Содержание

На каких основаниях работают российские ЧВК

Крупные коммерческие охранные структуры в России уже несколько лет лоббируют принятие законодательства, регулирующего деятельность частных военных компаний. «Газета.Ru» ознакомилась с содержанием доклада Ассоциации военно-охранных компаний о проблемах отрасли и поговорила с независимыми специалистами в этой сфере.

Российские охранные структуры добиваются от государства закона о регулировании частных военных компаний (ЧВК), которые в нашей стране де-факто уже существуют. Такие выводы следуют из доклада руководителя Ассоциации военно-охранных компаний, полковника запаса, бывшего начальника штаба спецназа внутренних войск «Витязь» Андрея Головатюка, который поделился его содержанием с «Газетой.

Ru».

По его словам, участия армии, полицейских формирований и прочих государственных силовых структур оказывается недостаточно для решения всех проблем с безопасностью, возникающих в разных регионах мира.

Такие вызовы, как терроризм, транснациональная преступность, межнациональные и межрелигиозные конфликты, сделали профессию «специалиста по вопросам безопасности» одной из самых востребованных, а ЧВК — доходным бизнесом.

Российские представители этой отрасли определяют ЧВК как зарегистрированную частную коммерческую структуру, укомплектованную профессионалами, контролируемую государством и работающую в его интересах. В этом ее коренное отличие от отрядов наемников и террористов, говорят авторы доклада.

Корпорации такого типа со временем будут приобретать все большую роль в войнах и вооруженных конфликтах, уверяют специалисты. В современных международных миротворческих операциях ЧВК уже давно равноправные правовые субъекты наряду с родами и видами Вооруженных сил.

Помимо классических боевых действий в спектр востребованных «военных услуг» частных структур входят: вооруженная охрана имущества физических и юридических лиц, в том числе в зоне военных конфликтов, обеспечение безопасности крупных массовых мероприятий, разработка и принятие мер в сфере информационной безопасности, профессиональная охрана объектов, сопровождение колонн, разведка, военный консалтинг; боевые операции, стратегическое планирование, сбор информации, оперативная или логистическая поддержка; техобслуживание и эксплуатация боевых комплексов и техники; содержание под стражей заключенных; консультирование и подготовка военнослужащих и охранников.

Рутинным стало применение ЧВК для вооруженной защиты от пиратов и сопровождения гражданских судов, проведения аудита безопасности нефтяных и газовых морских платформ, охраны судов, пирсов и платформ в подводном положении и многое другое; разминирования минных полей, уничтожения неразорвавшихся боеприпасов, тылового снабжения войск; авиаразведки и применения беспилотных летательных аппаратов.

Родом из Африки

История официальных ЧВК началась в период борьбы африканских стран за независимость. После падения режима апартеида в Южной Африке тысячи профессионалов из армии и полиции остались не у дел. В это же время в соседних странах бесконечной чередой происходили вооруженные конфликты, межплеменные и межклановые войны, революции и перевороты. Понятно, что в такой ситуации профессиональные военные недолго пребывали без работы.

Очень скоро в ЮАР возникла первая частная военная компания, которая предлагала услуги военных специалистов как для подготовки вооруженных сил условного заказчика, так и для непосредственного участия в конкретных военных мероприятиях.

Первая ЧВК называлась Executive Outcomes («Эффективное исполнение») и была основана в 1989 году.

После исполнения фирмой нескольких мелких заказов последовали операции в Анголе и Сьерра-Леоне, после которых к ней пришла известность. В 1992 году в Сьерра-Леоне началась гражданская война. После серии чувствительных поражений от повстанцев правительство обратилось за помощью к Executive Outcomes, сотрудники которой быстро переломили ситуацию в свою пользу. За удачно проведенную военную операцию правительство страны заплатило Executive Outcomes более $30 млн. Кроме того, компания получила долю в торговле алмазами и другими полезными ископаемыми на территории Сьерра-Леоне.

Этот финансовый успех вызвал волну появления подражателей по всему миру. ЧВК стали возникать в США, Великобритании, Франции, Малайзии и Индонезии. Деньги, которые правительства готовы были платить за выигранные чужими руками войны, с лихвой перекрывали зарплаты военных специалистов, в которых после окончания «холодной войны» и распада блока Варшавского договора недостатка не ощущалось.

Руководители ЧВК, как правило, имели влиятельных покровителей в высших эшелонах власти стран, определяющих само понятие международного права, что позволяло их сотрудникам избегать применение понятия «наемник» со всеми вытекающими последствиями.

Ирак и Афганистан

В Ираке ЧВК появились, когда после свержения американскими военными режима Саддама Хусейна в богатой нефтью стране вместо установления демократии разгорелась гражданская война. Растущие потери среди солдат заставили президента Джорджа Буша-младшего пойти на заключение контрактов с ЧВК. При этом подписывали такие контракты министерства и ведомства правительств США и Великобритании. Не удержались (или были вынуждены это сделать) от вербовки частных солдат и миссии различных гражданских организаций, а также новообразованное иракское правительство.

Частники тут же были направлены в самые горячие и опасные места, что дало возможность официально сократить потери и заявить о стабилизации обстановки.

ЧВК Custer Battles охраняла аэропорт Багдада, Blackwater Security Consulting, ErinysIraq Ltd — нефтяные поля и трубопроводы, Hart Group — энергетические системы Ирака, Kroll сопровождала миссии и конвои ООН, Military Professional Resources, Inc. обучала национальную гвардию Ирака, Titan Corporation контролировала тюрьмы.

В Афганистане уже большая часть логистики военных и гражданских миссий коалиции осуществлялась ЧВК. Часто их привлекали и к охране периметров военных баз.

Китай и постсоветские страны

«Быстрыми темпами растет присутствие на данном рынке китайских ЧВК, особенно в африканских странах, где они обеспечивают безопасность китайских нефтегазовых месторождений», — говорится в аналитическом докладе российской Ассоциации военно-охранных компаний.

В Судане китайские ЧВК охраняют месторождения, владельцами которых являются китайские предприниматели. Эта группировка состоит из 40 тыс. бойцов, одетых в военную форму без знаков отличия.

Формально они не принадлежат армии Китая, а являются сотрудниками частной организации.

Наибольшую известность имели действия военных компаний Китая в 2012 году, когда служащие одной из китайских ЧВК вместе с суданцами участвовали в операции по освобождению 29 китайских рабочих, захваченных в плен в Судане. Операция была проведена не очень удачно, в результате один из заложников был убит. Катализатором формирования и развития китайских ЧВК стало похищение 25 китайских рабочих в Египте в том же 2012 году.

Среди бывших советских республик на рынке ЧВК особенно заметны Грузия и Украина.

Уже к началу пятидневной войны 2008 года в Грузии действовали американские компании Cubic Corporation (создание системы связи вооруженных сил Грузии) и Kellog, Brown and Root (тыловое и техническое обеспечение ВС).

Британская компания Halo (Hazardous Areas Life Support) Trust получила контракты по разминированию одновременно в Грузии и Абхазии. Контракт по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане получила американская компания MPRI.

В грузинской операции в Южной Осетии участвовала израильская компания Defensive Shield. Согласно докладу Шведского государственного института оборонных исследований (FOI), глава этой компании бригадный генерал Гал Хирш, один из руководителей операции в Южном Ливане в 2006 году и бывший командир 9-й дивизии израильской армии, готовил и принимал участие в операции по штурму Цхинвала в августе 2008 года, а многие работники этой компании были в числе инструкторов, готовивших грузинскую армию, причем некоторые из них участвовали в боевых действиях.

По сведениям авторов доклада, ЧВК привлекались правительством Туркменистана для охраны границ с Афганистаном. Договор заключен с немецкой ЧВК, но ее сотрудники — в основном граждане России, Украины, а также из стран бывшей Югославии.

В России

Среди самых крупных и успешных XDR на российском рынке обычно называют «РСБ-Групп», «Тигр Топ Рент Секьюрити», «Феракс», «Антитеррор-Орел», военно-консалтинговую компанию «Альфа-Витязь», сотрудники которых работали в Ираке, Афганистане, Курдистане и других опасных регионах.

До недавнего времени в этот список входила еще и Moran Security Group из Санкт-Петербурга. Успех этой компании, особенно в Ираке, а также при охране судов от нападения пиратов, всерьез беспокоил конкурентов, прежде всего британцев.

«Именно их усилиями был организован инцидент, когда в октябре 2012 года в нигерийском Лагосе местными военно-морскими силами было захвачено принадлежащее Moran Security Group охранное судно Myre Seadiver, экипаж которого был полностью освобожден только в октябре 2013 года», — уверены российские специалисты на рынке ЧВК.

Окончательный удар по Moran Security был нанесен чуть позже, когда ранее не применявшаяся статья 359 УК «Наемничество» была использована против сотрудников ЧВК — замдиректора Moran Security Group Вадима Гусева и кадровика организации Евгения Сидорова.

В Госдуму уже дважды вносились проекты соответствующих федеральных законов: «О частных военных компаниях» депутата Алексея Митрофанова и «О частных военно-охранных компаниях» депутата Геннадия Носовко. Однако они получили отрицательные отзывы профильных ведомств.

Представители ЧВК ссылаются на ст. 9 ФЗ «Об обороне», которая позволяет гражданам «создавать организации и общественные объединения, содействующие укреплению обороны», но против выступают различные силовые структуры.

Преимущество ЧВК заключается, среди прочего, в том, что их услуги обходятся дешевле, чем использование регулярных войск. Во-вторых, привлекая «частников», можно решать довольно щекотливые в политическом плане моменты. В условиях «гибридной войны» ЧВК становятся одним из самых важных инструментов. Они позволяют де-факто осуществлять военное присутствие определенной страны и реализацию ее геополитических интересов там, где де-юре его быть не должно. Наконец, ЧВК — это доходный и востребованный бизнес, констатируют представители отрасли.

Проблемы с законом

В международном праве образовалась «серая зона» вокруг деятельности ЧВК. С одной стороны, они не охватываются Международной конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 года; с другой стороны, существующие «Документ Монтрё» (2008 года) и Международный кодекс поведения частных военных компаний (2010 года) не имеют обязательной юридической силы и носят лишь рекомендательный характер.

Вопросами совершенствования международного законодательства в этой сфере на регулярной основе занимается межправительственная рабочая группа Совета по правам человека ООН. Практика задействования частного военного персонала за рубежом большинством членов этой рабочей группы воспринимается как данность, которую уже нельзя загнать под запретительные международные нормы — речь идет об упорядочении такой деятельности.

В ходе этой работы обозначились два основных подхода. Страны с развитым рынком частных военных услуг (США, ЕС, Канада, Австралия) указывают на достаточность для саморегулирования отрасли существующих инструментов, таких как «Документ Монтрё» и Международный кодекс поведения частных охранных компаний (не являются международными договорами и не налагают обязательств правового характера). Предпочтения этой группы стран — сохранение статус-кво, приоритет национального законодательства, двусторонних договоренностей и необязательных норм.

Их оппоненты (страны БРИКС, Алжир, Венесуэла, Египет, Куба, Эквадор и другие) озабочены растущими масштабами использования ЧВК в вооруженных конфликтах и выступают за устранение выявленных «серых зон» в использовании ЧВК.

Решение о создании в России института ЧВК запоздало лет на пятнадцать-двадцать, прокомментировал «Газете.Ru» доклад сооснователь ЧВК OSS Group Борис Чикин.

По его словам, сейчас большинство лоббистов принятия закона о ЧВК рассчитывают получить государственное финансирование. Однако принятие такого закона не даст российским структурам реальной возможности работать за рубежом.

Там работа компаний регламентируется только местным законодательством. Принятие в России специального закона лишь создаст иллюзию контроля этой деятельности со стороны государства.

«Для исполнения каких-либо специальных задач, при необходимости использовать юридическое лицо, достаточно зарегистрировать фирму вне юрисдикции России и закрыть ее по их завершении», — говорит Чикин.

По его мнению, крупные российские частные охранные структуры, желающие работать за границей, могут не ждать, пока государство примет соответствующий закон. Достаточно зарегистрировать свою компанию в той стране, в которой предстоит работать.

Когда в России появятся частные армии

Комитет Госдумы по обороне готовится к обсуждению законопроекта о частных военных компаниях на экспертном уровне, заявил глава комитета Владимир Шаманов, комментируя сообщения СМИ о гибели бойцов ЧВК в сирийской провинции Дейр-эз-Зор. По его словам, вопрос о законодательном регулировании деятельности ЧВК «требует государственного подхода, рассмотрения, потому что это уже является реальностью». «Чтобы не гадать, как там и чего там, тем более если это касается жизни и здоровья наших граждан, государство должно влиять на эти процессы самым непосредственным образом», — сказал Шаманов. Он также подтвердил, что Комитет по обороне ведет проработку этого вопроса, а сам законопроект уже направлен в правительство.

Ошейник для псов войны

Несмотря на то что в России нет закона о ЧВК, а статья 359 УК РФ сулит российским «солдатам удачи» вместо кучи денег семь лет тюрьмы и клеймо наемника в придачу, желающих заработать и пощекотать себе нервы меньше не становится. Зачастую это отставники силовых структур и ведомств, служаки, которые едут в горячие точки не грабить и убивать, а охранять объекты от нападений бандитов, сопровождать грузы и конвои. Можно, конечно, закрыть глаза и сделать вид, что этого не происходит, а можно законодательно обуздать эту вольницу, прописав для нее правила игры.  

Подумать над созданием системы ЧВК еще в 2012 году призывал Владимир Путин, когда был премьер-министром. Потом к этой теме возвращались в 2014 году — на фоне событий, происходивших на юго-востоке Украины. Однако попытки изменить законодательство опять закончились ничем — в этом винят силовиков, которым не улыбалось терпеть под боком вооруженную структуру с непонятными целями и задачами.

В очередной раз тема регулирования деятельности частных военных компаний была поднята 15 января этого года на пресс-конференции главы МИД России Сергея Лаврова. Он заявил, что с учетом опыта Сирии, где, по некоторым данным, Минобороны успешно взаимодействовало с «частниками», необходимо скорректировать законодательную базу для того, чтобы сотрудники ЧВК были тоже в правовом поле и защищены.

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что депутаты фракции повторно внесут в Госдуму свой законопроект о ЧВК, который они уже несколько раз предлагали на рассмотрение. Лидер фракции надеется, что на этот раз депутаты поддержат документ. «Министр иностранных дел Сергей Лавров высказался за законодательное урегулирование деятельности частных военных компаний. Давно пора, говорим мы», — подчеркнул он.

По его словам, принятие соответствующего закона позволит привлекать сотрудников ЧВК к контр-террористическим операциям российских войск за рубежом, защите союзных России государств и для других целей, например к защите нефтяных месторождений, когда использовать регулярную армию нецелесообразно.

До 100 млрд долларов, по данным The Economist, вырос рынок ЧВК за первое десятилетие XXI века.

Законопроектом оговаривается, что иностранцы и россияне с несколькими зарубежными паспортами не могут входить в руководство частной военной компании, а вот служить в ней им не возбраняется. Конечно, за исключением тех, кто был привлечен к ответственности за распространение наркотиков или был уволен из силовых структур за совершение дисциплинарного проступка.

Также российским частным военным организациям будет запрещено участвовать в боевых действиях на стороне одной из противоборствующих сил, свергать законные органы власти или подрывать конституционный порядок принимающей страны.

В случае легализации частных военных компаний в России они должны подчиняться Министерству обороны, их необходимо встроить «в вертикальную военную систему», полагает председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев. Он подчеркнул, что закон о ЧВК, если такой будет разработан и принят, должен содержать в себе нормы, направленные против возможного найма российских профи «неприятелями России».

Глава думского Комитета по обороне Владимир Шаманов пока не готов сказать, как и кому должны быть подчинены ЧВК в России. «Это очень непростая тема, требующая глубокого, всестороннего анализа, четкого определения концептуального подхода к деятельности ЧВК», — отметил он.

Атомные субмарины в лизинг

Дума должна принять активное участие в работе над данным законопроектом, но инициатива в разработке стратегии должна исходить от Минобороны, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Совбеза и МИД, полагает первый зампред Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев («Единая Россия»).

«Я, как представитель комиссии по развитию оборонно-промышленного комплекса, хочу сказать, что мы заинтересованы в том, чтобы закон не просто фиксировал ЧВК в правовом поле, но и позволил создать механизмы, которые бы увеличили поставки нашего вооружения за рубеж, а также могли бы проецировать интересы нашего государства в мире не только дипломатическим путем», — пояснил он.

По мнению парламентария, речь нужно вести не о документе, который регламентирует примитивную деятельность ЧВК. Гораздо более важной задачей является возможность использования сотрудников российских военных компаний для их оперативного включения в контур оборонных ведомств различных государств, которые покупают наше вооружение и военную технику. 

Следует отметить, что в начале января президент США Дональд Трамп дал указание своим дипломатам сосредоточить усилия на продаже американского оружия за рубеж. По мнению Гутенева, легализация российских ЧВК с возможностью их участия в схеме лизинга отечественных систем вооружения будет хорошим асимметричным ответом. Это позволит России расширить как количественно, так и номенклатурно объемы поставляемой за границу военной техники. «Допустим, мы не можем по договору о нераспространении ядерного оружия продать ряду стран подлодку с ядерной энергетической установкой, но почему не отдать ее в лизинг, — приводит пример законодатель. — На ней будет экипаж из российской ЧВК, который тем самым подтверждает, что право собственности на субмарину не перешло иной стране». Это может в какой-то степени расширить лизинговые заказы нашей оборонки, полагает законодатель.

ЧВК могут появиться в ОДКБ

Между тем в национальном законодательстве ряда постсоветских стран также могут появиться нормы, регулирующие деятельность коммерческих военизированных структур. В секретариат Парламентской ассамблеи ОДКБ направлен проект модельного закона «О частной военно-охранной деятельности». Документ разработан специалистами Института проблем безопасности и устойчивого развития, кстати, уже имеющими успешный опыт в подготовке модельных законов. Так, 27 марта 2017 года на заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств были приняты модельные законы «О негосударственной (частной) охранной деятельности» и «О негосударственной (частной) сыскной деятельности», к созданию которых приложили руку сотрудники института.

О необходимости легализации частных военных компаний на постсоветском пространстве говорит прежде всего зарубежный опыт их деятельности. Этот рынок существует уже более 50 лет, и его объем, по различным оценкам, составляет от 100 до 200 миллиардов долларов.

По словам главы Института проблем безопасности и устойчивого развития Виктора Ананьева, проект модельного закона о частных военных компаниях готовился в инициативном порядке с учетом интереса к этой проблеме со стороны федеральных и межгосударственных структур.

Эксперт также напомнил, что эта проблема была предметом обсуждения на межпарламентских слушаниях ОДКБ в Ереване и международной конференции в Минске осенью прошлого года, а 5 ноября 2017 года стала главной темой панельной дискуссии в Военном университете — экспертной площадке Минобороны.

«О необходимости легализации частных военных компаний на постсоветском пространстве говорит прежде всего зарубежный опыт их деятельности, — отмечает Виктор Ананьев. — Этот рынок существует уже более 50 лет, и его объем, по различным оценкам, составляет от 100 до 200 миллиардов долларов».

Согласно документу, «солдаты удачи» из стран бывшего Союза будут отличаться по правовому регулированию от своих западных коллег. Прежде всего тем, что их планируют органично вписать в систему безопасности страны. Действовать подобные структуры могут только в интересах страны происхождения, поэтому заказчиками их услуг вправе выступать государственные органы исполнительной власти, а также зарубежные легитимные правительственные и международные организации на основе двусторонних соглашений.

20 тысяч частных охранников работали в Ираке и Афганистане в 2012 году.

При этом, следует из документа, частная военно-охранная деятельность засчитывается в общий трудовой стаж и стаж для назначения пособий по государственному социальному страхованию в соответствии с законодательством государства происхождения и государства территориальной юрисдикции. Сотрудники ЧВОО «подлежат обязательному страхованию на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья, похищения и требований о выкупе в связи с выполнением (оказанием) ими военно-охранных работ (услуг), в том числе на территории иностранного государства».

Однако без ясного сигнала из Кремля все эти предложения так словами и останутся. И вероятность такого исхода достаточно велика: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже заявил журналистам, что вопрос регулирования частных военных компаний не является прерогативой Кремля.

Что такое частные военные компании

Это коммерческие структуры, которые занимаются выполнением боевых задач в интересах какой-либо страны, когда прямое использование вооруженных сил экономически невыгодно или чревато политическими осложнениями на мировой арене. Как правило, в ЧВК набирают бывших военных, спецназовцев и сотрудников спецслужб.

Сколько дают за работу

По некоторым данным, в Ираке бойцы ЧВК Academi получают от 600 до 1000 долларов в день.

Что надо делать

Задачи самые разные: это охрана различных стратегических объектов и физических лиц, обучение иностранных военизированных подразделений, обслуживание поставленной за рубеж военной техники, помощь населению в зонах бедствий и сбор развединформации.

При этом во всех уставных документах легальных ЧВК прописан строгий запрет на участие в боевых действиях. Оружие можно применять только для самообороны.

Самая известная ЧВК

Американская Academi (бывшая Blackwater) насчитывает почти 20 тысяч сотрудников и 90 процентов заказов получает от правительства. Основное место деятельности — Ирак, Афганистан. Скандальную мировую славу получила в 2007 году, когда на центральной площади Багдада ее бойцы без видимых причин застрелили 17 мирных жителей. После этого компания сменила название.

Самая крупная ЧВК

Британская Group 4 Securicor насчитывает около 500 тысяч сотрудников, что почти втрое больше численности вооруженных сил Великобритании. Компания работает в 125 странах мира.

Самая первая ЧВК

В 1967 году полковник британской армии Дэвид Стерлинг основал первое подразделение отставных «солдат удачи», которое назвал Watchguard International. Компанию привлекали для выполнения разнопрофильных военных задач на Ближнем Востоке и в Африке.

ЧВК подняли на уровень ООН – Мир – Коммерсантъ

Тема российских наемников в Африке вышла из тени. Этот вопрос открыто обсуждался в Нью-Йорке во время сессии Генеральной ассамблеи ООН. Глава МИД РФ Сергей Лавров подтвердил, что власти Мали обратились за помощью в обеспечении безопасности к российской частной военной компании. Об этом со ссылкой на источники уже пару недель пишут западные СМИ. По словам господина Лаврова, тема очень волновала европейских партнеров, с которыми он встречался в Нью-Йорке. Со своей стороны, премьер-министр Мали Шогель Кокалла Маига заявил с трибуны ООН, что Бамако ищет новых партнеров, чтобы заполнить «пустоту», которая неизбежно возникнет после завершения Францией антитеррористической операции «Бархан».

Власти Мали обратились к российской частной военной компании (ЧВК), так как не уверены, что смогут справиться с террористами без внешней поддержки. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе состоявшейся в субботу пресс-конференции в Нью-Йорке. При этом он отметил, что российские официальные структуры не имеют к этой договоренности никакого отношения — просто власти Мали оказались в безвыходной ситуации, когда поддержка со стороны тех, кто обещал им бороться с терроризмом, стала сокращаться.

По словам министра, «деятельность (очевидно, ЧВК.— “Ъ”) осуществляется на законной основе и касается отношений между принимающей стороной — это законное правительство, признанное всеми как легитимная переходная структура,— с одной стороны и теми, кто предлагает услуги по линии иностранных специалистов».

Глава МИДа весьма изящно обошел скользкую тему наемничества, которое подпадает под статью Уголовного кодекса РФ. Деятельность ЧВК в России не регламентирована, при этом государство, очевидно, использует, частные структуры в своих интересах. Напомним, что о российских наемниках (в первую очередь «ЧВК Вагнера»), которые воюют в Сирии, Ливии, ЦАР, западные СМИ пишут уже много лет. Официально Москва эту информацию никогда не подтверждала, но табу с темы на высоком уровне было снято лично президентом РФ Владимиром Путиным. В январе прошлого года в ходе пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель на просьбу журналиста подтвердить присутствие наемников «ЧВК Вагнера» в Ливии он ответил: «Если там и есть российские граждане, они не представляют интересов российского государства и денег от российского государства не получают». Еще проще все оказалось в ЦАР. Там в отличие от Ливии российские инструкторы находятся по приглашению властей страны. «В ответ на просьбу центральноафриканского руководства и с ведома комитета СБ ООН 2127 в 2018 году в страну были командированы 5 военных и 170 российских гражданских инструкторов для подготовки военнослужащих ЦАР. В дальнейшем число военных специалистов увеличилось до 235 человек»,— говорилось в сообщении МИД РФ в апреле. Кто эти инструкторы и к каким структурам они относятся, никогда не комментировалось. В Мали также речь идет об официальных договоренностях с властями страны, а значит, с точки зрения Москвы, все законно.

«Правовой парадокс в том, что негосударственные военизированные организации уже осуществляют свою деятельность, но при этом в настоящее время в России отсутствует ее специальное регулирование, это такая своеобразная серая зона»,— отметил в беседе с “Ъ” старший партнер КА Pen & Paper Константин Добрынин. По его словам, «еще в 2007 году была принята резолюция Генассамблеи ООН, призывающая государства, импортирующие услуги частных компаний по оказанию военной помощи, создать национальные механизмы, регулирующие регистрацию и лицензирование этих компаний, для обеспечения того, чтобы соответствующие услуги не препятствовали соблюдению прав человека и не нарушали прав человека в стране-получателе». Говоря о конкретной ситуации в связи с соглашением правительства Мали, господин Добрынин отметил: «Уверен — то, что, по сути, в данном контексте является ЧВК с точки зрения правовой формы, никакой ЧВК являться не будет, поэтому и юридических последствий не будет. Но в целом вопрос о правовом урегулировании статуса ЧВК объективно назрел».

Страны против «Вагнера»

Информация о возможной договоренности властей Мали с российской ЧВК появилась в западных СМИ в середине сентября. В частности, о подготовке к завершению сделки сообщило агентство Reuters со ссылкой на несколько источников. По информации агентства, Мали готово платить «ЧВК Вагнера» около $10,8 млн ежемесячно за обучение местных военных и защиту высокопоставленных чиновников. По неподтвержденной информации, речь может идти по меньшей мере о тысяче наемников. «Париж начал дипломатическую кампанию, чтобы помешать военной хунте в Мали принять соглашение, которое позволит российским частным военным подрядчикам, «группе Вагнера», работать в бывшей французской колонии»,— говорилось в сообщении Reuters. «Дипломатическое наступление» подразумевало как консультации с европейскими партнерами и США, чтобы они оказали давление на Бамако, так и отправку эмиссаров в Россию и Мали. В том числе агентство упомянуло встречу в Москве специального представителя президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замминистра иностранных дел Михаила Богданова с директором департамента Африки и стран Индийского океана МИД Франции Кристофом Биго, состоявшуюся 8 сентября в рамках второго заседания российско-французской рабочей группы по Африке.

В МИД РФ об этой встрече упомянули традиционно скупо, но очевидно, что французские дипломаты не добились своей цели. Тема выплеснулась в СМИ, и ее стали активно комментировать в европейских столицах, а также структурах Евросоюза. Поднимался вопрос о ЧВК и в рамках сессии Генассамблеи в ходе встреч Сергея Лаврова с французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом и верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Жозепом Боррелем. Об этом рассказал российский министр.

По его словам, ЕС попросил Москву «вообще не работать в Африке, потому что «это их место»».

«Лучше было бы синхронизировать действия ЕС и Российской Федерации в том, что касается борьбы с терроризмом не только в Мали, но и в целом в Сахаро-Сахельском регионе. А говорить, что «они здесь первые, поэтому мы должны уйти», во-первых, оскорбительно для правительства в Бамако, пригласившего внешних партнеров, во-вторых, так вообще нельзя ни с кем разговаривать»,— подчеркнул российский министр, дав понять, что Москва не против обсуждения вопроса о сотрудничестве. Но очевидно, что европейские партнеры к этому не готовы.

В Нью-Йорке господин Боррель несколько раз публично заявил, что возможное присутствие в Мали «ЧВК Вагнера» приведет к «немедленным последствиям для отношений между ЕС и переходным правительством этой страны». В середине сентября с аналогичными предостережениями в адрес Бамако выступили министры обороны 13 стран ЕС. «Мы хотим дать четкий сигнал: мы не готовы допустить, чтобы «группа Вагнера» входила на малийский театр военных действий»,— сказал министр обороны Швеции Петер Хультквист. Отдельную обеспокоенность высказали главы военных ведомств Великобритании, Германии, а также Эстонии. А побывавшая лично в Мали министр обороны Франции Флоранс Парли подчеркнула: «Мы хотим возвращения малийского государства, а не прихода российских наемников».

Неспокойная страна

В 2012 году практически вся северная часть Мали оказалась сначала под контролем туарегского «Национального движения за освобождения Азавада», а потом исламистских группировок, которые стали активно продвигаться в сторону столицы страны Бамако. На помощь малийской армии пришла Франция. В 2015 году правительство Мали подписало соглашение о мире с лидерами туарегских движений, однако исламистские группировки, связанные с «Исламским государством» и «Аль-Каидой» (запрещены в РФ), продолжали проводить свою политику. Ситуацию усугубляет межобщинное насилие, которым умело пользуются джихадисты. С августа 2020 года Мали пережила два военных переворота. В ходе первого от власти был отстранен президент страны Ибрагим Бубакар Кейта. Группа военных назначила временным президентом Мали Ба Ндао, была достигнута договоренность о проведении парламентских и президентских выборов в феврале 2022 года. Однако в мае военные вновь сменили президента. Постановлением Конституционного суда страну возглавил вице-президент Ассими Гоита, который был организатором первого переворота. Новые власти пообещали не отказываться от выборов, хотя теперь не исключают их переноса на более поздний срок. Международное сообщество развитие событий в Мали смущает. Опасения, в частности, в середине сентября высказало Экономическое сообщество стран Западной Африки. В своем заявлении страны, входящие в эту структуру, посетовали на медленную подготовку к выборам и аресты оппозиционеров в Мали. Не понравились им и планы Бамако по сотрудничеству с ЧВК. О пересмотре сотрудничества с властями в Мали задумались и на Западе.

На протяжении последних девяти лет СБ ООН санкционировал проведение в Мали нескольких военных миссий. В частности, в 2012 было дано добро на ввод в эту страну 3,3 тыс. военнослужащих миссии африканских стран (AFISMA), а в 2013 году была учреждена Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Мали (MINUSMA), цель которой — защита гражданского населения и оказание гуманитарной помощи. В 2013 году в Мали отправил свою миссию Евросоюз (EUTM Mali), взяв на себя задачу по обучению подразделений малийской армии. Отдельно военную помощь Мали оказывала Франция. В 2013–2014 годах французские военные в рамках операции «Серваль» вели борьбу с исламистскими группировками в Мали. Затем из-за переноса деятельности террористических группировок на соседние страны операция была расширена до всего региона Сахеля, куда помимо Мали входят также Буркина-Фасо, Мавритания, Нигер и Чад, и получила название «Бархан». В операции задействовано более 5 тыс. военнослужащих. Кроме того, возглавляемая Францией оперативная группа «Такуба» помогает и консультирует ВС Мали.

В июле президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что Париж изменит модель военного присутствия в регионе Сахеля, а операция «Бархан» в ее нынешнем виде будет завершена.

Речь идет об уходе французов с военных баз на севере Мали до конца первого квартала 2022 года, а также сокращении французского военного контингента до 2,5–3 тыс. человек при одновременном расширении международного партнерства по борьбе с терроризмом. «Приоритет будет отдаваться борьбе с террористами с использованием сил специального назначения»,— заявил президент Макрон. С 2013 года Франция потеряла в Мали 52 военнослужащих. Последний из них погиб на прошлой неделе в ходе наземной операции. При этом есть и удачи. В частности, в середине сентября французы ликвидировали главаря террористической группировки «Исламское государство в Большой Сахаре» (филиал ИГ, запрещенного в РФ) Аднана Абу Валида ас-Сахрауи. Летом также было несколько успешных операций.

Власти в Мали были шокированы решением Парижа и решили искать новых партнеров. Об этом, в частности, заявил накануне с трибуны Генассамблеи ООН премьер-министр страны Шогель Кокалла Маига. «Новая ситуация, возникшая в результате завершения операции «Бархан», ставит Мали перед свершившимся фактом: нас в определенной степени бросили в беде. Это заставляет нас исследовать пути и средства для лучшего обеспечения нашей безопасности самостоятельно или с другими партнерами, чтобы заполнить пустоту»,— сказал он. О каких партнерах идет речь, он не сказал. Не ответил на вопрос о «ЧВК Вагнера» и глава МИД Мали Абдулай Диоп, который также находился в Нью-Йорке и встречался с Сергеем Лавровым. Однако мало кто сомневается, что под «другим партнером» премьер Мали имел в виду именно российскую ЧВК. В ходе своего выступления он также призвал ООН усилить и ужесточить работу своей миссии в Мали.

По мнению африканиста Алексея Целунова, французские операции «Серваль» и ее продолжение «Бархан» оказались достаточно эффективными, чтобы остановить продвижение повстанцев к Бамако, уничтожить джихадистское протогосударство на севере Мали. Однако, по его словам, действующие группировки, связанные с «Аль-Каидой» и «Исламским государством», слишком подвижны. «Они не стремятся к установлению территориального контроля, делая ставку на теневое влияние. Они предпочитают сочетание террора и оказания посреднических услуг местному населению. В итоге курс на точечную ликвидацию лидеров джихадистского подполья — арабов и берберов, в том числе алжирского и мавританского происхождения, приводит к дальнейшему дроблению группировок, замещению вакантных постов местными кадрами, более гибкими и потому более опасными для малийского государства. С этой точки зрения французская операция не может оцениваться как успешная»,— отметил эксперт.

Алексей Целунов считает, что заинтересованность в «Вагнере» лишь часть сложного поиска выхода из тупика руководством страны.

«Помимо достаточно распространенных в крупных городах юга страны симпатий к РФ, это можно расценивать как заинтересованность в структуре, не скованной бюрократическими процедурами конвенциональных ВС и в то же время не ограниченной политикой и протоколами традиционных ЧВК, в основном задействованных в охранно-логистических мероприятиях, разминировании и т.  д., в реалиях Мали — совершенно недостаточных. В то же время следует отметить, что возможности любой ЧВК на огромной территории ограничены просто технически»,— подчеркнул он. Эксперт также не исключил, что, столкнувшись с критикой и давлением со стороны регионального сообщества, требующего скорейшей организации выборов, Ассими Гоита может разыгрывать карту «Вагнера», чтобы обеспечить себе рычаги давления на соседей и, возможно, попытаться остаться у власти за пределами отведенной военным властям крайней даты.

Марианна Беленькая

СМИ: основатель Blackwater Эрик Принс в 2020 году намеревался создать ЧВК на Украине — Международная панорама

НЬЮ-ЙОРК, 8 июля. /ТАСС/. Основатель американской частной военной компании (ЧВК) Blackwater Эрик Принс в 2020 году планировал создать ЧВК на Украине. Об этом сообщил в среду на своем сайте американский журнал Time со ссылкой на интервью и документы, попавшие в его распоряжение.

Журнал подчеркивает, что, согласно плану, датированному июнем 2020 года, Принс намеревался призвать на службу в новую ЧВК украинских военных, задействованных ранее в боевых действиях на востоке страны. При этом он рассчитывал «построить на Украине новый завод по производству боеприпасов», а также объединить местные авиационные и аэрокосмические предприятия в «консорциум, который мог бы конкурировать с [компаниями] наподобие Boeing и Airbus».

Как подчеркивает Time, в случае, если бы Принсу удалось получить одобрение украинских властей и реализовать свои намерения, создание ЧВК и соответствующей инфраструктуры на Украине принесло бы прибыль в размере около $10 млрд. Указанные планы Принс обсуждал, в частности, с бывшим советником президента Украины Владимира Зеленского Игорем Новиковым. Последний подтвердил изданию факт таких встреч.

По данным издания, Принс, планируя «одну из наиболее амбициозных» сделок в своей карьере, опирался на близость к американской администрации, которую возглавлял тогда экс-президент США Дональд Трамп. Проигрыш последнего на президентских выборах в ноябре 2020 года привел тому, что планы Принса не были реализованы.

Кроме того, подчеркивает Time, опасения у украинской стороны вызывало то, что основатель Blackwater в ведении дел на Украине опирался на связи с бывшим народным депутатом Андреем Артеменко и внефракционным депутатом Рады Андреем Деркачом. Они оба сейчас являются фигурантами расследования, проводимого федеральной прокуратурой в штате Нью-Йорк, которое призвано выяснить, пытались ли бывшие и действующие официальные лица Украины оказать влияние на состоявшиеся в США в 2020 году выборы.

Стало известно о планах создать на Украине частную армию из ветеранов Донбасса: Украина: Бывший СССР: Lenta.ru

Основатель частной военной компании (ЧВК) Blackwater Эрик Принс предлагал Украине ряд значительных сделок в оборонной сфере. Об этом пишет Time со ссылкой на четыре источника с обеих сторон переговоров.

В феврале 2020 года он вел переговоры о создании новой ЧВК, которая должна была формироваться из ветеранов вооруженного конфликта в Донбассе. Другая сделка касалась создания в стране фабрики по производству боеприпасов. Также его интересовало объединение ключевых авиационных и аэрокосмических предприятий Украины в консорциум, «способный конкурировать с Boeing и Airbus».

Как минимум одно из предложений Принса Украине соответствовало геополитическим интересам США. Еще в 2019 году стало известно, что Принс сражается с китайской фирмой за покупку украинского завода «Мотор Сич», производящего авиационные двигатели. Тогда в Вашингтоне озаботились быстрым ростом китайской армии и попросили Киев не заключать сделку с Пекином.

По информации издания, Принс воспринимался как лицо, близкое к тогдашнему президенту США Дональду Трампу. Его планы не осуществились лишь потому, что Трамп не был переизбран на второй срок. Нынешняя администрация Джо Байдена не столь же лояльна к бывшему спецназовцу и наемнику, резюмирует Time.

С 2016 года активы «Мотор Сич» начали приобретать китайские инвесторы. Последнюю сделку, в ходе которой новые владельцы должны были получить полный контроль над заводом, заблокировал Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины. В марте этого года президент страны Владимир Зеленский подписал указ о национализации предприятия. Китайская сторона в ответ пригрозила многочисленными судами, а также заявила о печальных последствиях для инвестиционного климата в республике.

В апреле стало известно, что власти Украины планируют строительство нескольких патронных заводов. Советник делегации Киева в Трехсторонней контактной группе по Донбассу Алексей Арестович уточнил, что будут построены по меньшей мере два предприятия. «Потому что одним мы не обойдемся. Один — это очень уязвимо, надо дублировать», — сказал он, уточнив, что строительство займет два-три года. Ранее на Украине работал Луганский патронный завод, производивший боеприпасы для ВСУ. С 2014 года единственное предприятие подобного профиля в стране находится на неподконтрольной украинской стороне территории Донбасса.

Пушилин заявил, что поступает информация о присутствии ЧВК в Донбассе

https://ria.ru/20220122/donbass-1769089347.html

Пушилин заявил, что поступает информация о присутствии ЧВК в Донбассе

Пушилин заявил, что поступает информация о присутствии ЧВК в Донбассе — РИА Новости, 22.01.2022

Пушилин заявил, что поступает информация о присутствии ЧВК в Донбассе

В самопровозглашенную Донецкую народную республику (ДНР) поступает информация о присутствии иностранных частных военных компаний (ЧВК) у линии соприкосновения,. .. РИА Новости, 22.01.2022

2022-01-22T21:40

2022-01-22T21:40

2022-01-22T22:49

в мире

украина

денис пушилин

донецкая народная республика

ситуация в днр и лнр

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155284/79/1552847988_0:117:2896:1746_1920x0_80_0_0_8f550e191e2e9b4151ad126f0337986c.jpg

МОСКВА, 22 янв — РИА Новости. В самопровозглашенную Донецкую народную республику (ДНР) поступает информация о присутствии иностранных частных военных компаний (ЧВК) у линии соприкосновения, однако стопроцентного подтверждения этих сведений пока нет, сообщил глава ДНР Денис Пушилин.»Официальной информации нет, но скажем тоже: присутствуют. То есть разведка об этом заявляет, но пока очень острожно. Скажем так, стопроцентного подтверждения такой информации, то и есть и количественного, у меня нет», — сказал он в эфире программы «СоловьевLive», отвечая на вопрос о присутствии иностранных ЧВК в регионе. Конфликт на востоке Украины длится больше семи с половиной лет, за это время его жертвами, по данным ООН, стали свыше 13 тысяч человек. Деэскалацию обсуждают на встрече контактной группы, за основу взяты Минские соглашения, которые подразумевают прекращение огня и отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения.При этом сейчас Украина сосредоточила в Донбассе половину личного состава армии и обстреливает ополченцев, в том числе с применением запрещенной техники.Напряженность в регионе нагнетают Соединенные Штаты и другие страны НАТО. Как ранее отмечал глава МИД Сергей Лавров, альянс наращивает поставки вооружений на Украину, где возросло число западных инструкторов. По мнению дипломата, это может спровоцировать украинские власти «на военные авантюры», что создает прямую угрозу безопасности России. В Москве полагают, что Запад пытается создать группировку войск у российских границ.

https://ria.ru/20220122/ukraina-1769088009.html

украина

донецкая народная республика

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155284/79/1552847988_110:0:2839:2047_1920x0_80_0_0_fe8eac5a36afb11806662d0a1d25fc4d.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

в мире, украина, денис пушилин, донецкая народная республика, ситуация в днр и лнр

21:40 22.01.2022 (обновлено: 22:49 22.01.2022)

Пушилин заявил, что поступает информация о присутствии ЧВК в Донбассе

Частные военные компании: разрешать ли их в России

Предыстория вопроса

«Предками» ЧВК условно можно считать «солдат удачи», которые начали действовать уже в 50-х годах. Это были организованные группы наемников, которые за хорошие деньги уезжали в горячие точки и выполняли приказы тех, кто дал им больше денег. Как правило, это были бывшие военные или просто интересующиеся военным делом люди. После выполнения миссии такие отряды обычно расформировывались. Первая ЧВК появилась в Британии в 60-х годах. Ее создатель, полковник британской армии, проанализировав действия наемников, решил, что их деятельность можно, грубо говоря, поставить на конвейер. Занимались они в основном охраной и обеспечением безопасности объектов нефтяных компаний в нестабильных регионах. До 90-х годов такие организации работали в «серой» зоне. Правительства западных стран использовали их для реализации своих целей там, где применение регулярных войск было невозможно.

Постепенно из тени ЧВК начали выходить после окончания «холодной войны». Неоднократно их деятельность пытались загнать в какие-то юридические рамки. После скандала с небезызвестной Blackwater в Ираке (убийства мирных жителей и пр.) вопрос об ответственности ЧВК встал совсем остро.

17 сентября 2008 года был принят «документ Монтрё» — некий свод скорее рекомендаций, чем жестких правил. Он определил, что ответственность за деятельность ЧВК должны нести и «страна происхождения» компании, и страна, с которой ЧВК заключали контракт. Согласно данному документу: «ЧВК — это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».

В России же деятельность ЧВК попадает под действие двух статей УК: «Наемничество» и «Организация незаконного вооруженного формирования». Плюс покупка боевого оружия у нас вне закона. Однако, принимая во внимание общемировую тенденцию передачи некоторых функций государства в частные руки, вопрос о возможности легализации деятельности частных военных компаний все чаще поднимают в нашей стране.

Об актуальности вопроса говорят многократные попытки протолкнуть в России закон, который регулировал бы действия ЧВК. Сейчас же статус их весьма размыт — и официально они существовать не могут, ведь законом это не разрешено, однако де-факто структуры, очень похожие по своим функциям на ЧВК, уже есть, только действуют в «серой» зоне.

«Если явление имеет место, то и контролироваться оно должно»

Мы задались главным вопросом: нужны ли России частные военные компании и кто должен регулировать и контролировать их деятельность? За ответами на этот вопрос мы обратились к Владимиру Неелову, эксперту Центра стратегической конъюнктуры.

— Вы говорили о нескольких законопроектах о деятельности ЧВК. Почему же ни один не был принят?

— Думаю, что начать нужно с небольшого исторического экскурса. Этот вопрос обсуждается в России уже на протяжении 6 лет. Первая попытка принять похожий закон была предпринята еще в 2012 году. Будучи премьер-министром, в послании Совету Федерации Владимир Путин сказал, что подобный законопроект своевременен. Поэтому в 2012 году его вынесли на обсуждение. Публично законопроект поддержал и Дмитрий Рогозин. После нескольких месяцев блуждания по коридорам Госдумы законопроект завернули, указав на то, что он «противоречит Конституции». Следующая попытка «пропихнуть» похожий законопроект была предпринята в 2014 году, после событий на Украине. В ноябре 2014 года законопроект не прошел дальше стадии предварительного рассмотрения Советом Государственной думы: он был также отклонен все по той же причине — противоречие Конституции. В 2015–2016 годах были предприняты две попытки, которые тоже успехом не увенчались. Я думаю, что дело здесь в позиции основных силовых структур, да и события на Украине подлили масла в огонь. Во-первых, встанет вопрос об обороте оружия. Впрочем, существует мировой опыт, как данная проблема может решаться. Например, сотрудники британских ЧВК вообще не имеют права ходить вооруженными на территории Великобритании. Как это будет регулироваться у нас — вопрос. Плюс, как было сказано выше, Украина продемонстрировала всем, что, обладая деньгами, человек может создать собственную армию, которая при должном уровне подготовки сможет противостоять правительственным силам.

— Действительно ли в России назрела необходимость в юридическом регулировании деятельности ЧВК?

— Я сторонник принципа, что если явление уже имеет место, то и контролироваться оно должно. В России в некой «пограничной» зоне работают, скажем, «РСБ-Групп», «Моран секьюрити групп» и некоторые другие подобные компании. То есть в России точно есть смысл в регулировании деятельности ЧВК. Тут еще должен ставиться вопрос целеполагания: если что-то в государстве создается, то нужно понимать зачем. В США, например, такие компании занимаются широким спектром видов деятельности. Это и охрана судов, объектов энергокомплекса, дипломатических и других миссий, логистика, обучение. В общем, ЧВК могут использоваться там, куда нет смысла оттягивать основные силы. Зачем, скажем, оставлять в тылу группу для охраны нефтяной инфраструктуры и тем самым ослаблять основную группировку?

В том виде, в котором частные военные компании существуют в западных странах, это довольно эффективное средство решения конкретных задач, спектр которых значительно шире, чем принято представлять широкой общественности. Но и проблем, как показывает западный опыт, возникает большое количество. Нельзя забывать, что владельцы частных военных компаний, как в любом бизнесе, ставят своей главной целью извлечение прибыли, что в известном смысле противопоказано в таком деле, как военная безопасность.

В России большое количество военных специалистов, которые по разным причинам ушли из силовых структур. И многие хотели бы продолжать заниматься военным делом. И ЧВК для таких людей — прекрасная альтернатива. В Британии, например, нередко такие компании заключают договоры с большими нефтяными компаниями на охрану объектов в горячих точках. Мы могли бы действовать по тому же принципу — это не оттянет регулярные части и деньги останутся в стране. Более того, крупные отечественные корпорации, работающие в нестабильных регионах мира, могли бы на законной основе нанимать для обеспечения безопасности российские ЧВК. Их услуги, в свою очередь, пользовались бы неплохим спросом у многих государств и зарубежного бизнеса, то есть приносили бы некоторый доход в российскую казну (при условии, что они не будут выведены в офшоры).

Но в кадровом вопросе есть и обратная сторона — может произойти отток кадров из силовых структур. Ведь на примере западных ЧВК платят в частных компаниях больше. Помимо финансового есть и другие мотивы. Например, в частных военных компаниях нет столь жесткой иерархической структуры, как в вооруженных силах, где зачастую профессионалам, которые хотят реализовать свой потенциал, это сделать сложнее, чем в частной организации.

— Каким образом должно государство контролировать деятельность ЧВК?

— Деятельность ЧВК, естественно, должна контролироваться. Во-первых, для этого есть механизм лицензирования. Любая ЧВК, перед тем как выйти на рынок, должна пройти эту процедуру. Плюс любая деятельность, которая связана с оборотом оружия, должна находиться под контролем государства.

— Какие функции могут выполнять ЧВК в зоне боевых действий?

— Охрана объектов, высокопоставленных лиц, сопровождение конвоев, консалтинг, притом в самом широком смысле — от оперативно-тактического до стратегического. Есть примеры, когда ЧВК помогают государству, в котором работают, в разработке военной доктрины. На Украине, скажем, привлекались сотрудники ЧВК для проведения полицейской реформы. Кроме того, в число функций могут входить и тыловое обеспечение, и логистика, и обучение. Под обучением тоже нужно понимать очень широкий спектр — здесь обучение личного состава и основам тактики, и обращению с новыми видами вооружений. Нередко сотрудники ЧВК привлекаются и как военные переводчики. Для сбора разведданных могут привлекать частных специалистов. В целом спектр широкий.

— Какие виды вооружений, на ваш взгляд, могут использовать ЧВК?

— Ну прежде всего легкое стрелковое оружие, легкую бронетехнику, бронированные машины. Вертолеты и транспортную авиацию. А вот использование тяжелой бронетехники — прерогатива армии.

— Кто должен нести ответственность за деятельность ЧВК? Сама компания, государство или наниматель?

— Опять же легче объяснить на примере. Была в 2012 году довольно показательная история с нашей «Моран секьюрити групп». Они заключили контракт в Нигерии. А эта страна находится в зоне интересов Британии, и делиться своим «куском пирога» подданные королевы не хотели. Поэтому судно, на котором сотрудники компании направлялись на задание, было задержано за контрабанду оружия. Полтора года наши граждане не могли вернуться домой. И вот в подобных случаях нужно действовать исходя из соображения, что это наши граждане. Идеальная модель поведения в таких ситуациях у США — они сначала вывозят своих граждан на свою территорию, а потом уже разбираются с ними (либо не разбираются, как это часто случалось в Ираке). Есть еще один вариант ситуации — если ЧВК нанимает какая-либо корпорация. Тогда получается, что ответственность должна нести компания-наниматель.

Наши граждане Роман Заболотный и Георгий Цурканов сейчас находятся в плену у «ИГ» (запрещена на территории РФ). Что с ними, не известно — ровно так же, как и путь их попадания в Сирию. Возможно, если бы в России узаконили ЧВК, то судьба искателей приключений сложилась бы по-другому.

«У нас есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд»

На Западе ЧВК — это уже давно привычные организации. Посмотреть на то, как они устроены, какие задачи выполняют и как живут, вполне реально. Бывший сотрудник западной ЧВК, просивший не называть фамилии, рассказал «МК» о своей службе.

— Чья это была компания?

— Это британская компания.

— Это была компания широкого профиля или специализировалась на чем-то конкретном?

— Мы занимались только охраной судов. Компания на этом специализировалась.

— По сравнению с официальными структурами в ЧВК платили больше?

— Я не могу судить о всех, но когда я пришел туда в 2010 году, зарплата у нас была довольно большая — 10 000 долларов в месяц. Ну и тогда, если вспомнить ситуацию с пиратством, наш вид услуг был востребован. Пираты были плохо вооружены, и всего нескольких человек на судне было достаточно для его охраны. В то время в основном сотрудниками компании были граждане стран Западной Европы. Много было британцев, французов.

Однако через какое-то время и оружие у пиратов стало более современное, и они получили возможность выходить в море. Но к этому моменту появилось достаточно компаний на рынке, которые конкурировали за заказы. Поэтому постепенно зарплата начала падать. Сначала ее урезали в 2 раза — и из компании начали уходить наиболее квалифицированные кадры, зато от желающих из стран Восточной Европы, с Балкан, Украины не было отбоя. Воевали они так себе, зато были нетребовательны. Потом денег стало еще в два раза меньше, и вот тогда я ушел.

— Нужно ли в России регулировать деятельность ЧВК?

— Я считаю, что если явление имеет место, то и юридическую базу надо под него подогнать. В России, насколько я понимаю, все, что явно не запрещено, то разрешено. Поэтому появляются некие охранные компании, которые по сути своей являются и ЧВК, по крайней мере спектр услуг их примерно схож. Но действуют они в так называемой серой зоне. Если грамотно разработать законопроект, четко прописать функции ЧВК, их обязанности и права, то проблем с этим не будет. Плюс это вливание в экономику государства — налоги-то они платить будут.

— Ты в курсе ситуации с «Моран групп» в 2012 году? На твой взгляд, в подобного рода конфликтах сотрудники ЧВК — это прежде всего граждане страны или наемники?

— Очень странно, что освобождение людей заняло так много времени. Понятно, что такие ситуации вполне реальны, но для этого заключаются официальные контракты. Был ли этот документ на руках у задержанных, неизвестно. Однако он вполне мог быть доказательством того, что люди не просто так с оружием пришли сюда убивать мирных граждан, а что они выполняют определенную миссию по просьбе правительства страны или крупной компании. Но если инцидент уже произошел, то государство, чьи граждане оказались в такой ситуации, должно, на мой взгляд, приложить все усилия, чтобы они как можно скорее вернулись домой. А уже потом разбираться с ними по внутренним законам. Более скользкая ситуация с Ираком и Academy (так сейчас называется та самая Blackwater). Там имело место нарушение международного законодательства, гуманитарного права, были убиты гражданские, которые не представляли опасности для сотрудников ЧВК. В данном случае это конфликт уже, по сути, межгосударственный и разбираться в нем должен Международный трибунал.

— Есть ли у нас шанс догнать в плане развития ЧВК Запад?

— Я думаю, что у нас все шансы. У нас прекрасные военные специалисты, много тех, кто имеет реальный боевой опыт, но по каким-то причинам не может служить в Вооруженных силах или уволен в запас — почему не дать возможность людям как-то передать свой опыт. Фигурально выражаясь, есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд.

Читайте материал: «Откровения бойца частной военной компании в Сирии: «С оружием беда»

Хотите верьте, хотите нет, но Россия не любит полагаться на военных подрядчиков | Война скучна | Война скучна

ПЬЕР СОТРЕЙ

28 января в Думе началось обсуждение возможности легализации частных военных компаний в России. Закон, сторонником которого считает влиятельного вице-премьера Дмитрия Рогозина, преследует одну главную цель — обеспечить, чтобы иракские нефтяные месторождения, на которых работают российские компании «Роснефть» и «Газпром», больше не находились под защитой британских или американских охранных компаний.

Еще в апреле 2012 года президент России Владимир Путин указал на необходимость принятия в России законодательства, благоприятного для подрядчиков. Путин похвалил частные военные компании как «инструменты продвижения национальных интересов без прямого участия правительства».

Левоцентристская партия «Справедливая Россия» предложила законопроект о ЧВК в ноябре 2014 года, но думский комитет по обороне отклонил его. Члены парламента вернулись с пересмотренным текстом в декабре 2014 года, который комитет снова отклонил, посчитав его «невнятным», «бесполезным» и «неуместным».Служба безопасности ФСБ и Министерство обороны выразили обеспокоенность тем, что однажды увидели, как «десятки тысяч неуправляемых «Рэмбо» обращают свое оружие против правительства».

Казалось, российские власти не забыли хаотичные 1990-е, время, когда бесчисленное количество офицеров бесплатно продавало свои услуги тому, кто больше заплатит.

Есть и более серьезные проблемы. Большинство россиян скептически относятся к военному аутсорсингу. Всего через несколько месяцев после речи Путина в пользу ЧВК президент России уволил министра обороны Анатолия Сердюкова за причастность к скандалу с аутсорсингом. Преемник Сердюкова Сергей Шойгу отменил решения своих предшественников, вернув военным некоторые функции, которые Сердюков передал частным компаниям.

Тем не менее, несмотря на правовой вакуум, в России существует множество ЧВК do . Хотя российский Уголовный кодекс запрещает наемническую деятельность, формулировки закона настолько расплывчаты, что некоторым частным охранным фирмам удалось выжить.

Группа РСБ, пожалуй, самая важная российская ЧВК, предлагает широкий спектр услуг, от охраны нефтегазовых объектов и аэропортов до сопровождения конвоев в зонах конфликтов или грузовых судов в охваченных пиратством водах.

Помимо этого, RSB также предоставляет услуги по разминированию, военной подготовке, разведке и анализу. Moran Security Group, еще одна первоклассная российская ЧВК, предлагает команды для спасения заложников и вывоза грузов.

Все фото — подрядчики RSB Group. Фотографии с веб-сайта RSB Group

Ирак, виртуальная площадка для западных ЧВК, также является местом назначения для российских охранных фирм. В 2005 году компания, называющая себя Tigr Top Rent, начала предлагать миссии по охране. После расформирования «Тигра» в 2006 году многие из его бывших сотрудников создали свои собственные фирмы.Это позволило им экспортировать свои таланты в Афганистан и Сирию, а также в Африку, где они успешно защищали грузы вдоль побережья Сомали и Гвинеи.

Совсем недавно выяснилось, что фирма «Редут-Антитеррор» проводит консультационные миссии в Иракском Курдистане. А другие фирмы, не имеющие четкой юридической принадлежности, заработали себе репутацию сомнительных сделок с российской армией.

На востоке Украины в 2015 году несколько местных сепаратистских полевых командиров погибли в результате очевидных убийств.Эти смерти обеспечили непререкаемый авторитет Игоря Плотницкого, силовика Кремля в регионе. В интервью автору многочисленные сепаратисты указывают на одного виновника — ЧВК (по-русски «частная военная компания») «Вагнер», банду российских контрактников, которые якобы также принимали участие в битве под Дебальцево в феврале 2015 года.

ЧВК Эпопея Вагнера не заканчивается на Донбассе. 18 декабря 2015 г. The Wall Street Journal сообщил, что на западе Сирии погибли по меньшей мере девять контрактников, предположительно входящих в эту вооруженную группировку.Российские власти не подтвердили этот инцидент. Тем не менее, эти смерти могут быть еще одним свидетельством того, как Россия использует подрядчиков, чтобы избежать возмущения СМИ и дипломатов, которое потенциально может вызвать гибель российских солдат за границей.

И это не первый раз, когда российские контрактники упоминаются в связи с Сирией. Осенью 2013 года Славянский корпус в составе 267 человек отправился в Сирию, чтобы помочь защитить нефтяную базу в районе Хомса.Сообщается, что подрядчики полагали, что будут работать на сирийское правительство в качестве стационарной службы безопасности. Однако, оказавшись на земле, их настоящие работодатели — как сообщается, частные лица — сказали им, что они должны отбить установку у захвативших ее исламистов.

Плохо экипированные и дезинформированные контрактники решили вернуться в Россию.

По возвращении ФСБ отрицала, что когда-либо слышала об их деле. И впервые агентство задержало граждан России по обвинению в наемничестве.В ходе судебного разбирательства выяснилось, как менеджеры ЧВК Moran Security организовали вербовку Славянского корпуса.

Теперь кажется, что ЧВК Вагнер опирается на несчастье Славянского корпуса. Действительно, многие члены этой загадочной организации, а также ее лидер — бывший майор спецназа и экс-сотрудник Moran Security — были и участниками злополучной экспедиции 2013 года в Сирии. По словам журналиста Дениса Короткова, автора многочисленных статей о ЧКВ «Вагнер», эти контрактники действуют в Сирии и имеют «тесные связи с российской армией.

«ЧВК Вагнера — это не ЧВК, а военизированная организация без официального статуса», — настаивает Коротков. «Очевидно, что эта оперативная группа не могла бы существовать без серьезной поддержки со стороны высокопоставленных государственных чиновников».

Олег Криницын, глава российской ЧВК RSB Group, говорит, что согласен с этой оценкой.

По словам Короткова, ни Moran Security, ни RSB Group не действуют на востоке Украины — и это по юридическим причинам и для сохранения своих контрактов за границей.Кроме того, похоже, что российская армия в Сирии не использует эти две ЧВК. Наверняка в этих компаниях работают толпы бывших сотрудников ФСБ, и нетрудно представить, что они предлагают разрозненные услуги российскому государству, находясь на дежурстве за границей, особенно в Африке.

Однако, несмотря на все опасения, считать российские ЧВК важным инструментом гибридных прокси-войн Москвы кажется преувеличением. Может ли создание правовой базы для развития ЧВК изменить это? Может быть.Но возникает вопрос, действительно ли Москва серьезно относится к этому закону.

Соперничество внутри истеблишмента кажется одним из главных препятствий закона. Криницын из группы РСБ говорит, что Минобороны и ФСБ не могут договориться о том, какой государственный орган должен нести ответственность за ЧВК, если бы они были законными. Это жизненно важный вопрос для этих двух государственных органов, поскольку они постоянно соперничают за влияние.

Но что, если в интересах Москвы сохранить туманную юридическую пелену над ситуацией? По словам Филиппа Шапло, французского журналиста и автора многочисленных работ о ЧВК, нынешняя ситуация благоприятна для небольших операций, подобных ЧВК Вагнера.«Небольшие структуры более склонны к мелкомасштабным незаконным боевым действиям, поскольку им нечего терять», — говорит он. «Юридическая структура с широкой клиентской базой рискует намного больше».

Показательный пример — Moran Security отчаянно нуждалась в доходах, когда участвовала в безрассудной экспедиции Славянского корпуса.

На данный момент потенциальный закон о ЧВК позволит частным охранным фирмам работать только за границей, а не внутри России. Тем не менее, бюджетная ситуация, растущий интерес российских экспертов к инструментам «мягкой силы» и желание Кремля провести модернизацию могут спровоцировать новый толчок к использованию военного аутсорсинга.

Чтобы допустить это, Москва должна сначала отказаться от идеи о том, что ЧВК полезны только как пешки в теневых войнах посредников.

На самом деле, у России уже есть идеально подходящие пешки, и ей не нужно легализовать частные военные компании, чтобы укомплектовывать свои теневые зарубежные набеги. «История показала, что гораздо проще использовать «добровольцев» для решения проблем за границей», — говорит Криницын. «От них всегда можно отречься».

Присутствие частных военных компаний в Мали строго в пределах юрисдикции правительства

11 ноя 2021 17:39

Присутствие частных военных компаний в Мали строго в пределах юрисдикции правительства — Лавров

МОСКВА.11 ноября. Интерфакс. Любые вопросы, связанные с присутствием в Мали частных военных компаний (ЧВК), в том числе из России, находятся исключительно в ведении властей Мали, заявил глава МИД России Сергей Лавров.

«Мы не имеем никакого отношения к деятельности каких-либо таких организаций, созданных гражданами России. Они сами заключают договоры, а если эти договоры заключаются с легитимными правительствами суверенных государств, я не понимаю, что может быть восприняли это негативно», — сказал Лавров на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Мали Абдулаем Диопом в Москве в четверг.

«В принципе, рынок этих ЧВК, рынок услуг, которые предлагают ЧВК в сфере военного сотрудничества, давно создан и развит именно западными странами. Среди лидеров ЧВК однозначно США[.. .], Соединенное Королевство, а также Французская Республика», — сказал он.

«Что касается сообщений о планах правительства Мали обратиться за услугами российской ЧВК, о чем премьер-министр Мали публично говорил на сессии Генассамблеи ООН, то этот вопрос находится исключительно в ведении законного правительства Мали», — сказал Лавров.

Россия «имеет давнюю историю военного и военно-технического сотрудничества с Мали. Мы продолжаем эти традиции, поставляя малийскому правительству, малийским ВС необходимую технику, оборудование, боеприпасы и вооружение, чтобы малийское правительство могло должным образом противодействовать террористической угрозе. Эта угроза сохраняется», — сказал он.

Помимо поставок продукции военного назначения в Мали, Россия также продолжит обучение малийских офицеров в вузах Минобороны, заявил Лавров.

Патронаж, геополитика и группа Вагнера на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Изображения
  • Просматривать
    • По предмету
      Журналы и книги
    • По названию
      Журналы и книги
    • Издатели
    • Коллекции
    • Изображения
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Групповое исследование по асимметричным военным действиям: российские частные военные компании в операциях, конкуренции и конфликтах

Группа асимметричных военных действий (AWG) спонсировала Лабораторию прикладной физики Университета Джона Хопкинса (JHU/APL) для анализа феномена российских частных военных компаний (ЧВК) и сценариев, при которых они будут иметь значение для США. Командиры маневров армии Южной Америки и представляют ли они уникальную угрозу силам США и их партнеров.

Основная аудитория этого анализа — командиры маневров армии США и их штабы, но выводы и идеи также должны быть полезны для всех в сообществах национальной безопасности и обороны США, занимающихся асимметричными операциями Российской Федерации по всему миру. Во-первых, в этом анализе представлены основные результаты глубокого исследования и анализа российских ЧВК, представленные в приложении.В нем рассматриваются их использование, оборудование, обучение, персонал, участие государства, юридические вопросы и другие связанные темы. Во-вторых, эти результаты используются для информирования аналитической модели для изучения оперативных задач и соображений, которые российские ЧВК могут представить командирам маневров армии США.

Ключевые выводы

Выводы на первый план: российские ЧВК используются в качестве усилителя силы для достижения целей как государственных, так и связанных с Россией частных интересов при минимизации как политических, так и военных издержек. Хотя Москва по-прежнему считает использование российских ЧВК выгодным, их использование также представляет собой ряд уязвимых мест, представляющих как оперативные, так и стратегические риски для целей Российской Федерации.

Поддержка дружественных режимов: российские законодатели рассматривают российские ЧВК как инструмент поддержки дружественных режимов, находящихся под угрозой краха или свержения. Российские ЧВК действуют:
• Наряду с дружественными государственными вооруженными силами.
• С негосударственными вооруженными формированиями в наступательных боевых действиях.

Наступательная роль: хотя российские ЧВК также используются для поддержки задач, более типичных для военных и охранных подрядчиков, российские ЧВК играют заметную роль в наступательных боевых операциях.

Переключение управления: командование и управление (C2) российских ЧВК не согласовано во всех оперативных контекстах.
• Иногда российские ЧВК подпадают под С2 Минобороны России (МО) или российских спецслужб.
• В других случаях ЧВК подпадают под С2 правительств-партнеров или объединенных частных интересов.

Непоследовательные возможности: качество персонала и техники, обеспечивающих российские ЧВК, непоследовательно. Возможности российской ЧВК в плане персонала, обучения и снаряжения кажутся большими, когда ЧВК тесно связана с государственной поддержкой со стороны Минобороны России.

Неформальный по замыслу: Несмотря на законодательные усилия по легализации ЧВК, российское законодательство по-прежнему официально запрещает их создание и запрещает отдельным лицам вступать в них в соответствии с законами о борьбе с наемничеством. Однако российские лидеры используют этот юридический запрет для жесткого контроля над некоторыми ЧВК (напр.г., выборочный арест ЧВК, которые могут представлять угрозу внутренней безопасности или политическую угрозу), а не для предотвращения деятельности ЧВК.

Уязвимости: использование российских ЧВК представляет новые операционные и стратегические риски для Москвы. Моральный дух российских подразделений ЧВК в миссиях с высокой степенью риска кажется хрупким. Хотя их использование обеспечивает политическую защиту от прицела больших потерь Минобороны России, как потери российских ЧВК, так и их возвращение домой создают новые политические и внутренние риски для безопасности.Их использование также усложняет внутреннюю политику режима в Москве, создавая конкуренцию между Минобороны и частными акционерами, которая может поставить под угрозу операции (см. приложение: Сирия). Наконец, неопределенность оперативного контроля и принятия решений в отношении российских ЧВК подвергает Москву риску быть привлеченной международным сообществом к ответственности за действия, предпринятые российскими ЧВК под командованием других интересов.

Операционные проблемы и соображения, представленные российскими ЧВК

Выводы. Российские ЧВК не представляют уникальной тактической угрозы — другие государственные и негосударственные субъекты обладают аналогичными возможностями. Однако:
• ЧВК могут действовать в конфликтном континууме и ставить Соединенные Штаты перед дилеммами на всех уровнях войны.
• Проблемы, с которыми российские ЧВК могут столкнуться в нестроевых операциях по эвакуации (НЭО) и операциях по поддержанию мира (ОПМ), заслуживают внимательного рассмотрения

Самый опасный сценарий: самый опасный сценарий с участием российской ЧВК — это сценарий, в котором бригада армии США может столкнуться с поддерживаемой государством батальонной тактической группой (БТГ) с передовым вооружением, передовыми вспомогательными технологиями и опытом:
• При высоком уровне государственной поддержки России российская ЧВК в Сирии смогла функционировать как квази-БТГ; он провел основные общевойсковые операции с участием пехоты, бронетехники и артиллерии.
• При поддержке и силах России сепаратисты на востоке Украины проводили общевойсковые операции и добились больших успехов в обеспечении интеграции, в частности информационных операций (ИО), радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и беспилотных авиационных систем (БАС).

Наиболее вероятные сценарии: поддерживаемые российским государством операции ЧВК, направленные на срыв операций США во время кризисного реагирования или ограниченных операций в непредвиденных обстоятельствах. ЧВК могут выполнять следующие действия:
• Занять потенциальные места эвакуации или другую ключевую местность во время ОСЗ.
• Объединяйтесь с местными игроками в ОПМ, чтобы обеспечить оружием и обучением группы, выступающие против действий США.
• Предоставление других форм поддержки, включая разведку и поддержание влияния в данной области.

Другие потенциальные сценарии: существуют менее серьезные сценарии, когда российские ЧВК могут попытаться конкурировать с местными властями и гражданскими лицами и подорвать их влияние.

Российские ЧВК известны, предполагаются и подозреваются в том, что они присутствуют и действуют во многих странах Восточной и Центральной Европы, Ближнего Востока, Африки и других мест.В этом приложении подробно изложена доступная информация о деятельности российских ЧВК в известных или подозреваемых АО для анализа, содержащегося в основной части настоящего отчета.

Подробно обсуждаются Сирия, Украина, ЦАР и Судан с подробным описанием использования и других атрибутов российских ЧВК в каждой АО. Другими подробно обсуждаемыми АО являются Йемен, Ливия, Нигерия и Венесуэла. Также упоминаются и кратко обсуждаются другие страны, в которых предположительно действовали российские ЧВК.

Открытая интервенция в Сирии

Формальное военное участие Российской Федерации в сентябре 2015 г. инициировало значительный рост наступательного использования российских ЧВК в Сирии и пролило более яркий свет на операции Вагнера, которые до того момента выполняли роль в Украине, которая была более сложной для наблюдателей, чтобы отличить их от других участников конфликта.Российские ЧВК действовали в Сирии задолго до официального вмешательства России — «Вагнер» с осени 2014 г. или ранее190, а «Славянский корпус» — в 2013 г. Однако формальное применение силы привело к притоку личного состава российских ЧВК и положило начало периоду, отмеченному несколькими боями, в ходе которых Значительную роль сыграли российские ЧВК — в первую очередь Вагнер, иногда известный под названием «ОСМ», согласно некоторым сообщениям прессы.

В конце 2013 года ожидалось подписание Украиной соглашения об ассоциации с Европейским союзом (ЕС).Однако это исключило бы членство страны в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), возглавляемом Россией, поэтому Москва применила к Киеву эскалацию экономических репрессий и угроз до такой степени, что президент Украины Виктор Янукович неожиданно объявил об отмене. Это объявление спровоцировало движение Евромайдана — длинную серию прозападных, антироссийских протестов и столкновений с конца 2013 по начало 2014 года в Киеве и по всей Западной Украине, — которые, несмотря на усилия Москвы, отстранили Януковича от должности.Россия ответила военными операциями по вторжению и аннексии Крымского полуострова и поддержке сепаратистских сил на востоке Украины.

Предполагаемое использование на Крымском полуострове

В конце февраля 2014 года сотрудники российского спецназа в форме без опознавательных знаков появились в Крыму и взяли под контроль некоторые государственные, аэропортовые и другие объекты. Эвфемистически называемые «вежливыми людьми» или «маленькими зелеными человечками», эти официально неизвестные силы действовали вместе с другими военными формированиями, чтобы обездвижить украинские силы и в конечном итоге установить полный контроль над полуостровом.В нескольких сообщениях из открытых источников утверждается, что российские ЧВК участвовали в операциях, приведших к аннексии Крыма (в частности, ранняя версия Вагнера, которая в то время была неформальной группировкой остатков Славянского корпуса с местными жителями и другими). Тем не менее степень или достоверность роли российской ЧВК во вторжении в Крым не подтверждены, и, похоже, нет прямых доказательств, подтверждающих эти утверждения. Российские казачьи части, однако, играли открытую роль в оккупации как боевые силы, охрана на контрольно-пропускных пунктах и ​​уличное принуждение для подавления протестов.

Есть еще несколько стран, где российские ЧВК предположительно присутствуют и действуют в том или ином качестве. Однако информации об их использовании, целях и других деталях мало. Кроме того, неясно, действуют ли такие компании в качестве ЧОКов на открытом рынке силы или они выполняют какие-либо задачи внешней политики или безопасности Российской Федерации.

Поделись этим:

российских частных военных компаний в Сирии

By Кирилл Аврамов и Руслан Трад

Жизнь приходит к тебе быстро.

Минуту 2015 года Кирилл Шадрин был верным русским пехотинцем; в следующий раз он был «добровольцем» на Донбассе; а затем в 2017 году он внезапно уехал в Сирию, где вновь появился в качестве члена сирийской военизированной проправительственной организации под контролем Сирийского управления общей разведки. В конфликтах по всему миру теперь много Кириллов — русских солдат, занимающих серую зону между военнослужащим, наемником и шпионом.

Несмотря на официальное отрицание Кремлем их существования, присутствие такого персонала становится до боли очевидным по мере развития событий в затяжном и кровавом сирийском конфликте. Там Россия экспериментирует с гибридной прокси-войной, стирая границы между официальной внешней политикой и частными группами, действиями России и независимых сторон. Он уже включил то, что узнал, в свой план действий в отношении конфликтов в серой зоне.

Наконец-то! #Охотники за ИГИЛ первыми пересекают и укрепляют позиции на левом берегу Евфрата #ИГИЛ #Сирия #Дейр-Эз-Зор #ديرالزور #سوريا pic.twitter.com/aKETvpqgS0

— Охотники за ИГИЛ (@ISIS_Hunters) 18 сентября 2017 г.

По мере того, как вооруженный конфликт в Сирии трансформировался из полномасштабной гражданской войны в жестокую опосредованную войну, главные действующие лица начали экспериментировать с гибридными подходами к опосредованной войне.Россия воспользовалась хаосом на местах, чтобы попробовать совместить официальное прямое военное вмешательство с непрозрачными частными военными компаниями (ЧВК). Сирия зарекомендовала себя как отличная лаборатория для проверки оперативного потенциала и «опровержения» сочетания официальных и неофициальных усилий.

Поскольку Россия является относительным новичком в использовании ЧВК за границей для отрицания и увеличения силы, результаты этого «сотрудничества», вероятно, окажут глубокое влияние как в Сирии, так и в других местах.Этот эксперимент имеет стратегические, тактические и юридические последствия как на поле боя, так и за рубежом, для России и для потенциальных целей гибридной чужой войны.

Изменение отношения России к ЧВК

Несмотря на то, что наемническая деятельность в России имеет долгую историю, использование современных ЧВК является новым явлением, возникающим как из-за внутреннего политического и общественного давления, так и из-за юридических и стратегических соображений. До 2014 года наемническая деятельность пресекалась различными органами государственной безопасности из-за опасений соперничества между официальным аппаратом безопасности и ЧВК, потери надзора и контроля над деятельностью ЧВК и возможной конкуренции за государственное финансирование.

Однако экспансионистский аппетит российской внешней политики на Ближнем Востоке и военное участие за рубежом в целом вкупе с лоббистским давлением со стороны операторов нефтегазового сектора создали ситуацию, когда правовую пустоту необходимо было заполнить хотя бы частичными средствами. Но еще одним движущим фактором было растущее понимание Кремлем гибкости и возможности развертывания ЧВК в ходе гибридной войны.

После провала законопроекта о легализации ЧВК в 2014 году в 2016 году быстро приняли поправки к федеральному закону о призыве на военную службу.Новый законопроект установил сложный баланс, легализуя персонал российских ЧВК, действующих за границей, не обязательно регулируя законность самих ЧВК, поскольку поправки разрешают «участие в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» (ограничено годом). и «пресечение международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».

Этот сдвиг в отношении официальной российской администрации к подрядчикам был обусловлен несколькими различными факторами, а именно стремлением президента Владимира Путина к более гибким вариантам военной политики, внутренними экономическими интересами (как самих ЧВК, так и их заказчиков), а также относительной простотой и эффективностью модернизации подразделений частного сектора по сравнению с проблемным российским проектом военной модернизации. Предоставление ЧВК юридического прикрытия также дает российским властям больше свободы для распространения информации для общественности и в целом для снижения внутреннего давления в кризисных ситуациях, связанных с пленными солдатами и жертвами.

Из постсоветского хаоса…

За последние несколько лет появились десятки российских ЧВК, многие из которых просуществовали недолго. Когда ЧВК прекращает свое существование, ее персонал часто распадается на новые группы и размножается, как в случае с Tigr Top-Rent Security, созданной в 2005 году и прекратившей свое существование уже в следующем году.

В Украине сотрудников ЧВК (большую часть которых составляют бывшие военные) можно легко найти в таких группах, как RSB-Group, E.N.O.T Corp. и Moran Security Group. Члены этих групп часто являются ветеранами российских операций в Югославии, на Кавказе, в Ираке и Афганистане, и их замечали не только на Украине, но и в Сирии. Эти группы, рожденные в хаосе постсоветского переходного периода и ранних российских усилий за границей, были первыми зачатками иностранного бизнеса российской ЧВК.

На протяжении 2000-х годов российские структуры, такие как «Тигр Топ-Рент Секьюрити» и «Редут-Антитеррор», использовали Ирак, Афганистан и некоторые африканские страны для проверки возможностей современного бизнеса ЧВК. Некоторые из наиболее авторитетных ЧВК (наряду с другими российскими ополченцами) использовали Восточную Украину в качестве полигона перед отправкой в ​​Сирию. Добровольцы из так называемой Новороссии, имеющие тесные связи с российскими ЧВК, прошли тестирование на Украине, прежде чем отправиться в Сирию.

Результаты этих первых усилий были неоднозначными, как это видно из историй двух самых известных ЧВК: Славянского корпуса и Вагнера.Так называемый Славянский корпус, подразделение численностью 267 человек, созданное под эгидой главы Moran Security Group — подполковника резерва Федеральной службы безопасности (ФСБ) Вячеслава Калашникова — был отправлен в Сирию после подписания контракта с правительством и начала обеспечивать безопасность ключевых сирийских энергетических объектов. Как выяснилось по прибытии в Сирию, Корпус, вероятно, был нанят местным авторитетом, возможно, по прямому приказу правительства Башара Асада, и использовался в качестве наступательной силы для отбития тех самых нефтяных месторождений, которые они должны были охранять.

Их история — хотя и потерпевшая полное фиаско, поскольку они были недостаточно экипированы, плохо управляемы и способны провести только одну злополучную боевую операцию — по-прежнему иллюстрирует динамику и направление усилий русских.

ЧВК Вагнера и охотники за ИГИЛ

В то время как Славянский корпус потерпел крах, Вагнер, основанный бывшим подполковником 2-й бригады специального назначения (спецназа) Главного разведывательного управления (ГРУ) России, который работал на Морана, а затем на Корпус, начинал как мелкий подрядчик, но теперь фактически частная армия.Вагнер широко использует наемников и, вероятно, имеет около 2500 человек, распределенных по различным оперативным подразделениям, которые обеспечивают безопасность ключевой сирийской инфраструктуры и энергетических объектов.

Перед отправкой в ​​Сирию новобранцы Вагнера прошли подготовку на базе 10-й бригады специального назначения Главного разведывательного управления (ГРУ) в Молокино, недалеко от южного российского города Краснодар. Публично их назначение было исключительно обеспечением безопасности, однако, как стало очевидно в 2018 году, в течение последних двух лет компания очень активно участвовала в обучении, сборе разведданных и передовых операциях от имени армии Асада.На бумаге никаких официальных связей между российскими войсками в Сирии и Вагнером не существует. По сути, вагнеровцы активно пополняют российские войска на местах для выполнения своих «особых задач».

В качестве примера можно привести успешный повторный захват Пальмиры в 2016 году, когда персонал Вагнера усилил наступление регулярных войск. Можно возразить, что активное участие «Вагнера» на Ближнем Востоке подозрительно совпадает с массовым развертыванием российских вооруженных сил в Сирии в 2015 году, продвигая тем самым идею о том, что «Вагнер» является тонким прикрытием для подразделений специального назначения регулярных вооруженных сил.

Если это не неотъемлемая часть вооруженных сил, то, безусловно, эти две организации действуют согласованно, где Вагнера тщательно курируют элементы ГРУ и ФСБ.

В то время как первые российские ЧВК начинались за пределами Сирии и имеют некоторое сходство с западными подрядчиками, усилия России в Сирии породили подразделения, предназначенные для боевых действий на Ближнем Востоке, такие как «Охотники за ИГИЛ», которые служат ценным активом в пропагандистской и психологической войне. перед домом и для назначенной зарубежной аудитории.

«Охотники» (отделение кругов, близких к Вагнеру) использовались в российских пропагандистских усилиях дома и на Западе. Подразделение стало известно в марте 2017 года, когда в российских СМИ появилась информация о специальном подразделении, пополняющем сирийские правительственные силы и уделяющем особое внимание операциям против ИГИЛ. Это было быстро воспроизведено средствами массовой информации, тесно связанными с российской пропагандой за рубежом, которые, как известно, воспроизводят и распространяют «контролируемые утечки» в «целевых странах», таких как Болгария, предназначенных для дезинформационных наступлений.

Памятник якобы находится в Сирии российским военным контрактникам. В нем говорится: «Вечная память бойцам… погибшим и пропавшим без вести в Сирийской Арабской Республике – Воин [Воин], Палах [Палач], Дидяй, Дамзай, Аракул [Оракул], Соловей [Соловей], Сунжа, Скорпион [Скорпион], Гафур

Хотя Охотники и стремятся изобразить из себя локальное явление, им так и не удалось избавиться от ореола российского творения, и, вероятно, из-за этого их популярность не выходит за пределы российских СМИ и некоторых симпатизирующих русским западных изданий. обеспокоенность.Однако у «Охотников за ИГИЛ» есть дополнительная функция, которую вовсе не называют «бичом ИГИЛ».

Одной из их основных задач является обеспечение безопасности стратегических объектов сирийской армии, таких как газовые и нефтяные месторождения, пересекающиеся с Euro Polis, компанией, связанной с близким доверенным лицом Путина. Хотя подробности, касающиеся сирийских контрактов Euro Polis, охраняются как коммерческая тайна, ясно, что «Охотники за ИГИЛ» являются важной частью деятельности компании, поскольку компания связана с бизнес-магнатами, близкими к Вагнеру. Они, в свою очередь, связаны напрямую с российским правительством и лично с Путиным.

Проверенная модель для экспорта

Сирия оказалась идеальным применением гибридной модели развертывания военных и ЧВК, и теперь она готова к экспорту в другие страны. Развертывание Россией собственных сил за границей, действующих вместе с ЧВК, растет. Это говорит о том, что гибридная оперативная концепция вышла за пределы экспериментальной фазы и готова к более широкому экспорту за пределы Сирии, возможно, в Ливию, Египет и, возможно, Судан, где есть определенные геополитические интересы России и интересы безопасности, связанные с бывшим присутствием советских сил безопасности на Ближнем Востоке. Восток и Африка.

Присутствие российских ЧВК в Сирии является значительным и продемонстрировало способность Кремля оказывать военное давление за рубежом без официального развертывания регулярных войск. ЧВК дают Кремлю возможность ограничить свою подверженность внутреннему давлению, продолжая при этом применять силу за границей. Дело Кирилла Шадрина — солдата, ставшего контрактником военизированных формирований, — иллюстрирует, вероятно, сотни граждан России и стран Центральной Азии, которые участвовали в операциях в Сирии.

Широко разрекламированный захват ИГИЛ Романа Васильевича Заболотного и Григория Михайловича Сурканова проливает дополнительный свет на взаимодействие между Вооруженными Силами России и российскими ЧВК за рубежом, где граница между публичным и частным стирается во имя заявления о боевой готовности официальных вооруженных сил успехов, одновременно уменьшая количество убитых с помощью ЧВК.

Поскольку Путин в третий раз триумфально объявил о выводе войск из Сирии, становится очевидным, что у России нет реального намерения покинуть этот регион.Некоторые элементы регулярных российских сил сейчас могут быть выведены, но российским ЧВК в Сирии и других местах на Ближнем Востоке и в Африке предстоит долгий путь.

Расширение глобального присутствия: Россия расширяет сирийские эксперименты в Центральной Африке


Д-р Кирил Аврамов — постдокторский научный сотрудник Проекта исследований разведки Техасского университета в Остине. Он является доцентом кафедры политологии и бывшим проректором Нового болгарского университета в Софии, а также старшим приглашенным исследователем программы Фулбрайта в CREEES, Юта, Остин, Техас.

Вы можете следить за ним в Твиттере: @avramovok.

Руслан Трад — независимый журналист и аналитик с более чем десятилетним опытом освещения и анализа региональных проблем MENA, Балкан и Турции; соучредитель журнала De Re Militari; и автор книги «Убийство революции» (2017).

Вы можете следить за ним в Твиттере: @ruslantrad.

Все взгляды и мнения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают мнения или позиции The Defense Post.


The Defense Post стремится публиковать широкий спектр высококачественных мнений и аналитических материалов от самых разных людей. Хотите прислать нам свое? Нажмите здесь, чтобы отправить комментарий.

Россия скрыла военные преступления на Украине и в Сирии с помощью частных армий и марионеточных ополченцев согласно новому отчету

Согласно новому отчету, опубликованному ранее в этом месяце доктором Маносом Карагианнисом, старшим преподавателем кафедры оборонных исследований, в журнале Balkan, Россия привлекала частные армии и марионеточные ополчения, чтобы скрыть масштабы своих военных интервенций по всему миру. и ближневосточные исследования

Исследование показывает, что эти марионеточные ополченцы и военные компании сыграли решающую роль в том, чтобы позволить правительству Путина достичь своих внешнеполитических целей на Украине и в Сирии, в то же время позволяя ему правдоподобно отрицать или минимизировать последствия своих действий и избегать обвинений в этнической чистке. массовые нарушения прав человека в этих странах.

иностранных боевика были завербованы из стран, включая США, Великобританию, Испанию и Индию, для участия в конфликтах. В то время как группы боевиков, такие как «Хизбалла», действовали как прокси-ополченцы во время конфликта в Сирии.

Д-р Карагианнис сказал:

В то время как освещение до сих пор было сосредоточено на огромном увеличении военных расходов на российскую армию и оружейные технологии, гораздо меньше внимания уделялось использованию Россией частных военных компаний, а это означает, что их существенный вклад в военные успехи России часто остается вне поля зрения

Д-р Карагианнис признал консенсус в отношении того, что российские вооруженные силы вступили в новую фазу развития, когда предыдущий анализ был в основном сосредоточен на модернизации и профессионализации вооруженных сил страны, однако они постепенно перешли от воинской повинности к полностью добровольческой армии, в настоящее время в составе 250 000 призывников и 354 000 контрактников (контрактников). Несмотря на возрождение интереса к обычным вооруженным силам России, использование Кремлем суррогатных вооруженных сил изучается с трудом. Хотя Кремль традиционно содержал большую армию, теперь он тайно использует прокси-ополченцев (ополченцев) и частные военные компании (ЧВК) (Частные Военные Компании) для достижения своих внешнеполитических целей на Украине и в Сирии.

Использование суррогатных ЧВК и марионеточных ополченцев помогло российскому руководству свести к минимуму последствия своих действий и избежать любых обвинений в этнических чистках и массовых нарушениях прав человека на Украине и в Сирии и сохранить правдоподобное отрицание.С юридической точки зрения, на ЧВК не распространяются те же международные правила, что и на государственные вооруженные силы, поскольку Женевские конвенции объявляют, что страны не несут юридической ответственности за непредотвращение нарушений прав человека со стороны частных подрядчиков, за исключением определенных обстоятельств. Таким образом, нанимающее правительство может избежать ответственности. Точно так же ополченцев нелегко привлечь к ответственности за их действия. Существует Международный кодекс поведения для частных охранных предприятий, но он не был принят в России.

Помимо использования ЧВК, российское руководство из своего недавнего опыта узнало, что негосударственные вооруженные силы могут быть полезными союзниками, особенно в ключевых стратегических конфликтах, таких как на Украине и в Сирии. Это дешевый и эффективный способ оказывать влияние в раздираемых войной странах со слабыми или союзническими правительствами, дружелюбным или пассивным населением и отсутствием интереса со стороны других великих держав. «Нам нужно больше доказательств, чтобы получить более четкое представление о том, в какой степени ЧВК и марионеточные ополчения укрепляют и без того быстро растущий военный потенциал России» – д-р Манос Карагианнис

Доктор Карагианнис также утверждает, что использование ополченцев имеет определенные военные преимущества для российской стороны. Хотя лояльность местных ополченцев часто сомнительна, они успешно применяли стратегию «чисти и удерживай» в некоторых частях Украины и Сирии по двум причинам. Во-первых, они хорошо разбираются в тактике местности и могут применять нетрадиционные тактики борьбы с повстанцами. Во-вторых, ополченцы пользуются определенной поддержкой на местах и ​​имеют свои собственные разведывательные сети, которые позволяют им действовать эффективно и быстро.

Наряду с уклонением от ответственности на международном уровне, ЧВК позволили Кремлю скрыть участие российских военных внутри страны и скрыть гибель российских военных.Это особенно важно для популярности Путина, поскольку общественное мнение отходит от агрессивного военного вмешательства, и только треть россиян к 2017 году поддерживает участие России в Сирии

.

Полный текст статьи читайте здесь

На протяжении своей карьеры д-р Карагианнис преподавал в нескольких странах, таких как Россия, Казахстан, Италия, Катар, Греция и Кипр, работал следователем в Национальном консорциуме по изучению терроризма и мер реагирования Университета Мэриленда. Терроризм (Центр СТАРТ) и занимал исследовательские должности в престижных университетах США и Великобритании.Он много публиковался по вопросам политического ислама, радикализации и терроризма, российской внешней политики и политики безопасности, а также энергетической геополитики. Д-р Карагианнис также работал консультантом по ПНЭ в ОБСЕ и наблюдателем за выборами в Европейском союзе. Он путешествовал по Кавказу, Центральной Азии и Ближнему Востоку, проводя исследования и выступая с презентациями.

Эммануэль (Манос) Карагианнис — старший преподаватель кафедры оборонных исследований. Он получил докторскую степень в области богословия и религиоведения (исламоведение) в Королевском колледже Лондона и докторскую степень в области постсоветской политики в Университете Халла.Он также получил степень магистра в области исследований международной безопасности в Университете Рединга и степень бакалавра в области европейских исследований в Лондонском университете Саут-Бэнк. После окончания учебы доктор Карагианнис провел два года на Кипре, служа в греческой армии в качестве офицера запаса пехоты.

Путин признал присутствие российских частных военных компаний в Мали

МОСКВА

Российские частные военные компании могут действовать в Мали, признал в четверг президент Владимир Путин.

Такие подрядчики могут выполнять функции, связанные с охраной горнодобывающих предприятий, заявил Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай» в курортном городе Сочи на юге России.

«Это частный бизнес, частные интересы, связанные, в том числе, с добычей энергоресурсов и других ресурсов — золота, драгоценных камней», — сказал он.

Президент подчеркнул, что ЧВК как частные компании не представляют интересы российского государства и не дислоцируются российскими властями.

Однако, если их деятельность противоречит интересам России как государства, российские официальные лица примут меры.

Россия и США продвигаются вперед по женевским решениям

Обращаясь к российско-американским отношениям, Путин сказал, что саммит в Женеве с президентом США Джо Байденом в начале этого года был «продуктивным» и придал импульс нормализации.

«Хотя набор вопросов, по которым мы договорились (в Женеве), невелик, но мы все же на правильном пути. Это самые важные вопросы сегодняшнего дня, и в целом администрация с американской стороны и Россия с другой стороны реализуя свои планы и продвигаясь вперед по этому пути», — сказал он на встрече, состоявшейся в июне.

Путин добавил, что у него сложилось впечатление, что Вашингтон нацелен на налаживание и оживление отношений в некоторых важных сферах.

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил в среду, что до конца года может состояться новая встреча лидеров России и США.

Потепление армяно-турецких отношений

Обращаясь к прошлогоднему урегулированию конфликта в Нагорно-Карабахском регионе, Путин сказал, что, несмотря на все препятствия, президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву и премьер-министру Армении Николу Пашиняну удалось остановить кровопролитие.

«Необходимо создать условия для долгосрочного урегулирования в регионе в целом, которое может быть создано, если стороны примут договоренности по Карабаху как долгосрочные, чтобы иметь возможность оценить преимущества мира», он сказал.

Путин подчеркнул, что обе стороны выиграют от мира, так как Азербайджан теперь может иметь нормальные связи со своим эксклавом Нахчываном, а Армения получает выгоду от налаживания экономических отношений.

«Армения заинтересована в налаживании нормальной экономической деятельности, в том числе с Азербайджаном, в разморозке отношений с Турцией, придании им современного характера», — сказал он.

Главным будет создание ситуации безопасности и построение отношений между Арменией и Азербайджаном в позитивном ключе, добавил он.

Еще одним важным моментом, по словам Путина, будет урегулирование ситуации на границе, добавив, что без России это было бы невозможно.

Освобождение Карабаха

Отношения между бывшими советскими республиками Азербайджаном и Арменией были напряженными с 1991 года, когда армянские военные оккупировали Нагорный Карабах, также известный как Верхний Карабах, территорию, международно признанную частью Азербайджана, и семь соседних регионов.

Когда 27 сентября 2020 года вспыхнули новые столкновения, армянская армия нанесла удары по мирным жителям и азербайджанским силам и нарушила ряд гуманитарных соглашений о прекращении огня.

В ходе 44-дневного конфликта Азербайджан освободил от почти трехдесятилетней оккупации несколько городов и около 300 поселков и сел.

10 ноября прошлого года две страны подписали при посредничестве России соглашение о прекращении боевых действий и работе над всеобъемлющим урегулированием.

Янв.11 ноября лидеры России, Азербайджана и Армении подписали пакт о развитии экономических связей и инфраструктуры на благо всего региона. Он включал создание трехсторонней рабочей группы по Карабаху.

Прекращение огня рассматривается как победа Азербайджана и поражение Армении, чьи вооруженные силы выведены в соответствии с соглашением.

До этой победы около 20% территории Азербайджана почти 30 лет находились под незаконной оккупацией.

Веб-сайт агентства Anadolu содержит только часть новостей, предлагаемых подписчикам в Системе вещания новостей АА (HAS), и в краткой форме.