Содержание

Немецкий самолет-снаряд Fi.103 (Фау-1, V-1)

«Краткая справка: Немецкий беспилотный самолет-снаряд (крылатая ракета) Фау-1 или Fi-103. Чертежи, характеристики, модификации, боевое применение самолет»


Fi-103 «прихватизированный» американцами

История создания самолета-снаряда Fi.103 (Фау-1)

В 1939 году немецкий изобретатель Ф.Госслау обратился в Рейхминистерство авиации с изобретением под названием «летающая бомба«. Проект был тут же завернут как совершенно нереалистичный — ещё бы, оснастить бомбу крыльями и реактивным двигателем, такое могло придти только в голову авторам фантастических романов.

А затем началась война. До конца 1941 года все шло вполне успешно, но уже накануне 1942 г. военная машина Германии забуксовала, и потому один за другим стали появляться все более фантастичные проекты. «Самолет-снаряд» предложенный фирмами «Физелер» и «Аргус» был по сути той же «летающей бомбой», что и двумя годами ранее. Однако на этот раз Рейхминистерство за идею ухватилось двумя руками, и даже откомандировали с фирмы «Хейнкель» ведущего конструктора  Р.Луссера, для работы над этим проектом.

Предварительный проект под шифром «Госслау P-55» был утверждён 5 июня 1942 года и получил обозначение Fi-103 (от названия фирмы «Физелер») и высший приоритет разработки. Для обеспечения секретности истинное назначение аппарата маскировалось названием Flakzielgerat FZG-76 — о есть «мишень для зенитной артиллерии». По современным меркам, естественно, уместнее было бы называть Fi-103 не самолетом-снарядом, а управляемой ракетой.

Чертеж самолета-снаряда Fi.103 (Фау-1, V-1)

Всю дальнейшую работу по проектированию и испытаниям перевели в E-центр Карлсхаген и Пенемюнде-Вест, располагавшегося на острове Узедом в Балтийском море. В качестве силовой установки самолета-снаряда было решено использовать пульсирующий воздушно-реактивный двигатель, разработанный на фирме «Аргус» в 1938 году под руководством П.Шмидта. Систему управления разрабатывала фирма «Сименс».

Двигатель обкатали на экспериментальном Me-110, и уже 30 августа 1942 года было завершено изготовление первого опытного образца Fi-103 и строительство 55-метровой катапульты для него.

После серии неудачных запусков 24 декабря двенадцатый по счету самолёт-снаряд все-таки совершил успешный прямолинейный полёт длиной 3 км. Летом 1943 года началась подготовка к серийному производству сразу на 4 заводах: в Нордхаузене, Хаме, Южном Фаллерслебене и Магдебург-Шенебеке. Ещё 50 фирм были привлечены для производства комплектующих. В августе 1943 года специальный отряд (около 750 человек) под командованием М.Вахтеля приступил к освоению новой техники, но из-за проволочек и сложностей освоения новой техники, приказ о начале боевого применения нового оружия был подписан Гитлером только 16 мая 1944 года.

Самолет-снаряд Fi.103 (Фау-1, V-1) в беспилотном варианте. Фактически — вполне современная крылатая ракета

Боевое применение самолета-снаряда Fi.103 (Фау-1)

В отличие от современных крылатых ракет, Фау-1 (Fi-103) был не высокоточным, а скорее «высоко не точным» оружием. Место попадания ракеты укладывалось в квадрат 4х4 километра, поэтому относительного успеха можно было добиться только запуская ракеты «пачками», к тому же по крупноразмерным целям. Стрельба по городам (трудно найти более крупную мишень) представлялась оптимальным способом боевого применения Фау-1. Первой целью гитлеровских крылатых ракет должен был стать Лондон. Памятуя о страшной бомбардировке Гамбурга британскими бомбардировщиками летом 1943 г., немцы ввели в обиход ещё одно обозначение для Фау-1: V-1, то есть Vergeltung-1, «оружие возмездия».

Гитлер ждал чуда, но чуда не произошло. Англичане заранее знали о «оружии возмездия» и в первую очередь бомбили именно пусковые площадки и заводы по изготовлению Фау-1. Истребители также были своевременно предупреждены о новом орудии немцев, а так как полет самолетов-снарядов осуществлялся строго по прямой, к тому же со сравнительно невысокой скоростью, пилоты вскоре научились довольно легко сбивать их в пути. К концу войны, до цели долетало уже не больше 10% выпущенных Фау-1.

Первое боевое применение Фау-1 (Fi-103) состоялось в ночь на 16 июня 1944 года/ По Лондону было выпущено 244 ракеты — частью с самолетов He-111H-22, частью с наземных пусковых установок в Нормандии. Конечно это был только пробный шар — наклепать гитлеровцы успели ни много ни мало, 25 тысяч самолетов-снарядов. Однако до самой капитуляции, так и не сумели расстрелять этот впечатляющий арсенал: всего было выпущено 10,5 тысяч Фау-1, для остальных просто не хватило топлива и пусковых установок.

Всего по английским данным от «оружия возмездия» погибло 6364 человека и около 18000 было ранено.

Fi.103 (Фау-1, V-1) транспортируемый на самолете Ar-234. Вы только подумайте — первый в мире реактивный бомбардировщик с первой полноценной крылатой ракетой на борту!

Конструкция самолета-снаряда Fi.103 (Фау-1)

Самолет-снаряд Фау-1 (Fi.103) построен по аэродинамической схеме среднеплана. Крыло прямоугольное с одним трубчатым лонжероном, механизация крыла отсутствует.

Привод рулей высоты и курса, а также гироскопов осуществлялся сжатым воздухом, который хранился в 2 шар-баллонах по 150 л под давлением 180 кг/см2.

В конструкции широко применялась сталь, что обеспечивало необходимую для одноразового летательного аппарата дешевизну. Из дюраля был выполнен только носовой отсек фюзеляжа, в котором размещался «магнитный корректор». Во втором отсеке размещалась боевая часть, в третьем — топливный бак и шар-баллоны, в четвёртом — автопилот и элементы силовой установки.

Боевая часть снабжалась тремя контактными взрывателями. Силовая установка состояла из пульсирующего воздушно-реактивного двигателя As.014 фирмы «Аргус», установленного на законцовке киля. В качестве топлива использовался низкооктановый бензин. Подача топлива осуществлялась по трубопроводу в пилоне, поддерживающем переднюю часть двигателя.

Fi-103 оснащался инерциальной системой наведения. Большинство снарядов могли выполнять полёт только по прямой (курс задавался направлением старта с направляющей). В конце войны часть самолётов-снарядов оснастили устройствами разворота, позволявшими выполнять виражи в соответствии с программой.

Высота полёта устанавливалась по барометрическому высотомеру в диапазоне 200-3000 м. Расстояние до цели определялось по счётчику, установленному в носовой части и имевшим привод от небольшого воздушного винта. По достижении предварительно рассчитанного расстояния счётчик отключал двигатель и подавал команду на руль высоты, после чего снаряд переходил в пикирующий полёт.

Характеристики «Физелер»-103 или Фау-1

Страна: Германия
Тип: Самолет-снаряд
Год выпуска: 1942 г.
Экипаж: 0-1 чел.
Двигатель: 1х As.014 мощностью 300 кгс
Максимальная скорость: 800 км/ч
Практический потолок: 1000 м
Дальность полета: 280 км
Масса пустого: 1500 кг
Максимальная взлетная масса: 2250 кг (нормальная взлетная)
Размах крыльев: 5,3 м
Длина: 7,73 м
Высота: 1,7 м
Площадь крыла: 8 кв.м.
Вооружение:Масса боевой части 850 кг.

Модификации самолета-снаряда Fi.103 (Фау-1)

  • Fi.103A-1 — первый серийный вариант.
  • Fi.103B-1
    — упрощенный. Часть элементов конструкции выполнена из дерева, увеличен размах крыла. Серийно не выпускался.
  • Fi.103B-2 — опытный с боевой частью из взрывчатого вещества Trialen.
  • Fi.103C-1 — опытный с авиабомбой SC-1800 в качестве боевой нагрузки.
  • Fi.103F-1 — с увеличенной дальностью пуска до 370 км. Разработан в начале 1945 года. Испытания не проходил.
  • «Рейхенберг» I — пилотируемый вариант для лётчика-камикадзе. Отличался посадочной лыжей и небольшой кабиной перед воздухозаборником. Разработан в Немецком планёрном институте. Первый полёт в сентябре 1944 года, в боевых условиях не применялся.
  • «Рейхенберг» II — учебный. Отличался двухместной кабиной с двойным управлением.
  • «Рейхенберг» III — доработанный. Отличался закрылками и балластом на месте боевой части.
  • «Рейхенберг» IV — боевой вариант. Отличался наличием боеовой части. Переоборудовано 175 ракет Fi.103.
  • 10Х — советский аналог Fi.103. Разрабатывался в 1945-1946 годах в ОКБ-51 под руководством В.Н.Челомея.
  • JB-2 — американский аналог Fi.103.

Пилотируемый вариант Fi-103. Фау-1 так и не стал оружием возмездия, зато его любят моделисты.

Источник: Козырев В.М., Козырев М.Е. Немецкие самолёты-снаряды, Крылья Родины., 2001.

armedman.ru

История создания и использования ракеты Фау-1

Сегодня на сайте портала «Военное обозрение» была размещена статья про создание и особенности крылатой ракеты Фау-1.  Но в начале упомянут эпизод взрыва, спикировавшего в районе столицы Великобритании самолета, произошедшего в ночь на 13 июня 1944 года. Результаты осмотра данной местности показали, что пилот в летательном аппарате отсутствовал. Именно в этот момент британцами было открыто для себя новое средство воздушного нападения, созданного немцами (речь идёт о крылатой ракете Фау-1).

Дальше автор обращается к истории разработки и реализации проекта создания Фау-1.

«Первые проекты управляемых ракет большой дальности, снабженных крыльями, предлагали еще в годы Первой мировой войны. В межвоенный период опытно-конструкторские работы над крылатыми ракетами с ЖРД велись во многих странах, в том числе в Советском Союзе и Германии. Тот факт, что Третьему рейху первым удалось применить новое оружие, вполне объясняется теми средствами, которые были вложены в проект, а также традиционно высоким уровнем развития немецкой промышленности.
Руководство германских ВВС заинтересовалось самолетами-снарядами в 1939 году. Инициирование их разработки стала своего рода ответом ведомства Г. Геринга на «армейский» проект баллистической ракеты А-4, позднее ставшей широко известной под наименованием Фау-2. В середине лета 1941-го фирмами «Аргус» и «Физелер» был предложен проект крылатой ракеты с расчетной дальностью полета порядка 250 км, который основывался на идеях беспилотного самолета Ф. Госслау и предельно простого пульсирующего воздушно-реактивного двигателя П. Шмидта, работающего на дешевом горючем. Оккупация северной Франции позволяла обстреливать подобными снарядами Лондон и многие другие города Англии.

В январе 1942-го проект, именуемый в целях секретности FZG-76 (летающая мишень для обучения боевых расчетов ПВО), был представлен руководству министерства авиации, а в июле о нем доложили начальнику технической службы Люфтваффе, фельдмаршалу Мильху. Простота и низкая стоимость обеспечили проекту статус «высшего приоритета». Было решено принять «мишень» на вооружение не позднее декабря 1943 года.

Уже в апреле 1942-го с планами разработки крылатой ракеты ознакомили Роберта Люссера, занимавшегося на заводе «Физелер» в Касселе различными задачами по самодвижущимся авиабомбам. Зная это, координатор проекта штабной инженер Брее из министерства авиации утвердил фирму «Физелер» главным разработчиком. Поставщиком системы управления выбрали фирму «Аскания». Люссер привлек к работе коллективы предприятий DFS, «Хеншель» и «Шварц», проводивших в 1930-1937 годах работы в смежных областях.

Это позволило в декабре 1942-го испытать опытный образец в планирующем полете после сброса с самолета FW-200 «Кондор». А всего через несколько дней прототип FZG-76 совершил свой первый полет на расстояние 2,7 км с работающим двигателем. После 50 пусков определились основные характеристики крылатой ракеты: дальность — 240 км, скорость — 550-600 км/ч, высота полета — 200 — 2000 м, вес боевого заряда — 700 кг. Одновременно проверялись возможности ракеты по преодолению британской противовоздушной обороны. Произвели несколько учебных перехватов нового летательного аппарата трофейным истребителем «Спитфайр» Мк.V. Это, кстати, привело к недооценке сил противника, так как скорости последующих модификаций английских перехватчиков «Спитфайр» и «Темпест» были гораздо выше.

В мае 1943 года авторитетная комиссия на полигоне в Пенемюнде заслушала сравнительные характеристики FZG-76 и баллистической ракеты V-2 (Фау-2). Состоялись показ и практические стрельбы. Запуск двух Фау-2 прошел достаточно успешно, а оба пуска FZG-76 закончились взрывом через несколько секунд после старта. Тем не менее, пуски ракет выглядели настолько впечатляюще, что даже эти аварии не поколебали уверенности германского руководства в новом оружии. Комиссия постановила максимально ускорить серийный выпуск и рекомендовала применять оба вида ракет в комплексе. Крылатая ракета получила наименование Fi-103, но более известна стала под неофициальным названием V-1. «V» (немецкая «фау») означала Vergeltungswaffe, «оружие возмездия». Геббельсовской аппарат объявил, что оно предназначено для «ударов возмездия» за варварское разрушение американо-британской авиацией Любека и Гамбурга.

Была разработана программа производства самолетов-снарядов с августа 1943 года по июль 1944-го, предусматривавшая выпуск 24,5 тыс. Фау-1, с доведением к маю 1944-го ежемесячной сборки до 5000 штук. Но министерство вооружений оказалось не в силах обеспечить такие темпы работ. Ведь только для ежемесячного изготовления 3 тыс. Фау-1 от химической промышленности требовалось 2 тыс. т низкооктанового бензина и 4,5 тыс. т взрывчатки. Не лучше обстояло дело с другими требуемыми материалами и полуфабрикатами. К тому же только в сентябре 1943-го было сделано более 150 дополнений и изменений к проекту».

После этого автор статьи пишет о принятии Фау-1 на вооружение в воинские части Третьего рейха.

«Несмотря на это, весной 1943-го началось ускоренное формирование ракетных частей. На испытательном полигоне Циннтовитц (остров Узедом) сформировали 155-й зенитный полк под командованием полковника М. Вахтеля. Наименование «зенитный» и зашифрованные имена командира «Михаэль Вагнер» и «Мартин Вольф» были даны из соображений конспирации. В полк входили четыре дивизиона, включавшие по четыре огневые и две вспомогательные батареи (обслуживания и снабжения)».

Также подчеркнуто, как целый ряд остальных стран стремились получить как можно больше данных о немецких разработках данного оружия. Так, английская разведка стремилась получить соответствующую информацию ещё с октября 1939 года. Однако «сведения были скупы и разрозненны, но из них следовал вывод, что в Германии буквально кипит работа над баллистическими и крылатыми ракетами огромной разрушительной силы. Испытания проводятся на таинственном полигоне где-то в Северном море, пусковые позиции готовят на побережье Ла-Манша, а на заводах уже идет массовое производство».

Количество поступающей информации постепенно нарастало. «Об этом докладывали группы Сопротивления из Польши и Франции, плененные генералы Грювель и Том, инженер-антифашист Ганс Куммеров, работавший в Берлинской высшей технической школе. 15 мая 1942-го фоторазведчик «Спитфайр» сделал первый снимок полигона и аэродрома в Пенемюнде. С тех пор остров Узедом не выходил из-под пристального внимания английской разведки.

Кропотливая работа разведчиков воплотилась 17 августа 1943 года в операцию «Гидра» — удару по Пенемюнде. Для дезориентации Люфтваффе восемь «Москито», сбросив над полигоном алюминиевую фольгу, которая «ослепила» радары ПВО, устремились на Берлин. Вслед за ними поднялись 597 тяжелых бомбардировщиков, летевших только до «таинственного острова». Обнаружив огромное скопление самолетов над Балтикой, и проследив путь восьми «Москито», немцы решили, что ожидается массированный налет на столицу.

Когда «Москито» достигли Берлина и сбросили осветительные и маркировочные бомбы, немецкое командование отдало приказ поднять в воздух 160 ночных и дополнительно привлечь 55 дневных истребителей. В суматохе они атаковали свои же ночные перехватчики, далее присоединилась зенитная артиллерия. В течение двух часов над Берлином шел «воздушный бой» без участия самолетов противника. А в это время почти 1600 т фугасных и более 280 т зажигательных бомб обрушились на Пенемюнде. В результате налета погибло 732 человека. Было разрушено 50 из 80 зданий полигона и 18 из 39 бараков для рабочих, электростанция и завод на котором производился 20-40 жидкого кислорода. Англичане потеряли 42 самолета.

Между тем аэрофоторазведка побережья Ла-Манша приносила все более интересные сведения. За два дня, с 8 по 10 ноября, количество стартовых позиций увеличилось с 19 до 26, а через две недели их стало уже 95. Сравнивая несколько снимков полигона Пенемюнде, одна из шифровальщиц обнаружила такие же позиции, но оборудованные рельсовыми направляющими. На них стоял небольшой самолетик без кабины с прямым коротким крылом, которому в английской разведке присвоили название «Пенемюнде-20».

Почти за год до начала ракетного нападения стало ясно, что из двух видов нового оружия — баллистических ракет и «летающих бомб» — наибольшую опасность будут представлять последние. Плененные немецкие летчики из эскадры КG-100, имевшей на вооружении бомбардировщики Не-111, рассказывали, что они экспериментировали с пусками крылатых снарядов. А в донесении, поступившем начальнику отдела научно-технической разведки министерства авиации, отмечалось, что этот тип оружия будет применен первым.

Английское командование решило помешать планам противника при помощи бомбардировок предприятий, изготавливающих беспилотные самолеты и пусковые установки. С 5 декабря 1943 года американские и английские самолеты начали бомбить стартовые площадки и склады ракет Фау-1. В течение полугода из 52 стартовых площадок было полностью уничтожено 36, а из 96 складов самолетов-снарядов — 88. В общей сложности на ракетные объекты, расположенные вблизи побережья, союзные бомбардировщики совершили более 25 тыс. самолетовылетов.

Но и после этого англичане не могли вздохнуть спокойно, так как немецкая игра в «кошки-мышки» заставила их бросать бомбы в песок. Немцы все силы направили на строительство небольших бетонных площадок. К июню 1944-го разведка уже обнаружила 69 таких объектов. Аналитические отделы британской разведки и не подозревали, что для установки 6-метровой секции сборной конструкции с направляющими рельсами нужно всего 48 часов.

В декабре 1943 года командование ПВО Англии получило приказ разработать план защиты от Фау-1. Необходимо было реорганизовать сложившуюся систему противовоздушной обороны, которая во время «битвы за Британию» прикрывала Лондон и промышленные города средней Англии. Положение было довольно сложным: ведь с Фау-1 могли успешно бороться только «Темпесты» и «Спитфайры» XIV. Да и то с них снимали все лишнее оборудование, смывали защитную краску и полировали обшивку до блеска. Только при таком раскладе, при росте скорости на 35—50 км/ч, они становились для крылатых ракет действительно грозным противником.

6 июня 1944-го (через несколько часов после высадки союзного десанта в Северной Франции) радист 155-го «зенитного» полка самолетов-снарядов принял кодированную шифрограмму. Штаб 65-го армейского корпуса приказывал полковнику Вахтелю привести к 12 июня свой полк в боевую готовность. 10 июня через Гент к передовым складам последовал первый поезд с 90 самолето-снарядами Фау-1. Вахтель намеревался отложить пуски ракет до 20 числа. Он докладывал, что испытывает недостаток топлива и многих предметов снабжения, не подготовлены в полном объеме сборные пусковые установки. Но командование не обратило на доклад никакого внимания и отдало приказ о нанесении в ночь на 13 июня ударов по Лондону.

Всего за период систематического обстрела Лондона, с 13 июня по 5 сентября, по английской столице было выпущено 9017 ракет, но часть пусков оказалась неудачной. Около 2 тыс. Фау-1 взорвались вскоре после старта или на траектории полета к цели. В начале эффективность применения оказалась очень высокой. 82% Фау-1 разорвались в черте Лондона в течение первой недели пусков, однако к концу месяца это число снизилось до 60%.

Для затруднения борьбы с новым оружием немцы по ходу одного «пускового» дня чередовали массированные залпы со всех установок и одиночные беспокоящие запуски. Мало кто знает, но высота полета крылатых ракет, равная 900-1000 м, была выбрана не случайно. Ракеты шли ниже рубежа поражения тяжелой артиллерией и выше эффективной зоны огня артиллерии малого калибра. На этой высоте малогабаритная крылатая ракета плохо засекалась радиолокаторами и представляла собой трудную мишень для автоматической и ручной наводки зениток и приборов управления огнем.

От летчиков-истребителей также требовалось большое мастерство и немалое мужество, чтобы, нередко в плохих погодных условиях, уничтожить малоразмерную цель. Ее нужно было поразить сзади-сверху с расстояния более 100 м, так как подрыв 800 кг взрывчатки представлял смертельную угрозу и для атакующего самолета.

Все это породило и необычные способы борьбы с самолетами-снарядами. Один из французских офицеров в составе королевских ВВС, капитан Жан-Мари Маридор, вплотную подвел свой «Темпест» к летящей ракете и опрокинул ее консолью крыла. Тактику Маридора приняли на вооружение и другие летчики, а мужественному 24-летнему пилоту генерал Шарль де Голль вручил орден Почетного легиона. Отважный летчик погиб 4 августа 1944 г., протаранив полого пикирующий Фау-1.

Использовался и другой прием уничтожения Фау-1 без применения стрелкового вооружения: некоторые пилоты «Темпестов» струями винта своего истребителя заставляли крылатую ракету перевернуться и врезаться в землю. Хотя эти способы и приносили победу в борьбе с «летающими бомбами», большинство пилотов обходилось штатным вооружением, достигая при этом значительных успехов. Одним из наиболее результативных стал командир эскадрильи Т. Бэрри, на его счету было 37 уничтоженных крылатых ракет.

Сборные пусковые установки Фау-1 легко восстанавливались после налетов бомбардировщиков союзников. Поэтому, несмотря на все усилия союзников, в июне-июле 1944-го интенсивность налетов Фау-1 заметно не снизилась. В некоторые дни в зону патрулирования британских ВВС прорывалось до 160 крылатых ракет.

Чтобы как-то решить эту проблему, американцы разработали достаточно экстравагантный план «Наковальня», по которому роль высокоточного оружия выполняли отслужившие свой срок самолеты В-17. У «летающих крепостей» срезали верхнюю часть кабины для облегчения покидания самолета двумя членами экипажа, устанавливали телевизионную аппаратуру и радиокомандную систему управления. После того как загруженный взрывчаткой В-17 поднимался в воздух, члены экипажа выводили самолет на курс и покидали бомбардировщик с парашютами. Дальнейшее управление В-17 осуществлялось с истребителя, который летел параллельным курсом. С высоты 6000 м пилот истребителя обнаруживал и распознавал цель, после чего переводил радиоуправляемый бомбардировщик в пикирование. 4 и 6 августа таким образом были уничтожены цели, надежно защищенные прочными железобетонными укрытиями, в районах Спракота, Ваттона и Вирзена.

Со второй половины июля снова возобновились бомбардировки баз снабжения и заводов, связанных с производством ракет. За неполный месяц было совершено 20 крупных налетов стратегической авиации союзников на склады Фау-1. На объекты ракетной промышленности совершено 15000 самолетовылетов и сброшено 48 000 т бомб.

Новые 6-тонные бомбы «Толлбой» применялись против подземного склада ракет в Сент-Езерне, завода «Фольксваген» в Фаллерслебене, опытного завода в Пенемюнде и предприятия «Опель» в Рюссельгейме. Впрочем, удары по промышленным объектам Германии не смогли оказать какого-либо серьезного влияния на выпуск крылатых ракет. Темпы производства даже возросли. В первую очередь из-за того, что с июля 1944 года сборка Фау-1 сосредоточилась в Нордхаузене, на неуязвимом для воздушных налетов подземном заводе.

Система противоракетной обороны Англии состояла из четырех зон: внешней и внутренней зон прикрываемых истребителями, зоны береговой зенитной артиллерии и зоны аэростатов заграждения. Во внешнюю зону входило воздушное пространство над Ла-Маншем до побережья Британии. Там патрулировало от четырех до шести истребителей «Мустанг» Мк.III и «Спитфайр» Мк.ХIV днем, или 3-4 самолета ночью. Здесь же расположили 15 кораблей радиолокационного дозора, наводивших на цели перехватчиков. Их легкие зенитные пушки также вели огонь по пролетающим крылатым ракетам.

В течение лета 1944-го потери английского населения от ракет составили порядка 21400 человек убитыми и ранеными. Было полностью разрушено 25511 домов, а огромное количество зданий получило повреждения различной степени. Только в густонаселенных районах Лондона и его пригородах пострадало до 75% строений. Это все, чем могли «гордиться» создатели «чудо-оружия».

Оставшись без системы стартовых позиций в результате летнего наступления союзников, немцы отказались от запуска Фау-1 по Англии с территории Франции и передислоцировали 155-й зенитно-ракетный полк из Голландии в Германию. Новыми целями стали города Антверпен, Брюссель и Льеж. Боевой опыт запуска Фау-1 с самолетов-носителей, впервые проведенный 8 июля, позволял наносить удары по Британии с различных направлений в обход уже сформировавшейся системы ПВО. Было использовано около ста самолетов-носителей из трех авиагрупп.

До 14 января 1945-го по городам Англии с бомбардировщиков запустили около 1200 Фау-1. Для экипажей самолетов-носителей это было совсем не простым занятием. Ночной полет без наземных ориентиров над морем на высоте 100-300 м, выход на рубеж пуска на удалении 50-60 км от береговой линии, набор высоты в несколько тысяч метров, выдерживание точного курса во время сброса Фау-1 представляли немалые трудности. При этом необходимо остаться невидимым для радиолокационных станций и ночных перехватчиков. Сюда же следует добавить угрозу, которую представлял для экипажа собственный самолет-снаряд: из 77 экипажей Не-111, не вернувшихся на свои аэродромы, 30 погибло в моменты запуска ракет.

Хотя «Хейнкели» и сделали ракетный террор более мобильным, но они действовали эпизодически, а масштаб их применения был относительно невелик. Англичанам по-прежнему удавалось сбивать около половины самолетов-снарядов.

Однако в феврале 1945-го немецкие конструкторы создали усовершенствованный вариант Фау-1, с увеличенной до 370 км дальностью пуска. На территории Западной Европы успели построить три наземные стартовые позиции, нацеленные на Лондон. После того, как это стало известно английской разведке, две из них были уничтожены. С третьей же пусковой установки, расположенной около города Дельфта, в течение всего марта производились старты.

В феврале 1945 года Гитлер заявил, что секретное «чудо-оружие» в последний момент изменит обстановку в пользу третьего рейха. Это говорилось всего за два месяца до падения Берлина. Ставка на ракетное оружие явно провалилась, но вновь и вновь шли приказы увеличить производство Фау-1, сократившееся до 2000 экземпляров в месяц. Новыми самолетами-носителями должны были стать реактивные бомбардировщики «Арадо» Аг-234С-2. Предусматривалась буксировка и запуск Фау-1 при помощи жесткой сцепки.

В альтернативном варианте самолет-снаряд должен был устанавливаться на подъемной пусковой рампе над фюзеляжем ракетоносца. Ракетных специалистов, техническую документацию, уникальные опытные образцы и новейшее оборудование эвакуировали в Нордхаузен, где изо всех сил продолжался выпуск ракет. Последний самолет-снаряд упал на территорию Англии 29 марта 1945-го.

Советское военное командование также учитывало возможность применения фашистами Фау-1 на Восточном фронте. С началом первых боевых пусков по Англии Ставка приказала командующему артиллерией Н. Воронову принять все меры по защите Ленинграда и других крупных городов от беспилотных средств. 19 июля 1944-го были утверждены и направлены в войска ПВО «Предварительные указания по борьбе с самолетами-снарядами». По специально разработанному плану с выделением необходимых сил и средств в зоне ответственности ленинградской армии ПВО были созданы два сектора: северо-западный и юго-западный. Но стремительное отступление на Восточном фронте, а также желание нацистской верхушки хоть напоследок покарать «туманный Альбион» не дали возможности применить Фау-1 против Советского Союза.

Большой разброс (до 80% снарядов падало на расстоянии свыше 6,5 км от точки цели) и невозможность прицельной стрельбы из-за отсутствия коррекции по дальности и боковому сносу привели руководство Люфтваффе к созданию на базе Фау-1 ее пилотируемого варианта.

Идейными вдохновителями проекта стали оберштурмбанфюрер СС Отто Скорцени, известный диверсант, террорист, разработчик и исполнитель различных тайных операций, и лучшая немецкая летчица Ханна Рейч. Начальник штаба Люфтваффе Гюнтер Кортен приказал командиру эскадры специального назначения КG 200 полковнику В. Баумбаху сформировать отдельную учебно-боевую группу. Таким образом внутри КG 200 образовалась эскадрилья «Leonidasstaffel», в которую вошли 60 опытных пилотов и летчиков-испытателей исследовательского центра в Рехлине».

Автор статьи рассматривает особенности технических конструкций ракеты Фау – 1. «Завод в Даннебурге переделал 175 Фау-1 в пилотируемые самолеты-снаряды. С них снимали систему автоматической стабилизации, а на месте баллонов со сжатым воздухом оборудовали кабину пилота с органами управления и минимальным числом приборов, крыло оснастили элеронами. Были изготовлены одно- и двухместные учебные варианты пилотируемого самолета Fi-103 с посадочной лыжей, а для боевого варианта вообще никакого шасси не предусматривалось.

Одновременно строилось несколько экземпляров четырех вариантов пилотируемых снарядов под названием «Рейхенберг». Это «Рейхенберг I» — двухместный, учебно-тренировочный, с увеличенным размахом крыла, без пульсирующего воздушно-реактивного двигателя (ПуВРД), «Рейхенберг II» — одноместный, учебно-тренировочный, с ПуВРД, «Рейхенберг III» — с весовым макетом боевой части и посадочной лыжей, «Рейхенберг IV» — с боевой частью, ПуВРД, без посадочной лыжи».

Подчеркивается, что «первое же испытание пилотируемого снаряда «Рейхенберг III», за которым с земли наблюдали Скорцени и Рейч, закончилось катастрофой. После отстыковки от самолета-носителя летательный аппарат некоторое время выдерживал заданное направление и высоту, а затем вдруг резко пошел вниз, скрылся за лесом и взорвался. Дальнейшие испытания Ханна Рейч, имевшая опыт полетов на Ме-163, проводила уже сама.

В ходе исследовательских полетов выяснилось, что «Рейхенберг» имеет неудовлетворительные летные данные. Причем особенно опасен он был на посадке с выпущенной лыжей, что отмечали и другие летчики-испытатели. Осуществить же запланированное ранее покидание пилотируемого снаряда на парашюте не было никакой возможности, так как непосредственно за фонарем зиял воздухозаборник двигателя. Требовалась катапульта.

Провальные результаты испытаний «Рейхенберга» не остановили верхушку нацистского руководства. Для улучшения летных характеристик фирме «Порше» было выдано техническое задание на разработку турбореактивного двигателя одноразового применения «109-005» мощностью 5000 л.с. С заводских стапелей начали сходить боевые образцы пилотируемого снаряда «Рейхенберг» IV, 28 из которых даже поступили в учебно-боевую часть. Но до их боевого применения дело так и не дошло.

За годы войны немецкая промышленность изготовила более 20440 крылатых ракет (из 60000 запланированных). С июля 1944-го по март 1945-го только на Англию было выпущено 10492 Фау-1. Из них 2419 поразили Лондон, на другие города упало 1112 «летающих бомб». 8696 запущено по Антверпену и 3141 по Льежу. Хотя из этого количества 1847 оказались сбитыми перехватчиками, 1878 — зенитной артиллерией, 232 штуки попали в тросы аэростатов заграждения, а 3004 просто не долетели из-за низкой технической надежности, военным и политикам стало ясно, что появилось новое средство ведения войны с огромными потенциальными возможностями».

В заключении автор пишет, что результаты боевого применения крылатых ракет системы Фау-1 не оправдали военных и политических ожиданий руководства Третьего Рейха. Несмотря на мощное морально-психологическое воздействие, произведенное на британской население, англичане все равно вознамерились продолжать вести войну до победного конца.
Тем не менее, капитуляция гитлеровской Германии не означала завершение истории Фау-1.. В конце войны оставшиеся баллистические и крылатые ракеты, тонны технической документации, технология производства, стартовое оборудование, специалисты достались странам-победителям в качестве трофеев. Многие государства начали всё это использовать, перерабатывать и «ставить на вооружение своих армий» . «Первыми к этой гонке вооружений приступили Соединенные Штаты. Уже 9 июня 1944 года обломки неразорвавшейся Фау-1 были доставлены самолетом на авиабазу «Райтфилд». Группа авиаконструкторов в срочном порядке реконструировала узлы и агрегаты крылатой ракеты, а всего через семнадцать дней уже был готов первый реальный образец самолета-снаряда. Серийное изготовление ракет под обозначением В-2 поручили фирме «Рипаблик», а производство пульсирующего двигателя — компании «Форд». До конца войны американцы изготовили около 1200 ракет, получивших название KUW-1 «Лун», но применить их так и не успели. Развитием Фау-1 стал самолет-снаряд SSM-N-8 «Регулус I», запущенный американцами в начале пятидесятых в серийное производство для оснащения тяжёлых крейсеров и крупных специальных субмарин.

Не остался в стороне и Советский Союз. Несмотря на то, что наши военные специалисты были крайне невысокого мнения о боевых возможностях самолета-снаряда Фау-1, к концу 1944 г. на авиазаводе №51 началась постройка аналога германской ракеты на основе полученных из Британии образца Фау-1 и отдельных частей и узлов, обнаруженных на территории Польши. Испытания самолёта-снаряда, названного «10Х», провели в августе 1945 года. Дальнейшее последовательное развитие крылатой ракеты 10Х шло под руководством В.Н. Челомея.

Были созданы модификации 10ХН и 16Х, отличавшиеся от германских самолетов-снарядов высокой эксплуатационной надёжностью. Но в конце 1952 года было решено прекратить работы по созданию крылатых ракет на основе Фау-1».

Какой вывод желательно сделать из вышеизложенных событий? Во-первых, неудачные результаты испытания немецкой ракеты Фау-1 полностью свидетельствуют о несостоятельности утверждений, будто Советская социалистическая экономика якобы проигрывала капиталистической в области производства оборонной продукции. Напротив, качество Фау-1 продемонстрировало технико-технологическое отставание от производства Советского образца. Во-вторых, материал, представленный в статье, даёт лишний раз понять, что разговоры о США как о «самой прогрессивной и передовой стране мира» также являются беспочвенными. Какие аргументы выдвигают в пользу данной версии? Якобы, они производят высокотехнологические товары, активно внедряют инновации и т.д. Но конкретный пример показывает, что американцы пользуются разработками других стран. присваивая их себе, он выдают это за свои мифические «успехи».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

msk.kprf.ru

Тайны ракеты Фау-2

Библиотека

«Крылья Родины» 1998 №5

Сканировал Вадим Аносов

Тайны ракеты Фау-2.
«Чудо-оружие» нацистской Германии

Работы по созданию баллистических и крылатых ракет начались в кайзеровской Германии еще в конце Первой мировой войны. Тогда инженер Г.Оберт создал проект большой ракеты на жидком топливе, оснащенной боевым зарядом. Предположительная дальность ее полета составляла несколько сот километров. Офицер авиации Р.Небель работал над созданием авиационных ракет, предназначенных для поражения наземных объектов. В 1920-х годах Оберт, Небель, братья Вальтер и Ридель проводили первые эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. «В один прекрасный день, — утверждал Небель, — ракеты, подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщики на свалку истории».

В 1929-м министр Рейхсвера отдал секретный приказ начальнику отдела баллистики и боеприпасов Управления вооружения германской армии Беккеру об определении возможности увеличения дальности стрельбы арт-систем, включая использование ракетных двигателей в военных целях.

Для проведения экспериментов в 1931-м при отделе баллистики была образована группа из нескольких сотрудников по исследованию двигателей на жидком топливе под руководством капитана В.Дорнбергера. Через год недалеко от Берлина в Кумерсдорфе он организовал экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет. А в октябре 1932-го в эту лабораторию пришел работать Вернер фон Браун, вскоре ставший ведущим конструктором ракет и первым помощником Дорнбергера.

В 1932-м к команде Дорнбергера присоединились инженер В. Ридель и механик Г.Грюнов. Группа начала свою деятельность со сбора статистических данных, основанных на бесчисленных испытаниях своих и сторонних ракетных двигателей, изучались зависимости соотношения топлива и окислителя, охлаждения камеры сгорания и способов зажигания. Одним из первых двигателей был «Хейландт», со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой.

С двигателем работал механик К.Вахрмке. Во время одного из испытательных пусков произошел взрыв и Вахрмке погиб.

Испытания продолжил механик А.Рудольф. В 1934-м была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году снимали характеристики с ЖРД конструкции фон Брауна и Риделя, созданного для «Агрегата-1» (ракета А-1) взлетным весом 150 кг. Двигатель развивал тягу 296 кгс. Топливный бак, разделенный герметичной перегородкой, содержал в нижней части спирт, а в верхней — жидкий кислород. Ракета оказалась неудачной.

А-2 имела такие же габариты и стартовую массу, что и А-1.

Полигон Кумерсдорф был уже мал для реальных пусков, и в декабре 1934-го две ракеты, «Макс» и «Мориц», поднялись с острова Боркум. Полет на высоту 2,2 км длился всего 16 секунд. Но по тем временам это был впечатляющий результат.

В 1936-м фон Брауну удалось уговорить командование Люфтваффе выкупить большую территорию близ рыбацкой деревеньки Пенемюнде на острове Узедом. На строительство ракетного центра были выделены средства. Центр, обозначенный в документах аббревиатурой НАР, а позднее — HVP, располагался в незаселенной местности, и ракетные стрельбы можно было производить на дальность около 300 км в северо-восточном направлении, траектория полета проходила над морем.

В 1936-м специальная конференция приняла решение создать «Армейскую экспериментальную станцию», которая должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством вермахта. Командиром полигона назначили В.Дорнбергера.

Третья ракета фон Брауна, названная «Агрегат А-3», взлетела только в 1937-м. Все это время было потрачено на проектирование надежного ЖРД с вытеснительной системой подачи компонентов топлива. Новый двигатель вобрал в себя все передовые технологические достижения Германии.

«Агрегат А-3» представлял собой веретенообразное тело с четырьмя длинными стабилизаторами. Внутри корпуса ракеты располагались бак с азотом, емкость жидкого кислорода, контейнер с парашютной системой для приборов регистрации, бак с горючим и двигатель.

Для стабилизации А-3 и управления ее пространственным положением использовались молибденовые газовые рули. В системе управления использовались три позиционных гироскопа, соединенные с демпфирующими гироскопами и датчиками ускорения.

Ракетный центр Пенемюнде еще не был готов для эксплуатации, и запуск ракет А-3 с бетонной платформы решили провести на маленьком островке в 8 км от острова Узедом. Но, увы, все четыре пуска оказались неудачными.

Техническое задание на проект новой ракеты Дорнбергер и фон Браун получили от главнокомандующего сухопутными войсками Германии генерала Фрича. «Агрегат А-4» со стартовой массой 12 т должен был доставить заряд весом 1 т на расстояние 300 км, но постоянные неудачи с А-3 приводили в уныние как ракетчиков, так и командование вермахта. На многие месяцы затягивались сроки разработки боевой ракеты А-4, над которой уже трудились более 120 сотрудников центра Пенемюнде. Поэтому параллельно с работами по А-4 решили создать и уменьшенный вариант ракеты — А-5.

На проектирование А-5 затратили два года и летом 1938-го провели первые ее запуски.

Затем, в 1939-м на базе А-5 разработали ракету А-6, предназначенную для достижения сверхзвуковых скоростей, оставшуюся только на бумаге.

В проекте остался и разработанный в 1941-м агрегат А-7 — крылатая ракета, предназначенная для экспериментальных пусков с самолета на высоте 12000 м.

С 1941-го по 1944-й годы происходило развитие А-восьмой, которая ко времени прекращения разработок стала базовой для ракеты А-9. Ракета А-8 создавалась на основе А-4 и А-6, но также не воплотилась в металле.

Таким образом, основным следует считать агрегат А-4. Через десять лет после начала теоретических исследований и шести лет практических работ эта ракета имела следующие характеристики: длина 14 м, диаметр 1,65 м, размах стабилизаторов 3,55 м, стартовая масса 12,9т, вес боеголовки 1 т, дальность 275 км.


Ракета А-4 на лафете транспортера

Первые пуски А-4 должны были начаться весной 1942-го. Но 18 апреля первый прототип А-4 V-1 взорвался на пусковом столе во время предварительного прогрева двигателя. Снижение уровня ассигнований отодвинуло начало комплексных летных испытаний на лето. Попытка запуска ракеты А-4 V-2, состоявшаяся 13 июня, на которой присутствовали министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер и генерал-инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх, окончились неудачей. На 94-й секунде полета из-за отказа системы управления ракета упала в 1,5 км от точки пуска. Через два месяца А-4 V-3 также не достигла необходимой дальности. И только 3 октября 1942-го четвертая ракета А-4 V-4 пролетела 192 км на высоте 96 км и разорвалась в 4 км от намеченной цели. С этого момента работы проходили все более удачно, и до июня 1943-го удалось осуществить 31 запуск.

Спустя восемь месяцев специально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет А-4, точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов А-4 произвел ошеломляющее впечатление на Шпеера и гросс-адмирала Деница, которые безоговорочно поверили в возможность при помощи нового «чуда-оружия» поставить на колени правительства и население многих стран.

Еще в декабре 1942-го был издан приказ о развертывании массового производства ракеты А-4 и ее компонентов в Пенемюнде и на заводах «Цеппелин». В январе 1943-го при министерстве вооружений создается комитет по А-4 под общим руководством Г.Дегенкольба.

Экстренные меры дали положительный результат. 7 июля 1943-го начальник ракетного центра в Пенемюнде Дорнбергер, технический директор фон Браун и начальник полигона Штейнгоф выступили с докладом об испытании «оружия возмездия» в ставке Гитлера «Вольфшанц» в Восточной Пруссии. Был продемонстрирован цветной фильм о первом удачном запуске ракеты А-4 с комментариями фон Брауна, а Дорнбергер выступил с подробным докладом. Гитлер был буквально заворожен увиденным. 28-летнему фон Брауну присвоили звание профессора, а руководство полигона добилось получения вне очереди необходимых материалов и квалифицированных кадров для массового производства своего детища.


Ракета А-4 (V-2)

Но на пути серийного производства встала основная проблема ракет — их надежность. К сентябрю 1943-го показатель успешных пусков составлял лишь 10-20%. Ракеты взрывались на всех участках траектории: на старте, при подъеме и при подлете к цели. Только в марте 1944-го стало ясно, что сильная вибрация ослабляла резьбовые соединения топливопроводов. Спирт испарялся и смешивался с парогазом (кислород плюс водяной пар). «Адская смесь» попадала на раскаленное сопло двигателя, далее следовал пожар и взрыв. Вторая причина подрывов — слишком чувствительный импульсный детонатор.

По расчетам командования вермахта, по Лондону необходимо было наносить удары каждые 20 минут. Для круглосуточного обстрела требовалось около сотни А-4. Но чтобы обеспечить такой темп стрельбы, три ракетосборочных завода в Пенемюнде, Винер-Нойштатте и Фридрихсхафене должны отгружать около 3 тысяч ракет в месяц!

В июле 1943-го изготовили 300 ракет, которые пришлось истратить на экспериментальные пуски. Серийный же выпуск все еще не был налажен. Однако с января 1944-го и до начала ракетных обстрелов британской столицы произвели 1588 Фау-2.

Запуск 900 ракет Фау-2 в месяц требовал 13000 т жидкого кислорода, 4000 т этилового спирта, 2000 т метанола, 500 т перекиси водорода, 1500 т взрывчатки и большое количество других компонентов. Для серийного выпуска ракет необходимо было экстренно построить новые заводы по производству различных материалов, полуфабрикатов и заготовок.

В денежном выражении при запланированном производстве 12000 ракет (30 штук в сутки) одна Фау-2 обошлась бы в 6 раз дешевле бомбардировщика, которого в среднем хватало на 4-5 боевых вылетов.

Первое учебно-боевое подразделение ракет V-2 (читается «Фау-2») было сформировано в июле 1943-го. В августе разработали структурную организацию и штатное расписание спецчастей в составе двух дивизионов, один из которых был подвижным (между мысом Гри-Нэ и полуостровом Контантен на северо-западе Франции) и три стационарных в районах Ваттон, Визерн и Соттеваст. Командование сухопутных войск с такой организацией согласилось и назначило Дорнбергера специальным армейским комиссаром по баллистическим ракетам.

Каждый подвижный дивизион должен был запускать 27, а стационарный — 54 ракеты в сутки. Защищенная стартовая позиция явилась крупным инженерным сооружением с бетонным куполом, в котором оборудовали зоны сборки, обслуживания, казарму, кухню и медпункт. Внутри позиции пролегала железнодорожная ветка, выходящая к забетонированной стартовой площадке. На самой площадке устанавливался пусковой стол, а все необходимое для старта было размещено на автомобилях и бронетранспортерах.

В начале декабря 1943-го был создан 65-й армейский корпус спецназначения ракет Фау-1 и Фау-2 под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Э.Хейнемана. Формирование ракетных частей и строительство боевых позиций не компенсировало отсутствия необходимого количества ракет для начала массированных пусков. Среди руководителей вермахта весь проект А-4 со временем стал восприниматься как трата попусту денег и квалифицированной рабочей силы.

Первые разрозненные сведения о Фау-2 начали поступать в аналитический центр британской разведки только летом 1944-го, когда 13 июня при испытании радиокомандной системы на «Агрегате А-4» в результате ошибки оператора ракета изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над юго-западной частью Швеции, вблизи города Кальмара. 31 июля англичане обменяли 12 контейнеров с обломками упавшей ракеты на несколько передвижных радиолокаторов. Примерно через месяц в Лондон доставили и фрагменты одной из серийных ракет, добытых польскими партизанами из района Сариаки.

Оценив реальность угрозы от дальнобойного оружия немцев, англо-американская авиация в мае 1943-го ввела в действие план «Пойнт-блэнк» (удары по предприятиям ракетного производства). Английские бомбардировщики провели серию налетов, целью которых был завод фирмы «Цеппелин» во Фридрихсхафене, где производили окончательную сборку Фау-2.

Американские самолеты разбомбили и промышленные корпуса заводов в Винер-Нойштадте, изготавливавшие отдельные компоненты ракет. Особыми объектами для бомбардировок стали химические предприятия, производившие перекись водорода. Это было ошибкой, так как к тому времени еще не были выяснены компоненты ракетного топлива Фау-2, что не позволило на первом этапе бомбардировок парализовать выпуск спирта и жидкого кислорода. Затем произвели перенацеливание бомбардировочной авиации на стартовые позиции ракет. В августе 1943-го полностью разрушили стационарную позицию в Ваттоне, а вот подготовленные позиции легкого типа потерь не понесли из-за того, что считались второстепенными объектами.

Следующими целями союзников стали базы снабжения и стационарные склады. Ситуация для немецких ракетчиков осложнялась. Однако основная причина оттягивания начала массового применения ракет — отсутствие доведенного образца Фау-2. Но этому были свои объяснения.

Только летом 1944-го удалось выяснить странные закономерности подрыва ракет в конце траектории и на подлете к цели. Это срабатывал чувствительный детонатор, но времени для доводки его импульсной системы не оставалось. С одной стороны, командование вермахта требовало начать массированное применение ракетного оружия, с другой — этому противостояли такие обстоятельства, как наступление советских войск, перенесение боевых действий на территорию Польши и приближение линии фронта к полигону Близка. В июле 1944-го немцам снова пришлось переносить испытательный центр на новую позицию в Хельдекрауте, в 15 км от города Тухепь.


Камуфляжная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж

За время семимесячного применения баллистических ракет по городам Англии и Бельгии выпущено около 4300 Фау-2. По Англии произведено 1402 пуска, из которых только 1054 (75%) достигли территории Соединенного Королевства, а на Лондон упало всего 517 ракет. Людские потери составили 9277 человек, из них 2754 убитых и 6523 раненых.

Гитлеровскому командованию до самого конца войны так и не удалось добиться массового нанесения ракетных ударов. Тем более не стоит говорить о разрушении целых городов и промышленных районов. Была явно переоценена возможность «оружия возмездия», которая, по замыслу руководителей гитлеровской Германии, должна была вызвать ужас, панику и паралич в лагере противника. Но ракетное оружие того технического уровня никоим образом не могло изменить ни ход войны в пользу Германии, ни предотвратить краха фашистского режима.

Тем не менее, география целей, которых достигли Фау-2, очень внушительна. Это — Лондон, Южная Англия, Антверпен, Льеж, Брюссель, Париж, Лиль, Люксембург, Ремаген, Гаага…

В конце 1943-го был разработан проект «Лафференц», по которому предполагалось в начале 1944-го нанести ракетами Фау-2 удары по территории Соединенных Штатов. Для выполнения этой операции гитлеровское руководство заручилось поддержкой командования военно-морского флота. На подводных лодках планировалось транспортировать по три огромных, 30-метровых контейнера через всю Атлантику. Внутри каждого из них должны были находиться ракета, баки с топливом и окислителем, водный балласт и контрольно-пусковая аппаратура. Прибыв в точку пуска, экипаж субмарины обязан был перевести контейнеры в вертикальное положение, произвести проверку и предстартовую подготовку ракет… Но времени катастрофически не хватало: война приближалась к завершению.

С 1941-то, когда агрегат А-4 начал принимать конкретные черты, группа фон Брауна предприняла попытки увеличить дальность полета будущей ракеты. Проработки носили двойной характер: чисто военный и космический. Предполагалось, что на завершающем этапе крылатая ракета, планируя, сможет преодолеть расстояние 450-590 км за 17 мин. И вот осенью 1944-го построили два прототипа ракеты A-4d, оснащенные стреловидными крыльями в средней части корпуса размахом 6,1 м с увеличенными рулевыми поверхностями.

Первый запуск A-4d произвели 8 января 1945-го, но на высоте 30 м отказала система управления, и ракета потерпела аварию. Второй запуск 24 января конструкторы посчитали удачным, несмотря на то, что на конечном участке траектории у ракеты разрушились консоли крыла. Вернер фон Браун утверждал, что агрегат A-4d был первым крылатым аппаратом, проникшим за звуковой барьер.

Дальнейшие работы по агрегату А-4d не проводились, но именно он стал основой для нового прототипа новой ракеты А-9. В этом проекте предусматривалось более широко применять легкие сплавы, усовершенствованные двигатели, а выбор компонентов топлива аналогичен с проектом А-6.

Во время планирования А-9 должна была управляться при помощи двух радиолокаторов, измеряющих дальность и углы линии визирования на снаряд. Над целью ракету предполагалось переводить в крутое пикирование со сверхзвуковой скоростью. Были уже разработаны несколько вариантов аэродинамических компоновок, но трудности с реализацией A-4d остановили и практические работы по ракете А-9.

К ней вернулись при разработке большой составной ракеты, получившей обозначение А-9/А-10. Этот гигант высотой 26 м и взлетным весом порядка 85 т начали разрабатывать еще в 1941-1942 годах. Ракету предполагалось применить против целей на Атлантическом побережье Соединенных Штатов, а стартовые позиции разместить в Португалии или на западе Франции.


Крылатая ракета А-9 в пилотируемом варианте


Ракеты дальнего действия А-4, А-9 и А-10

А-10 предположительно должна была доставить вторую ступень на высоту 24 км с максимальной скоростью 4250 км/ч. Затем в отделившейся первой ступени срабатывал самораскрывающийся парашют, для спасения стартового двигателя. Вторая ступень набирала высоту до 160 км и скорость около 10000 км/ч. Затем она должна была пролететь баллистический участок траектории и войти в плотные слои атмосферы, где на высоте 4550 м совершить переход к планирующему полету. Расчетная дальность ее — 4800 км.

После стремительного наступления советских войск в январе-феврале 1945-го руководство Пенемюнде получило приказ эвакуировать все возможное оборудование, документацию, ракеты и технический персонал центра в Нордхаузен.

Последние обстрелы мирных городов с применением ракет Фау-1 и Фау-2 произошли 27 марта 1945-го. Времени было в обрез, и эсэсовцы не успели полностью разрушить все производственное оборудование и готовую продукцию, которую не удавалось эвакуировать. При этом было уничтожено более 30 тысяч военнопленных и политзаключенных, занятых на строительстве сверхсекретных объектов.

В июне 1946-го в 3-й отдел НИИ-88 (Государственный НИИ реактивного вооружения № 88 Министерства вооружения СССР), возглавляемый С.П.Королевым, привезли из Германии отдельные узлы и агрегаты ракеты Фау-2, а также некоторые чертежи и рабочие документы. Создали группу, куда вошли А.Исаев, А.Березняк, Н.Пилюгин, В.Мишин, Л.Воскресенский и другие. В кратчайшие сроки были восстановлены компоновка ракеты, ее пневмогидросистема, а также произведен расчет траектории. В пражском техническом архиве нашли чертежи ракеты Фау-2, по которым удалось восстановить полный комплект технической документации.

На основе изученных материалов, С.Королев предложил начать разработку ракеты дальнего действия для поражения целей на расстоянии до 600 км, но многие влиятельные лица в военно-политическом руководстве Советского Союза настоятельно рекомендовали создавать ракетные войска, базируясь на уже отработанном немецком образце. Ракетное стрельбище, а позднее — полигон Капустин Яр оборудовали в 1946-м.

К этому времени немецкие специалисты, прежде работавшие на советских ракетчиков в Германии в так называемом «институте Рабе» в Блёйшероде и «Миттельверке» в Нордхаузене, были переведены в Москву, где они возглавили целые параллельные направления теоретических исследований: доктор Вольф — баллистика, доктор Умифенбах — двигательные системы, инженер Мюллер — статистика и доктор Хох — системы управления.

Под руководством немецких специалистов на полигоне Капустин Яр в октябре 1947-го состоялся первый пуск трофейной ракеты А-4, изготовление которых некоторое время было вновь налажено на заводе в Блейшероде в советской зоне оккупации. Нашим ракетчикам во время старта ассистировала группа немецких экспертов во главе с ближайшим помощником фон Брауна инженером Х.Греттрупом, которые в СССР занимались налаживанием производства А-4 и изготовлением для нее приборного оборудования. Последующие запуски проходили с переменным успехом. Из 11 стартов в октябре-ноябре 6 закончились авариями.

Ко второй половине 1947-го уже был готов комплект документации на первую советскую баллистическую ракету, получившую индекс Р-1. Она имела ту же конструктивно-компоновочную схему немецкого прототипа, однако введением новых решений удалось повысить надежность системы управления и двигательной установки. Более прочные конструкционные материалы привели к снижению сухого веса ракеты и усилению ее отдельных элементов, а расширенное применение неметаллических материалов отечественного производства позволило резко повысить надежность и долговечность некоторых агрегатов и всей ракеты в целом, особенно в зимних условиях.

Первая Р-1 взлетела с полигона Капустин Яр 10 октября 1948-го, достигнув дальности 278 км. В 1948-1949 годах проведены две серии пусков ракет Р-1. Причем, из 29 запущенных ракет аварии потерпели лишь три. Были превышены данные А-4 по дальности на 20 км, а точность попадания в цель возросла в два раза.

Для ракеты Р-1 в ОКБ-456 под руководством В.Глушко разработали кислородно-спиртовой ЖРД РД-100 тягой 27,2 т, аналогом которого был двигатель ракеты А-4. Однако в результате теоретических анализов и экспериментальных работ оказалось возможным повысить тягу до 37 т, что позволило параллельно с созданием Р-1 начать разработку более совершенной ракеты Р-2.

Для снижения веса новой ракеты топливный бак сделали несущим, установили отделяемую головную часть, а герметичный приборный отсек установили непосредственно над двигательным. Комплекс мер по снижению веса, разработка новых навигационных приборов, боковая коррекция траектории выведения позволили достичь дальности полета 554 км.

Наступили 1950-е годы. У бывших союзников уже заканчивался запас трофейных Фау-2. Разобранные и распиленные они занимали свое заслуженное место в музеях и технических вузах. Ракета А-4 уходила в небытие, становилась историей. Ее нелегкая военная карьера переросла в служение космической науке, открыв человечеству путь к началу бесконечного познания Вселенной.


Геофизические ракеты В-1А и LC-3 «Бампер»

Теперь более подробно рассмотрим конструкцию Фау-2.

Баллистическая ракета дальнего действия А-4 со свободным вертикальным стартом класса «земля-земля» предназначена для поражения площадных целей с заранее заданными координатами. На ней был установлен ЖРД с турбонасосной подачей двухкомпонентного топлива. Органами управления ракеты являлись аэродинамические и газовые рули. Вид управления — автономный с частичным радиоуправлением в декартовой системе координат. Метод автономного управления — стабилизация и программное управление.

Технологически А-4 разделена на 4 агрегата: боеголовку, приборный, баковый и хвостовой отсеки. Такое разделение снаряда выбрано из условий его транспортировки. Боевой заряд помещался в коническом головном отсеке, в верхней части которого находился ударный импульсный взрыватель.

Четыре стабилизатора крепились фланцевыми стыками к хвостовому отсеку. Внутри каждого стабилизатора размещены электромотор, вал, цепной привод аэродинамического руля и рулевая машина отклонения газового руля.

Основными агрегатами ЖРД ракеты являлись камера сгорания, турбонасос, парогазогенератор, баки с перекисью водорода и продукты натрия, семибаллонная батарея со сжатым воздухом.

Двигатель создавал тягу 25 т на уровне моря и около 30 т в разреженном пространстве. Камера сгорания грушевидной формы состояла из внутренней и внешней оболочек.

Органами управления А-4 служили электрические рулевые машины газовых рулей и аэродинамические рули. Для компенсации бокового сноса применялась система радиоуправления. Два наземных передатчика излучали сигналы в плоскости стрельбы, а антенны приемников были расположены на стабилизаторах хвостового оперения ракеты.

Скорость, при достижении которой подавалась радиокоманда на выключение двигателя, определялась с помощью радиолокатора. Автомат стабилизации включал в себя гироскопические приборы «Горизонт» и «Вертикант», усилительно-преобразовательные блоки, электродвигатели, рулевые машины и связанные с ними аэродинамические и газовые рули.

Каковы же итоги запусков? 44% от общего количества выпущенных Фау-2 упали в радиусе 5 км от точки прицеливания. Модифицированные ракеты с наведением по направляющему радиолучу на активном участке траектории имели боковое отклонение, не превышающее 1,5 км. Точность наведения с применением только гироскопического управления составляла примерно 1 градус, а боковое отклонение плюс-минус 4 км при дальности до цели 250 км.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ФАУ-2

Длина, м 14
Макс. диаметр, м 1,65
Размах стабилизатора, м 2,55
Стартовый вес, кг 12900
Вес боевой части, кг 1000
Вес ракеты без топлива и боевого заряда, кг 4000
Двигатель ЖРД с макс. тягой, т 25
Макс. скорость, м/сек 1700
Температура внешн. оболочки ракеты в полете, град. С 700
Высота полета при пуске на макс, дальность, км 80-100
Максимальная дальность полета, км 250-300
Время полета, мин. 5


Компоновочная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж 1 — Наконечник с головным взрывателем, 2 — взрывная трубка, 3 — заряд взрывчатого вещества, 4 — стыковой разъем головной части, 5 — донный электровзрыватель, 6 — фанерная перегородка, 7 — приборы системы управления, 8 — баллоны высокого давления, 9 — стыковой разъем приборного отсека, 10 — силовая рама подвески топливного бака, 11 — шпангоут силового корпуса, 12 — топливный бак, 13 — труба заправки топливного бака, 14 — топливный клапан, 15 — бак окислителя, 16 — изолированный трубопровод подачи топлива, 17 — силовая рама подвески бака окислителя, 18 — силовая рама двигателя, 19 — турбонасосный агрегат, 20 — воздушные баллоны высокого давления двигательной установки, 21 — стабилизатор, 33 — главный клапан горючего, 23 — труба подачи топлива для регенеративного охлаждения камеры сгорания, 24 — камера сгорания ЖРД, 25 — газовый руль, 26 — рулевая машина, 27 — аэродинамический руль, 28 — штыревая антенна, 29 — шлейфовая антенна, 30 — цепной привод руля. 31 — рулевое кольцо, 32 — электродвигатель аэродинамического руля, 33 — выхлопная труба турбонасосного агрегата, 34 — главный клапан окислителя, 35 — парогазогенератор, 36 — главный клапан парогазогенератора, 37 — бак перекиси водорода, 38 — стыковой разъем двигательного отсека, 39 — штуцер заправки окислителя, 40 — клапан окислителя, 41- клапан слива топлива, 42 — изоляция из стекловолокна, 43 — штуцер заправки топлива, 44 — труба наддува топливного бака.

Вадим Хвощин, Анатолий Каневский

testpilot.ru

Крылатая ракета фау 1 | Лучшие армии мира Россия стратегия войны вооружение победы конфликты поражения

Фау 1 крылатая ракета

В ночь на 13 июня 1944 года самолет, шумевший подобно мотоциклу, упал в черте Лондона и взорвался. Останков пилота не нашли. Так заявило о себе новое средство воздушного нападения — Фау 1 крылатая ракета большой дальности. В то время предпочитали определение «самолет-снаряд».
Проекты управляемых крылатых ракет большой дальности предлагались уже в годы Первой мировой войны. В межвоенный период опытно-конструкторские работы над жидкостными крылатыми ракетами велись в разных странах, включая СССР и Германию. То, что первым применить новое боевое средство удалось Третьему рейху, можно объяснить средствами, вложенными в проект, а также высоким уровнем развития германской промышленности.
Германское министерство авиации интересовалось самолетами-снарядами уже в 1939 году. Их разработка стала своего рода ответом люфтваффе на «армейский» проект баллистической ракеты А-4. В июле 1941-го фирмы «Аргус» и «Физилер» предложили проект ракеты с дальностью полета до 250 км, основываясь на идеях беспилотного самолета Ф. Госслау и простого воздушно-реактивного двигателя «с пульсирующим горением» П. Шмидта на дешевом топливе. Оккупация северной Франции давала возможность обстреливать такими снарядами Лондон и другие города Англии.

Фау 1 макет V-1 в Парижском музее армии

В июне 1942 года руководитель боевого снабжения люфтваффе генерал-фельдмаршал Э. Мильх поддержал проект, разработку которого развернули «Аргус», «Физилер» и «Вальтер» в сотрудничестве с испытательным центром «Пенемюнде-запад». Разработку самолета-снаряда возглавил Р. Луссер. 24 декабря 1942 года в Пенемюнде (о. Узедом) прошел первый удачный пуск. Изделие получило обозначение «Физилер» Fi-ЮЗ, в целях секретности его именовали «воздушной мишенью» FZG 76. Часть, сформированная для эксплуатации нового оружия, получила название «155-й зенитный полк». Более известно оружие стало под неофициальным названием V-1. «V» (немецкая «фау») означала Vergeltungswaffe, «оружие возмездия» — объявлялось, что оно предназначено для «ударов возмездия» за разрушение авиацией союзников Любека и Гамбурга.

В связи с бомбардировками производство V-1 пришлось переместить под землю

Производство Фау 1 крылатой ракеты, начатое в августе — сентябре 1943 года на заводах «Физелер» и «Фольксваген», шло с большим отставанием от программы. Выйти на запланированные 3 тысячи штук в месяц удалось только в июне 1944 года. С июля 1944-го производство развернули на подземном заводе в Нордхаузен, где массово использовался труд военно-пленных. Производство комплектующих распределили по полусотне заводов. В сентябре 1944 года выпуск достиг максимума — 3419 штук. Всего из запланированных 60 тысяч V-1 было выпущено чуть менее 25 тысяч.

КРЫЛАТАЯ РАКЕТА ФАУ 1 В РАЗРЕЗЕ

Устройство фау 1 крылатой ракеты FI-103.
V 1 имела самолетную схему с прямым среднерасположенным крылом и хвостовым оперением. В носовой части фюзеляжа размещались гирокомпас, боевая часть, в средней — топливные баки емкостью 600 л, за ними два сферических баллона со сжатым воздухом, хвостовую часть занимали приборы управления. Установленный над фюзеляжем пульсирующий воздушно-реактивный двигатель «Аргус» As 014 работал на низкооктановом бензине. Его прерывистая работа (47 циклов в секунду) сопровождалась высоким уровнем шума — англичане даже прозвали крылатую ракету фау 1 (V-1) «жужащей бомбой» («базз бомб»).

Фау 1 стартовая позиция на начало запусков ракет готово было только 2/3 от запланированного

Запуск двигателя требовал давления встречного потока воздуха, поэтому фау запускалась с катапульты или с самолета. Первоначальный вариант стационарной катапульты с парогазо-генератором и разгоняемым поршнем оказался слишком громоздким, легко обнаруживался авиаразведкой, ограничивал направления пусков. Поэтому перешли к сборной катапульте и запуску с помощью ракетного ускорителя. Пневмоэлектрическая автономная система управления включала магнитный корректор, гироагрегат с 3-степенным гироскопом, высотный корректор с барометрическим высотомером, приводы рулей управления и высоты, счислитель пути со счетчиком дальности.

Американские солдаты осматривают невзорвавшуюся V-1. боевая часть отстыкована. Франция, 1944 год

Система была остроумна, но далека от уровня, уже достигнутого в то время, что можно объяснить сроками разработки и расчетом на удешевление производства. Полет обычно совершался на высотах 100-1000 м. Выдерживание курса и высоты полета обеспечивала магнитно-инерциальная система, момент перехода в пикирование — счислитель пути, приводимый от аэролага в носовой части. Перед пуском счетчик устанавливался на нужную дальность. После достижения счетчиком заданного значения срабатывали пиропатроны, приводившие в действие интерцепторы руля высоты, прерывалась подача топлива, ракета переходила в пикирование. Из-за большого рассеивания V-1, как и V-2, могли предназначаться только для массированных ударов по городам. Спешная постановка на производство сказывалась на качестве — из первых серийных V-1 неисправной оказывалась каждая пятая.
Тактико-технические данные FI-103 (V-1)

пилотируемый вариант фау 1

  • Размеры, мм: длина: 7750
  • максимальный диаметр корпуса: 840 размах крыла: 5300-5700
  • Масса, кг: стартовая ракеты: 2160 боевой части: 830
  • Двигатель: пульсирующий воздушно-реактивный, «Аргус» As 014 с тягой 296 кгс (при максимальной скорости)
  • Скорость полета, км/ч: максимум 656
  • Дальность полета, км: до 240

Применение фау 1
К апрелю 1944 года 155-й зенитный полк был развернут во Франции у побережья Ла-Манша. К боевому применению были готовы 12 000 V-1. Но из 88 запланированных стартовых позиций готовы были только 55. И в ночь на 13 июня запустили только десять ракет, из которых Англии достигли четыре.
Первый массовый налет V-1 состоялся в ночь с 15 на 16 июня, когда 244 фау 1 выпустили по Лондону и 53 по Портсмуту и Саутгемптону. Из запущенных 45 рухнули в море. Всего с 13 июня по 1 сентября было выпущено 9017 крылатых ракет фау 1.

В Лондоне ими было разрушено 25 511 домов, потери убитыми и раненными составили 21 393 человека (кроме того, в ходе производства на заводе в Нордхаузен каждая построенная стоила жизни в среднем 20 заключенным). 8 сентября того же года начались запуски по Лондону баллистических ракет А-4 (V-2).

Фау 1 в тандеме с самолетом Хеншель Не 111

Лишившись баз для наземных пусковых установок, немцы перешли к пускам крылатых ракет с бомбардировщиков Хеншель Не 111 Н-22. Пуск с самолета к тому же позволял выбирать направление обстрела и успешнее преодолевать британскую ПВО.

С 16 сентября 1944 по 14 января 1945 года с самолетов было запущено около 1600 V-1. Осенью 1944-го V-1 запускали с наземных установок по Брюсселю (до марта 1945 года была запущена 151 V 1), Льежу (3141) и Антверпену (8896). В начале 1945 года появились ракеты с увеличенной до 370-400 км дальностью полета. Но из 275 штук, запущенных по Лондону с наземных установок в Голландии 3-29 марта 1945 года, цели достигли только 34.

Первый массовый налет V-1 состоялся в ночь с 15 на 16 июня 1944 года, когда 244 ракеты выпустили по Лондону

Из выпущенных по Лондону до 29 марта 1945 года 10 492 V-1 только 2419 упали на город и 1115 — в Южной Англии. Силами английской ПВО уничтожено около 2000 V-1. Став оружием не «возмездия», а террора, достичь заявленной цели — вывести Великобританию из войны — они не смогли. Делались попытки сделать крылатую ракету фау 1 пилотируемой. В отличии от японских летчиков комикадзе, пилот фау после наведения на цель должен был покинуть самолет, и приземлится на парашюте. Однако на практике катапультирование было затруднительным, шансы выжить у пилота оценивались как 1 к ста.
«Фау» наглядно продемонстрировали возможности, заложенные в управляемом реактивном оружии.
Германские разработки послужили базой для развертывания собственных работ в странах-победительницах: советские крылатые ракеты 10Х, 14Х, 16Х, американские «Луун» KUW-1, JB-2 и LTV-N-2 были, по сути, продолжением V-1.

toparmy.ru

Тайны ракеты Фау-2

вернёмся в начало?

«Крылья Родины» 1998 №5

Сканировал Вадим Аносов

Тайны ракеты Фау-2.
«Чудо-оружие» нацистской Германии

Работы по созданию баллистических и крылатых ракет начались в кайзеровской Германии еще в конце Первой мировой войны. Тогда инженер Г.Оберт создал проект большой ракеты на жидком топливе, оснащенной боевым зарядом. Предположительная дальность ее полета составляла несколько сот километров. Офицер авиации Р.Небель работал над созданием авиационных ракет, предназначенных для поражения наземных объектов. В 1920-х годах Оберт, Небель, братья Вальтер и Ридель проводили первые эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет. «В один прекрасный день, — утверждал Небель, — ракеты, подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщики на свалку истории».

В 1929-м министр Рейхсвера отдал секретный приказ начальнику отдела баллистики и боеприпасов Управления вооружения германской армии Беккеру об определении возможности увеличения дальности стрельбы арт-систем, включая использование ракетных двигателей в военных целях.

Для проведения экспериментов в 1931-м при отделе баллистики была образована группа из нескольких сотрудников по исследованию двигателей на жидком топливе под руководством капитана В.Дорнбергера. Через год недалеко от Берлина в Кумерсдорфе он организовал экспериментальную лабораторию по практическому созданию жидкостных реактивных двигателей для баллистических ракет. А в октябре 1932-го в эту лабораторию пришел работать Вернер фон Браун, вскоре ставший ведущим конструктором ракет и первым помощником Дорнбергера.

В 1932-м к команде Дорнбергера присоединились инженер В. Ридель и механик Г.Грюнов. Группа начала свою деятельность со сбора статистических данных, основанных на бесчисленных испытаниях своих и сторонних ракетных двигателей, изучались зависимости соотношения топлива и окислителя, охлаждения камеры сгорания и способов зажигания. Одним из первых двигателей был «Хейландт», со стальной камерой сгорания и электрической пусковой свечой.

С двигателем работал механик К.Вахрмке. Во время одного из испытательных пусков произошел взрыв и Вахрмке погиб.

Испытания продолжил механик А.Рудольф. В 1934-м была зафиксирована тяга в 122 кгс. В том же году снимали характеристики с ЖРД конструкции фон Брауна и Риделя, созданного для «Агрегата-1» (ракета А-1) взлетным весом 150 кг. Двигатель развивал тягу 296 кгс. Топливный бак, разделенный герметичной перегородкой, содержал в нижней части спирт, а в верхней — жидкий кислород. Ракета оказалась неудачной.

А-2 имела такие же габариты и стартовую массу, что и А-1.

Полигон Кумерсдорф был уже мал для реальных пусков, и в декабре 1934-го две ракеты, «Макс» и «Мориц», поднялись с острова Боркум. Полет на высоту 2,2 км длился всего 16 секунд. Но по тем временам это был впечатляющий результат.

В 1936-м фон Брауну удалось уговорить командование Люфтваффе выкупить большую территорию близ рыбацкой деревеньки Пенемюнде на острове Узедом. На строительство ракетного центра были выделены средства. Центр, обозначенный в документах аббревиатурой НАР, а позднее — HVP, располагался в незаселенной местности, и ракетные стрельбы можно было производить на дальность около 300 км в северо-восточном направлении, траектория полета проходила над морем.

В 1936-м специальная конференция приняла решение создать «Армейскую экспериментальную станцию», которая должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством вермахта. Командиром полигона назначили В.Дорнбергера.

Третья ракета фон Брауна, названная «Агрегат А-3», взлетела только в 1937-м. Все это время было потрачено на проектирование надежного ЖРД с вытеснительной системой подачи компонентов топлива. Новый двигатель вобрал в себя все передовые технологические достижения Германии.

«Агрегат А-3» представлял собой веретенообразное тело с четырьмя длинными стабилизаторами. Внутри корпуса ракеты располагались бак с азотом, емкость жидкого кислорода, контейнер с парашютной системой для приборов регистрации, бак с горючим и двигатель.

Для стабилизации А-3 и управления ее пространственным положением использовались молибденовые газовые рули. В системе управления использовались три позиционных гироскопа, соединенные с демпфирующими гироскопами и датчиками ускорения.

Ракетный центр Пенемюнде еще не был готов для эксплуатации, и запуск ракет А-3 с бетонной платформы решили провести на маленьком островке в 8 км от острова Узедом. Но, увы, все четыре пуска оказались неудачными.

Техническое задание на проект новой ракеты Дорнбергер и фон Браун получили от главнокомандующего сухопутными войсками Германии генерала Фрича. «Агрегат А-4» со стартовой массой 12 т должен был доставить заряд весом 1 т на расстояние 300 км, но постоянные неудачи с А-3 приводили в уныние как ракетчиков, так и командование вермахта. На многие месяцы затягивались сроки разработки боевой ракеты А-4, над которой уже трудились более 120 сотрудников центра Пенемюнде. Поэтому параллельно с работами по А-4 решили создать и уменьшенный вариант ракеты — А-5.

На проектирование А-5 затратили два года и летом 1938-го провели первые ее запуски.

Затем, в 1939-м на базе А-5 разработали ракету А-6, предназначенную для достижения сверхзвуковых скоростей, оставшуюся только на бумаге.

В проекте остался и разработанный в 1941-м агрегат А-7 — крылатая ракета, предназначенная для экспериментальных пусков с самолета на высоте 12000 м.

С 1941-го по 1944-й годы происходило развитие А-восьмой, которая ко времени прекращения разработок стала базовой для ракеты А-9. Ракета А-8 создавалась на основе А-4 и А-6, но также не воплотилась в металле.

Таким образом, основным следует считать агрегат А-4. Через десять лет после начала теоретических исследований и шести лет практических работ эта ракета имела следующие характеристики: длина 14 м, диаметр 1,65 м, размах стабилизаторов 3,55 м, стартовая масса 12,9т, вес боеголовки 1 т, дальность 275 км.


Ракета А-4 на лафете транспортера

Первые пуски А-4 должны были начаться весной 1942-го. Но 18 апреля первый прототип А-4 V-1 взорвался на пусковом столе во время предварительного прогрева двигателя. Снижение уровня ассигнований отодвинуло начало комплексных летных испытаний на лето. Попытка запуска ракеты А-4 V-2, состоявшаяся 13 июня, на которой присутствовали министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер и генерал-инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх, окончились неудачей. На 94-й секунде полета из-за отказа системы управления ракета упала в 1,5 км от точки пуска. Через два месяца А-4 V-3 также не достигла необходимой дальности. И только 3 октября 1942-го четвертая ракета А-4 V-4 пролетела 192 км на высоте 96 км и разорвалась в 4 км от намеченной цели. С этого момента работы проходили все более удачно, и до июня 1943-го удалось осуществить 31 запуск.

Спустя восемь месяцев специально созданной комиссии по ракетам дальнего действия были продемонстрированы пуски двух ракет А-4, точно поразивших условные цели. Эффект удачных стартов А-4 произвел ошеломляющее впечатление на Шпеера и гросс-адмирала Деница, которые безоговорочно поверили в возможность при помощи нового «чуда-оружия» поставить на колени правительства и население многих стран.

Еще в декабре 1942-го был издан приказ о развертывании массового производства ракеты А-4 и ее компонентов в Пенемюнде и на заводах «Цеппелин». В январе 1943-го при министерстве вооружений создается комитет по А-4 под общим руководством Г.Дегенкольба.

Экстренные меры дали положительный результат. 7 июля 1943-го начальник ракетного центра в Пенемюнде Дорнбергер, технический директор фон Браун и начальник полигона Штейнгоф выступили с докладом об испытании «оружия возмездия» в ставке Гитлера «Вольфшанц» в Восточной Пруссии. Был продемонстрирован цветной фильм о первом удачном запуске ракеты А-4 с комментариями фон Брауна, а Дорнбергер выступил с подробным докладом. Гитлер был буквально заворожен увиденным. 28-летнему фон Брауну присвоили звание профессора, а руководство полигона добилось получения вне очереди необходимых материалов и квалифицированных кадров для массового производства своего детища.


Ракета А-4 (V-2)

Но на пути серийного производства встала основная проблема ракет — их надежность. К сентябрю 1943-го показатель успешных пусков составлял лишь 10-20%. Ракеты взрывались на всех участках траектории: на старте, при подъеме и при подлете к цели. Только в марте 1944-го стало ясно, что сильная вибрация ослабляла резьбовые соединения топливопроводов. Спирт испарялся и смешивался с парогазом (кислород плюс водяной пар). «Адская смесь» попадала на раскаленное сопло двигателя, далее следовал пожар и взрыв. Вторая причина подрывов — слишком чувствительный импульсный детонатор.

По расчетам командования вермахта, по Лондону необходимо было наносить удары каждые 20 минут. Для круглосуточного обстрела требовалось около сотни А-4. Но чтобы обеспечить такой темп стрельбы, три ракетосборочных завода в Пенемюнде, Винер-Нойштатте и Фридрихсхафене должны отгружать около 3 тысяч ракет в месяц!

В июле 1943-го изготовили 300 ракет, которые пришлось истратить на экспериментальные пуски. Серийный же выпуск все еще не был налажен. Однако с января 1944-го и до начала ракетных обстрелов британской столицы произвели 1588 Фау-2.

Запуск 900 ракет Фау-2 в месяц требовал 13000 т жидкого кислорода, 4000 т этилового спирта, 2000 т метанола, 500 т перекиси водорода, 1500 т взрывчатки и большое количество других компонентов. Для серийного выпуска ракет необходимо было экстренно построить новые заводы по производству различных материалов, полуфабрикатов и заготовок.

В денежном выражении при запланированном производстве 12000 ракет (30 штук в сутки) одна Фау-2 обошлась бы в 6 раз дешевле бомбардировщика, которого в среднем хватало на 4-5 боевых вылетов.

Первое учебно-боевое подразделение ракет V-2 (читается «Фау-2») было сформировано в июле 1943-го. В августе разработали структурную организацию и штатное расписание спецчастей в составе двух дивизионов, один из которых был подвижным (между мысом Гри-Нэ и полуостровом Контантен на северо-западе Франции) и три стационарных в районах Ваттон, Визерн и Соттеваст. Командование сухопутных войск с такой организацией согласилось и назначило Дорнбергера специальным армейским комиссаром по баллистическим ракетам.

Каждый подвижный дивизион должен был запускать 27, а стационарный — 54 ракеты в сутки. Защищенная стартовая позиция явилась крупным инженерным сооружением с бетонным куполом, в котором оборудовали зоны сборки, обслуживания, казарму, кухню и медпункт. Внутри позиции пролегала железнодорожная ветка, выходящая к забетонированной стартовой площадке. На самой площадке устанавливался пусковой стол, а все необходимое для старта было размещено на автомобилях и бронетранспортерах.

В начале декабря 1943-го был создан 65-й армейский корпус спецназначения ракет Фау-1 и Фау-2 под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Э.Хейнемана. Формирование ракетных частей и строительство боевых позиций не компенсировало отсутствия необходимого количества ракет для начала массированных пусков. Среди руководителей вермахта весь проект А-4 со временем стал восприниматься как трата попусту денег и квалифицированной рабочей силы.

Первые разрозненные сведения о Фау-2 начали поступать в аналитический центр британской разведки только летом 1944-го, когда 13 июня при испытании радиокомандной системы на «Агрегате А-4» в результате ошибки оператора ракета изменила траекторию и через 5 минут взорвалась в воздухе над юго-западной частью Швеции, вблизи города Кальмара. 31 июля англичане обменяли 12 контейнеров с обломками упавшей ракеты на несколько передвижных радиолокаторов. Примерно через месяц в Лондон доставили и фрагменты одной из серийных ракет, добытых польскими партизанами из района Сариаки.

Оценив реальность угрозы от дальнобойного оружия немцев, англо-американская авиация в мае 1943-го ввела в действие план «Пойнт-блэнк» (удары по предприятиям ракетного производства). Английские бомбардировщики провели серию налетов, целью которых был завод фирмы «Цеппелин» во Фридрихсхафене, где производили окончательную сборку Фау-2.

Американские самолеты разбомбили и промышленные корпуса заводов в Винер-Нойштадте, изготавливавшие отдельные компоненты ракет. Особыми объектами для бомбардировок стали химические предприятия, производившие перекись водорода. Это было ошибкой, так как к тому времени еще не были выяснены компоненты ракетного топлива Фау-2, что не позволило на первом этапе бомбардировок парализовать выпуск спирта и жидкого кислорода. Затем произвели перенацеливание бомбардировочной авиации на стартовые позиции ракет. В августе 1943-го полностью разрушили стационарную позицию в Ваттоне, а вот подготовленные позиции легкого типа потерь не понесли из-за того, что считались второстепенными объектами.

Следующими целями союзников стали базы снабжения и стационарные склады. Ситуация для немецких ракетчиков осложнялась. Однако основная причина оттягивания начала массового применения ракет — отсутствие доведенного образца Фау-2. Но этому были свои объяснения.

Только летом 1944-го удалось выяснить странные закономерности подрыва ракет в конце траектории и на подлете к цели. Это срабатывал чувствительный детонатор, но времени для доводки его импульсной системы не оставалось. С одной стороны, командование вермахта требовало начать массированное применение ракетного оружия, с другой — этому противостояли такие обстоятельства, как наступление советских войск, перенесение боевых действий на территорию Польши и приближение линии фронта к полигону Близка. В июле 1944-го немцам снова пришлось переносить испытательный центр на новую позицию в Хельдекрауте, в 15 км от города Тухепь.


Камуфляжная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж

За время семимесячного применения баллистических ракет по городам Англии и Бельгии выпущено около 4300 Фау-2. По Англии произведено 1402 пуска, из которых только 1054 (75%) достигли территории Соединенного Королевства, а на Лондон упало всего 517 ракет. Людские потери составили 9277 человек, из них 2754 убитых и 6523 раненых.

Гитлеровскому командованию до самого конца войны так и не удалось добиться массового нанесения ракетных ударов. Тем более не стоит говорить о разрушении целых городов и промышленных районов. Была явно переоценена возможность «оружия возмездия», которая, по замыслу руководителей гитлеровской Германии, должна была вызвать ужас, панику и паралич в лагере противника. Но ракетное оружие того технического уровня никоим образом не могло изменить ни ход войны в пользу Германии, ни предотвратить краха фашистского режима.

Тем не менее, география целей, которых достигли Фау-2, очень внушительна. Это — Лондон, Южная Англия, Антверпен, Льеж, Брюссель, Париж, Лиль, Люксембург, Ремаген, Гаага…

В конце 1943-го был разработан проект «Лафференц», по которому предполагалось в начале 1944-го нанести ракетами Фау-2 удары по территории Соединенных Штатов. Для выполнения этой операции гитлеровское руководство заручилось поддержкой командования военно-морского флота. На подводных лодках планировалось транспортировать по три огромных, 30-метровых контейнера через всю Атлантику. Внутри каждого из них должны были находиться ракета, баки с топливом и окислителем, водный балласт и контрольно-пусковая аппаратура. Прибыв в точку пуска, экипаж субмарины обязан был перевести контейнеры в вертикальное положение, произвести проверку и предстартовую подготовку ракет… Но времени катастрофически не хватало: война приближалась к завершению.

С 1941-то, когда агрегат А-4 начал принимать конкретные черты, группа фон Брауна предприняла попытки увеличить дальность полета будущей ракеты. Проработки носили двойной характер: чисто военный и космический. Предполагалось, что на завершающем этапе крылатая ракета, планируя, сможет преодолеть расстояние 450-590 км за 17 мин. И вот осенью 1944-го построили два прототипа ракеты A-4d, оснащенные стреловидными крыльями в средней части корпуса размахом 6,1 м с увеличенными рулевыми поверхностями.

Первый запуск A-4d произвели 8 января 1945-го, но на высоте 30 м отказала система управления, и ракета потерпела аварию. Второй запуск 24 января конструкторы посчитали удачным, несмотря на то, что на конечном участке траектории у ракеты разрушились консоли крыла. Вернер фон Браун утверждал, что агрегат A-4d был первым крылатым аппаратом, проникшим за звуковой барьер.

Дальнейшие работы по агрегату А-4d не проводились, но именно он стал основой для нового прототипа новой ракеты А-9. В этом проекте предусматривалось более широко применять легкие сплавы, усовершенствованные двигатели, а выбор компонентов топлива аналогичен с проектом А-6.

Во время планирования А-9 должна была управляться при помощи двух радиолокаторов, измеряющих дальность и углы линии визирования на снаряд. Над целью ракету предполагалось переводить в крутое пикирование со сверхзвуковой скоростью. Были уже разработаны несколько вариантов аэродинамических компоновок, но трудности с реализацией A-4d остановили и практические работы по ракете А-9.

К ней вернулись при разработке большой составной ракеты, получившей обозначение А-9/А-10. Этот гигант высотой 26 м и взлетным весом порядка 85 т начали разрабатывать еще в 1941-1942 годах. Ракету предполагалось применить против целей на Атлантическом побережье Соединенных Штатов, а стартовые позиции разместить в Португалии или на западе Франции.


Крылатая ракета А-9 в пилотируемом варианте


Ракеты дальнего действия А-4, А-9 и А-10

А-10 предположительно должна была доставить вторую ступень на высоту 24 км с максимальной скоростью 4250 км/ч. Затем в отделившейся первой ступени срабатывал самораскрывающийся парашют, для спасения стартового двигателя. Вторая ступень набирала высоту до 160 км и скорость около 10000 км/ч. Затем она должна была пролететь баллистический участок траектории и войти в плотные слои атмосферы, где на высоте 4550 м совершить переход к планирующему полету. Расчетная дальность ее — 4800 км.

После стремительного наступления советских войск в январе-феврале 1945-го руководство Пенемюнде получило приказ эвакуировать все возможное оборудование, документацию, ракеты и технический персонал центра в Нордхаузен.

Последние обстрелы мирных городов с применением ракет Фау-1 и Фау-2 произошли 27 марта 1945-го. Времени было в обрез, и эсэсовцы не успели полностью разрушить все производственное оборудование и готовую продукцию, которую не удавалось эвакуировать. При этом было уничтожено более 30 тысяч военнопленных и политзаключенных, занятых на строительстве сверхсекретных объектов.

В июне 1946-го в 3-й отдел НИИ-88 (Государственный НИИ реактивного вооружения № 88 Министерства вооружения СССР), возглавляемый С.П.Королевым, привезли из Германии отдельные узлы и агрегаты ракеты Фау-2, а также некоторые чертежи и рабочие документы. Создали группу, куда вошли А.Исаев, А.Березняк, Н.Пилюгин, В.Мишин, Л.Воскресенский и другие. В кратчайшие сроки были восстановлены компоновка ракеты, ее пневмогидросистема, а также произведен расчет траектории. В пражском техническом архиве нашли чертежи ракеты Фау-2, по которым удалось восстановить полный комплект технической документации.

На основе изученных материалов, С.Королев предложил начать разработку ракеты дальнего действия для поражения целей на расстоянии до 600 км, но многие влиятельные лица в военно-политическом руководстве Советского Союза настоятельно рекомендовали создавать ракетные войска, базируясь на уже отработанном немецком образце. Ракетное стрельбище, а позднее — полигон Капустин Яр оборудовали в 1946-м.

К этому времени немецкие специалисты, прежде работавшие на советских ракетчиков в Германии в так называемом «институте Рабе» в Блёйшероде и «Миттельверке» в Нордхаузене, были переведены в Москву, где они возглавили целые параллельные направления теоретических исследований: доктор Вольф — баллистика, доктор Умифенбах — двигательные системы, инженер Мюллер — статистика и доктор Хох — системы управления.

Под руководством немецких специалистов на полигоне Капустин Яр в октябре 1947-го состоялся первый пуск трофейной ракеты А-4, изготовление которых некоторое время было вновь налажено на заводе в Блейшероде в советской зоне оккупации. Нашим ракетчикам во время старта ассистировала группа немецких экспертов во главе с ближайшим помощником фон Брауна инженером Х.Греттрупом, которые в СССР занимались налаживанием производства А-4 и изготовлением для нее приборного оборудования. Последующие запуски проходили с переменным успехом. Из 11 стартов в октябре-ноябре 6 закончились авариями.

Ко второй половине 1947-го уже был готов комплект документации на первую советскую баллистическую ракету, получившую индекс Р-1. Она имела ту же конструктивно-компоновочную схему немецкого прототипа, однако введением новых решений удалось повысить надежность системы управления и двигательной установки. Более прочные конструкционные материалы привели к снижению сухого веса ракеты и усилению ее отдельных элементов, а расширенное применение неметаллических материалов отечественного производства позволило резко повысить надежность и долговечность некоторых агрегатов и всей ракеты в целом, особенно в зимних условиях.

Первая Р-1 взлетела с полигона Капустин Яр 10 октября 1948-го, достигнув дальности 278 км. В 1948-1949 годах проведены две серии пусков ракет Р-1. Причем, из 29 запущенных ракет аварии потерпели лишь три. Были превышены данные А-4 по дальности на 20 км, а точность попадания в цель возросла в два раза.

Для ракеты Р-1 в ОКБ-456 под руководством В.Глушко разработали кислородно-спиртовой ЖРД РД-100 тягой 27,2 т, аналогом которого был двигатель ракеты А-4. Однако в результате теоретических анализов и экспериментальных работ оказалось возможным повысить тягу до 37 т, что позволило параллельно с созданием Р-1 начать разработку более совершенной ракеты Р-2.

Для снижения веса новой ракеты топливный бак сделали несущим, установили отделяемую головную часть, а герметичный приборный отсек установили непосредственно над двигательным. Комплекс мер по снижению веса, разработка новых навигационных приборов, боковая коррекция траектории выведения позволили достичь дальности полета 554 км.

Наступили 1950-е годы. У бывших союзников уже заканчивался запас трофейных Фау-2. Разобранные и распиленные они занимали свое заслуженное место в музеях и технических вузах. Ракета А-4 уходила в небытие, становилась историей. Ее нелегкая военная карьера переросла в служение космической науке, открыв человечеству путь к началу бесконечного познания Вселенной.


Геофизические ракеты В-1А и LC-3 «Бампер»

Теперь более подробно рассмотрим конструкцию Фау-2.

Баллистическая ракета дальнего действия А-4 со свободным вертикальным стартом класса «земля-земля» предназначена для поражения площадных целей с заранее заданными координатами. На ней был установлен ЖРД с турбонасосной подачей двухкомпонентного топлива. Органами управления ракеты являлись аэродинамические и газовые рули. Вид управления — автономный с частичным радиоуправлением в декартовой системе координат. Метод автономного управления — стабилизация и программное управление.

Технологически А-4 разделена на 4 агрегата: боеголовку, приборный, баковый и хвостовой отсеки. Такое разделение снаряда выбрано из условий его транспортировки. Боевой заряд помещался в коническом головном отсеке, в верхней части которого находился ударный импульсный взрыватель.

Четыре стабилизатора крепились фланцевыми стыками к хвостовому отсеку. Внутри каждого стабилизатора размещены электромотор, вал, цепной привод аэродинамического руля и рулевая машина отклонения газового руля.

Основными агрегатами ЖРД ракеты являлись камера сгорания, турбонасос, парогазогенератор, баки с перекисью водорода и продукты натрия, семибаллонная батарея со сжатым воздухом.

Двигатель создавал тягу 25 т на уровне моря и около 30 т в разреженном пространстве. Камера сгорания грушевидной формы состояла из внутренней и внешней оболочек.

Органами управления А-4 служили электрические рулевые машины газовых рулей и аэродинамические рули. Для компенсации бокового сноса применялась система радиоуправления. Два наземных передатчика излучали сигналы в плоскости стрельбы, а антенны приемников были расположены на стабилизаторах хвостового оперения ракеты.

Скорость, при достижении которой подавалась радиокоманда на выключение двигателя, определялась с помощью радиолокатора. Автомат стабилизации включал в себя гироскопические приборы «Горизонт» и «Вертикант», усилительно-преобразовательные блоки, электродвигатели, рулевые машины и связанные с ними аэродинамические и газовые рули.

Каковы же итоги запусков? 44% от общего количества выпущенных Фау-2 упали в радиусе 5 км от точки прицеливания. Модифицированные ракеты с наведением по направляющему радиолучу на активном участке траектории имели боковое отклонение, не превышающее 1,5 км. Точность наведения с применением только гироскопического управления составляла примерно 1 градус, а боковое отклонение плюс-минус 4 км при дальности до цели 250 км.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ФАУ-2

Длина, м 14
Макс. диаметр, м 1,65
Размах стабилизатора, м 2,55
Стартовый вес, кг 12900
Вес боевой части, кг 1000
Вес ракеты без топлива и боевого заряда, кг 4000
Двигатель ЖРД с макс. тягой, т 25
Макс. скорость, м/сек 1700
Температура внешн. оболочки ракеты в полете, град. С 700
Высота полета при пуске на макс, дальность, км 80-100
Максимальная дальность полета, км 250-300
Время полета, мин. 5


Компоновочная схема ракеты А-4
Рисунок Вадима А.Хвощина (с) 1997 Воронеж 1 — Наконечник с головным взрывателем, 2 — взрывная трубка, 3 — заряд взрывчатого вещества, 4 — стыковой разъем головной части, 5 — донный электровзрыватель, 6 — фанерная перегородка, 7 — приборы системы управления, 8 — баллоны высокого давления, 9 — стыковой разъем приборного отсека, 10 — силовая рама подвески топливного бака, 11 — шпангоут силового корпуса, 12 — топливный бак, 13 — труба заправки топливного бака, 14 — топливный клапан, 15 — бак окислителя, 16 — изолированный трубопровод подачи топлива, 17 — силовая рама подвески бака окислителя, 18 — силовая рама двигателя, 19 — турбонасосный агрегат, 20 — воздушные баллоны высокого давления двигательной установки, 21 — стабилизатор, 33 — главный клапан горючего, 23 — труба подачи топлива для регенеративного охлаждения камеры сгорания, 24 — камера сгорания ЖРД, 25 — газовый руль, 26 — рулевая машина, 27 — аэродинамический руль, 28 — штыревая антенна, 29 — шлейфовая антенна, 30 — цепной привод руля. 31 — рулевое кольцо, 32 — электродвигатель аэродинамического руля, 33 — выхлопная труба турбонасосного агрегата, 34 — главный клапан окислителя, 35 — парогазогенератор, 36 — главный клапан парогазогенератора, 37 — бак перекиси водорода, 38 — стыковой разъем двигательного отсека, 39 — штуцер заправки окислителя, 40 — клапан окислителя, 41- клапан слива топлива, 42 — изоляция из стекловолокна, 43 — штуцер заправки топлива, 44 — труба наддува топливного бака.

Вадим Хвощин, Анатолий Каневский

epizodsspace.narod.ru

Ракета Фау-2

А-4 (V-2, Фау-2)
Ракетное оружие. Класс «земля — земля». Баллистическая ракета дальнего действия, одноступенчатая, с ракетным двигателем, работающим на жидких компонентах топлива. Германия, 1942-45 гг. Первая в мире баллистическая ракета дальнего действия.

Материалы по ракете Фау-2

  1. Ракета Фау-2
  2. Устройство ракеты Фау-2 подробнее
  3. Боевой отсек ракеты Фау-2 подробнее
  4. Топливный и хвостовой отсеки ракеты Фау-2 подробнее
  5. Система управления ракеты Фау-2 подробнее
  6. Список пусков ракет Фау-2 подробнее
  7. Список немецких ракет Фау-2 по номерам подробнее
  8. Таблица испытаний (versuch) немецких баллистических ракет Фау-2 подробнее

Словосочетание «ракета Фау-2»

Слово «Фау-2» происходит от немецкого «Vergeltungswaffe-2», где «Vergeltungswaffe» переводится, как оружие возмездия, а литера «2» обозначает порядковый номер этого оружия, присвоенный гитлеровской пропагандой летом 1943 года. Такое обозначение придумал рейхсминистр народного просвещения и пропоганды фашистской Германии Йозеф Геббельс. С характером системы оружия название не имело ничего общего. Сокращенно ракету называли «V-2». Под аббревиатурой «V-2» название ракеты закрепилось в Германии, затем в Великобритании, США и во всем мире.

Однако немецкие конструкторы ракеты именовали свое детище по другому – «А-4», что означает «Агрегат – 4». Литера «4» обозначает порядковый номер проекта ракеты.

В русском языке слово «Фау-2» стало употребляться с 1945 года, как чтение от первой буквы немецкого слова «Vergeltungswaffe». Слово прижилось в русскоязычной исторической и военной литературе. Однако, словосочетание «ракета Фау-2» первоначально не использовалось, а соответствующее ему изделие именовалось «реактивный снаряд Фау-2». Сейчас в Рунете равно фигурируют все три названия: «Фау-2», «А-4», «V-2». Употребление понятия «реактивный снаряд» в отношении Фау-2 применяется редко.

Краткая информация о ракете Фау-2

Полномасштабный макет ракеты Фау-2 в музее Пенемюнде.

Первая в мире баллистическая ракета дальнего действия. Получила широкую известность под именем Фау-2. Создана в гитлеровской Германии в период с 1936 по 1942 год. Работы по созданию ракеты Фау-2 проводились коллективом Германского реактивного научно-испытательного института ракетного вооружения в Пенемюнде. Техническим директором института состоял Вернер фон Браун.

Внешне ракета Фау-2 имела классическую для ракеты, веретенообразную форму, с четырьмя крестообразно расположенными воздушными стабилизаторами (рулями).

Ракета Фау-2 была одноступенчатой. Головная часть ракеты с боевым отсеком не отделялась от других частей корпуса. На цель ракета падала целиком, что не способствовало точности стрельбы. Кроме того, все технические проблемы и аварийные ситуации, возникающие при полёте ракеты и приводившие к разрушению корпуса ракеты уже после прекращения работы двигателя, приводили также к разрушению боевого отсека, что уменьшало возможность поражения цели. Точность попадания ракеты Фау-2 в цель (круговое вероятное отклонение) составляло по проекту 0,5-1 км (0,002 – 0,003 от дальности), но в реальности было 10-20 км (0,03 – 0,06 от дальности). Учитывая вышеизложенное, эффективно применять ракету Фау-2 можно было только по крупным площадным целям, прежде всего по мегаполисам, например, по Лондону.

Для запуска ракеты Фау-2 предусмвтривалось использовать как защищенные стартовые позиции, так и стартовые позиции полевого типа. Строительство защищенных стартовых позиций было сразу обнаружено союзниками. Недостроенные сооружения быстро уничтожила авиация. Ни одного боевого пуска ракеты Фау-2 не состоялось с защищенных стартовых позиций. Зато для стартовых позиций полевого типа мог использоваться любой ровный участок местности.

Немецкие военные создали для ракеты Фау-2 подвижный пусковой комплекс, отличающийся высокой тактической мобильностью. Именно с подвижных пусковых комплексов, расположенных на стартовых позициях полевого типа, были исполнены все боевые пуски ракет Фау-2. На полевых стартовых позициях противник не смог уничтожить ни одной ракеты.

Дальность полёта ракеты Фау-2 достигала 320 км, высота траектории — до 100 км. Время полёта ракеты от старта до цели составляло около пяти минут. Системы противовоздушной обороны того времени были беспомощны против ракеты Фау-2. Службы оповещения просто не успевали объявить сигнал воздушной тревоги. Внезапно происходил взрыв, и лишь потом доносился звук от падающей ракеты. Скорость падения ракеты Фау-2 перед столкновением с поверхностью земли в два раза превышала скорость звука. Отследить направление полёта ракеты также не представлялось возможным.

Технические характкристики ракеты А-4 (V-2, Фау-2)

Показатель Значение
Длина ракеты14,03 м
Диаметр ракеты1,65 м
Размах стабилизаторов3,558 м
Стартовая масса12,5 т
Масса головной части1 т
Дальность250 км, максимальная 320 км
Точность, КВО0,5-1 км
Тип головной частимоноблочная, неотделяемая
Количество боевых блоков1
Масса взрывчатого вещества730-830 кг
Система управленияавтономная, инерциальная
Способ стартагазодинамический, за счет маршевого двигателя
Количество ступеней1
Маршевый двигательоднокамерный ЖРД
Масса двигателя950 кг
Подача топливатурбо-насосный агрегат
Горючее75% этиловый спирт, 3900 кг
Окислительжидкий кислород, 5000 кг
Масса топлива8,9 т
Тяга25000 кг
Удельный импульс2021/2366 м/с
Время работы двигателя65 с
Скорость в момент выключения двигателя1450 м/с

Значение ракеты Фау-2 для мирового ракетостроения

Про ракету Фау-2 написано много. Устройство ракеты «А-4», конструкция ее узлов и систем стала хрестоматийным учебным пособием для студентов-ракетчиков. Это не удивительно. Ведь она была и остается первой.

Ракета Фау-2 являлась для своего времени новейшим высокотехнологичным продуктом. В ее системах сконцентрировалась передовая научная и инженерная мысль, воплощенная в материалы, пусковое оборудование, радиоэлектронику и многое другое.

В тоже время ракета Фау-2, прежде всего, была оружием несущим смерть. Даже организация серийного производства ракеты отняло тысячи человеческих жизней. Об этом нужно всегда помнить.

Значение ракеты Фау-2 для развития мирового ракетостроения огромно. Закрывать на это глаза непродуктивно для истории. Рожденная в нацистской Германии технология производства ракет Фау-2, компоненты ракеты, персонал, имевший какое-либо отношение к ракете, превратились к моменту завершения второй мировой войны на европейском театре военных действий, в лакомый кусок для держав победителей фашизма.

Ракеты Фау-2, собранные из трофейных компонентов нашли свое применение в США и СССР. Стремление использовать и развивать технологии ракет Фау-2 привели к стремительному развитию в этих странах не только собственного ракетостроения, но и всего того что, так или иначе с ним связано. Успехи ракетостроения, в свою очередь, проложили Человечеству дорогу в космос.

Наверх

spasecraftrocket.org

ФАУ-2 (ракета) — сверхоружие Третьего рейха

Каких только легенд в настоящее время не ходит о временах Третьего рейха! Самолеты с обратной стреловидностью крыла, реактивная авиация и «летающие блюдца», сверхсекретные исследовательские лаборатории Аненербе, расположенные чуть ли не в километрах под землей…

Большая часть всего этого – обычные выдумки и откровенный бред. Но была одна отрасль, в которой немцы действительно продвинулись достаточно далеко, — ракетная техника. Их ФАУ-2, «Оружие возмездия», действительно была технологическим прорывом. Особенно «оценили» мощь этих ракет англичане, так как данное оружие создавалось и использовалось для атак на Лондон.

Краткий исторический экскурс

Каждая ФАУ-2 запускалась со специальной стартовой мобильной установки. На борту каждой ракеты, имевшей длину 14 метров, находилась почти тонна взрывчатки. Впервые ракета этого типа упала на Лондон в начале сентября 1944 года. После нее осталась десятиметровая воронка, трое убитых и 22 раненных человека.

До нее немцы уже использовали самолет-снаряд ФАУ-1, но эта техника представляла собой принципиально новый образчик вооружения. Ракета подлетала к цели всего за пять минут, за счет чего средства обнаружения того периода оказались перед ней совершенно бессильны. С исторической точки зрения, ФАУ-2 представляет последнюю попытку немецкой оборонной промышленности повернуть ход войны в свою пользу. На исход Второй мировой их «супероружие» никакого влияния не оказало, зато оно стало важной вехой в развитии мирового ракетостроения и освоения космического пространства.

Свидетели впоследствии вспоминали, что в воздух поднимались огромные кучи осколков, причем все это сопровождалось страшным грохотом. Запуск самих ракет проходил практически беззвучно: в большинстве случаев об этом событии напоминал лишь легкий хлопок, доносившийся с другого берега Ла-Манша.

О разработке и затратах…

Сколько всего погибло людей из-за запусков ФАУ-2, до сих пор неизвестно, так как такие данные нигде не фиксировались. Считается, что только в одной Британии от ракетных ударов погибло около трех тысяч человек. Вот только само производство «чудо-оружия» отняло жизни минимум у 20 тысяч человек.

Ракеты строились силами узников концлагерей. Их никто не считал, их жизни не стоили ровным счетом ничего. Собиралась ракета ФАУ-2 неподалеку от Бухенвальда, работа шла круглосуточно. Чтобы ускорить процесс, специалистов (особенно сварщиков и токарей) свозили из других немецких концлагерей. Люди голодали, их содержали без солнечного света, в подземных бункерах. За любую провинность пленников вешали прямо на кранах сборочных линий.

Создатель этих ракет, Вернер фон Браун, считается едва ли не гением мирового ракетостроения. Злым гением, нужно сказать: фон Браун никогда не терзался тем, кто собирает созданное им оружие, в каких условиях несчастные узники работали и умирали. Впрочем, признание заслуг этого человека имело под собой весомые основания: союзники после захвата технической документации по ракетам признали превосходство немецких разработок над своими проектами.

Вперед, к звездам!

Для своего времени двигатель ракеты был чрезвычайно мощным: он был способен поднимать ее на высоту порядка 80 километров при дальности полета приблизительно 200 километров. Силовая установка работала на смеси кислорода и технического этанола. Особенно важно то, что немцы стали использовать запас окислителя (кислорода), который размещался в контейнере на борту ракеты. Это делало ее независимой от атмосферного воздуха. Кроме того, так удалось значительно повысить мощность двигателя. Можно сказать, что ракета ФАУ-2 стала первой техникой, которая могла действительно покинуть пределы Земли, достигнув космоса.

Конечно, небольшие разработки в этой области существовали приблизительно с 30-х годов прошлого века. Но все они характеризовались куда более скромными размерами, небольшим запасом топлива, да и о космосе при их разработке никто и не помышлял. Таким образом, ФАУ-2, «сверхоружие» Третьего рейха, стала настоящим трамплином, который помог всему человечеству осваивать околоземное пространство.

Технологический прорыв

Но даже не это так поразило техников союзнических государств. Важнейшим технологическим нововведением, которое массово использовалось в конструкции этих ракет, стала полностью автономная система наведения на цель.

По тем временам это было настоящей фантастикой, сделать которую реальной могла только ФАУ-2! «Сверхоружие» Третьего рейха могло поражать свою цель, вообще не нуждаясь в наводке с земли. Чтобы добиться столь впечатляющих результатов, немецкие разработчики использовали простейшую (по нынешним временам) электронику. В «бортовой компьютер» перед запуском вводились координаты цели, на которые и «ориентировалась» ракета.

Прочие технические решения

Кроме того, впервые были применены специально созданные гироскопы, которые с немалой точностью стабилизировали полет. Рули, расположенные на боковых стабилизаторах, корректировали направление в том случае, если ракета отклонялась от заданного курса. Неудивительно, что еще до конца войны СССР, США и Британия очень хотели завладеть технологией создания ФАУ-2 (фото ее имеются на страницах этой статьи).

По вполне понятным причинам фон Браун не слишком жаждал попасть в руки советских солдат, предпочтя американский «плен». Советскому же союзу осталась почти целая сборочная линия, несколько экземпляров ракет да несколько человек технического персонала. Отечественные и американские специалисты разобрали экземпляры техники, которые достались их странам, буквально по винтикам. Впрочем, янки немецкая ракета ФАУ-2 заинтересовала настолько, что они сразу забрали несколько штук за океан. Там новая техника использовалась для каких-то высотных экспериментов.

Дальнейшие разработки Брауна

В США прекрасно понимали, что конструктор ФАУ-2 куда ценнее сборочной линии для ее производства. Фон Браун осознавал, что американцы сразу обеспечат его всем необходимым для прекрасной жизни и продолжения дальнейшей работы, а потому быстро сдался именно союзникам. Нужно отдать этому человеку должное: несмотря на свое деятельное участие в программе создания межконтинентальных ракет, он прилагал все усилия, чтобы основная деятельность его отдела была направлена на разработку космической программы, так как именно об этом он мечтал едва ли не всю свою жизнь.

Вскоре создатель ракеты ФАУ-2 делает ее американский вариант, «Редстоун». Она являлась фактическим продолжением линейки немецких ракет, с незначительными «косметическими» улучшениями и дополнениями. Чуть позже доработанный и значительно улучшенный вариант «Редстоуна» в 1961 году американцы использовали для доставки на орбиту своего первого космонавта, Алана Шепарда.

Наследие фон Брауна

Таким образом, отыскать связь между теми ракетами, которые собирались ценой жизней тысяч военнопленных, и первыми полетами в космос не так уж и сложно. Проще говоря, американцам достался не только создатель ФАУ-2, но и все технологические разработки в этой области. Технологии, которые стоили огромных ресурсов, главными из которых были человеческие жизни.

Сразу возникает достаточно сложный морально-этический вопрос: насколько реально было отправить в космос человека, искусственный спутник Земли и побывать на Луне, не используя для этого технику, которая была разработана нацистскими учеными? Конечно же, СССР и США имели собственные разработки, но «помощь» фашистской Германии позволила сэкономить огромное количество времени и денежных средств. В общем-то, ничего небывалого не произошло и на этот раз: война просто подстегнула многие научные отрасли. В 30-40-е годы прошлого века это особенно сказалось на ракетостроении, которое до тех пор пребывало практически в зачаточном состоянии.

Фундаментальный вклад в освоение космоса

Вообще, те фундаментальные принципы, на которых разрабатывались ФАУ-1 и ФАУ-2, не претерпели значительных изменений за прошедшие семь десятилетий. Общая конструкция ракетных двигателей остается неизменной, жидкое топливо доказало, что именно оно является наиболее оптимальным вариантом, а в системах полетной стабилизации и по сей день используются все те же гироскопы. Все эти решения когда-то заложили благодаря ФАУ-2. «Оружие возмездия» в который раз доказало силу человеческой мысли. Благодаря до сих пор используемой технике, человек получил постоянное напоминание о том, что наука всегда должна помнить о гуманности.

Современное использование

Не следует предполагать, что сегодня ФАУ существует только в виде государственных космических программ. Приблизительно 15-20 лет назад отдельные энтузиасты стали говорить о том, что вскоре создание космических кораблей станет прерогативой частных специалистов. Сегодня Элон Маск продемонстрировал истинность этих заявлений.

Тогда же эти люди не могли рассчитывать на помощь могущественных инвесторов, в них никто не верил. И уж тем более им бы никто не стал передавать технологии, на основе которых можно было бы построить ракеты. На помощь снова пришла ФАУ-2. Именно ее схемы заложены в основу тех космических аппаратов частных конструкторов, которые вскоре обещают начать перехватывать крупные космические заказы у государственной отрасли.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *