Чечня бросает вызов Эр-Рияду в борьбе за чистый ислам. Александр Чаусов

Принятая на Всемирной исламской конференции «Кто они, последователи Сунны?» в честь 65-летия первого президента Чечни Ахмата-Хаджи Кадырова фетва (религиозный закон в исламе, обязательный к исполнению всей уммой праведных) вызвала огромный резонанс в мусульманском мире. Камнем преткновения стало то, что в ней определяется и устанавливается, кто среди суннитов (шииты — это отдельная история) настоящий мусульманин, исповедующий традиционный ислам, а кто сектант, отпавший от ислама из-за экстремизма.

Участники конференции отнесли к последним последователей ваххабитских течений и всех тех якобы мусульман, кто любит взрывать и вести войну со всеми, кто с ними не согласен, методом тотального уничтожения («джихад меча»). Яркий пример — ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в РФ), которое в фетве тоже обозначено как сектантская организация.

Истинными последователями Сунны в грозненской фетве провозглашены сунниты-традиционалисты, наследники суфийского тариката. Если салафитов можно с высокой долей условности назвать «протестантами от ислама», то последователи суфизма – это такие «мусульмане-старообрядцы» с многовековой традицией, огромным культурным бэкграундом и многовековым опытом мирной интеграции в практически любую культурную среду.

Однако, несмотря на вроде бы благую цель конференции в Грозном, это мероприятие вызвало сильный резонанс в исламском мире и даже неприятие. Некоторые деятели от ислама уже назвали фетву, принятую по итогам конференции, опасной, так как она «раскалывает исламскую умму в России», а то и во всём мире. С резким протестом, который можно трактовать и как прямые угрозы, выступил ряд богословов Саудовской Аравии, а внутри Российской Федерации главным критиком выступил Совет муфтиев России (СМР).

Сунниты Чечни против салафитов Саудовской Аравии

Чтобы был понятен резонанс, который вызвали и сама конференция, и фетва, принятая на ней, стоит разъяснить ряд важнейших религиозно-политических моментов. Дело в том, что фетва Чеченского муфтията, принятая ещё в 2005 году, была одной из первых, которая благословляла на борьбу с ваххабизмом, при этом не давая чёткого определения того, что такое ваххабизм. Грубо говоря, ваххабиты считались «заблудшими братьями по вере». Нынешняя фетва, говоря языком аналогий, фактически «анафема». Отсечение салафитских течений от уммы, непризнание за ними статуса мусульман.

Богословская тонкость заключается в том, что в рамках религиозного мышления физическая смерть – это, в общем-то, не катастрофа. Более того, даже война между верными и заблудшими верными — это ещё не самое плохое, что может быть. Но вот смерть духовная – это нечто совсем из ряда вон выходящее, полный крах всего для мусульманина. Тем более что в мусульманской среде есть вполне адекватное для всех традиционных религий стремление к сохранению единства: «Ислам один и един».

Всемирная конференция в Чечне фактически объявила на всю умму, что ваххабиты духовно мертвы. Шаг этот, наверное, можно сравнить с расколом мусульман на суннитов и шиитов. Нужно ли говорить о том, как оскорбились наследники учения аль-Ваххаба?

Саудовская Аравия  – родина одиозного проповедника, именно салафизм, или ваххабизм, считается доминирующим государственным исламским течением в этой стране, поэтому ответ саудитов последовал незамедлительно. Ответ, кстати, весьма характерный. Так, саудовский богослов Мухаммед бен Абдельрахман объявил главу Чечни Рамзана Кадырова «неверным», а кровь чеченского лидера «дозволенной», назвав Кадырова «врагом Ислама», и сообщил последователям-салафитам, что по этой причине у них есть право убить главу Чеченской Республики.

Кстати, что характерно, самого Рамзана Кадырова на открытии августовской конференции не было, у него в этот день была встреча с Владимиром Путиным. Для стороннего и светского наблюдателя в заявлении саудовского богослова самое важное и радикальное – про «дозволенную кровь», а для человека религиозного – про «врага ислама и неверного». Именно из логики этих взаимных «отлучений от уммы» и исходят те, кто пишет, про назревающий раскол.

На самом деле, правильнее вести речь не о расколе, а о давно назревшем отсечении от суннитского сообщества тех религиозных групп, которые настолько своеобразно исповедуют ислам, что назвать их мусульманами не поворачивается язык у всё большего количества последователей учения Пророка. Более того, об этом свидетельствует сама чрезвычайно жестокая реакция саудитских проповедников, которые назвали Кадырова «неверным» и, по сути, объявили ему «малый джихад».

Главной целью грозненской фетвы является вынесение глобального салафизма «за скобки» традиционного ислама. Изменение мировоззрения суннитской уммы к салафитам во всём мире.

И, судя по резонансу, эта цель была в той или иной мере достигнута.

Суннитов суфийского толка, собравшихся в Грозном, можно понять и с чисто человеческой точки зрения. Уже много лет «заблудшие братья-ваххабиты» режут, взрывают и уничтожают именно умеренных мусульман. В этом плане российский Кавказ так и не стал окончательно умиротворённым после завершения чеченских кампаний. Но гораздо хуже приходится странам и мусульманам Ближнего Востока, где Саудовская Аравия, пользуясь безусловным политическим и религиозным доминированием, сеет семена ваххабизма, которые всходят в виде террористических организаций.

Именно радикальной политикой Саудовской Аравии объясняется то, что в самой Всемирной конференции приняли участие богословы из Египта, а Иран и официальная Сирия приняли и поддержали Грозненскую фетву. Какие глобальные религиозно-политические процессы произойдут после этого – тема отдельная и очень интересная, но заявление саудитов, что единственной целью конференции было исключение Саудовской Аравии из списка стран – «последователей Сунны», недалеки от истины. Это была далеко не единственная и даже не самая важная цель, но она была достигнута.

Совет муфтиев России против Грозненской фетвы

Внутри России тоже не обошлось без острой полемики среди мусульман. Как уже было сказано выше, опротестовать решение Грозненской конференции попытался Совет муфтиев России, при этом сделано это с позиций «традиционного исламского богословия» и разнообразия исламских течений России. Однако возникает вопрос, почему никто из представителей СМР не принял участия в Грозненской конференции, хотя никто не запрещал им выступить, на что указал муфтий Чечни Салах Межиев.

Чтобы понять, почему они не участвовали, нужно несколько подробнее рассказать о том, что такое СМР и какова репутация этой структуры. Официально Совет муфтиев России начал свое существование в 1996 году, возглавляет его шейх Равиль Гайнутдин, и за свою историю эта организация неоднократно становилась источником скандалов, а также пристального внимания со стороны правоохранительных органов Российской Федерации. Нередко по подозрению в лоббировании интересов ваххабитских структур на территории нашей страны.

Более того, в 2013 году появилась петиция о запрете СМР как опасной и потворствующей терроризму структуры. В разное время лидеры Совета муфтиев сотрудничали с такими организациями, как «Таблиги Джамаат» (пакистанская организация, рядом экспертов расценивается как экстремистская, неформально называется «легион джихада»), «Нурджулар», «Хизб ут-Тахрир» (запрещены в РФ как экстремистские организации), и некоторыми другими. Все эти группировки и движения, так или иначе участвующие в экстремизме и даже терроризме, еще имеют непосредственное отношение к наследию пресловутого аль-Ваххаба.

Любопытный момент: в обращении СМР к участникам конференции в Чечне нет ни одной претензии по поводу салафизма и ваххабизма, однако Равиль Гайнутдин недвусмысленно указывает на то, что зарубежные мусульманские богословы, участвовавшие в мероприятии, были не из «правильных регионов»:

«На Грозненской конференции международное мусульманское экспертное сообщество было представлено преимущественно теми регионами, в которых десятилетиями не удается потушить очаги острейших межмусульманских конфликтов, а сами эксперты имели, как чаще всего случается, весьма смутные представления о сути задач, которые стоят перед российскими мусульманами».

Другими словами, приглашать в Грозный и слушаться надо было богословов не из Египта, а из Эр-Рияда – тех самых, кто за десятилетия поднаторел в воспитании толп мусульман, падких на экстремизм и составивших костяк «Аль-Каиды», «Исламского государства» и других террористических группировок, запрещённых на территории РФ.

Совет муфтиев России в обращении также сетует на то, что в качестве легитимной исламской традиции не был учтён джадидизм. Здесь кроется крайне важный и болезненный момент для понимания того, что такое СМР и как действуют эмиссары этой структуры. Дело в том, что попытка примирить суфийскую традицию с джадидизмом – это намеренное провоцирование конфликта между мусульманами России. Джадидизм, опять же, говоря языком аналогий, это такой «исламский модернизм», зародившийся в Поволжье в XIX-XX веках. И требовать от суннитов, базирующихся на суфизме, признания джадидизма – всё равно как требовать от Патриарха Кирилла признания полного согласия православного учения с идеологией гуманизма, хоть и сдобренного христианской терминологией.

Вот что следует держать в голове, чтобы понять степень резкости и суть ответа муфтия Чеченской Республики Салаха Межиева на претензии СМР. Пропустив мимо ушей «вежливую восточную богословскую дипломатию», как нечто, что только отвлекает от сути, главный муфтий Чечни был максимально конкретен в формулировках:

«Невольно создается впечатление, что вы и возглавляемый вами Совет муфтиев России занимается потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране. Напомню один факт – некий Саид Бурятский (террорист, которого ликвидировали в 2010 году) работал в сфере просветительской деятельности Совета муфтиев. Это не упрек, а констатация факта того, что совет фактически мало чем отметился в сфере противодействия экстремизму и профилактики радикализма и терроризма».

Всё сказано предельно конкретно — добавить нечего.

Все точки над «И»

Переводя исламскую религиозную полемику на светский язык, можно сказать, что фетва, принятая в Грозном, не провоцирует раскол, а устанавливает в рамках официального богословия давно уже очевидную вещь: ваххабиты – это не мусульмане, а сектанты, которые имеют крайне мало общего с традиционным исламом. В данном случае произошла операция религиозного отсечения от уммы не просто лишнего, а вредоносного элемента. Говоря христианским языком, «они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (Первое Послание Иоанна, Глава 2, стихи 18-21).

В контексте международной политики понятно, что отныне между мусульманским сообществом России и Саудовской Аравией расставлены все точки над «И».

И это хорошо, поскольку ясное и прямое противостояние всегда лучше, чем завуалированная, подковёрная вражда с недомолвками и вежливыми улыбками, сквозь которые проступает оскал.

Что же касается Совета муфтиев России, то его излишне резкая и эмоциональная позиция по поводу Грозненской фетвы больше играет на раскол внутри российской суннитской уммы, чем та (фетва) якобы раскалывает мировое мусульманство. Деятелям СМР, прежде чем чего-то требовать от муфтия Чечни и уважаемых в мире богословов, лучше отказаться от слишком плотных контактов с весьма одиозными организациями и отдельными лицами, замеченными в экстремистских высказываниях. Мусульмане России благодаря чеченской инициативе выразили абсолютное неприятие любого радикализма в своей религии, и все исламские организации получили прекрасный шанс подписаться под этим решением и провести самоочищение, избавившись от радикалов в своих рядах. Те, кто это не сделает, окажется вне ислама.

Александр Чаусов



news-front.info

сунниты-шииты в чём разница? ваххабиты они откуда отпачковались?

Так бывает когда сути не улавливаешь.

Борьба людей, соревнование, кто кого лучше... Но, лучший тот, кто действительно верит в Бога!

"отпачковались" от слова ПАЧКА? Шииты более радикальны.

термин ваххабиты ввели глубокомногоуважаемые иудеи, ну или те кому это жутко выгодно, не знаю для чего. На самом деле это те кто следует Корану и пречистой Сунне, то бишь чистому Исламу без примесей и нововведений. В России сегодня так удобно сказать вахабит, чтобы можно было без суда и следствия расстрелять. К примеру женщина христианка говорит МИр вам! ей за это ничего, если это говорит мусульманка Ассаламу Алейкум она вахабистка. Вот как-то так. Что касается шиитов они возвели в ранг святых сделали кумиром Али и его детей ХАсана и ХУсейна. В общем утопают в нововведениях, что не есть хорошо!

Сунниты опираются на Коран и Сунну Пророка, а шииты много отсебячины придумывают и трактуют хадисы по-другому. Ваххабиты-это движение в Исламе... одно из прекраснейших имен Аллаха-аль-Ваххаб, т. е. Дарующий... но ничего общего между Ваххабитами и именем Аллаха-нет. Ваххабиты -не признают новшеств в религии и считают что лишь 3 поколения после Пророка Мухаммеда несли правдивый ислам. П. С. Согласна с Линдой, что термин "ваххабиты" внедрили иудеи.

шииты - раскольники, придумали какого-то Аятоллу.. . ваххабиты - мусульмане-ортодоксы

Когда же Мухаммад умер, наступил кризисный период. Он не оставил после себя сына или неоспоримого преемника. Филип Хитти в своей «Истории арабов» пишет: «Халифат [власть халифа] — извечная проблема ислама. Не менее актуальна она и сегодня. [...] По словам мусульманского историка Шахрастани [1086—1153], „больше всего крови в исламе было пролито именно из-за споров о халифате (имамате) “». Как же проблема высшей мусульманской власти разрешилась тогда, в 632 году н. э. ? В той же книге отмечается: «(8 июня 632 года) знать, стихийно собравшаяся в Медине, избрала халифом Абу Бакра» . Преемник пророка должен был стать правителем, или халифом (калифом) . Однако вопрос о законном преемнике Мухаммада стал причиной разделений в рядах мусульман. Так, в отношении высшей власти сунниты опираются на принцип согласия всей общины, и не считают, что халифами обязательно должны быть прямые потомки пророка. Поэтому они убеждены, что первые три халифа — Абу Бакр (тесть Мухаммада) , Омар (советник пророка) и Осман (зять пророка) — были законными преемниками Мухаммада. Эта точка зрения оспаривается шиитами. По их мнению, власть должна наследоваться лишь кровными родственниками пророка, по линии его двоюродного брата и зятя Али ибн Абу Талиба, первого имама (духовного руководителя и преемника) , который женился на любимой дочери Мухаммада, Фатиме. У Али и Фатимы родились сыновья Хасан и Хусейн, внуки Мухаммада. Шииты также утверждают, что «с самого начала Аллах и его пророк указали на Али как на единственного законного преемника, но три халифа обманом завладели его законной властью» (History of the Arabs). Конечно, сунниты смотрят на этот вопрос иначе А что стало с Али? Когда он правил как четвертый халиф (656—661), между ним и Муавийей (наместником Сирии) началась борьба за власть. Они вступили в сражение, но затем, во избежание пролития крови среди мусульман, вынесли свои споры на третейский суд. Согласие Али на третейский суд ослабило его позиции и вызвало недовольство у многих его последователей, в том числе у хариджитов, или «отделившихся» , которые стали его заклятыми врагами. В 661 году н. э. один из восставших хариджитов убил Али отравленным клинком. Между суннитами и шиитами — представителями двух направлений в исламе — возникла непримиримая вражда. Сунниты избрали себе вождя из богатого мекканского рода Омейядов, не состоявшего в родстве с пророком. Шииты считали Хасана, старшего внука Мухаммада, его законным преемником. Однако Хасан отказался от престола и был убит. Его брат Хусейн стал новым имамом, но тоже погиб от руки омейядов 10 октября 680 года н. э. По мнению шиитов, он пал мучеником за веру, и память о нем по сей день чтится приверженцами «Шиат Али» («партии Али») . Они считают, что Али был истинным преемником Мухаммада и первым «имамом [вождем] , которого Бог оградил от грехов и ошибок» . Али и его преемников шииты считали безукоризненными учителями, обладавшими «божественным даром непогрешимости» . Основная часть шиитов признает лишь 12 имамов, последний из которых, Мухаммад ал-Мунтазар, в 878 году н. э. «исчез в пещере великой мечети в Самарре. Потомства он не оставил» . Так «он стал скрытым (мустатир) или ожидаемым (мунтазар) имамом [...] В определенное время он вернется в виде махди́ («ведомого истинным путем») , чтобы возродить истинный ислам, завоевать весь мир и провозгласить недолгий золотой век перед концом всего» (History of the Arabs). Каждый год шииты отмечают день мученической смерти имама Хусейна. Они всячески истязают себя, например колют и режут себя ножами и саблями. Современные шииты известны своей ревностной приверженностью исламским традициям. Однако они составляют лишь 20 процентов от общего числа мусульман в мире, большинство представителей ислама — сунниты. Теперь давайте обратим внимание на некоторые исламские учения и на то, как вера влияет на повседневные дела и поступки мусульман.

Ислам и его священная книга Коран ниспосланы Богом без разделения людей на суннитов и шиитов, и в т. ч. на ваххабитов. Все эти течения появились по воле людей, а не по воле Бога. Сунниты и ваххабиты, по мнению мусульманских ученых, это не одно и то же. Это отличные друг от друга религиозные течения в исламе. Ныне сунниты, шииты и ваххабиты и суфийские таригаты являются основными религиозными течениями в исламе. И все они принимают и Сунну пророка, и Коран. А в практике ислама люди сами нарушают Сунну пророка и заповеди Корана. К этому священный Коран никакого отношения не имеет. Он для всех мусульман единственный источник, ниспосланный Богом. Так считали до сих пор, так и считают все мусульмане. А разделение мусульман на разные религиозные течения противоречит самому духу Корана. (с)

После убийства любимого внука пророка, часть муссульман осудила это и отделилась, осудив Халифа и его сообшников, эту часть назвали ШИЯ-другие. Остальные кто последовал и не осуждал действия Халифа, стали Сунитами от слова Сунна.

Суннитов больше, чем шиитов, но во время хаджа все разногласия забываются После смерти Али и его сыновей шииты начали борьбу за возвращение власти в халифате потомкам Али - имамам. Шииты, считавшие, что верховная власть имеет божественную природу, отвергли саму возможность избрания имамов. По их мнению, имамы являются посредниками между людьми и Аллахом. Для суннитов такое понимание чуждо, поскольку они придерживаются концепции прямого поклонения Аллаху, без посредников. Имам, с их точки зрения, - это обычный религиозный деятель, заслуживший авторитет паствы знанием ислама в целом и "сунны", в частности. Столь большое значение, придаваемое шиитами роли Али и имамов, ставит под вопрос место самого пророка Мухаммеда. Сунниты считают, что шииты позволили себе внести в ислам "недозволенные" новшества и в этом смысле противопоставляют себя шиитам .Есть ещё третий подвид, ваххабиты. Ваххабизм - учение, появившееся в исламе относительно недавно. Это учение в рамках суннизма создал в середине XVIII века религиозный деятель Саудовской Аравии Мухаммад бин Абд аль-Ваххаб. Основа ваххабизма - идея единобожия. Сторонники этого учения отвергают все новшества, привнесенные в ислам - например, поклонение святым и имамам, как это делают шииты - и требуют строгого поклонения исключительно Аллаху, как это было в период раннего ислама. Несмотря на крайность взглядов, ваххабиты проповедовали братство и единство мусульманского мира, осуждали роскошь, добивались социальной гармонии и следования принципам морали. Учение аль-Ваххаба поддержали в свое время многие аравийские шейхи. Но с получением поддержки рода Саудов, которые боролись за объединение Аравийского полуострова под их властью, ваххабизм стал религиозно-политическим учением, а в дальнейшем - официальной идеологией Саудовской Аравии, а также ряда арабских эмиратов. Многие радикальные ваххабиты участвовали в войне в Чечне.

Идеология ваххабизма — ложное сознание, выражающее специфические, порой не поддающиеся логике интересы определенного класса, выдающиеся за интересы Божественной религии – Ислама. Ответ суфию-обжоре: Слово вахаб оно одно 99 имен Аллаха и людей под таким названием не было. нет и не будет до скончания веков. суфии пожиратели имущества у покойников называют людей не кушающих их имущество этим названием. Если ты не сожрал имущество у покойного значит ты вахабит-утверждают они, Эти управляющие духами, а как ими они управляют знает только Духовное управление! Надо же специальное управление создали для управлении духами и для поедания имущества покойников ничего не оставляя голодным сиротам.

touch.otvet.mail.ru

Большинство мусульман в России сунниты, а в Сирии поддерживают шиитов ?

А нам пофиг! Разницы не вижу.

Турки - шииты, но во время чеченской войны активно поддерживали чеченцев - суннитов ...

Политика, политика...

Нет, почти все мусульманские страны суннитские, то есть, сунниты там в большинстве. Чисто шиитской страной можно назвать Иран. В средние века среди тех, кто поддерживал последнего из праведных халифов Али, большинство были иранцы. Этим они хотели противопоставить себя оккупантам арабам. Шиитская партия Али на арабском звучит так: Шии'Али. Отсюда и шииты. В Ираке и Азербайджане также большинство шииты. Шиитов немало в Сирии и Ливане. В Сирии семейство Асадов алавиты. Это религиозное течение, близкое к шиитам. Оттого их недолюбливают остальные мусульмане сунниты. Поэтому и против него ополчились остальные мусульманские страны. Ему помогает шиитский Иран. В Ираке было наоборот. Там большинство народа шииты, но власть была суннитской. Саддам был суннитом. Там в арабском мире все сложно. И Каддафи, и Мубарак. и Саддам, и Асад относили или относят себя к светской партии. близкой к социалистической. До поры до времени это было нормально. Но с некоторых пор исламисты в этих странах стали брать верх. А что касается российских мусульман, вы у них спросите. Думаю, далеко не все они поддерживают Асада. Они не хотят перечить власти.

Когда сша вторглась в ирак шииты их встречали самой что ненаесть любовью и теплотой и только сунниты стали воевать против сша а шииты стали еще помогать сша за это сунниты ирака и создали исламское государство и стали вырезать по всюду их и вообще шииты из покон веков предают суннитов.

touch.otvet.mail.ru

УЧАСТИЕ РОССИИ В ВОЙНЕ ШИИТОВ И СУННИТОВ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К КАТАСТРОФИЧЕСКИМ ПОСЛЕДСТВИЯМ | Диалог

Президент Института восточного партнерства в Иерусалиме раввин Авраам ШМУЛЕВИЧ в своих последних публикациях указывал, что сирийская операция Кремля – это блеф, но блеф, за который Россия заплатит большую цену. В интервью Радио Свобода Авраам ШМУЛЕВИЧ говорит, что Путин не понимает, к какой катастрофе может привести его конфликт со значительной частью мусульманского мира.

– Немножко утрируя, я могу сказать, что в Сирии сейчас вообще нет российских вооруженных сил. То, что там присутствует, сможет обеспечить несколько процентов боевых действий, которые необходимы сейчас. По различным оценкам в Сирии находятся порядка 30 боевых самолетов, еще сколько-то вертолетов. Было сообщение о том, что два самолета вернулось в Россию. 30 самолетов – это ничто. Только американцы за время войны в Сирии совершили более 7 тысяч боевых вылетов, плюс там действуют другие силы коалиции – Австралия, Канада, там действует Израиль, и, кроме того, существует регулярная сирийская армия, у которой тоже достаточно неплохая авиация. Можно говорить, что порядка 20-30 тысяч боевых авиаударов произведено за время сирийской войны. То есть возможности этих 30 российских самолетов – это ничто. Что касается сухопутных сил, то сейчас Россия подтвердила официально, что порядка полутора тысяч человек там находится. Сирийская армия, по различным оценкам, вместе с теми отрядами, которые воюют на ее стороне ("Хезболла", шииты Ирака), – это порядка 250 тысяч человек, плюс там находится неустановленное количество иранских регулярных сил (Стражи Исламской революции, в основном) – это тоже несколько тысяч человек. Плюс ополчение, которое действует на нерегулярной основе, вплоть до Афганистана. Силы Асада уже потеряли порядка 80% территории страны. И вот силы, которые им противостоят, с которыми должна иметь дело Россия. ИГИЛ, с которым, правда, Россия не воюет: российский Генштаб дал порядка 70 тысяч боевиков. Максимальные оценки, которые есть у экспертного сообщества, – 200 тысяч. Плюс еще "Джабхат ан-Нусра", Свободная сирийская армия, плюс другие силы, то есть те силы, с которыми придется иметь дело России, это примерно 200-300 тысяч человек. Понятно, что полторы тысячи российских солдат – это абсолютно ничто. То есть на самом деле присутствия российских сил в Сирии нет. Существенно повлиять на ситуацию они не могут в силу своей незначительности. Так что все разговоры, которыми пестрит сейчас российская пресса, о том, что в страхе бегут боевики ИГИЛ, представляют собой просто пропаганду, абсолютно ни на чем не основанную.

– Пока нет, но ведь Россия может наращивать свою группировку?

– Может быть все что угодно. Может быть, прилетят марсиане и вмешаются на стороне Путина – это примерно такая же доля вероятности. Чтобы участвовать в сирийской войне всерьез (при этом совершенно не гарантирован результат этого участия), российский наземный контингент должен составлять, по самым скромным подсчетам, где-то порядка 40 тысяч наземных сил и минимум 200 самолетов. Для того чтобы обеспечить функционирование такого контингента, России нужно создать минимум четыре авиабазы, склады боеприпасов и так далее, то есть перебросить достаточно большое количество различных грузов. Если мы возьмем американцев во время "Бури в пустыне", то там было порядка 5-6 миллионов тонн переброшено. По оценке военного эксперта полковника Сивкова, для обеспечения боевых действий в течение месяца по самому минимуму России нужно было бы перебросить порядка 800 тысяч тонн грузов в Сирию – это колоссальное количество. Американцы "Бурю в пустыне" готовили, перебрасывали все эти грузы в течение полугода, причем у них никаких проблем с логистикой не было, Турция была рядом и американские военные базы были под рукой. Как все эти грузы перебрасывать России – представить сложно. Опять же, даже по оценкам российских экспертов, у России даже нет достаточного количества транспортных судов, тем более сейчас, когда война уже идет и отношения со всеми окружающими странами испорчены до предела. Турция уже закрыла свое воздушное пространство, Греция, Болгария закрыли воздушное пространство, остался только Ирак. То есть до Сирии можно только долететь через территорию Ирака, который тоже, если дело дойдет до серьезной войны, поддастся американскому давлению и закроет свое воздушное пространство. Даже если этого не произойдет, переброска такого большого количества войск и такого большого количества грузов требует времени, как минимум несколько месяцев, и большого количества транспортных средств. Пока мы ничего этого не видим, никакой подготовки. Поэтому разговоры о массированной России в войне в Сирии из области фантастики.

– Итак, вы считаете, что все это блеф. Но для чего этот блеф понадобился?

– Это хороший вопрос. Для того чтобы мы могли на него ответить, мы должны прежде всего ответить на вопрос, насколько вменяем мистер Путин. Из истории диктатур мы знаем, что диктаторы очень часто теряют связь с реальностью и ввязываются в авантюры, к которым они совершенно не готовы. Это мы видели по различным примерам в Латинской Америке. Классические Гитлер и Муссолини, с которыми сравнивают Путина уже давно, так же и кончили. Поэтому совершенно нельзя исключить, что Путин абсолютно неадекватен, и он действительно считает, что можно закидать шапками Сирию. От присутствия нескольких российских самолетов и нескольких российских морпехов мусульмане убегут в страхе, победа будет обеспечена российскими шапками. Так было и в истории других диктатур, и в истории России, вспомним хотя бы начальный период Второй мировой войны. Первый вариант, который нельзя исключить, что Путин действительно считает, что можно ввязаться в эту войну и одержать победу без особых усилий. Мы это помним по чеченской войне, как тогдашний министр обороны Грачев собирался взять Чечню за два часа одним танковым полком. Берут уже в течение больше 20 лет.

– Но все-таки взяли в конечном счете.

– Это спорный вопрос. Некоторые считают, что в результате Чечня взяла Россию. В любом случае, если операция в Сирии продолжится больше 25 лет и будет стоить столько же, сколько стоила России операция в Чечне, то, я думаю, Путин даже до середины этой операции не доживет. Но опять же, Чечня – это не Сирия, это совершенно другие условия. Такой вариант исключить нельзя, что они ввязались в войну, не понимая, куда они ввязываются и что необходимо для простейшего обеспечения боевых действий. Возможно, Путин просто блефует и то, что происходит в Сирии, – это дымовая завеса для того, чтобы отвлечь внимание и российского общества и, может быть, мирового сообщества от каких-то других действий Путина. Но в любом случае факты говорят, что российских сил в настоящий момент в Сирии недостаточно для сколь-нибудь существенного влияния на ход боевых действий.

– Если говорить, что Путин пытается таким образом отвлечь внимание от чего-то другого, то в первую очередь на ум приходит Донбасс.

– Совершенно верно. Единственное логическое решение этой головоломки то, что Путин собирается использовать эту дымовую завесу для действий в Украине. Мы знаем, что проект в Украине практически потерпел поражение, точнее, его первоначальная стратегия о том, чтобы пойти на Киев, захватить "Новороссию", Одессу и так далее, потерпела поражение. Путин вынужден был отказаться от этих планов. Мы видим, что сейчас идет свертывание даже не проекта "Новороссия", а проекта Лугандона, народных республик. Границы перекрываются, выводятся, физически убираются или арестовываются наиболее непримиримые боевики. Заключены минские соглашения, по которым Путин не может вооружать боевиков, тем более вести какие-то боевые действия российскими силами. Но, с другой стороны, в течение двух лет российская пропаганда день и ночь твердила российским гражданам об украинской хунте и так далее. Объяснить такой финт ушами публике будет сложно. Сейчас потребителей российской пропаганды уговаривать особо не нужно, они вполне могут переварить любую белиберду, которую поставляет телевизор, но существует активное меньшинство, которое воевало в Донбассе, которое частично вооружено, попробовало вкус крови. Эти люди уже считают Путина предателем, человеком, который сдает "Новороссию" Киеву, им необходимо дать какую-то приманку взамен. Вполне возможно, что эта истерия, которая нагнетается сейчас в России по поводу войны в Сирии, предназначена для того, чтобы отвлечь внимание этой части российского общества от фактического поражения Путина в Украине. Тем более уже были высказывания депутатов Госдумы, что необходимо тех боевиков, "добровольцев", как они называют, которые воевали в Донбассе, переправить в Сирию. Это был бы очень удачный вариант, потому что надо избавляться от этих людей, пусть их там и перебьют.

– Это уже происходит: некоторые группы, которые воевали в ДНР, сейчас переправляются в Сирию.

– Совершенно верно. Этот факт говорит в пользу той гипотезы, которую мы только что обсуждали. Тем более что такой шаг на самом деле Путину реально выгоден. Потому что ему по большому счету минские соглашения выгодны. Какая главная проблема Путина с Украиной, почему он начал всю эту авантюру? Он смертельно испугался украинской революции точно так же, как он испугался первого Майдана. Потому что если украинцы смогут построить демократическое общество западного типа, когда народ влияет на принятие решений, влияет на правительство, при этом уровень коррупции соответствует хотя бы южноевропейскому, а уровень жизни примерно соответствует российскому, то это будет смертельный приговор путинскому режиму, диктатура его падет, потому что Украина связана с Россией. Российский обыватель спросит: если украинцы смогли, зачем нам нужен Путин? Все, что он предпринимал в Украине, имело первой целью именно нейтрализацию последствий украинской революции. Вторая цель – это восстановление "Русского мира", восстановление Российской империи и так далее, но это цель, от которой он может отказаться. Но допустить победу демократической революции в Киеве Путин не может ни в коем случае. Включение Донбасса на тех условиях, которые продиктованы минскими соглашениями, как минимум ставит крест на вступление Украины в НАТО, в ЕС – это уже можно считать победой Путина, он может удовлетвориться этим решением. Поэтому для него такой вариант выгоден – это самое меньшее, на что он может согласиться. Поэтому все, что происходит сейчас в Сирии, просто дымовая завеса для сдачи Донбасса, это представляется наиболее вероятным сценарием. Известно, что человек предполагает, а Бог располагает. Вопрос – насколько Путину удастся осуществить этот сценарий. Мне кажется, ни он, ни те стратеги, которые планировали эту ситуацию, просто не понимают тех последствий, к которым уже привело присутствие военных сил на сирийской территории. Последствия могут быть столь же фатальны, как последствия ввода советских войск в Афганистан.

– Вы писали о том, что Россия ввязалась в войну в Сирии, не понимая тех процессов, которые происходят на Востоке. Россия включилась в конфликт суннитов и шиитов на стороне шиитов. Первое последствие мы уже видим – это резкое ухудшение отношений с Турцией и Саудовской Аравией. Что дальше, какую цену может заплатить Россия за эту авантюру?

– На самом деле у режима Путина есть действительно очень большое внешнеполитическое достижение, о котором абсолютно никто не говорит, достижение действительно великолепное: он смог изолировать исламское сопротивление на территории России от мусульманского мира за границей. В начале чеченской войны та же Саудовская Аравия и весь мусульманский мир сочувствовал и помогал чеченским повстанцам. Я помню своих соседей в Хевроне, которые сидели на улице, смотрели телевизор, там показывали боевиков чеченских, и они мне говорили: вот, мы видим то, что написано в Коране, как люди в зеленых повязках спустятся с гор и уничтожат неверных. То есть была колоссальная поддержка – финансовая в том числе, поддержка добровольцами. Путинской дипломатии удалось полностью отрезать кавказское сопротивление от какой-либо поддержки мусульманского мира, кроме достаточно маргинальных организаций типа "Аль-Каиды", и то это была символическая поддержка. Вот это было большое достижение. Из врага мусульманского мира Путин превратился в его друга и союзника. Мировой ислам забыл все его преступления в Афганистане и Чечне. Это, конечно, очень сильно способствовало устойчивости путинского режима.

Теперь точно так же, как вторжение в Украину пустило по ветру усилия Путина на европейском дипломатическом театре, вторжение в Сирию в мгновенье ока разрушило кропотливую работу российской дипломатии, российских спецслужб и вновь превратило Путина во врага могущественных сил, которые действуют сейчас на мусульманском Востоке. В России просто нет сейчас специалистов ни по исламу, ни по Ближнему Востоку. Уровень российского экспертного сообщества, в том числе того сегмента, который дает рекомендации Кремлю, – это просто уровень паноптикума. Там можно пересчитать по пальцам людей, которые действительно понимают, что происходит. Они убеждены, что война в Сирии – это точно та же война, которая была во времена Брежнева, что есть социалистический светский режим, который борется за свое существование. На самом деле все изменилось кардинально, война с Асадом – это уже совершенно о другом. Это война, которая идет в исламском мире на протяжении 1300 лет, это самый большой конфликт, который существует в среде мусульман, война исламского апокалипсиса, война между шиитами и суннитами, двумя непримиримыми течениями ислама.

Асад принадлежит к алавитам, это крайне шиитская секта, которая под флагом арабского социализма была ведущей силой Сирии. На стороне Асада воюют сейчас практически все объединенные силы шиитского мира – это и Иран, это и иракские шииты, это арабы-шииты из Южного Ливана, "Хезболла", это даже шииты из Афганистана. То есть все, что может быть задействовано, – задействовано, плюс на юге Аравийского полуострова действуют поддерживаемые Ираном шииты, не совсем чистые шииты, но тем не менее. Война эта началась еще во времена Саддама Хусейна, разгорелась с новой силой после его свержения, теперь полностью кристаллизовалась. Россия, не отдавая себе отчет, вписывается на стороне шиитов против суннитов, она становится врагом всего суннитского мира в этом глобальном противодействии. Потому что ИГИЛ, с которым Россия на самом деле не воюет, это организация, которая мешает всем, она мешает более умеренным суннитским силам, Саудовской Аравии, Турции, потому что они раскалывают единый суннитский фронт. Если бы не было ИГИЛа, то сунниты выступили бы еще более объединенно, но и так эта координация существует. В суннитском мире тоже есть различные течения, борются между собой различные традиционные центры, та же Турция с известным проектом восстановления величия Османской империи. Мы помним, что Османская империя была халифатом. С другой стороны, есть Саудовская Аравия. Они не едины, но тем не менее, против общего врага они объединяются.

И противопоставляя себя всей мощи суннитского мира (это даже не то, что было в Афганистане, в Афганистане все-таки локальное противодействие агрессии неверных в определенной не самой важной точке для мусульманского мира) Путин входит в глобальную внутримусульманскую войну на стороне одной из сторон. Ни российские эксперты, ни российские военные просто не понимают, во что они ввязались. Мы видим уже, как вы правильно сказали, достаточно резкие заявления турок. Саудовская Аравия заявила, что начинает поставки силам, которых бомбила российская авиация, суннитским силам Сирии, систем "земля-воздух" и противотанковых систем. Думаю, есть достаточно много действий, которые просто не упоминаются в прессе. И выйти из этой ситуации Путину будет крайне сложно, то есть недостаточно даже вывести войска. Он разрушил, не просто разворошил, а разрушил такое осиное гнездо, о существовании которого он даже не подозревал. Можно ожидать, что фронт противостояния России будет проходить не только по Ближнему Востоку. В России порядка 18-20 миллионов этнических мусульман, значительная часть из них не является практикующими мусульманами, но количество практикующих мусульман растет с каждым годом. Для значительной части из этих 18-20 миллионов то, что происходит в мусульманском мире, является значимым событием, они готовы на это реагировать, тем более после соответствующей пропаганды и денежных вливаний.

Раньше мусульманское подполье на Северном Кавказе, в Поволжье не получало реальной помощи от мусульманского мира за границей и достаточно плотно управлялось российскими спецслужбами, то сейчас ситуация может измениться коренным образом, и Россия столкнется с вызовами, которые она не в состоянии просто будет решить. Это уже начинает происходить. Несколько дней назад было опубликовано в интернете видео нескольких чеченских боевиков, которые заявили, что они являются частью "Имарата Кавказ", причем подчиняются Абу Хамзе, брат убитого последнего руководителя "Имарата Кавказ" Доки Умарова, он является представителем "Имарата" в Турции. То есть они являются прямой агентурой турецкого "Имарата", и они прибыли в Чечню и готовятся к совершению джихада. Характерно, что они были вооружены пистолетами "Глок" – это австрийский пистолет, который очень популярен на Западе, но в России его достать достаточно сложно, то есть, скорее всего, это люди, которые прибыли на территорию Чечни уже из-за границы. С другой стороны – конкуренты "Имарата Кавказ" в вооруженном подполье на Северном Кавказе: кавказский вилаят "Исламского государства" был организован некоторое время назад. Его руководство обратилось с призывом ко всем мусульманам Российской Федерации не уезжать в Сирию и джихад на территории России. То есть оба крыла вооруженного подполья, которое действует в России, заявили о том, что начинают действия на Северном Кавказе. Я думаю, это только первая ласточка. Таким образом, Россия может столкнуться с резким усилением террористической активности на своей территории. Второе – столкнуться с серьезным вооруженным сопротивлением на территории Сирии, которое неминуемо ведет к большим потерям. Введя 30 самолетов, введя полуторатысячный контингент, Путин думает, что на этом можно остановиться, но он должен будет или наращивать эти силы, или срочно выводить их. Российские базы уже обстреливаются установками "Град", которые находится в горах на расстоянии 40 километров. Сами сирийские исламисты, силы Свободной армии, и "Аль-Каиды", и "Ан-Нусра" сообщили об этих обстрелах. Говорят о многочисленных жертвах среди российских военных, русские никаких данных не публикуют. Пока никаких других подтверждений жертв нет. Но это неудивительно: 40 километров – достаточно большое расстояние, у них нет приборов наведения и нет точного оружия. Если это оружие у них появится, то российские силы действительно начнут нести потери, потому что вывести эти базы достаточно легко, российским войскам тогда придется действительно войти в эти горы и действовать на расстоянии 40 километров от них, чтобы подавить эти пусковые установки. Есть определенная логика войны. Если вы в нее вписались, то у вас есть только два выхода: или быстро вывести свои силы с поля боя, или постоянно наращивать свое присутствие. И третий фронт, который может быть легко открыт и Саудовской Аравией, другими странами, вообще мусульманским миром, – это экономический фронт. Мы слышали уже заявления Эрдогана по поводу российского газа. Нефтяная политика Саудовской Аравии достаточно известна, возможны и другие методы действия вплоть до закрытия Босфора для российских судов. Путин этими военными провокациями нарушения турецкого воздушного пространства российскими самолетами уже практически дал Эрдогану юридическое обоснование для такого рода действий. События могут развиваться как снежный ком, и это самый неблагоприятный сценарий для России, который только можно было придумать и который Путин сам себе приготовил.

– Что означает участие российских войск в этом конфликте для Израиля? И как различные политические силы в Израиле воспринимают участие Путина в этой войне?

– Есть такое еврейское выражение: выбор между чумой и холерой. Это тот выбор, который перед Израилем. С одной стороны, конечно, Израиль совершению не сочувствует Асаду, который до сих пор при каждом удобном случае заявляет, что его целью является уничтожение Израиля и после победы он займется главным своим сионистским врагом. Противники Асада из числа "Аль-Каиды" или "Исламского государства" тоже не симпатизанты Израиля. Появление России на этом театре военных действий представляет для Израиля большую угрозу. Если российское оружие попадет "Хезболле", которая неоднократно обстреливала Израиль, это большая угроза для Израиля. Кроме того, все современное израильское руководство выросло на войне с Советским Союзом. В России предпочитают этого не помнить, но советская армия на протяжении десятилетий вела реальную войну против Израиля, в той же Сирии дислоцировалось до 50 тысяч российских военных, которые принимали участие в военных действиях. Премьер-министр Нетаньяху может много рассказать про те районы Сирии, где сейчас действуют российские войска, он в свое время исходил их пешком, потому что был офицером спецназа Генерального штаба, который действовал за линией фронта. Теперь известно, что он принимал участие в похищении нескольких сирийских генералов, которые потом были обменены на израильских летчиков. Это происходило именно в тех районах, которые бомбит сейчас российская авиация. То есть Израиль крайне обеспокоен появлением российских сил. Мы помним, что на протяжении десятилетий Россия была врагом Израиля, причем врагом совершенно не спровоцированным, русским и советским мы ничего плохого не делали.

В Израиле реально опасаются того, что эта ситуация может повториться, если Путину удастся закрепиться в Сирии, если ему удастся создать коалицию шиитов мира, "Хезболла", Иран, шиитское правительство Ирака, правительство Асада во главе с Россией – тут, я думаю, и израильское общество, израильское правительство, и военное руководство единодушны, что это будет представлять очень большую угрозу безопасности Израиля. В добрые намерения российского руководства никто в Израиле не верит, поэтому реакция была достаточно жесткая. Вы знаете, что был срочный визит Нетаньяху в Москву вместе с израильским военным руководством. До этого в израильской прессе появились статьи, которые можно рассматривать как сливы израильского военного и политического руководства, что Израиль будет сбивать российские самолеты и уничтожать российские объекты в том случае, если он посчитает, что это будет представлять угрозу для безопасности Израиля. Насколько можно понять, переговоры между Путиным и Нетаньяху были достаточно жесткими. У Путина нет преимущества, которое у него есть в разговоре с большинством европейских и американских политиков, в Израиле не боятся атомной войны. Единственная самая главная дубинка, которой он пугает Запад, – это российские ядерные силы. Психологически израильтяне ядерной войны не боятся, мы живем с этой угрозой на протяжении многих лет. Кстати, израильские ракеты точно так же могут поразить Москву, как и российские могут поразить Иерусалим. Кроме того, в Израиле самая совершенная в мире система противоракетной обороны. Израиль входит в число четырех стран, которые имеют не просто ядерное оружие, но и его носители всех трех сфер – наземное, воздушное и подводное. В этом смысле Израиль может говорить с Путиным на равных. Я думаю, что в Москве не помнят опыт участия в арабо-израильской войне, но помнят в Израиле, тогда Россия несла большие потери. В принципе, Израиль готов к вооруженному противостоянию с Россией, если он почувствует, что это будет представлять угрозу его безопасности. Я думаю, то, что израильское руководство сказало российскому руководству в Москве, было услышано. Потому что был создан оперативный штаб, для этого приезжал замначальника Генштаба России в Иерусалим, который призван создать механизм, который позволял бы избежать прямых вооруженных столкновений. То, что читалось за скобками этих переговоров, что Израиль и Россия оба выразили уверенность, что они не заинтересованы в прямом военном столкновении. Израиль пока наблюдает за действиями России, наблюдает во всеоружии. Учитывая, что в последнее время создались очень теплые отношения, фактически отношения сотрудничества между Иерусалимом и Эр-Риядом в военной области, то можно полагать, что те усилия, которые предпринимают саудиты для того, чтобы выдавить российские войска, будут каким-то образом координироваться и с Израилем, хотя у саудитов достаточно и рычагов влияния, и финансов, и оружия без какой-либо помощи, они не нуждаются в какой-либо помощи. Посмотрим. Пока то, что происходит со стороны Израиля, – это вооруженный нейтралитет и готовность к любому возможному развитию событий.

Дмитрий ВОЛЧЕК

Источник: http://www.svoboda.mobi/a/27299099.html

www.dialog.kz

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о