Китайские доспехи » SwordMaster

загрузка...

Ранний период китайского доспеха

 

 

 
Этот барельеф показывает как древняя китайская бригандина  постепенно превращается в ламелляр Династия Цинь (221 - 206 до н.э.) Терракотовый воин имитирующий бронзовый пластинчатый доспех
 

Доспехи периода Тан и Сун

 

Доспехи периода династии Юань и Мин

 

Шлем периода династии Юань, возможно принадлежащий высокопоставленному должностному лицу, принимавшему участие в общем монгольском нашествии в Японию. Обратите внимание на 4-палого дракона отчеканенного светящейся жемчужиной. Хранится в музее монгольского вторжения, Япония Шлем периода династии Юань, хранящийся в Королевской оружейной палате, Великобритания. Шлем конца 15-го века, китайско-тибетской династии Мин (1368 - 1644), в коллекции Королевской оружейной палате, Великобритания.

 

Китайско-корейский шлем конца 16 века  момента японского вторжения в Корею, хранится в публичном сборе в Японии. Передняя и задняя сторона доспехов минского императора Wanli's (1573-1620) шлем и панцирь. Более интересная фотография этого панциря.

 

На протяжении периода династии Мин  1368-1628 г. продолжали использовать ламелляры похожие на доспехи периода Тан.
Императорская гвардия императора Jiajing, династии Мин (1522-1567). Обратите внимание на широкие пластины доспехов вдоль всей длины рукава, похожие на следующие примеры доспехов нового периода Цин . Пример плетения ламелляра, вид готового изделия спереди сзади

 

Комплект из национального музея Монголии. Собран из различных доспехов и оружия 15-17 веков. Заметно что шлем рассичтан на очень маленькую голову. Чжу Юань Чжан стал императором после изгнания монголов. И основал династию Мин. Данные доспехи — наследственная от монголов форма брони в Китае в периоды Тан, Сун, Цин.

 

Для крепления пластин использовались  заклепки без шайб, шляпки часто бывали позолоченые. По краям наплечников и набедренников для подвижности крепили снаружи узкие пластинки.
 

Доспех новой династии Цин

 

В Восточной Азии СОР (coat of plates) были в большом употреблении, а в поздние периоды практически только такой доспех использовался в Китае и Корее, белый японский доспех, который на самом деле представляет собой смесь различных типов доспеха, заимствованных из разных мест, тоже имеет некоторые черты СОР. Появление СОР на Востоке, тем не менее, произошло позже, чем в Европе, самый ранний экземпляр, который я нашел, упоминается в китайском военном приказе 1496 г., где упоминается «доспех с гвоздями» (ting kia), имеются в виду маленькие заклепки с лакированными головками. Так же, как и ламеллярный доспех, крытая конструкция не могла быть заимствована из Китая, но восточно-азиатский доспех сам по себе весьма интересен.

Основа китайского СОР принадлежит к типу «пончо», как и старейшие европейские образцы. Так как в Туркестанской культуре не было и следа подобного доспеха, то остается предположить, что он распространялся по Центральной Азии с монголами. В Китае в 18 веке такой доспех назывался «татарская кираса». То, что подобный доспех существовал и в Центральной Азии, доказывают два бухарских доспеха из Эрмитажа, которое датированы 15 веком. Время появления предшественника СОР в Европе и Азии, по «монгольской» гипотезе совпадает. Получается, что распространение СОР начинается с последней четверти 13 века, когда монголы дошли даже до Силезии. (Б. Тодерман "Доспехи битвы при Визби" в перев. Бернарда).

В ранний и средний период династии Цин (1644-1911) отделка доспехов.  Золотая вышивка на доспехе, отделка золотом на шлеме и железные броневые листы на полную длину рукава. пластины в подобных доспехах приклепываются с нахлестом.

 

Парадные доспехи Цин, высокопоставленного военного офицера или военного ученого Вид доспеха изнутри, чаще всего в подкладку данных доспехов приклепывали вороненые стальные пластины, но вместо них иногда применяли пластины из толстой кожи и китового уса

 

Вид доспеха изнутри, заметьте локоть усилен только заклепками единственная пластина находится на месте локтевого изгиба сустава. Tongixing ding jia переводится вроде как "доспех тысячи гвоздей" Выкройка доспеха, сделанная Б. Тодерманом на основе анализа китайского доспеха в Стокгольмском этнографическом музее:
1. Корпусной жилет раскрытый спереди и боков.
2. Набедренники, защищают спереди и по бокам.
3.4. Защита боков.
5.6. Наплечники
7. Защита паха
8.9.  Наручи, проклепанные декоративными заклепками
Просто красивая фотография из  музея.

 

Император Канси (1654 - 1722). В парадном доспехе вооружен саблей, луком и колчаном со стрелами. Эта же миниатюра полностью кликни Китайский доспех императора Цяньлуна в Музее DE L'Armee, Париж Император Цяньлун  в парадном доспехе

загрузка...

swordmaster.org

ВООРУЖЕНИЕ И ОДЕЖДА. Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

ВООРУЖЕНИЕ И ОДЕЖДА

Вооружение китайской армии

Вооружение китайской армии эпохи Цинь и Хань делилось условно на оружие ближнего боя — основное вооружение пехоты и кавалерии и оружие дистанционного поражения. Кроме того, оружие древнекитайского войска можно подразделить на легкое и тяжелое. К тяжелому вооружению относились стационарные и подвижные метательные системы, которые обслуживались не одним воином, а группой (расчетом).

Лезвие и тупой обух клевца «цзи»

Оружие ближнего боя

Ближний бой китайский воин вел колющим и режущим оружием. Самым распространенным оружием ближнего боя эпохи Цинь и Хань были копья и пики. В связи с широким распространением луков и арбалетов в Древнем Китае копья и пики редко применялись для метания. Они использовались почти исключительно как оружие ближнего боя.

Копье с крючкообразным наконечником «гэ» имело древко стандартной длины, не превышающей высоты человеческого роста более чем в 3 раза. Обычно «гэ» были длиной 303–314 см. Встречались копья «гэ» и меньшей длины — всего 91-140 см.

Копье или пика «мао» было стандартным вооружением пехоты и кавалерии. Копье имело обычно бронзовый, а в последующем железный наконечник, длина деревянного или бамбукового древка составляла 270–280 см. Длинное копье китайского всадника в эпоху Хань по сравнению с предыдущей эпохой стало более тяжелым. В длину древко достигало 3–4 м, крупнее и тяжелее был его железный наконечник.

Бронзовый наконечник копья «мао». Эпоха Цинь

Главным и самым распространенным древнекитайским оружием ближнего боя являлся клевец (алебарда) «цзи». Он представлял собой длинное копье, на которое помимо острого наконечника насаживались один-три комплекта узких крючкообразных лезвий, похожих на кинжалы. Лезвие имело проходящее по его середине продольное утолщение, придававшее ему необходимую прочность. «Цзи» нередко имел вытянутый, чаще всего прямоугольный, тупой обух, предназначавшийся для нанесения ударов в тех случаях, когда лезвие не могло произвести должного действия. Так, сильный удар острым лезвием по металлическому шлему мог лишь сломать лезвие, а такой же удар тупым тяжелым обухом мог прогнуть или даже проломить шлем. Длина древка «цзи» достигала иногда 3 м и более.

Наконечники клевцов «цзи»

Лезвия располагались под разными углами к древку, что делало «цзи» многофункциональным оружием. Лезвие, направленное под острым или прямым углом к древку, было характерно для «цзи», используемого для непосредственного поражения противника — пешего или конного. Лезвие, направленное под тупым углом к древку, превращало «цзи» в удобное оружие (своеобразный крюк) пешего воина против конного противника.

Первоначально «цзи» изготавливались из бронзы и применялись экипажами колесниц. По мере развития этого типа оружия, широкого использования железа для изготовления лезвий и наконечников «цзи» стали поступать на вооружение пехоты и кавалерии.

В ханьскую эпоху существовали клевцы «цзи» двух основных типов: один представлял собой копье-трезубец, другой — подобие алебарды. Последний тип представлял собой длинное деревянное или бамбуковое древко с топоровидным лезвием в форме полумесяца, заканчивавшееся острым наконечником. В результате этим оружием можно было колоть, как копьем, и рубить, как топором. В ханьскую эпоху «цзи» все чаще делали не из бронзы, а из более прочного железа.

Разновидности клевцов «цзи», сочетающих в себе обычное копье «мао» и лезвия-крюки «гэ»

Древнекитайские мечи различных типов. Эпоха Цинь

Меч не входил в состав типового вооружения пехоты. Как правило, мечами были вооружены командиры в пехоте и всадники. Традиционный в Древнем Китае короткий бронзовый меч видоизменился. В Циньскую эпоху мечи делали длиной 80-100 см и более. В качестве материала для его изготовления все чаще использовалось железо. Обоюдоострое лезвие меча было прямым и, как правило, достаточно узким. Длинный меч был удобен в бою, особенно для кавалерии, позволяя всаднику наносить сильные удары по пешему противнику сверху.

Пики «шу» представляли собой наиболее примитивное оружие пехоты и делились на остроконечные и тупоконечные. Пики изготавливались из бамбука или дерева и могли иметь металлические наконечники. Длина их достигала 3,29-3,40 м.

Пешие воины имели на вооружении также своеобразное оружие ближнего боя — «го-усян», представлявшее собой небольшой округлый щит с недлинным мечом или кинжалом в центре. Крюк, также расположенный в центре щита, позволял воину в ближнем бою захватывать оружие противника.

Основным оборонительным вооружением китайских конных и пеших воинов был щит. Традиционные китайские щиты имели несколько вытянутую прямоугольную форму, сферический изгиб в центральной части и фигурные вырезы на верхней и нижней кромках. В Ханьскую эпоху довольно широкое распространение получили заимствованные у кочевников небольшие круглые щиты. Они были легче и удобнее как для пеших, так и для конных воинов и применялись главным образом в борьбе с легковооруженными кочевниками-сюнну.

Оружие дистанционного поражения

В Циньскую и затем Ханьскую эпоху широчайшее распространение в древнекитайской армии в качестве оружия дистанционного поражения получили луки со стрелами и арбалеты.

Луки в Древнем Китае делали из бамбука, идеально подходившего для изготовления метательных устройств. По своей конструкции они делились на два основных типа: изготовленные из одного бамбукового ствола и изготовленные комбинированным способом из нескольких слоев (пластинок) бамбука, склеенных вместе. Длина лука достигала 140 см, толщина — 5 см. Луки различались по степени усилия, необходимого для того, чтобы натянуть тетиву. Каждый лучник имел до 150 стрел длиной по 17–20 см с бронзовыми, а впоследствии с железными наконечниками, которые всадник носил в повешенном за спину колчане.

Для обучения всадников стрельбе из лука специально вырывали неглубокие канавки, по которым пускали лошадь. Благодаря этому руки лучника не были заняты управлением лошадью, и он имел возможность тренироваться. За 30–40 м до цели всадник выпускал стрелу. Несмотря на такие тренировки, китайские лучники не могли сравниться в искусстве владения луком с кочевниками, овладевавшими необходимыми навыками с детских лет.

Арбалеты «ну» появились в Древнем Китае за несколько столетий до нашей эры и, как считается, были изобретены в царстве Чу. Основная часть арбалета — спусковое устройство, которое представляло собой систему нескольких рычагов (зацепные зубья, спусковой крючок, эксцентриковая планка), насаженных на две оси, благодаря чему достигалось взаимодействие всех элементов устройства. В Ханьскую эпоху стали применяться спусковые механизмы, которые делались из бронзы, а не из дерева. Это увеличило дальность полета стрелы до 600 шагов.

Бронзовые наконечники стрел для арбалета эпохи Цинь

Спусковой механизм древнекитайского арбалета:

а — колодка; б — прицельный выступ и зацепные зубья; в — спусковой крючок; г — эксцентриковая планка; д — оси

Китайские мастера в Ханьскую эпоху изготавливали не только тяжелые арбалеты, но и маленькие, с небольшой рукояткой — так называемые пистолеты-арбалеты. Именно таким оружием в 203 г. до н. э. чуский полководец Сян Юй ранил Лю Бана.

Мастерство изготовления арбалетов достигло в Китае такого уровня совершенства, что спусковой механизм, созданный китайцами еще в III в. до н. э., не изменялся несколько столетий.

К тяжелому оружию дистанционного действия относились стационарные (крепостные) и подвижные (станковые) камнеметные и стрелометные машины.

Наиболее древними метательными машинами были камнеметные, внешне сходные с колодезными журавлями. Такие приспособления широко использовались в эпохи Цинь и Хань и даже позднее. Простейшее камнеметное устройство представляло собой упругий деревянный шест, с помощью которого камни весом около 3 кг можно было метать на расстояние до 240 м.

Станковый арбалет «лянь ну чэ». По реконструкции С.А.Школяра

В эпоху Борющихся царств уже широко применялись многозарядные арбалеты, которые за один выстрел выпускали сразу несколько стрел. «Залповая» стрельба из одного арбалета достигалась путем вырезки на одном ложе нескольких стреловодов (желобов). Воины, вооруженные такими арбалетами, располагались на поле боя за пехотой.

Многозарядные арбалеты были удобны для поражения малоподвижных групп вражеских воинов, особенно на крепостных стенах, а также и при обороне от осадивших крепость врагов, идущих на штурм плотными массами.

Станковый арбалет «лянь ну чэ» представлял собой арбалет, установленный на подвижном деревянном лафете. Он был оборудован спусковым механизмом с прицельным выступом, воротом для натяжения тетивы и шарнирным приспособлением для подъема и опускания ложа. Высота устройства достигала 2,2 м. Эта установка выпускала стрелу длиной 2,8 м с привязанным к ней тонким и прочным тросом. После выстрела и поражения цели стрелу вытягивали за трос назад и использовали вновь. Станковый арбалет мог одновременно выпускать и несколько более мелких стрел. «Расчет» установки составлял 10 человек. Дальность стрельбы достигала, по преданию, до 1000–1500 м.

Лук в станковом арбалете изготовлялся из специальных пород дерева и имел длину 3,73 м. Его диаметр в средней части достигал 22 см, а по концам — 9 см.

Учитывая массовое применение на поле боя камнеметных и стрелометных устройств, в китайских войсках широко применялись специальные переносные защитные средства: заслоны и пологи. Той же цели служили и полевые оборонительные сооружения.

К тяжелому вооружению китайского войска можно отнести также и боевые колесницы. В боевую колесницу обычно впрягали четырех боевых коней, однако их могло быть и два, и три. Экипаж боевой колесницы состоял из трех воинов, один из которых управлял лошадьми, а два других вели бой. Если на колеснице находился полководец, то он сидел справа, возница — в центре, а телохранитель — слева.

Возница играл чрезвычайно важную роль в бою. Несмотря на то что он непосредственно в нем не участвовал, именно от него, от его навыков и умения зависел успех действий каждой конкретной боевой колесницы. Латы прикрывали руки, шею и грудь сидящего в колеснице возницы, защищая его от дождя стрел противника. Гибель возницы означала потерю боевой колесницы.

Сидящие в колеснице воины имели на вооружении, как правило, длинные копья, алебарды и луки со стрелами. Помимо этого в колеснице были щиты и арбалеты. Сблизившись с противником, воины вели бой копьями и алебардами, а на большом удалении от противника стреляли из арбалетов.

Боевая колесница. Рисунок с изображения эпохи Хань

Диаметр колес боевой колесницы, как было установлено указами императора Цинь Шихуана, равнялся 6 чи (1,8 м), а общее количество спиц в колесе составляло обычно 12.

Первые централизованные китайские империи еще не имели пороховой артиллерии, однако широко применялось так называемое «нападение огнем». В древнекитайском трактате «О военном искусстве» Сунь Цзы говорится о пяти видах нападения огнем: «Первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды».

Для организации поджогов в стане противника использовались специально обученные и экипированные «диверсионные» группы, отряды или одиночные воины, которые проникали в тыл противника и устраивали там пожары. Кроме того, в китайской армии широко использовались «огневые животные» и «огневые птицы», к которым привязывали специальные емкости с зажигательной смесью. В пехотных частях были специально обученные группы стрелков из «огневых арбалетов», выпускавших горящие стрелы.

Организация «нападения огнем» требовала особых знаний и навыков от полководца. Он должен был учитывать климатические и погодные факторы, условия местности, направление и силу ветра.

Одновременно опасность «нападения огнем» заставляла военачальников предусмотреть меры борьбы с огнем — очистку своего расположения от сухой травы, подготовку возможных участков вблизи своего расположения для устройства встречного огня.

Наряду с разного рода вооружением для ведения боевых действий на суше в эпохи Цинь и Хань получило развитие строительство военных судов (в основном для действия на реках) с всевозможными постройками на палубе — так называемых судов «башенного типа». На них устанавливались неподвижные устройства двух типов: камнеметные или стрелометные машины и специальные орудия ударного действия ближнего (абордажного) боя. Устройства второго типа представляли собой длинные шесты с прикрепленными к ним тяжелыми камнями, железными «ежами» или крюками, которые устанавливались на шарнирах и при приближении к судну противника с силой обрушивались на него, ломая корпус и постройки. Таким образом, речные суда не только использовались для поддержки операций наземных войск, но и вели самостоятельные бои против судов противника.

Одежда китайского воина

Главным элементом одежды древних китайцев, равно как и китайских воинов, был традиционный халат. Длина халата и рукавов, расцветка, а также качество материала и работы определяли социальный статус и богатство воина. Чем длиннее халат, тем выше должность его хозяина. В армии расцветка и качество ткани халата отличали военачальника от рядового воина. Солдаты носили однотонные серо-белые халаты, для одежды командного состава и некоторых элитных частей китайской империи, особенно в эпоху Хань, было характерно большое разнообразие расцветок. Преобладающими цветами в их одежде были зеленый, коричневый, розовый, голубой, красный, пурпурный, оранжевый, серый, желтый, белый и черный. Как уже упоминалось, черный цвет был объявлен священным в Циньской империи, что отражалось и в расцветке одежды той эпохи.

Солдаты регулярной китайской армии находились на казенном обеспечении и снабжались одеждой централизованно. Типичной одеждой воина были полотняные штаны и халат обычно бело-серого цвета, светлые кожаные туфли. На изготовление стандартного солдатского халата шло примерно 9,2 м полотна.

У солдат в эпоху Хань халат доходил обычно лишь до колена, так как в бою длинная одежда была неудобна. Халат, как и рубахи древних китайских воинов, имели обязательный правый запах, что по традиции считалось одним из важных признаков, отличающих китайца от «варвара». Халат китайцы подпоясывали поясом, обычно изготовленным из ткани или кожи.

Штаны китайского воина представляли собой «ноговицы», состоявшие из двух отдельных штанин, закреплявшихся на поясе.

Обувь древнекитайского воина изготавливалась из светлой кожи или плелась из пеньковых веревок. Это были тапочки с квадратными или округлыми мысками, надеваемые на босу ногу. Другой разновидностью обуви воинов были используемые вместо туфель грубые полотняные чулки. Кроме того, в китайской армии, особенно в кавалерии, весьма распространенными в Ханьскую эпоху стали сапоги, перенятые у кочевых народов.

Прически воинов древнекитайского войска. Эпоха Цинь

Головные уборы древние китайские воины носили достаточно редко. В Ханьскую эпоху волосы не стригли, а укладывали их в прическу, скрепляя шпилькой. Среди воинов первого Циньского императора преобладали два типа причесок. В первом случае пучок волос на макушке делился на две части, которые вместе с прядями у висков заплетали в две косы. В третью косу заплетали разделенные на три части волосы на затылке. После этого все три косы соединяли на затылке, а затем вместе с основной массой волос их закручивали узлом в верхней части головы правее макушки.

Во втором случае волосы спереди и с боков зачесывали назад, делили на шесть прядей, которые заплетали в плоскую косу. Косу закручивали на затылке. Поверх узла волос надевали головной убор в виде согнутого под острым углом прямоугольного куска кожи. Его закрепляли с помощью ленты, завязываемой под подбородком.

Головные уборы китайцев. Эпоха Цинь

В качестве головных уборов в ханьское время использовали также своеобразные прямоугольные мешочки из легкой и прозрачной шелковой материи, надевавшиеся сверху на узел волос.

Защитное снаряжение китайских воинов

Во время боя китайские солдаты поверх обычной одежды надевали защитные панцири («защитную одежду»). Железные панцири были достаточно дорогими, и обеспечить ими все войско было невозможно. Кроме того, «защитная одежда» была тяжелой, сковывала движения воина в рукопашном бою, делая его менее подвижным. Ношение тяжелых железных панцирей требовало от солдата быть в хорошей физической форме, что тоже ограничивало их распространение, потому что древние китайцы в своей массе не были физически сильными людьми.

Боевой «защитной одеждой» были обеспечены в основном отборные подразделения пехоты, «гвардейцы» из охраны военачальника и императора, воины на колесницах и кавалерия. Пехота вела бой чаще всего в обычной одежде, имея лишь фрагменты защитных панцирей из кожи, бронзы или железа. Считалось, что пехотинцу достаточно, чтобы только его грудь и спина были прикрыты панцирем, в то время как его руки и ноги должны сохранять свободу движений.

Защитное вооружение китайского воина в эпохи Цинь и Хань стало более прочным и удобным. На смену доспехам из кожи и бронзы пришли железные панцири, которые по своей конструкции делились на пластинчатые и чешуйчатые.

Пластинчатые панцири имели вид «безрукавки» длиной до бедер, разделенной по высоте обычно на 4–5 рядов пластин прямоугольной или квадратной формы, скрепленных между собой при помощи кожаных ремней. Пластины, защищавшие бедра, были несколько крупнее. Плечи закрывали 3–4 ряда пластин наподобие двух раздельных накидок, крепившихся к основному панцирю. Позже появились панцири с пластинками на воротнике, защищавшими шею. У некоторых воинов вместо оплечий появились трубчатые рукава длиной примерно в одну четверть. Бедра воина защищались «полами» доспехов, изготовленными из небольших пластин, по форме напоминавшими лепестки.

Воин в защитном снаряжении. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Чешуйчатые панцири представляли собой «кофту» с трубчатыми рукавами в две четверти, которая застегивалась на груди с помощью двух застежек. Пластины, образующие полы и рукава, соединялись подвижно. Чешуйчатые панцири отличались по конструкции от предыдущего типа тем, что пластины-«чешуйки» перекрывали друг друга по горизонтали, а верхний ярус пластин накладывался на нижний. Вся конструкция была достаточно подвижной, меньше сковывала движения воина в рукопашном бою.

В практике изготовления защитных панцирей не существовало жестких норм и правил. Панцири имели одновременно элементы и пластинчатых, и чешуйчатых доспехов, то есть были комбинированного типа.

Размеры прямоугольных, округлых и вытянутых защитных пластин древнекитайских панцирей были различны — от 2–3 до 25–30 см. Как правило, пластины имели несколько выпуклую форму, чтобы лучше отражать удары мечом. Панцири и отдельные пластины окрашивались в различные цвета. Поверхность доспехов окрашивалась обычно в черный цвет, а отдельные пластины были выделены белой и красной красками.

Защитные шлемы не были широко распространены в Китае Циньской и Ханьской эпох. Циньские воины, в том числе и офицеры, шли в бой обычно без шлемов, подчеркивая этим свою храбростью. Однако у военачальников, отборных «гвардейских» частей пехоты и конницы имелись островерхие шлемы, изготовленные обычно из отдельных пластинок-«чешуек».

Одежда и снаряжение конного воина Циньской и Ханьской эпох отличались в лучшую сторону от одежды и снаряжения пехотинцев. Кавалерия считалась привилегированным родом войск, поэтому ее снабжение и обеспечение всеми видами довольствия было поставлено под жесткий контроль. Всадники имели, как правило, латы, защищавшие их от стрел противника и ударов меча. Управление конем осуществлялось с помощью плети, которую всадник держал в левой руке. Левой же рукой он удерживал уздечку. В правой руке всадник держал копье или клевец. Вплоть до конца Ханьской династии в китайской кавалерии еще не использовались попоны или одеяла под седла (вальтрапы).

Кони, дорого ценившиеся в Китае, были предметом особой заботы. В трактате «У Цзы» по этому поводу говорится: «Коня нужно помещать в спокойное место, нужно давать своевременно корм и воду, умеренно кормить, зимою надлежит утеплять конюшню, летом устраивать прохладные навесы; надо подстригать хвост и гриву, тщательно обрезывать копыта, прикрывать глаза и уши, чтобы конь не пугался; нужно учить управлять конем и обучать обращению с ним. Когда человек и конь станут дружны, после этого можно конем пользоваться… Если солнце уже заходит, а дорога еще далека, нужно не раз сойти с коня. Лучше пусть утомится человек, но остерегайтесь утомлять коня. Делайте так, чтобы у него всегда был избыток сил, чтобы он был всегда готов на случай нападения противника. Кто сумеет это хорошо понять, тот будет свободно действовать в Поднебесной».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Кристофер Пирс о конных воинах средневекового Китая » Военное обозрение

Что касается доспехов китайской конницы и, в частности, конских доспехов, то судить о том, какими они были, например, в IV в. нашей эры можно, основываясь на их изображении в гробнице в Тун Шоу, на границе с Кореей. Оно относится к 357 г. н.э. и там мы видим самую обычную стеганую попону. Впрочем, у китайцев появились уже самые настоящие «брони», состоявшие из пластинок с закруглением вверху, явно нашивавшихся на ткань либо кожу. В таких доспехах предстает китайский катафракт с рисунка на стене в Танг-хуанг, относящейся к 500 г. н. э. Щита у всадника нет, а копье он держит двумя руками, подобно тому, как это делали сарматы и парфяне. Удары при этом наносятся правой рукой сверху вниз, а направляют его левой. То есть стремена эти воины уже имели, но копья применяли все так же, как и в старину.

К. Пирса утверждает, что новая конница распространилась в Китае в том же IV в. н.э., а вот практика таранного удара копьями сложилась несколько позднее. А до того китайская конница продолжала использовать все те же самые алебарды и также, как и конница византийцев, выступала в качестве конных лучников, которые благодаря своим доспехам становились совершенно неуязвимыми для стрел.



Каркасный шлем из Европы. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В то время доспех всадника обычно состоял из нагрудной и наспинной деталей, скрепленных на боках и на плечах ремешками. При этом наспинная часть иногда снабжалась невысоким стоячим воротником. Панцирь внизу дополняли ламеллярные набедренники или же «юбка», закрывавшая воину ноги до колен, тогда как ламеллярные наплечники доходили ему до локтя. Но их, в отличие от Японии, применяли далеко не всегда.

Такой панцирь обычно выделывался из твердой кожи и расписывался традиционными китайскими рисунками с мордами чудовищ, чтобы устрашать противника. Цвета выбирались самые воинственные – черный и красный.

Другая разновидность китайских доспехов называлась «шнурованные диски». Их сразу можно было отличить от всех прочих по двум крупным нагрудным пластинам круглой формы, соединенных сложной системой шнуров. Возможно, что это делалось специально с целью равномерно распределить вес этих «дисков» на торсе у воина, либо это было что-то такое, чего мы не знаем, замечает К. Пирс.

Упоминаются в китайских рукописях и панцири «жун киа». «Жун» можно перевести как «мягкая сердцевина молодых оленьих рогов». То есть «жун киа» могли представлять собой обычные чешуйчатые доспехи из роговых пластинок. Причем известны такие доспехи и у тех же сарматов, пластины для которых они, по сообщениям римских авторов, вырезали из конских копыт.

К. Пирс также обращает внимание, что пластины китайских панцирей так тщательно полировались, что за свой блеск получили даже особые названия - «жей куанг» («черный бриллиант») и «минг куанг» («сверкающий бриллиант»). То есть в первом случае это могли быть пластины покрытые черным лаком, а во втором – обычная полированная сталь. Доспехи из кожи также было принято покрывать лаком или же их обтягивали узорчатыми тканями. Цвета использовались самые разные: зеленый, белый, коричневый, но красный, разумеется, преобладал, так как в Китае он являлся цветом воинов.


Пластины тибетского доспеха XIV – XVI вв. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

А вот кольчуга в Китае использовалась очень ограниченно, и в основном это были трофеи. Так в средневековых китайских документах можно найти упоминание о трофейных кольчугах из Туркестана. По мнению К. Пирса, они были слишком сложны для того, чтобы производить их в нужных масштабах и не годились для огромных китайских армий.

Шлемы выделывались из кожи и металла. Самым известным типом шлема был сегментный купол из нескольких вертикальных пластин, соединенных при помощи закрепок или ремешков, либо шнуров. Применялись и каркасные шлемы, имевшие металлический каркас, на котором закреплялись сегменты из кожи. Цельнокованые шлемы были известны, но также редко использовались. Бармица, крепившаяся к нижнему ободку шлема, могла быть и ламеллярной, и стеганой.

Оригинальной разновидностью китайских шлемов был шлем-башлык из пластинок, соединенных ремешками, который был известен в Китае еще с III в. до н.э. Украшать шлемы могли плюмажи на верхушке. Как уже отмечалось, доспехи дополнялись оплечьями и могли иметь стоячий воротник, а вот наручи трубчатой формы делались из пластин толстой лакированной кожи.


Тибетский тростниковый щит XIV – XVI вв. Диаметр 75,9 см. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Щиты у китайских катафрактов по мнению К. Пирса практически отсутствовали. Скорее всего, они мешали всаднику действовать своими длинными копьями, ну а доспехи давали ему достаточную защищенность и без него. Однако всаднические щиты из Китая все-таки были известны. Так, в Британском музее есть терракотовая статуэтка танской эпохи, изображающая воина с круглым щитом с выпуклой центральной частью. Такой щит мог быть сделан из твердой кожи, а по краю усилен оковкой и еще пятью круглыми умбонами – одним в центре и четырьмя по углам воображаемого квадрата. Обычно щиты красились в красный цвет (вселять страх в сердца врагов!), но есть упоминания и о черных, и даже расписных щитах. В Тибете, граничащем с Китаем, а также во Вьетнаме, использовались плетеные тростниковые щиты с металлическими усилениями. Могли их применять и китайцы.


Индийский щит, украшенный умбонами из горного хрусталя. Что-то похожее могли использовать и китайцы. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Хотя многие изображения попоны всадников показывают нам сплошными, не может быть сомнения, что определенные разрезы и членения на части они все-таки имели. Возможно, что чешуйчатые конские доспехи китайцев были похожи на найденные в Дура-Европос в Сирии. Но затем их начали делать состоящими из нескольких отдельных частей, что, кстати, подтверждается и находками археологов и текстами китайских рукописей. Например, в V в. в них входил налобник или маска, защита для шеи, бедер и груди, две боковины и накрупник – всего пять отдельных деталей. Грива закрывалась специальным нагривником из ткани, и на нем закреплялись завязки от защиты для шеи. И вот что интересно. У западноевропейских конских доспехов нагривник обычно был сделан из металлических пластин, то есть служил для защиты шеи от стрел, падавших сверху, тогда как у китайцев это был декоративный элемент. И, следовательно, стрел падавших сверху, они не опасались! Некоторые секции в доспехе могли отсутствовать, например боковые панели, а какие-то представлять собой одну деталь. На крупе у лошади по традиции укреплялся пышный султан из павлиньих или фазаньих перьев.

Начиная с середины VIII в. число всадников в тяжелом вооружении в армии династии Тан быстро сокращается, а выправить это положение в IX в. не удалось. Однако панцирная кавалерия просуществовала в Китае до самого монгольского нашествия, после которого вплоть до изгнания монголов из Китая, никакой собственно китайской конницы там не было вообще.

К. Пирс считает, что своим вооружением китайская аристократия была практически во всем подобна рыцарям средневековой Европы, хотя и, естественно, что между ними было немало различий в деталях. Например, в Китае уже в эпоху династии Сун, то есть в XIII в., именно всадниками уже применялось столь экзотическое оружие, как «ту хо цян» – «копье неистового огня», имевшее вид полого цилиндра, на длинном древке. Внутри него находился пороховой состав в смеси со стеклом. Из «дульной» части «ствола» вырывалось пламя, которым китайский кавалерист обжигал вражеских всадников. В китайских источниках есть упоминания, что этот вид оружия употреблялся китайской конницей уже в 1276 г.


Китайская алебарда XVIII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Так что можно даже сказать, что всадники династий Суй, Тан и Сун не только не уступали рыцарям средневековой Европы, но и во многом их превосходили. Например, рыцари Вильгельма Завоевателя в 1066 году не имели ни доспехов из пластин, ни бронированных попон на своих лошадях. Правда у них были каплевидные щиты, тогда как китайские всадники все еще по старинке действовали копьями, которые держали двумя руками.

Как и в Европе, всадники Китая были высшей аристократией и в армии находились на положении «добровольцев», так как с VI в. покупали вооружение за свой счет. Но комплектовать армию только из добровольцев в Китае было бы немыслимо, поэтому для мужчин от 21 года и до 60 лет существовала воинская повинность, хотя служить им проходилось всего по 2-3 года. В армию зачисляли даже преступников, которые несли службу в самых отдаленных гарнизонах и среди «варваров», из вспомогательных частей, чаще всего использовавшихся в качестве легкой конницы. Ну и понятно, что легче было содержать такую армию из пеших лучников и арбалетчиков, чем тратиться на дорогостоящую конницу на могучих конях и в тяжелом вооружении.

Немаловажную роль в развитии военного дела в Китае сыграли и этические нормы Конфуция. Китайцы были дисциплинированны по натуре, так что даже всадники сражались здесь не так, как кто хочет, а как одна команда – «куаи-тэума» (конная команда»). На поле боя она состояла из пяти рядов всадников-копейщиков, строившихся тупым клином и трех рядов конных лучников, стоявших позади копейщиков – то есть представляла собой полный аналог принятому у византийцев «клину». Первые ряды защищали лучников от вражеских метательных снарядов, а те поддерживали их во время атаки.

Так что и по «ту» и по «эту» сторону Великого переселения народов именно угроза, исходящая от конных лучников, заставляла всадников утяжелять свои доспехи и даже «бронировать» своих лошадей. Ну, а сами номады, благодаря их экспансии в Европу, принесли сюда высокое седло и парные металлические стремена, без которых рыцарство в средневековой Европе было бы просто невозможно!

topwar.ru

Китайский воин III в до н.э.- III в н.э.

В истории Древнего Китая особенное место занимает период с III века до н.э. по III век н.э. как эпоха первых централизованных империй династий Цинь и Хань.
Империя Цинь просуществовала всего около 15 лет, а вот пришедшая ей на смену династия Хань правила Китаем более 400 лет...
Реформы императора Цинь дали возможность династии Хань объединить разнородные отряды в единое китайское войско.

Описание китайской армии того времени начнем с армии Циньской империи.
Весьма недолгий срок правления императора Цинь Шихуана (Шихуанди) вошел в китайскую историю как эпоха жесточайшей тирании и великих свершений в результате которых было создано мощное централизованное государство с едиными вооруженными силами и административно-чиновничьим аппаратом.
Население империи Цинь подвергалось жесточайшему гнету и эксплуатации. Самыми обременительными формами такой эксплуатации были воинская и трудовая повинности, которые охватывали все взрослое мужское население страны. От них освобождались только чиновничество и знать.

Боевые колесницы представляли собой основную ударную силу войска Циньской империи.

Боевая колесница.

Рисунок с изображения эпохи Хань

Информация: Попов «Армии древнего Китая III в. до н.э. - III в. н.э.»

В наступлении боевые колесницы прорывали позиции противника и ломали его боевой порядок.

При обороне они составлялись вместе в форме крепости для отражения атаки противника.

В древнекитайских трактатах по военному искусству даются следующие характеристики:

«Колесницы и конница - это воинская мощь армии.

Десять колесниц разбивают тысячу человек, сто колесниц разбивают десять тысяч человек; десять всадников обращают в бегство сто человек, сто всадников обращают в бегство тысячу человек (на равнинной местности)...

Колесницы - это крылья армии; они ниспровергают крепкие позиции, поражают сильного противника, преграждают путь бегущим.

Конница - это разведка армии; она преследует разбитого противника, отрезает ему подвоз провианта, рассеивает его летучие отряды...

Колесница и пехота обучаются правильному бою, конницу же обучают маневренным операциям».

В боевую колесницу, как правило, впрягали четырех боевых коней, однако их могло быть и два, и три.

Экипаж боевой колесницы состоял из трех воинов, один из которых управлял лошадьми, а два других вели бой.

Если на колеснице находился полководец, то он сидел справа, возница - в центре, а телохранитель - слева.

Военная колесница царства Цинь:

1 - возница, у которого латы прикрывали руки, шею и грудь, защищая его от стрел противника. Гибель возницы означала потерю боевой колесницы.

2 - командир, вооруженный луком;

3 - воин, который вооружен клевцом «цзи», использовавшимся в ближнем бою.

Его плечи и грудь покрыты пластинчатым железным панцирем, а голова - металлическим шлемом, который редко использовался в Циньском Китае.

Прически воинов древнекитайского войска династии Цинь.

Среди воинов первого Циньского императора преобладали два типа причесок:

• В первом случае пучок волос на макушке делился на две части, которые вместе с прядями у висков заплетали в две косы. В третью косу заплетали разделенные на три части волосы на затылке.

После этого все три косы соединяли на затылке, а затем вместе с основной массой волос их закручивали узлом в верхней части головы правее макушки.

• Во втором случае волосы спереди и с боков зачесывали назад, делили на шесть прядей, которые заплетали в плоскую косу. Косу закручивали на затылке.

В Ханьскую эпоху волосы не стригли, а укладывали их в прическу, скрепляя шпилькой.

Информация: Попов «Армии древнего Китая III в. до н.э. - III в. н.э.»

Кроме боевых колесниц в составе китайского войска действовали особые, тяжелые, так называемые оборонительные колесницы, которые запрягались 12 волами.

Эти колесницы предназначались для перевозки имущества в походе и для создания полевых инженерных укрытий при обороне или на привалах во время походов.

1 - император Цинь Шихуан в парадном одеянии - длинном богатом халате.;

Грудь защищена дорогим инкрустированным бронзовым панцирем.

Волосы императора уложены в сложную прическу высшего чиновника империи.

2 - офицер в чешуйчатых доспехах черного цвета и отличительном головном уборе;

3 - конный воин из личной охраны императора в железном панцире, вооруженный длинным копьем.

Железные панцири были достаточно дорогими, и обеспечить ими все войско было невозможно. Кроме того, «защитная одежда» была тяжелой, сковывала движения воина в рукопашном бою, делая его менее подвижным.

В частности, ношение тяжелых железных панцирей требовало от солдата быть в хорошей физической форме, что тоже ограничивало их распространение, потому что древние китайцы в своей массе не были физически сильными людьми.

Информация: Попов «Армии древнего Китая III в. до н.э. - III в. н.э.»

В китайской армии тех лет существовали элитные пехотные части - императорская охрана и телохранители («гвардейцы»), охрана отдельных военачальников и т.п.

В трактате «У Цзы» по этому поводу говорится: «В армии всегда найдутся воины, храбрые как тигры; найдутся сильные, легко поднимающие тяжелый треножник; найдутся ходоки, идущие быстрее боевых коней; всегда найдутся люди, которые смогут отнять знамя, заколоть полководца.

Таких нужно отобрать, отделить их от прочих, любить и ценить их.

В них - судьба армии».1

Гвардия Цинь Шихуана:

1 - пеший гвардеец, облаченный в пластинчатые железные доспехи, окрашенные в традиционный черный цвет.

Он вооружен клевцом «цзи» с тремя крюками лезвиями;

2 - кавалерист в облегченных защитных доспехах;

3 - воин с черным знаменем империи Цинь в легких железных доспехах;

4 - офицер среднего ранга в боевых доспехах, вооруженный мечом для ближнего боя.

Защитное вооружение китайского воина в эпохи Цинь и Хань стало более прочным и удобным. На смену доспехам из кожи и бронзы пришли железные панцири, которые по своей конструкции делились на пластинчатые и чешуйчатые.

• Пластинчатые панцири имели вид «безрукавки» длиной до бедер, разделенной по высоте обычно на 4-5 рядов пластин прямоугольной или квадратной формы, которые скреплялись между собой при помощи кожаных ремней.

Пластины, которые защищали бедра воина, были несколько крупнее.

Плечи закрывали 3-4 ряда пластин наподобие двух раздельных накидок, крепившихся к основному панцирю.

Позже появились панцири с пластинками на воротнике, защищавшими шею. У некоторых воинов вместо оплечий появились трубчатые рукава длиной примерно в одну четверть.

Бедра воина защищались «полами» доспехов, изготовленными из небольших пластин, по форме напоминавшими лепестки.

• Чешуйчатые панцири представляли собой «кофту» с трубчатыми рукавами в две четверти, которая застегивалась на груди с помощью двух застежек.

Пластины, образующие полы и рукава, соединялись подвижно.

Чешуйчатые панцири отличались по конструкции от пластинчатого типа тем, что пластины-«чешуйки» перекрывали друг друга по горизонтали, а верхний ярус пластин накладывался на нижний. Вся конструкция была достаточно подвижной, меньше сковывала движения воина в рукопашном бою.

Однако при изготовлении защитных панцирей не существовало жестких норм и правил, поэтому они имели одновременно элементы и пластинчатых, и чешуйчатых доспехов, то есть были комбинированного типа.

Размеры прямоугольных, округлых и вытянутых защитных пластин древнекитайских панцирей были различны — от 2-3 до 25-30 см. Обычно, пластины имели несколько выпуклую форму, чтобы лучше отражать удары мечом.

Панцири и отдельные пластины окрашивались в различные цвета - поверхность доспехов окрашивалась, как правило, в черный цвет, а отдельные пластины были выделены белой и красной красками.

Защитные шлемы не были широко распространены в Китае Циньской и Ханьской эпох. Циньские воины, в том числе и офицеры, шли в бой обычно без шлемов, подчеркивая этим свою храбростью.

Однако у военачальников, отборных «гвардейских» частей пехоты и конницы имелись островерхие шлемы, которые изготовлялись, как правило, из отдельных пластинок-«чешуек».

Головные уборы китайцев эпохи Цинь

Головные уборы древние китайские воины носили достаточно редко. Зачастую на косу, заплетенную из волос и закрученную на затылке, надевали головной убор в виде согнутого под острым углом прямоугольного куска кожи.

Его закрепляли с помощью ленты, завязываемой под подбородком.

В ханьское время в качестве головных уборов использовали также своеобразные прямоугольные мешочки из легкой и прозрачной шелковой материи, которые надевали сверху на узел волос.

Информация: Попов «Армии древнего Китая III в. до н.э. - III в. н.э.»

Фактически появление и развитие китайской кавалерии связывается именно с периодами Циньской и особенно Ханьской династий.

И только лишь в Ханьскую эпоху кавалерия стала главным и решающим родом войск, сменив в этой роли боевые колесницы и даже пехота по отношению к кавалерии стала выполнять вспомогательную роль, охраняя и обеспечивая тылы и пути коммуникаций для кавалерии.

Китайский кавалерист (слева) атакует всадника сюнну.

На китайском кавалеристе короткий пластинчатый железный панцирь, на голове - кожаная шапка.

Он вооружен длинным копьем «гэ» с крюком.

Одежда и снаряжение кавалеристов Циньской и Ханьской эпох отличались в лучшую сторону от одежды и снаряжения пехотинцев.

Кавалерия считалась привилегированным родом войск, поэтому ее снабжение и обеспечение всеми видами довольствия было поставлено под жесткий контроль.

Китайские кавалеристы имели, как правило, латы, защищавшие их от стрел противника и ударов меча.

Вплоть до конца Ханьской династии в китайской кавалерии еще не использовались попоны или одеяла под седла (вальтрапы).

Информация: Попов «Армии древнего Китая III в. до н.э. - III в. н.э.»

Кавалерия в Ханьскую эпоху делилась по типам вооружения и выполняемым задачам на легкую и тяжелую.

Воины легкой кавалерии, как правило, преследовавшие противника, вооружались арбалетами и луками и не носили металлических доспехов. Их лошади были достаточно низкорослыми.

Тяжелые кавалеристы, которые использовались, как правило, для прорыва боевых порядков противника, были вооружены длинными копьями и пиками, носили защитные латы. Лошадей для тяжелой кавалерии подбирали крупных, сильных и высоких.

Пограничные гарнизоны, которые несли службу по охране Великой Китайской стены, были вооружены, как правило, луками и арбалетами.

Гарнизон сторожевой башни Великой Китайской стены:

1 - конный посыльный, который обеспечивал доставку сообщений о нападении противника по этапу в тыл;

2 - пехотинец из пограничных военных поселений, одетый в традиционный китайских халат на запах.

bono60.livejournal.com

ОСОБЕННОСТИ ВОЕННОГО ИСКУССТВА. Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

ОСОБЕННОСТИ ВОЕННОГО ИСКУССТВА

Военно-теоретическая мысль Древнего Китая

Военное искусство Древнего Китая, развивавшееся в условиях изоляции от остального мира, достигло своего расцвета в циньском и ханьском Китае. В VI–IV вв. до н. э. выдающиеся полководцы и мыслители Сунь Цзы, У Цзы и другие изложили основные положения и принципы военного искусства в военно-теоретических трактатах. Такие трактаты стали настольными книгами правителей и военачальников. Талантливые полководцы ценились превыше всего.

Главным и самым сложным вопросом, который издавна стоял в центре внимания древнекитайских военных теоретиков, являлось определение понятия войны. Сама война в древних трактатах по военному искусству традиционно рассматривалась не только и не столько как вооруженное столкновение. Война, в соответствии с древнекитайской военной теорией, — это политическая, дипломатическая, психологическая схватка противоборствующих сторон.

«Война — это путь обмана, — учил Сунь Цзы. — Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов, выступай, когда он не ожидает».

Война в соответствии с «китайской спецификой» — это прежде всего психологический поединок двух полководцев, мерящихся друг с другом силами. Именно поэтому во главу угла понятия «война» древние китайцы традиционно ставили не столько вооруженную борьбу, сколько другие формы и виды подчинения противника своей воле.

Генерал. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Сунь Цзы отмечал: «По правилам ведения войны наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте — сокрушить это государства… Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь. Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте (по важности) — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска; самое худшее — осаждать крепости».

Китайские стратеги разработали и обосновали основные принципы тактики ведения боя: «Правило ведения войны гласит: если у тебя сил в десять раз больше, чем у противника, окружи его со всех сторон; если у тебя сил в пять раз больше, нападай на него; если у тебя сил вдвое больше, раздели его на части; если же силы равны, сумей с ним сразиться; если сил меньше, сумей оборониться от него; если у тебя вообще что-либо хуже, сумей уклониться от него».

Особое внимание все древнекитайские военные авторы уделяли вопросам изучения противника, анализу его намерений, сил и средств, военных возможностей. Сунь Цзы по этому поводу учил: «Поэтому и говорится: если знаешь его (противника) и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет; если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение; если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение».

Особое место в военном искусстве Древнего Китая занимает стратагема. Это, в представлении китайских военных теоретиков, заранее составленный стратегический план, в котором противнику приготовлена какая-либо ловушка или военная хитрость.

Умение составлять стратагемы свидетельствовало о способностях и таланте правителя или военачальника. Выдающийся отечественный специалист по изучению истории и культуры Китая В.Н. Мясников отмечает: «Стратагемность стала чертой национального характера, особенностью китайской национальной психологии. Но это не означает, что китайцы — это нация ловких интриганов, хитрецов и обманщиков. Нет. Это народ, в первую очередь умеющий стратегически мыслить, составлять долгосрочные планы как на государственном, так и на личностном уровне, умеющий просчитывать ситуацию на достаточное количество ходов вперед и употребляющий стратагем-ные ловушки для достижения успеха».

Общее количество стратагем (рекомендаций, изложенных в иносказательном стиле) не поддается счету, однако наиболее распространенными из них можно считать следующие.

1. Убить чужим ножом.

2. В покое ожидать утомленного врага.

3. Грабить во время пожара.

4. На востоке поднимать шум, на западе нападать.

5. Для вида чинить деревянные мостки, втайне выступить в Чэньцан.

6. Скрывать за улыбкой кинжал.

7. Бить по траве, чтобы вспугнуть змею.

8. Сманить тигра с горы на равнину.

9. Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти.

10. Чтобы обезвредить разбойничью шайку, сначала надо поймать главаря.

11. Ловить рыбу в мутной воде.

12. Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего.

13. Объявить, что только собираешься пройти сквозь государство Го, и захватить его.

14. Делать безумные жесты, не теряя равновесия.

15. Заманить на крышу и убрать лестницу.

16. Бегство (при полной безнадежности) — лучшая стратагема.

Идея стратагемности имеет принципиально важное значение для понимания сущности и специфики китайского национального способа ведения войн. С древних времен в Китае высоко ценился ум и умение строить стратегические планы. Сила и мощь, по китайским понятиям, безусловно, важны, особенно в военной сфере, однако они вторичны. Военное искусство Древнего Китая, так же как политика и дипломатия, основывалось на стратагемности. Именно поэтому древние китайские трактаты сохранили описания сотен битв, боев и сражений, успех в которых был достигнут в основном благодаря таланту полководца, применившего ту или иную стратагему. В связи с этим можно говорить даже о своеобразном культе стратагемности в Древнем Китае в отличие от сложившегося за многие века на Западе и Востоке культа военной силы.

Военная теория и практика древнекитайских империй

Военная теория и искусство развивались в эпохи Цинь и Хань, следуя изменениям военно-политической обстановки в Китае и развитию средств и способов поражения противника на поле боя. В основу военной политики единой китайской империи Цинь и Хань по-прежнему были положены классические принципы Сунь Цзы. Однако некоторая специфика, безусловно, появилась.

Развитие военного искусства в Древнем Китае происходило в соответствии с интересами империи. Как и любая империя былых времен, для обеспечения своих интересов государства Цинь, а затем — Хань должны были решать две задачи: обеспечивать расширение границ империи и гарантировать ее защиту.

Для расширения пределов империи Циньская и Ханьская династии вели агрессивные захватнические войны против своих соседей по всему периметру границ. В эпоху политической раздробленности китайские правители неустанно воевали друг с другом.

После соответствующей подготовки войско направлялось в поход, имея целью вступить в сражение с противником и разгромить его. Военное поражение противника было первым шагом к овладению его территорией, богатствами и ресурсами.

Как в стратегии, так и в тактике основное внимание уделялось обманным, отвлекающим, дезинформирующим действиям и акциям.

Циньская и Ханьская империи должны были противостоять как внешним, так и внутренним врагам.

Войны между царствами велись «правильно» — организованными формированиями регулярных армий в соответствии с тактикой и стратегией, выработанными в Китае за предыдущие столетия, и с использованием всех наличных сил и средств вооруженной борьбы. По принятым в Древнем Китае представлениям, победа в бою или сражении достигалась сочетанием «правильного боя и маневра»: «В бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром».

Суть «правильного» боя заключалась в том, что главные силы выдвигались навстречу противнику в «правильном» боевом порядке и вступали в сражение с его главными силами. Маневр в этом смысле представлял собой действие «специальных» маневренных частей (конница или боевые колесницы), которые наносили удар во фланг или тыл, неожиданно для противника. Итак, части «правильного боя» принимали на себя основную тяжесть боя, а задачей маневренных частей было решить исход боя, обеспечить победу.

Каждое государство имело свою армию, которая строилась на единых организационных принципах и включала разные рода войск: пехоту, кавалерию и боевые колесницы. Для защиты своей территории от соседей каждое царство использовало всю свою военную мощь и часто прибегало к поиску временных военно-политических союзников. Успех такого рода войн определялся в основном талантом стратегов-полководцев и численностью войска. Поэтому и то, и другое были предметами особой заботы любого правителя. Междоусобицами китайских правителей пользовались внешние враги (в основном кочевые племена), которые совершали опустошительные набеги на территорию Китая.

С объединением Китая и образованием империи Цинь внешняя угроза сохранилась, однако теперь она стала исходить почти исключительно от соседних кочевых народов (сюнну). Кочевники-«варвары» не были обучены «правильному» ведению боевых действий. У них была массовая высокоподвижная конница, которая позволяла им наносить глубокие рейдовые удары вглубь циньской территории и, захватив добычу, быстро отступать в случае отпора.

Китайцам было крайне трудно воевать с сюнну. Во-первых, в китайском войске конница была немногочисленной и поэтому возможность преследования отступающего с добычей врага была ограниченной. Во-вторых, сюнну действовали «не по правилам» традиционного военного искусства, их действия больше напоминали тактику современной партизанской войны, поэтому регулярные китайские войска были не способны справиться с ними. Самое главное — китайская армия не могла раз и навсегда покончить со своими неспокойными северными соседями, для этого в ту эпоху не было ни достаточных сил, ни эффективных средств, ни объективных возможностей.

Наиболее мудрые деятели при Циньском и Ханьском дворах понимали невозможность ведения войны с кочевниками. Они провидчески считали, что уничтожить всех кочевников просто невозможно, а война с ними лишь обескровит империю. Об этом императору Цинь Шихуану говорил его первый советник Ли Сы: «Нельзя этого делать. Сюнну не имеют для жительства городов, обнесенных внешними и внутренними стенами, у них нет запасов, чтобы защищать их; они кочуют с места на место, поднимаясь (легко), словно птицы, а поэтому их трудно прибрать к рукам и управлять ими. Если в их земли глубоко вторгнутся легковооруженные войска, им неизбежно будет не хватать продовольствия, а если войска прихватят с собой зерно, то, обремененные грузом, будут (везде) опаздывать. Приобретение принадлежащих им земель не принесет нам пользы, а присоединение народа не создаст возможности подчинить его и удержать под контролем. Если же, одержав победу, истребить их, то вы не будете отцом и матерью для народа. (Война) утомит лишь Срединное государство и принесет радость сюнну, а это недальновидный план».

В эпоху Хань в китайской военной теории появились основы теории и практики военных действий с сюнну — этим «нетрадиционным» врагом. Глубокий и всесторонний анализ сильных и слабых сторон как своих войск, так и сюнну, позволил выделить «три преимущества» сюнну и «пять преимуществ» китайцев.

Сильными сторонами сюнну были: высочайшая подвижность и мобильность; высокое мастерство в стрельбе из лука на полном скаку; неприхотливость и способность переносить голод, жажду и усталость. Сильными сторонами китайской армии являлись: наличие боевых колесниц, способных вести бой на ровной местности; наличие на вооружении арбалетов, которые по дальности поражения превосходили луки кочевников. Если боевые порядки сюнну смешивались, они теряли способность противостоять китайцам; кожаные доспехи и деревянные щиты сюнну не могли их защитить от китайского оружия; сошедшие с коней сюнну не представляли собой серьезного противника.

Исходя из этих военно-стратегических соображений ханьские полководцы строили планы войн и операций против северных противников.

Колесница царства Цинь

1. Возница, управляющий лошадьми. Грудь прикрыта латами.

2. Член экипажа, вооруженный, клевцом «цзи», применяемым в ближнем бою колесницы с конницей или боевыми колесницами противника. Грудь и плечи воина прикрыты железным пластинчатым панцирем. На голове — редко использовавшийся в Циньском Китае металлический шлем.

3. Член экипажа (командир), вооруженный луком для дистанционного поражения противника.

Внутри колесницы имелось другое вооружение и щиты, что позволяло экипажу, в зависимости от решаемых задач, применять тот или иной вид оружия.

Столкнувшись с необходимостью ведения борьбы с сюнну, вооруженные силы Циньской империи подверглись структурным изменениям. Это выразилось, прежде всего, в снижении роли отрядов колесниц — главной ударной силы войска на поле боя. В борьбе с неорганизованными ордами кочевников колесничные формирования не обладали должной эффективностью. В то же время резко возросли роль и значение кавалерии. Пехота была способна действовать против кочевников только в обороне или в качестве гарнизонов на Великой Китайской стене. Встретив сопротивление, сюнну отступали и наносили удар в новом месте. Только кавалерия была способна не просто противостоять кочевникам, но и нанести им решительное поражение в бою и упорно преследовать их во время отступления.

Внутренняя угроза Циньской и пришедшей ей на смену Ханьской династий ассоциировалась, прежде всего, с бурным ростом стихийных и организованных народных выступлений и восстаний. На сторону восставших нередко переходили целые армейские части, испытывавшие не меньший гнет со стороны властей, чем простые крестьяне-общинники. Этот «внутренний враг» отвлекал на борьбу с собой огромное количество регулярных войск империи. Борьба с ним была сложной, так как повстанцы укрывались в горах или лесах и выступали в военный поход только тогда, когда были готовы к битве.

Тактика действий повстанческих формирований была больше похожа на партизанскую. Их главной целью было уничтожение живой силы войск империи, а не удержание какого-либо населенного пункта. Они были мобильны и непредсказуемы в своих действиях.

Борьба с внутренним врагом — повстанцами, стихийными и организованными народными вооруженными выступлениями — была сложной задачей для циньских, а затем и ханьских войск. Основная роль в борьбе с повстанцами в циньской и ханьской армиях отводилась пехоте.

Управление войсками

Управление войсками на тактическом уровне в древнекитайском войске основывалось на голосовых командах и на зрительных и звуковых сигналах.

Для подачи звуковых сигналов использовались барабаны, гонги, свирели и флейты. Наиболее простыми звуковыми сигналами были: одна серия барабанного боя — команда на выдвижение; вторичная серия барабанного боя — атака; удар в гонги — остановка; вторичный удар в гонги — отступление. Однако в разных войсках у разных военачальников смысл барабанной дроби был различен. Так, в трактате «У Цзы», например, приводятся следующие правила: один удар в барабан — подготовить оружие; два удара — произвести перестроение; три удара — раздача провианта; четыре удара — вооружиться для боя; пять ударов — строиться в ряды.

Император Цинь Шихуан в военном походе

1. Император в парадном одеянии верхом на коне из породы «потеющих кровью» арабских скакунов. Император облачен в длинный богатый халат. Тело защищено дорогим инкрустированным бронзовым панцирем. Волосы императора уложены в сложную прическу высшего чиновника империи.

2. Офицер в черных чешуйчатых доспехах в отличительном головном уборе.

3. Конный воин из личной охраны императора в железном панцире, вооруженный длинным копьем.

4. Конные воины царства Цинь с черно-белыми знаменами.

Зрительные сигналы подавались знаменами, знаками, штандартами, бунчуками. Каждый элемент боевого порядка китайского войска имел свою цветовую символику и обозначение. Авангард, арьергард, оба фланга обозначались знаменами с изображением различных астрологических фигур, большей частью в виде животных и птиц. В трактате «У Цзы» говорится: «Надлежит Синего Дракона всегда иметь слева, Белого Тигра всегда иметь справа, Красного Коршуна — впереди, Черную Черепаху — позади, Центральный Дворец — над собой, самому же быть под ним». Соответственно, цвет знамен каждого боевого элемента был различен: центр — желтое знамя, правый фланг — белое, левый фланг — синее. Полководец, находящийся в центре под желтым знаменем с Центральным Дворцом, по перемещениям знамен имел возможность контролировать ход боя и перестроений в ходе сражения. Соответственно цвету знамени все солдаты имели на головных уборах или шлемах желтые, синие или белые перья.

Небольшие знамена, штандарты и знаки имели все командиры, участвовавшие со своими подразделениями в бою. Они предназначались для указания места нахождения командира и для передачи команд на перестроение в ходе боя. Знаменами, знаками и бунчуками указывалось направление движения или атаки, передавались команды на остановку или, наоборот, переход в наступление.

Как правило, днем сигналы знаменами и знаками дублировались или дополнялись звуковыми сигналами, ночью — сигнальными огнями (факелами).

Сигналы управления войсками носили и еще одно предназначение: они оказывали сильное психологическое воздействие как на своих солдат, так и на солдат противника. Эти сигналы могли еще до начала столкновения деморализовать войско противника, испугать его и обеспечить победу. С другой стороны, «гонги, барабаны, знамена и знаки соединяют воедино глаза и уши своих солдат. Если же все сосредоточены на одном, храбрый не может один выступить вперед, трусливый не может один отойти назад».

Звуковые и зрительные сигналы широко использовались китайцами и для введения противника в заблуждение относительно своих истинных намерений. Подавая сигнал своим войскам перейти в атаку, хитрый военачальник провоцировал противника на нанесение преждевременного, упреждающего удара, хотя сам враг и не намеревался переходить в атаку.

Абсолютное подчинение и безусловное следование командам и приказам считалось в древнем китайском войске аксиомой. За элементарное непослушание полагалась смертная казнь. Так, накануне одного из решающих сражений между царствами Вэй и Цинь великий китайский полководец У Цзы казнил отважного воина, который еще до битвы храбро ринулся вперед и вернулся обратно с двумя отрезанными головами врагов. Комментируя свой поступок, У Цзы заявил: «Да, он способный воин. Но раз он действовал не по моему приказу, я его казнил». В развитие этих мыслей в одном из китайских военных трактатов написано: «Лучше десять тысяч сражающихся, чем миллион не исполняющих приказы; лучше сотня энергично борющихся, чем десять тысяч просто сражающихся».

Гвардия Цинь Шихуана

1. Пеший гвардеец, облаченный в пластинчатые железные доспехи, окрашенные в традиционный черный цвет. Вооружен клевцом «цзи» с тремя крюками-лезвиями.

2. Кавалерист в облегченных защитных доспехах.

3. Воин с черным знаменем империи Цинь в легких железных доспехах.

4. Офицер среднего ранга в боевых доспехах, вооруженный мечом для ближнего боя (самозащиты).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Оружие и доспехи воинов-монголов (часть вторая) » Военное обозрение

«Выходи-ка взглянуть на острие моего копья,
Попробуй-ка отвести в сторону повод [моего коня]!
Коль ты гора, то рухнешь с подножья,
А коли ты камень, то не останешься на месте.

Где ты мог видеть ратных людей,
[Ты], который не слышал [даже] лая лисицы».
(Фазлуллах Рашид-ад-Дин. Джами-ат-Таварих. Баку: «Нагыл Еви», 2011. С.133)

В ближнем бою монгольские воины использовали целый арсенал: копья, легкие дротики, пальмы, топоры, булавы. Дротики имели небольшие черешковые и втульчатые железные наконечники с длинным шипом для крепления в древке. Но дротик при наличии прекрасных луков был вспомогательным оружием. Но вот копья отличались большим разнообразием. Плано Карпини сообщал, что монголы «на шейке железа копья имеют крюк, которым, если могут, стаскивают человека с седла». Сами наконечники имели длинное и узкое перо в форме ромба или вытянутого треугольника. А вот копья, имеющие широкое перо, для боя со всадниками, не имеющими доспехов, использовались редко. В этом плане шире использовалась так называемая пальма, имевшая вид массивного ножа, на длинном копейном древке. Это было колюще-рубящее оружие, заимствованное, как полагают, у лесных охотников.


Миниатюра из «Сборника летописей» Рашид ад-Дина. XIV в. Чингисхан в окружении своих нукеров. (Национальная библиотека Франции, Париж).

Плано Карпини обязательным оружием монгольского воина называет топор, которых у монголов было несколько типов. По мнению М.В. Горелика, были даже топоры, предназначавшиеся для метания. Но письменных свидетельств такому их применению нет, хотя о метании франциски – топора франкских воинов, известно.


Седьмой рисунок иллюстрированной свитка «Мёко сурай экотоба» о монгольском вторжении в Японию. Изображен самурай Такезаки Сиенада, сражающийся с монголами и битве при Бундзи в 1274 г.

В ближнем бою использовались слабо изогнутые сабли. Археологи находят их не слишком часто, но находят. Находят и перекрестия от них. В частности, немало таких перекрестий обнаружено в районе Золотаревского городища под Пензой. Рукояти располагались к лезвию под небольшим углом. Причем, клинковым оружием, как самым дорогим, пользовались наиболее знатные воины. Менее знатные пользовались булавами, причем нередко простейшими с боеголовкой, вырезанной из комля дерева, чему есть подтверждения в изобразительных источниках. На рукоятке имелось крепление для ременной петли, в которую продевалась рука. Позднее для повышения эффективности булавы ее гладкую ударную часть стали дополнять гранями и ребрами-лопастями. Многолопастную булаву русские воины называли «шестопером» (шесть перьев), или «пернач» (если перьев больше шести). Судя по миниатюрам не чурались монголы и прямых мечей, вывезенных, скорее всего, в качестве трофеев из Китая. Во всяком случае вряд ли бы монголы, завоевав Китай, упустили бы возможность использовать взятые там богатые трофеи, в том числе мечи и копья.


Еще одна иллюстрация из свитка «Мёко сурай экотоба». Очевидно, что далеко не все изображенные здесь монгольские воины имеют металлические доспехи. На данном рисунке таких всего трое.

Что же касается защитного вооружения, то здесь необходимо отметить следующий интересный факт. Так, среди находок в юго-восточной части страны известны сфероконические шлемы с высоким шпилем и железными масками-личинами, со странными горбоносыми лицами и характерным каплевидным разрезом глаз, широкими бровями вразлет и усами, загнутыми кверху. Одни исследователи полагали, что они имели явно бутафорский характер, а в бою не применялись, другие, что принадлежали они воинам Древней Руси. А.И. Соловьев отмечает, что М.В. Горелику все же удалось доказать, что данные шлемы с личинами имеют отношение к защитному вооружению монголов. Антропологический тип, изображенный на маске, отражает «древний алтайский идеал мужа-героя», который «продержался в Азии, несмотря на смену народов, языков и рас, с V в. до н. э. по XV в. н. э.».

Интересно его мнение, что в бою эти маски производили на противника тяжкое впечатление. И не только своим «мертвым» металлическим лицом с блестящими живыми глазами, но и своим чуждым антропологическим типом, который обычно всегда выглядит угрожающе. Например, античные писатели постоянно подчеркивали то, какое отталкивающее впечатление производили на римлян своим монголоидным обликом гунны. Соответственно коренным обитателям Северной Азии, которые принадлежали к монголоидной расе, был также неприятен европейский тип. Недаром они называли европейцев людьми с птичьими глазами и носами, а японцы так и вовсе длинноносыми варварами. Но понятно, что эти шлемы принадлежали знати, чтобы выделяться среди своих подчиненных и иметь вид бесстрастный и суровый.



Пластинчатый доспех из склеенных между собой кожаных пластин, детали которого были обнаружены на месте сражения с монголами в Японии. (Исторический музей в Генко, Япония)

Шлемы остальной части монгольского войска известны, главным образом, по изображениям. Собирали их из нескольких (от двух до восьми) кованных секторов, причем соединительные швы этих пластин на куполе закрывались еще и узкими пластинами, на которых фигурно вырезались края. Украшением служил и резной фестончатый край металлической пластины, скреплявшей основание тульи у шлема. Если эти накладные пластины делали из вороненого металла, то тогда купол обычно полировали, что добавляло изделию нарядности. Бармицы были, скорее всего, кожаными. «Шлем же сверху железный или медный, — сообщает Плано Карпини, — а то, что прикрывает кругом шею и горло, — из кожи. И все эти куски кожи составлены указанным выше способом», — то они были связаны между собой ремешками из кожи. Немногие из сохранившихся шлемов по нижнему краю имеют отверстия. Это значит, что бармица у них была кольчужной, и имела два куска, один из которых подвешивался к шлему сзади, а другой, — спереди. При этом в основании тульи делались полукруглые вырезы для глаз. Судя по изображениям в манускриптах, существовали также войлочные бармицы с наушами, укрепленными кожей и металлическими бляшками.


Корейским шлем XV – XVII вв. Вес 1882.4 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
Монгольский шлем с наушами из Музея монгольского вторжения в Генко, Япония. Вес 2 кг.
Монгольский шлем, аналогичного типа. (Исторический музей в Генко, Япония)

Что же касается защитного вооружения, то у монголов оно также получило широчайшее – подчеркнем это слово – «широчайшее», распространение. Некоторые историки даже считали, что все монгольские воины носили тяжелое вооружение, ибо имели доспехи из кожи и металла. Обратившись к японским миниатюрам, из манускриптов, повествующих о попытках монгольского вторжения в Японию, мы, однако, увидим, что доспехи носили не все воины. Тем не менее находки на месте боев показывают, что защитное снаряжение монголы имели. По технологии изготовления они подразделялось на несколько видов. Прежде всего, это ламеллярные панцири из костяных и металлических пластинок, бригандины, а также ламинарные доспехи и доспехи из крупных пластин. Детали ламеллярных панцирей практически не отличались от тех, что использовали воины Южной Сибири и Центральной Азии в это же время. Крупнопластинчатые латы представляли собой панцири металлических прямоугольников либо квадратов толщины в один миллиметр, которые сначала приклепывали горизонтальными рядами к ремням, а затем эти полосы собирали в единый доспех. Получались яруса пластин, располагавшихся так, что они частично заходили ряд за ряд. Иногда эти панцирные пластины приклепывали на ткань или же кожаную основу.

У бригандин, как и на Западе, подбивали металлом внутреннюю поверхность доспехов, так, что на поверхности оставались лишь головки заклепок. Ламинарные латы выделывались из широких кожаных лент, склеенных между собой в несколько слоев и прошитых нитками. Но в XV веке технология изменилась: полосы уже не привязывали друг к другу, а ковали из железа и приклепывали к ремням на изнанке. Применялись и оригинальные комбинированные панцири с последовательным чередованием ламинарного и ламеллярного наборов.


Тибетский доспех с последовательным чередованием ламинарного н ламеллярного наборов. (Королевский арсенал, Лидс, Англия)

Панцири из кожи покрывали лаком и раскрашивали красками в зеленый, розовый, красный и оранжевый цвета, а также украшали декоративными вышивками. Панцири, целиком сделанные из металла, либо чернили, либо, напротив, полировали их так, «что человек может видеть в них свое лицо». И хотя такая полировка явно сокращала срок их службы, эстетика в данном случае брала верх над всякой целесообразностью. Пластины многократно проковывались «вхолодную», что из-за поверхностного наклепа повышало их прочность.


Оригинальный монгольский доспех из костяных пластинок. (Исторический музей в Генко, Япония)

Порой монгольские панцири походили на длинные кафтаны с большим, до самого крестца разрезом сзади и с лопастями-оплечьями, закрывавшими руки до локтей. Такие доспехи, изготовленные из жестких материалов, монгольские воины называли «хуяг» и «худесуту хуяг», что можно перевести как «панцирь, прошитый ремнями».


Реконструкция монгольского военного костюма эпохи вторжения в Японию. (Исторический музей в Генко, Япония)

Согласно описанию Плано Карпини, монгольские доспехи XIII века состояли из четырех деталей: нагрудника, наспинника, соединявшегося с нагрудником застежками на боках. Обе детали прикреплялись друг к другу при помощи железных дуг, огибавших тело наподобие лямок. Руки от плеча и до кисти защищались длинными наплечниками, прикреплявшимися к этим же дугам, а ноги закрывали прямоугольные набедренники, прикреплявшиеся к нагруднику.

Многие доспехи походили на халат, и тоже были длиннополые, до самых щиколоток (хотя встречались и короткие, похожие на куртку с короткими рукавами), третьи имели длинные, до самых кистей рук, оплечья. Но обычно оплечья прямоугольной формы или же фигурной, делавшей их похожими на лист дерева, доходили лишь до локтей. С XIV века их конструкция изменились. Теперь оплечья стали иметь вид узких металлических полос, уступами наклепанных в горизонтальном положении на несколько ремней, расположенных вертикально. А их привязывали к выпуклым металлическим пластинам, которые защищали плечи воина.


На месте высадки монголов в Японии были найдены и вот такие железные стремена. (Исторический музей в Генко, Япония)
А вот так вполне могли выглядеть монгольские кони той эпохи. (Зоопарк в Праге)

Использовались монголами и «мягкие» доспехи, что опять-таки хорошо видно на миниатюрах, посвященных монгольскому вторжению в Японию. Их называли «хатангу дегель», что означало «твердый, крепкий халат». Скорее всего, именно эти плотные «стеганки» и были наиболее массовой военной одеждой. В XIII веке к ним изнутри стали пришивать крупные металлические пластины, а с внешней стороны и на груди, и на спине крепить металлические накладные диски (в русской оружейной традиции их называют зерцалами), также обнаруженные археологами при раскопках. В XIV веке в комплекты защитного вооружения начинает все шире входить кольчуга, которая ранее среди монголов не имела распространения.


Щит из прутьев, оплетенных нитками, на вооружении тимуридского всадника. Но такими же щитами пользовались и монголы. (Королевский арсенал, Лидс, Англия)

«Щит у них, — сообщает Плано Карпини, — сделан из ивовых или других прутьев, но мы не думаем, чтобы они носили их иначе, как в лагере для охраны императора и князей, да и то только ночью». Круглые щиты такого типа сильно пружинят, и таким образом легко гасят удары, нанесенные клинковым оружием, но стрелы с плоскими наконечниками хорошо входят между прутьями, из-за чего делали их, как правило, двух и трехслойными, а в центре размещали традиционный металлический умбон. Также использовали дерево и многослойную кожу.


Тибетский меч XVIII – XIX вв. Длина 99,1 см. Общий вес:1173,7 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Монгольские конские доспехи, появившиеся у них, кстати, раньше, чем аналогичные доспехи, стали применяться европейцами, подробно описаны в труде Плано Карпини. Судя по нему, они были ламинарного типа и имели вид нескольких крупных деталей, которыми боевого коня закрывали с обоих боков «от хвоста до головы и связываются у седла... сзади седла на спине и... на шее». Грудь лошади прикрывал нагрудник; другой кусок закрывал круп. «В этом куске они делают отверстие, через которое выставляют хвост», — отмечал папский легат. И далее он называет длину такого панциря: «Все части простираются до колен или до связей голеней». Шея лошади тоже была защищена панцирной пластиной, а морда — железной маской. Есть все основания считать, что под этими доспехами могла быть войлочная стеганая попона, чтобы металлические или костяные пластинки не натирали кожу лошади, и чтобы впитывать пот.

Источники:
1. Джиованни дель Плано Карпини. История Монголов. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны / Перевод А. И. Малеина. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1957.
2. 2.Козин С. А. Сокровенное сказание монголов. — М.: Товарищество научных изданий КМК, 2002.
3. Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар») / Пер. Н. Ц. Мункуева. — М.: Наука, 1975.
4. Письмо брата Юлиана о монгольской войне // Исторический архив. — 1940. — Т. 3. — С. 83—90.
5. Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского О. И. Смирновой, редакция проф. А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. — Т. 1, кн. 2.

Продолжение следует…

topwar.ru

Музей Терракотовой армии Цинь в Сиане

Музей Терракотовой армии Цинь, расположенный в Сиане, является самым посещаемым музеем Китая. Ежегодно музей принимает до одного миллиона посетителей, а величие и выдающееся искусство с которым выполнены статуи воинов и коней, потрясли весь мир. Терракотовая армия, созданная 22 столетия назад, числится в Списке мирового культурного наследия ЮНЕСКО, а также признана восьмым чудом света.

Найдены терракотовые воины были совершенно случайно, на обычном поле в провинции Шэньси, крестьяне копали колодец, и вдруг осыпавшаяся земля увлекла их в провал, где их глазам и открылось невиданное зрелище – двухметровая глиняная человеческая фигура с копьем в руках. Старинная прическа, напоминающая узел на темени, а также наконечник копья, выполненный из бронзы, позволили прибывшим ученым и без предварительных исследований отнести находку к глубокой древности. Находкой ученые были озадачены и совершенно не связывали статую с расположенным неподалеку холмом, являющимся гробницей императора Цинь Шихуанди. Но уже к началу осени 1974 года ученые смогли заявить всему миру о новой невероятной находке, оказывается поле, лежащее к востоку от кургана, скрывает под толщей земли шесть тысяч глиняных воинов, которые были созданы в эпоху правления императора Цинь.

Музей Терракотовой армии Цинь в Китае

История

Всемогущий китайский император Цинь Шихуанди скончался в 210 году до нашей эры. Он был еще достаточно крепок, могущество и слава его находились в самом зените, но последнее десятилетии своей жизни Цинь предпочитал скрытный и уединенный образ жизни. Цинь почти не выходил за пределы своего дворца и пугался даже мелькнувшей тени, окружающих его людей.

Сейчас бы его назвали параноиком, поскольку императору казалось, что все вокруг только и помышляют о том, каким образом отбрать у него царство, а может быть и жизнь. Впрочем, опасения его были не совсем беспочвенны – за годы своего царствования, Цинь Шихуанди смог чудом оставаться в живых в результате трех покушений.

Цинь Шихуанди

В древней китайской пословице сказано: правитель, который поставил своих подданных на колени, подобен хищному зверю, который их пожирает. В памяти своего народа император Цинь Шихуанди остался именно таким – безжалостный тиран, окруживший себя шпионами-наймитами, рыщущими по империи в поисках заговорщиков или ропщущих, от которых по выражению императора «исходила скверна». Но главной скверной, император почему-то считал книги и решил бороться с ними, способом, который еще не один раз будут применять и будущие кровавые тираны различных стран и эпох. В 213 году до нашей эры, по приказу императора Цинь Шихуанди, все найденные в империи книги были брошены в огонь, а авторы этих книг преданы смерти. До наших дней дошли исторические сведения, что 460 китайских мудрецов были закопаны заживо и умерли ужасной, мучительной смертью.

Хотя нельзя отрицать, что властный правитель Цинь, за одиннадцать лет царствования над объединенным Китаем, сумел создать централизованное государство и учредил карающую законодательную систему. Императорская власть зиждилась на сильной армии, а север империи в годы правления Циня Шихуанди был укреплен мощной системой фортификационных сооружений. Чтобы в империи было слаженное единство политической и административной власти, императору удалось искоренить любые формы проявления сепаратизма, а также введены единая денежная система, единое летоисчисление, письменность и общая система мер и весов. По велению императора были сокрушены все крепости, за исключением тех, что могли бы служить продолжением Великой стены, призванием которой должно было стать окружение неприступным рубежом империи, принадлежавшей Циню.

Экспонат музея

По всей империи уничтожались все виды оружия, захваченные у поверженных соперников. Вооруженным в империи имел право быть только воин, принадлежащий многочисленной армии Циня. Стремление к превосходству отличало императора во всем, в эпоху его правления украсился величественными постройками город Сиань, бывший в тот период столицей империи. Но кроме строительства в столице, огромное количество подданных было согнано для работ на огромном и необычном сооружении, расположенным в двадцати километрах от города Сиань. Это сооружение должно было стать последним пристанищем императора Циня Шихуанди.

Город Сиань

Страстное желание Циня, граничившее с навязчивой идеей, быть бессмертным, побуждало к работе лучших врачей Китая, пытавшихся отыскать рецепт волшебного эликсира, дарующего бессмертие. Однако, год за годом все их поиски были бесплодны. И тогда императора Циня посетила новая блажь: для своей загробной жизни он повелел построить грандиозный подземный мавзолей, являющийся миниатюрной копией созданного им государства. До наших дней дошли легенды, о прекрасном и удивительном убранстве мавзолея, о пересекающих его руслах, копирующих до мельчайших подробностей русла сотен рек, протекающих в Китае, в том числе полноводные Янцзы и Хуанхэ. Только вместо воды эти русла были наполнены ртутью, а потолок усыпальницы украшали многочисленные драгоценности, имитирующие небесные светила.
Цинь Шихуанди пребывал в полной уверенности, что сможет управлять своей империей даже из загробного мира, а для этих целей ему была необходима непобедимая армия. В те эпохи владыки часто забирали с собой в мир иной живых слуг, солдат и наложниц, но погубить целую армию, не решился даже такой всесильный владыка как Шихуанди. Он прекрасно понимал, что столь массовые жертвы могут привести к восстанию, и будут угрожать не только самому правителю, но и существованию империи. Тогда-то и родилась идея воспроизведения солдат в виде глиняных копий, чему способствовал высокий уровень скульптурных мастеров империи. А для того, чтобы после смерти того или иного воина, его душа непременно бы переселилась в глиняного болвана, скульпторы лепили статуи непосредственно с живых людей. Факт, что каждая из статуй является портретом реальной личности, прекрасно подтверждают различия в чертах и выражениях лица воинов, а также различные антропологические особенности. Ни один из солдат не похож на другого, да и выражения лиц также различно: кто-то задумчив, кто-то суров, кто-то спокоен и величав.

Музейный экспонат

Сопровождать императора в мир иной должны были около восьми тысяч глиняных воинов, вылепленных в реальный рост человека. Руки для стоящих в боевом порядке статуй изготавливались из дерева, а фигуры были облачены в шелк. Конечно, нещадное время превратило нежный материал в прах, но современным ученым удалось исследовать некоторые фрагменты одежд. Приготовленные к потусторонним сражениям глиняные воины Цинь Шихуанди были снабжены всеми вещами, которые брал настоящий воин с собой в поход: мерную чашку для зерна, трехгранные наконечники для стрел, бронзовые монеты. Вся их амуниция, в том числе копья и луки, мечи, бронзовая упряжь для коней, являлась не скульптурным муляжом, а настоящими вещами. Не раз археологи при раскопках ранили руки, прикасаясь к острым лезвиям мечей. Ученые не раз поражались, что оружие, пробывшее в усыпальнице тысячелетия, сверкало как новое, не имея даже следа ржавчины. Позже с помощью анализа было установлено, что поверхность оружия покрывал толстый слой оксида хрома. Удивительно, но технология хромирования в современном мире была запатентована только в 1937 году. И никогда ранее ученые не получали каких-либо упоминаний о технологиях хромирования в древнем Китае в эпоху династии Цинь. Наверное, это так и останется неразгаданной загадкой усыпальницы императора.

Оружие

Цинь Шихуанди не дожил до завершения постройки своего подземного дворца, и умер, когда усыпальница была готова наполовину. Согласно классическому труду «Ши цзи» основоположника историографии Китая Сыма Цянь (который был написан через полтора столетия после смерти императора Цинь), покойного императора поместили в саркофаг из бронзы и отправили на середину озера ртути, волны которого приводились в движение специальной механикой. Из других описаний этого же автора можно узнать, что наряд императора был щедро украшен золотом и яшмой, в рот покойному положили крупный жемчуг.

Династия Цинь после смерти императора еще четыре года управлялась его наследниками, но затем империя перешла в руки династии Хань. Мудрые новые правители не стали разрушать многочисленные достижения своего предшественника, а напротив существенно укрепили империю. Впрочем, и власть их была подкреплена целым сводом политических и философских законов, соблюдение которых в Китае происходило на протяжении многих столетий, вплоть до начала двадцатого века. В то время как первый император Китая Цинь Шихуанди покоился в своей огромной усыпальнице, за многие годы еще более порывшейся толщей земли, под охраной верных глиняных воинов…

Усыпальница

В 1974 году вечный покой императора был нарушен впервые за два тысячелетия китайскими археологами, которых возглавлял профессор Юань Джунгуй. Они то и явили всему миру удивительное зрелище – стоящих в боевых позах воинов из глины и бронзы. Многочисленные археологические раскопки позволили оценить масштабы усыпальницы императора Циня, она оказалась практически как огромный подземный город. Площадь, которую занимает усыпальница, по подсчетам археологов, равняется 56 квадратным километрам. Для постройки усыпальницы со всех уголков великой империи было согнано около 700 тысяч подданных императора. Кстати, проведенный спектральный анализ, показал наличие в толще погребального холма огромного количества ртути, так что исторические свидетельства Сыма Цяня оказались правдивыми.

На пути в подземное царство императора Циня археологов подстерегали всякие неожиданные опасности. Оказывается, усыпальницу охраняли не только глиняные воины, но целая хитроумная система смертельных ловушек: каменные мешки, автоматически срабатывающие арбалеты, копьеметательные механизмы. Все это было устроено по велению императора, чтобы ни одному смертному не пришлось нарушить вечный покой подземного дворца, хранящего несметные сокровища, с которыми Цинь Шихуанди не желал расставаться даже после своей смерти. Немало таких ловушек пришлось обойти археологам прежде чем они смогли подступиться к глубинам холма Ли, одного из многих, которые венчают огромное погребение.

С исследованием глиняных воинов-истуканов дело обстояло куда проще – они как настоящие верные слуги стояли там, куда их и поставили – внутри трех подземных залов. В четвертом зале истуканов не оказалось, скорее всего, потому что смерть императора прервала сотворение глиняных телохранителей. Извилистые ходы коридоров, были скрыты трех-четырехметровым слоем земли, просевшей от времени. В ходе раскопок, археологи очистили их, и стало видно, что своды покрыты толстым слоем водонепроницаемой глины, а подпирают их крепкие колоны из дерева.

Большая часть воинов-пехотинцев располагается в главном зале, площадь которого 210х60 квадратных метров. Рост статуй колеблется от 175 см до 185 см, то есть воины выполнены в рост живого человека. Разница в росте объясняется рангом воинов, офицеры и командиры воинов имеют более высокий рост.

Воинов и коней искусно вылепили из глины, а воинские доспехи и оружие являются бронзовыми изделиями. Лицом солдаты обращены на север, то есть смотрят неустанно в сторону усыпальницы своего императора. Внутренняя сторона полых статуй сохранила отпечатки пальцев и инструментов мастеров, изготовляющих глиняных воинов. С помощью этих отпечатков археологи и исследователи смогли воссоздать древнюю технологию, по которой статуи были изготовлены. Итак, первым делом лепилось туловище, нижнюю часть статуи делали монолитной и массивной, так как на нее приходился весь центр тяжести, а верхняя часть уже была полой. Голову и руки прикрепляли к туловищу только после того, как оно было подвергнуто обжигу в печи. Завершающим этапом было покрытие головы дополнительным слоем глины, чтобы скульптор смог вылепить лицо, придавая ему определенное мимическое выражение. В это период глиняный воин обзаводился также усами или бородой. После этого, наконец, воина облачали в доспехи. Обжиг производился в несколько этапов в течение нескольких дней, температура при этом была постоянно не ниже 1000 градусов. В результате такой температурной закалки, глина, из которой изготавливались воины, становилась крепкой почти как гранит.

Из первых рядов воинов образованы три походные шеренги, которые развернуты в сторону одиннадцати коридоров подземного царства. В коридорах также располагаются солдаты, но перед пешими воинами выставлены боевые колесницы, в которые впряжены четверки боевых глиняных коней. Сами колесницы практически не сохранились до наших дней, поскольку были выполнены из дерева, в отличие от глиняных солдат и коней. Вокруг колесниц расположены пехотинцы с огромными шестиметровыми копьями из бамбука, назначение этих воинов – оберегать колесницы и лошадей от подступающих врагов.

Воины и кони

Две колесницы когда-то несли на себе сигнальный колокол и барабан – для сигналов, подаваемых в бою. Два коридора – северный и восточный, также заняты солдатами, призванные охранять подступы к основной части с фланга. Примечательно, что у большинства пехотинцев абсолютно нет щитов. Дело в том, что армия Циня Шихуанди являла собою собрание крепких и бесстрашных воинов, которые не боялись смерти, а потому не признавали ни щитов, ни шлемов. На головах у офицеров обычно были круглые шапочки, а головы рядовых солдат венчали пучки накладных волос.

Археологические раскопки

Последние годы археологи производили работы во втором подземном зале, который располагается в двадцати метрах от первого. Сейчас там насчитано около полторы тысячи глиняных воинов и коней, которые отличаются от тех, что находятся в первом зале. Первые ряды этого зала занимают коленопреклоненные лучники, а за ними, держащие наперевес копья, пехотинцы. Располагаются там и всадники, и колесницы, которые также установлены в строгом боевом порядке. Хотя, археологические исследования второго зала еще не закончены, поэтому вполне резонно полагать, что на данный момент археологи обнаружили только часть армии. Ведь издавна в бою лучники всегда располагались перед пехотинцами, конниками и колесницами, бывшими главной ударной силой императорского войска.

Колесница

Археологи заявляют, что в ходе работ, длящихся уже более тридцати лет, удалось обнаружить только малую часть статуй воинов и боевых коней. Огромный комплекс усыпальницы Цинь Шихуанди слишком обширен и не торопится раскрывать все свои тайны. Даже если работать в том же режиме, что и сейчас, используя традиционный метод, то все равно на раскопки всего комплекса может уйти не меньше двух столетий! Поэтому пока неизвестно, сколько еще неожиданных сюрпризов, а может и опасностей готовит гробница императора, и как долго еще будет непотревожен сон величественного подземного царства.

Статуя воина

Музей Терракотовой армии Цинь был открыт 1 октября 1997 года. Открывшийся музейный комплекс сразу стал популярнейшим местом, приобретя при этом почетное звание самого большого исторического музея в мире. Сейчас в музее есть шесть постоянно действующих экспозиции: три раскопа – первый, второй и третий зал, выставка колесниц с лошадьми, выставки реликвий и драгоценностей, найденных в мавзолее Цинь Шихуанди. За прошедшее со дня открытия музея время, его посетителями стало тридцать миллионов человек, что является ярким свидетельством востребованности музея.

Посетителям

  • Международное название: Qin Terracotta army Museum in China;
  • Адрес: г. Сиань, Qinling North Road, Lintong District 710600;
  • Как добраться: Доехать до музея можно автобусами № 306, 914, 915;
  • Телефон: (029) 8139-9127;
  • Режим работы: ежедневно, с 08:30 до 18:00;
  • Где купить билеты: musement.com;
  • Сайт: www.bmy.com.cn;
  • Стоимость билета: вход 17,9-22,3 долларов.

При музее работает сувенирный магазин.

Полезные ссылки для туристов:
  • Билеты в музеи: чтобы не тратиться время в очередях покупайте заранее на сайтах Musement, Tiqets.com;
  • Экскрусии по достопримечательностям: о времяпровождении в новых городах лучше позаботиться заранее, сервисы Tripster, Sputnik8 помогут в этом;
  • Проживание: сначала выберите понравившийся отель через Booking (у них самая большая база), а затем проверьте, с какого сайта его дешевле забронировать через RoomGuru;
  • Перелет: самые дешевые билеты ищет Aviasales, также можете находить выгодные акции авиакомпаний в Aviadiscounter;
  • Экскурсионные туры: туроператор Tourex для тех, кто путешествует с целью знакомства с культурой, искусством, обычаями, историей разных стран, а дешевые пакетные туры лучше искать на Травелата, Onlinetours и Level.Travel.

wmuseum.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *