Содержание

Цари Спарты

     Историю Спарты следует начать с дорийского переселения. Конечно, детально реконструировать процесс переселения дорийцев в Пелопоннес невозможно. В современной науке подчас оспаривается даже сама возможность такого переселения, но чаще споры ведутся вокруг характера его. Вопреки античной традиции, для которой переселение дорийцев – это бесспорно военная кампания, выдвигается теория, согласно которой дорийцы появились на территории Пелопоннеса спустя столетие после гибели Микенской цивилизации и заняли давно уже пустующие земли. В этой теории момент завоевания вовсе отсутствует. Было лишь «медленное просачивание» отдельных дорийских племен на новые земли. Теория эта основывается исключительно на данных археологии. Дело в том, что микенские дворцы погибают в к.XIII – н.XII в. до н.э., а древнейшая раннегеометрическая керамика дорийцев относится уже к XI в. до н.э.

     Существует и другая, согласно которой дорийцы – это или наемники на службе у микенских правителей, или низшие слои микенского общества, которые в результате насильственного переворота захватили власть.
     Данные примеры иллюстрируют опасность отрицания античной литературной традиции и абсолютизацию данных археологии. Конечно, реконструировать раннюю историю Спарты в деталях, с именами и точными датами, совершенно невозможно.

     В классический период в Греции было два ведущих полиса – Афины и Спарта. Оба этих государства, каждое по-своему, внесли огромный вклад в становление и развитие античной цивилизации.

Предпосылки создания Лакедемона

     В Лаконской области жил Лелег, который и был первым ее царем. У Лелега было двое сыновей, Милет и младший Поликаон. После смерти Милета, власть принял его сын Эврот. Так как у него не было потомства мужского пола, он оставил царство Лакедемону, матерью которого была Тайгета, от имени которой получила свое название и гора, а отцом ему приходился сам Зевс.
     Лакедемон был женат на Спарте, дочери Эврота. Как только он получил власть, то, прежде всего, всей стране и всему населению он дал свое имя, а затем выстроил город и назвал его по имени жены; и до наших дней этот город называется Спартой. Амикл, сын Лакедемона, желая в свою очередь оставить по себе какую-нибудь память, основал в Лаконике маленький городок. Из двух бывших у него сыновей Гиакинфа, младшего и очень красивого, постигла смерть раньше отца; могила Гиакинфа – в Амиклах, под статуей Аполлона. По смерти Амикла власть перешла к старшему из его сыновей Аргалу, а затем по смерти Аргала – к Кинорте. У Кинорты был сын Эбал. Эбал взял себе в жены Горгофону, дочь Персея, из Аргоса и имел от нее сына Тиндарея. С ним вступил в спор из-за царства Гиппокоон и требовал себе власти под предлогом старшинства. Соединившись с Икарием и с теми, кто восстал вместе с ним, он оказался намного сильнее Тиндарея и заставил, как рассказывают лакедемоняне, Тиндарея в страхе бежать Пеллану. У мессенян же относительно его есть такое предание, что Тиндарей бежал в Мессению и прибыл к Афарею, а Афарей, сын Периера, был братом Тиндарея по матери, – что он, по их словам, поселился в Мессении, в Фаламах и что когда он жил здесь, родились у него все его дети. Позже Тиндарей возвратился назад в Лаконику при содействии Геракла и вновь вернул себе власть. Тиндарею наследовали его сыновья; затем царствовал здесь Менелай, сын Атрея, зять Тиндарея, а после него Орест, муж Гермионы, дочери Менелая. При возвращении Гераклидов в царствование Тисамена, сына Ореста, города Мессена и Аргос достались на долю первому – Темену.

     В Лакедемоне у Аристодема родились близнецы, образовалось два царских рода. Самого же Аристодема, в Дельфах раньше, чем доряне вторглись в Пелопоннес.
     Сыновей Аристодема звали Проклом и Эврисфеном; будучи близнецами, они, тем не менее, были злейшими врагами друг другу. Но как далеко ни зашла их взаимная ненависть, однако, она не помешала тому, чтобы они совместно помогли Феру, сыну Автесиона, своему опекуну и брату их матери Аргеи, устроить и овладеть колонией. Эту же колонию Фера отправил на остров, который тогда назывался Каллистой (Прекраснейшим), надеясь, что потомки Мемблиара добровольно уступят ему царскую власть .
 
Династия Агидов

     Еврисфен - легендарный царь Лаконики из рода Гераклидов, правивший в XI в. до н.э. Он был родоначальником царского рода Агидов. Когда мальчики подросли, лакедемоняне их обоих провозгласили царями. Братья разделили Лаконику на шесть частей и основали города. Спарту Гераклиды сделали своей столицей, в остальные части они послали царей, разрешив им, в силу редкой населенности страны, принимать к себе всех желающих иностранцев. Соседние племена находились в подчинении у спартанцев, но имели равноправие, как в отношении прав гражданства, так и в смысле занятия государственных должностей. Назывались они илотами

У Эврисфена, старшего сына Аристодема, был сын Агис; от него род Эврисфена называют Агидами.
     В царствование Эхестрата, сына Агиса, в Спарте лакедемоняне заставили выселиться всех взрослых, способных носить оружие жителей Кинуреи, выставив против них обвинение в том, что они, хотя и родственные аргосцам, позволили разбойникам из Кинурии опустошать Арголиду, да и сами открыто делали набеги на эту землю.
     Немного лет спустя Лабот, сын Эхестрата, принял власть над Спартой. В детстве у Лаботы опекуном был Ликург, издавший законы. В эту войну ни с той, ни с другой стороны не было сделано ничего, достойного упоминания; царствовавших затем из этого дома Дорисса, сына Лабота, и Агесилая, сына Дорисса, – обоих постигла смерть после кратковременного царствования.
     Агесилай I - легендарный царь Лаконики (IX в. до н.э.) из рода Агидов. При Агесилае были приняты законы Ликурга.
     У Агесилая был сын Архелай. Архелай - царь лакедемонян из рода Агидов, правивший в IX в. до н.э. При Архелае лакедемоняне подчинили себе силой оружия один из соседних городов, Эгин, и обратили его жителей в рабство, подозревая, что эгиняне сочувствуют аркадянам.
     Сыном Архелая был Телекл: при нем лакедемоняне взяли три окружных города, одержав над ними победу на войне, именно Амиклы, Фарис и Геранфр, принадлежавшие тогда еще ахейцам.
     По смерти Телекла власть принял Алкамен, сын Телекла; при нем лакедемоняне послали на Крит одного из знатнейших людей Спарты, Хармида, сына Эвфия, с тем, чтобы прекратить междоусобие среди критян и убедить их покинуть те небольшие города, которые были расположены относительно далеко от моря или были слабы в тех или иных отношениях, а вместо них построить общие города на местах, удобных для морских сообщений. При нем же они разрушили приморский город Гелос – им владели ахейцы, – и победили в бою аргосцев, помогавших жителям Гелоса (илотам).
     По смерти Алкамена царскую власть принял сын Алкамена, Полидор. Он правил в VIII в. до Рождества Христова. При нем лакедемоняне отправили основать две колонии: одну – в Италию, в Кротон, другую – в область локров, тех, что у мыса Зефирия.
     При нем же началась Первая Мессенская война. В это время лакедемонянами командовал преимущественно Феопомп, сын Никандра, царь из другого царского рода. Когда война с Мессенией была доведена до конца, Полидор был убит Полемархом. Полидор пользовался большой популярностью в Спарте и был особенно любим народом, так как не позволял себе по отношению к кому бы то ни было, ни насильственных поступков, ни грубого обращения и, совершая суд, соблюдал справедливость и проявлял снисходительность к людям
     Во время царствования Эврикрата, сына Полидора, мессеняне терпеливо переносили свое положение, оставаясь подданными лакедемонян; и со стороны аргосского народа против них не произошло никаких новых выступлений.
     Но при Анаксандре, сыне Эврикрата, мессеняне восстали против лакедемонян. Некоторое время они, ведя войну, держались против лакедемонян, но затем, будучи побеждены, они, по договору, удалились из Пелопоннеса; та же часть их населения, которая осталась в этой земле, стала рабами лакедемонян, кроме тех, которые занимали свои приморские города.
     Сыном Анаксандра был Эврикрат, а у Эврикрата – это был второй царь с этим именем – был сын Лев. Лев правил в первой пол. VI в. до Рождества Христова. В их царствование лакедемоняне терпели не мало поражений в войне с тегеатами. Но при Анаксандриде, сыне Льва, они оказались на войне победителями над тегеатами.
Анаксандрид, сын Леонта, один из всех лакедемонян имел одновременно двух жен и одновременно жил в двух домах. Когда умер Анаксандрид, то лакедемоняне, хотя Дорией и по разуму и в военном деле, по их же мнению, был выше Клеомена, все же, против своего желания, отстранили его от царского сана и отдали власть Клеомену на основании законов о старшинстве. Тогда Дорией – он не захотел, оставаясь в Лакедемоне, подчиняться Клеомену, – был послан основать новую колонию.
    Клеомен I - царь лакедемонян из рода Агидов, правивший в 520-491 гг. до н.э. Клеомен, был несколько слабоумен и имел склонность к помешательству.
     Как только Клеомен вступил на престол, он тотчас же вторгся в Арголиду, собрав войско, как из лакедемонян, так и из союзников. Когда аргосцы выступили против него с оружием в руках, Клеомен в сражении победил их. Клеомен также дважды ходил походом и на Афины: первый раз, чтобы освободить афинян от тирании детей Писистрата, чем приобрел среди всех эллинов и себе и лакедемонянам большую славу, а второй – ради афинянина Исагора, с тем, чтобы помочь ему захватить тиранию над Афинами. Но он ошибся в своих надеждах. Афиняне долго боролись за свою свободу и Клеомен подверг опустошению их страну, он разорил и область, так называемую Оргаду, посвященную элевсинским богиням.
     Он прибыл в Эгину и велел арестовать влиятельных эгинетян, которые держали сторону персов и убедили своих сограждан дать Дарию, сыну Гистаспа, «землю и воду» (в знак подчинения). Когда Клеомен находился в Эгине, Демарат, царь из другого царского рода, стал обвинять его перед собранием лакедемонян.
     Когда Клеомен вернулся из Эгины, он принял меры, чтобы лишить Демарата царского достоинства, и для этого подкупил дельфийскую пророчицу с тем, чтобы она дала лакедемонянам такой ответ, какой он сам подсказал ей и побудил Леотихида, человека царского рода и из одного и того же дома с Демаратом, вступить в спор с ним из-за власти. Леотихид ссылался на те слова, которые некогда, по неосмотрительности, бросил по отношению к только что родившемуся Демарату его отец Аристон, сказав, что это не его сын. Тогда лакедемоняне, как они обычно это делали, перенесли все это дело и спор о Демарате в Дельфы, прося вещего слова бога. И пророчица дала им в виде ответа изречение, которое соответствовало планам Клеомена. Таким образом, Демарат был устранен от царства вследствие ненависти к нему Клеомена, а не по справедливости.
     Впоследствии Клеомен в припадке безумия сам причинил себе смерть: схватив меч, он стал сам себе наносить раны и умер, изрубив и изуродовав все свое тело. Так как у Клеомена не было потомков мужского пола, то власть перешла к Леониду, (третьему) сыну Анаксандрида, родному брату Дориея .
     Леонид I - спартанский царь из рода Агидов, правивший в 491—480 гг. до н.э. За первые десять лет своего царствования Леонид не сделал ничего замечательного, но зато навеки обессмертил себя последним в своей жизни сражением при Фермопилах.
     В это время Ксеркс повел свои полчища на Элладу, Леонид вместе с тремястами лакедемонян встретил его у Фермопил. Много было войн и у греков и у варваров между собою, но легко перечислить те, которым доблесть одного человека дала величайшую славу; так, Ахиллес прославил войну под Илионом, а Мильтиад – Марафонский бой. Подвиг выполненного Леонидом долга превзошел все подвиги этого времени. Тому самому Ксерксу, который из всех царей, бывших у мидян, а впоследствии и у персов, задавался самыми честолюбивыми планами и совершил блестящие деяния. Леонид с горстью людей, которых он привел с собой к Фермопилам, так твердо стал на пути, что Ксеркс вообще никогда не увидал бы Эллады и не сжег бы города афинян, если бы трахинец не провел по непроходимой тропе, идущей через гору Эту, Гидарна с войском и не дал бы ему возможности окружить эллинов. Лишь после того, как таким образом погиб Леонид, варвары смогли проникнуть в Элладу.
     Плистарх - спартанский царь из рода Агидов, правивший в 480-458 гг. до н.э. Сын Леонида I. В детстве опекуном Плистарха был его двоюродный брат Павсаний. После смерти Плистарха царем стал сын Павсания Плистоанакт
У      Плейстоанакса был сын Павсаний. Павсаний - царь лакедемонян из рода Агидов, правивший в 409-395 гг. до н.э.
     Павсаний явился в Аттику, как враг Фрасибула и афинян, с тем, чтобы укрепить прочно тиранию тех, кому Лисандр вручил власть. И в битве он победил афинян, занявших Пирей, но после сражения он решил тотчас увести домой войско, не желая навлекать на Спарту самый позорный из упреков своей поддержкой тирании безбожных людей.
     Когда он вернулся из Афин после такого бесплодного сражения, его враги призвали его на суд. В суде над лакедемонским царем заседают так называемые геронты, двадцать восемь числом, вся коллегия эфоров, а вместе с ними и царь из другого царского рода. Четырнадцать геронтов, а также Агис, царь из другого царского дома, признали, что Павсаний виновен; все же остальные судьи его оправдали.
     Немного времени спустя, когда лакедемоняне собирали войско против Фив – Лисандр, прибыв в Фокиду, призвал фокейцев к всенародному ополчению; не выждав времени, он немедленно двинулся в Беотию и напал на укрепленное местечко Галиарт, население которого не хотело отпасть от фивян. Но уже раньше в этот город вошли тайно некоторые из фивян и афинян, и когда они вышли и выстроились под стенами города, то (в происшедшем сражении) пал среди других лакедемонян и Лисандр.
     Павсаний опоздал к этому сражению, собирая войско среди тегеатов и других аркадян; когда же он прибыл в Беотию и узнал о поражении тех, кто был с Лисандром, и о смерти самого Лисандра, он все же повел войско на Фивы и намеревался начать сражение. Тут против него выступили фивяне и стало известным, что недалеко находится Фрасибул, который, ведя афинян, ожидал, чтобы лакедемоняне начали сражение, и намеревался, когда они уже начнут, самому ударить им в тыл. Павсаний испугался, что ему придется вести бой на два фронта, попавши между двумя неприятельскими войсками, поэтому он заключил с фивянами перемирие и взял с собою трупы павших под стенами Галиарта. Лакедемонянам это не понравилось. Когда и на этот раз граждане обвинили его в медлительности прихода в Беотию, он не стал ожидать вызова на суд, но в качестве молящего о защите тегеаты его приняли в своем храме Афины-Алеи.
     После бегства Павсания его сыновья, Агесипол и Клеомброт, остались совершенно юными и опеку над ними принял Аристодем, бывший их самым близким родственником. И победа лакедемонян под Коринфом была выиграна, когда он командовал ими.
     Когда Агесипол подрос и стал царем, то первыми из пелопоннесцев, с которыми он вступил в войну, были аргосцы. Когда он повел войско из области тегеатов в Арголиду, он встретил глашатая, которого аргосцы послали к Агесиполу с тем, чтобы возобновить перемирие, по их словам, издревле установленное между различными народами дорийского племени по отношению друг к другу, но царь не пожелал заключить перемирия с глашатаем и, продвигаясь вместе с войском вперед, опустошал страну. Тогда бог потряс землю, но и тут Агесипол все же не подумал отвести свое войско назад, несмотря на то, что лакедемоняне больше всех эллинов (равно как и афиняне) боятся всяких божественных знамений. Он уже начал располагаться лагерем под стенами Аргоса, но бог не переставал потрясать землю, причем некоторые из воинов Агесипола были поражены молнией, а других оглушил гром. Только тогда против воли он прервал поход и отступил из Арголиды.
     Но тотчас же пошел походом на олинфян. После того, как он одержал победу в сражении, взял приступом много других городов в Халкидике и надеялся захватить самый Олинф, он внезапно заболел и умер от этой болезни.
     После смерти Агесиполида, умершего бездетным, власть перешла к Клеомброту и под его начальством лакедемоняне сражались с беотийцами при Левктрах. Клеомброт, бывший сам храбрым воином, пал в самом начале сражения. Обычно при великих поражениях воля судьбы прежде всего выражается в том, что она отнимает предводителя, подобно тому, как у афинян она в начале сражения при Делии отняла начальствовавшего ими Гиппократа, сына Арифрона, а впоследствии в Фессалии (другого афинского военачальника) Леосфена. Старший сын Клеомброта Агесипол не совершил ничего славного, достойного памяти; после его смерти власть перешла к его младшему брату. У него было двое сыновей – Акротат, а за ним Клеоним; смерть постигла Акротата раньше, чем самого (отца его) Клеомена.
     Когда позднее умер Клеомен, то из-за царской власти вступили в спор Клеоним, сын Клеомена, и Арей, сын Акротата. Тогда геронты постановили, что в силу наследственных прав царская власть должна принадлежать Арею, сыну Акротата, а не Клеониму. Клеоним, отстраненный от царской власти, преисполнился великим гневом, и эфоры не могли смягчить его души и примирить со Спартой ни дарами, ни тем, что они поставили его во главе войска. В конце концов он дерзнул совершить по отношению к родине много преступного и предательского и даже пригласил в родную страну Пирра, сына Эакида.
     Когда в Спарте царствовал Арей, сын Акротата, Антигон, сын Деметрия, двинулся походом на Афины и с пешим войском и флотом. На помощь афинянам прибыл из Египта Патрокл вместе со своим войском и флотом, выступили и лакедемоняне всенародным ополчением, поручив главное командование царю Арею. Но Антигон таким тесным кольцом окружил Афины, что союзным с афинянами силам не было никакой возможности войти в город. Тогда Патрокл, отправив послов, стал побуждать лакедемонян и Арея начать битву против Антигона, говоря, что если они начнут, то и он нападет на македонян с тылу; прежде же, чем не произойдет это нападение, как-то неудобно им, египтянам и морякам, нападать на пехоту. И действительно, лакедемоняне стремились, не взирая на опасность, оказать афинянам помощь, как вследствие своего расположения к ним, так и из жажды военной славы, мечтая о каком-либо памятном для дальнейших времен своем подвиге. Но Арей отвел назад свое войско под предлогом, что у него вышло все продовольствие. Он считал, что надо беречь храбрость воинов для своих собственных интересов, а не расточать ее так нерасчетливо для чужих. С афинянами, оказывавшими в течение очень долгого времени сильное сопротивление, Антигон заключил мир на том условии, что он введет к ним гарнизон и поместит его на (холме) Мусейе. С течением времени Антигон сам добровольно вывел (из Афин) этот гарнизон. У Арея родился сын Акротат, а у него – сын Арей, который умер от болезни еще восьмилетним мальчиком.
     Так как представителем мужского поколения из дома Эврисфена оставался один только Леонид, сын Клеонима, уже глубокий старик, то лакедемоняне и передали ему власть. Самым сильным противником Леонида оказался Лисандр, потомок Лисандра, сына Аристокрита. Он привлек на свою сторону Клеомброта, женатого на дочери Леонида; сговорившись с ним, он стал возводить на Леонида в числе многих других обвинений также и то, будто он, будучи еще ребенком, дал клятву своему отцу Клеониму способствовать гибели Спарты. Таким образом, действительно, Леонид был лишен царского достоинства и вместо него эту честь получил Клеомброт. Если бы Леонид поддался чувству гнева и, подобно Демарату, сыну Аристона, удалился к македонскому царю или в Египет, то если бы даже спартанцы, (раскаявшись), изменили свое решение, ему от этого не было бы никакой пользы. Он же, изгнанный гражданами после осуждения из страны, отправился в Аркадию, а несколько лет спустя лакедемоняне вызвали его оттуда обратно и вновь избрали царем.
     Клеомен (около 262-219 гг. до н.э.) был старшим сыном царя Леонида, погубившего благородного Агиса. После казни Агиса царь Леонид насильно выдал его вдову Агиатиду замуж за Клеомена, чтобы завладеть ее имуществом. Клеомен получил хорошее образование. Его наставником и другом был знаменитый ученый Сфер Борисфенский, который имел большое влияние на спартанскую молодежь. Сфер учил, что царь - это только первый гражданин, лишь слуга народа и поэтому обязан всецело посвятить себя его благу. Со всем пылом юности Клеомен воспринял эти демократические идеи и с возмущением наблюдал за всем происходившим в Спарте после гибели Агиса. Клеомен понимал, что реформы будут успешны только тогда, если удастся уничтожить главную опору богачей - совет старейшин (герусию) и эфорат. А для этого нужно было создать войско не из наемников, а из граждан, кровно заинтересованных в переделе земли и имущества богачей. С этим было связано и возрождение военного могущества Спарты.
     После смерти Клеомена движение бедноты в Спарте продолжалось. Появились другие народные вожди, называвшие себя тиранами, которые продолжали дело Клеомена. Борьба шла с переменным успехом вплоть до того, когда в дела Греции вмешалась новая сила - Рим. Подчинив Спарту и другие греческие государства, римские завоеватели надолго установили там свое господство.
     Из рода Эврисфена, из так называемых агидов, Клеомен, сын Леонида, был последним царем в Спарте.
 
Династия Эврипонтидов

     Прокл - легендарный царь Лаконики. правивший в XI в. до Р.X. Сын Аристодема. Родоначальник царского рода Эврипонтидов. Прокл дал своему сыну имя Соон. Эврипонт же, сын Соона, настолько прославил себя, что этот род от него получил имя Эврипонтидов, а до него они назывались Проклидами.
     Сыном Эврипонта был Пританид. При Пританиде, началась вражда у лакедемонян с аргосцами, но еще раньше этой распри они вели войну с кинурийцами. В течение следующих поколений, в царствование Эвнома, сына Пританида, и Полидекта, сына Эвнома, Спарта жила в мире.
     Но Харилл, сын Полидекта, сначала подверг опустошению землю Аргос а затем, несколько лет спустя, под его начальством состоялось вторжение спартанцев в область Тегеи, когда лакедемоняне надеялись победить Тегею и подчинить ее своей власти, отделив от Арголиды Тегейскую равнину; в этом они положились на двусмысленное прорицание.
     После смерти Харилла власть принял сын Харилла, Никандр. В царствование Никандра произошло убийство мессенянами в храме Артемиды-Лимнады (Девы вод) Телекла, царя из другого царского рода. Никандр также вторгся в Арголиду с большим войском и причинил много опустошений в стране. Принимавшие вместе с лакедемонянами участие в этом походе жители Асины вскоре испытали возмездие от аргивян, которые подвергли их родину окончательному опустошению, а их самих изгнали.
     Когда  Феопомп, сын Никиандра еще царствовал в Спарте, у лакедемонян с аргосцами начался спор из-за так называемой Фиреатидской равнины. Феопомп сам не принимал участия в этом деле по старости, но еще больше вследствие горя, так как рок похитил Архидама, сына Феопомпа, еще при жизни отца. Но Архидам умер не бездетным; он оставил после себя сына Зевксидама. Затем власть принял сын Зевксидама, Анаксидам.
     При нем мессеняне должны были покинуть Пелопоннес, вторично побежденные на войне спартанцами. Сыном Анаксидама был Архидам, а сыном Архидама – Агасикл; им обоим было суждено провести всю жизнь в спокойствии, и они не вели никаких войн.
     Аристон, сын Агасикла, взял себе в жены ту, которая, была самой некрасивой из девушек Лакедемона, но по милости Елены она стала самой красивой из всех женщин. Всего на седьмом месяце после того, как Аристон женился на ней, у нее родился сын Демарат. Аристон заседал вместе с эфорами в совете, когда пришел к нему раб с известием, что у него родился сын; Аристон, заявил, что по счету месяцев он не может быть его сыном. Впоследствии он сам раскаялся в этих словах, но когда Демарат уже царствовал и уже прославил Спарту славными своими подвигами, между прочим, освободив вместе с Клеоменом афинян от Писистратидов, неразумная фраза Аристона и ненависть Клеомена сделали его рядовым гражданином, (лишив его трона). Он удалился в Персию к царю Дарию и еще долгое время спустя, как говорят, его потомки продолжали жить в Азии.
     Ставши вместо Демарата царем, Леотихид участвовал вместе с афинянами и афинским вождем Ксантиппом, сыном Арифрона, в битве при Микале, а после этого отправился в Фессалию, против Алевадов. И хотя ему было легко завоевать всю Фессалию, так как он всегда оставался победителем, но он дал подкупить себя Алевадам. Привлеченный в Лакедемоне к суду, он добровольно, не дожидаясь суда, бежал в Тегею и явился там в качестве молящего о защите в храм Афины-Алеи. Сын Леотихида, Зевксидам, еще при жизни Леотихида, когда он не был еще изгнанником, умер от болезни.
     Власть после ухода Леотихида в Тегею принял Архидам, сын Зевксидама. Этот Архидам причинил особенно много вреда стране афинян, ежегодно вторгаясь в Аттику с войском и при всяком вторжении он проходил ее всю, предавая опустошению огнем и мечом. Он также подверг осаде и взял город Платеи, бывший всегда на стороне афинян. Но во всяком случае не он был зачинщиком войны между пелопоннесцами и афинянами; напротив, он приложил все возможные усилия к тому, чтобы между ними сохранилось перемирие.
     Сфенелаид, пользовавшийся вообще большим влиянием в Лакедемоне и в то время бывший эфором, оказался главным виновником войны. Эта война потрясла до самого основания Элладу, бывшую еще до тех пор крепкой и организованной, а впоследствии Филипп, сын Аминта, ее уже расшатанную и совершенно пришедшую в упадок, низверг и покорил своей власти.
     Умирая, Архидам оставил двух сыновей. Агис был старший по возрасту и поэтому получил власть раньше Агесилая. У Архидама была и дочь, по имени Киниска, которая с величайшей страстью предавалась олимпийским состязаниям и первая из женщин содержала с этою целью лошадей и первая из них одержала победу на олимпийских играх. После Киниски и другие женщины, особенно из Лакедемона, добивались побед в Олимпии, но никто из них не заслужил такой славы своими победами, как она. Мне кажется, что нет на свете других людей, которые бы менее, чем спартанцы, восхищались поэзией и гнались за восхвалениями, выраженными в форме поэтических произведениий. И в самом деле, если не считать эпиграммы, написанной неизвестно кем в честь Киниски, и еще эпиграммы Симонида, который много раньше написал ее для Павсания, чтобы поместить ее на треножник, который Павсаний посвятил в Дельфы, то ничего другого не было написано ни одним поэтом о лакедемонских царях в память о них .
     Еще в царствование Агиса, сына Архидама, начались взаимные пререкания между лакедемонянами и элейцами, но особенно лакедемоняне обиделись за то, что элейцы не допустили их к участию в олимпийских играх и к жертвоприношениям в храме Олимпийского-Зевса. И вот лакедемоняне отправляют к элейцам вестника с требованием возвратить автономию лепреатам и тем из окружных городов, которые были их подданными. Элейцы ответили им, что как только они увидят свободными окружные города Спарты, то и они не замедлят предоставить свободу также и своим; после такого ответа лакедемоняне во главе с царем Агисом вторглись в Элиду. Их войско уже дошло до Олимпии и стояло уже перед рекою Алфеем, но в это время бог потряс землю, и войско должно было уйти назад. На следующий год Агис опустошил страну и захватил большую добычу. Элеец Ксений, личный друг Агиса и представитель (“проксен”) лакедемонян у элейцев, восстал против народной власти, встав во главе богатых граждан. Но прежде чем прибыл Агис с войском, чтобы их поддержать, Фрасидей, стоявший тогда во главе элейского народа, победил в сражении Ксения и его сторонников и изгнал их из города. Тогда Агису пришлось увести назад войско; однако он оставил спартанца Лисистрата с частью военных сил, которые, вместе с беглецами из элейцев и лепреатами, должны были опустошать Элейскую оласть. На третий год войны лакедемоняне вместе с Агисом готовились опять вторгнуться в Элиду, но элейцы и их вождь Фрасидам, доведенные до крайности опустошениями, согласились отказаться от власти над окружными городами, срыть стены своего города и допустить лакедемонян в Олимпию как для участия в жертвоприношении Олимпийскому-Зевсу, так и для проведения вместе с ними олимпийских игр.
     Агис также не раз во главе войска вторгался в Аттику; это он укрепил Декелею, заняв ее гарнизоном, создав постоянную угрозу афинянам; когда афинский флот был разбит при Эгоспотамах, то Лисандр, сын Аристокрита, и Агис нарушили ту клятву именем богов, которую лакедемоняне публично дали афинянам, и от своего имени, без согласия всего спартанского народа, они внесли на собрании союзников предложение “обрубить у афинян и ветки и корни” . Таковы были особенно замечательные военные подвиги Агиса.
     Опрометчивое заявление Аристона относительно сына своего Демарата повторил и Агис по отношению к Леотихиду; и ему какой-то злой дух внушил сказать в присутствии эфоров, что он считает Леотихида не своим сыном. Но впоследствии Агиса также охватило раскаяние и, когда его, больного, несли из Аркадии домой и когда он прибыл в Герею, то при большом стечении свидетелей он заявил, что считает Леотихида своим сыном и со слезами умолял их передать эти его слова лакедемонянам.
     После смерти Агиса Агесилай стал отстранять Леотихида от царства, приводя лакедемонянам на память те слова, которые некогда были сказаны Агисом по поводу Леотихида. Тогда прибыли и аркадяне из Гереи и засвидетельствовали в пользу Леотихида все то, что они слышали из уст умирающего Агиса.
     Леотихид говорил, что пророчество относится к Агесилаю, так как Агесилай был хромым на одну ногу, Агесилай же обращал его на Леотихида, как на незаконного сына Агиса. Лакедемоняне могли, конечно, в этом случае обратиться за разрешением спора в Дельфы, но они этого не сделали, причиною чего, был Лисандр, сын Аристокрита, употреблявший все усилия на то, чтобы царем был Агесилай.
     Таким образом, царем стал Агесилай, сын Архидама. При нем лакедемоняне решили переправиться в Азию, чтобы воевать с Артаксерксом, сыном Дария: людьми, стоявшими у власти, и особенно Лисандром они были поставлены в известность, что во время войны с афинянами деньги на флот давал им не Артаксеркс, а Кир. Агесилай, получив поручение переправить войско в Азию и стать во главе сухопутной армии, разослал по всему Пелопоннесу, кроме Аргоса, и ко всем остальным эллинам по ту сторону Истма вестников, приглашая их в союзники. Хотя коринфяне очень хотели принять участие в этом походе в Азию, но так как у них внезапно сгорел храм Зевса, носящего название Олимпийского, то они, считая это за дурное предзнаменование, против своего желания, остались дома. Афиняне выставили тот предлог, что после пелопоннеской войны и моровой язвы их государство еще не восстановило своего прежнего благополучия, но главным образом они сохраняли спокойствие потому, что через вестников узнали, что Конон, сын Тимофея, ушел ко двору персидского царя. В Фивы в качестве посла был отправлен Аристоменид, дед Агесилая по матери; он пользовался расположением в Фивах и был одним из тех судей, которые подали голос за то, чтобы, по взятии Платей, оставшиеся в живых платейцы были казнены. Но и фиванцы дали такой же отрицательный ответ, как и афиняне, сказав, что они не придут на помощь.
Когда собралось спартанское и союзное войско и флот был готов к отплытию, Агесилай отправился в Авлиду, чтобы принести жертву Артемиде, потому что и Агамемнон, умилостив богиню, двинулся оттуда походом против Трои. Агесилай считал, что он является царем более цветущего и могущественного государства, чем царь Агамемнон, и что, подобно Агамемнону, он является вождем всей Эллады; он льстил себе мыслью, что победить Артаксеркса и овладеть всеми богатствами Персии будет более славным подвигом, чем разрушить владычество Приама. Когда он уже приносил жертву, явились сюда фиванцы с оружием в руках; они сбросили с алтаря уже горевшие бедра жертвенных животных, а его самого (они) прогнали из храма. Агесилай был очень обижен, что ему не дали окончить жертвы; тем не менее он перешел в Азию и двинулся на Сарды.
     Лидия составляла тогда самую важную часть нижней (Малой) Азии и (ее столица) Сарды отличалась своим богатством и пышностью среди всех городов; они были резиденцией сатрапа Приморской области так же, как Сузы были резиденцией самого персидского царя. Битва с Тиссаферном, сатрапом ионийских областей, произошла на равнине Герма, и Агесилай победил и персидскую конницу и пехоту, собранных тогда в большем количестве, чем когда-либо, за исключением похода Ксеркса и еще раньше Дария, когда первый повел войско на скифов, а другой – на Афины. Лакедемоняне, восхищенные энергией и блеском образа действий Агесилая, охотно сделали его начальником и над флотом, но он поставил во главе триэр Пейсандра, а на сестре Пейсандра был женат Агесилай, – сам же энергично продолжал войну на суше.
     Когда Артаксеркс узнал об этих сражениях, в которых победителем остался Агесилай, и что он продолжает двигаться вперед, сметая все на своем пути, он приговорил Тиссаферна к казни, хотя раньше Тиссаферн оказал ему большие услуги, и сатрапом Приморской области послал Тифравста, человека очень умного и к тому же очень не любившего лакедемонян. Когда он прибыл в Сарды, он сейчас же придумал средство, как заставить лакедемонян отозвать войско из Азии. Он отправил в Элладу родосца Тимократа с крупной суммой денег, поручив ему возбудить войну против лакедемонян в Элладе. Им были подкуплены, из аргосцев Килон и Содам, в Фивах – Андроклид, Исмений и Амфифемис: приняли в этом участие и афиняне – Кефал и Эпикрат, а также те из коринфян, которые сочувствовали аргосцам, – Полиант и Тимолай. Открыли военные действия локры из Амфиссы. У локров была на границе спорная земля с фокейцами; когда наступило время жатвы, то локры, по наущению фивян, сторонников Исмении, сжали хлеб и угнали добычу. Тогда фокейцы всем народом ворвались в Локриду и опустошили страну. В свою очередь локры призвали своих союзников фивян и разграбили Фокиду.
     Фокейцы отправились с жалобой на фивян в Лакедемон и указали, что они перетерпели от них. Лакедемоняне решили начать войну против фивян, выставляя против них и другие жалобы, а главным образом то оскорбление, которое они нанесли Агесилаю в Авлиде при жертвоприношении. Узнав заранее о таком решении лакедемонян, афиняне отправили в Спарту посольство с предложением не поднимать оружия против Фив, а разрешить судом те обвинения, которые тут выставляются, но лакедемоняне с гневом отослали назад это посольство.
     Начавшись с похода лакедемонян на Беотию, эта, так называемая, Коринфская война стала расширяться все больше и больше. Вследствие такой необходимости Агесилай должен был отвести назад свое войско из Азии. Когда он переправился из Абидоса с флотом в Сест и, пройдя Фракию, прибыл в Фессалию, то здесь фессалийцы, стараясь сделать приятное фивянам, хотели задержать Агесилая в его дальнейшем движении; кроме того, у них с давних пор было какое-то дружеское расположение к афинскому государству.
     Разбив их конницу, Агесилай прошел через всю Фессалию и вновь, пройдя через Беотию, он победил при Короне фивян и все войско их союзников. Когда, (потерпев поражение), беотийцы обратились в бегство, то некоторые из воинов бежали в храм Афины, называемой Итонии. Хотя Агесилай был ранен в этом сражении, но, несмотря на это, он не нарушил права молящих о защите.
     Немного спустя те, кто был изгнан из Коринфа за свое расположение к спартанцам, устроили истмийские игры. Устрашенные присутствием Агесилая, остальные жители Коринфа тогда сохраняли спокойствие. Но не успел Агесилай сняться с войском из-под Коринфа и направиться в Спарту, как и коринфяне вместе с аргосцами стали справлять истмийские игры. Агесилай вновь вернулся к Коринфу с войском; так как наступал праздник Гиакинфий, то он отпустил амиклейцев домой совершить установленные празднества в честь Аполлона и Гиакинфа. На эту часть войска на пути напали афиняне под начальством Ификрата и перебили их.
     Агесилай ходил также и в Этолию на помощь этолийцам, которых сильно теснили акарнанцы, и заставил акарнанцев прекратить войну, хотя они уже были готовы захватить Калидон и другие этолийские города.
Позднее он плавал и в Египет, чтобы помочь египтянам, когда они отпали от персидского царя. И в Египте Агесилай совершил много подвигов, достойных памяти. Он был уже стариком и во время этого похода его постигла неизбежная для всех судьба (смерть). Когда его труп был привезен в Спарту, лакедемоняне похоронили его, воздав ему почести большие, чем какому-либо другому царю
     В царствование Архидама, сына Агесилая, фокейцы захватили святилище в Дельфах. Это вызвало у них войну с фивянами; на помощь фокейцам в этой войне явилось прежде всего войско, набранное фокейцами самостоятельно на средства, вырученные ими от (захваченных) сокровищ; кроме того, им на помощь открыто, от имени своих государств, явились лакедемоняне и афиняне; последние вспомнили о каком-то старинном одолжении, оказанном им фокейцами; с своей стороны и лакедемоняне выставляли предлогом свою дружбу к фокейцам, на самом же деле их скорей побуждала ненависть, как мне кажется, к фивянам. Феопомп, сын Дамасистрата, говорит, что сам Архидам участвовал в разделе этих сокровищ и что жена Архидама, Дейниха, получая подарки от влиятельных среди фокейцев лиц, благодаря им, склоняла Архидама к такому союзу. Принять подарки из священных сокровищ и защищать людей, ограбивших самый знаменитый из храмов божественного вещания, я не считаю делом похвальным, но вот что служит к чести Архидама: когда фокейцы решили всех взрослых жителей Дельф перебить, детей и жен продать в рабство, а самый город разрушить до основания, то только вмешательству Архидама дельфийцы обязаны, что избегли ужасной участи, грозившей им со стороны фокейцев.
     Впоследствии Архидам переправился в Италию, чтобы подать помощь тарентинцам в их войне с соседними варварами. Там он был убит варварами, а что его тело не удостоилось погребения «в царской гробнице», этому был виною гнев Аполлона.
     Старшему сыну Архидама, Агису, было суждено умереть в битве против македонян и Антипатра, младший же сын его, Эвдамид, царствовал у лакедемонян и при нем они пользовались миром. 
     Далее царстовал Агис IV - царь из рода Эврипонтидов, правивший в Лаконике в 244-241 гг. до Р.Х. Сын Эвдамида II. С детства он воспитывался в роскоши своей матерью Агесистратой и бабкою Архидамией, самыми состоятельными в Лакедемоне женщинами. Но еще не достигнув 20 лет, он объявил войну удовольствиям, сорвал с себя украшения, решительно отверг какую бы то ни было расточительность, гордился своим потрепанным плащом, мечтал о лаконских обедах, купаниях и вообще о спартанском образе жизни и говорил, что ему ни к чему была бы и царская власть, если бы не надежда возродить с ее помощью старинные законы и обычаи.
     С этой целью он стал испытывать настроения спартанцев. Молодежь, вопреки ожиданиям Агиса, быстро откликнулась на его слова и с увлечением посвятила себя доблести, ради свободы переменив весь образ своей жизни, точно одежду. Но пожилые люди, которых порча богатства коснулась гораздо глубже, бранили Агиса. Росло недовольство богатых людей царствованием Агиса.
     По уму и высоким душевным качествам Агис не только превосходил второго царя Леонида, но был одним из самых выдающихся людей своего времени. Скоро он сделался любимцем простого народа Спарты.
     Первая попытка реформы кончилась неудачно, во-первых, потому что невозможно было вернуть Спартанское государство, находившееся в состоянии глубокого упадка, к Ликурговым порядкам; во-вторых, потому что благородный правитель Агис был лишен черт борца и вождя. У него не было непреклонной воли и стойкости, не отступающей перед необходимостью применить силу к богачам. Нужен был правитель иного склада. Такой человек вскоре появился в Спарте. Это был царь Клеомен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Спарта (Лакедемон) - древнегреческий полис в Лаконике (Пелопоннес), превратившийся после завоевания в VIII-VI вв. до н. э. южной части Пелопоннеса в крупное государство. По преданию, государственный строй в Спарте был установлен Ликургом (IX-VIII вв.). Спартиаты владели равными участками государственной земли с прикрепленными к ним илотами, сами занимались главным образом военным делом. Ремесло и торговля находились в руках периэков. Спарта — классический образец полиса с олигархическим государственным строем; государственные дела решала герусия, затем коллегия эфоров. С древнейших времен в Спарте одновременно правили две царские династии, которые нередко соперничали и враждовали между собой. Цари, возводившие свой род к самому Гераклу, пользовались всеобщим почетом и уважением. Однако власть их была сильно ограничена законом. В военное время они выполняли функции военачальников, командовавших спартанской армией, в мирное время занимались судебными и религиозными делами. Оба царя входили в совет старейшин (вместе с ними он насчитывал тридцать человек) и принимали участие в его заседаниях, на которых решались практически все основные вопросы государственного управления.
     Соперничество между Афинами и Спартой привело к Пелопоннесской войне 431-404 годов; победив в ней, Спарта утвердила свою гегемонию над Грецией. После поражения в войне с Фивами в 371 году при Левктрах и в 362 году при Мантинее Спарта превратилась во второстепенное государство. В 146 году Спарта подчинена Римом, в 27 году до н. э. вошла в римскую провинцию Ахайя.
     Современная Спарта - город в Греции, на юге полуострова Пелопоннес, административный центр нома Лакония в долине р. Эвротас, основаная в 1834. Близ нее - руины древнего г. Спарта (остатки акрополя с храмом Афины, VI в. до н. э., святилищ, VII-V вв. до н. э., театра, I-II вв. н. э.).

Цари Спарты

До 1103 до н.э. цари Лаконики
Гераклиды
1103 - 1101 до н.э. Аристодем
Агиады
1101 - 1059 до н.э. Эврисфен
1059 - 1058 до н.э. Агис I
1058 - 1023 до н.э. Эхестрат
1023 - 986 до н.э. Лабот
986 - 957 до н.э. Дорисс
957 - 913 до н.э. Агесилай I
913 - 853 до н.э. Архелай
853 - 813 до н.э. Телекл
813 - 776 до н.э. Алкамен
776 - кон.8 в. до н.э. Полидор
кон.8 в. - 685 до н.э. Эврикрат
ок.685 - 668 до н.э. Анаксандр
668 - 590 до н.э. Эврикратид
590 - 560 до н.э. Леонт
560 - 520 до н.э. Анаксандрид
520 - 490 до н.э. Клеомен I
490 - 480 до н.э. Леонид I
480 - 470 до н.э. Павсаний (регент)
480 - 459 до н.э. Плистарх
459 - 445 до н.э. Плистоанакт I
445 - 426 до н.э. Павсаний I
426 - 409 до н.э. Плистоанакт I
409 - 395 до н.э. Павсаний I
395 - 380 до н.э. Агесиполид I
380 - 371 до н.э. Клеомброт I
371 - 370 до н.э. Агесиполид II
370 - 309 до н.э. Клеомен II
309 - 265 до н.э. Арей I
265 - 262 до н.э. Акротат
262 - 254 до н.э. Арей II
254 - 243 до н.э. Леонид II
243 - 241 до н.э. Клеомброт II
241 - 235 до н.э. Леонид II
235 - 227 до н.э. Клеомен III
227 - 221 до н.э. Эвклид
В 221 - 219 до н.э. республика
219 - 215 до н.э. Агесиполид III
Эврипониды
1101 - сер.11 в. до н.э. Прокл
2-я пол.11 в. до н.э. Сой
10 в. до н.э. Эврипонт
10 в. до н.э. Пританид
10 в. до н.э. Эвном
9 в. до н.э. Полидект
9 в. до н.э. Ликург I
9 в. до н.э. Харилай
кон.9 в. - 770 до н.э. Никандр
ок.770 - 720 до н.э. Феопомп
720 - нач.7 в. до н.э. Зевксидам
1-я пол.7 в. до н.э. Анаксидам
2-я пол.7 в. до н.э. Архидам I
кон.7 в. - 550 до н.э. Агасикл
550 - 515 до н.э. Аристон
515 - 491 до н.э. Демарат
491 - 469 до н.э. Леонтихид I
469 - 427 до н.э. Архидам II
427 - 399 до н.э. Агис II
399 до н.э. Леонтихид II
399 - 360 до н.э. Агиселай II
360 - 338 до н.э. Архидам III
338 - 331 до н.э. Агис III
331 - 305 до н.э. Эвдамид I
305 - 275 до н.э. Архидам IV
275 - 244 до н.э. Эвдамид II
244 - 241 до н.э. Агис IV
241 - 228 до н.э. Эвдамид III
228 - 227 до н.э. Архидам IV
В 221 - 219 до н.э. республика
219 - 212 до н.э. Ликург II
212 - 200 до н.э. Пелоп
211 - 207 до н.э. Маханид (тиран)
207 - 192 до н.э. Набис (тиран)
192 до н.э. Лаконик
В 192 - 146 до н.э. республика
С 146 до н.э. завоевано Римской республикой

Список королей Спарты - List of kings of Sparta

Статья со списком Википедии

Этот список царей Спарты детализирует важных правителей древнего греческого города-государства в Спарте в Пелопоннесе .

Спарта была необычной среди греческих городов-государств тем, что сохранила свое царство и после архаической эпохи . Это было еще более необычно, потому что у него одновременно было два царя , которых называли архагетаи , происходившие из двух разных линий . По традиции, две линии, Agiads и Eurypontids , были соответственно произошла от близнецов Еврисфена и Прокла , потомков Геракла , которые якобы покоренных Спарте два поколения после Троянской войны . Сами династии, однако, были названы в честь внуков близнецов, королей Агиса I и Эврипона соответственно. Линия Агиад считалась более ранней по сравнению с линией Эврипонтид.

Хотя существуют списки предполагаемых ранее царей Спарты, мало свидетельств существования каких-либо царей до середины шестого века до нашей эры или около того.

Спартанские короли получили постоянный посмертный культ героя, как и у дорических королей Кирены . Первенцы королей, как очевидные наследники, были единственными спартанскими мальчиками, явно освобожденными от Агоге ; однако им было разрешено участвовать, если они того пожелали, и это дало им повышенный престиж, когда они взошли на трон.

Легендарные короли

Древние греки называли мужчин в честь своих отцов, производя отчество с инфиксом -id- ; например, сыновьями Атрея были Атреиды. Для царских домов отчество образовывалось от имени основателя или одного из первых значимых деятелей династии. Таким образом, правящая семья может иметь несколько династических имен; например, Агис I назвал Агиадами, но он был Гераклидом, как и его потомки.

Если происхождение не было известно или было известно мало, греки сделали несколько стандартных предположений, основанных на их культурной идеологии. К людям агиад относились как к племени, которое, как предполагается, произошло от предка, носившего его имя. Он, должно быть, был королем, основавшим династию своего имени. Это мифологизирование распространилось даже на географические названия. Предполагалось, что они были названы в честь королей и божеств. Короли часто становились божествами в своей религии.

Лелегиды

Лелегиды были потомками Лелекса ( бэк-формация ), предка лелегов , пеласгийского племени, населявшего долину Еврот до греков, которые, согласно мифологическому происхождению, объединились с греками.

Лакедемониды

Лакедемониды содержат греков из эпохи легенд, которая в настоящее время считается эпохой бронзы в Греции. Говоря языком мифологического происхождения, королевская власть перешла от лележей к грекам.

Годы без дат (только " с. ") Неизвестны.

Атреиды

Atreidai (лат Atreidae) принадлежат к позднему бронзовому веку, или микенского периода . В мифологии это Персеиды . Поскольку имя Атрея засвидетельствовано в хеттских документах, эта династия вполне может быть протоисторической.

Годы без дат (только " с. ") Неизвестны.

Гераклиды

Спартанские цари, такие как Гераклиды, утверждали , что произошли от Геракла , который по матери произошел от Персея. Запретив Пелопоннес, Геракл начал жизнь странствий. Гераклиды стали преобладать в долине Еврота вместе с дорийцами, которые, по крайней мере, в легенде, вторглись в нее во время вторжения, названного Возвращением Гераклид; изгнание атреидов и, по крайней мере, части микенского населения.

Генеалогическое древо царей Спарты
Годы без дат (только " с. ") Неизвестны.

Династия Агиадов

Династия была названа в честь своего второго царя Агиса.

Династия Эврипонтидов

Династия названа в честь ее третьего царя Эврипона. Не показан Ликург , законодатель, младший сын Эврипонтидов, который служил краткое регентство младенцу Харилаю (780–750 до н. Э.) Или Лаботу (870–840 до н. Э.) Агиаду.

На данный момент известны два списка королей:

Единственные короли

Год Тиранов Другая важная информация
c. 210–207 гг. До н. Э. Machanidas регент Пелопса
c. 206–192 гг. До н. Э. Наби сначала регент Пелопса, затем узурпатор, заявивший о своем происхождении от царя Эврипонтида Демарата
c. 192 г. до н.э. Laconicus последний известный царь Спарты из династии Гераклидов

Ахейская Лиги присоединил Спарту в 192 году до нашей эры.

Примечания и ссылки

Ноты
Рекомендации

дальнейшее чтение

внешние ссылки

обстоятельства легендарного подвига и всей битвы с громадным войском персидского царя Ксеркса, предыстория, факты, сравнение с кино

Подвиг трёхсот спартанцев в сражении при Фермопильском ущелье, которое случилось ещё в 480 году до нашей эры — яркий пример мужества и героизма. В Голливуде было снято целых 3 фильма, повествующих об этом подвиге — первый в 1962 году, второй в 2006 году (самый известный, режиссёр Зак Снайдер) и третий в 2014 году. И сам этот факт говорит, что это действительно очень захватывающая история. Конечно, в этих фильмах много неточностей, фантазий и выдумок. А как же всё было на самом деле, в реальности?

Предыстория сражения

Сражение при Фермопилах — это одно из ключевых сражений греко-персидских войн. Персидский царь Ксеркс собрал огромное войско, чтобы вторгнуться в Европу и покорить греческие города-государства. По оценкам современных исследователей, численность персидского войска, состоявшего на самом деле из представителей множества разных народов, была в диапазоне от 80 до 250 тысяч. При этом древнегреческий историк Геродот пишет о пятимиллионом войске, но это явно не соответствует действительности.


Историк Геродот в своих трудах подробно описал битву при Фермопилах, но в своих оценках он не всегда был точен

В 481 году до н. э. амбициозный Ксеркс отправил послов во многие эллинские полисы с требованием «земли и воды», то есть потребовал признания своей власти. Впрочем, в Афины и Спарту послы не были отправлены — прошлый опыт говорил, что в этих полисах могут c ними поступить весьма жёстко (десять лет назад в Афинах персидского посла, пришедшего с похожим посланием, казнили, а в Спарте бросили в колодец, сказав, чтобы он поискал «земли и воды» там).

Осенью этого же года в Коринфе прошло общегреческое собрание. На нём был заключён союз и достигнута договорённость о прекращении междоусобных распрей — только так можно было что-то противопоставить персидской угрозе. К правителям греческих колоний были направлены послы с просьбой помочь. Этот шаг, однако, не имел особого успеха.

На следующий год стало ясно, что Ксеркс настроен крайне решительно и серьёзно. Он даже придумал весьма изящный способ переброски своего войска из Европы в Азию. Он создал два понтонных перехода из связанных между собой кораблей через пролив Геллеспонт (современное название пролива — Дарданеллы).


Так выглядит Ксеркс по версии создателей фильма «300 спартанцев» (2006)

Когда об этом стало известно в Афинах, живший тут стратег Фемистокл предложил дать бой Ксерксу в узком Фермопильском проходе (ущелье) — попасть в южные земли Греции (чего жаждал Ксеркс) другим путём по суше было невозможно. С другой стороны, здесь войско греков могло хоть как-то сдерживать противника, явно превосходящего по численности. Чтобы ущелье нельзя было обойти по морю, кораблям афинян и других союзников было велено контролировать пролив между островком Эвбея и материковой частью Эллады. Там почти одновременно с битвой при Фермопилах произошло масштабное морское сражение.


Морская битва греков и персов: греки таранят корабль противников

Подготовка к битве

Итак, к середине августа 480 года до н. э. персидская армия оказалась на побережье Малийского залива перед входом в Фермопилы. К эллинскому войску Ксеркс отправил посла, который предложил всем сдаться и получить в обмен на это свободу и титул «друзей персов».

Объединённым греческим войском руководил спартанский царь Леонид. Он все предложения Ксеркса отверг. Тогда посол передал приказание персидского царя сложить оружие, на что греческий царь Леонид ответил «MOLON LABE», что означает «Приди и возьми». Эта фраза стала легендарной.


Царь Леонид в фильме «300 спартанцев»

В среднем ширина Фермопильского прохода составляла шестьдесят шагов. Греки соорудили здесь стену, точнее говоря, невысокую баррикаду из тяжёлых камней, и разбили за ней лагерь, перекрывающий проход по всей ширине.

Войско царя Леонида состояло из 7000 гоплитов (тяжеловооружённых воинов) и 2000 лучников. Хотя по нынешним оценкам, число греческих воинов, оборонявших Фермопильский проход, могло доходить и до двадцати тысяч. И, конечно, ни о каком стократном или тысячекратном превосходстве персов, о котором говорили древние историки, не могло быть и речи.

Воины Спарты — лучшие в Древней Греции

Безусловно, отдельного разговора заслуживает личная гвардия Леонида состоящая из тех самых 300 спартанцев. Число воинов в гвардии было всегда постоянным, если один умирал, то его занимал другой. Спартанцы заслужили в Греции славу наиболее смелых и неустрашимых воинов. «Вместе победить или вместе умереть!» — таков был их девиз.


Спартанский воин с мечом и щитом

Леониду на тот момент было больше сорока лет (точный его возраст на момент битвы при Фермопилах установить специалистам не удалось) и считалось, что он являлся потомком полубога Геракла в двадцатом поколении. Перед походом на Фермопилы лично отобрал из граждан 300 мужей, у которых уже были сыновья. Остальным спартанцам предписывалось присоединиться к войску после того, как окончатся праздники. И хотя старейшины Спарты пытались уговорить Леонида взять больше, чем 300 человек, Леонид был неумолим.

Интересный факт: даже нашествие персов не заставило спартанцев отказаться от священных торжеств. В Спарте в это время праздновали Карнеи — праздник в честь Аполлона Карнейского, длившийся целых девять дней.

Вообще надо сказать, что в Спарте сложился весьма интересный государственный строй. Основным принципом здесь был принцип единства полноправных граждан. И государство строжайшим образом регламентировало жизнь спартанцев, пресекало возникновение имущественного расслоения. Спартанцы были обязаны заниматься только военным искусством и спортом. Земледельчество и ремёсла были уделом неполноправных граждан — пэриеков и илотов.

Воспитание молодёжи считалось в классической Спарте государственным делом. Вся система воспитания была подчинена цели сделать из ребёнка гражданина-воина. С семи до двадцати лет сыновья граждан Спарты обязаны были жить в своеобразных военных интернатах. Юноши занимались здесь физподготовкой и закаливанием, играли в военные игры. Также у будущих воинов вырабатывали навык лаконичной и грамотной речи. Среди личностных качеств наиболее важными считались выносливость, преданность и решительность. В общем, в этих интернатах было весьма суровое воспитание. И это явно одна из причин, почему спартанцы были так хороши в битвах.


И наверняка все знают этот мем

Первые дни штурма греческих позиций

Ксеркс, подойдя к Фермопилам, выждал четыре дня, а на пятый отправил на штурм самые боеспособные отряды из мидян и персов. Согласно сведениям историка Диодора, в авангарде здесь находились воины, чьи родственники пали в Марафонском сражении. Оно случилось за десять лет до битвы при Фермопилах, и в нём одержали победу греки.

Первая атака персов была достаточно прямолинейной — они ударили строго по центру. Имея явное численное превосходство, персы хотели быстро решить исход сражения в свою пользу, но греки встретили их и выстояли. Тактика греков была следующей: они делали вид, что начинали отступать, но потом вдруг резко разворачивались и контратаковали разрозненных персов — это было очень эффективно. Сложилась уникальная ситуация: самая многочисленная на тот момент армия мира не была способна противостоять сравнительно небольшому числу эллинов. Причём ещё какая-то часть греческих воинов оставалась за стеной.


Сражение при Фермопилах действительно было очень ожесточённым

Потом персидский царь послал в бой киссийцев и саков, которые славились своей брутальностью. Но и тут воины Ксеркса не смогли осуществить прорыв. Они имели лёгкое вооружение и не обладали хорошей строевой подготовкой. И потому были бессильны против дисциплинированной фаланги противника, укрывшейся за сплошным рядом огромных щитов.

День уже близился к вечеру, когда в бой пошёл десятитысячный отряд «бессмертных» (хотя, конечно, они были смертны, просто так называли элитную гвардию персидских войск). Но и они отступили после непродолжительного боя. 300 спартанцев всё это время принимали участие в битве, при этом их потери, если верить историку Ктесию, были ничтожны — всего три человека.

На второй день персидский царь опять послал на штурм греческих позиций свою пехоту. Он обещал щедрую награду за успешное наступление и казнь за побег с поля брани. Но и это не помогло: все атаки второго дня тоже оказались бесплодными. Отряды Ксеркса сменяли друг друга, но это ни к чему не приводило. Царю персов пришлось возвратиться обратно в лагерь.

Предательство Эфиальта

Ксеркс не понимал, как действовать дальше, пока к нему (это был всё тот же второй день сражения) обратился человек по имени Эфиальт. Он за щедрую награду вызвался показать персам горную тропку в обход Фермопильского ущелья. В фильме 1962 года «З00 спартанцев» мотивация Эфиальта представлена так: он якобы хотел покорить своим богатством красивую спартанку Эллу, которая ему очень нравилась. В фильме 2006 года Эфиальт был горбуном, которого Леонид из-за этого не взял в свою гвардию (он не мог поддерживать строй, состоящий из рослых и статных мужчин). Он затаил зло и стал предателем. Однако истинные мотивы Эфиальта окутаны тайной. Зато известно, что в честь предателя греки впоследствии назвали демона, правящего ночными кошмарами.


Эфиальта изображают горбуном, но не факт, что он действительно был таким

Секретную тропу караулили силы фокийцев из Средней Греции — всего их было около тысячи. Отборный отряд персов в 20000 человек во главе с полководцем Гидарном шёл, не выдавая себя, всю ночь, а на рассвете напал на ничего не подозревающих фокийцев. Фокийцы были загнаны на горную вершину, а Гидарн, воспользовавшись этим, просто продолжил двигаться в тыл к эллинам, обороняющим Фермопилы. Фокийцы отправили гонцов, чтобы уведомить о манёвре персов. Но эта информация была уже известна: грекам во главе с Леонидом ещё ночью рассказал об этом Тиррастиад — персидский воин-перебежчик.

Гибель спартанцев и других греческих воинов

У Леонида к этому времени оставалось около пяти тысяч воинов. Весть о заходящих с тыла персах сделало оборону стены бесполезной. Желая спасти значительную часть греческого войска, Леонид отдал им приказ отступить и соединиться с прочими эллинскими силами, и, действительно, около 2000 воинов двинулись на юг. Сам Леонид остался с 300 земляками — спартанцам в принципе их устав запрещал отступать, вне зависимости от обстоятельств. Однако отряды фиванского (под командованием Демофила) и феспийского (под командованием Леонтиада) ополчений общей численностью примерно 2000 человек тоже отказались уходить. В итоге на Фермопилах они разделили участь спартанцев.


Триста спартанцев готовы к последнему бою

Заметив приближающихся с тыла персов, ведомых Эфиальтом, греки отступили от своих баррикад расположились на возвышенности у выхода из Фермопил. Они уже не рассчитывать победить, только достойно умереть. В конечном счёте горстка смелых эллинов приняла бой в месте, где проход уже значительно расширялся. Но и там персы толком не могли развернуться, многие из них погибали в результате давки или падения с обрыва.

Персы стреляли в оставшихся на поле брани греческих героев из луков, бросали в них камни. А спартанцы всё равно держались очень мужественно. Когда у воинов из Спарты ломались копья, они бились с противники короткими мечами, а иногда и вступали в рукопашную. Геродот свидетельствует, что при этом особую доблесть проявили спартанцы Алфей, Диенек и Марон. Упоминается и некий Дифирамб из Феспии, тоже проявивший себя как смелый воин. В жестокой сече не уцелел практически никто. В бою погиб Леонид, но и персы потеряли, например, Аброкома и Гиперанфа, братьев Ксеркса. Ксеркс, кстати, когда всё закончилось, лично отправился на осмотр места сражения. Обнаружив тело Леонида, он повелел отрубить ему голову с плеч и посадить на кол.


Вся битва при Фермопилах на карте

Из трёхсот спартанцев выжил лишь Аристодем — они из-за болезни был заранее оставлен Леонидом в Альпенах, поселении неподалёку от ущелья. Когда Аристодем вернулся в Спарту, его ждало бесчестье. Ни один человек не говорил с ним, за ним закрепилось прозвище Аристодем-Трус. Известно, что в дальнейшем Аристодем попытался реабилитировать себя и героически погиб в сражении при Платеях. По некоторым данным, в живых остался ещё и некий спартанец Пантит, который якобы был послан в качестве гонца в Фессалию. Когда он вернулся в Спарту, его тоже ждал позор.

Воздавая должное противникам, персы погребли павших эллинов с воинскими почестями на том же холме, где произошёл последний бой. Вскоре над их могилой был сделан памятник в виде статуи льва (Леонид означает в переводе с древнегреческого «подобного льву») с красивой эпитафией.


А так выглядит памятник царю Леониду и 300 спартанцам в Фермопилах

Павших спартанцев на родной земле почитали как настоящих героев. И даже спустя шесть столетий в Спарте каждого из них помнили по имени.

Документальный фильм «Последний бой 300 спартанцев»

Леонид, царь спарты — История в новостях.

Леонид — один из самых известных спартанских, да и по большому счету древнегреческих царей. Его слава в полной мере заслуженна. Благодаря совершённому в сражении при Фермопилах подвигу имя государственного деятеля и этого полководца пережило столетия и до сих пор есть знаком высочайшего патриотизма, жертвенности и мужества.

Ранние годы

Отцом Леонида был Анаксандрид II, спартанский царь из рода Агиадов, правивший в 560–520 годах до н.э. В соответствии с историку Геродоту, царь Анаксандрид был женат на дочери собственного брата, которая продолжительно оставалась бездетной. Дабы не прервался царский род, эфоры дали совет царю отпустить собственную жену и забрать другую.

Анаксандрид, обожавший жену, ответил, что неимеетвозможности обидеть собственную мужу, которая ни в чём перед ним не провинилась. Тогда эфоры дали царю сохранить первую жену, но наряду с этим забрать себе вторую, которая имела возможность бы родить ему детей. Так царь начал жить в один момент на две семьи.

Через год вторая супруга принесла ему сына Клеомена. Практически сразу после этого первая супруга Анаксандрида, до этого считавшаяся бесплодной, кроме этого забеременела и произвела на свет одного за другим троих сыновей: Дориея, а после этого близнецов Леонида и Клеомброта. Вторая супруга царя больше не рожала.

В то время, когда Анаксандрид погиб в 520 году до н. э., перед спартанцами стал вопрос о престолонаследии. Клеомен был старшим сыном царя, но Дорией по совету одного из собственных друзей объявил, что он появился от первого, как бы более брака , и потому имеет больше прав на власть. Спартанцы разделились на два лагеря, но в конечном счете победу одержали приверженцы Клеомена.

В бешенстве Дорией покинул Спарту и уплыл на запад.

В 515 году до н. э. он предпринял попытку основать колонию сперва в северной части прибрежной полосы Африки, а после этого на западе Сицилии, но властвовавшие тут карфагеняне любой раз его изгоняли. В сражении с ними в 510 году до н. э. Дорией погиб.

Тем временем Клеомен заручился помощью собственных младших братьев. За Леонида он выдал замуж собственную дочь Горго, что говорит в случае если и не о дружбе, то по крайней мере о каком-то доверии между ними. Клеомен был одним из самых агрессивных и амбициозных спартанских царей.

Он победилдавешнему сопернику Спарты Аргосу, подчинил аркадскую Тегею, по окончании чего объединил зависимые от Спарты города-страны в Пелопоннесский альянс под её господством.


Панорама современной Спарты.

На заднем замысле видна гора Тайгет, отделявшая Лаконию от соседней Мессении. На переднем замысле развалины театра римского времени. Фото сделано с бугра, на котором размешался акрополь Спарты

Наряду с этим, в отличие от большинства спартанцев, Клеомен отличался крайней беспринципностью при достижении собственных целей. Так, в 491 году до н. э. ему удалось отстранить от власти второго царя Демарата, обвинив того в том, что он якобы являлся незаконнорождённым. Демарат бежал к персам, но данный случай позвал громадной скандал в Спарте, на протяжении которого вскрылись кое-какие подробности интриг Клеомена.

Опасаясь угрожавшего ему суда эфоров, Клеомен покинул город и обосновался в Аркадии. Тут он начал подбивать спартанских союзников к мятежу. В страхе перед ним эфоры дали согласие забыть о произошедшем.

В 487 году до н. э. Клеомен возвратился в Спарту, тут неожиданно впал в сумасшествие и наложил на себя руки.

Потому, что собственных сыновей у Клеомена не было, ему наследовал Леонид. У современных историков это стало причиной к жизни предположения о причастности Леонида к чёрным подробностям смерти его предшественника. Но направляться признать, что прямыми свидетельствами злого умысла мы не располагаем.

А высокая репутация, которой пользовался Леонид и при жизни, и особенно по окончании собственной смерти, не разрешает выдвигать против него бездоказательные обвинения.

Персидская угроза

Леонид был царём в течении 7 лет, но известен он остался прежде всего благодаря собственной роли в бою при Фермопилах. Дабы перейти к изложению истории похода Ксеркса на Грецию, направляться сообщить пара слов и о его предыстории. С персидской державой Ахеменидов греков связывали давешние отношения.

Ионийские города-страны западной части береговой полосы Малой Азии являлись подданными царя Дария и платили ему дань. В 499 году до н. э. они подняли восстание, в котором на помощь ионийцам пришли Афины и Эретрия. Спартанский царь Клеомен, которого кроме этого посетили послы ионийцев, показал в этом вопросе осторожность.

Подавив восстание, персы решили наказать помогавших мятежникам греков. В 492 году до н. э. царский родственник Мардоний с многочисленной персидской армией переправился во Фракию. Последовательность греческих общин: Фивы, Аргос, Эгина — дали согласие дать царю «воду и землю» в знак признания над собой его власти.

Спартанцы не только отказались это сделать, но и убили царских послов, кинув их в пропасть и предложив найти воду и землю на дне.

Греческий посол перед персидским царём Дарием. Роспись древней вазы, V век до н. э.

В 490 году до н. э. громадный персидский флот прибыл к берегам Греции. Персы уничтожили Эретрию на Эвбее, реализовали её обитателей в рабство, а после этого направились к Аттике. Афиняне обратились с просьбой о помощи к Спарте, а до тех пор пока те медлили с отправлением в поход, сумели сами разбить непрошеных гостей в сражении при Марафоне. Остатки персидской армии сели на суда и отплыли обратно в Азию.

Опоздавшим к сражению спартанцам оставалось только осмотреть тела дикарей и подтверждать афинянам собственное почтение.

Персидский царь был очень опечален произошедшим, но его замыслам мести помешало разразившееся в Египте восстание, а в 486 году до н. э. Дарий погиб. Его наследник Ксеркс в течении 486–483 годов был должен усмирять восставших вавилонян и египтян. Так, греки взяли 10-летнюю передышку.

В 483 году до н. э. Ксеркс совсем расправился с мятежниками и начал наконец готовить громадный поход против Греции. Собранная им армия была огромной и, по словам Геродота, насчитывала 1,7 млн человек. На море её сопровождал громадный флот из 1200 судов.

Согласно точки зрения современных исследователей, более реалистично выглядят цифры от 80 000 до 200 000 солдат и от 400 до 600 судов.

Два года эти силы планировали в Сардах. Наконец, весной 480 года до н. э., персидское войско выступило в поход. По приказу Ксеркса через Дарданеллы были наведены два понтонных моста по 1300 м длиной любой.

По ним персидское войско в течении 7 дней непрерывно осуществляло переправу на европейский берег пролива.

При известии о приближении армии Ксеркса греческие города-страны охватил кошмар. Собственную покорность царю поспешили изъявить фессалийцы и фиванцы с беотийцами. Кроме того самый авторитетный среди греков оракул Аполлона в Дельфах прочил своим армиям поражение.

Замыслы греков по обороне страны

Сопротивление персам возглавили Афины и Спарта. Ещё в осеннюю пору 481 года до н. э. в Коринфе собрался общегреческий конгресс, участники которого объединились в Греческий альянс, дабы сообща бороться с теми греками и персами, каковые добровольно выступили на их стороне. Гегемоном альянса большинством голосов стала Спарта, как самое сильное в армейском замысле государство.

При дискуссии оборонительной стратегии среди союзников выявились важные разногласия. остальные и Спарта пелопоннесцы предлагали укрепить стеной узкий Коринфский перешеек и обороняться от персов тут. Этому ответу горячо сопротивлялись другие союзники и афиняне, почвы которых подверглись бы неизбежному разорению.

По окончании жарких споров греки решили занять оборону в Темпейском ущелье и весной 480 года до н. э. выслали в том направлении 10 000 солдат под руководством спартанца Евенета и афинянина Фемистокла.

Тут споры между союзниками вспыхнули снова. Спартанцы не желали сражаться, имея в тылу фессалийцев, среди которых были сильны проперсидские настроения. К тому же, показывали они, персы имели возможность пробраться в Фессалию второй, не смотря на то, что и тяжёлой дорогой через Олимп, либо кроме того высадиться с моря южнее прохода.

Простояв некое время в Темпе, войско возвратилось обратно, перед тем как в том направлении успели явиться персы.

Фермопилы, современный вид с высоты полёта самолёта. Наносы Сперхея очень сильно поменяли береговую линию со времён древности; тогда море доходило к самым горам, приблизительно до линии современного шоссе, оставляя проход, в самой узкой части не превышавший нескольких метров шириной

Вторым пределом обороны было Фермопильское ущелье на границе между северной и средней Грецией. В этом месте высокие горы весьма близко доходили к морю, оставляя только узкий семикилометровый проход, протянувшийся между горным отрогом Каллидром и южным болотистым побережьем Малийского залива. В один момент армейский флот греков должен был стать неподалеку от Фермопил, в проливе между мысом и северным берегом Эвбеи Сепия, и так прикрыть армию с моря.

В первых числах Июля ко мне прибыли 200 афинских судов, которыми руководил Фемистокл, и 155 пелопоннесских под руководством Эврибиада.

Но силы, посланные спартанцами к Фермопилам, были значительно меньше тех, что тут ожидались. Сами спартанцы отправили лишь 300 солдат, ещё 1000 были из периэков, аркадяне отправили больше 2120 солдат, коринфяне 400, флиунтцы 200, микенцы 80. В общем итоге отряд насчитывал около 4000 гоплитов.

Дабы придать делу больше значения в глаза греков, спартанцы поставили во главе собственного мелкого отряда царя Леонида.

Сопровождавшие его 300 спартанцев, вероятнее, относились к отборному отряду «наездников», составлявших свиту царя в походе.

В то время, когда Леонид со своим войском проходил через Беотию, к нему добровольно присоединилась 700 феспийских солдат; фиванцы, персидский образ мыслей которых был прекрасно известен, были вынуждены дать ему 400 собственных солдат практически в качестве заложников собственной лояльности. Локры и фокидяне отправили около 1000 человек. Всего в войске Леонида, в то время, когда он разбил собственный лагерь в Фермопилах, было 7200 солдат.

Голова мраморной статуи, отысканной в 1925 году на акрополе Спарты. Солдат изображён в смелой наготе, для большей ясности глаза статуи были изготовлены из стекла. Не без оснований статую вычисляют изображением Леонида, в честь которого на акрополе спартанцами был воздвигнут монументальный комплекс

Изначально предполагалось, что авангард Леонида — это лишь авангард, за которым скоро последуют главные силы. Греки заняли проход и вернули некогда перегораживавшую его стенке. Однако обещанная помощь так и не показалась.

Спартанские власти в ответ на просьбы Леонида отправить подкрепление заявляли, что этому мешают грядущий праздник Карнеи (праздновался в сентябре в течении 9 дней) и давали слово, что по его окончании срочно выступят на помощь со всеми собственными силами. До того момента Леониду предстояло оборонять проход в одиночку.

По поводу искренности этих обещаний мнения современных историков разделились. Спартанцы в древности были известны своим уважительным отношением и исключительным консерватизмом к религиозным обрядам. Каждые негативные знамения имели возможность стать обстоятельством задержки, и подобные случаи много раз происходили позднее.

Иначе, среди самих их союзников и спартанцев, как указывалось ранее, не было единогласия относительно того, где и как следовало обороняться от соперника.

Исходя из этого афинянам позиция спартанских правительства казались только попыткой тащить время и попыткой сохранить собственные основные силы для защиты Пелопоннеса.

Защита Фермопил

Тем временем Леонид расположился лагерем в Альпине и ожидал тут прибытия Ксеркса. Один из местных, говоря эллинам о многочисленности дикарей, сказал, что «в случае если варвары выпустят собственные стрелы, то от облака стрел случится затмение солнца». В ответ спартанец Диенек легкомысленно пошутил:

«Отечественный друг из Трахина принёс красивую весть: в случае если мидяне затемнят солнце, то возможно будет сражаться в тени».

В то время, когда персы явились, встретившись с ними многочисленность, греки пали духом. Кое-какие призывали к отступлению, но этому воспротивились фокидяне, да и сам Леонид со собственными спартанцами оставался при жёстком намерении удерживать собственный пост до конца.

Ксеркс ещё в Фессалии слышал, что Фермопильский проход занят маленьким отрядом греков, но он не считал, что они останутся в том месте при его приближении. Разбив лагерь у Трахина, он отправил шпиона взглянуть, сколько греков и что они делают. Возвратившись, шпион сказал царю, что видел передовой пост, на котором одни солдаты развлекались тем, что бегали наперегонки между собой, а другие расчёсывали собственные долгие волосы. Ксеркс отыскал подобное занятие забавным для мужчин, но Демарат, изгнанный царь спартанцев, сопровождавший его в этом походе, сообщил следующее:

«Эти люди пришли ко мне сражаться с нами за данный проход, и они готовятся к битве. Таков у них обычай: всегда, как они идут на смертный бой, они украшают себе головы. Знай же, царь, если ты одолеешь этих людей и тех, кто остался в Спарте, то уже ни один народ на свете не дерзнёт поднять на тебя руку».

Фермопилы, современный вид.

В древности береговая линия проходила в том месте же, где сейчас проходит шоссе. Раскрывающийся вид снят с бугра Колонос, на котором разыгрались последние сцены сражения

Перед тем как отдать приказ о выступлении, Ксеркс выжидал 4 дня, а после этого отправил в проход самые боеспособные по окончании фактически персов отряды мидян, киссиев и саков с приказанием забрать греков живыми и привести их к нему. В начале сражения грекам внесли предложение сложить оружие, на что Леонид, в соответствии с Плутарху, дал легендарный ответ: «Приди и забери» (др.-греч. ????? ????). Сражение в проходе продолжалось весь день, но мидянам так и не удалось продвинуться ни на ход вперед.

На следующий сутки по приказу Ксеркса в наступление были отправлены отряды, складывающиеся из самих персов. Это были так именуемые «бессмертные» — цвет персидской армии во главе с их главой Гидарном. Леонид против них поставил спартанцев, до того времени участия в бою не принимавших.

Сражение повторилось с тем же результатом.

Спартанцы, стоя тесно сомкнутыми последовательностями, отбивали одну атаку за второй. Иногда они делали вид, словно бы обращаются в бегство, и отступали назад, где проход был шире. Когда персы устремлялись за ними, спартанцы разом поворачивали назад, опрокидывали близко столпившегося соперника либо загоняли его в болото у моря.

Данный манёвр они повторяли пара раз, и к концу дня персы утратили более 6000 человек, ни на ход не приблизившись к победе.

Сражение в Фермопилах, реконструкция П. Коннолли

Для Ксеркса подобное развитие событий стало полной неожиданностью. Он не знал, что делать дальше, но тут на помощь ему пришёл предатель. Малиец Эфиальт, что, сохраняя надежду на великую приз, указал персам тропу, ведущую через гору в обход Фермопил.

Потом Эфиальт в страхе перед спартанцами бежал в Фессалию, и в том месте был убит своим давешним неприятелем по личной обстоятельству.

Последнему спартанцы всё равняется выплатили приз, обещанную за голову предателя.

Эфиальт давал слово совершить 20 000 лучших персидских солдат во главе с Гидарном в тыл греков. Персы шли всю ночь и утром, появлявшись на вершине горы, неожиданно заметили перед собой маленький отряд греков. Это были фокидяне, отправленные Леонидом намерено, дабы защищать тропу.

Фокидяне несли собственную работу неосторожно и увидели персов, лишь в то время, когда в них полетели первые стрелы. Чуть успев схватить оружие, они покинули собственный пост и устремились на вершину горы. Гидарн не стал их преследовать и быстро начал спуск вниз.

Последний бой

Ещё вечером незадолго до прорицатель Мегистий по жертве предсказал грекам, что в данный сутки их ожидает смерть. Ночью явились шпионы и известили Леонида, что персы идут через горы в обход. Имевшихся у него сил было не хватает, дабы с успехом отражать наступление в один момент с двух сторон.

Дабы не жертвовать зря людьми, Леонид отдал приказ отойти всем вторым отрядам, не считая спартанцев.

Сам он не смел отойти, потому, что вычислял недобросовестным покинуть пост, на защиту которого был поставлен.

Так, царь Леонид принял единственно вероятное для спартанца ответ: сражаться и умереть, следуя закону собственной страны и выполняя воинский долг. Не считая спартанцев с ним добровольно остались феспийцы со своим предводителем Димофилом, и фиванцы, которых Леонид удержал при себе насильно. Всего у Фермопил осталось в тот сутки около 1200 греков.

Реконструкция Фермопил. Указано расположение поля сражения греков с персами и Энопейской тропы, по которой отряд Гидарна зашел в тыл защитникам прохода

Не рассчитывая на победу, но только на славную смерть, греки вышли вперёд за стенке и дали последний бой в отдалении от прошлых позиций:

«Эллины во главе с Леонидом, идя на смертный бой, продвигались сейчас значительно дальше в то место, где проход расширяется. Потому что в прошлые дни часть спартанцев защищала стенке, в это же время как другие бились с неприятелем в самой теснине, куда они постоянно отступали. Сейчас же эллины ринулись врукопашную, и в данной схватке варвары погибали тысячами.

За последовательностями персов находились главы отрядов с бичами в руках и ударами бичей подгоняли солдат всё вперёд и вперёд.

Большое количество неприятелей падало в море и в том месте погибало, но значительно больше было раздавлено собственными же. На погибающих никто не обращал внимания. Эллины знали так как о угрожающей им верной смерти от руки неприятеля, обошедшего гору.

Поэтому-то они и показали величайшую боевую доблесть и бились с варварами отчаянно и с безумной отвагой».

В этом сражении пал Леонид, и над его телом разгорелась отчаянная борьба. По окончании жаркой схватки грекам наконец удалось оторвать тело царя из рук неприятелей. Наряду с этим они четыре раза обращали собственных соперников в бегство.

У персов кроме этого были огромные утраты, среди погибших были Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса.

Увидев подход сил Гидарна с тыла, спартанцы, у которых более не осталось шансов на спасение, отошли назад в проход и обратились против нового неприятеля. Последние оставшиеся в живых защитники Фермопил заняли позицию на бугре. У многих к тому времени уже сломались копья, они защищалиськлинками, а после этого зубами и руками, пока варвары не засыпали их градом стрел.

Так закончилось сражение при Фермопилах.

Во второй половине 30-ых годов двадцатого века Спиридон Маринатос предпринял археологические раскопки в Фермопилах. Наконечники стрел и копий, греческих и персидских, найденных на бугре Конос, выставлены сейчас в стенде Национального музея археологии в Афинах

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Отыскав тело Леонида, он приказал отрубить ему голову, а тело распять. Геродот осуждает это решение и пишет, что прежде у персов не было в обычае подвергать тела неприятелей для того чтобы рода надругательству.

Павших греков потом похоронили на том же бугре, где они приняли последний бой. На могиле спартанцы установили скульптуру льва с эпитафией Симонида Кеосского:

«Путник, отправься возвести отечественным гражданам в Лакедемоне,

Что, их заветы блюдя, тут мы костьми полегли».

Литература:

  1. Коннолли П. Рим и Греция. Энциклопедия военной истории. — Москва: Эксмо-Пресс, 2000. — 320 с.
  2. Печатнова Л. Г. Спартанские цари. — М.: Яуза, 2007. — 352 с.
  3. Печатнова Л. Г. История Спарты (классики и период архаики). — СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. — 510 с.
  4. Хаммонд Н. История Старой Греции. — М.: Центрполиграф, 2003. — 703 с.
  5. Fields N. Thermopylae 480 BC. Last stand of the 300. — Osprey Publishing, 2007. — 97 p.
Удивительные статьи:
Похожие статьи, которые вам понравятся:

Спартанский эксперимент | Публикации | Вокруг Света

Положение спартанских женщин расценивалось в Греции как нечто ненормальное, далеко выходящее за рамки привычного и приемлемого. Греческие государства были «мужскими клубами», где женщине не отводилось никакого места. Роль женщины в обществе ограничивалась кругом ее домашних обязанностей и их выполнением. Когда афинский комедиограф Аристофан в комедии «Лисистрата» показывает, как женщины завладевают Афинами и объявляют мужьям сексуальную забастовку, мы на самом деле абсолютно не понимаем юмора. А юмор состоит в том, что большего абсурда жители Афин и других греческих городов не могли себе даже представить. То, что творилось в Спарте, в глазах всей Эллады походило на такую уморительную и неприличную комедию. Греки считали спартанок распутными и неуправляемыми, вышедшими из повиновения своих мужей и даже смеющими ими командовать, а это казалось тем более странным на фоне строгостей легендарных законов Ликурга. По словам Аристотеля, Ликург сумел создать законы только для мужской половины Спарты, с распущенностью и своеволием спартанских женщин великий законодатель якобы не смог ничего поделать. В действительности же «женская эмансипация» выглядит органичной частью «революции Ликурга». Если во всей Греции семья являлась ячейкой общества, а женщины были чем-то вроде семейного имущества, то спартанские законы стремились во всем ограничить роль семьи. Идеи спартанского коллективизма и воспитания личности распространились на женщин, а это означало, что в существе женского пола уважали человека и личность. Именно этого остальные греки не могли или не хотели понять.

Юные спартанки не сидели взаперти в ожидании замужества. Подобно мальчишкам, они разбивались на отряды и проходили спортивную подготовку, упражняясь в беге, борьбе, метании копья и диска. Пикантность этим атлетическим упражнениям добавляло то, что молодые люди обоего пола состязались на глазах друг у друга. Юноши были обнаженными, а девушки занимались спортом то ли нагишом, то ли в эфемерных хитончиках, которые, в общем, ничего не прикрывали. На праздники нагие юноши и девушки устраивали торжественные шествия, сопровождавшиеся гимнастическими упражнениями, песнями и плясками. Древние греки придавали наготе огромное значение, они считали ее одним из своих отличий от варваров, в частности то, что на спортивных играх атлеты выступали обнаженными. Подобное внимание к нагому человеческому телу можно понять только в свете греческой философии. Однако во всей Греции это касалось мужчин, а не женщин. Греческие женщины ходили с головы до ног стыдливо укутанные в бесформенные одежды. В манере спартанок публично обнажаться многие в Греции упорно видели одно беспутство. Один Плутарх смог разглядеть присущие обнаженным спартанкам высокие моральные принципы, хотя, повествуя о выступлениях голых гимнасток, он не отрицал присущего им момента эротической демонстрации. И тем не менее главным было другое. Плутарх подчеркивает: публичное обнажение и спортивные состязания спартанок способствовали возвышенному образу мыслей и укрепляли в них чувство собственного достоинства: «В наготе девушек не было ничего неприличного. Они были по-прежнему стыдливы и далеки от соблазна, напротив, этим они приучались к простоте, заботам о своем теле. Кроме того, женщинам внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она может приобщиться к доблести и почету. Вот почему спартанки могли говорить и думать так, как рассказывают о жене царя Леонида по имени Горго. Одна афинянка сказала ей: «Одни вы, спартанки, делаете что хотите со своими мужьями». — «Да, но ведь одни мы и рожаем мужей», — ответила царица».

Полученное воспитание делало спартанок мужественными и дерзкими на язык, что первыми чувствовали на себе их мужья. Их женщины свободно высказывали свое мнение и отличались независимым поведением. И если греки смотрели на подобное с удивлением, то спартанцы считали только естественным, чтобы женщины включались в жизнь государства. С гордыми словами «со щитом или на щите» на устах спартанки посылали в битву своих сыновей и с презрением отказывались от них, если сыновья не исполняли воинского долга достойно. Само спартанское государство в такую минуту говорило их устами. Спартанки рожали будущих воинов, и общественное мнение Спарты признавало за женщинами немалую свободу в выборе полового партнера и отца своего ребенка. Кто, как не сама женщина, сможет выбрать будущему воину лучшего отца? И вовсе не обязательно, чтобы отцом становился муж. Как изящно выразился Плутарх, Ликург стремился вытравить из умов сограждан «глупую ревность» и предоставлял достойным людям возможность «сообща заводить детей». Остальная Греция называла это распутством. Спартанцы же заботились об улучшении человеческой породы.

Платонический идеал

Типичная для Древнего Востока авторитарная форма государства, деспотия, не прижилась в Греции. Излюбленный греками тип общественного устройства — коллективы граждан, самостоятельно решающих свою судьбу. Политика находилась в совместном ведении граждан, и от того, насколько успешно они формировали и проводили политику государства, напрямую зависело благополучие всех и каждого. Поэтому все, что происходило в Спарте, затрагивало всех на личном уровне. Такая плотная жизненная среда обнаруживала и свои темные стороны. Когда все зависят друг от друга, жизнь в государстве легко превращается в кошмар. Бедой греческих городов-государств являлась хроническая внутренняя нестабильность.

Спарта подала пример радикального и окончательного разрешения «социального вопроса». Законы, приписываемые Ликургу, делали ставку на принципиальную невозможность возникновения внутренних конфликтов, расшатывающих гражданский коллектив. После «революции Ликурга» реальным фактом спартанской жизни стал идеал единства и равенства граждан как залог стабильности и силы Спарты. Все спартанцы до единого переместились в правящее сословие. Все законы служили поддержанию гражданского равенства и единомыслия граждан — и ничему другому, это и придавало государству небывалую мощь. В начале V века до н. э. Спарта возглавила сопротивление нашествию полчищ персидского царя Ксеркса. Затем вопрос о первенстве в Греции решался в споре с Афинами, другим крупнейшим и влиятельным греческим государством, антагонистом и антиподом Спарты. Вопреки прогнозам противников спартанцы вышли из этой схватки победителями: победа над Афинами в Пелопоннесской войне на время принесла Спарте гегемонию над большей частью Эллады.

Древние греки смотрели на спартанское государство со смешанным чувством. Величайшие философы Платон и Аристотель были далеки от преклонения перед спартанскими порядками, но и они в своих проектах идеального государства с большей или меньшей решительностью берут за основу пример Спарты. Для Платона и Аристотеля Спарта являла собой эталон стабильности и гражданского мира, позволяющий избежать тирании, с одной стороны, и анархии — с другой. Казалось, именно спартанцы лучше остальных жителей Эллады воплотили в жизнь идею греческого государства как дееспособного коллектива. Платон же ценит как основную спартанскую идею тотального единства и равенства, так и практические способы ее реализации, изображая идеальное государство своих «Законов» со многими чертами спартанского царства. Основываясь на примере Спарты, философ писал: «Никто никогда не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины. Ни в серьезных занятиях, ни в играх никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению. На войне и в мирное время всегда надо жить с постоянной оглядкой на начальника и следовать его указаниям. Даже в самых незначительных мелочах надо ими руководствоваться, например, по первому его приказу останавливаться на месте, идти вперед, приступать к упражнениям, умываться, питаться и пробуждаться ночью для несения охраны и для исполнения поручений. Словом, пусть человеческая душа научится не уметь делать что-либо отдельно от других людей, и человек не будет понимать, как это возможно».

Игорь Дубровский

Основные функции спартанских царей заключались в. Спартанские цари по Геродоту

Происхождение института двойной царской власти в Спарте, причина его удивительной долговечности, его роль и значение в обществе и государстве являются предметом длительных дискуссий. Исследователи, считающие, что спартанские цари играли большую и важную роль в жизни своего государства, признают Спарту очень своеобразным полисом, непохожим на все остальные. Их оппоненты считают, что своеобразие Спарты не стоит преувеличивать, поскольку в то время, когда в Спарте сформировался полисный строй, цари не обладали реальной властью, а само сохранение института царской власти было всего лишь данью традиции со стороны консервативных спартиатов. Таким образом, до сих пор остается неясным, был ли этот институт чисто декоративным или же являлся реальным органом власти и управления. Играли ли спартанские цари в силу своего происхождения, положения и полномочий важную роль в спартанском обществе и государстве, либо не обладали сколько-нибудь значительной властью и влиянием?

В отечественной историографии нет специального исследования, посвященного этой проблеме. В работах общего характера обычно указывается, что спартанские цари играли видную роль во время войны в походных условиях, а в мирное время в самой Спарте пользовались большим почетом, но реальной политической власти, как правило, не имели. В последние годы намечается отход от этой концепции. В отдельных работах отмечается, что цари пользовались значительной властью. В современной зарубежной историографии эта точка зрения является преобладающей. Некоторые исследователи доказывают, что спартанские цари благодаря своим полномочиям и авторитету своего сана играли выдающуюся, а иногда даже решающую роль в политической жизни.

Задача докладчика - попытаться решить эту проблему на основании данных Геродота. Для этого ему необходимо рассмотреть не только полномочия царей и других представителей власти в Спарте, но также и возможные источники влияния, которыми могли располагать цари благодаря своему происхождению и общественному положению. Для ответа на главный вопрос необходимо выяснить, могли ли цари использовать для укрепления власти и влияния свой особый сакральный статус и связанные с ним жреческие функции. Обладали ли они особыми источниками дохода и могли ли использовать свое богатство в политической борьбе? Имели ли они возможность в своей политической деятельности опираться на поддержку богатой, влиятельной, наделенной большими привилегиями родни?

Примерный план основной части доклада:

1. Сакральные основы царской власти

а) представления спартанцев и остальных греков о божественном происхождении царей и их связи с богами

б) жреческие функции царей

в) связь царей с Дельфийским оракулом

2. Имущественное положение царей

3. Царская родня

а) состав царской родни (родственники по крови и родственники по браку)

б) особые привилегии и имущественное положение царских родственников

в) взаимоотношения между царями и их родней 4) Участие царей в государственной жизни

а) внешнеполитические и военные функции царей

б) судебные и административные функции царей

в) взаимоотношения царей с другими органами власти

г) взаимоотношения царей друг с другом

Первый параграф первого раздела или третий раздел докладчик обычно подготавливает заблаговременно с помощью преподавателя. Поскольку тема доклада обширна, ее можно для удобства докладчиков разделить на две: 1) Сакральные основы царской власти по Геродоту и 2) Спартанские цари по Геродоту. В этом случае первый раздел плана превращается в примерный план основной части доклада «Сакральные основы...» Как показывает практика, по каждой из этих тем можно писать и доклад, и курсовую работу.

Наиболее типичная ошибка - изложение предмета в описательном ключе с использованием лишь тех данных, которые лежат на поверхности, подмена анализа свидетельств источника их пересказом. Так, говоря об участии царей в государственной жизни, нередко ограничиваются пересказом известного фрагмента о привилегиях спартанских царей, не пытаясь анализировать его и сопоставлять с другими свидетельствами, а иногда даже просто описывают походы и битвы, которые велись под руководством царей. Докладчик должен иметь в виду, что вывод о роли царей во внутренней или внешней политике можно сделать только на основе всех данных, касающихся решения важных политических вопросов в Спарте, и что иллюстративное выборочное использование данных источника лишает его работу какой-либо ценности. Чтобы избежать соблазна описательного подхода, докладчику стоит обратить внимание на следующие вопросы: существует ли связь между особым сакральным статусом царей и исполнением ими обязанностей командующего спартанской армии? Кто, по мнению спартанцев, лучше подходил для поста командующего: опытный военачальник или человек, пользующийся благоволением богов? В чем заключалась специфика спартанского престолонаследия и как ее можно объяснить? С какими представлениями связан обряд царских похорон? Есть ли данные об использовании царями в политических целях своего жреческого статуса? Почему спартанцы нередко приговаривали провинившихся царей к изгнанию, и никогда - к смертной казни? Почему цари столь часто вступали в брак с близкими родственниками? Что может быть общего у всех судебных и административных функций царей? Являлась ли Спарта, по мнению спартанцев и остальных греков, республикой или монархией? Кто, по мнению Геродота, пользовался большим влиянием на решение важнейших политических вопросов - цари или народное собрание?

В числе нередко встречающихся ошибок - отступление от темы доклада (например, заранее обреченная на провал попытка решить вопрос о происхождении двойной царской власти) и смешение воедино формальных полномочий царей и их неформального влияния (когда, например, совет, данный царем эфорам, докладчик именует приказом).

Темы «Сакральные основы царской власти по Геродоту» и «Спартанские цари по Геродоту» не являются ни слишком сложными, ни чересчур трудоемкими благодаря наличию компактного источника. С ними может благополучно справиться даже рядовой студент. Вместе с тем, как показывает практика, сильный студент, работая над одной из этих тем, имеет возможность прийти к самостоятельным нетривиальным выводам и подготовить прекрасную курсовую работу.

Источники

Геродот. История в девяти книгах. Перевод и примечания Г.А. Стратановского. Л., 1972 (или любое более позднее издание).

Обязательная литература

Андреев Ю.В. Спарта как тип полиса / Античная Греция. Проблемы развития полиса. Под ред. Е.С. Голубцовой. Т. 1. Становление и развитие полиса. М., 1983.

Борухович В.Г. Научное и литературное значение труда Геродота / Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972.

Древняя Греция. Отв. ред. В.В. Струве и Д.П. Каллистов. М., 1956.

Зайков А.В. Юрисдикция спартанских царей (к интерпретации Hdt.VI. 57, 4-5) / Античная древность и средние века. Вып. 31. Екатеринбург, 2000.

История, древней Греции. Под ред. В.И. Кузищина. М., 1986 (или любое более позднее издание).

Кулишова О.В. Дельфийский оракул в общественной жизни древних греков. Автореф. канд. дисс. Л., 1990.

Латышев В.В. Очерк греческих древностей. Ч. П. Богослужебные и сценические древности. Изд. 2. СПб., 1997.

Лурье С.Я. История Греции. Курс лекций. СПб., 1993.

Мифологический словарь. М., 1990.

Печатнова Л.Г. История Спарты. Период архаики и классики. СПб., 2001.

Строгецкий В.М. Истоки конфликта эфората и царской власти в Спарте / Античный полис. Вып. 4. Л., 1979.

Строгецкий В.М. Некоторые особенности внутриполитической борьбы в Спарте конца VI- началеVвв. до н.э. Клеомен и Демарат // ВДИ, 1982, №3.

Хаксли Д.Л. Геродот о мифе и политике в ранней Спарте / Античность и средневековье Европы. Пермь, 1994.

Дополнительная литература

Бергер А. Социальные движения в древней Спарте. М., 1936.

Виппер Р.Ю. История Греции в классическую эпоху. М., 1916. Зельин К.К. Олимпионики и тираны // ВДИ, 1962, № 4.

Зубов А.Б., Павлова О.И. Религиозные аспекты политической культуры древнего Востока: образ царя / Религии древнего Востока. М., 1995.

Колобова К.М. Древняя Спарта. Л., 1957. Лурье С.Я. Геродот. М.-Л., 1947.

Паршиков А.Е. Павсаний и политическая борьба в Спарте // ВДИ, 1968, № 1.

Смышляев А.Л. Спартанская «община равных» в современных историко-правовых исследованиях / Актуальные проблемы правоведения за рубежом. Вып. 1. М., 1989.

Античные спартанцы не разделяли увлечения Афинян архитектурой и искусствами, а потому в городе почти ничего не сохранилось от той поры, когда его звезда стояла в зените. Свято веря в то, что никакие стены не сохранят полис лучше доблести граждан, они предпочитали инвестировать средства государства в воспитание молодежи, подарив Греции целую плеяду прославленных полководцев. Сегодня многие из них подзабыты. А потому Grekoblog решил посвятить отдельный пост этой теме, отобрав пятерых спартиатов, судьба которых в наибольшей степени переплелась со славой древней Спарты.

Ликург (предположительно IX в.до н.э.)

Хотя многие историки сомневаются, что Ликург был реальной исторической личностью, влияние этого полулегендарного персонажа на место Спарты в истории сложно переоценить. Ликург, собственно, и был тем человеком, благодаря которому – согласно легендам – Спарта ступила на путь развития человеческой доблести. Главное достижение Ликурга – составление свода законов, поспособствовавших быстрой трансформации этого, очень заурядного на тот момент, греческого полиса в одну из первых сверхдержав Древнего мира.

Что же сделал Ликург? Он провел политическую, экономическую и общественную реформы, каждая из которых являлась важной составляющей общего замысла – превращения Спарты в сверхдержаву. Сейчас сложно сказать, было ли это целью Ликурга, однако то, как органично реформы дополнили друг друга, позволяет предположить, что это не случайное совпадение.

Человеку, который предлагал установить в Спарте демократию, Ликург сказал: «Сперва установи демократию в своем доме».

С политической точки зрения Ликург ограничил власть царей введением герусии – совета старейшин – и передачей значительных полномочий народному собранию. Базисом экономических реформ Ликурга стали передел земли и введение в оборот железных денег вместо золотых и серебряных. Такой подход позволил уравнять спартанцев и надолго отбить у них желание к накоплению богатства, не признаваемого ни в одной другой стране. Стержнем же общественной реформы стал новый подход к воспитанию молодежи, который позволил Спарте с детства прививать подрастающему поколению ценности государственного и общественного устройства, равно как и уделять огромное внимание его военной подготовке.

Реформы Ликурга позволили преодолеть внутренний кризис государства и открыть новую страничку в истории, преисполненную славы и воинской доблести – период, продолжавшийся почти 500 лет.

Клеомен I Эврисфенид (годы правления: 520 г.до н.э. – 491 г.до н.э.)

Говорят, что все великие люди немного безумны, и Клеомен I — не исключение. Ужасная смерть царя стала странным окончанием его доблестной жизни.

О Клеомене I упоминают редко, а известно о нем совсем мало. Но многие историки сходятся в одном – годы правления Клеомена I стали зенитом могущества Спарты. Если перейти от абстрактных выражений к конкретным примерам, то к наиболее значительным деяниям Клеомена следует отнести разгром Аргоса, изгнание тиранов из Афин, и объединение общин Пелопоннеса в союз, где Спарта занимала доминирующее положение.

Если Агесилай слышал, что кого-либо хвалят или порицают, он полагал, что не менее важно знать характер тех, кто говорит, чем тех, о ком судят.

Так ли значимы эти события, что мы внесли Клеомена в наш короткий список? Ответить на это можно только положительно. На тот момент Аргос и Спарта были главными государствами Пелопоннеса, которым уже становилось тесно на полуострове. Поэтому победа Клеомена над Аргосом, пусть и кровавая, позволила Спарте «расправить крылья», надолго отбив у «конкурента» желание и возможность тягаться силами со спартанцами. Это, в свою очередь, позволило более активно продвигать линию внешней политики и сформировать союз, который на несколько последующих веков стал главным оплотом могущества государства.

Леонид (годы правления: 491 г. до н.э – 480 г. до н.э.)

Сменивший на царском троне Клеомена, Леонид за первые 10 лет своего правления если и сделал что-либо стоящее отдельного упоминания, то история этих подробностей не сохранила. Тем достойней выглядит смерть царя в 480 г.до н.э. при Фермопилах, ценой собственной жизни (и нескольких сотен других греков) прикрывшего отход объединенной греческой армии от превосходящих сил персов.

Когда кто-то сказал Леониду, что он ведет в бой слишком мало людей, он ответил: «Слишком много — ведь они обречены на смерть».

О подвиге Леонида было снято два фильма и написан целый ряд книг, а потому его имя вряд ли нуждается в отдельном представлении. Заметим лишь, что имя царя на тысячелетия вперед стало символом спартанской и воинской доблести, а подвиг, в котором он сыграл роль «первой скрипки», отодвинул на задний план многие, порой весьма неоднозначные моменты спартанской истории.

Лисандр (452-396 года до н.э.)

Роль Лисандра в Спартанской истории сложно оценивать однозначно. С одной стороны он положил конец Пелопоннесской войне и взял Афины, уже всерьез и небезосновательно претендовавшие на гегемонию в Элладе. Это возвысило Спарту на небывалую высоту и на короткий период уже не номинально, а вполне реально позволило диктовать свою волю большей части древнегреческих государств на материковой Элладе, островах Эгеиды и даже в Малой Азии.

Видя лакедемонян в нерешительности перед стенами Коринфа, Лисандр заметил, что из города через ров выскочил заяц и воскликнул: «Неужели вам страшны враги, которые так ленивы, что у них под. стеною свят зайцы»

С другой стороны следствием побед на внешних фронтах стал значительный приток в Спарту золота, страсть к обладанию которым впервые за многие века после Ликурга начала размывать устои общественного порядка спартанцев. Позже именно имущественное расслоение когда-то однородного общества спартиатов исследователи назовут одной из главных причин упадка. Однако при Лисандре до этого еще далеко – ведь Спарта при нем являлась самым могущественным государством Греции.

Агесилай (около 442 - около 358 до н. э.)

Хотя после Агесилая спартанская земля взрастила немало доблестных полководцев, царь стал, пожалуй, последним лидером еще великого государства. Именно при Агесилае Спарта утратила главенствующее положение в Греции и едва не лишилась независимости. После смерти Агесилая спартанцам еще удавалось одерживать блестящие тактические победы, но истощенные постоянными войнами и, лишившись многих союзников, они уже не смогли восстановить былого могущества.

Когда некий врач предписал Агесилаю тщательно разработанный курс лечения, выполнять который было очень трудно, царь воскликнул: «Клянусь богами, нигде не сказано, что мне непременно нужно жить и на все идти ради этого».

Тем не менее, потерю спартанской гегемонии в Греции нельзя вменять в вину Агесилаю. Нежелание Спарты адаптироваться к изменяющимся внешним условиям, отсутствие крепкой экономики и снижение роли законов Ликурга в обществе в куда большей степени ответственны за финальный результат. Грамотная внутренняя и внешняя политика властей могли бы, наверное, еще на какое-то время задержать процесс разложения спартанского общества, но предотвратить его — вряд ли.

Правя спартанцами, Агесилай совершил немало доблестных подвигов, проявив блестящие качества полководца и политика. Под его руководством, в частности, греческая армия высадилась в Малой Азии и нанесла серию поражений персам (396-394 годы до н. э.). Не будучи в состоянии справится с Агесилаем на суше, персы были вынуждены субсидировать освободительное движение в подконтрольных Спарте государствах. Тогда внутренние войны заставили бы Агесилая покинуть Империю. Расчет оказался верным – нуждаясь в войсках для укрепления пошатнувшегося положения, Спарта отозвала Агесилая обратно в Грецию. В противном случае, кто знает, слава разгрома персов вполне могла бы принадлежать Агесилаю, а не Александру Великому.

Но история, как известно, не признает слова «бы».

1.2 Царская власть в Древней Спарте

Как известно, в системе городов-государств классического периода истории древней Эллады ведущее положение занимали два полиса - Афины и Спарта. Оба этих государства, каждое по-своему, внесли огромный вклад в становление и развитие античной цивилизации. Долгое время, однако, Афины привлекали к себе гораздо более пристальное внимание ученых, нежели Спарта: до определенного момента греческий полис изучался в основном на афинском материале, что было продиктовано как наличием богатой древней традиции, так и политической конъюнктурой - в Афинах западные демократии видели прообраз открытого общества.

В свою очередь, давление политических и идеологических установок нового времени сильнейшим образом повлияло и на образ Спарты в работах западных антиковедов. При этом тема спартанского полиса оказалась необычайно актуальной и злободневной для нескольких поколений исследователей.

О том, как сложилась спартанская государственная форма, можно составить себе, если принять во внимание предания о поре, предшествовавшей исследуемому периоду, которые сохранены исследователями. Мы узнаем, таким образом, «что по прибытии дорийцев вся страна разделилась на шесть городских округов, столицами которых были Спарта, Амик-лы, Фарис, три внутренние местности близ Эврота, затем Эгинт близ аркадской границы, Ласу Гифейского моря; шестой была, вероятно, морская гавань Бея. Как и в Мессении, дорийцы разбрелись по различным местностям, управляемым царями»; они смешались с прежними жителями; новые поселенцы, как, например, минии, переходили из сел в города.

Из-за того, что уже в древности историческая Спарта и ее мифологизированная модель переплелись в сложную и запутанную комбинацию, выделить историческое зерно в предании о первоначальной реформе представляется нам достаточно сложной задачей. Для ее решения необходимо, прежде всего, оценить дошедшую до нас античную традицию о первоначальной реформе. Большинство древних авторов связывают древнейшее законодательство Спарты с именем Ликурга. Но само имя Ликурга как спартанского законодателя впервые упоминается только Геродотом, т. е. сравнительно поздно - не ранее середины V в. По словам Геродота, законы Ликурга носили главным образом политический характер.

В качестве основного правительственного органа, но подчиненного апелле, названа герусия, или совет старейшин, во главе с царями. Плутарх характеризует герусию как первое и самое главное из всех многочисленных нововведений Ликурга. Судя по тому, какое большое внимание Плутарх уделил обсуждению числа геронтов, он сам не сомневался, что цифра 30 для геронтов была установлена именно Ликургом. Все попытки современных ученых дать подходящее объяснение числу ликурговых геронтов, исходя из родового или территориального принципа, носят сугубо гипотетический характер. Так, Г. Бузольт думает, что численный состав спартанской герусии был смоделирован по образцу совета в Дельфах, состоящего из 30 членов. Неизвестно, что собой представляла герусия до Ликурга. Но с введением ликурговой герусии Спарта превратилась в полис с аристократической формой правления. Плутарх, подробно описывает процедуру избрания в геронты. Цели реформы государственного строя были следующие: ограничить двух царей (согласно спартанским преданиям, двоецарствие было основано близнецами Эврисфеиом и Проклом), изменить состав совета (герусии) и наделить некоторыми правами народное собрание.

Два царя сохраняли верховное командование во время войны и свою роль при отправлении религиозных культов, но в отношении текущей политики они являлись простыми членами совета. В прошлом, вероятно, совет состоял из глав 27 фратрий. Теперь их число увеличилось до 30, включая и царей. Советники избирались с одобрения народного собрания, причем быть избранными имели право лишь «равные» в возрасте 60 лет и старше, и эту должность они занимали пожизненно. «Совет обладал исключительным правом вносить предложения в народное собрание и распускать его. В народном собрании участвовали все «равные»; оно отныне должно было собираться в установленное время в установленном месте». Его избирательные полномочия были четко определены, а решения по предложениям, внесенным советом, окончательны.

В народном собрании все спартанцы были равны перед государством вне зависимости от своей знатности и богатства, и согласно новому государственному устройству «их голос был решающим в кардинальных вопросах избраний должностных лиц и ратификации законопроектов», как бы ни была велика власть Герусии. Граждане при голосовании могли сказать только «да» или «нет». Можно предположить, что народное собрание имело право изгонять царей и возвращать обратно на трон.

В Большой Ретре значится, что в состав герусии вошли также архагеты. В своем комментарии к тексту Ретры Плутарх поясняет, что под архагетами имеются в виду цари. Возможно, что это был первоначальный титул спартанских царей, который отражал представление о царях как предводителях, стоящих во главе войска. «Л. Джеффри, а за ней и Дж. Хаксли предположили, что в данном контексте слово архагет не является безальтернативным синонимом к слову «цари». Слово «архагет» - более широкого диапазона. Его можно понять как «основатель», будь то основатель нового государства или нового культа». Можно предположить следующее: спартанские цари были названы архагетами как члены и председатели герусии. Этот титул четко формулировал их положение в герусии при Ликурге - первые среди равных и не более того. «Не исключено, что было закреплено новое качество спартанских царей, которые, став при Ликурге членами герусии, были тем самым поставлены под контроль общины».

Наличие двух и более царей не является чем-то редким для ран- ней Греции. Так, у Гомера нередко упоминаются подобные ситуации: в царстве феаков, например, кроме Алкиноя было еще двенадцать царей, и на Итаке Одиссей был не единственным царем, а лить одним из многих. Следовательно, единодержавие в гомеровский период вполне могло сосуществовать с режимом многодер - жавия. Между гомеровскими и спартанскими царями, несомненно, про слеживается глубокая родственная связь. И те, и другие не являются самодержавными монархами наподобие эллинистических царей. Это, скорее, представители ведущих аристократических кланов, осуществляющие коллегиальное руководство общиной. В таком контексте более понятным становится как наличие в Спарте двух царских семей, так и их место внутри спартанского полиса. Так или иначе, основные черты государственного устройства в Спарте остаются ясными. Там правили одновременно два царя, принадлежавшие к родам Агиадов и Эврипонтидов. Обе династии считали себя потомками Геракла; «и в самом деле, пусть это уводит нас в область мифов и легенд, происхождение этой монархии было весьма древним - даже если она приняла свою историческую, известную нам, форму не ранее 650-600 гг. до н. э.» Полномочия обоих наследственных царей носили прежде всего военный характер; к тому же они приглядывали друг за другом (это вносило известное равновесие) и, как правило - хотя не всегда, - шли на уступки другим политическим силам Спарты. Прослеживается особая роль царей при разделении властных полномочий, «в том числе в области применения устного права, их несомненное влияние на внешнюю политику Спарты, сравнение двух царей с «божественными близнецами» Тиндаридами (хранителями города) и религиозный ореол, который окружал царей как верховных жрецов Зевса», нераспространение на представителей царских семей агоге, наличие «царских привилегий», даннические обязанности периэков перед царями, выделение десятой части любой военной добычи говорит о том, что они были воспринимаемы античным обществом не просто как «первые среди второстепенных». Исключительное положение имели спартанские цари и в идеологической сфере. Власть их посредством родства с Гераклом и олимпийскими богами имела божественную основу. «Кроме того, осуществляя через пифиев прямое общение с Дельфийским оракулом, они являлись хранителями божественной истины». Личные интересы и налаживание связей за границей могли осуществляться царями посредством назначаемых ими лично проксенов. Скорее всего такие царские порученцы иногда были полностью зависимы от самого царя и входили, «если будет позволительно так сказать, в число его «клиентов».

Э. Курциус обращает внимание на то, как чопорно и чуждо держали себя с самого начала в отношении друг друга эти два «царя-близнеца», как эта резкая противоположность передавалась непрерывно через все поколения, «как каждый из этих домов остался сам по себе, не связанный с другим ни браком, ни общим наследством, как каждый имел свою собственную историю, летописи, жилища и гробницы. По его мнению это были два совершенно различных поколения, взаимно признававших права друг друга и установивших по договору совместное пользование царской верховной властью». Если один из представителей царского рода, который должен править был ребенком, то ему назначался опекун. У Павсания мы встречаем упоминания об этой традиции: «Павсаний, сын Клеомброта, не был царем; будучи опекуном Плейстарха, сына Леонида, оставшегося (после смерти отца) еще ребенком, Павсаний предводительствовал лакедемонянами при Платеях и затем флотом при походе на Геллеспонт». Общим для этих родов было то, что могущество их возникло не из среды дорийцев, а коренилось в микенской эпохе. Помимо этого, «двоецарствие служило также залогом того, что вследствие соревнования двух линий становилось невозможным тираническое превышение царственных прерогатив». Не вызывает сомнения, что цари самостоятельно вершили суд. В подтверждение этому могут служить слова Павсания о царе Полидоре: «совершая суд, хранил справедливость не без чувства снисходительности к людям». Смерть царя была особенным событием в Древней Спарте. По всей Лаконике объявлялся траур. «Представители всех групп общества (спартиатов, периэков и илотов) по несколько человек от каждой семьи прибывают на траурную процессию. После похорон закрыты на 10 дней суды и рынок, являющиеся основными общественными местами в Спарте». После кончины царя вступивший на престол наследник прощал все долги царскому дому или общине.

Все институты, перечисленные в Ретре, не являются изобретением Ликурга. Они существовали, без сомнения, и до него.

Первой серьезной модификации после Ликурга спартанская конституция подверглась, по-видимому, в 30-20 гг. VIII в. По свидетельству Плутарха, авторами поправки к Большой Ретре были спартанские цари Феопомп и Полидор. «Смысл подобной поправки заключался в том, что геронты и цари не должны были ратифицировать «кривое» решение народа, но закрыть заседание и распустить народ».

Нововведение заключалось в лишении народа права па свободное и ничем не ограниченное обсуждение вносимых герусией предложений. Теперь только герусия была вправе решать, продолжать дискуссию в апелле или прекратить ее и распустить собрание. Суть этой поправки, таким образом, заключается в том, что герусия вместе с возглавлявшими ее царями вновь была поставлена над народным собранием, ибо она теперь обладала правом накладывать veto на любое неугодное ей решение апеллы. Именно такой взгляд на значение данной поправки является общепризнанным и редко оспаривается.

Особое значение имели отношения политиков с крупнейшим святилищем Эллады - оракулом Аполлона в Дельфах, центром традиционной мудрости, игравшим роль духовного лидера Эллады в архаическое и классическое время. Цари обращались за божественной санкцией в Дельфы. Так что и здесь, как в случае с Ликургом, имеет место апелляция к Аполлону. Особый интерес вызывают взаимоотношения Дельф со спартанскими политическими лидерами «как из-за специфики политической жизни Лакедемона, так и потому, что именно Спарта из всех греческих полисов оказывается в античной традиции наиболее тесно связанной с Дельфами». Мы видим целый ряд спартанских правителей, которые зачастую весьма цинично пытались поставить авторитет святилища на службу своим интересам в политических интригах, не гнушаясь даже прямого подкупа. Данном проблеме О.В. Кулишова посвящает свою монографию, где приводит примеры влияния Дельф на законодательство крупнейших полисов Греции. «Первым и, пожалуй, одним из самых примечательных среди правителей, связанных с данной тенденцией, был царь Клеомен I ». В связи с этим укажем на особые связи Пифийского святилища Аполлона и спартанской басилейи, важнейшим аспектом которой был ее сакральный характер. Роль спартанских царей в отправлении культа была чрезвычайно значимой в контексте другой их важнейшей функции - военного командования. Война, являясь неотъемлемой частью политических и межгосударственных отношений полисного мира греков, была связана с традиционным комплексом религиозных представлений и сакральных действий, в ряду которых едва ли не первостепенная роль принадлелсала так называемой военной мантике, которая находилась преимущественно в ведении Аполлона и Дельф. «Само происхождение двойной царской власти, по легенде, вело свое начало из Дельф». Отметим также положение специальных посланников в Дельфы - пифиев (каждый из царей должен был избирать себе по два пифия), которые совместно с царями совершали трапезу и также совместно с ними выполняли обязанности по сохранению оракулов. Важная роль оракула проявляется и в любопытном обычае, который сохранялся в Спарте, по крайней мере, до III в. до н.э., когда эфоры каждые восемь лет в одну из ночей наблюдали, не появится ли знамение, свидетельствующее о том, что один из спартанских царей разгневал богов. Цари перед лицом местных богов были представителями всего государства; «благодаря им одним стала возможной связь нового порядка вещей с прошлым временем без нарушения священных преданий». Войско всегда сопровождалось целым стадом священных животных, предназначенных для гадательных жертвоприношений и готовых для использования на предмет определения воли богов в любое время: на границе государства, перед битвой.

Среди ученых также нет единства мнений о времени появления эфората в Спарте. В науке обсуждалось три возможных варианта возникновения эфората: до Ликурга, при Ликурге или после Ликурга. Так, не раз высказывалось мнение о том, что эфорат - древний дорийский институт, точно так же, как апелла, цари и совет старейшин, а Ликург не создал эфорат, а преобразовал, установив количество эфоров соответственно числу об, т. е. руководствуясь новым территориальным принципом. Н. Хаммонд считает, что Ликург все же создал эфорат: «Ликург также основал эфорат, состоящий из пяти эфоров, которые ежегодно избирались с одобрения народного собрания из числа «равных». Первоначально эфоры не обладали ведущим положением в государстве. Они всего лишь надзирали за работой социальной системы: инспектировали физическое состояние мальчиков, вершили суд в случаях неповиновения и возглавляли шествия на Гимнопедиях (национальном спортивно-музыкальном празднике).

Традиция о постликурговом происхождении эфората представляется нам наиболее достоверной уже потому, что она достаточно подробно изложена Аристотелем. Аристотель считал реформу Феопомпа очень важным этапом в развитии спартанского полиса. Царь Феопомп, по его словам, сознательно пошел на умаление своей власти, уступив рядовым гражданам часть своих функций во имя сохранения царской власти как таковой: «Ослабив значение царской власти, он тем самым способствовал продлению ее существования, так что в известном отношении он не умалил ее, а, напротив, возвеличил». Компромисс, заключенный между царями и обществом, способствовал сохранению в Спарте гражданского мира и приданию устойчивости ее государственному строю. Как царская власть, так и совет старейшин были отодвинуты эфорами на задний план. Они присвоили себе право вести переговоры с общиной, стали продолжателями законодательного дела, насколько об этом могла идти речь в Спарте; они решали все общественные дела. «Словом, старинные звания и должности, происходившие еще из героических времен, бледнели все болыше и больше, между тем как эфория достигала все более неограниченного могущества».

Первоначально коллегия из пяти эфоров должна была исполнять судебные функции спартанских царей в их отсутствие. «В классическое время данная должность была выборной. Когда произошел подобный качественный сдвиг в сторону создания регулярной выборной магистратуры, сказать трудно». В немалой степени этому могла способствовать полная занятость царей военной сферой в ходе затяжных военных конфликтов.

На середину VI в. приходится последний, третий этап реформирования спартанского общества, в результате которого возникает т. н. классическая модель спартанского полиса.

Возможным инициатором имевших тогда место изменений был эфор Хилон. Несмотря на то что наши сведения о нем крайне скудны, тем не менее это единственный персонаж, с которым можно связать спартанские реформы конца архаического периода. Мы не знаем, в чем конкретно заключалось реформирование эфората, которое традиция связывает с именем эфора Хилона. «Вероятно, Хилон был инициатором закона, передавшего председательство в народном собрании и в герусии от царей к эфорам». Это был последний шаг в реформировании эфората, который полностью освободил данную магистратуру от всех остальных властных структур. Во всяком случае, к началу классического периода эфорат обладал уже всей полнотой исполнительной и контролирующей власти в государстве, став, в сущности, правительством Спарты был заключен формальный договор, в котором условием сохранения царской власти было безусловное подчинение царей общине в лице ее главных представителей - эфоров. Собственно эти полномочия наделяли эфоров властью надзирать за повседневной жизнью спартанских граждан, а «заодно и ограничивать влияние Совета старейшин - герусии»

Как не раз уже высказывалось в научной литературе мнение, что учреждение эфората знаменовало собой установление нового государственного порядка и вместе с тем означало победу общины над суверенной царской властью. Преобразованный эфорат, таким образом, становится гарантом равенства всех граждан перед законом.

Эфоры, как уже говорилось, обладали функцией контроля над царями. Необходимо сказать, что он имели даже право судить царей. Примером этому может служить неоднократный суд над царем Павсанием. Павсаний, автор «Описания Эллады», следующим образом рассказывает о суде над спартанским царем: «Когда он [Павсаний] вернулся из Афин после такого бесплодного сражения, его враги призвали его на суд. В суде над лакедемонским царем заседают так называемые геронты, двадцать восемь человек, вся коллегия эфоров, а вместе с ними и царь из другого царского дома. Четырнадцать геронтов, а также Агис, царь из другого царского дома, признали, что Павсаний виновен; все же остальные судьи его оправдали». Павсания оправдали с перевесом в 4 голоса, которые принадлежали эфорам. На суде вся коллегия эфоров единодушно проголосовала за Павсания и тем самым решила дело в его пользу. Эфоры имели безоговорочное право вмешиваться в личную жизнь царя. Примером может служить случай с царем Анаксандридом, жена которого не могла родить наследника. В этом случае эфоры настаивали на том, чтобы царь женился на другой: «когда эфоры стали настаивать, чтобы он отослал ее обратно (к родителям)». Эфоры следили в государстве за наследственными правами и так же имели право отстранять от власти правителей, если считали, что он не должен занимать эту должность: «отстранили его от царского сана и отдали власть Клеомену на основании законов о старшинстве».

При эфоре Хилоне будет издана целая серия законов, с помощью которых эфоры, наконец, справятся с самоуправством царей и поставят под свой контроль их деятельность как главнокомандующих. Запрет постоянно вести войну с одним и тем же противником мог означать следующее: «эфоры получали право отменять повторные военные экспедиции царей, которые, по их мнению, могли принести вред Спарте». Возможно, это ограничение военной власти царей было введено после нескольких неудачных походов спартанской армии против Аргоса. По, скорее всего, причина подобного нововведения имела более глобальный характер и была связана с появлением нового направления в спартанской внешней политике: Спарта к середине VI в. отказалась от безудержной военной экспансии и насильственного порабощения соседних народов и перешла к более гибкой и перспективной политике - организации межполисных объединений. «В такой ситуации военное ведомство, возглавляемое царями, требовало к себе самого пристального внимания со стороны гражданских властей, чтобы вовремя предотвратить нежелательные военные конфликты».

Необходимо сказать и об институте навархов, который обладал достаточно большими полномочиями. Навархом называли командующего союзным флотом во главе со Спартой. «Из четырех известных нам спартанских адмиралов, командующих союзным флотом в промежуток между 480 и 477 г., т. е. в период Греко-персидских войн, один был царем (Леотихид в 479 г.), другой - близким родственником царя (Павсаний в 478 г.) и двое являлись рядовыми спартиатами, не принадлежавшими к царской фамилии». полномочия командующих флотом примерно были такими же, как полномочия царей, стоявших во главе спартанской армии. Навархи непосредственно подчинялись эфорам, а не царям. Между навархией и царской властью, по всей видимости, вообще не существовало какой-либо принципиальной соподчиненности. Полномочия навархов на флоте были примерно такими же, как полномочия царей в армии. В известной мере навархи пользовались даже большей свободой, чем цари, чья деятельность находилась под постоянной опекой общества в лице эфоров. Обычай посылать в действующую армию эфоров ведет свое начало еще от эпохи греко-персидских войн. Количество эфоров при этом не оговаривалось, но чаще всего царя сопровождал только один эфор. К концу Пелопоннесской войны, «как видно из сообщений Ксенофонта, каждого спартанского царя кроме советников стало сопровождать уже два эфора вместо одного». Решение увеличить присутствие эфоров в армии с одного до двух выглядит как очередная превентивная мера, острием своим направленная на предотвращение коррупции в армии.

Спартанские цари представляли собой исток и начало нового государства лакедемонян, которое объединяло спартиатов, периэков, лаконийских илотов, а позже и мессенийцев». На торжественном погребении спартанских царей были обязаны присутствовать мужчины и женщины, представляющие все слои населения Лакедемона - спартиатов, периэков и илотов, и по всей стране соблюдался официальный десятидневный траур. Цари от имени Лакедемонского государства объявляли войну, командовали армией, в которые входили спартиаты, периэки и илоты, и приносили жертвы на границах Лаконии, прежде чем повести войско за границу. Они являлись верховными жрецами Зевса Лакедемонского и Зевса Урания, совершали все жертвы от имени общины и назначали посланников государства к оракулу Аполлона в Дельфах. Их имена первыми появлялись на документах Лакедемонского государства, они председательствовали на всех государственных торжествах и церемониях, их сопровождал конный отряд телохранителей. Таким образом, функции спартанских царей были сходны с обязанностями Британской короны.

Леонид - один из самых известных спартанских, да и вообще древнегреческих царей. Его слава вполне заслуженна. Благодаря совершённому в битве при Фермопилах подвигу имя этого полководца и государственного деятеля пережило столетия и до сих пор является символом высочайшего патриотизма, мужества и жертвенности.

Ранние годы

Отцом Леонида был Анаксандрид II, спартанский царь из рода Агиадов, правивший в 560–520 годах до н.э. Согласно историку Геродоту, царь Анаксандрид был женат на дочери своего брата, которая долго оставалась бездетной. Чтобы не прервался царский род, эфоры посоветовали царю отпустить свою жену и взять другую. Анаксандрид, любивший жену, ответил, что не может обидеть свою супругу, которая ни в чём перед ним не провинилась. Тогда эфоры разрешили царю сохранить первую жену, но при этом взять себе вторую, которая могла бы родить ему детей. Так царь стал жить одновременно на две семьи.

Через год вторая жена принесла ему сына Клеомена. Вскоре после этого первая жена Анаксандрида, до этого считавшаяся бесплодной, также забеременела и произвела на свет одного за другим троих сыновей: Дориея, а затем близнецов Леонида и Клеомброта. Вторая жена царя больше не рожала.

Когда Анаксандрид умер в 520 году до н. э., перед спартанцами стал вопрос о престолонаследии. Клеомен был старшим сыном царя, но Дорией по совету одного из своих друзей заявил, что он родился от первого, как бы более законного брака, и потому имеет больше прав на власть. Спартанцы разделились на два лагеря, но в конечном итоге победу одержали сторонники Клеомена. В гневе Дорией покинул Спарту и уплыл на запад. В 515 году до н. э. он предпринял попытку основать колонию сначала на северном побережье Африки, а затем на западе Сицилии, но властвовавшие здесь карфагеняне каждый раз его изгоняли. В бою с ними в 510 году до н. э. Дорией погиб.

Тем временем Клеомен заручился поддержкой своих младших братьев. За Леонида он выдал замуж свою дочь Горго, что говорит если и не о дружбе, то по крайней мере о каком-то доверии между ними. Клеомен был одним из самых воинственных и амбициозных спартанских царей. Он нанёс поражение давнему сопернику Спарты Аргосу, подчинил аркадскую Тегею, после чего объединил зависимые от Спарты города-государства в Пелопоннесский союз под её гегемонией.

Панорама современной Спарты. На заднем плане видна гора Тайгет, отделявшая Лаконию от соседней Мессении. На переднем плане развалины театра римского времени. Фото сделано с холма, на котором располагался акрополь Спарты

При этом, в отличие от большинства спартанцев, Клеомен отличался крайней беспринципностью при достижении своих целей. Так, в 491 году до н. э. ему удалось отстранить от власти второго царя Демарата, обвинив того в том, что он якобы являлся незаконнорождённым. Демарат бежал к персам, однако этот случай вызвал большой скандал в Спарте, в ходе которого вскрылись некоторые подробности интриг Клеомена. Опасаясь грозившего ему суда эфоров, Клеомен покинул город и обосновался в Аркадии. Здесь он стал подбивать спартанских союзников к мятежу. В страхе перед ним эфоры согласились забыть о случившемся. В 487 году до н. э. Клеомен вернулся в Спарту, здесь внезапно впал в безумие и покончил с собой.

Поскольку собственных сыновей у Клеомена не было, ему наследовал Леонид. У современных историков это вызвало к жизни предположения о причастности Леонида к тёмным подробностям гибели его предшественника. Однако следует признать, что прямыми свидетельствами злого умысла мы не располагаем. А высокая репутация, которой пользовался Леонид и при жизни, и особенно после своей смерти, не позволяет выдвигать против него голословные обвинения.

Персидская угроза

Леонид был царём на протяжении 7 лет, но известен он остался в первую очередь благодаря своей роли в сражении при Фермопилах. Чтобы перейти к изложению истории похода Ксеркса на Грецию, следует сказать несколько слов и о его предыстории. С персидской державой Ахеменидов греков связывали давние отношения. Ионийские города-государства западного побережья Малой Азии являлись подданными царя Дария и платили ему дань. В 499 году до н. э. они подняли восстание, в котором на помощь ионийцам пришли Афины и Эретрия. Спартанский царь Клеомен, которого также посетили послы ионийцев, проявил в этом вопросе осторожность.

Подавив восстание, персы решили наказать помогавших мятежникам греков. В 492 году до н. э. царский родственник Мардоний с большой персидской армией переправился во Фракию. Ряд греческих общин: Фивы, Аргос, Эгина - согласились дать царю «землю и воду» в знак признания над собой его власти. Спартанцы не только отказались это сделать, но и убили царских послов, бросив их в пропасть и предложив отыскать землю и воду на дне.


Греческий посол перед персидским царём Дарием. Роспись античной вазы, V век до н. э.

В 490 году до н. э. большой персидский флот прибыл к берегам Греции. Персы разрушили Эретрию на Эвбее, продали её жителей в рабство, а затем направились к Аттике. Афиняне обратились за помощью к Спарте, а пока те медлили с отправлением в поход, сумели сами разбить непрошеных гостей в битве при Марафоне. Остатки персидской армии сели на корабли и отплыли обратно в Азию. Опоздавшим к сражению спартанцам оставалось лишь осмотреть тела варваров и засвидетельствовать афинянам своё почтение. Персидский царь был весьма опечален случившимся, но его планам мести помешало разразившееся в Египте восстание, а в 486 году до н. э. Дарий умер. Его наследник Ксеркс на протяжении 486–483 годов был вынужден усмирять восставших египтян и вавилонян. Таким образом, греки получили 10-летнюю передышку.

В 483 году до н. э. Ксеркс окончательно расправился с мятежниками и начал наконец готовить большой поход против Греции. Собранная им армия была огромной и, по словам Геродота, насчитывала 1,7 млн человек. На море её сопровождал огромный флот из 1200 кораблей. По мнению современных исследователей, более реалистично выглядят цифры от 80 000 до 200 000 воинов и от 400 до 600 кораблей.

Два года эти силы собирались в Сардах. Наконец, с наступлением весны 480 года до н. э., персидское войско выступило в поход. По приказу Ксеркса через Дарданеллы были наведены два понтонных моста по 1300 м длиной каждый. По ним персидское войско на протяжении 7 дней непрерывно осуществляло переправу на европейский берег пролива.

При известии о приближении армии Ксеркса греческие города-государства охватил ужас. Свою покорность царю поспешили изъявить фессалийцы и фиванцы с беотийцами. Даже наиболее авторитетный среди греков оракул Аполлона в Дельфах прочил своим войскам поражение.

Планы греков по обороне страны

Сопротивление персам возглавили Афины и Спарта. Ещё осенью 481 года до н. э. в Коринфе собрался общегреческий конгресс, участники которого объединились в Эллинский союз, чтобы сообща бороться с персами и теми греками, которые добровольно выступили на их стороне. Гегемоном союза большинством голосов была избрана Спарта, как самое сильное в военном плане государство.

При обсуждении оборонительной стратегии среди союзников выявились серьёзные разногласия. Спарта и остальные пелопоннесцы предлагали укрепить стеной узкий Коринфский перешеек и обороняться от персов здесь. Этому решению горячо сопротивлялись афиняне и другие союзники, земли которых подверглись бы неизбежному разорению. После жарких споров греки решили занять оборону в Темпейском ущелье и весной 480 года до н. э. выслали туда 10 000 воинов под командованием спартанца Евенета и афинянина Фемистокла.

Здесь споры между союзниками вспыхнули вновь. Спартанцы не хотели сражаться, имея в тылу фессалийцев, среди которых были сильны проперсидские настроения. К тому же, указывали они, персы могли проникнуть в Фессалию другой, хотя и трудной дорогой через Олимп, или даже высадиться с моря южнее прохода. Простояв некоторое время в Темпе, войско вернулось обратно, прежде чем туда успели явиться персы.


Фермопилы, современный вид с высоты полёта самолёта. Наносы Сперхея сильно изменили береговую линию со времён древности; тогда море подходило к самым скалам, примерно до линии современного шоссе, оставляя проход, в самой узкой части не превышавший нескольких метров шириной

Вторым рубежом обороны было Фермопильское ущелье на границе между северной и средней Грецией. В этом месте высокие горы очень близко подходили к морю, оставляя лишь узкий семикилометровый проход, протянувшийся между горным отрогом Каллидром и южным болотистым побережьем Малийского залива. Одновременно военный флот греков должен был стать недалеко от Фермопил, в проливе между северным берегом Эвбеи и мысом Сепия, и таким образом прикрыть армию с моря. В начале июля сюда прибыли 200 афинских кораблей, которыми командовал Фемистокл, и 155 пелопоннесских под командованием Эврибиада.

Но силы, отправленные спартанцами к Фермопилам, оказались гораздо меньше тех, что здесь ожидались. Сами спартанцы прислали только 300 воинов, ещё 1000 были из числа периэков, аркадяне послали несколько больше 2120 воинов, коринфяне 400, флиунтцы 200, микенцы 80. В общей сложности отряд насчитывал около 4000 гоплитов. Чтобы придать делу больше значения в глаза греков, спартанцы поставили во главе своего маленького отряда царя Леонида. Сопровождавшие его 300 спартанцев, скорее всего, относились к отборному отряду «всадников», составлявших свиту царя в походе.

Когда Леонид со своим войском проходил через Беотию, к нему добровольно присоединилась 700 феспийских воинов; фиванцы, персидский образ мыслей которых был хорошо известен, были вынуждены дать ему 400 своих воинов фактически в качестве заложников своей лояльности. Локры и фокидяне прислали около 1000 человек. Всего в войске Леонида, когда он разбил свой лагерь в Фермопилах, было 7200 воинов.


Голова мраморной статуи, найденной в 1925 году на акрополе Спарты. Воин изображён в героической наготе, для большей выразительности глаза статуи были изготовлены из стекла. Не без оснований статую считают изображением Леонида, в честь которого на акрополе спартанцами был воздвигнут монументальный комплекс

Изначально предполагалось, что передовой отряд Леонида - это только авангард, за которым вскоре последуют основные силы. Греки заняли проход и восстановили некогда перегораживавшую его стену. Тем не менее обещанная помощь так и не появилась. Спартанские власти в ответ на просьбы Леонида прислать подкрепление заявляли, что этому препятствуют предстоящий праздник Карнеи (праздновался в сентябре на протяжении 9 дней) и обещали, что по его окончании немедленно выступят на помощь со всеми своими силами. До того момента Леониду предстояло оборонять проход в одиночку.

По поводу искренности этих обещаний мнения современных историков разделились. Спартанцы в древности были известны своим исключительным консерватизмом и уважительным отношением к религиозным обрядам. Любые неблагоприятные знамения могли стать причиной задержки, и подобные случаи неоднократно происходили позже. С другой стороны, среди самих спартанцев и их союзников, как указывалось ранее, не было единогласия относительно того, где и как следовало обороняться от противника. Поэтому афинянам позиция спартанских властей казались лишь попыткой тянуть время и попыткой сохранить свои главные силы для защиты Пелопоннеса.

Оборона Фермопил

Тем временем Леонид расположился лагерем в Альпине и ждал здесь прибытия Ксеркса. Один местный житель, рассказывая эллинам о многочисленности варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдёт затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил:

«Наш приятель из Трахина принёс прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени».

Когда персы явились, увидев их многочисленность, греки пали духом. Некоторые призывали к отступлению, однако этому воспротивились фокидяне, да и сам Леонид со своими спартанцами оставался при твёрдом намерении удерживать свой пост до конца.

Ксеркс ещё в Фессалии слышал, что Фермопильский проход занят небольшим отрядом греков, но он не думал, что они останутся там при его приближении. Разбив лагерь у Трахина, он послал лазутчика посмотреть, сколько греков и что они делают. Вернувшись, лазутчик сообщил царю, что видел передовой пост, на котором одни воины развлекались тем, что бегали наперегонки друг с другом, а другие расчёсывали свои длинные волосы. Ксеркс нашёл подобное занятие смешным для мужчин, но Демарат, изгнанный царь спартанцев, сопровождавший его в этом походе, сказал следующее:

«Эти люди пришли сюда сражаться с нами за этот проход, и они готовятся к битве. Таков у них обычай: всякий раз, как они идут на смертный бой, они украшают себе головы. Знай же, царь, если ты одолеешь этих людей и тех, кто остался в Спарте, то уже ни один народ на свете не дерзнёт поднять на тебя руку».


Фермопилы, современный вид. В древности береговая линия проходила там же, где сегодня проходит шоссе. Открывающийся вид снят с холма Колонос, на котором разыгрались последние сцены сражения

Прежде чем отдать приказ о выступлении, Ксеркс выжидал 4 дня, а затем послал в проход наиболее боеспособные после собственно персов отряды мидян, киссиев и саков с приказанием взять греков живыми и привести их к нему. В начале сражения грекам предложили сложить оружие, на что Леонид, согласно Плутарху, дал легендарный ответ: «Приди и возьми» (др.-греч. Μολὼν λαβέ). Сражение в проходе длилось целый день, но мидянам так и не удалось продвинуться ни на шаг вперед.

На следующий день по приказу Ксеркса в атаку были посланы отряды, состоящие из самих персов. Это были так называемые «бессмертные» - цвет персидской армии во главе с их начальником Гидарном. Леонид против них поставил спартанцев, до того времени участия в сражении не принимавших. Сражение повторилось с тем же результатом. Спартанцы, стоя тесно сомкнутыми рядами, отбивали одну атаку за другой. Время от времени они делали вид, будто обращаются в бегство, и отступали назад, где проход был шире. Как только персы устремлялись за ними, спартанцы разом поворачивали назад, опрокидывали густо столпившегося противника или загоняли его в болото у моря. Этот манёвр они повторяли несколько раз, и к концу дня персы потеряли более 6000 человек, ни на шаг не приблизившись к победе.


Сражение в Фермопилах, реконструкция П. Коннолли

Для Ксеркса подобное развитие событий стало полной неожиданностью. Он не знал, что делать дальше, но тут на помощь ему пришёл предатель. Малиец Эфиальт, который, надеясь на великую награду, указал персам тропу, ведущую через гору в обход Фермопил. Впоследствии Эфиальт в страхе перед спартанцами бежал в Фессалию, и там был убит своим давним врагом по личной причине. Последнему спартанцы всё равно выплатили награду, обещанную за голову предателя.

Эфиальт обещал провести 20 000 лучших персидских воинов во главе с Гидарном в тыл греков. Персы шли всю ночь и на рассвете, оказавшись на вершине горы, внезапно увидели перед собой небольшой отряд греков. Это были фокидяне, посланные Леонидом специально, чтобы охранять тропу. Фокидяне несли свою службу небрежно и заметили персов, только когда в них полетели первые стрелы. Едва успев схватить оружие, они оставили свой пост и устремились на вершину горы. Гидарн не стал их преследовать и поспешно начал спуск вниз.

Последний бой

Ещё вечером накануне прорицатель Мегистий по жертве предсказал грекам, что в этот день их ждёт смерть. Ночью явились лазутчики и известили Леонида, что персы идут через горы в обход. Имевшихся у него сил было недостаточно, чтобы с успехом отражать нападение одновременно с двух сторон. Чтобы не жертвовать напрасно людьми, Леонид отдал приказ отступить всем другим отрядам, кроме спартанцев. Сам он не смел отступить, поскольку считал бесчестным покинуть пост, на защиту которого был поставлен.

Таким образом, царь Леонид принял единственно возможное для спартанца решение: сражаться и погибнуть, следуя закону своей страны и исполняя воинский долг. Кроме спартанцев с ним добровольно остались феспийцы со своим предводителем Димофилом, а также фиванцы, которых Леонид удержал при себе насильно. Всего у Фермопил осталось в тот день около 1200 греков.


Реконструкция Фермопил. Указано местоположение поля сражения греков с персами и Энопейской тропы, по которой отряд Гидарна зашел в тыл защитникам прохода

Не рассчитывая на победу, но лишь на славную смерть, греки вышли вперёд за стену и дали последний бой в отдалении от прежних позиций:

«Эллины во главе с Леонидом, идя на смертный бой, продвигались теперь гораздо дальше в то место, где проход расширяется. Ибо в прошлые дни часть спартанцев защищала стену, между тем как другие бились с врагом в самой теснине, куда они всегда отступали. Теперь же эллины бросились врукопашную, и в этой схватке варвары погибали тысячами. За рядами персов стояли начальники отрядов с бичами в руках и ударами бичей подгоняли воинов всё вперёд и вперёд. Много врагов падало в море и там погибало, но гораздо больше было раздавлено своими же. На погибающих никто не обращал внимания. Эллины знали ведь о грозящей им верной смерти от руки врага, обошедшего гору. Поэтому-то они и проявили величайшую боевую доблесть и бились с варварами отчаянно и с безумной отвагой».

В этом сражении пал Леонид, и над его телом разгорелась отчаянная борьба. После жаркой схватки грекам наконец удалось вырвать тело царя из рук врагов. При этом они четыре раза обращали своих противников в бегство. У персов также были огромные потери, среди погибших оказались Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса. Заметив подход сил Гидарна с тыла, спартанцы, у которых более не осталось шансов на спасение, отступили назад в проход и обратились против нового врага. Последние оставшиеся в живых защитники Фермопил заняли позицию на холме. У большинства к тому времени уже сломались копья, они продолжали защищаться мечами, а затем руками и зубами, пока варвары не засыпали их градом стрел. Так закончилось сражение при Фермопилах.


В 1939 году Спиридон Маринатос предпринял археологические раскопки в Фермопилах. Наконечники копий и стрел, греческих и персидских, обнаруженных на холме Конос, выставлены сегодня в стенде Национального музея археологии в Афинах

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему голову, а тело распять. Геродот осуждает это решение и пишет, что прежде у персов не было в обычае подвергать тела врагов такого рода надругательству. Павших греков впоследствии похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле спартанцы установили скульптуру льва с эпитафией Симонида Кеосского:

«Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,

Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли».

Литература:

  1. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. - Москва: Эксмо-Пресс, 2000. - 320 с.
  2. Печатнова Л. Г. Спартанские цари. - М.: Яуза, 2007. - 352 с.
  3. Печатнова Л. Г. История Спарты (период архаики и классики). - СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. - 510 с.
  4. Хаммонд Н. История Древней Греции. - М.: Центрполиграф, 2003. - 703 с.
  5. Fields N. Thermopylae 480 BC. Last stand of the 300. - Osprey Publishing, 2007. - 97 p.

На юго-востоке самого крупного греческого полуострова - Пелопоннеса - некогда располагалась могущественная Спарта. Это государство находилось в области Лакония, в живописной долине реки Эврот. Его официальное название, которое чаще всего упоминалось в международных договорах, - Лакедемон. Именно от этого государства пошли такие понятия, как «спартанец» и «спартанский». Все слышали также и о жестоком обычае, сложившемся в этом древнем полисе: убивать слабых новорожденных, чтобы поддерживать генофонд своей нации.

История возникновения

Официально Спарту, которая называлась Лакедемоном (от этого слова произошло также название нома - Лакония), возникла в одиннадцатом веке до нашей эры. Спустя некоторое время вся местность, на которой располагался этот город-государство, была захвачена дорийскими племенами. Те же, ассимилировавшись с местными ахейцами, стали спартакиатами в известном сегодня смысле, а прежние жители были превращены в рабов, именуемых илотами.

Самое дорическое из всех государств, которые когда-то знала Древняя Греция, Спарта, находилось на западном берегу Эврота, на месте современного одноименного города. Ее название можно перевести как «разбросанная». Она состояла из поместий и усадеб, которые были разбросаны по Лаконии. А центром являлся невысокий холм, который позднее стал именоваться акрополем. Первоначально Спарта не имела стен и оставалась верна этому принципу вплоть до второго века до нашей эры.

Государственный строй Спарты

В его основе был принцип единства всех полноправных граждан полиса. Для этого государство и право Спарты строго регламентировало жизнь и быт своих подданных, сдерживая их имущественное расслоение. Основы подобного общественного строя были заложены договором легендарного Ликурга. Согласно ему, обязанностями спартанцев были только занятия спортом или военным искусством, а ремесла, земледелие и торговля были делом илотов и периэков.

В результате строй, установленный Ликургом, трансформировал спартиатскую военную демократию в олигархическо-рабовладельческую республику, которая при этом еще сохранила некоторые признаки родоплеменного строя. Здесь не разрешалась на землю, которая была разделена на равные участки, считающиеся собственностью общины и не подлежащие продаже. Рабы-илоты также, как предполагают историки, принадлежали государству, а не богатым гражданам.

Спарта - это одно из немногих государств, во главе которого одновременно находилось сразу два царя, которые именовались архагетами. Их власть передавалась по наследству. Полномочия, которыми обладал каждый царь Спарты, сводились не только к военной власти, но и к организации жертвоприношений, а также к участию в совете старейшин.

Последний назывался герусией и состоял из двух архагетов и двадцати восьми геронтов. Старейшин избирали народным собранием пожизненно только из спартанской знати, достигшей шестидесяти лет. Герусия в Спарте исполняла функции некоего правительственного органа. Она подготавливала вопросы, которые необходимо было обсуждать на народных собраниях, а также руководила внешней политикой. Кроме того, совет старейшин рассматривал уголовные дела, а также государственные преступления, направленные, в том числе, и против архагетов.

Суд

Судопроизводство и право древней Спарты регулировала коллегия эфоров. Впервые этот орган появился в восьмом веке до нашей эры. Он состоял из пяти самых достойных граждан государства, которых народным собранием избирали всего на один год. Поначалу полномочия эфоров были ограничены только судопроизводством имущественных споров. Но уже в шестом веке до нашей эры их власть и полномочия растут. Постепенно они начинают вытеснять герусию. Эфорам было дано право созывать народное собрание и герусии, регулировать внешнюю политику, осуществлять внутреннее управление Спартой и ее судопроизводством. Этот орган был настолько важен в общественном строе государства, что в его полномочия входило контролирование должностных лиц, в том числе и архагета.

Народное собрание

Спарта — это образец аристократического государства. В целях подавления подневольного населения, представителей которого именовали илотами, искусственно сдерживалось развитие частной собственности, чтобы сохранялось равенство среди самих спартиатов.

Апеллу, или народное собрание, в Спарте отличала пассивность. Право участвовать в этом органе имели только полноправные граждане мужского пола, достигшие тридцатилетнего возраста. Вначале народное собрание созывал архагет, но впоследствии и руководство им тоже перешло к коллегии эфоров. Апелла не могла обсуждать выдвигаемые вопросы, она лишь отвергала или принимала предложенное ею решение. Голосовали члены народного собрания весьма примитивно: выкрикиванием или разделением участников по разным сторонам, после чего на глаз и определялось большинство.

Население

Жители лакедемонского государства всегда было классово неравноправными. Такую ситуацию создавал общественный строй Спарты, который предусматривал три сословия: элиту, периэков — вольных жителей из близлежащих городов, не имеющих права голоса, а также государственных рабов - илотов.

Спартанцы, которые находились в привилегированных условиях, занимались исключительно войной. Они были далеки от торговли, ремесел и сельского хозяйства, все это было как право отдано на откуп периэкам. В то же время имения элитных спартанцев обрабатывали илоты, которых последние арендовали у государства. Во времена расцвета государства знати было в пять раз меньше, чем периэков, и в десять - илотов.

Все периоды существования этого одного из самых древних государств можно разделить на доисторическую, античную, классическую, римскую и Каждая из них оставила свой отпечаток не только в формировании древнего государства Спарта. Греция очень много позаимствовала из этой истории в процессе своего становления.

Доисторическая эпоха

На лаконских землях первоначально жили лелеги, но после захвата Пелопоннеса дорийцами эта область, которая всегда считалась самой неплодородной и вообще незначительной, в результате обмана досталась двум несовершеннолетним сыновьям легендарного царя Аристодема - Еврисфену и Проклу.

Вскоре главным городом Лакедемона стала Спарта, строй которой долгое время ничем не выделялся среди остальных дорических государств. Она вела постоянные внешние войны с соседними аргосскими или аркадскими городами. Самый значимый подъем приходится на время правления Ликурга - древнеспартанского законодателя, которому древние историки в один голос приписывают политическое устройство, впоследствии господствовавшее в Спарте в течение нескольких столетий.

Античная эпоха

После победы в войнах, длящихся с 743 до 723 и с 685 до 668 гг. до нашей эры, Спарта смогла окончательно победить и захватить Мессению. В результате ее древние жители были лишены своих земель и превращены в илотов. Спустя шесть лет Спарта ценой невероятных усилий победила и аркадян, и в 660 году до н. э. принудила Тегею признать ее гегемонию. Согласно договору, хранящемуся на поставленной поблизости с Алфеей колонне, она заставила ее заключить военный союз. Именно с этого времени Спарта в глазах народов стала считаться первым государством Греции.

История Спарты на этом этапе сводится к тому, что ее жители начали предпринимать попытки свергнуть тиранов, появляющихся с седьмого тысячелетия до н. э. практически во всех греческих государствах. Именно спартанцы помогли изгнать Кипселидов из Коринфа, Писистратов из Афин, они способствовали освобождению Сикиона и Фокиды, а также нескольких островов в Эгейском море, тем самым приобретя в разных государствах благодарных сторонников.

История Спарты в классическую эпоху

Заключив союз с Тегеей и Элидой, спартанцы стали привлекать на свою сторону и остальные города Лаконии и соседних областей. В результате образовался Пелопоннесский союз, гегемонию в котором взяла на себя Спарта. Это были для нее прекрасные времена: она осуществляла руководство на войнах, являлась центром собраний и всех совещаний Союза, не посягая при этом на независимость отдельных государств, сохранявших автономию.

Спарта никогда не пыталась распространять собственную власть на Пелопоннес, однако угроза опасности подтолкнула все остальные государства, за исключением Аргоса, во время греко-персидских войн перейти под ее покровительство. Устранив непосредственно опасность, спартанцы, осознавая, что не в силах вести войну с персами далеко от собственных рубежей, не стали возражать, когда Афины взяли на себя дальнейшее руководящее первенство на войне, ограничившись лишь полуостровом.

С этого времени начали проявляться признаки соперничества между этими двумя государствами, впоследствии вылившееся в Первую закончившуюся Тридцатилетним миром. Боевые действия не только сломили могущество Афин и установили гегемонию Спарты, но и привели к постепенному нарушению ее устоев - законодательства Ликурга.

В результате в 397 году до нашего летоисчисления случилось восстание Кинадона, которое, правда, не увенчалось успехом. Однако после определенных неудач, особенно поражения в сражении при Книде в 394-м до н. э, Спарта уступила Малую Азию, но зато стала судьей и посредником в греческих делах, таким образом мотивируя свою политику свободой всех государств, и смогла обеспечить за собой первенство в союзе с Персией. И только Фивы не подчинились поставленным условиям, тем самым лишив Спарту преимуществ столь позорного для нее мира.

Эллинистическая и римская эпоха

Начиная с этих лет, государство стало достаточно быстро приходить в упадок. Обедненная и обремененная долгами своих граждан, Спарта, строй которой был основан на законодательстве Ликурга, превратилась в пустую форму правления. Был заключен союз с фокеянами. И хотя спартанцы и послали им помощь, однако не предоставили настоящей поддержки. В отсутствие царем Агисом с помощью полученных от Дария денег была предпринята попытка избавиться от македонского ига. Но он, потерпев неудачу в боях при Мегаполисе, был убит. Постепенно стал исчезать и ставший нарицательным дух, которым так славилась Спарта.

Расцвет империи

Спарта - это государство, которое на протяжении трех столетий было предметом зависти всей Древней Греции. В период между восьмым и пятым веками до нашей эры оно было скоплением сотен городов, часто воюющих друг с другом. Одной из ключевых фигур для становления Спарты как мощного и сильного государства стал Ликург. До его появления она мало чем отличалась от остальных древнегреческих полисов-государств. Но с приходом Ликурга ситуация поменялась, а приоритеты в развитии были даны военному искусству. С этого момента Лакедемон и стал преображаться. И именно на этот период приходится его расцвет.

Начиная с восьмого века до н. э. Спарта стала вести захватнические войны, покоряя один за другим своих соседей на Пелопоннесе. После череды удачных военных операций Спарта перешла к установлению дипломатических связей с самыми сильными своими противниками. Заключив несколько договоров, Лакедемон встал во главе союза Пелопонесских государств, считавшегося одним из могущественных образований Древней Греции. Создание Спартой этого альянса должно было послужить для отражения персидского вторжения.

Государство Спарта было загадкой для историков. Греки не только восхищались его гражданами, но побаивались их. Один вид бронзовых щитов и алых плащей, которые носили воины Спарты, обращал противников в бегство, вынуждая их капитулировать.

Не только врагам, но и самим грекам не очень нравилось, когда армия, даже небольшая, располагалась рядом с ними. Объяснялось все очень просто: воины Спарты имели репутацию непобедимых. Вид их фаланг приводил в состояние паники даже видавших виды. И хотя в сражениях в те времена участвовало только небольшое количество бойцов, тем не менее, они никогда не длились долго.

Начало спада империи

Но в начале пятого века до н. э. массивное вторжение, предпринятое с Востока, послужило началом упадка могущества Спарты. Огромная персидская империя, всегда мечтавшая о расширении своих территорий, направила в Грецию многочисленную армию. Двести тысяч человек встали у границ Эллады. Но греки, во главе которых стояли спартанцы, приняли вызов.

Царь Леонид

Будучи сыном Анаксандрида, этот царь относился к династии Агиадов. После смерти своих старших братьев, Дориэя и Клемена Первого, правление принял на себя именно Леонид. Спарта в 480 годы до нашего летоисчисления находилась в состоянии войны с Персией. И имя Леонида связывают с бессмертным подвигом спартанцев, когда в Фермопильском ущелье произошло сражение, оставшееся в истории на века.

Произошло это в 480 году до н. э., когда полчища персидского царя Ксеркса пытались захватить узкий проход, соединяющий Среднюю Грецию с Фессалией. Во главе войск, в том числе и союзных, стоял царь Леонид. Спарта в то время занимала первенствующую позицию среди дружественных государств. Но Ксеркс, воспользовавшись предательством недовольных, обошел Фермопильское ущелье и зашел в тыл греков.

Узнав об этом, Леонид, который сражался наравне со своими воинами, распустил союзнические отряды, отправив их по домам. А сам с горсткой воинов, численность которых составляла всего триста человек, встал на пути двадцатитысячной персидской армии. Фермопильское ущелье являлось стратегическим для греков. В случае поражения они были бы отрезаны от Средней Греции, и их участь была бы предрешена.

В течение четырех дней персы так и не смогли сломить несравнимо меньшие силы противника. Герои Спарты сражались как львы. Но силы были неравны.

Бесстрашные воины Спарты погибли все до одного. Вместе с ними до конца сражался и их царь Леонид, который не захотел бросить боевых товарищей.

Имя Леонида навсегда вошло в историю. Летописцы, в том числе и Геродот, писали: «Многие цари умерли и уже давно забыты. Но Леонида знают и чтят все. Его имя всегда будет помнить Спарта, Греция. И не потому, что он был царем, а потому, что он до конца исполнил свой долг перед родиной и погиб как герой. Об этом эпизоде в жизни героических эллинов сняты фильмы, написаны книги.

Подвиг спартанцев

Персидский царь Ксеркс, которого не покидала мечта захватить Элладу, вторгся в Грецию в 480-м году до Рождества Христова. В это время эллины проводили Олимпийские игры. Спартанцы же готовились праздновать Карнеи.

Оба эти праздника обязывали греков соблюдать священное перемирие. Именно это и было одной из основных причин того, почему в Фермопильском ущелье персам противостоял лишь небольшой отряд.

Навстречу многотысячной армии Ксеркса направился отряд в триста спартанцев во главе с царем Леонидом. Воины отбирались по принципу наличия у них детей. По пути к ополченцам Леонида присоединилось по тысяче человек тегейцев, аркадцев и мантинейцев, а также сто двадцать - из Орхомен. Из Коринфа было направлено четыреста воинов, из Флиунта и Микен - триста.

Когда это немногочисленное войско подошло к Фермопильскому проходу и увидело количество персов, многие воины испугались и стали вести разговоры об отступлении. Часть союзников предлагала отойти на полуостров, чтобы охранять Истм. Однако другие пришли в негодование от подобного решения. Леонид, приказал войску оставаться на месте, послал во все города вестников с просьбой о подмоге, поскольку у них было слишком мало воинов, чтобы успешно отразить нападение персов.

Целых четыре дня царь Ксеркс, надеясь, что греки обратятся в бегство, не начинал боевых действий. Но увидев, что этого не происходит, он послал против них кассиев и мидян с приказом взять Леонида живым и привести к нему. Те стремительно набросились на эллинов. Каждый натиск мидян заканчивался огромными потерями, но на место павших приходили другие. Именно тогда и спартанцам, и персам стало ясно, что людей у Ксеркса много, но воинов среди них мало. Бой длился целый день.

Получив решительный отпор, мидяне вынужденно отступили. Но на смену им пришли персы, которыми руководил Гидарн. Ксеркс называл их «бессмертным» отрядом и надеялся, что они легко покончат со спартанцами. Но в рукопашной борьбе и им не удалось, так же, как и мидянам, добиться большого успеха.

Персам приходилось драться в тесноте, причем с более короткими копьями, тогда как у эллинов они были длиннее, что в данном поединке давало определенное преимущество.

Ночью спартанцы снова напали на персидский лагерь. Им удалось перебить множество врагов, но их главной целью было поражение в общей суматохе самого Ксеркса. И только когда рассвело, персы увидели немногочисленность отряда царя Леонида. Они забросали спартанцев копьями и добили стрелами.

Дорога к Средней Греции для персов была открыта. Ксеркс лично осматривал поле битвы. Найдя погибшего спартанского царя, он приказал тому отрубить голову и посадить ее на кол.

Существует легенда о том, что царь Леонид, отправляясь в Фермопилы, отчетливо понимал, что погибнет, поэтому на вопрос жены во время прощания о том, какие будут распоряжения, он наказал найти себе хорошего мужа и родить сыновей. В этом и была жизненная позиция спартанцев, готовых умереть за Родину на поле боя, чтобы получить венец славы.

Начало Пелопонесской войны

Спустя некоторые время враждующие между собой греческие полисы объединились и смогли дать отпор Ксерксу. Но, невзирая на совместную победу над персами, союз между Спартой и Афинами долго не продержался. В 431 году до н. э. разразилась Пелопонесская война. И только спустя несколько десятков лет победу смогло одержало Спартанское государство.

Но не всем в Древней Греции нравилось верховенство Лакедемона. Поэтому полвека спустя разразились новые боевые действия. На этот раз его соперниками стали Фивы, которым с союзниками удалось нанести Спарте серьезное поражение. В результате могущество государства было утрачено.

Заключение

Именно такой была древняя Спарта. Она была одним из основных претендентов на первенство и главенство в древнегреческой картине мира. Некоторые вехи спартанской истории воспеты в произведениях великого Гомера. Особое место среди них занимает выдающаяся «Илиада».

А ныне от этого славного полиса ныне остались лишь развалины некоторых ее сооружений и неувядаемая слава. До современников дошли легенды о героизме ее воинов, а также небольшой городок с одноименным наименованием на юге полуострова Пелопоннес.

Агесилай — последний царь великой Спарты | Истории об истории

Агесилай II Великий вошел в историю как последний царь великого государства — Спарты. «Почему последний, ведь и после него были правители?» — спросит внимательный читатель. Да, цари были, но вот великой Спарта больше так и не стала…

Н. Галле. Агесилай

Как всё начиналось

Агесилай родился, как считают историки, в 442 году до н. э. в семье спартанского правителя Архидама II. У юноши был старший брат Агис, который наследовал престол после смерти монарха, впрочем, через некоторое время скончался и он. Встал вопрос о преемнике: на трон претендовал сын Агиса Леотихид и Агесилай. Благодаря поддержке друга, знаменитого полководца Лисандра, на трон всё же взошел Агесилай. Так началось его правление.

Новый монарх сразу завоевал расположение подданных: несмотря на щуплое телосложение и врождённую хромоту, он отличался весёлым и легким нравом, что очень импонировало армии. Кроме того, Агесилай был весьма умён, а в походах спокойно переносил все лишения наравне с остальными.

До наших дней дошло произведение древнегреческого историка Ксенофонта, которое так и называется «Агесилай», превозносящего спартанского правителя. Ксенофонту вторили и другие писатели того времени — Плутарх и Корнелий Непот.

Взойдя на трон, Агесилай решил долго не прохлаждаться и уже через несколько лет отправился в первый поход со своим войском. Помощи попросили греки, живущие в Малой Азии: их притесняли персы. Собрав восьмитысячное войско Агесилай отправился в путь.

Спартанская армия

По дороге спартанцы захватили множество городов, а армию персов уничтожили в решающем сражении у города Сарды. Вдохновленный успехами, царь было собрался двинуться дальше, но пришла недобрая весть — на родине, в Греции, вспыхнула война.

Междоусобные войны и поиск новых территорий

Против Спарты восстали Афины, Коринф, Фивы и Аргос, поддержанные персами. Этим греческим городам давно не нравилось господство спартанцев. Начались бои. Сражения в основном проходили около Коринфа и на море. На суше побеждала, в основном, Спарта, а вот на море её теснили персы. Благодаря успешным морским кампаниям Афины сумели отвоевать несколько спартанских островов.

Во всех этих конфликтах принимал участие и Агесилай со своим войском, часто сам сражаясь на передовой. Междоусобная война то вспыхивала, то затихала, пока, наконец, персы не выкинули новый фортель. Опасаясь что их союзники-афиняне одержат победу и станут слишком могущественными, они переметнулись к спартанцам. После такого поступка враждующие соседи наконец прозрели и заключили мир, гарантом которого выступили персы.

Впрочем, мир продлился недолго, и Спарта вновь вступила в войну с Фивами. На этот раз судьба не была благосклонна, и Агесилай II с войском потерпели сокрушительное поражение. Итогом войны стала независимость Мессении, что очень ослабило Спарту.

Сражение спартанцев и персов

Желая как-то компенсировать потерю Мессении, да и немного подзаработать Агесилай и его воины отправились в Египет. Чаяния царя оправдались: на трон Египта был посажен марионеточный фараон, который щедро вознаградил царя спартанцев. С деньгами, в которых очень нуждалась его родина, царь спешно уплыл назад, в Спарту. К сожалению, вернуться ему было не суждено — по пути правитель скоропостижно скончался.

После Агесилай Спарта просуществовала ещё долго, но уже никогда не стала такой же могущественной.

Мудрость правителя

В историю Агесилай вошел прежде всего, благодаря своему мужеству, храбрости и мудрости. Сохранилось несколько свидетельств современников, которые это подтверждают.

На вопрос, какой спартанский закон важнее всего, царь ответил: «Презрение к неге и разврату».
Однажды, у Агесилая, уже бывшего в преклонном возрасте, спросили, почему он не носит тёплую накидку. Монарх ответил: «Я должен показывать пример и терпеть лишения наравне со своим войском».
Рассказывают, что как-то у правителя поинтересовались, почему границу Спарты не окружают стены, на что он показал на войско и ответил: «Вот мои крепкие стены».
Один из исторических анекдотов гласит, что в то время жил врач Менекрат, называвший себя не иначе как Зевс, и вот этот врач отправил письмо предводителю спартанцев: «Менекрат, известный как Зевс, Агесилаю счастья желает». Царь ответил: «Агесилай Менекрату душевного здоровья желает».

Вот таким был Агесилай, царь великой Спарты, так много сделавший для своей страны.

Понравилась статья? Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Леонид, легендарный царь Спарты - Известные греки

Леонид (540–480 до н. Э.), Легендарный царь Спарты, и битва при Фермопилах - одно из самых ярких событий древнегреческой истории, великий подвиг отваги и самопожертвования. Этот человек и сама битва с тех пор вдохновили многих художников, поэтов и кинорежиссеров, воспевающих дух его и его спартанцев.

Мало что известно о жизни Леонида до битвы при Фермопилах.Историки считают, что он родился около 540 г. до н.э. и был сыном царя Спарты Анаксандрия II, потомка Геракла, согласно мифу. Леонид был женат на Горго и имел сына. Он должен был наследовать своему сводному брату на престоле около 488 г. до н.э., до своей смерти в 480 г. до н.э. Его имя означало либо сын льва , либо , как лев .

Летом 480 г. до н.э. Ксеркс, царь Персии, атаковал Грецию с большой и хорошо вооруженной армией. Поскольку он уже завоевал северную Грецию и двигался на юг, греки решили объединиться и противостоять ему в Фермопилах, узком проходе в центральной Греции.Леонид и его армия, 300 солдат, отправились в Фермопилы, чтобы присоединиться к другим греческим армиям. Всего у греков было около 4000 солдат, в то время как персидская армия насчитывала 80 000 солдат.

Ксеркс ждал 4 дня перед нападением, полагая, что греки сдадутся. Когда Ксеркс послал своих герольдов к грекам с просьбой об их оружии в знак подчинения, Леонид произнес историческую фразу . Приди и возьми их! , объявив о начале битвы.

В первые дни греки сопротивлялись, пока местный житель Эфиальт не открыл персам секретный проход, чтобы обогнуть греков и выиграть битву. Видя, что персидская армия собирается окружить их, Леонид попросил других греков покинуть поле битвы. Он предложил, чтобы он и его армия остались, чтобы прикрыть свой побег, в то время как другие греки уйдут, чтобы защитить остальную часть Греции от будущего персидского вторжения.

Таким образом, Леонид со своими 300 спартанцами и 700 феспийцами, отказавшимися уйти, остался, чтобы сражаться с огромной персидской армией.Все они погибли на поле боя, в этой смертельной ловушке, защищая свою Родину и свои ценности. В конце концов, для спартанца было позорно возвращаться в Спарту побитым на войне. Спартанец либо вернулся бы с войны победителем, либо вообще не вернулся.

Сегодня современный памятник стоит на месте битвы в Фермопилах, чтобы напомнить об этом мужественном действии, а могила этого легендарного царя находится на его родине, в Спарте.

Хотите узнать больше об известных людях?
Следующая личность: Солон, депутат

Имен и дат спартанских королей

Древнегреческим городом Спарта правили два царя, по одному от каждой из двух основавших его семей, Агаидаи и Эврипонтиды.Спартанские короли унаследовали свои роли, работу, которую выполнял лидер каждой семьи. Хотя о королях известно немного - обратите внимание, как мало из перечисленных ниже королей даже имеют даты царствования - древние историки собрали воедино общую информацию о том, как работало правительство.

Спартанская монархическая структура

Спарта была конституционной монархией, состоящей из королей, советуемой и (предположительно) контролируемой коллегией из ephors ; совет старейшин назвал Gerousia ; и сборка, известная как Apella или Ecclesia .Пять эфоров избирались ежегодно и присягали Спарте, а не царям. Они были там, чтобы вызвать армию и принять иностранных посланников. Gerousia был советом, состоящим из мужчин старше 60 лет; они выносили решения по уголовным делам. Экклесия состояла из каждого полноправного гражданина Спарты мужского пола, достигшего своего 30-летия; его возглавляли эфоры, и они якобы принимали решения о том, когда идти на войну и кто будет главнокомандующим.

Двойные короли

Наличие двух королей, разделяющих власть, было довольно распространенным явлением в нескольких индоевропейских обществах бронзового века; они разделяли власть, но играли разные роли. Как и у микенских царей в Греции, у спартанцев был политический лидер (цари Eurypontidae) и военный лидер (цари Agaidai). Священники были людьми вне царственной пары, и ни один из королей не считался священным - хотя они могли позволить контактировать с богами, они никогда не были переводчиками. Они были вовлечены в определенную религиозную или культовую деятельность, являясь членами духовенства Зевса Лакедемона (культовая группа, основанная в честь мифического царя Лаконии) и Зевса Урана (Урана, изначального бога неба).

Спартанские короли также не считались сверхъестественно сильными или священными. Их роль в спартанской жизни заключалась в выполнении определенных судебных и юридических обязанностей. Хотя это делало их относительно слабыми королями, и в большинстве решений, которые они принимали, всегда учитывались другие части правительства, большинство королей были жестокими и большую часть времени действовали независимо. Замечательные примеры этого включают знаменитого первого Леонида (правил в 490–480 гг. До н.э. в доме Агаидаев), который проследил свою родословную до Геракла и был показан в фильме «300».

Имена и даты королей Спарты

Дом Агаидаи Дом Эврипонтидай
Agis 1
Эскестры Еврипон
Леоботы Пританис
Доррусас Полидектес
Агесилай I Eunomos
Архилай Charillos
Teleklos Никандрос
Алкаменес Теопомпос
Полидорос Анаксандрида I
Эврикратес Архидамос I
Анаксандрос Анаксилас
Eurykratidas Leotychidas
Леон 590-560 Гиппократид 600–575
Анаксандриды II 560–520 Агасикл 575–550
Клеомен 520–490 Аристон 550–515
Леонидас 490–480 Демпарат 515–491
Pleistrachus 480–459 Леотихиды II 491–469
Павсаний 409–395 Agis II 427–399
Агесиполис I 395–380 Агесилай 399–360
Cleombrotos 380–371
Агесиполис II 371–370
Клеомен II 370–309 Архидамос II 360–338
Agis III 338–331
Eudamidas I 331–?
Araios I 309–265 Архидамос IV
Akrotatos 265–255? Евдамидас II
Араиос II 255 / 4–247? Agis IV? –243
Леонидас 247? –244;
243–235
Арчидамос V? –227
Kleombrotos 244–243 [междуцарствие] 227–219
Клеомен III 235–219 Ликургос 219–?
Агесиполис 219– Пелопс
(Регент Мачанидас)? –207
Пелопс
(регент Наби) 207–?
Наби? –192

Источники

  • Хронология монархического правления (с ныне несуществующего веб-сайта Геродота)
  • Адамс, Джон П.«Короли Спарты». Калифорнийский государственный университет, Нортридж.
  • Лайл, Эмили Б. «Три функции Дюмезила и индоевропейская космическая структура». История религий 22.1 (1982): 25-44. Распечатать.
  • Миллер, Дин А. «Спартанское королевство: некоторые расширенные заметки о сложной двойственности». Аретуса 31.1 (1998): 1-17. Распечатать.
  • Парк, Х. У. «Свержение спартанских королей». The Classical Quarterly 39.3/4 (1945): 106-12. Распечатать.
  • Томас К. Г. «О роли спартанских королей». История: Zeitschrift für Alte Geschichte 23.3 (1974): 257-70. Распечатать.

5 королей, которые сделали Спарту великой военной силой

Королевство Спарта - один из самых известных городов-государств Древней Греции. Суровое военное воспитание, данное его гражданам мужского пола, сделало его имя охранным словом в отношении суровой строгости и дисциплины.

Монархия Спарты, управляемая одновременно двумя королями, помогла сформировать этого военного великого.Так кто были эти люди?

Агис I (11 век до н.э.)

Агис I жил на пороге записанной истории Спарты, в то время, когда разделение между фактом и легендой неясно. Вероятно, правив в 11 веке до нашей эры, он был важен для двух достижений - основанием Патраев и захватом Гелоса.

Во времена правления Агиса I спартанцы смотрели вовне, создавая колонии в Малой Азии. Сам Агис отвечал за создание портового города Патраи на северном берегу Пелопоннеса, расширение влияния Спарты и доступ к морской торговле.Несмотря на милитаризацию общества, спартанцам, как и любой другой нации того времени, требовались богатства торговли и сельского хозяйства.

Согласно традиции, Агис также завоевал прибрежный город Хелос. Такая морская экспансия была жизненно необходима, поскольку море было основным средством транспорта, торговли и сообщения в древнем Средиземноморском мире. Когда жители города попытались отбросить спартанцев, они прочно заняли свое место, превратившись в подчиненный класс в спартанском обществе, известный как илоты.Больше, чем рабы, но меньше, чем свободные люди, они обеспечили бы плохо обученную и экипированную большую часть более поздних спартанских армий.

Анаксандрид II (? 550–520 до н. Э.)

Половиной тысячелетия спустя исторический рекорд был установлен более твердо, и мы видим правление Анаксандрида II. Суровый человек, гордившийся спартанской этикой, он считал, что бесстрашие его соотечественников в битве происходило не потому, что они меньше ценили жизнь, а потому, что они ценили ее больше и не желали тратить ее неразумно.

Дисциплина Анаксандридаса показывала справедливость, которая некоторых может удивить. Он позаботился о том, чтобы время было уделено судебным делам, по которым обвиняемый мог быть казнен, не желая видеть, как человек умирает из-за ошибки или поспешности.

К этому моменту спартанцы позиционировали себя как защитники греческой свободы как от внешнего вмешательства, так и от тиранов, что тогда означало единоличного лидера, а не диктатора. Но свобода значила меньше, когда дело доходило до покорения других. Анаксандрид возглавил спартанцев в победе над Тегеей, поставив свою страну под контроль двух пятых Пелопоннеса.

Затем он сразился с Аргосом. Официальная битва, устроенная между двумя армиями из 300 человек, не привела к разрешению войны, но спартанцы победили Аргивы в полном генеральном сражении.

Во время правления Анаксандрида Спарта стала доминирующей силой в регионе, подготовив нацию к следующему вызову.

Леонид I (490-480 до н.э.)

Леонид I из Спарты. By Praxinoa CC BY-SA 3.0

Сын Анаксандрида Леонид I - теперь самый известный из спартанских царей. Что необычно для короля, он прошел через такое же суровое военное воспитание, как и другие спартанские граждане, что сделало его великим воином в полевых условиях, а также способным политиком и полководцем.

Столкнувшись с персидским вторжением в Грецию, Леонид стал видным лидером в борьбе Греции за независимость. Его спартанское воспитание сделало его самым способным полководцем во всем греческом союзе, и ему было поручено командовать союзной армией, готовящейся отбросить захватчиков.

Вскоре стало ясно, что персы имели подавляющее численное превосходство и что единственная надежда для греков заключалась в том, чтобы использовать эту землю в своих интересах. Поэтому Леонид повел свои войска к узкому проходу в Фермопилах.Там они два дня сдерживали гораздо более крупные персидские силы, прежде чем их обошли с фланга. Леонид, вместе с 300 спартанцами и несколькими союзниками, оставались на месте, чтобы удерживать позиции, в то время как остальная часть армии отступала. Все они были убиты, но их жертва выиграла у остальной Греции время, чтобы подготовиться и победить персов.

Павсаний (409-395 до н.э.)

Взойдя на престол в то время, когда Спарта доминировала в регионе вокруг него, Павсаний показал, что нация солдат не всегда будет производить воинственных лидеров.

В 405 г. до н.э. спартанский флот под командованием адмирала Лисандра нанес поражение афинянам в битве при Эгоспотами. Афины, один из других великих греческих городов-государств, теперь созрели для сбора урожая. Павсаний осадил город, в то время как Лисандр заблокировал поставки зерна через город Пирей, и греки были вынуждены вести переговоры, отказавшись от существующего правительства.

Это могло быть возможностью для Спарты захватить контроль над Афинами. Но, опасаясь намерений Лисандра, Павсаний вместо этого вывел свою армию.За это он был предан суду в Спарте, так как городские лидеры думали, что он позволил своим врагам сохранить контроль над Афинами. Он был оправдан, но семена бедствия были посеяны.

В 395 году Лисандр и Павсаний снова командовали спартанскими войсками, на этот раз атаковавшими Фивы. Их отказ сотрудничать привел к поражению Лисандра от фиванцев, в котором он был убит. Павсаний, напуганный ситуацией, отозвал свои войска, дав победу Фивам. Увидев новое испытание в своем будущем, Павсаний бежал от своих спартанцев и умер в изгнании.При нем Спарта была на пике своего могущества. Его устранение показало, что сильное руководство имело не только короли, но и все граждане.

Агесиполис I (395–380 до н. Э.)

Спартанцев в первую очередь помнят за их дисциплинированность и отвагу, но хитрость их лидеров также сыграла свою роль в их успехе.

Агесиполис I был всего лишь ребенком, когда стал королем, и даже когда он достиг совершеннолетия, его военные действия не производили впечатления. Но в 385 году он доказал свою состоятельность в походе против Мантинии.Отводя реку Офис под городские стены, он использовал проточную воду, чтобы подорвать непрочное основание обороны. Увидев, что их стены вот-вот рухнут, защитники сдались.

Агесиполис погиб в походе, но хотя в этом отношении он был более славным, чем Павсаний, причиной смерти не было. Заболев лихорадкой во время кампании, он умер в возрасте тридцати лет, прервав многообещающую военную карьеру.

Ужасающие факты о Леониде, царе-воине Спарты

Он самый легендарный король-воин в истории.Со своими 300 храбрыми спартанцами за спиной царь Леонид противостоял могущественному вторгшемуся Ксерксу и остановил его. Эту историю рассказывали и пересказывали бесчисленное количество раз, но насколько из того, что мы слышали, правда? Оказывается, в безжалостном Леониде есть гораздо больше, чем то, что мы видели на экране. Читайте дальше, чтобы узнать мрачную историю этого безжалостного спартанского царя.


1. Он произошел от Геркулеса

Леонид происходил из легендарной линии царей Агиада. Уходя в глубь веков, Леонид и его семья утверждали, что происходят от мифологического Геракла.Это непростая задача, но от своего жестокого прихода к власти до жестокого конца Леонид делал все возможное, чтобы гордиться своим героическим предком.

2. Он почти не родился

Это чудо, что Леонид вообще родился. В течение многих лет его отец, Анаксандрид, и мать, имя которой потеряно для истории, не могли родить ребенка. В конце концов, отсутствие наследника стало нервировать спартанскую элиту. Эфоры, влиятельный совет чиновников, которые помогали править Спартой, потребовали, чтобы Анаксандрид оставил мать Леонидаса и взял новую жену.Это изменило бы историю Греции в том виде, в каком мы ее знаем, но у Анаксандрида была идея получше…

3. Его отец был игроком

Анаксадридас решил съесть свой торт и тоже его съесть. Он очень любил свою первую жену, но знал, что эфоры могут быть опасными врагами, поэтому пришел к компромиссу. Он взял вторую жену ... но остался женат на матери Леонидаса! Это успокоило нервных эфоров, но быстро вызвало серьезные проблемы в спартанском дворе.

4. От без сыновей к слишком многим

Почти сразу после того, как Анаксадрид взял свою вторую жену, она родила ему сына, Клеомена.У Спарты наконец-то появился наследник, и эфоры отказались от Анаксандрида, но высшие эшелоны спартанского общества редко оставались спокойными надолго. Вскоре после рождения Клеомена первая жена Анаксадрида наконец родила сына: Дориэса. Внезапно у нас появилось слишком много наследников, и в таком безжалостном месте, как Спарта, это никак не могло закончиться хорошо.

5. Он был третьим в очереди… Сначала

К тому времени, когда родился Леонид, он технически был третьим в очереди, занявшим трон после смерти своего отца.Может показаться, что это далеко, но мы говорим о Спарте - немногие спартанские мужчины дожили до старости, и поэтому неудивительно, что обоих братьев Леонидаса постигла мрачная судьба.

6. Не все приняли его сводного брата

Когда Анаксандрид умер, его старший сын, сводный брат Леонида Клеомен, занял трон, но не все были этому рады. Дорией, первенец первой жены Анаксандрида, считал, что он должен править Спартой. К сожалению, вскоре он узнал, что не все с ним согласны…

7.Его старший брат встретил темный конец

Люди Спарты почти единодушно поддержали Клеомена как царя, и это привело Дориея в ярость. Отвергнутый собственным народом, вспыльчивый Дориэс с отвращением покинул Спарту, но за пределами родины его ждали только поражение и смерть. Он попытался основать свою собственную колонию в Африке, но в конце концов был вынужден ее покинуть. Затем он попытался открыть магазин на Сицилии, но пересек не того человека и был убит.

В результате у Леонида остался только один старший брат, царь Клеомен, но ему не пришлось долго ждать, пока Клеомен встретит такой же темный конец.

8. Два короля лучше, чем один

На протяжении большей части своей истории Спарта фактически имела двух королей в любой момент времени. Итак, когда Клеомен был царем, он правил вместе с человеком по имени Демарат, но эти двое были заклятыми врагами, и их вражда предоставила Леониду прекрасный шанс отобрать то, что принадлежало ему.

9. Безумный царь Клеомен

Как и его брат, Клеомен был жестоким царем-воином, и его правление привело к тому, что Спарта превратилась в могущественный и внушающий страх город-государство, но вскоре его жизнь приняла мрачный оборот.После того, как его поймали на заговоре против своего соправителя Демарата, спартанцы изгнали Клеомена. Он быстро начал собирать армию, чтобы в случае необходимости вернуть свой трон силой. Спартанцы знали, что гражданская война может разлучить их, поэтому они позволили Клеомену вернуться.

Но как только они увидели его, они не могли поверить в то, кем он стал ...

10. Он предал свою плоть и кровь

Согласно историческим источникам, Клеомен был совершенно безумным к тому времени, когда вернулся на родину.Ему нельзя было позволить разрушить Спарту, поэтому Леонид, его собственный брат, жестоко предал его. Почти сразу после того, как Клеомен вернулся, Леонид приказал своим людям бросить своего брата в тюрьму. Кто знает, было ли это безумием или разбитым сердцем из-за предательства, но вскоре после этого Клеомен покончил с собой.

11. Он был немного высокомерным

Леонид занял свое место царя после смерти Клеомена - то, что он явно считал своим правом. В одной известной истории кто-то пытался сбить его с толку, насмехаясь: «Если не считать того, что ты король, ты ничуть не лучше нас.Леонид, однако, не имел ничего из этого. Давно хлопнув в ладоши, Леонид ответил: «Но если бы я был не лучше вас, я не был бы царем».

У этого парня была уверенность, я дам ему это - и ему понадобится каждая унция этого для того, что будет дальше.

12. Он мог поддержать свой большой рот

Конечно, Леонид обладал чем-то вроде комплекса превосходства, но, по крайней мере, у него были квитанции, подтверждающие это. В то время как первенцы спартанских царей были освобождены от агоге, жестокой программы спартанских тренировок, Леониду повезло меньше.Он провел свое детство, борясь за свою жизнь вместе с остальными спартанскими мальчиками, и он преуспел. Когда он, наконец, взошел на трон, он был одним из самых смертоносных людей в мире, и персы должны были научиться этому на собственном горьком опыте.

13. Другие греки боялись и уважали Его

Легенда о Леониде уже начала расти к тому времени, когда Ксеркс двинул свою огромную армию в Грецию. Когда лидеры греческих городов-государств собрались, чтобы решить, кто поведет их войска против персов, они единогласно выбрали Леонида.Вскоре после этого их вера в него будет вознаграждена - в одном из самых легендарных сражений в истории.

14. Он знал, что обречен

Леонид принял командование греческими войсками даже после того, как мрачное пророчество таинственного Оракула в Дельфах предсказало его верную гибель. Мрачные слова Оракула представляли собой ультиматум: если персы вторгнутся, либо город Спарта будет разрушен, либо спартанцы оплакивают мертвого царя. Для греков Оракул была прямой связью с богами, и они очень серьезно отнеслись к ее словам.

Может быть, другие люди дрогнули бы, но Леонид не боялся смерти. Он двинулся навстречу персам - и увидел, как сбылось пророчество Оракула.

15. Он обеспечил будущее своей Родины

Согласно историку Геродоту, пророчество Оракула могло быть частью причины, по которой Леонид привел так мало людей к встрече с Ксерксом в Фермопилах. Леонид знал, что ведет своих людей к неизбежной гибели, поэтому он сделал трудный выбор, чтобы гарантировать продолжение спартанской родословной: он отбирал только солдат, у которых были живые сыновья, которые носили их имя.

16. Плохое время, Ксеркс

Ксеркс провел своих людей в Грецию по шоссе , действительно неудобному для Леонида и спартанцев. Он прибыл во время Карнейи, чрезвычайно священного религиозного праздника. Фактически, Карнейя была настолько важна, что спартанский закон запрещал любые военные действия во время праздника - вы знаете, это было важно, если это заставило даже спартанцев прекратить боевые действия.

17. Только лучшее

Праздник или нет, но эфоры поняли, что армию Ксеркса нельзя игнорировать.Совершив беспрецедентный шаг, они позволили Леониду досрочно покинуть Карнейю и взять авангард, чтобы удержать Ксеркса: 300 спартанцев. Но, вопреки тому, во что вы поверите в большинстве историй, в армии Леонида было гораздо больше, чем это.

18. 300 * спартанцев

Леонид действительно выступил из Спарты с 300 своими лучшими солдатами… но в большинстве историй не учитываются 900 илотов (спартанских рабов), которых они привезли с собой. Добавьте к этому других греческих солдат, которые присоединились к ним, армия Леонидаса фактически состояла из 7000 человек.Но послушайте, я понял, 300 звучит круче…

19. Это один из способов посрамить ваших союзников

Хотя Леонид и командовал гораздо большими силами, чем мы думали, они все еще были совсем крошечными перед лицом могучей армии Ксеркса. Мы рассмотрели, почему Леонид привел с собой так мало людей, но некоторые историки считают, что есть еще одна причина, по которой царь-воин оставил после себя так много хороших солдат: он полагал, что, если бы другие греки увидели, как он уверенно марширует своей крохотной армией против Ксеркса, им будет стыдно. присоединение к сопротивлению.

20. Он игнорировал своих спартанцев

В Фермопилах Леонид сражался за всех греков, но если бы некоторые спартанцы добились своего, его бы там вообще не было. Спарта расположена на Пелопоннесе, большом полуострове, который соединен с материком только узким Коринфским перешейком. Многие спартанцы считали, что Леонид должен укрепить оборону на перешейке, оставив остальную Грецию волкам.

Эта идея напугала другие греческие города, которые остались бы без защиты, но шокирующим шагом Леонид проигнорировал своих товарищей и согласился защищать Фермопилы.

21. Горячие врата

Фермопилы - горный перевал в центральной Греции. Его название переводится как «Горячие врата», и это идеальное место для небольшой армии, чтобы сдержать большую армию. К сожалению, у него есть один роковой недостаток - небольшая коварная тропа, которая ведет вокруг основного прохода. Местные жители предупредили Леонида о тропе, поэтому он оставил группу из 1000 фокейских солдат охранять ее.

Весь его план основывался на этих людях, но, как он узнал в свой последний день на земле, его вера в них была неуместной.

22. Ксеркс не хотел драться

В то время как истории изображают Ксеркса жестоким, кровожадным тираном, персидский царь по крайней мере пытался пойти дипломатическим путем - и, честно говоря, его условия звучат довольно справедливо. У греков по-прежнему была бы свобода, им просто нужно было бы принять титул «Друзья персидского народа». Ксеркс даже предложил им поселиться на земле, которая была гораздо более плодородной, чем та, которой они владели.

Если вы спросите меня, это звучит как выгодная сделка, но Леонид был скроен из другой ткани.Когда он услышал предложение Ксеркса, его ответ был буквально легендарным.

23. Он действительно сказал, что

Леонид отказался от предложения Ксеркса о дружбе, поэтому Ксеркс сделал ему второе предложение: он послал Леониду простое послание: «Дайте ему руки». Ответ Леонидаса был столь же лаконичным: «Приходите и возьмите их».

24. Он действительно сказал это тоже

300 наполнен крутыми, цитируемыми остротами Леонидаса - и удивительно, сколько из них на самом деле взято из исторических источников.Например, есть история о том, что один из солдат Леонида пожаловался, что у персов так много лучников, что их стрелы не позволят увидеть солнце. По словам древнего историка Плутарха, Леонид на самом деле ответил: «Разве это не будет хорошо, если у нас будет тень, в которой мы будем сражаться с ними?»

25. Его армия не выдержала никакого шанса

В то время как несколько различных древних источников утверждали, что орда Ксеркса исчислялась миллионами, современные историки немного более консервативны.Гораздо более вероятно, что численность персидских войск составляла от 70 000 до 300 000 человек. Это все еще означает, что даже по самым низким оценкам, греков было в 10 раз меньше, чем в 1: Фермопилы должны были стать кровавой бойней - незабываемой меткой, которая не вошла бы даже в учебники истории.

Но Леонид позаботился о том, чтобы битва запомнилась навсегда.

26. Муравей не ссорится с сапогом

По общему мнению, Xerxes на самом деле не испытывал особого желания возиться с греками и их ничтожными силами обороны.Сначала он предложил им «дружбу», а затем сказал им отказаться от оружия, он ждал целых четыре дня в надежде, что Леонид опомнится и сбежит. Очевидно, Ксеркс не знал, что за человек Леонид, но когда он наконец решил атаковать, он понял это на собственном горьком опыте.

27. Он точно знал, где быть

Леонид выбрал Горячие врата не только потому, что у них крутое имя. Место, где он разместил своих людей, имело океан с одной стороны и отвесные непроходимые скалы с другой.Единственный путь вперед лежал прямо через греческую армию - и на пятый день именно туда Ксеркс послал свои инструменты.

28. «Нарезанные лентами»

Можно только представить, что персидская армия чувствовала себя довольно уверенно, глядя на крошечные греческие силы обороны, но эта уверенность длилась недолго. По словам историка Ктесия, первая волна присланных персов была «разорвана на куски», в то время как греки потеряли взамен только двоих из трех человек.

29. Ксеркс сидел в первом ряду на бойне

Ксеркс посылал волну за волной людей против формирования Леонида - и с ужасом наблюдал, как каждый из них был рассечен на части.Он поставил трон в зоне видимости битвы, и источники говорят, что он трижды прыгал со своего места, когда его люди были уничтожены прямо перед ним. Его регулярные силы явно не работали, но у Ксеркса был козырь в рукаве…

30. «Очень смертные»

Бессмертные были самой страшной группой солдат в армии Ксеркса. Они представляли самое лучшее, что могла предложить огромная Персидская империя. После того, как его регулярные войска потерпели поражение, Ксеркс высвободил Бессмертных против Леонида, и спартанцы с легкостью отбили их.Бессмертные были смертоносными, но они не могли сравниться с греками.

31. Ксеркс, вероятно, бросил бы…

Персидский царь перенес эту бойню в течение двух полных дней. К концу второго дня 10 000 его людей, включая двух его собственных братьев, лежали мертвыми на поле битвы. Если бы это продолжалось гораздо дольше, возможно, Ксеркс отказался бы от своего вторжения - но затем одинокий грек забрел в персидский лагерь и прошептал на ухо царю:

32. Преданный

Грек, вошедший в лагерь Ксеркса, был малийцем по имени Эфиальт, и есть причина, по которой его имя вскоре стало означать «кошмар» на греческом языке.Хотя 300 сделали его уродливым спартанцем-изгоем, на самом деле его мотивация была намного проще: жадность. Эфиальт предполагал, что персы сделают его богатым, если он предаст свою родину, и он сделал именно это…

33. В тылу врага

Эфиальт рассказал Ксерксу о секретном пути через горы и лично возглавил персидские войска позади Леонида и его людей. Но не волнуйтесь, Леонид оставил эту группу фокейских солдат, чтобы защитить их фланг, верно? Ну, скажем так, все пошло не совсем так, как планировалось…

34.У тебя была одна работа!

Когда фокейцы увидели, что персидская армия приближается скрытым путем, они быстро заняли оборонительную позицию. Они предполагали, что кровожадные персы бросятся к их щитам, но фокейцы совершили роковую ошибку. Собравшись в кучу, они оставили путь Леониду совершенно свободным. Персидская армия выпустила пару случайных стрел в сторону фокейцев ... затем продолжила марш в сторону основных греческих сил. Ой.

35. Он отправил своих союзников домой, но остался умирать

Леонид узнал, что его обошли с фланга на рассвете седьмого дня.Он созвал чрезвычайный военный совет и принял шокирующее решение: он отправил подавляющее большинство греческих войск домой. Хотя Леонид и другие спартанцы никогда не отступили бы, он понимал, что их дело проиграно, и что оставшимся грекам лучше жить, чтобы сражаться в другой день.

Но не Леонид. Он знал, что смерть неизбежна, но он и его люди все равно остались, следуя спартанской поговорке: «Возвращайся со своим щитом… или на нем».

36. 700 Феспианцев

Итак, , это , откуда взялась легендарная история о 300 спартанцах, которые в одиночку противостояли огромной персидской армии, верно? Неа.Даже после того, как Леонид сказал остальным грекам оставаться дома, люди из Феспии также не боялись. Они отказались покинуть спартанцев, и 700 из них встали рядом с Леонидом, когда их пугающая судьба пришла позже в тот же день…

37. Он принес Себя в жертву за греков

Последний бой Леонидаса был не , а просто делом чести и гордости. Оставшись сражаться с персидской кавалерией, Леонид и его люди пожертвовали собой, чтобы оставшиеся греческие войска успели бежать.Многие из людей, сбежавших из Фермопил, будут там, когда греки, наконец, раз и навсегда отразят нападение Ксеркса.

38. Некоторые из греков опомнились

Как и феспийцы, отряд из 400 фиванцев также остался, чтобы противостоять персам, но они не были столь гордыми, как их союзники. В то время как все последние спартанцы и феспийцы были убиты в последнем нападении персов, фиванцы сказали: «К черту!» и сдался.

39. Все в семье

Леонид происходит из генеалогического древа, настолько извращенного, что посрамляет Ланнистеров.Его отцом был царь Спарты Анаксандрид II. Ни один древний источник не записал имя его матери, но мы знаем один тревожный факт о ней: она была племянницей Анаксандридаса! Как будто этого было недостаточно, когда Леониду пришло время искать жену, он черпал темное вдохновение из развратных наклонностей своего отца ...

40. Он женился на дочери своего брата

В то время как старшие братья Леонида Клеомен и Дорией крайне ненавидели друг друга, ни один исторический источник не упоминает, как сам Леонид относился к своим родственникам.Однако он не мог так сильно ненавидеть Клеомена: он женился на дочери Клеомена, прекрасной Горго! Правильно, как и его отец, Леонид женился на собственной племяннице.

41. Ксеркс выразил свою ярость на теле Леонидаса

Леонид наконец встретил свою смерть во время последнего нападения персов, сбитого персидскими лучниками. Как только король был мертв, обе стороны начали лихорадочную борьбу за его труп. Спартанцам в финальном отважном усилии удалось завладеть телом своего короля, но все это было напрасно.В конце концов, все оставшиеся спартанцы присоединились к Леониду, и персы захватили останки царя.

Персидские солдаты немедленно принесли тело Леонида Ксерксу, у которого был тревожный план на этот счет. Для Леонида смерть была только началом…

42. Он уже мертв…

Персидский обычай гласил, что останки вражеских вождей следует чтить, но Ксеркс не проявил великодушия, когда увидел тело Леонидаса. Он только что провел два дня, наблюдая, как крошечная армия этого человека убивает кучу его людей, и был в высшей степени разъярен.Кощунственно Ксеркс приказал своим людям отрубить Леониду голову и поставить ее на столб. Затем, как будто этого было недостаточно, он распял тело.

43. Он вернулся на свой щит

Ксеркс изо всех сил старался унизить останки Леонида и проявить неуважение к нему, но он не мог остановить рост легенды о спартанском царе. Почти сразу после смерти Леонида Спарта начала поклоняться ему как герою. Его наследие было таким, что спартанцам действительно удалось вернуть его останки домой спустя полные 40 лет после битвы, где они похоронили его со всеми почестями.

Культ Леонида сохранялся веками после его смерти.

44. Лаконичный мемориал

Вы действительно можете посетить Фермопилы сегодня, и если вы это сделаете, вы найдете статую льва, стоящую там, где Леонид сделал свой последний бой. На каменном чудовище простая надпись: греческие слова ΜΟΛΩΝ ΛΑΒΕ - «Приди и возьми их».

Источник: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

Все о Леониде I - царе Древней Спарты, Греции

Автор GreekBoston.com по истории Древней Греции

Большинство из нас знает, кто такой царь Леонид I, из-за роли, которую он сыграл в древней битве при Фермопилах, где 300 храбрых спартанцев сражались с персами насмерть. Хотя эта битва привела к победе персов, задержка, с которой они столкнулись на перевале у Фермопил, позволила афинянам подготовить свою армию и флот.

Битва при Саламине закончилась чистой победой афинян, и вскоре после этого персы покинули Грецию и больше не вернулись.К тому времени, однако, царь Леонид уже пожертвовал своей жизнью за это дело, и, хотя он так и не дожил до победы греков во время Второго персидского вторжения, его наследие все еще живо. Вот дополнительная информация об этом благородном спартанском царе:

.

Ранняя жизнь и образование Леонидаса

Царь Леонид I родился в 540 году до нашей эры. Хотя у его отца в конечном итоге было две жены, это была первая жена, которая подарила Леониду жизнь. Поскольку он не был первенцем, технически он не считался наследником престола.В результате ему разрешили посещать agoge , государственную школу Спарты. В той культуре это означало, что он не только изучал важные академические предметы, но и начинал тренироваться как воин с семи лет, как это было принято для спартанских мужчин. Кроме того, чтобы получить спартанское гражданство, ему необходимо было успешно завершить учебу. Это образование помогло сформировать того правителя, которым он стал.

Интересно отметить, что Леонид не обязательно ожидал, что станет королем Спарты.Его старшего брата готовили к тому, чтобы его сменить. Однако он получил образование традиционным для спартанцев образом, поэтому, когда пришло время ему занять трон, он был более чем подготовлен.

Леонид вступает на престол

До того, как Леонид стал царем, Спартой правили его отец, а затем его братья. Его отец, Анаксандрид, правил первым, но умер в 520 г. до н. Э. После этого Клеомен стал царем, что побудило его сводного брата Дориэя покинуть Спарту в поисках счастья в другом месте.Сначала он попытался создать спартанскую колонию в Африке, но после того, как это было безуспешно, он перебрался на Сицилию, где в конце концов умер.

Леонид в конце концов взял в жены дочь Клеомена, прежде чем он вступил на престол в 490 г. до н. Э. Он правил около десяти лет, прежде чем вышел на поле битвы при Фермопилах, где в конечном итоге погиб вместе с остальными спартанцами, сражавшимися там. Леонид стал царем после того, как его брат, который по сути отказался сражаться с Афинами во время Первого персидского вторжения, был свергнут, а затем отправлен в изгнание.

Леонид возглавляет объединенные силы во время второго персидского вторжения

Леонид I использовал свой армейский опыт, чтобы стать грозным военачальником, одновременно служа Спарте как ее король. Он был выбран, чтобы возглавить объединенные силы во время Второго персидского вторжения, когда бойцы со всей Древней Греции, включая афинский город-государство, были готовы сражаться. Тот факт, что он был военачальником во время этой войны, в первую очередь заставил его оказаться на поле битвы во время Фермопил.Всего на этом узком проходе храбро сражались 300 спартанцев, 900 илотов и 700 феспийцев, но большинство солдат в конечном итоге погибло.

Хотя его правление было недолгим, то, что он совершил на поле битвы, оказало сильное влияние. Спартанцы в конечном итоге проиграли это сражение, но тот факт, что из-за него персы задержались, помог мобилизовать афинский флот. Персы проиграли в битве при Саламине, и хотя это не было официальным концом Второго персидского вторжения, хорошо известно, что это была одна из самых решающих битв во время войны.Более того, это считается одной из самых ярких морских побед всех времен.

После того, как их вторая попытка завоевать Грецию провалилась, персы ушли и больше не вернулись, и большую роль в этом сыграли царь Леонид и остальные спартанцы в Фермопилах.

Категория: История Древней Греции

Это сообщение написано GreekBoston.com

Поделитесь историей Греции Артикул:

После 300: Посмертная месть царя Спарты Леонида

Райли Уинтерс, писатель, писатель, Ancient Origins

Мифологически происходившая от героя Геракла, династия Агиад в древней Спарте правила вместе с Эврипонтидами почти с момента основания города-государства.

Когда война была на границах их земель и соседних с ними городов-государств, эти города-государства обратились к нынешнему потомку Гераклеев. Даже афиняне, которые были давними соперниками спартанских воинов, надеялись на руководство нынешнего царя Агиада в самые мрачные времена войны.

Этим королем, что неудивительно, был король Леонид I.

Король среди королей

Более известный из двух царей-воинов древнегреческого города-государства Спарта, царь Леонид I жил и правил между 6 и 5 веками до нашей эры.Его время на троне было недолгим, но его наследие длится всю жизнь.

Леонид - царь, которому многие другие цари стремятся подражать; Царь Леонид отдал все, чтобы защитить и защитить свою родину. Говорят, что король Леонид, призванный возглавить союзные силы греческих городов-государств, основываясь только на своем военном послужном списке, пытался защитить своих солдат, приказав им покинуть поле битвы, чтобы сражаться в другой день.

Они не сделали, как можно было догадаться, поскольку они были спартанцами; Так или иначе, спартанцы возвращаются с битвы - то ли со своими шильдами, то ли на них, как говорится.Слова Леонида о защите в битве при Фермопилах не были услышаны, и греки были убиты в тот роковой день в 480 г. до н. Э.

Леонид в Фермопилах Жак Луи Давид (общественное достояние)

Что же произошло после резни? Что произошло после смерти одного из величайших полководцев? Без Леонида Спарта потеряла одного царя; По традиции городом-государством правили два короля, по одному от каждой из двух основных семей, Агиадов и Эврипонтидов.После его смерти от рук армии Ксеркса, царя Персии, и его голова была выставлена ​​напоказ, Спарта осталась в меньшинстве. Что было дальше?

Месть.

Леонид I из Спарты (CC BY-SA 4.0)

Гнев богов

Если кто-то верит в древнегреческих богов - как это явно делали города-государства - невозможно не увидеть мести, которую эти боги поощряли через своих смертных солдат после смерти потомка Геракла.После смерти царя Леонида и оскорбления его личности персы по сути нарисовали ярко-красную, божественно насмешливую цель на своих спинах.

В следующем году персы и греки вступили в свои последние наземные и морские сражения, от которых персы страдали очень часто. Саламин и Платея, две из самых решающих греческих побед, официально переломили ситуацию в пользу греков.

На самом деле, лучшая месть не могла быть написана для короля Леонида.Греки, не забывшие о резне при Фермопилах, отплатили щедрой милостью в битве при Платеях.

Романтическая версия картины художника Вильгельма фон Каульбаха «Битва при Саламине». (Общественное достояние)

Древний историк Геродот (V век до нашей эры) является одним из первоисточников этой битвы. После тупиковой ситуации вокруг персидского лагеря, построенного в Платеях, персы непреднамеренно (хотя для греков это было удачно) убаюкивали чувство победы.

Отрезав грекам их линии снабжения, персы полагали, что немногие греки, отступившие, чтобы восстановить эти связи, представляют собой всю армию; последующее нападение персов быстро доказало их неправоту. Греческие союзники буквально захватили высоту, и поражение этих персидских войск под предводительством Мардония было относительно быстрым. Затем греческие войска, вольно интерпретируемые из древних текстов, отомстили за убийство Леонида и его людей, устроив резню в персидском лагере в Платеях.Позже в тот же день греки завершили работу в последней битве при Микале.

Жестокая месть

Можно приписать это «возмездие», устроенное сыном царя Леонида Плейстархом, намеревавшимся занять трон после смерти Леонида. Тем не менее, при интересном повороте событий, Плейстарх был слишком молод, чтобы править после смерти своего отца, а опекун мальчика Павсаний фактически занимал второй спартанский трон.

Таким образом, решительные, несколько жестокие действия против персов при Платеях и Микале могли быть или не быть актом мести во имя отца Леонида , но почти наверняка были для геркулесовского полководца , который пожертвовал всем ради его дом и дома его союзников.

(Следует помнить, что Спарта и Афины были в хороших отношениях только тогда, когда они объединились против Персии. Они отложили свою вражду во время Персидской войны, афиняне охотно следовали за спартанцами, а спартанцы доверяли свои полномочия афинянам. Этот союз вскоре распался после войны, но действия Леонидаса еще более вдохновляют, если отбросить предрассудки.)

Греческие и персидские воины изображали сражение на древнем килике. V век до нашей эры. (Общественное достояние)

Леонидас, Соединенные Штаты

Жертва царя Леонида, возможно, не привела к битве за прекращение всех персидско-греческих сражений, однако она действительно вдохновила многих «национальностей» - понятие, еще не полностью сформировавшееся в древнем мире.Тем не менее, греческие города-государства видели общего врага и разделяли общую цель, и в течение короткого периода времени уважали и ценили одного и того же человека - не считая родины и культуры.

Возросшее чувство единства, которое Леонид непреднамеренно создал между спартанцами, фиванцами, афинянами и т. Д., Привело к усилению решимости; греки не оставили никого стоящим в Платеях и Микале, если бы смогли найти его. Победа греков над персами вызывала резонанс на протяжении веков, и имя Леонида помнят гораздо лучше, чем имена тех людей, которые вернулись домой с щитами, а не на них.

Из-за этого (а также из-за более поздней дерзости афинян) спартанцы и их союзники успешно победили афинян в Пелопоннесской войне, следующей великой битве на их горизонте.

Смерть царя Леонидаса | Официальный сайт Sabaton

Леонид I был самым известным царем города-государства Спарта в Древней Греции, наиболее известного тем, что он возглавлял 300 своих воинов в последнем сражении с подавляющей вторгшейся ордой персов в битве при Фермопилах в 480 г. до н. Э.Событие послужило вдохновением для многих произведений искусства и литературы, в том числе песни Sabaton Sparta из сериала The Last Stand 2016 года.

Леонид был 17 царем линии Агиадов, правящей семьи, которая утверждала, что произошла непосредственно от самого героя Геракла. Его восхождение на трон Спарты не было простым: он фактически был третьим сыном своего отца, Анаксандрия II. Согласно античному историку Геродоту, который вел хронику жизни греческих царей, его отец и мать были дядей и племянницей, и изначально в браке не было детей.Его советники посоветовали царю Анаксандрию отказаться от нее и взять другую жену, что было обычной практикой в ​​то время для мужчин, чьи жены были «бесплодны». Король сказал, что отсутствие наследника не было виной его жены, поэтому было решено, что он может жениться на второй женщине, не отказываясь от первой. Новая жена быстро родила сына Клеомена. Годом позже первая жена родила сына Дориэса, за которым последовали еще двое: Леонид и Клеомброт.

Когда царь Анаксандрий умер в 520 г. до н.э., его старший сын Клеомен был избран наследником.Дорией, которого Геродот описал как лучшего молодого человека своего поколения, был в ярости из-за того, что его сводный брат - отпрыск второй жены его отца - оказался предпочтительнее него, и покинул Спарту. Говорят, что он побывал в Африке, а затем на Сицилии, где он жил, когда умер 10 лет спустя. По иронии судьбы, если бы Дорией не покинул Спарту, он стал бы королем после Клеомена, поскольку царь был свергнут в 490 г. до н.э. - как сообщается, на основании безумия - и не имел сыновей, которые бы ему наследовали. Корона перешла к Леониду как следующему старшему выжившему сыну Анаксандрия, когда ему было около 50 лет.

Вероятно, что Леонид, как и его брат Дорией до него, изучал «агоге» - систему обязательного обучения, боевой и охотничьей подготовки, которую все молодые люди (кроме первенца королевской линии) проходили в Спарте. Помимо своей двойной королевской крови (его родители оба были из рода Агиад), Леонид счел бы свое страстное обучение важным символом своего достоинства быть королем. Перед тем как вступить на престол, Леонид женился на Горго, дочери Клеомена, женившись на своей племяннице, как и его отец до него.Горго - одна из немногих женщин, упомянутых в историях Геродота, она славилась своей мудростью и политической проницательностью. Она родила Леониду сына и наследника Плеистарха.


Мраморная статуя спартанского солдата, возможно, короля Леонида I, в Археологическом музее Спарты

Когда в 481 г. до н.э. началось второе персидское вторжение в Грецию, Леонид был выбран командовать объединенными греческими войсками, как из-за репутации спартанцев как превосходящего военного королевства, так и из-за его собственной доблести как полководца.Говорят, что король посетил Оракула в Дельфах, с которым консультировались по важным государственным вопросам на всей территории Древней Греции, и Оракул произнес великий стих, в котором он, по сути, сказал ему, что он должен отдать свою жизнь, чтобы предотвратить разрушение своего королевства. пользователя Persia.

В августе 480 г. до н.э. Леонид выступил на встречу с армией персидского царя Ксеркса в Фермопилах, узком прибрежном проходе, который лежал на пути персов вглубь страны. У него было всего 300 элитных спартанских солдат и 900 рабов, к которым он прибавил, когда пересекал страну через другие города-государства, в результате чего общая армия насчитывала от 4000 до 7000 человек.Были выдвинуты различные объяснения того, почему сила была такой небольшой; Геродот предположил, что спартанцы двинулись вперед, поэтому было видно, что они не выказывают страха, с ожиданием, что большая армия будет собрана и вскоре последует за ней, но современные историки полагают, что внутренние раздоры или даже тот факт, что проводились Олимпийские игры. в то время можно было винить.

Персидская армия, с которой они столкнулись, была многочисленна. Оценка Геродота в два миллиона человек с тех пор была опровергнута, но цифра составляла не менее 70 000, а возможно, и до 300 000 человек.Последовала четырехдневная патовая ситуация, затем персы атаковали на пятый день. В течение двух дней греки сдерживали персов, убив около 10 000 их людей, включая двух братьев царя Ксеркса. На седьмой день предатель по имени Эфиальт связался с персидским полководцем Хидарнесом и показал ему скрытый путь, по которому он мог бы спастись от греков. Зная, что его теперь обошли с фланга, Леонид отослал все греческие войска, решив остаться в проходе со своими 300 спартанцами и рабами, 400 фиванцами и 700 феспийцами.