Содержание

Сомма — бойня и футбол

Сто лет назад, 1 июля 1916 года, на Западном фронте Первой мировой войны стояло прекрасное солнечное утро. Пели соловьи. Ещё никто не знал, что к вечеру свыше 57 000 британских солдат будут убиты и ранены — около половины тех, кто вышел из окопов в атаку. Битва на Сомме по сей день остаётся одной из самых чёрных и шокирующих страниц в истории британской армии.

Куда ударить

Весной 1916 года французы, который месяц истекавшие кровью под Верденом, требовали от британцев начать, наконец, воевать «по-настоящему» — как было оговорено в декабре на конференции в Шантильи (одним из последствий конференции стал Брусиловский прорыв). Англичане были, в общем, не против — их армия резко увеличилась с начала войны и, казалось, имела достаточно солдат и оружия. Оставалось понять, где и как воевать.

Британские генералы долго колебались между западной стратегией, направленной на сокрушение Германии, и восточной, целью которой была, в первую очередь, Турция. Однако второй сценарий лишал важнейший Западный фронт драгоценных дивизий, а кроме того превращал Великобританию в «призового бойца, который бьёт секунданта противника вместо него самого». В итоге после фиаско в Галлиполи восточная стратегия временно ушла на второй план.

Карта битвы на Сомме. Наглядно видно различие в достижениях у англичан и французов
http://www.dean.usma.edu

Теперь перед британцами снова было два варианта: «откусить» у врага небольшой кусок территории, окопаться и удерживать его либо же заставить немцев бросить в бой резервы, а затем прорвать фронт одним решительным ударом. Казалось, настало время второго варианта.

Дуглас Хейг, командующий британской армией на континенте, был готов к прорыву. Он предпочёл бы атаковать у побережья Бельгии, но французы настаивали на совместном ударе. Поэтому местом атаки выбрали сравнительно тихий участок фронта рядом с французским сектором на юге — там, где среди меловых холмов Пикардии текли реки Сомма и Анкр.

Немецкая оборона представляла собой линии окопов — с опорными пунктами на месте деревень, где дома укреплялись железобетоном. Укрытия пехоты, в среднем на 25 человек каждое, находились на глубине до 6–9 м и могли выдержать попадание почти любого снаряда. Первая линия обороны состояла из трёх параллельных траншей в 200 м друг от друга, связанных ходами сообщения. Впереди шли две полосы проволоки — свыше 30 м шириной. В 2–5 км позади лежала вторая линия обороны, видимая только на аэрофотоснимках.

Поле битвы с воздуха
wikimedia.org

Кем воевать

Поразительно, но факт — вплоть до 1916 года Британия набирала армию на мировую бойню из добровольцев. Многие солдаты даже лгали о возрасте или весе, лишь бы попасть на фронт. В армию записывались целыми классами, спортивными командами и небольшими городками.

Типичное английское графство в теории давало полк пехоты, где два батальона принадлежали регулярной армии, третий — её резерву. Долгое время для основных нужд Британии большего и не требовалось, но с началом мировой войны вся система комплектования рухнула. Батальоны с 4-го по 6-й были территориальными, с возможностью дробления на батальоны второй линии, с 7-го по 12-й принадлежали так называемой «Новой армии Китченера». Итоговое количество батальонов в таком полку могло быть самым разным — от 11 батальонов Дорсетширского полка до 51-го в Нортумберлендских фузилёрах и 88 в Лондонском.

Каждый батальон состоял из штабной роты и четырёх обычных — в сумме порядка 800 человек. Типичная батарея Королевской артиллерии — порядка 200 человек и 6 орудий. Три пехотных бригады по четыре батальона, четыре бригады полевой артиллерии (по четыре батареи) плюс батарея тяжёлой артиллерии образовывали дивизию. В штат дивизии входили также эскадрон кавалерии для разведки (исчезнувший вскоре после начала войны), медики, сапёры и снабженцы. К 1916 году добавились траншейная артиллерия и пулемётные роты. По штату численность дивизии доходила до 18 000 человек — на практике, конечно, сильно колебалась. Проблема заключалась в том, что к 1916 году от дивизий регулярной армии остались одни имена, а территориальные и добровольческие части ещё не видели больших сражений.

Структура британской дивизии сентября 1916 года
http://www.vickersmachinegun.org.uk/

Бойцов учили правильно поворачивать штык во вражеском теле (чтобы было легче вытащить), обращаться с противогазом и гранатой Миллса, копать траншеи. Офицеры и унтеры на специальных курсах обучались работе с пулемётом Льюиса (отечественному зрителю известном как оружие товарища Сухова). Но сделать из новобранцев настоящих солдат было нелёгкой задачей.

Британская армия надеялась сокрушить кайзеровскую оборону артиллерией, благо ВПК наконец-то начал обеспечивать фронт орудиями. Всего на британском участке Западного фронта было свыше тысячи полевых 84-мм (18-фунтовых) орудий и 115-мм гаубиц, чуть меньше двухсот (182) средних и тяжёлых орудий — от 120–127 до 305 мм, а также 245 средних и тяжёлых гаубиц от 6 до 15 дюймов. Вместе с минимум сотней французских орудий британцы имели 1537 пушек и гаубиц — или, грубо говоря, одно полевое орудие на 20 м фронта и одно тяжёлое на каждые 50 м. Плюс траншейные миномёты. Каждая 18-фунтовая пушка получила 200 снарядов на день артподготовки, итого 1200. Длительная мощная бомбардировка на широком фронте должна была смести германские укрепления, особенно колючую проволоку, подавить мораль обороняющихся и ввести немцев в заблуждение, где и когда будет атака.

Завалы из 84-мм гильз, сентябрь 1916
http://www.iwm.org.uk/

Как воевать

Однако качество снарядов и особенно взрывателей было ужасным. Снаряды практически всех калибров взрывались в стволе орудия — либо не взрывались вовсе. 6-дюймовые снаряды могли отличаться по длине больше чем на 10 см. Корректировке с воздуха мешала ненастная погода. Офицеры никак не могли определить, по каким же целям стоит стрелять в первую очередь. В результате было решено, во-первых, сносить парапеты известных окопов фугасными снарядами, во-вторых, уничтожать проволочные заграждения шрапнелью и миномётными минами. В третьих, время от времени во фланг коммуникационных траншей выпускались бы два-три снаряда — и не больше, поскольку враг успел бы укрыться. А советы французов уделить внимание контрбатарейной борьбе перевели и напечатали слишком поздно — в июле. И тиражом в целых 300 экземпляров.

Часть артиллеристов предлагала идею огневого вала, под прикрытием которого пехота могла бы добраться до врага. Однако многие пехотные офицеры не понимали, зачем нужно стрелять по местам, где нет противника.

По тактической инструкции пехотинцы должны были наступать неторопливым шагом, густыми цепями, с промежутками в 2–3 м между солдатами. Так малотренированные бойцы не потеряли бы равнение и достигли вражеских окопов одновременно. Волны пехоты шли на дистанции порядка 100 м друг от друга, в теории взаимно усиливая удар. Первая волна должна была проникнуть как можно глубже, не отвлекаясь на добивание обороны — это было задачей следующих волн. Каждый пехотинец штатно нёс на плече винтовку со штыком и ножницами для резки проволоки, лопатку на спине, еду на два дня, маслёнку, свитер, пиджак и котелок, ранец с консервами на день и двумя гранатами, 150 патронов, два патронташа с дополнительными 60 патронами каждый, носимые через плечо, и мешок с 10 гранатами (если они были). Общий вес нагрузки достигал 30 кг.

Солдаты Ирландского полка
http://marabese.com/

Высшие офицеры полагали, что их бойцы просто не дозрели до продвинутых форм тактики — действий небольшими колоннами, высылки передовых «просачивающихся» патрулей или легковооружённых подвижных групп. Однако «на местах» случались исключения — по сути, каждая дивизия и батальон выбирали свою тактику. Кто-то вышел на нейтральную полосу ещё до «часа X», кто-то выдвигал вперёд команды снайперов и пулемётчиков.

Всё необходимое для наступления нужно было ещё и доставить к фронту. Статистика показывала, что только по одной дороге за сутки проследовало 26,5 тысяч солдат, 63 орудия, 568 автомобилей, 617 мотоциклов, 5404 верховых, 813 грузовиков и 3756 повозок.

Тем временем сапёры и примкнувшая к ним пехота надрывались, копая новые коммуникационные траншеи и русские сапы (неглубокие ходы, по которым солдаты могли бы незаметно подобраться к противнику). У выходов сап ставились станковые пулемёты Виккерса или миномёты Стокса. Только одна дивизия выкопала 20 миль траншей, проложила 160 миль кабеля и построила 28 мостов для артиллерии — не считая прочих задач.

Траншея Чеширского полка
wikimedia.org

Роковое утро

Бомбардировка должна была занять 5 дней, но плохая погода добавила ещё два. Наконец, в 7:30 утра 1 июля началась атака — и сразу же всё пошло не так. Колючая проволока, несмотря на сотни тысяч выпущенных снарядов, осталась практически нетронутой. Шрапнель требовала точного прицела — а артиллеристы ещё не были достаточно обучены. За время артподготовки порядка 200–250 орудий просто вышло из строя. Все 8-дюймовые орудия из старых запасов флота давали недолёты. Наступающие видели невзорвавшиеся 234-мм снаряды. В среднем не взрывалось 20–30% снарядов, а то и больше.

Германская артиллерия оказалась неподавленной — и немедленно открыла огонь по скучившимся для атаки войскам (в некоторых местах немцы открыли огонь за полчаса до атаки британцев). Расчёты пулемётов вылезли из неповреждённых убежищ и успели занять свои места. Британцы ещё и тонко намекнули о намерениях, подорвав у Хоторна 18-тонный фугас в 7:20 — причём немцы успели занять эту воронку первыми.

Подрыв фугаса
http://www.iwm.org.uk/

Дымзавеса должна была скрыть наступающих, но в реальности солдаты в дыму только ещё больше путались среди месива воронок, окопов и проволоки. А германской шрапнели не нужно было видеть противника, чтобы убивать его. Выбравшиеся из облаков дыма солдаты попадали под шквальный огонь из пулемётов. Их стволы раскалялись так, что обжигали руки пулемётчиков. Всего один пулемёт выпустил порядка 20 000 патронов.

«На западном фронте без перемен» — классическая картина атаки Первой мировой

Однако, несмотря на классические описания (особенно со стороны немцев) в духе «снова меняем стволы пулемётов, а они всё идут и идут», порядка трети потерь британцев случилось позади собственных окопов. Они даже не успели выйти на нейтральную полосу, как были сметены артиллерией. Так, 11-й Хемпширский батальон потерял свыше 500 человек. Королевские Дублинские фузилёры были уничтожены как полк, не успев дойти даже до своей линии фронта. Никакая местная тактика не могла исправить глобального провала артподготовки.

Ньюфаундлендский батальон потерял 272 убитыми и 438 ранеными из 790 атакующих (90% состава). Никто из его солдат даже не добрался до германских траншей. Уорвикский батальон, атакуя цепями застрельщиков с минимальным грузом, захватил передовые траншеи в 7:50. Однако его солдат оказалось слишком мало для удержания захваченного. После боя из 600 человек лишь 27 не было убито или ранено. Из 30 офицеров были убиты 17, все остальные ранены.

А в это время (7:42) штабы получали сообщения по телефону, что уже вся немецкая линия захвачена и солдаты продвигаются вперёд. И только после часа пополудни начала проясняться реальная катастрофа. Атакующие на севере части VIII корпуса лишились двух третей состава (14 000 человек), 4 батальона потеряли 80% людей, один — 90%.

То же самое творилось на других участках. X корпус потерял 10 000 бойцов — и не занял ничего. 12-й Королевский Ирландский батальон пошёл в наступление, имея 750 бойцов. После двух атак к 11 часам готовы были продолжать бой лишь 46 человек.

Самое страшное — резервы тоже ничего не подозревали и спокойно шли подкреплять передовые части, попадая под всё тот же огонь артиллерии, пулемётов и снайперов. Пользуясь господствующими высотами, немецкие пушки и пулемёты могли поражать англичан и в тылу, за километры от их же передовых окопов. Часто поблизости не было даже деревьев, чтобы укрыться. Из 1500 человек двух батальонов осталась едва ли сотня.

Локальные успехи и… футбол

Поразительно, но наибольших успехов британцы добились… при поддержке французов, точнее, их тяжёлой артиллерии. На крайнем южном участке XIII корпус обратил особое внимание на контрбатарейную борьбу (с координацией на уровне корпуса, пока дивизионные орудия сносили проволоку и укрепления), разведку, не побрезговал помощью французских батарей — и французской же идеей огневого вала, смещавшегося на 50 ярдов каждые полторы минуты. Да и оборона немцев в болотистой местности была всё же слабее. Итог: 89-я бригада пехоты к полудню проходит почти два километра вглубь вражеских позиций, потеряв порядка 24 убитыми и 120 ранеными и взяв 300 пленных.

Как позже писал командир 18-й Восточной дивизии того же корпуса Ивор Максе, «секрет успешной атаки в современной траншейной войне — два слова: предварительная подготовка. Без этого храбрейшие войска потерпят неудачу, и их героизм будет потрачен впустую». Поэтому Максе приказал дивизии… играть в футбол после полудня — потому что вечером солдаты в траншеях уже выдохнутся. Футбол плюс ежедневные тренировки укрепляли здоровье и повышали командный дух. Максе настаивал, что солдат не должны гонять на бесконечные сапёрные работы — за что его постоянно ругали. Особое внимание уделялось подготовке пулемётчиков, миномётчиков, гранатомётчиков и сигнальщиков — а также обучению офицеров тактической важности нового оружия. Артиллеристы учились у более опытных французов искусству современного боя. С конца апреля солдаты тренировались на выстроенных по данным авиаразведки точных макетах противостоящей им обороны — в натуральную величину.

Ивор Максе
wikimedia.org

Гранатомётчики первой волны обходили участки сопротивления с фланга, а следующих волн — чистили укрытия и огневые точки. Максе требовал, чтобы всякий солдат, захватив позиции противника, заботился о безопасности не себя, а всей части, работая в команде. В итоге практически каждый офицер, унтер и солдат знал свою роль в предстоящем сражении — и участок вражеских позиций, где лично ему надлежит воевать. Бригады выстроились в линию, а не в затылок друг другу, что упростило связь. Буквально под носом у немцев выкопали восемь русских сап, ведущих почти к самым германским траншеям. В сапы установили миномёты, пулемёты и огнемёты.

В 7:27 500-фунтовый заряд взрывчатки снёс пулемётное гнездо, угрожающее левому флангу дивизии, второй, уже в 5000 фунтов, поднял на воздух целый опорный пункт — правда, часть британских солдат так рвалась в бой, что успела добежать до него. Французские батареи помогли уничтожить проволочные заграждения, невидимые с английских позиций. Чуть раньше 240-мм французская мина взорвала центральный командный пост германской артиллерии. Возможно, «на совести» французов и другой немецкий штаб.

Если укрепления не удавалось взять в лоб, их брали под пулемётный огонь с фланга и забрасывали гранатами с тыла или флангов. Особо упорно оборонявшихся выжигали огнемётами. Дивизия «закопала свыше 1200 Бошей», взяла 700 пленных и 11 орудий, потеряв 807 убитыми, 2282 ранеными и 144 пропавшими без вести. Для сравнения, Ольстерская дивизия, тоже из новобранцев, за два дня потеряла около 2500 человек только убитыми, при этом отступив.

Именно в 18-й Восточной дивизии капитан Невилл перед атакой выдал солдатам… футбольные мячи. И они пошли в бой, пасуя мячи друг другу. Один из солдат кричал: «Финал Еврокубка! Восточный Суррей против Баварии!». Для десятков тысяч британских солдат этот день стал финалом всей жизни…


Источники и литература:

  1. http://www.sommeassociation.com/
  2. 18th Division in the Battle of the Ancre, 1916. By Lt. Gen. Ivor Maxse. 1917.
  3. Fellman Paul. The Battle of the Somme: How the 18th Division Avoided Disaster, 1 July 1916. http://journals.chapman.edu/
  4. Greenhalgh Elizabeth. Victory through Coalition: Britain and France during the First World War. Cambridge University Press, 2005.
  5. Hart Peter. Somme: The Darkest Hour on the Western Front. Pegasus, 2009.
  6. Marble Sanders. «The Infantry Cannot Do With a Gun Less»: The Place of the Artillery in the British Expeditionary Force, 1914–1918. 2003.
  7. Prior Robin, Wilson Trevor. The Somme. Yale University Press, 2006.

warspot.ru

Битва на Сомме. Ход сражения. Итог

Операция на реке Сомме

Содержание статьи:

Битва на Сомме — сражение на французском театре Первой мировой войны, британской и французской армий против Германии. Состоялась с 1 июля по 18 ноября 1916 г. на обоих берегах реки Сомма. Одна из самых кровопролитных битв в истории человечества, в которой было убито и ранено больше 1 000 000 человек.

Планирование наступления

В рамках стратегического плана стран Антанты на 1916 год планировалось начать, в частности, наступление англо-французских войск в районе реки Сомма в Северной Франции. Если немцы под Верденом применяли тактику прорыва большими силами на узком участке фронта при предварительной мощной артиллерийской подготовке, то союзники предполагали наступать широким фронтом. Но здесь также был предусмотрен плотный артиллерийский огонь, после которого в наступление пойдет пехота.

Наступление должно было вестись тремя французскими и двумя английскими армиями на фронте шириной в 70 км. Для обеспечения операции должна была быть использована едва ли не половина всей имеющейся на Западном фронте у союзников авиации и артиллерии. Главную задачу возлагали на французов. Союзные войска должны были наступать в расходящихся направлениях: французы — на восток, а англичане — на север.

Но немцы смогли предупредить наступление Антанты своим наступлением на Верден. Там они сковали значительное число французов. Потому первоначальный план операции был пересмотрен. Теперь главная задача была возложена на английских солдат. Основной удар должна была нанести 4-я экспедиционная английская армия генерала Роулинсона. Ей было приказано прорвать фронт противника на участке в 25 км и вести наступление в направлении Бапом-Валансьен. 6-я французская армия генерала Файоля прорывала оборону противника по обе стороны реки Соммы и содействовала успеху 4-й армии англичан с востока.

Союзники считали, что при помощи методичных последовательных атак рубежей неприятеля по схеме — вначале артиллерийский обстрел, потом взятие позиции пехотой — через какое-то время войска выйдут на оперативный простор. Разрабатывался строгий график наступления для всех частей с остановками на «рубежах выравнивания» для того, чтобы ни одна из дивизий не смогла вырваться вперед.

Соотношение сил. Подготовка операции

4-я английская и 6-я французская армии к началу операции имели в своем составе 32 пехотных и 6 кавалерийских дивизий, 2189 орудий, 1160 минометов и 350 самолетов. Участок прорыва устанавливался в 40 км.

На фронте, который собрались прорывать англичане и французы, располагалась 2-я германская армия фон Бюлова. Оборона состояла из трех основных и одной промежуточной позиций, оборудованных железобетонными укрытиями и блиндажами. Первая позиция была прикрыта двумя полосами проволочных заграждений. Общая глубина обороны достигала 7–8 км. Всего в полосе наступления союзников к началу операции находилось 8 германских дивизий, 672 орудия, 300 минометов и 114 самолетов.

Подготовку союзники проводили, практически не скрываясь, на протяжении 5 месяцев. В полосе наступления от тыла к фронту проложили сотни километров железных дорог, оборудовали 6 аэродромов, соорудили 150 бетонированных площадок для артиллерии, построили водопроводная сеть. Отрабатывали взаимодействие частей, проводили психологическую подготовку.

Начало битвы

Артиллерийскую подготовку начали 24 июня 1916 года и продолжалась она 7 дней. Только артиллерия французов израсходовала за этот период времени 2,5 миллиона снарядов. Нейтральная полоса превратилась в дымящуюся массу. 1 июля через нее хлынули тысячи солдат союзников. Немецкие позиции молчали. Казалось, они раздавлены 7-и дневной артподготовкой. Но немцы выбирались из блиндажей и выкатывали орудия и пулеметы. В скором времени они встретили наступавших ответным огнем.

Позиционное сражение

Армия англичан только двумя корпусами правого фланга заняла первую позицию. Атака остальных ее корпусов была отражена с огромными потерями для наступавших. 2 июля английский главнокомандующий, генерал Хейг, ограничил фронт атаки тремя корпусами. У французов успех южней и северней Соммы был более значительный.

4–5 июля армия фон Бюлова получила еще 5 свежих дивизий. Наступление притормозило. Спустя 3 дня состав 2-й германской армии увеличился еще на 11 дивизий. Превосходство союзников в силах было сокращено в 2 раза. Опять началась война «на измор». 19 июля 2-я германская армия была разделена на две — 1-ю, северней Соммы под командованием фон Бюлова, и 2-ю, на южном берегу реки под началом Гальвица. Больший успех союзниками был достигнут, во многом благодаря Сомме, под Верденом, где немцы вынуждены были отдать инициативу противнику и перебрасывать войска на Сомму. Пост германского главнокомандующего занял вместо Фалькенхайна Гинденбург.

В сентябре — октябре операция на Сомме приобрела еще больший размах. 3 сентября войска союзников предприняли объединенную атаку силами 4-х армий для захвата высот между реками Сомма и Анкр. К тому времени немцы нарастили оборону в глубину и довели свою группировку до 40 дивизий. Группу армий возглавил кронпринц Баварский Руппрехт.

К 12 сентября союзники смогли достичь третьей позиции германцев, а в полосе 6-й французской армии прорвали ее. Но силы французов иссякли, и 13 сентября немцы закрыли брешь.

Первые танки

Танковую атаку англичане провели 15-го сентября. В то время английские заводы только начали строить танки. В распоряжении английского командования находилось только 49 танков. Они обладали довольно низкими данными: запас хода около 24 км, максимальная скорость — 6 км в час, вооружение — пулеметы. Шли дожди. На исходных позициях собралось 32 танка, остальные завязли в грязи или стояли из-за поломки механизмов.

Атаку начали 15 сентября в 5.30 утра. Для танков поставили новые задачи. Они должны были поддерживать пехоту и расчищать ей путь от неприятельских огневых точек. Утренний туман скрыл их от глаз противника. Прежде чем немцы смогли прийти в себя, невиданные чудовища навалились на их окопы. Ревя моторами, окутанные огнем и дымом, разрывая колючую проволоку и обрушивая блиндажи, танки ползли вперед. Германцы в панике бросились бежать.

Бой продлился до 10 часов утра. Несмотря на небольшое количество танков, их несовершенство, изрытую воронками местность и плохое взаимодействие с пехотой, продвижение англичан за 5 часов боя составило 5 км по фронту и 5 км в глубину. Потери были в 20 раз меньше обычных. Командующий просил Лондон в срочном порядке заказать еще 1000 танков. Из 32 машин, начавших атаку, только 18 смогли принять непосредственное участие в бою. Они оказались не вездеходны. В случае отрыва от пехоты тихоходные танки легко становились добычей немецкой артиллерии. Однако какое-то время продолжался период «танкового ужаса».

В результате боев 25–27 октября 1916 года солдаты Антанты смогли овладеть господствовавшими над местностью высотами между Соммой и Анкром, но окончательно прорвать оборону германцев так и не смогли. 18 ноября из-за истощения ресурсов и плохой погоды (местность превратилась в сплошное болото) боевые действия прекратили.

Итоги

Таким образом, операция на Сомме длилась 4,5 месяца. Обороняющаяся сторона наращивала силу сопротивления и глубину обороны быстрей, чем ее преодолевали наступавшие войска. Союзники только оттеснили германскую оборону на фронте в 35 км и в глубину до 10 км. Французы потеряли 341 000, англичане — 453 000, немцы — 538 000 человек убитыми, ранеными и пленными.

Но итоги кампании 1916 года в целом были более благоприятными для стран Антанты. Немецкая армия утратила стратегическую инициативу, какой она владела с начала войны, и перешла к обороне. Все более отчетливо проявлялось превосходство военно-экономического потенциала Антанты.

 

 


 

В.Карнацевич 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Как это было. 100 лет битве на Сомме. (+ док. фильм)

Вчера, 1 июля, исполнилось 100 лет со дня начала одного из самых кровопролитных сражений XX века в истории человечества — битве на Сомме. Давайте узнаем, как это было.


Вокзал Ватерлоо вчера утром. К столетию битвы на Сомме.

К этой операции западные державы готовились в течение 4 месяцев, и в ней приняли участие небывалые по размерам боевые средства в виде тяжелых орудий, авиации и количества боеприпасов. Операция на Сомме, продолжавшаяся почти 5 месяцев, велась при большом участии новейшей техники и производства мировой индустрии. К летнему периоду кампании сражение на Сомме относится только первой своей половиной.




Вокзал Ватерлоо вчера утром. К столетию битвы на Сомме.

Общая обстановка и подготовка сторон

План германского командования выявлялся из плана всей кампании 1916 г. Не достигнув в предшествовавшие годы войны решительных результатов ни на одном из фронтов, германцы невольно были принуждены перейти к обороне, поставив себе целью расстроить ожидавшиеся совместные операции армий Антанты. Задачу эту германцы, как известно, опять-таки решили выполнить наступательной операцией, для чего и избрали Верден.

Бросив на Верден последовательно 46 дивизий и протянув туда 70 французских дивизий, германцы были вправе рассчитывать, что они лишили возможности французскую армию перейти к наступательным операциям в широком размере. Но со стороны англичан германцы ожидали выступления: первоначально — как ответ на атаку Вердена, а потом — как содействие операциям на Русском фронте. Противодействовать наступлению англичан они могли только обороной, почему и обратили особое внимание на усиление своей обороны против сектора, занятого английскими войсками, тем более что широкие подготовительные к наступлению работы англичан для них не оставались секретом.

Германские позиции оборудовались здесь в течение 2 лет и представляли собой высокий образец использования техники и военно-инженерного искусства. Колючая проволока, бетон, безопасные помещения для гарнизона, скрытая фланговая оборона пулеметами, деревни и леса, обращенные в своего рода маленькие крепости, — таков в общем характер укрепленных позиций германцев, которых они имели 2 полосы в 2-3 км одна от другой и начали строить 3-ю.

К концу июня германцы имели на секторе будущей атаки по обе стороны Соммы 8 дивизий, из которых 5 к северу от нее против англичан и 3 к югу против французов. Кроме того, они имели 12-13 дивизий в резерве, из которых 4 находились в районе Камбре — С.-Кантен и 3 — в районе Ипра.

Со стороны англо-французов первоначальный план операции был выработан до начала атаки Вердена и сводился к одновременному удару обеих союзных армий в одном, достаточно обширном районе, чтобы избежать опасности контрударов противника в открытый промежуток между внутренними флангами, в случае если удары будут наноситься отдельными группами. Поэтому и был выбран для атаки участок по обе стороны Соммы на непрерывном фронте в 70 км.

Но Верденская операция, истощившая французскую армию, заставила изменить первоначальный план, возложив главную роль в наступлении на Сомме на английскую армию, доведенную уже до 56 дивизий; французские же войска должны были в предполагаемой oneрации играть вспомогательную роль.

Общий план операции сводился к прорыву неприятельского фронта в районе Балом — Камбре и в направлении вслед за этим маневренной массы на коммуникации противника на Камбре — Валансьенн — Мобеж. Этот общий план Жоффр разделил еще на отдельные фазы, указав для упорядочения совместных действий первые и последующие рубежи, которых должны достигать английская и французская армии. Такое разделение оказало вредное влияние на ход всей операции, так как французы, выполнив первую задачу, т.е. достигнув указанного рубежа, ожидали, пока ее не выполнят англичане.

Англичане с особой заботливостью отнеслись к подготовке операции. Обширные склады запасов и продовольствия были сосредоточены за фронтом, был проведен ряд железнодорожных веток, узкоколеек, трамваев и новых дорог. Была устроена масса безопасных убежищ, ходов сообщения, сосредоточены боеприпасы в ближайших местах и пр.

Англичане должны были атаковать 3-й и 4-й армиями к северу от Соммы между Марикуром и Гебютерном на фронте 25 км, в направлении на Бапом, причем главный удар наносился 4 корпусами на фронте Марикур — Сен-Пьер Дивон, что на р. Анкр, а вспомогательные — далее к северу до Гоммекура.

Французы с своей стороны назначили для удара 6-ю армию ген. Файоля. Эта армия должна была атаковать для поддержки англичан по обе стороны Соммы на фронте 12 км от Марикура до Фукокура. Южнее Соммы была сосредоточена на случай развития успешного прорыва вновь образованная 10-я армия. Французы также с особой тщательностью подготовили в течение 4 месяцев свою операцию. Они обратили особое внимание на богатство артиллерии и авиации. В течение первых 5 дней развития операции французская авиация совершенно очистила небо от неприятельских летчиков. Общее руководство всей операцией было возложено на ген. Фоша.

Частная обстановка на фронте Гоммекур — Фукокур

К началу сражения на Сомме англичане развернули на участке намеченного прорыва 6 корпусов. На левофланговом участке для атаки на Гоммекур находился VII корпус в составе 46-й и 56-й дивизий. Южнее, от Гебютерна до Марикура, на участке в 25 км стояло 5 корпусов 4-й армейской группы Роулинсона, получившие следующие задачи: VIII корпус, в составе 31-й, 4-й и 29-й дивизий в первой линии и 48-й дивизии в резерве, — атаковал на 4-километровом участке Серре-Гамель; X корпус развернулся на 5-километровом фронте к югу до высоты 141 южнее Типваля, имея 36-ю дивизию и 32-ю на фронте и 49-ю в резерве; III корпус атаковал на 2-километровом участке от Овилер до Ля-Буазеля 8-й и 34-й дивизиями, имея 19-ю дивизию в резерве; XV корпус развернул на 5-километровом фронте от Ля-Буазеля до Мамеца все 3 дивизии (21, 17 и 7-я дивизии) в первой линии и XIII корпус в составе 18-й и 30-й дивизий в первой линии и 8-й дивизии в резерве атаковал на 4-километровом фронте от Мамеца до Марикура.

Южнее Соммы развернулась для прорыва на 16-километровом фронте 6-я французская армия Файоля, имея в первой линии 10 дивизий и в резерве 4 пех. и 4 кав. дивизии. Атака 6-й французской армии поддерживалась 216 орудиями калибров от 90 до 105 мм, 516 орудиями 120-мм — 280-мм и 122 орудиями большой мощности. Кроме того, на участке прорыва имелось до 1100 траншейных мортир, что дает в среднем на 1 км до 75 батарей, 55 орудий (из них 8 тяжелых) и 69 траншейных мортир. Обеспеченность боеприпасами была колоссальная: имелось до 6 млн. 75-мм снарядов и по 3100 выстрелов на 90-мм — 105-мм орудия, по 2630 выстрелов на 120-мм — 155-мм орудия и по 1700 выстрелов на калибры свыше 200 мм.

Германцы против английского участка прорыва имели в первой линии 5 дивизий XIV резервного корпуса и 3 дивизии в резерве. Дивизии первой линии располагались: 2-я гвардейская — на 5-километровом участке севернее Гоммекура, поддерживалась 52 легкими и 21 тяжелым орудием; 52-я дивизия — на 4-километровом участке от Гоммекура до Серре включительно, поддерживалась 64 легкими и 52 тяжелыми орудиями; 26-я резервная дивизия на 8-километровом фронте от Серре до Овилера поддерживалась 100 легкими и 48 тяжелыми орудиями; 28-я резервная — от Овилера до высоты 125 восточнее Мамеца, имея для поддержки 7-километрового фронта 108 легких и 61 тяжелое орудие, и 12-я дивизия — 7-километровом участке от высоты 125 до Соммы, имея для поддержки 76 легких и 30 тяжелых орудий. В среднем на 1 км укрепленной позиции у германцев было 20 орудий (из них 7 тяжелых). Южнее Соммы, на участке 6-й французской армии, располагался XVII германский корпус.

Ход операции

Операцию на Сомме можно разделить на 4 периода: 1) начало ее, когда союзники имели преимущественно неожиданности и благодаря этому больше шансов на успех, что продолжалось до 10 июля; 2) период затишья или борьбы на истощение, который продолжался до конца августа; 3) новое общее наступление с 3 по 28 сентября и 4) последние, не имевшие реальных результатов попытки дальнейшего его развития, которые относятся к октябрю и ноябрю.

1 июля французы и англичане после сильной артиллерийской подготовки начали свои атаки. Артиллерийский огонь был, по словам Людендорфа, так могуществен, что под его прикрытием пехота доходила до германских укреплений раньше, чем гарнизон мог выбраться из своих подземелий. На французском участке, где атака была особенно неожиданна для германцев, успех был весьма значительный. Германцы после нескольких контратак начали быстро отступать и даже очистили такие важные пункты, как Биаш и Барле, которые передавали в руки французов весь участок южного берега Соммы, фланкировавший германские позиции севернее ее. Но французский командир корпуса, строго руководствуясь указанным ему рубежом, который должен быть занятым в первый день, приостановил свое наступление, а германцы вновь заняли эти важные селения. Интересно, что Барлё французам так впоследствии и не удалось завладеть в течение всей четырехмесячной операции.

Правый, соседний с французами, фланг англичан так же успешно продвинулся, но левофланговые их корпуса не выдержали германских контратак и огня, пришли в расстройство и даже были заменены корпусами соседней армии. Ген. Хейг решил, сберегая свои молодые войска, в будущем развивать операцию только 2 правофланговыми корпусами, т.е. в первый же день район операции был намного сокращен.

К 10 июля французы южнее Соммы быстро продвинулись на фронт Биаш (вкл.) — Барлё (искл.) — Эстре (вкл.) — Фукокур; севернее Соммы англичане к этому времени с трудом продвинулись на фронт Овилер — лес Мамец — лес Трон — фер. Фальфемон — фер. Монакю. Таким образом, продвижение к югу от Соммы было гораздо значительнее, чем к северу, где к тому же дальнейшее наступление на восток было затруднительно, пока прорыв не будет расширен на север, чтобы обеспечить атакующие войска от флангового огня.

Ввиду этого ген. Хейг решает 14 июля развить свой успех далее на север и к 17 июля продвигается здесь на линию сел. Малый и Большой Базентен и Лонгеваль, причем далее фронт поворачивался на юг на соединение с французами.

Германцы начали быстро сосредоточивать в угрожаемом направлении свои резерву, прибегнув даже к крайней мере переброски батальонов, составлявших участковые резервы на пассивных фронтах. Это дало им возможность усилить свои войска в районе прорыва к половине июля свыше чем на 11 дивизий, т.е. всего 18 — 19 дивизий; к концу же июля силы их здесь увеличились до 30 дивизий.

Операция при таких условиях, очевидно, должна была принять затяжной характер; она сводилась к истощению живой силы противника, к перегруппировке тяжелой артиллерии и в ближайшие дни не обещала решительных успехов, время для которых было упущено.

С 20 по 25 июля англичане атаковали 17 дивизиями в северном направлении, а французы расширили свой прорыв на юг между Суаекуром и Вермандовиллером; 30 июля союзники произвели новую общую атаку, давшую весьма незначительные результаты; 12-24 августа французы атаковали Морепа также с весьма незначительными результатами.

В конечном итоге всех этих атак союзники занимали к концу августа линию южнее сел. Типваль — Флер — западнее сел. Женши — Гюйемон — восточнее Морепа и западнее Клери. К югу от Соммы фронт остался с 10 июля без изменения, за исключением южного участка, где он от Эстре направился на Вермандовиллер.

Что же представляют собой два первых месяца сражения на Сомме? Неудачу, принимая во внимание собранные здесь силы, а в особенности могущественные технические средства и длительность подготовки. Углубление при таких условиях в неприятельский фронт на 3-8 км иначе как неудачей и нельзя назвать.

И если мы сравним то, что одновременно происходило на западе Европы и на востоке, где русские корпуса пускались у Риги, Барановичей и на Стоходе почти без помощи тяжелой артиллерии и при недостатке снарядов на вооруженных с ног до головы германцев, то неудачи русской армии примут иной колорит, который выделит качества русского бойца на высшую ступень по сравнению с его западными союзниками.

Сомма стала жертвой двуединого управления, жертвой уравнивания фронта по рубежам, вследствие чего французы упустили возможность использовать свой успех первого дня к югу от реки и так и замерзли здесь на этих первых достижениях. Сомма показала, что не найдены были еще основы борьбы при условиях современной техники и позиционной войны, а также способы выхода на маневренный простор, если только действительно союзники предполагали это сделать. Одной техники здесь оказалось мало; необходим был и маневр, которого англо-французы не дали.

В то же время со стороны германцев мы видим четкие приемы оперативной обороны, основанной на контрударах глубоких резервов.

http://xn—-7sbbfcoy5atdmf5qh.xn--p1ai/article/item/82 — цинк

О потерях в битве на Сомме.

ПОТЕРИ В БИТВЕ ПРИ СОММЕ 1916 ГОДА

1 июля 1916 года британские и французские войска начали наступление на германские позиции у реки Сомма. Но наступление захлебнулось в первый же день. Несмотря на это союзники продолжили атаки и прекратили их только в ноябре 1916 года. За продвижение в 9,6 километров было заплачено жизнями тысяч людей.

Самый первый день битвы на Сомме стоил британцам 57 470 человек, включая 19 240 человек убитыми. 7-я дивизия потеряла 3 380 человек, 8-я дивизия — 6 380 человек, 18-я дивизия — 3 115 человек, 21-я дивизия — 4 256 человек, 29-я дивизия — 5 240 человек, 30-я дивизия — 3 011 человек, 32-я дивизия — 3 949 человек, 34-я дивизия — 5 121 человек, 36-я дивизия — 5 104 человек, 46-я дивизия — 2 455 человек, 56-я дивизия — 4 314 человек.

11-12 июля 1916 года британцы атаковали чуть южнее и снова безрезультатно. 38-я дивизия потеряла 190 офицеров 3 803 нижних чинов.
В концу июля 1916 года к атакам подключились австралийские дивизии. 2-я австралийская дивизия к 6 августа 1916 года несколько продвинулась вперед, потеряв 6 800 человек.
Атаки в сентября 1916 года стоили Четвертой британской армии 29 тысяч человек.

Общий итог битвы на Сомме для Четвертой британской армии: 278 125 убитых и раненых при 15 650 захваченных немцев. Резервная (Пятая) армия: 125 531 убитых и раненых, при 17 723 немецких пленных.
Всего битва на Сомме стоила Британии 419 654 человека, включая 131 тысячу убитых. Французы потеряли 204 253 человека. Всего у Антанты — 623 907 человек. Потери немцев оцениваются в диапазоне 450-600 тысяч человек. При потерях Британской империи за войну — 908 371 погибших — битва за Сомму внесла не малый вклад в печальный итог.

Есть данные, что с 1 июля по 19 ноября 1916 года Великобритания потеряла на Сомме 498 тысяч человек, включая 20 тысяч человек умерших от ран. Британцы теряли 2 943 человек в день или три батальона. Каждая британская дивизия потеряла в среднем 8 026 человек. Австралийские дивизии потеряли в среднем 8 960 человек, новозеландские — 8 133, канадские — 6 329 человек.
Германия в 1916 году потеряла более миллиона человек, включая 336 тысяч у Вердена и 460-600 тысяч у Соммы. С учетом боев на Русском фронте, вероятно, на Сомме германцы едва ли потеряли более полумиллиона человек. Франция потеряла на Сомме около 210 тысяч человек.

Таким образом потери воюющих сторон в битве на Сомме достигли 1 миллион 208 тысяч человек.

Источники:

Gilbert Martin The Somme: Heroism and Horror in the First World War — New York, 2006

Hart Peter The Somme — Pegasus book, 2014

Pegler Martin Attack on the Somme — Pen & Sword, 2006

http://www.warconflict.ru/rus/statistika/?action=shwprd&id=1095 — цинк

Но трупами противника заваливали русские.


Британский пехотный батальон во время учений перед наступлением на реке Сомма, начало лета 1916 года.

Британская осадная артиллерия, которая должна была разрушить укрепления немцев на основных направлениях наступления войск Антанты.


Британская артиллерия ведет огонь по немецким позициям, лето 1916 года.


Британская пехота в окопах накануне наступления.


Первый британский танк Mark I на позициях пехоты готовится к наступлению.


британские пехотинцы готовятся подняться из окопов в атаку. На переднем плане фото два британских солдата пытаются примкнуть в своим винтовкам штыки.


Британский пехотный батальон поднимается в атаку.


Наступление британской пехоты на немецкие позиции.

Британская пехота в бою, река Сомма, лето 1916 года.

Британский расчет пулемета Виккерс ведет бой в районе реки Сомма, сентябрь 1916 года.

Немецкая пехотная рота в обороне, осень 1916 года.

Немецкий солдат во время перерыва между боями в районе реки Сомма, начало ноября 1916 года.

Британская пехота на занятых немецких оборонительных позициях, лето 1916 года.

Британский солдат выносит на своих плечах с поля боя своего раненого товарища, конец сентября 1916 года.

Британский санитарный пункт вблизи линии фронта и поступающие с поля боя раненые британские солдаты, лето 1916 года.

Взятые в плен немецкие солдаты в сопровождении британских пехотинцев. На фото видно, как два немецких санитара с повязками с красным крестом несут раненого немецкого бойца, август 1916 года.

Погибшие британские солдаты после ответного артиллерийского обстрела немцев в траншее в районе реки Сомма, начало осени, 1916 год.

Поле боя, лето 1916 года.

Погибшие немецкие солдаты на позиции, занятой британской пехотой, осень, район реки Сомма, 1916 год.

Британские штабные офицеры рассматривают одиночное место погребения британского солдата. Вероятнее всего боец погиб на начальном этапе Битвы на Сомме, когда потери были сравнительно не велики с обеих сторон, так как в самый разгар битвы погибших солдат с обеих сторон хоронили уже в братских могилах, общих ямах и бывших оборонительных рвах и траншеях.

Групповое фото оставшихся в живых после окончания сражения на Сомме британских пехотинцев из состава 3-го батальона Оклендского пехотного полка. На фото некоторые британские солдаты одеты в немецкие шинели и с немецкими трофейными шлемами на головах, конец ноября 1916 года. 

Каждый день уносил пять тысяч, а иногда пятьдесят тысяч человеческих жизней, пожирал запасы, технику, деньги. Все это предрешило исход военных операций на дальних рубежах, как например в Дарданеллах, что в ином случае могло бы привести к скорейшему окончанию войны. После неудач первого месяца воюющие стороны очутились в тупике, определившем вид будущих боев, а также условия мира, суть послевоенного периода и характер Второй Мировой войны.
Люди не в состоянии вести такую колоссальную и мучительную войну без веры в ее окончание, без надежды на лучшее будущее, на то, что будут заложены основы нового мира. Как мираж Парижа поддерживал силы солдат Клюка на марше, видение этого лучшего мира озаряло голые, изрытые снарядами, когда-то зеленые поля и безобразные обрубки тополей, которые еще недавно украшала густая и красивая крона.
Наступления, похожие на бойню, когда сотни и тысячи людей гибли, чтобы захватить десяток метров чужой территории, сменив одну траншею с болотной грязью на другую, оскорбляли здравый смысл и достоинство человека. Каждую осень говорили, что этот ужас кончится к зиме, но наступала весна, а войне по-прежнему не было видно конца; армии и народы сражались лишь с одной надеждой — человечество извлечет из всего этого хороший урок.
Война наконец кончилась, последствия ее были многообразны и бесчисленны, но над всем преобладало одно: разочарование. (с) «Августоские пушки» Барбара Такман

Рекомендуется к просмотру: 

www.stena.ee

Операция на реке Сомме


ХРОНИКА ВОЙНЫ
УЧАСТНИКИ ВОЙНЫ
БИБЛИОТЕКА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
◆ ПРАВИТЕЛИ МИРА
◆ ВОЙНА 1812 ГОДА
◆ ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
◆ ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
◆ ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
◆ РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
◆ ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Операция на реке Сомме

Наступательная операция англо-французских войск против германцев на р. Сомма (Северная Франция) проводилась 1 июля — 18 ноября 1916 года в порядке реализации общего стратегического плана Антанты на 1916 год, согласованного на 2-й (декабрь 1915 года) и 3-й (март 1916 года) межсоюзнических конференциях в Шантильи в целях обеспечения стратегического взаимодействия на различных театрах войны. (См.: История первой мировой войны 1914 —1918. В 2-х. т. Т.2. М., 1975. С. 147-150.)

Первоначальный план операции предусматривал проведение наступления силами трех французских и двух английских армий (64 дивизии) с прорывом германской обороны на фронте протяжением в 70 км. Для обеспечения его успеха намечалось привлечь около 50 % тяжелой артиллерии и до 40% авиации, имевшихся у союзников к тому времени на западноевропейском фронте. Поскольку боеспособность английских войск была еще недостаточно высокой, основная роль в проведении операции отводилась французским армиям. Их 39 дивизий должны были наступать на фронте в 45 км в направлении Перонн, Сен-Кантен, Лаон и разгромить главную группировку германцев в районе Нуайона и р. Эны. Силами англичан предполагалось нанести удар на Бапом, Камбре, Валансьен и поразить противника в районе Арраса и р. Лис.

Операция преследовала решительные цели, но ее проведение затруднялось сложностью организации взаимодействия войск, которые должны были действовать по расходящимся направлениям (французы —на восток, англичане —на север), а также неблагоприятными для наступления условиями холмистой местности. Обилие лесов и оврагов, извилистая и болотистая Сомма сковывали маневр и мешали управлению атакующими соединениями. Однако французы рассчитывали, что наступление на стыке с англичанами позволит им подталкивать последних «действовать с желаемой энергией», а превосходство над противником в силах и средствах обеспечат преодоление отрицательного географического фактора и успех операции. (История первой мировой войны 1914-1918. Т.2. С. 166.)

Ход боевых действий на других участках фронта, в частности, перемоловшая резервы французов Верденская «мясорубка» (см.: История первой мировой войны 1914—1918. Т.2. С. 150-164), заставили французское командование внести в план операции значительные изменения. Количество привлекаемых к ней французских дивизий уменьшалось на 25, а участок их прорыва сокращался в 3 раза (до 15 км). Основные усилия теперь возлагались на англичан, чьи силы и средства оставались прежними.

Согласно новому варианту плана, главный удар наносила 4-я английская армия генерала Г.С. Роулинсона. Она должна была прорвать оборону германцев на фронте в 25 км и, наступая в направлении Бапом-Валансьен, разгромить их 4-ю и 6-ю армии. Обеспечение ее действий с запада возлагалось на 3-ю английскую армию генерала Э.Г. Алленби. 6-я французская армия генерала М.Э. Файоля прорывала оборону противника по обе стороны р. Соммы и содействовала успеху 4-й армии англичан с востока.

С выходом на оперативный простор предусматривался ввод в сражение кавалерийских дивизий обеих союзных армий, а также, для разгрома германцев в районе Нуайона, подключение 10-й французской армии генерала Мишле.

Таким образом, в окончательном варианте прорыв предполагалось осуществить силами двух армий (4-й английской и 6-й французской), которые к началу операции имели в своем составе 32 пехотных и 6 кавалерийских дивизий, 2189 орудий, 1160 минометов и 350 самолетов. (См.: История военного искусства. Учебник. В 3-х кн. Кн. 1. М., 1961. С. 144.)

Несмотря на почти двойное сокращение сил и средств, первоначально предназначавшихся для наступления, и значительное сужение участка прорыва (до 40 км), далеко идущие цели операции не претерпели изменений. Она, как и было предусмотрено ранее, должна была проводиться в двух расходящихся направлениях, что свидетельствовало о наличии у союзников разногласий во взглядах на ее цели.

Замысел операции основывался на опыте кампаний 1915 года и заключался в прямолинейном и методическом прорыве обороны противника путем последовательного захвата одного рубежа за другим вплоть до выхода наступающих войск на оперативный простор. Артиллерия должна была прокладывать путь пехоте, а последняя — продвигаться строго по разработанному графику с остановками на «рубежах выравнивания». (См.: Вержховский Д.В. Первая мировая война 1914— 1918 гг. М., 1954. С. 67.)

В полосе, намеченной союзниками для прорыва, оборонялась 2-я германская армия генерала К. фон Бюлова. Ее оборона укреплялась около двух лет, была глубоко эшелонирована и тщательно приспособлена к местности. Она состояла из трех основных и одной промежуточной позиций. Первая позиция прикрывалась с фронта двумя полосами проволочных заграждений, имела глубину до 1 км и включала три линии сплошных траншей, систему опорных пунктов, развитую сеть ходов сообщения и укрытий, в том числе и из бетона. Вторая позиция проходила в 3—4 км за первой, она также имела 1—2 линии траншей и систему опорных пунктов. Между первой и второй позициями проходила промежуточная позиция, а в 2—3 км за второй — третья. Последняя была подготовлена лишь на отдельных наиболее важных направлениях. По северному берегу Соммы и вдоль шоссе Альбер-Бапом находились отсечные позиции. Общая глубина обороны достигала 7—8 км. Пехотная дивизия оборонялась на участке от 4 до 8 км. Оборона дивизий и корпусов строилась на прочном удержании первой позиции с помощью огня, контратак и контрударов из глубины. Корпусные резервы 2-й немецкой армии размещались в районе третьей позиции.

Всего в полосе наступления англичан и французов к началу операции находилось восемь германских дивизий, 672 орудия, 300 минометов и 114 самолетов. (См.: История военного искусства. Кн. 1. С. 144.) Союзники превосходили германцев в пехоте более чем в 4,6, в артиллерии —в 2,7 и в авиации почти в 3 раза. (См.: История первой мировой войны 1914—1918. Т. 2. С. 173.) Свое наступление они подготавливали около пяти месяцев с невиданным до этого размахом. В полосе наступления от тыла к фронту было проложено до 250 км нормальных и 500 км узкоколейных железных дорог, оборудовано 6 аэродромов, сооружено 150 бетонированных площадок для артиллерии особой мощности, построена водопроводная сеть, развернуто 13 эвакогоспиталей. Французы заготовили до 6 млн 75-мм снарядов и 2 млн снарядов для тяжелой артиллерии. Общие запасы снарядов для траншейных мортир составили 400 тысяч. (См.: Зайончковский А.М. Мировая война 1914-1918 гг. Изд. 3-е. В 3 т. Т.2. М., 1938. С. 70.)

Тщательной была и тактическая подготовка. Предназначенные для участия в операции войска были пропущены через специальные учебные лагеря. Они обучались ведению методической атаки, отрабатывали приемы ближнего боя, порядок взаимодействия. (См.: История первой мировой войны 1914—1916. Т.2. С. 170—171.)

Германский генеральный штаб знал о подготовке операции, однако преуменьшал возможности союзников по ее проведению. Его начальник, генерал Э. Фалькенгайн, полагал, что англичане не способны одни вести большое наступление, а французы так истощены под Верденом, что не смогут принять в нем активного участия.

Артиллерийская подготовка операции началась 24 июня и продолжалась 7 дней. Она была необычайно мощной и имела характер последовательного разрушения германской обороны на всю глубину воздействия артиллерийского огня. Только французская артиллерия израсходовала за это время 2,5 млн снарядов, перевозка которых потребовала 37 товарных поездов по 30 вагонов в каждом. На погонный метр фронта приходилось почти по тонне металла. (См.: Вержховский Д.В. Первая мироваявойна1914—1918 гг. С. 67.)

Германское командование начало спешно усиливать 2-ю армию пехотой (3 дивизии) и тяжелой артиллерией (30 батарей), но изменить ситуацию в свою пользу уже не смогло. 1 июля утром союзники пошли в атаку. Французская пехота двигалась за огневым валом своей артиллерии. Англичане атаковали при содействии огня батарей по отдельным целям. Урон, нанесенный германцам артиллерийским огнем, был велик, но успех атаки союзников южнее и севернее Соммы оказался неодинаков, 4-я английская армия только двумя правофланговыми корпусами смогла вклиниться в германскую оборону и занять ее первую позицию. Атака остальных трех ее корпусов и одного корпуса 3-й армии была отражена с огромными потерями для наступающих, поскольку она не была внезапной и велась в плотных боевых порядках. 2 июля английский главнокомандующий, генерал Э. Хейг, внес коррективы в план наступления, ограничив его фронт тремя корпусами.

Два остальных корпуса были переподчинены штабу резервной армии генерала Гафа и получили пассивнооборонительные задачи. 3 июля англичане завязали бои за промежуточную позицию.

В полосе 6-й французской армии, где германцы не ожидали атаки, успех был более значительным. Южнее Соммы два корпуса этой армии за два дня боев взяли две сильно укрепленные позиции и ряд населенных пунктов. Севернее Соммы, на стыке с англичанами, 20-й корпус французов за два часа захватил первую позицию, но затем, связанный графиком атаки с армией Роулинсона, из-за ее неудач прекратил наступление. Возникшей паузой воспользовалось германское командование. За 4—5 июля армия фон Бюлова получила еще пять свежих дивизий, которые заменили разгромленные соединения и организовали новый рубеж обороны. Попытки союзников развить тактический успех в оперативный оказались запоздавшими. Наступление приостановилось.

К 8—9 июля состав 2-й германской армии возрос еще на 11 дивизий и 42 батареи (в том числе 27 тяжелых). Превосходство союзников в силах сократилось с 3,8 до 1,6 раз, и сопротивление германцев возросло. Операция приняла затяжной характер, борьба пошла на истощение. Союзники проводили многочисленные разрозненные атаки в целях улучшения положения своих армий и расширения прорыва в стороны флангов и в глубину. Германцы, наращивая сопротивление, мощными контратаками резервов ликвидировали или локализовали их частные успехи. 19 июля они реорганизовали управление обороняющейся группировкой, разделив свою 2-ю армию на две: 1-ю — генерала фон Бюлова, объединившую действия дивизий севернее Соммы, и 2-ю — генерала М. Гальвица, которая действовала южнее Соммы. За два месяца боев англичане Потеряли около 200 тысяч, французы — более 80 тысяч, а германцы — свыше 200 тысяч человек и вынуждены были отказаться от наступления под Верденом. (См.: История первой мировой войны 1914—1918. Т.2. С. 178.) 29 августа Фалькенгайн был снят со своего поста. Начальником германского генерального штаба стал Гинденбург.

В сентябре-октябре операция на Сомме приобрела еще более широкий размах. Со стороны англичан к ней была привлечена резервная (впоследствии 5-я) армия генерала Гафа и новое средство борьбы — танки, французы ввели в сражение 10-ю армию генерала Мишле. Действия союзников приобрели более согласованный характер. 3 сентября они предприняли объединенную атаку силами четырех армий (58 дивизий) для захвата высот между реками Соммой и Анкром. К этому времени германцы нарастили оборону в глубину и довели свою группировку до 40 дивизий. (См.: Зайончковский А.М. Мировая война 1914—1918 гг. Т.2. С. 96.) К уже оборонявшимся войскам была добавлена еще одна армия (6-я). Новую группу армий возглавил кронпринц Баварский Руппрехт.

Новая серия атак принесла успех англичанам и французам. К 12 сентября они достигли третьей позиции германцев, а в полосе 6-й французской армии прорвали ее. Однако развить успех было нечем. Французская пехота к этому времени уже выдохлась. 13 сентября германцы закрыли брешь и не позволили союзникам выйти на оперативный простор.

15 сентября англичане провели большую атаку, впервые применив танки. Танки были еще несовершенны, тихоходны и громоздки, а их экипажи — сл^бо подготовлены. Из выступивших в ночной марш к фронту 49 машин на исходное положение выдвинулось 32, а в поддержке атаки пехоты приняло участие лишь 18. Но и этого их количества оказалось достаточно, чтобы повлиять на ход боевых действий. С помощью танков англичане на фронте в 10 км за пять часов продвинулись вперед на 4—5 км. (См.: Вержховский Д.В. Первая мировая война 1914—1918 гг. С. 68—69.) Психологическую атмосферу атаки с применением танков воссоздал в своем стихотворении «Атака» английский поэт, участник первой мировой войны, Зигфрид Сэссун:

Массивный, серо-дымчатый мираж —
Таков в крови рассвета горный кряж.
Опасно иссечен скалистый склон,
Куда попал на карте карандаш,
Куда за танком танк, носами в ров.
Прямой наводкой бьют, создав заслон.
Оружьем всех мастей нагружена,
На проволоку, в орудийный рев,
Пехота прет вперед.
Отражена На лицах лишь растерянность.
Беги на смерть, спеши на смерть, на смерть ползи…
Грохочет пульс, скрежещет сталь, в грязи
Надежда тонет… Боже, помоги?

(Английская поэзия в русских переводах. XX век. М., 1984. С. 217.)

В последних числах сентября последовала новая совместная атака англичан и французов. В результате боев 25—27 октября они наконец-то овладели господствовавшими над местностью высотами между Соммой и Анкром, но это был последний их значительный успех. Окончательно прорвать оборону германцев и перейти к маневренной войне им так и не удалось. В октябре последовал еще ряд частных атак, а в середине ноября из-за истощения ресурсов и плохой погоды боевые действия были прекращены.

Операция на Сомме продолжалась 4,5 месяца и была одной из самых крупных в ходе всей войны. С обеих сторон в ней участвовало 150 дивизий, около 10 тысяч орудий, 1 тысяча самолетов и много другой техники. Союзникам не удалось одержать победы над германцами, прорвать их фронт. Они лишь вдавились в германскую оборону на фронте в 35 км и в глубину до 10 км. Ценой огромных потерь была отвоевана территория в 240 кв. км. Французы потеряли 341 тысячу, англичане —453 тысячи, германцы —538 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. (См.: История первой мировой войны 1914—1918. Т.2. С. 182.) В некоторых источниках называются другие цифры этих потерь, но они ненамного отличаются от приведенных. (См., напр.: Харботл. Битвы мировой истории. М., 1993. С. 428.)

Битва на Сомме показала полное военное и экономическое превосходство Антанты. В ходе этой операции, а также тесно связанного с ней наступления русского Юго-Западного фронта, вырвана стратегическая инициатива из рук Германии. Сражение оказалось предвестником ее окончательного поражения в войне. Однако эта операция союзников вскрыла несостоятельность теории прорыва позиционного фронта посредством удара в одном месте и методических атак. Своевременный отказ от этой теории А.А. Брусиловым при подготовке наступательной операции Юго-Западного фронта принес ему успех. (См. Брусилов А.А. Мои воспоминания. М„ 1983. С. 183—186.) Англичане и французы, начавшие свою операцию на 26 дней позже русских, не сумели воспользоваться их опытом и не смогли добиться решительного успеха.

Использованы материалы книги: «Сто великий битв», М. «Вече», 2002


Литература:

1. История военного искусства/Под общ. ред П.А. Ротмистрова. — М., 1963.-Т. 1.-С. 316-320.

2. История первой мировой войны. 1914—1918. В 2-х т. / Под ред. И.И. Ростунова. — М., 1975. — Т.2. — С. 75.

3. Первая мировая война в описаниях русских военачальников / P.M. Португальский, П.Д. Алексеев, В.А. Рунов. — М., 1994.

4. Советская военная энциклопедия: В 8-й т. / Гл. ред. комис. Н.В. Огарков (пред.) и др. — М., 1979. — Т.7. — С. 443—444.

5. Строков А.А. История военного искусства. — СПб., 1995. — Т.5. — с. 443-450.

 

 

1914ww.ru

Ход и последствия битвы на Сомме

Битва на Сомме стала одной крупнейших, и, наверное, самой кровопролитной битвой Великой войны. Всего за 4 месяца потери обеих сторон в ней составили более миллиона погибшими, ранеными и пропавшими без вести. Также она вошла в историю благодаря первому опыту применения танков, ставших, своего рода главным оружием XX века. Но главной отличительной особенностью Битвы на Сомме можно назвать ее абсолютную предсказуемость: германский Генеральный штаб буквально досконально знал, когда и на каком участке англо-французские войска пойдут на прорыв, а последние, зная расположение немцев, упорно пытались идти вперед.

Именно это и определило ее практический итог, вернее, почти полное его отсутствие: ни одна из сторон не могла назвать себя победителем или побежденным. Вроде как наступавшие союзники по Антанте (хотя, надо признать, что периодически им также приходилось и обороняться) смогли продвинуться не более чем на 10 км — расстояние смехотворное даже по европейским масштабам.

Тем не менее, именно Битва на Сомме в сочетании с начавшимся чуть ранее сражением под Верденом предопределила стратегическое поражение Германии, которая в кольце фронтов оказалась уже не в состоянии противостоять экономической мощи Антанты в затянувшейся войне на износ.

Полгода на подготовку

Решение о скоординированном наступлении во Франции армий западных союзников по Антанте было принято на военной конференции союзных держав в Шантильи в декабре 1915 года. Первоначальный план предусматривал нанесение удара силами трех французских и двух английских армий — всего 64 дивизий. Намеченный к прорыву сектор германского фронта был определен в 70 км. В целом в наступательной операции должны были использоваться колоссальные средства — около 50% тяжелой артиллерии и до 40% авиации из имевшихся к тому времени у Антанты на Западном фронте.

Операция на Сомме планировалась как фронтальное сражение при определяющем значении огневой мощи: основным фактором прорыва германской обороны должна была выступать тяжелая артиллерия. Пехота союзников должна была следовать за «огневым валом», последовательно захватывая один рубеж немецкой обороны за другим. Концептуально идея наступления союзников на Сомме полностью соответствовала, таким образом, немецкой идее последовательного штурма Верденского оборонительного рубежа.

Немецкие атаки на Верден, начавшиеся в феврале 1916 года, заставили командование союзников по Антанте существенно скорректировать силы и средства, предполагавшиеся задействовать на Сомме. Начальник Генерального штаба Германии Эрих фон Фалькенхайн отмечал в своих воспоминаниях: «Около 90 французских дивизий, т.е. около 2/3 общей вооруженной силы Франции, были перемолоты на мельнице Вердена». Далее фон Фалькенхайн подчеркивает, что соотношение потерь французских вооруженных сил к потерям в германской армии относились как 5:2,25, т.е. немецкая военная машина действовала как минимум на 50% эффективнее. Некоторые современные исследователи опровергают абсолютные цифры в этом анализе бывшего начальника германского Генштаба, соглашаясь, однако, с тем, что боевая результативность действий германской армии действительно была выше.

Позиция 400-милиметровой французской пушки. Фото: Imperial War Museums

Кровавая «мясорубка» Вердена сказалась, бесспорно, на том, что стратегическое планирование и оперативное командование на Сомме французы вынуждены были уступить англичанам. Вместо первоначально планировавшихся трех армий, французы смогли развернуть на Сомме только одну — 6-ю армию генерала Эмиля-Мари Файоля (18 дивизий), которая должна была наносить вспомогательный удар. Хотя общее командование операцией на Сомме формально осуществлял французский маршал Фердинад Фош, фактически значительную часть оперативных полномочий взял на себя британский генерал Дуглас Хейг, командующий Британским экспедиционным корпусом во Франции.

По новому плану главный удар и, следовательно, оперативное командование в секторе прорыва должен был осуществлять командующий английской 4-й армией, генерал Генри Роулинсон (16 дивизий). Британцы планировали прорвать оборону немцев на участке в 25 км (из общего сектора атаки в 40 км), а затем, наступая на Бапом-Валансьен, разгромить немецкие 4-ю и 6-ю армии. Западный фланг армии Роулинсона должны были обеспечивать две дивизии английской 3-й армии генерала Э.Г. Алленби. Французская 6-я армия наступала, соответственно, на правом (восточном) фланге.

Союзники предполагали, что с выходом на оперативный простор в прорыв будут введены кавалерийские дивизии главных наступающих армий. В случае общего успеха операции планировалось усилить наступательный натиск дополнительной атакой французской 10-й армии генерала Мишле в районе Нуайона.

Русский генерал (впоследствии ставший советским военным теоретиком) А.М. Зайончковский в своем обзорном труде по истории Первой мировой войны подчеркивал беспрецедентный размах подготовки наступательной операции на Сомме, скрыть который от немецкой разведки было невозможно. В полосе наступления к фронту было проложено около 750 км железной дороги (включая узкоколейные пути), оборудовано 6 аэродромов, сооружено 150 бетонированных площадок для артиллерии большой мощности, развернуто 13 полевых госпиталей. Боезапас для полевой артиллерии был доведен до 6 млн снарядов, для артиллерии крупных калибров — 2 млн снарядов. Общие запасы снарядов для траншейных мортир в полосе прорыва насчитывали 400 тысяч выстрелов. К началу битвы англо-французские армии располагали значительными средствами — 2 189 орудий, 1 160 минометов и 350 самолетов.

Германские силы в полосе наступления англо-французских армий обладали существенно меньшим потенциалом: общее число артиллерийских орудий едва достигало 672, имелось только 300 минометов и 114 самолетов. Живая сила в секторе атаки составляла всего 8 дивизий.

Таким образом, западные союзники по Антанте превосходили германские войска в пехоте более чем в 4,6 раз, в артиллерии — в 2,7 и в авиации почти в 3 раза.

Наступление англо-французских войск планировалось на участке фронта, который с немецкой стороны контролировала 2-я армия генерала Фрица фон Белова. Впоследствии, во вторую фазу битвы общее командование в секторе англо-французского прорыва осуществлял баварский кронпринц Рупрехт Виттельсбах, опытнейший боевой генерал и крупный военный теоретик.

Атака британских солдат. Фото: Imperial War Museums

Германский фронт укреплялся около двух лет с немецкой основательностью — все оружейные и пулеметные площадки были хорошо «привязаны» к местности и тщательно замаскированы. Рубеж обороны состоял из трех линий, расположенных в глубину на 7-8 км. Полевые фортификации включали проволочные заграждения, защищенные артиллерийские позиции, глубокие блиндажи (до 10 метров), долговременные укрытия из железобетона.

«Невероятно плотный огонь»

Англо-французские войска начали артиллерийскую подготовку сектора атаки 24 (по иным данным — 22) июня и продолжали ее вплоть до начала операции 1 июля 1916 года.

Главный удар наносила английская 4-я армия, устремившаяся на врага по обоим берегам реки Анкр. Английские войска, составленные в основном из добровольцев, отличал высокий боевой дух, но в реальных сражениях они участвовали мало. Британские артиллерийские расчеты были слабо подготовлены и не сумели обеспечить должную интенсивность «огневого вала» перед идущей вперед пехотой. Атакующий «коктейль» из непреклонной воли к борьбе, боевой неопытности и плохой стрельбы артиллерии привел в итоге к печальным последствиям.

Британские солдаты наступали густыми цепями и не ложились под винтовочно-пулеметным огнем, их атаки следовали безостановочно одна за другой, причем, без малейшего результата — точный, массированный огонь немецких пулеметчиков выкашивал наступающих еще на дальних подступах к траншеям. «Германские войска исключительно целесообразно разместили свои пулеметные гнезда, — вспоминал позднее генерал (впоследствии фельдмаршал) Дуглас Хейг, — о наличии большинства пулеметов противника фронтовая разведка союзных армий даже не подозревала. Немецкие пулеметы, сохраненные от наших снарядов, обеспечили невероятно плотный огонь». Интенсивность немецкого огня была просто невероятной: стволы германских пулеметов от беспрерывных очередей раскалялись докрасна и подчас выходили из строя.

Итог первого дня наступления стал для британской армии неутешительным: практически везде дивизии «Туманного Альбиона» были отбиты с большими для них потерями. Только на своем правом крыле, по соседству с более удачливыми французами, англичанам удалось захватить несколько передовых укреплений. Страшны были и потери: только за один день британцы потеряли 21 тысячу солдат убитыми и пропавшими без вести, а 35 тысяч бойцов были ранены.

Лагерь индийских кавалеристов. Фото: Imperial War Museums

Эффективность немецкой обороны может проиллюстрировать следующий факт: германский 180-й пехотный полк потерял 1 июля 1916 года только около 200 человек из 3000 списочного состава. За этот же день британская 4-я дивизия, атаковавшая позиции этого полка, лишилась 5121 бойца из 12 тысяч. Некоторые английские военные соединения, как, например, 1-й Ньюфаундленский полк, к вечеру 1 июля фактически перестали существовать.

Немецкие потери в первый день битвы были относительно невелики — около 6 тысяч человек (преимущественно от огня французской артиллерии), что составило одну десятую от общих потерь британской армии.

Французское наступление на Сомме благодаря гораздо лучшей координации действий пехоты и артиллерии складывалось удачнее, но и оно, тем не менее, не впечатляло. На фронте протяженностью 10 км французские части вклинились в немецкую оборону на 2-3 км. На следующий день на южном берегу Соммы французы углубили прорыв до 6-8 км, захватив местами две линии германской обороны. Дивизиям французского 35-го корпуса удалось занять важный пункт германской обороны — местечко Барлё. Однако генерал Файоль, не желая ломать линейность англо-французского фронта и утвержденный график наступления, отдал приказ оставить Барлё. Впоследствии, когда немцы перебросили на Сомму свежие дивизии, французам пришлось горько сожалеть об этом опрометчивом решении. В июле-октябре 1916 года, вновь штурмуя Барлё, но на сей раз безрезультатно, французские войска потеряли несколько тысяч солдат.

В целом, стратегическая битва на Сомме, задуманная первоначально как мощный удар с решительными результатами, сразу же стала вырождаться в свою противоположность. В мировой военной истории «Сомма» стала синонимом затяжного и очень кровопролитного сражения на измор. В этой битве оперативно-тактическое мастерство германских войск могло только значительно отдалить финальную для Германии развязку, но изменить роковую «линию судьбы», увы, было не в силах. В первом в мировой истории глобальном вооруженном конфликте главенствующее значение приобретали совокупная экономическая мощь и способность к наращиванию оборонных производств. В этом состязании, в отличие от борьбы на поле боя, страны Антанты, опирающиеся на огромный промышленный потенциал США, неминуемо должны были победить де-факто одинокую Германию.

В дело вступают танки

Первые дни битвы воочию показали эффективность германской военной машины: уже к 5 июля немцы сумели перебросить на Сомму пять полносоставных дивизий! Одна дивизия за сутки — этот темп переброски войск вплоть до Второй мировой войны оставался своеобразным эталоном мобильности крупных войсковых соединений.

К 9 июля состав германской 2-й армии возрос еще на 11 дивизий и 42 артиллерийские батареи (из них 27 крупнокалиберных). Это сразу же изменило общую ситуацию в секторе прорыва: превосходство союзников по Антанте сократилось с 3,8 до 1,6 раз, что тут же почувствовали солдаты объединенной англо-французской группировки.

Танк Mark I, 15 сентября 1916 года. Фото: Imperial War Museums

Для более гибкого оперативно-тактического управления войсками немцы разделили армейскую группировку генерала Фрица фон Белова на две части. Северная часть, сформированная дивизиями, дислоцированными севернее линии Сомма, стала 1-й армией под командованием фон Белова. Дивизии, сражавшиеся южнее Соммы, объединили во 2-ю армию под командованием опытного генерала Макса фон Гальвица.

В результате англо-французские союзники вынуждены были привлечь к наступательным действиям те резервные войска, которые первоначально планировали выводить на оперативный простор после прорыва германского фронта. В сражение вступила английская 5-я армия генерала Гафа и французская 10-я армия генерала Мишле.

Усилить свой оборонительный потенциал попытались и немцы, перебросив на рубеж Соммы 6-ю армию и создав оперативное командование «Кронпринц Рупрехт», которое возглавил генерал-фельдмаршал, кронпринц Рупрехт Виттельсбах.

К 12 сентября 1916 года англо-французские войска достигли, наконец-то, третьей линии оборонительного рубежа немцев, а в полосе французской 6-й армии сумели даже прорвать ее. Казалось бы, выход на оперативный простор армий союзников становился неминуем, однако германское командование вновь доказало свою высочайшую компетентность. 13 сентября мощными согласованными контрударами с севера и юга немцы стремительно закрыли образовавшуюся брешь и восстановили целостность рубежа обороны.

Крайне неудовлетворительные темпы наступления побудили командование союзников задействовать принципиально новое средство борьбы — танки. 15 сентября англичане впервые в истории предприняли массированную атаку бронированных машин. Несовершенство двигателей и механических трансмиссий не позволило задействовать в атаке все имеющиеся 50 танков, однако и тех 18 машин, которые сумели выдвинуться на поле боя, оказалось достаточно, чтобы прорвать немецкую оборону. На фронте в 10 км за пять часов английские войска, в наступающих порядках которых двигались танки, сумели продвинуться вперед на 4-5 км. Для условий позиционной борьбы это было, конечно, большим достижением. Общая ситуация на фронте у Соммы становилась для германского командования все более неблагоприятной.

«Борьба на измор складывалась на Сомме в особенно выгодных для Антанты условиях, — отмечал русский генерал и военный теоретик А.А. Свечин, — двойное превосходство в артиллерии, превосходство в воздушных силах, превосходство в быстрой смене утомленной пехоты свежими частями — все это позволяло причинять немцам большие потери и медленно, но неуклонно продвигать линию фронта вперед». Хотя германские войска оборонялись очень стойко.

Местечко Комбль, например, немецкие солдаты успешно обороняли больше месяца, причем последние две недели сражались практически в полном окружении. Накануне финального штурма французы 24 часа засыпали этот пункт газовыми снарядами. Когда 25 сентября французские части поднялись, наконец-то, на развалины Комбля, брать в плен оказалось практически некого — немецкие солдаты погибли в траншеях, но не отступили и не вывесили белый флаг.

К октябрю 1916 года, прекратив наступление на Верден, германское командование смогло значительно усилить на Сомме свою крупнокалиберную артиллерию. Тем не менее, медленно «выгрызая» немецкую оборону, англо-французские союзники 25-27 октября сумели овладеть господствующими над местностью высотами между Соммой и Анкром. Однако на сколько-нибудь значительное дальнейшее развитие успеха сил у союзников по Антанте уже не осталось — наступательный порыв войск и свежие резервы были практически исчерпаны.

Разгром австро-германскими войсками союзной Румынии и взятие Бухареста генералом Августом фон Макензеном заставили союзников «через силу» продолжать атаки на Сомме вплоть до половины ноября. Командование Антанты рассчитывало, что продолжение здесь активной фазы борьбы не позволит германскому Генштабу перебрасывать войска с Соммы в Румынию и в Карпаты (против русского Юго-Западного фронта). Однако германское командование, хорошо понимая, что англо-французское наступление выдыхается, все же снимало из-под Вердена и у Соммы некоторые резервные дивизии и отправляло их на восток. Во второй половине ноября из-за истощения боевых ресурсов и осенней плохой погоды все наступательные действия союзников на Сомме были прекращены.

Мрачные итоги

Битва на Сомме, планировавшаяся как операция стратегического масштаба, на деле трансформировалась в ожесточенную длительную борьбу оперативного значения. Стратегические последствия этого англо-французского наступления могут рассматриваться только в контексте общей борьбы союзников по Антанте под Верденом, в ходе русского Луцкого прорыва, более известного как Брусиловский, и сражений в Румынии.

Совокупный итог военных действий Германии в 1916 году свидетельствовал, что ее вооруженные силы могли бы легко уничтожить любого противника на западе и востоке от границ рейха, но только по отдельности. Борьба же с объединенными военными силами Антанты в Западной и Восточной Европе должна была привести Германию, сжатую в огненном кольце фронтов, к неминуемому поражению.

Немецкий солдат в разрушенном Перонне. Фото: Imperial War Museums

Территориальный итог битвы на Сомме в сущности ничтожен: за 4 с половиной месяца кровопролитных боев англо-французские войска сумели продвинуться на 10 км в глубину фронта общей протяженностью в 35 км! Но куда более весомыми оказались ее военно-демографические результаты: Сомма, так же, как и Верден, уничтожала цвет немецкого и французского народов — лучшие призывные контингенты начального периода Великой войны. Потери англичан, хотя численно весьма существенные, меньше сказались на этносоциальном потенциале Великобритании — как ввиду относительно меньших совокупных потерь британской экспедиционной армии, так и ввиду многонациональности британских вооруженных сил.

Французы потеряли под Соммой около 341 тысячи человек, британцы — более 453 тысяч, причем средние потери 51 британской дивизии, участвовавших в битве, достигли 80%. Общие германские потери оцениваются в 465-538 тысяч человек (по разным методикам подсчета), причем безвозвратные потери немцев (убитыми и раненными) превысили 164 тысячи человек. Значительные демографические потери германской армии под Верденом и на Сомме, которые не могли быть в полной мере компенсированы новыми этапами мобилизации, в конечном итоге побудили германский Генштаб начать в 1917 году отвод войск на новый рубеж — на так называемую Линию Гинденбурга.

Автор — доктор исторических наук

rusplt.ru

ход сражения и его итоги

К 1916 году позиционная война на французском театре военных действий затянулась на слишком долгий период. Уже много месяцев солдаты противоборствующих армий не могли продвинуться ни на километр.

Подготовка

Союзники в лице британцев и французов договорились между собой о сплоченном наступлении. Основная роль была уготована республиканским частям, тогда как англичане обязались выполнять функции поддержки. Это была битва на Сомме, которая стала одним из самых кровопролитных сражений войны.

Согласно плану, союзники Антанты должны были атаковать сразу на трех фронтах: российском, итальянском и французском. Основные моменты обсуждались в декабре 1915 года в городе Шантийи в Пикардии. Итальянцы и русские собирались начать свои операции в июне, тогда как на Сомме наступление назначено было на 1 июля.

Участниками стали пять армий: три французские и две английские. Однако битва на Сомме пошла совсем не так, как планировалось, когда огромное количество солдат сгинуло при Вердене (около 160 тысяч). Фронт, на котором организовывалось наступление, имел ширину в 40 километров. На этом участке командовали генералы Роулинсон и Файоль. Общее руководство осуществлял Фердинанд Фош. Германской обороной занимался Фриц фон Белов.

Еще на стадии планирования стало ясно, что битва на Сомме будет длительным и напряженным сражением, требующим использования всех доступных ресурсов. Регион был изрыт множеством рубежей и окопов. Командование рассчитывало, что сначала артиллерия будет опустошать каждую линию, после чего ее займет пехота. Так должно было повторяться, пока не падет последний редут.

Начало наступления

Первоначально позиции немцев должны были быть обстреляны артиллерией. Эта подготовка началась еще до широкомасштабного наступления 24 июня. Целую неделю редуты и укрепления германской армии методично уничтожались, чтобы открыть путь пехоте на беззащитные позиции противника. Страдали и орудия. Из строя было выведено около половины боеспособных единиц.

Как и было рассчитано, пехота двинулась в путь 1 июля. В первый день погибло как минимум 20 тысяч английских солдат, в том числе служащие экспедиционных корпусов из колоний империи. На правом фланге удалось взять позиции противника, тогда как на левом такая же попытка провалилась и закончилась большим числом безвозвратных потерь. Некоторые французские части на этом фоне продвинулись слишком далеко и оказались под угрозой окружения и появления «котла». Поэтому Файоль дал приказ своим солдатам несколько отступить и позволить союзникам догнать их.

Позиционное сражение

Наступление оставалось крайне медленным, что вообще было особенностью всей Первой мировой войны. Каждый километр давался ценой большого числа жертв. Иногда солдаты возвращались в места, где еще год назад были убиты и оставлены их предшественники. Довоенная граница Франции, Бельгии и Германии превратилась в кладбище.

К июлю ни одна из сторон не смогла достичь стратегического успеха. Поэтому битва на Сомме втягивала в себя все новые дивизии, перебрасываемые с других фронтов. Вскоре немцы почувствовали дефицит сил, так как параллельно с событиями в Западной Европе развивалось Брусиловское наступление русской армии на востоке. Там целью атаки стала Австрия, и Германии пришлось передать ей на помощь множество солдат и техники, чтобы не встретить в своем мирном тылу дивизии Николая II.

Истощение немцев

К сентябрю война на истощение обернулась для немцев тем, что им пришлось приостановить все свои наступательные действия в борьбе с британцами и французами. Это был важный поворот в ходе событий, которому способствовала битва на Сомме. Итог такого решения был очевиден: Антанта решилась повторить крупномасштабное июльское наступление.

Математически две стороны конфликта были представлены 58 и 40 дивизиями не в пользу немцев. Для того чтобы поднять боевой дух уставших солдат, в армию прибыл наследник баварского королевства Рупрехт. Англичане же ответили тем, что впервые в истории применили в бою танки. Это была модель Mark V, обладавшая пулеметами и пушками (в зависимости от комплектации). Машина была недоработанной, уязвимой и малоэффективной. Однако она совершенно деморализовала немцев, понятия не имевших, что им готовит битва на Сомме. Дата сражения растянулась на четыре месяца (1 июля – 18 ноября).

Итоги

Поздней осенью англичане и французы продвинулись на 37 километров, после чего закончилась битва на Сомме. Кратко и отрывочно продолжались стычки. Фронт замер в очередном ожидании. Время показало, что потери обескровили Германию и предоставили Антанте стратегическую инициативу на последнем этапе войны. Бесценный опыт сотрудничества позволил штабам Великобритании и Франции эффективнее координировать свои действия в будущих операциях.

Союзники потеряли при наступлении около 146 тысяч человек убитыми и 450 тысяч ранеными. Изувеченные оставались инвалидами на всю жизнь, а все из-за новых видов оружия, например, минометов. Немцы оставили на поле боя 164 тысячи погибших, а также 300 тысяч попало в лазареты.

fb.ru

Битва на Сомме — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Битва на Сомме
Основной конфликт: Западный фронт Первой мировой войны

Битва на Сомме 1 июля — 18 ноября 1916
Дата

1 июля — 18 ноября 1916 года

Место

Река Сомма, северная и центральная часть департамента Сомма, юго-восточная часть департамента Па-де-Кале

Итог

Войскам Антанты не удалось развить первоначальный успех

Противники
Командующие
Силы сторон
13 британских и 11 французских дивизий (1 июля)
51 британская и 48 французских дивизий (июль — ноябрь)
10½ дивизий (1 июля)
50 дивизий (июль — ноябрь)
Потери
Французы — 204 253 человек, британцы — 419 654 человека, всего 623 907 человек, из них убитыми и без вести пропавшими — 146 431 человек Более 465 000 человек, из них убитыми и пропавшими без вести — 122 025 человек

Координаты: 50°01′ с. ш. 2°41′ в. д. / 50.017° с. ш. 2.683° в. д. / 50.017; 2.683 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=50.017&mlon=2.683&zoom=14 (O)] (Я)

Битва на Сомме (англ. Battle of the Somme, фр. Bataille de la Somme, нем. Schlacht an der Somme) — битва на французском театре Первой мировой войны армий Британской империи и Французской республики против Германской империи. Состоялась с 1 июля по 18 ноября 1916 года на обоих берегах реки Сомма. Битва при Сомме — одна из крупнейших битв в ходе Первой мировой войны, в которой было убито и ранено более 1 000 000 человек, что делает её одной из самых кровопролитных битв в истории человечества.

Наступление французско-британских армий было запланировано на межсоюзнической конференции в Шантийи в декабре 1915 года. Союзники договорились о скоординированном по срокам и целям наступлении против Центральных держав летом 1916 года французской, русской, британской и итальянской армий. Основную роль в наступлении на Сомме играли части британского экспедиционного корпуса[en], на южном фланге наступление поддерживали французы[1].

Битва показала важность военно-воздушных сил. Впервые в мире на Сомме были применены танки. Несмотря на их техническую слабость и тактические ошибки в применении, результат был впечатляющим и показал перспективность этого вида оружия.

Германская оборона была продавлена на фронте 35 км и в глубину до 10 км. Германии пришлось создавать новую линию обороны. Стратегическая инициатива полностью перешла от Центральных держав к Антанте. Германские потери на Сомме и под Верденом сказались на моральном духе и боеспособности германской армии и имели неблагоприятные для правительства Германии политические последствия.

Планирование и подготовка операции

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Операция на реке Сомме — один из элементов согласованного плана Антанты на 1916 год, скоординировавшего крупные летние наступления союзников на русском, итальянском и французском театрах военных действий (ТВД). По решению межсоюзнической конференции в Шантийи, русская и итальянская армии должны были перейти в наступление 15 июня, а французская и английская армии — 1 июля 1916 г.

Одобренный 10 февраля план предусматривал проведение большой операции силами трёх французских и двух английских армий (64 дивизии) с целью разгрома германских армий на севере Франции. Гибель десятков французских дивизий в «верденской мясорубке» привела к значительной коррекции плана в мае. Фронт прорыва сокращался с 70 до 40 км, главная роль отводилась английской 4-й армии генерала Роулинсона (16 дивизий), французская 6-я армия генерала Файоля (18 дивизий) наносила вспомогательный удар, английская 3-я армия генерала Алленби выделяла для наступления один корпус (2 дивизии). Общее руководство операцией было возложено на французского генерала Фоша.

Операция планировалась как тяжелое и длительное сражение с методическим прорывом германской обороны путём последовательного захвата одного рубежа за другим по принципу «артиллерия опустошает, пехота наводняет». Материально-техническая подготовка к операции велась 5 месяцев, была развернута необходимая инфраструктура, накоплены запасы от 1700 до 3000 снарядов на орудие в зависимости от калибра. Артиллерия на участке прорыва достигала 3500 стволов, авиация — свыше 300 самолетов. Все дивизии прошли тактическую подготовку с отработкой на местности атаки под защитой огневого вала.

Размах подготовки к операции не позволил осуществить её скрытно, но германский генеральный штаб считал, что англичане не способны вести масштабное наступление, а французы слишком обескровлены под Верденом.

Германскую оборону на участке прорыва занимала 2-я армия генерала фон Белова (8 дивизий). Три позиции обороны достигали в глубину 7-8 км, укреплялись около двух лет, включали убежища из бетона, блиндажи до 10 м в глубину, систему опорных пунктов, каждая позиция прикрывалась проволочными заграждениями шириной до 30-40 м.

Ход операции

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Артиллерийская подготовка началась 24 июня, продолжалась семь дней и имела характер методического разрушения германской обороны. Первая оборонительная позиция была разрушена в значительной степени, были выведены из строя 50 % артиллерийских батарей. За время артподготовки германская оборона была усилена тремя дивизиями и тридцатью батареями тяжелой артиллерии.

1 июля англичане и французы перешли в наступление. Английские правофланговые корпуса заняли первую позицию германской обороны, но четыре других корпуса, атакуя густыми волнами, понесли огромные потери от пулеметного огня и были отбиты. В первый же день британцы потеряли 21 тысячу солдат убитыми и пропавшими без вести и более 35 тысяч ранеными. Особенно велики были потери среди офицеров, чья форма заметно отличалась от рядового и сержантского состава. Французская 6-я армия добилась большего успеха, захватив местами две позиции германской обороны. Части 35-го корпуса взяли Барлё[en], но столь стремительное движение не предусматривалось графиком наступления, и решением генерала Файоля они были отведены назад. Французы возобновили наступление 5 июля, но немцы уже укрепили оборону пятью свежими дивизиями, восстановили систему сплошного огня и заграждений. В июле-октябре французы потеряли несколько тысяч человек, штурмуя Барлё, но так и не смогли взять его.

Наступление развивалось медленно и ценой больших потерь. К концу июля англичане ввели в бой четыре новых дивизии, а французы — пять. Но и Германия была вынуждена перебрасывать на Сомму все больше войск, в том числе из-под Вердена. К 17 июля было переброшено дополнительно 13 дивизий, а к концу июля ещё 9 дивизий. В августе в операции участвовали 51 дивизия союзников против 31 германской дивизии, 500 самолетов союзников против 300 германских самолетов.

В июле-сентябре на русском театре военных действий развивалось наступление Юго-Западного фронта против австрийской армии (Брусиловский прорыв), Германия была вынуждена прийти на помощь союзнику, и её возможности по маневрированию силами между фронтами были заметно ограничены. В августе весь германский резерв составляла одна дивизия. Германская армия уже не могла вести одновременно две крупных операции на французском театре военных действий, и 2 сентября было прекращено наступление под Верденом. После почти двухмесячной борьбы на истощение союзники подготовили новое масштабное наступление, которое началось 3 сентября. После мощной артподготовки, в которой участвовали свыше 1900 только тяжелых орудий, две британские и две французские армии (58 дивизий) перешли в наступление против трех германских армий (40 дивизий), которыми командовал кронпринц Руппрехт Баварский.

В ожесточенных десятидневных боях англо-французские войска углубились на 2-4 км в германскую оборону. 15 сентября англичане впервые применили в атаке танки. Хотя реально в атаке смогли принять участие только 18 танков из планировавшихся 50, и наступали они разрозненно на фронте 10 км, их психологическое воздействие на германскую пехоту было огромным. В результате англичане смогли продвинуться на 5 км за 5 часов атаки — весьма значительный результат при преодолении укреплённой обороны.

В ходе атак 25-27 сентября англо-французские войска взяли гребень господствующих высот между реками Сомма и Анкр, что позволило закрепить достигнутые за три месяца результаты. Октябрьские бои приняли форму частных атак с ограниченными целями, и к середине ноября бои на Сомме прекратились из-за предельного истощения сторон.

Итоги операции

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Англо-французская наступательная операция на реке Сомме стала одной из крупнейших в Первой мировой войне. В течение четырёх месяцев в ней участвовали 51 британская, 32 французских, 67 германских дивизий, до десяти тысяч орудий, одна тысяча самолетов.

Союзникам удалось продавить германскую оборону на фронте 35 км и в глубину до 10 км. По оценке А. М. Зайончковского, «германцы были оттеснены с хорошо укреплённой своей позиции на Сомме, и это было предвестником их будущего отступления на тыловую позицию, к подготовке которой (Линия Гинденбурга) они и приступили». В феврале 1917 года германские войска были отведены на линию Гинденбурга, таким образом союзникам удалось в конечном счете занять большую территорию.

Обе стороны понесли в операции огромные потери: французы — 204 253 человека, британцы — 419 654 человека, всего 623 907 человек, в том числе 146 431 человек — убитыми и пропавшими без вести. Средние потери 51 британской дивизии, участвовавшей в сражении, достигли 80 %. Германские потери оцениваются в 465—600 тысяч человек, в том числе 164 055 человек — убитыми и пропавшими без вести. Однако «цена потерь» оказалась различной. Британские дивизии состояли преимущественно из слабообученных и малоопытных гражданских добровольцев, а в германских дивизиях на Сомме воевал кадровый состав. Для Германии эти потери были столь значительными, что она после Соммы и Вердена уже не могла восстановить прежнюю боеспособность и моральный дух войск.

Сомма проявила полное военное и экономическое превосходство Антанты. После Соммы, Вердена и Брусиловского прорыва Центральные державы уступили Антанте стратегическую инициативу.

Для кампании 1916 года характерны планирование и координация наступательных операций странами Антанты по целям и срокам — впервые в этой коалиционной войне.

По февральскому замыслу и размаху подготовки, операция на Сомме планировалась как операция стратегическая, но уже майский план ставил задачи оперативные.

Предполагался прорыв германской обороны и выход армий союзников на оперативный простор, фактически же имело место продавливание обороны противника.

На Сомме, как и в обороне против наступления Западного фронта на русском ТВД, германские войска продемонстрировали высокие боевые качества в борьбе против значительно превосходящих сил противника.

Для июльско-августовского этапа операции характерна недостаточная согласованность действий между британским и французским командованием.

Операция на Сомме наиболее ярко проявила недостатки жёсткого методического подхода к прорыву укрепленной обороны, господствовавшего в генеральных штабах Франции, Великобритании и России.

Тактическая подготовка французских частей, в начале операции оказалась более соответствующей условиям наступления, чем у англичан. Следовавшие за огневым валом налегке французские солдаты быстро достигали германских позиций, в то время как британские солдаты с грузом 30 килограмм каждый, двигались медленно, и их цепи последовательно скашивались пулеметным огнём.

Первое применение танков имело тактический, а не оперативный эффект в силу их разрозненного использования на широком фронте и ряда технических проблем.

Стратегическое значение

По мнению историков, главное стратегическое значение битвы состояло в том, что германское командование, столкнувшись с трудностями войны на суше, решило усилить атаки подводных лодок против торгового судоходства в Атлантике, что, в свою очередь, побудило США вступить в войну на стороне Антанты[1].

Память о битве

В июле 1992 года по инициативе мэрии города Альбера был открыт Музей Битвы на Сомме (фр. Musée Somme 1916). Музей находится на глубине 10 м и протянулся на 250 м. В нём представлена повседневная жизнь солдат Первой мировой войны[2].

Наблюдатели отмечают, что французская сторона уделяет битве на Сомме намного меньше внимания, чем сражению за Верден. Так, в последний раз высшие руководители Франции принимали участие в мемориальных мероприятиях на Сомме в 1932 г., когда президент Альбер Лебрен принял участие в открытии мемориала в Тьепвале[en] совместно будущим британским королем Эдуардом VIII[1].

Напишите отзыв о статье «Битва на Сомме»

Примечания

  1. 1 2 3 [www.bbc.com/news/world-europe-36585199 «The Somme: France’s forgotten battle»]
  2. [www.musee-somme-1916.eu/index.php?option=com_content&view=article&id=36&Itemid=274&lang=fr Histoire du Musée — sa création] (фр.). Musée Somme 1916. Проверено 10 апреля 2014.

Ссылки

  • [www.bbc.co.uk/history/interactive/animations/wwone_map_somme/index_embed.shtml Animated Map: Battle of the Somme] — поэтапные схемы сражения  (англ.)
  • [www.bbc.co.uk/timelines/ztngxsg «The Battle of the Somme»] — иллюстрированная статья на сайте BBC  (англ.)

Литература

  1. История Первой мировой войны 1914—1918 гг. / под редакцией И. И. Ростунова. — 1975. — Т. 2. — С. 165-184.
  2. Советская историческая энциклопедия — М.: Сов. Энциклопедия, 1971, т. 13, с. 342
  3. Зайончковский А. М. [militera.lib.ru/h/zayonchkovsky1/ Первая мировая война]. — СПб.: Полигон, 2000. — 878 с. — ISBN 5-89173-082-0.
  4. Бэзил Лиддел Гарт. 1914. Правда о Первой мировой. — М.: Эксмо, 2009. — 480 с. — (Перелом истории). — 4300 экз. — ISBN 978-5-699-36036-9.
  5. The Modern World — The Hamlyn Publishing Group, Printed in Yugoslavia, 1982, p. 224 ISBN 0-600-39434-4
  6. [www.33gid.ru/tankmuseum/somme А.И.Дерябин. Первый танковый бой на Сомме]. Описание действий танков и схема ТБД. 2016, сборник статей.

Отрывок, характеризующий Битва на Сомме

Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.

Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.

Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.

wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.