Содержание

Фотографии 22 июня 1941 года.: kartam47 — LiveJournal

Ниже фотографии сделанные в один из самых трагичных дней в истории нашей Родины. Ну может некоторые и не совсем именно в тот день сделаны, но в первые 3-4 дня войны.

Жители Москвы слушают выступление В. Молотова по радио о нападении Германии на Советский Союз. Авторское название: «Первый день войны».


22 июня 1941 года возле моста через реку Сан в районе города Ярослав. В то время по реке Сан проходила граница между
оккупированной Германией Польшей и СССР.

Москвичи слушают по радио заявление Советского правительства о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Очень известная фотография первого дня войны.

Первая неделя войны. Солдаты из немецкой 101-й пехотной дивизии конвоируют пленных командиров Красной Армии по мосту через реку Сан в пограничном городе Перемышль (ныне Пшемысль, Польша).

Справа на переднем плане — офицер СС.

Город был взят немцами днем 22 июня, но уже на следующее утро был освобожден советскими войсками. 99-я стрелковая дивизия генерала Н.И. Дементьева, действуя совместно с пограничниками и батальонами Перемышльского укрепленного района, трижды выбивала из города части немецкой 101-й пехотной дивизии. Город удерживался до 27 июня, когда был окончательно оккупирован.

Немецкие солдаты рядом с советским легким танком БТ-7, уничтоженным (подбитым и сгоревшим) 23 июня 1941 года в районе Алитуса. Машина из состава 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса 11-й армии Северо-Западного фронта

Пленные советские танкисты из состава 2-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса Северо-Западного фронта у своего танка КВ-1. В конце июня 1941 года в районе города Расейняй вместе с другим КВ-1 этой же части вел бой за развилку дорог. После потери возможности вести огонь был окружен немецкими солдатами, уцелевшие члены экипажа были взяты в плен после того, как немцам удалось сорвать ломом крышку люка механика-водителя.

Захваченная вермахтом на перекрестке улиц Володарского и улицы Пролетарской советская 122-мм гаубица образца 1910/30 года в белорусском городе Слуцк.

26 июня 1941 года двое неизвестных бойцов РККА вели огонь по превосходящим силам гитлеровцев. Красноармейцы подбили из этой гаубицы 2 бронетранспортера и уничтожили до 50 солдат противника. В неравном бою оба солдата погибли. Похоронены местными жителями в сквере у Дома культуры.

Немецкие солдаты пересекают государственную границу СССР.

22 июня 1941 года первые шаги немцев по русской земле

Подбитый и сгоревший в районе Магерова советский средний танк Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11 с серийным №563-74 из 15-го танкового полка 8-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта, раздавивший во время боя немецкую 50-мм противотанковую пушку Pak-38.

25 июня 1941 года данная машина в составе полка участвовала в бою с 97-й легкопехотной дивизией вермахта под населенным пунктом Магеров (22 км восточнее города Немиров). Также в бою экипажем этого танка был уничтожен тягач Infanterischlepper UE 630(f) – трофейный французский многоцелевой транспортер Renault UE.

Танк Т-34 танк с пушкой Л-11 выпуска октября 1940 года. Заводской № 682-35. Танк принадлежал 12-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса 26-й армии Юго-Западного фронта. Подбит в районе Дубно, возможно юго-восточный въезд в Дубно. Согласно набписи на правом борту, танк подбит солдатами 111-й пехотной дивизии и полка «Герман Геринг». Предположительно, танк
был подбит 29 июня 1941 года.

22 июня 1941 года мост в Перемышле

Эсминец Балтийского флота «Ленин», взорванный в Либаве (Лиепае) во время отступления. Корабль находился на ремонте на заводе «Тосмаре» в Лиепае. В ночь на 25 июня 1941 года корабль был взорван возле причала, так как корабль не имел хода и не мог покинуть порт. «Ленин» – эсминец типа «Лейтенант Ильин» – вторая серия кораблей, принадлежавших к числу эсминцев типа «Новик», до 31.12.1922 года – «Капитан Изыльметьев».

Немецкая колонна проезжает мимо советского тяжелого танка КВ-2, взорванного собственным экипажем 27 июня 1941 года при отходе 41-й танковой дивизии из Ковеля.

Машина выпуска мая – июня 1941 года входила в состав 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта.

Поврежденный легкий крейсер проекта 26-бис «Максим Горький». Корабль получил повреждение в ночь с 22 на 23 июня 1941 года, подорвавшись на мине северо-западнее маяка Тахкуна (маяк находится на эстонском острове Хийумаа) в координатах 59º 20 с.ш. и 22º 00 в.д. В результате подрыва у корабля была оторвана носовая оконечность корпуса до 55-го шпангоута. Корабль самостоятельно добрался сначала до Таллина, затем до Кронштадта и 28 июня 1941 года встал сухой док имени Велещинского для восстановления носовой части.

Немецкие солдаты рассматривают советский танк КВ-2 из состава передового отряда 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса, застрявший, а затем подбитый 23 июня 1941 года во время преодоления речушки Солодивка. Танк вел бой в районе села Романовка (Romanowka), атакуя вдоль трассы Радзехов – Стоянов в Львовской области.

В период с 22 июня по 29 июня 1941 подразделения 10-й и 37-й танковых дивизий 15-го механизированного корпуса вели бои по обороне города Радзехов (ныне Радехов).

Немецкие солдаты и офицеры в ожидании приказа о начале атаки 22 июня 1941 года.


kartam47.livejournal.com

«На провокацию не поддаваться, по немецким  самолетам не стрелять» – Новости Саранска и Мордовии «Столица С»

Судя по документам, 22 июня 1941 года гитлеровские войска почти беспрепятственно вошли в Советский союз…

Минобороны опубликовало уникальные документы о первых сражениях Красной Армии в Великой Отечественной войне.

Сегодня, 22 июня, в День памяти и скорби на сайте минобороны РФ опубликованы уникальные исторические документы, рассказывающие о первых сражениях Великой Отечественной войны. Департаментом информации и массовых коммуникаций ведомства совместно с Центральным архивом минобороны была проведена масштабная работа по изысканию и оцифровке ранее не публиковавшихся первоисточников периода конца июня – начала июля 1941 года.

Несомненный интерес вызовет впервые опубликованная копия Директивы Народного Комиссара Обороны СССР № 1 от 22 июня 1941 года, подписанная Жуковым и Тимошенко и переданная в ночь на 22 июня командующим 3-й, 4-й и 10-й армий. Также в проекте впервые представлена трофейная карта начального этапа «Плана Барбаросса», где, кроме подробного размещения у границ СССР группировок немецко-фашистских войск, обозначены планируемые направления основных ударов войск вермахта в первые дни войны. Особое внимание заслуживает рассекреченный Боевой приказ Народного Комиссара Обороны №2 от 22 июня 1941 года, собственноручно составленным начальником Генштаба РККА Жуковым спустя три часа после начала войны – в 7:15 утра. Примечательно, что приказ предписывает войскам Красной Армии «всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу», а бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожать вражеские самолеты на аэродромах базирования и группировки наземных войск «на глубину германской территории до 100-150 километров». При этом было указано, что «на территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать». На обороте последнего листа этого документа стоит приписка Г.Жукова: «Т[ов]. Ватутину. Румынию бомбить».

За рукописными строками этого уникального документа – по сути, первого боевого распоряжения Наркомата Обороны – читается колоссальное напряжение и трагизм первых часов разразившейся войны. Согласно документам, условия, в которых наши войска вступили в войну, все участники первых боев описывают одним словом «неожиданно», а советское руководство до последнего оттягивало открытое сопротивление захватчикам. Так, несмотря на случаи обстрела немецкими самолетами советских военнослужащих и боев с пограничниками, из штаба 5-й армии поступило указание: «На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять … Немцы кое-где начали вести бой с нашими погранзаставами. Это очередная провокация. На провокацию не идти. Войска поднять по тревоге, но патронов на руки не давать».

Опубликованные документы Минобороны – это плод работы группы специалистов под руководством генерал-полковника А.П.Покровского, которая в 1952 году приступила к разработке описания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Судя по всему, проект был одобрен Сталиным. Для более полного и объективного изложения событий были сформулированы вопросы, относящиеся к периоду развертывания войск Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 года».

Было выделено пять основных вопросов:

  1. Был ли доведен до войск план обороны государственной границы. Если да, то когда и что было сделано командованием и войсками по обеспечению выполнения этого плана.
  2. С какого времени и на основании какого распоряжения, войска прикрытия начали выход на государственную границу, и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий.
  3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидающимся нападением фашистской Германии утром 22 июня. Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано.
  4. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях.
  5. Насколько штаб части был подготовлен к управлению войсками, и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны.

Задания были разосланы командующим округами, армиями, командирам корпусов, дивизий, осуществлявшим управление в первые дни войны. Поступившие материалы за авторством известных советских военачальников были тщательно изучены и проанализированы. Выводы были достаточно шокирующими: «Советское правительство и высшее командование реально оценивая обстановку периода 1940-1941 годов, чувствовали неполную готовность страны и армии к отражению нападения со стороны фашистской Германии – противника сильного и хорошо вооруженного за счет ограбления стран Западной Европы, с двухлетним опытом ведения боевых действий. Исходя из объективной реальности того времени, приказом привести войска в полную боевую готовность руководство страны не хотело дать повод Гитлеру для развязывания войны в крайне не выгодных для нас условиях, надеялось оттянуть войну». Поэтому для армии и командующих войсками нападение гитлеровцев стало «полной неожиданностью», несмотря, на то, что советская разведка была хорошо осведомлена о планах Вермахта.

Первыми в бой с фашистами вступили пограничники

Из доклада генерал-лейтенант Кузьмы Деревянко, который в 1941 году являлся заместителем начальника разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западного фронта):

«Группировка немецко-фашистских войск накануне войны в Мемельской области, в Восточной Пруссии и в Сувалкской области в последние дни перед войной была известна штабу округа достаточно полно и в значительной ее части и подробно. Вскрытая группировка немецко-фашистских войск накануне военных действий расценивалась разведотделом [штаба округа] как наступательная группировка с значительным насыщением танками и моторизованными частями. Командование и штаб округа располагали достоверными данными об усиленной и непосредственной подготовке фашистской Германии к войне против Советского Союза за 2-3 месяца до начала военных действий. Начиная со второй недели войны, большое внимание уделялось организации отрядов, направляемых в тыл противника с целью разведки и диверсий, а также организации разведывательных радиофицированных групп в тылу противника и радиофицированных точек на территории, занимаемой нашими войсками, на случай вынужденного их отхода». «В последующие месяцы информация, получаемая от наших групп и отрядов, работающих в тылу противника, все время улучшалась и представляла большую ценность. Докладывалось о наблюдаемом лично сосредоточении немецко-фашистских войск в приграничных районах, начиная с конца февраля месяца, о проводимых немецкими офицерами рекогносцировках вдоль границы, подготовке немцами артиллерийских позиций, усилении строительства долговременных оборонительных сооружений в приграничной полосе, а также газо и бомбоубежищ в городах Восточной Пруссии».

Но если для разведки подготовка немцев к наступлению немцев было очевидным фактом, то для командующих войсками 22 июня стало полной неожиданностью.

Из доклада генерал-лейтенанта Петра Собенников, который в 1941 году командовал войсками 8-й Армии Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западного фронта):

«Насколько неожиданно для подходивших войск началась война можно судить, например, по тому, что личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на
рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что  «начались маневры».  «А в это время уже почти вся авиация Прибалтийского военного округа была сожжена на аэродромах. Например, из смешанной авиадивизии, долженствовавшей поддерживать 8 Армию, к 15 часам 22 июня осталось 5 или 6 самолетов СБ.»

«…около 10-11 часов 18 июня я получил приказание вывести части дивизий на свои участки  обороны к утру 19 июня, причем генерал-полковник Кузнецов [Командующий войсками ПриОВО]
приказал мне ехать на правый фланг, а сам лично выехал в Таураге, взяв на себя обязанность привести в боевую готовность 10 стрелковый корпус генерал-майора Шумилова.  Начальника штаба армии я отправил в н.п. Келгава с приказанием выводить штаб Армии на командный пункт».

«В течение 19-го июня были развернуты 3 стрелковые дивизии (10-я, 90-я и 125-я). Части этих  дивизий располагались в подготовленных траншеях и ДЗОТах. Долговременные сооружения готовы не были.  Даже в ночь на 22 июня я лично получил приказание от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме — к рассвету 22 июня отвести войска от границы, вывести их из окопов, что я категорически отказался сделать и войска оставались на позициях».

Из рапорта генерал-майор Николая Иванова, который в 1941 году был начальником штаба 6-й Армии Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта):

«Несмотря на безусловные признаки крупного сосредоточения немецких войск, командующий войсками Киевского особого военного округа запретил выдвигать части прикрытия, приводить войска в боевую готовность, а тем более усиливать их даже после начала обстрела госграницы и налетов авиации ночью с 21 на 22 июня 1941 г. Только днем 22 июня это было разрешено, когда немцы уже перешли госграницу и действовали на нашей территории».

Из доклада генерал-майора Павла Абрамидзе, который в 1941 году являлся начальником оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта):

« До вероломного нападения … я и командиры частей моего соединения не знали содержание мобилизационного плана, так называемого – МП-41 года. После его вскрытия, в первый час войны, все убедились, что оборонительная работа, командно-штабные учения с выходом в поле, исходили строго из мобилизационного плана 41 года, разработанного штабом Киевского особого военного округа и утвержденного Генеральным Штабом».

Как показал генерал-майор Борис Фомин, начальник оперативного отдела штаба 12-й Армии Белорусского особого военного округа (Западного фронта), «выписки из планов обороны государственной границы (…) хранились в штабах корпусов и дивизий в запечатанных «красных» пакетах. Распоряжение о вскрытии красных пакетов из штаба округа последовало в исходе 21 июня. Удар авиации противника (3.50 22 июня) застал войска в момент выдвижения их для занятия обороны. По утвержденному плану обороны госграницы 1941 года, в связи со сосредоточением крупных германских сил к госгранице, было предусмотрено увеличение количество войск, включаемых в  план». «Оборона границы до начала боевых действий дивизиями не занималась. Радиостанции в управлениях армий бомбежкой были разбиты.

Управление приходилось осуществлять офицерами связи, связь поддерживалась самолетами У-2, СБ, бронемашинами и легковыми машинами». «Для доставки шифрованного приказа мною в каждую армию было отправлено по одному самолету У-2 с приказанием сесть около КП и вручить приказ; по одному самолету СБ в каждую армию с приказанием сбросить около КП парашютиста с шифрованным приказом для вручения; и по одной бронемашине с офицером для вручения этого же шифрованного приказа. Результаты: все У-2 сбиты, все бронемашины сожжены, и только на КП 10-й армии с СБ были сброшены 2 парашютиста с приказами. Для выяснения линии фронта приходилось пользоваться истребителями».

Генерал-майор Михаил Зашибалов, командующий в 1941 году 86-й стрелковой дивизией 5-го стрелкового корпуса 10-й Армии Белорусского особого военного округа (Западного фронта) сообщил, что он  «в час ночи 22 июня 1941 года командиром корпуса был вызван к телефону и получил нижеследующие указания — штаб дивизии, штабы полков поднять по тревоге и собрать их по месту расположения. Стрелковые полки по боевой тревоге не поднимать, для чего ждать его приказа. В 2.00 начальник штаба дивизии доложил сведения, полученные от Начальника Нурской пограничной заставы, что немецко-фашистские войска подходят к реке Западный Буг и подвозят переправочные средства. После доклада начальника штаба дивизии в 2 часа 10 минут 22 июня 1941 года приказал подать сигнал «Буря» и поднять стрелковые полки по тревоге и выступить форсированным маршем для занятия участков и районов обороны. В 2.40 22 июня получил приказ вскрыть пакет командира корпуса, хранящийся в моем сейфе, из которого мне стало известно — поднять дивизию по боевой тревоге и действовать согласно принятому мной решению и приказу по дивизии, что мною было сделано по своей инициативе на час раньше».

В свою очередь в 1952 году маршал Советского Союза Иван Баграмян (22 июня 1941 года — начальник оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта) в своем докладе отметил, что «войска, непосредственно осуществлявшие прикрытие государственной границы, имели подробно разработанные планы и документацию до полка включительно. Вдоль всей границы для них были подготовлены полевые позиции. Эти войска представляли из себя первый оперативный эшелон, и дислоцировались непосредственно у границ. Они начали развертывание под прикрытием укрепленных районов с началом военных действий. Заблаговременный их выход на подготовленные позиции Генеральным Штабом был запрещен, чтобы не дать повода для провоцирования войны со стороны фашистской Германии».

В 1952 году специалисты группы генерал-полковника А.П.Покровского получили на запрашиваемые вопросы разноречивые сведения. Так на самый первый и важный вопрос — был ли доведен до войск план обороны государственной границы, одни командиры сообщили, что план был доведен до них заблаговременно, и, у них была возможность разработать свои планы с построением боевых порядков и определением боевых участков. Другие ответили, что с планом ознакомлены не были, а получили его в запечатанных пакетах непосредственно в первые дни войны. Так в одном из докладов, которые получили исследователи, было сказано: «Части 99-й стрелковой дивизии 26-й армии Киевского особого военного округа располагались на государственной границе, находясь в постоянной боевой готовности, и в очень короткие сроки могли занять свои участки бороны, но противоречивые распоряжения, поступавшие от высшего командования, не позволили нашим артиллеристам открыть огонь по противнику до 10.00 часов утра 22 июня. И только в 4.00 утра 23 июня, после 30-минутной артподготовки наши войска выбили противника из занятого им г. Перемышль и освободили город, где находилось много советских граждан, в том числе семьи офицерского состава». Были и такие признания командующих войсками: «Части дивизий 5-й армии Киевского особого военного округа вступили в бой с немцами в крайне тяжелых условиях, так как боевые действия начались внезапно и явились неожиданностью, при этом одна треть войск находилась на оборонительных работах, а корпусная артиллерия была на армейском лагерном сборе». «В Прибалтийском особом военном округе немцы начали войну в 4.00 часа утра 22 июня артиллерийской подготовкой и стрельбой прямой наводкой по ДЗОТам, погранзаставами, населенным пунктам, создав много очагов пожаров, после чего перешли в наступление.  Главные усилия противник сосредоточил в направлениях Паланга-Либава, по берегу Балтийского моря обходили г. Кретинга, вдоль Клайпедского шоссе.

Части 10-й стрелковой дивизии отражали огнем атаки немцев и неоднократно переходили в контратаки, вели упорные оборонительные бои на всю глубину предполья до р. Миния, Плунги, Ретовас. Ввиду сложившейся обстановки, к исходу 22 июня командиром дивизии был получен приказ от командира 10-го стрелкового корпуса – отходить». Тот факт, что советское руководство до последнего пыталось оттянуть боевые действия с врагом, тем самым надеясь избежать войны, говорит документ со следующим содержанием: «И даже, несмотря на случаи обстрела немецкими самолетами советских военнослужащих и боев с пограничниками, из штаба 5-й армии поступило указание: «На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять … Немцы кое-где начали вести бой с нашими погранзаставами. Это очередная провокация. На провокацию не идти. Войска поднять по тревоге, но патронов на руки не дават».

Советские военнослужащие знали, что Гитлер нападет именно 22 июня

Согласно раскрытым документам, на рассвете 22 июня уже почти вся авиация ПриОВО была сожжена на аэродромах. Из смешанной авиадивизии, приданной 8-й армии округа, к 15 часам 22 июня осталось 5 или 6 самолетов СБ. Что касается участия артиллерии в первые дни войны, то в большинстве своем она находилась на окружных и армейских сборах согласно распоряжениям штабов округов. Как только начались активные столкновения с противником артиллерийские части своим ходом прибыли в районы боевых действий и заняли нужные позиции. Подразделения, которые оставались в местах дислокаций своих частей приняли непосредственное участие в поддержке наших войск до тех пор, пока было горючее для тракторов. Когда топливо закончилось, артиллеристы были вынуждены взорвать орудия и технику. Условия, в которых наши войска вступили в войну, все участники первых боев описывают одним словом «неожиданно». Ситуация была одинаковой во всех трех округах. Но уже к 26 июню, оправившись от внезапного удара, штабы взяли на себя руководство боевыми действиями. Трудности управления войсками проявлялись практически во всем: неукомплектованность некоторых штабов, отсутствие необходимого количества средств связи (радио и транспорта), охраны штаба, автотранспорта для перемещений, нарушенная проволочная связь. Управление тылом было затруднено из-за оставшейся с мирного времени системы снабжения – «округ-полк». По этим и многим другим причинам, в первые дни войны германская армия нанесла серьезный урон советской системе обороны: были уничтожены войсковые штабы, парализована деятельность служб связи, захвачены стратегически важные объекты. Германская армия быстрыми темпами наступала вглубь СССР, и к 10 июля группа армий «Центр» (командующий фон Бок), захватив Белоруссию, подошла к Смоленску, группа армий «Юг» (командующий фон Рундштедт) захватила Правобережную Украину, группа армий «Север» (командующий фон Лееб) оккупировала часть Прибалтики. Потери Красной армии (с учетом попавших в окружение) составили более двух миллионов человек. Сложившееся положение было для СССР катастрофическим. Но советские мобилизационные ресурсы были очень велики, и уже к началу июля в Красную армию были призваны 5 миллионов человек, что позволило закрыть бреши, образовавшиеся на фронте. А спустя 4 года советские солдаты подняли красный флаг над Рейхстагом.

stolica-s.su

Каким было соотношение сил СССР и Германии к 22 июня 1941 года — Российская газета

При отсутствии сухопутного фронта в Европе германское руководство приняло решение о разгроме Советского Союза в ходе кратковременной кампании летом - осенью 1941 года. Для достижения этой цели на границе с СССР была развернута наиболее боеспособная часть вооруженных сил Германии1.


Вермахт

Для операции "Барбаросса" из имевшихся в вермахте 4 штабов групп армий было развернуто 3 ("Север", "Центр" и "Юг") (75%), из 13 штабов полевых армий - 8 (61,5%), из 46 штабов армейских корпусов - 34 (73,9%), из 12 моторизованных корпусов - 11 (91,7%). Всего для Восточной кампании было выделено 73,5% общего количества имевшихся в вермахте дивизий. Большая часть войск имела боевой опыт, полученный в предыдущих военных кампаниях. Так, из 155 дивизий в военных действиях в Европе в 1939-1941 гг. участвовали 127 (81,9%), а остальные 28 были частично укомплектованы личным составом, также имевшим боевой опыт. В любом случае это были наиболее боеспособные части вермахта (см. таблицу 1). Военно-воздушные силы Германии развернули для обеспечения операции "Барбаросса" 60,8% летных частей, 16,9% войск ПВО и свыше 48% войск связи и прочих подразделений.


Сателлиты Германии

Вместе с Германией к войне с СССР готовились ее союзники: Финляндия, Словакия, Венгрия, Румыния и Италия, которые выделили для ведения войны следующие силы (см. таблицу 2). Кроме того, Хорватия выделила 56 самолетов и до 1,6 тыс. человек. К 22 июня 1941 г. на границе не было словацких и итальянских войск, которые прибыли позднее. Следовательно, в развернутых там войсках союзников Германии находилось 767 100 человек, 37 расчетных дивизий, 5502 орудия и миномета, 306 танков и 886 самолетов.

Всего же силы Германии и ее союзников на Восточном фронте насчитывали 4 329,5 тыс. человек, 166 расчетных дивизий, 42 601 орудие и миномет, 4364 танка, штурмовых и самоходных орудий и 4795 самолетов (из которых 51 находился в распоряжении главного командования ВВС и вместе с 8,5 тыс. человек личного состава ВВС в дальнейших расчетах не учитывается).


Красная армия

Вооруженные силы Советского Союза в условиях начавшейся войны в Европе продолжали увеличиваться и к лету 1941 г. были крупнейшей армией мира (см. таблицу 3). В пяти западных приграничных округах дислоцировались 56,1% частей сухопутных войск и 59,6% частей ВВС. Кроме того, с мая 1941 г. началось сосредоточение на Западном театре военных действий (ТВД) 70 дивизий второго стратегического эшелона из внутренних военных округов и с Дальнего Востока. К 22 июня в западные округа прибыло 16 дивизий (10 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные), в которых насчитывалось 201 691 человек, 2746 орудий и 1763 танка.

Группировка советских войск на Западном ТВД была достаточно мощной. Общее соотношение сил к утру 22 июня 1941 г. представлено в таблице 4, судя по данным которой противник превосходил Красную армию лишь по численности личного состава, ибо его войска были отмобилизованы.


Обязательные уточнения

Хотя приведенные выше данные и дают общее представление о силе противостоящих группировок, следует учитывать, что вермахт завершил стратегическое сосредоточение и развертывание на ТВД, тогда как в Красной армии этот процесс находился в самом разгаре. Как образно описал эту ситуацию А.В. Шубин, "с Запада на Восток с большой скоростью двигалось плотное тело. С Востока не торопясь выдвигалась более массивная, но более рыхлая глыба, масса которой нарастала, но недостаточно быстрыми темпами"2. Поэтому следует рассмотреть соотношение сил еще на двух уровнях. Во-первых, это соотношение сил сторон на различных стратегических направлениях в масштабе округ (фронт) - группа армий, а во-вторых, на отдельных оперативных направлениях в приграничной полосе в масштабе армия - армия. При этом в первом случае учитываются только сухопутные войска и ВВС, а для советской стороны еще пограничные войска, артиллерия и авиация ВМФ, но без сведений по личному составу флота и внутренних войск НКВД. Во втором случае для обеих сторон учитываются только сухопутные войска.


Северо-Запад

На Северо-Западном направлении друг другу противостояли войска немецкой группы армий "Север" и Прибалтийского особого военного округа (ПрибОВО). Вермахт имел довольно значительное превосходство в живой силе и некоторое в артиллерии, но уступал в танках и авиации. Однако следует учитывать, что непосредственно в 50км приграничной полосе располагалось лишь 8 советских дивизий, а еще 10 находились в 50-100 км от границы. В результате на направлении главного удара войскам группе армий "Север" удалось добиться более благоприятного соотношения сил (см. таблицу 5).


Западное направление

На Западном направлении противостояли друг другу войска германской группы армий "Центр" и Западного особого военного округа (ЗапОВО) с частью сил 11-й армии ПрибОВО. Для германского командования это направление было главным в операции "Барбаросса", и поэтому группа армий "Центр" была сильнейшей на всем фронте. Здесь было сосредоточено 40% всех германских дивизий, развернутых от Баренцева до Черного моря (в том числе 50% моторизованных и 52,9% танковых) и крупнейший воздушный флот люфтваффе (43,8% самолетов). В полосе наступления группы армий "Центр" в непосредственной близости от границы находилось лишь 15 советских дивизий, а 14 располагались в 50-100 км от нее. Кроме того, на территории округа в районе Полоцка сосредоточивались войска 22й армии из Уральского военного округа, из состава которой к 22 июня 1941 г. прибыли на место 3 стрелковые дивизии,и 21-й мехкорпус из Московского военного округа - общей численностью 72 016 человек, 1241 орудие и миномет и 692 танка. В итоге содержащиеся по штатам мирного времени войска ЗапОВО уступали противнику только в личном составе, но превосходили его в танках, самолетах и незначительно в артиллерии. Однако, в отличие от войск группы армий "Центр", они не завершили сосредоточения, что позволяло громить их по частям.

Группа армий "Центр" должна была осуществить двойной охват войск ЗапОВО, расположенных в Белостокском выступе, ударом от Сувалок и Бреста на Минск, поэтому основные силы группы армий были развернуты на флангах. С юга (от Бреста) наносился главный удар. На северном фланге (Сувалки) была развернута 3-я танковая группа вермахта, которой противостояли части 11-й армии ПрибОВО. В полосе советской 4-й армии были развернуты войска 43-го армейского корпуса 4й немецкой армии и 2-я танковая группа. На этих участках противник смог добиться значительного превосходства (см. таблицу 6).


Юго-Запад

На Юго-Западном направлении группе армий "Юг", объединявшей германские, румынские, венгерские и хорватские войска, противостояли части Киевского особого и Одесского военных округов (КОВО и ОдВО). Советская группировка на Юго-Западном направлении была сильнейшей на всем фронте, поскольку именно она должна была наносить главный удар по противнику. Однако и здесь советские войска не завершили сосредоточения и развертывания. Так, в КОВО в непосредственной близости от границы находилось лишь 16 дивизий, а 14 располагались в 50-100 км от нее. В ОдВО в 50-км приграничной полосе находилось 9 дивизий, а 6 располагались в 50-100-км полосе. Кроме того, на территорию округов прибывали войска 16-й и 19-й армий, из состава которых к 22 июня сосредоточилось 10 дивизий (7 стрелковых, 2 танковых и 1 моторизованная) общей численностью 129 675 человек, 1505 орудий и минометов и 1071 танк. Даже не будучи укомплектованными по штатам военного времени, советские войска превосходили группировку противника, которая имела лишь некоторое превосходство в живой силе, но значительно уступала в танках, самолетах и несколько меньше в артиллерии. Но на направлении главного удара группы армий "Юг", где советской 5-й армии противостояли части 6-й немецкой армии и 1-я танковая группа, противнику удалось добиться лучшего для себя соотношения сил (см. таблицу 7).


Ситуация на Севере

Самым благоприятным для Красной армии было соотношение на фронте Ленинградского военного округа (ЛВО), где ему противостояли финские войска и части германской армии "Норвегия". На Крайнем Севере войскам советской 14-й армии противостояли германские части горнопехотного корпуса "Норвегия" и 36-го армейского корпуса, и здесь противник имел превосходство в живой силе и незначительное в артиллерии (см. таблицу 8). Правда, следует учитывать, что, поскольку военные действия на советско-финляндской границе начались в конце июня - начале июля 1941 г., обе стороны наращивали свои силы, и приведенные данные не отражают численности войск сторон к началу боевых действий.


Итоги

Таким образом, германское командование, развернув на Восточном фронте основную часть вермахта, не смогло добиться подавляющего превосходства не только в полосе всего будущего фронта, но и в полосах отдельных групп армий. Однако Красная армия не была отмобилизована и не закончила процесс стратегического сосредоточения и развертывания. Вследствие этого части первого эшелона войск прикрытия значительно уступали противнику, войска которого были развернуты непосредственно у границы. Подобное расположение советских войск позволяло громить их по частям. На направлениях главных ударов групп армий германскому командованию удалось создать превосходство над войсками Красной армии, которое было близко к подавляющему. Наиболее благоприятное соотношение сил сложилось для вермахта в полосе группы армий "Центр", поскольку именно на этом направлении наносился главный удар всей Восточной кампании. На остальных направлениях, даже в полосах армий прикрытия, сказывалось советское превосходство в танках. Общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить превосходства противника даже на направлениях его главных ударов. Но в действительности произошло обратное.

Так как советское военно-политическое руководство неверно оценивало степень угрозы германского нападения, Красная армия, начав в мае 1941 г. стратегическое сосредоточение и развертывание на Западном ТВД, которое должно было завершиться к 15 июля 1941 г., оказалась 22 июня застигнута врасплох и не имела ни наступательной, ни оборонительной группировки. Советские войска не были отмобилизованы, не имели развернутых тыловых структур и лишь завершали создание органов управления на ТВД. На фронте от Балтийского моря до Карпат из 77 дивизий войск прикрытия Красной армии в первые часы войны отпор врагу могли оказать лишь 38 не полностью отмобилизованных дивизий, из которых лишь некоторые успели занять оборудованные позиции на границе. Остальные войска находились либо в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше. Если же учесть, что противник сразу бросил в наступление 103 дивизии, то понятно, что организованное вступление в сражение и создание сплошного фронта советских войск было крайне затруднено. Упредив советские войска в стратегическом развертывании, создав мощные оперативные группировки своих полностью боеготовых сил на избранных направлениях главного удара, германское командование создало благоприятные условия для захвата стратегической инициативы и успешного проведения первых наступательных операций.


Примечания
1. Подробнее см.: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939-1941 гг. (Документы, факты, суждения). 3-е изд., исправ. и доп. М., 2008. С. 354-363.
2. Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобального кризиса к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004. С. 496.


rg.ru

22 июня 1941 года - al_lex_ey — LiveJournal

Вот оно - начало войны.
Время съемки: 22.06.1941



Советские пограничники в дозоре. Фотография интересна тем, что она была сделана для газеты на одной из застав на западной границе СССР 20 июня 1941 года, то есть за два дня до войны.

Время съемки: 20.06.1941


Первый день войны в Перемышле (сегодня — польский город Пшемысль) и первые погибшие захватчики на советской земле (солдаты 101-й легкопехотной дивизии). Город был занят немецкими войсками 22 июня, но на следующее утро был освобожден частями Красной Армии и пограничниками и удерживался до 27 июня.

Время съемки: 22.06.1941


22 июня 1941 года возле моста через реку Сан в районе города Ярослав. В то время по реке Сан проходила граница между оккупированной Германией Польшей и СССР.

Время съемки: 22.06.1941


Первые советские военнопленные под наблюдением немецких солдат направляются на запад по мосту через реку Сан у города Ярослав.

Время съемки: 22.06.1941


После провала внезапного захвата Брестской крепости немцам пришлось окапываться. Фото сделано на Северном, либо Южном острове.

Время съемки: 22.06.1941


Бой немецких ударных частей в районе Бреста.

Время съемки: июнь 1941


Колонна советских пленных переправилась через реку Сан по саперному мосту. Среди пленных заметны есть не только военные, но и люди в гражданской одежде: немцы задерживали и брали в плен всех мужчин призывного возраста, чтобы они не могли быть привлечены в армию противника. Район города Ярослав, июнь 1941 года.

Время съемки: июнь 1941


Саперный мост через реку Сан возле города Ярослава, по которому переправляются немецкие войска.

Время съемки: июнь 1941


Немецкие солдаты фотографируются на брошенном во Львове советском танке Т-34-76 образца 1940 г.

Место съемки: Львов, Украина, СССР

Время съемки: 30.06. 1941


Немецкие солдаты осматривают увязший в поле и брошенный танк Т-34-76 образца 1940 г.

Время съемки: июнь 1941


Пленные советские женщины-военнослужащие в Невеле (ныне Невельскй район Псковской области).

Время съемки: 26.07.1941


Немецкая пехота проходит мимо разбитой советской автотехники.

Время съемки: июнь 1941


Немцы осматривают советские танки Т-34-76 завязшие на заливном лугу. Пойма реки Друть, под Толочином, Витебская область.

Время съемки: июль 1941


Старт немецких пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс» Ю-87 с полевого аэродрома в СССР.

Время съемки: лето 1941


Красноармейцы сдаются в плен солдатам войск СС.

Время съемки: июнь 1941


Уничтоженный советской артиллерией немецкий легкий танк Pz.Kpfw. II Ausf. C.

Время съемки: июнь-август 1941


Немецкие солдаты рядом с горящей советской деревней.

Время съемки: июнь 1941


Немецкий солдат во время боя в Брестской крепости.

Время съемки: июнь-июль 1941


Митинг на ленинградском заводе имени Кирова о начале войны.

Время съемки: июнь 1941

Место съемки: Ленинград

Автор: В. Тарасевич


Жители Ленинграда у витрины ЛенТАСС «Последние известия» (Социалистическая улица, дом 14 — типография «Правда»).

Время съемки: июль 1941

Место съемки: Ленинград

Автор: Борис Уткин


Аэрофотоснимок аэродрома Смоленск-1, сделанный немецкой воздушной разведкой. Аэродром с ангарами и взлетно-посадочными полосами отмечен в левой верхней части снимка. На снимке также отмечены другие стратегические объекты: казармы (слева внизу, отмечены «B»), крупные мосты, батареи зенитной артиллерии (вертикальная черта с кружком).

Время съемки: 23.06.1941

Место съемки: Смоленск


Красноармейцы осмаривают подбитый немецкий танк Pz 35(t) (LT vz.35) чешского производства из состава 6-й танковой дивизии вермахта. Окрестности города Расейняй (Литовская ССР).

Время съемки: июнь 1941


Советские беженцы идут мимо брошенного танка БТ-7А.

Время съемки: июнь 1941

Автор: Бауманн


Немецкие солдаты рассматривают горящий советский танк Т-34-76 образца 1940 года.

Время съемки: июнь-август 1941


Немцы на марше в начале вторжения в СССР.

Время съемки: июнь 1941


Советский полевой аэродром, захваченный немцами. Виден расстрелянный или разобранный на земле истребитель И-16, на заднем плане биплан По-2 и еще один И-16. Снимок с проезжающей немецкой автомашины. Смоленская область, лето 1941 года.

Время съемки: июль 1941


Артиллеристы 29-й моторизованой дивизии вермахта из засады расстреляли в борт из 50-мм пушки PaK 38 советские танки. Ближайший, слева — танк T-34. Белоруссия, 1941 год.

Время съемки: лето 1941


Немецкие солдаты едут по улице вдоль разрушенных домов на окраине Смоленска.

Время съемки: июль 1941

Место съемки: Смоленск


На захваченном аэродроме Минска немецкие солдаты рассматривают бомбардировщик СБ (либо его учебный вариант УСБ, так как видна немного носовая часть самолете, отличающаяся от застекленного носа СБ). Начало июля 1941 года.

Позади видны истребители И-15 и И-153 «Чайка».

Время съемки: июль 1941


Советская 203-мм гаубица Б-4 (образца 1931 г.), захваченная немцами. Отсутствует ствол орудия, который транспортировался отдельно. 1941 год, предположительно Белоруссия. Немецкий снимок.

Время съемки: 1941


Город Демидов Смоленской области в первые дни оккупации. Июль 1941 года.

Время съемки: июль 1941


Подбитый советский танк Т-26. На башне, под крышкой люка виден сгоревший танкист.

Время съемки: лето 1941


Сдающиеся советские солдаты идут в тыл к немцам. Лето 1941 года. Снимок, очевидно, сделан из кузова грузовика в немецкой колонне, идущей по дороге.

Время съемки: лето 1941


Множество разбитых советских самолетов: истребители И-153 «Чайка» (левее). На заднем плане — У-2 и двухмоторный бомбардировщик СБ. Аэродром Минска, захваченный германскими войсками (на переднем плане — немецкий солдат). Начало июля 1941 года.

Время съемки: июль 1941


Множество разбитых советских истребителей «Чайка» И-153. Аэродром Минска. Начало июля 1941 года.

Время съемки: июль 1941


Немецкий сборный пункт советской трофейной техники и оружия. Слева советские 45-мм противотанковые пушки, затем большое количество станковых пулеметов «Максим» и ручных пулеметов ДП-27, справа — 82-мм минометы. Лето 1941 года.

Время съемки: лето 1941


Погибшие советские солдаты у захваченных окопов. Вероятно, это самое начало войны, лето 1941 года: на бойце на переднем плане каска СШ-36 довоенного образца, позднее такие каски в Красной Армии встречались крайне редко и в основном на Дальнем Востоке. Также видно, что с него снят ремень — видимо, дело рук немецких солдат, захвативших эти позиции.

Время съемки: лето 1941


Немецкий солдат стучится в дом местных жителей. Город Ярцево Смоленской области, начало июля 1941 г.

Время съемки: июль 1941


Немцы осматривают подбитые советские легкие танки. На переднем плане — БТ-7, крайний левый — БТ-5 (характерная рубка механика-водителя танка), по центру дороги — Т-26. Смоленская область, лето 1941 г.

Время съемки: лето 1941


Советская артиллерийская повозка с орудием. Снаряд или авиабомба разорвалась прямо перед лошадьми. Окрестности города Ярцево Смоленской области. Август 1941 года.

Время съемки: лето 1941


Могила советского солдата. Надпись на табличке по-немецки гласит: «Здесь покоится неизвестный русский солдат». Возможно, павший боец был похоронен своими, так в нижней части таблички можно разобрать по-русски слово «Здесь...». Немцы почему-то сделали надпись на своем языке. Фото немецкое, место съемки — предположительно Смоленская область, август 1941 года.

Время съемки: лето 1941


Немецкий бронетранспортер, немецкие солдаты на нем и местные жители в Белоруссии.

Время съемки: июнь 1941


Украинцы приветствуют немцев на Западной Украине.

Время съемки: лето 1941


Наступающие части вермахта в Белоруссии. Снимок сделан из окна автомобиля. Июнь 1941 г.

Время съемки: июнь 1941


Немецкие солдаты на захваченных советских позициях. На переднем плане видна советская 45-мм пушка, дальше — советский танк Т-34 образца 1940 года.

Время съемки: 1941


Немецкие солдаты подходят к только что подбитым советским танкам БТ-2.

Время съемки: июнь-июль 1941


Перекур экипажей тракторных тягачей «Сталинец». Фото датировано летом 41-го

Время съемки: лето 1941


Советские девушки-добровольцы направляются на фронт. Лето 1941 года.

Время съемки: 1941


Советская девушка-рядовой среди военнопленных.

Время съемки: лето 1941


Пулеметный расчет немецких егерей ведет огонь из пулемета MG-34. Лето 1941 года, группа армий «Север». На заднем плане расчет прикрывает САУ StuG III.

Время съемки: лето 1941


Немецкая колонна проезжает деревню в Смоленской области.

Время съемки: июль 1941


Солдаты вермахта наблюдают за горящей деревней. Территория СССР, дата снимка — ориентировочно лето 1941 года.

Время съемки: лето 1941


Красноармеец у захваченного немецкого легкого танка чешского производства LT vz.38 (в Вермахте обозначался Pz.Kpfw.38(t)). В военных действиях против СССР участвовали около 600 таких танков, которые применялись в боях до середины 1942 года.

Время съемки: лето 1941


Солдаты СС у разрушенного ДОТа на «линии Сталина». Оборонительные сооружения, расположенные на «старой» (по состоянию на 1939 год) границе СССР, были законсервированы, однако после вторжения немецких войск некоторые укрепрайоны использовались Красной Армией для обороны.

Время съемки: 1941


Советская железнодорожная станция после немецкой бомбардировки, на путях стоит эшелон с танками БТ.


Немецкие колонны проходят мимо подводы с красноармейцем, ранее попавшей под огонь.


Погибшие советские танкисты и бойцы танкового десанта у ворот пограничной заставы. Танк – Т-26.

Время съемки: июнь 1941


Беженцы в районе Пскова.

Время съемки: июль 1941


Немецкие солдаты добивают раненого советского снайпера.

Время съемки: лето 1941


Погибшие советские солдаты, а также мирные жители — женщины и дети. Тела свалены в придорожный кювет, словно бытовой мусор; мимо по дороге спокойно движутся плотные колонны немецких войск.

Время съемки: лето 1941


Телега с телами погибших красноармейцев.


Советские символы в захваченном город Кобрин (Брестская область, Белоруссия) — танк Т-26 и памятник В.И. Ленину.

Время съемки: лето 1941


Колонна немецких войск. Украина, июль 1941 года.

Время съемки: июль 1941


Бойцы Красной Армии осматривают подбитый зенитным огнем и совершивший аварийную посадку немецкий истребитель Bf.109F2 (из эскадрильи 3/JG3). Западнее Киева, июль 1941 г.

Время съемки: июль 1941


Захваченное немцами знамя 132-го батальона конвойных войск НКВД. Фото из личного альбома одного из солдат вермахта.


«Брестская крепость. Оборону два месяца держали пограничники и 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. Город Брест был поспешно оставлен частями Красной Армии в 8.00 утра 22.06.1941 после боя с пехотой противника, переправившейся на лодках через реку Буг. В советское время все помнили надпись одного из защитников Брестской крепости: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41г.», но мало кто знал, что она была сделана на стене казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.»


22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

В рассвет течёт неспешная река.

Крадётся сон, смежить пытаясь веки.

Туманом смыло ближние стога…

Остановить бы этот миг навеки!

Секунды в вечность пулями летят,

Пока кровавит берег свет ракеты.

Ещё пройдет мгновенье — и снаряд

Обдаст войной шестую часть планеты.

Заставу поднял у калитки взрыв.

Дробь каблуков по вымытым ступеням.

След по росе. Береговой обрыв.

Чужие вёсла нашу воду пенят.

Дошлёт патрон послушная рука,

В плечо ударит трёхлинейки ярость.

…Он принял бой, и для него река

Так навсегда границей и осталась.

В победный май отсюда путь пролёг,

Увенчанный немеркнущим салютом,

И первым сделал в эту даль рывок

Солдат, провоевавший три минуты.

Виктор ГАНШИН

al-lex-ey.livejournal.com

22 июня 1941 года - Черный день календаря


22 июня  мы  отмечаем скорбную дату -  начало Великой Отечественной Войны.

Войны, которая унесла 26,6 млн. жизней наших предков.
Войны, которая разделила нашу историю на до и после.
В нашей истории нет более черной даты, нежели 22 июня. И надеюсь, что никогда уже не будет.
Поэтому очевиден тот огромный интерес, который события этой войны вызывают до сих пор.

Надо понимать, что нельзя 22 июня 1941 объяснить какой-то одной причиной, как это часто пытаются делать отдельные индивиды. Так не бывает. Все эти попытки объяснить произошедшее либо "глупым" Сталиным, который "не верил" или же иными причинами по степени идиотизма напоминают попытки объяснить уничтожение СССР в Холодной войне какой-то одной причиной. Отсутствие комплексных анализов событий 1941 года, где причины поражений и ростков будущих побед разбирались бы в рамках единой системы координат, приводит к непониманию частью наших сограждан событий 1941 года. Информационный шум велик, смысла мало.

Представляется очевидным, что события лета 1941 были вызваны к жизни целым комплексом объективных и субъективных причин, которые одновременно предопределили поражения Советского Союза в начальный период войны, но в тоже время предопределили конечное поражение Третьего Рейха.

Попробую вкратце остановится на этих причинах.

Сразу уточню, что порядок изложения этих причин вызван не их важностью, для меня они важны одинаковы - не вижу смысла выделять "более важное" и "менее важное", ибо от этих попыток разит субъективизмом.

Причины обусловившие поражения СССР летом-осенью 1941 года.

Военно-стратегические факторы.

1. Армии вторжения превосходили войска приграничных округов в численности.
2. Армии вторжения превосходили войска приграничных округов в моторизации.
3. Армии вторжения превосходили войска приграничных округов в вопросах военной логистики.
4. Армии вторжения превосходили войска приграничных округов в вопросах организации связи и ее защиты.
5. Армии вторжения превосходили войска приграничных округов в вопросах общей организации управления войсками.
6. Танковые группы вермахта были более эффективным средством ведения войны, нежели советские мех.корпуса, несмотря на то, что по численности танков, СССР в приграничных округах превосходил Германию и ее сателлитов в 2-2,5 раза.

7. Вермахт обладал в массовом масштабе опытом боев в Европе 1939-1941 годов, в отличие от большинства соединений РККА, лишь некоторые из которых имели ограниченный опыт локальных конфликтов. Полученный вермахтом опыт был распространен практически на все части, что привело к исправлению ряда ошибок и детских болезней роста. Красная Армия занималась этим же уже в ходе начавшейся войны.
8. Армии вторжения к 22 июня 1941 года были полностью отмобилизованы. Советские войска, находились в состоянии скрытой мобилизации, значительная часть соединений встретила войну по сокращенным штатам мирного времени.
9. Общая масса советских войск в Европейских районах СССР была разорвана на три эшелона, которые вступали в бой по частям, что облегчало немцам решение вопроса разгрома значительных группировок советских войск.
10.Оборонительные сооружения на новой границе к началу войны не были завершены, в то время как боеспособность оборонительных сооружений на старой границе резко снизалась. Уже законченные укрепленные районы имели недостаточную плотность, действовали вне связи с оперативной обстановкой и зачастую даже не успевали оказать хоть какое-то влияние на ход боевых действий.
11.Оперативное и стратегическое планирование Красной Армии не соответствовало реалиям июня 1941 года. Планы развертывания и прикрытия границы ставили раздерганные на эшелоны войска Красной Армии в заведомо невыгодное оперативное положение. Несмотря на то, что действия немцев случившиеся в реальности частично прогнозировались Генштабом, общая конфигурация войск приграничных округов по факту оказалась ошибочной. Налицо серьезная ошибка Генерального Штаба и командования округов, которые согласно директиве Генштаба разрабатывали планы прикрытия государственной границы.
12. Командование приграничных округов в полной мере не обеспечивало проведение в жизнь даже этих планов, осуществляя в том числе и действия, которые в 1941 году трактовались как вредительство и измена. Имели место серьезные ошибки в организации управления войсками округов, в осуществлении оперативной разведки, в организации секретности связи.
13. Высшее военное руководство в лице Наркома обороны Тимошенко и начальника Генштаба Жукова не соответствовало занимаемым должностям, что война показала со всем беспощадностью. Налицо управленческая ошибка Иосифа Сталина. Переконфигурация структур управления войной осуществлялась уже после ее начала, что говорит о том, что кадровая политика политического руководства страны привела к тому, что некоторые по настоящему талантливые люди оказались не на своих местах. Это так же сфера ответственности Сталина и Политбюро определявших персональный состав военного руководства страны, которое отвечало за непосредственное планирование и подготовку к войне.
14. Взрывной рост численности Красной Армии привел к нехватке подготовленного старшего и среднего командного состава, который было невозможно подготовить за столь короткий срок. Так же определенную роль на состояние офицерского состава оказал заговор Тухачевского и последовавшие за ним репрессии. Обучение офицерского корпуса и отсев неспособных осуществлялся уже в ходе войны. Этот фактор имел долговременный характер и был преодолен лишь к 1943 году.
15. Тактически и оперативно командиры вермахта к началу войны были подготовлены лучше, нежели офицеры Красной Армии. В теоретическом отношении, вермахт был вооружен современной стратегией блицкрига уже проверенной и отработанной на практике, а так же разнообразными элементами современной тактики применения пехоты, танковых войск и авиации. Концпеция глубокой операции, которая была визитной карточкой Красной Армии в сражениях 1944-1945 годах, в 1941 году еще не завоевала должного признания, многие передовые приемы тактического плана, так же приобретались Красной Армией в ходе войны.
 Часть командиров РККА продолжали мыслить категориями Первой мировой войны, Гражданской войны и локальных конфликтов. Налицо теоретическое отставание высшего военного руководства от немцев и не полное понимание реалий современной механизированной войны значительной частью офицерского корпуса. Этот фактор оказывал серьезное влияние вплоть до 1943 года.

Военно-политические факторы.

1. Советский Союз на 22 июня 1941 года находился в состоянии внешнеполитической изоляции. Полноценные союзники у СССР отсутствовали.
2. Часть западного истеблишмента была заинтересована в нападении Германии на Советский Союз, прямо или косвенно этому пособничая.
3. Разведывательные органы СССР фактически вводили в заблуждение высшее руководство страны, которое регулярно получало донесения о тех или иных датах нападения, которые впоследствии не оправдывались, создавая атмосферу неопределенности и недоверия к органам разведки.
4. Население присоединенных к Советского Союзу территорий, не было к началу войну в должной мере приведено к лояльности.
5. Несмотря на договор о ненападении с Японией, СССР был вынужден значительную часть своих сил держать вдали от основных театров военных действий.
6. Органы Госбезопасности не смогли в должной мере воспрепятствовать разведывательной и диверсионной деятельности вражеской агентуры в приграничной полосе.

Экономические факторы.

1. По большинству экономических показателей, Третий Рейх и его сателлиты, чьи экономики функционировали в состоянии военного времени имели преимущество перед экономикой СССР функционировавшей в состоянии мирного времени. Фактически в экономическом отношении, СССР противостояла объединенная вокруг Германии экономика континентальной Европы.
2. СССР встретил войну находясь в стадии перевооружения танковых и авиационных частей новой техникой и был вынужден продолжать этот процесс уже в ходе войны. Проблемы перевооружения так же затрагивали вопрос нехватки времени для подготовки квалифицированных кадров для этой техники.
3. Запланированная эвакуция мобилизаванной промышленности в тыловые районы фактически лишала СССР возможности использовать часть своего военно-промышленного потенциала в начальный период войны. План Барбаросса фактически затрагивал основные узлы советской индустриальной мощи. Время которое предстояло затратить на их сохранение было значительным.
4. С началом войны неизбежно возрастала зависимость от поставок ряда специфичных ресурсов и товаров из-за рубежа, а так же зависимость от линий сообщения с Западом.

И тем не менее, несмотря на все эти факторы, немцы проиграли. Проиграли в том же 1941 году.
Как же так получилось - столько неблагоприятных факторов для СССР, целая серия тяжелейших поражений, большие потери - военные, территориальные, демографические, экономические, имиджевые - и тем не менее к концу того же года, когда все это случилось, Германия в стратегическом отношении проиграла Вторую мировую войну. Все остальное, включая поход на Сталинград было попыткой избежать неизбежного.
Часто забывают, что начавшись целой серией катастроф, Великая Отечественная Война в 1941 году подвела итог первому этапу войны целой серией побед, а именно поражениями всех трех немецких групп армий - группы армий Север под Тихвиным, группы армий Юг под Ростовым и наконец смертельному для будущего Третьего Рейха поражению под Москвой.
Получилось так, что уже в 1941 году, Советский Союз начал преодолевать воздействие всех указанных выше негативных факторов переламывая титаническими усилиями ход войны, предопределив исход войны всего лишь через пол-года после ее начала.

Давайте посмотрим, что это были за факторы.

Военно-стратегические факторы.

1. СССР смог обеспечить восполнение огромных потерь на фронтах, за счет формирования новых дивизий, что не было предусмотрено немецким планом войны. В итоге, СССР оказался способен даже пережить последовательные неудачи в сражениях при вводе в бой 2-х и 3-х эшелонов.
2. Советское военное руководство несмотря на все допущенные ошибки, смогло начать перестройку систем управления войной, в результате чего, качество управления и организации на всех уровнях повышалось уже в 1941 году, достигнув идеала к 1944-1945 годам. Новая система, во главе со Сталиным и новым главой Генштаба смогла ценой страшных усилий выправить неблагоприятные тренды, на первом этапе остановив накат немцев на Московском направлении, а затем уже поздней осенью справившись с Вяземской катастрофой. В этом плане, Сталин, Жуков, Тимошенко и Шапошников, которые конечно же несут свою долю ответственности за те или иные решения, своей работой исправляли допущенные ошибки. Они продемонстрировали способность учиться. В том числе и на своих ошибках, исправляя многие из вышеописанных неблагоприятных для СССР факторов.
В этом плане наблюдается разительный контраст с высшим военным руководством Германии, которое наоборот к концу войны демонстрировало поразительное нежелание учиться на собственных ошибках.
3. Советское командование пусть и с многочисленными ошибками, смогло использовать имевшиеся мех.корпуса для некоторого торможения темпа немецкого наступления. С огромными потерями в материальном части и людях, эти сгорающие в боях июня-июля соединения выигрывали то время, которое требовалось для развертывания второго эшелона, который своим сопротивлением непоправимым для Германии образом сорвал темпы блицкрига в сражениях июля-августа 1941 года. С позиций послезнания, понимаешь, что это была страшная, но необходимая жертва. Необходимость перемалывать советские мех.корпуса, по сути уже в начале июля привели к тому, что группа армий Юг начала отклоняться от первоначального плана войны, что предопределило роковой для Германии (по мнению немецких генералов) поворот Гудериана на юг и срыв сроков наступления на Москву. План закончить кампанию в СССР за три месяца, непоправиво рушился.
4. Бои начала войны, позволили быстро выявить новых талантов, которые впоследствии составили плеяду Маршалов Победы. Процесс замены неспособных начался с чисток бывшего командования приграничных округов и продолжался в течении всей войны, выдвигая на важнейшие направления будущих героев войны.
Многие будущие маршалы СССР, как например Жуков, Рокоссовский, Москаленко, Катуков и другие - проявили себя в сражениях лета-осени 1941 года.
В этом плане советская военная машина доказала, что она позволяет продвинуться наиболее талантливым людям из простого народа, что в конце войны признали сами немцы. Именно эти люди из народа, большинство из которых не были широко известны перед войной, сокрушили Третией Рейх ведя свои армии и фронты.
5. Огромное значение на исход войны оказало по настоящему самоубийственное сопротивление солдат и офицеров Красной Армии, пограничников и НКВД в боях лета 1941 года. Погибая в окружениях, они оттягивали с фронта немецкие части, в результате чего конфигурация наступления немцев начинала размываться. Немцы сразу поняли, что ничего подобного Европе, их в СССР не ждет. Погибающие котлы 1941 года, в которых безнадежно сражались наши предки, сыграли стратегическую роль - время выигранное ими, было использовано для организации отпора, который позднее перерос в контрнаступление. Этот фактор был немцами не учтен. В этом великом самопожертвовании в который раз проявился тот классический образ русского (в широком смысле этого слова) солдата, который может сражаться несмотря ни на что. И в этом плане, солдаты вермахта, лучшей армии первой половины Второй мировой войны столкнулись с адекватным противником.
Наши солдаты, сражались в заведомо невыгодных условиях, где действовали многие из указанных негативных факторов, но тем не менее, они демонстрировали проблески той неодолимой силы, которая впоследствии прокатится от стен Москвы до развалин Берлина сжигая на своем пути миллионные группировки.
Это сопротивление по сути обесценивало немецкие успехи - они выгрывали сражения, брали сотни тысяч пленных, огромные трофеи, но они не приближалсь, а отдалялись от конечной цели войны. И эти люди, которые таким образом ломали немецкие планы служат своеобразным алиби для той довоенной армии, которая погибала в боях лета-осени 1941 года - пожертвовав собой, они дали стране время чтобы собраться - собраться всем - от Сталина и Генштаба до самого последнего рабочего на самом последнем заводе.
6. Важным подспорьем для советского руководства стала организованная через структуры НКВД и коммунистической партии партизанское и подпольное движение. Дубина народной войны в таком масштабе (прежде всего в смысловом) не поднималась со времен Наполеоновского нашествия. Огромные ресурсы Германии были растрачены в попытках обуздать эту Дубину. Данный фактор начал действовать уже в 1941 году, закладывая важные кирпичики в будущую Победу. Тезис о коллективной победе в случае с партизанами и подпольщиками еще более рельефен - партизаны организованные сверху, получили самую широкую поддержку снизу, демонстрируя тезис о единстве партии и народа. Данная сила, самым элементарным образом выжигала немецкие тылы, что немцами так же не предполагалось.
7. В техническом отношении, СССР уже в 1941 году предъявил весомые технологические козыри - новые образцы танков, самолетов, систем залпового огня, которые не только не уступали лучшим немецким образцам, но и превосходили их. Они конечено не могли перечеркнуть всех неблагоприятных факторов, но они так же вносили тот элемент трения, который тормозил блицкриг. В дальнейшем, СССР ни в чем не уступил Германии в плане внедрения в армию новых образцов оружия и техники, которые в количественном и качественном отношении позволили говорить о Красной Армии как сильнейшей армии мира.
8. Нельзя обойти стороной роль Сталина, как Верховного Главнокомандующего. Существовала прямая зависимость общего хода войны на мыслительных процессов в голове Сталина. Разумеется, он пользовалься советами талантливых людей, которые его окружали. Но так уж получилось, что в силу своей роли "Отца и Учителя", именно от его решений фактически зависело то, как будет вестись война на стратегическом уровне. Сталин прежде всего осуществил управление Большой Стратегией, которая привела СССР к победе. Ему не нужно было планировать отдельные операции или заниматься чем то менее масштабным - он играл на том поле, где его оппонентами были Гитлер, Черчилль, Рузвельт...Каждый из них по своему двигал фигуры на Великой Шахматной Доске и далеко не все из них оказались победителями.
Фигурами для них были армии и фронты, лучшие полководцы, видные дипломаты, экономический и научный потенциал, целые страны и народы.
Результаты Второй мировой войны показывают, что лучше всех фигуры в той войне двигали Сталин и Рузвельт.
И что самое главное - он двигал фигуры лучше Гитлера, одного из наиболее талантливых деятелей того периода.
Говоря проще - наш Верхновный Глановкомандующий был лучше Верховного Главнокомандующего Третьего Рейха. Все остальное - производное от этого факта.
Поэтому с этой точки зрения величие Сталина неоспоримо. Он действительно совершал ошибки - он всего лишь человек, не бог. А люди ошибаются. И цена ошибок у людей с такой властью всегда велика. По человечески он за свои ошибки заплатил сполна - уйдя из жизни глубоко несчастным одиноким человеком. Его военные ошибки - списала война и Победа. Политические - история. Его роль в Победе, огромна. Определять проценты, не вижу смысла. Для меня очевидно, что без Сталина победы бы не случилось, так же как не случилось бы ее без героических усилий нашего народа. Поэтому Сталин от Победы не отделим так же как и народ.

Военно-политические факторы.

1. Уже в 1941 году фактически складывается антигитлеровская коалиция, которая включала в себя потенциальных врагов СССР - Британскую Империю и США. В этом плане, плоды советской дипломатии по отрыву Британской Империи от Германии принесли свои плоды. Потенциальный враг оказался нашим союзником.
2. Разгром пятой колонны в ходе массовых репрессий и подавление военного заговора фактически поставили крест на надеждах Германии использовать часть элиты Советского Союза для подрыва его обороноспособности.
3. Несмотря на необходимость держать войска на Дальнем Востоке, СССР смог обеспечить неучастие Японии в планах Германии, а усилия разведки позволили впоследствии снять часть войск с Дальнего Востока и перебросить их на фронт войны с Германией.
4. Соревнование идеологий, СССР фактически выиграл уже в 1941 году, когда смог доходчиво показать собственному населению и мировому сообществу, в чем состоит разница между коммунизмом и нацизмом, на примере вскрытия особенностей немецкой оккупационной политики сопровождаемой массовыми зверствами. Все последующие старания немцев доказать обратное, включая Катынскую фальсификацию - закончились неудачей.
В этом плане, намерения отдельных немецких руководителей использовать часть населения СССР в своих целях, потерпели неудачу. Отдельные народности и социальные группы вставшие на путь коллаборационизма в конечном итоге составили незначительный процент от общего населения страны, которое поддержало действующую власть. Власть смогла показать, что она может победить несмотря на все поражения и большинство ей поверило. Как показала война, власть свое обещание сдержала - нашо дело было правым и мы победили.
5. Огромную роль сыграла большевистская партия, которая осуществляла параллельную спайку общества, идеологии, военной промышленности и социальной сферы. На ее основе строилось движение партизан и подпольщиков, она способствовала экстренной мобилизации всего общества, она давала лозунги, ставила цели и проводила разъяснительную работу, фактически поставив заслон немецкой пропаганде направленной на широкие слои населения и обеспечивая руководству страны должную управляемость и обратную связь основных механизмов ведения войны. В 1941 году, именно большевисткая партия выступила тем элементом спайки общества, которое проводило внутреннюю мобилизацию. Немцами этот фактор не был учтен, так как они рассчитывали, что хотя бы часть населения купится на лозунги избавления от коммунистов.
6. Важнейшую роль сыграли Органы Госбезопасности, которые несмотря на ряд провалов, фактически выиграли войну против разведывательных органов врага - немцы так и не смогли получить реальных данных о состоянии армии и военной промышленности СССР, что привело к роковой недооценки возможности СССР вести тотальную войну.

Экономические факторы.

1. Эвакуация основных мощностей военной промышленности за Урал не была спонтанным шагом, который было бы затруднительно осуществить в условиях 1941 года. Разработка планов эвакуации осуществлялась еще до войны и эти меры позволили осуществить одну из важнейших стратегических задач для СССР - сохранение военно-промышленного потенциала, необходимого для ведения тотальной войны на уничтожение Третьего Рейха. Руководство СССР после начала войны и первых поражений действовало в рамках того, что война будет долгой, где определяющее значение будет играть военно-промышленный потенциал. В этом плане, такая стратегия довольно быстро избавила немцев от иллюзий связанных с блицкригом.
2. Экономика СССР практически сразу была переведена на военные рельсы. Это было бы невозможно без соответствующего ее устройства, которое было заложено в саму ее суть в ходе индустриализации и предвоенной подготовки к будущему противостоянию.
Ввиду этого, СССР уже фактически с 1941 года вел тотальную войну направляя практически все ресурсы на решение задачи разгрома Германии, в то время, как Германия перевела экономику в режим тотальной войны лишь в 1943 году после катастрофы под Сталинградом. В этом плане прозорливость руководства страны сыграла важнейшую роль, когда война перешла из стадии блицкрига в стадию затяжного противостояния, где козыри СССР были старше.
3. СССР смог договорится о получении соответствующей помощи со стороны Запада в рамках "пре ленд-лиза" (оплачен золотом) и "ленд-лиза". Эта помощь, пусть и незначительная, была немаловажной в плане получения редкой номенклатуры ресурсов и товаров, в которых ощущался определенный недостаток. В этом плане у СССР несмотря на тяжелое положение, сохранялись окна во внешний мир, в то время, как вокруг Германии стягивалось кольцо блокады, которое на поздних этапах войны начало играть важную роль.
4. СССР смог организовать и структурировать массовый труд женщин и детей на военном производстве, что позволило высвободить для фронта значительные массы мужского населения.
5. Имело место уникальное явление добровольной финансовой помощи государству со стороны граждан, сдававших деньги, золото, драгоценности в Фонд Обороны, массовая помощь фронту, стала символом того, что война действительно воспринимается как Отечественная.
6. В социальном плане, поражения 1941 года несмотря на всю их тяжесть привели к обратному эффекту - советское общество осуществило внутреннюю мобилизацию, став более внутренне скрепленным в единое целое, чем это было до войны. Уже в 1941 году начинается процесс сплавки большевисткой идеологии с имперско-патриотической риторикой, начинаются процессы примирения государства и церкви.

В этом плане, победы и поражения 1941 года я рассматриваю как комплекс факторов, дающих ответ на вопрос, почему СССР начал войну с поражений и закончил кампанию 1941 года победой.
Возможно здесь упомянуты не все заслуживающие внимание причины, которые более подробно разбираются в пухлых монографиях и солидных исследованиях. На мой взгляд даже вышеупомянутых более чем достаточно, чтобы понять - нельзя поражения СССР и его конечную победу объяснить какой-то одной причиной.

В качестве ответов на набившие оскомину вопросы, отвечаю.

1. Был ли СССР готов к войне? Был, но не достаточно.
2. Было ли нападение Германии внезапным для руководства СССР и военных? Нет, не было. Нападения ждали и готовились к нему.
3. Почему война началась так неудачно, если готовились? Потому что (см. комплекс неблагоприятных факторов)
4. Есть ли вина Сталина в неудачном начале войны? Да, есть.
5. Кто несет ответственность за неудачное начало войны? Ответственность перед историей несут - Сталин как руководитель СССР, руководство Генштаба и Наркомата Обороны, члены Политбюро, командование округов, командиры частей вплоть до рядового бойца оставившего товарищей. Когда мы говорим о том, что Победа была достигнута коллективными усилиями Сталина, народа, коммунистической партии и военными, то и ответственность за неудачное начало войны я рассматриваю как коллективную, где переплелись ошибки руководства, недостаточная квалификация части военных, трусость одних или же предательство других. Но всю эту коллективную неудачу стоившую миллионов жизней и личных утрат всех и каждого включая Сталина, (война забрала у него сына) наш народ и наше руководство преодолевали вместе. Все разговоры про то, что виноват один Сталин из области разговоров, что Победу одержал один Сталин.
6. Почему СССР победил несмотря на 22 июня 1941 года? Потому что (см, комплекс благоприятных факторов)
7. Хотел ли СССР напасть на Германию летом 1941 года? Нет. Ни желания, ни возможности осуществить это в 1941 году у СССР не было.
8. Почему столько текста, вместо одной красивой и понятной причины? Потому что люди любят простые объяснения сложных вещей, на чем и играют различные фальсификаторы истории.
9. Завалил ли СССР трупами Германию? Нет, военные потери сторон вполне сопоставимы и составляют приблизительно 1 к 1,3 не в нашу пользу, с учетом того, что сюда включены военнопленные, которых немцы целенаправленно морили в своих лагерях.
10.Можно ли было победить Германию малой кровью? Нет, нельзя. Лучшая армия первой половины Второй мировой войны взымала огромную цену за преодоление той разницы в организации и опыте, который был между вермахтом и РККА на 22 июня 1941 года.
Это разумеется не отменяет того факта, что в тех или иных случаях, имели место неоправданные потери. Но общий кровопролитный смысл войны с миллионами жертв был неизбежен. Он был преодпределен самой логикой войны на уничтожение СССР и его славянского населения. В этом плане, Цена Победы для меня приемлема, так как альтернатива была одна - Смерть. И дилемма была страшно простой - победи любой ценой или умри. Мы победили. Могли ли мы победить как то по другому - мы никогда не узнаем.

Война начавшаяся 22 июня 1941 года для меня показала, что:

В 1941 году Красная Армия умела оказывать сопротивление немцам и при возможности - бить их.
В 1942 году Красная Армия научилась воевать с немцами на равных - где-то лучше, где-то хуже. И символом этого процесса было титаническое противостояние двух систем под Сталинградом.
В 1943 году Красная Армия умела уже воевать лучше немцев и этот исторический перелом был показан немцам наглядно на Курской дуге.
В 1944-1945 годах, не было в мире армии, которая могла бы победить Красную Армию.

И в рамках такого взгляда, умение Красной Армии оказывать сопротивление вермахту во всех смыслах, и есть та подготовка к войне, которую осуществляло руководство страны перед войной. Ибо как показывают кампании 1939-1941 годов, ни польская, ни французская армии должного сопротивленяи вермахту оказывать не могли, распавшись от первых сильных ударов. Наша армия понеся огромные потери и приобретя опыт отступлений и котлов, смогла выжить. Значит наша подготовка к войне была лучше чем у других стран, где не было ни Сталина, ни коммунистической партии, ни ГУЛАГа, и кто не мог отсидется за морем вдали от стальных зубьев немецких танковых групп.
Но все же недостаточно хороша, иначе мы бы не заплатили такую цену. Этой подготовки хватило для того, чтобы выжить и не проиграть. Но чтобы победить, потребовалось еще больше усилий и еще больше жертв. Такова была Цена Победы.

В свете завтрашней скорбной даты стоит сказать о том, что первые маленькие кирпичи в фундамент Победы заложили те бойцы Красной Армии, пограничники, сотрудники НКВД, кто ранним утром 22 июня 1941 года первыми встретили врага и начали ценой своей борьбы и своих жизней создавать то трение, о которое стесался немецкий блицкриг и сама нацистская Германия.
Те первые тараны в приграничном небе, те получасовые задержки немецких колонн у давно отрезанных от своих узлов сопротивления, те безнадежные контратаки - они все вносили свой вклад в итоговое торможение немецкого потопа, который разлился из Германии по всей Европе и достиг стен Ленинграда, Москвы и Сталинграда где и был остановлен. За это мы заплатили страшную цену, почти невыносимую. Но мы ее заплатили и с этой ценой жить как нам несущим в себе память наших великих предков, так и нашим потомкам. Потому что это забыть нельзя. Эти люди действительно умирали для того, чтобы жили мы. Это не пустой пафос - это факт реальности - если бы не их жертвы, нас бы просто не существовало, так как наши предки подлежали уничтожению или колонизации. Они заслонили нас от "нового европейского порядка" и этим спасли наш народ от смерти в самом прямом смысле этого слова, за которым лишь великое ничто.

Поэтому всем, кто сражался и погибал жарким летом 1941 года вечная память. Они встретили Смерть и отразили ее.

PS. www.wazzup.su/other/interesnoe/20694-70-let-nazad.html - по ссылке можно посмотреть хорошую подборку фотографий (в том числе нетривиальных) посвященных началу войны.

aloban75.livejournal.com

Карты Великая Отечественная война | Байки о войне


Группировка войск сторон на 22 июня 1941 года. Замыслы немецко-фашистского командования

 

Карта1:

Группировка войск сторон на 22 июня 1941 года. Замыслы немецко-фашистского командования. Украина

 

 

 

 

 

 

 

Приграничное сражение и отход на линию укрепленных районов (22 июня-9 июля 1941)

 

 

Карта2:

Приграничное сражение и отход на линию укрепленных районов (22 июня-9 июля 1941). Украина

 

 

 

 

 

 

 

Оборона Киева (11 июля-19 сентября 1941)

 

Карта3:

Оборона Киева (11 июля-19 сентября 1941)

 

 

 

 

 

 

 

 

Общий замысел Ставки ВГК на развертывание наступления. Декабрь 1942 год

Общий замысел Ставки ВГКна развертывание наступления. Декабрь 1942 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Линия фронта: на 5 декабря 1941 г.; 30 апреля 1942 г.; 12 сентября 1942 г.; 31 декабря 1942 г.

 

 

Линия фронта: на 5 декабря 1941 г.; 30 апреля 1942 г.; 12 сентября 1942 г.; 31 декабря 1942 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

Боевые действия на Букринском плацдарме

 

Карта 6. Боевые действия на Букринском плацдарме

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оборона Киева (11 июля-19 сентября 1941)

 

Карта 7. Оборона Киева  (11 июля-19 сентября 1941)

 

 

 

 

 

 

fablewar.ru

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ. Коллекция документов Центрального архива МО РФ

О выставке

В воскресенье 22 июня 1941 года фашистская Германия и её союзники обрушили на нашу страну удар невиданной в истории армии вторжения: 190 дивизий, более 4 тыс. танков, 47 тыс. орудий и минометов, около 4,5 тыс. самолетов, до 200 кораблей, всего 5 млн. человек.

Первые удары еще на рассвете нанесла немецкая авиация. Сотни немецких бомбардировщиков вторглись в воздушное пространство Советского Союза. Они подвергли бомбардировке аэродромы, районы расположения войск западных приграничных округов, железнодорожные узлы, линии связи и другие важные объекты, а также крупные города Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Украины, Молдавии.

Одновременно сосредоточенные на всем протяжении Государственной границы СССР войска вермахта открыли ураганный артиллерийский огонь по пограничным заставам, укрепленным районам, соединениям и частям Красной Армии, дислоцированным в непосредственной близости от неё. После артиллерийской и авиационной подготовки они перешли Государственную границу СССР на всем протяжении - от Балтийского моря до Черного. Началась Великая Отечественная война - самая тяжелая из всех войн, когда-либо пережитых страной.

Именно эти события первого дня войны освещают документы, представленные на выставке "Начало Великой Отечественной войны".

Среди них размещены приказы, директивы, оперативные донесения, разведсводки за 22 июня 1941 года высшего военного руководства Советского Союза и командования фронтами.

Не менее интересно познакомиться с разведсводками, отчетами и другими документами немецких войск, отражающими события первого дня войны. Такое двухстороннее освещение военной обстановки начала войны позволит увидеть истинную картину, ощутить её масштаб и трагизм.

www.mil.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *