Содержание

Карибский кризис: как судно "Кисловодск" выдало планы СССР британской разведке

  • Гордон Корера
  • Корреспондент Би-би-си по вопросам безопасности

Секретная британская база в Скарборо сыграла важную роль в Карибском кризисе, когда мир оказался перед лицом ядерной катастрофы.

Расположенный на высоком холме над автостоянкой в прибрежной местности в Северном Йоркшире, этот объект является старейшей станцией радиоперехвата в мире.

Станция, подчиненная Центру правительственной связи Великобритании, была открыта еще накануне Первой мировой войны. Это место было выбрано в силу того, что отсюда было легко перехватывать радиосигналы немецкого флота в Северном море.

В годы Второй мировой войны станция вела радиоперехват сообщений, посылаемых немецкими субмаринами в районе Атлантики. А с началом холодной войны она переключилась на перехват советских радиотелеграмм.

Сотрудники станции работали в сыром и темном бункере.

"В комнате было много людей, сидевших рядами в наушниках. Главное было не пропустить ничего", - вспоминает один из ветеранов.

Автор фото, GCHQ

Подпись к фото,

Секретная депеша о маневре судна "Кисловодск"

"Если вам нужно было отлучиться в туалет, вы должны были поднять руку, и тогда кто-то подходил и подменял вас", - рассказывает Шила, нынешний директор станции, которая, как и прочие сотрудники, не раскрывает своей фамилии.

В годы холодной войны пять стран - США, Великобритания, Австралия, Канада и Новая Зеландия - объединились в группу под названием "Пять глаз", которая занималась сбором разведывательной информации по всему миру и делилась ею между странами-участницами.

База в Скарборо специализировалась на слежении за кораблями советского Балтийского флота, а также за судами советского торгового флота в Северном полушарии.

На грани ядерной войны

В 1962 году станция радиоперехвата в Скарборо неожиданно оказалась на переднем крае обострившейся холодной войны.

"Данные о движении советских судов, которые обычно сообщались в конце сводок радиоперехвата, внезапно стали главным предметом внимания со стороны британской разведки", - рассказывает историк Центра правительственной связи Тони Комер.

На основании этих данных президент Джон Кеннеди получил сообщение от 16 октября 1962 года о том, что Советский Союз приступил к тайной доставке на Кубу ракет с ядерными боеголовками.

Некоторые из советников президента, в числе которых были и военные, выступили тогда за немедленное вторжение на остров. Однако Кеннеди предпочел установить вокруг Кубы морскую блокаду, о чем было объявлено 22 октября.

Автор фото, Naval History and Heritage Command

Подпись к фото,

Эсминец "Джозеф П. Кеннеди" участвовал в морской блокаде Кубы в 1962 году

К этому времени некоторые советские суда уже находились в Атлантике. Вопрос состоял в том, пойдут ли они на прорыв морской блокады. Если бы это произошло, мог возникнуть вооруженный конфликт, чреватый ядерной войной.

Операторы станции радиоперехвата в Скарборо стали фиксировать радиотелеграммы с советских судов, в которых содержались их координаты. На их основании составлялись сводки о движении советских судов с ракетами на борту.

"Собиралось ли советское руководство проверить на прочность блокаду, объявленную Кеннеди? База в Скарборо была той самой организацией, которая могла точно установить местоположение этих судов, а также момент их разворота в море и начало движения назад в Советский Союз", - говорит Тони Комер.

Депеша для Белого дома

Только что рассекречен самый важный из документов, подготовленных в Скарборо - сводка под названием "Советские торговые суда меняют курс".

В ней говорится, что 24 октября советское судно "Кисловодск" сообщило о своих координатах к северо-востоку от той точки, в которой оно находилось за сутки до этого, что подтверждало, что оно изменило курс и повернуло в сторону Балтики.

На следующий день курс стали менять и другие советские суда, шедшие в сторону Кубы. Сводки, некоторые места в которых остаются секретными и вымараны черным, выглядят на первый взгляд точно так же, как и обычные сводки, которые годами готовились операторами станции.

Но в данном случае один экземпляр сводки был направлен прямо в Белый дом. Он стал первым подтверждением того, что ракетный кризис не будет развиваться в сторону эскалации.

А спустя еще несколько дней между США и СССР начались переговоры, которые привели в конечном итоге к урегулированию Карибского кризиса.

55 лет назад завершился Карибский кризис — РТ на русском

20 ноября 1962 года президент Соединённых Штатов Джон Кеннеди отдал приказ снять блокаду Кубы. Это событие стало завершением Карибского кризиса — периода, в течение которого США и СССР балансировали на грани ядерной войны. Обе стороны пошли на уступки: Советский Союз вывез ядерные боеголовки с территории Кубы, а Соединённые Штаты — из Турции. Кроме того, Вашингтон дал гарантии того, что американские войска не станут вторгаться на кубинскую территорию. О причинах и последствиях одного из самых опасных событий в истории человечества — в материале RT.

Защитить Кубу

Историки до сих пор спорят, какой фактор сыграл главную роль в размещении советских ракет на Кубе в 1962 году: стремление защитить кубинскую революцию, особенно после предпринятой в 1960 году ЦРУ совместно с кубинским эмигрантами неудачной военной операции по свержению режима Кастро, или стремление дать ответ на размещение в 1961 году американских ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер» в Турции.

Новые ракеты с ядерными боеголовками, способные достичь европейской части СССР всего за 15 минут, конечно, давали ещё больше преимуществ США, которые на тот момент и так превосходили СССР по ядерной мощи, особенно в сфере средств доставки боеголовок. Но и оставлять без внимания просьбы кубинцев о военной помощи советское руководство не собиралось.

Также по теме

«64 советских гражданина»: в Минобороны рассказали о потерях СССР на Кубе во время Карибского кризиса

Минобороны России раскрыло информацию о советских гражданах, погибших на Кубе во время Карибского кризиса. В ведомстве сообщили, что...

Так или иначе, в мае 1962 года по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва было принято решение поставить советские ракеты на Кубу. Обоснование — необходимость защитить первое социалистическое государство в Западном полушарии от неминуемого американского вторжения.

В июне 1962 года советский Генеральный штаб разработал операцию под кодовым названием «Анадырь». Планировалось перебросить на Кубу 40 ядерных ракет: 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет Р-14. Кроме того, на Кубе должны были разместиться 42 советских бомбардировщика Ил-28, эскадрилья истребителей МиГ-21, вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, 2 танковых батальона, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками дальностью 160 км и 12 установок ЗКР С-75. В военно-морскую группировку должны были войти 11 подводных лодок с ядерными ракетами, 2 крейсера, 4 эсминца и 12 ракетных катеров «Комар».

Сама операция «Анадырь» проводилась в режиме строгой секретности, и конечный пункт своего следования экипажи судов с ракетами на борту узнали только в море, после вскрытия запечатанных конвертов. Однако скрыть перемещение оружия от США не удалось. Уже в сентябре 1962-го американцы узнали о размещении зенитных ракет на Кубе, а 14 октября самолёт-разведчик U-2 под управлением лётчика Ричарда Хейзера сфотографировал на острове две советские баллистические ракеты Р-12.

  • Баллистическая ракета средней дальности Р-12
  • © CIA

«Не надо забывать, что до этого Куба под управлением Батисты прочно входила в зону влияния Соединённых Штатов Америки», — отметил в беседе с RT главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

США до 1959 года, когда на Кубе завершилась революция под руководством Фиделя Кастро, относились к ней как к своей полуколонии и были шокированы, узнав, что на острове появились советские ракеты, которые могли накрыть половину территории США.

«Это была именно реакция, граничащая с паникой, — отмечает эксперт. — И хотя ни СССР, ни Куба международного права не нарушали, и более того — Советский Союз лишь принял симметричные меры в ответ на размещение американских ракет в Европе и Турции, США были готовы на любые действия, лишь бы устранить угрозу, исходящую от Кубы».

Паническая реакция

Первой реакцией американского руководства была отработка силовых сценариев. Идея начать бомбардировку Кубы была отвергнута сразу. Председатель Объединённого комитета начальников штабов генерал Максвелл Тейлор и руководивший штабом ВВС генерал Кёртис Лемей выступили за подготовку вторжения на остров. Началась переброска войск во Флориду. За вторжение выступал конгресс, давший ещё в сентябре 1962-го президенту право использовать Вооружённые силы США на Кубе.

Однако после раздумий президент Кеннеди отверг интервенцию, посчитав, что СССР может ответить на нападение на Остров свободы. Ни американский лидер, ни даже ЦРУ в тот момент не знали, что к этому времени на Кубе уже были размещены 12 тактических ракетных комплексов «Луна» с ядерными боеголовками, которые советские войска могли использовать против американцев.

По словам Васильева, паническая реакция американцев, которую отмечали многие очевидцы тех событий, и стала главной причиной того, что размещение советских ракет вблизи побережья США привело к масштабному кризису, хотя аналогичные американские действия не вызвали столь же нервной реакции СССР. 

«Мир оказался на грани ядерной войны, потому что именно так отреагировало американское военное и политическое руководство», — отмечает эксперт.

В итоге президент Кеннеди остановился на введении блокады Кубы, которую назвали «карантин». 22 октября 1962 года американский лидер выступил со специальным телеобращением к нации, где рассказал о советских ракетах на Кубе и предупредил, что любой ракетный пуск будет расценен как акт агрессии. СССР в ответ подчеркнул, что его суда не будут выполнять условия блокады и примут все необходимые меры для обеспечения своей безопасности.

24 октября 1962-го Хрущёв отправил Кеннеди письмо, в котором назвал действия США «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны».

«В те дни мир стоял на пороге ядерного конфликта. Кеннеди отдал приказ уничтожать советские суда, направляющиеся к Кубе. Наши подводные лодки получили приказ защищаться, в том числе с применением атомного оружия», — подчеркнул в интервью RT заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов.

От «чёрной субботы» к разрядке

27 октября наступила так называемая чёрная суббота, когда, как считают историки, опасность начала войны между СССР и США была наибольшей. В этот день советские ракетчики сбили над Кубой американский самолёт-разведчик U-2, пилот Рудольф Андерсон погиб. Американские военные тогда же убеждали Кеннеди начать вторжение на Кубу, а Фидель Кастро, уверенный, что это так или иначе произойдёт, забрасывал Москву призывами нанести ядерный удар по США. Однако лидеры двух мировых держав не поддались на уговоры.

  • Фидель Кастро
  • globallookpress.com
  • © Keystone Pictures USA

В ночь с 27 на 28 октября 1962 года брат президента США, сенатор Роберт Кеннеди встретился с советским послом Анатолием Добрыниным. Была достигнута договорённость о том, что СССР выведет ракеты с Кубы, если США уберут свои ракеты из Турции, снимет блокаду острова и даст гарантии, что не нападёт на Кубу.

Поиск дипломатического решения проблемы, впрочем, начался чуть раньше.

Ещё 26 октября Хрущёв отправил второе за время кризиса письмо Кеннеди, в котором призвал американского коллегу не обострять ситуацию и предложил демонтировать советские ракеты на Кубе в обмен на то, что США обязуются отказаться от любых попыток вторжения на остров.

  • Никита Хрущёв и Джон Кеннеди
  • AFP

Свои переговоры вёл и резидент КГБ Александр Феклисов, передававший послания советских спецслужб через корреспондента ABC News Джона Скалли, знакомого с Робертом и Джоном Кеннеди.

Также по теме

Без минуты полночь: как Хрущёв и Кеннеди предотвратили ядерную войну

28 октября 1962 года Москва и Вашингтон смогли предотвратить начало новой мировой войны, которая казалась неизбежной. Советский Союз...

Через три недели после достижения договорённостей между СССР и США советские ракеты с Кубы были выведены. 20 ноября 1962 года Джон Кеннеди снял блокаду Кубы. Ещё через несколько месяцев США вывезли свои ракеты средней дальности из Турции.

«Если говорить о военной стороне вопроса, то СССР был вынужден убрать с Кубы свои ракеты среднего радиуса действия, в то же время баллистических межконтинентальных ракет у Советского Союза на тот момент было очень немного, единицы. В этом смысле угроза для США была снята — при этом американская сторона располагала МБР. Если подсчитывать снаряды, средства доставки и т.п., то выходит, что Вашингтон получил больше преимуществ», — отметил в беседе с RT директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта (МГУ) Юрий Рогулёв. 

Но тем не менее подходить к этому вопросу чисто статистически не совсем верно — главное, что удалось предотвратить ядерную войну, считает эксперт.

Невыученный урок

«Этот кризис продемонстрировал необходимость поддерживать между двумя державами какое-то взаимодействие», — считает Рогулёв.

Когда эти события развивались, информация между Москвой и Вашингтоном передавалась через посредников. «Доверенные лица от разведок специально встречались для обмена информацией чуть ли не на конспиративных квартирах», — отмечает эксперт.

Только после Карибского кризиса была установлена прямая телефонная связь между Белым домом и Кремлём.

«Итогом кризиса стало понимание, что до повторения таких событий доводить нельзя. Начались переговоры по сокращению ядерных вооружений. Был, в частности, заключён договор о запрещении ядерных испытаний (в 1963 году)», — заявил Панов.

Эти события положили начало эре переговоров, итогом которых стало сокращение вооружений, считают эксперты. Однако сейчас, как утверждает Рогулёв, эпоха переговоров о сокращении вооружений ушла в прошлое.

Как отметил 20 октября директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов, США не проявляют заинтересованности в продлении Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 2010 года (СНВ-3), срок действия которого истекает в 2021-м.

«Главный урок тех событий — нельзя себя загонять в угол и нельзя создавать такую ситуацию, когда выходом из кризиса является ядерная война», — утверждает Васильев.

По словам эксперта, и руководство СССР, и руководство США в годы холодной войны хорошо его усвоило.

«Этот урок сегодня забыт в ситуации с Северной Кореей, — утверждает эксперт. — Соединённые Штаты Америки сейчас благодаря риторике Трампа подошли к такому положению, когда выходом является начало военных действий, которые очень быстро могут перерасти в кризис с применением ядерного оружия. А далее — цепь непредсказуемых событий, следствием которых может стать третья мировая война».

Минуты перед войной – Картина дня – Коммерсантъ

14 октября 1962 года самолет-разведчик У-2 ВВС США облетая Кубу обнаружил на острове советские ракетные установки. Они были переправлены на остров в ходе операции «Анадырь», разработанной и осуществленной советскими войсками за лето 1962 года. В кругу советников президента США Джона Кеннеди обсуждались различные ответы Советам: от полномасштабной военной операции до блокады острова. Противостояние двух государств относительно размещения советских ядерных ракет на Кубе могло привести к ядерной войне. Как развивался и был урегулирован Карибский кризис — в фотогалерее «Ъ».

Карибский кризис — это 13 дней октября 1962 года, когда СССР и США могли начать третью мировую. По версии США, конфронтация была вызвана размещением на Кубе советских ядерных ракет, способных долететь до Вашингтона. По версии СССР, ракеты на Кубе стали реакцией Москвы на установку годом ранее аналогичных американских ракет в Турции, напрямую угрожавших Москве. Острая фаза кризиса началась 14 октября, когда самолет-разведчик У-2 ВВС США, облетая Кубу, обнаружил на острове советские ракетные установки. Они были переправлены на Кубу в ходе операции «Анадырь», разработанной и осуществленной советскими войсками за лето 1962 года. В кругу советников президента США Джона Кеннеди обсуждались различные ответы Советам: от полномасштабной военной операции до блокады острова. В результате 20 октября Америка при поддержке Организации американских государств объявила «карантин» кубинской береговой линии, препятствуя прохождению советских судов. Своего максимального напряжения ситуация достигла 27 октября — в день, названный «черной субботой». Тогда над Кубой был сбит американский самолет-разведчик У-2, а 11 эсминцев ВМС США окружили советскую подлодку Б-59. Все это время Хрущев и Кеннеди вели напряженную переписку, и уже на следующий день, 28 октября, им удалось прийти к соглашению: СССР выводит свои ракеты с Кубы, а США снимают блокаду острова и гарантируют неприкосновенность режиму Фиделя Кастро. Эти соглашения были выполнены, кроме того, через несколько месяцев после вывода советских ракет Америка демонтировала свои установки в Турции как «устаревшие». Началась разрядка отношений между двумя державами, их после кризиса, кроме всего прочего, стала связывать прямая телефонная линия — так называемый красный телефон.

Ракетно-ядерное искушение – Огонек № 42 (5249) от 22.10.2012

Десять дней октябрьского кризиса 1962 года могли стать последней главой в истории человечества. Картину этих судьбоносных дней, случившихся полвека назад, историки восстанавливают и сегодня. При этом количество белых пятен отнюдь не уменьшается, так что летопись ракетно-ядерного кризиса все еще не окончена. Новые штрихи обнаружил и "Огонек"

Леонид Максименков

Все начиналось в традициях карнавальной сатиры и псевдонаучной фантастики. Начать можно хотя бы с того, что еще до победы 1 января 1959 года Фиделя Кастро на Кубе в партизанской войне, которую в Москве быстро окрестили первой социалистической революцией в Западном полушарии, возможность мировой интриги "вокруг Кубы" предсказал английский писатель Грэм Грин

В своем романе "Наш человек в Гаване" (1958) в полушутливой манере саркастического гротеска Грин поведал историю о британском подданном — продавце пылесосов. Дочь героя хотела иметь собственную лошадку в гаванском "Кантри-клубе", денег на это у отца не было, и продавец пылесосов решил завербоваться в резиденты разведки ее величества. Дальше по сюжету коммивояжер ставит на конвейер придуманные донесения и посылает шифровки об установке на Кубе ракет с ядерным оружием. Его карьера прерывается в момент, когда кто-то в штаб-квартире Ми-15 распознает в гаванских чертежах контуры пылесосов...

Между тем не в книжке, а вполне себе наяву в столице мирового пролетариата городе-герое Москве летом 1959 года Президиум ЦК КПСС и высший генералитет по приказу Н.С. Хрущева детально разбирают идею инженера-новатора по фамилии Ирошников о создании под видом рыболовецких баз искусственных "островов в океане". Инженер настаивал, что именно такие военно-воздушные и морские опорные базы должны стать советским ответом американским базам на Мальте, Перл-Харборе, Гибралтаре и Сингапуре.

Ирошников был признанным соавтором многих патентов, как то: "роликовые проводки к трубопрокатным станам", "фрезерный станок для изготовления гнезд, например во вкладышах спецукупорки", "смазочный насос" и "смазочный поршневой насос". Но это открытия местного значения. На звание лауреата Ленинской премии и золотую звезду Героя Социалистического Труда могли потянуть только "острова в океане".

Комиссия под председательством героя Великой Отечественной, начальника Генштаба маршала Василия Даниловича Соколовского разобрала эти предложения и представила детальный доклад, в котором отмечалось следующее.

С одной стороны, "искусственные острова существуют и у нас, на Каспийском море. Чисто техническая возможность реализации такого проекта сомнений не вызывала".

С другой стороны, "предложение т. Ирошникова о возведении вокруг границ США и на других морях искусственных островов — площадок для запуска атомных ракет, стоянки кораблей и подводных лодок, а также посадки самолетов дальней авиации базируются на явно недостаточных политических, экономических, технических и военных знаниях".

Планы товарища Ирошникова об окружении США ракетными установками начальник Генштаба счел надуманными и оторванными от реальности. Маршал иронизировал: "Очевидно, автор письма имеет весьма смутное представление о размере баз, их строительстве, стоимости и предназначении". И в качестве ключевого довода: "Каждый такой остров легко может быть уничтожен противником одной атомной бомбой до начала или в первые же часы войны".

Общий вывод: "С военной точки зрения проект т. Ирошникова не заслуживает внимания".

И кто в 1959 году мог предвидеть, что не пройдет и трех лет, как фантастические грезы рационализатора Ирошникова о советской ракетной базе на острове в океане станут стратегическим замыслом? Интересно, вспоминал ли в дни Карибского кризиса об этом проекте выгнанный в 1960 году на пенсию маршал Соколовский?

"Огонек" публикует архивные документы, прежде широко неизвестные.
В сухих строках секретных донесений, шифровок и докладных записок особого драматизма вроде бы и нет. Но это впечатление обманчиво: каждый из этих документов мог стать последним в человеческой истории

Кремлевские читатели

Советский премьер и председатель Совета обороны СССР был заядлым читателем газет. Ему и всему советскому руководству готовили ежедневные обзоры совершенно секретных "Служебных вестников иностранной информации ТАСС".

Например, 9 января 1962 года Хрущев читает перевод опубликованной в "Нью-Йорк Джорнэл-америкэн" статьи "Красная угроза. Приливные волны, вызванные атомными взрывами".

Статья рассказывала: "Одной подводной лодке свободного мира был причинен ущерб, и она вынуждена была подняться на поверхность в результате подводного взрыва ядерного устройства мощностью 20 мегатонн, осуществленного Советской Россией в Баренцевом море".

Далее шли кошмарные подробности из голливудского блокбастера. Трагический финал предсказывался Нидерландам: "Голландцы будут самой уязвимой нацией в водной войне, поскольку большинство из них живет ниже уровня моря..."

Кто-то усомнится: неужели газетная утка могла привести в движение весь советский истеблишмент? Да, могла.

После ознакомления с заметкой про "приливные волны" Хрущев дает поручение: "тт. Козлову, Малиновскому Горшкову. Изучите более детально возможности использования взрывной морской волны. Лучше всего поручить это т. Лаврентьеву. Н. Хрущев 9/I-1962 г.".

Фрол Козлов — второй человек в партии. Маршал Родион Малиновский — министр обороны. Адмирал Сергей Горшков — главнокомандующий Военно-морского флота. Михаил Лаврентьев — вице-президент Академии наук.

22 января Козлов напоминает:

"тт. МАЛИНОВСКОМУ Р.Я.

ЗАХАРОВУ М. В.

ГОРШКОВУ С. Г.

Прошу вас совместно с тт. Славским, Лаврентьевым, Смирновым и Бутома рассмотреть вопрос о поражающем действии подземных ядерных взрывов большой мощности и доложить в ЦК КПСС необходимые предложения".

Маршал Матвей Захаров — новый начальник Генштаба. Ефим Славский — министр среднего машиностроения (читай — атомной промышленности). Леонид Смирнов — зампредседателя Госкомитета СССР по оборонной технике. Борис Бутома — председатель Госкомитета по судостроению.

24 января Малиновский контролирует: "тт. Захарову В.М. и Горшкову С.Г. Примите участие в разработке и подготовке этого вопроса".

Малиновский: "тов. Иванову.

Мы уже приступили к изучению данного вопроса.

Следите и докладывайте результаты для представления в ЦК КПСС".

Иванов — замначальника Генштаба и секретарь Совета обороны СССР.

Наконец, последний аккорд: "В связи с поручением этот вопрос был рассмотрен Минобороны, Минсредмашем, Госкомитетами по оборонной технике и судостроению и Сибирским отделением АН СССР. В ЦК КПСС представлена докладная записка и проект постановления ЦК КПСС и Совмина СССР (вх. N ОП-1087 от 20.3.62 г.)".

ОП — это особая папка, высочайшая степень секретности решения.

Знали бы в редакции "Нью-Йорк Джорнэл-америкэн", какова сила их печатного слова. Но таковы были кремлевские будни. Советский Союз продолжал чувствовать себя осажденной крепостью. Призрак кошмара 22 июня 1941 года долго довлел над страной и Кремлем. Угроза американского ядерного удара держала политическое руководство страны в состоянии постоянного стресса и на грани нервного срыва. Любая оплошность могла привести к непредсказуемым последствиям.

Тревожная весна 1962-го

Историки верят надиктованным на пенсии воспоминаниям Хрущева о том, как проходила операция по размещению ядерного оружия на Кубе под кодовым названием "Анадырь". По хронологии Хрущева мысль послать ядерные ракеты на Кубу пришла ему в голову в середине мая 1962 года — во время посещения Болгарии министр иностранных дел Андрей Громыко привлек внимание премьера к тому факту, что за горами, в соседней Турции, американцы разместили ракеты с ядерными боеголовками.

Избранные документы Президиума ЦК КПСС вроде подтверждают такую трактовку: все началось в середине мая. Но наше прошлое неисчерпаемо и как медовуха или сбитень находится в процессе постоянного брожения — время от времени из архивного небытия всплывают новые факты и фактики, позволяющие взглянуть на картину иначе.

В начале апреля 1962 года прошли безальтернативные выборы в Верховный Совет СССР. На сессии ВС Хрущев объявил о начале работы над новой Конституцией. Разумеется, его "избрали" председателем Конституционной комиссии. Номенклатура застыла в смятении: о том, что задумал Хрущев, не знал никто. Между тем первой жертвой очередного приступа административного ажиотажа (здесь и новый состав Президиума Совета министров, и образованные Комиссии Президиума: по текущим делам, по вопросам цен, по вопросам транспорта) стал высший генералитет. В дни апрельской сессии Верховного Совета Хрущев произвел переворот в генеральских кадрах, многие детали которого зашифрованы до сих пор.

До весны 1962 года Хрущев высший генералитет всерьез не трогал. После громкой отставки маршала Г.К. Жукова в октябре 1957 года он сделал лишь одну косметическую рокировку: смещенный Жуковым с поста заместителя министра обороны "в связи с переходом на другую работу" маршал К.К. Рокоссовский (решение Президиума ЦК N П118/LIX) был возвращен 31 декабря на свой прежний пост (решение N П133/16) взамен отправленного на пенсию 30 ноября маршала А.М. Василевского. В апреле 1962 года, однако, наступил черед самого Рокоссовского.

24 апреля он был освобожден от обязанностей заместителя министра обороны и члена Коллегии Министерства обороны (решение Президиума ЦК N П27/53). Одновременно Маршал Советского Союза К.С. Москаленко освобожден от обязанностей главнокомандующего Ракетными войсками (N П27/57). На этот пост назначен маршал С.С. Бирюзов с освобождением от обязанностей Главкома ПВО страны (N П27/54). Наконец, маршал авиации В.А. Судец становится главкомом Войсками ПВО страны, заместителем министра и членом коллегии Министерства обороны с освобождением от обязанностей командующего Дальней авиацией ВВС (N П27/55). Это номенклатурное землетрясение означало: речь идет о появлении на исторической сцене носителей нового военного мышления: приоритетными стали ракетно-ядерная стратегия и противовоздушная оборона.

Военные дипломаты, отметив отсутствие на трибуне Мавзолея на первомайском параде Константина Рокоссовского, отметили и слова Родиона Малиновского, который сказал об американцах: "Об агрессивности их политики свидетельствует заявление президента США о том, что Соединенные Штаты не остановятся перед тем, чтобы начать превентивную атомную войну против социалистических стран". На таком фоне полностью довериться воспоминаниям Хрущева о продуктивном по части ракетных идей визите в Болгарию как-то не получается.

Гроб с сопровождением

В хрестоматийной хронологии Карибского кризиса важной вехой стала поездка на Кубу советской делегации во главе с партийным вождем Узбекистана Шарафом Рашидовичем Рашидовым, которая прибыла в Гавану 29 мая 1962 года. Пока министр революционных вооруженных сил Рауль Кастро беседовал с Рашидовым, Фидель принял главного советского ракетчика маршала Бирюзова, который прилетел на Кубу в делегации "мелиораторов" под именем инженера Петрова.

В официальной историографии именно этой встрече придается ключевая роль, да и выглядит все логично: механизм принятия и согласования решений Президиумом (Политбюро) приводит к их реализации правительственными и военными органами.

В действительности же таких решений часто нет или мы о них ничего не знаем даже полвека спустя. Вот, например, малоизвестный архивно доказуемый факт. За три недели до приезда в Гавану "инженера Петрова" началась еще одна загадочная кубинская командировка. На Кубу ("Тростник") по решению Президиума ЦК ("Инстанция") и с директивами "Директора" тайно прилетел генерал-полковник Николай Иванович Гусев. С 1956 года он был заместителем начальника штаба Объединенных вооруженных сил государств — участников Варшавского договора, с декабря 1960 года — начальником десятого главного управления Генштаба. "Десятка" занималась оформлением международных договоров Министерства обороны, военным сотрудничеством с союзниками, командированием советских специалистов и обучением иностранных военных в СССР.

Командировка, едва начавшись, закончилась трагически. 12 мая "Правда" на последней странице сообщила: "6 мая 1962 года при исполнении служебных обязанностей скоропостижно скончался генерал-полковник Гусев".

Каких обязанностей? Где скончался? В чем причина скоропостижности? На эти вопросы ответов "Правда" не давала. И не писала о том, что тело секретного советского командировочного из Гаваны в Москву сопровождал начальник департамента революционной подготовки кубинских вооруженных сил Сидрок Рамос. После отставки он работал директором Национальной библиотеки Кубы. Умер прошлым летом в возрасте 86 лет. Но своих воспоминаний о том знойном тропическом лете не оставил.

А значит, мы так и не узнаем (пока?) кубинского ответа на один из главных нерешенных вопросов октября-62: на основании каких документов правительства СССР и Кубы хотели размещать смертоносное вооружение в 90 милях от побережья США? Отечественная историография даже спустя полстолетия такого ответа не дает. И сегодня авантюрная абсурдность всей затеи с размещением советского ядерного оружия на Кубе и переброской туда "группы советских войск" в количестве 45 тысяч (!) человек, переправленных на судах гражданского флота, видится как раз в том, что межправительственного договора, на основании которого все это было проведено, не существует.

Были, правда, проекты договоров, которые, что тоже правда, никто не подписывал. Первый известный проект имел рабочее название "Договор между Правительством Республики Куба и Правительством Союза Советских Социалистических Республик о размещении Советских Вооруженных Сил на территории Республики Куба". Кубинскому руководству такое название не понравилось. На территории Республики Кубы уже размещались Вооруженные силы. США — на военно-морской базе под Гуантанамо. В начале августа Фидель Кастро предложил другое название и измененный текст: "Договор между Правительством Республики Куба и Правительством Союза Советских Социалистических Республик о военном сотрудничестве для защиты национальной территории Кубы в случае агрессии".

Такая формула не устроила Москву. Возник третий вариант: "Договор между Правительством Республики Куба и Правительством Союза Советских Социалистических Республик об участии Советских Вооруженных Сил в защите национальной территории Кубы в случае агрессии". А потом и четвертый: "Договор между Правительством Республики Куба и Правительством Союза Советских Социалистических Республик о военном сотрудничестве и военной обороне".

Историкам хотелось бы получить и изучить тексты этих документов и сопроводительную документацию к ним, дабы ответить на классические вопросы: кто, когда, где, почему поставил мир на грань ядерной катастрофы? Кто конкретно несет за это ответственность? Как проходило обсуждение? И главное: почему договор так и не был подписан?

Ответов историки пока не имеют. Зато имеется хронология драматических событий — за океан поплыли 45 тысяч солдат и офицеров и ракеты с ядерным вооружением Made in USSR. Без договора. Тайно. Или по тайному договору?

"Анадырь" и обратно

Ракеты перевозили на палубах торговых судов гражданского флота СССР. Вот их неполный список: сухогрузы "Хабаровск", "Медногорск" "Металлург Бардин", "Физик Вавилов" и "Физик Курчатов", теплоходы "Михаил Урицкий", "Мария Ульянова", "Оренбург", танкеры "Бухарест" и "Пекин".

Американские самолеты-разведчики постоянно кружили вокруг этих всевозможных "дивногорсков", "индигирок" и "волголесов". Неужели ничего не замечали? Или делали вид?

1 сентября 1962 года министр Морского флота СССР В. Бакаев докладывал в ЦК КПСС: "[...] Капитан теплохода "Оренбург" тов. Баканов дал в министерство радиограмму следующего содержания: "18 час. 20 мин. по московскому времени, широта 19052' северной, долготе 74042' западной эсминец США "Биддле" бортовой N 5, пройдя параллельным курсом на расстоянии трех кабельтовых (550 метров) по левому борту, отсигналил нам "счастливого пути". Ответили сигналом "благодарю". После этого "Биддле" поднял сигнал "мир", ответили ему таким же сигналом "мир". Эсминец развернулся и ушел".

Министр понимал, что такие мирные переговоры и обмены благодарностями и любезностями в условиях перевозки на палубах кораблей советских ракет ближнего и среднего радиуса действия к добру не приведут. Он заверял руководство партии: "Министерством даны указания капитанам судов, следующих на Кубу, в случае требования американских военных кораблей об остановке продолжать идти заданным курсом, не отвечая на запросы".

О советском наступательном оружии на Кубе Д.Ф. Кеннеди поведает как о чрезвычайном открытии только 20 октября. За две недели до выборов в конгресс. Если мы верим таким "предвыборным" прозрениям, значит, мы верим в Деда Мороза и Снегурочку.

Затем наступил апофеоз Карибского кризиса. Американская военно-морская блокада Острова свободы. Ультиматумы. Обмен посланиями между Фиделем и Хрущевым, Хрущевым и Кеннеди, Хрущевым и Генсеком ООН У Таном. Сбитый американский самолет-шпион У-2.

Хрущев решает вывести ракеты с Кубы таким же импульсивным порывом, что и послать их на далекий Остров свободы. Официальная версия и в этом случае вряд ли убедительна. Изложим ее вкратце: Хрущев получает послание Фиделя Кастро, где намекается на желательность ядерного удара по Штатам. От этого он приходит в бешенство и на заседании Президиума ЦК КПСС надиктовывает послание Кеннеди с примерным текстом: "Наши ракеты выводим под ваши гарантии ненападения на Кубу". Времени на доставку фельдъегерской связью в Вашингтон не остается. Главный идеолог, секретарь ЦК Леонид Федорович Ильичев, едет в здание Радиокомитета на улицу Новокузнецкая, и открытым текстом с шапкой "Работают все радиостанции Советского Союза" послание Хрущева Кеннеди диктор читает в прямом эфире. В Гаване к Фиделю прибегает уже кубинский главный идеолог, редактор газеты "Революсьон" Карлос Франки, и говорит: "Включай радио. Передают послание Хрущева Кеннеди. Москва выводит ракеты с Кубы..."

Впрочем, последняя часть этой версии — кубинская — правдоподобна. Нужно знать кубинцев, чтобы оценить глубину оскорбления их мужской, а значит, национальной гордости. Ракеты начали вывозить с Кубы, не поставив об этом в известность гостеприимных хозяев! После этого кубинцы с горьким юмором будут говорить: "Nikita mariquita, lo que se da no se quita" (дословный перевод: "Представитель нетрадиционной сексуальной ориентации Никита! То, что дается, назад не забирается").

Все остальное в официальной версии спорно. Ссылка на то, что Фидель пытался вынудить Хрущева нанести ядерный удар по Соединенным Штатам, лингвистической проверке не поддается. В опубликованных документах Президиума ЦК не только отсутствует текст русского перевода послания вождя кубинской революции от 26 октября, но и намека на его обсуждение нет. Хрущев твердил: "послание от 27-го". Фидель парировал: "27-го я ничего не посылал". Правыми оказываются оба: по гаванскому времени отправили 26-го, а получили 27-го уже по московскому. Разница во времени плюс-минус 8 часов. Краткая запись секретаря Президиума ЦК Малина гласит: "О письме Ф. Кастро (Пономарев. Хрущев)". То ли письмо к Кастро (кому), то ли от Кастро (от кого). Пришло ли оно по-русски или по-испански? Кто его доставил? Кто переводил? Где этот перевод? Соответствует ли русский перевод испанскому оригиналу?

Все это по сей день вопросы открытые. Но если у историков нет в руках проектов договора, то что можно требовать от какого-то послания?..

Дозированная правда

Последние полвека мы живем в посткарибском мире. В результате этого кризиса между Кремлем и Белым домом будет установлена так называемая горячая линия. Не нужно больше посылать сверхсекретные послания по радио или гонять фельдъегерей спецрейсами "Аэрофлота" и "Панэм".

В августе 1963 года в Москве США, СССР и Великобритания подпишут договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой.

В 1968 году три страны бывшей антигитлеровской коалиции согласуют новый договор о нераспространении ядерного оружия.

В 1973 году Брежнев и Никсон скрепят своими подписями исторический договор о предотвращении ядерной войны.

Руководители СССР и США прекратят рассуждать с высоких трибун о превентивных ядерных ударах. До кризиса это было обычной практикой (из документа "Об итогах встреч Хрущева в Пекине в июле-августе 1958 г.": "Правительство КНР с глубоким удовлетворением встретило наше заверение о готовности ответить атомным ударом на атомный удар по КНР и, в свою очередь, заявило, что КНР придет СССР на помощь в любой части земного шара в случае, если на него будет совершено нападение").

Остается в силе и по сей день устное "обещание" Кеннеди не нападать на Кубу. Сама жизнь отменила Доктрину Монро о том, что Южная Америка — это задний дворик империи Дяди Сэма.

И все же. Если уроки кризиса, похоже, выучены, то картина самого кризиса во всех деталях далеко не ясна.

Дозированное питание историков дезинфицированными архивными выписками из советского прошлого упорно продолжается. Документы в их природном, естественном контексте (фонд, опись, дело, лист) видели считаные единицы. Даже не документы, а ксероксы ксероксов. Это не помогает познанию исторического прошлого, а лишь больше запутывает настоящее.

Как не вспомнить Джорджа Оруэлла, который в романе-утопии "1984" провозгласил: "Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее". Но так ли верна эта аксиома времен разгара холодной войны в сегодняшнем, постмодернистском мире?..

В МИД допустили возникновение похожего на Карибский кризиса :: Политика :: РБК

Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков считает, что размещение американских ракет близ границы России может привести к международному кризису, похожему на Карибский

Фото: Eugene Hoshiko / AP

Выступая в Совете Федерации, Сергей Рябков заявил, что России надо готовиться к худшему сценарию в связи с возможным размещением американских ракет в непосредственной близости от ее границы, сообщает ТАСС. «Если дело дойдет до реального развертывания на суше такого рода систем, то ситуация не просто осложнится, а обострится до предела, мы можем оказаться в ситуации ракетного кризиса, близкого к Карибскому», — заявил замглавы внешнеполитического ведомства.

Рябков отметил, что сейчас представители американской администрации и Пентагона заверяют Россию в том, что размещать ракеты средней и меньшей дальности на суше в Европе НАТО не собирается. «Но все легко меняется», — сказал дипломат.

«Планов нет, но в случае с пусковыми установками Мк-41 это уже стало реальностью», — добавил он.

Госдума приняла закон о приостановке действия ДРСМД

Системы Aegis Ashore, аналогичные Мк-41, которые способны запускать ракеты средней дальности «Томагавк» в ядерном оснащении, уже есть в Румынии, а затем будут размещены в Польше. В Москве ранее назвали их поставки в Восточную Европу «грубейшим нарушением Вашингтоном Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД)».

Карибский кризис 1962 года возник после того как США разместили ядерное оружие, угрожавшее европейской части СССР, на базе в Турции, а Советский Союз отправил ракеты с ядерными боеголовками морем на Кубу. 27 октября 1962 года противостояние дошло до такой степени, что обе стороны готовились применить ядерное оружие. Разрешить ситуацию удалось благодаря неофициальным контактам и согласию обеих сторон пойти на взаимные уступки. США согласились снять блокаду Кубы и убрать ракеты из Турции, а СССР эвакуировал с Кубы ракеты средней дальности.

Госдума приняла закон о приостановке действия ДРСМД

Читайте на РБК Pro

ДРСМД, по которому СССР и Россия в качестве правопреемницы и США обязались уничтожить и в будущем не производить, не испытывать и не развертывать соответствующие ракетные комплексы, был подписан в 1987 году. С начала 2000-х годов страны начали обвинять друг друга в нарушении договора.

1 февраля президент США Дональд Трамп запустил процедуру приостановки действия договора для США. Россия сделала то же самое на следующий день. 18 июня закон о приостановке соглашения приняла Государственная дума, а 24 июня его начали обсуждать в Совете Федерации.

Карибский кризис начался 57 лет назад

22 октября 1962 года начался период напряжённого противостояния между СССР и США, названный «карибским кризисом». Причиной конфликта послужило размещение Советским Союзом на Кубе воинских частей и вооружения, в том числе ядерных ракет.

В январе 1959 года на Кубе победили революционеры. США хотели вернуть себе власть над островом. Они ввели торгово-экономические санкции, организовали контрреволюционные мятежи в Тринидаде, Сьенфуэгосе, в провинции Камагуэй. С воздуха вели бомбардировки  кубинских аэродромов в Сантьяго-де-Куба и Гаване. А в 1961 году было организовано вооруженное вторжения в районе Плайя-Хирон. У берегов  Кубы постоянно находились авианосцы и десантные корабли морской пехоты.  

Чтобы защититься от военной агрессии, Кубинское правительство заключило с правительством СССР соглашение о размещении на острове оружия стратегического назначения — советских ракет среднего радиуса действия. 22 октября 1962 года правительство США обнаружило эти ракеты, и президент США Джон Кеннеди заявил об установлении морской блокады вокруг острова. Во Флориде была сконцентрирована почти 250-тысячная группировка американских войск, состоявшая из морской пехоты, авиационных, десантных, танковых и других дивизий, корпусов и частей. Правительство СССР в ответ заявило, что при каких-либо военных действиях со стороны США нанесёт мощный ответный удар.

Кубинские войска сосредоточились на побережье, в местах возможной высадки американского десанта. В Гаване на площадях были установлены зенитные орудия, открывавшие огонь при облётах американских самолетов. В тот же день был созван Совет безопасности ООН, на котором обсудили вопрос вывоза с Кубы советских ракет и отказ США от вторжения на остров. В результате переговоров было принято решение вывезти советские ракеты и бомбардировщики с Кубы. В ответ США отменили морскую блокаду острова. 12 декабря 1962 года советская сторона завершила вывод личного состава, ракетного вооружения и техники. А в январе 1963 года ООН получила заверения СССР и США о том, что Карибский кризис урегулирован.

Карибский кризис: горячие дни холодной войны

22.10.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

58 лет назад мир стоял на пороге ядерной катастрофы. Чему нас это научило?

22 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди выступил перед народом и объявил о введении морской блокады Кубы. Ранее Советский Союз разместил на Острове свободы ракеты с ядерными боеголовками. Обращение Кеннеди перевело Карибский кризис в новую фазу, мир оказался близок к ядерной войне, как никогда.

Дата не круглая. Однако сегодня, когда отношения между Россией и США становятся все холоднее, а договор СНВ-3, последний сдерживающий гонку вооружений документ, истекает, нелишним будет вспомнить те сложные дни нашей истории. А попутно вспомнить о важности диалога, баланса сил в мире, а также о том, что любое действие порождает противодействие.

Операция «Анадырь»

На Западе Карибский кризис часто преподносят как вероломную попытку СССР оборудовать свой непотопляемый авианосец – Кубу – наступательным ядерным вооружением. Действительно, осенью 1962-го году пусковые установки на Кубе представлялись американцам страшной опасностью. Ракета Р-12 с радиусом действия около 2000 км, Р-14, дальность которой вдвое больше… Они могли в считанные минуты накрыть военные и промышленные объекты на всем восточном побережье США.

Однако не стоит забывать, что вся история с переброской советских ракет на Кубу - это ответ на развертывание американских систем вблизи границ СССР. В частности, в Турции, неподалеку от Измира, с 1961 года на боевое дежурство встали ракеты средней дальности «Юпитер» с ядерными боеголовками и радиусом действия в 2400 километров. Они могли накрыть большую часть Европейской части Советского Союза и достать даже до Москвы. Их короткое подлетное время делало перехват и уничтожение крайне затруднительным.

В мае 1962 года Никита Хрущев отправился с официальным визитом в Болгарию. Один из болгарских товарищей, кивнув в сторону Черного моря, высказался в том смысле, что на противоположном берегу, в Турции, стоят ракеты, способные нанести удар по основным промышленным центрам СССР. Именно в тот момент, как следует из мемуаров Хрущева, генсеку пришла идея симметричного ответа.

Вернувшись в Москву, Хрущев собирает совещание, потом еще одно и еще. Уже в середине июня, после консультаций с Фиделем Кастро, вопрос был решен. 40 ракет сняли с позиций на Украине и в Европейской части России. Кроме них на Остров свободы должен был отправиться целый контингент: один вертолётный и четыре мотострелковых полка, несколько зенитных батарей, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21 и 42 лёгких бомбардировщика. Всего более 50 тысяч военнослужащих.

Советское командование попыталось максимально соблюсти режим секретности. Корабли с ракетами грузились в разных портах, всем военнослужащим говорили, что они отправляются на Чукотку. Для достоверности операцию назвали «Анадырь», личному составу даже выдали лыжи и теплые вещи. Капитаны транспортов получили запечатанные конверты с предписанием вскрыть после выхода в море. Только тогда экипажи узнали, куда направляются и что везут.

Дело техники

Секретность принесла плоды, первая партия ракет без проблем достигла кубинского берега. Но вскоре американская разведка все же узнала о массовом присутствии советских солдат. И помог ей в этом… футбол. Дело в том, что дважды в месяц американские самолеты-разведчики U-2 облетали и фотографировали кубинское побережье. Изучая эти фотографии, аналитики ЦРУ заметили футбольные поля. Ну, и что? А то, что кубинцы в то время играли только в бейсбол, а с футбольным мячом любили побегать русские.


Вывод напрашивался: на острове появились военные базы. Немногим позже американцы обнаружили, что на земле монтируются зенитные установки. В этом не было ничего страшного, 4 сентября Джон Кеннеди даже заявил в конгрессе, что советских наступательных вооружений на Кубе нет. Правда, полеты U-2 над Кубой на время решили прекратить: вдруг собьют.

Правда вышла наружу 14 октября, когда самолет-разведчик, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, привез на базу снимки непонятных цилиндров. Аналитики ЦРУ быстро распознали в них советские баллистические ракеты средней дальности Р-12. 19 октября очередной полёт U-2 выявил ещё больше ракетных позиций, эскадрилью Ил-28 у северного побережья Кубы, а также дивизион крылатых ракет, нацеленных на Флориду. С этого момента и начался Карибский кризис - самый горячий момент холодной войны.

Но как в ЦРУ смогли опознать в цилиндрах советские ракеты с точностью до типа? В этом им помогли материалы, переданные офицером ГРУ Олегом Пеньковским. Его завербовали в 1961 году, Пеньковский сообщил ЦРУ состояние советского ядерного арсенала и переправил на Запад фотоснимки ракет. Сравнить было делом техники.

Компромиссный вариант

Формально ничего незаконного в размещении ракет на Кубе не было. Наоборот, незаконным было то, что предприняли американцы. Ведь блокада Кубы по международному праву - это акт войны. Однако на международное право Вашингтон предпочел не обращать внимание, и союзники, естественно, это поддержали. Блокаду, правда, назвали карантином. Что ж, и на том спасибо.

Вообще, собранный Кеннеди штаб рассматривал несколько вариантов действий. Например, немедленный бомбовый удар с последующим вторжением, морская блокада, работа по дипломатическим каналам и через ООН. Последний вариант отвергли сразу как мягкий, медленный, ненадежный. А вот за вторжение выступали многие. В порядке подготовки началась даже переброска войск во Флориду. Военные торопили Кеннеди, опасаясь, что когда СССР установит все ракеты, будет уже поздно.

В пользу военной операции проголосовали обе палаты Конгресса. Однако сам Кеннеди отверг этот радикальный план. Почему? Из-за благоразумия? Нет, он опасался ответных действий. Да, в Карибском море американские вооруженные силы обладали преимуществом, но Кеннеди боялся, что русские ответят в других точках земного шара. И прежде всего в Берлине. Несколькими годами ранее разразился Берлинский кризис, ГДР отделила Западный Берлин стеной. Американский президент не хотел нового витка этого противостояния.

Объявленный Кеннеди военно-морской карантин стал компромиссным вариантом. Режим вступил в действие 24 октября, Остров свободы окружили 180 кораблей ВМС США. Правда, у них был четкий приказ не открывать огонь по советским судам без особого распоряжения из Белого дома. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей и судов и 4 дизельные подводные лодки. Часть из них продолжили путь и благополучно добрались до Кубы. Однако остальные советское руководство предпочло развернуть.

Добился своего

Что помогло выйти из Карибского кризиса? Многие исследователи полагают, что чудо. Практически в последний момент и американское, и советское руководство предпочло силовым действиям переговоры. Была интенсивная переписка между Хрущевым и Кеннеди, были визиты брата президента, Роберта Кеннеди, в советское посольство, была встреча американского журналиста Джона Скали с резидентом КГБ в Вашингтоне. Однако был и сбитый U-2 в районе Гуантанамо, повышенная боевая готовность, попытки Фиделя Кастро надавить на руководство СССР и добиться более решительных действий.


Здравый смысл победил, СССР согласилось забрать с Кубы ракеты, сочтя, что оставить их невозможно, не ввязавшись в войну. Однако в обмен, кроме снятия военно-морской блокады, американцам пришлось дать гарантии ненападения на Кубу. И еще многие десятилетия Остров свободы чувствовал себя в безопасности.

Но чем бы закончилась эта история, если бы Кеннеди и всем американцам нечего было бояться. Если бы не существовало баланса сил, возможности ответа, симметричного или нет. Министр обороны США Роберт Макнамара признался, что во время Карибского кризиса часто задумывался, увидит ли рассвет на следующий день. Не будь этого чувства тогда у многих, удалось бы избежать вторжения и масштабной войны?

Вряд ли. Ведь даже после благополучного завершения кризиса в США осталось множество сторонников войны. Несостоявшееся вторжение они сочли упущенным шансом раз и навсегда решить кубинский вопрос.

К счастью, эти ястребы в меньшинстве. После Карибского кризиса США и СССР договорились протянуть прямую телефонную линию между президентом и генеральным секретарем, чтобы можно было связываться без промедления. А еще одним итогом стало то, что США все же убрали ракеты «Юпитер» с территории Турции. Произошло это, правда, через несколько месяцев, американцы заявили, что «Юпитеры» морально устарели. Тем не менее, формально Никита Хрущев добился своего. А все остальное – уже другая история.

Кубинский ракетный кризис | История, факты и значение

Кубинский ракетный кризис , (октябрь 1962 г.), крупная конфронтация, которая привела Соединенные Штаты и Советский Союз к войне из-за присутствия советских ракет с ядерным оружием на Кубе.

События холодной войны

keyboard_arrow_left

Доктрина Трумэна

12 марта 1947 г.

План Маршалла

апрель 1948 г. - декабрь 1951 г.

Блокада Берлина

24 июня 1948 г. - 12 мая 1949 г.

Варшавский договор

14 мая 1955 - 1 июля 1991

Инцидент с U-2

5 мая 1960 - 17 мая 1960

Вторжение в Залив Свиней

17 апреля 1961 г.

Берлинский кризис 1961 года

август 1961 г.

Кубинский ракетный кризис

22 октября 1962 - 20 ноября 1962

Договор о запрещении ядерных испытаний

5 августа 1963

Переговоры об ограничении стратегических вооружений

1969 - 1979

Взаимное и сбалансированное уменьшение силы

Октябрь 1973 - 9 февраля 1989

Рейс 007 Korean Air Lines

1 сентября 1983 г.

Саммит Рейкьявика 1986 г.

11 октября 1986 - 12 октября 1986

Распад Советского Союза

18 августа 1991 г. - 31 декабря 1991 г.

keyboard_arrow_right

Пообещав в мае 1960 года защищать Кубу советским оружием, советский премьер Никита Хрущев предположил, что Соединенные Штаты не предпримут никаких шагов для предотвращения установки на Кубе советских баллистических ракет средней и средней дальности. Такие ракеты могут поразить большую часть восточной части Соединенных Штатов в течение нескольких минут, если будут запущены с Кубы. В июле 1962 года Соединенные Штаты узнали, что Советский Союз начал поставки ракет на Кубу. К 29 августа о новом военном строительстве и присутствии советских специалистов сообщили американские самолеты-разведчики U-2, пролетавшие над островом, а 14 октября было сообщено о наличии баллистической ракеты на стартовой позиции.

Кубинский ракетный кризис

Наращивание советской военной мощи на Кубе, 1962 год.

США. Министерство обороны. Информационные материалы по кубинскому ракетному кризису министерства обороны. Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди, Бостон

После тщательного рассмотрения альтернатив немедленного вторжения США на Кубу (или ударов с воздуха по ракетным объектам), блокады острова или дальнейших дипломатических маневров президент США Джон Ф. Кеннеди решил ввести морской «карантин» или блокаду Кубы, чтобы предотвратить дальнейшие поставки советских ракет.Кеннеди объявил о карантине 22 октября и предупредил, что американские войска конфискуют «наступательное оружие и связанные с ним материальные средства», которые советские корабли могут попытаться доставить на Кубу. В последующие дни советские корабли, направлявшиеся на Кубу, изменили курс в сторону от карантинной зоны. Поскольку две сверхдержавы находились на грани ядерной войны, между Кеннеди и Хрущевым происходил обмен посланиями на фоне крайней напряженности с обеих сторон. 28 октября Хрущев капитулировал, сообщив Кеннеди, что работы на ракетных объектах будут остановлены и что ракеты, уже находящиеся на Кубе, будут возвращены Советскому Союзу.В свою очередь, Кеннеди обязал Соединенные Штаты никогда не вторгаться на Кубу. Кеннеди также тайно пообещал отозвать ядерные ракеты, которые Соединенные Штаты разместили в Турции в предыдущие годы. В последующие недели обе сверхдержавы начали выполнять свои обещания, и к концу ноября кризис закончился. Коммунистический лидер Кубы Фидель Кастро был взбешен отступлением Советов перед лицом ультиматума США, но был бессилен действовать.

Кубинский ракетный кризис стал кульминацией периода острой антагонизма в Соединенном Королевстве.С.-советские отношения. Кризис также стал самой близкой точкой, когда мир когда-либо подходил к глобальной ядерной войне. Принято считать, что унижение Советского Союза на Кубе сыграло важную роль в падении Хрущева от власти в октябре 1964 года и в решимости Советского Союза достичь, по крайней мере, ядерного паритета с Соединенными Штатами.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Оглядываясь назад на кубинский ракетный кризис, 50 ​​лет спустя

Решающая роль дипломатии в мирном разрешении этого исторического испытания воли холодной войны описана здесь Брюсом У.Макдональд, старший советник Программы нераспространения и контроля над вооружениями Управления специальных инициатив Института мира США. В этом качестве Макдональд разработал и ведет инструктаж по вопросам 21 века в области контроля над стратегическими вооружениями и нераспространения, серию курсов для Академии международного управления конфликтами и миростроительства USIP, а также консультирует по вопросам, связанным с ядерной, космической и киберстратегией и политикой. а также противоракетная оборона, контроль над вооружениями и нераспространение.Ранее он был старшим директором Комиссии Конгресса по стратегической позиции США - двухпартийного органа, возглавляемого бывшими министрами обороны Уильямом Перри и Джеймсом Шлезингером. Макдональд также работал в Управлении научно-технической политики Белого дома, Совете национальной безопасности, в аппарате Комитета по вооруженным силам Палаты представителей и Бюро по военно-политическим вопросам Госдепартамента.

В чем суть кубинского ракетного кризиса?

Основываясь на том, что мы теперь знаем - по мере того, как с обеих сторон становится доступной все более и более закрытая информация, - мы можем видеть, что Соединенные Штаты и СССР исходили с совершенно разных точек зрения. Осенью 1962 года Советский Союз во главе с премьер-министром Никитой Хрущевым оказался во все более опасной стратегической ситуации. Столкнувшись с широким и все еще растущим преимуществом США в ядерном оружии, особенно в том, которое могло нанести удар по территории Советского Союза и окружено многочисленными базами американских ядерных бомбардировщиков на территории союзных стран по периметру СССР, Политбюро в Москве считало необходимым сделать решительный шаг. Это мнение было подкреплено неудавшимся вторжением кубинских изгнанников в Кубинский залив Свиней, укрепившим советские взгляды на то, что Соединенные Штаты вторгнутся в единственного союзника СССР в Западном полушарии.Поэтому Хрущев решил разместить на Кубе ядерные ракеты средней дальности, увеличив угрозу для Соединенных Штатов и тем самым укрепив способность Советского Союза сдерживать американские действия, такие как вторжение на Кубу, которые беспокоили советских лидеров.

Президент Джон Кеннеди счел такую ​​новую угрозу невыносимой и возмутительной, а также полной неожиданностью. Советы проводили свои ракетные развертывания тайно и лгали правительству США о них; ракеты были обнаружены только У.С.Разведка после развертывания шла полным ходом. С американской точки зрения, в начале 1960-х годов Советы и их ставленники продвигались вперед на всех фронтах - Берлине, Юго-Восточной Азии, Африке и Кубе - чтобы продвинуть свою собственную зону контроля и сферы влияния, в то время как Соединенные Штаты отказались от любых усилий. «откатить» коммунизм. Когда стало ясно, что Фидель Кастро, захвативший власть на Кубе в 1959 году, был коммунистом и союзником Советского Союза, в Соединенных Штатах сложилось впечатление, что Советы продвигались вперед по всему миру и пытались обойти Америку в Западном полушарии. .Следовательно, Кеннеди приказал США «изолировать» Кубу до того, как на Кубу могут быть отправлены дополнительные советские ракеты большей дальности. Обе страны существенно повысили свою ядерную боеготовность, и мир быстро приблизился к пропасти тотальной ядерной войны.

Чем действительно опасен кризис?

Обе стороны многое поставили на карту. Соединенные Штаты внезапно столкнулись со значительной эскалацией ядерной угрозы со стороны СССР, и американская общественность ожидала и требовала от Вашингтона действий.Кроме того, многие страны полагались на Соединенные Штаты в плане гарантий безопасности; если Соединенные Штаты не предпримут никаких действий, чтобы направить такую ​​угрозу своей собственной родине, это может подорвать веру в то, что Вашингтон выполнит свои обязательства по обеспечению безопасности перед другими. Советский Союз, сделав этот шаг, очень не хотел отступать, как по своим глобальным причинам, так и потому, что это могло подорвать Кастро. Когда так много поставлено на карту, а ядерное оружие лежит в основе споров, полномасштабная ядерная война стала реальной возможностью - намеренно или в результате просчета.Кубинский ракетный кризис был самым близким миром к ядерной войне.

Как близко мы подошли к ядерной войне, , ?

Мы никогда толком не узнаем, но признаки были зловещими. Во время кризиса Соединенные Штаты подняли основу для ядерной войны до самого высокого уровня, на котором они когда-либо были (DEFCON 2), на одну ступень ниже, чем «ядерная война неизбежна». Американские бомбардировщики с ядерным вооружением были переведены в состояние боевой готовности, а некоторые из советских ракет и бомбардировщиков на Кубе не находились под непосредственным контролем высшего руководства в Москве и, таким образом, могли быть запущены менее осторожными военными.Не потребовалось бы большого количества недоразумений или неверно истолкованной команды, чтобы вызвать хотя бы единичное применение ядерного оружия, которое затем могло бы спровоцировать полный обмен ядерными ударами. Некоторые участники кризиса полагали, что они, возможно, никогда больше не увидят своих близких.

Каковы были ключевые элементы в разрешении кризиса?

Их было несколько, которые сегодня также характерны для разрешения других кризисных и конфликтных ситуаций.

  • Первое: выиграть время, чтобы дать дипломатии шанс сработать, что влечет за собой воздержание от прямого применения силы, но не исключать этот вариант из-за стола.Решение Кеннеди ввести «карантин» (фактическую «блокаду» можно было бы рассматривать как акт войны) Кубы означало, что пройдет несколько дней, прежде чем к острову подойдут дополнительные советские корабли с большим количеством ракет, и начнется конфронтация между США. и советские военно-морские силы могли произойти. Кеннеди отклонил военный совет использовать обычное оружие для бомбардировки ракетных объектов на данном этапе, что привело бы к жертвам среди россиян и кубинцев и еще больше обострило кризис.Карантин, который выбрал Кеннеди, был вариантом, который продемонстрировал решимость США, но создал пространство для интенсивной двусторонней дипломатии, направленной на поиск решений кризиса, прежде чем эти дополнительные советские корабли с ракетами прибудут на Кубу. Дипломатия высокого уровня и высокой интенсивности, как формальная, так и неформальная, могла продолжаться и продолжалась.
  • Вторым элементом была готовность каждой стороны предоставить другой спасительный выход из кризиса. Для США советские ракеты пришлось удалить.Советскому Союзу нужно было что-то сделать, чтобы, по крайней мере, создать видимость устранения как американо-советского стратегического дисбаланса, так и озабоченности по поводу вторжения США на Кубу. В результате Советский Союз удалил ракеты, уже размещенные на Кубе, и советские корабли под парусами с ракетными грузами вернулись в советские порты. В ответ Соединенные Штаты согласились убрать эскадрилью уже устаревших ракет средней дальности «Юпитер», базирующуюся в Турции, при условии, что эта часть сделки будет держаться в секрете.Кроме того, Соединенные Штаты публично пообещали не вторгаться на Кубу. Компромисс не был безболезненным: Куба была недовольна только бумажным обещанием США не вторгаться, а Турция считала, что ракеты Юпитер улучшают их безопасность. И Советский Союз, и Соединенные Штаты признали, что на карту поставлены гораздо более серьезные проблемы, и решали проблемы своих союзников другими способами. Таким образом, обе стороны вышли из кризиса, сохранив свои основные проблемы, хотя общественное мнение в то время считало Соединенные Штаты более сильным победителем.
  • Третья часть заключалась в способности высшего руководства общаться либо напрямую друг с другом, либо через доверенных эмиссаров. Снижение вероятности недопонимания и просчетов имеет важное значение для успешной дипломатии и миротворчества - особенно на стратегическом уровне - и обе стороны умело обслуживались работой людей, которым доверяла их собственная страна и уважала другая, например, генеральный прокурор США Роберт Кеннеди ( брат президента) и Анатолий Добрынин, посол СССР в Вашингтоне.
  • Четвертым и несколько неожиданным элементом была готовность высшего руководства с обеих сторон, наконец, справиться с разрушительными последствиями ядерной войны. Высшее гражданское руководство в Вашингтоне и Москве осознало, что необходимо найти способ избежать ядерной войны, что привело к компромиссам, которые при меньшем давлении могли оказаться политически невыполнимыми. Хотя все признавали, что ядерная война будет разрушительной, вероятно, это был первый раз, когда лидерам пришлось смотреть прямо в глаза чудовищу ядерной войны - и они оба боялись увиденного.

Каковы были последствия кризиса?

Кубинский ракетный кризис прямо и косвенно привел к ряду улучшений в международной стратегической обстановке, включая соглашения о начале ограничения конкуренции в области ядерных вооружений. Одним из первых результатов стало создание «горячей линии» между Вашингтоном и Москвой менее чем через семь месяцев после кризиса, которая дала лидерам обеих стран прямую связь во время кризиса и тем самым снизила вероятность недопонимания.Эта горячая линия работает и по сей день.

Кроме того, в следующем году Соединенные Штаты и Советский Союз подписали соглашение о запрещении наземных ядерных испытаний. Хотя этот пакт был также продиктован растущей во всем мире озабоченностью по поводу радиоактивных ядерных осадков в молоке и других продуктах питания, решающим фактором было желание уменьшить ядерные угрозы. В течение следующих нескольких лет был согласован и подписан Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), призванный остановить распространение ядерного оружия на другие страны, и Соединенные Штаты и Советский Союз предприняли свои первые прямые шаги в области контроля над ядерными вооружениями, начиная с с дипломатическими переговорами, а затем саммитом в Глассборо, Нью-Джерси, в 1967 году.В конце 1969 года начались переговоры, которые привели к заключению первого Договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-I) и Договора по противоракетной обороне (ПРО). Результат также стал ударом в руку для дипломатии США в целом и укрепил представление о том, что эффективная дипломатия играет центральную роль в политике безопасности США.

Какие уроки кризиса актуальны сегодня и как эти уроки могут повлиять на ядерное миротворчество в предстоящие годы?

Первый - это необходимость избежать серьезной стратегической неожиданности.Когда речь идет о жизненно важных национальных интересах страны, стратегическая неожиданность может дестабилизировать и привести к поспешным и, возможно, неразумным решениям неожиданной стороны. Во-вторых, необходимо определить свои собственные основные интересы, которые необходимо защищать, и свои цели во взаимодействии с оппонентом, а также необходимость максимально прояснить их со своим оппонентом. В-третьих, важно, чтобы каждая сторона в ядерном взаимодействии поставила себя на место своего оппонента и спросила, почему эта страна ведет себя именно так.Каким бы успешным ни был исход ракетного кризиса, более чем один ученый отмечает неспособность Кеннеди и его старших советников более полно задуматься, почему Советский Союз вообще поставлял ракеты Кубе. Это не означает, что Советскому Союзу следовало позволить сделать это, но понимание того, откуда пришли Советы, добавило бы ясности в выборе между дипломатическим и военным вариантами Вашингтона. Ясно, что Советы также не продумали, как американцы отреагируют, если их тайный план обнаружится.Кроме того, каждая сторона должна выйти из высокоуровневого противостояния с сохранением лица. Конфронтация может рассматриваться как самоцель, без признания того, что на другие проблемы в будущем косвенно повлияет исход текущего кризиса. Знание того, что другая сторона не настроена на абсолютный триумф и унижение противника, увеличивает шансы на беспроигрышный исход в будущем.

В противостоянии крупных держав сильная военная позиция важна для страны и может благоприятно повлиять на дипломатию, как это сделал американский флот в этом случае.Но его всегда следует использовать для поддержки дипломатических и политических целей, и прибегать к реальным вооруженным действиям следует, как правило, рассматривать как инструмент более поздней стадии, который можно использовать только в случае необходимости. Преждевременное обращение к так называемым «кинетическим» операциям может спровоцировать преждевременную эскалацию и принятие неверных решений. Умелая дипломатия также может облегчить решение военных вопросов, когда требуются военные шаги, такие как достижение согласия союзников и других лиц для оказания помощи. Следует избегать тенденции в сложном кризисе выбирать, казалось бы, легкий путь к быстрому обращению к военной силе, и дать время дать дипломатии шанс.Как Уинстон Черчилль, лучше многих других понимавший, что война может быть необходима, в конце своей жизни заметил, что «челюсть всегда лучше, чем война-война».

Настоящий кубинский ракетный кризис

Ракеты "Юпитер" были исключительно неприятным компонентом ядерного арсенала США. Поскольку они сидели над землей, были неподвижны и требовали много времени для подготовки к запуску, они были чрезвычайно уязвимы. Не имея ценности в качестве сдерживающего фактора, они казались оружием, предназначенным для обезоруживающего первого удара - и, таким образом, сильно подрывали сдерживание, потому что они способствовали упреждающему советскому удару по ним. Дестабилизирующий эффект Юпитеров был широко признан экспертами в области обороны в правительстве США и за его пределами и даже лидерами Конгресса. Например, сенатор Альберт Гор-старший, союзник администрации, сказал госсекретарю Дину Раску, что они были «провокацией» на закрытом заседании сенатского комитета по международным отношениям в феврале 1961 года (более чем за полтора года до этого). ракетный кризис), добавив: «Интересно, каково было бы наше отношение», если бы Советы развернули на Кубе ракеты с ядерным оружием.Сенатор Клэйборн Пелл выдвинул аналогичный аргумент в записке, переданной Кеннеди в мае 1961 года.

Учитывая мощное ядерное превосходство Америки, а также размещение ракет "Юпитер", Москва подозревала, что Вашингтон рассматривает первый ядерный удар как привлекательный вариант. Они были правы в своих подозрениях. Архивы показывают, что на самом деле администрация Кеннеди решительно рассматривала этот вариант во время берлинского кризиса 1961 года.

Поэтому неудивительно, что, как утверждает Стерн, опираясь на множество научных исследований, в том числе, наиболее убедительно, из элегантного исследования историка Филипа Нэша от 1997 года, Другие ракеты октября года, развертывание Кеннеди ракет «Юпитер» было ключевой причиной. за решение Хрущева отправить ядерные ракеты на Кубу.Сообщается, что Хрущев принял это решение в мае 1962 года, заявив своему доверенному лицу, что американцы «окружили нас базами со всех сторон» и что ракеты на Кубе помогут противостоять «невыносимой провокации». Сохраняя развертывание в секрете, чтобы поставить США перед свершившимся фактом, Хрущев вполне мог предположить, что ответ Америки будет аналогичен его реакции на ракеты Юпитер - риторическое осуждение, но никакой угрозы или действий, направленных на то, чтобы помешать развертыванию с помощью военной атаки. ядерное или иное.(Выйдя на пенсию, Хрущев объяснил свои рассуждения американскому журналисту Строубу Тэлботту: американцы «узнают, каково это, когда вражеские ракеты указывают на вас; мы будем делать только немного их собственного лекарства». )

Хрущев также руководствовался своей вполне обоснованной верой в то, что администрация Кеннеди хотела уничтожить режим Кастро. В конце концов, администрация начала вторжение на Кубу; последовал за этим с саботажем, военизированными нападениями и попытками убийства - крупнейшей тайной операцией в истории ЦРУ - и организовал крупномасштабные военные учения в Карибском бассейне, явно призванные расстроить Советский Союз и их кубинского клиента.Эти действия, как продемонстрировали Стерн и другие ученые, помогли вынудить Советы установить ракеты, чтобы сдерживать «скрытые или открытые атаки США» - во многом так же, как Соединенные Штаты прикрывали своих союзников ядерным зонтиком для сдерживания. Советская подрывная деятельность или агрессия против них.

Примечательно, что, учитывая встревоженную и конфронтационную позицию, которую Вашингтон занял во время ракетного кризиса, записи обсуждений в Исполкоме, которые Стерн тщательно проанализировал, показывают, что Кеннеди и его советники понимали ядерную ситуацию во многом так же, как Хрущев.В первый день кризиса, 16 октября, размышляя о мотивах Хрущева для отправки ракет на Кубу, Кеннеди сделал одно из самых поразительно рассеянных (или саркастических) наблюдений в анналах американской политики национальной безопасности: «Почему? а он их туда кладет? … Это как если бы мы внезапно начали размещать в Турции основных БРСД [баллистических ракет средней дальности]. Думаю, это будет , чертовски опасный . Макджордж Банди, советник по национальной безопасности, сразу заметил: «Ну что ж, мы сделали это, г-н.Президент ».

Кубинский ракетный кризис | Библиотека JFK

В течение тринадцати дней октября 1962 года мир ждал - казалось, на грани ядерной войны - и надеялся на мирное разрешение кубинского ракетного кризиса.

В октябре 1962 года американский самолет-разведчик U-2 тайно сфотографировал ядерные ракетные объекты, строящиеся Советским Союзом на острове Куба. Президент Кеннеди не хотел, чтобы Советский Союз и Куба знали, что он обнаружил ракеты. Он тайно встречался со своими советниками в течение нескольких дней, чтобы обсудить проблему.

После многих долгих и трудных встреч Кеннеди решил установить морскую блокаду или кольцо кораблей вокруг Кубы. Целью этого «карантина», как он его называл, было воспрепятствовать Советскому Союзу ввозить больше военного снаряжения. Он потребовал снятия уже имеющихся ракет и уничтожения объектов. 22 октября президент Кеннеди рассказал нации о кризисе в телеобращении.

Щелкните здесь, чтобы прослушать адрес в цифровом архиве (JFKWHA-142-001)

Никто не был уверен, как советский лидер Никита Хрущев отреагирует на военно-морскую блокаду и требования США.Но лидеры обеих сверхдержав признали разрушительную возможность ядерной войны и публично согласились на сделку, по которой Советы демонтировали бы оружейные объекты в обмен на обещание Соединенных Штатов не вторгаться на Кубу. В рамках отдельной сделки, которая оставалась секретной более двадцати пяти лет, Соединенные Штаты также согласились вывести свои ядерные ракеты из Турции. Хотя Советы вывели свои ракеты с Кубы, они увеличили наращивание своего военного арсенала; ракетный кризис закончился, гонки вооружений не было.

Щелкните здесь, чтобы прослушать примечания в цифровом архиве (JFKWHA-143-004)

В 1963 году появились признаки ослабления напряженности в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами. В своей вступительной речи в Американском университете президент Кеннеди призвал американцев пересмотреть стереотипы и мифы времен холодной войны и призвал к стратегии мира, которая сделает мир безопасным для разнообразия. Два действия также сигнализировали о потеплении отношений между сверхдержавами: установление телетайпа «Горячая линия» между Кремлем и Белым домом и подписание 25 июля 1963 года Договора об ограниченном запрещении ядерных испытаний.

На языке, который сильно отличался от его инаугурационной речи, президент Кеннеди сказал американцам в июне 1963 года: «Ибо, в конечном счете, наша основная общая связь - это то, что мы все живем на этой маленькой планете. Мы все дышим одним воздухом. Мы все дорожим будущее наших детей. И все мы смертны ».

Посетите нашу онлайн-выставку: Мир на грани: Джон Ф. Кеннеди и кубинский ракетный кризис

Ядерный вызов: кубинский ракетный кризис

Во время холодной войны Соединенные Штаты и Советский Союз были в значительной степени предотвращены вступают в прямой бой друг с другом из-за страха гарантированного взаимного уничтожения (MAD).Однако в 1962 году кубинский ракетный кризис опасно приблизил мир к ядерной войне.

«Почему бы не бросить ёжика в штаны дяди Сэма?»

Решение генерального секретаря СССР Никиты Хрущева разместить ядерные ракеты на Кубе было вызвано двумя важными событиями. Первым явился подъем кубинского коммунистического движения, которое в 1959 году свергло президента Фульхенсио Батисту и привело к власти Фиделя Кастро. Кубинская революция стала оскорблением для Соединенных Штатов, которые взяли остров под свой контроль после испано-американской войны 1898 года.После предоставления Кубе независимости несколько лет спустя Соединенные Штаты остались ее близким союзником. По указанию президента Дуайта Д. Эйзенхауэра ЦРУ готовилось к свержению правительства Кастро. В результате вторжения в залив Свиней, приказанного президентом Джоном Ф. Кеннеди в апреле 1961 года, от рук кубинских революционных вооруженных сил было разгромлено около 1500 кубинских изгнанников, обученных американцами.

Между тем Советский Союз был заинтересован в том, чтобы помочь молодому коммунистическому правительству, которое неожиданно пришло к власти без какой-либо поддержки или влияния со стороны Москвы.Несмотря на унизительное поражение американцев в заливе Свиней, Советы опасались, что Соединенные Штаты будут продолжать выступать против режима Кастро и делегитимизировать его. Как объяснил Хрущев, «меня волновала судьба Кубы и поддержание советского престижа в этой части мира. Мы должны были придумать способ противостоять Америке не только словами. Нам нужно было создать ощутимый и эффективный сдерживающий фактор американского вмешательства в Карибский бассейн. Но что именно? Логичным ответом были ракеты »(Gaddis 76).

Еще одним фактором, который привел Хрущева к его решению, было несоответствие между американскими и советскими ядерными возможностями. По словам физика Павла Подвига, советские бомбардировщики в то время «могли доставить на территорию США около 270 единиц ядерного оружия». Напротив, у США были тысячи боеголовок, которые они могли доставить с помощью 1576 бомбардировщиков Стратегического авиационного командования, а также 183 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) Atlas и Titan, 144 ракеты Polaris с помощью девяти атомных подводных лодок и десять недавно построенных межконтинентальных баллистических ракет Minuteman ( Родос 93).

У Советов еще не было надежного источника межконтинентальных баллистических ракет, но у них были эффективные баллистические ракеты средней дальности (БРСД) и баллистические ракеты средней дальности (БРСД). Если бы это оружие было размещено на Кубе, всего в 90 милях от материковой части Америки, это в глазах Хрущева уравняло бы «то, что Запад любит называть« балансом сил »(Sheehan 438). С точки зрения Советского Союза, ядерное вооружение Кубы также послужило бы эффективным ответом на американские ракеты Юпитер, размещенные в Турции.«Почему бы не бросить ежика в штаны дяди Сэма?» - пошутил Хрущев на митинге в апреле 1962 года (Gaddis 75).

Операция «Анадырь»

В мае 1962 года специальная советская делегация совершила секретную поездку на Кубу для проработки деталей операции под кодовым названием «Анадырь» с Кастро. (Маршал Сергей Бирюзов, член делегации, наивно предположил, что ракеты могут быть замаскированы под пальмы - на самом деле ракетные объекты очень трудно скрыть.) Советы планировали развернуть два типа ракет: Р-12, дальность полета 1292 миль могла поразить даже севернее Нью-Йорка или далеко на западе Даллас, и R-14, который имел большую дальность действия 2500 миль, что делало большую часть Соединенных Штатов потенциальной целью. Только Р-12 сможет добраться до Кубы.

С июля по октябрь 1962 года Советы тайно перебрасывали войска и оборудование на Кубу. Если все пойдет по плану, американцы узнают об операции только тогда, когда будет уже поздно ее останавливать. 41 902 солдата были развернуты, большинство из которых были в гражданской одежде и представлены неубедительному кубинскому населению как «специалисты по сельскому хозяйству» - до начала кризиса. Тридцать шесть ракет Р-12 и двадцать четыре пусковые установки были успешно развернуты на острове, а также несколько тактических крылатых ракет, предназначенных для остановки вторжения американских войск (Шихан 441).После окончания холодной войны российские официальные лица сообщили, что на момент начала кризиса на Кубе было размещено 162 единицы ядерного оружия (Родос 99).

ЦРУ не знало об операции до октября, так как оно практически не присутствовало на Кубе после фиаско в заливе Свиней. Более того, серия международных инцидентов с участием самолетов-разведчиков U-2 вынудила Соединенные Штаты наложить пятинедельный мораторий на воздушную разведку над Кубой. Полеты возобновились 14 октября, когда майор ВВС Ричард Хейзер пролетел над островом и записал видеодоказательства местонахождения R-12.В сочетании с информацией от полковника Олега Пеньковского, шпиона ЦРУ в советской военной разведке, нельзя было отрицать суровую правду: Советский Союз размещал ракеты на Кубе.

Помещение ядерных ракет на карантин

Когда советские ракеты направлялись на Кубу, президент Кеннеди оказался перед неотложным решением. На брифинге 17 октября директор ЦРУ Джон А. Маккоун обозначил три варианта: 1) «Ничего не делать и жить с ситуацией», 2) «прибегнуть к тотальной блокаде, которая, вероятно, потребует объявления войны и ее применения». эффективное означало бы прерывание всех прибывающих кораблей »или 3)« Военные действия », которые, в свою очередь, имели ряд возможностей, начиная от прицельных ударов по ракетным объектам и заканчивая тотальным вторжением на остров (Ханхимаки и Вестад 484).

Кеннеди благоразумно исключил военный удар, отметив, что он мог бы пропустить хотя бы часть ракет и спровоцировал советский ответный удар, вероятно, против уязвимого Западного Берлина. В конечном итоге он выбрал второй вариант, предложенный ЦРУ, но с одним существенным отличием. Вместо того, чтобы публично назвать это «блокадой», которая, как отметил Маккоун, потребовала бы объявления войны, Кеннеди назвал это «карантином». Тем не менее его военные советники продолжали настаивать на атаке, на что Кеннеди язвительно заметил: «У этих латунных шляп есть одно большое преимущество в их пользу.Если мы послушаем их и сделаем то, что они хотят от нас, никто из нас не останется в живых позже, чтобы сказать им, что они были неправы »(Шихан, 445). Министр обороны Роберт Макнамара позже подтвердил, что американское вторжение побудило бы советские войска на Кубе «использовать свое ядерное оружие, а не терять его» (Rhodes 100).

Кеннеди объявил о блокаде 22 октября в своей речи, которая напомнила о Доктрине Монро, политике девятнадцатого века, которая установила сферу влияния Соединенных Штатов в Западном полушарии, выступая против любой будущей европейской колонизации в Америке: «Это будет политика этой страны рассматривать любую ядерную ракету, запущенную с Кубы против любой страны в Западном полушарии, как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты, требующее полного ответного ответа Советскому Союзу.Кеннеди также приказал стратегическому авиационному командованию (SAC) перейти в состояние защиты 3 (DEFCON 3) и через два дня повысил его до DEFCON 2, всего в одном шаге от ядерной войны. Помимо прочего, в воздухе постоянно находились 66 B-52 с водородными бомбами, заменяемые свежим экипажем каждые 24 часа.

Гамбит был разработан, чтобы оказать максимальное давление на Советский Союз. Официальные лица США позаботились о том, чтобы Советы перехватили сообщения, приказывающие американским ядерным силам быть в состоянии повышенной готовности.В Организации Объединенных Наций американский посол Эдлай Стивенсон провел известную дискуссию с послом СССР Валерианом Зориным по поводу кризиса. «Что ж, позвольте мне сказать вам кое-что, господин посол - у нас есть доказательства [ракетных объектов]», - заявил Стивенсон. «Она у нас есть, и она ясна и неопровержима. И позвольте мне сказать еще кое-что - это оружие должно быть вывезено с Кубы »(Hanhimaki and Westad 485).

Подводная лодка B-59

Пожалуй, самый опасный момент кубинского ракетного кризиса наступил 27 октября, когда У.S. Военные корабли ВМФ, соблюдая блокаду, предприняли попытку всплыть на советскую подводную лодку Б-59. Это была одна из четырех подводных лодок, отправленных из Советского Союза на Кубу, все они были обнаружены, а три из них в конечном итоге были вынуждены всплыть. Дизельный B-59 на несколько дней потерял связь с Москвой и поэтому не был проинформирован об эскалации кризиса. Из-за того, что кондиционер сломался, а батарея вышла из строя, температура внутри подводной лодки была выше 100 градусов по Фаренгейту. Члены экипажа потеряли сознание от теплового истощения и повышения уровня углекислого газа.


Американские военные корабли, отслеживающие подводную лодку, сбросили глубинные бомбы по обе стороны от B-59 в качестве предупреждения. Экипаж, не подозревая о блокаде, подумал, что, возможно, была объявлена ​​война. Вадим Орлов, офицер разведки на подводной лодке, вспоминал, как американские корабли «окружили нас и начали сжимать круг, отрабатывая атаки и сбрасывая глубинные бомбы. Они взорвались прямо у корпуса. Такое ощущение, что сидишь в металлической бочке, которую кто-то постоянно лупит кувалдой.

Без ведома американцев, B-59 был оснащен торпедой с ядерной боеголовкой Т-5. Он был способен произвести взрыв, эквивалентный 10 килотоннам в тротиловом эквиваленте, что составляет примерно две трети мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму. Однако для стрельбы без прямого приказа из Москвы требовалось согласие всех трех старших офицеров на борту. Орлов вспомнил, как капитан Валентин Савицкий кричал: «Мы сейчас их взорвем! Мы умрем, но потопим их всех - мы не опозорим наш флот! » Политрук Иван Семонович Масленников согласился, что надо запустить торпеду.

Последний оставшийся офицер, второй капитан Василий Александрович Архипов, не согласился. Он утверждал, что они не знали наверняка, что корабль подвергся нападению. Почему бы не всплыть, а потом ждать приказов из Москвы? В конце концов, точка зрения Архипова возобладала. B-59 всплыл рядом с американскими военными кораблями, и подводная лодка отправилась на север, чтобы без происшествий вернуться в Советский Союз.

Армагеддон предотвращен

Хотя американцы и Советы в конечном итоге пришли к соглашению, после введения блокады потребовалась почти неделя напряженных переговоров.Между тем судьба мира продолжала висеть на волоске. 26 октября Хрущев направил Кеннеди частное письмо с предложением разрешения кризиса: «Мы, со своей стороны, заявим, что наши корабли, направляющиеся на Кубу, не будут нести никакого оружия. Вы бы заявили, что Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу своими силами и не будут поддерживать какие-либо силы, которые могут намереваться осуществить вторжение на Кубу. Тогда отпала бы необходимость присутствия наших военных специалистов на Кубе.«Сделка была на столе - Советский Союз уберет ракеты, если Соединенные Штаты готовы согласиться с коммунистическим режимом Кастро на Кубе.

Однако 27 октября Хрущев повысил свои требования в обращении, публично транслированном по Московскому радио. Советский Союз отступит на Кубе только в том случае, если Соединенные Штаты согласятся удалить ракеты Юпитер, размещенные в Турции. Позже в тот же день над Кубой был сбит американский разведывательный самолет U-2. Пилот, майор Рудольф Андерсон, в конечном итоге стал единственным военнослужащим, погибшим во время кризиса.Американские официальные лица, ошибочно полагающие, что Кремль непосредственно отдал приказ об атаке, были деморализованы поворотом событий. Ядерная война казалась неизбежной.

И снова Кеннеди отказался отомстить. Без ведома многих своих советников президент поручил своему брату, генеральному прокурору Роберту Кеннеди, тайно встретиться с послом СССР Анатолием Добрыниным. Соединенные Штаты были готовы вывести ракеты из Турции в течение пяти месяцев, но при условии, что это не будет частью какого-либо публичного урегулирования конфликта.Учитывая, что Турция была членом НАТО, признание того, что Соединенные Штаты торговали ракетами в Турции для урегулирования ситуации на Кубе, подорвало бы альянс. Секретное соглашение было раскрыто только спустя десятилетия.

На следующий день Хрущев отправил Кеннеди письмо, в котором согласился с условиями и объявил по Московскому радио об окончании кризиса: «Советское правительство в дополнение к ранее изданным инструкциям о прекращении дальнейших работ на строительных площадках для Оружие, издал новый приказ о демонтаже оружия, которое вы называете «наступательным», его складировании и возврате в Советский Союз.Кеннеди приветствовал это решение как «важный и конструктивный вклад в дело мира», предупредив при этом о «неотложной необходимости прекращения гонки вооружений и снижения международной напряженности».

Последствия

Советский Союз начал демонтаж ядерных объектов на Кубе в течение дня после подписания соглашения. Фидель Кастро, разъяренный решением Хрущева уступить требованиям Америки, отказался допустить инспекторов ООН для проверки удаления ракет. Советам пришлось прибегнуть к загрузке ракет на палубу кораблей и обнаружению их в море, где они могли быть сфотографированы американскими самолетами.Соединенные Штаты сняли блокаду 20 ноября и к апрелю 1963 года вывели из Турции ракеты «Юпитер». Однако в конце концов, удаление ракет было довольно бессмысленным жестом, поскольку новые межконтинентальные баллистические ракеты «Минитмен» сделали «Юпитеры» устаревшими.

Шок кубинского ракетного кризиса был очень влиятельным фактором в успехе будущих переговоров по контролю над вооружениями между Соединенными Штатами и Советским Союзом, таких как запрет на испытания в атмосфере. Как подтвердил Хрущев всего через несколько дней после окончания кризиса: «Мы полностью согласны в отношении трех типов испытаний или, так сказать, испытаний в трех средах.Это запрет испытаний в атмосфере, в космосе и под водой »(Hanhimaki and Westad 488). Менее чем через год две сверхдержавы подписали Договор об ограниченном запрещении испытаний (LTBT), который включал принципы, изложенные Хрущевым. В 1968 году последовал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Тем не менее, в годы после кризиса также наблюдался значительный рост производства ядерного оружия в Советском Союзе. Советские запасы увеличились втрое к концу десятилетия и достигли пика в более чем 40 000 боеголовок в 1980-е годы.Это явление можно частично объяснить тем фактом, что советские лидеры чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как капитулировать во время кризиса, учитывая сравнительную слабость их ядерного арсенала. Как объяснил советский генерал-лейтенант Николай Детинов: «Из-за стратегического [дисбаланса] между Соединенными Штатами и Советским Союзом Советскому Союзу пришлось принять все, что ему диктовали Соединенные Штаты, и это оказало болезненное воздействие на нашу страну и нашу страну. правительство…. Все наши экономические ресурсы были мобилизованы [впоследствии] для решения этой проблемы »(Rhodes 94).

Кризис также побудил к созданию горячей линии Москва-Вашингтон, прямой телефонной линии между Кремлем и Белым домом, призванной предотвратить эскалацию конфликта в будущем. Кеннеди также приказал создать ядерный «футбол», который дал бы ему и будущим президентам возможность нанести ядерный удар в считанные минуты.

Политическая перспектива через 40 лет

Пресс-релизы, избранные документы, фотографии, аудиоклипы и другие материалы исторической конференции в Гаване.
Документы, военно-морские карты и прочие рассекреченные записи об охоте США за советскими подводными лодками во время самые опасные дни кризиса.
Прочитать анализ современных историков поскольку они просеивают историографию и более свежие свидетельства усвоить уроки истории.

Рассекреченная история.
В полдень и снова рано вечером 16 октября 1962 г. Джон Ф. Кеннеди созвал группа его ближайших советников в Белом доме. Поздно накануне вечером ЦРУ предоставило подробную фотографию разведка, идентифицирующая советские ракетно-ядерные установки строится на острове Куба, около девяноста миль от побережья Флориды; теперь президент и его мужчины столкнулись с опасным решением о том, как Государства должны ответить.. . [Подробнее]

Самый опасный момент.
Если кубинский ракетный кризис был самым опасное прохождение холодной войны, самое опасное момент кубинского ракетного кризиса был вечером Суббота, 27 октября 1962 г., когда постановление кризис, война или мир, казалось, висели на волоске.. . [Подробнее]

Annals of Blinksmanship.
Теперь, когда холодная война закончилась, ее история превратилась в растущую отрасль, хотя на самом деле нет большой нехватки исторического анализа, даже когда шла война.Сегодня, однако, обнаруживается определенная разделение поколений как, возможно, характерная особенность предприятия. . . [Подробнее]

Включение истории Глава.
В течение почти сорока лет большинство американских счетов кубинского ракетного кризиса, лишили Кубу сказка.С фильмом-блокбастером «Тринадцать дней» рассказ теперь игнорирует и Советский Союз. Фильм переворачивает историю на его голову и вбивает нам в голову точно неправильные уроки кризиса. . . [Подробнее]

Кубинский ракетный кризис проходит спокойно, 50 лет спустя: NPR

Президент Кубы Фидель Кастро отвечает на военно-морскую блокаду президента Кеннеди по кубинскому радио и телевидению 23 октября 1962 года.Кеннеди ввел блокаду в ответ на размещение советского ядерного оружия на Кубе. AP скрыть подпись

переключить подпись AP

Небольшой городок Бехукал, расположенный в 20 милях к югу от Гаваны, выглядит так же, как в октябре 1962 года.Конные повозки везут пассажиров и свежесрезанные зеленые бананы по узким улочкам с домами в пастельных тонах.

Сонный городок не похоже на место для размещения арсенала ядерного оружия. Но военный бункер здесь был крупнейшим хранилищем советского ядерного оружия 50 лет назад.

Советский лидер Никита Хрущев тайно разместил на острове десятки ядерных ракет средней и малой дальности, замаскировав некоторые из ракет под пальмы.

Утром 16 октября 1962 года президенту Джону Ф. Кеннеди впервые сказали, что Советский Союз установил ядерное оружие на Кубе, и последовавшие за этим напряженные 13 дней как никогда приблизили мир к ядерной войне.

На пике кубинского ракетного кризиса, известного кубинцам как октябрьский кризис, американские самолеты-разведчики с ревом проносились над Бехукалом, делая фотографии.

Антонио Торрес в то время был 23-летним кубинским милиционером.

«Они летели низко и близко к земле, - сказал Торрес, местный фермер, который остановился на своем велосипеде, чтобы поделиться несколькими историями о войне.«Мы направили наши орудия на самолеты, но наш командир Фидель [Кастро] не отдал приказ стрелять».

Разговоры о вторжении США

Когда США ввели военно-морскую блокаду, 36-летний лидер Кубы Фидель Кастро выстроил вдоль набережной Гаваны зенитные батальоны и приказал кубинцам приготовиться к неминуемому вторжению США.

Карлос Альзугарай, студент университета и аналитик министерства иностранных дел Кубы в 1962 году, вспоминает, как возвращался в министерство поздно ночью измученный после того, как весь день рыл окопы, и получал вопросы от своих коллег о U.С. Армейское руководство по ядерной войне, которое он читал. Они хотели знать, что произойдет, если случится ядерная война. Ему было 19.

«Я сказал:« Что ж, скорее всего, мы увидим большую вспышку. Мы почувствуем сильный жар. И тогда мы умрем », - смеясь, вспоминает Альзугарай. «И с этим мы легли спать».

На этой фотографии 1960 года кубинский лидер Фидель Кастро разговаривает с советским премьер-министром Никитой Хрущевым.Во время кубинского ракетного кризиса мир стоял на грани Армагеддона 13 дней. Пренса Латина / AP скрыть подпись

переключить подпись Пренса Латина / AP

На этой фотографии 1960 года кубинский лидер Фидель Кастро беседует с советским премьер-министром Никитой Хрущевым.Во время кубинского ракетного кризиса мир стоял на грани Армагеддона 13 дней.

Пренса Латина / AP

Альзугарай стал кубинским дипломатом и профессором международных отношений в Гаванском университете. Как и Фидель Кастро, он настаивает, что именно неудавшееся вторжение в Залив свиней, которое поддержали кубинские эмигранты в апреле 1961 года, привело непосредственно к ракетному кризису, подтолкнув Кастро к поиску уравновешивающего средства для сдерживания будущего U.С. вмешательство.

«США неустанно проводили политику смены режима на Кубе», - говорит Альзугарай. «Если бы Кеннеди не преследовал цель уничтожения кубинской революции так, как он это делал, вероятно, ничего подобного не произошло бы».

Из главных героев серии жив только Фидель Кастро. Сейчас 86-летнего больного революционера не видели на публике с марта. Его брат Рауль теперь управляет Кубой, но не испытывает такой же привязанности к тому, чтобы заново перемешивать дни славы со старыми противниками.

В 2002 году Фидель Кастро организовал собрание, на котором стареющие советские командиры собрались вместе с бывшими советниками Кеннеди, такими как Роберт Макнамара и Артур Шлезингер-младший.

Незначительное поминовение

В этом году поминовение будет гораздо более сдержанным. Но кубинский ученый Эстебан Моралес был там 10 лет назад, и, по иронии судьбы, он и другие сторонники Кастро пришли посмотреть этот эпизод, как и многие их американские противники.