Содержание

Игорь Белявский о том, как пережить крах

Самым главным жизненным стимулом для меня всегда было желание попробовать что-то новое. И любой бизнес, которым я занимался, строился на этом: когда-то мне были интересны масштабные развлекательные мероприятия (рейв-фестивали Dance Planet. — Прим. ред.), затем на смену им пришли реклама и маркетинг, следом захотелось создать ресторан. Но в этом же и мой недостаток: этот интерес у меня быстро угасает, сменяясь другим увлечением, и я передоверяю бизнес партнерам или менеджерам, которые привносят свои особенности в управление. Но так или иначе, вместе у нас получилось в свое время сделать самую крупную промоутерскую компанию в Петербурге, с нуля создать маркетинговый бизнес и дойти до положения коммуникационного агентства номер три в России, открыть свой офис в Нью-Йорке, неплохо начать в 2008-м ресторанный бизнес с маленького «Счастья» на улице Рубинштейна, выстрелив с проектами «22.13», Barbaresco и Soho Lounge на Конюшенной площади и проектом Saxon + Parole в Москве. Но получилось и бесславно потерять 95% всего сделанного по собственной глупости.

Мое предназначение было и есть — созидать и вдохновлять, и у меня не получается создавать что-то только для того, чтобы заработать деньги. Для кого-то другого быть рациональным — отличная вещь: человек берет и строит кирпичный завод, рассчитав потребность в кирпичах. И это правильный путь, но он не мой. В определенный момент я расслабился и стал слишком много смотреть по сторонам. Появилось самомнение, захотелось быть похожим на давно существующих игроков ресторанного бизнеса с их бесчисленным количеством заведений, и я подменил свои истинные ценности ложными: вместо того чтобы развиваться качественно, решил развиваться количественно. Мы открывали ресторан за рестораном, но не с мотивацией сделать что-то действительно стоящее, а уже с целью обогащения и стремления к ресторанному «господству». Я не осознавал, что свернул со своего собственного пути. И в этот период были заложены рыхлые кирпичи в фундамент, который посыпался. Ведь люди, как вибрационные системы, излучают мысли и эмоции, тем самым собирая вокруг себя похожих на них людей. Если у тебя самого установка только на личное обогащение, то ты и притягиваешь к себе подобных людей. Я верю в квантовую физику: мы находимся в той точке пространства и времени, в которой и должны были оказаться, и встречаем тех людей, которые так или иначе влияют на наш жизненный путь. Сталкиваясь с ними, мы можем либо эволюционировать, либо деградировать.

В сентябре 2014 года нам закрыли договор аренды для ресторанов «22.13», Barbaresco и нового строящегося клуба на Конюшенной площади. Сначала я привлекал все связи и ресурсы для разрешения ситуации, даже Жерар Депардье, открывавший Barbaresco вместе со мной, участвовал в переговорах с собственником здания, чтобы предотвратить гибель ресторанов. Но жизнь говорила: «Нет, тебе этого не надо, парень. Ты заблудился, и пора проснуться». Ни один из планов спасения не сработал. А дальше проблемы стали расти как снежный ком, и вслед за ресторанным посыпался и рекламный бизнес. В момент начала кризиса у нас было около двадцати заведений в Петербурге и Москве, а также большой ресторан в Нью-Йорке на стадии строительства, которое мы были вынуждены заморозить. В течение года я последовательно прошел все положенные в  таких случаях стадии: неприятие всего того, что случилось, затем злость, расстройство и депрессию и, наконец, смирение. Именно тогда я смог еще раз осознать, что все происходящее с нами здесь и сейчас необходимо в первую очередь нам; что те люди, которые нам встречаются, — это проводники по нашему собственному пути.

Выкарабкаться мне помогли сын, семья, любовь, йога и осознание законов мироздания. Несколько лет после развода я не понимал, где же она, моя любовь. А как только все ненужное отвалилось, тут же появилось светлое, настоящее чувство — я встретил девушку, которую очень сильно полюбил. Мне очень повезло с преподавателем йоги, которая помогла мне преодолеть проблемы и вновь разбудить в себе внутреннюю уверенность и силу. И когда все рухнуло, я познакомился с замечательным остеопатом-француженкой, которая все законы Вселенной объяснила на примере событий из моей жизни, что позволило мне не застрять в воронке переживаний, а быстро встать на ноги. Ведь от волнений никакого прока нет: долги по зарплате останутся все так же невыплаченными, а кредиты — непогашенными. Либо ты стабилизируешь ситуацию, постепенно исправляя свою репутацию, либо остаешься в депрессии, и при этом у людей сохраняется негатив к тебе. При этом истинная репутация для меня — это честность с самим собой. Со всеми сотрудниками и партнерами у меня были достаточно личные отношения, и собственная несостоятельность в выплате задолженности была одним из самых сложных моментов. До сих пор есть люди, работавшие в закрывающихся один за другим ресторанах, с которыми не произведен расчет. По мере стабилизации финансовых потоков я закрою эти долги.

Летом 2015 года я продал маркетинговое агентство Global Point основным кредиторам и к концу года преодолел главные кризисные точки, почувствовав силы для нового бизнеса. Другие мои кредиторы — банки, партнеры, друзья — тяжело приняли всю эту ситуацию, но, похоже, нашли баланс между обидой, жаждой мести и верой в свое и мое будущее. Сегодня я привожу в порядок существующие четыре ресторана «Счастье» в Петербурге и Москве — стремлюсь вернуться к тем ценностям, которые закладывал изначально, снова сделать их заведениями для дружеского общения, какими я их и задумывал. В начале 2016 года мы построили на Петроградской стороне свою первую, пока небольшую, шоколадную фабрику «Счастье» и активно выходим в торговые точки с нашей натуральной продукцией. У меня наконец нашлось время заняться созданием образовательного центра в области альтернативной медицины, психологии и биодинамики, которыми я загорелся в последние годы. Он будет рассчитан на профессионалов и на обычных людей, которые хотят научиться правильному отношению к жизни, ответственности как за свои мысли и эмоции, так и за более приземленные вещи — за то, что и как мы едим. Преподавать в нем будут французские, канадские, индийские и местные специалисты. И альтернативное образование для детей — это то, чем я тоже сейчас озабочен. Мне очень нравятся те новейшие программы, которые применяются в Финляндии, Франции, Канаде, и я планирую открыть детский сад, использующий эти наработки.

Вся эта кризисная история стала очень хорошим стимулом, чтобы я вернулся в исходную точку, на мой собственный путь. И проснулся под голос навигации: «Пересчет маршрута».

www.sobaka.ru

Игорь Белявский

Основатель и генеральный директор Global Point – крупнейшего агентства с филиалами в Нью-Йорке и Гамбурге, с которым мало кто может соперничать в рекламном бизнесе и организации вечеринок, – осваивает ресторанное дело. Два заведения и клуб на Конюшенной площади – самая серьезная заявка года.

Текст: Ксения Гощицкая. Фото: Дмитрий Иванов

Начало вашей карьеры совпало со временем, описанным Виктором Пелевиным в книге «Generation “П”». Хлынувшая иностранщина вас как-то затронула? Конечно! Первым, на что я поддался, была реклама сигарет Golden America. Я специально делал так, чтобы пачка торчала из кармана, при том что я никогда не курил. Еще в то время не было ничего моднее марки Reebok – я стащил у отца денег и оделся с ног до головы. Получил потом по заслугам, конечно.

Росли сорвиголовой? Мой папа-штурман как-то улетел на полгода в Африку, а я гонял на его машине – без прав, разумеется – и разбил ее. Или решил вложить родительские деньги в МММ, без их ведома. Родителям я обязан состоянием внутренней свободы. Мне никогда не диктовали, что и как делать, просто приводили аргументы за и против, без давления. На этом я вырос, плюс добрые американские фильмы тех лет, где добро побеждает зло.

Вы начинали с компании Dance Planet. Почему в ситуации, когда все только формировалось и можно было делать что угодно, вы занялись музыкальным бизнесом? Я хотел делать что-то яркое, связанное с музыкой. Сначала возил артистов в клуб Candyman, затем придумал Boomerang Agency. Тогда же ко мне присоединился Стас Крутицкий, ныне директор Dance Planet, и мы привезли дико популярных Klubbheads в клуб «Порт». Затем появился Саша Уманский, который отвел нас на фестиваль DJ Parade. Мы увидели эту толпу танцующих людей – даже мурашки по коже побежали – и захотели сделать нечто подобное. Решили провести концерт Scooter в «Юбилейном». Это был грандиозный провал, мы попали на серьезную сумму, которую одолжили у знакомых, популярных в то время структур. В принципе, на нее можно было открыть хороший клуб. То, что нас тогда не порвали в клочья, и есть наша самая большая удача.

(Смеется.) Но, несмотря ни на что, мы понимали, что хотим заниматься именно этим делом, уже созрела идея фестиваля Dance Planet. Я пошел к кредиторам, извинился и попросил еще денег. Было страшно брать такую сумму в двадцать четыре года. Удивительно, но нам снова дали. На мероприятие пришло девять тысяч человек – мы заработали, отдали все долги, и у нас даже что-то осталось. Если у тебя есть ощущение, что ты все делаешь правильно, все складывается само собой.

И диджеем, наверное, пробовали стать? Да, но не пошло. Быть серым кардиналом нравится больше.

А как родился Global Point? У нас стали появляться премиум-клиенты, но мы понимали, что под брендом Dance Planet не можем предложить им тот уровень, на который они рассчитывают. Так возникло агентство интегрированных коммуникаций Global Point. Спасибо тем, кто в нас поверил, – мы тогда все делали интуитивно, никакого клиентского сервиса не было. Более того, нас учили сами партнеры: присылали нам формы, по которым работали с западными агентствами. Из небольшой организации, проводившей рейвы и презентации, мы выросли в компанию со штатом двести человек и открыли филиалы в Москве, Нью-Йорке и Гамбурге. Сейчас начинаем продвигаться в Гонконг и Париж.

Недавно компания открыла два новых ресторана, Barbaresco и «22:13», в планах – бар и клуб. Почему вы взяли такое направление? Никакой бизнес-стратегии не было. Мне быстро надоедает делать одно и то же, интересно создать, передать и больше к этому не возвращаться. В ресторанном бизнесе преимущества те же, что и в организации фестивалей: ты полностью реализуешься и видишь, как твои идеи приносят радость.

Как воспитываете себя? Самыми разными способами, от йоги до техники дыхания. Главное – вернуться в настоящий момент. Часто боишься за будущее или жалеешь о прошлом, а надо любить настоящее.

У вас никогда не было мысли уехать из страны? Во времена клуба «Порт» я хотел жить в Голландии – там процветала танцевальная музыка. Но бежать – самый простой выход, твое предназначение останется нераскрытым. Либо ты слабый человек, либо потребитель, который просто едет туда, где хорошо. Я верю, что можно изменить мир вокруг себя. И если здесь будет больше таких людей, что-то изменится. Мне не нравится то, что поколение, которое сейчас принимает решения, болеет не за результат, а за прибыль. Это очень заметно по подготовке Олимпиады в Сочи. Зато следующее, к которому относится, например, мой сын, – переломное, потому что мы начинаем обращать внимание на внутренний мир и способны передать такое отношение детям.

С кем вам приятно работать? Если люди внутри компании развиваются, то и она развивается. Моя философия: свобода и четкая зона ответственности. Энергетика притягивает к нам правильных людей, и все получается само собой. Мы хотим, чтобы у нас работали люди с чувством вкуса. Но я столкнулся с проблемой, что очень мало тех, кто был бы интеллектуален и сексуален, со стилем и харизмой. В этом виновата наша система, начиная со школьного образования. И получается, что лишь некоторые, как индиго, выделяются и идут правильно. Они притягивают.

Сейчас вы полностью довольны своим бизнесом? Нет, потому что я перфекционист, а сложности есть. Компания переходит на новый жизненный этап, сталкивается с новыми проблемами. Мы развиваем направление экологических фермерских продуктов, потом откроем сеть кондитерских, объединим рестораны в общую структуру, увеличив их количество. Будем продолжать поддерживать благотворительный фонд «Солнце». А еще я мечтаю стать продюсером художественного фильма, со счастливым концом разумеется.

www.sobaka.ru

Игорь Белявский, создатель Global Point Family — The Village

В прошлом декабре на Чистых прудах открылся филиал питерского ресторана «Счастье» — с этим проектом на московский рынок вышла группа компаний Global Point Family, управляющая в Санкт-Петербурге ресторанами «Счастье», «22.13», Barbaresco и Soho Lounge. Два месяца назад в Москве заработало еще одно их место — Barry Bar , а в сентябре начнут открываться небольшие кондитерские под вывеской «Счастье». The Village поговорил с основателем компании Игорем Белявским о проделанной работе и дальнейших планах: ресторане в Нью-Йорке и устройстве самостоятельного кластера в Петербурге.

 

 
Игорь Белявский — управляющий партнер и идейный вдохновитель группы компаний Global Point Family. В 1998 году вместе с партнерами создал event-booking агентство Boomerang Promotion, из которого в 2001-м выросла промоутерская компания Dance Planet, а еще спустя два года — коммуникационное агентство Global Point, которое теперь является одним из крупнейших игроков на рынке и имеет офисы в Санкт-Петербурге, Москве, Нью-Йорке и Гамбурге. В 2008 году компания расширила сферу деятельности, открыв свой первый ресторан в Петербурге — «Счастье» на улице Рубинштейна. За ним последовали еще три заведения, а в прошлом году Global Point Family вышли и на московский рынок.

ПЕРВЫЙ РЕСТОРАН

— Вы много лет занимались организацией событий и рекламой, а теперь у вас рестораны. Решили, что можно денег заработать, или это какая-то личная история, мечта?

— В глубине души открыть ресторан, в котором мне было бы приятно самому и который отражал бы мой внутренний мир, мне хотелось еще в начале 2000-х годов. Но в то время я не понимал, как именно всё должно быть. В 2008 году агентство прошло период становления, из компании в 10 человек мы выросли в компанию из 150 человек. Тогда мне захотелось какую-то отдушину, и я снова вспомнил о мечте. Мы нашли помещение на Рубинштейна — так появилось «Счастье», концепцию которого мы придумывали по ходу строительства. Причем дизайнер у нас слетел в последний момент, и мне пришлось делать всё самому, абсолютно без опыта. Светлый цвет и ангелы — для меня это символ добра — да, я довольно прямолинеен, не очень концептуальный человек.


«И у нас всё пошло кувырком. Гости приходили, когда мы только открылись, и могли прождать горячее, например, два часа»


— Но, кроме ангелов, в «Счастье» кто-то должен был заниматься остальными вещами. Всё-таки в ресторане важна еда.

— Мы смотрели разных шефов, приходящих даже из каких-то рок-клубов и столовых. Толку от этого не было, и мы начали искать по друзьям, просто спрашивали всех подряд. Так и познакомились с Димой (Дмитрий Решетников — бренд-шеф всех ресторанов Global Point. — Прим. ред.). Он нас зацепил своим подходом, идеями, а еще он сказал, что поставил на ноги три ресторана, и мы на это купились. Потом, когда мы привели его в «Счастье» еще в момент строительства — нужно было заказывать оборудование, подбирать команду, — оказалось, что он никогда и нигде не был шеф-поваром. И у нас всё пошло кувырком. Гости приходили, когда мы только открылись, и могли прождать горячее, например, два часа. Не все, конечно, но, может, двое из десяти. Несмотря на это, люди всё равно шли к нам, я не знаю, почему. «Счастье» начиналось именно так, но уже через год всё стало шоколадно.

Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье» Московский ресторан Global Point — «Счастье»

ЭКСПАНСИЯ В ДРУГИЕ ГОРОДА

— Вы специально не поменяли в меню московского «Счастья» слово «греча»?

— Вот видите, все же говорят об этом: «Пойдем в „Счастье“ есть гречу» — хороший пиар!

— Но при этом здесь совсем по-другому обошлись с напитками: наняли молодого энергичного бар-менеджера, добавили в меню кучу коктейлей.

— Да, всё так, и сейчас питерское «Счастье» будет меняться под эту московскую концепцию. Это связано скорее не с Москвой, а с нашим опытом. Мы просто сами выросли, многое поняли и интегрируем теперь этот опыт в свои заведения. Смотреть на других и делать что-то похожее или даже отличное, теряя при этом свою индивидуальность, — это отчасти зло. Можно сделать абсолютно такое же меню, как в других ресторанах, но при этом оставаться уникальными, и это будет притягивать людей. Гостю может нравиться, как официант с тобой здоровается или как он падает на подиуме при входе... Я утрирую, конечно, но это правда: часто бывает что-то неуловимое. Еще раз скажу: я не люблю анализировать.

— А почему Barry Bar вы открыли именно в Москве?

— Barry Bar не похож ни на одно наше питерское заведение. Немного похож по атмосфере на «22.13», но по площади раз в десять меньше. Этот проект изначально придуман под Москву, в составе его учредителей есть человек, который хотел сделать место именно в этом городе, этим всё и объясняется.

Московский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry BarМосковский бар Global Point — Barry Bar

— Почему первый ресторан за пределами России вы открываете в Нью-Йорке?

— В Европе сложнее переключить людей на новые рестораны, которые пришли извне. Если Нью-Йорк открыт к этому, то в Барселоне, например, до последнего будут узнавать — а кто открыл, Хуан или не Хуан? Пока планов идти в Европу нет.

— А откуда уверенность, что «Счастье» приживется в Нью-Йорке, почти гастрономической столице мира, где есть уже всё?

— Концепция «Счастья» не должна сильно пострадать, а значит всё останется простым, домашним, без каких-либо претензий на гастрономические изыски. «Счастье» — это место для общения, где можно вкусно поесть домашней простой еды. В Америке будет то же самое. И, кроме людей избалованных и видавших всё, там есть обычные люди, тянущиеся к простоте. Немного скептически смотрите на меня сейчас, да?


«Если ты открываешь ресторан с мыслью „поеду в Нью-Йорк, там куча бабла“ — ничего не выйдет»


— Ну возьмем Айзека Корреа, переросшего недавно из шеф-повара в ресторатора. Он думает над идеей создания ресторана в Америке, но даже он говорит, что это дело очень серьезное. А он там вырос, знает все углы.

— Время покажет. Я думаю, что абсолютно не важно, где ты открываешь ресторан. Если ты хочешь это сделать и у тебя есть идея и миссия, которую ты несешь, всё будет круто. А если ты открываешь ресторан с мыслью «поеду в Нью-Йорк, там куча бабла, заработаю денег», тогда ничего не выйдет.

Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»

 

НЕ ТОЛЬКО БИЗНЕС

— Вы всерьез планируете развивать территорию на Конюшенной площади в Петербурге наподобие кластера?

— Планы у нас серьезные, да. Правда, сейчас сталкиваемся с тем, что там находится городская парковка и мэрия неохотно идет на то, чтобы заменить ее нашим проектом с зимним катком, летним кинотеатром и концертно-парковой площадкой. Но процесс идет. Это дорогостоящая история, но мы ей очень активно занимаемся и надеемся, что сможем выступить хорошим тандемом либо с администрацией города, либо с братьями Зингаревичами из Lotte Group, которые напротив нас строят элитный жилой комплекс.

 

В ближайшие годы в Петербурге может появиться несколько подземных парковок. 


«Если есть возможность сделать город лучше и при этом увеличить прибыль от своих ресторанов — нам это интереснее»


— А эта история — тоже мечта, как и с ресторанами?

— Нет, мы не филантропы. С одной стороны, хочется, чтобы город стал красивее, но с другой — делать это в оторванном от наших ресторанов месте тяжело, деньги мы берем в кредит, и их нужно возвращать. Если есть возможность сделать город лучше и при этом увеличить прибыль от своих ресторанов — нам это интереснее. Так что это скорее бизнес-модель. Мы бы, конечно, могли вложить деньги просто в рекламу и этим увеличить гостевой поток, но вложить в интересное для города место и таким образом увеличить этот поток — гораздо правильнее со всех сторон.

Так сейчас выглядит Конюшенная площадь в Санкт-Петербурге. На ней находится автомобильная стоянка.Так сейчас выглядит Конюшенная площадь в Санкт-Петербурге. На ней находится автомобильная стоянка.Так сейчас выглядит Конюшенная площадь в Санкт-Петербурге. На ней находится автомобильная стоянка.

ЦЕНЫ И НИША

— Рестораны Global Point совсем не демократичны в плане цен, хотя атмосфера и сервис, так сказать, на короткой ноге. Словно вы хотите угодить сразу всем. Как на самом деле обстоят дела?

— А у нас дорого, да?

— Вот, например, рядом с вашим московским «Счастьем» есть «Пропаганда», постоянно забитая и неизменно популярная — там вкусно и цены честные. Есть Delicatessen, есть Ragout — там тоже дешевле, чем у вас.

— Может, мы где-то ошиблись в наших расчетах. В Петербурге «Счастье» растет, к нам ходят. Но аудитория сменилась, она повзрослела за эти три года. Если раньше это была модная молодая публика, то сейчас это люди ближе к 35, не такие уж модные, но стремящиеся к душевному равновесию, приятной атмосфере и чему-то простому. А вот «22.13», наоборот, как раз более молодежное место, для тусовки. «Барбареско» сразу было сделано для совсем взрослых, для таких гурманов-хулиганов, которые совсем не чопорные, но хорошо разбираются в еде. «Сохо» — симбиоз между «22.13» и «Барбареско». Все эти места развиваются одинаково хорошо.


«Для семейных ресторанов в Москве и Питере нужны смелые люди, которые не будут бояться того, что их точку разгромят»


 

— В Москве есть Новиков, «Гинза», «Ресторанный синдикат», много больших серьезных ресторанов и почти нечего есть на улице, жутко не хватает небольших приятных мест с едой. А вы зачем-то решили открывать теперь кондитерские.

— В наших кондитерских будут в том числе сэндвичи навынос, но основной акцент мы, конечно, сделаем на сладком: капкейки, пирожные, торты, шоколадные конфеты. Мы собираемся открыть в Москве 4 или 5 ресторанов и 10 кондитерских «Счастье». Сначала будем открывать в историческом центре, но, возможно, пойдем в торговые комплексы, например в «Цветной». Что касается маленьких точек по всему городу, проблема в том, что у людей нет доверия. Я по себе сужу: приезжаю в Нью-Йорк и с удовольствием ем сосиску на улице, приезжаю в Европу и покупаю сэндвич на улице. Но в Москве я не могу этого сделать, потому что тому же «Стардогсу» я не полностью доверяю.

 

Компания Global Point планирует открыть в 2012 году в Москве 10 кондитерских «Счастье». В меню будут в основном десерты, но также обещают немного быстрой еды. 

— Ну вот.

— Это придет когда-нибудь. Сейчас у людей здесь есть предубеждения, что тебя обманут, дадут несвежий продукт. А еще для семейных ресторанов в Москве и Питере нужны смелые люди. Вы бы, может, и хотели поставить свою палатку и продавать в ней что угодно: сосиски, пророщенные зерна. Но всегда есть вероятность, что пройдет какая-нибудь демонстрация и твою точку разгромят, либо нарисуют на ней граффити за ночь, или придут силовые структуры и попросят денег, — слишком много ограничений, которые мешают. И ты думаешь: лучше я спокойно буду работать в офисе у кого-нибудь. Вот поэтому не развивается мелкий и микробизнес. Мы этого всего тоже боялись и через всё это проходили, но теперь стали сильными и противостоим системе.

www.the-village.ru

5 заповедей ресторатора, нанимающего персонал — The Village

Игорь БЕЛЯВСКИЙ

Владелец Global Point Family

Важно впечатление от ресторана — люди никогда не идут только за едой. Они идут провести время, получить эмоциональный заряд и просто расслабиться. От того, как их встретила хостесс, как поговорил официант, как улыбнулся бармен, зависит настроение гостя. Любые старания кухни может уничтожить официант — но точно так же он может исправить огрехи повара, поднять настроение уместной шуткой или любезным комплиментом.

С каждым сотрудником нужно говорить: при найме на работу объяснять, что за концепция у твоего ресторана, чего ты хочешь добиться от официантов, как ты хочешь, чтобы чувствовал себя гость. И эти слова придётся повторять ещё много раз. В Москве сложнее с сотрудниками — официантам трудно прокачать душевную составляющую. У многих потребительский подход — прийти, заработать денег и уйти, а на концепцию многим наплевать. Поэтому тут больше времени уходит, чтобы рассказать, что такое «Счастье», и зарядить человека.

Я и маркетинг-директор «Счастья» Настя Решетникова проводим тренинги для ребят. Я — для управляющего персонала, Настя — для самих официантов. Они проходят раз в месяц в работающих заведениях, а на старте нового кафе — два-три раза в месяц. Раньше мы усложняли эти тренинги, а сейчас поняли, что нужно самыми простыми словами дать ответ на три вопроса: «Что? Как? Кому? мы продаём». Мы продаём не еду, не блинчики и кофе, мы продаем ценность настоящего момента. Как? Вызывая положительные эмоции. В наших силах вывести гостя из преддепрессивного состояния.

Нужно учить официантов разговаривать. Например, если человек просит кофе без кофеина, а официант говорит: «У нас такого нет», человек остаётся недоволен. А если он говорит: «Сейчас я схожу в магазин и принесу, подождёте 20 минут?» — у человека появляется выбор: ждать или не ждать, но он видит, что официанту не всё равно, что его просьба важна. Мы учим их делать комплименты посетителям, особенно постоянным гостям. 

Конечно, в итоге всё сводится к человеку — насколько его ценности совпадают с вашими и с ценностями вашей компании. Нанимайте только близких по духу.

www.the-village.ru

Игорь Белявский | Город | Time Out

Основатель и генеральный директор Global Point — крупнейшего агентства с филиалами в Нью-Йорке и Гамбурге, с которым мало кто может соперничать в рекламном бизнесе и организации вечеринок, — осваивает ресторанное дело. Два заведения и клуб на Конюшенной площади — самая серьезная заявка года.

Текст: Ксения Гощицкая. Фото: Дмитрий Иванов

Начало вашей карьеры совпало со временем, описанным Виктором Пелевиным в книге «Generation “П”». Хлынувшая иностранщина вас как-то затронула? Конечно! Первым, на что я поддался, была реклама сигарет Golden America. Я специально делал так, чтобы пачка торчала из кармана, при том что я никогда не курил. Еще в то время не было ничего моднее марки Reebok – я стащил у отца денег и оделся с ног до головы. Получил потом по заслугам, конечно.

Росли сорвиголовой? Мой папа-штурман как-то улетел на полгода в Африку, а я гонял на его машине – без прав, разумеется – и разбил ее. Или решил вложить родительские деньги в МММ, без их ведома. Родителям я обязан состоянием внутренней свободы. Мне никогда не диктовали, что и как делать, просто приводили аргументы за и против, без давления. На этом я вырос, плюс добрые американские фильмы тех лет, где добро побеждает зло.

Вы начинали с компании Dance Planet. Почему в ситуации, когда все только формировалось и можно было делать что угодно, вы занялись музыкальным бизнесом? Я хотел делать что-то яркое, связанное с музыкой. Сначала возил артистов в клуб Candyman, затем придумал Boomerang Agency. Тогда же ко мне присоединился Стас Крутицкий, ныне директор Dance Planet, и мы привезли дико популярных Klubbheads в клуб «Порт». Затем появился Саша Уманский, который отвел нас на фестиваль DJ Parade. Мы увидели эту толпу танцующих людей – даже мурашки по коже побежали – и захотели сделать нечто подобное. Решили провести концерт Scooter в «Юбилейном». Это был грандиозный провал, мы попали на серьезную сумму, которую одолжили у знакомых, популярных в то время структур. В принципе, на нее можно было открыть хороший клуб. То, что нас тогда не порвали в клочья, и есть наша самая большая удача. (Смеется.) Но, несмотря ни на что, мы понимали, что хотим заниматься именно этим делом, уже созрела идея фестиваля Dance Planet. Я пошел к кредиторам, извинился и попросил еще денег. Было страшно брать такую сумму в двадцать четыре года. Удивительно, но нам снова дали. На мероприятие пришло девять тысяч человек – мы заработали, отдали все долги, и у нас даже что-то осталось. Если у тебя есть ощущение, что ты все делаешь правильно, все складывается само собой.

И диджеем, наверное, пробовали стать? Да, но не пошло. Быть серым кардиналом нравится больше.

А как родился Global Point? У нас стали появляться премиум-клиенты, но мы понимали, что под брендом Dance Planet не можем предложить им тот уровень, на который они рассчитывают. Так возникло агентство интегрированных коммуникаций Global Point. Спасибо тем, кто в нас поверил, – мы тогда все делали интуитивно, никакого клиентского сервиса не было. Более того, нас учили сами партнеры: присылали нам формы, по которым работали с западными агентствами. Из небольшой организации, проводившей рейвы и презентации, мы выросли в компанию со штатом двести человек и открыли филиалы в Москве, Нью-Йорке и Гамбурге. Сейчас начинаем продвигаться в Гонконг и Париж.

Недавно компания открыла два новых ресторана, Barbaresco и «22:13», в планах – бар и клуб. Почему вы взяли такое направление? Никакой бизнес-стратегии не было. Мне быстро надоедает делать одно и то же, интересно создать, передать и больше к этому не возвращаться. В ресторанном бизнесе преимущества те же, что и в организации фестивалей: ты полностью реализуешься и видишь, как твои идеи приносят радость.

Как воспитываете себя? Самыми разными способами, от йоги до техники дыхания. Главное – вернуться в настоящий момент. Часто боишься за будущее или жалеешь о прошлом, а надо любить настоящее.

У вас никогда не было мысли уехать из страны? Во времена клуба «Порт» я хотел жить в Голландии – там процветала танцевальная музыка. Но бежать – самый простой выход, твое предназначение останется нераскрытым. Либо ты слабый человек, либо потребитель, который просто едет туда, где хорошо. Я верю, что можно изменить мир вокруг себя. И если здесь будет больше таких людей, что-то изменится. Мне не нравится то, что поколение, которое сейчас принимает решения, болеет не за результат, а за прибыль. Это очень заметно по подготовке Олимпиады в Сочи. Зато следующее, к которому относится, например, мой сын, – переломное, потому что мы начинаем обращать внимание на внутренний мир и способны передать такое отношение детям.

С кем вам приятно работать? Если люди внутри компании развиваются, то и она развивается. Моя философия: свобода и четкая зона ответственности. Энергетика притягивает к нам правильных людей, и все получается само собой. Мы хотим, чтобы у нас работали люди с чувством вкуса. Но я столкнулся с проблемой, что очень мало тех, кто был бы интеллектуален и сексуален, со стилем и харизмой. В этом виновата наша система, начиная со школьного образования. И получается, что лишь некоторые, как индиго, выделяются и идут правильно. Они притягивают.

Сейчас вы полностью довольны своим бизнесом? Нет, потому что я перфекционист, а сложности есть. Компания переходит на новый жизненный этап, сталкивается с новыми проблемами. Мы развиваем направление экологических фермерских продуктов, потом откроем сеть кондитерских, объединим рестораны в общую структуру, увеличив их количество. Будем продолжать поддерживать благотворительный фонд «Солнце». А еще я мечтаю стать продюсером художественного фильма, со счастливым концом разумеется.

www.timeout.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *