Военная история: Вооружение пехоты Александра Македонского

Автор: Strateg, 13 Июль 2012

Жаркие споры о вооружении пехоты Александра Македонского не утихают до сих пор. В первую очередь споры идут о щитах и сариссах македонян. Информация настолько противоречивая, что позволяет аргументировать различные версии. Попытаемся понять, от чего отталкиваются историки, выдвигая различные гипотезы о вооружении пехоты Александра Македонского.

Тяжелая пехота армии Александра Македонского состояла из «пеших товарищей» – педзетайров (или сариссофоров) и «щитоносцев» – гипаспистов (аспис – щит). Фаланга педзетайров составляла основу боевого построения армии Александра Македонского, гипасписты играли роль «гренадеров». Гипаспистов Александр бросал либо в самые опасные места, либо использовал в операциях, предполагающих повышенную мобильность. Так что есть все основания считать, что гипасписты должны быть более подвижны, чем фалангиты. За счет чего это достигалось? Предполагается, что вооружение гипасписта было легче, чем у фалангита. Арриан: «…он оставил тут Пармениона с полками вооруженных потяжелее. Сам он, взяв с собой щитоносцев, лучников и агриан, ночью около первой стражи подошел к Воротам, рассчитывая напасть неожиданно на сторожевые отряды.»

Походы Александра Македонского описываются в работах Флавия Арриана «Поход Александра», Курция Руфа «История Александра Македонского», Диодора Сицилийского «Историческая библиотека», Полиэна «Стратегемы», Плутарха «Сравнительные жизнеописания». Отдельные замечания о вооружении македонян можно встретить у Полибия «Всеобщая история», у Теофраста «Иследование растений», в «Тактике» Асклепиодота и Арриана. Не способствует пониманию вопроса изрядная путаница  терминологии в первоисточниках.

Основные археологические находки, помогающие реконструировать македонское вооружение – мозаика из Помпей, саркофаг Александра и захоронение в Вергине (предположительно Филиппа, отца Александра, возможно – брата Александра).

Армию Александра Македонского создал и подготовил для похода в Азию его отец Филипп. Вот как описывает вооружение македонян Полиэн (4.2.10): «Филипп приучал македонян перед сопряженными с опасностью военными предприятиями часто в полном вооружении проходить триста стадий, неся на себе одновременно шлемы, пельты, поножи, сариссы, а также сверх того провиант и всю утварь, которой они пользовались в своем повседневном обиходе»

Художник Питер Коннолли

Как видим, щит македонян назван пельтой. Пельта – щит, первоначально легкий кожаный, используемый пельтастами. Сарисса – длинное копье (пика), по размеру превосходящее стандартное гоплитское копье «дору». Все описание вооружения македонян (кроме поножей – кнемид) очень напоминает вооружение пельтаста Ификрата. Панцирь Полиэн не упоминает. Однако льняные панцири (линотораксы) изображены на саркофаге. Встречаются изображения мускульных панцирей (гелотораксов). Хотя на иллюстрации скорее всего грек (возможно афинянин) или македонянин времен Филиппа 2, потому что Александр заставлял воинов брить бороды.

Полиэн в другом месте описывает хитрость Александра: «Александр предоставил [бегущим] воинам взамен панциря полупанцирь, чтобы они, оставаясь на месте, имели защиту, поскольку были закрыты спереди, а убегая, не могли защищать спину. Никто поэтому более не бежал, опасаясь оказаться незащищенными, но всегда, оставаясь на месте, побеждали…»

Основные споры вызывает вид щита и размер сариссы. На фресках из гробницы Айос Афанасиос сверху показаны македоняне с большим щитом, похожим на гоплон и с копьем небольшой длины, а ниже македоняне вооружены сариссами.

гробница Айос Афанасиос

Есть целый ряд археологических находок македонских бронзовых пельт, относящихся к периоду после смерти Александра. И Элиан и Асклепиодот в Тактиках описывают щит фалангита более позднего периода размером около 60 см. Асклепиодот, Тактика: “Лучший щит для использования в фаланге — македонский, из бронзы, восемь ладоней (8 х 7,5 см) в диаметре, и не слишком вогнутый”. Асклепиодот называет такой щит асписом. Однако под словом аспис изначально понимался большой круглый щит гоплита диаметром 90 см. Так же щит гоплита именуют аргивским или гоплоном. Что бы не путаться в терминах классический щит гоплита будем называть – гоплон, а щит меньшего размера – пельта.

Кроме размера важным отличием является форма. Пельта имеет более плоскую форму в сравнении с гоплоном. Гоплон выпуклый и имеет характерную кромку по ободу. Хват гоплона таков, что не позволяет использовать кисть руки, держащий щит для удержания копья или пики. Копье можно держать только одной рукой. Причем, когда гоплиты смыкают щиты, то наносить удары копьем можно либо над щитом, либо под ним.  Тут возникает вопрос, каков был размер сариссы и можно ли ее держать одной рукой, потому что двуручный хват сариссы исключает гоплон.

Во времена Полибия сариссу удерживали двумя руками. Одна рука продевалась в пельту, которая подвешивалась на ремне через шею. Описание македонской фаланги времен Полибия. В византийской армии у тяжелой пехоты – скутариев (или гоплитов) на вооружении мог быть большой круглый щит, диаметром больше метра и длинная пика – контарион, превышающая 4 м. Даже с учетом отсутствия обода и более плоской формы при таком диаметре щита кисть левой руки не может выглядывать за край щита. Значит, контарион удерживали одной рукой. На время походов Александра четкого описания ни щита, ни сариссы нет.

Н. Секунда придерживается версии, что фалангиты сариссофоры имели гоплон, который заменил пельту времен Филиппа. На чем основывается эта версия. В первую очередь на изображении воинов на саркофаге Александра, несущих гоплон и осуществляющий замах копьем одной рукой над щитом. Подтверждением этой версии  служит отрывок из Арриана, описывающий эпизод боя с трибалами (фракийское племя): «Когда он (Александр) увидел, что приходится идти на опасность, так как другого прохода нет, то он отдал гоплитам следующий приказ: когда телеги станут сверху валиться на них, то пусть солдаты в тех местах, где дорога широка и можно разбить строй, разбегаются так, чтобы телеги падали в промежутки между людьми… Одни бросились врассыпную; другим телеги не причинили большого вреда, прокатившись по щитам; ни одного человека они не убили.»

Арриан постоянно называет фалангитов гоплитами и Н.Секунда предполагает, что телеги могли прокатится только по большим щитам – гоплонам. Соглашается с Секундой и А.Нефедкин: «Щит являлся типичным гоплитским, с внешним бронзовым покрытием, внутри с двумя ручками, ременной у края и металлической в центре.» Однако на эту версию существует серьезное возражение. Сарисса тогда не может быть достаточно длинной. Кроме того, вполне возможно, что на саркофаге и в эпизоде с трибалами фигурируют  гипасписты. Щитоносцам, которые являются «штурмовиками», предположительно уместнее иметь большой гоплон, чем меньшую по размерам пельту, вполне возможную для фаланги, прикрытой лесом пик.

Художник Angus McBride

Какой же длины македонская сарисса? Асклепиодот, писавший в I в. до н.э. сообщает, что наиболее короткая сарисса достигала в длину 10 локтей (4,5 м): “копья, кроме того, не меньше, чем десять локтей, так чтобы часть, которая выступает перед фронтом шеренги, была не менее восьми локтей — но ни в коем случае не больше двенадцати локтей, а выступающая часть — десять локтей. Когда македонская фаланга использовала такие копья в плотном построении, она казалась врагу неотразимой. Ибо очевидно, что копья первых пяти шеренг выступают за переднюю, так как солдаты второй шеренги, будучи на два локтя сзади, выставляют свои копья на восемь локтей перед фронтом, а из третьей шеренги — на шесть локтей, из четвертой — на четыре локтя, из пятой — на два локтя, и так пять копий выступают за пределы первой шеренги. И македонцы, говорят, с таким рядом копий не просто вселяли ужас во врагов своим внешним видом, но и придавали храбрости каждому лохагу, так как он был защищен силою пяти (человек), в то время как люди в шеренгах после пятой, хотя они не могли выставить свои копья за фронт фаланги, тем не менее давили вперед своими телами в любом случае и лишали своих товарищей в первых рядах всякой надежды на бегство. Но некоторые, желая привести все выступающие наконечники копий на одно и то же расстояние от передовой линии, увеличивали длину копий задних рядов.“

Остается вопрос, к какому периоду относятся данные Асклепиодота?

Теофраст в конце 3 в. до н.э. : «Высотой кизил бывает самое большее в двенадцать локтей, т. е. в самую длинную сариссу: ствол его не отличается высотой.» Фраза предполагает сариссы различной длины. Полиэн для поздней фаланги: «Клеоним, осаждая Эдессу, когда после падения стены напали сариссофоры врагов, — а каждая сарисса была длиной в шестнадцать локтей, — уплотнил свою фалангу в глубину. Протостатов и их эпистатов он построил без копий, приказав, если сариссофоры вступят в бой, схватить обеими руками сариссу и крепко держать ее, а следующим за ними воинам, обойдя каждого сариссофора сбоку, вести бой. Одни хватались за сариссы, таща их к себе, другие же, подходя сзади, убивали сариссофоров, и оказалась бесполезной длина сариссы из-за способности Клеонима.» Элиан, Тактика, 12: “Оружием фаланги являются щиты и копья. Македонский щит из меди самый лучший. Он не должен быть слишком выпуклый, и должен быть восемь ладоней в диаметре. Пика не должна быть короче восьми локтей, и самая длинная пика не должна превышать такой длины, что позволяет человеку с легкостью управляться с нею.”

Варианты длины сариссы от 4,0-4,5 м до 7,2 м, если длина локтя примерно равна 45 см.

Некоторые цитаты из Арриана, позволяющие задуматься о длине сариссы: «На рассвете Александр повел пехоту через хлеба, приказав воинам держать сарисы наискось и раздвигать колосья, пригибая их… Александр выстроил свой отряд фалангой в 120 человек глубиной… Сначала он велел гоплитам поднять копья прямо вверх; затем по знаку взять их наперевес, а после тесно сомкнуть их и склонить направо и затем налево. Стремительно двинув фалангу вперед, он велел солдатам делать то направо кругом, то налево. Произведя таким образом в течение короткого времени разные маневры и построения, он повернул фалангу влево, выстроил ее клином и повел на врага… Он приказал македонцам издать военный клич и ударить в щиты копьями… он (Александр) вскочил и, по словам одних, выхватив копье у одного из телохранителей, ударил им и убил Клита; по словам других, он схватил сариссу у кого-то из стражей. «Вот я, Клит, явился, Александр». В эту же минуту, пораженный сариссой, он скончался. По словам одних, он упер сариссу в стену и хотел броситься на нее, считая, что недостоин жить после того, как в пьяном виде убил своего друга…» Цитаты из Курция Руфа: «А Мелеагр надел панцирь и взял оружие как защитник нового царя. Затем появилась фаланга, ударяя копьями о щиты, готовая обагрить себя кровью тех, которые претендовали на совершенно им не предназначенное царство…» « Македонец надел полное вооружение: в левую руку он взял медный щит и копье, называемое «сарисса», в правую — дротик и опоясался мечом, точно собирался сражаться с несколькими сразу… Итак, македонец, уверенный, что можно быть убитым и издали, метнул в противника дротиком. Диоксипп легким движением увернулся от него, но пока враг перекладывал копье из левой руки в правую, он подскочил и ударом дубины переломил копье пополам. Потеряв оба метательных (???) оружия, македонец стал отстегивать меч.»

Подобранные цитаты указывают на относительно небольшой размер сариссы (до 4-4,5 м), предполагая хват одной рукой.

В коннице Александра существовали разведчики (продромы). Они были вооружены сариссами. Арриан: «Впереди войска были у него высланы разведчики под начальством Аминты, сына Аррабея. С ним шла ила «друзей» из Аполлонии, которой командовал Сократ, сын Сафона, и четыре отряда так называемых «бегунов»….Разведкой командовал Гегелох; с ним были всадники, вооруженные сарисами…За ним стоял Аминта, сын Аррабея, со всадниками-сариссоносцами; пеоны и ила Сократа.» Могли ли разведчики использовать сариссы большой длины? Контофоры сарматы удерживали контос размером 4-4,5 м двумя руками. Сомнительно, что продромы Александра отправлялись на разведку с пикой, которую нужно удерживать двумя руками. (Необходимо заметить, что продромы, помимо разведки, участвовали и в больших битвах, сражаясь как и гетайры.)

Либо, как вариант, слово сарисса имеет различное значение и может быть разной длины. Тут уж версий возникает великое множество. Например, такая: Шеренги фаланги имели сариссы разной длины, первые короче, следующие длиннее. Доспехи первых шеренг были мускульные из бронзы, у следующих доспехи льняные, а в задних шеренгах могли стоят солдаты в хитонах, которые вместо шлема носили македонскую шляпу – каусию. Арриан: «Он сразу же повел на них лучников, отряды дротометателей и тех гоплитов, у которых снаряжение было легче.»

Вспомним про захоронение в Вергине. Там были найдены наконечник, втулка и вток сариссы. На основании этих находок пытались высчитывать длину сариссы. Однако дерево сгнило, а сарисса не лежала вертикально, поэтому расчеты длины достаточно умозрительны. Смущает наличие втулки. Короткой сариссе вроде бы промежуточная втулка не нужна. Она необходима, что бы соединить две длинные половинки сариссы. С другой стороны пики ренессанса имели большую длину, но обходились без соединительных втулок.

Все рассуждения на эту тему можно подогнать под любой результат. Именно так и делают многие историки. Окончательной позиции в вопросе вооружения пехоты Александра Македонского не существует. Я не историк))) Могу рассуждать интуитивно. Швейцарцы после Арбедо не сразу вооружились самыми длинными пиками. Длины должно было хватить для противостояния с конным лансом. Вот когда швейцарцы встретились на поле боя с ландскнехтами, начался спор «у кого длиннее». ))) Македонянам ни против греков, ни против персов максимальной длины сариссы не требовалось. Скорее всего, состязание в длине началось при сражениях равных противников – диадохов. Ну а щит… Пельта для фалангита выглядит привычнее рядом с сариссой. А гоплон оставим гипаспистам, вооруженным обычным копьем – дору.

Небольшой фильм, в котором сравнивают пельту и гоплон:

Рубрики: Военная История
Метки: военная история, вооружение

strategwar.ru

Александр Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь и их великие победы

Гетайры и фаланга Александра Македонского.

Герой Древнего мира Александр Македонский (356–323 годы до н. э.) не потерпел ни одного военного поражения. Его военное искусство соединило в себе все достижения мирового военного искусства. Военные походы Александра Великого 334–324 годов описаны в тысячах книг историков и исследователей:

«Александр Македонский, продолжив совершенствование организации, вооружения и способов боевых действий македонской армии, начатое Филиппом II, выступил новатором в военном искусстве: увеличил плотность фаланги и изменил её вооружение, повысив силу её атаки – македонская фаланга использовалась не только в рукопашном бою, но и служила как бы тараном в атаке; превратил кавалерию в решающую ударную и маневренную силу армии; ввел новый тип конницы, способной вести бой в конном и пешем строю; установил основы маневрирования и взаимодействия элементов боевого порядка.

В зависимости от обстановки Александр Македонский действовал сосредоточенными силами или делил армию на самостоятельные колоны. Успеха в сражении он добивался созданием на одном, обычно правом, атакующем фланге ударной группировки и с тяжелой кавалерией и средней пехоты. Легкая конница и пехота завязывали бой. Тяжелая конница наносила удар во фланг и тыл боевого порядка противника, а фаланга тяжелой пехоты атакой с фронта завершала её удар. Лёгкая конница затем вела преследование разгромленного врага. Александр Македонский разработал основы кавалерийской тактики. Он развил принцип неравномерного распределения сил по фронту, открытый Эпаминондом.

Характерные особенности стратегии Александра Македонского: тщательная подготовка войны, глубокое изучение противника и его страны, ведение войны по разработанному плану, решительное и настойчивое претворение планов в жизнь, разгром живой силы противника в полевом сражении, обеспечение коммуникаций и баз снабжения армии и флота, закрепление победы.

Важное значение Александр Македонский придавал установлению и поддержанию дружеских отношений с населением завоеванных стран».

Исследователь Н. С. Голицын писал о македонском войске в книге «Всеобщая военная история древних времен», вышедшей в Петербурге в 1872 году:

«Македонская армия отличалась превосходным, в правильной соразмерности, составом из всех родов войск, различных и по вооружению, и по образу действий. Главными и лучшими были тяжелые и средние: пехота и конница; легкие же пешие и конные войска были второстепенными, вспомогательными.

Первое место между дружинами царских телохранителей и в целом войске занимали гетайры – постоянные, доблестные, знаменитые сподвижники Филиппа и в особенности Александра, который всегда и во всех своих битвах сражался во главе их или окруженный ими, и с ними делил все военные труды и опасности.

Гетайры разделялись на 8 илов – эскадронов в 200 человек каждый, следовательно, всего гетайров было 1600 человек. Первый ил был сильнее прочих, считался почетнейшим и назывался царским.

Вооружение македонских войск вообще было греческим, но значительно усовершенствованное. Тяжелая пехота имела мечи, которыми одинаково могла и колоть и рубить, и большие щиты, в рост человеческий. Но главным её оружием была сарриса или копьё длиной до семи метров. Средняя и легкая пехота были вооружены легкими латами и щитами, мечами и копьями, удобными также для метания. Тяжелая конница была вооружена мечами, щитами и длинными копьями, а легкая – легкими копьями и дротиками, луками. В тяжелой коннице и лошади и всадники были покрыты чешуйчатыми латами.

Филипп усилил и усовершенствовал греческую фалангу, учрежденную им в Македонии не ранее 359 года. Усовершенствование фаланги Филиппом заключалось в том, что он соединил в ней в один нераздельный состав тяжелые и средние: пехоту и конницу, определив относительную соразмерность их так, что конница вообще составляла ?, а средняя пехота – ? тяжелой пехоты. Александр Великий, удвоив численную силу фаланги, сохранил установленный Филиппом её состав. В фаланге было: тяжелой пехоты или гоплитов – 16384 человека, средней пехоты – 8192 человека, конницы тяжелой и средней – 4096 человек. Всего воинов было 28672 человека, а с начальниками до 30000 человек.

Филипп принял для строя тяжелой пехоты 16-ти шереножную глубину, потому что она доставляла тяжелой пехоте достаточные твердость и силу для нападения и обороны, и легко могла быть увеличиваема вдвое или более, для усиления натиска, либо уменьшаема наполовину, без уменьшения, однако же, твёрдости и силы строя.

Первой, основной частью македонской фаланги был лохос или ряд из 16-ти гоплитов. Он разделялся на 2 димерии, а димерия – на 2 эномотии. Передний в лохосе воин начальствовал им и назывался лохагосом, а последний или задний, урагос, был обязан наблюдать за порядком в лохосе. Оба были назначаемы из числа лучших, надёжнейших и храбрейших воинов.

Дальнейшие подразделения фаланги были образуемы путём постепенного соединения лохосов в числе 2-х, 4-х, 8-ми и 16-ти. 2 лохоса составляли дилохию, 2 дилохии – тетрархию, 2 тетрархии – таксиархию, 2 таксиархии – синтагму или ксенагию, то есть правильный квадрат из 16-ти гоплитов во фронте и стольких же в глубину; всего 256 человек.

Синтагма составляла нижнюю самостоятельную часть или тактическую единицу фаланги. Первым, главным начальником оной был синтагматарх, а вторым главный урагос. Первый в бою стоял на правом фланге передней шеренги, а последний в замке за серединой синтагмы.

Дальнейшие разделения фаланги были образуемы посредством постепенного соединения синтагм в числе 2-х,4-х,8-ми и 16-ти. Две синтагмы составляли пентекосиархию, 2 пентоксиархии – хилиархию, 2 хилиархии – мелархию, 2 мелархии (то есть 16 синтагм, 256 гоплитов во фронте, 16 в глубину, а всего 4096 воинов) – простую или малую фалангу, под начальством фалангарха.

2 простые или малые фаланги составляли двойную фалангу или дифалангархию, иначе крыло, под начальством дифалангарха. 2 двойные фаланги (1024 гоплита во фронте, 16 в глубину, а всего 16384 человека) – большую фалангу или тетрафалангархию, под началом тетрафалангарха.

Средняя пехота имела одинаковое с гоплитами число рядов во фронте, но вдвое меньшую глубину, то есть 8 шеренг.

Тяжелая и средняя конница имела одинаковое с тяжелой и средней пехотой число рядов во фронте, но вдвое меньшую против средней и вчетверо меньшую против тяжелой пехоты глубину, то есть 4 шеренги.

Тяжелая и средняя пехота действовали преимущественно наступательно и притом более или менее дробными частями, взаимно поддерживавшими друг друга, чем вознаграждался некоторым образом недостаток резервов. Конница производила нападения с большой быстротой и решительностью, а тяжелая в особенности всегда в сомкнутом строю, производя удар копьями. Легкие войска, как пешие, так и конные, вообще не имевшие определенного места в общем строе, и в бою сражавшиеся врассыпную, большей частью, однако же, становились и действовали в промежутках дробных частей тяжелых и средних пехоты и конницы, действием из метательного оружия облегчая и усиливая наступление их и удар ручным оружием.

Тяжелая пехота имела три рода строя: разомкнутый для смотра, полусомкнутый для нападения и сомкнутый для обороны.

В бою, при длине сарисс в 7 метров только первые 6 шеренг брали сариссы в руку. Остальные же 10 шеренг, сариссы которых не переступали за черту фронта фаланги, опирали их о плечи непосредственно впереди стоящих гоплитов, для ослабления действия неприятельских стрел и камней.

Для пропуска легких войск и облегчения движения, между 1-й и 2-й, 3-й и 4-й малыми фалангами было оставляемо 20, а между 2-й и 3-й – 40 шагов промежутка.

Значительным усовершенствованием вооружения, устройства и образа действий фаланги, и искуснейшим употреблением оной в битвах и применением к разнообразным видам местности и к различным случайностям и обстоятельствам войны, Филипп и Александр Великий умножили преимущества и выгоды её, ослабили её недостатки и невыгоды, и доказали, какую необыкновенную пользу можно было извлекать из неё искусным, сообразным с обстоятельствами, употреблением её. Зато она и послужила им одним из главнейших средств к одержанию блистательнейших побед.

Самой фаланге всегда соответствовал порядок, и необыкновенные дальность, продолжительность и быстрота, в некоторых случаях возбуждающие невольное удивление.

Начальствование войском, у македонян было сосредоточено, вместе с властью царской, в руках царя и потому имело необыкновенное преимущество единства и силы».

Историк В. Сахаров писал о македонском искусстве боя в «Истории конницы», вышедшей в 1882 году в Петербурге:

«Хорошее снаряжение и навык в верховой езде, которыми обладали всадники, сделали для македонской конницы возможным употребление против неприятеля стремительных атак и ударов. Способности македонской конницы к производству стремительных ударов на поле сражения Александр обязан своими победами над многочисленными полчищами. Умение управляться с конем, большая практика в верховой езде давали всадникам уверенность и устойчивость. Македонская конница приученная маневрировать в массах, является послушным и гибким орудием в руках полководца, который в самом разгаре боя сохранял возможность направлять ее для достижения своих целей.

Фаланга удерживала противника, в то время, как конница наносила свой решительный удар. Во всех сражениях, данных Александром, большая часть конницы сосредотачивалась на одном из флангов, обычно на правом, затем сам царь вел её на противопоставленный фланг противника, избранного им для решительного удара. Македонская кавалерия смело бросалась на неприятельскую конницу, опрокидывала её и затем, обнажив фланг противника, обрушивалась не его пехоту, которая при своей неспособности к маневрированию, или гибла под её ударами, или обращалась в бегство. Македонской пехоте оставалось только развивать успехи своей конницы».

Исследователь В. Уиллер писал о элите македонской конницы в книге «Александр Великий», изданной в 1899 году в Петербурге:

«Главную действующую силу армии составлял знаменитый кавалерийский полк, состоявший из македонских рыцарей, называвшихся hetairoi, то есть товарищами. Они носили металлический шлем, кожаную кирасу, покрытую металлической чешуей, и высокие сапоги. Они ездили без седла и имели при себе короткий клинок 60 сантиметров, прямой обоюдоострый меч и копье около двух метров из кизила или ясеня, обитые металлом, но не имели ни дротиков, ни щита».

Ярчайшими примерами военного искусства Александра Великого стали битвы с персидским царем Дарием и индийским царем Порром при Гидаспе.

В. Уиллер писал о битве при Гавгамеллах:

«Две армии увидали друг друга. Парменион с другими высшими начальниками, осматривая равнину между Нифратом и Гордийскими горами, видя всю её залитую светом костров и факелов, слыша ропот громадного войска, подобный отдаленному шуму бурного моря, задумывался о судьбе предстоящей битвы, сомневаясь в возможности преодолеть Дария при дневном свете. Он приступил к Александру с просьбой начать сражение ночью, для того, чтобы скрыть от своего войска страшную опасность борьбы с таким сильным неприятелем.

«Я не ворую своих побед» – отвечал Александр.

Войско Александра, успевшее отдохнуть за ночь, вступило в битву со свежими силами, а персы, целые сутки, простоявшие в боевом порядке, измучились и ослабли.

Утром 1 октября 331 года обе враждующие армии стояли друг против друга. У Александра было не более сорока тысяч пехоты и семи тысяч кавалерии – едва достаточно для того, чтобы противостоять центру армии Дария. А кроме этого центра, далеко по обе стороны, шли ещё крылья последней, способные отнять и поглотить маленькую кучку сподвижников Александра.

Для того, чтобы предохранить свою армию от отхода, Александр поставил за каждым из своих флангов резервные колонны, готовые повернуться лицом к неприятелю, нападавшему сбоку. Сначала Александр двинул всю линию своих войск вправо. Передвинулись и персидские войска, стараясь держать свой центр против центра македонян. Но при этом передвижении они поневоле вышли за пределы равнины, предназначенной для действия колесниц.

Видя это, Дарий решился напасть первым и послал свою скифскую и бактрианскую конницу в обход правого крыла македонской армии. Отряд греческой кавалерии, посланный навстречу, был отброшен, но затем другие конные отряды, к нему присоединившиеся, заставили персов отступить, хотя и с большим для себя уроном. В то же время Дарий пустил свои колесницы против центра македонской армии, рассчитывая прорвать и уничтожить его. Но эта попытка не увенчалась успехом. Македонцы убивали копьями лошадей, или схватывали их под уздцы, еще не допустив до строя. Перед теми колесницами, которым удавалось до него добраться, фаланги расступались, согласно заранее данному приказу, а потом опять смыкались и били неприятеля в тыл.

Передвижение персидской армии влево обусловило небольшой разрыв в её центре. Александр тотчас же это заметил, и, собрав отряд, состоящий из части фаланг, с гетайрами во главе, послал его в этот разрыв. Быстрым, как молния движением этот отряд проник за первую линию персидского войска, к тому месту, где находился сам Дарий. Ничто не могло противостоять напору отборной конницы, поддержанной фалангами испытанной твердости.

Дарий, возница которого был пронзен пикой, бросился бежать; первые ряды войска смяли второй ряд, тоже обратившийся в бегство; левый фланг, одновременно атакованный правым крылом Александра, смешался, и вскоре вся левая половина персидского войска, вместе с центром, пришла в полное расстройство.

На правом крыле, между тем, парфянская, индийская и персидская конница, прорвавшись сквозь центр армии Александра, в том месте, откуда был взят отряд, атаковавший Дария, отрезала и окружила левое её крыло, угрожая окончательно его уничтожить. Парменион послал к Александру за помощью.

Вот тут-то и пригодились резервы, поставленные за фалангами. Бросившись на неприятеля, они смяли его, заставив отступить по той же дороге, по которой он пришел. А на этой дороге персидская кавалерия встретила самого Александра с гетайрами, спешившего на помощь к Пармениону, и участь её была решена. Немногие успели прорваться к своим рядам, но зато гетайры понесли большой урон.

Несколько минут нерешительности – и вся персидская армия бросилась бежать.

Началось преследование. Страшная пыль, из которой доносились только крики ужаса, топот копыт, бряцанье оружия и хлопанье бичей, скрыла бегущего неприятеля и ту бойню, которая продолжалась до самой ночи, сжалившейся, наконец, над побежденными.

В. Уиллер описал эту битву македонян с индийцами при Гидаспе:

«Могучий раджа Порр собрал все свои силы для того, чтобы не допустить переправы Александра через Гидасп. Войско Пора представляло собой не какие-нибудь нестройные орды, с которыми Дарий выступил при Гавгамеллах, а хорошо дисциплинированную и сильную армию, находящуюся под начальством решительного и опытного полководца. Отчаянное сопротивление, оказанное ею Александру, в битве, которая продолжалась от восхода до заката солнца, доказало, что старая арийская доблесть живет ещё в душах индийских арийцев, и что они даже обладали тем, чего не доставало их персидским братьям – способности организовываться и беспрекословно подчиняться центральной власти.

С другой стороны, битва с Порром доказала также многосторонность военного гения, которым обладал Александр. Разбив иллирийцев и фракийцев в их родных горах; выдержав натиск белтийской фаланги – на равнинах Фив, и персидской кавалерии – при Гранике; разрушив стены Тира и неприступной Газы; развеяв орды полудиких жителей Азии при Гавгамеллах; вообще перепробовав все способы защиты и нападения, покорив своей власти все народы известного до той поры мира – это тридцатилетний молодой человек дерзко выходит за границы последнего и там разбивает представителей невиданной цивилизации, обладавших и беззаветной храбростью, и прекрасной военной организацией, и долговременной боевой опытностью. Ни один полководец в истории мира не подвергался таким разнообразным испытаниям и не вышел из них с такой честью.

Войско Пора, расположившееся на южном берегу Гидаспа, состояло из тридцати пяти тысяч человек, при трехстах слонах, подобно живым башням стоявших в одну линию. Вся сила Александра была в кавалерии, а лошади боялись даже запаха слонов и их рёва. Приходилось ждать удобного случая для атаки или придумать какой-либо иной выход.

В тёмную, грозовую ночь, под сильным проливным дождем, Александр с частью войска переправился через Гидасп в десяти милях выше лагеря своего и Порра.

К рассвету 13000 воинов Александра стояли в полном боевом порядке на неприятельском берегу: на левом фланге – даанская конница, на правом – гетайры, в центре – пять тысяч гипаспистов и другая пехота, поддерживаемая стрелками; а во второй линии – агрианиане и копейщики. Позиция их составляла как раз прямой угол с позицией Порра, находившейся в семи милях к востоку. Войско последнего стояло фронтом к реке, а Александр упирался в реку правым флангом. Для того чтобы избежать нападения сбоку или сзади, Порр должен был, следовательно, хоть часть своей армии повернуть фронтом к Александру, а стало быть, оставить реку без прикрытия или, по крайней мере, с гораздо меньшим прикрытием.

Аванпостные отряды донесли Порру о том, что через реку переправляется какое-то войско. Армия Александра, стоявшая на противоположном берегу, как будто бы не изменила места и не уменьшилась в численности. Порр не встревожился особенно и ограничился посылкой своего сына, с двумя тысячами конницы и ста двадцатью колесницами, чтобы задержать неприятеля. Такой переправы, впрочем, ожидать было невозможно: слишком уж она казалась рискованной. Порр, очевидно, не знал своего противника.

Александр, как полководец, не принимал положений, навязанных ему неприятелем, а сам стремился создать своё таковое. В данном случае, переправа его через реку и позиция во фланге неприятеля совершенно изменили весь план сражения. В новейшей стратегии такие движения известны и называются фланговыми, но в старину их не знали – тогда армии сходились фронт с фронтом. Александр первый нарушил этот обычай и, благодаря его гениальной находчивости, Порр должен был повернуться фронтом перпендикулярно реке, подставив свой левый фланг и тыл под удары остававшихся на том берегу воинов Александра. Всё преимущество его позиции было уничтожено. Сражение должно было произойти теперь на одной и той же равнине, с одинаковыми шансами для обеих армий. Кавалерия Александра, в которой заключалась главная её сила, могла теперь сразу вступить в дело. Порр был принужден быстро приспосабливаться к новому положению. Выбор места и оружия был сразу захвачен гением его противника.

Но даже при всех неблагоприятных обстоятельствах, если бы Порр тотчас же перешел в наступление, то мог бы обернуть дело в свою пользу. Благодаря значительному перевесу сил – 40000 против 13000, – а в особенности благодаря слонам, против которых конница была бессильна, он мог бы окружить отряд Александра и опрокинуть его назад в реку или совсем уничтожить. Но он предпочел ждать, пока противник его атакует.

Громадный фронт армии Порра, длинной в четыре мили, медленно повернулся и занял новую позицию. В его центре, на 20–30 метров друг от друга, стояли двести слонов. Между ними и за ними толпилась пехота в две линии. На флангах помещались кавалерия и колесницы. Несколько слонов и крупный отряд пехоты остались на прежней позиции, оберегая фланг главной армии.

Армия Порра медленно двинулась по лугу вперед, навстречу Александру и, дойдя до твердого грунта, годного для движения колесниц, остановилась перед македонским войском, фронт которого занимал менее одной мили. В этой обстановке лежало спасение Александра – ей он обязан победой, так как теперь от него зависел выбор удобного пункта для нападения. Избегая слонов, он, конечно, должен был выбирать какой-нибудь фланг и выбрал левый, ближайший к реке, отчасти потому, что привык уже нападать своим правым флангом, а главным образом для того, чтобы не быть отрезанным от реки, откуда могло прийти подкрепление.

Пехота его центра и левого фланга была оставлена в запасе, до тех пор, пока левый фланг неприятеля не будет расстроен атакой кавалерии. Эта атака была начата одной тысячью даанских конных стрелков. Засыпав неприятельскую кавалерию тучей стрел, они стремглав бросились на неё с мечами. Сам Александр с корпусом гетайров поддерживал эту атаку, напав на левую сторону неприятельского центра, а два отряда послав в обход правого крыла неприятеля, для того, чтобы быть в тылу кавалерии этого крыла, если она косвенно бросится на помощь своему левому флангу.

Левый фланг армии Порра был сбит с позиции и попал между двумя массами македонской кавалерии, почему окончательно расстроился и бежал под защиту слонов. Таким образом, уже в самом начале сражения страшно сильный центр армии Порра оказался доступным для атаки с левого фланга. О колесницах, стоящих на этом фланге, ни один из летописцев почему-то не упоминает, так что роль их остается совершенно неизвестной.

В сражении при Гадаспе Александр поступил точно так же, как он всегда поступал в подобных случаях – выбрав у противника слабый пункт, он обрушивался на него и локализовал всю битву на этой нанесенной ране. В данном случае местом такой раны было соединение левого крыла с центром, выбранное для того, чтобы избежать встречи со слонами.

Эти последние, однако, сыграли в битве некоторую роль. Когда левый фланг армии Порра был разбит, ближайшие к нему слоны, поддерживаемые остатками кавалерии, бросились на македонскую конницу и впервые заставили её попятиться. Но это движение ослабило позиции левой стороны центра. Пользуясь отсутствием слонов, удалившихся влево, македонские фаланги атаковали не прикрытую ими пехоту, а в тоже время и собственный их тыл, причем старались убивать вожаков. Такая диверсия дала возможность македонской кавалерии вновь собраться и вместе с пехотой ударить слонов с фронта. Слоны, оставшись без вожаков, стали пятиться, давить своих и вносить в их ряды полное расстройство. Скоро они даже совсем побежали и окончательно смяли всю левую часть своего центра, тогда как правая его часть и весь правый фланг стояли в бездействии.

Как раз в это время, пользуясь смятением неприятеля, македонцы с другого берега начали переправу, спеша выручить усталый отряд Александра, проведший целую ночь в походе и дравшийся уже более половины дня, так как солнце перешло уже за полдень.

Порр, однако же, был похож на Дария: пока хоть часть его армии не была ещё разбита, он оставался на своем месте, в центре, распоряжаясь сражением с высоты своего раззолоченного кресла, стоявшего на одном из самых больших слонов. Только тогда, когда бегство стало всеобщим, и сам он был жестоко ранен, несчастный раджа, вздумавший противостоять Александру, решился подчиниться судьбе.

Битва кончилась. По тонкости плана и блистательному выполнению, она принадлежала к шедеврам Александра. Армия Порра была почти совсем уничтожена, потеряв более 20000 человек. Колесницы были попорчены, а возницы их убиты. 80 слонов попали в плен, а ещё больше было перебито. Среди погибших находились и два сына Порра. От могучей армии, ещё в то же утро торжественно стоявшей на берегу реки, не осталось ничего.

В ночь на 1 октября 331 года до Рождества Христова, вся Нифратская долина до самых Гордийских гор была залита ярким светом костров и факелов нескончаемой персидской армии, рокотавшей как океанский прибой. Неприятеля было втрое больше и македонские военачальники предложили Александру атаковать Дария ночью, чтобы воины не увидели, что их фаланги хватает только на центр огромного войска царя царей.

«Я не ворую своих побед, – ответил Александр, помолчал и, улыбнувшись, добавил, – видите, они ждут нашей атаки и находятся в тяжелом вооружении в боевых порядках, даже не выпрягают лошадей из колесниц, пусть выдыхаются и слабеют».

Македонский лагерь затих. После битвы при Гранике все воины фаланги, средней пехоты, тяжелой и легкой конницы знали, что их гений предусматривает все и тщательно готовит победу. Завтра будет битва при Гавгамелах и армия Александра к ней готова до самого последнего воина. Огромная, а потому рыхлая масса персидской пехоты, управляемая только гвардией Дария, атакует македонскую фалангу, которая должна выдержать первый страшный удар. Конница бьется с вражескими всадниками, не давая им зайти в тыл гоплитам, а Александр со своими гетайрами и ударной группой на правом фланге определяет слабое место во фронте противника. Своим стремительным косым ударом, всегда под углом к линии врага, он врубается в первую линию атакующих и разрывает ее. В это же время его фаланга тараном идет на персов, не давая Дарию перебрасывать резервы к месту прорыва. В неприятельском войске, разорванном и истребляемом с разных сторон, начинается хаос, пехота бежит и гибнет под ударами македонских всадников.

Утром первого октябрьского жаркого дня сто пятьдесят тысяч персов стояли против пятидесяти тысяч македонцев. Железный прямоугольник тридцатитысячной фаланги в шестнадцать шеренг на протяжении всего двухкилометрового фронта был ощетинен овальными щитами в человеческий рост. Воины, не вытаскивавшие заранее длинные колюще-рубящие мечи, стояли в сомкнутом для обороны строе. Вот первые шесть шеренг взяли семиметровые копья под руки, а остальные десять положили свои сариссы на плечи впередистоящих товарищей. Теперь через этот железный частокол не могли жалить и бить македонский непрорываемый строй ни стрелы, ни пращные камни персидских лучников. Фланги фаланги прикрывала конница, сзади стоял резерв из средней пехоты, располагавшийся в самых опасных для прорыва противника местах четкими правильными квадратами.

Александр, как обычно, во главе восьми эскадронов – илов своих товарищей hetairoi, находился на правом фланге. Македонские рыцари в железных шлемах и длинных кожаных кирасах в металлической чешуе, были вооружены прямыми обоюдоострыми мечами, полуметровыми кинжалами и двухметровыми копьями из неперерубаемого кизила. Они не имели ни щитов, ни седел и управляли своими боевыми конями только ногами в высоких крепких сапогах. Решающий удар тысячи шестисот гетайров восемью илами был страшен и это хорошо знали все вокруг Средиземного и Красного морей.

Дарий дал сигнал к бою и на македонскую фалангу пошла персидская пехота. Одновременно царь царей послал свою знаменитую бактрийскую конницу в обход правого крыла, втрое меньшего, чем персидская армия, войска этого зарвавшегося в пределы чужой для него Азии непонятно дерзкого грека. Две лавы сошлись в бешеной рукопашной рубке и бактрийцы медленно продвигались в тыл Александра, который спокойно стоял на месте. Вслед за пехотой Дарий послал в бой сотни боевых колесниц со страшными серпами по бокам и косами в колесах. Из фаланги выскочили копьеносцы и начали бросать копья в коней, другие воины бесстрашно хватали их под уздцы и висли на них, не допуская сотни таранов до своих товарищей. Несколько колесниц прорвались к фаланге, македонцы сжались, расступились, пропустили их в образовавшиеся проходы и стерли.

Александр тут же увидел, что слева от Дария нет сильного прикрытия. Он с гетайрами и тяжелой конницей бросился на прорыв, а, отбившаяся от пехоты и колесниц фаланга сразу же полуразомкнулась для нападения и мерно двинулась вперед по всему фронту. Гетайры снесли первую линию персидских войск и Александр сбил копьем возницу Дария, прикрывшего собой господина. С фронта на врага накатилась фаланга, закрывшая гетайрам тыл, и в минуты левый фланг и центр огромного войска шахиншаха под номером три, был смят. Недоколотые остатки первой линии своим быстрым откатом расстроили вторую, левая половина бесконечного войска начала все быстрее и быстрее отползать назад. Увидевший это, царь царей, к которому с великолепно-ужасающим криком: «Дария мне!» рвался Александр, сломался, бросил управление войском и побежал. Отступление почти ста тысяч персов превратилось у убойное бегство.

Бактрийская конница, почти зашедшая в тыл фаланги, целиком была перехвачена резервами средней пехоты, поддержанной конницей. Бактрийцы завязли в рубке и в этот момент их сзади ударил Александр с гетайрами, вернувшийся из боязни удара по его армии с тыла. В ожесточенно-скоротечном кавалерийском бою у Дария не стало бактрийской конницы, а у Александра – двух эскадронов гетайров.

Бежало все, что осталось от стопятидесятитысячного войска Дария III. Македонцы преследовали недавно грозно-превосходящего врага и страшная пыль бесконечным высоким столбом затянула Нифратскую долину, из которой доносились только топот копыт, лязг оружия и крики ужаса. Наступившая ночь сжалилась над побежденными и прекратила многочасовую то ли бойню, то ли резню.

Военный гений Александра Македонского и его героев в течение нескольких лет разбил иллирийцев и фракийцев в их родных горах, выдержал бешеный натиск на равнинах Фив, устоял перед страшной атакой персидской конницы при Гранике, взял неприступные Тир и Газу, развеял в пыль войско Дария при Гавгамелах. Александру Великому всего было мало и он атаковал сильнейшую армию индийских ариев, прекрасно организованных, беспрекословно подчинявшихся своему могучему радже и имевших большой боевой опыт, доблесть и храбрость.

Армия Порра была уверена, что ни при каких условиях не допустит переправы через свой широкий Гидасп войск Александра Македонского. Могущественный раджа, решительный и опытный полководец во главе непобедимой колоссальной силы, еще не знал, что ему предстоит небывалая и совсем непредсказуемая битва от рассвета до заката длинного индийского дня.

Почти сорок тысяч индийских воинов заняли удобную и непрорываемую без колоссальных потерь позицию на южном берегу Гидаспа. Триста боевых слонов-башен в одну линию стояли вдоль реки и никогда не видевшие их македонские лошади, шарахались только от их трубного рева даже на северном берегу реки. У македонцев не было шансов пробиться в Индию, не потеряв армию, и обе стороны знали это. Александр стоял и молча смотрел на водную гладь.

Внезапно над Гидаспом разразилась гроза и пошел затяжной проливной дождь. Уже через несколько часов, на закате, тринадцать тысяч македонцев во главе с Александром в десяти километрах выше лагеря Порра начали грозовую переправу через непереправляемый Гидасп. К рассвету эти невозможные воины уже стояли двумя, прикрытыми с флангов конницей, боевыми линиями прямо против правого фланга войск Порра, стоявших фронтом к реке.

Могущественный раджа не понял, что его из невозможного положения атакует сам Александр и послал своего сына со ста колесницами и двумя тысячами всадников перенять этот странный, непонятно откуда взявшийся отряд.

Жарким летом 327 года до Рождества Христова царь Порр уже должен был знать, что победитель Александр Великий не принимает сражения, навязанного ему врагом, а всегда реализует свой военный гений. До битвы при Гидаспе армии всегда бились фронт о фронт, и для своей индийской победы тридцатилетнему македонцу пришлось ввести в мировое военное искусство фланговый маневр войск.

Отряд Александра снес почти не заметив колесницы и всадников царского сына, и гарантированная победа могущественного раджи вдруг закачалась на весах судьбы. Македонский сам выбрал удобную ему позицию, и Порру быстро пришлось приспосабливаться к тому, к чему приспособиться невозможно.

За Гидаспом замерли для броска двадцать тысяч македонцев, и Порр побоялся оставить реку без сильного прикрытия. Медленно он начал разворачивать десятки тысяч своих воинов к отряду Александра, не зная, что перед ним его главный враг. Грозовая ночная переправа через бурлящую реку была практически невозможна и раджа не верил, что Александр станет так рисковать своей жизнью. Македонский, как всегда, рискнул и теперь его гетайры и тяжелая конница могла атаковать там и тогда, где и когда это захочет гениальный полководец.

Армия Порра стала к македонцам в две линии, фронтом почти в десять километров, образовав вдоль Гидаспа длинный тупой угол. В центре новой позиции стояли двести слонов на расстоянии двадцати метров друг от друга и на самом могучем раззолоченно восседал Порр. Медленно, с кавалерией и колесницами на правом фланге, индийские воины пошли на короткую македонскую фалангу, стоявшую трехкилометровой линией. Порр видел, что у него втрое больше воинов и хотел окружить и уничтожить нагло переправившийся отряд. Раджа приказал части колесниц и коннице с правого перейти на левый фланг и в предвкушении верной победы разорвал фронт и оторвался от ста слонов и боевой линии у реки.

Александр Великий тут же увидел невидимое и победный орел, казалось, опустился на его плечо. Атаковать сильнейший центр Порра с невозможными слонами ему, конечно, придти в голову не могло, и он незаметно начал свой страшный косой удар, убедившись, что его остальная армия за рекой будет атаковать туда и когда надо.

Тысяча легких конников полетели справа налево от македонской фаланги к индийским воинам. Залив их стрелами, они бросились в мечи и тут же Александр с гетайрами страшно ударил левее центра Порра там, где кончались слоны. Македонский со всего ужасного конского скока врезался во вражеский строй, не забыв перед этим послать большой отряд конницы за правый фланг войск раджи, для блокирования переброски подкреплений к месту прорыва и угрозы удара в тыл индийцам.

Колоссальный боевой порыв Александра сбил левый фланг Порра к центру и тут же быструю переправу через Гидасп начали двадцать тысяч македонцев с северного берега. Раджа развернул слонов на гетайров и их боевые кони впервые за много лет шарахнулись от невиданного врага. Александр яростно оттянул на себя все двести индийских великанов и тут же в ослабленный центр Порра ударила, стоявшая напротив десятитысячная фаланга, напряженно ждавшая этого предусмотренного гением момента. Особый отряд мгновенно вырвался из фаланги, догнал слонов сзади и перебил их вожаков. Великаны заметались и начали давить своих и чужих без разбора. Александр и его удивительные гетайры уже рубились во главе фаланги, и левый фланг и центр Порра не могли перебросить с атакуемого сзади македонской конницей, своего правого фланга ни одного воина себе на помощь.

В этот момент двадцать тысяч свежих воинов Александра переправились через Гидасп и ударили встык, между береговой линией обороны и войском Порра, дравшегося с фалангой. С правого фланга и с тыла индийцев атаковала македонская конница, в лоб таранила фаланга, слева ужасно бил Александр с гетайрами, а переправившиеся македонцы блокировали береговую линию, воины которой даже не успели развернуть на атакующих сотню своих слонов, и заходили в тыл индийцам уже с левого фланга от Гидаспа. Особый отряд македонцев давно перебил возниц на боевых колесницах и вожаков слонов, и в окруженном войске Порра, сбитого копьем со своего индийского великана, начался предсмертный хаос. В кровавом закате на залитой кровью земле мертво лежали двадцать тысяч индийских воинов. Раненый Порр и его восемьдесят слонов были взяты в плен, погибли два царских сына и к ночи этого бесконечно-ужасного дня, от блистательной армии могущественного и непобедимого раджи, не осталось ничего.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Организация македонской армии | Железный век

Македонская фаланга

Новый тип фаланги, был создан отцом Александра МакедонскогоФилиппом II. Нуждаясь в хорошей армии, македонские цари давно хотели создать пехотные соединения, не уступающие по своей силе армиям крупнейших греческих полисов. Но такой возможности у них не было. Так как особенностью Македонии, в этот период, было отсутствие широкого слоя политов, т.е. граждан полисов, способных за свой счет приобрести тяжелое вооружение пехотинца-гоплита паноплию. Цари же Македонии не были столь богаты, чтобы вооружить всю армию за свой счет. Оригинальное решение, перевернувшее впоследствии всю тактику военных действий, принял Филипп II.

Из подвластных ему свободных крестьян и пастухов он создал македонскую фалангу, отличие которой от обыкновенной состояло в том, что полный набор защитного тяжелого вооружения было только у стоящих в первых рядах воинов, остальные были защищены куда проще. Успех в битве достигался более глубоким построением фаланги и применением вместо копья, пики — сариссы.

Поскольку первоначально длина сариссы не превышала трех метров, копье применялось и как метательное и как колющее оружие. После реформы длина сариссы возросла до 6-7 метров. Теперь сарисса стала использоваться в качестве основного оружия македонской фаланги. Это оружие стало символом македонской фаланги, поэтому воинов входящих в нее часто называли сариссофоры (несущие сариссу), в отличии от простых копьеносцев — аконистов

Однако, более правильное название македонских фалангитов — педзетайры, что означает «пешие друзья», по аналогии с гетайрами — просто «друзьями», отборным кавалерийским отрядом состоявшим из македонских аристократов.

Македонская фаланга представляла собой сплошную стену ощетинившуюся сариссами, ведь длинными копьями теперь могли действовать несколько рядов воинов сразу, к тому же и построены они были плотнее, чем воины обычной фаланги. Атака фаланги была столь сокрушительной, что устоять против нее, пока она была единым целым, не мог никто.

Основной сложностью для использования фаланги в бою была необходимость очень высокой выучки воинов, ведь любая ошибка приводила к разрушению строя, а, следовательно, и гибели всей фаланги, длинные копья которой становились в этом случае бесполезными. Набрать, вооружить, обучить и держать в постоянной боевой готовности почти 20000 фалангу было весьма непросто.

Александр усовершенствовал боевую тактику своего отца. Македонскую фалангу он стал строить углом, такое построение позволяло концентрировать силы для атаки правого фланга противника, традиционно слабого в армиях того времени.

В эллинистических государствах Птолемеев, Селевкидов и Антигонидов македонская фаланга была одним из главных составляющих всей армии. Изменения, в этот период, в организацию фаланги были внесены, в основном этнические, т.е. за неимением достаточного количества македонян, в ее состав включали местное — азиатское население. Так, например, в битве при Рафии, фаланга состояла из египтян.

Македонская фаланга делилась на таксисы (полки) по 1500 педзетайров, в каждом. Командовал таксисом — таксиарх. На момент смерти Филиппа II в 336 г. до н.э. таких таксисов в македонской армии было 12. Александр, отправляясь на войну с Персией, взял с собой ровно половину, оставив остальные для охраны Македонии, под командованием Антипатра.

Гетайры — тяжелая конница определившая исход многих сражений Александра Македонского

Щитоносцы (гипасписты)

Кроме педзетайров в македонскую фалангу входил еще и, гораздо меньший по численности, отряд отборных воинов — гипаспистов (щитоносцев). Это был элитный отряд. Гипасписты были вооружены немного легче, чем педзетайры и были весьма маневренны. Особенно удачно гипасписты действовали в условиях пересеченной местности, из них же формировали подразделения личной охраны царя и его приближенных.

Перед походом в Индию Александр на базе фаланги создал еще одно элитное подразделение — аргираспистов (среброщитых). После смерти Александра аргирасписты участвовали в войнах диадохов и запятнали себя предательством: выдав Эвмена — Антигону.

Однако слава этого подразделения была так велика, что украшать щит серебром стало впоследствии традицией, так в армии Селевкида Антиоха IV большая часть фаланги имела такие щиты.

Гетайры

Гетайры, или как их часто называют в литературе — (г)этеры, что в дословном переводе с греческого это означает «друзья», составляли основную ударную силу македонской конницы. Гетайры были облачены в добротные панцири и шлемы, в правой руки у них была сарисса, в левой щит, их боевых коней так же защищала броня. Атака этой тяжелой конницы не редко решала исход битвы, как это было, например при Херонее в 338 г. до н.э. Поэтому часто неправильно гетайров называют конной фалангой.

В армии Александра было почти 1600 гетайров, разбитых на 8 ил (эскадронов) по 200 всадников в каждом. Ил состоял из аристократов проживающих в одном районе, а командовал ими глава местной знати — иларх. Первый ил — «царский» или, как его еще называют «царская агема», состоял из самых близких к царю аристократов и шел в бой по его командой. Традиция лично вступать в битву во главе своей конной агемы, обычно выстраиваемой на правом фланге, сохранялась на протяжении всей эллинистической эпохи.

Другие соединения македонской армии

В македонской армии Александра существовали и другие, кроме перечисленных, подразделения, продолжившие свою боевую жизнь в период эллинизма. Например, пелтасты, сочетавшие качества тяжелой и легкой пехоты. Они были вооружены дротиками и короткими мечами, их защитное вооружение состояло из шлема, панциря и легкого кожаного щита-пелты, по которому они и получили свое название.

Диммахи (двоеборцы) — всадники вооруженные по подобию пелтастов, вступающие в бой, как в конном, так и в пешем строю. Гиппотоксоты — конные стрелки из лука, гиппоконтисты — всадники вооруженные пиками и т.д.

Большое распространение в эллинистическую эпоху получили этнические контингенты: фракийцев, галатов, тарентинцев и т.д. — вооруженных и сражающихся по своим национальным обычаям. Обычно такие подразделения использовались, как вспомогательные.

Боевые слоны

Начиная с битвы при Гидаспе, в войнах эпохи эллинизма, начинают действовать боевые слоны. Как известно, слоны обитают в двух местах планеты в Африке и в Индии, эти популяции разняться между собой и поэтому обычно в литературе указывается о каких именно слонах идет речь. Древние авторы сообщают нам, что индийский слон, гораздо лучше подвергался дрессировке, нежели африканский, однако современная наука оспаривает это утверждение.

Несмотря на грозные размеры слон имеет довольно чувствительную кожу, и поэтому легко уязвим. В связи с этим тело слона закрывали защитные доспехи. На спине слона располагалась башня с четырьмя стрелками. На шее находился погонщик с долотом и молотом, чтобы разбить голову животному, если оно от испуга двинется, в другую сторону, против своих. Бивни слона удлиняли мечами, а его самого перед битвой доводили до безумия напоив смесью вина и перца.

Особенно часто использовали боевых слонов Селевкиды, получая их из Индии. Это животное было даже увековечено на их монетах. Селевк I, получивший из Индии 500 слонов, носил прозвище элефантарха («повелителя слонов»). Эпирский царь Пирр водил своих слонов в Италию.

Конный и пеший воины армий одного из диадохов — наследников империи Александра Македонского

Боевые колесницы

Использовались в эллинистическую эпоху и боевые (серпоносные) колесницы. Это были колесницы запряженные парой одетых в броню коней, главную опасность в которых составляли острые клинки прикрепленные к осям колес. Хотя это оружие и считалось устаревшим, иногда его удачное использование приносило победу.

Как это, например, произошло в битве стратега Митридата Евпатора с вифинцами: «Архелай заметил, что они собрались с силами, он перешел в наступление и, сильным натиском бросил против вифинцев колесницы с косами, стал их рубить и рассекать кого на две, а кого и на много частей. Это обстоятельство повергло в ужас войско Никомеда, когда они увидали людей, разрезанных пополам и еще дышащих, или растерзанных в куски, а их тела повисшими на колесницах. Вследствие отвращения перед таким зрелищем, скорее, чем вследствие поражения в битве, они в ужасе смешали свои ряды» (Аппиан).

Диадохи и эпигоны

Греческое слово «диадохос» (диадох) в дословном переводе означает — преемник, наследник, так по устоявшейся еще в античную эпоху традиции называют полководцев боровшихся между собой за раздел империи Александра Македонского. Обычно, как диадохов определяют: Птолемея Лага, Антигона Одноглазого, Селевка I, Лисимаха, Эвмена, Пердикку, Антипатра, Кратера, Полисперхонта, Кассандра, Деметрия Полиоркета. Концом эры диадохов считается битва при Ипсе, после которой идея сохранения единой македонской державы рухнула окончательно.

«Эпигоной» (эпигон) — переводиться как «родившейся после», потомок. В современном русском языке это слово приобрело пренебрежительный оттенок, но в древности его не было и термин эпигон употреблялся без какого-либо подтекста. Эпигонами называют эллинистических владык второго и третьего поколения, воевавшими между собой в первой половине III в. н.э. — Птолемея II, Птолемея III, Антиоха I, Антиоха II, Антигона Гонанта, Деметрия и ряд других.

Источник: по материалам сайта ifni.ru, Гуленков К.Л.

ageiron.ru

Македонская фаланга - это... Что такое Македонская фаланга?

Македонская фаланга

Македонская фаланга — боевое построение пехоты в армии древней Македонии с IV до начала II в. до н. э.

История создания

Благодаря Александру Великому фаланга приобрела репутацию непобедимой ударной силы, сметающей всех и всё на своём пути. Однако Филипп II, создатель[1] македонской фаланги в середине IV в. до н. э., выучил сражаться своих подданных в рядах фаланги не от хорошей жизни. Это был единственный дешёвый способ организовать эффективную массовую армию из необученных крестьян, не имевших возможности постоянно упражняться с оружием и приобрести доспехи. В прямоугольное каре умели строиться даже дикие иллирийцы под предводительством Бардилла[2]. Афинский стратег Ификрат, осознав эффективность плотного построения, вооружал своих гоплитов длинными копьями и облегчёнными круглыми щитами. Филипп II организовал македонян в полки, спаял дисциплиной и изнурительными тренировками, равно как и постоянными походами, выучил биться в строю и снабдил вооружением, подобным вооружению гоплитов Ификрата.

Арриан дает описание того, как из персов-новобранцев, каждый из которых по отдельности ничего не значил, Александр Великий создавал фалангу:

«Командиром при каждом лохе [отделении из 16 бойцов] назначил македонца, над ним македонца „двудольника“ и „десятистатерника“ (так называли воина по жалованью, которое он получал: оно было меньше жалованья „двудольника“ и больше обычного солдатского). Под их началом, таким образом, было 12 персов и замыкающий лох македонец, тоже „десятистатерник“, так что в лохе находилось четыре македонца, отличенных — трое жалованьем, а один властью над лохом, и 12 персов. Вооружение у македонцев было свое, национальное; одни из персов были лучниками, другие имели дротики.»[3]

Таким образом достаточно иметь только четверть опытных и хорошо вооруженных воинов, чтобы вся фаланга превращалась в грозную силу. Сила фаланги заключается не в героизме отдельных личностей, как практиковалось у эллинов, а в подчинении всех личностей на решение боевой задачи. В рядах фаланги трудно прославиться подвигом, но и трусом тоже не стать.

Организационная структура

Не осталось указаний современников на численный состав и структуру македонской фаланги времен Филиппа II и Александра Великого, все неполные сведения сообщаются авторами римского и византийского времени. Александр задействовал в своих битвах 6 полков педзетайров (др.-греч. πεζεταιροι), «пеших товарищей», так называли бойцов фаланги. Полк (античные авторы именуют полки фалангами или таксисами (др.-греч. ταξεις)) являлся основной тактической единицей фаланги на поле боя. Его численность, видимо, могла меняться, и по косвенным оценкам составляет не менее 1500 человек. Комплектовались полки территориально, Диодор сообщает о таксисах из таких областей Македонии как Тимфея, Элимия, Орестида и Линкестида. Позднее Александр, вынужденный распылять силы по необъятной Азии, уменьшил полк до хилиархии, подразделения в 1000 человек, сохранив общую численность фаланги в 9 тысяч.[4]

Поздние авторы в наставлениях указывают на желаемую численность фаланги в 16 тысяч бойцов, что относится скорее всего к теоретическим выкладкам, нежели действительным армиям. Сирийский царь Антиох в битве с римлянами во II в. до н. э. выставил фалангу македонского типа в 16 тысяч глубиной в 32 человека, однако разделена она была на 10 полков,[5] что плохо согласуется с выкладками из тактических наставлений, но соответствует оценочной численности полков во времена Александра Великого. Фаланга македонского царя Филиппа V в те же времена насчитывала 20 тысяч воинов.

Базовой единицей фаланги являлся лох (греч.: λόχος), ряд в глубину из 16 бойцов. Первый в ряду, лохаг (или протостат), действует во фронте и направляет лох; последний, ураг, замыкает ряд и следит за действиями бойцов. Византийский Аноним VI века так написал о задачах замыкающего:

«Ураги не должны уступать в мужестве и телесной силе тем, которые размещены во второй шеренге. В особенности ураги должны превосходить других опытностью и благоразумием, поскольку они предназначены, во-первых, для того, чтобы следить за солдатами, стоящими внутри ряда, и сплачивать их; во-вторых, для того, чтобы во время сражения подталкивать стоящих впереди, так чтобы фаланга оставалась плотной и непреодолимой для врагов; в-третьих, для того, чтобы в случае внезапного появления врагов в тылу фаланги они, повернувшись навстречу врагам, смогли бы выполнить функцию протостатов.»[6]

Выделяется также полулохит, 9-й в ряду, который становится во фронт («к щиту»), когда глубина фаланги уменьшается до 8 человек. Именно такую глубину имела фаланга в битве при Иссе.

Из лохов возможно составить разные подразделения; в тактических наставлениях авторов римского времени приводятся разные конструкции, но наиболее вероятной представляется синтагма из 16 лохов (256 бойцов). В фильме О. Стоуна «Александр» полки строятся из синтагм, как наиболее управляемой единицы пехоты. Некоторые данные позволяют предположить, что полк фаланги делился на пентакосиархии (по 512 бойцов), что облегчает построение фаланги с глубиной в 32 человека. В таком случае пентакосиархия являлась предшественницей римской когорты.

Таксисы в линию образуют прямоугольник классической фаланги; Александр Великий однажды вел фалангу на врагов клином.[7] В тактических наставлениях приводятся и другие варианты построения фаланги.

Вооружение

Основным оружием в плотном строю являлась сарисса, македонское название длинного копья, но при штурме укрепленных позиций фалангиты сражались копьями обычной длины и метали дротики. Полибий так описывает сариссу: древко длиной в 14 локтей (6.3 м), берется двумя руками таким образом, чтобы наконечник выступал на 10 локтей (ок. 4.5 м) от бойца.[8]Элиан Тактик повторяет сведения Полибия, но замечает о переменной длине сарисс, самые короткие из которых длиной в 8 локтей. Другие авторы[9] определяют длину сариссы от 3 до 5.4 м.

Так как сариссу необходимо держать обеими руками, круглый слабовыпуклый щит из меди, или обитый медью, вешался на левый локоть и возможно на шейный ремень. Диаметр щита примерно 60 см[10]. У фалангитов имелись также, хотя необязательно у всех, короткие мечи. Плутарх упоминает, что когда римляне развалили фалангу: «… македонцы безуспешно пытались короткими кинжалами пробить крепкие щиты римлян, закрывавшие даже ноги, и своими легкими щитами оборониться от их тяжелых мечей, насквозь рассекавших все доспехи.»[11] Элиан Тактик не упоминает о мечах. Полиен перечисляет следующую амуницию фалангита при Филиппе II: шлем, щит, поножи и копье,[12] то есть возможно в то время панцирь и меч считались роскошью для простых пехотинцев.

Античные авторы говорят о педзетайрах как тяжеловооружённых воинах, что подразумевает наличие панциря. Полиен сообщает, Александр Великий, чтобы его солдаты боялись подставлять спины врагу, оставил в броне только пластину на груди.[13] Из амфиполисской надписи о штрафах (2-я половина III в. до н. э.) за утерю амуниции следует, что впереди стоящий лохаг имел тяжелую кирасу, а остальные солдаты лоха защищались льняными доспехами, склеенными из слоев грубой ткани. Согласно военному наставлению Арриана доспех фалангита представлял собой нагрудную броню, либо из цельной пластины, либо из железной кольчуги.[14]

Боевое применение

Фаланга по своей природе малоподвижна, её цель — сдержать лобовой напор противника. На пересеченной местности фаланга ломала строй и становилась уязвимой. При ударе во фланг или в тыл фаланга теряла свои преимущества и превращалась в плохо организованную толпу. В сражениях Филипп II и Александр Великий наносили решающий удар силами конницы в то время, когда основные силы врага вязли в безуспешных попытках взломать строй фаланги. Как заметил один историк, фаланга служила наковальней Александру, кувалдой же была кавалерия. Нестройные толпы персов были бессильны перед правильным строем греков или македонцев, но вот греческие наемники персов или греческие отряды в Ламийской войне наносили педзейтарам тяжелые потери, и только тактическое превосходство македонских полководцев не позволило грекам одерживать победы.

По фронту фалангит занимал примерно 0.9 м (2 локтя) в бою. Чтобы сдержать напор противника, фаланга смыкалась еще теснее, буквально плечом к плечу, так что фалангит по фронту занимал около 0.5 м (1 локоть). В обычном построении фалангит занимал 4 локтя по фронту.[15]

Полибий считает, что пять рядов фаланги выставляли сариссы вперед, а остальные держали их вертикально. По его расчетам в таком случае римский легионер «…должен противостоять 10 пикам, и это невозможно для одного человека прорубиться сквозь них, поскольку они выставлены тесно, и нет способов отвести их, так как задние ряды не в силах помочь переднему»[16]. По Полибию 1-й ряд пик выставлялся на 4.5 м от фаланги, 2-й ряд пик выступал на 3.6 м от фаланги и т. д., последний 5-й ряд выступал на 0.9 м.

Элиан Тактик[17] упоминает и о переменной длине сарисс, когда пики первого ряда были короче остальных; увеличение длины шло вплоть до 3-го ряда, так что наконечники выступали на примерно одинаковом расстоянии от фаланги. Остальные воины в ряду были должны были заменять убитых и раненых, а также создавали такую плотность строя, чтобы передние воины не имели возможности для бегства.

Византийский Аноним VI века указывает на неизменную длину копий в македонской фаланге:

«Копья первых четырёх шеренг должны выступать перед фронтом всего войска, и копья первой шеренги должны выступать впереди копий второй шеренги настолько, насколько первая шеренга стоит впереди второй, и далее по порядку точно таким же образом вплоть до четвёртой шеренги; в большинстве случаев в сомкнутой фаланге это расстояние составляет около одного локтя. Такое расположение копий называется македонским, поскольку известно, что его применяли македоняне […] Некоторые делали копья второй шеренги длиннее копий первой шеренги на указанную величину, так чтобы выдвижение копий первой и второй шеренг перед фронтом было одинаковым, благодаря чему можно было сражаться с врагами двумя копьями одновременно.»[18]

По Анониму последние 4 солдата в ряду и на флангах должны быть вооружены такими же копьями, как и первые 4, чтобы иметь возможность отражать нападение с любой стороны. Остальные 8 солдат в лохе могли действовать дротиками и метательным оружием.

Силу фаланги описывает Плутарх:

«Македонцы в первых линиях успели вонзить острия своих сарисс в щиты римлян и, таким образом, сделались недосягаемы для их мечей… Римляне пытались мечами отбиться от сарисс, или пригнуть их к земле щитами, или оттолкнуть в сторону, схватив голыми руками, а македонцы, ещё крепче стиснув свои копья, насквозь пронзали нападающих, — ни щиты, ни панцири не могли защитить от удара сариссы.»[11]

Слабость фаланги продемонстрировали римляне, атакуя не сплошной фронт, а разрывы в строю и фланги. Как пишет Плутарх о другом сражении:

«Поистине фаланга напоминает могучего зверя: она неуязвима до тех пор, пока представляет собою единое тело, но если её расчленить, каждый сражающийся лишается силы, потому что они сильны не каждый сам по себе, а взаимной поддержкой.»[19]

См. также

Примечания

  1. Диод., 16.3
  2. Иллирийский вождь во времена Филиппа II, известен по хронике Диодора
  3. Арриан, «Анабасис» или Поход Александра, 7.7
  4. Курций, 5.2
  5. Ливий, 37.40
  6. Византийский Аноним, «О стратегии», XV
  7. Арриан, 1.6
  8. Полиб., 18.29
  9. Арриан, Асклепиодот Философ
  10. 8 ладоней у Асклепиодота (5.1)
  11. 1 2 Плутарх, «Эмилий Павел»
  12. Полиен, 4.2.10
  13. Полиен, 4.3.13
  14. Арриан, Tact., 3.5
  15. Элиан Тактик, гл. XI
  16. Полибий, 18.29
  17. Автор написанного около 106—107 гг. н. э. сочинения «Τακτική θεωρία»
  18. Византийский Аноним, «О стратегии», XVI
  19. Плутарх, «Тит»

Ссылки

dic.academic.ru

Македонская фаланга. Повседневная жизнь армии Александра Македонского

Македонская фаланга

От пехотных соединений греков, будь то союзники по общегреческой федерации или наемники, македонская фаланга (буквальное значение «бревно», «размалывающий каток») отличалась не только и, пожалуй, не столько вооружением или экипировкой, но прежде всего духом. Корпоративным духом, который не раз и не два противопоставлял друг другу разные соединения и рода войск в ходе атлетических состязаний, при распределении наград и при захвате жилья для размещения, в попойках или в борделях. В одной стычке между македонскими командирами и пьяными союзниками сам царь Филипп оказался в таком скверном положении, что предпочел притвориться мертвым в ожидании, пока его не выручит сын. Но присутствовал здесь и народный дух, поскольку шесть синтагм македонской фаланги представляли собой народное ополчение, набранное по округам и тесно привязанное к своим истокам, языку, родине, ради величия которой они сражались. И наконец, то был дух самопожертвования по отношению к царской особе, гаранту обычаев, справедливости и успехов на поле боя. И наоборот, гоплиты различных греческих соединений подчинялись лишь дававшему им жалованье абстрактному «народу», «демосу». Будучи наемниками, подчас они задавались вопросом относительно ценности того дела, которому они служат, и права, согласно которому они должны уничтожать прочих греков, состоявших на службе у щедрых персидских царей. Странное дело: в IV веке до нашей эры греки как будто бы охотнее служили у персов, чем у македонян. Во всяком случае, уже разбитый и сломленный Дарий чуть не до самой смерти мог полагаться на греческих наемников, в то время как македонским военачальникам пришлось отпустить своих через четыре года сплошных побед!

В отличие от греческих гоплитов македонские пехотинцы не носили панцирей. Это подтверждает осада Тира в 332 году: защитники цитадели бросали трезубцы с крюками, застревавшие в щитах македонян, после чего резким рывком стаскивали их с осадных башен за привязанные к трезубцам веревки. Если же воин отпускал щит, он тут же получал ранение, «потому что тело не было защищено, а метательные снаряды летели в великом множестве» (Диодор, XVII, 43, 9). Но не в этом было главное отличие. Греческий гоплит носил на голове круглый металлический шлем; его тело защищал панцирь с наплечниками и фартуком; ноги — поножи, стопы — кожаные сандалии. От стрелы, дротика, меча он прикрывался круглым металлическим щитом с ободом и рукояткой, диаметром приблизительно в 3 фута. Наступательное вооружение его состояло из копья длиной в 8–9 футов (240–270 сантиметров) и короткого железного меча, который позволял как колоть, так и рубить. Тяжеловооруженные гоплиты были неповоротливы. Они шли в бой, сверкая разукрашенными бронзовыми доспехами, выставив перед собой копья, строем глубиной в восемь рядов. Шесть полков, таксисов (taxeis), македонской фаланги были нагружены гораздо меньше. Помимо того что на них не было ни бронзового панциря, а в руке — большого металлического щита с рукояткой, левое плечо пехотинцев было прикрыто круглым щитом, pelta, диаметром лишь 60 сантиметров, который висел у них на шее, между тем как руки оставались свободными, чтобы потрясать грозной пикой (сариссой). Во II веке до нашей эры македонская сарисса достигала в длину, согласно Полибию (XVIII, 29), 21 фута, то есть около 7 метров. Должно быть, в IV веке до нашей эры оно было немного короче, поскольку Теофраст, современник похода, пишет, что кизил, чья твердая древесина шла на древко этой страшной пики, имел в высоту 12 локтей, то есть около 5,5 метра, вдвое против греческих и персидских копий (История растений, III, 12, 2). В эпоху Полибия, около 150 года, за линию фронта выступали выставленные горизонтально пики пяти первых рядов. В 334 году это работало, вероятно, для трех-четырех первых рядов. Во всяком случае, в эту эпоху сариссы воинов первого ряда, которые должны были нанести удар первыми, были немного короче и легче, а фаланга, какой мы ее наблюдаем в битве при Иссе в ноябре 333 года, имела восемь рядов в глубину. Воины четырех последних рядов держали свои сариссы острием вверх, слегка наклонно и вертикально — как сообщается, чтобы отражать летящие со стороны неприятеля метательные снаряды. На маневрах или парадном смотре каждая единица македонской фаланги, сто пятьдесят человек со своим лохагом (lokbagos) во главе и линейными командирами впереди, напоминала ощетинившегося ежа.

Фаланга также была усовершенствована Филиппом. В руководстве Асклепиодота рассказывается о структуре идеальной фаланги и ее подготовке, перечисляются необходимые упражнения. Фаланга состоит из 64 синтагм (syntagmata), по 256 человек в каждой. Синтагма состоит из шестнадцати рядов по 16 человек в каждом. Когда фаланге следует иметь только восемь рядов в глубину, воины второго отделения по команде встраиваются в ряды первой, причем два сдвоенных ряда поступают под командование тетрарха, а четыре — таксиарха. Это перестроение называется удваиванием. Перед лицом неприятеля ряды дружно смыкаются по ширине и глубине. Тридцать две синтагмы образуют крыло (keras) численностью примерно 8200 человек (мы бы назвали это пехотной бригадой). Полной фалангой, состоящей из двух крыльев, командует стратег (strategos), который изо дня в день заставляет ее тренироваться и маневрировать. Чтобы фаланга выполнила поворот кругом, последняя шеренга останавливается, после чего разворачивается и около нее или перед ней начинают строиться передовые подразделения. В ином случае поворот кругом делала целая шеренга на ходу, после чего строй вновь смыкался. Команды играл трубач, стоявший между сигнальщиком и глашатаем. Когда следовало занять боевое построение или его имитировать, отряды могли построиться широкой прямой, более или менее сомкнутой, линией, или же косой линией, или полумесяцем, или полукаре, или развернутым углом. Три последних образования предполагали, что фланги находились впереди или позади центральных отрядов. В зависимости от предполагаемого направления атаки — вперед, в сторону или назад, строй фаланги подвергался изменениям, будучи по самой своей природе несколько более гибким, чем строй тяжелых гоплитов классической Греции. Во всяком случае, перед пехотинцами фаланги, ударного подразделения, предназначенного для опрокидывания неприятеля, стояла задача охранять более легкие формирования и обозы. Они лучше маневрировали, сомкнув ряды и на ровной местности, чем когда растягивались или находились на неровном рельефе.

После индийской кампании фаланга претерпела изменения двоякого рода. В этот престижный корпус были введены персы, а македоняне их только обрамляли. Воины располагались в следующем порядке: только три первых ряда и шестнадцатый состояли из тяжеловооруженных воинов, носивших в данном случае наименование гоплитов. В центре помещались лучники и метатели дротиков. В случае лобовой атаки двенадцать средних рядов выдвигались на фланги. Четыре ряда гоплитов авангарда и арьергарда смыкались и выставленными вперед сариссами, двигаясь ускоренным шагом, пытались прорвать неприятельские ряды или защитить отступление своих. Воины фаланги назывались педзетайрами (pedzetairoi), или пешими гетайрами, в отличие от просто гетайров или аристократической конной гвардии. Арриан в своем «Анабасисе» (или по крайней мере рукописи, которой мы располагаем) не менее шести раз упоминает «тех, кого называют asthetairoi» или «esthetairoi». Если это не повторяющаяся ошибка переписчика, речь, по-видимому, идет об элитных пехотных частях, названных по местам, из которых они были набраны, в данном случае из городов (asty). Точно так же во французской армии некоторые части именовались по провинциям, в которых они формировались.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Македонские фалангиты - все про оружие человечества

Македонские фалангиты

Фалангиты — тяжелые пехотинцы Александра Македонского, которые составляли Македонскую фалангу.

Основа тяжелой пехоты македонской армии Филиппа состояла из педзэтайров («пеших друзей»), иначе — фалангитов. Сариссу держали в 90-180 см. от тупого конца, так что наконечники копий первых четырёх или пяти рядов в бою выступали перед фронтом фаланги. Несмотря на более тяжёлые доспехи постоянные тренировки делали части презетеров более маневренными, нежели обыкновенная греческая фаланга. Фаланга делилась на подразделения-таксисы. Таксисы формировали линию фаланги. Всего было 12 таксисов предположительно по 1,5-2 тысячи человек. Из них шесть таксисов пошли с Александром в Поход под командованием Пармениона. При Иссе сражались 9500 пезетеров пяти таксисов. Особенно прославился таксис Кэна, сына Полемократа, набиравшийся в Элимиотиде и имевший элитный статус — он стоял на ударном правом крыле при Иссе и Гавгамелах. Может быть, именно этот таксис был назван астгетайрами — «городскими гетайрами». Защитное вооружение: гоплитский шлем пилос, щит аспис (гоплон), книмиды-поножи. Наличие панцирей не установлено точно, если они были, то, вероятнее всего, линотораксы. Основным оружием была сарисса (пехотная пика 4 метров длиной со свинцовым противовесом на пяте древка, тренировочная сарисса могла достигать длину до 8 метров), прямой меч-ксифос.

Благодаря Александру Великому фаланга приобрела репутацию непобедимой ударной силы, сметающей всех и всё на своём пути. Однако Филипп II, создательмакедонской фаланги в середине IV в. до н. э., выучил сражаться своих подданных в рядах фаланги не от хорошей жизни. Это был единственный дешёвый способ организовать эффективную массовую армию из необученных крестьян, не имевших возможности постоянно упражняться с оружием и приобрести доспехи. В прямоугольное каре умели строиться даже дикие иллирийцы под предводительством Бардилла. Афинский стратег Ификрат, осознав эффективность плотного построения, вооружал своих гоплитов длинными копьями и облегчёнными круглыми щитами. Филипп II организовал македонян в полки, спаял дисциплиной и изнурительными тренировками, равно как и постоянными походами, выучил биться в строю и снабдил вооружением, подобным вооружению гоплитов Ификрата.

Поздние авторы в наставлениях указывают на желаемую численность фаланги в 16 тысяч бойцов, что относится скорее всего к теоретическим выкладкам нежели действительным армиям. Сирийский царь Антиох в битве с римлянами во II в. до н. э. выставил фалангу македонского типа в 16 тысяч глубиной в 32 человека, однако разделена она была на 10 полков, что плохо согласуется с выкладками из тактических наставлений, но соответствует оценочной численности полков во времена Александра Великого. Фаланга македонского царя Филиппа V в те же времена насчитывала 20 тысяч солдат.

Базовой единицей фаланги являлся лох (греч.: λόχος), ряд в глубину из 16 бойцов. Первый в ряду, лохаг (или протостат), действует во фронте и направляет лох; последний, ураг, замыкает ряд и следит за действиями бойцов. Византийский Аноним VI века так написал о задачах замыкающего:

«Ураги не должны уступать в мужестве и телесной силе тем, которые размещены во второй шеренге. В особенности ураги должны превосходить других опытностью и благоразумием, поскольку они предназначены, во-первых, для того, чтобы следить за солдатами, стоящими внутри ряда, и сплачивать их; во-вторых, для того, чтобы во время сражения подталкивать стоящих впереди, так чтобы фаланга оставалась плотной и непреодолимой для врагов; в-третьих, для того, чтобы в случае внезапного появления врагов в тылу фаланги они, повернувшись навстречу врагам, смогли бы выполнить функцию протостатов.»

Выделяется также полулохит, 9-й в ряду, который становится во фронт («к щиту»), когда глубина фаланги уменьшается до 8 человек. Именно такую глубину имела фаланга в битве при Иссе.

Из лохов возможно составить разные подразделения; в тактических наставлениях авторов римского времени приводятся разные конструкции, но наиболее вероятной представляется синтагма из 16 лохов (256 бойцов). В фильме О. Стоуна «Александр» полки строятся из синтагм, как наиболее управляемой единицы пехоты. Некоторые данные позволяют предположить, что полк фаланги делился на пентакосиархии (по 512 бойцов), что облегчает построение фаланги с глубиной в 32 человека. В таком случае пентакосиархия являлась предшественницей римской когорты.

Таксисы в линию образуют прямоугольник классической фаланги; Александр Великий однажды вел фалангу на врагов клином. В тактических наставлениях приводятся и другие варианты построения фаланги.

Основным оружием в плотном строю являлась сарисса, македонское название длинного копья, но при штурме укрепленных позиций фалангиты сражались копьями обычной длины и метали дротики. Полибий так описывает сариссу: древко длиной в 14 локтей (6.3 м), берется двумя руками таким образом, чтобы наконечник выступал на 10 локтей (ок. 4.5 м) от бойца. Однако другие авторы определяют длину сариссы от 3 до 5.4 м.
Macedonianphalanx3rdcentbcyp1
Так как сариссу необходимо держать обеими руками, небольшой круглый щит, обитый медью, вешался на левый локоть и возможно на шейный ремень. Диаметр щита примерно 60 см. У фалангитов имелись также, хотя необязательно у всех, короткие мечи. Плутарх упоминает, что когда римляне развалили фалангу: «… македонцы безуспешно пытались короткими кинжалами пробить крепкие щиты римлян, закрывавшие даже ноги, и своими легкими щитами оборониться от их тяжелых мечей, насквозь рассекавших все доспехи.» Полиен перечисляет следующую амуницию фалангита при Филиппе II: шлем, щит, поножи и копье, то есть возможно в то время панцирь и меч считались роскошью для простых пехотинцев.

Античные авторы говорят о педзетайрах как тяжеловооружённых воинах, что подразумевает наличие панциря. Полиен сообщает, Александр Великий, чтобы его солдаты боялись подставлять спины врагу, оставил в броне только пластину на груди. Из амфиполисской надписи о штрафах (2-я половина III в. до н. э.) за утерю амуниции следует, что впереди стоящий лохаг имел тяжелую кирасу, а остальные солдаты лоха защищались льняными доспехами, склеенными из слоев грубой ткани. Согласно военному наставлению Арриана доспех фалангита представлял собой нагрудную броню, либо из цельной пластины, либо из железной кольчуги.

Фаланга по своей природе малоподвижна, ее цель — сдержать лобовой напор противника. На пересеченной местности фаланга ломала строй и становилась уязвимой. При ударе во фланг или в тыл фаланга теряла свои преимущества и превращалась в плохо организованную толпу. В сражениях Филипп II и Александр Великий наносили решающий удар силами конницы в то время, когда основные силы врага вязли в безуспешных попытках взломать строй фаланги. Как заметил один историк, фаланга служила наковальней Александру, кувалдой же была кавалерия. Нестройные толпы персов были бессильны перед правильным строем греков или македонцев, но вот греческие наемники персов или греческие отряды в Ламийской войне наносили педзейтарам тяжелые потери, и только тактическое превосходство македонских полководцев не позволило грекам одерживать победы.

warweapons.ru

Македонская фаланга – боевая единица, позволившая Александру завоевать территорию от Босфора до реки Ганг

О завоеваниях Александра Македонского сказано и написано много. Этот царь маленького античного государства, смог за короткий промежуток времени создать огромную по тем временам империю, завоевав территорию, во многом превышающую маленькую Македонию. Что способствовало ему? За счет какого оружия его армия, обычно в разы меньшая армий противника, выходила победительницей в сражениях? При описании походов Александра всегда упоминается Македонская фаланга. При этом данное построение воинов сравнивается с Греческой фалангой, которая, как говорят источники, уступала Македонской.

Создание нового эффективного построения приписывается отцу Александра Филиппу второму. Именно он в середине четвертого века до нашей эры сделал то, что в дальнейшем позволило его сыну с победами пройти от Босфора до Индии.

Плотный строй, оружие и броня македонян

Античные города-государства время от времени воевали друг с другом. Побеждали сильнейшие, те, кто мог выставить армию, превосходящую противника по численности. У Филиппа второго не было возможности создать многочисленное войско. Основная часть поданных царя представляла собой обыкновенных земледельцев. Однако построить их в квадрат не представляла труда. Дальше следовало только обеспечить воинов оружием и доспехами, научив сражаться в плотном строю, выгодном тем, что одному противнику могут противостоять сразу несколько воинов.

К сожалению, современники Филиппа и Александра не зафиксировали в своих заметках численность и структуру фаланги. Известно лишь, что в битвах Александром задействовалось по шесть полков (педзетайров). Эти полки античными авторами именуются фалангами или таксисами. Судя по имеющейся в источниках информации, в полку было минимум полторы тысячи воинов. Во время походов Александр, вероятно для большей мобильности, уменьшал до тысячи воинов. При этом число воинов в фаланге оставалось прежним, девять тысяч.

Македоская фаланга, готовая к бою

Боевой единицей фаланги был лох. Так назывался ряд, в котором находилось (в глубину) шестнадцать воинов. Первыми в рядах стояли лохаги, задача которых была – направить лох. Замыкал ряд ураг, следивший за воинами. Эти, стоявшие последними не уступали ни в силе, ни в храбрости находившимся перед ними. Более тог, они должны были быть более опытными и хладнокровными, ведь от них зависело и то, как фаланга будет продвигаться, и какой плотной она будет во время боя. Еще одна задача замыкающих – при неожиданном появлении врага сзади, развернуться, организовав оборону.

Главное оружие фалангистов – сарисса, удлиненное копье. Это было копье, древко которого достигало 6,3 метра. Воины держали его обеими руками. Это позволяло выставить острые копья гораздо дальше, приблизительно на метр, чем мог выставить свои копья противник. При этом последующие ряды также выставляли свои копья. Разумеется, их наконечники уже на находились на таком расстоянии от первого ряда, зато фаланга , буквально ощетинившая несколькими рядами острых наконечников копий, представляла собой серьезную угрозу для любого противники, просто не способного пробить брешь в этом плотном строю.

Поскольку длинное копье можно было удержать обеими руками, медный или деревянный, обитый медью, щит укреплялся на левом локте. Вероятно, для удобства использовался и ремень, который, будучи переброшенным через шею, держал щит. Этот щит был небольшим. Форма его была круглой, при диаметре примерно шестьдесят сантиметров.

Были у фалангистов и мечи. Но это оружие предназначалось лишь для близкого боя, поскольку мечи были короткими. Именно короткие мечи позже стали тем, что не позволило македонянам на равных сражаться с римлянами. Описывая одно из сражения, Плутарх сообщает, что когда римлянам удалось развалить македонскую фалангу, те не смогли своими короткими мечами ничего сделать против крепких и больших римских щитов, которые закрывали даже ноги римских воинов. При этом маленькие и легкие щиты македонян не могли противостоять римским большим и тяжелым мечам, которые рассекали и их, и доспехи македонцев.

Победы, обеспечившие завоевание половины мира

Но эти события происходили позже, в четвертом же веке до нашей эры фаланга стала той боевой единицей, которая обеспечила Александру Македонскому все его победы. Первой из них стало подавление восстания медов (340 год). Эту победу Александр одержал в возрасте 16-и лет. Через два годы в 338 году использование фаланги решило исход битвы при Херонее , где Александру противостояло целая армия, состоявшая из войск Афин, Фив и ряда других греческих городов. Эта победа стала особо значимой, поскольку после нее всей Грецией была признана власть Македонии.

В названных битвах Алексндр еще не участвовал в качестве царя, поскольку основным руководством занимался его отец Филипп второй. Первой его царской победой стала битва на реке Истр (Дунай) в 335 году. Где ударную силу македонской фаланги испытали на себе фракийские и иллирийские племена. В том же году македоняне побели армию восставшего греческого города Фивы.

Далее последовали победы уже на территории Азии. Здесь мощь фаланги испытали на себе персы. В мае 334 года у реки Граник фаланга разгромила персидскую армию, что позволило Александру в течение года распространить свою власть на всю Малую Азию.

А потом были другие победы над персами. Разгром их войска в 333 году при Иссе, в ходе которого Дарий третий, персидский царь бежал с поля боя. Взятие финикийского города Тира, что лишило Персию морского флота. Точку в борьбе с Персией македоняне поставили в 331 году, когда при Гавгамелах окончательно разгромили персидскую армию, что стало причиной исчезновения Персидской империи.

Встреча армии Александра Македонского с боевыми слонами

Далее, в 326 году, был поход в Индию. Здесь фаланга впервые встретилась с боевыми слонами. Такая встреча оказалась мало приятной для Александра. Если фаланга легко противостояла боевым колесницам персов, то против слонов ока оказалась практически бессильна. При приближении колесниц, фаланга просто выставляла свои копья вперед. Македоняне знали, что лошадь не пойдет на торчащие в ее сторону острые копья. Атака персов «захлебнулась», экипажи колесниц были уничтожены. Боевые слоны, возвышающиеся над окружающей местностью и македонской армией, не боялись копий. В битве при реке Гидаси потери македонцев были большими. Армия Александра отказалась переправляться через реку Ганг.

warweapons.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *