Читать Момент истины (В августе сорок четвёртого) - Богомолов Владимир Осипович - Страница 1

Владимир Богомолов

Момент истины

(В августе сорок четвёртого)

Часть первая

Группа капитана Алёхина

Немногим, которым обязаны очень многие…

1. Алёхин, Таманцев, Блинов

Их было трое, тех, кто официально, в документах именовались «оперативно-розыскной группой» Управления контрразведки фронта. В их распоряжении была машина, потрёпанная, видавшая виды полуторка «ГАЗ-АА» и шофёр-сержант Хижняк.

Измученные шестью сутками интенсивных, но безуспешных поисков, они уже затемно вернулись в Управление, уверенные, что хоть завтрашний день смогут отоспаться и отдохнуть. Однако как только старший группы, капитан Алёхин, доложил о прибытии, им было приказано немедленно отправиться в район Шиловичей и продолжать розыск. Часа два спустя, заправив машину бензином и получив во время ужина энергичный инструктаж специально вызванного офицера-минёра, они выехали.

К рассвету позади осталось более ста пятидесяти километров. Солнце ещё не всходило, но уже светало, когда Хижняк, остановив полуторку, ступил на подножку и, перегнувшись через борт, растолкал Алёхина.

Капитан – среднего роста, худощавый, с выцветшими, белесоватыми бровями на загорелом малоподвижном лице – откинул шинель и, поёживаясь, приподнялся в кузове. Машина стояла на обочине шоссе. Было очень тихо, свежо и росисто. Впереди, примерно в полутора километрах, маленькими тёмными пирамидками виднелись хаты какого-то села.

– Шиловичи, – сообщил Хижняк. Подняв боковой щиток капота, он склонился к мотору. – Подъехать ближе?

– Нет, – сказал Алёхин, осматриваясь. – Хорош. Слева протекал ручей с отлогими сухими берегами.

Справа от шоссе за широкой полосой жнивья и кустарниковой порослью тянулся лес. Тот самый лес, откуда каких-нибудь одиннадцать часов назад велась радиопередача. Алёхин в бинокль с полминуты рассматривал его, затем стал будить спавших в кузове офицеров.

Один из них, Андрей Блинов, светлоголовый, лет девятнадцати лейтенант, с румяными от сна щеками, сразу проснувшись, сел на сене, потёр глаза и, ничего не понимая, уставился на Алёхина.

Добудиться другого – старшего лейтенанта Таманцева – было не так легко. Он спал, с головой завернувшись в плащ-палатку, и, когда его стали будить, натянул её туго, в полусне дважды лягнул ногой воздух и перевалился на другой бок.

Наконец он проснулся совсем и, поняв, что спать ему больше не дадут, отбросил плащ-палатку, сел и, угрюмо оглядываясь тёмно-серыми, из-под густых сросшихся бровей глазами, спросил, ни к кому, собственно, не обращаясь:

– Где мы?..

– Идём, – позвал его Алёхин, спускаясь к ручью, где уже умывались Блинов и Хижняк. – Освежись.

Таманцев взглянул на ручей, сплюнул далеко в сторону и вдруг, почти не притронувшись к краю борта, стремительно подбросив своё тело, выпрыгнул из машины.

Он был, как и Блинов, высокого роста, однако шире в плечах, уже в бёдрах, мускулистей и жилистей. Потягиваясь и хмуро поглядывая вокруг, он сошёл к ручью и, скинув гимнастёрку, начал умываться.

Вода была холодна и прозрачна, как в роднике.

– Болотом пахнет, – сказал, однако, Таманцев. – Заметьте, во всех реках вода отдаёт болотом. Даже в Днепре.

– Ты, понятно, меньше, чем на море, не согласен, – вытирая лицо, усмехнулся Алёхин.

– Именно!.. Вам этого не понять, – с сожалением посмотрев на капитана, вздохнул Таманцев и, быстро оборачиваясь, начальственным баском, но весело вскричал: – Хижняк, завтрака не вижу!

– Не шуми. Завтрака не будет, – сказал Алёхин. – Возьмёте сухим пайком.

– Весёленькая жизнь!.. Ни поспать, ни пожрать…

– Давайте в кузов! – перебил его Алёхин и, оборачиваясь к Хижняку, предложил: – А ты пока погуляй…

Офицеры забрались в кузов. Алёхин закурил, затем, вынув из планшетки, разложил на фанерном чемодане новенькую крупномасштабную карту и, примерясь, сделал повыше Шиловичей точку карандашом.

– Мы находимся здесь.

– Историческое место! – фыркнул Таманцев.

– Помолчи! – строго сказал Алёхин, и лицо его стало официальным. – Слушайте приказ!.. Видите лес?.. Вот он. – Алёхин показал на карте. – Вчера в восемнадцать ноль-пять отсюда выходил в эфир коротковолновый передатчик.

– Это что, всё тот же? – не совсем уверенно спросил Блинов.

– Да.

– А текст? – тотчас осведомился Таманцев.

– Предположительно передача велась вот из этого квадрата, – будто не слыша его вопроса, продолжал Алёхин. – Будем…

– А что думает Эн Фэ? – мгновенно справился Таманцев.

Это был его обычный вопрос. Он почти всегда интересовался: «А что сказал Эн Фэ?.. Что думает Эн Фэ?.. А с Эн Фэ вы это прокачали?..»

– Не знаю, его не было, – сказал Алёхин. – Будем осматривать лес…

– А текст? – настаивал Таманцев.

– Будем осматривать лес, – повыся голос, твёрдо повторил Алёхин. – Нужны следы – свежие, суточной давности. Смотрите и запоминайте свои участки.

Едва заметными линиями карандаша он разделил северную часть леса на три сектора и, показав офицерам и подробно объяснив ориентиры, продолжал:

– Начинаем от этого квадрата – здесь смотреть особенно тщательно! – и двигаемся к периферии. Поиски вести до девятнадцати ноль-ноль. Оставаться в лесу позже – запрещаю! Сбор у Шиловичей. Машина будет где-нибудь в том подлеске. – Алёхин вытянул руку; Андрей и Таманцев посмотрели, куда он указывал. – Погоны и пилотки снять, документы оставить, оружие на виду не держать! При встрече с кем-либо в лесу действовать по обстоятельствам.

Расстегнув вороты гимнастёрок, Таманцев и Блинов отвязывали погоны; Алёхин затянулся и продолжал:

– Ни на минуту не расслабляться! Всё время помнить о минах и о возможности внезапного нападения. Учтите: в этом лесу убили Басоса.

Отбросив окурок, он взглянул на часы, поднялся и приказал:

– Приступайте!

2. Оперативные документы

СВОДКА [1]

«Начальнику Главного управления войск по охране тыла действующей Красной Армии

Копия: Начальнику Управления контрразведки фронта

13 августа 1944 г.

Оперативная обстановка на фронте и в тылах фронта в течение пятидесяти суток с момента начала наступления (по 11 августа включительно) характеризовалась следующими основными факторами:

– успешными наступательными действиями наших войск и отсутствием при этом сплошной линии фронта. Освобождением всей территории БССР и значительной части территории Литвы, свыше трех лет находившихся под немецкой оккупацией;

– разгромом группы вражеских армий «Центр», насчитывавшей в своем составе около 50 дивизий;

– засоренностью освобожденной территории многочисленной агентурой контрразведывательных и карательных органов противника, его пособниками, изменниками и предателями Родины, большинство из которых, избегая ответственности, перешли на нелегальное положение, объединяются в банды, скрываются в лесах и на хуторах;

– наличием в тылах фронта сотен разрозненных остаточных групп солдат и офицеров противника;

– наличием на освобожденной территории различных подпольных националистических организаций и вооруженных формирований, многочисленными проявлениями бандитизма;

– производимыми Ставкой перегруппировкой и сосредоточением наших войск и стремлением противника разгадать замыслы советского командования, установить, где и какими силами будут нанесены последующие удары.

Сопутствующие факторы:

– обилие лесистой местности, в том числе больших чащобных массивов, служащих хорошим укрытием для остаточных групп противника, различных бандформирований и лиц, уклоняющихся от мобилизации;

– большое количество оставленного на полях боев оружия, что дает возможность враждебным элементам без труда вооружаться;

– слабость, неукомплектованность восстановленных местных органов советской власти и учреждений, особенно в низовых звеньях;

– значительная протяженность фронтовых коммуникаций и большое количество объектов, требующих надежной охраны;

– выраженный некомплект личного состава в войсках фронта, что затрудняет получение поддержек от частей и соединений при проведении операций по очистке войсковых тылов.

Остаточные группы немцев

Разрозненные группы солдат и офицеров противника в первой половине июля стремились к одной общей цели: скрытно или с боями продвигаясь на запад, пройти сквозь боевые порядки наших войск и соединиться со своими частями. Однако 15–20 июля немецким командованием неоднократно шифрованными радиограммами передавался приказ всем остаточным группам, имеющим рации и шифры, не форсировать переход линии фронта, а, наоборот, оставаясь в наших оперативных тылах, собирать и передавать шифром по радио сведения разведывательного характера, и прежде всего о дислокации, численности и передвижении частей Красной Армии. Для этого предложено, в частности, используя естественные укрытия, вести наблюдение за нашими фронтовыми железнодорожными и шоссейно-грунтовыми коммуникациями, фиксировать грузопоток, а также захватывать одиночных советских военнослужащих, в первую очередь командиров, с целью допроса и последующего уничтожения.

Подпольные националистические организации и формирования

1. По имеющимся у нас данным, в тылах фронта действуют следующие подпольные организации польского эмигрантского «правительства» в Лондоне: «Народове силы збройне», «Армия Крайова» [2], созданная в последние недели «Неподлеглость» и – на территории Литовской ССР, в р-не гор. Вильнюс – «Делегатура Жонду».

Ядро перечисленных нелегальных формирований составляют польские офицеры и подофицеры запаса, помещичье-буржуазные элементы и частично интеллигенция. Руководство всеми организациями осуществляется из Лондона генералом Соснковским через своих представителей в Польше генерала «Бур» (графа Тадеуша Коморовского), полковников «Гжегожа» (Пелчинского) и «Ниль» (Фильдорфа).

Как установлено, лондонским центром польскому подполью дана директива о проведении активной подрывной деятельности в тылах Красной Армии, для чего приказано сохранить на нелегальном положении большую часть отрядов, оружия и все приемопередаточные радиостанции. Полковником Фильдорфом, посетившим в июне с. г. Виленский и Новогрудский округа, даны на местах конкретные распоряжения – с приходом Красной Армии: а) саботировать мероприятия военных и гражданских властей, б) совершать диверсии на фронтовых коммуникациях и террористические акты в отношении советских военнослужащих, местных руководителей и актива, в) собирать и передавать шифром генералу «Бур» – Кемеровскому и непосредственно в Лондон сведения разведывательного характера о Красной Армии и обстановке в ее тылах.

В перехваченной 28 июля с. г. и дешифрованной радиограмме лондонского центра всем подпольным организациям предлагается не признавать образованный в Люблине Польский Комитет Национального Освобождения и саботировать его мероприятия, в частности мобилизацию в Войско Польское. Там же обращается внимание на необходимость активного ведения военной разведки в тылах действующих советских армий, для чего приказывается установить постоянное наблюдение за всеми железнодорожными узлами.

Наибольшую террористическую и диверсионную активность проявляют отряды «Волка» (р-н Рудницкой пущи), «Крыся» (р-н гор. Вильнюса) и «Рагнера» (около 300 человек) в р-не гор. Лида.

2. На освобожденной территории Литовской ССР действуют скрывающиеся в лесах и населенных пунктах вооруженные националистические бандгруппы так называемой «ЛЛА», именующие себя «литовскими партизанами».

Основу этих подпольных формирований составляют «белоповязочники» и другие активные немецкие пособники, офицеры и младшие командиры бывшей литовской армии, помещичье-кулацкий и прочий вражеский элемент. Координируются действия указанных отрядов «Комитетом литовского национального фронта», созданным по инициативе германского командования и его разведывательных органов.

Согласно показаниям арестованных участников «ЛЛА», кроме осуществления жестокого террора в отношении советских военнослужащих и представителей местной власти, литовское подполье имеет задание вести оперативную разведку в тылах и на коммуникациях Красной Армии и незамедлительно передавать добытые сведения, для чего многие бандгруппы снабжены коротковолновыми радиостанциями, шифрами и немецкими дешифровальными блокнотами.

Наиболее характерные враждебные проявления последнего периода (с 1 по 10 августа включительно):

В Вильнюсе и его окрестностях, преимущественно в ночное время, убито и пропало без вести 11 военнослужащих Красной Армии, в том числе 7 офицеров. Там же убит майор Войска Польского, прибывший в краткосрочный отпуск для встречи с родными.

2 августа взорвана и сожжена водокачка на станции Бастуны.

2 августа в 4.00 в дер. Калитанцы неизвестными зверски уничтожена семья бывшего партизана, находящегося ныне в рядах Красной Армии, Макаревича В. И. – жена, дочь и племянница 1940 г. р.

3 августа в районе Жирмуны, в 20 км севернее г. Лида, бандгруппой власовцев обстреляна автомашина – убито 5 красноармейцев, тяжело ранены полковник и майор.

В ночь на 5 августа в трех местах взорвано полотно железной дороги между станциями Неман и Новоельня.

5 августа 1944 г. в с. Турчела (30 км южнее Вильнюса) брошенной в окно гранатой убит коммунист, депутат сельского Совета.

7 августа в районе села Войтовичи подверглась нападению из заранее подготовленной засады автомашина 39-й армии. В результате убито 13 человек, 11 из них сожжено вместе с машиной. Два человека уведены в лес бандитами, захватившими также оружие, обмундирование и все личные служебные документы.

6 августа прибывший на побывку в с. Радунь сержант Войска Польского в ту же ночь похищен неизвестными.

8 августа на перегоне Лида – Вильнюс пущен под откос воинский эшелон с боеприпасами.

10 августа в 4.30 литовской бандгруппой неустановленной численности совершено нападение на волостной отдел НКВД в м. Сиесики. Убито четыре работника милиции, освобождено из-под стражи 6 бандитов.

10 августа в селе Малые Солешники расстреляны председатель сельсовета Василевский, его жена и 13-летняя дочь, пытавшаяся защитить отца.

Всего в тылах фронта за первую декаду августа убито, похищено и пропало без вести 169 военнослужащих Красной Армии. У большинства убитых забрано оружие, обмундирование и личные воинские документы.

За эти 10 суток убиты 13 представителей местных органов власти; в трех населенных пунктах сожжены здания сельсоветов.

В связи с многочисленными бандпроявлениями и убийствами военнослужащих нами и армейским командованием значительно усилены охранные мероприятия. Приказом командующего всему личному составу частей и соединений фронта разрешено выходить за пределы расположения части только группами не менее трех человек и при условии наличия у каждого автоматического оружия. Тем же приказом запрещено движение автомашин в вечернее и ночное время вне населенных пунктов без надлежащей охраны.

Всего с 23 июня по 11 августа сего года включительно ликвидировано (не считая одиночек) 209 вооруженных групп противника и различных бандформирований, действовавших в тылах фронта. При этом захвачено: минометов – 22, пулеметов – 356; винтовок и автоматов – 3827, лошадей – 190, радиостанций – 46, в том числе 28 коротковолновых.

Начальник войск по охране тыла фронта

генерал-майор Лобов».

online-knigi.com

Читать книгу Момент истины

Часть первая Группа капитана Алёхина

Немногим, которым обязаны очень многие…

1. Алёхин, Таманцев, Блинов

Их было трое, тех, кто официально, в документах именовались «оперативно-розыскной группой» Управления контрразведки фронта. В их распоряжении была машина, потрёпанная, видавшая виды полуторка «ГАЗ-АА» и шофёр-сержант Хижняк.

Измученные шестью сутками интенсивных, но безуспешных поисков, они уже затемно вернулись в Управление, уверенные, что хоть завтрашний день смогут отоспаться и отдохнуть. Однако как только старший группы, капитан Алёхин, доложил о прибытии, им было приказано немедленно отправиться в район Шиловичей и продолжать розыск. Часа два спустя, заправив машину бензином и получив во время ужина энергичный инструктаж специально вызванного офицера-минёра, они выехали.

К рассвету позади осталось более ста пятидесяти километров. Солнце ещё не всходило, но уже светало, когда Хижняк, остановив полуторку, ступил на подножку и, перегнувшись через борт, растолкал Алёхина.

Капитан – среднего роста, худощавый, с выцветшими, белесоватыми бровями на загорелом малоподвижном лице – откинул шинель и, поёживаясь, приподнялся в кузове. Машина стояла на обочине шоссе. Было очень тихо, свежо и росисто. Впереди, примерно в полутора километрах, маленькими тёмными пирамидками виднелись хаты какого-то села.

– Шиловичи, – сообщил Хижняк. Подняв боковой щиток капота, он склонился к мотору. – Подъехать ближе?

– Нет, – сказал Алёхин, осматриваясь. – Хорош. Слева протекал ручей с отлогими сухими берегами.

Справа от шоссе за широкой полосой жнивья и кустарниковой порослью тянулся лес. Тот самый лес, откуда каких-нибудь одиннадцать часов назад велась радиопередача. Алёхин в бинокль с полминуты рассматривал его, затем стал будить спавших в кузове офицеров.

Один из них, Андрей Блинов, светлоголовый, лет девятнадцати лейтенант, с румяными от сна щеками, сразу проснувшись, сел на сене, потёр глаза и, ничего не понимая, уставился на Алёхина.

Добудиться другого – старшего лейтенанта Таманцева – было не так легко. Он спал, с головой завернувшись в плащ-палатку, и, когда его стали будить, натянул её туго, в полусне дважды лягнул ногой воздух и перевалился на другой бок.

Наконец он проснулся совсем и, поняв, что спать ему больше не дадут, отбросил плащ-палатку, сел и, угрюмо оглядываясь тёмно-серыми, из-под густых сросшихся бровей глазами, спросил, ни к кому, собственно, не обращаясь:

– Где мы?..

– Идём, – позвал его Алёхин, спускаясь к ручью, где уже умывались Блинов и Хижняк. – Освежись.

Таманцев взглянул на ручей, сплюнул далеко в сторону и вдруг, почти не притронувшись к краю борта, стремительно подбросив своё тело, выпрыгнул из машины.

Он был, как и Блинов, высокого роста, однако шире в плечах, уже в бёдрах, мускулистей и жилистей. Потягиваясь и хмуро поглядывая вокруг, он сошёл к ручью и, скинув гимнастёрку, начал умываться.

Вода была холодна и прозрачна, как в роднике.

– Болотом пахнет, – сказал, однако, Таманцев. – Заметьте, во всех реках вода отдаёт болотом. Даже в Днепре.

– Ты, понятно, меньше, чем на море, не согласен, – вытирая лицо, усмехнулся Алёхин.

– Именно!.. Вам этого не понять, – с сожалением посмотрев на капитана, вздохнул Таманцев и, быстро оборачиваясь, начальственным баском, но весело вскричал: – Хижняк, завтрака не вижу!

– Не шуми. Завтрака не будет, – сказал Алёхин. – Возьмёте сухим пайком.

– Весёленькая жизнь!.. Ни поспать, ни пожрать…

– Давайте в кузов! – перебил его Алёхин и, оборачиваясь к Хижняку, предложил: – А ты пока погуляй…

Офицеры забрались в кузов. Алёхин закурил, затем, вынув из планшетки, разложил на фанерном чемодане новенькую крупномасштабную карту и, примерясь, сделал повыше Шиловичей точку карандашом.

– Мы находимся здесь.

– Историческое место! – фыркнул Таманцев.

– Помолчи! – строго сказал Алёхин, и лицо его стало официальным. – Слушайте приказ!.. Видите лес?.. Вот он. – Алёхин показал на карте. – Вчера в восемнадцать ноль-пять отсюда выходил в эфир коротковолновый передатчик.

– Это что, всё тот же? – не совсем уверенно спросил Блинов.

– Да.

– А текст? – тотчас осведомился Таманцев.

– Предположительно передача велась вот из этого квадрата, – будто не слыша его вопроса, продолжал Алёхин. – Будем…

– А что думает Эн Фэ? – мгновенно справился Таманцев.

Это был его обычный вопрос. Он почти всегда интересовался: «А что сказал Эн Фэ?.. Что думает Эн Фэ?.. А с Эн Фэ вы это прокачали?..»

– Не знаю, его не было, – сказал Алёхин. – Будем осматривать лес…

– А текст? – настаивал Таманцев.

– Будем осматривать лес, – повыся голос, твёрдо повторил Алёхин. – Нужны следы – свежие, суточной давности. Смотрите и запоминайте свои участки.

Едва заметными линиями карандаша он разделил северную часть леса на три сектора и, показав офицерам и подробно объяснив ориентиры, продолжал:

– Начинаем от этого квадрата – здесь смотреть особенно тщательно! – и двигаемся к периферии. Поиски вести до девятнадцати ноль-ноль. Оставаться в лесу позже – запрещаю! Сбор у Шиловичей. Машина будет где-нибудь в том подлеске. – Алёхин вытянул руку; Андрей и Таманцев посмотрели, куда он указывал. – Погоны и пилотки снять, документы оставить, оружие на виду не держать! При встрече с кем-либо в лесу действовать по обстоятельствам.

Расстегнув вороты гимнастёрок, Таманцев и Блинов отвязывали погоны; Алёхин затянулся и продолжал:

– Ни на минуту не расслабляться! Всё время помнить о минах и о возможности внезапного нападения. Учтите: в этом лесу убили Басоса.

Отбросив окурок, он взглянул на часы, поднялся и приказал:

– Приступайте!

2. Оперативные документы

СВОДКА[1]

«Начальнику Главного управления войск по охране тыла действующей Красной Армии

Копия: Начальнику Управления контрразведки фронта

13 августа 1944 г.

Оперативная обстановка на фронте и в тылах фронта в течение пятидесяти суток с момента начала наступления (по 11 августа включительно) характеризовалась следующими основными факторами:

– успешными наступательными действиями наших войск и отсутствием при этом сплошной линии фронта. Освобождением всей территории БССР и значительной части территории Литвы, свыше трех лет находившихся под немецкой оккупацией;

– разгромом группы вражеских армий «Центр», насчитывавшей в своем составе около 50 дивизий;

– засоренностью освобожденной территории многочисленной агентурой контрразведывательных и карательных органов противника, его пособниками, изменниками и предателями Родины, большинство из которых, избегая ответственности, перешли на нелегальное положение, объединяются в банды, скрываются в лесах и на хуторах;

– наличием в тылах фронта сотен разрозненных остаточных групп солдат и офицеров противника;

– наличием на освобожденной территории различных подпольных националистических организаций и вооруженных формирований, многочисленными проявлениями бандитизма;

– производимыми Ставкой перегруппировкой и сосредоточением наших войск и стремлением противника разгадать замыслы советского командования, установить, где и какими силами будут нанесены последующие удары.

Сопутствующие факторы:

– обилие лесистой местности, в том числе больших чащобных массивов, служащих хорошим укрытием для остаточных групп противника, различных бандформирований и лиц, уклоняющихся от мобилизации;

– большое количество оставленного на полях боев оружия, что дает возможность враждебным элементам без труда вооружаться;

– слабость, неукомплектованность восстановленных местных органов советской власти и учреждений, особенно в низовых звеньях;

– значительная протяженность фронтовых коммуникаций и большое количество объектов, требующих надежной охраны;

– выраженный некомплект личного состава в войсках фронта, что затрудняет получение поддержек от частей и соединений при проведении операций по очистке войсковых тылов.

Остаточные группы немцев

Разрозненные группы солдат и офицеров противника в первой половине июля стремились к одной общей цели: скрытно или с боями продвигаясь на запад, пройти сквозь боевые порядки наших войск и соединиться со своими частями. Однако 15–20 июля немецким командованием неоднократно шифрованными радиограммами передавался приказ всем остаточным группам, имеющим рации и шифры, не форсировать переход линии фронта, а, наоборот, оставаясь в наших оперативных тылах, собирать и передавать шифром по радио сведения разведывательного характера, и прежде всего о дислокации, численности и передвижении частей Красной Армии. Для этого предложено, в частности, используя естественные укрытия, вести наблюдение за нашими фронтовыми железнодорожными и шоссейно-грунтовыми коммуникациями, фиксировать грузопоток, а также захватывать одиночных советских военнослужащих, в первую очередь командиров, с целью допроса и последующего уничтожения.

Подпольные националистические организации и формирования

1. По имеющимся у нас данным, в тылах фронта действуют следующие подпольные организации польского эмигрантского «правительства» в Лондоне: «Народове силы збройне», «Армия Крайова»[2], созданная в последние недели «Неподлеглость» и – на территории Литовской ССР, в р-не гор. Вильнюс – «Делегатура Жонду».

Ядро перечисленных нелегальных формирований составляют польские офицеры и подофицеры запаса, помещичье-буржуазные элементы и частично интеллигенция. Руководство всеми организациями осуществляется из Лондона генералом Соснковским через своих представителей в Польше генерала «Бур» (графа Тадеуша Коморовского), полковников «Гжегожа» (Пелчинского) и «Ниль» (Фильдорфа).

Как установлено, лондонским центром польскому подполью дана директива о проведении активной подрывной деятельности в тылах Красной Армии, для чего приказано сохранить на нелегальном положении большую часть отрядов, оружия и все приемопередаточные радиостанции. Полковником Фильдорфом, посетившим в июне с. г. Виленский и Новогрудский округа, даны на местах конкретные распоряжения – с приходом Красной Армии: а) саботировать мероприятия военных и гражданских властей, б) совершать диверсии на фронтовых коммуникациях и террористические акты в отношении советских военнослужащих, местных руководителей и актива, в) собирать и передавать шифром генералу «Бур» – Кемеровскому и непосредственно в Лондон сведения разведывательного характера о Красной Армии и обстановке в ее тылах.

В перехваченной 28 июля с. г. и дешифрованной радиограмме лондонского центра всем подпольным организациям предлагается не признавать образованный в Люблине Польский Комитет Национального Освобождения и саботировать его мероприятия, в частности мобилизацию в Войско Польское. Там же обращается внимание на необходимость активного ведения военной разведки в тылах действующих советских армий, для чего приказывается установить постоянное наблюдение за всеми железнодорожными узлами.

Наибольшую террористическую и диверсионную активность проявляют отряды «Волка» (р-н Рудницкой пущи), «Крыся» (р-н гор. Вильнюса) и «Рагнера» (около 300 человек) в р-не гор. Лида.

2. На освобожденной территории Литовской ССР действуют скрывающиеся в лесах и населенных пунктах вооруженные националистические бандгруппы так называемой «ЛЛА», именующие себя «литовскими партизанами».

Основу этих подпольных формирований составляют «белоповязочники» и другие активные немецкие пособники, офицеры и младшие командиры бывшей литовской армии, помещичье-кулацкий и прочий вражеский элемент. Координируются действия указанных отрядов «Комитетом литовского национального фронта», созданным по инициативе германского командования и его разведывательных органов.

Согласно показаниям арестованных участников «ЛЛА», кроме осуществления жестокого террора в отношении советских военнослужащих и представителей местной власти, литовское подполье имеет задание вести оперативную разведку в тылах и на коммуникациях Красной Армии и незамедлительно передавать добытые сведения, для чего многие бандгруппы снабжены коротковолновыми радиостанциями, шифрами и немецкими дешифровальными блокнотами.

Наиболее характерные враждебные проявления последнего периода (с 1 по 10 августа включительно):

В Вильнюсе и его окрестностях, преимущественно в ночное время, убито и пропало без вести 11 военнослужащих Красной Армии, в том числе 7 офицеров. Там же убит майор Войска Польского, прибывший в краткосрочный отпуск для встречи с родными.

2 августа взорвана и сожжена водокачка на станции Бастуны.

2 августа в 4.00 в дер. Калитанцы неизвестными зверски уничтожена семья бывшего партизана, находящегося ныне в рядах Красной Армии, Макаревича В. И. – жена, дочь и племянница 1940 г. р.

3 августа в районе Жирмуны, в 20 км севернее г. Лида, бандгруппой власовцев обстреляна автомашина – убито 5 красноармейцев, тяжело ранены полковник и майор.

В ночь на 5 августа в трех местах взорвано полотно железной дороги между станциями Неман и Новоельня.

5 августа 1944 г. в с. Турчела (30 км южнее Вильнюса) брошенной в окно гранатой убит коммунист, депутат сельского Совета.

7 августа в районе села Войтовичи подверглась нападению из заранее подготовленной засады автомашина 39-й армии. В результате убито 13 человек, 11 из них сожжено вместе с машиной. Два человека уведены в лес бандитами, захватившими также оружие, обмундирование и все личные служебные документы.

6 августа прибывший на побывку в с. Радунь сержант Войска Польского в ту же ночь похищен неизвестными.

8 августа на перегоне Лида – Вильнюс пущен под откос воинский эшелон с боеприпасами.

10 августа в 4.30 литовской бандгруппой неустановленной численности совершено нападение на волостной отдел НКВД в м. Сиесики. Убито четыре работника милиции, освобождено из-под стражи 6 бандитов.

10 августа в селе Малые Солешники расстреляны председатель сельсовета Василевский, его жена и 13-летняя дочь, пытавшаяся защитить отца.

Всего в тылах фронта за первую декаду августа убито, похищено и пропало без вести 169 военнослужащих Красной Армии. У большинства убитых забрано оружие, обмундирование и личные воинские документы.

За эти 10 суток убиты 13 представителей местных органов власти; в трех населенных пунктах сожжены здания сельсоветов.

В связи с многочисленными бандпроявлениями и убийствами военнослужащих нами и армейским командованием значительно усилены охранные мероприятия. Приказом командующего всему личному составу частей и соединений фронта разрешено выходить за пределы расположения части только группами не менее трех человек и при условии наличия у каждого автоматического оружия. Тем же приказом запрещено движение автомашин в вечернее и ночное время вне населенных пунктов без надлежащей охраны.

Всего с 23 июня по 11 августа сего года включительно ликвидировано (не считая одиночек) 209 вооруженных групп противника и различных бандформирований, действовавших в тылах фронта. При этом захвачено: минометов – 22, пулеметов – 356; винтовок и автоматов – 3827, лошадей – 190, радиостанций – 46, в том числе 28 коротковолновых.

Начальник войск по охране тыла фронта

генерал-майор Лобов».
ЗАПИСКА ПО «ВЧ»[3]

«Срочно!

Москва Матюшину.

В дополнение к No....... от 7.08.44 г.

Разыскиваемая нами по делу «Неман» неизвестная радиостанция с позывными КАО (перехват от 7.08.44 г. был передан Вам незамедлительно) сегодня, 13 августа, выходила в эфир из леса в районе Шиловичей (Барановичская область)[4].

Сообщая записанные сегодня группы цифр шифрованной радиограммы, настоятельно прошу Вас, учитывая отсутствие квалифицированных криптографов в Управлении контрразведки фронта, ускорить дешифровку как первого, так и второго радиоперехватов.

Егоров».
ЗАПИСКА ПО «ВЧ»

«Срочно!

Начальнику Главного Управления Контрразведки

Спецсообщение

Сегодня, 13 августа, в 18.05 слежечными станциями вторично зафиксирован выход в эфир неизвестной коротковолновой рации с позывными КАО, действующей в тылах фронта.

Место выхода передатчика в эфир определяется как северная часть Шиловичского лесного массива. Рабочая частота рации 4627 килогерц. Записанный перехват – радиограмма, шифрованная группами пятизначных цифр. Скорость и четкость передачи свидетельствуют о высокой квалификации радиста.

До этого выход рации с позывными КАО в эфир фиксировался 7 августа с/г из леса юго-восточнее Столбцов.

Проведенные в первом случае розыскные мероприятия не дали положительных результатов.

Представляется вероятным, что передачи ведутся агентами, оставленными противником при отступлении или же переброшенными в тылы

www.bookol.ru

Книга Момент истины читать онлайн Владимир Богомолов

Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого)


 * Часть первая. ГРУППА КАПИТАНА АЛЕХИНА *

1. АЛЕХИН, ТАМАНЦЕВ, БЛИНОВ

     Их   было   трое,  тех,   кто  официально,  в  документах   именовались
"оперативно-розыскной   группой"  Управления   контрразведки  фронта.  В  их
распоряжении  была машина, потрепанная,  видавшая виды полуторка "ГАЗ-АА"  и
шофер-сержант Хижняк.
     Измученные шестью сутками  интенсивных, но безуспешных поисков, они уже
затемно  вернулись в Управление,  уверенные, что хоть завтрашний день смогут
отоспаться  и отдохнуть.  Однако как  только старший группы, капитан Алехин,
доложил  о  прибытии,  им  было  приказано  немедленно  отправиться в  район
Шиловичей и продолжать розыск. Часа  два спустя, заправив машину бензином  и
получив   во  время   ужина  энергичный   инструктаж  специально  вызванного
офицера-минера, они выехали.
     К рассвету позади осталось  более ста пятидесяти километров. Солнце еще
не всходило,  но уже светало, когда  Хижняк, остановив полуторку, ступил  на
подножку и, перегнувшись через борт, растолкал Алехина.
     Капитан  --  среднего  роста,  худощавый,  с  выцветшими,  белесоватыми
бровями  на загорелом  малоподвижном лице  -- откинул  шинель и, поеживаясь,
приподнялся в кузове. Машина стояла на обочине шоссе. Было очень тихо, свежо
и  росисто. Впереди,  примерно  в  полутора  километрах, маленькими  темными
пирамидками виднелись хаты какого-то села.
     --  Шиловичи,  --  сообщил  Хижняк.  Подняв  боковой  щиток  капота, он
склонился к мотору. -- Подъехать ближе?
     -- Нет, -- сказал Алехин, осматриваясь. --  Хорош. Слева протекал ручей
с отлогими сухими берегами.
     Справа  от шоссе за  широкой полосой жнивья  и  кустарниковой  порослью
тянулся лес. Тот  самый  лес, откуда  каких-нибудь  одиннадцать часов  назад
велась радиопередача. Алехин  в бинокль с  полминуты рассматривал его, затем
стал будить спавших в кузове офицеров.
     Один из них, Андрей Блинов, светлоголовый, лет  девятнадцати лейтенант,
с румяными от  сна  щеками, сразу проснувшись, сел  на сене, потер  глаза и,
ничего не понимая, уставился на Алехина.
     Добудиться  другого  --  старшего  лейтенанта Таманцева  -- было не так
легко.  Он спал, с  головой  завернувшись в плащ-палатку, и, когда его стали
будить, натянул ее туго, в  полусне дважды лягнул ногой воздух и перевалился
на другой бок.
     Наконец он проснулся  совсем  и, поняв,  что спать ему больше не дадут,
отбросил плащ-палатку, сел и, угрюмо оглядываясь темно-серыми, из-под густых
сросшихся бровей глазами, спросил, ни к кому, собственно, не обращаясь:
     -- Где мы?..
     --  Идем, -- позвал  его  Алехин,  спускаясь к ручью, где уже умывались
Блинов и Хижняк. -- Освежись.
     Таманцев взглянул на ручей,  сплюнул далеко в сторону и вдруг, почти не
притронувшись к краю борта, стремительно подбросив  свое тело, выпрыгнул  из
машины.

knijky.ru

Богомолов Владимир - Момент Истины. В августе сорок четвертого. Слушать аудиокнигу онлайн

Fantlab: 9.29/10

18 часов 53 минуты

Аудиокнига также доступна в озвучке: 

Роман рассказывает о нелегких буднях разведчиков из Смерш. Группа капитана Алехина должна в кратчайшие сроки найти диверсионную группу, действующую в тылу Красной Армии, на территории Литовской ССР. В общем-то динамичный сюжет перемежован психологическими портретами главных героев и оперативными документами, сводками, записками, приказами… Используя собственную тактику и интуицию, капитан Алехин и его два бойца (старлей Таманцев и гвардии лейтенант Блинов) прочесывают огромную территорию – лес, деревни, городки, – выслеживая шпионов. Читая роман, мы узнаем, что до войны эти люди были совсем другими. Например, Паша Алехин был подающим надежды селекционером – написал курсовую по огурцам, а потом стал специализироваться на зерновых культурах… Владимир Богомолов показывает ненавязчиво показывает, что война изменила судьбы многих, если не всех. Но даже если это и так, работу свою нужно делать хорошо, на отлично – поэтому Алехин служит, а не выслуживается; он выполняет свой долг. Вернемся к композиции, а именно к документам, приведенным в тексте. Они придают вес роману и особую правдивость – сложно не верить цитатам из официальных приказов или шифрограмм, ну например:
ШИФРОТЕЛЕГРАММА “Срочно! Буняченко Рацию и все документы ликвидированной группы немедленно доставьте в розыскной отдел Управления. Егоров”.
Итак, внимание! Все документы – ненастоящие. Они тоже являются художественным вымыслом, который позволяет Богомолову правдиво изобразить происходящие события. Это просто литературный прием, который вовсе не умоляет достоинств романа, а даже наоборот. (Такие приемы документальной правды использовали многие, даже Франсуа Рабле; можно сказать, что это игра в правду. ) Закончить хотелось бы советом. Если вы хотите прочитать книгу о войне (мало ли какие настроения бывают), то Момент истины подойдет как нельзя лучше.

audioknigi.online

Владимир Осипович Богомолов «Момент истины (В августе сорок четвёртого…)»

Следуя пути — развивай бдительность, будто ступаешь по самому тонкому льду

В отношениях будь готов к тому, что опасность может прийти с любой стороны

Живи в строгости, словно везде и всегда являешься гостем, а не хозяином

Будь восприимчивым, подобно долине, расположенной меж двух вершин

(с) Дао Дэ Цзин

Деятельность контрразведчиков во все времена вызвала жаркие споры, без малейшей перспективы нахождения обоюдного консенсуса. В мирное время их сторонятся и презирают, в военное, просто боятся, но отчасти и уважают. Можно подумать, что презрение, страх и уважение исходят от их непосредственных визави – вражеских лазутчиков-диверсантов, решающих свои задачи на нашей территории. Увы, немало их и среди солдат собственной армии. Почему? Просто они очень внимательно смотрят на лица.

Лицо человека может сказать о нём многое: добр ли зол, скрытен или напротив открыт, но как быть с человеком, который «общаться» подобным образом вовсе не намерен, у которого есть на то веские причины? Вот он: стоит, улыбается, а рядом улыбается его красавица-жена и сынишка их малый тоже улыбается…но как-то странно он это делает. Будто пытается прожевать огромную горсть леденцов, в то время как заботливая мать сжимает его руку…сжимает сильнее, чем того требуют обстоятельства.

Мелочи, незначительные, едва различимые детали, на которые подавляющее большинство не обратило бы никакого внимания. Однако, применительно к данной ситуации, эти самые мелочи стали БЫ теми «песчинками», что перевесили «чашу весов» жизни над «чашей» смерти. Это война! А точнее, одна война внутри другой. Не такая массовая и интенсивная, но намного более расчетливая, жестокая и свирепая. На первой войне еще можно встретить Ганса Йохана Рау, у которого дома наверняка осталась чудная мать, прелестная сестра и закладка внутри томика сказок братьев Гримм. Днем он нехотя воюет, а по ночам тихонько плачет в свой заношенный армейский китель (честно-честно – Коля соврать не даст). Но только не на второй войне. Здесь уже нет слез, соплей и прочих сантиментов. Противники – матерые, хладнокровные убийцы, прекрасно знающие расположение крупных артерий и жизненно важных органов. На первой войне всё решают секунды, на второй, даже её доля может сыграть не в вашу пользу. Об этих людях и их работе повествует знаменитое произведение Владимира Богомолова.

Альтернативное название романа, «В августе 44-го», наглядно обозначает время действия. Позади уже остались кровопролитные бои под Сталинградом, снятие блокады Ленинграда, с невероятным успехом развивается разработанная Рокоссовским операция «Багратион». Словом, вопрос о разгроме Германии на повестке дня уже не стоит, детали заключаются в окончательном устройстве послевоенного мира. И вот именно тут и зарыта пресловутая собака. Если в начале войны помощь союзников была (условно) бескорыстной и открытой, то после существенного перелома на восточном фронте, размытость их истинных намерений стала ощущаться все сильнее и явственнее. Не секрет, что польская Армия Людова, воевавшая на стороне Советского Союза, не устраивала так называемое «правительство Польши в изгнании» (с местом расположения, естественно, в Лондоне), чей опорной силой была Армия Крайова. Отряды «аковцев», как их прозвали у нас, наряду (но не совместно) с дезорганизованными силами немецкой армии и членами различных бандформирований доставляли изрядную головную боль тылам нашей армии, где лесистая местность западной Белоруссии стала подспорьем для организации различных диверсий и точечных атак. В такую пору и начинают развиваться основные события романа.

По языку, к произведению Богомолова можно было бы предъявить массу претензий. Он сух, излишне официозен (различные шифрограммы, записки, радиоперехваты), в нем нет красоты литературных образов, присущей иным писателям-мыслителям или тем, кто настойчиво претендует на этот статус. Но стоит лишь вспомнить, КОМУ посвящено это произведение и КЕМ когда-то работал его автор, как все недостатки перестают таковыми являться. Стиль письма Богомолова полностью аутентичен стилю работы его героев. Не сухость, а выверенность и сосредоточенность, не официоз, а важные оперативные документы, каждый из которых создает неповторимую атмосферу произведения. Это не атмосфера страха, хотя люди в ней всегда настороже, или отчаяния, хотя зачастую время поджимает и играет на нервах. Больше похоже на легкий морозец, не смертельный для жизни, но требующий четких, своевременных действий, с минимумом расхода лишней энергии.

Так кем же были эти герои? Знакомьтесь, группа капитана Алёхина. В группе всего трое и по типажу так и хочется сравнить их со знаменитой троицей режиссера Гайдая, разумеется, не коей мере не в негативно-уничижительной коннотации. Старший группы, капитан Алёхин Павел Васильевич, опытный оперативник, спокойный, в меру строгий, достаточно хитрый, чем не «Бывалый»? Евгений Таманцев, «чистильщик-волкодав» (умеющий взять диверсанта живьем), излишне самоуверенный, дерзкий и имеющий склонность к авантюрным действиям на грани фола («странно, на имя какого-то генерала пришло…») – тот еще «Балбес». Конечно же, гвардии лейтенант Андрей Блинов, никакой не «Трус», но в команде Алехина он новичок и не всегда знает откуда ждать беды. На фронте все было проще и понятнее – враг спереди, но здесь опасность может быть всюду и нигде, и лишь оперативная интуиция, смекалка и опыт способны различать подобные нюансы. Перед группой поставлена задача: в кратчайшие сроки найти и обезвредить вражеский радиопередатчик, периодически выходящий на связь из близлежащего лесного массива.

Можно подумать, что львиная доля событий будет посвящена напряженным сценам «на острие ножа», но это вовсе не так. Здесь мало пафоса, показушничества и никому не нужного геройства. Работа, прежде всего, требует результата, а работа профессионала, пусть даже такая специфическая, есть обычная рутина. Взвешенный авантюризм и оперативная сноровка бесконечно важны, но занимают от силы 5% времени, остальные 95% отдаются усидчивости, кропотливости, вдумчивости и наблюдательности. Можно идти по следу, идти долго, хищно и жадно, но в итоге, когда цель уже вот-вот будет настигнута, остаться ни с чем, но лишь для того, чтобы мигом поднять голову кверху и попытаться «носом взять» новый «след».

Упомянутое напряжение в книге тоже имеется, да еще какое! Те, кто читал, надолго запомнят финал истории: вот где нерв, где смысл, где сходятся все «нити» и разрешаются все вопросы. Профессионалы высочайшего класса или зажравшиеся тыловые крысы? Защитники интересов своего народа и государства или махровые палачи без капли жалости и сострадания? Узнал ли ответ комендант Аникушин, понял ли его? Трудно сказать. Однако, в первую очередь, они обычные люди. Не чуждые валящей с ног усталости и обыденной житейской радости от звука одной лишь бессмысленной фразы «Бабушка приехала»!

Война не окончена и будет продолжаться еще целый год. Последуют новые задания, повстречаются новые люди, появятся новые детали и обстоятельства. И стремительно уходящее время вновь начнет давить на нервы. Но пока можно отдохнуть и молча полежать на траве, в последние дни уходящей летней поры. Они ещё живы, ещё полны сил и решимости прийти туда, откуда это началось. Прийти и спросить за… всё!…

fantlab.ru

Отзывы о книге Момент истины

Началось с моба, зародившегося в недрах казахстанского Фейсбука: «1 день – 1 друг – 1 книга» По условиям, в течении недели без расшифровок и объяснений нужно было постить ежедневно по одной книжной обложке, пристегивая ее к имени человека из своей френдленты; книги по определению выбирались любимые, друзья читающие и, в полном соответствии с логикой писем счастья, количество участников в скором времени должно было превысить население земного шара. Но то в теории. На практике далеко не каждый читающий так вот легко включится в подобного рода игру: неловко, одолевают сомнения, что семеро смелых откликнутся. А главное – ярмарка тщеславия: не уронить своего достоинства, приняв приглашение от менее статусного члена сообщества; не произвести впечатление дерзновенного, попытавшись пригласить кого-то, сильно превосходящего тебя статусом. Психология плюс социология. Качай, Майя, качай

Среди немногих откликнувшихся была девочка, которая запостила обложку «В августе 44-го» и все сразу начали говорить: О, это гениальная книга! О, это лучший остросюжетный роман о войне! А потом мой любимый писатель на той же ФБ-платформе предложил гипотетическую ситуацию: Представьте, что есть человек, на четверть века выпавший из чтения, какую книгу вы предложили бы ему, чтобы наверняка зацепило? И большинство предложений, исключая совсем подхалимские, снова было связано с романом Богомолова.

А в цикле лекций Дмитрия Быкова «ХХ век в русской литературе» книге отдан 1973 год и по восторгу, с каким Дмитрий Львович рассказывает о ней, можно понять, что вещь, впрямь, стоящая. «Только оставьте свободным от любых дел время на чтение финала, - предупреждает он, - Потому что все равно не сможете оторваться, пока не дочитаете». «Ну, это мы еще посмотрим», - думаю, и предлагаю роман в группе, где все читают (да, есть такие дивные места на свете). И кое-кто соглашается попробовать, а гораздо больше людей говорит: «Да, это потрясающая книга, только оставьте свободным время в финале. Все равно не сможете делать никаких дел, пока не дослушаете» (потому что в этой группе предпочитают аудиокниги).

Слушаю, умудренная опытом пары-тройки тысяч томов своего читательского актива: неплохо, хорошо, классно, но как-то совсем уж терять голову – такого нет. До финала. Когда ловлю себя на том, что поскуливаю и выкрикиваю: «Чё ты делаешь, козел!». А потом хохочу с мстительным удовольствием, стыдясь себя, и все равно хохочу, когда «- Ваську убили. Я жить не буду! – Держите его, он контуженный!» Это ужасно. Это прекрасно. Это по-тря-сающе хорошо. Невероятная, запредельная сила воздействия. Полное и окончательное проникновение под кожу. Как он это сделал? Интересно, что фильм, которого не довелось посмотреть, не производит такого впечатления, сегодня специально спросила у мужа: «Да, было что-то такое» - отвечает.

И все же, как он это делает? Как книга, вышедшая сорок пять лет назад, написанная очень просто без постмодернистских вывертов и метафизических аллюзий. Не содержащая камео звезд, инопланетян, магического реализма, миллиардных состояний, маргинальных персонажей, да без единой постельной сцены – как не утратила актуальности по сей день? Как случилось, что я, убежденная феминистка, пацифистка и антисталинистка во все время чтения ни разу не вскидываюсь от треньканья внутреннего детектора (встроенный напоминатель по Пелевину): ага, вот тут апологию сталинизма пытаются протащить, а здесь грубую маскулинность. Не реагирую, потому что в книге этого нет.

А что есть? Люди, которые делают свою работу с высочайшей степенью профессионализма. По сути, этот шпионский роман – он ведь производственный. Тебе не покажут здесь эффектных драк, погонь и перестрелок. Большую часть времени, герои будут ползать по грязи на четвереньках, разыскивая окурки, надкушенные огурцы (сорт округлый в поперечнике), плексигласовые обертки от сала. Хотя о чем я, погоня таки будет, помните, бодание с фольксом на узкой дороге: «Как вы смели, капитан, пытаться обогнать машину старшего по званию?» (в России испокон веку главная беда, дураки на дорогах, даже когда дело происходит в Польше). И не только на дорогах.

Ты работаешь, день за днем, кропотливо и терпеливо, похожий на зомби от перманентного недосыпа, находишь ниточку, начинаешь аккуратно, чтобы не потревожить паука в середке, сматывать ее и вдруг: трах-бах-тарарах – общевойсковая операция под усиленным контролем Центра (читай – лично Сталина). Кто поймает шпиона, тому полная индульгенция и высшие награды. И никого не волнует, что важные стратегические направления оголены, что агентурная сеть противника спрячется – как и не было ее, а плоды твоих многомесячных трудов пропадут. Ты год за годом кропотливо выводишь новый высокоурожайный морозо- и болезнеустойчивый сорт пшеницы, а по распоряжению другого ретивого дурака, зерно отправляют в помол. Блокадный Ленинград сберег селекционные семена, а на твоей малой родине смололи. И сто генералов загнали в стодол (не знаете, что такое стодол?) Сарай по-польски.

Нет, я не пойму, как Владимир Богомолов сделал свою удивительную книгу. И нет, я не соотношу себя со всеми ее героями, только с Малышом, Андреем (и немного с придурковато-героическим помощником коменданта Игорем). Да мне и без надобности понимать, «как». Довольно того, что в моей личной табели о рангах теперь есть лучшая остросюжетная книга о войне, с которой всякий, гарантирую, переживет свой момент истины - «Бабулька приехала!»

www.livelib.ru

Богомолов Владимир - Момент Истины. В августе сорок четвертого. Слушать аудиокнигу онлайн

В избранное 230

Fantlab: 9.29/10

18 часов 17 минут

Аудиокнига также доступна в озвучке: 

Основу сюжета образует рассказ об оперативно-розыскной группе, обезвреживающей немецких агентов-парашютистов на территории Западной Белоруссии. Главные герои романа предстают в решительный момент своей жизни, когда им предстоит выполнение трудного и важного задания, взятого на контроль Ставкой. Автор прослеживает их предшествующий жизненный путь, глубоко и тонко анализирует особенности их характеров, проявляющиеся в этой неординарной ситуации. Детективное развитие сюжета сочетается с глубиной нравственно-психологического конфликта.

audioknigi.online

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *