отечественные эсминцы » Военное обозрение

Рассмотрев в предыдущих статьях состояние нашего подводного и москитного флотов, а также кораблей ближней морской зоны (корветов), нам следовало бы перейти к фрегатам, но их мы все же оставим на потом. Герои нашей сегодняшней статьи – эскадренные миноносцы и большие противолодочные корабли ВМФ РФ.

По нашей традиции перечислим все корабли данных классов, числившиеся в нашем военно-морском флоте на 1 декабря 2015 г.


Сторожевой корабль проекта 01090 «Сметливый» - 1ед.

При вступлении в строй числился большим противолодочным кораблем проекта 61 «Комсомолец Украины», что с известной натяжкой позволяет отнести его к классу эсминцев (по крайней мере – на момент своего появления). Стандартное водоизмещение (до модернизации) – 3 440 т, скорость – до 34 узлов (в молодые годы), вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Уран», 2*2 ЗРК «Волна», 1*2 76-м АК-726, 2 РБУ-6000, 1 пятитрубный 533-мм торпедный аппарат.

Корабли данного типа стали если не революционными, то как минимум этапными для ВМФ СССР. До них в состав флота входили только артиллерийские эсминцы, построенные по принципам, восходившим еще ко Второй мировой войне, и даже ракетные 57-бис представляли собой не более, чем модернизацию чисто артиллерийских эскадренных миноносцев проекта 56.

А вот БПК проекта 61 разрабатывались с нуля, и по насыщенности электроникой и ракетным вооружением оставляли 57-бис далеко позади. Кроме того, на них была применена принципиально новая энергетическая установка – газотурбинная, благодаря характерным звукам работы которой БПК данного проекта получили прозвище «поющие фрегаты». На момент своего появления это были современные и весьма грозные корабли, чьи боевые возможности примерно соответствовали американским аналогам – эскадренным миноносцам «Чарльз Ф. Адамс». Всего в СССР было построено 20 БПК проекта 61, все они пополнили ряды советского ВМФ в 1962-1973 гг, и «Сметливый» - последний из них, кому удалось дожить до наших дней.

Вне всякого сомнения, сегодня корабль проекта 61 выглядит музейным раритетом и чтобы сохранить хоть какое-то боевое значение, БПК «Сметливый» прошел модернизацию. Вне всякого сомнения, его гидроакустический комплекс «Титан» давно устарел. Поэтому вместо кормовой 76-мм установки и вертолетной площадки (ангара на кораблях проекта 61, к сожалению, не имелось) был установлен комплекс неакустического обнаружения подводных лодок МНК-300 с 300-метровой буксируемой антенной, воспринимающей тепловой, радиационный и шумовой сигнал подводной лодки. Кроме этого, вместо РБУ-1000 установили две пусковые установки ПКР «Уран», дополнили все это новыми РЛС и постановщиками помех. Все это, конечно, не вернуло кораблю молодость, но все же в конфликтах, как это сейчас принято говорить, «низкой интенсивности», «Сметливый» представляет определенную опасность – и не только для своего экипажа. Новый комплекс обнаружения ПЛ в сочетании с дальноходными 533-мм торпедами сделал «Сметливого» небеззащитным против вражеских ПЛ, по крайней мере тех, которые можно ожидать встретить на Черном море. Восемь «Уранов» в состоянии уничтожить вражеский фрегат или пару ракетных катеров. Два древних ЗРК с пусковыми установками балочного типа в современном морском бою практически бесполезны, но одиночный «сухопутный» самолет или вертолет, пожалуй, отогнать смогут. Конечно, было бы недурно сменить их на современные «Панцири», с которыми ПВО корабля вышло бы на принципиально новый уровень. Но «Сметливый» вошел в строй в 1969 г и ему вот-вот «стукнет» 49 (сорок девять!) лет, так что, вне всякого сомнения, кораблю давно пора не на модернизацию, а на покой – можно только надеяться, что руководство страны найдет деньги сделать из последнего «поющего фрегата» корабль-музей.

БПК проекта 1134Б «Керчь» - 1 ед.

"Керчь" в 2017 г

Стандартное водоизмещение – 6 700 т, скорость до 32 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 2*2 ЗРК «Шторм-Н», 2*2 ЗРК «Оса», 2*2 76-мм АК-726, 4*6 АК-630, 2*5 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-6000, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-25 в ангаре.

Идея строительства больших противолодочных кораблей возникла после появления американских «убийц городов» - американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, способных наносить ядерные удары по территории СССР с расстояния 2 200 – 4 600 км (дальность стрельбы «Поларис» различных модификаций). Задачу уничтожения вражеских ПЛАРБ попытались возложить на надводный флот, построив достаточно крупные корабли с новейшими и достаточно мощными гидроакустическими комплексами, а также мощной ПВО, поскольку им предстояло действовать в зоне господства авиации противника.

Несмотря на то, что подобные идеи были более чем сомнительны (вне радиуса действия собственной авиации никакие зенитные ракетные комплексы не могли обеспечить боевую устойчивость корабельной группы), для их реализации были созданы одни из самых удачных и красивых кораблей СССР – БПК проекта 1134А. Их развитием стали БПК проекта 1134Б, построенные в количестве 7 единиц, из которых до 2015 г дожила одна «Керчь». Впрочем, уже тогда было ясно, что кораблю никогда не вернуться в строй: все дело в том, что в 4 ноября 2014 г во время капитального ремонта, после которого «Керчь» должна была сменить ракетный крейсер «Москва» на посту флагмана Черноморского флота (пришла очередь РКР становиться в ремонт), вспыхнул сильный пожар, сильно повредивший кормовые отсеки БПК.

Восстановление БПК, которому на тот момент «стукнуло» уже 39 лет, сочли нерациональным. Да так оно и было на самом деле: модернизации, в ходе которых устаревший ПЛУР «Метель» был заменен на «Раструб-Б», а ЗРК «Шторм» доведен до модификации «Шторм-Н», конечно, повысили боеспособность корабля, но старое гидроакустическое оборудование не позволяет «Керчи» успешно бороться с новейшими подводными лодками. ГАС «Титан-2», установленный на этом БПК, обнаруживал (насколько можно понять – лодки 3-го поколения) на расстоянии не более 10 км, что, конечно, совершенно недостаточно, да и сегодня ВМФ США активно пополняется 4-ым поколением атомарин.

После пожара «Керчь» перевели в резерв, где она выполняла функции плавучего штаба ЧФ и учебного корабля подплава, и вопрос стоял лишь в том, утилизовать ли корабль, или же сохранить его в качества военно-морского музея. В 2016 г проходила информация о снятии турбин с «Керчи», и передаче их на СКР «Ладный» (проект 1135), но было ли это сделано, автору настоящей статьи неизвестно. По последним данным (октябрь 2017 г) «Керчь» все же станет музеем, хотя точно сказать, в каком именно году это произойдет, пока нельзя.

На этом перечень «старичков» среди эскадренных миноносцев ВМФ РФ заканчивается, и мы переходим к кораблям, составляющим основу нашего "миноносного" флота – это БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956. Эти БПК и эсминец объединяет не только то, что они создавались для совместных действий друг с другом, но и то, что оба они "выросли" из проектов кораблей совершенно иного назначения.

Эсминцы проекта 956 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение = 6 500 т, скорость – до 33,4 уз, вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Москит», 2*1 ПУ ЗРК М-22 «Ураган», 2*2 130-мм АК-130, 4*6 30-мм АК-630, 2/2 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-27 в телескопическом ангаре.

История создания эсминца проекта 956 началась, когда стало ясно, что артиллерийские корабли флота – эсминцы проекта 56 и легкие крейсера проекта 68-бис стареют, и не за горами то время, когда им пора будет «уйти на покой». В то же время задача огневой поддержки высадки десанта продолжала оставаться актуальной, и для этого требовалась не менее, чем 130-мм артсистема. Разработка корабля нового типа началась на основании постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 715—250 от 1 сентября 1969 года, но эскадренным миноносцем он станет позднее, а пока речь шла о «корабле огневой поддержки десанта», которому вменялось в обязанность:

- подавление наземных малоразмерных целей, а также объектов противодесантной обороны, скоплений живой силы и боевой техники противника;

- огневая поддержка противовоздушной и противокатерной обороны десанта в районе высадки и на переходе морем;

- уничтожение надводных кораблей и десантно-высадочных средств противника совместно с другими силами флота.

Предполагалось, что новейший корабль будет использоваться преимущественно в составе десантных отрядов.

Для того чтобы корабль выполнял задачи «по основному профилю», были начаты работы по созданию мощнейших автоматических двухорудийных 130-мм установок АК-130, способных обеспечивать темп стрельбы до 90 выстрелов в минуту. Артиллерийский погреб был полностью механизирован, включая подачу боеприпасов, так что АК-130, по сути, представляла собой полностью автоматизированную систему.

Однако на дальнейшее развитие данного проекта огромное влияние оказало появление в ВМС США первого универсального эсминца УРО – «Спрюэнс», получившего на вооружение хорошее гидроакустическое оборудование, противолодочные и зенитные ракеты, 127-м артсистемы, 20-мм «Вулкан-Фаланкс» и 324-мм торпедные аппараты, а также два противолодочных вертолета, которые, впрочем, могли использовать также ПКР AGM-119 «Пингвин». Другого противокорабельного вооружения изначально «Спрюэнсы» не несли, но впоследствии были оснащены ПКР «Гарпун».

Создать универсальный корабль в водоизмещении эсминца в СССР не смогли – в принципе, наши вооружения-аналоги как правило были мощнее (так, например, ПЛУР «Метель» имели дальность до 50 км, ПЛУР ASROC, на тот момент – до 9 км), но при попытке их совмещения в одном корабле его водоизмещение превышало всякие мыслимые для эсминца пределы. Поэтому руководство ВМФ СССР склонилось в итоге к идее двух специализированных кораблей, которые должны будут действовать совместно и обладать боевыми качествами, превосходящими таковые у пары эсминцев «Спрюэнс». Такую пару должны были образовать эсминец проекта 956 и БПК проекта 1155. При этом на эсминец возлагались задачи противокорабельной борьбы, противовоздушной обороны и поддержки десантов, а на БПК – противолодочная борьба и «дострел» воздушных целей, прорвавшихся сквозь огонь ЗРК средней дальности, установленных на эсминце.

В соответствии с вышесказанным, в дополнение к двум установкам АК-130 эсминец проекта 956 получил два ЗРК «Ураган» с ракетами, использующими полуактивную головку самонаведения, для применения которых требовались специализированные радары подсветки. Таких радаров на эсминец проекта 956 было установлено шесть (на крейсере «Тикондерога» - 4, на эсминце «Арли Берк» - 3) и в целом «Ураган» зарекомендовал себя вполне надежным оружием. На эсминцы установили пусковые для восьми сверхзвуковых ПКР «Москит», имевших дальность 120 км при низковысотной траектории и 250 км при высотном профиле полета. На момент своего появления (и весьма длительное время – после) данные ракеты представляли собой ультимативное оружие, потому что ВМС США не располагали зенитными комплексами, способными сколько-то надежно перехватывать низколетящие сверхзвуковые ракеты. Фактически, до принятия на вооружение в 2004 г ЗУР RIM-162 ESSM отразить атаку «Москитов» могли разве только средства радиоэлектронной борьбы. Единственным (но весьма существенным) недостатком «Москитов» была относительно небольшая дальность применения, которая обеспечивала уничтожение вражеских ударных групп из положения слежения за ними, но не давала возможности сблизиться с авианосной группировкой после начала войны. Руководство отечественного ВМФ понимало, что в условиях господства авиации противника, выдача ЦУ на применение «Москитов» даже на 120 км станет проблемой и попыталось решить ее путем размещения на эсминцах проекта 956 загоризонтных систем целеуказания. Соответственно, на кораблях был установлен комплекс «Мост», включавший в себя пассивную РЛС КРС-27, станцию радиотехнической разведки и систему обмена информацией, позволяющей принимать внешнее целеуказание, а также комплекс «Минерал», включавший не только пассивный, и активный радиолокационный канал, способный (в определенных условиях) обнаруживать надводные цели за горизонтом.

Разумеется, такое обилие противокорабельного, противовоздушного и «противопехотного» вооружения не оставляло места для сколько-то серьезной противолодочной аппаратуры. На эсминцы проекта 956 устанавливался ГАС «Платина-С» (с шестого корпуса – «Платина-МС»), единственным достоинством которого была компактность – в нормальных гидрологических условиях он в теории мог обнаружить подводную лодку в 10-15 км от себя, но дистанция гарантированного обнаружения не превышала 1-2 км, а на практике не раз были ситуации, когда с эсминца визуально наблюдали лодку, но ГАС ее не слышал. Четыре торпедных трубы и РБУ представляли собой оружие самообороны корабля.

Обычно в упрек нашим кораблям ставят отсутствие нормальной БИУС, которая бы могла консолидировать информацию от средств освещения обстановки и обеспечивающих целераспределение между средствами поражения. На эсминцах проекта 956 эти функции выполнял БИУС «Сапфир-У». К сожалению, автор не располагает никакой информацией о возможностях отечественных БИУС и не имеет возможности сравнить их с американской «Иджис», но по словам Ю. Романова, командовавшего эсминцем «Боевой» в 1989-1991 гг:

«Задачи боевой информационной управляющей системы на ЭМ пр. 956 выполняет автоматизированная счётно-решающая система (модернизированный планшет) «Сапфир-У», занимающаяся вопросами взаимной информационной привязки. Информацию о воздушной обстановке «Сапфир-У» получает от РЛК «Фрегат», о надводной обстановке – от двух навигационных РЛС «Вайгач» МР-212 с тремя антенными постами и одной НРЛС «Волга». БИУС, как и положено, связана с СУО (вычислительными комплексами) АК-130 и АК-630, а также КМСУО 3Р-90 с АСПОИ комплекса ЗРК «Ураган». «Сапфир-У» вполне обеспечивала выполнение задач эсминца. Конечно, БИУС эсминцев отличалась от более масштабных по задачам БИУС противолодочных и авианесущих кораблей: «Корень» - пр.1134А, «Лесоруб» - пр.1155, или «Аллея» и «Аллея-2К» пр.1143 (называю те, которые я изучал и на которых работал). Но там и задачи кораблей совсем другие. Меня, как командира эсминца пр. 956, «Сапфир-У» вполне устраивал.»

Отдельно хотелось бы отметить бытовые условия экипажа: помимо нескольких душевых на эсминцах проекта 956 была еще и сауна, а кроме того - библиотека, кинозал и даже сборный бассейн. Жилые и рабочие помещения судна оборудованы системой кондиционирования. В этом отношении эсминцы проекта 956 сделали гигантский шаг вперед, по сравнению с артиллерийскими кораблями этого класса ВМФ СССР.

Всего отечественный ВМФ получил 17 кораблей этого типа, причем три из них вошли в строй уже после развала СССР. О них можно сказать следующее – в целом, и с учетом строительства БПК проекта 1155, это был вполне адекватный ответ на американские «Спрюэнсы», закладывавшиеся в США в период с 1970-1979 гг и вступавшие в состав флота с 1975 по 1983 гг. Но затем американцы перешли к строительству куда более совершенных эсминцев типа «Арли Берк», огромным преимуществом которых стала универсальность и установки вертикального пуска, позволяющие варьировать боекомплект сообразно требованиям решаемой задачи. Несмотря на отдельные (и очень серьезные) недостатки, «Арли Берк» по совокупности характеристик значительно превосходил эсминцы проекта 956. Первый американский эсминец нового (и, не побоимся этого слова, революционного типа) был заложен в 1985 г, но СССР не успел дать адекватный ответ, продолжая закладывать корабли проекта 956 до 1988 г.

Несмотря на то, что эскадренные миноносцы проекта 956 не были лучшими в мире кораблями своего класса, они все равно оставались чрезвычайно опасными морскими бойцами, и с учетом возможных модернизаций не потеряли бы своей актуальности и сегодня. Однако этот тип кораблей был «убит» еще до того, как головной эсминец «Современный» обрел свои очертания на стапеле. Эсминцы проекта 956 сгубила котлотурбинная энергетическая установка (КТУ).

Дело в том, что на наших больших противолодочных кораблях повсеместно применялись неприхотливые в эксплуатации и весьма надежные газовые турбины (ГЭУ). Изначально их хотели установить и на новые эсминцы, но возник ряд причин, воспрепятствовавших этому.

Во-первых, СССР разворачивал крупнейшие кораблестроительные программы и основной поставщик газовых турбин – Южный турбинный завод – мог не справиться с обилием заказов. Во-вторых, паротурбинное производство Кировского завода (Ленинград) было бы обречено на простой. В-третьих, мазут или даже сырая нефть, на которой могли работать КТУ, обходились стране дешевле дизельного топлива. А кроме того, как тогда полагали, на подходе было создание КТУ с прямоточными котлами с чрезвычайно высокими характеристиками.

В принципе, все могло бы получиться, но подвел нюанс: новые котлы оказались чрезвычайно требовательными к качеству питательной воды, в т.ч. по кислородосодержанию, но проектировщики не смогли обеспечить эффективную работу водоподготовительной установки. В результате котлы эсминцев проекта 956 быстро выходили из строя и корабли, во всяком ином отношении бывшие грозными бойцами, оказались «привязанными» к причальным стенкам.

Как мы уже говорили выше, на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью кораблями этого класса. На Северном флоте находились «Гремящий» и «Адмирал Ушаков» - в 2016 г на «Гремящий» был объявлен утилизационный тендер от Минобороны РФ. Что же до «Ушакова», то в том же 2016 г и ранее, по сообщениям РИА «Новости», он неоднократно принимал участие в разного рода учениях, и к счастью, «на пенсию» как будто не собирался. Но обращает на себя внимание тот факт, что все учения с привлечением «Адмирала Ушакова» проводились в акватории Баренцева моря. То есть, несмотря на огромную потребность в боевых кораблях, способных нести службу у берегов Сирии, отправлять туда последний северный эсминец проекта 956 не сочли возможным, что говорит о ненадежности его энергетической установки.

На Балтике служили «Беспокойный» и «Настойчивый», причем первый в декабре 2016 г встал в док для превращения в корабль-музей. «Настойчивый» сегодня является флагманом Балтийского флота, но и он, по сути, является ограниченно годным к бою, возможно даже менее боеспособным, чем «Адмирал Ушаков». С 2013 г продолжается ремонт корабля –это не мешает ему эпизодически участвовать в мероприятиях флота, но из Балтийского моря в последний раз эсминец выходил в 1997 г (на выставку «IDEX—1997» в Абу-Даби).

Остальные четыре эсминца проекта 956 находились в 2015 г в составе Тихоокеанского флота. «Боевой» с 2010 г находится в отстое в бухте Абрек и, очевидно, уйдет оттуда только на утилизацию. «Безбоязненный» был выведен в резерв 2-ой категории еще в 1999 г. Официально – для проведения ремонта, но фактически уже понятно, что этого ремонта он не дождется никогда. «Бурный» - в ремонте с 2005 г на «Дальзаводе», по состоянию на 2017 г высшие чины флота не могут решить, продолжать ли этот «ремонт» или же объявить о консервации корабля. Вполне очевидно, что все три вышеперечисленных корабля в строй ВМФ РФ уже никогда не вернутся.

Иное дело - эскадренный миноносец «Быстрый».

Этот корабль регулярно участвует в учениях флота и периодически добивается высоких результатов: так, в 2013 г корабль оказался лучшим в первенстве среди кораблей 1-го и 2-го рангов ВМФ РФ. В 2015-2016 г принимал участие в российско-китайских учениях, ходил в Индийский океан, посещал Вьетнам и Индонезию, а также (неточно) Индию. Вероятно, «Быстрый» на сегодняшний день является единственным эскадренным миноносцем проекта 956, способным выполнять боевые задачи без ограничений (или же с минимальными ограничениями).

Большие противолодочные корабли проекта 1155 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение – 6 945 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 100-мм АК-100, 4*6 30-мм АК-630, 2*4 533-мм ТА, 2 РБУ-6000, 2 вертолета Ка-27 и ангар для них.

История создания этих кораблей началась с того, что руководство ВМФ РФ пожелало избавить БПК проекта 1135 «Бдительный» (сторожевыми кораблями они стали только в 1977 г)

от двух основных свойственных им недостатков. Дело в том, что на «Бдительных» отсутствовал ангар и вертолетная площадка, а, по справедливому мнению моряков, противолодочный корабль просто обязан был нести вертолет. Вторая проблема заключалась в том, что корабли проекта 1135 несли очень мощное и дальнобойное противолодочное вооружение – ПЛУР «Метель» с дальностью полета ракето-торпед 50 км, (впоследствии – «Раструб-Б»), но не располагал гидроакустическим комплексом, способным обнаруживать вражеские подводные лодки на таких расстояниях.

Первоначально предполагалось, что «улучшенный 1135» с ангаром под вертолет и современным ГАС можно будет создать в водоизмещении до 4 000 т. Но появление монструозного «Полинома» (аппаратура этого гидроакустического комплекса весила порядка 800 т) и необходимость «соревнования» с новейшим американским эсминцем «Спрюэнс» привели к известному росту водоизмещения, замены первоначального ЗРК «Оса» на новейший на тот момент «Кинжал» и так далее.

Всего в СССР было построена дюжина кораблей проекта 1155, и по состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью БПК этого типа – по четыре на Северный и Тихоокеанский флоты. Из них на сегодняшний день в составе флота активно несут службу шесть кораблей проекта 1135 – «Североморск», «Адмирал Левченко» и «Вице-адмирал Кулаков» на севере и «Адмирал Пантелев», «Адмирал Трибуц» и «Адмирал Виноградов» - на Дальнем востоке. Все вышеперечисленные корабли эксплуатируются предельно интенсивно, показывая российский флаг во всех океанах планеты. Еще один БПК Тихоокеанского флота – «Маршал Шапошников» с 2016 г находится в ремонте на «Дальзаводе», в ходе которого осуществляется также модернизация радиоэлектронного оборудования и установка ПКР «Уран». В том, что корабль вернется в строй, сомнений нет, вопрос лишь в том, когда именно это произойдет: 16 февраля 2018 г произошел пожар в одной из его надстроек. Впрочем, по тону сообщений об этом инциденте в СМИ, возгорание не нанесло сильных повреждений.

А вот восьмой корабль данного типа – БПК «Адмирал Харламов»

скорее всего, в состав отечественного флота вернуться не сможет. С 2004 г корабль находится в техническом резерве, но проблема в том, что ему в ходе ремонта необходима замена двигателей, которых сегодня просто неоткуда взять. Сегодня данный корабль, судя по всему, полностью технически исправен (кроме энергетической установки) и выполняет роль стационарного учебного корабля.

Большой противолодочный корабль проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко» - 1 ед.

Стандартное водоизмещение – 7 640 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПУ ПКР «Москит-М», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 ЗРАК «Кинжал», 1*2 130-мм АК-130, 2*4 ПУ ПЛУР «Водопад», 2 ПУ РКПТЗ «Удав-1» (РБУ-12000), 2 вертолета Ка-27, ангар.

В принципе, строительство эскадренных миноносцев проекта 956 и БПК проекта 1155 привело к тому, что два корабля этих типов были бы как минимум равноценны двум эсминцам «Спрюэнс», действующим в паре. И действительно – в части ударного вооружения «Спрюэнсы» сперва не несли ничего, а потом – по 8 ПКР «Гарпун», но даже и в этом случае залп 8 «Москитов» был опаснее 16 «Гарпунов». Впрочем, справедливости ради следует сказать, что в дуэльной ситуации и советскому соединению было бы крайне сложно отразить атаку 16 «Гарпунов». В противолодочной части примерный паритет – очень мощный «Полином» + 8 дальнобойных ПЛУР «Раструб-Б» при дюжине 533-мм торпед выглядели солиднее, чем ГАС «Спрюэнса» и сочетание ПЛУР АСРОК и 324-мм торпед. Но ситуация выравнивалась тем, что у пары «Спрюэнсов» было 2 качественных ГАС, в то время как «Платину-М» эсминца проекта 956 никто бы не рискнул назвать хорошей, кроме того, два «Спрюэнса» вместе имели ангары на 4 вертолета, против 2 вертолетов и вертолетной площадки советских кораблей. При поддержке десанта две установки АК-130 за счет своей огневой производительности имели бы преимущество над четырьмя 127-мм пушками американцев, даже без учета «соток» БПК, к тому же 130-мм советские артсистемы были дальнобойнее. С другой стороны, после установки УВП на "Спрюэнсы" они получили возможность нести КР "Томагавк" - ничем подобным БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956 не располагали. ПВО советского соединения было значительно мощнее, так как два ЗРК «Ураган» с 48 ракетами и 64 ЗУР «Кинжала» очевидно превосходили совокупные 48 ЗУР «Си Спэрроу» на двух «Спрюэнсах». Впоследствии, впрочем, «Спрюэнсы получили установку вертикального пуска, увеличившую их боекомплект до 61 ячейки под ЗУР и ПЛУР и тут по боекомплекту «Спрюэнсы» вырвались вперед, но советские ЗРК все равно превосходили их качественно. Ситуацию могли исправить дальнобойные ЗУР «Стандарт», но «Спрюэнсы» не располагали системами наведения этих ракет, так что они на этих эсминцах не размещались. Восемь «металлорезок» АК-630 также превосходили 4 «Фаланкса».

Но все это было хорошо в теории, а на практике «пары» из БПК проекта 1166 и эсминца проекта 956 формировать не получалось – боевую задачу необходимо было решать теми кораблями, которые в настоящий момент есть под рукой. «Двухкорабельная» система, несмотря на теоретические плюсы, себя не оправдала, а без универсализации пусковых установок создать универсальный корабль умеренного водоизмещения не получалось тоже. Поэтому была предпринята попытка если и не создания универсального корабля, то хотя бы устранения основных претензий к составу вооружения БПК проекта 1155.

На совещании у главкома ВМФ СССР адмирала С.Г. Горшкова основными претензиями по результатам эксплуатации данных БПК были названы отсутствие противокорабельного вооружения (хотя теоретически «Раструб-Б» мог применяться и против надводных целей), слабость зенитного вооружения и артиллерии. В результате был создан проект 1155.1, который получил вместо двух «соток» спарку АК-130, вместо пусковых «Раструб-Б» - такое же количество пусковых «Москит». Торпедные аппараты были адаптированы для применения ракето-торпед «Водопад», так что «длинную руку» в борьбе с вражескими подводными лодками корабль не потерял. Кроме того, новый БПК получил более совершенный ГАК «Звезда-2». Старые РБУ-6000 заменили на новейшие на тот момент «Удавы» (РБУ-12000). Зенитное вооружение также усилили – место четырех «металлорезок» АК-630 заняли два ЗРАК «Кинжал».

В целом у проектировщиков СССР получился достаточно удачный корабль, значительно более универсальный, чем БПК проекта 1155 или эсминец проекта 956. Но его ахиллесовой пятой оставалось отсутствие ЗРК средней и большой дальности, без которых возможности его ПВО оказывалась сильно ограничены. Можно говорить о том, что БПК проекта 1155.1 (а речь именно о нем) являлся переходным типом к кораблям, вооруженным УВП для противокорабельных и зенитных ракет, причем значительно более совершенным, чем БПК проекта 1155. Всего успели заложить два таких корабля, заказ на еще один был аннулирован, а достроили только головной «Адмирал Чабаненко». Корабль несет службу на севере, но в настоящее время находится в ремонте, из которого выйдет, по некоторым данным, не ранее 2020 г.

Итак, что же мы имеем «в сухом остатке»? По состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали 19 кораблями класса «эсминец» (большой противолодочный корабль), из которых «Керчь», пять эсминцев проекта 956 и один БПК проекта 1155 были не на ходу и уже никогда не вернутся в строй. Из оставшихся 12 кораблей один («Сметливый») уже выслужил все разумные сроки, два эсминца проекта 956 имеют ограниченную боеспособность, связанную с проблемной энергетической установкой («Адмирал Ушаков» и флагман БФ «Настойчивый»), два БПК проекта 1155 и 1155.1 находятся в длительном ремонте.

Таким образом на сегодняшний день «к походу и бою готовыми» мы имеем аж целых 8 кораблей класса «эсминец», включая додревний «Сметливый», шесть БПК проекта 1155 и тихоокеанский «Быстрый» и плюс еще 2 «ограниченно годных» эсминца проекта 956. На четыре флота, прошу заметить.

Этого, разумеется, прискорбно мало, тем более что все эти корабли оснащены «немолодым» оборудованием и вооружением, которые считались современными в 80-х годах прошлого столетия. Возраст, конечно, постепенно берет свое: все эсминцы проекта 956 и БПК вступали в строй в период 1981 по 1993 гг и, не считая «Адмирала Чабаненко», переданного флоту в 1999 г, им сегодня от 25 до 37 лет.

Вне всякого сомнения, в ближайшее десятилетие «на покой» уйдет «Сметливый», а также, весьма вероятно, все эсминцы проекта 956 – неудачная КТУ «добьет» их окончательно, менять ее, в общем, не на что, да и смысла затевать столь дорогостоящую модернизацию немолодых уже кораблей нет. Вероятнее всего на слом отправится также самый старый из ныне здравствующих сегодня БПК 1155 – «Вице-адмирал Кулаков», поскольку в 2021 г ему «стукнет» сорок лет. Соответственно, из сегодняшней дюжины более-менее боеспособных кораблей к концу 20-х годов текущего столетия в составе флота останутся только 6 БПК проекта 1155, чей возраст к 2030 г составит от 39 до 45 лет, и БПК проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко», которому исполнится 31 год. То есть по факту к 2030 г наши эсминцы, за исключением единственного БПК проекта 1155.1, превратятся в раритеты наподобие «Сметливого» сегодня.

«Что идет им на смену?» – спросит читатель: «Автор всегда описывал текущее состояние флота и перспективы его строительства, а тут уже конец статьи, а про новые корабли – до сих пор ни слова».

С новыми кораблями все просто. Их нет. Совсем.

Широко рекламируемые эсминцы проекта «Лидер» «доросли» уже до 17 000 т водоизмещения. По сути своей это ракетные крейсера, и автор настоящей статьи будет счастлив, если у нас «хватит пороху» заменить РКР проекта 1164 "Атлант" и два ТАКР 1144 "Орлан" в пропорции один к одному (хотя верится в это с трудом). Но во всяком случае «Лидеры» к классу эсминцев не имеют никакого отношения. Есть еще некоторая надежда, что фрегатам типа «Адмирал Горшков» добавят водоизмещения, и они, в конечном итоге, станут полноценными эсминцами, но… пока речи о закладках таких кораблей не идет совершенно – даже их проекта еще не существует.

Ну а подробнее об этом мы поговорим в следующей статье, посвященной фрегатам Российской Федерации…

Предыдущие статьи цикла:
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 4. "Палтус" и "Лада"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПО
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 6. Корветы
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 7. Малые ракетные
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее: минно-тральная катастрофа

topwar.ru

Грустный взгляд на ВМФ России: отечественные эсминцы и БПК

Рассмотрев в предыдущих статьях состояние нашего подводного и москитного флотов, а также кораблей ближней морской зоны (корветов), нам следовало бы перейти к фрегатам, но их мы все же оставим на потом. Герои нашей сегодняшней статьи – эскадренные миноносцы и большие противолодочные корабли ВМФ РФ.

По нашей традиции перечислим все корабли данных классов, числившиеся в нашем военно-морском флоте на 1 декабря 2015 года.

Сторожевой корабль проекта 01090 «Сметливый» — 1 ед.

При вступлении в строй числился большим противолодочным кораблем проекта 61 «Комсомолец Украины», что с известной натяжкой позволяет отнести его к классу эсминцев (по крайней мере – на момент своего появления). Стандартное водоизмещение (до модернизации) – 3 440 т, скорость – до 34 узлов (в молодые годы), вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Уран», 2*2 ЗРК «Волна», 1*2 76-м АК-726, 2 РБУ-6000, 1 пятитрубный 533-мм торпедный аппарат.

Корабли данного типа стали если не революционными, то как минимум этапными для ВМФ СССР. До них в состав флота входили только артиллерийские эсминцы, построенные по принципам, восходившим еще ко Второй мировой войне, и даже ракетные 57-бис представляли собой не более, чем модернизацию чисто артиллерийских эскадренных миноносцев проекта 56.

А вот БПК проекта 61 разрабатывались с нуля, и по насыщенности электроникой и ракетным вооружением оставляли 57-бис далеко позади. Кроме того, на них была применена принципиально новая энергетическая установка – газотурбинная, благодаря характерным звукам работы которой БПК данного проекта получили прозвище «поющие фрегаты». На момент своего появления это были современные и весьма грозные корабли, чьи боевые возможности примерно соответствовали американским аналогам – эскадренным миноносцам «Чарльз Ф. Адамс». Всего в СССР было построено 20 БПК проекта 61, все они пополнили ряды советского ВМФ в 1962-1973 гг, и «Сметливый» — последний из них, кому удалось дожить до наших дней.

Вне всякого сомнения, сегодня корабль проекта 61 выглядит музейным раритетом и чтобы сохранить хоть какое-то боевое значение, БПК «Сметливый» прошел модернизацию. Вне всякого сомнения, его гидроакустический комплекс «Титан» давно устарел. Поэтому вместо кормовой 76-мм установки и вертолетной площадки (ангара на кораблях проекта 61, к сожалению, не имелось) был установлен комплекс неакустического обнаружения подводных лодок МНК-300 с 300-метровой буксируемой антенной, воспринимающей тепловой, радиационный и шумовой сигнал подводной лодки.

Кроме этого, вместо РБУ-1000 установили две пусковые установки ПКР «Уран», дополнили все это новыми РЛС и постановщиками помех. Все это, конечно, не вернуло кораблю молодость, но все же в конфликтах, как это сейчас принято говорить, «низкой интенсивности», «Сметливый» представляет определенную опасность – и не только для своего экипажа. Новый комплекс обнаружения ПЛ в сочетании с дальноходными 533-мм торпедами сделал «Сметливого» небеззащитным против вражеских ПЛ, по крайней мере тех, которые можно ожидать встретить на Черном море. Восемь «Уранов» в состоянии уничтожить вражеский фрегат или пару ракетных катеров.

Два древних ЗРК с пусковыми установками балочного типа в современном морском бою практически бесполезны, но одиночный «сухопутный» самолет или вертолет, пожалуй, отогнать смогут. Конечно, было бы недурно сменить их на современные «Панцири», с которыми ПВО корабля вышло бы на принципиально новый уровень. Но «Сметливый» вошел в строй в 1969 г. и ему вот-вот «стукнет» 49 (сорок девять!) лет, так что, вне всякого сомнения, кораблю давно пора не на модернизацию, а на покой – можно только надеяться, что руководство страны найдет деньги сделать из последнего «поющего фрегата» корабль-музей.

БПК проекта 1134Б «Керчь» — 1 ед.

«Керчь» в 2017 г.

Стандартное водоизмещение – 6 700 т, скорость до 32 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 2*2 ЗРК «Шторм-Н», 2*2 ЗРК «Оса», 2*2 76-мм АК-726, 4*6 АК-630, 2*5 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-6000, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-25 в ангаре.

Идея строительства больших противолодочных кораблей возникла после появления американских «убийц городов» — американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, способных наносить ядерные удары по территории СССР с расстояния 2 200 – 4 600 км (дальность стрельбы «Поларис» различных модификаций). Задачу уничтожения вражеских ПЛАРБ попытались возложить на надводный флот, построив достаточно крупные корабли с новейшими и достаточно мощными гидроакустическими комплексами, а также мощной ПВО, поскольку им предстояло действовать в зоне господства авиации противника.

Несмотря на то, что подобные идеи были более чем сомнительны (вне радиуса действия собственной авиации никакие зенитные ракетные комплексы не могли обеспечить боевую устойчивость корабельной группы), для их реализации были созданы одни из самых удачных и красивых кораблей СССР – БПК проекта 1134А. Их развитием стали БПК проекта 1134Б, построенные в количестве 7 единиц, из которых до 2015 г дожила одна «Керчь». Впрочем, уже тогда было ясно, что кораблю никогда не вернуться в строй: все дело в том, что в 4 ноября 2014 г во время капитального ремонта, после которого «Керчь» должна была сменить ракетный крейсер «Москва» на посту флагмана Черноморского флота (пришла очередь РКР становиться в ремонт), вспыхнул сильный пожар, сильно повредивший кормовые отсеки БПК.

Восстановление БПК, которому на тот момент «стукнуло» уже 39 лет, сочли нерациональным. Да так оно и было на самом деле: модернизации, в ходе которых устаревший ПЛУР «Метель» был заменен на «Раструб-Б», а ЗРК «Шторм» доведен до модификации «Шторм-Н», конечно, повысили боеспособность корабля, но старое гидроакустическое оборудование не позволяет «Керчи» успешно бороться с новейшими подводными лодками. ГАС «Титан-2», установленный на этом БПК, обнаруживал (насколько можно понять – лодки 3-го поколения) на расстоянии не более 10 км, что, конечно, совершенно недостаточно, да и сегодня ВМФ США активно пополняется 4-ым поколением атомарин.

После пожара «Керчь» перевели в резерв, где она выполняла функции плавучего штаба ЧФ и учебного корабля подплава, и вопрос стоял лишь в том, утилизовать ли корабль, или же сохранить его в качества военно-морского музея. В 2016 г проходила информация о снятии турбин с «Керчи», и передаче их на СКР «Ладный» (проект 1135), но было ли это сделано, автору настоящей статьи неизвестно. По последним данным (октябрь 2017 г) «Керчь» все же станет музеем, хотя точно сказать, в каком именно году это произойдет, пока нельзя.

На этом перечень «старичков» среди эскадренных миноносцев ВМФ РФ заканчивается, и мы переходим к кораблям, составляющим основу нашего «миноносного» флота – это БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956. Эти БПК и эсминец объединяет не только то, что они создавались для совместных действий друг с другом, но и то, что оба они «выросли» из проектов кораблей совершенно иного назначения.

Эсминцы проекта 956 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение = 6 500 т, скорость – до 33,4 уз, вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Москит», 2*1 ПУ ЗРК М-22 «Ураган», 2*2 130-мм АК-130, 4*6 30-мм АК-630, 2/2 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-27 в телескопическом ангаре.

История создания эсминца проекта 956 началась, когда стало ясно, что артиллерийские корабли флота – эсминцы проекта 56 и легкие крейсера проекта 68-бис стареют, и не за горами то время, когда им пора будет «уйти на покой». В то же время задача огневой поддержки высадки десанта продолжала оставаться актуальной, и для этого требовалась не менее, чем 130-мм артсистема. Разработка корабля нового типа началась на основании постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 715—250 от 1 сентября 1969 года, но эскадренным миноносцем он станет позднее, а пока речь шла о «корабле огневой поддержки десанта», которому вменялось в обязанность:

— подавление наземных малоразмерных целей, а также объектов противодесантной обороны, скоплений живой силы и боевой техники противника;

— огневая поддержка противовоздушной и противокатерной обороны десанта в районе высадки и на переходе морем;

— уничтожение надводных кораблей и десантно-высадочных средств противника совместно с другими силами флота.

Предполагалось, что новейший корабль будет использоваться преимущественно в составе десантных отрядов.

Для того чтобы корабль выполнял задачи «по основному профилю», были начаты работы по созданию мощнейших автоматических двухорудийных 130-мм установок АК-130, способных обеспечивать темп стрельбы до 90 выстрелов в минуту. Артиллерийский погреб был полностью механизирован, включая подачу боеприпасов, так что АК-130, по сути, представляла собой полностью автоматизированную систему.

Однако на дальнейшее развитие данного проекта огромное влияние оказало появление в ВМС США первого универсального эсминца УРО – «Спрюэнс», получившего на вооружение хорошее гидроакустическое оборудование, противолодочные и зенитные ракеты, 127-м артсистемы, 20-мм «Вулкан-Фаланкс» и 324-мм торпедные аппараты, а также два противолодочных вертолета, которые, впрочем, могли использовать также ПКР AGM-119 «Пингвин». Другого противокорабельного вооружения изначально «Спрюэнсы» не несли, но впоследствии были оснащены ПКР «Гарпун».

Создать универсальный корабль в водоизмещении эсминца в СССР не смогли – в принципе, наши вооружения-аналоги как правило были мощнее (так, например, ПЛУР «Метель» имели дальность до 50 км, ПЛУР ASROC, на тот момент – до 9 км), но при попытке их совмещения в одном корабле его водоизмещение превышало всякие мыслимые для эсминца пределы. Поэтому руководство ВМФ СССР склонилось в итоге к идее двух специализированных кораблей, которые должны будут действовать совместно и обладать боевыми качествами, превосходящими таковые у пары эсминцев «Спрюэнс». Такую пару должны были образовать эсминец проекта 956 и БПК проекта 1155. При этом на эсминец возлагались задачи противокорабельной борьбы, противовоздушной обороны и поддержки десантов, а на БПК – противолодочная борьба и «дострел» воздушных целей, прорвавшихся сквозь огонь ЗРК средней дальности, установленных на эсминце.

В соответствии с вышесказанным, в дополнение к двум установкам АК-130 эсминец проекта 956 получил два ЗРК «Ураган» с ракетами, использующими полуактивную головку самонаведения, для применения которых требовались специализированные радары подсветки. Таких радаров на эсминец проекта 956 было установлено шесть (на крейсере «Тикондерога» — 4, на эсминце «Арли Берк» — 3) и в целом «Ураган» зарекомендовал себя вполне надежным оружием.

На эсминцы установили пусковые для восьми сверхзвуковых ПКР «Москит», имевших дальность 120 км при низковысотной траектории и 250 км при высотном профиле полета. На момент своего появления (и весьма длительное время – после) данные ракеты представляли собой ультимативное оружие, потому что ВМС США не располагали зенитными комплексами, способными сколько-то надежно перехватывать низколетящие сверхзвуковые ракеты. Фактически, до принятия на вооружение в 2004 г ЗУР RIM-162 ESSM отразить атаку «Москитов» могли разве только средства радиоэлектронной борьбы. Единственным (но весьма существенным) недостатком «Москитов» была относительно небольшая дальность применения, которая обеспечивала уничтожение вражеских ударных групп из положения слежения за ними, но не давала возможности сблизиться с авианосной группировкой после начала войны.

Руководство отечественного ВМФ понимало, что в условиях господства авиации противника, выдача ЦУ на применение «Москитов» даже на 120 км станет проблемой и попыталось решить ее путем размещения на эсминцах проекта 956 загоризонтных систем целеуказания. Соответственно, на кораблях был установлен комплекс «Мост», включавший в себя пассивную РЛС КРС-27, станцию радиотехнической разведки и систему обмена информацией, позволяющей принимать внешнее целеуказание, а также комплекс «Минерал», включавший не только пассивный, и активный радиолокационный канал, способный (в определенных условиях) обнаруживать надводные цели за горизонтом.

Разумеется, такое обилие противокорабельного, противовоздушного и «противопехотного» вооружения не оставляло места для сколько-то серьезной противолодочной аппаратуры. На эсминцы проекта 956 устанавливался ГАС «Платина-С» (с шестого корпуса – «Платина-МС»), единственным достоинством которого была компактность – в нормальных гидрологических условиях он в теории мог обнаружить подводную лодку в 10-15 км от себя, но дистанция гарантированного обнаружения не превышала 1-2 км, а на практике не раз были ситуации, когда с эсминца визуально наблюдали лодку, но ГАС ее не слышал. Четыре торпедных трубы и РБУ представляли собой оружие самообороны корабля.

Обычно в упрек нашим кораблям ставят отсутствие нормальной БИУС, которая бы могла консолидировать информацию от средств освещения обстановки и обеспечивающих целераспределение между средствами поражения. На эсминцах проекта 956 эти функции выполнял БИУС «Сапфир-У». К сожалению, автор не располагает никакой информацией о возможностях отечественных БИУС и не имеет возможности сравнить их с американской «Иджис», но по словам Ю. Романова, командовавшего эсминцем «Боевой» в 1989-1991 гг:

«Задачи боевой информационной управляющей системы на ЭМ пр. 956 выполняет автоматизированная счётно-решающая система (модернизированный планшет) «Сапфир-У», занимающаяся вопросами взаимной информационной привязки. Информацию о воздушной обстановке «Сапфир-У» получает от РЛК «Фрегат», о надводной обстановке – от двух навигационных РЛС «Вайгач» МР-212 с тремя антенными постами и одной НРЛС «Волга». БИУС, как и положено, связана с СУО (вычислительными комплексами) АК-130 и АК-630, а также КМСУО 3Р-90 с АСПОИ комплекса ЗРК «Ураган». «Сапфир-У» вполне обеспечивала выполнение задач эсминца. Конечно, БИУС эсминцев отличалась от более масштабных по задачам БИУС противолодочных и авианесущих кораблей: «Корень» — пр.1134А, «Лесоруб» — пр.1155, или «Аллея» и «Аллея-2К» пр.1143 (называю те, которые я изучал и на которых работал). Но там и задачи кораблей совсем другие. Меня, как командира эсминца пр. 956, «Сапфир-У» вполне устраивал».

Отдельно хотелось бы отметить бытовые условия экипажа: помимо нескольких душевых на эсминцах проекта 956 была еще и сауна, а кроме того — библиотека, кинозал и даже сборный бассейн. Жилые и рабочие помещения судна оборудованы системой кондиционирования. В этом отношении эсминцы проекта 956 сделали гигантский шаг вперед, по сравнению с артиллерийскими кораблями этого класса ВМФ СССР.

Всего отечественный ВМФ получил 17 кораблей этого типа, причем три из них вошли в строй уже после развала СССР. О них можно сказать следующее – в целом, и с учетом строительства БПК проекта 1155, это был вполне адекватный ответ на американские «Спрюэнсы», закладывавшиеся в США в период с 1970-1979 гг и вступавшие в состав флота с 1975 по 1983 гг. Но затем американцы перешли к строительству куда более совершенных эсминцев типа «Арли Берк», огромным преимуществом которых стала универсальность и установки вертикального пуска, позволяющие варьировать боекомплект сообразно требованиям решаемой задачи. Несмотря на отдельные (и очень серьезные) недостатки, «Арли Берк» по совокупности характеристик значительно превосходил эсминцы проекта 956. Первый американский эсминец нового (и, не побоимся этого слова, революционного типа) был заложен в 1985 г, но СССР не успел дать адекватный ответ, продолжая закладывать корабли проекта 956 до 1988 г.

Несмотря на то, что эскадренные миноносцы проекта 956 не были лучшими в мире кораблями своего класса, они все равно оставались чрезвычайно опасными морскими бойцами, и с учетом возможных модернизаций не потеряли бы своей актуальности и сегодня. Однако этот тип кораблей был «убит» еще до того, как головной эсминец «Современный» обрел свои очертания на стапеле. Эсминцы проекта 956 сгубила котлотурбинная энергетическая установка (КТУ).

Дело в том, что на наших больших противолодочных кораблях повсеместно применялись неприхотливые в эксплуатации и весьма надежные газовые турбины (ГЭУ). Изначально их хотели установить и на новые эсминцы, но возник ряд причин, воспрепятствовавших этому.

Во-первых, СССР разворачивал крупнейшие кораблестроительные программы и основной поставщик газовых турбин – Южный турбинный завод – мог не справиться с обилием заказов. Во-вторых, паротурбинное производство Кировского завода (Ленинград) было бы обречено на простой. В-третьих, мазут или даже сырая нефть, на которой могли работать КТУ, обходились стране дешевле дизельного топлива. А кроме того, как тогда полагали, на подходе было создание КТУ с прямоточными котлами с чрезвычайно высокими характеристиками.

В принципе, все могло бы получиться, но подвел нюанс: новые котлы оказались чрезвычайно требовательными к качеству питательной воды, в т.ч. по кислородосодержанию, но проектировщики не смогли обеспечить эффективную работу водоподготовительной установки. В результате котлы эсминцев проекта 956 быстро выходили из строя и корабли, во всяком ином отношении бывшие грозными бойцами, оказались «привязанными» к причальным стенкам.

Как мы уже говорили выше, на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью кораблями этого класса. На Северном флоте находились «Гремящий» и «Адмирал Ушаков» — в 2016 г на «Гремящий» был объявлен утилизационный тендер от Минобороны РФ. Что же до «Ушакова», то в том же 2016 г и ранее, по сообщениям РИА «Новости», он неоднократно принимал участие в разного рода учениях, и к счастью, «на пенсию» как будто не собирался. Но обращает на себя внимание тот факт, что все учения с привлечением «Адмирала Ушакова» проводились в акватории Баренцева моря. То есть, несмотря на огромную потребность в боевых кораблях, способных нести службу у берегов Сирии, отправлять туда последний северный эсминец проекта 956 не сочли возможным, что говорит о ненадежности его энергетической установки.

На Балтике служили «Беспокойный» и «Настойчивый», причем первый в декабре 2016 г встал в док для превращения в корабль-музей. «Настойчивый» сегодня является флагманом Балтийского флота, но и он, по сути, является ограниченно годным к бою, возможно даже менее боеспособным, чем «Адмирал Ушаков». С 2013 г продолжается ремонт корабля –это не мешает ему эпизодически участвовать в мероприятиях флота, но из Балтийского моря в последний раз эсминец выходил в 1997 г (на выставку «IDEX—1997» в Абу-Даби).

Остальные четыре эсминца проекта 956 находились в 2015 г в составе Тихоокеанского флота. «Боевой» с 2010 г находится в отстое в бухте Абрек и, очевидно, уйдет оттуда только на утилизацию. «Безбоязненный» был выведен в резерв 2-ой категории еще в 1999 г. Официально – для проведения ремонта, но фактически уже понятно, что этого ремонта он не дождется никогда. «Бурный» — в ремонте с 2005 г на «Дальзаводе», по состоянию на 2017 г высшие чины флота не могут решить, продолжать ли этот «ремонт» или же объявить о консервации корабля. Вполне очевидно, что все три вышеперечисленных корабля в строй ВМФ РФ уже никогда не вернутся.

Иное дело — эскадренный миноносец «Быстрый».

Этот корабль регулярно участвует в учениях флота и периодически добивается высоких результатов: так, в 2013 г корабль оказался лучшим в первенстве среди кораблей 1-го и 2-го рангов ВМФ РФ. В 2015-2016 г принимал участие в российско-китайских учениях, ходил в Индийский океан, посещал Вьетнам и Индонезию, а также (неточно) Индию. Вероятно, «Быстрый» на сегодняшний день является единственным эскадренным миноносцем проекта 956, способным выполнять боевые задачи без ограничений (или же с минимальными ограничениями).

Большие противолодочные корабли проекта 1155 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение – 6 945 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 100-мм АК-100, 4*6 30-мм АК-630, 2*4 533-мм ТА, 2 РБУ-6000, 2 вертолета Ка-27 и ангар для них.

История создания этих кораблей началась с того, что руководство ВМФ РФ пожелало избавить БПК проекта 1135 «Бдительный» (сторожевыми кораблями они стали только в 1977 г.) от двух основных свойственных им недостатков. Дело в том, что на «Бдительных» отсутствовал ангар и вертолетная площадка, а, по справедливому мнению моряков, противолодочный корабль просто обязан был нести вертолет.

Вторая проблема заключалась в том, что корабли проекта 1135 несли очень мощное и дальнобойное противолодочное вооружение – ПЛУР «Метель» с дальностью полета ракето-торпед 50 км, (впоследствии – «Раструб-Б»), но не располагал гидроакустическим комплексом, способным обнаруживать вражеские подводные лодки на таких расстояниях.

Первоначально предполагалось, что «улучшенный 1135» с ангаром под вертолет и современным ГАС можно будет создать в водоизмещении до 4 000 т. Но появление монструозного «Полинома» (аппаратура этого гидроакустического комплекса весила порядка 800 т) и необходимость «соревнования» с новейшим американским эсминцем «Спрюэнс» привели к известному росту водоизмещения, замены первоначального ЗРК «Оса» на новейший на тот момент «Кинжал» и так далее.

Всего в СССР было построена дюжина кораблей проекта 1155, и по состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью БПК этого типа – по четыре на Северный и Тихоокеанский флоты. Из них на сегодняшний день в составе флота активно несут службу шесть кораблей проекта 1135 – «Североморск», «Адмирал Левченко» и «Вице-адмирал Кулаков» на севере и «Адмирал Пантелев», «Адмирал Трибуц» и «Адмирал Виноградов» — на Дальнем востоке. Все вышеперечисленные корабли эксплуатируются предельно интенсивно, показывая российский флаг во всех океанах планеты.

Еще один БПК Тихоокеанского флота – «Маршал Шапошников» с 2016 г находится в ремонте на «Дальзаводе», в ходе которого осуществляется также модернизация радиоэлектронного оборудования и установка ПКР «Уран». В том, что корабль вернется в строй, сомнений нет, вопрос лишь в том, когда именно это произойдет: 16 февраля 2018 г произошел пожар в одной из его надстроек. Впрочем, по тону сообщений об этом инциденте в СМИ, возгорание не нанесло сильных повреждений.

А вот восьмой корабль данного типа – БПК «Адмирал Харламов», скорее всего, в состав отечественного флота вернуться не сможет.

С 2004 г. корабль находится в техническом резерве, но проблема в том, что ему в ходе ремонта необходима замена двигателей, которых сегодня просто неоткуда взять. Сегодня данный корабль, судя по всему, полностью технически исправен (кроме энергетической установки) и выполняет роль стационарного учебного корабля.

Большой противолодочный корабль проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко» — 1 ед.

Стандартное водоизмещение – 7 640 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПУ ПКР «Москит-М», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 ЗРАК «Кинжал», 1*2 130-мм АК-130, 2*4 ПУ ПЛУР «Водопад», 2 ПУ РКПТЗ «Удав-1» (РБУ-12000), 2 вертолета Ка-27, ангар.

В принципе, строительство эскадренных миноносцев проекта 956 и БПК проекта 1155 привело к тому, что два корабля этих типов были бы как минимум равноценны двум эсминцам «Спрюэнс», действующим в паре. И действительно – в части ударного вооружения «Спрюэнсы» сперва не несли ничего, а потом – по 8 ПКР «Гарпун», но даже и в этом случае залп 8 «Москитов» был опаснее 16 «Гарпунов». Впрочем, справедливости ради следует сказать, что в дуэльной ситуации и советскому соединению было бы крайне сложно отразить атаку 16 «Гарпунов».

В противолодочной части примерный паритет – очень мощный «Полином» + 8 дальнобойных ПЛУР «Раструб-Б» при дюжине 533-мм торпед выглядели солиднее, чем ГАС «Спрюэнса» и сочетание ПЛУР АСРОК и 324-мм торпед. Но ситуация выравнивалась тем, что у пары «Спрюэнсов» было 2 качественных ГАС, в то время как «Платину-М» эсминца проекта 956 никто бы не рискнул назвать хорошей, кроме того, два «Спрюэнса» вместе имели ангары на 4 вертолета, против 2 вертолетов и вертолетной площадки советских кораблей. При поддержке десанта две установки АК-130 за счет своей огневой производительности имели бы преимущество над четырьмя 127-мм пушками американцев, даже без учета «соток» БПК, к тому же 130-мм советские артсистемы были дальнобойнее. С другой стороны, после установки УВП на «Спрюэнсы» они получили возможность нести КР «Томагавк» — ничем подобным БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956 не располагали.

ПВО советского соединения было значительно мощнее, так как два ЗРК «Ураган» с 48 ракетами и 64 ЗУР «Кинжала» очевидно превосходили совокупные 48 ЗУР «Си Спэрроу» на двух «Спрюэнсах». Впоследствии, впрочем, «Спрюэнсы получили установку вертикального пуска, увеличившую их боекомплект до 61 ячейки под ЗУР и ПЛУР и тут по боекомплекту «Спрюэнсы» вырвались вперед, но советские ЗРК все равно превосходили их качественно. Ситуацию могли исправить дальнобойные ЗУР «Стандарт», но «Спрюэнсы» не располагали системами наведения этих ракет, так что они на этих эсминцах не размещались. Восемь «металлорезок» АК-630 также превосходили 4 «Фаланкса».

Но все это было хорошо в теории, а на практике «пары» из БПК проекта 1166 и эсминца проекта 956 формировать не получалось – боевую задачу необходимо было решать теми кораблями, которые в настоящий момент есть под рукой. «Двухкорабельная» система, несмотря на теоретические плюсы, себя не оправдала, а без универсализации пусковых установок создать универсальный корабль умеренного водоизмещения не получалось тоже. Поэтому была предпринята попытка если и не создания универсального корабля, то хотя бы устранения основных претензий к составу вооружения БПК проекта 1155.

На совещании у главкома ВМФ СССР адмирала С.Г. Горшкова основными претензиями по результатам эксплуатации данных БПК были названы отсутствие противокорабельного вооружения (хотя теоретически «Раструб-Б» мог применяться и против надводных целей), слабость зенитного вооружения и артиллерии. В результате был создан проект 1155.1, который получил вместо двух «соток» спарку АК-130, вместо пусковых «Раструб-Б» — такое же количество пусковых «Москит». Торпедные аппараты были адаптированы для применения ракето-торпед «Водопад», так что «длинную руку» в борьбе с вражескими подводными лодками корабль не потерял. Кроме того, новый БПК получил более совершенный ГАК «Звезда-2». Старые РБУ-6000 заменили на новейшие на тот момент «Удавы» (РБУ-12000). Зенитное вооружение также усилили – место четырех «металлорезок» АК-630 заняли два ЗРАК «Кинжал».

В целом у проектировщиков СССР получился достаточно удачный корабль, значительно более универсальный, чем БПК проекта 1155 или эсминец проекта 956. Но его ахиллесовой пятой оставалось отсутствие ЗРК средней и большой дальности, без которых возможности его ПВО оказывалась сильно ограничены. Можно говорить о том, что БПК проекта 1155.1 (а речь именно о нем) являлся переходным типом к кораблям, вооруженным УВП для противокорабельных и зенитных ракет, причем значительно более совершенным, чем БПК проекта 1155. Всего успели заложить два таких корабля, заказ на еще один был аннулирован, а достроили только головной «Адмирал Чабаненко». Корабль несет службу на севере, но в настоящее время находится в ремонте, из которого выйдет, по некоторым данным, не ранее 2020 г.

Итак, что же мы имеем «в сухом остатке»? По состоянию на 1 декабря 2015 г. мы располагали 19 кораблями класса «эсминец» (большой противолодочный корабль), из которых «Керчь», пять эсминцев проекта 956 и один БПК проекта 1155 были не на ходу и уже никогда не вернутся в строй. Из оставшихся 12 кораблей один («Сметливый») уже выслужил все разумные сроки, два эсминца проекта 956 имеют ограниченную боеспособность, связанную с проблемной энергетической установкой («Адмирал Ушаков» и флагман БФ «Настойчивый»), два БПК проекта 1155 и 1155.1 находятся в длительном ремонте.

Таким образом на сегодняшний день «к походу и бою готовыми» мы имеем аж целых 8 кораблей класса «эсминец», включая додревний «Сметливый», шесть БПК проекта 1155 и тихоокеанский «Быстрый» и плюс еще 2 «ограниченно годных» эсминца проекта 956. На четыре флота, прошу заметить.

Этого, разумеется, прискорбно мало, тем более что все эти корабли оснащены «немолодым» оборудованием и вооружением, которые считались современными в 80-х годах прошлого столетия. Возраст, конечно, постепенно берет свое: все эсминцы проекта 956 и БПК вступали в строй в период 1981 по 1993 гг и, не считая «Адмирала Чабаненко», переданного флоту в 1999 г, им сегодня от 25 до 37 лет.

Вне всякого сомнения, в ближайшее десятилетие «на покой» уйдет «Сметливый», а также, весьма вероятно, все эсминцы проекта 956 – неудачная КТУ «добьет» их окончательно, менять ее, в общем, не на что, да и смысла затевать столь дорогостоящую модернизацию немолодых уже кораблей нет. Вероятнее всего на слом отправится также самый старый из ныне здравствующих сегодня БПК 1155 – «Вице-адмирал Кулаков», поскольку в 2021 г ему «стукнет» сорок лет. Соответственно, из сегодняшней дюжины более-менее боеспособных кораблей к концу 20-х годов текущего столетия в составе флота останутся только 6 БПК проекта 1155, чей возраст к 2030 г составит от 39 до 45 лет, и БПК проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко», которому исполнится 31 год. То есть по факту к 2030 г наши эсминцы, за исключением единственного БПК проекта 1155.1, превратятся в раритеты наподобие «Сметливого» сегодня.

«Что идет им на смену?» – спросит читатель: «Автор всегда описывал текущее состояние флота и перспективы его строительства, а тут уже конец статьи, а про новые корабли – до сих пор ни слова».

С новыми кораблями все просто. Их нет. Совсем.

Широко рекламируемые эсминцы проекта «Лидер» «доросли» уже до 17 000 тонн водоизмещения. По сути своей это ракетные крейсера, и автор настоящей статьи будет счастлив, если у нас «хватит пороху» заменить РКР проекта 1164 «Атлант» и два ТАКР 1144 «Орлан» в пропорции один к одному (хотя верится в это с трудом). Но во всяком случае «Лидеры» к классу эсминцев не имеют никакого отношения. Есть еще некоторая надежда, что фрегатам типа «Адмирал Горшков» добавят водоизмещения, и они, в конечном итоге, станут полноценными эсминцами, но… пока речи о закладках таких кораблей не идет совершенно – даже их проекта еще не существует.

Ну, а подробнее об этом мы поговорим в следующей статье, посвященной фрегатам Российской Федерации…

/Андрей из Челябинска, topwar.ru/

army-news.ru

Эскадренный Миноносец Дерзкий (1914)- история создания и службы российского корабля

Служба


Российская Империя/Российская республика

Исторические данные

20 сентября 1912 Заложен
2 марта 1914 Спущен на воду
16 августа 1914 Выход на испытания
11 октября 1914 Введен в строй
1933 Сдан на слом

Общие данные

1190 / 1460 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
93,8 / 9,3 / 3,2 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)

ЭУ

0

2 , 5 / 23500 Главная ЭУ
(тип/мощность)
2 ТГ / 20 кВт Вспомогательная ЭУ
(тип/мощность)
3 ед. Количество валов
30 / 21 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)
700 / 1717 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)
330 т. Запас топлива

1

2 , 5 / 24000 Главная ЭУ
(тип/мощность)
2 ТГ / 20 кВт Вспомогательная ЭУ
(тип/мощность)
3 ед. Количество валов
34 / 21 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)
1020 / 1680 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)
330 т. Запас топлива

Экипаж

111 чел. Общая численность
7 чел. Офицеры
4 чел. Мичманы
100 чел. Матросы

Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

  • 2(2x1) — 7,62-мм пулемета.

Минно-торпедное вооружение

  • 10(5х2) 450-мм ;
  • 80 мин заграждения.

Однотипные корабли

«Дерзкий» — эскадренный миноносец типа «Дерзкий», построенный по «малой судостроительной программе» и принадлежавший к числу эскадренных миноносцев типа «Новик». В составе российского Черноморского флота участвовал в Первой Мировой войне. В 1918 г. вошел в состав германского флота, но вскоре перешел под контроль англичан. В дальнейшем «Дерзкий» был уведен белогвардейцами в Бизерту, где был разобран на металл в 1933 г.

Общие сведения

«Дерзкий» и его систершипы — «Беспокойный», «Гневный» и «Пронзительный» примечательны тем, что они являются первыми русскими турбинными эсминцами, построенными на отечественных заводах и из русских материалов. «Дерзкий» был принят флотом через 2,5 месяца после вступления России в I Мировую войну и принял в ней активнейшее участие. К концу войны экипаж «Дерзкого» был одним из самых опытных и высококлассных на флоте. Корабль получил небольшую передышку от военной службы в 1919 году, когда был уведен из Севастополя англичанами и ремонтировался на Мальте.

В 1920 году для «Дерзкого» снова началась активная боевая службы — уже в составе Белого флота. В ноябре он с Русской эскадрой ушел в Константинополь, затем в Бизерту, где стал последним флагманом эскадры. В 1924 году именно на борту «Дерзкого» адмирал Эксельманс объявил о признании Францией СССР и ликвидации эскадры.

История службы

В октябре 1914 года из кораблей типа «Дерзкий» в составе Минной бригады сформировали 1-й дивизион, первое такого рода соединение современных и быстроходных кораблей в Императорском флоте, что в условиях войны оказалось весьма кстати. Начало боевым действиям на Черном море положило внезапное нападение в ночь на 29 октября 1914 года германо-турецкого флота на ряд русских черноморских портов. В этот же день состоялся первый боевой поход эсминца «Дерзкий» в составе дивизиона под командованием капитана 1 ранга М. П. Саблина.

«Дерзкий» топит захваченный турецкий парусник

До конца 1914 года «Дерзкий» совершил 7 походов к берегам Турции для обстрела побережья Угольного района (Зонгулдак) и уничтожения турецких судов (уничтожено около 50 парусников). Также с эсминцев проводились минные постановки у Босфора. 24 декабря 1914 года 1 дивизион участвовал в бою с легким крейсером Midilli (бывш. SMS Breslau), который оторвался и ушел при появлении крейсеров «Кагул» и «Память Меркурия».

В 1915 году эсминец совершил 21 выход в море для обстрелов побережья, уничтожения турецких судов и минных постановок. 4 января 1915 года эсминцы и крейсер «Память Меркурия» встретили у Синопа турецкий крейсер Hamidiye. Последнему удалось уйти из-за аварии машин на «Памяти Меркурия». Эсминцы добились нескольких попаданий в Hamidiye, но бой сопровождался серьезными авариями артиллерийских установок — на «Пронзительном» из-за разрыва поддона гильзы заклинило среднее орудие, а на «Дерзком» разорвало ствол кормового.

Взорванное орудие «Дерзкого»

Орудие было полностью уничтожено, возник пожар, погиб лейтенант Г. Г. Плансон, а 5 матросов были ранены. 25 апреля 1915 года у побережья Анатолии произошло засоление котлов, скорость упала до 12 узлов и корабль ушел на ремонт в Севастополь. 10 июня у Зонгулдака произошел ночной бой между парой эсминцев «Дерзкий» и «Гневный» и крейсером Midilli. «Гневный» получил тяжелые повреждения, но «Дерзкий» повредил Midilli (попало 3 снаряда, уничтожена радиостанция, вызван пожар, погибло 7 человек, ранено 15) и вынудил на полной скорости уйти в Босфор. Маневрирующий на высокой скорости «Дерзкий» повреждений не получил. Утром он взял на буксир «Гневный» и увел в Севастополь. 29 ноября 1915 года германская подводная лодка UC-13, потопившая перед этим 4 русских парусника и небольшой пароход, штормом была выброшена на берег. Экипаж замаскировал лодку и вызвал помощь. Однако, располагавшее немецкими шифрами русское командование узнало об этом и выслало к о. Кефкен «Дерзкого» (под брейд-вымпелом командира 1 дивизиона князя В. В. Трубецкого), «Гневного» и «Беспокойного», которые потопили шедшие на спасение UC-13 турецкие канонерские лодки и , а потом нашли и расстреляли саму UC-13. Всего, помимо данных боевых кораблей, за 1915 год было потоплено более 120 турецких парусников и транспортных судов.

Император Николай II и Цесаревич Алексей на борту «Дерзкого» 26 мая 1916 года

В 1916 году активное участие «Дерзкого» в боевых действиях продолжалось. За год он совершил 19 боевых походов, уничтожено боле 260 турецких парусников и пароходов.

26 мая, находившийся в Севастополе Император Николай II во время смотра Черноморского флота посетил все корабли 1 — го дивизиона. На «Дерзком» император лично наградил Георгиевским оружием лейтенанта Н. Б. Федосеева за отличие в бою с крейсером Midilli 11 июня 1915 года.

11 июня 1916 года германская крейсерская подводная лодка U-38 безуспешно атаковала двумя торпедами линкор «Императрица Екатерина Великая». «Дерзкий» (капитан 2 ранга Н. И. Черниловский-Сокол) в ходе поиска подводной лодки впервые использовал (безрезультатно) новинку — буксируемую контактную противолодочную мину Сахновского, а «Беспокойный» — гидроакустическую аппаратуру.

20—21 августа «Дерзкий» (брейд-вымпел начальника дивизиона капитана 1 ранга Немитца) и «Пронзительный» выставили 160 мин всего в одной миле к северо-западу от Хиссар Кайсаси. На следующий день они захватили у берегов Болгарии и привели в Севастополь в качестве приза пароход «Туркестан».

6—7 сентября эсминцы выставили еще 20 мин на мелководье близ Кара-Бурну для блокады Босфора с востока. На заграждении погибли парусник, буксир, миноносец , а канонерская лодка потеряла корму.

29 ноября — 2 декабря «Дерзкий» и «Пылкий» выставили 120 мин в 15 милях к западу от входа в Босфор. Трое суток спустя они поставили еще 119 мин на восточном фланге этого заграждения, блокировав тем самым пролив и район к востоку от мыса Кара-Бурну Румелийский. На этом заграждении уже 7 декабря погибла со всем экипажем германская подводная лодка UB-46, в связи с чем немецкие субмарины до мая 1917 г. не рисковали выходить в Черное море.

В январе 1917 года «Дерзкий» совершил 2 похода к Анатолийскому побережью во время которых было уничтожено 27 паровых и парусных судов, а затем встал на ремонт. Последний в ходе войны шанс перехватить крейсер Midilli, вышедший в Черное море, появился 1 ноября, о чем сразу же стало известно по-прежнему четко работавшей русской разведке, читавшей неприятельские радиограммы. Командующий флотом контр-адмирал А. В. Немитц (флаг на эсминце «Дерзкий») срочно выслал в море три маневренные группы для перехвата противника, намереваясь по всем правилам перекрыть вход в пролив и уничтожить противника. Но операция оказалась сорванной командой линкора «Свободная Россия», самовольно оставившей позицию и возвратившей свой корабль в Севастополь. Попытка командующего флотом привлечь к ответственности виновных в провале операции вызвала резкий протест матросов. На кораблях постоянно шли митинги и собрания, матросы отказывались выполнять приказы — начался развал Черноморского флота.

После Октябрьской революции корабли Черноморского флота, несмотря на продолжающуюся войну стали использоваться совсем по другому предназначению. 12 ноября 1917 года «Дерзкий» с другими кораблями выходил из Севастополя на Дон для оказания помощи отрядам моряков, терпевшим в районе Ростова поражение в боях с казаками атамана А. М. Каледина. Правда, решение о посылке кораблей запоздало, в боевых действиях они не участвовали и в начале декабря возвратились в Севастополь. 15—20 декабря в Севастополе матросы устроили погром. На «Дерзком» был убит командир корабля участник Русско-японской войны и Георгиевский кавалер капитан 2 ранга Н. С. Салов и вахтенный офицер лейтенант Г. А. Тевяшев. Когда в начале января румынские войска перешли в наступление, угрожая захватом Бессарабии, в порт Килия направили эсминец «Дерзкий». Позднее, в начале марта 1918 года он поддерживал огнем действия Сухумского отряда Красной гвардии в боях против наступавших грузинских военных формирований князя Эмухвари.

1 мая 1918 года вместе со всеми боеспособными кораблями флота «Дерзкий» ушел в Новороссийск, спасаясь от германских войск, а 16 июня — ушел из Новороссийска обратно в Севастополь, отказавшись подчиниться приказу о затоплении корабля — вместе с линейным кораблем «Воля», эсминцами «Пылкий», «Поспешный», «Беспокойный», миноносцами «Живой» с «Жарким» на буксире, яхтой «Креста», а также румынским вспомогательным крейсером «Социальная революция» (бывший «Император Траян»).

«Дерзкий» в Измите, декабрь 1918 года

До октября 1918 года эти корабли простояли в Южной бухте Севастополя. После капитуляции Германии и Турции в ноябре 1918 года на смену немцам в Севастополь пришли англичане и французы. Несмотря на то, что на кораблях Черноморского флота с приходом на Севастопольский рейд первого же британского корабля русскими офицерами были подняты Андреевские флаги, англичане потребовали их спустить. 15 декабря 1918 года они увели в турецкий порт Измит линкор «Воля» и эсминец «Дерзкий». Позже «Дерзкий» перевели для ремонта на Мальту.

Ремонт «Дерзкого» на Мальте завершился 24 декабря 1919 г., но передача его белым задерживалась из-за отсутствия экипажа. 20 января 1920 года на буксире английского крейсера «Дублин» корабль прибыл в Измит, где его встретил «Поспешный» (капитан 2 ранга Н. Р. Гутан), экипаж которого 1 марта перешел на «Дерзкий». На него установили также некоторые механизмы с лишенного хода и разоруженного «Поспешного», и 22 марта корабль вернулся в Севастополь. Пополнив 26 числа в Ялте запас нефти, он вышел в Новороссийск.

В марте «Дерзкий» прикрывал Новороссийскую эвакуацию. 2 апреля «Дерзкий» обстрелял несколько занятых красными прибрежных селений близ Туапсе — Джубгу и Ольгинку. 4 апреля эсминец продолжал оказывать огневую поддержку казакам в устье реки Небуг. Его действия обеспечивал британский крейсер «Каллипсо», от которого «Дерзкий» пополнял запасы нефти и котельной воды.

7 апреля после эвакуации Туапсе он обстреливал батареи красных и вел дуэль с бронепоездом, причем один из выпущенных последним шрапнельных снарядов разорвался точно над палубой эсминца между мачтами, нанеся ряд мелких повреждений, но без потерь в личном составе. Приняв затем в Батуми нефть, «Дерзкий», имея на буксире миноносец «Живой», на котором из-за низкого качества угля никак не могли поднять пары, ушел в Сочи, где вместе с британским крейсером «Карадок» обстреливал позиции красных в Шахэ и Лазаревской.

17 апреля «Дерзкий» находился в районе Сочи, прикрывая укрепившихся на берегу казаков со стороны моря и обстреливая позиции красных. 19 числа он ушел в Севастополь. С средины июля эсминец входил в состав 3-го отряда судов, действовавшего в северо-западной части моря Тендровский и Егорлыцкий заливы и возвратился в Севастополь только 9 сентября. Для поддержки начавшегося наступления белых войск их флот предпринял 28 сентября 1920 года поход в Азовское море. В состав отряда кораблей включили «Беспокойный» и «Дерзкий», следовавшие в целях экономии топлива на буксире. Белые также ввели в Азовское море на буксире не имевший хода линкор «Ростислав», служивший в качестве плавбатареи. В боях на Азове эсминцы не участвовали и в октябре ушли в Крым.

14 ноября 1920 года все исправные корабли и транспорты, имея на мачтах французские флаги, общим числом в 132 вымпела, выдержав в пути шторм, ушли в Константинополь. В их числе были также «Дерзкий», «Беспокойный» и не восстановленный до конца и следовавший на буксире «Гневный». Белый флот, преобразованный во время стоянки в Константинополе в Русскую эскадру, ушел в Бизерту (в то время французская военно-морская база в Тунисе). Известно, что там некоторые русские корабли, в том числе эсминцы «Дерзкий» и «Беспокойный» прошли в 1921 году доковый ремонт. Интернированная в Бизерте эскадра, постепенно сокращаясь, просуществовала до 1924 г. Последним ее флагманским кораблем стал «Дерзкий». После признания Францией Советской России эскадра прекратила свое существование. 6 ноября 1924 года на ее кораблях в последний раз спустили Андреевские флаги и экипажи покинули их. Разборкой кораблей в Бизерте занималась специально созданная для этого фирма во главе с русским инженером А. П. Клягиным.

В 1933 году «Дерзкий» был разобран на металлолом.

Андреевский флаг эсминца «Дерзкий», сохраненный капитаном 2 ранга Р. Э. Виреном, его последним командиром, до настоящего времени находится в Нью-Йорке в Обществе офицеров Российского Императорского флота.

Командиры корабля

  1. Капитан 2 ранга Эммануил Сальвадорович Молас — 16.03.1914— 1.03.1915
  2. Капитан 2 ранга, с 12.08.1915 капитан 1 ранга Александр Оттович Гадд — 4.03.1915 — 03.1916
  3. Капитан 2 ранга Николай Иванович Черниловский-Сокол — 03.1916— 1917
  4. Капитан 2 ранга Николай Сергеевич Салов — 1917
  5. Лейтенант Леонид Леонидович Житков — 1917—1918
  6. Капитан 2 ранга Николай Рудольфович Гутан — 1920-январь 1921
  7. Капитан 2 ранга Роберт Эдуардович фон Вирен — июль — ноябрь 1924

Этот корабль в искусстве

Корабль представлен в игре World of Warships.

См. также

Источники

  • Заблоцкий В. П., Левицкий В. А. Первые «новики» Черноморского флота. Эсминцы типа «Дерзкий» // Морская кампания : журнал. — М., 2008. — В. 21. — № 8.
  • Верстюк А. Н., Гордеев С. Ю. Корабли минных дивизий. От «Новика» до «Гогланда». — М.: Военная книга, 2006. — С. 99. — ISBN 5-902863-10-4.
  • Чернышов А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского Императорского флота. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — 224 с. — (Арсенал-Коллекция). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-23164-5

Галерея изображений

  • Корабль в доке, 1915 г.

  • Эсминец «Дерзкий» в Бизерте

wiki.wargaming.net

"Новик" - эсминец русского флота

Начало XX века ознаменовалось бурным развитием в Российской империи всех видов оборонной промышленности. Не отставало от общей тенденции и кораблестроение.

Одним из самых примечательных кораблей русского флота стал «Новик». Эсминец обладал выдающимися мореходными и маневренными качествами, которые позволяли использовать судно для самых различных задач.

Предпосылки

Война с Японией показала всю слабость и уязвимость российского флота. Поскольку денег в казне на модернизацию военных кораблей не оказалось, морское ведомство объявило сбор денег для постройки на добровольные пожертвования новых кораблей. На эти средства планировалось построить несколько кораблей различного класса. Среди них – миноносцы, дредноуты и эсминцы.

Проекты

Перед инженерами были поставлены новые технические задачи по созданию корабля. Эсминцы типа «Новик» должны были соответствовать требованиям нового времени: они должны быть быстрыми, хорошо вооруженными и универсальными. Технические характеристики прототипа должны быть следующими:

  • скорость - достигать 36 узлов;
  • скорость при полной нагрузке – около 33 узлов;
  • блок силовых энергетических установок – турбины Парсона.

Поставленные задачи были достаточно сложными для инженеров того времени. Поэтому заинтересованные стороны объявили о международном конкурсе на проектирование корабля типа «Новик». Эсминец нового поколения заинтересовал отечественных судостроителей.

На рассмотрение комиссии были представлены чертежи верфи Крейтона, а также Невского, Путиловского и Адмиралтейского заводов. После итогового заседания победителем признали проект Путиловского завода, по которому и был в дальнейшем построен «Новик». Эсминец был разработан группой инженеров под руководством Д.Д. Дубицкого, курировавшего механическую часть судна, и Б.О. Василевского, отвечавшего за судостроение.

Постройка

А в 1907 году в разработку были уже включены суда типа «Новик». Эсминец Нового типа был заложен на Путиловской верфи в 1910 году. В работе активно принимала участие немецкая фирма «Вулкан», которая обязалась спроектировать, изготовить и установить на судно компактную и довольно мощную котлотурбинную установку на эсминец «Новик».

Чертежи судна дорабатывались по мере достройки судна. За ходом строительства эсминца наблюдала команда в составе Н.В. Лесникова, который занимал должность подполковника в Корпусе корабельных инженеров, штабс-капитана Корпуса инженеров и механиков флота Кравченко Г.К. Главным инженером проекта был К.А. Теннисон.

Появление корабля

В октябре 1913 года впервые покинула родные доки гордость русского флота - эсминец «Новик». Фото встречи петербуржцев, прогуливающихся по невской набережной и встречающих красавец-корабль, к счастью, сохранилось. Газеты того времени отмечали, что много горожан пришли полюбоваться новым эсминцем. Ведь этот корабль был выстроен согласно принципиально новой технологии.

Судно, оснащенное большим количеством торпедных труб, скорострельной 102-миллиметровой палубной артиллерией с устройством для установки минных заграждений стало протопопом отечественного торпедно-артиллерийского военного корабля универсального назначения. Кроме этого, «Новик», эсминец, был оснащен системами залпового бортового огня – одновременный залп из восьми орудий делал его единственным кораблем в своем классе.

Еще одним уникальным качеством стала его скорость – долгое время (до 1917 года) он был единственным судном, которое могло развивать и поддерживать скорость более 37 узлов.

Первая мировая

Когда Российская империя вступила во Вторую мировую войну, «Новик» был зачислен в отряд крейсеров Балтийского флота. В свой первый бой он вышел 1 сентября 1914 года. В боевых действиях корабль часто вел самостоятельный бой, опираясь на собственную мощность и быстроходность. Так, летом 1915 года в Рижский залив прорвалось два немецких эсминца, которым было поручено обнаружить и потопить российский корабль.

Команда «Новика» смогла поочередно атаковать их оба, нанося им серьезные повреждения артеллерийским огнем. И подобных успешных военных подвигов в биографии этого корабля было немало.

Последние годы

В период Октябрьской революции легендарный «Новик» находился на консервации. Лишь после окончания Гражданской войны, в 1925 году, он прошел частичный ремонт и модернизацию. Корабль переименовали. Теперь легендарный эсминец носил имя одного из вождей революции - «Яков Свердлов».

По истечении пятнадцати лет судно было прислано к Балтийскому флоту и использовалось в учебных целях. В июне 1941 года, когда разгорелись военные действия по всему восточному фронту, было принято решение эвакуировать флотские корабли. В отряде сопровождения был и «Новик». Эсминец, который так долго охранял другие корабли от минных полей, сам подорвался на мине. Так закончился путь легенды.

fb.ru

эсминец — Викисловарь

Содержание

  • 1 Русский
    • 1.1 Морфологические и синтаксические свойства
    • 1.2 Произношение
    • 1.3 Семантические свойства
      • 1.3.1 Значение
      • 1.3.2 Синонимы
      • 1.3.3 Антонимы
      • 1.3.4 Гиперонимы
      • 1.3.5 Гипонимы
    • 1.4 Родственные слова
    • 1.5 Этимология
    • 1.6 Фразеологизмы и устойчивые сочетания
    • 1.7 Перевод
    • 1.8 Библиография

Морфологические и синтаксические свойства[править]

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. эсми́нец эсми́нцы
Р. эсми́нца эсми́нцев
Д. эсми́нцу эсми́нцам
В. эсми́нец эсми́нцы
Тв. эсми́нцем эсми́нцами
Пр. эсми́нце эсми́нцах

эс-ми́-нец

Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 5*a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -эс-; корень: -мин-; суффикс: -ец [Тихонов, 1996].

Произношение[править]

  • МФА: [ɛˈsmʲinʲɪt͡s]

Семантические свойства[править]

Эсминец
Значение[

ru.wiktionary.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о