Информационная война против русской истории » Военное обозрение

До недавнего времени под норманизмом понималась система взглядов, покоящаяся на трёх столбах: первый – это скандинавское происхождение летописных варягов, второй – Рюрик был вождем скандинавских отрядов, причем, не то завоевателем, не то контрактником (за 200 с лишним лет норманисты так и не договорились, кем же он был на самом деле), и третий – это древнескандинавское происхождение имени Руси. Синонимами для скандинавов у сторонников названной системы помимо летописных варягов выступают норманны из западноевропейских хроник, которых отождествляют и как викингов.
В последнее время представителям названной системы взглядов перестало нравиться слово «норманизм». Стали раздаваться голоса, что дескать никакого «норманизма» нет и разговор о «норманизме», «норманской теории», «норманистах» – это фантомы, существующие только в воображении антинорманистов. Вот первый повод для размышления: норманизма и норманистов нет, но антинорманисты не отменяются.

Далее, сторонники вышеуказанной системы взглядов пытаются провозгласить ее единственно правильным учением. Однако в течение 200 с лишним лет, по-прежнему, идет спор о том, как следует трактовать «пришествие» скандинавов в Восточную Европу. Одни говорят: это было завоевание, завоевательная экспансия. Ну, да, – запальчиво возражают другие. – Что же они так втемную завоевали, что ни в одном источнике не отметились?! Нет, это были миграции колонистов из Средней Швеции (она же прибрежная полоса Рослаген, она же – Упсальский лен в Свеяланде, которых не было в IX веке).

Дело в том, что великая миссия «скандинавов» в Восточной Европе ни в каких письменных источниках не отразилась – ни в летописях, ни в западноевропейских хрониках. Поэтому в работах представителей «профессиональных кругов» (сиречь норманистов – давайте будем продолжать называть вещи своими именами независимо от того, нравится это кому-либо или нет!) образ «скандинавов», вызываемый исключительно силой их воображения, представлен многообразием видов.

Те, кого манят батальные сцены, пишут о «военных отрядах скандинавов», о «викингских отрядах», о «дружинах скандинавов», о «норманнских дружинниках», о «движении викингов» на север Восточно-европейской равнины, а также об «экспансии викингов». В результате этого фантомного, незамеченного ни одним летописцем или хронистом «движения» в Восточной Европе якобы создавался «фон скандинавского присутствия», споро оформлявшегося в «норманские каганаты – княжества», усеявшие всю Восточную Европу, но различимые только глазом норманиста.

Более умеренные нравом норманистские авторы рисуют плавные спокойные сцены «миграций свободного крестьянского населения, преимущественно, из Средней Швеции» в Восточную Европу, сходные с картинами заселения Америки. Иногда миграции осуществляются как «воинские и торговые путешествия викингов в Киевскую Русь» или как «популяция норманнов, распространившаяся по восточнославянским землям». Правда, время от времени характеристики массового присутствия норманнов/викингов на Руси сбиваются на оговорки о том, что «популяция норманнов… была сравнительно небольшой, но влиятельной, захватившей власть. Она внесла свой вклад в славянскую культуру, историю и государственность».

У суррогатной истории – суррогатные источники: самыми неопровержимыми «доказательствами» основоположничества скандинавов в древнерусской истории, по мнению норманистов, вполне могут служить норманнские походы из западноевропейской истории: «Скандинавы все завоевывали в Западной Европе! Каким наивным надо быть, чтобы думать, что они не пошли завоевывать и Восточную Европу!».

На мой взгляд, подобный аргумент, говоря языком юристов, недействителен, поскольку если событие происходит в одном месте, совсем необязательно, что аналогичное событие происходило в другом месте. Кроме того, бросается в глаза и качественная разница между известными нам норманнскими грабительскими походами на Западе и теми благостными картинами действий «скандинавов» в Восточной Европе, образчики которых хорошо известны по работам норманистов.

Эти различия, безусловно, констатируются, но никого в смущение не приводят и парируются заявлениями о том, что «викинги, безжалостные грабители и пираты, наводившие ужас на всю Западную Европу внезапными набегами, на территории Восточной Европы сыграли иную, конструктивную роль – роль катализатора, который способствовал ускорению социальных и политических процессов». До объяснений же того, почему «безжалостные грабители и пираты», придя в Восточную Европу, вдруг стали выступать какими-то «конструктивными катализаторами», «профессиональные круги» не снисходят.

Для того чтобы выбраться из этого сумбура, следует попытаться привести имеющийся материал в некоторую систему. Начну с того, что перечислю, в чем конкретно сторонникам пришествия скандинавов в Восточную Европу видится их роль. В обобщенном виде эта роль, по убеждению норманистов, проявилась в трёх областях:

1. В образовании Древнерусского государства и создании древнерусского института верховной княжеской власти. Как представляется норманистам, договор с вождем викингских отрядов Рюриком, предположительно из Средней Швеции, обеспечил контроль этих отрядов над водными путями от Ладоги до Волги и тем самым заложил основы для возникновения раннегосударственных структур, в первую очередь, – института центральной власти у летописных приильменских словен. Согласно этим же авторам, другой скандинавский вождь Олег захватил Киев и, таким образом, объединил восточноевропейский север с центром в Ладоге и восточноевропейский юг с центром в Киеве, благодаря чему и возникло Древнерусское государство, известное в науке как Киевская Русь. Напомню попутно, что между призванием Рюрика и вокняжением Олега в Киеве прошло всего порядка двух десятилетий! (Горский А.А., Дворниченко А.Ю., Котляр Н.Ф., Мельникова Е.А., Пузанов В.В., Свердлов М.Б., Стефанович П.С., Шинаков Е.А. и др.)

2. Вкупе с вышеназванным вкладом варяго-норманно-викингов в древнерусскую историю им приписывается установление контроля над Балтийско-Волжским торговым путём, открытие и функционирование которого являлось, согласно уверениям норманистов, результатом деятельности скандинавских купцов и воинов: «…к середине IX в. выход из Приладожья и Поволховья на Волгу, равно как и движение по Волге, были прочно освоены. Об этом свидетельствует появление вдоль пути торгово-ремесленных поселений и военных стоянок, где повсеместно в большем или меньшем количестве представлен скандинавский этнический компонент». Именно благодаря этому, по мнению норманистов, консолидируется обширная территория, на которой в середине IX в. возникает первое раннегосударственное образование» (Мельникова Е.А.).

3. Варяго-норманно-викинги принесли восточноевропейским славянам само имя Русь. Норманистами-лингвистами это формулируется так, что слово Русь можно сконструировать из др.-сканд. слов с основой на *roþs-, типа roþsmenn со значением «гребец, участник похода на гребных судах», что якобы связывает происхождение имени Русь со шведской областью Рослаген и шведскими гребцами-родсами, но через посредство финского названия Швеции Ruotsi. Именно от финнов якобы узнали славяне название шведских гребцов-родсов, и от него образовали имя Русь женского рода.

Вот так видится норманистам роль скандинавов в русской истории. Следующий вопрос, на который следует получить ответ, это вопрос о том, какими собственными объективными предпосылками обладали выходцы из скандинавских стран для осуществления приписываемой им миссии. «Западный фронт» действий норманнов, которых отождествляют только с выходцами из скандинавских стран (насколько это верно, поговорим позднее), известен достаточно хорошо – там не требовалось участие скандинавов в политогенезе, в возведении торгово-ремесленных поселений, существовавших и до норманнских походов и пр.

А в Восточной Европе скандинавам приписывается основополагающая (или существенная, как оговариваются некоторые осторожные норманисты) роль в процессе политической эволюции и в капиталоемких проектах по созданию сети ремесленно-торговых и политических центров, т.е. практически – фундамента городской культуры.

Поскольку Бертинские анналы и финское название Швеции Ruotsi накрепко привязывают норманистов к Швеции, поэтому и рассмотрим уровень социополитической эволюции основных областей будущей Швеции в раннесредневековый период. Таковыми являлись области гётов и свеев – этнических групп, определяемых часто как племена и племенные объединения на территории средневековой Швеции.

Название Швеции происходит от имени свеев: Svea rike или Королевство свеев. Имя гётов прослеживается в названиях таких исторических областей как Вэстергётланд с городом Гётеборгом и Эстергётланд с главным городом Линчёпинг. Свеи и гёты выступали основными этносоциальными субъектами в процессе формирования государства в Швеции. Как характеризуется этот процесс в науке?

Согласно работам шведских медиевистов, создание шведской государственности носило затяжной, длительный характер, признаки раннего государства выявляются не ранее второй половины XIII – начала XIV вв. Современный исследователь проблем шведского социо- и политогенеза Т. Линдквист, оговаривая, что оформление государственности включает такой критерий как создание «территории под властью единого политического руководства», отмечает, что только со второй половины XIII в. королевская власть в Швеции стала выступать «как форма относительно тонкой политической организации, как государственная власть.

Именно в этот период выросли привилегированные благородные сословия с точно определёнными правами и обязанностями нести службу в пользу короля и общества. Кодификация и запись законов, а также упорядочивание политических институтов – вот что характерно для данного периода. На рубеже XIII-XIV вв. королевская власть и молодые сословия духовной и светской знати представляли собой государственную власть.

Конец XIII в. был завершением того специфического и длительного исторического процесса социальных преобразований, характерных для Швеции в тот период, который, в соответствии с традиционной терминологией, может быть назван как переходный от викингского периода к раннесредневековому» (Lindqvist Th. Plundring, skatter och den feodala statens framväxt. Organisatoriska tendenser i Sverige under övergången från vikingatid till tidig medeltid. Uppsala,1995. S. 4-5, 10-11). Викингским в шведской истории считается период 800-1050 гг., за которым следует Средневековый период 1050-1389 гг.

Т. Линдквист подчёркивает не только позднее образование шведского государства, но и его вторичный характер: «…Оно возникло позднее многих государств в Европе и даже в Скандинавии. Целый ряд явлений и представлений носили экзогенный характер: они «вводились» со стороны. Представления о значении и функциях королевской власти, правила и ритуалы для носителей новой государственной власти были привнесены со стороны», т.е. с европейского континента (Ibid.)

Эти же взгляды развивает он и в одной из своих работ, написанной совместно с Марией Шёберг. Опираясь на «Житие Святого Ансгара», епископа Гамбурга и распространителя христианства в Северной Германии, Дании и Швеции, побывавшего в 830 г. со своей миссией в Бирке и запечатлевшего некоторые черты социальных и политических отношений у свеев, Т.Линдквист пишет, что территория свеев состояла из целого рядя мелких владений, не имевших определённой структуры или иерархии, властные полномочия короля были ограничены народным собранием; какой-либо централизованной или верховной королевской власти не существовало, в силу чего невозможно определить степень её влияния на жизнь общества. Примерно такую же картину, подчёркивает Т.Линдквист, рисует нам и хронист Адам Бременский в 1070 г. по прошествии более чем 200 лет (Lindkvist Th., Sjöberg M. Det svenska samhället. 800 – 1720. Klerkernas och adelns tid. Studentlitteratur. S. 23-33).

Итог традиционным исканиям начал шведского политогенеза подвёл историк Дик Харрисон:

«…у Иордана, Кассиодора и Прокопия… создан образ Скандинавии, для которого характерно наличие множества мелких политических единиц… совершенно невозможно реконструировать политические границы областей в Вендельский или Викингский периоды, исходя из названий, встречающихся в источниках XIII-XIV вв. …Область, которая в шведской историографии обычно оказывается в центре рассуждений о власти и королевстве в дохристианскую эпоху, – это Упланд… В период великодержавности в XVII в., или в период развития националистических тенденций в XIX в. Упланд рассматривалась как колыбель шведской государственности, а короли из «Саги об Инглингах» короновались как общешведские древние монархи…

Сегодня наука отбросила эти заблуждения как анахронизм и отправила их на свалку истории, хотя время от времени они появляются в туристических брошюрах или в устаревших исторических обзорах.…» (Harrison D. Sveriges historia. 600-1350. Stockholm, 2009. S. 26-36).

Итак, создание государственности в Швеции, что как минимум подразумевает сдвиг от автономных владений или крестьянских общин в сторону надобщинной организации и объединению территории под властью одного правителя (короля, князя), создание института верховной власти, заняло в истории Швеции около 300 лет, а наиболее ранние черты этого процесса проявились в первой половине XI в. или через 200 лет после Рюрика. А в течение многих столетий до этого, считая с IX в., территория будущей Швеции представляла из себя конгломерат мелких владений, ни одно из которых не в силах было выдвинуть лидера, подчинившего бы эти земли своей власти.

topwar.ru

Битва за историю » Военное обозрение

Череда заявлений одного только министра обороны Польши Антони (Антония) Мачеревича даёт повод поговорить о том, что назрела явная необходимость защиты исторической правды и насколько такая защита важна в условиях колоссального давления как изнутри, так и извне на российскую политику отстаивания своих интересов. Для начала стоит напомнить, что польский министр обороны в последнее время стал, если можно так выразиться, псевдоисторическим ньюсмейкером, который переиначивает историю похлеще Резуна-Суворова. Из последних перлов Мачеревича можно выделить его заявление о том, что советские спецслужбы в своё время спровоцировали резню нацистами ОУН-УПА на территории Волыни, а также заявление о Варшавском восстании как самой крупной битве Второй мировой войны, позволившей вдобавок не дать двигаться Красной Армии на запад.

Можно было бы не обращать на эти министерские бредни никакого внимания. Однако не слишком ли мы часто привыкли пропускать мимо ушей подобную ересь, не имеющую никакого отношения к реальным историческим фактам. Ведь если мы пропускаем раз, два, три, то потом у тех, перед кем ставится цель нагадить даже в историческую ретроспективу, появляется шанс ссылаться друг на друга. В итоге заявления, подобные тем, которые делают разного рода «мачеревичи», преспокойно могут оказаться в документах, претендующих на исторические очерки и справки. Лет через 10 в той же Польше благополучно забудут о том, что у руля Минобороны стоял пан Мачеревич, зато его слова о том же Варшавском восстании вполне могут стать основой для очередных трактовок истории Второй мировой войны и, как следствие, о «незначительной» роли в ней советского народа.


Что реально беспокоит? Даже не то, что у говорящих голов в правительствах стран бывшего соцлагеря всё чаще появляется желание изрыгнуть ложь, больше похожую на откровенную провокацию. В конце концов, это иностранные государства, которым самим с этим жить. Беспокоит то, что мы сами – у себя дома – никак не можем решиться на определённого рода меры, заключить теорию общественного договора, что ли, чтобы хотя бы сделать попытку предложить нашим детям единый учебник истории.

Вполне понятно, что сама идея единой линии учебников истории (как и единой линии учебников по другим дисциплинам) наносит удар по бизнес-системе, которая за последние годы отлично научилась делать деньги на многочисленных переизданиях школьной и вузовской литературы. Причём переиздания эти друг от друга нередко отличаются диаметрально противоположными трактовками одного и того же события. Если с точными науками такая противоположная трактовка невозможна по определению (хотя находятся креативные «менеджеры» и там), то вот с той же историей – фактически полная вольница для любых авторов. С некоторых пор по вольнице, вроде как, нанесли удар в виде более детального определения исторической концепции на государственном уровне, однако это не мешает отдельным представителям бизнес-сообщества, занятым в системе, и сегодня проталкивать в систему образования такие «научные» экземпляры, что их место реально в мусорной корзине – не более. Не Резун и Зубов, так новый изыск под редакцией ВШЭ, которая у нас, оказывается, и за концепции учебной литературы нередко стоит...

Только на данный момент старшим школьникам в нашей стране (в зависимости от региона, муниципалитета, школы, директора, учителя) предлагается больше дюжины учебников по истории. Вот список для 11 класса средней школы: учебник А.А.Левандовского, учебник О.В.Волобуева и М.В.Пономарёва, учебник В.А.Шестакова и А.Н.Сахарова, учебник В.С.Измозика и С.Н.Рудника, учебник В.П.Дмитренко, В.Д. Есакова и снова В.А.Шестакова, учебник А.О.Чубарьяна, учебник С.В.Кулешова и О.В.Волобуева, учебник В.А.Клокова и снова О.В.Волобуева, учебник О.Ю.Пленкова, Т.П.Андреевской и С.В.Шевченко, учебник А.Н.Алексашкина, учебник А.Ф.Кисилёва и В.П.Попова, учебник А.А.Данилова и А.И.Уткина, учебник О.С.Соколо-Цюпа, учебник Н.В.Загладина. Ничего себе списочек для составления у молодого поколения собственного мнения об истории...

Понятное дело, что нормальный учитель сам подберёт для своих чад подходящую учебную литературу, которая более или менее внятно рассказывала бы об исторических перипетиях в жизни нашей страны и не только. Но где гарантия того, что а) не найдётся не вполне нормальных и, извините, совсем не нормальных, б) в угоду «усиленной подготовки к ЕГЭ» сами учащиеся не окунутся в кипу учебной литературы со взаимоисключающими трактовками, способными посеять хаос в юной голове?

Вопрос даже не столько в создании единого учебника, от которого в Минобрнауки по-прежнему отказываются, махая руками, а в единой концепции подачи материала. Причём – концепции однозначной – без того, что лило бы воду на мельницу «мачеревичей» и им подобных. Вопрос и в специалистах. Ведь сегодня в школы приходят те учителя, которые своё педагогическое образование получали в 90-е, когда «всё смешалось в доме Облонских». И это не вина преподавателей, что сам процесс их подготовки шёл во времена лихих перемен. Много ли в нашей стране педагогов, которые, что называются, отвечают деструктивным вызовам, да ещё и при учёте того, что вызовам, мягко говоря, не всегда отвечает и Минобрнауки.

Кстати, не так давно снова пришлось столкнуться с «документальным» фильмом британских «экспертов», транслируемом в РФ, в котором прозвучала режущая слух «информация». Ведущий, путешествующий по России, на полном серьёзе утверждает, что он сейчас посещает храм в Москве, построенный Иваном Грозным, казнившим около 10 миллионов человек! 10 МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК... И это во времена Иоанна IV, когда население всей Руси вряд ли дотягивало до этого значения. А ведь эту программу посмотрели и на Западе, и в России, и каждый, кто в принципе, не задумывался над этим бредом, всерьёз воспринял, насколько же кровожадным был этот Иван Грозный. А вот слышали ли вы что-то подобное о кровожадности Марии Медичи? Несмотря на то, что эта дама спровоцировала масштабную резню, в которой, по самым скромным оценкам историков только за одну ночь (Варфоломеевскую) погибли тридцать с лишним тысяч французских гугенотов, западные трактователи истории вовсе не говорят о кровавом нраве этой исторической персоны. Оно и понятно: разве ж можно сравнивать «10 миллионов» (всё равно мало кто проверит...) в России и «какие-то 30 тысяч» во Франции... И ведь всё это отражается в учебниках и висит лапшой на ушах современных школьников.

В итоге появляются перлы об освобождении «украинцами» узников Освенцима, о том, что Сталину нужно было отказаться от противостояния под Ленинградом, чтобы «спасти жизни людей», о том, что СССР якобы и сам собирался напасть на Германию в 1941-м, о «советских оккупантах» на Украине, в Прибалтике и далее везде – причём без сообщений о том, что после этих «оккупантов» оставались заводы, вузы, школы, больницы, театры и что «оккупируемые» в экономическом плане нередко жили лучше «оккупантов».

Вся эта псевдоисторическая ересь должна выжигаться на корню. И лучший инструмент для этого – единый подход к освещению исторических событий в государственных образовательных учреждениях. Никто не собирается запрещать школьникам самостоятельно знакомиться с иными «трактовками», - пожалуйста... но только за рамками программы. Хоть про 10 миллионов, «убитых Иваном Грозным», хоть о «казацком подводном флоте и рытье Чёрного моря протоукрами». Хотя бы для оценки неадекватности авторов этих заявлений...

Государство и народ уже неоднократно сталкивались с тем, во что обычно выливается заваренная на исторических передёргиваниях и откровенной лжи каша.

topwar.ru

История Великой Отечественной войны нуждается в защите » Военное обозрение

Военная академия Генерального штаба ВС РФ организовала проведение конференции, посвящённой истории Великой Отечественной войны. Вероятно, кому-то из читателей может показаться, что это лишь одна из многочисленных подобных конференций, которые нередко организуются, что называется, «для галочки». Однако одних это обрадует, других, вероятно, огорчит, конференция Военной академии ГШ Вооружённых сил России, проводящаяся в эти дни, отнюдь не рядовое событие, хотя бы потому что на ней поднимаются по-настоящему острые сегодня вопросы о многочисленных попытках фальсификации истории, подмены исторических фактов и привнесение явно извращённых трактовок многих событий эпохи Великой Отечественной войны.


Название конференции, проходящей в Москве – в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе говорит само за себя: «История Великой Отечественной войны 1941-1945 годы: правда и вымыслы». Состав участников мероприятия по-настоящему внушительный. Это представители Центрального архива министерства обороны РФ, сотрудники Института военной истории, члены гражданских исторических коллегий, президент Общества изучения истории отечественных спецслужб, начальник научного отдела Российского военно-исторического общества, военные учёные и представители прессы. Одна из целей проводимого мероприятия – отмежевания исторической науки от тех псевдоисторических трактовок, с которыми в нашей стране миллионы людей сталкиваются практически на регулярной основе.

Чтобы понять, о чём идёт речь, далеко, как говорится, ходить не нужно. Стоит обратится к «перлам» Бильжо и Невзорова, которые, явно стремясь привлечь к себе определённого рода внимание, ударились в размышления о Зое Космодемьянской и её подвиге. Точнее, подвигом поступок Зои из представленных лиц никто не называет. Бильжо увидел в действиях юной партизанки «приступ шизофрении» и иные проявления «психического заболевания». Невзоров объявил, что «подвиг» притянут за уши, ибо «подвиги могут совершать даже террористы». И ведь эти мыслительные испражнения читают сотни тысяч жителей России (и не только России), среди которых явно найдутся и те, кто будет рассматривать историю Великую Отечественную войну как череду деяний то «шизофреников», то «преступников-террористов», и для которых само понятие «подвиг» будет ассоциироваться с чем-то грязным и непотребным.

На страницах «Военного обозрения» уже неоднократно поднималась тема, касающаяся того, что заявления, подобные за явлениям Бильжо и Невзорова, просто так не делают, из ниоткуда они не появляются. Для кого-то это самопиар (и это, возможно, ещё полбеды), а для кого-то и реализация поставленной задачи по дискредитации самой победы советского народа над нацизмом. Посыл последних укладывается в часто эксплуатируемый тезис о том, что победу нельзя рассматривать как триумф, так как, дескать, один тоталитарный режим победил другой. Тезис «Сталин хуже Гитлера» - это ещё один образчик ультралиберальной мысли, который стал активно эксплуатироваться в нашей стране в годы перестройки, преподносимой как победу свободы прессы, свободы совести, а на деле победу над совестью... Сегодня этот тезис превратился в своего рода маркер «свой-чужой» для ультралиберальной, простите, «интеллигенции».

По поводу конференции, её целей и задач высказался один из организаторов мероприятия – замначальника Военной академии Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Чварков. Его заявление, в котором генерал говорит о борьбе с фальсификацией истории ВОВ как о задаче для всего народа России, приводится информационным агентством ТАСС:

Борьба с фальсификацией истории - это дело не только государственного и военного управления, но и задача всего нашего народа. Особенно это касается попыток исказить роль нашей страны в победе над фашизмом. Необходимо помнить многочисленные исторические факты как о зверствах войск Германии и их пособниках на Украине, так и о дружеской встрече на Эльбе советских, американских и английских солдат.

Генерал Чварков добавляет:

В этой связи и Верховный главнокомандующий, и министр обороны обращают внимание на то, что необходимо всемерно правдиво показывать эти материалы, постараться донести до населения, до молодежи все те результаты, которые были достигнуты героической борьбой нашего народа.

В ходе конференции отмечается и тот факт, что источниками фальсификаций истории Великой Отечественной войны нередко являются представители западных ресурсов и общественных институтов. В создании, как принято говорить, «чёрных мифов», активно упражняются и те, кто к истории войны вообще не имеет никакого профессионального отношения. Не так давно свет увидела статья одной западной дамочки-журналистки, которая, преисполняясь «страданиями немецких женщин», объявила, что красноармейцы «изнасиловали» не менее 2-х миллионов немок в одном только 1945-м. Сама, говорит, знаю... А как же ещё... И, как в последнее время стало актуально для западных СМИ – доказательств – ноль абсолютный, зато скорость вращения дезинформационной карусели поражает. Буквально на другой день после публикации эта псевдоисторическая ересь была растиражирована многими западными СМИ уже со ссылкой на дамочку, названную (внимание!) экспертом. Экспертом в чём или ком? В красноармейцах или, простите, в изнасилованиях?..

Так как же противостоять потоку помоев, которые льются на историю Великой Отечественной войны, на историю подвига советского народа? Естественно, тут одним «народным словом» не обойтись. Нужна большая и кропотливая работа как общественных организаций, так и государственных институтов. В своё время министерство обороны уже начало такую работу – речь о публикации архивных документов эпохи Великой Отечественной войны – документов, которые перечёркивают всё «соплежуйство» по целому ряду тем и направлений, перечёркивают саму возможность для «заинтересованных» лиц выставлять напоказ в качестве истины в последней инстанции бредни из серии «одна винтовка на троих» и «генерал мороз». Такую работу можно и нужно продолжать в качестве основы исторической объективности.

topwar.ru

История одной военной фотографии » Военное обозрение

...Эта старая, сжимающая сердце фотография довольно известна. Её публикуют в разных изданиях обычно незадолго до 22 июня. Бывает, и ко Дню Победы.
На снимке — Татьяна Онищенко и её маленькая умирающая дочка, раненная во время фашистской бомбёжки. Время событий — 1941 год, глубокая осень. Место — Подмосковье. Автор — Иван Александрович Нарциссов, липчанин, военный корреспондент, фотограф, кавалер ордена Отечественной войны, один из авторов пятитомного издания «Великая Отечественная война в фотографиях и документах». Скромный, смелый, бескорыстный и талантливый человек, оставивший огромный архив военных фотографий и газетных публикаций.

Об Иване Александровиче на «Военном обозрении» я писала несколько раз. Не так давно увидела свет его книга «В объективе — война». Правда, в одном из постов об этой книге однажды обнаружила глупейшую приписку: мол, Иван Александрович недавно издал... Не мог он издать, потому как умер более четверти века назад. Это сделал его родственник. Однако мы отвлеклись.

Среди снимков Нарциссова - фотография Татьяны Онищенко. Но в большинстве своём известно об этом снимке лишь то, что я указала выше. А вот то, что недавно узнала.

Ещё летом 1941 года Татьяна получила известие: муж её пропал без вести. В жизнь Татьяны вошло мучительное ожидание. Каждый день она встречала почтальона — и каждый день тот проходил (или проходила?) мимо.

Татьяна верила. Сводки с фронта летели тревожные, горестные для каждого русского человека. А она — верила вопреки всему. И дождалась.
Ранним осенним утром пришло письмо. Живой! Он оказался живой, лежал в госпитале, но рана была неопасной.

Какое это было счастье! Всеобъемлющее, огромное. Казалось: уж теперь-то точно пройдёт невредимым всю войну!

Счастье длилось несколько часов. А потом налетела фашистская авиация. Дом семьи Онищенко попал под меткий снаряд. Татьяна с доченькой в одночасье оказались без всего.

Кончился налёт. Вернулись женщина и малышка туда, где недавно стоял их дом. Горе... И тут Татьяна вспомнила: ведь ещё в конце лета закопала она неподалёку от дома бочку с солониной. Спасены! Есть еда, а с жильём что-нибудь решат, вокруг ведь люди, помогут.

И снова мелькнул луч света, надежда. И снова — на какие-то часы.

Опять налетела авиация. Не успела Татьяна подхватить на руки дочку, которая, испугавшись, убежала. Отыскала её уже после бомбёжки. И вот — страшный снимок...

За один день, за один только день Татьяна Онищенко пережила огромную радость, ужас, надежду и бесконечное горе. Вспоминается мне кадр из знаменитого фильма «Судьба», где бежит мать к подкошенному пулей сыну Ване, падает перед ним на колени и кричит: «Да где же ты, Господи?..»
...Не знаю, что кричала в тот момент Татьяна. Но крик этот, теперь неслышимый, заставляет сжиматься сердце того, кто посмотрит на фотографию.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *