Содержание

Численность армии США на 2019 год


Численность вооруженных сил США составляет 1 430 000 человек, по этому показателю они находятся на втором месте в мире после вооруженных сил КНР. В настоящее время по совокупности боевых характеристик являются самыми сильными и подготовленными в мире. На службе находятся только солдаты контрактной службы. В состав входят: Военно-воздушные силы, Военно-морские силы и Корпус Морской пехоты, Сухопутные силы (Армия США) и Береговая охрана.

 

Военная доктрина в данный момент сосредоточена на поддержании лидирующей позиции ВС США на планете. Большая численность армии США и высокий уровень подготовки военнослужащих, позволяют на 2019 год иметь возможность одновременного ведения одной крупной войны и нескольких локальных конфликтов на удаленных театрах военных действий. Концепция глобального доминирования, предполагает комплексные меры по обеспечению высокой степени мобильности подразделений и возможности значительной концентрации войск в любой точке Земного шара.

На сегодняшний день, США обладают самой значительной космической группировкой военных спутников связи, разведки, глобального позиционирования и системы раннего предупреждения (более 115). Наряду с Россией, являются обладателями самого крупного арсенала ядерного оружия в мире, в количестве 1365 развернутых боезарядов на стратегических носителях, а также значительного количества неразвернутых боезарядов стратегического и тактического классов.

 

Согласно положениям последних редакций военной доктрины, развертывание глобальной системы противоракетной обороны, сопряженной с дальнейшей модернизацией ядерных сил, должно обеспечить США в ближайшие десятилетия, подавляющее военное превосходство даже над странами обладающими ядерным оружием, за исключением ядерных сверхдержав (Россия, КНР)

Численность вооруженных сухопутных сил Армии США

Армия США представляет собой очень мощную и организованную ударную силу, предназначена как для оборонительных задач, так и для захвата и удержания территории противника.

Численность армии США на 2019 год составляет более 732 тысяч военнослужащих. В распоряжении имеется авиация, бронетехника, артиллерия, БПЛА, РСЗО, тактические ракеты, ЗРК, системы ПРО.

На вооружении стоят: 2384 танка М1 Abrams (еще 3500 на хранении), 4560 БМП М2 Bradley (2000 на хранении), 4412 ББМ Stryker, 5200 БТР M113 (более 7000 на хранении), 1530 буксируемых орудий М198, М777, М119; 1450 самоходных гаубиц М109, 840 РСЗО и тактических комплексов HIMARS, M270, MLRS, более 2000 минометов различных калибров, 24 700 ПТРК TOW-2, Javelin, Hellfire и несколько тысяч ПЗРК FIM-92 Stinger; 480 ЗРК MIM-104 Patriot, 710 легких ЗРК Avenger, 24 противоракетных комплекса THAAD, более 2000 различных инженерных машин.

 

В составе авиации: 61 разведывательный самолет RC-12 и Dash-7, около 200 различных транспортных самолетов, 730 ударных вертолетов AH-64 Apache, 244 многоцелевых вертолета OH-58D, более 2000 UH-60 различных модификаций, 400 тяжелых CH-47, 340 UH-72, 65 UH-1, 154 TH-67, 90 тяжелых БПЛА MQ-1C Gray Eagle и 20 RQ-5 Hunter, 236 средних БПЛА RQ-7B Shadow, а также несколько тысяч легких разведывательных БПЛА различных типов.

 

Основной боевой танк M-1 Abrams является одним из лучших танков мира, в нем применена комбинированная броня с использованием урана, а также современный тепловизионный комплекс обнаружения и прицеливания. Наряду с Т-80У, это единственный танк в мире, где используется газотурбинный двигатель.

БМП М-2 Bradley – это современная боевая машина, обеспечивающая высокий уровень защищенности экипажа и десанта, обладающая возможностью борьбы не только с пехотой, но и с танками противника посредством установленного ПТРК. По заявлениям аналитиков Пентагона, во время операции Буря в пустыне, Bradley уничтожили даже больше иракских танков чем M-1 Abrams.

 

Система ПРО THAAD – единственный в мире мобильный ракетный комплекс, способный перехватывать оперативно-тактические и баллистические ракеты средней дальности. Его ракеты снабжены эффективным кинетическим перехватчиком и осуществляют поражение боевых блоков баллистических ракет в стратосфере и открытом космосе.

 

Американские сухопутные силы используют передовые средства связи, управления и разведки, обладают высокой степенью мобильности. Массовое использование БПЛА, а также информационная поддержка спутниковой группировки, дают американским сухопутным силам высочайшую ситуационную осведомленность на поле боя. В современных конфликтах это имеет решающее значение. Большая численность ударных вертолетов «Апач» в армии США, а также лазерные целеуказатели в составе экипировки большинства солдат, позволяют эффективно вести боевые действия даже в плотной городской застройке.

Численность ВВС США

Численность личного состава составляет более 330 тысяч человек. ВВС США занимают первое место в мире по числу используемых летательных аппаратов (более 4300). Являются одним из двух столпов (вместе с ВМС) мощи вооруженных сил США. В состав ВВС также входят наземные ракетно-ядерные силы, представленные 450 межконтинентальными баллистическими ракетами Минитмен шахтного базирования, все они расположены на континентальной территории США. Высокая боеспособность ВВС США обеспечивается путем постоянной модернизации имеющейся техники, широкому применению сетецентрических систем управления, качественной подготовке и большому среднегодовому налету пилотов (около 200 часов), наличию наибольшего боевого опыта последних лет по сравнению с ВВС остальных стран.

Авиация разделена на следующие основные категории:

 

Стратегическая авиация

 

В состав входят стратегические бомбардировщики — 76 B-52, 20 B-2 и 63 сверхзвуковых B-1B. Являются одним из трех компонентов ядерной триады США. Отличаются межконтинентальной дальностью полета и большой грузоподъемностью.

 

Особое внимание стоит уделить бомбардировщику В-2. Учитывая колоссальное количество затрат на НИОКР по его созданию и небольшую серию, является самым дорогостоящим самолетом в истории. Предназначен для глубокого проникновения на территорию противника обладающего развитыми ВВС и силами ПВО, для совершения так называемого первого удара по уничтожению ключевых целей (командные пункты высшего командования, шахты МБР, стратегические базы ВВС и ВМС). Может применять различный арсенал бомбового вооружения, а также стратегические крылатые ракеты. На сегодняшний день считается самым малоуязвимым от огня противника бомбардировщиком в мире, благодаря использованию технологии Стелс.

Тактическая авиация

 

В состав входят: 227 истребителей F-15C, 291 истребитель-бомбардировщик F-15E, 913 легких истребителей-бомбардировщиков F-16 C\D, 287 штурмовиков А-10С, 177 многоцелевых F-22, 131 истребитель-бомбардировщик F-35, 257 БПЛА MQ-1 Predator и 240 БПЛА MQ-9 Reaper.

 

Тактическая авиация США является носителем самого разнообразного и большого арсенала высокоточного оружия в мире. Благодаря этому, авиация США может наносить массированные авиаудары по наземных частям противника не заходя в зоны действия ПВО. На вооружении стоят десятки тысяч корректируемых авиабомб JDAM, SDB и JSOW, тысячи противорадиолокационных и крылатых ракет АGM-88 Harm и AGM-158 JASSM, более двух тысяч противокорабельных ракет AGM-84 и значительный арсенал AGM-65. В качестве ракет ВВ средней дальности используются только ракеты с АРГСН на базе различных модификаций AIM-120. Для ближнего боя используются ракеты AIM-9 различных модификаций с ИК наведением.

 

Разведывательная авиация

 

На вооружении стоят: 32 RC-135, 26 U-2, 24 БПЛА RQ-4 Global Hawk, самолеты ДРЛО – 33 Boeing E-3 Sentry и 14 Boeing 737 AEW&C.

 

Разведывательная авиация США предназначена для проведения комплексной радиолокационной и оптической разведки по всему миру. Американские самолеты ДРЛО имеют передовое техническое оснащение, оборудованы ФАР и АФАР, производительными вычислительными комплексами и средствами кодированной связи устойчивыми ко многим средствам РЭБ. Стратегические разведчики США отличаются большой дальностью и высотностью полета.

 

Военно-транспортная авиация

 

На вооружении стоят: Более 250 тяжелых С-5, С-17, 210 средних С-130 и около 40 легких транспортных самолетов C-12 и C-21.

 

ВВС США обладают самым большим в мире флотом военно-транспортной авиации, в задачи которого входит переброска личного состава, военной техники, а также различных грузов по всему миру. В случае масштабной переброски войск, согласно американскому законодательству, также привлекается обширный грузовой и пассажирский парк гражданской авиации из резерва командования вооруженных сил.

 

Вспомогательная авиация

 

На вооружение стоят: Учебно-тренировочные T-1, T-6, T-38 (более 1000 штук). Самолеты заправщики KC-135, KC-10 (около 70), вертолеты UH-60 и UH-1N (более 200) и обширный парк авиации сил специальных операций, в состав которой входят CV-22, EC-130, АС-130, МС-130Н, WC-130.

ВМС и корпус Морской пехоты США.

На 2019 год, численный состав ВМС представлен примерно 326 тысячами человек. ВМС США по совокупности боевых характеристик превосходит все остальные военные флоты мира вместе взятые. Достигнуто это благодаря созданию огромного количества кораблей и АПЛ, а также их интеграции в состав авианесущих ударных группировок. Это дает непревзойденные показатели боевой устойчивости и способности нанесения ударов как по побережью противника посредством крылатых ракет и морской авиации, так и по корабельным формированиям в любой точке мирового океана.

 

Основной состав флота разделен на следующие категории:

 

Авианесущий флот

 

В соcтав входят: 10 атомных авианосцев типа Нимиц водоизмещением около 100 тысяч тонн и палубная авиация в виде 870 истребителей-бомбардировщиков F-18A\B\C\D\E\F, 55 самолетов ДРЛО Е-2С, 37 транспортных С-2, 340 вертолетов SH-60 различных модификаций, более 60 тяжелых вертолетов CH-53, а также нескольких сот различных БПЛА тактического класса.

На вооружении авиакрыла ВМС, как и в ВВС, используется унифицированный арсенал высокоточного оружия для действий против любого вида войск противника. Многоцелевые истребители ВМС США действуют в тандеме с большим числом палубных самолетов ДРЛО, это многократно повышает их боевую эффективность.
В составе ВМС США еще есть авиация аэродромного базирования, в которую входят 153 специализированных противолодочных самолета Р-3 «Орион» и 34 новейших Р-8 «Посейдон», а также около 120 различных вертолетов и БПЛА.

 

Флот кораблей управляемого ракетного оружия

 

В состав входят: 22 крейсера класса «Тикондерога», 62 эсминца класса «Арли Бёрк», 4 корабля прибрежной зоны.

 

Основными отличительными особенностями является наличие универсальных пусковых установок МК-41 позволяющих использовать различное ракетное вооружение согласно типу миссии и БИУС Иджис с обширным применением элементов искусственного интеллекта. Благодаря этому данные корабли могут решать универсальный характер задач, таких как обеспечение ПВО, ПЛО, ПРО (в том числе стратегического характера), наносить удары по наземным объектам крылатыми ракетами, уничтожать корабли противника посредством противокорабельных ракет.

 

Подводный флот

 

В состав входят: 14 ПЛАРБ «Огайо», 4 ПЛАРК «Огайо», а также МПЛАТРК представленный 37 лодками типа «Лос-Анджелес», тремя типа «Си-Вульф» и тринадцатью типа «Вирджиния».

 

Подводный флот США представлен исключительно атомными подводными лодками. На 14-ти АПЛ класса Огайо расположена большая часть ядерного потенциала США, каждая такая лодка способна нести 24 БРПЛ «Трайдент 2», на сегодняшний день считающимися самыми надежными и точными БРПЛ в мире (КВО около 90 метров и 156 успешных пусков, при всего 5 неудачных). Многоцелевые лодки типа «Си-вульф» и «Вирджиния» считаются самыми малошумными среди АПЛ, по этому показателю с ними могут сравниться только новейшие российские АПЛ типа «Ясень».

 

Флот десантных кораблей и тральщиков

 

В состав входят: 9 универсальных десантных корабля типа «Уосп» и «Америка», 7 десантных вертолетоносцев типа «Остин» и «Сан-Антонио», 12 десантных транспортных доков типа «Уидби Айленд» и «Харперс Ферри», 13 тральщиков типа «Эвенджер».

 

В задачи десантных кораблей входит транспортировка и высадка частей морской пехоты, а также доставка военных грузов. Огромные десантные вертолетоносцы США, фактически представляют собой отдельные авианосцы меньшего водоизмещения, на них базируются как вертолеты и конвертопланы, так и истребители-бомбардировщики вертикального взлета (единственные в мире в своем классе, среди стоящих на вооружении) AV-8 «Харьер» и F-35B.

 

Конвертопланы – это уникальные летательные аппараты на базе винтовой аэродинамической тяги, совмещающие в себе вертолетные достоинства вертикального взлета и посадки с самолетной скоростью передвижения. Стоят только на вооружении ВС США.

 

Корпус морской пехоты

 

КМП является родом войск в составе ВМС США, численный состав около 200 тысяч военнослужащих. Предназначен для широкомасштабных сухопутных операций с применением морского и авиационного десантирования на побережье. Имеет на вооружении собственную авиацию, бронетехнику, артиллерию, РСЗО и БПЛА.

 

На вооружении стоят: 447 танков М1А1 Abrams, 252 бронетранспортера LAV-25, более 1300 десантных машин амфибий ААV-7, более 2400 бронеавтомобилей, 830 гаубиц М-101 и М-777, 40 РСЗО HIMARS, более 650 минометов различного калибра, 95 самоходных противотанковых комплекса LAV-TOW, несколько тысяч ПТРК TOW-2 и ПЗРК Stinger, 90 легких ЗРК Avenger.

 

В составе авиации: 240 истребителей бомбардировщиков F-18A\B\C\D, а также 39 F-5B и 130 AV-8 Harrier с укороченным и вертикальным взлетом, 45 заправщиков KC-130, около 30 различных транспортных самолетов, 244 конвертоплана MV-22, более 150 ударных вертолетов AH-1 Cobra, 139 тяжелых транспортных вертолета СН-53.

 

КМП как и армия США, имеют на 2019 год большую численность и тяжелое вооружение, фактически являясь отдельной сухопутной армией, только с еще более высокими показателями мобильности.

 

Береговая охрана США

 

Численность береговой охраны в составе вооруженных сил США на 2016 год составляла 41 тысячу военнослужащих, а также более 7 тысяч гражданских служащих.

 

Береговая охрана предназначена для обеспечения безопасности и наблюдения за выполнением законодательства на океаническом побережье и во внутренних водах США. Занимается охранением портовой инфраструктуры и водных путей, проведением поисково-спасательных работ, борьбой с нелегальной иммиграцией, борьбой с контрабандой оружия, наркотиков и браконьерством, защитой морской среды, проводит ледокольные мероприятия.

 

В своем составе имеет более 1800 судов и вспомогательных катеров, около 70 различных патрульных самолетов, 130 вертолетов и около 80 разведывательных БПЛА.


Вооруженные силы США — РИА Новости, 20.05.2017

В декабре 1941 года, после налета японской авиации на Перл-Харбор, США вступили во Вторую мировую войну.

В дальнейшем ВС США приняли участие в Корейской войне (1950-1953), вели войну во Вьетнаме (1964-1973), осуществили вторжение на Гренаду (1983), в Панаму (1989-1990) и Гаити (1994-1995), участвовали в миротворческих операциях в Ливане (1982-1984) и Сомали (1992-1995). ВС США составляли костяк антииракской коалиции во время войны в Заливе (1991), а также сил НАТО, действовавших против Югославии (1999). С 2001 года американские войска проводили операции в Афганистане, в 2003-2011 годах воевали в Ираке, в 2011 году — в Ливии. С августа 2014 года ВС США при поддержке ряда союзных стран, в том числе арабских, начали наносить авиаудары по позициям «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ) в Ираке, с сентября того же года аналогичная операция проходит в Сирии.

США рассматривают свои ВС как основу национальной безопасности. Их заявленные задачи: отражение нападения на США, контртеррористические операции и сдерживание агрессии через передовое базирование своих войск. Если сдерживание не сработает, ВС готовы проецировать силу в глобальном масштабе.

Президент США как верховный главнокомандующий осуществляет руководство ВС через гражданского министра обороны, которому подчинены министры видов ВС — армии (сухопутных войск), военно-воздушных и военно-морских сил. Министры отвечают за организацию, комплектование, оснащение и снабжение войск и сил. Высшие военные чины видов ВС входят в Комитет начальников штабов, председатель которого координирует работу всех органов военного управления.

В оперативном отношении ВС США сведены в девять Объединенных командований (ОК). Пять из них организованы по географическому принципу (Тихий океан, Северная Америка, Южная и Центральная Америка, Европа, Ближний Восток и Азия). Командующему таким ОК подчинены все формирования видов ВС в зоне его ответственности.

Четыре функциональных ОК (Объединенное стратегическое командование, ОК единых сил, ОК стратегических перебросок и ОК специальных операций) зон ответственности не имеют. ОК единых сил организует совместную боевую подготовку видов ВС, стратегическое ОК отвечает за ядерные вооружения.

Сухопутные войска (СВ) США объединены командованиями корпусов и дивизий. В составе дивизий — боевые бригады трех типов: тяжелые (с танками, БМП и самоходной артиллерией на гусеничном ходу), средние (с боевыми бронированными машинами «Страйкер») и легкие (с бронеавтомобилями «Хамви» и с буксируемой артиллерией).

Помимо этого, в составе сухопутных войск имеются легкие (вертолетные) и тяжелые (штурмовая авиация) бригады армейской авиации; артиллерийские бригады; бригады разведки, связи и управлении, бригады материально-технического обеспечения, части сил специальных операций.

В распоряжении СВ — более 5,5 тысяч основных боевых танков «Абрамс», около 4,5 тысяч колесных бронетранспортеров «Страйкер», более шести тысяч боевых машин пехоты на гусеничном ходу различных модификаций, около 500 боевых разведывательных машин и более 25 тысяч колесных бронемашин с усиленной противоминной защитой разных типов.

В составе сухопутных войск имеется более 750 ударных вертолетов, более 400 транспортных вертолетов, более 600 легких многоцелевых вертолетов и более 120 многоцелевых вертолетов. Армейская ПВО представлена примерно 1300 образцами различной техники.

По состоянию на 2016 год, сухопутные войска имели регулярные силы в 475 тысяч солдат, 198 тысяч военнослужащих резервной армии и 342 тысячи военнослужащих Национальной гвардии, что в целом составляло 1,015 миллиона человек.

Военно-воздушные силы (ВВС) США организационно включают функциональные авиационные командования и учреждения на правах командований. Командования подразделяются на воздушные армии, отдельные авиакрылья и другие части. В свою очередь крылья состоят из групп (оперативной, технического обеспечения, тылового обеспечения и медицинской), каждая из которых может состоять из несколько эскадрилий, которые в свою очередь состоят из нескольких звеньев.

По целевому назначению и характеру решаемых задач военно-воздушные силы подразделяются на стратегические ракетные силы наземного базирования, боевую и вспомогательную авиацию.

На вооружении — около полутора тысяч только боевых самолетов, в том числе, 136 стратегических бомбардировщиков. В составе военно-воздушных сил имеется около 250 беспилотных летательных аппаратов нескольких типов, применяемых для разведки и нанесения ударов по наземным объектам. К ВВС США относятся также соединения, вооруженные межконтинентальными баллистическими ракетами.

Общая численность личного состава ВВС США составляет 317 тысяч человек, а также более 680 тысяч человек гражданского персонала. Еще около 70 тысяч человек числятся в резерве.

Военно-морские силы США в организационном отношении делятся на Основные командования американских ВМС — Тихоокеанский флот, Командование сил флота США (в прошлом Атлантический флот), Командование морских перевозок и Военно-морские силы в Европе. В оперативном отношении ВМС США подразделяются на шесть флотов:

Третий, Четвертый, Пятый, Шестой, Седьмой и Десятый. В составе флота находится 275 кораблей и судов различных типов, в том числе девять авианосцев. На боевое дежурство скоро встанет еще один авианосец «Джеральд Р. Форд». Подводный флот США состоит исключительно из атомных субмарин, дизельных подводных лодок в нем нет. Морская авиация располагает 3700 самолетами.

Общая численность личного состава ВМС США на начало 2017 года составляла более 322 тысяч человек плюс более 210 тысяч гражданского персонал. Еще более 109 тысяч человек в резерве.

Корпус морской пехоты (КМП) США относится к ВМС, однако де-факто является автономным видом ВС и имеет собственное командование и структуру.

Выполняя функцию войск быстрого реагирования, корпус морской пехоты состоит из наиболее боеспособных частей. В его состав входят четыре дивизии морской пехоты (четвертая дивизия является резервной, ее подразделения разбросаны по всей территории США), четырех авиакрыльев, четвертое также является резервным и четырех морских логистических групп, четвертая группа также резервная. Корпус имеет на вооружении танки, артиллерию и боевые самолеты.

Численность КМП — примерно 182 тысячи человек и 20 тысяч гражданского персонала. 38,5 тысячи человек числятся в резерве.

Комплектование вооруженных сил США осуществляется на добровольной основе. На службу принимаются граждане США, граждане других государств, постоянно проживающие в США, имеющие хотя бы среднее образование. Минимальный возраст кандидата — 18 лет (17 лет при согласии родителей). Максимальный возраст приема на службу зависит от вида вооруженных сил и принадлежности к регулярным силам или резервным компонентам (регулярные ВВС — 27 лет, регулярная морская пехота, резерв морской пехоты — 28 лет, резерв ВВС, регулярные ВМС — 34 года, резерв сухопутных войск, резерв ВМС — 39 лет, регулярные сухопутные войска — 42 года). Срок контракта — от четырех до восьми лет.

Военный бюджет США на 2016 год был утвержден в размере более чем 607 миллиардов долларов. Военный бюджет на 2017 год, подписанный президентом США Бараком Обамой, составлял 618,7 миллиарда долларов.

Новый президент США Дональд Трамп запланировал в следующем бюджете увеличение расходов на содержание вооруженных сил на 54 миллиарда долларов. В результате этого в сухопутных войсках регулярные силы составят 476 тысяч солдат, 199 тысяч военнослужащих резервной армии и 343 тысячи военнослужащих Национальной гвардии, что в целом составит 1,018 миллиона человек.

Также Дональд Трамп планирует в течение 30 лет увеличить количество боевых кораблей до 350.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

 

 

почему армия США испытывает проблемы с набором новобранцев — РТ на русском

Американская армия не может выполнить план по комплектованию личного состава новобранцами. Об этом говорится в докладе Центра стратегических и международных исследований США. Аналитики отмечают, что к концу 2020 финансового года планировалось увеличить численность регулярных войск до 492 тыс., однако в итоге эту цифру сократили до 480 тыс. По мнению экспертов, отчасти это объясняется испорченным имиджем ВС США, которые ведут затяжные и неэффективные войны на Ближнем Востоке.

Американские сухопутные войска испытывают трудности с комплектованием личного состава. Об этом говорится в докладе Центра стратегических и международных исследований США.

«Армии США затруднительно обеспечить даже небольшой прирост численности своих сил из-за проблем с комплектованием личного состава. В 2019 финансовом году были выделены средства на 478 тыс. военнослужащих регулярных войск, в 2020 финансовом году эта цифра увеличилась до 480 тыс., но не достигла плановой отметки в 492 тыс. В 2020 финансовом году численность резервных войск остаётся по сути неизменной», — говорится в докладе центра, с текстом которого ознакомился RT.  

В документе отмечается, что в свете проблем с комплектованием и сохранением численности личного состава регулярные и резервные сухопутные войска вынуждены пересматривать свои планы в сторону снижения.

«В планах на 2019 финансовый год содержались призывы к увеличению численности военнослужащих до 1 040 000 к 2023 финансовому году. .. В 2020 финансовом году конечная численность всех компонентов армии США составит 1 005 500 человек, а к 2024 году вырастет только до 1 016 500. Таким образом, в 2020-е годы численность армии США окажется на уровне, сопоставимом с периодом, предшествовавшим её увеличению после трагедии 11 сентября», — отмечается в докладе.  

Схожие трудности испытывают также армейский резерв и Национальная гвардия США, добавляют аналитики центра.  

«Резерв армии США планировал увеличить свою численность до 200 тыс. военнослужащих, а Национальная гвардия США — до 343 тыс. Вместо этого и там и там с трудом поддерживают численность на уровне конечного показателя за 2019 финансовый год», — указывается в документе.

  • Американский солдат
  • Flickr
  • © The U.S. Army

Лишний вес и судимости

Стоит отметить, что внимание к ситуации с нехваткой личного состава в сухопутных войсках США неоднократно привлекали и другие американские экспертные организации. Так, в 2018 году генерал-лейтенант армии США в отставке Томас Спор, являющийся руководителем оборонного направления аналитического фонда Heritage Foundation, отмечал, что вооружённые силы страны окажутся в незавидном положении, если не смогут достичь необходимых целей по комплектованию личного состава.

«Нам в наших вооружённых силах необходим постоянный приток добровольцев. И если у нас не будет людей, отвечающих определённым требованиям, наши вооружённые силы будут страдать», — отмечал Спор в интервью телеканалу ABC News. 

Также по теме

«Доминирующее положение США и НАТО ослабевает»: почему в Пентагоне заявили об утрате военного превосходства над Россией

Военное преимущество Соединённых Штатов ослабло, Россия и Китай почти сравнялись с Вашингтоном по силе. Об этом заявил глава Пентагона…

В своём интервью Спор подчёркивал, что в 59% случаев молодые люди не могут служить в армии из-за проблем со здоровьем, в том числе ожирения.

«В последние десять лет эта статистика пошла вверх, ожирения и избыточного веса у американцев стало гораздо больше. Примерно десять лет назад было всего два штата, где от ожирения страдала треть американцев. Сейчас таких штатов тридцать», — пояснил отставной генерал и военный эксперт. 

В 2018 году корпорация RAND провела исследование среди 18 тыс. военнослужащих всех родов и видов войск США, в ходе которого выяснилось, что у 66% из них были зафиксированы избыточный вес или ожирение. 

Ещё одной крупной проблемой является нехватка образования. Около 25% молодых людей отсеиваются на стадии отбора, поскольку не имеют среднего образования или диплома об общеобразовательной подготовке, как того требует служба в Вооружённых силах США. 

Ещё 10% не могут служить из-за проблем с законом и судимостей. Томас Спор отметил, что за несудимых молодых людей, имеющих среднее образование, идёт настоящая борьба между ВС США и американскими компаниями, которым требуется рабочая сила. Несмотря на социальный пакет, который предлагает потенциальным рекрутам американское оборонное ведомство, привлечение добровольцев даётся Пентагону нелегко. 

«Они должны быть не только пригодными к службе, они должны добровольно вступить в ряды военнослужащих», — отметил Томас Спор в беседе с ABC.  

Напомним, что большую часть ХХ века американская армия комплектовалась по призывному принципу. Однако растущее недовольство участием США в войне во Вьетнаме и боевых действиях в Камбодже привело к масштабным антивоенным протестам, одним из итогов которых стала отмена призыва в армию в 1973 году. Последний военнослужащий ВС США, призванный на военную службу, был уволен в связи с достижением пенсионного возраста в 2011 году.  

Руководитель Бюро военно-политического анализа Александр Михайлов напомнил, что американская армия является одним из самых крупных работодателей в стране. По его мнению, недобор военнослужащих связан исключительно с неэффективными действиями Пентагона.   

«В США отсутствует призыв как таковой, армия комплектуется на контрактной основе, что делает вооружённые силы одним из крупных работодателей на рынке труда в стране. Результативность привлечения новобранцев в армию зависит не от патриотизма или роста экономического благосостояния американских граждан, а исключительно от эффективности работы Пентагона», — сказал он в интервью RT. 

  • Вооружённые силы США
  • Flickr
  • © The U.S. Army

Вопрос престижа

Несмотря на высокий уровень зарплат, имидж и популярность американской армии внутри страны оставляет желать лучшего, считают эксперты. Они связывают такое положение дел в том числе с затяжными войнами на Ближнем Востоке.

«Американцы не могут похвастаться какими-то точечными, хирургическими, красиво проведёнными военными акциями. Обычно работают топорно, заваливают всё авиабомбами, потом ракетами, потом начинают зачищать. Нельзя сказать, что американцы показывают высокий класс военных знаний, как мы наблюдаем по обострениям на Ближнем Востоке. Слишком много жертв среди мирного населения, слишком неоднозначная работа служб спецназначения на земле», — считает эксперт.  

Схожую точку зрения разделяет и руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк. 

«Служба в любой армии, которая не одерживает победу, а терпит поражения, вряд ли может быть престижной. На протяжении XXI века США не выиграли ни одной войны. Война в Афганистане, ставшая самой длинной в истории США, проиграна. Как, впрочем, и война в Ираке», — сказал он в интервью RT. 

Также по теме

Весомый аргумент: почему в Пентагоне задумались о переводе военных на диету без углеводов

Командование специальных операций США (SOCOM) рассматривает предложение перевести американских солдат на кетогенную диету — режим. ..

При этом эксперт подчеркнул, что общая численность тех солдат и офицеров, которых американское командование может бросить в бой, по-прежнему весьма внушительна. Однако этого не хватает для глобального доминирования, считает он. 

«Видимо, этого числа не хватает для того, чтобы обеспечить глобальное присутствие Америки на всех важных с точки зрения официального Вашингтона театрах военных действий. И это начинает серьёзно беспокоить военно-политическое руководство США», — отметил Батюк.

При необходимости внезапно предпринять какие-то решительные действия может вскрыться нехватка сил, средств и хорошо подготовленных военнослужащих, отметил Батюк. Он предположил, что именно это могло стать одной из причин нерешительных действий США в отношении Венесуэлы.   

«Когда Джон Болтон стоял на трибуне и держал в руках блокнот с хорошо заметной записью «перебросить в Колумбию пять тысяч солдат», это было сделано специально, чтобы это все увидели. Но проблема в том, что американцам нечего перебрасывать ни в Колумбию, ни в другую латиноамериканскую страну. Южное командование, которое отвечает за этот регион, не имеет боеспособных подразделений в своём распоряжении», — сказал аналитик.

По его словам, такая ситуация может стать серьёзной проблемой для Вашингтона в случае серьёзного военно-политического кризиса. 

«В настоящее время у американцев просто нет такого резерва, который можно было бы в любой момент поднять по тревоге и перебросить в любую точку земного шара. Это действительно может стать серьёзной проблемой в случае резкого обострения международной обстановки», — заключил Батюк.   

Военный эксперт оценил современное состояние Вооруженных сил Украины

Во вторник стало известно о подписании украинско-турецкого соглашения о строительстве двух новых корветов для нужд украинского флота. Украинская армия с помощью союзников из НАТО продолжает активное перевооружение. За очень короткий период Вооруженные силы Украины прошли от состояния, близкого к полному развалу, к армии качественно иного уровня, близкого к стандартам НАТО. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок подробно анализирует нынешнее состояние ВСУ и их техническое оснащение.

Славное и печальное прошлое

В 1991 году Украина получила в наследство от СССР четвертую по боевому и численному составу армию в мире. Вооруженные силы, дислоцирующиеся на территории республики, насчитывали 980 тыс. бойцов и командиров, от 6,5 до 9,2 тыс. танков (по разным данным), от 7 до 11,3 тыс. боевых бронированных машин, свыше 2800 боевых самолетов, более 18 тыс. артиллерийских систем. По совокупной военной мощи ВСУ уступали только США, России и Китаю.

После распада СССР на территории Украины были развернуты три военных округа (Киевский, Одесский и Прикарпатский), три воздушных армии фронтового назначения, одна воздушная армия ВГК оперативного назначения, ракетная армия РВСН, две дивизии стратегических бомбардировщиков Дальней авиации, Черноморский флот.

Огромные (без всякого преувеличения — гигантские) запасы вооружения, военной техники, боеприпасов, других материальных средств, предназначенные для укомплектования вновь формируемых на военное время частей, соединений и объединений (вплоть до танковых армий) были сосредоточены на складах, базах, и арсеналах, размещенных на территории этой союзной республики.

За сравнительно короткий срок все это военное богатство было сведено если не к нулю, то весьма близко к этому показателю.

Части и соединения расформированы, значительная часть вооружения продана за рубеж, многое утилизировано или утрачено в результате пожаров и взрывов.

В итоге к концу 2014 года вооруженные силы Украины насчитывали всего 232 тыс. военнослужащих, 723 танка, 2164 ББМ, 190 боевых самолетов, 80 вертолетов, 523 артиллерийские системы, 22 корабля.

Проблемы в воздухе

Со второй половины 2014 года официальный Киев взял курс на создание качественно иных вооруженных сил, полностью ориентированных на стандарты Североатлантического альянса.

Украина за последние годы немало сделала, чтобы приблизиться к стандартам НАТО: изменила свою военную доктрину, переформатировала практически все боевые и общевоинские уставы, систему воинских званий.

Вместе с тем на этом пути немало трудностей. К примеру, со времен обретения независимости украинские авиаторы еще ни разу не получали новых самолетов.

В настоящее время ВВС Украины имеют на вооружении самолеты типа МиГ и Су. С 1991 года поставок новой техники в авиачасти не было.

И уже недалек тот день, когда все самолеты советского производства «отойдут» по ресурсу, сколько бы их не ремонтировали и сколько бы им не продлевали на Украине сроки летной годности.

Примерно такая же ситуация в стране и с авиационными средствами поражения. Новых образцов ВВТ нет, у старых управляемых ракет и даже бомб свободного падения выходят (или уже давно вышли) установленные сроки эксплуатации. Какое-либо сотрудничество с Москвой в плане закупки новой авиатехники исключается напрочь по причине занятой Киевом бескомпромиссной позиции, заключающейся в полном разрыве всех возможных связей со своим восточным соседом. Остается только одно — закупка боевых самолетов и авиационных средств поражения на Западе.

И проблемы на море

Еще более проблемная ситуация складывается с боевым составом военно-морских сил Украины, которые в настоящее время представлены всего-навсего одним более или менее боеготовым фрегатом («Гетман Сагайдачный») и катерами различного назначения. Но и здесь официальный Киев рассчитывает на помощь Запада.

Кораблестроительная промышленность Великобритании спроектирует новые ракетные катера специально для Украины в рамках подписанного между двумя странами меморандума, предусматривающего переоснащение Военно-морских сил ВСУ. Помимо этого, Лондон готов помочь Киеву укрепиться на берегах Черного и Азовского морей, снабдить украинские ВМС боеприпасами, чтобы подготовить флот Украины к противостоянию с Россией.

Эти ракетные катера проектируются специально для Украины, поэтому они будут оригинальными и иметь длину ориентировочно от 50 до 65 метров, скорость хода при этом будет составлять около 40 узлов.

На них планируется установить артиллерийские системы и ракеты. Это могут быть ракеты малой или большой дальности.

Помогает Украине в воссоздании ВМС и Вашингтон. США в настоящее время предоставляют Украине патрульные катера класса Island и Mark VI. Помимо этого, Украина имеет собственные катера «Гюрза».

Подарки от союзников

По данным российских СМИ, в 2014 году Киев получил около двух тысяч бронежилетов, два десятка станций контрбатарейной борьбы AN/TPQ-48A, 35 бронеавтомобилей HMMWV и полевой госпиталь. В 2015 году — 130 внедорожников «Хаммер» и пять скоростных катеров. В 2016 году — 14 радиолокационных станций, более двух тысяч приборов ночного видения, пять бронеавтомобилей HMMWV в медицинском эвакуационном варианте, 24 комплекта легких БПЛА RQ-11B Raven. В 2017 году — еще 40 «Хаммеров» и около 700 радиостанций.

В 2018 году Пентагон отправил на Украину уже летальное вооружение: 35 противотанковых ракетных комплексов FGM-148 Javelin и 210 ракет к ним.

Считается, что эти ПТРК способны принести решающую победу. Однако до фронта они так и не добрались.

По условиям американцев эти комплексы не должны применяться непосредственно на линии соприкосновения конфликтующих сторон и могут быть брошены в бой только в случае полноценной «российской агрессии».

В этом же году Пентагон предоставил ВСУ 2,5 тысячи приборов ночного видения, партию миноискателей, эвакуационные «Хаммеры», три системы контрснайперской борьбы, а также 30 внедорожников, две РЛС и медицинское снаряжение на $9 млн.

В 2019 году Киев получил военную продукцию на 361 миллион долларов, в 2020 году стоимость военного оборудования составила $510 млн. Известно, что на Украину доставили еще одну партию «Джавелинов». В прошлом году Госдеп одобрил продажу Киеву 16 патрульных катеров Mark VI на $600 млн. О сроках их поставок пока не сообщалось.

Помимо всего прочего, в этом году Департамент военно-технической политики, развития вооружения и военной техники Минобороны Украины разместил заказ на приобретение непосредственно у производителей через Агентство НАТО по поддержке и снабжения (NSPA). Среди заказанного оборудования в том числе десятки комплексов противодействия БЛА.

Самым эффективным закупленным вооружением украинской армии уже в ближайшее время может стать турецкий ударный беспилотный летательный аппарат Bayractar TB2. В ВСУ их уже насчитывается порядка десятка единиц. Объявлено, что Анкара и Киев собираются построить совместное предприятие по производству этих БЛА.

Турецкая военная помощь не ограничивается одними БЛА.

27 июля стало известно, что Киев и Анкара подписали рамочное соглашение о строительстве двух корветов класса Ada для нужд украинских вооруженных сил. Украина в 2021 году предусмотрела на финансирование проекта 3,8 млрд гривен ($140,7 млн).

Таким образом, вполне возможно, что уже через несколько лет вооруженные силы Украины будут представлять собой качественно иную армию и, более того, являться членом Североатлантического альянса.

Во сколько Западу обошлась военная кампания в Афганистане?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Войска США находились в Афганистане с 2001 года

После вывода иностранных войск из Афганистана и захвата власти талибами Би-би-си пытается подсчитать, сколько США и их союзники по НАТО потратили в стране за 20 лет военных операций.

Какими силами велась борьба с талибами?

Американские военные начали кампанию против талибов в октябре 2001 года. Поводом послужило то, что талибы, по мнению американцев, укрывали Усаму бен Ладена и других членов группировки «Аль-Каиды» (запрещена в России), связанных с терактами 11 сентября.

Численность войск США росла, достигнув пика в 110 тысяч человек в 2011 году. Вашингтон постоянно выделял миллиарды долларов на борьбу с боевиками движения «Талибан» (запрещено в России) и финансирование восстановления Афганистана.

В прошлом году в Афганистане оставалось всего 4 тысячи американских военнослужащих .

Официальные данные не всегда включают силы специальных операций и другие временные подразделения.

Остальные страны, включая других членов альянса НАТО, также включили своих военных в состав контингента иностранных войск в стране. Но наиболее значительную его часть все равно составляли американские военные.

НАТО официально завершила свою боевую задачу в декабре 2014 года, но сохранила там 13 тысяч человек для помощи в обучении афганских сил и поддержки контртеррористических операций.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Силы НАТО помогали в обучении Афганской национальной армии

В Афганистане также работало значительное количество частных охранных компаний. Согласно исследованию Конгресса США, по состоянию на последний квартал 2020 года в них работали еще 7800 граждан США.

Сколько денег было потрачено?

Подавляющее большинство расходов в Афганистане также приходится на США.

По данным американского правительства, с 2010 по 2012 год, когда в Афганистане в течение некоторого времени находилось более 100 тысяч солдат, стоимость войны выросла почти до 100 миллиардов долларов в год.

Затем американские вооруженные силы сместили акцент с наступательных операций и сконцентрировались на обучении афганских сил, в результате расходы резко упали.

К 2018 году годовые расходы составили около 45 миллиардов долларов, отчитался Конгрессу США в тот год высокопоставленный чиновник Пентагона.

По данным министерства обороны США, общие военные расходы в Афганистане (с октября 2001 года по сентябрь 2019 года) достигли 778 миллиардов долларов.

Кроме того, Госдепартамент США вместе с Агентством США по международному развитию (USAID) и другими правительственными агентствами потратил 44 миллиарда долларов на проекты реконструкции.

Таким образом, общая стоимость — по официальным данным — составила 822 млрд долларов в период с 2001 по 2019 год. В эту сумму, однако, не входят расходы в Пакистане, который США используют в качестве базы для операций, связанных с Афганистаном.

Согласно исследованию Университета Брауна в 2019 году, в котором рассматривались военные расходы как в Афганистане, так и в Пакистане, США потратили около 978 миллиардов долларов (эта оценка также включает деньги, выделенные на 2020 финансовый год).

В исследовании отмечается, что оценить общую стоимость сложно, поскольку методы бухгалтерского учета различаются в зависимости от государственных ведомств, а также со временем меняются, что приводит к различным общим оценкам.

Великобритания и Германия, которые содержали в Афганистане самые крупные после США контингенты, потратили в течение войны примерно 30 и 19 миллиардов долларов соответственно.

Несмотря на вывод почти всех своих войск, США и НАТО пообещали в общей сложности 4 миллиарда долларов в год до 2024 года для финансирования собственных сил безопасности Афганистана.

Куда пошли деньги?

Основная часть денег, потраченных в Афганистане, была направлена ​​на операции по борьбе с повстанцами и на нужды войск, такие как продукты питания, одежда, медицинское обслуживание, особые выплаты и льготы.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

США помогали в восстановлении Афганистана

Согласно официальным данным, с 2002 года США также потратили около 143,27 миллиарда долларов на реконструкцию Афганистана.

Более половины (88,32 миллиарда долларов) было потрачено на укрепление афганских сил безопасности, включая Афганскую национальную армию и полицию.

Около 36 миллиардов долларов было выделено на управление и развитие, а меньшие суммы были также выделены на борьбу с наркотиками и гуманитарную помощь.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Афганские силы безопасности понесли тяжелые потери

Часть этих денег пропала из-за растрат, мошенничества и злоупотреблений на протяжении многих лет.

В отчете Конгрессу США в октябре 2020 года наблюдательный орган, отвечающий за надзор за усилиями по восстановлению в Афганистане, подсчитал, что с мая 2009 года по 31 декабря 2019 года таким образом было потеряно около 19 миллиардов долларов.

Сколько людей погибло?

С начала войны против «Талибана» в 2001 году погибло более 3500 членов коалиции, из них более 2300 американцев.

Погибло более 450 британских военнослужащих.

Еще 20 660 солдат США получили ранения.

Автор фото, Getty Images

Но по сравнению с потерями среди афганских сил безопасности и гражданского населения эти цифры невысоки.

В 2019 году президент Гани заявил, что более 45 тысяч сотрудников афганских сил безопасности были убиты за те пять лет, что он возглавлял страну.

РСМД :: Современное состояние армии Катара

Эмират Катар, занимающий небольшой одноименный полуостров в центре Персидского залива, обладает самым высоким в мире ВВП на душу населения. Благосостояние страны основано на экспорте природного газа и нефти. Тем не менее скромные показатели по территории и численности населения делают государство чрезвычайно уязвимым, со стратегической точки зрения. Ситуация осложняется хронически напряжённой обстановкой в регионе и геополитическими амбициями правящей семьи, которые зачастую входят в противоречие с интересами региональных и глобальных держав.

Вооружённые силы эмирата Катар, одни из наиболее малочисленных в регионе, в настоящее время проходят этап качественного обновления и численного роста. Тем не менее объективные показатели свидетельствуют о том, что вооружённые силы Катара в разы уступают не менее современной армии КСА в количественном отношении. Более того, армии соседних сопоставимых по площади и населению государств, таких как ОАЭ или Кувейт, также располагают большими людскими ресурсами и вооружениями, чем войска эмирата.

Подобная ситуация делает как никогда важной для обеспечения безопасности страны катарскую систему военных союзов. США, имеющие в окрестностях Дохи свою главную базу на Ближнем Востоке, выступают традиционным гарантом безопасности эмирата. Однако в последние годы региональная нестабильность, конфронтация с соседями и непредсказуемость американской политики обусловили тенденцию на диверсификацию военных коалиций. Главным для Катара на этом направлении остаётся партнёрство с Турцией, уже разместившей в стране военную базу и до 3 тыс. военнослужащих, а также осуществляющей помощь в подготовке личного состава и создании инфраструктуры. Определённые перспективы в русле катарской политики диверсификации военных связей имеет и сотрудничество с Россией, главным образом, в вопросах приобретения ЗРК С-400. Таким образом, именно опора на союзников и партнёров, а не собственные вооружённые силы, будет оставаться основой катарской системы безопасности в долгосрочной перспективе.


Эмират Катар, занимающий небольшой одноименный полуостров в центре Персидского залива, обладает самым высоким в мире ВВП на душу населения. Благосостояние страны основано на экспорте природного газа (2 место в мире) и нефти (18 место в мире). Тем не менее скромные показатели по территории (11,6 тыс. кв. км, 165 место в мире) и численности населения (2,04 млн чел, 143 место в мире) делают государство чрезвычайно уязвимым, со стратегической точки зрения. Ситуация осложняется хронически напряжённой обстановкой в регионе и геополитическими амбициями правящей семьи, которые зачастую входят в противоречие с интересами региональных и глобальных держав.

С момента провозглашения независимости от Великобритании в 1971 г. одним из основных направлений внешней политики Катара являлось участие в интеграционных процессах в зоне Персидского залива, ведущую роль в которых традиционно играла Саудовская Аравия. В 1981 г. был создан Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива в составе КСА, Бахрейна, Катара, Кувейта, ОАЭ и Омана. Несмотря на медленный прогресс, в начале ХХI в. в рамках организации было начато создание совместных вооружённых сил, общего рынка и монетарного союза. Тем не менее с течением времени союзнические отношения Катара с КСА сменились на сопернические. В правление эмира Хамада бен Халифы Аль-Тани (1995–2013 гг.) Катар, всё меньше довольствуясь ролью младшего партнёра КСА и располагая внушительными финансовыми средствами, стал претендовать на право вести самостоятельную внешнюю политику, главным образом, на исламском направлении, где эмират считал возможным занять лидерские позиции. Поддержка движения Братьев-мусульман, ХАМАС и прочих исламистских сил и независимые действия по активизации процессов «арабской весны» в ряде стран (Тунис, Ливия, Египет, Сирия и др.) вывели Катар на уровень региональной державы. Наконец, доминирование «Аль-Джазиры», вещающей из Дохи, в арабском медиа-пространстве, и нежелание вступать в открытую конфронтацию с Ираном на стороне просаудовского блока привело к разрыву с саудитами и вылилось в серьёзный региональный конфликт. Так, в 2014 г. КСА, ОАЭ и Бахрейн разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив его в поддержке экстремизма (в частности, Братьев-мусульман) и подрывной деятельности «Аль-Джазиры». Конфликт удалось уладить в апреле того же года после подписания эмиратом неопубликованного Риядского соглашения, которое, предположительно, обязывало Катар отказаться от поддержки исламистов. Однако продолжение активной деятельности Катара после подписания документа привело к тому, что в июне 2017 г. Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Йемен, Египет и ряд других государств не только повторно прекратили официальное общение с Дохой, но и устроили стране экономическую блокаду, увязав нормализацию отношений с выполнением 13 требований, в числе которых прекращение контактов с Ираном, остановка финансирования террористических организаций и закрытие турецкой военной базы. За последний год подвижек в решении конфликта не произошло. В условиях продолжающейся блокады Катар лишь наращивает взаимодействие с внерегиональными партнёрами — США, Турцией и Россией — и демонстрирует стремление сохранять свои нормальные отношения с Ираном. В этих обстоятельствах КСА периодически заявляет о возможности силового решения спора, что позволяет считать данный конфликт основной угрозой безопасности Катара на данном этапе.

Другим вызовом безопасности государства является ситуация геополитического противостояния, сложившаяся в регионе. Конфликт Саудовской Аравии и Ирана, обострившийся с началом «арабской весны», ставит под угрозу благополучие всех малых государств Персидского залива. Будучи «зажатым» между региональными гегемонами, Катар на данном этапе вынужден лавировать между ними, однако в случае прямого конфликта будет не в состоянии обеспечить неприкосновенность своей территории.

Серьезной проблемой для государства остаётся терроризм и экстремистская активность в регионе. Несмотря на то, что, по утверждению ряда СМИ и политических деятелей, Катар спонсирует исламистские организации в странах региона и мира, очевидна невозможность контролировать все силы подобного рода.

Военный бюджет

Подобная напряжённая политическая ситуация вынуждает руководство страны выделять всё больше средств на военные нужды. До второй половины 2000-х гг. военные расходы не составляли важной статьи катарского бюджета — стратегическое партнёрство с США и союзнические отношения с соседними нефтяными монархиями позволяли руководству страны ощущать относительную безопасность. Однако на последние 10 лет, учитывая региональную нестабильность, приходится постоянное увеличение военного бюджета страны. Так, в 2007–2011 гг. импорт вооружений Катаром вырос на 245%. Рост военных расходов продолжился в дальнейшем. С 2012 по 2016 гг. военный импорт увеличился на 282%. В 2015 г. страна впервые вошла в тройку самых крупных импортёров вооружения в мире.

Однако, несмотря на такой сильный рост военных расходов, показатели эмирата в региональном масштабе остаются весьма скромными. Военный бюджет Катара за первые восемь месяцев 2018 г. составляет 1,93 млрд долл. Эти показатели существенно ниже показателей соседних государств — Кувейта (5,2 млрд долл.), ОАЭ (14,4 млрд долл.), Омана (6,7 млрд долл.), Саудовской Аравии (56,7 млрд долл. , 3-е место в мире после США и КНР). В Персидском заливе лишь Бахрейн уступает Катару по расходам (0,73 млрд долл.). Таким образом, несмотря на милитаризацию, происходящую в последние годы, бюджет ВС Катара остаётся относительно небольшим.

Вооружённые силы страны

Численность военнослужащих эмирата составляет всего 11 800 человек (хотя ряд источников приводят в качестве актуальных данных 36 000 человек, что не является подтверждённой и обоснованной информацией) [1]. При этом сухопутные силы включают в себя 8 500 чел., ВМФ — 1 800 чел., ВВС — 1 500 чел. Таким образом, Катар обладает самыми малочисленными вооружёнными силами в регионе — для сравнения, сопоставимые по численности населения Бахрейн и Кувейт располагают воинскими контингентами в 47 405 чел. и 46 500 чел. соответственно.

Наиболее многочисленными являются сухопутные войска эмирата. Самой боеспособной считается эмирская гвардия (три батальона пехоты), задачей которой является охрана правящей семьи и её резиденций. Помимо неё, в состав сухопутных войск входят четыре механизированных пехотных батальона и один артиллерийский, а также рота спецназа и одна бронетанковая бригада. Катарская армия очень хорошо механизирована, пехота располагает несколькими десятками французских БМП и БТР.

Основу танкового корпуса страны на протяжении десятилетий составляли 30 танков AMX-30 французского производства, характеризовавшихся лёгкостью и маневренностью, однако устаревших уже в 1990-х гг. В 2013 г. Катар подписал договор с Германией о покупке 62 танков «Леопард-2». Поставки начались уже в 2015 г. и должны завершиться к концу 2018 г. Таким образом, танковый корпус страны в ближайшее время должен вырасти втрое. При том, что «Леопард-2» технически признан одним из лучших сегодня, в численном отношении танковый корпус страны всё равно будет меньше, чем у соседей (Кувейта, ОАЭ, КСА), в несколько раз.

Система ПВО страны представлена 11 батареями ракетного комплекса «Пэтриот» третьей конфигурации (РАС-3), приобретёнными у США в 2012 г. , французскими «Мистралями» (24 шт.), «Роланд» (9 шт.) и британскими «Рапира» (18 комплексов). К 2021 г. ожидается усовершенствование «Пэтриота». Также в 2017 г. стало известно о договоренности об установке новой американской системы радаров.

В 2012 г. было заключено соглашение о поставках Катару THAAD, однако, по имеющейся информации, на данный момент по финансовым причинам комплекс эмирату ещё не поступил. В начале 2018 г. появились новости о переговорах Катара с Россией о приобретении комплексов С-400, что вызвало жёсткую реакцию со стороны Саудовской Аравии. По состоянию на середину 2018 г., переговоры продолжаются.

ВВС Катара на данный момент располагают 12 относительно устаревшими французскими истребителями Дассо «Мираж» 2000 и шестью лёгкими штурмовиками (одновременно выполняющими функции учебных самолётов) серии Альфа-джет. Однако за прошедшие три года руководство страны предприняло беспрецедентные меры по увеличению мощи ВВС. Так, в мае 2015 г. Катар и Франция пришли к договорённости о продаже 24 истребителей Рафаль (Dassault Rafale), а в 2017 г. было объявлено о приобретении ещё 12 моделей того же вида. В июне 2017 г. стало известно о сделке Дохи и Вашингтона о продаже Катару в ближайшем будущем 36 новых истребителей Boeing F-15QA, спроектированных специально для этой страны (позже стало известно о потенциальных больших закупках). В декабре 2017 г. Катар подписал соглашение с Великобританией о покупке у неё 24 истребителей четвёртого поколения «Еврофайтер Тайфун», состоящих на вооружении ряда европейских и ближневосточных государств. Поставки должны начаться в конце 2018 г. Таким образом, в ближайшие годы состав ВВС страны должен пополниться 96 новыми истребителями, что является серьёзным укреплением боевой мощи на фоне нынешних 12. Для размещения новой техники в августе 2018 г. Катар объявил о создании новой базы под названием Аль-Тамим. Несмотря на внушительный рост, эксперты выражают сомнение относительно способности ВВС Катара обеспечить все новые модели обученным персоналом — эта проблема неизбежно создаст трудности при вводе машин в эксплуатацию.

ВВС Катара имеют и небольшой вертолётный парк. Традиционно его основу составляли 12 вертолетов Westland Commando (в модификациях Mk2A, Mk2C и Mk3), 11 единиц SA-342L «Gazele» (с установленным ПТУР «Хот»), 18 AgustaWestland AW139. Принимая во внимание устаревающий характер моделей, в 2016 г. катарская сторона договорилась о покупке 24 американских AH-64Е APACHE, которые поступят на службу до 2020 г. В марте 2018 г. Катар заключил соглашение с «Airbus» о поставке европейских 28 NH 90. Таким образом, вертолётный парк страны проходит стадию масштабного обновления.

ВМФ Катара в настоящий момент насчитывает около 80 судов. К ним относятся 7 быстроходных ракетных кораблей английского (VT Group) и французского (La Combattante III type) производства — лёгких судов небольшого водоизмещения и боевой мощи. Остальные несколько десятков единиц техники — патрульные катера, катера-перехватчики и вспомогательные суда. При этом эксперты считают ВМС страны, фактически представляющие собой лишь береговую охрану, устаревшими, недостаточно оснащёнными, обученными и укомплектованными, что ставит под вопрос их эффективность в том числе и при выполнении охранных функций морских газовых и нефтяных месторождений страны.

В последнее время Катар взял курс на увеличение и обновление своего флота. Так, в 2016 г. стало известно о договоренностях Дохи и Вашингтона о покупке неизвестного количества относительно новых боевых катеров Mk – V. В 2017 г. эмират заключил соглашение с Италией о поставках в ближайшие годы семи новых судов: четырех корветов, двух вспомогательных судов и одного десантного корабля. Данные модели также не предполагают выполнения никаких задач, кроме береговой охраны. Однако учитывая, что подавляющее большинство судов, находящихся в распоряжении катарских ВМФ, устарели на десятилетия, подобное обновление кажется явно недостаточным. Страна вряд ли будет в состоянии самостоятельно обеспечить безопасность своей береговой линии в случае агрессии какой-либо из региональных держав.

Спецслужбы страны представлены Агентством государственной безопасности (Джихаз амн даулят Катар), созданным в 2004 г. путём слияния Службы расследований и государственной безопасности и Службы общей разведки (мухабарата). Функции агентства официально заключаются главным образом в контрразведывательной деятельности, обеспечении внутренней стабильности и контроле оппозиции, однако, очевидно, что ввиду взятия на себя функций мухабарата, орган ответственен также за внешние операции. По свидетельству ряда источников, в том числе бывшего директора агентства, подразделение оказывает поддержку ряду исламских организаций по всему региону, включая Талибан, Братьев-мусульман, ХАМАС, а также экстремистское подполье в соседних государствах Залива. Согласно некоторым источникам, катарские спецслужбы — разведка и спецназ — активно участвовали в гражданских войнах в Ливии и Сирии на стороне оппозиции.

Стоит отдельно упомянуть катарский спецназ, получивший определённое признание на международном уровне. При невозможности опираться на какие-либо открытые источники ввиду секретного характера информации допустимо утверждать, что подразделение участвовало в ряде успешных операций в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Так, по приведённым выше данным, катарский спецназ сыграл важную роль в событиях ливийского кризиса 2011 г., включая падение Триполи. Также это подразделение осуществляло подготовку различных повстанческих группировок на территории Сирии. В 2017–2018 гг. силы специального назначения начали проходить совместные с американскими коллегами обучающие курсы на регулярной основе. Однако, несмотря на высокий уровень подготовки, следует признать, что это подразделение при всех своих достоинствах остаётся единичным и малочисленным формированием (одна рота), к тому же укомплектованным преимущественно наёмниками из стран Запада. В последнее время, впрочем, появились свидетельства планируемого увеличения численности сил специального назначения. Так, в марте 2018 г. турецкая фирма MDS Defence Technologies and Construction Inc. получила от катарской стороны заказ на создание нового тренировочного лагеря, рассчитанного на 200 бойцов.

Несмотря на впечатляющие мероприятия по модернизации вооружённых сил с упором на ВВС, у армии Катара сохраняются нерешённые проблемы. Главной из них является кадровая — катарцы составляют лишь 30% личного состава вооружённых сил. Остальная часть рядового и офицерского состава представлена выходцами из других арабских стран — Омана, Египта и Иордании, а также из Пакистана. В условиях обостряющейся международной обстановки в регионе ставка на наёмников представляется менее оправданной, что поднимает вопрос о срочном увеличении доли коренных граждан в армии. В рамках курса на «катаризацию» вооружённых сил в 2014 г. в стране начала впервые в истории вводиться всеобщая воинская повинность для юношей, достигших 18 лет. Срок службы составлял от трех до четырех месяцев. По новому закону от 2018 г., срок службы был увеличен — теперь он составляет от четырех месяцев до года.

Система военных союзов

Военное партнёрство с глобальными и региональными державами в случае Катара является основным гарантом государственной безопасности. Учитывая малую численность вооружённых сил страны в условиях подавляющего военного превосходства соседних держав, успешные военные союзы представляют собой единственный надёжный способ обеспечения суверенитета и стабильности.

США являются главным военным союзником Катара на протяжении трёх десятилетий. Потепление отношений между странами пришлось на 1990-1991 гг., когда катарцы поддержали возглавляемую американцами международную коалицию в войне в Персидском заливе против саддамовского Ирака. Именно после вышеуказанных событий, 23 июня 1992 г., между двумя странами было подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности (Defence Cooperation Agreement, DCA), вплоть до настоящего времени (с незначительными изменениями в 2013 г.) остающееся основой двустороннего партнёрства. Текст соглашения засекречен, однако известно, что договор предусматривает доступ американских военных к военной структуре Катара, помощь в обучении катарских военных и возможность размещать на территории страны вооружения [2]. Выгода эмирата от подобного соглашения является очевидной — на фоне вступления Ближнего Востока и всей Передней Азии в период нестабильности размещение американских войск на своей территории давало ему надёжную защиту от любой внешней агрессии. В рамках этого соглашения американские контингенты, главным образом ВВС, были дислоцированы на созданной в 1996 г. базе Аль-Удейд (другой распространённый в русскоязычной среде вариант названия — Аль-Адид). В начале 2000-х гг. сюда был переведён ЦЕНТКОМ — центр управления американских войск во всём ближневосточном регионе. Таким образом, американцы фактически объявили Катар своим главным партнёром в регионе. С этого времени база Аль-Удейд играла ведущую роль во всех американских боевых операциях на Ближнем Востоке. Известно, что основные расходы по поддержанию базы, её расширению и даже содержанию американского персонала несёт Катар. По состоянию на 2017 г., на базе располагалось около 100 американских боевых самолётов, а общая численность контингента составляла 10-11 тыс. военнослужащих.

Дипломатический разрыв между Катаром, с одной стороны, и группой региональных стран во главе с Саудовской Аравией (тоже являющейся ключевым американским союзником в регионе), с другой, по утверждениям американской стороны, никак не повлиял на функционирование базы Аль-Удейд. Более того, в 2018 г. были начаты совместные катарско-американские работы по расширению базы, в том числе предусматривающие размещение дополнительных воинских контингентов. Таким образом, США демонстрирует приверженность сохранению стратегического партнёрства с Катаром в долгосрочной перспективе, невзирая на конфликт эмирата с другими проамериканскими государствами региона. Подобный курс подкрепляется описанными выше большими объёмами продаж вооружений Катару американскими поставщиками, потеснившими в последнее время французов — традиционных партнёров ближневосточного государства. Для Катара подобная ситуация является оптимальной, так как наличие крупных американских сил на его территории создаёт уверенность в собственной «неприкасаемости». Тем не менее дальнейшая эскалация кризиса в отношениях с КСА, ОАЭ и другими странами Залива, если она произойдёт, неизбежно приведёт к тому, что американской стороне придётся делать выбор между союзниками. При этом нет никаких гарантий, что выбор этот будет сделан в пользу Катара.

В связи с этим в последние годы Катар обозначил стремление диверсифицировать свои военные партнёрства. В 2014 г. эмират заключил соглашение о военном сотрудничестве с Турцией, которое предусматривает возможность размещения турецких войск, кооперацию в борьбе с терроризмом и в целях укрепления региональной стабильности. В 2015 г. в страну были введены первые, хотя и незначительные, контингенты турецких войск, разместившиеся на базе Тарик бин Зияд в южной части Дохи. Это событие вызвало недовольство регионального гегемона — КСА, — который включил ликвидацию турецкой базы в число 13 требований к Катару в июне 2017 г. во время разрыва дипломатических отношений. Однако с началом блокады Катара связи эмирата с Турцией, напротив, активизировались. Помимо поставок продовольствия и дипломатической поддержки, Турция приступила к размещению более крупных контингентов войск на территории Катара. К концу 2017 г. в стране находилось уже почти 3 000 турецких военнослужащих. В январе 2018 г. Турция объявила о планах размещения в Катаре военно-морских и военно-воздушных сил. Помимо размещения своих войск на территории страны, Турция с середины 2017 г. осуществила ряд совместных воинских учений с Катаром, начала оказывать ему поддержку в обучении состава ВС, а также вложилась в создание тренировочной инфраструктуры.

Партнёрство с Турцией представляет собой возможность снизить полную зависимость от США в вопросах безопасности. На фоне усиления региональной конфронтации США становятся менее надёжным союзником, учитывая, что Саудовская Аравия является также одним из ключевых американских партнёров, жертвовать отношениями с которым в угоду Катару американцы вряд ли станут. Для Турции же проект, помимо укрепления престижа и расширения военных возможностей, несёт и коммерческую выгоду — по итогам 2017 г. Катар стал вторым по величине инвестором в турецкую экономику, вложив в неё около 20 млрд долл. Отношения между странами подкрепляются и тем, что различные структуры, так или иначе аффилированные с Братьями-мусульманами, находящимися у власти в Турции в лице эрдогановской «Партии справедливости и развития», пользуются, по некоторым данным, значительной финансовой поддержкой Катара. В ближайшем будущем турецко-катарский альянс не сможет заменить партнёрство с США, однако, рост его значения для безопасности страны очевиден.

Что касается России, до недавнего времени её военно-стратегическое сотрудничество с Катаром было минимальным. Удалённость эмирата и его особые союзнические отношения с США делали подобное сотрудничество если не невозможным для России, то, по крайней мере, практически безосновательным. Ситуация изменилась в 2017 г. Стремление Дохи активизировать связи с Москвой объясняется всё тем же курсом на диверсификацию военно-стратегических партнёров, а также желанием инвестировать в российские нефтегазовую и авиационную отрасли. Россия заинтересована в сотрудничестве с Катаром как одним из государств, имеющих существенное влияние на сирийский сценарий, а также Москва преследует цель давления на традиционного катарского союзника — США. В октябре 2017 г. Москва и Доха подписали соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Пробным шаром на пути его имплементации стали договоренности 2018 г. о поставке Катару стрелкового оружия (автоматов Калашникова), гранатомётов и противотанковых ракетных комплексов «Корнет». Однако главным треком военно-технического сотрудничества между двумя странами на данный момент является вопрос о приобретении комплексов С-400, вызвавший протесты со стороны Саудовской Аравии. Несмотря на это, в середине 2018 г. посол Катара в Москве заявил, что переговоры вступили в решающую стадию.

***

Вооружённые силы эмирата Катар, одни из наиболее малочисленных в регионе, в настоящее время проходят этап качественного обновления и численного роста. Втрое увеличивается танковый парк страны за счёт покупки новейшей немецкой техники. Более существенно укрепление военной авиации — вместо существующих 12 истребителей ВВС Катара в ближайшие годы получат 96 британских, американских и французских самолётов. Обновления затрагивают и вертолётную авиацию, и система ПВО, представленную американским комплексом «Пэтриот» и, возможно, в ближайшем будущем усиленную системой THAAD. Менее масштабные, но всё же видимые изменения наблюдаются и в ВМФ страны. Численное увеличение и усовершенствование программы подготовки (с американской помощью) коснутся также сил специального назначения. Борясь с хроническими проблемами — малочисленностью вооружённых сил (менее 12 тыс. чел.) и высокой долей иностранных наёмников в офицерском корпусе (ок. 70%), — Катар в 2015–2018 гг. впервые ввёл для граждан-мужчин обязательную военную службу.

Тем не менее объективные показатели свидетельствуют о том, что вооружённые силы Катара в разы уступают не менее современной армии КСА в количественном отношении. Более того, армии соседних сопоставимых по площади и населению государств, таких как ОАЭ или Кувейт, также располагают большими людскими ресурсами и вооружениями, чем войска эмирата. Несмотря на то, что Катар входит в тройку главных импортёров оружия в мире, военный бюджет страны уступает практически всем соседям по Персидскому заливу.

Подобная ситуация делает как никогда важной для обеспечения безопасности страны катарскую систему военных союзов. США, имеющие в окрестностях Дохи свою главную базу на Ближнем Востоке, выступают традиционным гарантом безопасности эмирата. Однако в последние годы региональная нестабильность, конфронтация с соседями и непредсказуемость американской политики обусловили тенденцию на диверсификацию военных коалиций. Главным для Катара на этом направлении остаётся партнёрство с Турцией, уже разместившей в стране военную базу и до 3 тыс. военнослужащих, а также осуществляющей помощь в подготовке личного состава и создании инфраструктуры. Определённые перспективы в русле катарской политики диверсификации военных связей имеет и сотрудничество с Россией, главным образом, в вопросах приобретения ЗРК С-400. Таким образом, именно опора на союзников и партнёров, а не собственные вооружённые силы, будет оставаться основой катарской системы безопасности в долгосрочной перспективе.

1. Qatar: Governance, Security, and U.S. Policy. P.15

2. Qatar: Governance, Security, and U. S. Policy. P. 14


Музыканты и солисты Оркестра и хора Армии США в Европе и Африке выступят в Нарве, Харьюмаа и Таллинне

21 июня 2021 г.

Посольство США в Таллинне радо объявить о проведении бесплатных концертов с участием музыкантов и солистов Оркестра и хора Армии США в Европе и Африке. Музыкальный коллектив «Хор солдат», состоящий из 15 музыкантов и певцов, представит разнообразную программу с элементами джаза, популярной и рок-музыки.

30 июня в 18:00 при содействии городской управы Нарвы музыканты выступят в доме культуры «Ругодив» в Нарве. Официальные представители Посольства США и города Нарвы выступят с краткой приветственной речью. Бесплатные билеты на концерт можно получить в кассе ДК «Ругодив» (Пушкина 8, Нарва). Учитывая действующие ограничения, связанных с ситуацией вокруг COVID-19, количество билетов ограничено.

2 июля в 19:00 в сотрудничестве с некоммерческой организацией «Рюгемент» музыканты и солисты Оркестра и хора Армии США в Европе и Африке выступят перед 200 гимназистами, участвующих в учебном лагере по гособороне в Национальном центре обучений по обороне Хумала. Перед концертом официальные представители посольства США произнесут краткую вступительную речь. Этот концерт не предназначен для широкой публики. Просим заинтересованные СМИ зарегистрироваться заранее, связавшись с Отделом по связям с общественностью посольства США.

3 июля в 15:00 при содействии городской управы Таллинна музыканты выступят с бесплатным концертом на Площади свободы в Таллинне. Регистрация и билеты не требуются.

На каждом концерте будут выступать музыканты и солисты Оркестра и хора Армии США в Европе и Африке, которые исполнят интересную программу из популярной и современной музыки. Журналистов, заинтересованных в освещении концертов или визита музыкального коллектива в Эстонию, просим связаться с Отделом по связям с общественностью посольства США по электронной почте [email protected] и [email protected]

Автор U.S. Embassy Tallinn | 21 июня, 2021 | Категории: Главноемероприятие, Новости, Посольство, Пресс-релизы, Связис общественностью, События, США и Эстонии

адмирал США призывает к наземным наступательным вооружениям в западной части Тихого океана заявил во вторник, подчеркнув обеспокоенность США по поводу растущей военной мощи Китая, особенно его ракетных сил.

ФОТОГРАФИЯ: Новый командующий вооруженными силами США в Индо-Тихоокеанском регионе (ИНДОПАКОМ) адмирал Филипп Дэвидсон присутствует на встрече с министром обороны Японии Ицунори Онодера (без фотографии) в Министерстве обороны в Токио, Япония, 21 июня 2018 года.REUTERS/Issei Kato

Администрация президента Джо Байдена заявила, что Соединенные Штаты намерены конкурировать с растущим влиянием и военной мощью Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Пентагон пересматривает свою стратегию в регионе.

«Более широкая база дальнего прицельного огня, которую обеспечивают все наши наземные силы — не только морские и воздушные, но и сухопутные — критически важна для стабилизации того, что становится все более нестабильной обстановкой в ​​западной части Тихого океана. », — адмирал Фил Дэвидсон, командир U.Об этом на слушаниях в Сенатском комитете по вооруженным силам заявило Командование С. Индо-Тихоокеанского региона.

Дэвидсон упомянул об энтузиазме армии и корпуса морской пехоты «использовать некоторые возможности, уже разработанные ВМС и ВВС».

В бюджетном документе, представленном Конгрессу в прошлом месяце Командованием Индо-Тихоокеанского региона, говорится, что Соединенным Штатам необходимо увеличить количество наземных вооружений вдоль первой цепи островов, что обойдется в 408 миллионов долларов только в 2022 финансовом году и 2,9 миллиарда долларов в период с 2023 по 2023 финансовые годы. 2027.

Первая цепь островов — это цепочка островов, протянувшаяся от Японского архипелага через Тайвань, Филиппины и далее к Борнео, окружая прибрежные моря Китая.

Хотя Соединенные Штаты могут использовать оружие большой дальности на кораблях и самолетах, на это наложены ограничения из-за договора о контроле над вооружениями.

Но в 2019 году Соединенные Штаты вышли из договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) с Россией.

Хотя Пентагон заявил, что выступает за размещение таких ракет в регионе, против идеи их размещения.

Однако Дэвидсон сказал, что противоракетной обороны недостаточно для сдерживания потенциального противника.

«Сложнее всего противоракетная оборона. И если я буду менеджером бейсбольной команды, если у меня будет лучшая защита в мире, но если я не смогу забить несколько пробежек, я не смогу выиграть игру», — сказал Дэвидсон.

Репортаж Идриса Али и Фила Стюарта; Под редакцией Питера Куни

Как братья по оружию замышляли кражу и продажу оружия армии СШАcom/article/how-brothers-in-arms-in-arms-in-armted-theft-theft-of-us-army-weaponry-5fe1ad681d89dfc063c1d0d10b95b870

Набитый винтовками и взрывчаткой внедорожник мчался по межштатной автомагистрали Флориды под ярко-синим осенним небом, обгоняя другие автомобилисты с небольшим уведомлением.

Это был ноябрь 2018 года, и водитель, Тайлер Самлин, чувствовал себя неловко. Клэмми. Крепкий бородатый бывший солдат армии США простудился и, по понятным причинам, напрягся: он перевозил взвод украденных винтовок, достаточно С4, чтобы взорвать свою машину и окружающих, боевую ручную гранату.

Он вспоминал, как думал: «Не слишком ли поздно поворачиваться?»

Дробовик для верховой езды был военным кровным братом Самлина, сержантом. 1-й класс Джейсон Джарвис, солдат на действительной службе из 18-й артиллерийской роты Форт-Брэгга в Северной Каролине — бывшего подразделения Самлина.

Двое мужчин, которые были близки со времен службы в Афганистане, пытались отвлечься пустыми разговорами о поездке. Их жены, военные истории, любимые фильмы.

Несколькими месяцами ранее Джарвис связался с Самлином и спросил, заинтересован ли Самлин в заработке.Джарвис хотел продать украденное военное снаряжение из арсенала в Брэгге.

Самлин сказал, что может найти покупателя.

Теперь они направлялись в Эль-Пасо, штат Техас, чтобы продать украденное оружие. Двое мужчин узнали от знакомых, что клиенты отправляются в Мексику.

В серии статей Ассошиэйтед Пресс подробно описало, как у американских военных возникают проблемы с пропавшим или украденным оружием и взрывчатыми веществами, а также как некоторые виды оружия использовались в домашнем преступлении.

Но внутренняя история о том, как двое мужчин, которые наладили глубокую связь посреди насилия на поле боя, пытались продать украденное армейское оружие, раскрывает другой вид угрозы: организованная группа солдат и ветеранов, использующая недостатки в военной системе. чтобы быстро заработать.

Этот рассказ основан на обширных интервью, текстовых сообщениях, связанных с федеральным уголовным делом, личных сообщениях группы Facebook, судебных протоколах и документах из военных следственных действий.

В то время как информация о Самлине и Джарвисе появлялась раньше, этот отчет предлагает новые подробности о случае, который привел других солдат в ужас и ярость — они полагали, что их предали двое их собственных.

___

Фотография запечатлела день 2009 года, когда Самлин и Джарвис сидели вместе на скале в провинции Кунар, Афганистан. На коленях у Самлина лежит винтовка, на нем тактический жилет, рукава его футболки обрезаны, чтобы обнажить фермерский загар и татуировку на левом плече.Джарвис стоит рядом с винтовкой в ​​руке.

Двое молодых людей стали братьями в головокружительном темпе войны в Афганистане. Самлин и Джарвис специализировались на обезвреживании взрывоопасных предметов, или EOD, работах такого рода — с его удушающими громоздкими костюмами для взрывчатых веществ — с голливудской трактовкой в ​​«The Hurt Locker».

Их работа по обезвреживанию самодельных взрывных устройств, установленных талибами, велась безостановочно, и у них было мало времени, чтобы осознать то, что они увидели, услышали и почуяли. Это была тяжелая работа внутри скороварки, интенсивная даже в мире с высокими ставками на поле боя.Они прятали травмирующие переживания и образы глубоко внутри себя, а их товарищество помогало притупить стресс.

Когда они вернулись в США, оба изо всех сил пытались приспособиться к более медленному ритму жизни. Как и многие солдаты, они находили бальзам в дружбе с теми, кто видел то же, что и они.

Как и многие военные субкультуры, сплоченное сообщество EOD имеет свой собственный кодекс поведения, этики и языка. Самлин присоединился к частной группе в Facebook, где участники EOD сочувствовали, спорили и разыгрывали друг друга.Они также привлекали друг друга к ответственности, обсуждая, нарушает ли поведение члена кодекс братства.

Самлин уволился из армии в декабре 2017 года, но снова был направлен на обезвреживание бомб в частной оборонной компании.

Тем временем Джарвис остался в армии. В Форт-Брэгге, где базируются одни из самых элитных армейских подразделений, Джарвис работал в оружейной. И это дало ему доступ к большому количеству боевого огнестрельного оружия, запчастей и другого оборудования, такого как очки ночного видения и взрывчатые вещества.

___

В арсенале Форт-Брэгга Джарвис сфотографировал оружие, а затем украл его и начал продавать.

Его приятель Самлин отправил фотографии и опись украденного оружия и взрывчатых веществ сообщнику, назвавшемуся «мистером Уилсоном». Андерсон. Андерсон, бывший армейский боевой инженер, служивший и в Ираке, и в Афганистане, был одним из нескольких других солдат или ветеранов, связанных с этой схемой.

В мае 2018 года Самлин и Джарвис начали анализировать свои контакты, чтобы разгрузить добычу.Они находили многообещающую зацепку с помощью человека по имени «Эван», с которым они не встречались, но который сказал, что у него есть связи с желающим купить.

«Инвентарь: NVG-13, Aimpoint-8, ACOG-18, PEQ2A-10, DD Rail-24, DD-Barrel-15, различные игрушки Troy», — написал Андерсон Эвану, включая фотографии Джарвиса. Буквы и цифры описывали перечень оружия и очков ночного видения, винтовочную оптику и лазеры, предназначенные для прицеливания, и детали винтовок.

«Вау, вещи хорошие, есть идеи по цене, если я возьму все?» Эван ответил.

Узнайте больше о расследовании оружия в самоволке:

«Я дам вам знать, как только получу от него ответ», — написал Андерсон, имея в виду Самлина.

В течение следующих нескольких дней общение продолжалось, копии сообщений показывались. Андерсон и Эван жаловались на высокие цены на оружие. Они казались параноиками, когда обсуждали отношения с торговцами оружием-любителями, такими как Самлин и Джарвис, и опасались, что они привлекут внимание правоохранительных органов.

«Как только он назвал свою цену (за прицелы), я подумал, что он шутит, поскольку они определенно Б/У», — написал Андерсон. «Я не уверен, что это его первый раз или нет. Но это последний раз, когда я поспрашиваю (Самлина)».

Через несколько дней Эван сказал, что нашел покупателя, которому это нужно. Все это.

Чего Андерсон не знал, так это того, что Эван долгое время был конфиденциальным информатором, работавшим в отделе расследований национальной безопасности, подразделении Министерства внутренней безопасности.

В своем общении с Самлином и Андерсоном Эван сказал, что он представлял покупателя, который утверждал, что связан с наркоторговцами.(Самлин отрицает, что оружие предназначалось для продажи наркоторговцам.)

«Я не знал, что (покупатель) находится к югу от Техаса, — написал Андерсон.

«Да, он постоянно курсирует между Техасом и Мексикой», — ответил Эван.

— Я бы никому ничего не продал там, внизу, — ответил Андерсон.

«Лол… ну, он всегда был покупателем за наличные без вопросов и никогда не было никаких проблем», — ответил Эван. — Похоже, они заключили сделку.

«Надеюсь. Им еще предстоит встретиться и сделать выводы», — написал Андерсон.

К середине ноября 2018 года Джарвис арендовал внедорожник Chevy Tahoe в Северной Каролине и увез украденный тайник на юг. Он встретил Самлина в Инвернессе, небольшом городке в районе озер в центральной Флориде, чтобы они могли подготовить оружие к продаже, согласно федеральному уголовному иску.

Самлин сказал бы, что он и Джарвис изначально искали 250 000 долларов за огнестрельное оружие и взрывчатку. После некоторых колебаний они остановились на гораздо более низкой цене: 75 000 долларов.

Сумма казалась мизерной, учитывая риск, но продажа оружия могла быть лишь той, в которой они участвовали.Согласно материалам дела отдела уголовных расследований армии, Джарвис и Самлин позже рассказали агентам о «преступных сделках» в Колорадо, Северной Каролине, Флориде, Джорджии и Техасе. В документе другой солдат признался в краже нескольких оптических систем винтовки и защитного костюма, которые были переданы Сумлину.

Во Флориде Джарвис и Самлин чистили огнестрельное оружие, чтобы удалить отпечатки пальцев. Они также заплатили за модификацию некоторых деталей, чтобы они соответствовали винтовкам. Собрав тайник, очистив его, упаковав в контейнеры для хранения и загрузив для доставки, мужчины сели в внедорожник и отправились в 24-часовую поездку в Техас.

Прибыв в Эль-Пасо, они остановились на стоянке для грузовиков утром 14 ноября 2018 года. Человек, которого они считали связным с покупателями, известный как Энди, ждал вместе с другими. Они сказали Самлину и Джарвису следовать за ними на ближайший склад — и в ловушку.

Полное освещение: Оружие в самоволке

Там агенты подтвердили, что двое мужчин действительно несли несколько огнестрельных оружий, военную технику и пластическую взрывчатку C4. Группа спецназа напала, арестовала их и захватила тайник.

Агенты Национальной безопасности изъяли более 30 единиц огнестрельного оружия; несколько блоков С4; ручная граната; кумулятивные заряды; бронежилет; приборы ночного видения; бинокль; боеприпасы; лазеры и журналы. В Мексике, где торговцы наркотиками вели открытую борьбу, оборудование могло развязать бойню.

Однако найденное оружие не отражало всего того, что пропало из арсенала Брэгга. Согласно отчету армейских следователей по уголовным делам, предметы, украденные между Самлином, Джарвисом и их сообщниками в период с 2014 по 2018 год, оценивались примерно в 180 000 долларов. Но правительство США вернуло только около 26 000 долларов.

Армия направила вопросы в отдел расследований национальной безопасности, который сначала пообещал обсудить дело с AP, затем отменил интервью и позже не ответил на письменные вопросы.

Джарвису и Самлину было предъявлено обвинение по восьми различным федеральным обвинениям, включая сговор и торговлю оружием.

«Черт возьми, они наверняка замышляют что-то сумасшедшее», — написал Эван агенту Национальной безопасности.

«Босс очень счастлив… Это был хороший удар», — ответил агент. «Плохие парни думали, что мы наркоторговцы из Мексики… Использовали их оружие против войск».

____

Самлин внес залог и вернулся в свой дом во Флориде, чтобы собрать вещи.Ему грозило до 70 лет тюрьмы, и он боролся с посттравматическим стрессовым расстройством.

Он зашел на частную страницу группы EOD в Facebook и увидел адресованное ему сообщение.

«Чувак, это ты?» — спросил брат EOD.

На странице у всех на виду была копия его обвинительного заключения, которое не было обнародовано и не привлекало внимания СМИ.

«Ага», — напечатал Самлин.

«Были сделаны ошибки», бойко ответил один из членов EOD.

«Много», — написал Самлин.

В течение нескольких месяцев после арестов в небольшом сообществе саперов ходили слухи о сослуживцах, которые пытались продать огнестрельное оружие и взрывчатку. Но армия не прислала ни официального пресс-релиза, ни новостных сообщений. Болтовня была отклонена как слух, распространяемый среди войск.

Обвинительный акт подтвердил слух, и некоторые из собратьев Самлина были в ярости. Специалисты по обезвреживанию взрывоопасных предметов работают на границе в условиях насилия, связанного с наркотиками в Мексике. Что, если бы оружие попало к наркоманам? Их могли использовать против хороших парней.

«Брат, (непристойность) ты И твой сервис. Ты кусок (непристойности)», — написал один из членов группы EOD. «Вы предали всех, с кем когда-либо работали, как только попытались продать оружие и взрывчатку картелю».

В ответ Самлин указал, что в заговоре участвовало еще шесть человек. На давление, чтобы идентифицировать их, он отказался.

Почему, спросил другой член сообщества, он защищал других заговорщиков?

«Хотелось бы надеяться, что они извлекли уроки из того, что со мной произойдет», — объяснил Самлин.Он сказал, что не думает, что кто-то из них был арестован, и хочет, чтобы так и оставалось. Он надеялся, что его наказание и наказание Джарвиса отговорят их от будущих сделок с оружием.

Для многих в сообществе EOD вины Самлина и его оправданий по поводу того, что ему нужны деньги, было недостаточно. Он перешел черту, продав предметы, которые могли бы убить одного из них.

Самлину и Джарвису грозило несколько десятков лет тюрьмы, но оба они заключили сделку с федеральной прокуратурой. Они признали себя виновными в попытке контрабанды товаров из США.

Остальные семь счетов были сняты. Максимальный срок теперь составлял 10 лет тюрьмы и штраф в размере 250 000 долларов.

Но они даже этого не поняли.

Каждый из них был приговорен к пяти годам условно, а Джарвис был направлен на консультацию по психическому здоровью и должен был принимать прописанные лекарства.

Джарвис и Андерсон не ответили на сообщения с просьбой прокомментировать. Самлин отказался от интервью для этой истории, но сказал в интервью 2019 года, что планирует пройти испытательный срок и получить степень по психологии.

«Я хочу попытаться помочь ветеранам, которые сбились с пути, и попытаться помочь ветеранам перейти из армии обратно в гражданскую жизнь… людям, которые прошли через проблемы утраты этой спешки… этой искры в жизнь, — сказал он.

Тем временем следователи были в ярости. Они предположили, что федеральный судья был тронут послужным списком подсудимых и заявлениями о посттравматическом стрессовом расстройстве.

«Я не возражаю против того, чтобы мне надрали задницу прямо в суде.…но когда они берут соглашение о признании вины и признаются во всем, в чем мы его обвиняли… Я просто не знаю, что сказать», – написал Эвану федеральный агент.

«Это как если бы они остановили (Тимоти) Маквея по дороге в Оклахома-Сити… и дали ему испытательный срок, потому что он на самом деле не взрывал здание», — ответил Эван.

Что касается утверждения Самлина о том, что торговцы наркотиками никогда не обсуждались, когда он вел переговоры с агентами под прикрытием, Эван непреклонен: ветеран лгал.

«Они определенно планировали украсть оружие, C4, капсюли-детонаторы и все остальное, и собирались продать его мексиканскому картелю, и точка», — сказал Эван AP.

Юридическая запись неясна. Самлин сказал федеральным чиновникам, что, по его мнению, оружие будет экспортировано в Мексику. Но в федеральной жалобе не упоминаются наркокартели.

Для Эвана Самлин и Джарвис — террористы. Если бы они были мусульманами или чернокожими, сказал он, они бы так легко не отделались.

«Было очень неприятно, что так много людей рисковали своей жизнью, так много людей под прикрытием. Были задействованы всевозможные агентства, и вот результат?» Эван написал агенту национальной безопасности. «Есть и другие парни, которым стало намного хуже за гораздо меньшие деньги».

___

ЛаПорта сообщил из Бока-Ратон, Флорида; свяжитесь с ним на https://twitter.com/JimLaPorta. Дирен сообщил из Нью-Йорка; свяжитесь с ним по адресу https://twitter.com/JHDearen. Рэнди Хершафт из Нью-Йорка внес свой вклад.

___

Электронная почта глобальной следственной группы AP по адресу [email protected] или через https://www.ap.org/tips/. Смотрите другие работы на https://www.apnews.com/hub/ap-investigations.

Насколько сильна китайская армия? | Военные новости

Шанхай, Китай . На фоне неоднократных воздушных вторжений вблизи Тайваня и сообщений о том, что Китай испытал гиперзвуковое оружие, мир уделяет более пристальное внимание модернизации вооруженных сил Китая и его стремлению к созданию все более совершенного оружия.

Народно-освободительная армия (НОАК), когда-то провозглашенная Коммунистической партией победившей прошлых противников только с помощью «проса плюс винтовки», теперь превратилась в крупнейшую в мире боевую силу, насчитывающую более двух миллионов человек.

При президенте Си Цзиньпине Китай стал более напористым в дипломатическом плане и продемонстрировал возросшую готовность подкрепить свои претензии на спорную территорию демонстрацией своего военного мастерства. Соседние страны и США внимательно следят за происходящим.

«Все более громкие голоса, звучащие в тревоге по поводу потенциального китайско-американского конфликта в Южно-Китайском море, в основном исходили из того факта, что США теперь относятся к Китаю на равных из-за растущей армии последнего», — сказал Инь Дунъюй, представитель Пекина. на основе аналитика китайских военных.«И это уже неплохой показатель растущей военной мощи Китая».

В последние месяцы военно-морские силы США и их дипломатических союзников регулярно совершали плавания через воды Азиатско-Тихоокеанского региона, включая Южно-Китайское море и Тайваньский пролив, для отстаивания прав судоходства в международных водах.

В октябре США объявили об AUKUS — новом альянсе в области безопасности с Великобританией и Австралией, который приведет к тому, что Австралия приобретет у США атомные подводные лодки.

Вашингтон также увеличил продажи оружия Тайваню, который модернизирует свои вооруженные силы и разрабатывает так называемые асимметричные военные возможности, чтобы предотвратить любое нападение со стороны Пекина, который заявляет, что остров принадлежит ему.

Президент Китая Си Цзиньпин реформирует и модернизирует китайские вооруженные силы и развивает свой военно-морской флот [Файл» Ли Ган/Синьхуа через EPA]. год.

«Никто не может без колебаний сказать, вступят ли Китай и США в настоящий конфликт из-за Тайваня или Южно-Китайского моря, но с растущей армией Китая никто не хочет, чтобы это произошло», — сказал Инь.

Быстрая морская экспансия

Сухопутные войска НОАК традиционно были основой Китая для утверждения власти в регионе. Например, недавно она взяла на себя инициативу в отношениях с Индией на гималайской границе двух стран.

Согласно последнему отчету Пентагона о военной мощи Китая, в его рядах насчитывается более 915 000 военнослужащих, что затмевает США, в которых насчитывается около 486 000 активных солдат.

Армия также пополняла свой арсенал все более высокотехнологичным оружием.

В 2019 году во время военного парада, посвященного Национальному дню, была представлена ​​межконтинентальная баллистическая ракета DF-41, которая, по мнению экспертов, может поразить любую точку земного шара. Но внимание большинства людей привлекла гиперзвуковая ракета DF-17.

В этом году сообщалось, что Китай дважды проводил испытания гиперзвукового оружия — один раз в июле и один раз в августе — при этом высокопоставленный американский генерал назвал прорыв почти «моментом спутника», имея в виду запуск спутника Советским Союзом в 1957 году, который обозначил свое лидерство в космической гонке.

Поскольку Южно-Китайское море становится горячей точкой, НОАК также развивает свой военно-морской флот.

Китай претендует на море почти полностью на фоне конкурирующих претензий Тайваня, Филиппин, Вьетнама, Малайзии и Брунея.

Военно-морской флот Народно-освободительной армии (НОАК) в настоящее время является крупнейшим военно-морским флотом в мире, согласно официальному документу правительства по обороне, и его подводные лодки могут запускать ракеты с ядерным вооружением. Для поддержки военно-морского флота в Китае также есть так называемая морская милиция, финансируемая правительством и известная как «голубые человечки», которая действует в Южно-Китайском море, а в этом году Пекин уполномочил свою береговую охрану стрелять по иностранным судам.

«Военная мощь Китая была значительно увеличена за счет добавления в арсенал большого количества нового оружия, особенно в его военно-морских силах», — сказал Инь. «Именно здесь армия страны демонстрирует самый быстрый рост».

Военные достижения Китая нашли заинтересованных покупателей в других странах мира, в частности, его беспилотные летательные аппараты (БПЛА), широко известные как Chindrones [Файл: Alex Plavevski/EPA]

Военно-воздушные силы также превратились в крупнейшие в Азиатско-Тихоокеанском регионе третий по величине в мире, с более чем 2500 самолетов и примерно 2000 боевых самолетов, согласно годовому отчету канцелярии министра обороны США, опубликованному в прошлом году.

В частности, ВВС теперь располагают парком истребителей-невидимок, включая J-20, самый передовой военный самолет Китая. Он был независимо разработан и предназначен для конкуренции с американским F-22.

В глобальном масштабе Китай также наращивает экспорт оружия в другие развивающиеся страны с целью развития более теплых отношений с дружественными странами в условиях региональной конкуренции.

По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира, за последнее десятилетие Китай экспортировал оружие в основном в Пакистан, Бангладеш и Алжир.

По данным SIPRI, за тот же период Китай также был одним из ведущих мировых экспортеров вооруженных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), широко известных как дроны, среди клиентов которых были Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия.

«Вы видите множество БПЛА, экспортируемых в Персидский залив, потому что Конгресс США запретил многим странам покупать их у США из-за проблем с правами человека, и Китай вскоре заполняет этот пробел», — сказал Инь.

Но арсенал оружия Китая, привлекающего внимание заголовков, и, казалось бы, неудержимый военный рост маскируют непрозрачную систему командования, повсеместную коррупцию и вопросы о качестве новобранцев.

Коррупция в значительной степени проистекает из традиции кумовства и фаворитизма, а также общего отсутствия надзора, в то время как вербовка страдает из-за того, что, несмотря на некоторые стимулы, молодые, хорошо образованные китайцы, которых хотят военные, больше привлекают быстро развивающийся частный сектор.

Это привело к тому, что примерно треть личного состава Народно-освободительной армии Китая зависит от призыва на военную службу. В каждой провинции есть ежегодная квота призыва, при этом каждый призывник должен пройти двухлетнюю военную службу.В этом году, после задержки из-за пандемии COVID-19, военные начали проводить набор и введение в должность два раза в год вместо одного. Он также начал разрешать больше «вторых призывов».

И, несмотря на накопление в последние годы более совершенного оружия, НОАК по-прежнему имеет большое количество более старой и устаревшей техники, часть из которой построена с использованием технологий бывшего Советского Союза, который, по мнению аналитиков, распался 30 лет назад.

Военно-морской флот Китая, например, имеет больше кораблей, чем американский — 360 судов, — но флот состоит в основном из судов меньшего размера.У него есть только два крупных авианосца, «Ляонин» и «Шаньдун», а третий авианосец «Тип 003» все еще находится в стадии строительства. У США 11 авианосцев, больше, чем у любой другой страны.

Кроме того, отсутствие подготовки для эксплуатации и обслуживания недавно разработанного оружия также помешало армии достичь «единства», согласно отчету за 2018 год, опубликованному корпорацией RAND, американским аналитическим центром, со ссылкой на армейские способность одновременно командовать различными силами для достижения своих военных целей.

«Коррупция и устаревшая структура командования оказали очень негативное влияние на армию, — сказал Ши Ян, китайский военный аналитик из Пекина. «Большое количество относительно устаревшего оружия также ограничивало боеспособность китайской армии».

Учимся у США

Однако, по мнению некоторых аналитиков, потенциально более серьезной проблемой является то, что НОАК просто не хватает современного боевого опыта.

«Это был 1979 год, когда Китай в последний раз участвовал в реальном мировом конфликте — и это было во Вьетнаме», — объяснил Ши.«Без настоящих войн некоторые могут возразить, что [НОАК] не сможет оправдать своих ожиданий».

ВИДЕО: Командование Восточного театра военных действий Военно-морской авиации #НОАК недавно поручило новым пилотам отрабатывать боевые стрельбы по мишеням в ходе круглосуточных учений с несколькими типами боевых самолетов. pic.twitter.com/TF147lqmgZ

— Global Times (@globaltimesnews) 7 октября 2021 г.

В воинских частях до сих пор проводятся различные учения, напоминающие настоящие боевые действия.Например, ранее в этом месяце Китай активизировал свои военные учения вблизи Тайваня, нанеся массовые вторжения ВВС в зону противовоздушной обороны острова. В тот же период армия также провела наземные учения в юго-восточной провинции Фуцзянь — прямо через море от Тайваня — на фоне все более громких заявлений о том, что Тайвань является частью ее территории.

Некоторые говорят, что отсутствие реального боевого опыта не обязательно вредно. По словам Ши, такое отсутствие опыта «не ослабит сколько-нибудь существенной военной мощи Китая».

«Военная мощь китайской армии в современном конфликте будет в основном зависеть от технологий, которые неуклонно движутся в правильном направлении», — сказал Ши.

Президент Си предпринял ряд шагов, направленных на устранение некоторых недостатков вооруженных сил.

Заимствуя у американских вооруженных сил, он создал новую армейскую структуру, которая дает Центральной военной комиссии под председательством президента более непосредственное руководство вооруженными силами.

В рамках радикальных реформ в 2016 году было создано пять «театральных команд», территориально расположенных по всей стране.Подразделения армии, флота и авиации в каждом районе подчиняются непосредственно командованию театра военных действий, обеспечивая более эффективную интеграцию операции НОАК.

Борьба с коррупцией была краеугольным камнем президентства Си. В вооруженных силах это привело к чистке сотен чиновников, обвиняемых во взяточничестве и других формах коррупции.

Си также направляет больше денег в вооруженные силы с постоянно увеличивающимся оборонным бюджетом. В 2021 финансовом году 1,36 трлн юаней (примерно 209 долл.16 миллиардов) было выделено на оборону — на 6,8 процента больше, чем в прошлом году.

Китай также развивает возможности своих военно-воздушных сил с помощью новых истребителей-невидимок и других современных реактивных истребителей [Файл: Alex Plavevski/EPA]

Однако он по-прежнему составляет лишь часть оборонного бюджета США, который в 2021 году составил 705,39 млрд долларов.

«Многие страны региона рассматривали Китай как угрозу, и США также находятся в этой группе, поэтому с ростом китайской военной мощи другие страны с помощью США, как явно, так и тайно, пытаются догнать », — сказал Инь Дунъюй об эскалации гонки вооружений в регионе.«Учитывая более настойчивое отношение Китая к своим территориальным претензиям, я не думаю, что эта гонка вооружений прекратится в ближайшее время».

Военная история США и история вакцин

Военные исследовательские программы на протяжении всей истории вносили значительный вклад в медицину и, в частности, в разработку вакцин. Эти усилия были вызваны в первую очередь влиянием инфекционных заболеваний на военные конфликты: оспа опустошила Континентальную армию в 1776 году, а также войска по обе стороны гражданской войны в Соединенных Штатах; брюшной тиф был обычным явлением среди солдат во время испано-американской войны.За весь 20 -й век солдаты США в эндемичных по малярии регионах потеряли из-за малярии больше человеко-дней, чем из-за пуль; действительно, малярия продолжает подрывать военную мощь и в нынешнем столетии.

Чтобы отреагировать на эти и многие другие заболевания, которые угрожают как солдатам, так и населению, вооруженные силы посвятили много времени и усилий методам общественного здравоохранения и медицинским исследованиям.

Оспа

Оспа была бичом американских колоний, истребляя коренное население Америки, а затем сыграв свою роль в Войне за независимость.Британские солдаты имели лучший иммунитет к этой болезни, чем колониальные войска, и, возможно, даже использовали ее в качестве оружия. В 1776 году половина из 10 000 солдат Континентальной армии вокруг Квебека заболела оспой; О вспышке Джон Адамс писал: «Оспа в десять раз страшнее, чем британцы, канадцы и индийцы вместе взятые. Это было причиной нашего поспешного отступления из Квебека».

В следующем году Джордж Вашингтон, как главнокомандующий Континентальной армией, приказал сделать обязательную прививку от оспы всем солдатам, которые не приобрели предшествующий иммунитет против болезни в результате инфекции.Процедура в то время была известна как вариоляция, преднамеренное заражение человека легкой формой вируса оспы (Дженнер не разработал противооспенную вакцину до 1796 года). [ См. Соответствующую запись временной шкалы .] Для британской армии в североамериканских колониях прививка была добровольной.

В результате приказа Вашингтона Континентальная армия стала первой в мире с организованной программой профилактики оспы. Некоторые историки предположили, что если бы прививка от оспы была проведена раньше, вспышки оспы среди континентальных солдат в Квебеке можно было бы избежать, что ускорило бы завершение Войны за независимость и потенциально позволило бы добавить часть или всю британскую колонию Канада. В Соединенные Штаты.
 

Желтая лихорадка

Желтая лихорадка была серьезной проблемой для войск США во время испано-американской войны 1898 года. В ответ армия создала Комиссию по желтой лихорадке, которую возглавил врач Уолтер Рид. Члены комиссии отправились на Кубу и после обширных экспериментов и наблюдений подтвердили теорию, представленную кубинским врачом Карлосом Финлеем двумя десятилетиями ранее: комары несут ответственность за распространение болезни. Более поздние исследователи показали, что фактической основной причиной был вирус, который передавался от одного человека к другому с использованием комаров в качестве переносчиков.

Позже работа Комиссии привела к разработке программ борьбы с желтой лихорадкой как для военных лагерей, так и для кубинских городов. Американский врач Уильям Кроуфорд Горгас организовал эти программы как для Кубы, так и для региона Панамского канала. Усилия группы Горгаса по контролю позволили американцам завершить строительство Панамского канала после того, как французские усилия были прекращены из-за трудностей, связанных с желтой лихорадкой и малярией. После службы в качестве главного хирурга армии США Горгас в конечном итоге присоединился к Комиссии по желтой лихорадке Фонда Рокфеллера в качестве директора ее работы по искоренению желтой лихорадки.Спустя годы инструктор из Гарварда Макс Тейлер также присоединился к комиссии и разработал вакцину 17D против желтой лихорадки. Тайлер, вирусолог, в конце концов получил Нобелевскую премию за свои усилия, и вакцина 17D используется до сих пор.
 

Аденовирус

После Второй мировой войны большинство случаев острых респираторных заболеваний среди курсантов американских военных были вызваны аденовирусными инфекциями. Аденовирусные инфекции могут различаться по симптомам от симптомов, похожих на обычную простуду, до пневмонии или бронхита; по крайней мере 52 различных типа аденовирусов могут инфицировать человека.В тяжелых случаях стажеры могли умереть от дыхательной недостаточности, вызванной аденовирусной инфекцией.

Морис Хиллеман, микробиолог, который в конечном итоге будет участвовать в разработке более 40 вакцин, присоединился к Департаменту респираторных заболеваний Медицинского центра армии США после ухода из ER Squibb & Sons в 1948 году. Вскоре этот исследовательский центр будет переименован в Армию Уолтера Рида. Институт исследований (WRAIR), и Хиллеман все еще работал там в 1953 году, когда он прилетел в Форт Леонард Вуд, штат Миссури, для расследования предполагаемой вспышки гриппа среди армейских военнослужащих.

Вместо этого, когда Хиллеман и его группа выделили вирусы из зараженных войск, они обнаружили, что выделили не вирус гриппа, а несколько штаммов недавно открытого типа вируса — группы, которую впоследствии назвали аденовирусами.

Всего три года спустя, в 1956 году, в WRAIR была создана аденовирусная вакцина. Это была инактивированная вакцина, которая защищала от двух форм аденовирусной инфекции 4-го и 7-го типов, на долю которых приходилось большинство острых респираторных заболеваний среди обучаемых.(Отдельная вакцина, разработанная в Национальном институте здравоохранения, защищает от типа 3 в дополнение к типам 4 и 7.) Проблемы с производством привели к отзыву лицензии на вакцину в 1963 году, но всего за несколько лет были разработаны две живые вирусные вакцины. позже. Эти вакцины были уникальны тем, что производились в виде пероральных таблеток с покрытием, устойчивым к желудочной кислоте.

После обширных военных исследований обе вакцины были даны новым военным стажерам «в течение нескольких часов после их прибытия» на базовом обучении, начавшемся в 1971 году.Однако в 1994 г. производитель вакцины прекратил ее производство, а в 1999 г. все запасы были истощены. После прекращения программы вакцинации среди курсантов участились вспышки острых респираторных заболеваний, вызванных аденовирусами. В 2001 году армия предоставила средства для восстановления вакцины против аденовируса, а правительство заключило контракт с производителем на восстановление линии по производству таблеток для вакцин против аденовируса типа 4 и типа 7. Вакцина была лицензирована в марте 2011 г.Военные С. развернули ее на тренировочных объектах в октябре 2011 года. Наблюдение за аденовирусной болезнью с тех пор показывает заметное снижение заболеваемости всеми серотипами аденовируса после повторного введения вакцины.
 

Исследование вакцин против ВИЧ и малярии

Сегодня военные исследователи активно участвуют в разработке методов лечения и вакцин против малярии и ВИЧ-инфекции. В рамках Военной исследовательской программы США по ВИЧ (MHRP) Армейского исследовательского института Уолтера Рида изучается не только уход и лечение, но и профилактика ВИЧ.Ученые MHRP в сотрудничестве с Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний США (NIAID) разработали вакцину-кандидат вирусного вектора против ВИЧ, которая прошла клинические испытания на людях в сочетании с другим вакцинным продуктом. Отдельно американские военные исследователи также внесли свой вклад в тестирование ведущей вакцины-кандидата от малярии. Разработанная в сотрудничестве с GlaxoSmithKline вакцина-кандидат против малярии RTS,S прошла испытания в ходе фазы 3 клинических испытаний и показала умеренную эффективность в профилактике тяжелых заболеваний у детей.

 

Источники

Артенштейн, А. В., Опал, Дж.М., Опал, С.М., Трамонт, Э.К., Питер, Г., Рассел, П.К. История военного вклада США в изучение вакцин против инфекционных заболеваний . Военная медицина. 170, 4:3, 2005.

Центры по контролю и профилактике заболеваний. Аденовирусы. Дата обращения 17.01.2018.

Инициатива по вакцине против малярии. RTS,S: Гана, Кения и Малави примут участие в пилотной программе ВОЗ по вакцинации против малярии.Дата обращения 17.01.2018.

Глинн И., Глинн Дж. Жизнь и смерть оспы . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2004.

.

Грабенштейн, Дж.Д., Питтман, П.Р., Гринвуд, Дж.Т., Энглер, Р.Дж.М. Иммунизация для защиты вооруженных сил США: наследие, современная практика, перспективы . Эпидемиологические обзоры 2006; 28:3-26.

Hilleman, M. Эффективность и показания к применению аденовирусной вакцины. Am J Общественное здравоохранение Здоровье наций. 1958 г., февраль; 48(2): 153–158.

Военные системы здравоохранения. Военная система здравоохранения и Агентство здравоохранения Министерства обороны. Дата обращения 17.01.2018.

Военно-морской медицинский исследовательский центр. Обновление эпиднадзора за фебрильными респираторными заболеваниями (FRI). (590 КБ). Дата обращения 17.01.2018.

Военная исследовательская программа США по ВИЧ (MHRP). Дата обращения 17.01.2018.

Для чтения PDF-файлов загрузите и установите Adobe Reader .

Последнее обновление 17 января 2018 г.

Трагедия американских военных

В середине сентября, когда президент Обама отражал жалобы на то, что ему следовало сделать больше, меньше или сделать что-то другое в связи с накладывающимися друг на друга кризисами в Ираке и Сирии, он отправился в штаб-квартиру Центрального командования на базе ВВС Макдилл во Флориде. .Там он обратился к некоторым мужчинам и женщинам, которым предстояло реализовать любую военную стратегию США.

Частью речи, предназначенной для освещения, было обоснование Обамы повторного участия Соединенных Штатов в Ираке, более чем через десять лет после их первого вторжения и после долгих и болезненных попыток выбраться. Это была достаточно большая новость, что многие кабельные каналы транслировали выступление в прямом эфире. Я смотрел его по телевизору, сидя в ожидании рейса в чикагском аэропорту О’Хара.Когда Обама дошел до той части своей речи, где объявлялось, планирует ли он ввести войска США в Ирак (в то время он этого не делал), я заметил, что многие люди в терминале ненадолго переключили свое внимание на телевизор. Как только это закончилось, они вернулись к своим смартфонам, ноутбукам и «синнабонам», а президент бубнил.

Обычно я бы тоже перестал смотреть, так как многие аспекты выступлений публичных лиц перед войсками стали такими шаблонными и рутинными.Но я решил посмотреть все шоу. Обама обратился со своими все еще не вполне естественно звучащими призывами к различным военным службам, представленным в толпе. («Я знаю, что у нас в доме есть военно-воздушные силы!» и т. д., получая приветствия, переведенные как «Ура!» и «Ура!» в официальной стенограмме Белого дома.) Он сказал военным, что нация был благодарен за их безостановочное развертывание и за уникальные потери и бремя, возложенное на них за последнюю дюжину лет бессрочной войны. Он отметил, что они часто были лицом американского влияния в мире, поскольку в 2014 году их отправили в Либерию, чтобы справиться с начавшейся эпидемией лихорадки Эбола, поскольку 10 лет назад они были отправлены в Индонезию для спасения жертв катастрофического цунами.Он сказал, что «поколение героев 11 сентября» представляло самое лучшее в своей стране и что его члены составляли вооруженные силы, которые не только превосходили всех нынешних противников, но и не уступали «лучшим боевым силам в истории США». Мир.»

Если кто-то из моих попутчиков в О’Харе все еще слушал речь, никто из них не отреагировал на нее. А зачем им? Именно так, как мы полагаем, американские вооруженные силы будут обсуждаться политиками и в прессе: раздутые, безграничные похвалы, отсутствие предостережений или публичного скептицизма, которые мы применяли бы к другим американским институтам, особенно к тем, которые работают на деньги налогоплательщиков. Мрачный момент, чтобы подумать о жертве. Затем все, кроме нескольких человек в форме, занялись своими будничными заботами.

Отношение общественности в аэропорту было отражено представителями общественности в Вашингтоне. В тот же день, 17 сентября, Палата представителей после недолгих дебатов проголосовала за разрешение на вооружение и припасы для повстанческих сил в Сирии в надежде, что больше из них будут сражаться против «Исламского государства» или ИГИЛ, чем за него. Сенат сделал то же самое на следующий день, а затем обе палаты объявили перерыв досрочно, после необычно короткого и исторически непродуктивного срока полномочий Конгресса, чтобы провести следующие шесть с половиной недель в сборе средств и проведении кампаний на полную ставку.Я не знаю ни одной промежуточной гонки за выборы в Палату представителей или Сенат, в которой вопросы войны и мира — в отличие от иммиграции, Обамы, избирательных прав, налоговых ставок, страха перед Эболой — были вопросами кампании первого уровня с обеих сторон, за исключением за метафорическую «войну с женщинами» и «войну с углем».

Военные расходы нарушены

Почему гражданские технологии становятся все дешевле и надежнее, а военные наоборот? Анимированный объяснитель, рассказанный Джеймсом Фаллоузом.

Это благоговейное, но равнодушное отношение к военным — мы любим войска, но предпочитаем не думать о них — стало настолько привычным, что мы полагаем, что это американская норма.Но это не так. Когда Дуайт Д. Эйзенхауэр в качестве пятизвездного генерала и верховного главнокомандующего возглавлял то, что, возможно, на самом деле было лучшим боевым соединением в истории мира, он не описывал это таким высокомерным образом. Накануне вторжения в день «Д» он предупредил свои войска: «Ваша задача будет непростой», потому что «ваш враг хорошо обучен, хорошо оснащен и закален в боях». В качестве президента самым известным заявлением Эйзенхауэра о вооруженных силах было предупреждение в его прощальной речи о том, что может произойти, если их политическое влияние будет бесконтрольно возрастать.

В конце Второй мировой войны почти 10 процентов всего населения США находились на действительной военной службе, что означало наиболее трудоспособных мужчин определенного возраста (плюс небольшое количество женщин, допущенных к службе). В течение десятилетия после Второй мировой войны, когда во многих американских семьях был хотя бы один член в форме, политические и журналистские упоминания вызывали восхищение, но не благоговейный трепет. Большинство американцев были достаточно знакомы с армией, чтобы уважать ее, но остро осознавали ее недостатки, как и школьную систему, свою религию и другие важные и подверженные ошибкам институты.

В настоящее время американские военные являются экзотической территорией для большинства американцев. Для сравнения: горстка американцев живет на фермах, но их намного больше, чем служат во всех родах войск. (Свыше 4 миллионов человек живут на 2,1 миллионах ферм страны. В вооруженных силах США около 1,4 миллиона человек находятся на действительной службе и еще 850 000 находятся в резерве.) Остальные 310 миллионов американцев «чествуют» своих стойких фермеров, но в целом не не знаю их. Так же и с военными.В этом году за границей будет учиться гораздо больше молодых американцев, чем поступит на военную службу — почти 300 000 студентов за границей по сравнению с менее чем 200 000 новобранцев. Как страна, Америка находится в состоянии непрерывной войны в течение последних 13 лет. Как общественность, нет. В общей сложности около 2,5 миллионов американцев, примерно три четверти 1 процента, служили в Ираке или Афганистане в любой момент после 11 сентября, многие из них более одного раза.

Разница между Америкой прежней, знавшей своих военных, и Америкой современной, с восхищением взирающей на своих героев, резко проявляется в изменениях массовой и медийной культуры.В то время как шла Вторая мировая война, ее самым известным летописцем был репортер Скриппса Ховарда Эрни Пайл, который описывал ежедневные храбрости и тяготы войск (пока он не был убит в конце войны японским пулеметным огнем на острове Iejima) и карикатуриста Билла Молдина, который высмеивал тупость генералов и их отстраненность от окопа, с которым столкнулись его остроумные персонажи-солдаты, Вилли и Джо.

От Мистер Робертс до Южно-Тихоокеанский до Уловка-22 , от Мятеж Кейна до Голые и Мертвые до Отсюда и до Вечности , Американский популярный -мобилизационная война как мероприятие, заслуживающее глубокого уважения и гордости, но не выдерживающее критики и высмеивания. Коллективное достижение военных было героическим, но их члены и лидеры все же были настоящими людьми со всеми слабостями реальной жизни. Спустя десятилетие после окончания той войны самой популярной телепрограммой на военную тематику была «Шоу Фила Сильверса » о аферисте в военной форме по имени сержант. Билко. В роли Билко Фил Сильверс был типичным персонажем американского ситкома, симпатичным хвастуном — роль, знакомая ему со времен Джеки Глисона в «Молодожены » до Гомера Симпсона в «Симпсоны » сегодня. Гомер Пайл, USMC ; Герои Хогана ; Военно-морской флот Макхейла ; и даже анахроничное пограничное шоу F Troop было ситкомом, действие которого происходило в военных подразделениях США, а злодеи — и интриганы, и марионетки, а иногда и идеалисты — были людьми в военной форме. Американская культура была достаточно непринужденна с армией, чтобы высмеивать ее, позицию, которую сейчас трудно представить за пределами самих вооруженных сил.

«Полная победа — ничего больше»: генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр отдает приказ десантникам в Англии за ночь до того, как они садятся в самолеты, присоединиться к первому штурму во время вторжения в Европу в день «Д».(U.S. Army Signal Corps/AP)

Фильм Роберта Альтмана 1970 года « M*A*S*H » был явно «о» войне во Вьетнаме, тогда еще в ее самый кровавый и самый ожесточенный период разногласий. (Как я указываю всякий раз, обсуждая эту тему, я имел право на призыв в то время, был одним из тех, кто протестовал против войны, и в 20 лет законно, но намеренно провалил свой призывной медицинский экзамен. Я рассказал эту историю в 1975 году Вашингтон. Ежемесячная статья «Что ты делал в классовой войне, папа?») Но мнимое участие M*A*S*H в войне в Корее в начале 1950-х годов несколько дистанцировало его мрачно-насмешливое отношение к военной компетентности и власти от ожесточенных разногласий по поводу Вьетнама.(Ему предшествовал один крупный вьетнамский фильм — рыхлый фильм Джона Уэйна « Зеленые береты » 1968 года. То, что мы считаем классикой вьетнамских фильмов, началось только в конце 1970-х годов с фильма «Охотник на оленей» . и Апокалипсис сегодня .) Телевизионный побочный продукт фильма Альтмана, который шел с 1972 по 1983 год, был более простым и прямолинейным ситкомом о сержанте. Модель Билко, снова предполагающая культуру, достаточно близкую к военной, чтобы мириться с шутками по этому поводу и получать от этого удовольствие.

Давайте перейдем к сегодняшней иракско-афганской эпохе, когда все «поддерживают» войска, но мало кто о них знает. Ссылки поп-культуры на людей, сражающихся в наших непрекращающихся войнах, подчеркивают их страдания и стоицизм или долгосрочный личный ущерб, который они могут понести. Поврежденный шкафчик — самый яркий пример, но также Одинокий выживший ; Рестрепо ; недолговечный сериал FX 2005 года, действие которого происходит в Ираке, , там, ; и текущий сериал Showtime Родина .Некоторые делают акцент на действиях с высокими ставками, от выдуманного 24 до предполагаемого Zero Dark Thirty . Часто они изображают военных и сотрудников разведки смелыми и смелыми. Но в то время как в совокупности эти драмы подчеркивают ущерб, который нанесла война без конца — на поле боя и в других местах, как воинам, так и гражданским лицам, в краткосрочной, но также и в долгосрочной перспективе, — им не хватает удобной близости с военными, которая могла бы позволить им ставить под сомнение его компетентность, как и любого другого учреждения.

Поле битвы, конечно же, отдельная сфера, как подчеркивалось в военной литературе со времен Гомера. Но расстояние между сегодняшней Америкой в ​​штатах и ​​ее постоянно находящимися в состоянии войны экспедиционными войсками невероятно велико. В прошлом году писательница Ребекка Франкель опубликовала книгу « War Dogs » — исследование о командах собаководов, сыгравших большую роль в усилиях США в Ираке и Афганистане. Она сказала мне, что отчасти причина, по которой она выбрала эту тему, заключалась в том, что собаки были одним из немногих общих точек соприкосновения между военными и широкой публикой. «Когда мы не можем установить эту человеческую связь из-за войны, когда мы не можем сопереживать или представить далекий мир зоны боевых действий… эти военные служебные собаки становятся мостом через пропасть», — написала Франкель во введении к своей книге.

Это замечательная книга, и собаки лучше связывают, чем ничего. Но… собаки! Когда страна вела свои предыдущие войны, ее общие точки отсчета были человеческими, а не собачьими: отцы и сыновья в опасности, матери и дочери, работающие на оборонных заводах, а также в военной форме.В течение двух десятилетий после Второй мировой войны постоянные силы оставались такими большими, а когорты рожденных в эпоху депрессии были такими маленькими, что большинство американцев имели прямые военные связи. Среди бэби-бумеров более старшего возраста, родившихся до 1955 года, по крайней мере три четверти имели ближайших родственников — братьев, сестер, родителей, супругов, детей, — которые служили в военной форме. Из американцев, родившихся после 1980 года, миллениалов, примерно каждый третий тесно связан с кем-либо, имеющим военный опыт.

Интерактивный рисунок: На первой карте вверху (зеленой) показаны призывы в армию на душу населения с 2000 по 2010 год, сгруппированные по 3-значному почтовому индексу.Второй (красный) показывает родные города погибших солдат во время войн в Ираке и Афганистане. Показатели зачисления сильно различаются: в 2010 году было зачислено всего 0,04 процента жителей Верхнего Ист-Сайда Манхэттена (префикс почтового индекса 101), в то время как на Виргинских островах США (префикс 008) уровень зачисления составлял 0,98 процента. Когда дело доходит до потерянных жизней, территории США (особенно Гуам) несут непосильное бремя. ( Дизайн и разработка карты: Фрэнки Динтино. Источники : Министерство обороны, Бюро переписи населения США)

Самый резкий сатирический роман эпохи Ирака и Афганистана, «Долгая прогулка Билли Линна в перерыве между таймами» , написанный Беном Фонтейном, представляет собой отмену наших пустых современных ритуалов «спасибо за вашу службу». Это история армейского отряда, который был сильно ранен в Ираке; возвращается, чтобы его чествовали в перерыве во время игры Dallas Cowboys в День благодарения, транслируемой по национальному телевидению; там его хлопают по спине, поджаривают поджаренные магнаты владельцев ящиков и заигрывают с чирлидершами, «раздают всем, как любимый бонг», как думает об этом член взвода Билли Линн; а затем отправляется обратно на фронт.

Люди на стадионе довольны тем, что они сделали, чтобы показать свою поддержку войскам.С точки зрения войск зрелище выглядит иначе. «В его соотечественниках есть что-то резкое, жадное, восторженное, горящее от глубочайшей нужды», — говорит рассказчик о мыслях Билли Линна. «Это его чувство, им всем что-то нужно от него, этой кучке полубогатых юристов, дантистов, футбольных мамочек и корпоративных вице-президентов, они все грызутся за кусок едва выросшего хряка, зарабатывающего 14 800 долларов в год». Роман Фонтейна получил Национальную премию кружка книжных критиков за художественную литературу в 2012 году, но он не повлиял на массовое сознание настолько, чтобы заставить кого-либо стесняться продолжать жесты «приветствия героям», которые делают больше для самоуважения гражданского общества, чем для войска». Слушая Обаму в тот день в аэропорту, вспоминая книгу Бена Фонтейна и наблюдая вокруг себя гул озабоченной Америки, я подумал, что те части президентской речи, которые слушали немногие американцы, могли бы когда-нибудь ухватиться за историки. объяснить характер нашего времени.

Всегда поддерживает войска: толпы в Мейконе приветствуют возвращение 200 членов боевой группы 48-й пехотной бригады Национальной гвардии Джорджии, возвращающихся из Афганистана, сентябрь 2014 г. (Дэвид Голдман/AP)

I.Нация Куриных Ястребов

Если бы я писал такую ​​историю сейчас, я бы назвал ее Нация Куриных Ястребов , основываясь на насмешливом термине для тех, кто рвется на войну, пока идет кто-то другой. Это была бы история страны, готовой сделать для своих вооруженных сил все, кроме серьезного отношения к ним. В результате то, что происходит со всеми учреждениями, которые избегают серьезного внешнего контроля и участия, произошло с нашими вооруженными силами. Посторонние относятся к нему одновременно слишком благоговейно и слишком высокомерно, как будто отношение к его членам как к героям компенсирует обязательство выполнять их бесконечные, невыполнимые миссии и отказывает им в чем-либо подобном политическому участию в других крупных общественных начинаниях, от медицинского обслуживания до государственного образования и экологические правила. Тон и уровень публичных дебатов по этим вопросам вряд ли обнадеживают. Но для демократий запутанные дебаты в долгосрочной перспективе менее опасны, чем то, что важные функции выполняются на автопилоте, как сейчас, по сути, делают наши вооруженные силы. Нация куриных ястребов с большей вероятностью продолжит войну и продолжит проигрывать, чем та, которая борется с долгосрочными вопросами эффективности.

Американцы восхищаются армией, как никаким другим институтом. За последние два десятилетия уважение к судам, школам, прессе, Конгрессу, организованной религии, большому бизнесу и практически ко всем другим институтам современной жизни резко упало.Единственным исключением являются военные. Доверие к вооруженным силам резко возросло после 11 сентября и остается очень высоким. Прошлым летом в опросе Gallup три четверти населения выразили «большое» или «довольно большое» доверие к вооруженным силам. Около одной трети имели сопоставимое доверие к медицинской системе и только 7 процентов — к Конгрессу.

Слишком большое самодовольство в отношении наших вооруженных сил и слишком слабое трагическое представление о последствиях, если следующее сражение пойдет не так, были частью готовности американцев ввязываться в конфликт за конфликтом, беспечно полагая, что мы победим.«Было ли у нас ощущение, что Америке не все равно, как у нас дела? Мы этого не сделали», — рассказал мне Сет Моултон о своем опыте морского пехотинца во время войны в Ираке. Моултон стал офицером морской пехоты после окончания Гарварда в 2001 году, полагая (как он сказал мне), что, когда многие одноклассники направляются на Уолл-стрит, полезно подать пример государственной службы. Он выступал против решения о вторжении в Ирак, но в итоге отбыл там четыре срока из чувства долга перед товарищами. «Америка была очень разобщена.Мы гордились тем, что служили, но знали, что это небольшая группа людей, выполняющих работу для страны».

Моултон сказал мне, как и многим другим, имевшим военный опыт иракской эпохи, что если бы больше членов Конгресса или представителей деловой и медийной элиты имели детей в военной форме, Соединенные Штаты, вероятно, вообще не начали бы войну в Ираке. Поскольку он достаточно сильно переживал из-за провала подотчетности элиты, Моултон, находясь в Ираке, решил заняться политикой после того, как ушел из армии.«Я действительно помню тот момент, — сказал мне Моултон. «Это было после тяжелого дня в Наджафе в 2004 году. Молодой морской пехотинец из моего взвода сказал: «Сэр, когда-нибудь вам следует баллотироваться в Конгресс. Так что это дерьмо больше не повторится». В январе Моултон вступает в должность в качестве представителя демократов-новичков от Шестого округа штата Массачусетс, к северу от Бостона.

То, что описал Моултон, было стремлением к своего рода ответственности. Поразительно, насколько редкой была ответственность в наших современных войнах. Хиллари Клинтон заплатила цену за свой голос за санкционирование войны в Ираке, поскольку именно это дало малоизвестному Бараку Обаме возможность баллотироваться против нее в 2008 году.Джордж Буш-младший, популярность которого, как и у большинства бывших президентов, растет по мере того, как он находится вне офиса, возможно, играл бы более заметную роль в общественной и политической жизни, если бы не иракский навес. Но эти двое — исключения. Большинство других общественных деятелей, начиная с Дика Чейни и Колина Пауэлла, оставили Ирак позади себя. Отчасти это связано с тем, что администрация Обамы с самого начала решила «смотреть вперед, а не назад» в отношении того, почему все пошло не так с войнами Америки в Ираке и Афганистане.Но такая волевая амнезия была бы сложнее, если бы больше американцев чувствовали себя затронутыми исходом войн. Для наших генералов, наших политиков и большей части наших граждан почти нет ответственности или личных последствий за военные неудачи. Это опасное развитие событий, и чем дольше оно продолжается, тем больше опасностей.

Наша боевая сила лучше всего оснащена в истории, и она несравненно самая дорогая. По всем параметрам сегодняшние профессиональные военные также лучше обучены, мотивированы и дисциплинированы, чем в годы призывной армии.Ни один порядочный человек, сталкивающийся с сегодняшними войсками, не может относиться к ним иначе, как с уважением и благодарностью за то, что они делают.

Тем не менее, эта сила неоднократно терпела поражение от менее современных, хуже оснащенных и скудно финансируемых противников. Или он выигрывал стычки и сражения только для того, чтобы проиграть или увязнуть в более крупной войне. Хотя никто не может договориться о точной цифре, наша дюжина лет войны в Ираке, Афганистане и соседних странах стоила не менее 1,5 триллиона долларов; Линда Дж. Билмс из Гарвардской школы Кеннеди недавно подсчитала, что общая стоимость может быть в три-четыре раза больше.Напомним, что пока Конгресс размышлял над тем, санкционировать ли войну в Ираке, глава экономического совета Белого дома Лоуренс Б. Линдси был вынужден уйти в отставку за то, что сообщил The Wall Street Journal , что все расходы могут достигать От 100 до 200 миллиардов долларов, или меньше, чем США потратили на Ирак и Афганистан за многие годы.

Однако со стратегической точки зрения, не говоря уже о человеческих потерях, большая часть этих долларов могла быть сожжена. «На данный момент неопровержимо очевидно, что вооруженные силы США не смогли достичь ни одной из своих стратегических целей в Ираке», — написал недавно бывший офицер военной разведки по имени Джим Гурли в блоге Томаса Э. Рикса Best Defense. «Исходя из целей, поставленных нашим военным руководством, война закончилась полным поражением наших войск». За 13 лет непрерывных боевых действий в рамках Разрешения на использование военной силы, самого продолжительного периода боевых действий в американской истории, У.Силы С. добились одного явного стратегического успеха: рейда, в результате которого был убит Усама бен Ладен. Их многие другие тактические победы, от свержения Саддама Хусейна до союза с вождями суннитских племен и создания «волны» в Ираке, продемонстрировали большую храбрость и мастерство. Но они не принесли ни прочной стабильности, ни продвижения интересов США в этой части мира. Когда в прошлом году войска ИГИЛ захватили большую часть Ирака, силы, которые сложили оружие и бежали перед ними, были членами той же иракской национальной армии, что и У. Советники С. так дорого, но безрезультатно обучались более пяти лет.

«Было ли у нас ощущение, что Америке не все равно, как у нас дела? Мы этого не сделали», — рассказал мне Сет Моултон о своем опыте морского пехотинца во время войны в Ираке.

«Мы уязвимы, — писал писатель Уильям Грейдер прошлым летом во время дебатов о том, как бороться с ИГИЛ, — потому что наша презумпция непобедимого превосходства ведет нас все глубже и глубже в безвыигрышные военные конфликты». И отделение военных от общественности нарушает процесс извлечения уроков из этих поражений.Последней войной, которая закончилась при обстоятельствах, отдаленно напоминающих то, что довоенное планирование считало бы победой, была короткая война в Персидском заливе 1991 года. полный провал стратегии и исполнения. Но сами военные признали свои недостатки, и целое поколение реформаторов стремилось понять и изменить культуру. В 1978 году ветеран военной разведки по имени Ричард А.Габриэль опубликовал вместе с Полом Л. Сэвиджем книгу «Кризис в командовании: бесхозяйственность в армии », в которой многие неудачи во Вьетнаме объяснялись тем, что военные приняли бюрократизированный стиль управления. Три года спустя вышла заметка под названием «Самоуничтожение: распад и упадок армии Соединенных Штатов во время вьетнамской эры », написанная военным офицером под псевдонимом Цинциннат (позже выяснилось, что это подполковник, служивший в резерве под именем военный капеллан Сесил Б.Керри) связывал проблемы во Вьетнаме с этическими и интеллектуальными недостатками профессиональных военных. Книга вызвала горячие споры, но не была отвергнута. В статье о книге для ВВС Air University Review говорится, что «дело автора является безупречным» и что структура карьеры в армии «развращает тех, кто ей служит; это система, которая вытесняет лучших и вознаграждает только подхалимов».

Сегодня вы часто слышите подобные суждения от военных и иногда от политиков, но только в частном порядке.Мы больше не так публично говорим о наших героях, в результате чего ответственность за карьеру вооруженных сил была гораздо более схематичной, чем во время наших предыдущих войн. Уильям С. Линд — военный историк, который в 1990-х годах помог разработать концепцию «войны четвертого поколения», или борьбы с повстанцами, террористами или другими «негосударственными» группировками, которые отказываются формировать ряды и сражаться, как обычные армии. Недавно он написал:

Самое любопытное в наших четырех поражениях в Войне четвертого поколения — Ливан, Сомали, Ирак и Афганистан — полное молчание в американском офицерском корпусе.Поражение во Вьетнаме взрастило поколение военных реформаторов… Сегодня пейзаж бесплоден. Не слышно ни одного военного голоса, призывающего к вдумчивым, существенным переменам. Просто больше денег, пожалуйста.

Во время и после даже успешных американских войн и, конечно же, после противостояния в Корее и поражения во Вьетнаме лидерство и суждения профессиональных военных считались предметом критики. Грант спас Союз; Макклеллан, казалось, чуть ли не саботировал это — и он был лишь одним из генералов Союза, которых Линкольну пришлось убрать с дороги.Нечто подобное было и в войнах через Вьетнам. Некоторые лидеры были хороши; другие были плохими. Теперь, для целей публичного обсуждения, они все герои. В войнах последнего десятилетия, как писал Томас Рикс в этом журнале в 2012 году, «сотни армейских генералов были отправлены на поле боя, и имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ни один из них не был заменен военным руководством за боевую неэффективность». Это, по его словам, было не только радикальным отходом от американских традиций, но и «важным фактором провала» наших недавних войн.

Частично это изменение произошло из-за того, что общественность в ее безопасном удалении не настаивает на ответственности. Отчасти это связано с тем, что законодатели и даже президенты осознают значительные риски и ограниченные выгоды от карьеры вооруженных сил. Когда недавние президенты освобождали офицеров от командования, они обычно делали это из-за обвинений в сексуальных или финансовых проступках или других вопросах личной дисциплины. К ним относятся дела двух знаменитых четырехзвездных генералов, которые подали в отставку, не дожидаясь, пока президент Обама уволит их: Стэнли А.Маккристал, как командующий в Афганистане, и Дэвид Петреус в его постцентркомовской роли главы ЦРУ. Исключение, подтверждающее правило, произошло дюжину лет назад, когда высокопоставленный гражданский чиновник прямо бросил вызов четырехзвездному генералу из-за его военной компетентности. Давая показания в Конгрессе незадолго до войны в Ираке, генерал Эрик Шинсеки, в то время начальник штаба сухопутных войск, сказал, что для успешной оккупации Ирака может потребоваться гораздо больше войск, чем предусматривалось планами. начальником поста заместителя министра обороны, который сказал, что взгляды, подобные взглядам Шинсеки, были «диковинными» и «крайне неуместными».С этого момента Вулфовиц и его начальник, министр обороны Дональд Рамсфельд, демонстративно маргинализировали Шинсеки.

В таком случае генерал был прав, а политики ошибались. Но чаще и более умело, чем это обычно оценивает публика, сегодняшним военным удавалось дистанцироваться от удлиняющейся череды современных военных неудач — даже когда они были неправы. Часть этого PR-сдвига является антропологической. Большинство репортеров, освещающих политику, очарованы этим процессом и наслаждаются практиками, которые тоже его любят, и это одна из причин, по которой большинство из них (как и остальная часть страны) были более снисходительны к счастливому воину Биллу Клинтону, чем к «холодному» и «отчужденный» Барак Обама. Но политические репортеры всегда охотятся за оплошностью или скандалом, которые могут сбить цель, и считают, что действуют в общественных интересах.

Большинство репортеров, которые освещают военные действия, также очарованы ее процессами и не могут не любить или, по крайней мере, уважать свои темы: физически здоровые, обученные говорить «сэр» и «мэм», часто испытываемые так, как большинство гражданских никогда не пройдет. быть частью дисциплинированной и кажущейся самоотверженной культуры, которая естественным образом вызывает уважение. И независимо от того, был ли это сознательный план, военные получают существенный пиар от современной практики назначения офицеров в середине карьеры в аналитические центры, в штабы Конгресса и в программы выпускников по всей стране.Для университетов студенты-военные являются (как сказал мне декан школы государственной политики) «улучшенной версией иностранных студентов». То есть они усердно работают, полностью оплачивают обучение и, в отличие от многих иностранных студентов, не сталкиваются с языковым барьером или трудностями в адаптации к американскому стилю взаимного обмена в классе. Большинство культур уважают ученых-воинов, и эти программы знакомят обычно скептически настроенную американскую элиту с такими людьми, как молодой Колин Пауэлл, который в 30-летнем возрасте был сотрудником Белого дома после службы во Вьетнаме, и Дэвид Петреус, получивший его докторская степеньД. в Принстоне в качестве майора через 13 лет после окончания Вест-Пойнта.

И все же, как бы американцы ни «поддерживали» и «уважали» свои войска, они не связаны с ними, и это разъединение неизбежно приводит к опасным решениям, которые общественность почти не замечает. «Меня беспокоит растущий разрыв между американским народом и нашими вооруженными силами», — сказал адмирал в отставке Майк Маллен, председатель Объединенного комитета начальников штабов при Джордже Буше-младшем и Бараке Обаме (который в середине своей академической карьеры работал в Гарвардской школе бизнеса). ), сказал мне недавно.Военные «профессиональны и боеспособны», сказал он, «но я бы пожертвовал частью этого превосходства и готовности, чтобы убедиться, что мы остаемся ближе к американскому народу. Все меньше и меньше людей знают кого-либо в армии. Стало слишком легко идти на войну».

Граждане замечают, когда растет преступность, ухудшается качество школьного образования, становится небезопасной для питья вода или когда другие общественные функции не работают должным образом. Недостаточно граждан, которые замечают, когда что-то идет не так или хорошо с армией.Страна слишком редко и слишком высоко думает об 1 проценте, подвергаемом критике от нашего имени.

Новый F-35, часть первой поставки из ожидаемых 144 самолетов, в ангаре на базе ВВС Люк в Глендейле, штат Аризона, перед церемонией открытия, март 2014 г. (Росс Д. Франклин/AP)

II . Chickenhawk Economy

из архива

Проект: зачем он нужен стране

«Если граждане готовы одобрить решение, которое означает, что чей-то ребенок может умереть, они могут более глубоко подумать, есть ли вероятность того, что ребенок будет их.»

Прочитайте полную историю Джеймса Фаллоуза в апрельском выпуске 1980 года Atlantic

Отдаленность Америки от вооруженных сил делает страну слишком склонной к войне и чересчур черствой в отношении ущерба, который наносит война. Это расстояние также означает, что мы тратим слишком много денег на вооруженные силы, и мы тратим их глупо, тем самым обсчитывая многие из функций, которые имеют наибольшее значение для благосостояния войск и их успеха в бою. Мы покупаем оружие, которое связано не столько с реалиями поля боя, сколько с нашей непоколебимой верой в то, что передовые технологии обеспечат победу, а также с экономическими интересами и политическим влиянием подрядчиков.Это оставляет нас с дорогими и хрупкими высокотехнологичными белыми слонами, в то время как невзрачные, но необходимые инструменты, от пехотных винтовок до бронетранспортеров, слишком часто подводят наши войска (см. «Проблему с оружием» Роберта Х. Скейлса в этом выпуске).

Мы знаем, что технология — главное преимущество нашей армии. Тем не менее, история «долгих войн» после 11 сентября рассказывает о преимуществах Америки в области высоких технологий, приносящих мимолетные победы, которые тают перед старыми, более грязными реалиями самодельного оружия, сектантского негодования и растущей враждебности к оккупантам издалека, как бы хорошо они ни жили. -преднамеренный.Многие из самых смелых высокотехнологичных предприятий Пентагона потерпели дорогостоящие и впечатляющие неудачи, в том числе (как мы увидим) главный проект последних лет по созданию военно-воздушных сил F-35. В Америке, связанной с ее вооруженными силами, такие вопросы стратегии и ее реализации были бы, по крайней мере, так же знакомы, как, скажем, проблемы с образовательными стандартами Common Core.

Те технологические прорывы, которые все-таки пробиваются на поле боя, в долгосрочной перспективе могут оказаться стратегическими проблемами.Например, в те годы, когда Соединенные Штаты обладали почти монополией на вооруженные беспилотники, они убивали отдельных лиц или небольшие группы ценой антагонизма целых обществ. Когда монополия закончится, что неизбежно, сама открытость Соединенных Штатов сделает их уникальными уязвимыми для дешевого оружия, которое будет развернуто другими.

Тем временем стоимость защиты растет, растет и растет, почти без политического сопротивления и практически без публичного обсуждения. По самым полным подсчетам, которые отличаются от обычных бюджетных цифр, США в этом году потратят на национальную безопасность более 1 триллиона долларов. Это включает в себя около 580 миллиардов долларов для базового бюджета Пентагона плюс средства на «непредвиденные расходы за границей», 20 миллиардов долларов из бюджета Министерства энергетики на ядерное оружие, почти 200 миллиардов долларов на военные пенсии и расходы Департамента по делам ветеранов, а также другие расходы. Но проценты по военной части государственного долга не превышают 80 миллиардов долларов в год.С поправкой на инфляцию Соединенные Штаты потратят в этом году на вооруженные силы примерно на 50 процентов больше, чем в среднем во время холодной войны и войны во Вьетнаме. Он потратит примерно столько же, сколько следующие 10 стран вместе взятые — в три-пять раз больше, чем Китай, в зависимости от того, как считать, и в семь-девять раз больше, чем Россия. Мир в целом тратит около 2 процентов своего общего дохода на свои вооруженные силы; США, около 4%.

Тем не менее, дисфункция и коррумпированность процесса составления бюджета таковы, что даже при увеличении уровня расходов Пентагон сталкивается с одновременным кризисом финансирования технического обслуживания, обучения, пенсий и ухода за ветеранами.«Мы покупаем не те вещи и платим за них слишком много, — сказал мне Чарльз А. Стивенсон, бывший сотрудник сенатского комитета по вооруженным силам и бывший профессор Национального военного колледжа. «Мы так много тратим на людей, что у нас нет оборудования, которое в любом случае дорожает. Мы сокращаем НИОКР».

Вот только один заслуживающий внимания пример, иллюстрирующий широкие и удручающе непреодолимые тенденции развития и расходования вооружений: несбывшиеся надежды на новый самолет под названием F-35 «Молния».

Современное оружие вынашивалось десятилетиями, а история F-35 уходит корнями задолго до того, как родилась большая часть сегодняшних войск. Два самолета начала 1970-х годов, реактивный самолет F-16 «Файтинг Фэлкон» и штурмовик А-10 «Тандерболт II», отошли от тенденций военного проектирования во многом так же, как компактные японские автомобили той эпохи отошли от моды. хвостовой плавник по-американски. Эти самолеты были относительно дешевы, урезаны по своим основным характеристикам, просты в обслуживании и хорошо справлялись с определенными задачами.Для F-16 он должен был быть быстрым, маневренным и смертоносным в воздушном бою. Для А-10 он должен был служить своего рода летающим танком, который мог бы обеспечить то, что военные называют «непосредственной поддержкой с воздуха» войскам в бою, подрывая вражеские порядки. А-10 должен был быть хорошо бронирован, чтобы он мог поглощать встречный огонь; спроектирован так, чтобы лететь над полем боя как можно медленнее, а не так быстро, чтобы он мог оставаться в пределах досягаемости, чтобы наносить урон, а не прорываться; и построен вокруг одной очень мощной пушки.

Существуют физические устройства, которые кажутся чистым выражением функции. Кресло Eames, классический карандаш № 2, оригинальный Ford Mustang или VW Beetle, MacBook Air — выбирайте сами. A-10, широко известный не как Thunderbolt, а как Warthog, выполняет эту роль в современных вооруженных силах. Он прочный; это недорого; он может уничтожить вражеские танки и конвои, выпустив до 70 снарядов и бронебойных снарядов из обедненного урана длиной 11 дюймов.

Трагедия F-35 в том, что их примером стал проект, призванный исправить проблемы с проектированием и оплатой вооружения.

И основные усилия военачальников за последнее десятилетие под республиканским руководством администрации Буша и демократическим руководством Обамы заключались в том, чтобы избавиться от А-10, чтобы высвободить деньги на более дорогой и менее затратный вариант. надежный, технически неисправный самолет, в котором мало что есть, кроме инсайдерской сделки, и того факта, что широкой публике все равно.

Оружие, во имя которого прекращается выпуск А-10, почти во всех отношениях является его противоположностью. С автомобильной точки зрения это был бы Lamborghini, а не пикап (или летающий танк).С точки зрения авиаперелетов, спальное место первого класса в Сингапурских авиалиниях, а не эконом-класс плюс (или даже бизнес-класс) в United. Эти сравнения кажутся смешными, но они справедливы. То есть Lamborghini явно «лучше» пикапа в определенных отношениях — скорость, управляемость, комфорт — но только в очень особых обстоятельствах он является лучшим выбором в целом. То же самое и со спальным местом первого класса, который был бы выбором любого, если бы кто-то другой оплачивал счет, но в большинстве случаев просто не стоит компромисса для большинства людей.

Каждое новое поколение оружия имеет тенденцию быть «лучше» во многом так же, как Lamborghini, и «стоит того» в том же смысле, что и кресло первого класса в самолете. А-10 показывает образец. По данным авиационного аналитика Ричарда Л. Абулафии из Teal Group, стоимость «постоянного перелета» в долларах 2014 года — самое честное сравнение «яблоки к яблокам» — складывается вот так. Каждый Warthog теперь стоит около 19 миллионов долларов, меньше, чем любой другой пилотируемый боевой самолет. Дрон Predator стоит примерно на две трети дороже.Другие истребители, бомбардировщики и многоцелевые самолеты стоят намного дороже: около 72 млн долларов за V-22 Osprey, около 144 млн долларов за истребитель F-22, около 810 млн долларов за бомбардировщик B-2 и около 101 млн долларов (или пять А). ‑10s) для F-35. Аналогичная разница в эксплуатационных расходах. Эксплуатационные расходы у A-10 низкие, а у других намного выше, в основном потому, что конструкция A-10 проще, и меньше вещей, которые могут пойти не так. Простота конструкции позволяет ему проводить больше времени в полете, а не в магазине.

В отличие от A-10, F-35 представляет собой злополучное предприятие, которое было бы на первых полосах газет так же часто, как и другие неудачные федеральные проекты, от развертывания Obamacare до реагирования FEMA после урагана Катрина, если бы , как и другие, казалось, что он либо затронул широкий класс людей, либо его можно было легко показать по телевидению, либо если так много политиков не были заинтересованы в его защите. Один из показателей разрыва в охвате: общие потери налогоплательщиков в результате неудачной программы солнечной энергии Solyndra могут составить, по их самым ужасным оценкам, около 800 миллионов долларов.Общий перерасход средств, потери в результате мошенничества и другой ущерб налогоплательщику от проекта F-35, возможно, в 100 раз больше, однако «скандал с Solyndra» известен, вероятно, в 100 раз большему количеству людей, чем страдания F-35. . Вот еще один критерий: общая стоимость этого самолета сейчас оценивается в 1,5 триллиона долларов, или самая низкая оценка всей войны в Ираке.

Сокращенная версия трагедии этого самолета состоит в том, что проект, призванный исправить некоторые из самых серьезных проблем Пентагона в разработке и оплате оружия, на самом деле ухудшился и стал их примером.Самолет, который должен был быть недорогим, адаптируемым и надежным, стал самым дорогим в истории и одним из самых сложных в обслуживании. Федеральный чиновник, сделавший проект символом нового, прозрачного, строго зависящего от данных подхода к заключению контрактов, в конце концов отбыл срок в федеральной тюрьме за коррупцию, связанную с проектами с Boeing. (Главный финансовый директор Boeing также отсидел срок в тюрьме.) К сведению, Пентагон и ведущие подрядчики решительно защищают самолет и говорят, что его проблемы с прорезыванием зубов скоро закончатся — и что в любом случае это самолет будущего, и А-10 — стареющий пережиток прошлого. (Мы публиковали отчеты об А-10, плюсы и минусы, так что вы можете увидеть, уверены ли вы в этом.) Военно-морской флот и Корпус морской пехоты получат свои собственные версии самолета. На самом деле, самолет, предназначенный для выполнения многих противоречивых задач — быть достаточно прочным, чтобы выдержать посадку на авианосец ВМФ, но при этом достаточно легким и маневренным, чтобы преуспеть в качестве воздушного истребителя ВВС, и в то же время способным взлетать и приземляться прямо вверх и вниз, как вертолет, чтобы добраться до морских пехотинцев в сложных боевых условиях — неудивительно, что ни один из них не сделал так хорошо, как обещал.Теоретически F-35 должен был сплотить союзников США, поскольку другие страны покупали его в качестве основного самолета и, в свою очередь, получали часть контрактного бизнеса. Фактически, задержки, перерасход средств и механические проблемы самолета сделали его спорным политическим вопросом в странах-заказчиках от Канады и Голландии до Италии и Австралии.

Интерактивная карта: Детали для F-35 поставляются из более чем 250 точек по всему миру, включая 11 стран и США.С., более 90 избирательных округов. Наведите курсор на любую красную точку, чтобы увидеть список подрядчиков. ( Дизайн и разработка карты: Фрэнки Динтино. Источник: Центр международной политики.)

Страна, в которой самолет по крайней мере стал достоянием общественности, — это Соединенные Штаты. В своих дебатах 2012 года Митт Ромни раскритиковал Барака Обаму за поддержку проектов «зеленой энергии», включая Solyndra. Ни один из них не упомянул F-35, и я все еще ищу доказательства того, что президент Обама говорил об этом в любом из своих выступлений.В других странах F-35 могут представить как еще одно надоедливое американское вторжение. Здесь она защищена договорами с поставщиками, которые получили максимально широкое распространение.

Термин «политическая инженерия», популяризированный молодым аналитиком из Пентагона по имени Чак Спинни в 1970-х годах, представляет собой политику в виде свиной бочки в величайшем масштабе. Перерасход средств звучит плохо, если кто-то другой получает дополнительные деньги. Они могут быть хорошими, если они создают бизнес для вашей компании или рабочие места в вашем избирательном округе.Политическая инженерия — это искусство распространения военного проекта на максимально возможное количество избирательных округов и, таким образом, максимального увеличения числа членов Конгресса, которые считают, что, если они прекратят финансирование, они навредят себе.

Контракт на запчасти на сумму 10 миллионов долларов в одном избирательном округе обеспечивает поддержку одного представителя. Два контракта по 5 миллионов долларов в двух округах в два раза лучше, а лучше всего было бы три контракта по 3 миллиона долларов каждый. Эту логику понимает каждый участник процесса военного подряда: генеральные подрядчики, распределяющие сделки по поставкам по стране, офицеры по закупкам вооруженных сил, которые распределяют работу между подрядчиками, политики, голосующие за или против результатов.В конце 1980-х коалиция так называемых дешевых ястребов в Конгрессе попыталась сократить финансирование бомбардировщика B-2. Они ничего не добились после того, как стало ясно, что работа над проектом ведется в 46 штатах и ​​не менее чем в 383 избирательных округах (всего 435). Разница между тогда и сейчас заключается в том, что в 1989 году компания Northrop, главный подрядчик по созданию самолета, была вынуждена обнародовать ранее засекреченные данные, чтобы продемонстрировать, насколько широко распространялись доллары.

Какими бы ни были технические проблемы, F-35 — это триумф политической инженерии, причем в глобальном масштабе.В качестве пикантной иллюстрации того, какую разницу может иметь политическая инженерия, рассмотрим случай Берни Сандерса — бывшего мэра Берлингтона-социалиста, нынешнего независимого сенатора от Вермонта, возможного кандидата от левых в следующей президентской гонке. В принципе, он считает F-35 плохим выбором. После того, как прошлым летом один из самолетов загорелся на взлетно-посадочной полосе во Флориде, Сандерс сказал репортеру, что программа была «невероятно расточительной». Тем не менее, Сандерс вместе с остальной частью политического истеблишмента Вермонта, в основном придерживающегося левых взглядов, упорно боролся за то, чтобы подразделение F-35 было приписано к Национальной гвардии Вермонта в Берлингтоне, и чтобы разубедить местных жителей, считающих, что самолеты будут слишком шумными и шумными. опасный.«Хорошо это или плохо, [F-35] сейчас является рекордным самолетом, — сказал Сандерс местному репортеру после пожара на взлетно-посадочной полосе в прошлом году, — и его не собираются выбрасывать. Такова реальность». Он где-то будет, так почему бы и не здесь? Как идет Вермонт, так идет и нация.

Следующим крупным проектом, который рассматривает ВВС, является ударный бомбардировщик дальнего радиуса действия, преемник B-1 и B-2, чьи характеристики включают способность совершать бомбардировочные заходы вглубь Китая. (Шаг настолько дико безрассудный, что У.С. не учитывал это даже во время боев с китайскими войсками во время войны в Корее.) К тому времени, когда станут очевидными все затраты и возможности самолета, писал Чак Спинни прошлым летом, самолет, «как сегодня F-35, будет неудержим. ». Это потому, что даже сейчас его сторонники строят «сеть социальной защиты» самолета, распространяя субподряды по стране или, возможно, как F-35, по всему миру».

Адмирал Майк Маллен, тогдашний председатель Объединенного комитета начальников штабов, на пресс-конференции в Багдаде в августе 2011 года.(Джозеф Эпштейн)

III. Chickenhawk Politics

Политики говорят, что национальная безопасность является их первой и самой священной обязанностью, но они не действуют так, как будто это так. Самый последний оборонный бюджет был принят комитетом Палаты представителей по вооруженным силам 61 голосом против нуля, с такими же односторонними дебатами перед голосованием. Это та же самая Палата представителей, которая не может принять законопроект о долгосрочном дорожном целевом фонде, который поддерживают обе стороны. «Прославление военных чиновников политиками примечательно и опасно», — сказал мне отставной полковник ВВС по имени Том Руби, который сейчас пишет об организационной культуре.Он и другие говорили, что это почтение было одной из причин того, что за военными так мало серьезного надзора.

Т. Х. Хаммес, полковник морской пехоты в отставке, имеющий докторскую степень по современной истории в Оксфорде, сказал мне, что вместо того, чтобы критически оценивать военные программы или даже рассматривать национальную оборону как некую священную обязанность, политики стали относиться к ней иначе. просто как соска. «Многие на Капитолийском холме видят Пентагон с удивительной простотой, — сказал он. — Это способ направить налоговые деньги в избранные округа.Это часть того, для чего они были избраны».

Весной 2011 года Барак Обама попросил Гэри Харта, наиболее опытного представителя Демократической партии в области оборонной реформы с самыми большими связями, сформировать небольшую двухпартийную целевую группу, которая подготовила бы рекомендации о том, как Обама может попытаться изменить Пентагон и его практики, если он выиграл второй срок. Харт так и сделал (я был частью группы вместе с Эндрю Дж. Басевичем из Бостонского университета, Джоном Аркилой из Военно-морской школы последипломного образования и Норманом Р.Августин, бывший генеральный директор Lockheed Martin), и осенью отправил отчет Обаме. [Вот эта записка.] Он так и не получил ответа. Каждый Белый дом завален рекомендациями и просьбами, и он отвечает только на те из них, которые считает наиболее срочными, чего явно не касалась военная реформа.

Вскоре после этого, во время президентской гонки 2012 года, ни Барак Обама, ни Митт Ромни особо не говорили о том, как они будут тратить полтора миллиарда долларов в день, которые идут на военные программы, за исключением того случая, когда Ромни сказал, что в случае избрания он потратит в общей сложности на $1 трлн больше.В их единственном прямом разговоре о военной политике во время финальных дебатов в предвыборной кампании Обама сказал, что планы Ромни дадут службам больше денег, чем они просили. Ромни указал, что у ВМФ меньше кораблей, чем до Первой мировой войны. Обама парировал: «Ну, губернатор, у нас также меньше лошадей и штыков, потому что характер наших вооруженных сил изменился. У нас есть такие вещи, как авианосцы, на которые садятся самолеты. У нас есть корабли, которые ходят под водой, атомные подводные лодки.Это был самый саркастический и агрессивный момент Обамы из всех дебатов, а также вся дискуссия о том, куда пойдут эти триллионы.

Джим Уэбб — награжденный ветеран Вьетнама, писатель, бывший сенатор-демократ и вероятный кандидат в президенты. Семь лет назад в своей книге A Time to Fight он написал, что профессиональные военные превращаются в культуру «не разбивай мою миску с рисом», ссылаясь на азиатскую фразу, примерно сравнимую с тем, чтобы каждый получил по кусочку. пирога.Уэбб имел в виду, что амбициозные офицеры замечают, как много их наставников и предшественников после выхода на пенсию переходят на должности в советах директоров, консультантов или на оперативные должности в оборонных подрядчиках. (Сейчас пенсии превышают предпенсионное довольствие для некоторых высокопоставленных офицеров; например, четырехзвездный генерал или адмирал со стажем службы 40 лет может получать пенсию в размере более 237 000 долларов в год, даже если его максимальная зарплата на действительной службе составляла 180 000 долларов.)

Уэбб говорит, что было бы противно человеческой природе, если бы знание перспектив после службы не влияло на то, как некоторые высокопоставленные офицеры ведут себя в военной форме, включая «защиту рисовой миски» военного бюджета и развитие связей со своими предшественниками и их предприятия после выхода на пенсию.«Всегда были некоторые офицеры, которые работали по контракту, — сказал мне недавно Уэбб, выросший в семье военно-воздушных сил. «Новым является масштаб явления и его влияние на высшие военные чины».

Конечно, современные вооруженные силы рекламируют себя как место, где молодые люди, у которых не было возможности или денег для получения высшего образования, могут развивать ценные навыки, а также получать льготы по Закону о военнослужащих для обучения после службы. Это хорошо во всех отношениях и является частью, возможно, непреднамеренной, но, безусловно, важной роли вооруженных сил как создателя возможностей для малоквалифицированных американцев.Уэбб говорит о другом, потенциально развращающем эффекте «готовься к будущему» на наиболее подготовленных и влиятельных армейских карьеристов.

Если бы у большего числа членов Конгресса или представителей деловой и медийной элиты были дети в военной форме, Соединенные Штаты, вероятно, не начали бы войну в Ираке.

«Не секрет, что многие из этих высших руководителей неявным образом начинают готовиться к работе по совместительству во время своих последних военных заданий», — писал Уэбб в A Time to Fight .Результатом, по его словам, является «бесшовное взаимодействие» корпоративных и военных интересов, «которое угрожает целостности оборонных закупок, спорных кадровых вопросов, таких как огромная «квазивоенная» структура [подрядчиков, таких как Blackwater и Halliburton], которая развилась в Ираке и Афганистане и неизбежно связана с балансом в самом нашем процессе национальной безопасности». Подобные оценки я слышал от многих мужчин и женщин, с которыми разговаривал. Самые суровые высказывания исходили не от людей, которые не доверяли вооруженным силам, а от тех, кто, подобно Уэббу, посвятил им большую часть своей жизни.

Человек, десятилетиями работавший над выполнением контрактов Пентагона, сказал мне прошлым летом: «Система основана на лжи и корысти, исключительно для того, чтобы обеспечить движение денег». По его словам, система работала благодаря тому, что «услуги получают свои бюджеты, подрядчики получают свои контракты, конгрессмены получают рабочие места в своих округах, и никто, кто не участвует в сделке, не удосуживается выяснить, что происходит. ”

Конечно, это был самый почитаемый американский воин 20 века Дуайт Д.Эйзенхауэра, который самым настоятельным образом предупреждал, что бизнес и политика развращают военных, и наоборот. Все слышали об этой речи. Немногие люди на самом деле прочитали его и столкнулись с тем, что сейчас можно было бы считать его опасными антивоенными взглядами. Кто из господствующих политиков мог бы сегодня сказать, как сказал Эйзенхауэр в 1961 году, что военно-промышленный комплекс обладает «всеобщим влиянием — экономическим, политическим и даже духовным, — [которое] ощущается в каждом городе, в каждом доме штата, в каждом офисе федерального правительства». правительство»?

Сет Моултон через несколько дней после своей победы в предвыборной гонке прошлой осенью сказал, что общее качество и моральный дух людей в вооруженных силах резко улучшились со времен призывников.«Но его заселили, особенно на самых высоких должностях, карьеристы, люди, которые добились своего, поставив все галочки и не рискуя», — сказал он мне. «Некоторые из лучших офицеров, которых я знал, были лейтенантами, которые знали, что уходят, поэтому не боялись принять правильное решение. Я знаю очень много старших офицеров, которые очень боятся сделать трудный выбор, потому что беспокоятся о том, как это отразится в их отчете о физической подготовке». Это может звучать как жалоба на жизнь в любой крупной организации, но это нечто большее.Нет конкурирующей армии или корпуса морской пехоты, на которые вы могли бы переключиться, чтобы начать все заново. Почти невозможно устранить ошибку или черную метку в отчетах о пригодности или оценке, которые являются основой для продвижения по службе.

У каждого учреждения есть проблемы, и на каждом этапе истории США некоторые критики считали американские вооруженные силы перефинансированными, недостаточно подготовленными, слишком замкнутыми и эгоистичными или имеющими какие-либо недостатки. Я утверждаю, что теперь разница заключается в том, что все эти современные искажения так или иначе вытекают из цыплячьей основы сегодняшней оборонной стратегии.

Ценой огромных финансовых и человеческих затрат нация поддерживает самые мощные в мире вооруженные силы. Но поскольку такая небольшая часть населения напрямую заинтересована в последствиях военных действий, нормальная демократическая обратная связь не работает.

Я встречал серьезных людей, утверждающих, что обособленное существование военных лучше всего отвечает их интересам и интересам нации. «Со времен римлян были люди, в основном мужчины, но все чаще и женщины, которые добровольно вызывались в преторианскую гвардию», — Джон А.Нагл сказал мне. Нагл — выпускник Вест-Пойнта и стипендиат Родса, бывший боевой командир в Ираке и автор двух влиятельных книг о современных вооруженных силах. Он ушел из армии в звании подполковника и сейчас, когда ему далеко за 40, возглавляет подготовительную школу Хаверфорда недалеко от Филадельфии.

«Они знают, на что подписываются», — сказал Нагл о сегодняшних войсках. «Они гордятся тем, что делают это, и взамен ожидают достойного существования, пенсий и медицинского обслуживания, если они ранены или заболеют.Американская общественность полностью готова позволить этому профессиональному классу добровольцев служить там, где они должны, с мудрой целью. Это дает президенту гораздо большую свободу действий для принятия решений в национальных интересах, с войсками, которые будут резко салютовать и делать то, что нужно».

Я люблю и уважаю Нагла, но совершенно не согласен. Как мы видели, невнимание общественности к вооруженным силам, порожденное отсутствием прямого интереса к тому, что с ними происходит, привело к нарастанию как стратегических, так и институциональных проблем.

«Людей, не затронутых (или кажущихся нетронутыми) войной, гораздо меньше заботит она», — писал Эндрю Басевич в 2012 году. Сам Бацевич воевал во Вьетнаме; его сын был убит в Ираке. «Убежденные, что у них нет шкуры на кону, они позволят государству делать все, что оно хочет».

«Наши военные и оборонные структуры все больше удаляются от общества, которое они защищают», — заявила президенту рабочая группа Гэри Харта.

Майк Маллен считает, что один из способов вернуть американцев в вооруженные силы — это сократить действующую армию, и этот процесс уже идет.«В следующий раз, когда мы отправимся на войну, — сказал он, — американский народ должен будет сказать «да». А это означало бы, что полмиллиона человек, которые не планировали этого делать, должны были быть каким-то образом вовлечены. Они должны быть неудобны. Это привлечет Америку. Америка не участвовала в этих предыдущих войнах. И мы дорого за это платим».

Из-за своего отдаления от вооруженных сил политики не говорят всерьез о том, угрожает ли Соединенным Штатам непосредственная угроза хаоса на Ближнем Востоке и в других местах, или они на самом деле находятся в большей безопасности, чем когда-либо (как Кристофер Пребл и Джон Мюллер из Катона института, утверждают в новой книге Опасный мир? ).Подавляющее большинство американцев вне вооруженных сил могут быть в высшей степени циничными в своем отношении к ним. Трижды? Первый: «честь» войска, но не думать о них. Второе: «заботиться» о расходах на оборону, но на самом деле рассматривать их как двухпартийную программу стимулирования. Третье: поддерживать «сильную» оборону, но предполагать, что Соединенные Штаты настолько сильнее любого соперника, что бессмысленно беспокоиться о том, верны ли стратегия, вооружение и лидерство.

Культурные проблемы, возникающие из-за вооруженных сил на расстоянии вытянутой руки, могут быть еще хуже.Чарльз Дж. Данлэп-младший, генерал-майор ВВС в отставке, который сейчас преподает в юридической школе Дьюка, большую часть своей профессиональной жизни размышлял об отношениях между гражданскими и военными. Когда он учился в Университете национальной обороны в качестве молодого офицера ВВС в начале 1990-х годов, сразу после первой войны в Персидском заливе, он был одним из лауреатов приза за лучшее студенческое эссе с работой воображаемого будущего под названием «Истоки». американского военного переворота 2012 года».

Предпосылка его эссе была предостерегающей и основывалась на противоречии между растущим преклонением перед вооруженными силами и снижением доверия к большинству других аспектов правительства.Чем больше американцев раздражали экономические и социальные проблемы, тем большее облегчение они испытывали, когда компетентные люди в военной форме во главе с генералом Томасом Э. Т. Брутусом наконец вмешались, чтобы взять ситуацию под контроль. Данлэп объяснил, что одной из причин захвата власти было то, что военные настолько отдалились от господствующей культуры и течений, что рассматривали остальную часть общества как чужую территорию, которую нужно оккупировать и которой нужно управлять.

Недавно я спросил Данлэпа, насколько реальный мир Америки после 2012 года соответствует его воображаемой версии.

«Я думаю, что мы находимся на пороге возрождения феномена, который всегда был укоренен в американской психике», — сказал он. «Это доброкачественный антимилитаризм», который был бы обратной стороной рефлексивного промилитаризма последних лет. «Люди не понимают, насколько беспрецедентна наша ситуация, — сказал он мне. Что это за ситуация? Впервые в истории Америки у Америки есть постоянное военное учреждение, достаточно большое, чтобы определять наши отношения в мире и серьезно влиять на нашу экономику.Тем не менее, американцев в этих вооруженных силах в период, который Данлэп называет «годами созревания добровольческих сил», достаточно мало, чтобы не казаться представителями страны, которую они защищают.

«Они становятся все более племенными, — говорит Данлэп о находящихся в состоянии войны силах в нашей стране куриных ястребов, — в том смысле, что все больше и больше людей в вооруженных силах приходят из все более и более мелких групп. Это стало семейной традицией, что противоречит тому, как мы хотим думать, что демократия распределяет бремя.”

Люди в этом военном племени могут чувствовать себя как выше, так и ниже грязной гражданской реальности Америки. Внизу, в возложенном на них бремени и невнимании к жизням, конечностям и возможностям, которые они потеряли. Выше, в способности выдержать трудности, которые сломили бы их современников-хипстеров или бездельников.

«Стало слишком легко идти на войну, — говорит адмирал Майк Маллен, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов.

«Я думаю, что у военных есть сильное ощущение, что они действительно лучше общества, чем то, которому они служат», — сказал Данлэп.— И в этом есть некоторая рациональность. Любой, кто провел время с солдатами и их семьями, знает, что он имеет в виду. Физическая подготовка, стандарты расторопности и одежды, все аспекты самодисциплины, которые традиционно делали армию местом, где заблудшая молодежь могла «выправиться», плюс дух любви и верности товарищам, который можно найти в гражданской жизни главным образом на спортивные команды. Лучшее разрешение этого противоречия между военными и господствующими ценностями, конечно же, наступит, когда те, кто понимает племенную идентичность военных, будут применять свои силы вне племени.«Подрастающее поколение, у нас есть лейтенанты и майоры, которые были королями-воинами в своих маленьких аванпостах», — сказал Данлэп о молодых ветеранах недавних долгих войн. «Они буквально принимали решения о жизни и смерти. Вы не можете взять это поколение и сказать: «Вас можно увидеть и не услышать». Арканзас и Джони Эрнст из Айовы.17 человек, которые уже находятся там, в том числе представители Демократической партии Тулси Габбард и Тэмми Дакворт, а также представители Республиканской партии Дункан Д. Хантер и Адам Кинзингер, сыграли активную роль в политике ветеранов и в дебатах 2013 года о вмешательстве в Сирию. Габбард был категорически против; некоторые из ветеранов-республиканцев были за это, но все они приводили аргументы, основанные на личном наблюдении за тем, что сработало, а что нет. Моултон сказал мне, что главный урок, который он извлечет из своих четырех поездок в Ирак, — это важность службы , какой бы она ни была.Он сказал, что знаменитый капеллан Гарварда, когда Моултон был студентом-физиком, покойный Питер Дж. Гомес убедил его в том, что «недостаточно «верить» в служение. Ты должен сам найти способ служить». За исключением невообразимых изменений, «служба» в Америке не будет означать призыв. Но Моултон говорит, что будет искать способы «продвигать культуру, в которой больше людей хотят служить».

При всех различиях в своих взглядах и выводах, эти молодые ветераны одинаково относятся к вооруженным силам серьезно, а не просто благоговеют перед ними.Подавляющее большинство американцев никогда не поделится своим опытом. Но мы можем извлечь уроки из этой серьезности и рассматривать военную политику как заслуживающую по крайней мере того внимания, которое мы уделяем налогам или школам.

Что конкретно это может означать? Вот начало. В частном отчете, подготовленном для президента Обамы более трех лет назад, рабочая группа Гэри Харта изложила рекомендации по целому ряду оперативных практик, от необходимости создания более мелких и гибких боевых единиц до перехода в структуре национального командования к другому подходу. на предотвращение распространения ядерного оружия.Три рекомендации касались того, как страна в целом должна взаимодействовать со своими вооруженными силами. Это были:

Назначить комиссию для оценки длительных войн. Эта комиссия должна предпринять беспристрастные усилия, чтобы извлечь уроки из Афганистана и Ирака, касающиеся характера нерегулярных, нетрадиционных конфликтов, командных структур, эффективности разведки, культурных факторов коренных народов, обучения местных сил и эффективных действий боевых подразделений. Такая комиссия значительно повысит нашу способность знать, когда, где, как и следует ли начинать будущие вмешательства.
Уточнить процесс принятия решения о применении силы. Такие важные решения, в настоящее время разовые, должны вместо этого систематически приниматься соответствующим органом или органами на основе самой надежной и убедительной доступной информации и понимания наших национальных интересов, основанного на реалиях 21-го века.
Восстановить гражданско-военные отношения. Президент в качестве главнокомандующего должен разъяснить роль солдата гражданину и гражданина солдату.Традиционные военно-гражданские отношения изношены и плохо определены. Наши военные и оборонные структуры все больше удаляются от общества, которое они защищают, и каждая из них должна быть приведена в гармонию друг с другом.

У Барака Обамы, занятого другими делами, не было на это времени. Остальным из нас следует уделить время, если мы надеемся выбирать войны более мудро и побеждать в них.


Чтобы узнать больше об аргументах за и против F-35, см. этот список статей и официальных заявлений, составленный Джеймсом Фаллоузом.

Успешное применение против США в Сирии

Не секрет, что для Москвы Сирия стала «последним полигоном» своего оружия. Российские силы особенно успешно использовали технологии радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для вмешательства в операции США и их союзников на территории Арабской республики.

В своем выступлении в прошлом месяце на симпозиуме GEOINT 2018 года Фонда геопространственной разведки США генерал Рэймонд Томас, командующий U.S. Командование специальных операций заявило, что Сирия стала «самой агрессивной средой РЭБ на планете».

«Они проверяют нас каждый день, отключают нашу связь, выводят из строя наши ЕС-130 и так далее», — сказал он. Хотя генерал прямо не говорил, что за операциями стоит Москва, по мнению экспертов, только Россия обладает передовыми возможностями для успешного осуществления такого вмешательства в Сирии.

Комментарии Томаса появились вскоре после сообщений о том, что Россия блокирует малый U.S. Дроны наблюдения от приема спутниковых сигналов GPS.

Российская система радиоэлектронной борьбы «Красуха-4». Изображение: mil.ru

Одной из российских систем, способных создавать такие помехи, является «Красуха-4». Он предназначен в первую очередь для противодействия радарам ударных, разведывательных и беспилотных самолетов и, как сообщается, был переброшен в Сирию. Установленный на грузовике радиоизлучатель способен глушить не только сигналы радаров, но и каналы управления дронами, делая самолеты «слепыми и глухими». Он имеет дальность до 300 км (185 миль).

Другие системы, которые, как сообщается, использовались российскими военными на территории Сирии, включают радиолокационно-гидроакустический комплекс «Рычаг-АВ» и комплекс «Москва-1», предназначенный для сканирования воздушного пространства и передачи полученных данных системам РЭБ для нейтрализации целей.

Самолет радиоэлектронной борьбы EC-130H Compass Call в неизвестном месте в Юго-Западной Азии в поддержку операции Inherent Resolve, 27 июня 2017 г. Compass Call — бортовая тактическая система вооружения, которая использует шумовые помехи для нарушения связи управления и контроля противника.Изображение: ВВС США/Тех. сержант Джонатан Хенли

Конор МакКенна, доктор наук в области кибервойны в Университете Бирмингема, сказал The Defense Post, что предполагаемым следствием глушения является сдерживание сбора информации и других военных операций США и их союзников.

«Поступая таким образом, Россия надеется сохранить свои интересы в регионе за счет ограничения будущих вторжений», — сказал он. «Разведка, логистика и другая поддержка в значительной степени зависят от этих технологий, и, подрывая способность доверять этим технологиям, Россия может ожидать, что в результате будет меньше операций против ее союзников в Сирии.

По словам официальных лиц США, глушение серьезно повлияло на кампанию против Исламского государства.

Маккенна сказал, что эта форма радиоэлектронной борьбы способна нанести ущерб и подорвать боеспособность сил, действующих в регионе.

«Существует опасность отказа надежного оборудования в таких ситуациях. Заклинивание такого рода может привести к значительному ущербу; удаление GPS с дрона может привести к авариям или другим сбоям, в то время как проблемы с радаром и связью остаются серьезной проблемой», — сказал он.

Министерство обороны США отказалось комментировать частоту этих инцидентов или уточнять, принимаются ли какие-либо дополнительные меры защиты.

«Из соображений оперативной безопасности мы не обсуждаем РЭБ, включая наше обнаружение или защиту от подобных операций», — заявил The Defense Post представитель Пентагона Адриан Рэнкин-Галлоуэй.

Эрик Пэхон, другой представитель Пентагона, ранее отмечал, однако, что «США вооруженные силы поддерживают достаточные меры противодействия и защиты для обеспечения безопасности наших пилотируемых и беспилотных самолетов, наших сил и миссий, которые они поддерживают.

Старший уорент-офицер армии США 2 Дилан Фергюсон запускает беспилотный летательный аппарат RQ-20 Puma в провинции Газни, Афганистан, 25 июня 2012 года. Изображение: армия США/сержант. Майкл Дж. Маклауд

«США не единственный игрок»

По словам Брэндона Валериано, заведующего кафедрой вооруженной политики Дональда Брена в Университете морской пехоты, попытки России вмешаться в операции США не представляют серьезной угрозы.

«Я не думаю, что они действительно используют это как испытательный полигон, скорее они используют это как сигнал другим оппозиционным силам о своих возможностях.И они пытаются подать сигнал Западу, что у них есть потенциальные возможности для кибер- или радиоэлектронной борьбы», — сказал он.

Однако, по словам Валериано, США не получают сообщения, потому что никто в вооруженных силах США не верит, что Россия действительно способна глушить современные беспилотники и ракеты.

«Заглушить связь немного проще, но заглушить GPS и другие виды систем немного сложнее», — сказал он. «Я не думаю, что какая-либо крупная военная держава застигнута этим врасплох или находится под серьезной угрозой.

«Во многом я думаю, что то, что делает Россия, просто кричит по ночам, чтобы попытаться быть услышанным кем-то, но я действительно не думаю, что кто-то слушает, потому что в большинстве случаев их возможности значительно уступают Западу, » добавил он.

Беспилотный летательный аппарат MQ-1C Grey Eagle взлетает из Аль-Асада, Ирак, 1 апреля 2017 года для поддержки Объединенной оперативной группы — операции «Непоколебимая решимость». Изображение: спец. Операции Деррика Трибби

E.W в Сирии также могут стать для России способом конкурировать и продемонстрировать региону, что СШАС. не единственный игрок, по словам Оливера Фиттона, кандидата наук в области международных отношений на факультете политики, философии и религии Ланкастерского университета.

«Они заставляют США принять к сведению, что им бросают вызов (что приводит к изменению тактики и, возможно, даже к чрезмерной реакции, когда США откладывают определенные виды операций из опасения, что Россия выиграет оперативный бой)», — сказал он Министерству обороны. Почта.

Россия и США по-разному относятся к риску в условиях «меньше, чем война», отметил Фиттон.

«Россия не может конкурировать с США на большой стратегической арене, как когда-то, поэтому Россия ищет новые способы борьбы за власть (влияние, территорию и т. д.), «не связанные с войной». Одна из ключевых проблем для США сегодня заключается в том, что они действительно хороши в стратегическом сдерживании, но совершенно негибки, когда им бросает вызов актор, который не использует крупное оружие», — сказал он.

«У России может быть преимущество»

В 2016 году генерал-лейтенант Бен Ходжес, который был тогда командующим генералом U.S. Army Europe заявила, что США смогли узнать о возможностях России в области РЭБ на основе российских операций на Украине.

«Мы очень многому учимся из обстановки в Украине, как к возможностям, которые русские продемонстрировали в Крыму, так и к средствам радиоэлектронной борьбы на тактическом уровне, которых у нас абсолютно нет», — заявил он.

Назли Чукри, профессор политологии Массачусетского технологического института, заявил The Defense Post, что у России может быть преимущество перед США.S. из-за скорости, с которой можно использовать и мобилизовать технические и киберинструменты.

«Где граница или ограничения? Думаю, они дома», — сказала она. «Я подозреваю, что у России может быть преимущество — меньше технологических барьеров для приобретения оружия».

Электронный штурмовик ВМС США E/A-18G Growler во время миссии в поддержку операции «Непоколебимая решимость» над Сирией, 4 августа 2017 г. Изображение: ВВС США/штаб-сержант. Тревор Т. Макбрайд

Электронная война — это относительно недорогой способ обуздать способность противника общаться и осуществлять контроль в боевом пространстве.Например, во время интервью в 2015 году Ходжес сказал, что Россия продемонстрировала способность полностью отключить «все», что используется украинцами для связи.

«ОБСЕ [Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе] сообщила, что беспилотники, которые они используют для наблюдения, подвергаются помехам», — сказал он. «Есть изображения, общедоступные изображения российских систем в Крыму, которые являются абсолютно современными».

В то время Ходжес подчеркнул, что многонациональная функциональная совместимость и безопасные FM-каналы важны для будущих операций.

«Нам нужна защищенная FM-связь. Без этого солдаты будут делать то, что должны. Они окажутся незащищенными, что означает, что российские средства РЭБ заглушат их или найдут, перехватят, нацелят на них. Вот почему это большое дело», — сказал он. «Мы должны улучшить эту функциональную совместимость, которую я описал, но также мы должны начать практиковаться в том, что у нас не будет неоспоримого киберпространства, как это было в Афганистане или Ираке».

Беспилотник RQ-7B Shadow после запуска с передовой оперативной базы Шанк, провинция Логар, Афганистан, 14 октября 2013 г.Изображение: Национальная гвардия армии США/сержант. Маргарет Тейлор

«Превосходство российских систем не является подавляющим»

Владимир Неелов, военный эксперт Российского центра исследований стратегических перспектив, заявил The Defense Post, что в течение последних нескольких десятилетий военная стратегия США основывалась на убеждении, что войска США столкнутся с гораздо более слабыми противниками, такими как повстанцы, террористы и пираты. Вот почему упор делается на стратегию и тактику, связанную с нерегулярными военными действиями и борьбой с повстанцами.

«Иными словами, после войны в Персидском заливе 1991 года у американских военных не было опыта противостояния равному по силе противнику. Соответственно изменились его программы боевой подготовки и приоритеты в закупках вооружений», — пояснил он.

Однако с тех пор, как в 2014 году отношения между США и Россией ухудшились, американские военные и эксперты стали уделять больше внимания российским возможностям РЭБ.

«Российские средства радиоэлектронной борьбы превосходят американские системы по ряду параметров, особенно по дальности», — сказал Неелов.«В частности, они эффективны против беспилотных летательных аппаратов, как показал опыт Сирии. Однако это не означает, что американцам нечего противопоставить российской стороне; просто среда, в которой им приходится работать, более сложная, что накладывает отпечаток на планирование текущих и будущих операций».

Многие проблемы, присущие вооруженным силам США, характерны и для российской армии, в частности, уклон в сторону противоповстанческих операций, вытекающий из опыта боев на Кавказе, отметил Неелов.

«При этом требование готовности к ведению общевойсковых действий в ходе войны с равным или даже более развитым в технологическом отношении противником на суше и в воздухе по-прежнему является ключевым. Поэтому была сделана ставка на разработку и ускоренную поставку в войска комплексов РЭБ, в частности «Красуха-4», «Москва», «Витебск» и многих других», — сказал он.

Зависимость российской армии от технологий не так сильна и критична по сравнению с американской.С. по одной очевидной причине: у них менее сложное оборудование, пояснил Неелов.

«Превосходство российских систем не является подавляющим, оно не способно свести к нулю возможности сил США в Сирии… Например, так любимый российскими журналистами сюжет о якобы способности российской авиации вывести из строя авианосец «Дональд Кук», не более чем пропаганда», — отметил он. «Что касается заявления генерала Томаса, то стоит отметить, что ничего нового он не сказал, озвучив ранее известные факты.Почему он сделал такое заявление именно сейчас и какова была его цель? Можно только догадываться».

Красная Армия в серой зоне: самая большая угроза России для США — «не военная»

Оружие, которое Америка оставляет в Сирии

Типы американского оружия, поступающего в хаотический регион, вызывают тревогу, особенно противотанковые управляемые орудия, такие как ракеты BGM-71 TOW и FGM-148 Javelin. Министерство обороны поставило это оружие курдским союзникам на севере Сирии в разгар кампании против ИГИЛ, начиная с 2017 года; Бюджетная заявка Пентагона на 2018 финансовый год включала финансирование противотанковых ракет АТ-4 и другого оружия, «способного противостоять конкретным угрозам, с которыми, как ожидается, столкнутся силы», как выразился в свое время представитель Министерства обороны США Эрик Пахон.Неясно, по какой именно цепочке поставок эти первоклассные системы вооружения попали в руки курдов, но, как сообщается, не менее 500 ракет TOW были переданы через Саудовскую Аравию Свободной сирийской армии в конце 2015 года в рамках секретной программы ЦРУ «Timber Sycamore».

Как я уже писал ранее, такие поставки оружия являются основным средством США для укрепления партнерских сил за границей, чтобы высвободить силы США, и когда американское оружие оказывается в руках наших союзников, некоторые из них неизбежно заканчиваются. в руках наших врагов.В конце 2016 года, через год после того, как Timber Sycamore набрала обороты, отряды ИГИЛ вблизи сирийского города Эль-Баб использовали управляемые противотанковые орудия — вероятно, в основном российские, но, возможно, и американские, — чтобы превратить в фарш примерно 10 танков, три пехотных боевые машины и бронетранспортер, по данным исследовательской группы Bellingcat из открытых источников. Всего через три месяца после того, как США объявили о поставках тяжелого вооружения курдам в 2017 году, на видеозаписи были показаны ракета и пусковая установка «Джавелин» среди тайника с оружием ИГИЛ, обнаруженного недалеко от иракского города Таль-Афар.

В одном изученном ЦАР случае другая управляемая противотанковая ракета «была произведена в ЕС, продана в США, поставлена ​​стороне в сирийском конфликте, передана силам ИГ в Ираке… Полная цепочка сделок произошло в течение двух месяцев после отправки оружия с завода». Исследователи назвали это «самым быстрым случаем утечки [оружия] после несанкционированной повторной передачи», который они видели. Возможно, этим летом администрация Трампа задержала поставки противотанковых ракет на Украину из-за предвыборной политики, но боевики «Исламского государства» без проблем получили их в течение восьми недель после производства.*

В 2017 году следователь Дэмиен Сплитерс сообщил Wired , что поток оружия, боеприпасов и другой военной техники в руки ИГИЛ предвещал «промышленную революцию терроризма», в ходе которой боевики собирают боеприпасы и сырье, такое как аммиак. нитрата для разработки более нового, более смертоносного оружия войны. По его словам, чтобы это продолжалось, «им нужно сырье в промышленных количествах».