Сплю с ружьём. Русские девушки о службе в израильской армии

Служба в ЦАХАЛе — это лучшие годы жизни каждого человека, живущего в этой стране, а мне хотелось делать что-то интересное и доказать себе, что могу пройти любые трудности, поэтому пошла охранять египетскую границу в батальон «Каракаль». Это не те войска, которые заходят в Газу или Ливан во время войны, хотя осенью была какая-то перестрелка с Египтом, и офицера «Каракаля» Ор Бен Иуда ранили в правую руку, а ей чуть больше двадцати лет. Прошлым летом во время операции «Несокрушимая скала», наш батальон сидел около границы с Газой и десять девчонок погибли. Мне нравится, что каждый погибший солдат,особенно если он, как и я, без мамы с папой в стране, — это траур. В «Несокрушимую скалу» убили американца, родители боялись, что никто не придет похороны, но пришли двадцать тысяч тысяч человек.

Здесь все добрые и ни*** не происходит, отвечаю! В ЦАХАЛе нет никакой логики, поэтому служба проходит в шуточной форме. На шаббат можно уйти домой, а когда мне нужно было не остаться на базе, соврала, что у родственника день рождения. Отпустили. Слишком сильно хотела увидеть парня.

В шаббат каждый делает что хочет: петь или есть — зависит от человека, потому что есть религиозные люди и нет, и каждый уважает выбор каждого, поэтому есть можешь, а музыку слушать будь добр в наушниках.

Прежде чем стать «нормальным» солдатом, каждый должен пройти тирону́т, это что-то вроде курса молодого бойца. В тиронуте есть свои уровни сложности и я прохожу самый тяжёлый: сплю четверо суток по шесть часов в палатке посреди пустыни, или яму себе рою. Снимать ботинки и форму нельзя. Чтобы получить берет своих войск, под конец курса нужно пройти ротой 25 километров по Израилю со всей экипировкой, из них три — с носилками на плече, где лежит человек. За полгода я похудела на восемь килограммов. За всю жизнь столько нагрузки не получала, хотя пять лет фехтованию посвятила, на всякий случай. На этой неделе меня будут учить воевать в одиночку: сунут в пустыню, дадут карту и скажут: «п**дуй», а у меня топографический кретинизм. Недавно была «неделя охраны» — спишь, дай Бог, три часа в день и тупо стоишь на определенных точках. Тогда на пятнадцать минут оставили оружие без присмотра, так бедуин взял и украл пулемёт. Благо, потом нашли, а то все бы получили по голове.

На базе есть компьютеры, через которые можно зайти только на определенные сайты. Фейсбук уже пять лет как закрыт, но никто не запрещает сидеть с телефона и выкладывать фотографии со всем, чем можно и нельзя. За это никто не ловит, но если ты сделал селфи на фоне засекреченной карты или с геометкой, могут поймать, засудить и посадить. «Большой брат» следит за нами и пользуется нашей глупостью. В разведке и определенных войсках подводников камеру в телефоне блокируют, а на засекреченные совещания телефон не приносят вообще. В разговоре нельзя говорить, где твоя база, сколько человек служит, сколько оружия есть, но все всё рассказывают друзьям по телефону. Арабы часто просматривают наш Вотсап и пользуются потом этим при операциях, поэтому когда солдаты находятся у Газы или внутри ее телефоны выключены, но и тут некоторые нарушают. Арабы не служат в армии, даже если у них гражданство Израиля. Некоторые совсем не против нас расстрелять, закидать камнями, оплевать и порезать. Нет ни одного араба, который бы не хотел жить в Палестине (Прим мое. На самом деле многие если не большинство ни за что не хотят в Палестину, а часть  служит). Там все против нас и требуют, чтобы мы вернули их земли. А у меня в роте эфиопка есть, я вот чёрных не люблю, но приходится уживаться. Драться нельзя — сразу тюрьма. Здесь не русская армия, и никакой «дедовщины» нет. Иногда говорят, мол, «замолчи, дух», и есть фразы, которые «дух» произносить не может, но все это в шутку, а кто выпендривается — быстро ставят на место.

После службы страна выплачивает определённую сумму для открытия бизнеса или предоставляет год бесплатного обучения в университете. Служить продолжают те, кто болен армией или не знает, где найти себя в жизни, но служба престижна, деньги неплохие платят, и знаешь, что каждый день стабилен, если нет войны.

Обратно в Россию не хочу: к ней у меня не такое уж радужное отношение, как хотелось бы. Проблема и во втором гражданстве, о котором я не успела сообщить, а по приезде в Питер могу получить штраф. Это отбивает какое либо желание появляться на территории РФ.

Если мы в «Каракале», значит не ссым служить и цыкаем на парней, которые которые говорят, что «бабы ничего не могут». Кто ссыт служить, сидит в «джобе» (тыловые части, от слова джоб - работа (англ)). Они сидят в кабинете под кондиционером, жрут и заполняют бумажки, а мы и пристрелить можем. Думала, что мало кто из девчонок идёт служить в боевые войска, но ошиблась: в один «Каракаль» в ноябре двести девушек призвались, а призыв три раза в год.

Эден Анна Куччи

Каждая девочка в Израиле с нетерпением ждёт призыва. К нам приезжают со всего мира, только чтобы пойти в армию. Школу я закончила раньше сверстниц — в семнадцать. До призыва ещё год, но тут звонок: «Девочка, у нас есть предложение — давай ты будешь водить армейский грузовик, а мы тебе заплатим и всё будет класс!». Требовалось пройти курс из тридцати двух уроков, но я смогла сделать только шесть. Отказалась и тут же получила повестку. На «проводы» в армию принято дарить то, что пригодится на службе: крема и пижамы, а когда автобус с призывниками отправляется на базу, мараканские бабушки льют воду и сыплют рис под колёса. На мои «проводы» никто не пришёл, потому что всех друзей и подруг уже забрали в ЦАХАЛ.

«Эден, ты засыпаешь? Пятнадцать отжиманий!» — таков был мой тиронут. Мы учились одеваться за семнадцать секунд и стрелять из винтовки М-16, забирались на вершину гор и спали по пять часов в день. По телефону разговаривать было нельзя, но когда командир давал 15 минут на звонок домой, я набирала своего парня, он был не доступен — воюет. Спала всегда ружьём, за потерю автомата грозит гауптвахта.

В армии все толстеют. Приходят в армию худенькими, а возвращаются вон с такой задницей. Еда на базе хоть и паршивая, но все сладости и чипсы из дома постоянно таскают, а я такого ничего не ем и мне повезло.

Пробежав десятки километров в полном обмундировании, я, потная и счастливая, с М-16 наперевес поклялась над Танахом в верности Родине, а потом мне говорят: «Ты единственная дочь у матери-одиночки, направим тебя в военкомат рядом с домом». Я расплакалась, потому что не хотела провести два года за приготовлением кофе какому-то офицеру, да и мой мужчина служил в самых элитных войсках. Хотелось сделать что-то полезное для своей страны, и мне предложили три направления на выбор: командовать новичками, работать связистом и охранять границу. Выбрала второе, только потому что была возможность после прохождения курса попасть связисткой на базу к молодому человеку.

С восьми утра до пяти вечера мы учили технические предметы. Тогда я поняла: всё, что касается математики и физии — совершенно не моё. Когда солдат не хочет служить, он берёт слюду от пачки сигарет, оборачивает в неё жвачку и жуёт на один зуб. В рот ставят градусник, якобы поднимается температура и солдата отпускают домой. Так однажды сделала и я. Хоть и была примерной служащей, часто приходилось идти домой и ждать, пока не отправят обратно на базу.

 Моя «офицерша» всё поняла и направила на новое задание — работать с солдатами запаса. Их раз в год отправляют на профилактику, я их обзваниваю, зову и встречаю. Понравилось, так и провела целый год, а потом проходила курс «Натив» — это такое обращение в еврейство для «неевреев». Для гражданского населения стоит очень дорого, а в армии — бесплатно.

Жила в Иерусалиме, раз в неделю ездила домой, сдавала экзамены и учила историю своей страны, а потом начался «Литой свинец» (израильская операция в Секторе Газа — прим. ред.) и Беэр-Шева оказалась в зоне досягаемости палестинских ракет. Мои лучшие друзья и парень пошли в Газу, я боялась потерять своих друзей и не хотела брать отпуск. Защищала гражданское население, помогала надевать противогазы.

Вместо бомбоубежища была старая база с крысами, там мы и спали с оружием в руках. По звонку с сообщением «Тревога» мы должны были поднять всю страну на ноги. Только боялись мы совсем не тревоги, а привидений.

Очень скучаю по России, хочу как можно скорее приехать в Москву и в Питер, а в Сибирь — это уж как получится. Надеюсь, что когда будут дети, возьму их в путешествие по родным местам. Целыми днями читаю русскую поэзию и скучаю по русской культуре, а замуж выхожу за йеменца. Показала и перевела ему все советские мультфильмы.


17 февраля 2015 года Эден вышла замуж

А иногда они так балуются - но за такое строго наказывают

grimnir74.livejournal.com

Самая красивая армия: ЦАХАЛ глазами женщины

В течение нескольких месяцев я собирала вопросы об армии Израиля. А потом задала их демобилизованным солдаткам. Они рассказали все честно – без пафоса и недомолвок. И это очень порадовало!!!

Армии всего мира любят демонстрировать свою военную мощь, они гордятся кораблями, танками и самолетами. И только единственная страна в мире, очень маленькая, очень молодая и со всех сторон окруженная врагами, усилила свою армию совсем не сильной половиной человечества – пришлось! Все ее население составляет 8 283 817 человек. Именно поэтому израильские девушки взяли в руки автомат, который не имеют права выпускать из рук даже ночью.

Автомат вместо сумочки                          

– Правда ли, что военнообязанные девушки в Израиле всюду должны ходить с автоматом, даже на свидания?

Арина служила в армии с 2007 по 2009 год. Два месяца приходилось ходить с автоматом наперевес, набивая совсем неженственные синяки на ногах

Арина:

– Всю службу в обнимку с автоматом проводят солдаты из боевых частей. Я ходила с оружием всего два месяца, во время курса молодого бойца – и это были не легкие для меня дни. Нам выдали автоматы М-16 и носить их нужно было спереди – это очень неудобно. Оружие оставляло на теле огромные синячищи. Его нужно было брать с собой в душ и вешать на вешалку рядом, чтобы оно было все время в поле зрения, пока моешься. Не раз мы забывали там автоматы, а потом сломя голову бежали назад, подстегиваемые страхом, что кто-нибудь найдет и заберет или что командир увидит тебя бегущую, без оружия. На ночь мы клали его под матрас, а утром снова забывали и шли чистить зубы без автомата, потом вспоминали и со всех ног бежали в спальню. Вот такие бесконечные марафоны. Раньше было еще строже – все, кто служил с оружием, выходили на выходные домой с ним же. Солдаты и солдатки вооруженные ездили в автобусах, можно было встретить молодых девушек в купальниках с оружием на пляже. Сейчас на выходные можно оставить автомат на базе.

Юля:

– Оружие личное. На курсе молодого бойца всегда с солдатом. При выходе на выходные или в отпуск иногда есть возможность оставить его в оружейной на базе или в оружейной полицейского участка рядом с домом. Если берут оружие домой, то можно оставить в квартире, но надо соблюдать правила безопасности. На курсе даже в душ ходят с оружием и в туалет. Командир может проверить бдительность и попытаться ночью забрать автомат. Придумывают всякие хитрости, чтоб этого избежать – иначе в наказание оставят на выходных дежурить на базе. За утерю личного оружия –7 лет тюрьмы.

Елена:

– Да, оружие личное, ты за него расписываешься и не имеешь права расставаться с ним ни на минуту. Даже если идешь в туалет, оружие должно быть с тобой. В самый первый день курса молодого бойца я пошла в душ с автоматом, помылась. Вышла, конечно же, без него, на выходе меня поймал мой командир, и я осталась без выходного.

Красивой быть не запретят!

– Не становятся ли девушки грубее,  два года не выпуская из рук автомат и щеголяя исключительно в военных штанах?

Елена служила в армии с 2008 по 2010 год (первая слева), работала инструктором по чрезвычайным ситуациям

В израильской армии женщинам все-таки позволяют чувствовать себя женщиной и хотя бы внешне сохранять нежный образ: носить легкую обувь, украшения, красить ногти, менять прически.

Юля:

В женских боевых частях видела много коротких стрижек, но это больше из-за личных вкусов. Вообще, разрешены волосы любой длины, но есть некоторые правила о прическах – там много вариантов и нюансов.

Арина:

– Лак можно использовать бесцветный, бежевый или светло-розовый. Или же френч. Украшения разрешены, но в уставе оговаривается,  какие и сколько – например, сережки только гвоздики. Длинные волосы должны быть собраны и закреплены резинкой или заколкой обязательно черного цвета.

Когда жарко, разрешают носить армейские сандалии. Форменная рубашка должна быть заправлена в брюки. Правда у женщин бывают фасоны, которые носят навыпуск. Религиозные солдатки могут выбрать юбку вместо брюк как часть формы.

Женщинам можно носить сандалии и рубашки навыпуск. Но вот с распущенными волосами в форме лучше не показываться на глаза армейской полиции

В общем-то, брюки, изящно сидящие на бедрах, форменные рубашки и береты можно было бы даже назвать вполне женственным нарядом, но красит он далеко не всегда и часто девушки мечтают поскорее переодеться в гражданское платье.

Юля:

– После курса молодого бойца попала в армейскую полицию (Миштара Цваит – прим.) В ее ведомстве патрулирование армейских машин, внешний вид солдат, армейские тюрьмы, расследования и прочее. У Миштара Цваит синий берет, у меня синие глаза. Мне как-то сказали: глаза красивые, а берет не очень. Могли не дать места в автобусе или как-то по-другому «насолить». Почему? Все закономерно. Если за внешний вид выписать солдату жалобу, то его судят на базе и, случается, не  отпускают на выходные домой. Любви к армейской полиции и синим беретам это не добавляет.

Самый радостный для меня день – освобождения, когда везла всю форму в вещмешке на базу сдавать, уже одетая в гражданское.

Синих беретов армейской полиции солдаты ЦАХАЛа побаиваются и недолюбливают, несмотря на то, что в Миштара Цваит часто служат очаровательные девушки

– Существуют ли какие-то льготы для женщин?

Юля:

– Женщинам доплачивают около 12-15 долларов на гигиенические товары и во время месячных можно получить освобождение от спорта. Но дополнительных отпусков и выходных не дают и наказывают за все то же, за что и мужчин.

Елена:

– В израильской армии все солдаты получают зарплату. Небоевой солдат – 810 шекелей (213 долларов), солдат полубоевых войск – 1176 шекелей (309 долларов). Зарплата боевого солдата  самая высокая –1616 шекелей (425 долларов). Так вот каждые три месяца девушки получают около 150 шекелей на свой банковский счет на женскую гигиену.

– Работают ли с женщинами в армии специальные женские психологи?

Елена:

– Лет 15 назад появилась такая должность в армии, как офицер по женским делам. Это женщина-офицер, советчик по женским вопросам для начальника генерального штаба (РаМаТКаЛь на иврите), которая  советует, как себя вести с женщинами в армии.

Кроме того, во всех туалетах для девушек развешена информация, к кому обращаться,  если вдруг возникнут какие-то вопросы по женской части. Беременность, например…

 Любви и в армии покорны

Люди встречаются, люди влюбляются, женятся… В том числе и в израильской армии. Но вольностей по отношению к своим армейским подругам никто никогда не позволит. Это может обернуться для солдата судом и даже тюрьмой.

– Женщинам можно общаться с мужчинами в армии?

В армии очень часто завязывается дружба на долгие годы. Случаются и романтические отношения.

Елена:

– Курс молодого бойца я проходила в женской части, хотя командир у нас был мужчина. Рядом располагался мужской батальон, и общаться нам с ним было нельзя. Но такие строгие правила только во время курсов. В дальнейшем служат все вместе, части смешанные.

Правда, последнее время в армию стали призывать религиозных евреев. Они предпочитают служить обособленно – их формируют в отдельные мужские батальоны.

– Часто ли девушки командуют мужчинами?

Елена:

– В боевых войсках женщины командуют только женщинами. В небоевых частях девушки часто ведут какие-то курсы у мужчин. И порой преподают совсем неженские дисциплины. Например, учат заряжать пушку – бывают и такие курсы! А вообще, в ЦАХАЛе немало женщин-офицеров, у которых очень большие полномочия.

– Случаются ли романтические истории на службе?

Елена:

– Романтические истории случаются часто. На любой базе есть пары, которые знакомятся, потом женятся. Сейчас в армии служит моя сестра. Она уже закончила обязательную службу и подписала дополнительный контракт. По вечерам они выходят гулять – девушки и парни из ее части, все вместе, кто-то встречается. Это в порядке вещей.

Арина:

Очень часто именно в армии завязывается дружба на долгие годы. Что касается романтических отношений… У нас с мужем есть общий друг, который со своей невестой как раз во время службы познакомился. Он был водителем, она в каких-то ремонтных войсках, что-то чинила. Потом уже, демобилизовавшись, уехала в Румынию учиться. И вот спустя шесть лет чувства не угасли. Через пару месяцев у них свадьба.

У войны – не женское лицо

Участие еврейских женщин в обороне Израиля имеет давнюю историческую традицию, корни которой идут от библейской героини Деборы, с оружием в руках защищавшей свою страну от иноземных захватчиков. Традиция эта возродилась в современной народной армии.

– Случалось ли вам участвовать в военных операциях? Было ли по-настоящему страшно?

ЦАХАЛ – это Армия Обороны. Каждый защищает свой дом и свою землю.

Елена:

– Через две недели после того, как я  закончила профессиональные курсы инструкторов по чрезвычайным ситуациям, началась операция “Литой свинец” в секторе Газа, весь юг Израиля обстреливали ракетами. Меня послали в Беер Шеву (большой город на юге страны), и там вместе с батальоном резервистов (солдаты из резерва, которых призывают в чрезвычайных ситуациях – прим. ред.) мы ходили по улицам, помогали жителям найти укрытия от ракет. Особенно страшно было в детских садах – нужно было успеть всех детей завести в бомбоубежище, но рук не хватало. Кто-то уже был внутри, но еще больше малышей осталось снаружи. И мы со всех ног бежали обратно, чтобы не опоздать. В такие моменты уже забываешь про собственную жизнь… 

Патрулировать город солдатам полагалось в касках и бронежилетах. Но я отказалась все это надевать. Не могла давать инструктаж жителям города, стоя перед ними в полной амуниции. Ведь у них ее нет.

 Потом я продолжила службу на севере Израиля. Там очень много арабских деревень. Но жители этих деревень тоже должны проходить инструктаж. Часто мне приходилось посещать такие места в одиночку и даже без оружия. Вот туда как раз автомат брать нельзя. А к солдатам порой там относятся очень плохо. Однажды я ехала в рейсовом автобусе, снаружи в окно меня увидели местные школьники и начали плевать в автобус. В моих подружек вообще кидали камнями.

 В другой раз  приехала проводить инструктаж в арабской школе в день памяти павшим солдатам. В Израиле в этот день звучит сирена – все должны встать. В арабских школах, однако, эта традиция не соблюдается. Когда началась сирена, я встала и прекратила лекцию. А дети прыгали на партах, кричали, дергали меня за форму и вообще не понимали, что случилось, почему я стою и  почему молчу. Причем, все это происходило в присутствии преподавателя, но он никак не отреагировал на ситуацию.

Юля:

– Участвовала в двух военных операциях. Первая – «Размежевание», когда вывозили гражданских с Гуш Катиф (из Сектора Газа). И Вторая Ливанская война тоже на мою службу пришлась.

В операциях было страшно и странно…и грустно. Осталась память сирен воздушной тревоги – за 15 секунд до ракетного обстрела. Надо успеть попасть в бомбоубежище, а его попросту нет, совсем.

В дом, где я жила,  попал снаряд «катюши» – влетел в окно и чудом не взорвался. Хорошо хоть жильцов не было дома.

Страшно быть ночью на кладбище при эксгумации могил. Страшно застрять на КПП при обстреле в легковой небронированной машине. Страшно, когда ребята уехали в патруль к резервистам и там случился обстрел ракет – 14 резервистов убиты. Страшно. И хорошо, когда этого нет.

– Существует ли дедовщина в израильской армии?

Девушки сошлись  во мнении, что ни с чем подобным в процессе службы им сталкиваться не приходилось.

Юля:

Нет дедовщины в «русском» смысле. Есть некоторое уважение к сроку службы, но скорее к званию и виду войск.

Елена:

– Никто никого не заставляет стирать носки или мыть полы. Все построено на уважении к человеку. Но солдат, который занимает более высокое звание,  может в той или иной мере им воспользоваться. Так, например, в конце службы я иногда отправляла в арабские деревни девочку, которая только пришла с курса и только начала заниматься профессией инструктора. Но через это все проходят, и никакого унижения здесь нет. Также я могла выбрать работу, которая ближе к моему дому.

Дедовщина – это скорее уголовная традиция, процветавшая в русской армии, когда туда попадали почти исключительно одни неудачники, которым не удалось «откосить». Цахал Израиля представляет собой совсем иную структуру. И неудачниками правильнее было бы здесь назвать как раз тех, кто «откосил».

– Часто ли девочки пытаются «откосить» от армии? Все-таки война – не совсем женское дело.

Елена:

– Еще до призыва мы знаем, куда пойдем служить. Существует распределение – оно начинается в 10 классе. Нужно сдавать экзамены. Потом идет профессиональное распределение. Сейчас оно очень серьезное, занимает целый день. Старшеклассников проверяют психологи и социологи, определяют, кем он может быть в армии. Все тесты ребята проходят вне школы, в районной воинской части. Военные, как и сами призывники, смотрят на данную процедуру как на выбор предстоящей профессии. Это на самом деле серьезно, так как той работой, на которую тебя распределили, придется заниматься ближайшие девушкам два, а юношам три года. И поэтому часто те, кто не попадают в войска или на курсы, на которые хотели, пытаются разными способами откосить от армии.

Замужние девушки в армии не служат. Некоторые, пользуясь этим законом, фиктивно выходят замуж. Некоторые уклоняются по религиозным соображениям. Но армия к этому относится довольно строго и порой даже нанимает частных детективов, чтобы понаблюдать за человеком – действительно ли он пацифист или правда ли он соблюдает религиозные заповеди.

Арина:

– У меня есть пара знакомых девушек, которые выскочили замуж в 18 лет, как я полагаю, из страха перед армией. Но это совсем не мейнстрим. Можно ведь выбрать и гражданскую службу (на иврите она называется ширут леуми)– работать год-два в больницах, детских садах и школах. Туда в основном идут религиозные еврейки, но и светские девочки иногда.

Юля:

– Я не разделяю израильтян на мужчин и женщин. Все должны служить. Это Армия Обороны. Каждый защищает свой дом и свою землю, как бы это пафосно ни звучало. У нас маленькая страна, и когда случается обстрел ракетами – то это рядом, там, где живут наши родственники, друзья, там, где мы любим отдыхать всей семьей. Это наше. На самом деле наше,  не точка на карте.

Библия на память об армии

– А бывают какие-нибудь традиции в израильской армии? Слышал, что перед демобилизацией солдаты придумывают всякие оригинальные способы разрезать удостоверение: кто-то под водой с аквалангом это делает, кто-то что-то еще придумывает…

Армия для молодых израильтян – это не только беготня с автоматом, а целый жизненный этап, в процессе которого они взрослеют, учатся, осваивают какие-то профессии, влюбляются. И традиции, конечно, тоже есть. Только вот навряд ли кто-то будет разрезать военное удостоверение под водой.

Арина:

– Удостоверение разрезают в день дембеля напополам. Половину отдают армии для отчетности, а вторую оставляют себе. Я тоже так сделала: забрала половинку с фотографией и храню ее.

И это не единственный трофей, который остается на память израильскому дембелю.

Елена:

– Существует такая процедура посвящения в солдаты – когда мы клянемся на Старом Завете Танахе, что будем защищать нашу страну. Христианам разрешают использовать Библию в этой церемонии. Потом у каждого солдата остается книга, на которой он клялся – он увозит ее домой.  

Еще одна традиция – довольно веселая. В день призыва, когда от мест сбора молодые призывники отъезжают в воинскую часть, родственники, провожая, поливают автобус водой. Чтобы дорога была гладкой, чтобы все шло, как по маслу или в данном случае – как по воде. Таким образом родители прощаются с детьми – ведь домой приедет уже солдат.

– Как-то помогли вам навыки, приобретенные в армии, в гражданской жизни? Или два года прошли зря?

Арина на службе, в отделе кадров своей части

ЦАХАЛ принимает активное участие в судьбе молодых граждан Израиля. Например, дает ряд неакадемических профессий, которые могут вполне пригодиться на гражданке: такие, как медсестра, водитель или секретарь. А особенно талантливым ребятам может оплатить 80% учебы в ВУЗе, если выбранная ими специальность перспективна для армии.

Арина:

– Я служила в отделе кадров тех войск, где чинили военную технику и оружие. Сейчас работаю дефектологом. Армия научила меня находить общий язык с людьми разных слоев населения, национальностей. А раньше приходилось общаться только с ребятами своего круга.

Юля:

Армия очень помогает почувствовать себя гражданином Израиля, частью своей страны. Что касается работы…некоторые  армейские профессии актуальны и на гражданке. Но не моя.

Елена:

– Сейчас я учусь в Технионе (Израильский технологический институт), на факультете архитектуры. Последние три года помогаю  адаптироваться студентам, которые приехали из бывшего СССР (то есть, как и в армии, работаю инструктором, только не по чрезвычайным ситуациям). Навыки общения с людьми, приобретенные во время службы, мне очень пригодились.

Итак, в Израиле служат все – и парни, и девушки. Им даже объяснять не надо, зачем это нужно (хотя работа военными в школах ведется) – угроза всегда рядом. “ЦАХАЛ – армия обороны, все время подчеркивали мои собеседницы, – мы никогда ни на кого не нападали”. И хочется верить, если армия каждой страны, по примеру Израиля, будет нацелена лишь на оборону, то и обороняться станет не от кого!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


v-meste.ru

30 красавиц, которые служат в израильской армии.

Для большинства наших парней служба в армии — неотъемлемая часть жизни. Там, как говорится, из мальчишек делают настоящих мужчин. Современная армия не так страшна, как в былые времена: срок службы сократился, а условия содержания военнослужащих повышаются с каждым годом.


Однако далеко не все с энтузиазмом смотрят на перспективу отдать государству год своей жизни. Многие пытаются откосить по состоянию здоровья либо находят другие лазейки, которые помогут избежать службы.



Женщинам же вообще необязательно отдавать долг государству, защищая его граждан наравне с мужчинами. Впрочем, такое вопиющее неравноправие можно найти далеко не везде. Например, в Израиле все граждане, достигшие 18 лет, обязаны отслужить в Армии обороны Израиля. У парней это занимает 3 года, у девушек — 2.


Немудрено, ведь такому маленькому государству, со всех сторон окруженному вражескими мусульманскими державами, необходимы все доступные человеческие ресурсы для построения эффективной обороны.



У израильтян это прекрасно выходит. Их армия — одна из сильнейших и передовых в мире. История показала, что они в состоянии сдерживать превышающие их силы противника без особых потерь.


Однако наша статья не о войне. Мы хотим познакомить тебя с женщинами — военнослужащими армии Израиля, внешнему виду которых могут позавидовать любые модели.




Это неудивительно, учитывая всю серьезность подготовки и сложность тренировок в местных вооруженных силах. За 2 года службы любая девушка обзаведется идеальным телом. В армии они солдаты, на гражданке — настоящие модели.



У многих из них есть свои аккаунты в Инстаграме, где они с удовольствием выкладывают фото в униформе.




Все девушки — прекрасно обученные бойцы.




Они отлично справляются с любым видом стрелкового оружия.




Некоторые из них остаются в рядах вооруженных сил, заключая контракт.




Женщины-солдаты принимают участие в боевых действиях.




В Израиле есть даже члены отрядов спецназа женского пола.




Отслужив, девушки могут устроиться на работу в правоохранительные органы.




В Интернете горячо обсуждают эти пикантные фото.




Израильтянам можно только позавидовать. Если их спокойствие охраняют такие прекрасные военнослужащие, то они могут не беспокоиться за свою жизнь. Это, конечно, вынужденная мера, на которую пошло государство для того, чтобы выжить в мире перманентной войны, раз за разом сотрясающей весь Ближний Восток.




В наших реалиях правительству нет смысла обязывать девушек проходить срочную службу в армии. Как бы там ни было, у нас всё же безопаснее, чем на Ближнем Востоке.


Конечно, в рядах наших вооруженных сил также служат представительницы прекрасного пола. Однако я не видел таких же замечательных фотографий, которыми они делились бы в Сети.


Оставляй свои комментарии и делись ссылкой с друзьями.



Источник

humor.fm

В каких странах женщины обязательно служат в армии? | Законы и безопасность

В Израиле девушки считаются военнообязанными с восемнадцатилетнего возраста. Поблажек в подготовке нет: все по полной программе военнослужащих. Единственная льгота по времени: парень должен служить 36 месяцев, а девушка — 21. В Израиле свыше 30% солдат от общего состава — девушки. А где еще женщины обязаны защищать Родину?

Вот тут и начинается «чесание затылка». По какой причине? По той, что служить-то девушки служат, но далеко не везде на обязательной основе. И четко не определить, в каких странах действует обязательная служба в армии для слабого пола, а в каких — на добровольной основе, по желанию. Есть еще контрактная система, но с правами «добровольной». В итоге сразу и не разобраться.

  • Но все же точно известно, что обязательная военная служба для лиц женского пола действует в Северной Корее, на Тайване, в Ливии, Малайзии, Перу, Бенине и Эритрее. В армии Китая набор девушек — по конкурсу. Вроде и не в обязательном порядке, но в то же время и не совсем как бы на добровольной основе.
Призывники в Израиле
Фото: Depositphotos

Теперь немного подробнее об условиях службы.

В Израиле они, пожалуй, наиболее демократичные. Здесь девушка может «откосить» от службы в армии, если до момента призыва вышла замуж. Она вправе отказаться от службы также по религиозным и этическим соображениям. Ну, а те, кто все же попал в армию, на ночь уходят из части домой, им выплачивается денежное довольствие (фактически — заработная плата), и они имеют льготы при поступлении в высшее учебное заведение. Это не говоря о том, что за время службы девушка получает профессию, востребованную на гражданке. Солдаты армии Северной Кореи
Фото: Источник

В Северной Корее ситуация жестче. В этой стране в 2003 году на шестой сессии Верховного Народного Собрания был принят Закон, по которому мужчины обязаны служить в армии до десяти лет, а женщины — до семи. В северокорейской армии свыше десяти процентов состава — женщины.

А может ли женщина-военнослужащая дослужиться до высокого воинского звания? Да, вполне. Например, в Израиле в 2011 году впервые в истории этой страны к званию генерал-майора была представлена Орна Барбивай, возглавляющая Управление Кадров армии. Орна Барбивай
Фото: ru.wikipedia.org

Служат женщины в армии во многих странах. Но на добровольной основе. Все больше стран, в которых отменяется обязательная служба в армии. А коль так, то мужчины и женщины уравниваются в правах пойти служить только по зову сердца.

В Великобритании призыв на воинскую службу лиц мужского пола был отменен в 1963 году, Франции — в 1996 году, Новой Зеландии и Австралии — в 1972 году, Нидерландах — в 1996 году, в Аргентине и Бельгии — в 1994 году, Испании — в 2001 году, Венгрии, Чехии и Португалии — в 2004 году, Италии — с 1 января 2005 года, Болгарии — с 1 января 2008 года…

Конечно же, существуют страны, где никогда не было призыва. Например, в Индии.

В России служба женщин в армии — на добровольной основе. Хотя, как известно, в вузах существуют военные кафедры, куда не закрыт путь и девушкам для подготовки по военно-учетным специальностям. Опять же, девушки-медики, переводчицы всегда были на примете у военкоматов. Да и на контрактную службу в качестве гражданского персонала не запрещено оформлять девушек. Российская армия
Фото: Источник

Интересные данные нашлись в общедоступных источниках Министерства обороны России:

«Около 50 тысяч российских женщин служат в армии, во флоте, и даже в Космических войсках, из них 3 тысячи — на офицерских должностях. Также примерно 50 тысяч женщин занимают гражданские должности. Около 30 представительниц слабого пола имеют звание полковника».

Хорошо это или плохо? Ведь природой женщине суждено быть матерью, хранительницей семейного очага. Но все в рассуждениях относительно. Тем более что выбор делается не по принуждению: эмансипация, как таковая, коснулась и военной сферы. Но это уже другая тема для разговора.

shkolazhizni.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о