Содержание

Османская империя в годы правления султана Сулеймана I Кануни (1520 – 1566 гг.)

Отец Сулеймана – султан Селим I, мать – Айша Султан, дочь Менгли I Гире, крымского хана. Будущий султан родился в Трабзоне. Сулейман до 1512 года был беглербегом (наместником) в Каффе, а затем – в Манисе. В 1520 году его отец, султан Селим I, умер, и Сулейману пришлось брать бразды правления в свои руки. На тот момент времени ему исполнилось 26 лет.

Внешняя политика

Сулейман был мудрым и не столь кровожадным, как его отец, но завоевания тешили его султанское самолюбие. Это проявилось в первый же год его правления.

Турецко-венгерские отношения

В 1521 году он развязал войну с королём Венгрии и Чехии, Лайошем II, взял осадой Белград, а в 1522 году был обречён и остров Родос. Вместе с близлежащими островами он стал владениями Порты. В 1524 году флот Сулеймана разгромил португальцев, рыскавших по Красному морю в поисках добычи. Война с Венгрией была окончена в 1526 году битвой при Мохаче, когда армия Сулеймана почти полностью уничтожила армию Лайоша II.

Австро-турецкие войны

Чехия успела спастись тем, что своевременно подчинилась австрийской династии Габсбургов. Именно из-за этого началась долгая война Австрии и Турции. С 1527 года турки начали крупнейший завоевательный поход, последовательно подчиняя себе Боснию, Герцеговину, Славонию, Трансильванию. Сулейман в 1529 году завоёвывает сначала Буду, столицу Венгрии, а затем подвергает жестокой осаде Вену. Австрию спасла неожиданная эпидемия, разгулявшаяся посреди турецкого войска. В 1532-1533 годах австро-турецкая война снова разгорелась. Турки осадили крепость Кёсег, но её защитники так героически защищались, что сорвали все планы Сулеймана. Тем не менее турецкому султану удалось добиться, чтобы Австрия признала господство Турции над большей частью Венгрией и выплачивала ей ежегодную дань.

Война с Австрией была возобновлена в 1540 году. И лишь в 1547 году был заключён Адрианопольский мир, согласно которому Австрия продолжала выплату дани Турции.

В конце правления Сулеймана военные действия с Австрией были снова возобновлены, но ни к каким результатам они не привели.

Завоевательные походы к берегам Персидского залива

В 1533 году Сулейман начал войну с Сефевидским государством, во главе которого стоял шах Тахмасп I. Султан вторгся в Азербайджан и завоевал столицу Сефевидов Тебриз. В 1534 году ему практически без боёв подчинились Басра, Хузистан, Луристан, Бахрейн и другие княжества южного побережья Персидского залива. В 1536 году султан вернулся в Стамбул после столь успешного завоевательного похода. В 1555 году султан предпринял ещё один поход на Сефевидское государство и окончательно покорил его.



Флот Сулеймана

В 1525 году алжирский флот стараниями Хайр-ад-Дин Барбаросса, турецкого вассала, стал ударной и непобедимой силой Османской империи. Командующим османским флотом в 1533 году становится Хайр-ад-Дин Барбаросса. В 1534 году он завоевал для своего султана Тунис. В 1536 году Сулейман очень удачно заключил тайный союз с Франциском I, королём Франции, обеспечив своему флоту возможность базироваться в портах Франции. В 1537 Хайр-ад-Дин начал военные действия на Средиземном море против христиан: ограбил Корфу, атаковал Апулию и угрожал Неаполю. В следующем, 1538 году, Венеция, Испания и папа римский неудачно напали на Турцию, но наткнулись на опытного и мощного Хайр-ад-Дина. Он опустошил острова Эгейского моря, которые принадлежали Венеции, и покорил Занте, Чериго, Эгину, Андрос, Наксос и Парос. Параллельно с действиями своего флота Сулейман I подчинил себе Молдову.

В 1538 году состоялся морской поход в Индию. В 1540 году был заключён мир с Венецией, которая уступала султану множество островов и выплатила контрибуцию.

Внутренняя политика

Сулейман I любил творчество и искусство: покровительствовал поэтам, архитекторам и художникам. Неплохо сам сочинял стихи. Здания, построенные во время его правления, стали образцом османского стиля. В течение всего своего правления отчаянно боролся со взяточничеством.

Личная жизнь

В жизни любвеобильного и красивого султана Сулеймана было несколько наложниц.

1. Фюлане.

2. Гюльфем Султан.

3.Черкешенка Махидевран Султан, Гюльбахар.

4. Четвёртая наложница и единственная жена Сулеймана – Анастасия Лисовская, Хюррем Султан, знаменитая Роксолана.

Смерть

Султан Сулейман I умер в походном шатре во время осады крепости Сигетвара (Восточная Венгрия). Был похоронен в мавзолее, который находится на кладбище мечети Сулеймание. Рядом с ним покоится его любимая жена Роксолана.



Основные достижения Сулеймана

Величайший султан из династии Османов.

Оттоманская Порта(министерство иностранных дел ) при этом правителе достигла расцвета и апогея своего развития.

Важные даты биографии Сулеймана

1494 год – рождение

1512 год – назначение наместником в Манис

1520 год – начало правления, знакомство с Роксоланой

1521 год – начало войны с Венгрией и Чехией

1522 год – присоединение острова Родоса

1524 год – разгром португальского флота

1526 год – разгром венгерской армии

1527 год – завоевание Боснии, Герцеговины, Славонии, Трансильвании

1529 год – осада Вены

1532 год – осада крепости Кёсег

1533 год – завершение австро-турецкой войны поражением Австрии, война с Сефевидским государством

1534 год – завоевание Туниса

1536 год – заключение союза с Францией

1537 год – военные действия в Средиземном море

1538 год – стал халифом, война с Венецией, покорение Молдовы, морской поход в Индию

1540 год – возобновление военных отношений с Австрией, заключение мира с Венецией

1547 год – Адрианопольский мир

1550 год – война с португальцами

1551-1562 года – война с Австрией

1955 год – полное покорение Сефевидского государства

1561 год – смерть любимой Роксоланы

1565 год – атака Мальты

1566 год – война с Австрией, смерть

Интересные факты из жизни Сулеймана

Сулейман был очень разносторонним человеком. Так, он принимал личное участие в процессе отлива пушек для своих военных походов.

Сулейман был в полном подчинении у Роксоланы: по её наущениям он спокойно приказал удушить собственного сына Мустафу и казнить его детей, то есть собственных внуков.

После смерти любимой Роксоланы Сулейман жил отшельником, монахом и не знал других женщин. И умер султан вовсе не от ран, а от тоски по любимой жене.

Султан, потеряв жену, не мог простить, что его бывшая наложница Гюльфем до сих пор жива, и приказал удушить её.

Наследником Сулеймана стал их общий с Роксоланой сын Селим, который был горьким пьяницей и свёл все победы отца к нулю.

 

cyberpedia.su

Великолепный век. Как Сулейман I привёл Османскую империю к расцвету | История | Общество

Османская империя в эпоху своего расцвета вполне могла претендовать на титул империи всемирной. Владения её располагались в Азии, Европе и Африке, армия в течение долгого времени считалась практически непобедимой, принадлежащие султанам и их приближённым сокровища казались европейцам несметными.

Внук Святого, сын Грозного

Пика своего величия Османская империя достигла в XVI веке, в период правления султана Сулеймана I, прозванного поданными «Законодателем», а европейцами — «Великолепным».

Разумеется, великолепие и величие эпохи Сулеймана I было бы невозможно без успехов его предшественников. Дед Сулеймана, султан Баязид II по прозвищу «Святой», сумел закрепить за империей предыдущие завоевания, погасить внутренние конфликты и дать стране десятилетия развития без великих потрясений.

Внук Баязида, Сулейман, родился в 1495 году в Трабзоне, в семье сына султана Селима и Айше Султан Хафса, дочери крымского хана Менгли I Гирея. В совсем юном возрасте Сулейман был назначен наместником деда в вассальном Османской империи Крымском ханстве.

Это место оказалось самым безопасным в Османской империи в последние годы правления Баязида II. Селим, опасавшийся, что отец передаст трон его брату, собрал войска и в 1511 году восстал против отца, однако потерпел поражение, после чего укрылся в Крыму под защитой, как это ни странно прозвучит, собственного сына.

Однако в 1512 году случилось довольно нетипичное событие: 64-летний Баязид II ради прекращения внутренних распрей и предотвращения раскола империи добровольно отрёкся от престола в пользу Селима.

Султан Селим I заявил, что отца ждёт «почётная отставка», однако уже через месяц Баязида не стало. Скорее всего, новый монарх решил на всякий случай поторопить естественный процесс.

В мусульманской Османской империи проблем с наследниками престола не было — гарем производил их в избытке. Это породило кровавую традицию — новый султан при восхождении на престол избавлялся от сводных братьев. Селим I, получивший прозвище «Грозный», согласно этой традиции, лишил жизни около 40 своих братьев, прибавив к ним и многих других родственников мужского пола. После этого монарх занялся обустройством государства, расправившись с 45 тысячами шиитов в Малой Азии. «Править — значит сурово карать», — таков был девиз Селима I.

Гуманист XVI века

В боях и казнях пролетело восьмилетнее правление Селима I. Султана, окончательно закрепившего главенство Османской империи на Ближнем Востоке, сгубила не вражеская пуля и не заговор, а чума, сразившая его накануне очередного военного похода.

Миниатюра, изображающая Сулеймана Великолепного с армией в походе на Нахичевань (лето 1554 года). Фото: Public Domain

Так в 1520 году на трон Османской империи взошёл Cулейман I. Иностранные послы писали из Стамбула, что на смену «бешеному льву» пришёл «ласковый ягнёнок».

Сулейман действительно, в отличие от отца, не славился повышенной кровожадностью, а по меркам своей эпохи, был человеком достаточно уравновешенным и справедливым.

Его приход к власти не сопровождался массовыми казнями родственников. Отчасти это объясняется тем, что кровавые расправы времён отца лишили Сулеймана серьёзных конкурентов в борьбе за престол. Но подданные империи отметили бескровное начало правления нового султана и по достоинству его оценили.

Второй неожиданностью было то, что Сулейман I разрешил находившимся в плену купцам и ремесленникам из стран, захваченных отцом, вернуться на родину.

Такой подход Сулеймана позволил наладить торговые отношения Османской империи с соседями. Одновременно у европейцев сложилось представление, что «ласковый ягнёнок» безопасен и не представляет военной угрозы.

Это было серьёзной ошибкой. Сулейман I, несмотря на всю свою умеренность и взвешенность, мечтал о военной славе. За время своего правления он провёл 13 военных кампаний, 10 из которых — в Европе.

Покоритель мира

Уже через год после восшествия на престол он вторгся в Венгрию, взяв крепость Шабац на Дунае, и осадил Белград. В 1552 году войска Сулеймана заняли остров Родос, в 1524 году османы, разбив португальский флот в Красном море, полностью поставили под свой контроль Красное море. В 1525 году вассал Османской империи Хайр-ад-Дин Барбаросса установил контроль над Алжиром. Летом 1526 года османы наголову разбили венгерскую армию, уведя в плен десятки тысяч людей.

Король Венгрии Янош II Сигизмунд Запольяи на приёме у Сулеймана I, 1556 год. Фото: Public Domain

В 1529 году Сулейман I со 120-тысячным войском осадил Вену. Пади столица Австрии, и история Европы могла бы развиваться в совсем ином русле. Однако то, что не смогли сделать австрийские войска, сделали эпидемии — потеряв до трети армии из-за болезней, султан снял осаду и ушёл назад, к Стамбулу.

Последующие войны, предпринимавшиеся европейскими державами против Сулеймана I, завершались для них неудачно. Вену султан более не штурмовал, зато практически полностью подчинил себе Венгрию, а также Боснию и Герцеговину, Славонию, Трансильванию превратил в вассала империи.

Да что там Трансильвания — сама Австрия обязалась выплачивать Османской империи дань.

Успешно расширявший границы Сулейман I имел сложные отношения с Московским государством, хотя и опосредованные. Крымский хан, вассал Османской империи, совершал набеги на русские земли, доходя даже до Москвы. Казанские и сибирские ханы рассчитывали на помощь в борьбе с Москвой. Османы периодически участвовали в набегах на русские земли, однако масштабного вторжения не планировали.

Для осаждавшего Вену Сулеймана Москва была уж слишком глухой провинцией, чтобы отвлекать на неё силы и средства. Султан предпочитал вести дела в «цивилизованной Европе», где в 1536 году заключил тайный союз с французским королём Франциском I, оказав ему помощь в борьбе с испанским королём Карлом V за господство над Италией.

Французский военный и государственный деятель Франсуа I Лотарингский и Сулейман I, ок. 1530 года. Фото: Public Domain

Покровитель искусств

В перерывах между бесконечными боями и походами султан пытался перестроить и упорядочить жизнь своих подданных, став инициатором создания светских законов. До Сулеймана I жизнь империи регулировалась исключительно нормами шариата, однако он справедливо посчитал, что огромное государство, в котором проживают разные народы и разные конфессии, не может нормально существовать только на основе религиозных постулатов.

Некоторые внутренние реформы, задуманные Сулейманом I, не имели успеха. Во многом это связано с бесконечными военными кампаниями, которые вела империя.

Зато султан, сам писавший стихи, оказал большой вклад в развитие культуры и зодчества. При нём были построены три мечети, считающиеся шедеврами мировой архитектуры — «Селимие», «Шахзаде» и «Сулеймание».

«Великолепный век» Сулеймана I ознаменовался строительством роскошных дворцов, богатые интерьеры которых известны современным любителям телесериалов по одноимённому фильму.

Именно в этих интерьерах и протекала личная жизнь Сулеймана I, не менее насыщенная, чем его завоевательные походы.

Считается, что наложницы в гареме султана были бесправными невольницами, игрушками монарха. Это верно только на первый взгляд. Умная и предприимчивая женщина даже в статусе наложницы могла не только завоевать расположение султана, но и подчинить его своему влиянию.

Роксолана: коварство и любовь

Именно такой женщиной оказалась Хюррем Султан, она же Роксолана, она же Анастасия Лисовская. Точное имя этой женщины неизвестно, однако эта славянка, взятая в плен ещё девочкой и попавшая в гарем Сулеймана, оказала на историю Османской империи огромное влияние.

Любимая жена Сулеймана I Роксолана. Репродукция рисунка Теодора де Банвиля. Фото: Public Domain

Как считают историки, Роксолана была дочерью священника и до попадания в неволю успела получить начальное образование. В ряду своих «коллег» по гарему она выделялась не только особой красотой, но и острым умом, что и позволило ей занять особенное место в жизни султана.

Роксолана была четвёртой наложницей Сулеймана, однако после шести лет её пребывания в гареме монарх настолько прикипел к ней сердцем, что официально женился на ней. Кроме того, большинство сыновей Сулеймана от первых наложниц умерли во младенчестве, а Роксолана «обеспечила» султана наследниками.

Любимцем Роксоланы был сын Селим, и для того, чтобы расчистить ему путь к престолу, мать путём интриг решила избавиться от главного соперника — его сводного брата Мустафы, сына третьей наложницы, черкешенки Махидевран Султан.

Сулейман видел в Мустафе наследника, однако Роксолане удалось «подставить» конкурента, сфабриковав письма от его имени к иранскому шаху. Таким образом, Мустафа был выставлен предателем, готовящим заговор. В итоге Мустафа был вызван в ставку к отцу, находящемуся в очередном походе, и задушен охраной практически на глазах Сулеймана.

Жертвой интриг Роксоланы пал и близкий друг Сулеймана I, великий визирь Ибрагим-паша, исполнявший фактически роль главы правительства Османской империи и руководивший страной в то время, пока монарх был в военных походах. Не оценивший вовремя всю серьёзность влияния Роксоланы на Сулеймана, Ибрагим-паша был обвинён в «работе на Францию» и казнён.

Роксолане удалось возвести Селима на трон после смерти отца, и тут Османскую империю ждал сюрприз. Любитель поэзии и искусств, Селим II оказался горячим поклонником… спиртного. Невероятно, но факт — султан мусульманской империи вошёл в историю под прозвищем «Пьяница». Историки по сей день затрудняются с ответом на вопрос, как такое стало возможным, но склонны винить в этом славянские гены и влияние матери.

Ушедший с пустыми руками

Весёлый нрав пьяницы Селима на судьбе Османской империи сказался самым пагубным образом — именно при нём её армия стала терпеть первые крупные поражения от европейских держав. После «Великолепного века» своего отца Селим обозначил первые признаки начала заката…

Но это было позже. Правление и жизнь Сулеймана Великолепного закончились в боевом походе, во время осады крепости Сигтевар в Восточной Венгрии. Погубила султана не вражеская сабля, а болезнь, что, в общем-то, неудивительно для 71-летнего мужчины, чей возраст для той эпохи был уже крайне преклонным.

Сулеймана I не стало в ночь на 6 сентября 1566 года. Согласно легенде, перед смертью он вызвал своего главнокомандующего и выразил ему свою последнюю волю: чтобы его табут (погребальные носилки) несли лучшие лекари империи, чтобы по всему пути похоронной процессии разбрасывали драгоценные камни и золотые монеты и чтобы его руки торчали из табута и были всем видны. Потрясённый военачальник осмелился попросить умирающего объяснить свои странные пожелания. Сулейман усмехнулся и ответил: пусть все видят, что перед болезнью, унёсшей султана в могилу, бессильны самые лучшие лекари; пусть все знают, что всё наше богатство, накопленное за жизнь, остаётся в этом мире; пусть все знают, что Сулейман Великолепный, великий повелитель Османской империи, ушёл из этой жизни с пустыми руками.

Сулеймана I похоронили в мавзолее на кладбище построенной им мечети «Сулеймание», рядом с мавзолеем его любимой жены Роксоланы.

www.aif.ru

Загадка исчезнования сердца Сулеймана - правителя Османской империи

Группа венгерских исследований недавно задалась вопросом, где же спрятано сердце одного из самых великих султанов Османской Турции. Но почем этот исторический вопрос пробрел такую актуальность?

Французский государственный деятель, кардинал Ришелье, описал события, которые произошли несколько веков назад у стен венгерского замка Сзигет, как «битва, которая спасла мир». В сентябре 1566 года при осаде турки понесли значительные потери. Именно здесь погиб султан Сулейман, правитель Османской империи.

После чего турки не осаждали Вену в течение 120 лет.

Поскольку это событие со временем приобрело и политическое значение, ученые занялись поисками информации о том, где было упокоено сердце Султана Великолепного.

Где погиб правитель Османской империи?

Правитель Османской империи Сулейман

«Когда венгры обороняли территорию Сзигетвар, они считали его венгерским замком. Но, конечно, это было не так», — комментрует профессор Норберт Пап Университета Печ, Венгрия.- «На самом деле он был построен турками, а старый венгерский разрушен при осаде 1566 года».

Каждый раз история осады Венгрии армией Сулейманом описывается по-разному. Существует масса легенд по поводу того, как же на самом деле произошло это ключевое в истории османов событие. Но восстановить основную событийную линию несложно. Правитель Османской империи прибыл на место сражения в начале августа 1566 года с стотысячных войском.

Замок Сзигетвар являлся основным препятствием на пути к Вене, которую он страстно желал захватить. Таким образом открыв возможности для дальнейшего продвижения в Западную Европу. Воздух дрожал в такт боя барабанов, знаменующих начало войны. Войско отправилось с красивого города Эдирне. На заставе в замке в тот момент находился гарнизон всего из 2300 человек во главе с командиром Миклоша Зрини, который погиб при пожаре на месте сражения.

Некоторые источники повествуют о том, что Сулейман умер в собственном шатре во время пира в честь обеды. На тот момент ему было 72 года и он вел войну с венграми уже в течение 40 лет. Его тело было перевезено в Константинополь, но сердце оставлено здесь, в гробе, который в последствии был спущен в землю в местной католической церкви Девы Марии. Об этом гласит надпись на храме, расположенном к востоку от города. Хотя некоторые утверждают, что все это домыслы. Поскольку мемориальная доска была установлена там в 1916 году местным священником по политическим причинам.

В то время Венгрия, или Австро-Венгерская империя, была союзником Османской Турции. Две древних империи сплотили свои силы в Первой Мировой Войне и нуждались в символе вечной дружбы. Теперь венгеры задались вопросом, а где же на самом деле упокоено сердце Сулеймана Великолепного?
В настоящее время отношения Венгрии и Турции переживают период возрождения.

Источники Османской империи о гибели Сулеймана

Мехмет Сулейман, сын правителя Османской империи в Египте. Графика.

Премьер-министры обеих стран хорошо ладят и ведут частые переговоры по разным вопросам. Число турецких туристов, посетивших Венгрию в прошлом году, подскочило до 45%. В планах государств возведение пятизвездочного отеля, восстановление замка и памятников Османской империи. Но все упирается в местонахождение места, где сделал последний вдох легендарный Сулейман.

Было найдено несколько старинных карт. Одна из них 1689 года содержит информацию о предполагаемом месте захоронения. Другие архивные документы Вены были подготовлены войсками Габсбургов, которые отвоевали город в 1680-е годы. Более подробные данные содержаться в хранилищах Ватикана, Венеции, Будапешта и в Стамбуле. Группа венгерских ученых, занимающаяся исследованием этого вопроса, обещала опубликовать результаты к концу сентября этого года.

Рядом с замком возобновлены раскопки. «Они проводятся не только с целью поиска сердца Султана Сулеймана, но детального восстановления событий того времени и географических данных за последние 400 лет», — заявил профессор Пап, руководитель проекта.

«Полагаться на информацию, указанную в картах, считаю нецелесообразным», — говорит он, -«в связи с тем, что Габсбурги завоевали замок в 1689 году, при этом сербские наемные войска изгнали с территории оставшихся мусульман».

Немецкие католики были переселены сюда в XVIII веке. «Даже ландшафт с тех пор значительно изменился», — заметил он. То что сейчас называют ручьем Алмаси когда-то представляло собой бурную реку. Сзигет в переводе с венгерского языка означает «остров», поднимающийся из болота разлившейся реки.

Здесь разбит парк, чисто символически его называют «турецким кладбищем». Считается, что именно в нем было похоронено сердце великого правителя Османской империи. Где-то в Вене, в сухой венгерской земле, бьется сердце Сулеймана Великолепного.


  • Сулейман родился в 1494 году, умер в 1566.
  • Известен как «Великолепный» за создание четкой правовой системы, которая просуществовала сотни лет.
  • Во время его правления империя османов стала одним из самых мощных в военном, культурном и финансовом отношении государств.
  • После его смерти империя простиралась на часть территории Северной Африки, на Балканах и захватывала часть современной Венгерии.

drevniy-egipet.ru

Читать онлайн "Сулейман Великолепный. Величайший султан Османской империи, 1520–1566"

Глава 1

ВЫЗОВ В СТОЛИЦУ

Гонцы

Посовещавшись друг с другом, два иноземных лекаря констатировали смерть султана Селима Угрюмого от рака и сообщили о своем заключении визирю. Затем помогли ему отодвинуть от тела покойного, вытянувшегося на матрасах под парчовым покрывалом, жаровню с раскаленными углями и только после этого сами легли на ковер поспать. Ближайшие девять дней им предстояло провести в этих спальных покоях, ибо известие о смерти султана не должно было выйти за пределы шатра. Так распорядился Пири-паша, визирь, настолько старый человек, что он и сам не ожидал прожить так долго.

Селим болел уже давно. Восемь лет правления, совершая многочисленные походы, он превозмогал болезнь лишь благодаря сильной воле. Но, снедаемый гневом, был абсолютно беспощаден к своему окружению. И все это время ближе всех к нему был Пири-паша, на плечи которого легло бремя забот об империи. Селим так и называл его – Носителем бремени.

Вместе с алхимиком, оставившим на время свое колдовство над пышущими жаром тиглями, визирь внимательно осмотрел спальные покои умершего правителя. Он пытался представить, что могли бы увидеть глаза постороннего, подглядывающего в какую-нибудь щелку за происходящим внутри. Погасив все огни, кроме языка пламени масляного светильника, положил рядом с матрасом, на котором лежал покойник, пенал с писчим пером и несколько свитков бумаги, чтобы создать впечатление, будто султан что-то пишет. Тот имел обыкновение заниматься этим по ночам, когда его мучила бессонница. Внимательно осмотрев бумагу и убедившись, что текст на ней написан почерком Селима, Пири-паша прочел строки стиха:

Спрашивают ли себя те, кто мчатся верхом на охоте,

Кто на самом деле охотник, а кто жертва?

Султан Угрюмый был еще и поэтом.

В приемных покоях Пири-паша предупредил бодрствовавших слуг, что султан спит, а сам он идет отдыхать. Потом, выйдя наружу, он приказал стражникам, стоявшим у шеста со штандартом, никого из шатра не выпускать. Но и на этом не успокоился. Беспечно, будто прогуливаясь на свежем утреннем воздухе, отправился к коновязи, где его ожидали два человека, находящиеся здесь вот уже несколько дней.

Шагая в одиночестве, паша слышал глухой шум огромного палаточного лагеря – скрип телег водовозов, блеяние овец, которых тащили на заклание. В ночной дымке распространялся сырой запах хвойного леса. Костры вокруг него уходили в горы, отстоя друг от друга на равном расстоянии. Казалось, в эту ночь ничего не изменилось. Но старый визирь понимал, что теперь его могут сместить с поста в любой момент.

Своих людей, игравших при свете костра в кости, он нашел у кормушки для лошади. Немного постоял рядом, как бы наблюдая за игрой, а на самом деле радуясь тому, что эти двое его гонцы: тот, что помоложе, – оруженосец, другой – командир тьмы (соединения войск численностью в 10 тысяч всадников), который, однако, скрывал свои знаки отличия под накидкой юзбаши – сотника.

На мгновение Пири-паше стало горько и тревожно – вспомнилось, сколько раз вот так приходилось принимать решения, опасаясь ошибок и бессмысленных жертв. Даже вдруг захотелось самому помчаться верхом в то место, куда направится один из его гонцов, и отдохнуть среди тюльпанов вблизи Босфора. Однако он не мог позволить себе такого.

Поскольку в смерти Селима сомневаться не приходится, обстановка в течение нескольких дней должна оставаться неопределенной. Пока преемник султана не будет опоясан поясом с мечом у гробницы Аюба, есть опасность мятежей. Могут взбунтоваться дикие азиатские племена или поднять головы враги Селима. Впрочем, в живых Селим оставил мало врагов… И еще у него остался только один сын, Сулейман, который сейчас находился на азиатском побережье.

Пири-паша больше всего не любил тот город, где хранились сокровища империи, а в роскошных дворцах все еще жили иностранцы. Там в любой момент мог вспыхнуть бунт из-за неосторожного слова или подкупа. Верховный визирь Османской империи появился на свет, когда первые турецкие всадники уже вступили в этот город. Но и через шестьдесят семь лет он все равно воспринимал его как абсолютно чужой, а потому свой дом построил у голубых вод пролива, откуда не просматривались городские стены…

Заметив, что двое игроков тайком за ним наблюдают, визирь подавил чувство тревоги и произнес:

– Сейчас слишком поздний час для такой игры, – при этом слегка выделив слово «час» – условный сигнал, означавший, что им пора отправляться в путь. О том, что нужно делать дальше, все трое договорились заранее.

Игроки прекратили игру в кости и покорно поднялись – ведь визирь империи давал указания от имени самого султана.

– Да хранит вас Аллах, Пири-паша, – ответил почтительно военачальник.

Когда гонцы пошли к лошадям, визирь остановил юного оруженосца и вручил ему свиток бумаги с каракулями.

– Проследи за тем, чтобы число кабардинских скакунов было точным, – сказал он ему таким тоном, словно давал наряд вне очереди за не очень серьезный проступок. Ведь почти наверняка его слова разнесут по всему военному лагерю.

Постояв достаточно долго и убедившись, что за гонцами нет слежки, Пири-паша отправился в свою палатку. Он знал, что они уже скачут верхом среди гор. Командир тьмы в южном направлении – в великий город Константинополь, чтобы предупредить возможные мятежи, а оруженосец с письменным посланием – к Босфору, чтобы, перебравшись через него, найти в Азии Сулеймана, сына Селима.

Визирь надеялся, что ему удастся поддержать видимость жизни в мертвом теле Селима целую неделю. Но на исходе пятого дня понял, что тайна вышла за пределы султанского шатра. О смерти правителя стали догадываться, хотя прямых доказательств тому не было. Представив, какие могут быть последствия из-за сокрытия этого факта от десятков тысяч вооруженных воинов, визирь решил сам обнародовать тайну. Стремительно пройдя к шесту со штандартом, на котором висело семь белых конских хвостов, он объявил, что султан Селим Угрюмый скончался этой ночью.

Располагавшиеся вблизи от султанского шатра воины-янычары сразу же опрокинули наземь палатки, разрубив саблями натянутые канаты, сорвали со своих голов тюрбаны, огласили утренний воздух скорбными возгласами и рыданиями.

Хорошо зная настроения в армии, Пири-паша был несколько удивлен, что янычары, немало пострадавшие от приступов гнева жестокого правителя, горюют в связи с его смертью, словно дети.

С армией все в порядке, убедился он и решил немедленно покинуть расположение лагеря. Опечатав сундуки с деньгами и личную сокровищницу султана, визирь передал командование армией – но отнюдь не свою круглую печать – одному из военачальников и заодно проинструктировал его, какими перегонами следует вести похоронный кортеж. Той же ночью, переодевшись так, чтобы его не узнали, Пири-паша поскакал верхом вслед за своими гонцами в Константинополь.

Сулейман должен был прибыть в город, по расчетам визиря, на девятый день. Если же случится что-то непредвиденное и сына Селима не окажется на месте, то почему именно ему, Носителю бремени, искать выход из сложившейся ситуации?

Мчась верхом по не освещенной светом факелов дороге, визирь вдруг почувствовал, что ему недостает Селима, который никогда не пасовал перед опасностью или тяжелыми испытаниями.

На пятый день Сулейман поскакал по дорогам, протянувшимся вдоль побережья на север в направлении Европы.

Он ехал в свободной манере, временами наклоняя вперед свое долговязое худощавое тело, опершись на укороченные стремена. Сын Селима любил лошадей и получал большое удовольствие, проводя долгие часы в питомниках этих животных.

Его рука, держащая поводья, была загорелой и мускулистой. Неугомонными серыми глазами он бросал взгляды по сторонам, плотно сжимал тонкие губы, ловил орлиным носом теплый ветер, дующий в лицо, и выглядел в седле почти по-женски грациозно. Сулейман был чисто выбрит. Исключение составляли небольшие усы. Чалма из неплотной ткани вокруг худощавого лица придавала ему сходство с молодым энергичным муллой или дервишем. Преемнику султана было не больше двадцати пяти лет.

Продвигаясь вперед, он видел стога сена и плодородную красноватую землю, ожидавшую весенней вспашки. Дорога петляла вокруг бухт, где сиятельный всадник подсчитывал число мачт торговых судов, пришвартованных к берегу у деревянных домиков, покрытых красной черепицей. Южное побережье было отдано под его управление, и он показал себя в этом деле с наилучшей стороны. Точно так же, как удачно продемонстрировал свои способности во время управления одним из районов солнечного Крыма, зная, что его экзаменуют и ведут строгий учет его ошибкам. Но больше всего он любил тот большой город, в котором провел детские годы в военном бараке под сенью платанов.

Сулейман шестнадцать лет у ...

knigogid.ru

Читать онлайн книгу «Сулейман Великолепный. Величайший султан Османской империи. 1520-1566» бесплатно — Страница 6

Ибрагим мгновенно оценил блага, которые сулила идея его господина. Венецианцы получат привилегию быть первыми друзьями турок, а венецианский флот стоит того, чтобы им пользоваться. Греческое меньшинство получит больше прав, а Ибрагим был греком. Кроме того, в Юго-Восточной Европе вокруг Дома Османов сплотится группа людей, добивающихся мира. Ибрагим будет весьма рад действовать в составе такой лиги воинов мира против главы Дома Габсбургов, руководившего воинственной империей.

И еще. Проницательный ум грека стремился учесть самые отдаленные возможности. Новая идея Сулеймана могла воодушевить угнетенных европейских крепостных раятов, простой народ, крестьянство. Но если будет возможно убедить одно-два поколения турок не прибегать к оружию, они значительно ослабнут. Ведь не зря среди турок ходит изречение: «Отними у людей оружие, и они утратят силу».

Воодушевление вновь сменила горечь. Только Сулейман с непобедимой армией наготове мог разыгрывать роль гуманиста в эпоху войн.

Тем не менее он был серьезен в своих намерениях. Осада Родоса произвела на молодого султана неизгладимое впечатление.

По возвращении в Константинополь его поразил восторженный прием горожан. Когда Сулейман выехал из Больших ворот, чтобы отправиться в мечеть на пятничный намаз, по обеим сторонам дороги, подметенной и посыпанной песком, стояли толпы людей. Впереди него скакали верхом паши в кафтанах, отороченных по краям мехом. Позади султана ехали Ибрагим и оруженосцы в белых сатиновых накидках, вышитых золотом. По бокам находились лучники его личной гвардии, настороженные, как цепные псы.

Зрители вытягивали шеи, чтобы хорошо рассмотреть проезжавшего султана. Бросали перед ним роскошные цветы, становились на колени, чтобы подобрать песчинки, разлетавшиеся из-под копыт его скакуна. Люди бормотали его имя в сочетании со словом «счастливый».

Удача сопровождала Сулеймана как невидимый благожелательный ангел. Падение Родоса. Рождение сына от Гульбехар. После Родоса подчинились многие другие острова и крепости в отдаленных землях. Посыпались послания с поздравлениями не только из Венеции, но также от наместника в Мекке, крымского хана. Против всяких ожиданий прислал поздравление злейший враг – шахиншах Персии. Пришло поздравительное послание из почти незнакомой Москвы.

И все же, когда Сулейман приехал и встал на колени в отведенном ему месте сумрачной мечети, он физически ощутил запах свежей выкопанной земли во время рытья траншей, смрад, исходивший от больных и раненых, которые лежали на влажной земле Родоса. На лбу султана выступил холодный пот, прошибавший его по ночам, когда он ворочался под шерстяным покрывалом в хижине, которую упрямо отказывался покинуть. Он мучился в ней один, слушая, как стекают на крышу с веток капли дождя, укоряя себя за опрометчивость и безвыходное положение.

Об этом он никому не рассказывал. Во-первых, потому, что султан османов не мог достаточно ясно и четко объяснить свои дурные предчувствия или надежды. А во-вторых, он не считал нужным вообще что-либо объяснять. В своем лаконичном дневнике Сулейман записал обычную фразу: «Аллах подарил победу падишаху». Однако после Родоса в его дневнике постоянно упоминаются дождь, буря, люди и животные, увязшие в грязи и страдающие от болезней, а также разливы рек и снова дождь, дождь, дождь. Такие записи стали его навязчивой идеей.

Отвращение к войне после Родоса обнаружилось и в поведении султана. На следующую весну уже не били в барабаны в честь очередной завоевательной кампании. Такие кампании вообще не проводились в течение трех лет. Это была первая передышка в войнах с тех пор, как четырнадцать лет назад Селим извлек из ножен меч Османов.

Но пользование мечом входило в обязанности турецких султанов. За умиротворенной территорией лежала «зона войны» – земли гяуров, которые мусульмане были обязаны покорять силой оружия. Со времен Эртогула эта священная обязанность исполнялась неукоснительно, исключение составил короткий период правления деда Сулеймана – султана Баязида, отшельника и мечтателя. Так что, положив конец завоевательным походам, Сулейман нарушил бы древний обычай. Он не мог себе представить, к каким последствиям это привело бы.

В то же время молодой правитель решительно изменял средства и методы ведения войны. Он избавился от того, что называлось армией старого типа. А для него это значило больше, чем, например, для Генриха VIII смена кабинета министров. Потому что в эпоху правления Османов руководители режима несли прямую ответственность за все, что происходило в нижестоящих инстанциях. Дряхлеющий Пири-паша владел печатью падишахства и на самом деле нес на себе бремя административных обязанностей.

Когда Сулейман сообщил Пири-паше об освобождении его от административных обязанностей, резко очерченное лицо старика сморщилось в печали. Казалось, он не мог поверить, что не совершил никаких промахов. Как бы в оправдание Пири-паша стал бормотать что-то о новой разновидности ярко-красных тюльпанов, которые он теперь вырастит.

Сулейман знал, что лошади так привыкают к постромкам, что на вольном выпасе рвутся за изгородь, когда видят проезжающий обоз.

– Теперь ты сможешь выращивать свои цветы, Пири-паша, – поддержал он старика. – Клянусь, сможешь полностью располагать своим временем.

Но когда султан сообщил о громадной пенсии в двести тысяч асперсов, которую он назначил отставному визирю, Пири-паша поблагодарил его за доброту без всякой радости. Теперь деньги мало что значили для него.

Хотя высокопоставленные лица режима ожидали это, они все-таки не смогли скрыть досады, когда султан назначил первым визирем падишахства Ибрагима. Грек получил столь высокое назначение через головы чиновников, занимавших более важное, чем он, положение. Кроме того, Ибрагим был удостоен звания бейлербея Румелии – командующего Европейской армией. Это возложило на него бремя ответственности, равное его новому положению. (Два других паши были ветеранами-албанцами, косноязычными и склонными подремать прямо в поле в перерыве между сражениями.) Перед назначением состоялась беседа султана с греком. Сначала Ибрагим не хотел принимать столь ответственный пост. Его беспокойный ум почуял в нем немало опасностей. Ведь могло возникнуть недопонимание между ним и султаном, кроме того, его постоянно будет преследовать шепот завистников. Вспоминая Селима, грек опасался припадков гнева и со стороны Сулеймана. Но султан мотивировал назначение Ибрагима визирем так убедительно, что тот стал прислушиваться. Султан доказывал, что желает видеть в нем не просто слугу, но деятеля, способного разобраться во всех сложностях управления падишахством. Сулейману был нужен визирь с творческим, а не обычным умом. До сих пор не было прецедента, чтобы султан и визирь были так молоды. Но что в этом плохого?

Все еще колеблясь, Ибрагим попросил своего господина дать обещание, что тот и сделал:

– Я никогда не уволю тебя со службы по капризу.

Этому новый Носитель бремени поверил. Он знал, Сулейман не способен нарушить обещание.

Так рядом с султаном появилось его «второе я», человек, способный решать задачи государственного управления, пользуясь советами, предостережениями и призывами Сулеймана, который сам при этом мог оставаться в уединении. Это был смелый эксперимент. У руля государства был поставлен безвестный выпускник школы, иностранец, блестящий ум в падишахстве. Сулейман умел подбирать людей.

Султан постарался предать своему выбору возможно более широкую огласку. Ибрагиму в соответствии с его новым статусом полагалось двенадцать гребцов для личной барки, пять конских хвостов в штандарт, который перед ним несли. Грек должен был взять в жены сестру султана.

Возможно, в будущем османские правители и будут считать само собой разумеющимся наделение фаворитов высшей властью, но Сулейман был первым, кто это сделал.

Очень скоро, подбирая себе штат чиновников, Ибрагим назначил способного Луиджи Гритти драгоманом Высокой Порты, то есть чиновником по дипломатическим связям. Гритти, разумеется, оставался венецианцем и христианином. Ибрагим так же полагался на смышленого Гритти, как Сулейман на него самого.

Итак, в годы перемен (1523–1525) Сулейман повернул от устаревшего традиционного образа мышления турок к западному образу мышления. Отмечалось, что он стал разговаривать с выходцами из его европейских владений – сербами и хорватами – на их родном языке. Одним из его собеседников был выпускник школы Соколли, ставший помощником Искандера Челеби, главного казначея.

Когда умер муфтий – а сместить его с поста было не под силу самому султану, – его место занял Кемаль, философ и большой знаток шариата. Получил свое место во властной иерархии с титулом паши и Касим, бывший наставник Сулеймана. Кемаль и Касим отличались большой интеллигентностью, основанной на прекрасном образовании.

Опоры режима

Правящий османский режим покоился на личных связях. Его отличие от других правящих систем состояло в резкой отгороженности от остального населения падишахства. Вероятно, потому, что правящий слой включал выпускников школ «посвященных детей».

Во время перемещения по огромным пространствам Персии и Византии турки усвоили, что семья султана и его хозяйство не должны быть связаны с государственными органами власти. В хозяйстве Сулеймана все – от главного оруженосца до семейной конюшни – предназначалось только для обслуживания султана.

В таких условиях управление падишахством лежало на плечах трех визирей, или министров. По очереди они возглавляли Диван, или Совет, который заседал в Зале присутствия и заслушивал всякого, кто приходил на заседания по делам управления государством. Слушались дела мгновенно, достаточно было произнести несколько слов, как в те давние дни, когда в советах участвовали всадники, съехавшиеся к шатру хана.

Ответственность за ведение финансовых дел нес главный казначей, но все финансовые документы проходили через Калем, центральную канцелярию. Секретари канцелярии вели учет документов с беспощадной точностью.

Была в османском режиме и еще одна особенность. Османы держались древнего представления, что все население должно быть готово к войне. Все чиновники имели соответствующие воинские звания, за исключением небольшого числа секретарей, занимавшихся ведением учетных книг в домашних хозяйствах. Офицеры регулярной армии, например ага сипахи, имели в подчинении свой штат казначейства и учета.

Помимо центральной власти Константинополя существовало восемь бейлербеев, ответственных за управление административными округами падишахства. Каждый из них имел казначейство и канцелярию. Санджакбеи со своими небольшими штатами чиновников управляли ограниченными районами по всем провинциям. Естественно, все они одновременно являлись органами мобилизационной системы на случай войны. Бейлербей Анатолии руководил набором рекрутов в азиатской части падишахства.

Выходило так, что обязанности были закреплены за определенными лицами и их выполнение зависело от способностей этих людей. Бейлербей Анатолии, получая каждый год фиксированную сумму дохода от налогов, должен был сформировать определенное число полностью экипированных и обученных воинов, готовых явиться по первому требованию центра. Чиновники такого ранга сами не платили налогов, они получали жалованье из государственной казны и не имели право заниматься какой-либо коммерческой деятельностью.

Шариатские судьи были отделены от динамичной политической силы в лице правящего слоя режима, состоявшего из выпускников светских школ. Они обучались в религиозных учебных заведениях и осуществляли свои юридические функции, исходя из толкования Корана. Венецианский дипломат Маркантонио Барбаро охарактеризовал ситуацию весьма точно: «В то время как вооруженные силы находились под властью лиц христианского происхождения, выполнение юридических обязанностей взяли на себя лица турецкого происхождения».

В условиях сложившегося военно-политического режима и юридической власти малые народы падишахства – греки, армяне, евреи, болгары, черкесы и другие – придерживались своих обычаев и порядков. Немусульмане выплачивали харадж, основной налог, и посещали свои церкви.

Пока в правительственных органах падишахства находились честные, целеустремленные люди, эта система, основанная на взаимной ответственности, работала хорошо. В то же время она представляла собой жесткий каркас, трудно поддающийся переменам. Турки поголовно были привержены к старым обычаям и привычкам. В попытках изменить их жизнь Сулейман мог полагаться только на изменение наиболее важных законов, как способ постепенных перемен, или назначение творческих людей на административные посты, как способ ускоренного развития.

Наиболее радикальной его реформой, совершенной в самый короткий срок, было наделение первого визиря, который раньше значил чуть больше, чем глава Дивана, значительными властными полномочиями. Теперь Ибрагим реально руководил правительством, как бы проходя испытательный срок в качестве премьер-министра. Сулейман справедливо ожидал, что он по собственному почину сделает значительные нововведения. Но Ибрагим не мог себе представить характера этих нововведений.

Между тем ответственность за решение вопросов от назначения пенсии управляющему гарнизонной конюшни в Мосуле и до объявления войны или заключения мира целиком лежала на самом султане. Хотя вмешательства монарха в повседневную жизнь не предполагалось, он был обязан замечать малейший конфликт и решительно пресекать сползание общества к кризису.

Вполне естественно, большинство европейских наблюдателей считало султана восточным деспотом, «оттоманским самодержцем». Лишь немногие из них понимали, что Сулейман был также главой одного из самых демократичных правительств своего времени. Власть султана была ограничена шариатом, набором мусульманских законов. Сулейман признал это ограничение, позволив муфтию пользоваться неограниченной властью в религиозных делах, так же как визирю – в экономике.

Вопросы внешней политики – стержень которой в султанской Турции составляла постоянная проблема войны и мира с соседними странами – теоретически должны были решаться только устаревшим Диваном. Фактически во время правления Сулеймана их решали сам султан, Ибрагим и муфтий.

В первые годы своего правления Сулейман зарезервировал для себя чрезвычайную власть. Он пожелал быть единственным арбитром в сфере морали. Один решал, что хорошо и что плохо – имеет ли крестьянин право претендовать на владение пролетевшим пчелиным роем или имам придорожной мечети – созывать верующих на молитву.

Эта идея признания себя монархом без портфеля, властителя, бродящего с фонарем Диогена, казалась европейцам немыслимой. Тем не менее она оказывала большое влияние на европейские дела в течение сорока лет. И наконец, вынудила Сулеймана стать арбитром в своей собственной семье.

Когда Сулейман выступил судьей в решении судьбы Фархад-паши, иностранные дипломаты по другую сторону бухты Золотой Рог всполошились. Фархад-паша, славянин с побережья Далмации, был одним из лихих армейских военачальников. Будучи третьим визирем, он сокрушил восстание в Сирии, прислав султану голову лидера мятежников Газали. Фархад-паша отличился при осаде Белграда и цитадели рыцарей на Родосе. Он получил в жены сестру Сулеймана. Однако свирепость была у Фархад-паши в крови. Он присвоил власть в отдаленных провинциях и без всяких законных оснований казнил своих личных врагов, как врагов падишахства. Среди помощников Сулеймана не было такого, кто смел добиваться своих целей при помощи угроз. Фархад был лишен звания паши и отозван со службы.

У Фархада были друзья, которые восхищались им, и женщина, которая его любила. Сулейман узнал, что его мать и сестра обсуждали в гареме судьбу Фархада. Путями, известными одним лишь женщинам, опальному военачальнику была оказана поддержка. Тогда Сулейман назначил Фархаду испытательный срок, отправив его служить в одну пограничную местность, на Дунае. Однако вскоре ему стало известно, что испытуемый злоупотребляет властью, как и прежде. Фархад был снова вызван к султану и в течение нескольких минут приговорен к смерти. Приговор был немедленно приведен в исполнение – осужденного удушили тетивой от лука.

Сестра не могла простить Сулейману смерти мужа. Одевшись в траурное платье, она предстала перед ним в гареме.

– Надеюсь, пройдет не так много времени, когда я надену траур по моему брату, – осмелилась сказать она.

По закону Османов, введенному Мехметом Завоевателем, смертной казни подвергался человек, существование которого угрожало жизням многих других людей. Этот закон применялся ко всем без исключения, даже к ближайшим родственникам султана. По указу Мехмета, лучше было казнить двоих или даже полдюжины ближайших родственников, нежели допустить вспышку гражданской войны. К счастью, у Сулеймана не было братьев.

Появление Веселой

Примерно в это же время Сулейман выбрал среди молодых женщин гарема Веселую.

Она происходила с севера, была куплена у татарского купца. Грациозная русоволосая девушка, несомненно славянка. Ее назвали Хуррам, то есть Веселой. Смотрительница белья дала девушке такое имя потому, что та любила жизнерадостно распевать. Брала струнный инструмент и под его игру пела, отбивая высокими каблуками по ковру.

А так как Хуррам еще умела и быстро вышивать, создавая причудливые картины, смотрительница белья взяла ее под свою опеку и даже выплачивала девушке за работу деньги на мелкие расходы. Славянка знала удивительные вещи. Например, при свете лампы с помощью пальцев могла изобразить на стене пляску чертиков. Увидев, как другие вновь приобретенные девушки гарема играли с мячом, перебирая ножками, просвечивавшими сквозь прозрачный белый шелк их шаровар, Хуррам немедленно присоединилась к ним, повязав распущенные волосы сатиновой лентой. Ведь у нее не было жемчужного ожерелья. На голову она надела шапочку из голубого бархата, потому что не имела головного убора, вышитого золотом, как у других. Однажды, пришивая пуговицы к платью валиды, девушка узнала, что это очень ценные бриллианты, и громко рассмеялась. Надо же, из таких драгоценных камней сделаны такие безвкусные пуговицы! Часто, когда она позволяла себе подобные насмешки, ее наказывали ударом хлыста по спине. В отличие от других Хуррам не плакала. Продолжала спокойно заниматься своим делом, но хорошо запоминала тех, кто ее обидел.

Когда мать султана, которую, кстати, звали Хафиза, справилась у смотрительницы белья о новой девушке, та сообщила, что славянка сметлива, быстра и тверда, как алмазы, над которыми она насмехалась. Валида ответила, что готова этому поверить, потому что иностранки, захваченные в полон, а затем превращенные в рабынь и служанок, как правило, приобретают сильную волю и упорство. И хотя Сулейману показывали носовые платки, вышитые Хуррам, они не произвели на него сильного впечатления. У него не возникало желания увидеться с девушкой до тех пор, пока он как-то не услышал ее пения. Старые надзирательницы в это время не смогли заставить ее замолчать. Поскольку султан был знаком с некоторыми языками севера, он заслушался пением и поинтересовался именем певицы.

После этого Сулейман стал задерживаться в гареме, чтобы поговорить с Хуррам на ее языке. Девушка весело смеялась, когда он не правильно произносил слова, но султан не сердился на нее за это. Смотрительница, естественно, не решалась наказывать ее у него на глазах. По обычаю гарема, молодой женщине, приглянувшейся правителю, предоставлялась отдельная спальня, прозрачное нижнее белье, личные служанки, деньги на приобретение драгоценных украшений. При желании она могла вызывать массажисток и парикмахерш.

Все это Веселая получила. Кроме того, стала одолевать смотрительницу, у которой больше не было права ее наказывать, всевозможными просьбами.

Хафиза вызвала Хуррам для строгого разговора. Веселая стояла перед матерью султана с почтительным вниманием.

До последнего времени султан не интересовался ни одной женщиной гарема, за исключением Гульбехар. Она была кадын – предпочитаемой женщиной. Теперь же его явно стала забавлять веселостью и необычной речью Хуррам. И как-то, проходя мимо девушки после вечерней молитвы, Сулейман накинул на ее плечо свой платок – это было знаком того, что он хочет провести с нею ночь.

По обычаям гарема, Гульбехар должна была подготовить славянскую девушку к первой ночи с господином. Но Гульбехар не любила ее и не хотела обременять себя хлопотами вокруг христианки.

Ими пришлось срочно заняться другим. Смотрительница бани взяла все заботы на себя. Добавила в воду ванны ароматические вещества, поочередно вызвала к избраннице султана рабынь для массажа, маникюра, умащивания ароматными маслами. Рабыни шептались, что у русской[1], кожа не такая нежная, как у Гульбехар, и волосы не столь мягкие, как у нее. Веселая, разумеется, не носила такого же прозрачного шелка. Но она искусно пользовалась некоторыми украшениями.

Старая мавританка из обслуги подробно рассказала Хуррам, как пройти к господину, как миновать стражников у входа в спальню султана, как продемонстрировать намерение лечь в постель, но затем снова подняться на ноги, коснуться лбом ложа, снять с себя все украшения и проскользнуть под покрывало, устроившись рядом с господином. На заре придет африканка с лампой в руке, чтобы отвести девушку на ее обычное спальное место и засвидетельствовать, что она спала с султаном.

Это был не единственный раз, когда султан вызывал к себе Хуррам. Слуги гарема гадали, то ли девушка забавляет султана своими шутками, то ли тем, что отличается от Гульбехар. Часто султан приглашал Хуррам на совместную трапезу, говорил с ней о северных землях за Дунаем. Казалось, что во время этих свиданий он ценил в ней не только женщину, но и умного собеседника.

Как признанная кадын славянка стала получать повышенное жалованье. Теперь по желанию она могла посылать служанок за новыми платьями или шкатулками. Нельзя было сказать, чтобы она стремилась к приобретению ручных и ножных браслетов, но порой покупала их слишком много, хотя затем с легкостью с ними и расставалась.

Валида снова провела с Хуррам воспитательную беседу. Она решила, что девушка пленила султана игрой на струнном инструменте. До этого никто не мог себе представить, что Сулейман увлекается музыкой. Правда, он любил слушать песни учащихся во дворике школы. Нередко даже останавливал коня, чтобы насладиться игрой бубенцов, флейты и барабанов оркестра янычар.

Как предпочитаемая женщина, Хуррам теперь располагала властью. А когда она сообщила валиде, что беременна, эта власть еще усилилась. Рабыни, попавшие в беду, стали искать у нее защиты, а получив ее, в благодарность с усердием служили новой госпоже. Хуррам уступала теперь во власти только Хафизе и Гульбехар, родившей султану сына. Ее называли второй кадын.

Однако наблюдательные глаза в гареме – они постоянно вели учет всего происходившего – обнаружили, что султан говорит теперь все чаще и чаще со славянкой, которая сначала была полонянкой, а затем рабыней. Гульбехар считалась первой только по званию и правам. Но была ли она на самом деле первой?

Из покоев гарема сплетни от черных евнухов дошли до белолицых стражников, а от них до торговцев пряностями и сахаром на крытом рынке.

На сплетни о фаворитке султана обратили внимание и иностранные дипломаты. Им мало что говорило имя Гульбехар, а эта женщина и вовсе не была знакома. Когда выяснилось, что она русского происхождения, ее назвали Русселаной или Роксоланой.

Первый праздник на ипподроме

Новая политика воздержания от войн высвободила султану время для внутригосударственных дел в городе. Будучи противником полумер, он попытался радикально преобразовать город под турецкую обитель. Как будто, покинув Родос, решил укрыться в Константинополе.

Султана всегда привлекал этот город, который он понимал гораздо лучше старого Пири-паши, стремившегося его избегать, или Ибрагима, признающего его лишь как рычаг для новых завоеваний.

Однако в городе, где жил султан, обитали призраки. Это были очень реальные призраки, постоянно беспокоившие его напоминаниями о Византии. Чистая вода для его мраморной ванны поступала из византийских цистерн, сами камни его сераля были камнями византийских дворцов. Когда Сулейман совершал намаз в просторной Айа Софии, его охватывал страх при виде гигантских сооружений из серого, зеленого и багрового мрамора, построенных Августом и Юстинианом. Да, христианский алтарь был удален, а на его месте установили претенциозный михраб, указывающий направление Мекки. Величественные мозаичные фрески императоров и императриц забелили известкой. И все же, входя в это просторное помещение, нельзя было избавиться от ощущения, что оно остается все той же базиликой Юстиниана.

К тому же турецкие архитекторы копировали Айа Софию, когда строили мечети Мехмета Завоевателя, Баязида и Селима.

Турки захватили Константинополь три поколения назад и по очереди подвергались влиянию этого имперского города. Он напоминал женщину, взятую в полон.

Даже прогуливаясь в уединении в своем садике под сомкнувшимися кронами деревьев, Сулейман то и дело видел мраморные колонны, воздвигнутые в честь византийских императоров. Опаленные солнцем дервиши, которые вдохновенно твердили ему о Вине жизни, возможно, происходили от мертвенно-бледных монахов, облегчавших душевное томление византийских самодержцев.

Когда Сулейман бороздил на своей барке просторы Босфора, расположившись на палубе под тентом, по соседству он видел быстроходные золоченые лодки, на которых среди курящегося дыма фимиама возлежали знатные матроны из византийских семей – Комнин, Дукасас, Порихиригенити – те, «кто родились для роскоши». Более того, и в его жилах тоже текла византийская кровь, поскольку в жены его предков отдавались женщины Византии.

Его прадеды имитировали уединение знатных женщин Византии, заводя гаремы. Начали использовать кастрированных черных рабов для обслуживания и охраны обитательниц гарема, как это было принято когда-то у византийцев. С особым рвением стремился использовать византийский опыт во многих отношениях Мехмет Завоеватель. Его школа была слепком с императорской школы позднего Константинополя. Этот султан наделил своего Великого визиря теми же полномочиями, которыми обладал Великий доместик исчезнувших императоров.

Однако потребности турок в Константинополе радикально отличались от потребностей последних византийских правителей. Те пытались укрыться за мощными городскими стенами, где сохранялось вырождавшееся культурное общество, руководимое часто блестящими женщинами, такими, как Ирина – ее церковь стояла рядом с казармами янычар – или Теодора. Но в это время имперский город наполовину опустел, в нем увеличилась пропасть между роскошью немногих и нищетой большинства. Город жил за счет обескровливания Анатолии, занимая деньги у духовенства для найма воинов-защитников. Столица Византии продолжала существовать только потому, что не помышляла о гибели.

Примечания

1

Лэмб придерживается версии, что Хуррам была русской, хотя, по другим версиям, ее считают украинкой или полькой. (Здесь и далее примеч. перев.)

1 2 3 4 5 6 7


www.litlib.net

Османская империя в XVI - XVII вв.

1481-1512 Турция Баязид II, султан
1502-1736 Иран Государство Сефевидов
1510, 1513 Турция, Молдавия Турецкие войска вторгаются в Молдавию. Господарь Молдовы Богдан III подтвердил выплату дани султану
1512-1520 Турция Селим I Явуз, султан
22 августа 1514 Турция, Иран Армия Селима I разгромила армию иранского шаха Исмаила на Чалдыранской равнине к востоку от озера Ван. Столица государства Сефевидов Тебриз разграблен
1514-1517 Турция Захват турками Армении, Курдистана, сев. Месопотамии, Хиджаза
24 августа 1516 Турция, Египет На Дабикском поле (Мардж-Дабик, к северу от Халеба) армия Селима I разгромила войско мамлюкского султана Кансуха аль-Гаури. Турки заняли Халеб, Дамаск. Присоединение Сирии и Палестины к Османской империи
25 декабря 1516 Турция, Египет В битве при Бейсане (Палестина) османские войска под командованием Синана Юсуф-паши разбили армию мамлюкского султана Туманбая
1517 Турция, Египет Турецкие войска заняли Каир. Завоевание Египта. Правитель Хиджаза признал за Селимом титул халифа
1518 Турция, Алжир Правитель Алжира Хайреддин Барбаросса признал верховную власть султана
1520-1566 Турция Сулейман I Великолепный, султан
1521 Турция, Венгрия Турецкие войска захватили Белград
1521-1522 Турция, Египет Сирия и Египет стали провинциями Османской империи
1522 Турция, Родос После длительной осады турки заняли о. Родос, принадлежавший мальтийским рыцарям
1526 Турция, Венгрия Турецкие войска Сулеймана I Кануни разгромили венгро-чешское войско под Мохачем. Король Лайош II погиб. Столица Буда сдана без боя
1526-1540 Венгрия Янош Запольяи, князь Трансильвании, стал королем Венгрии при поддержке султана
1527 Австрия, Венгрия Эрцгерцог Австрии Фердинанд I захватил Буду и короновался
1529 Турция, Австрия Турецкая армия захватила Буду и восстановила Яноша Запольяи на венгерском троне. Неудачная осада Вены турецкими войсками
1532-1533 Турция, Австрия Австро-турецкая война
23 июля 1533 Турция, Австрия Мирный договор в Стамбуле. Раздел Венгрии. Западные и северо-зап. земли Венгерского королевства отошли к Австрии, обязавшейся платить дань султану. Княжество Трансильвания стало вассалом Османской империи
1533 Турция, Иран Турецкие войска взяли Тебриз
1534 Турция, Иран Взятие Багдада войсками Сулеймана Великолепного. В городе размещен турецкий гарнизон
1534-1535 Турция, Тунис Барбаросса занял Тунис
1535 Испания, Турция Испанские войска, призванные шахом Туниса, захватили город Тунис
февр. 1538 Свящ. лига Папа Павел III для борьбы с Османской империей организовал Священную лигу, в которую вошли Испания, республики Генуя и Венеция и Мальтийский орден
1538 Австрия, Венгрия В соответствии с мирным договором между Фердинандом I и Яношем Запольяи каждый сохраняет свои владения; после смерти Запольяи Венгрия должна признать королем Фердинанда I
1538 Турция, Молдавия Турецкие войска взяли Яссы и Сучаву. Буджак присоединен к Османской империи. Тигинская крепость (Бендеры) передана туркам
28 сент. 1538 Турция, Свящ. лига Победа флота Хайреддина Барбароссы над флотом Священной лиги под команд. генуэзского адмирала Андреа Дориа у Превезы близ Корфу
1538 Турция, Йемен Турецкие войска заняли Йемен. Взят город Аден (владение Португалии)
1540-1547 Турция, Австрия Австро-турецкая война
1541 Турция, Венгрия Турецкиe войска взяли Буду. В городе размещен янычарский гарнизон. Центральная Венгрия присоединена к Османской империи
октябрь 1541 Турция, Испания Неудачная осада флотом Карла V города Алжир
1543 Турция, Венгрия Турецкие войска взяли Эстергом
1543 Турция, Германия Барбаросса захватил и разграбил Ниццу
1547 Турция, Австрия Адрианапольский (Эдирне) мирный договор
1548 Турция, Иран Турецкие войска взяли Тебриз, Ван, Исфахан
1551 Турция Турецкие войска захватили Триполи
1551-1562 Турция, Австрия Австро-турецкая война
1552 Турция, Венгрия Турецкие войска взяли Темешвар
1552 Турция Турецкие войска заняли Маскат (Оман, владение Португалии)
1553 Турция, Венгрия Турецкие войска взяли Эгер
1555 Турция, Иран Мирный договор в Амасии. Признание Сефевидами власти турок над Ираком, западной Арменией и западной Грузией
1556-1557 Турция, Судан Турецкие войска захватили Судан
1560 Турция, Испания Сражение турецкого и испанского флота у острова Джерба близ побережья Алжира
1565 Турция, Мальта Неудачная осада Мальты турецким флотом
1566-1574 Турция Селим II, султан
1566-1568 Турция, Австрия Австро-турецкая война
1566 Турция, Венгрия Турецкие войска взяли Сигетвар
1569 Турция, Россия Попытка турецких войск взять Астрахань
7 октября 1571 "Священная лига", Турция В заливе Патраикос у г. Лепанто (Греция) флот "Священной лиги" разгромил турецкую эскадру
1573 Турция, Венеция По мирному договору Венеция передала Кипр Османской империи
1574-1595 Турция Мурад III, султан
1574 Турция, Испания Турецкая армия захватила Тунис
1578 Турция, Иран Турецкие войска вторглись в восточную Грузию и Армению и Азербайджан
1583 Турция, Иран Турецкие войска взяли Шемаху, Баку, Тебриз
1590 Турция, Иран Мир в Стамбуле. К Османской империи отошли восточные Армения и Грузия, Курдистан, Азербайджан
1592-1606 Турция, Австрия Австро-турецкая война
1595-1603 Турция Мехмед III, султан
1603-1617, 1622-1623 Турция Ахмед I, султан
11 ноября 1606 Турция, Австрия Житваторокский мирный договор. Австрия освобождена от уплаты ежегодной дани султану
1617-1618 Турция Мустафа I, султан
1618-1622 Турция Осман II, султан. Убит янычарами
1620-1621 Польша, Турция Польско-турецкая война. Турецкая армия взяла Хотин
1621 Польша, Турция Уничтожение турками под Цецорой (Молдавия) отряда С. Жолкевского
1621 Польша, Турция Польско-казацкое войско отразило атаки турецко-татарских войск у Хотина
1623 Польша, Турция Польско-турецкий мир. Граница устанавливается по Днестру
1623-1640 Турция Мурад IV, султан
1623 Сефевиды, Турция Войско Сефевидов взяло Багдад
1635 Турция, Сефевиды Войско Мурада IV отбило Ереван
1637-1642 Россия, Турция Донские казаки захватили Азов
1639 Турция, Сефевиды Войско Мурада IV захватило Багдад
1639 Турция, Сефевиды Мирный договор в Каср-и-Ширине
1640-1648 Турция Ибрагим, султан
1648-1687 Турция Мехмед IV, султан
1 августа 1664 Австрия, Турция В битве при Сент-Готарде турецкая армия великого визиря Фазыла Ахмета Кепрюлю разгромлена войском австрийского фельдмаршала Монтекукколи
10 августа 1664 Австрия, Турция Вашварский мир. Турецкие войска выводятся из Трансильвании, которая остается под властью султана
1672-1676 Турция, Польша Польско-турецкая война
1672 Турция, Польша Турецкие войска взяли Каменец-Подольский
1672 Турция, Польша Бучачский мир; не признан сеймом
11 ноября 1673 Турция, Польша Ян Собесский разбил турецкие войска под Хотином
1676 Турция, Польша Отбито наступление турецких войск на Львов
1676 Турция, Польша Журавинский мир
1677, 1678 Турция, Россия Осада Чигирина турецкой армией
1683-1699 Австрия, Польша, Турция Австро-польско-турецкая война
12 сентября 1683 Турция, Австрия Осаждавшие Вену турецкие войска разбиты армией союзника Австрии польского короля Яна Собесского
1684 "Священная лига" Создание антитурецкой "Священной лиги" Австрией, Польшей и Венецией. В 1686 году к лиге присоединилась Россия
1684 Австрия, Турция Австрийские войска заняли Буду
1687-1688 Австрия, Турция Австрийские войска заняли восточную Венгрию, Славонию, Банат. Взят город Белград
1687-1691 Турция Сулейман II, султан
1691-1695 Турция Ахмед II, султан
1695-1703 Турция Мустафа II, султан
11 сентября 1697 Австрия, Турция Австрийские войска Евгения Савойского разбили турецкую армию у Зенты

www.historyatlas.narod.ru

Османская Империя

От маленького государства в Анатолии до мировой державы - властители османы создали империю высокой художественной ориентации.

 

Происхождение османов

Османская империя возникла в Западной Анатолии. Когда в XIV столетии началось ослабление власти турок-сельджуков, маленький город в регионе Согют использовал вакуум власти и расширился, прихватив соседние области. Окончательный распад империи сельджуков ввергнул весь регион в изнурительную борьбу за власть. Движимые желанием завоевать новые территории для ислама, мусульманские османы под предводительством Османа I (1259-1326), именем которого была названа империя, захватили Бурсу и сделали город своей столицей. В 1345 году преемник Османа Орхан I захватил город Караси. В 1361 году османы завоевали Адрианополь и сделали город новой столицей. Отсюда османы направляли в Константинополь угрозы и делали это с нарастающей агрессией. За этим последовал ряд длинных безуспешных осад города. До 1403 года османы покорили Болгарию, Македонию, Сербию и большую часть Греции. Лишь наступление монгольского хана Тимура в 1402 году прервало османские походы в этих землях. Однако это было временное затишье. Когда монгольские завоеватели Центральной Азии вступили в Анатолию, Баязид I (1360-1402) был вынужден начать ответные действия. В битве при Анкаре Тимур окончательно разгромил султана Баязида и взял его в плен.

Смерть Тимура в 1405 году на время приостановила набеги монголов. После смерти Баязида османы в борьбе, длившейся годами, свергли его преемников. Пользуясь кризисом власти, балканские государства и земли Анатолии смогли освободиться от Османского ига. В 1413 году в жестокой борьбе за власть победил Мехмет I, который стал султаном. Однако ему пришлось вновь объединять Османскую империю.


Политическая структура империи

Верховным правителем Османской империи был султан, который обладал абсолютной властью. Первоначально османские правители именовали себя Гази, «святые воины». И лишь во время правления Мурата I (1360-1389) правители стали называть себя «владыка султан». В последующие столетия султаны также выступали в роли калифов, «наместников Аллаха на земле». В управлении государством султана поддерживала группа чиновников - государственный совет, называемый диваном. В XIV столетии диван состоял из трех визирей; в XVII столетии их было уже одиннадцать. Диван возглавлял великий визирь, который, в свою очередь, подчинялся непосредственно султану.

Другим важным объектом во властных структурах султана был гарем, семейная единица. Гарем курировала мать султана, которая нередко и сама активно участвовала в делах правительства. На втором месте была первая жена, мать первого сына султана. Кроме того, в гареме жили и другие законные жены султана, а также женская половина его семьи. Лишь позднее появилось множество наложниц. Некоторые из молодых женщин гарема через определенное время выдавались замуж за высокопоставленных чиновников. Обслуживали женщин гарема евнухи, африканские рабы, во главе которых тоже стоял чернокожий евнух, который являлся особо могущественным членом двора султана. И, напротив, белые евнухи в прошлом, в основном, были рабами балканского происхождения. Они работали в школе дворца, в котором специально отобранных юношей готовили к работе чиновниками или янычарами. Янычары были элитными солдатами и телохранителями султана. В большинстве случаев это были христианские дети, которые тщательно отбирались в оккупированных странах и получали образование в строгих монастырских условиях. Хотя их, как правило, не принуждали переходить в ислам, большинство из них делали это добровольно.


Экспансия

С восстановлением Османской империи во время правления Мехмета I (1413-1421) и его сына Мурата II (1421 -1451) империя вновь стала проводить политику экспансий. В битве при Варне на Западном побережье Черного моря была разбита армия из 1444 польских крестоносцев. Мурат продолжал политику завоевания, сломил сопротивление на Балканах, и Османская империя вновь установила свои контроль над восточными и южными балканскими государствами. При Мехмете I Завоевателе османы вновь стали править миром.

В 1453 году Мехмету, наконец, удалось взять Константинополь и из прежнего центра византийского мира превратить его в новую османскую столицу. Взятие Константинополя имело и символическое значение. Город соединял Черное море со Средиземным и был узловым пунктом, где «встречались» Европа и Азия. Таким образом, османы не только получили в наследство богатства Византии, но и контроль за главными торговыми путями. Босния, Сербия и Герцеговина как государства исчезли и стали частью Османской империи. Мехмет подчинил себе и все враждебные друг другу государства Анатолии, которые еще не были под властью Османской империи. При Селиме I (1512-1520) Османской империи пришлось отражать атаки иранских Сафавидов. В отличие от суннитов Сафавиды были шиитскими мусульманами. В 1514 году османы победили сафавидов. Теперь османы могли распространять свое влияние и на восток. При этом раздробленность властных сил в завоеванных регионах шла на пользу османам. В Египте и Сирии Селим напал на мамелюков; в 1517 году он взял Каир. Османы были вполне готовы к восприятию чужих культур. Поэтому эллинские и романские традиции мирно сосуществовали с египетскими обычаями. Так как завоевание, как правило, происходило без излишних зверств, то зачастую завоевателей не воспринимали как непрошенных гостей.


Покорение Константинополя

Султан Мехмет был полон решимости взять Константинополь, город, который так долго и успешно оказывал сопротивление нашествию османов. Мехмет тщательно готовился к последней атаке. Для этой цели он  выстроил вдоль Босфора ряд крепостей, занимающих  стратегически важное положение. Эти крепости должны были, во-первых, помешать поступлению продуктов питания в город и, во-вторых, защитить от возможного  нападения войск, которые могли прийти на помощь городу со стороны церкви и Священной Римской империи. Армия Мехмета была знакома с новейшими достижениями оружейной техники, как, например, венгерскими  пушками. 2 апреля 1453 года началась атака Константинополя. Несмотря на орудийный огонь вначале туркам не удалось прорвать наружное кольцо укрепленных городских стен, и Константинополь в течение многих недель противостоял завоевателям. В конце концов, туркам все же удалось проломить одни из главных городских ворот, и после осады, длившейся 54 дня, город перешел в руки османов. Последний византийский император Константин XI умер в ходе борьбы за город. Несмотря на его обращения к папе, никто не пришел ему на помощь. Осада унесла жизни многих людей, и число жителей города резко сократилось. Однако Мехмет разрешил вновь поселиться в городе не только туркам. Многие славяне, евреи и греки, которые оставили город, возвратились назад.


Айя-София

Когда османы вступили в Константинополь, Айя-София была самой большой православной церковью христианского мира. Она была построена в VI веке н. э. императором Юстинианом на месте старой церкви, снесенной после разрушений, возникших в ходе восстаний. Юстиниан поручил архитекторам создать ни с чем не сравнимое архитектурное сооружение. Диаметр гигантского церковного купола составлял 30 метров, вместо колонн купол опирался на четыре полукруглых арки. Церковь была богато украшена мозаикой из стекла и золота, а ее колонны были высечены из зеленого, белого и розового мрамора. После завоевания города Мехмет II превратил церковь в мечеть. Мозаичные панно с изображением Иисуса Христа и других святых, согласно исламским религиозным догматам, были закрыты. Позднее вместо деревянного минарета, построенного при Мехмете, султан Сулейман построил четыре больших башни - минарета. Айя-София, которая всегда считалась вершиной архитектуры Византии, с этого момента стала архитектурным образцом для мечетей всей Османской империи. По непроверенным данным, Мехмет II приказал казнить своего архитектора Атика Синана за то, что ему не удалось превзойти размеры византийского купола Айя-Софии.


Сулейман Великолепный

При Сулеймане II Великолепном Османская империя достигла наивысшего расцвета. В период его 46-летнего правления территория империи увеличилась за счет европейских территорий: в 1526 году Сулейман оккупировал Венгрию и угрожал Австрии. Главным интересом была дестабилизация Европы, так как она казалась ему главным врагом Османской империи. Он дал указание построить флот для завоевания Средиземного моря, занял Грецию и острова Родос и Кипр, которые прежде принадлежали венецианцам. Кроме того, он присоединил к Османской империи обширные области в Северной Африке, от Марокко до Египта. Сулейман был возведен в сан калифа, предводителя мусульманства. Это дало ему право аннексировать другие исламские государства, такие как Азербайджан, Ирак и страны Аравийского полуострова. Богатства, накопленные Сулейманом вследствие контроля над средиземноморским бассейном и отдельно Египтом, обеспечили его средствами, которые требовались для господства над его могущественной империей с центром в Константинополе.

Как «друг искусств» Сулейман инициировал строительство многочисленных впечатляющих архитектурных сооружений в Константинополе (Стамбул). Он реформировал управление своей империи, чтобы сделать его более эффективным, и переработал законодательство. Поэтому турки называют султана Сулеймана «Законодателем».

Под влиянием своей наложницы, а позднее законной жены Роксоланы Сулейман приказал казнить двух своих сыновей, что было выгодно для старшего сына Роксоланы. После смерти султана в 1566 году и перехода власти к его слабому и неумному сыну Селиму II начался медленный закат Османской империи.

 

Сулейман, которому турки-османы присвоили титул «Законодатель», получил в Европе прозвище «Сулейман Великолепный».


altpp.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о