиве Центра Вильсона]

Подписание Протокольного соглашения для Северной Кореи об отправке ряда пилотов для борьбы с американскими империалистами во время разрушительной войны против Северного Вьетнама

30 сентября 1966 г.

В соответствии с принципиальным соглашением между Лейбористской партией Вьетнама и Корейской рабочей партией выполнить указания Комитета по текущим вопросам Центрального военного партийного комитета от 21 сентября с 24 по 30 Сентябрь 1966 г. Вьетнамские военные представители во главе с начальником Генерального штаба Ван Тиен Зунгом и северокорейские военные представители во главе с начальником Генерального штаба Чой Квангом провели переговоры в атмосфере честности и искренности, после чего было подписано протокольное соглашение, охватывающее следующие шесть конкретных пунктов. :

1. — В конце октября или в течение ноября 1966 г. Северная Корея направит во Вьетнам достаточно специалистов, чтобы укомплектовать вьетнамскую роту МиГ-17 (рота состояла из десяти самолетов). В конце 1966 или начале 1967 года, после того как Вьетнам подготовит достаточно самолетов, Северная Корея направит во Вьетнам достаточно специалистов, чтобы укомплектовать вторую вьетнамскую роту МиГ-17. В течение 1967 года, после того как Северная Корея закончила подготовку специалистов и после того, как Вьетнам смог подготовить достаточное количество самолетов, Северная Корея направит во Вьетнам достаточно специалистов, чтобы укомплектовать одну вьетнамскую роту МиГ-21.

2. — Для облегчения внутреннего управления и боевого управления северокорейские специалисты будут организованы в отдельные роты, а затем и в полк. Перед формированием полка северокорейские специализированные роты должны были быть закреплены за вьетнамским полком ВВС и дислоцированы на аэродромах этого полка. организовано, и полку будет выделен отдельный аэродром.

3. — Специализированные роты, приписанные к полку ВВС Вьетнама, будут подчиняться штабу полка и будут находиться под руководством и руководством Командования ПВО Вьетнама.

4. — Координация между подразделениями ВВС и между ВВС и зенитно-артиллерийскими и зенитно-ракетными подразделениями будет осуществляться под руководством и руководством Командования ПВО Вьетнама.

5. — Все командно-техническое обеспечение, такое как связь, техническое обеспечение и техническое обслуживание самолета, будет обеспечиваться вьетнамской стороной.

6. — Северная Корея обеспечит базовую техническую и тактическую подготовку специалистов в Северной Корее. После их прибытия во Вьетнам Вьетнам предоставил им только обучение на рабочем месте, необходимое для адаптации к условиям поля боя, погодным условиям и их боевым противникам.

Кроме того, в протоколе также изложено соглашение о предоставлении жилья, предметов первой необходимости, транспортных средств, медицинской помощи, правил политики [смерть, травма, болезнь, дисциплина], а также благодарностей и наград.

Корейские воздушные бои

«Сейбры F-86 с их 51-м истребительным крылом-перехватчиком «Шахматные хвосты» готовы к бою во время Корейской войны
года на авиабазе Сувон, Южная Корея» (ВВС США, 1950–1953).

Хотя военно-воздушные силы сыграли жизненно важную роль в Корейской войне, их роль часто изображается менее важной, чем во время Второй мировой войны. Однако быстрое прекращение воздушной войны должно сдерживаться понимание того, что жизненно важные исторические ресурсы остаются недоступными в иностранных государственных архивах и что ведение воздушной войны никогда не подвергалось подробному историческому анализу. Кроме того, имеющиеся ресурсы предвзято относятся к их конкретные задачи или скрыты в более крупных служебных/исторических повествованиях.

Воздушная кампания Корейской войны в основном сосредоточена вокруг трех основных задач: превосходства в воздухе/запрещения, стратегических бомбардировок и непосредственной авиационной поддержки. Во время этого первого конфликта зарождающейся холодной войны зарождающиеся ВВС США (ВВС США) совершить меньше боевых вылетов и сбросить меньше боеприпасов по сравнению со Второй мировой войной. ВМС США (USN) и Корпус морской пехоты США (USMC), сосредоточившись на непосредственной авиационной поддержке (CAS), в отличие от ВВС США, сосредоточенных на перехвате и стратегических бомбардировках, будут летать почти такое же количество миссий, как и во время Второй мировой войны, при этом сброс бомб примерно на 75% больше. Более того, общее количество самолето-вылетов, совершенных обеими сторонами, показало несбалансированное развертывание авиации. Командование ООН (КООН) совершило около 700 000 самолето-вылетов. (на долю пилотов США приходится 93% этих самолето-вылетов) по сравнению с 90 000 самолето-вылетов, совершенных коммунистическими силами. Ограниченное количество вылетов коммунистов, вероятно, является результатом намерения СССР ограничить открытую, полную военную помощь Демократической партии. Корейская Народная Республика (КНДР) и Китайская Народная Республика (КНР) / Коммунистические силы Китая (CCF) в попытке сдержать конфликт на Корейском полуострове.

Превосходство в воздухе и запрет

Застигнутые врасплох вторжением КНДР 25 июня 1950 г., силы Республики Корея (РК) и их американские советники сначала беспорядочно отступали к юго-востоку от полуострова. Тем не менее, первоначальный шок от вторжения вскоре превратился в согласованную оборону вокруг Пусана. Решающее значение для стабилизации имели воздушные средства как в РК, так и в Японии. Превосходство в воздухе над ВВС КНДР было достигнуто в течение месяца. Создание воздуха превосходство вновь открыло дебаты о применении авиации. Руководство ВВС США способствовало установлению и поддержанию господства в воздухе, запрету, чтобы замедлить или остановить движение коммунистов, и стратегическим бомбардировкам, чтобы ослабить боевые способности коммунистов. Армия США, Руководство ВМФ и Корпуса морской пехоты желало продолжения тесного взаимодействия авиации и сухопутных войск. Споры о том, какой воздушной стратегии отдать предпочтение, во многом отражали нынешний статус войны. В более широком смысле, дебаты были отложены путем продвижения вперед с все варианты с разной интенсивностью.

Превосходство КООН в воздухе, полученное благодаря численному и технологическому дисбалансу воюющих держав, не осталось бесспорным. Неспособность генерала Макартура прислушаться к данным разведки своего командования, директивам Вашингтона и предупреждениям КНР видел, как он направил силы КООН к реке Ялу в октябре 1950 года. Ощущение опасности со стороны американских войск на границе Маньчжурии привело к тому, что Пекин выполнил свои плохо завуалированные угрозы и направил наземные и воздушные средства КНР в продолжающийся пожар. вмешательство CCF принесла огромные ресурсы для поддержки дальнейшего выживания Северной Кореи. Первый контакт ООН с силами CCF произошел в районе Унсана 25 октября 19 г.50. Вскоре присутствие коммунистов в небе проявилось с появлением советских реактивных самолетов. Новый МиГ-15 советской разработки со стреловидным крылом и реактивным двигателем. самолет ликвидировал установившееся господство в воздухе UNC. Старые самолеты с поршневыми двигателями, развернутые в США, вскоре были заменены более совершенными реактивными самолетами, включая F-86 Sabre, истребитель со стреловидным крылом, сравнимый с советским МиГ-15. В то время как остро чувствовался ранний дисбаланс поршневого и реактивного боя, ограничение по дальности обеспечивало некоторую стабилизацию.

«Пикирующий бомбардировщик ВМФ AD-3 выходит из пикирования после сброса 2000-фунтовой бомбы на корейскую сторону моста, пересекающего
реку Ялу в Синыйджу, в Маньчжурию. Примечание: зенитные артиллерийские установки по обеим сторонам реки»
(ВМС США, 1950 г.).

Большинство схваток за господство в воздухе, как поршневые против реактивных, так и реактивные против реактивных, были сосредоточены вблизи северо-западной границы КНДР и КНР (т. е. реки Ялу). Этот регион, обычно ограниченный Желтым морем, рекой Чончхон Река и водохранилище Суй-хо стали известны как Аллея МиГов. Коммунистические силы извлекли выгоду из близлежащих баз, концентрированной противовоздушной обороны и увеличения времени полета из-за непосредственной близости к зоне активных боевых действий. И наоборот, силы КООН имели ограниченные время простоя из-за более удаленных авиабаз. Ограниченное время патрулирования примерно в 20 минут означало, что большая часть усилий КООН, направленных на восстановление и поддержание господства в воздухе, была связана с обороной, патрулированием воздушного пространства или реагированием на действия коммунистов. вторжение полетов. Усилия коммунистических сил по расширению своего движения в сочетании с наступательными действиями под руководством Китая в конце 19-го гг.50 и 1951 были агрессивно подавлены воздушными атаками UNC.

Компонентом восстановления господства КООН в воздухе были вторжения в воздушное пространство КНР. Официально КООН запретил «преследование по горячим следам» коммунистических самолетов, действующих к северу от реки Ялу. Однако в театре это ограничение часто игнорировалось, когда летчики КООН незаметно преследовали самолеты СССР / КНДР / CCF внутри Маньчжурии, патрулировали воздушное пространство Маньчжурии в поисках подходящих целей и атаковали базы CCF и противовоздушную оборону. Несколько МиГов было замечено за пределами северной приграничные районы — в частности Аллея МиГов — после 1951 миссия UNC по испорчению. Превосходство UNC в воздухе, первоначально завоеванное за счет численного и учебного дисбаланса, было восстановлено и поддерживалось за счет сочетания лучшей подготовки, лучшей опыт и более агрессивные пилоты.

Стратегические бомбардировки

Как и в случае с истребителями, стратегические бомбардировки UNC подпадали под ограничивающие ограничения. Стратегические бомбардировки всерьез начались 30 июля 19 г.50, через 34 дня после вступления ООН в конфликт, с B-29 Super Fortress, уничтожающими ограниченное количество доступных стратегических целей КНДР (например, операция «Нанни Эйбл», нападение на химический комплекс в Хунгнаме). Поскольку большинство утвержденных целей большой площади быстро повреждаются или уничтожаются, большая часть усилия по бомбардировке были направлены на сокращение коммунистических логистических сетей, складов и сортировочных пунктов. Запрещение «воздух-земля» в основном было сосредоточено в ограниченных по времени операциях, таких как операции «Удушение/Насыщение», «Давление» и т. д. и Spring Thaw, а также более эксцентричные миссии, такие как Operation Tack (попытка использовать сбрасываемые с воздуха, разбросанные по дороге гвозди и шипы, чтобы остановить дорожное движение противника). Эти логистические усилия по перехвату в значительной степени потерпели неудачу, хотя некоторые целенаправленные операции по перехвату, такие как « Весенняя оттепель» , привели к успеху в срыве планов наступления противника. Возможности ВВС США по сопровождению устаревающих тяжелых бомбардировщиков времен Второй мировой войны в целом были недостаточными. Улучшенная подготовка по перехвату коммунистическими силами и ВВС США. ограничения на использование более современных технологий в конфликте из-за боязни компрометации привели к тому, что к 19 октября ВВС США отказались от стратегических бомбардировок при дневном свете.51. Для поддержания давления на Коммунисты-переговорщики во время мирных переговоров (например, «Взрыв плана операций», «Красная корова» и «Паралич»). Ограничения на выбор целей для стратегических бомбардировок были частично сняты в середине 1952 года, и были атакованы более обычные стратегические цели. бомбардировки гидроузлов в июне 1952 г., Пхеньяна в июле и августе 19 г.52, и ирригационные дамбы в мае 1953 года нанесли значительный ущерб и продемонстрировали сохраняющуюся способность стратегических бомбардировок в эпоху реактивных самолетов. Однако выбор цели, Ограничения на развертывание технологий ВВС США и одновременно гибкая система материально-технического снабжения коммунистических сил и готовность нести большие потери означали, что весь вес бомбардировочных возможностей ВВС США никогда не применялся полностью.

«лейтенант Р. П. Йетман с авианосца «Бон Омм Ричард» запускает ракеты и бомбит
Корейский мост. Ноябрь 1952 г.» (ВМС США, 1952 г. ).

Близкая поддержка воздуха

Более важным для повседневного проведения операций UNC было эффективное применение тактической поддержки с воздуха. В то время как ВВС США выступали за воздушное пространство перехват и стратегическая бомбардировка как основная роль авиации на земле, именно CAS чаще видел, как самолеты вступали в бой с наземными целями. Количество исторических исследований CAS более ограничено, чем обсуждение роли «воздух-воздух». боевая или стратегическая бомбардировка. Тем не менее, имеющиеся исследования по этому вопросу (Edwards 2010: 85, 87) подтверждают центральную роль CAS в воздушной войне (на которую приходится примерно 15% всех боевых вылетов ООН) и помогают CAS в стабилизации UNC. линии в критических точках. Неуклонный отход к периметру Пусана в июле/августе 19 г. 50, и в его обслуживании в значительной степени помогали самолеты CAS. Во время боя в Пусане CAS нанесла противнику такие же потери, как и наземные. средства, уничтожив при этом почти три четверти мобильной техники и артиллерии КНДР. Точно так же во время битвы у водохранилища Чосин CAS приписывают 50% потерь CCF. В то время как самолеты CAS оказывали критически важную тактическую поддержку наземным войскам, соседство с пехотой и средствами ПВО противника негативно сказывалось на статистике потерь.

Заключение

Сведения о воздушной войне в Корее лишены полноты предшествующих и последующих воздушных кампаний. Тем не менее, определенные тенденции появляются. Воздушная война над Кореей отражает взросление поршневых авиационных технологий во время Второй мировой войны, стратегическое соперничество в новых реактивных и ракетных технологиях в начале холодной войны и политические ограничения ограниченного географического конфликта. Озабоченность входом в СССР и Китайская Народная Республика (КНР) в конфликт — и возможное расширение конфликта из того же — диктовали стратегическую направленность ООН на протяжении большей части Корейской войны. Возможное вступление КНР в конфликт изменило воздушные кампании ООН/США с преимущественно непосредственная авиационная поддержка, перехват и стратегические бомбардировки, а также установление и поддержание господства в воздухе. Небо над Кореей обеспечивает критическую связь между развернувшейся Второй мировой войной и разрабатываемыми американскими воздушными доктринами времен холодной войны.

Исследования DPAA

Во время воздушной кампании Корейской войны в США было уничтожено 2714 самолетов и убито 4055 военнослужащих. Обстоятельства воздуха Потери в Корейской войне занимают большую часть внимания текущих исследований. Хотя большая часть ранней войны велась внутри РК, большая часть конфликта, особенно воздушная война, велась внутри КНДР. Таким образом, географическое расположение потерь воздуха представляет проблемы доступности. Археологически потери воздуха часто бывают единичными, высокоскоростными ударами небольшого размера. Фрагментация и сжигание самолетов, а также послевоенная очистка территории создают дополнительные проблемы при обнаружении и восстановлении площадки. Более того, потери, связанные с незарегистрированным «преследованием по горячим следам» как на границе КНДР и КНР, так и внутри КНР, представляют собой серьезные исторические и археологические исследовательские задачи. На сегодняшний день DPAA завершил 57 совместных полевых мероприятий (JFA) в РК, включая совместные программы исторических и архивных исследований и идентификации мест, обзоров и раскопок. DPAA завершило 33 JFA в КНДР, прежде чем временно приостановить исследования в стране в 2005 году.