КОЛЧАКА АРМИИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КОЛЧАКА АРМИИ - объ­е­ди­нён­ные во­оруженные си­лы Бе­ло­го дви­же­ния в го­ды Гра­ж­дан­ской вой­ны в Рос­сии 1917-1922 годов.

Су­ще­ст­во­ва­ли как еди­ная во­енная ор­га­ни­за­ция в декабре 1918 - январе 1920 годов, но отдельные воо­ружённые фор­ми­ро­ва­ния Колчака армии про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать на ок­раи­нах Рос­сии и по­сле раз­гро­ма её главных сил (в Се­ми­ре­чье до мая 1920 года, в За­бай­ка­лье до но­ября 1920 года). Соз­да­ны Вер­хов­ным пра­ви­те­лем Рос­сии и Вер­хов­ным глав­но­ко­мандующим все­ми воо­ружёнными си­ла­ми на тер­ри­то­рии Рос­сии адмиралом А.В. Кол­ча­ком на ба­зе су­ще­ст­во­вав­ших в конце 1918 года на Ура­ле и в Си­би­ри различных воо­ружённых фор­миро­ва­ний (ар­мия Уфим­ской ди­рек­то­рии, вой­ска Ура­ла и Си­би­ри, ка­за­чьи вой­ска), про­ти­во­сто­яв­ших советским ар­ми­ям Восточного фрон­та.

В со­став Колчака армии вхо­ди­ли: Западная (январь-июль 1919 года), Си­бир­ская (декабрь 1918 - июль 1919 годов), Отдельная Орен­бург­ская (декабрь 1918 - май 1919 годов), Южная (май-сентябрь 1919 года), Орен­бург­ская (сентябрь 1919 - май 1920 годов), Ураль­ская, с января. Отдельная Ураль­ская (декабрь 1918 - июль 1919 годов), Отдельная Се­ми­ре­чен­ская (конец 1919 - май 1920 года), 1-я (июль 1919 - январь 1920 года), 2-я (июль 1919 - январь 1920 годов), 3-я (июль-декабрь 1919 года) ар­мии, Южная ар­мей­ская груп­па (март-май 1919 года), ряд отдельных со­еди­не­ний, а так­же несколько во­енных фло­ти­лий (смотри Бе­лый флот). Максимальная чис­лен­ность Колчака армии дос­ти­га­ла 400 тысяч человек (дей­ст­вую­щей ар­мии - не бо­лее 130-145 тысяч человек), 211 ору­дий, 1,3 тыс. пу­ле­мё­тов, 12 бро­не­ав­то­мо­би­лей, 5 бро­не­по­ез­дов, 15 са­мо­лё­тов. Колчака армии со­стоя­ли в основном из кре­сть­ян Си­би­ри, Ура­ла и По­вол­жья, большая часть при­зван­ных по мо­би­ли­за­ции. Зна­чительную про­слой­ку в них со­став­ля­ли вы­ход­цы из мел­ко­бур­жу­аз­ных сло­ёв об­ще­ст­ва и ин­тел­ли­ген­ции, 15-20% – ка­за­ки (орен­бург­ские, ураль­ские, си­бир­ские, се­ми­ре­чен­ские, за­бай­каль­ские, амур­ские, ир­кут­ские, ени­сей­ские и ус­су­рий­ские). Су­ще­ст­вен­ную по­мощь Колчака армии (воо­ру­же­ни­ем, об­мун­ди­ро­ва­ни­ем, бо­е­при­па­са­ми и др.) ока­зы­ва­ли стра­ны Ан­тан­ты, а ко­ман­до­ва­ние Колчака армии с 16 января 1919 года все свои пла­ны со­гла­со­вы­ва­ло с глав­но­ко­мандующим вой­ска­ми со­юз­ных го­су­дарств на вос­то­ке Рос­сии и в Западной Си­би­ри французским генералом М. Жа­не­ном. В со­став Колчака армии вхо­ди­ли иностранные фор­ми­ро­ва­ния (че­хо­сло­ва­ки, по­ля­ки, сер­бы и др.), а так­же ра­бо­чие - главным образом уча­ст­ни­ки ан­ти­боль­ше­ви­ст­ско­го Ижев­ско-Вот­кин­ско­го вос­ста­ния 1918 года, об­ра­зо­вав­шие в Колчака армии осо­бые со­еди­не­ния, сра­жав­шие­ся про­тив РККА под крас­ны­ми зна­мё­на­ми и с ло­зун­гом «За Со­ве­ты без ком­му­ни­стов!». В Колчака армии на­счи­ты­ва­лось около 30 тысяч офи­це­ров, в том числе свыше 10 тысяч кад­ро­вых.

В на­ча­ле мар­та 1919 года Колчака армии пе­ре­шли в об­щее на­сту­п­ле­ние про­тив советского Восточного фрон­та, на­нес­ли ряд круп­ных по­ра­же­ний РККА и про­дви­ну­лись на 150-430 км (смотри Кол­ча­ка на­сту­п­ле­ние 1919 года), но по­став­лен­ные пе­ред ни­ми за­да­чи вы­пол­нить не смог­ли и в ре­зуль­та­те контр­насту­п­ле­ния Вос­точ­но­го фрон­та 1919 года сна­ча­ла бы­ли от­бро­ше­ны на 350-400 км в пред­го­рья Ура­ла, а за­тем от­сту­пи­ли за Урал. По­сле по­ра­же­ний вес­ной и ле­том 1919 года Колчака армии 22 июля 1919 года бы­ли ре­ор­га­ни­зо­ва­ны: Си­бир­скую ар­мию раз­де­ли­ли на 1-ю и 2-ю ар­мии, а Западная ар­мия пре­об­ра­зо­ва­на в 3-ю. Из-за во­енных не­удач бы­ли сме­ще­ны со сво­их по­стов ряд ко­ман­дую­щих ар­мия­ми (генерал-лейтенант Р. Гай­да и генерал от артиллерии М.В. Хан­жин), ко­ман­ди­ров кор­пу­сов и на­чаль­ни­ков ди­ви­зий, на­чаль­ни­ков шта­бов. Для улуч­ше­ния управ­ле­ния вой­ска­ми сфор­ми­ро­ван штаб Восточного фрон­та и уч­ре­ж­де­на долж­ность глав­но­ко­ман­дую­ще­го его ар­мия­ми [генерал-лейтенант М.К. Ди­те­рихс (июль-но­ябрь 1919 года), генерал-лейтенант К.В. Са­ха­ров (но­ябрь-декабрь 1919 года), генерал-лейтенант В.О. Кап­пель (декабрь 1919 - январь 1920 годов), генерал-лейтенант С.Н. Вой­це­хов­ский (январь-февраль 1920 года)]. По­след­няя по­пыт­ка Колчака армии пе­ре­хва­тить стра­те­гическую ини­циа­ти­ву бы­ла со­рва­на советскими вой­ска­ми во встреч­ных сра­же­ни­ях и обо­ро­нительных бо­ях в сентябре-октябре 1919 года в ме­ж­ду­ре­чье То­бол - Ишим, где они от­ра­зи­ли контр­на­сту­п­ле­ние Колчака армий, а за­тем са­ми пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние и на­нес­ли им со­кру­шительное по­ра­же­ние (смотри Вос­точ­но­го фрон­та на­сту­п­ле­ние 1919-1920 годов). Дей­ст­вия «крас­ных» пар­ти­зан в ты­лу Колчака армий от­вле­ка­ли с фрон­та зна­чительные си­лы и во мно­гом спо­соб­ст­во­ва­ли по­ра­же­нию Кол­ча­ка. Ос­тат­ки Колчака армий про­рва­лись в За­бай­ка­лье и со­еди­ни­лись с от­ря­да­ми ата­ма­на Г.М. Се­мё­но­ва. От­ре­зан­ная в хо­де на­сту­п­ле­ния советского Восточного фрон­та от глав­ных сил Колчака армии Южная ар­мия бы­ла раз­гром­ле­на в августе-сентябре 1919 года под Ор­ском и Ак­тю­бин­ском. Её ос­тат­ки, пре­об­ра­зо­ван­ные в Орен­бург­скую ар­мию, в конце 1919 года от­сту­пи­ли в Се­ми­ре­чье, где со­еди­ни­лись с вой­ска­ми ата­ма­на Б.В. Ан­нен­ко­ва.

Иллюстрации:

От­ступ­ле­ние кол­ча­ков­ских войск. Фо­то. 1919. Архив БРЭ.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

w.histrf.ru

КОЛЧАКА АРМИИ • Большая российская энциклопедия

КОЛЧАКА́ А́РМИИ, объ­е­ди­нён­ные во­оруж. си­лы Бе­ло­го дви­же­ния в го­ды Гра­ж­дан­ской вой­ны в Рос­сии 1917–22. Су­ще­ст­во­ва­ли как еди­ная во­ен. ор­га­ни­за­ция в дек. 1918 – янв. 1920, но отд. воо­руж. фор­ми­ро­ва­ния К. а. про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать на ок­раи­нах Рос­сии и по­сле раз­гро­ма её гл. сил (в Се­ми­ре­чье до мая 1920, в За­бай­ка­лье до но­яб. 1920). Соз­да­ны Вер­хов­ным пра­ви­те­лем Рос­сии и Вер­хов­ным глав­но­ко­манд. все­ми воо­руж. си­ла­ми на тер­ри­то­рии Рос­сии адм. А. В. Кол­ча­ком на ба­зе су­ще­ст­во­вав­ших в кон. 1918 на Ура­ле и в Си­би­ри разл. воо­руж. фор­миро­ва­ний (ар­мия Уфим­ской ди­рек­то­рии, вой­ска Ура­ла и Си­би­ри, ка­за­чьи вой­ска), про­ти­во­сто­яв­ших сов. ар­ми­ям Вост. фрон­та.

Отступление колчаковских войск. Фото. 1919.

В со­став К. а. вхо­ди­ли: Зап. (янв. – июль 1919), Си­бир­ская (дек. 1918 – июль 1919), Отд. Орен­бург­ская (дек. 1918 – май 1919), Юж. (май – сент. 1919), Орен­бург­ская (сент. 1919 – май 1920), Ураль­ская, с янв. Отд. Ураль­ская (дек. 1918 – июль 1919), Отд. Се­ми­ре­чен­ская (кон. 1919 – май 1920), 1-я (июль 1919 – янв. 1920), 2-я (июль 1919 – янв. 1920), 3-я (июль – дек. 1919) ар­мии, Юж. ар­мей­ская груп­па (март – май 1919), ряд отд. со­еди­не­ний, а так­же неск. во­ен. фло­ти­лий (см. Бе­лый флот). Макс. чис­лен­ность К. а. дос­ти­га­ла 400 тыс. чел. (дей­ст­вую­щей ар­мии – не бо­лее 130–145 тыс. чел.), 211 ору­дий, 1,3 тыс. пу­ле­мё­тов, 12 бро­не­ав­то­мо­би­лей, 5 бро­не­по­ез­дов, 15 са­мо­лё­тов. К. а. со­стоя­ли в осн. из кре­сть­ян Си­би­ри, Ура­ла и По­вол­жья, б. ч. при­зван­ных по мо­би­ли­за­ции. Зна­чит. про­слой­ку в них со­став­ля­ли вы­ход­цы из мел­ко­бур­жу­аз­ных сло­ёв об­ще­ст­ва и ин­тел­ли­ген­ции, 15–20% – ка­за­ки (орен­бург­ские, ураль­ские, си­бир­ские, се­ми­ре­чен­ские, за­бай­каль­ские, амур­ские, ир­кут­ские, ени­сей­ские и ус­су­рий­ские). Су­ще­ст­вен­ную по­мощь К. а. (воо­ру­же­ни­ем, об­мун­ди­ро­ва­ни­ем, бо­е­при­па­са­ми и др.) ока­зы­ва­ли стра­ны Ан­тан­ты, а ко­ман­до­ва­ние К. а. с 16.1.1919 все свои пла­ны со­гла­со­вы­ва­ло с глав­но­ко­манд. вой­ска­ми со­юз­ных го­су­дарств на вос­то­ке Рос­сии и в Зап. Си­би­ри франц. ген. М. Жа­не­ном. В со­став К. а. вхо­ди­ли иностр. фор­ми­ро­ва­ния (че­хо­сло­ва­ки, по­ля­ки, сер­бы и др.), а так­же ра­бо­чие – гл. обр. уча­ст­ни­ки ан­ти­боль­ше­ви­ст­ско­го Ижев­ско-Вот­кин­ско­го вос­ста­ния 1918, об­ра­зо­вав­шие в К. а. осо­бые со­еди­не­ния, сра­жав­шие­ся про­тив РККА под крас­ны­ми зна­мё­на­ми и с ло­зун­гом «За Со­ве­ты без ком­му­ни­стов!». В К. а. на­счи­ты­ва­лось ок. 30 тыс. офи­це­ров, в т. ч. св. 10 тыс. кад­ро­вых.

В на­ча­ле мар­та 1919 К. а. пе­ре­шли в об­щее на­сту­п­ле­ние про­тив сов. Вост. фрон­та, на­нес­ли ряд круп­ных по­ра­же­ний РККА и про­дви­ну­лись на 150–430 км (см. Кол­ча­ка на­сту­п­ле­ние 1919), но по­став­лен­ные пе­ред ни­ми за­да­чи вы­пол­нить не смог­ли и в ре­зуль­та­те контр­насту­п­ле­ния Вос­точ­но­го фрон­та 1919 сна­ча­ла бы­ли от­бро­ше­ны на 350–400 км в пред­го­рья Ура­ла, а за­тем от­сту­пи­ли за Урал. По­сле по­ра­же­ний вес­ной и ле­том 1919 К. а. 22.7.1919 бы­ли ре­ор­га­ни­зо­ва­ны: Си­бир­скую ар­мию раз­де­ли­ли на 1-ю и 2-ю ар­мии, а Зап. ар­мия пре­об­ра­зо­ва­на в 3-ю. Из-за во­ен. не­удач бы­ли сме­ще­ны со сво­их по­стов ряд ко­ман­дую­щих ар­мия­ми (ген.-л. Р. Гай­да и ген. от арт. М. В. Хан­жин), ко­ман­ди­ров кор­пу­сов и на­чаль­ни­ков ди­ви­зий, на­чаль­ни­ков шта­бов. Для улуч­ше­ния управ­ле­ния вой­ска­ми сфор­ми­ро­ван штаб Вост. фрон­та и уч­ре­ж­де­на долж­ность глав­но­ко­ман­дую­ще­го его ар­мия­ми [ген.-л. М. К. Ди­те­рихс (июль – но­яб. 1919), ген.-л. К. В. Са­ха­ров (но­яб. – дек. 1919), ген.-л. В. О. Кап­пель (дек. 1919 – янв. 1920), ген.-л. С. Н. Вой­це­хов­ский (янв. – февр. 1920)]. По­след­няя по­пыт­ка К. а. пе­ре­хва­тить стра­те­гич. ини­циа­ти­ву бы­ла со­рва­на сов. вой­ска­ми во встреч­ных сра­же­ни­ях и обо­ро­нит. бо­ях в сент. – окт. 1919 в ме­ж­ду­ре­чье То­бол – Ишим, где они от­ра­зи­ли контр­на­сту­п­ле­ние К. а., а за­тем са­ми пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние и на­нес­ли им со­кру­шит. по­ра­же­ние (см. Вос­точ­но­го фрон­та на­сту­п­ле­ние 1919–20). Дей­ст­вия «крас­ных» пар­ти­зан в ты­лу К. а. от­вле­ка­ли с фрон­та зна­чит. си­лы и во мно­гом спо­соб­ст­во­ва­ли по­ра­же­нию Кол­ча­ка. Ос­тат­ки К. а. про­рва­лись в За­бай­ка­лье и со­еди­ни­лись с от­ря­да­ми ата­ма­на Г. М. Се­мё­но­ва. От­ре­зан­ная в хо­де на­сту­п­ле­ния сов. Вост. фрон­та от глав­ных сил К. а. Юж. ар­мия бы­ла раз­гром­ле­на в авг. – сент. 1919 под Ор­ском и Ак­тю­бин­ском. Её ос­тат­ки, пре­об­ра­зо­ван­ные в Орен­бург­скую ар­мию, в кон. 1919 от­сту­пи­ли в Се­ми­ре­чье, где со­еди­ни­лись с вой­ска­ми ата­ма­на Б. В. Ан­нен­ко­ва.

bigenc.ru

Армия Колчака Википедия

Русская армия
Годы существования 1919
Страна Россия
Входит в Белое движение
Тип Вооружённые силы
Включает в себя
  • Русская армия Врангеля
  • Белый флот
  • Западная отдельная армия
  • Сибирская армия
  • Вооружённые силы Юга России
  • Белая авиация
  • Белая армия
Численность ок. 1 023 000 чел. (июнь 1919)[1]
Дислокация терр. бывш. Российской империи
Участие в Гражданская война в России

ru-wiki.ru

Зверства А. В. Колчака и колчаковцев против народов России забыты! (часть 2): energa — LiveJournal


Колчак. Он такой душка

Жертвы Колчака в Новосибирске, 1919 г.


Раскопки могилы, в которой погребены жертвы колчаковских репрессий марта 1919 года, Томск, 1920 г.


Томичи переносят тела расстеленных участников антиколчаковского восстания


Похороны красногвардейца зверски убитого колчаковцами


Площадь Новособорная в день перезахоронения жертв колчаковцев 22 января 1920 г.


Один молодой американский офицер, посланный расследовать зверства Иванова‑Рынова, был так потрясен, что, закончив свой доклад Гревсу, воскликнул:

«Ради бога, генерал, не посылайте меня больше с такими поручениями! Еще бы немножко – и я сорвал бы с себя мундир и стал бы спасать этих несчастных».

Когда Иванов‑Рынов оказался перед угрозой народного возмущения, английский уполномоченный сэр Чарльз Эллиот поспешил к Гревсу выразить ему свое беспокойство за судьбу колчаковского генерала.

– По мне, – свирепо ответил ему генерал Гревс, – пусть приведут этого Иванова‑Рынова сюда и повесят вон на том телефонном столбе перед моим штабом – ни один американец пальцем не шевельнет, чтобы его спасти!

Спросите себя, почему в ходе Гражданской войны Красная Армия смогла победить прекрасно вооруженную и спонсируемую западными державами Белую Армию и войска 14 !! государств, вторгшихся в Советскую Россию в ходе интервенции?

А потому что БОЛЬШИНСТВО русского народа, видя жестокость, низость и продажность таких вот «колчаков», поддержало Красную Армию.



жертвы Колчака и колчаковских головорезов


жертвы зверств колчаковщины в Сибири. 1919 г.

Такой трогательный сериал был снят на народные деньги об одном из главных палачей русского народа времен гражданской войны прошлого века, что просто слезы наворачиваются. И до того же трогательно, прочувственно нам вещуют о сием радетеле за русскую землю. И походы через Байкал проводят памятные и молебны. Ну, просто благодать на душу нисходит.

Но почему-то жители территорий Росси, где геройствовал Колчак со товарищи, иного мнения придерживаются. Они вспоминают как целыми деревнями колчаковцы скидывали в шахты живых еще людей, да и не только это.

Кстати, почему это так царя батюшку-то чествуют наравне с попами и белыми офицерами? Разве не они царя шантажом отрешили от престола? Разве не они нашу страну ввергли в кровопролитие, предав свой народ, своего царя? Разве не попы радостно восстановили патриархию, сразу же после предательства ими государя? Разве не помещики и генералы хотели себе власти без контроля императора? Разве не они принялись организовывать гражданскую войну после успешного февральского переворота, организованного ими же? Разве не они русского мужика вешали и стреляли по всей территории страны. Это только Врангель, ужаснувшись гибелью русского народа, ушел из Крыма сам, все прочие предпочли резать русского мужика пока их самих не успокоили на веки.

Да, и помятуя о половецких князьях по фамиляим Гзак и Кончак, приводимым в Слове о Полку Игоревом, невольно напрашивается вывод, что Колчак им родня. Может потому и не стоит удивляться нижеследующему?

К слову, судить мертвых нет смысла, ни белых, ни красных. Но ошибок повторять нельзя. Ошибки же могут делать только живые. Потому уроки истории нужно знать на зубок.

Весной 1919 года начался первый поход стран Антанты и Соединенных Штатов Америки против Советской республики. Поход был комбинированным: он осуществлялся объединенными силами внутренней контрреволюции и интервентов. На собственные войска империалисты ухе не надеялись — их солдаты не хотели воевать против рабочих и трудящихся крестьян Советской России. Поэтому они делали ставку на объединение всех сил внутренней контрреволюции, признав основным вершителем всех дел в России царского адмирала Колчака А. В.

Американские, английские и французские миллионеры взяли на себя основную долю поставок Колчаку оружия, боеприпасов, обмундирования. Только в первой половине 1919 года США послали Колчаку более 250 тысяч винтовок, миллионы патронов. Всего за 1919 год Колчак получил от США, Англии, Франции и Японии 700 тысяч винтовок, 3650 пулеметов, 530 орудий, 30 самолетов, 2 миллиона пар сапог, тысячи комплектов обмундирования, снаряжения и белья.

С помощью своих иностранных хозяев Колчак к весне 1919 года сумел вооружить, одеть и обуть почти 400-тысячную армию.

Наступление Колчака поддерживала с Северного Кавказа и юга армия Деникина, намереваясь соединиться с колчаковской армией в районе Саратова с тем, чтобы совместно двинуться на Москву.

С запада наступали белополяки вместе с петлюровскими и белогвардейскими войсками. На севере и Туркестане действовали смешанные отряды англо-американских и французских интервентов и армия белогвардейского генерала Миллера. С северо-запада, поддерживаемый белофиннами и английским флотом, наступал Юденич. Таким образом, в наступление перешли все силы контрреволюции и интервентов. Советская Россия очутилась вновь в кольце наступающих вражеских полчищ. В стране было создано несколько фронтов. Главным из них был Восточный фронт. Здесь решалась судьба страны Советов.

4 марта 1919 года Колчак начал наступление против Красной Армии по всему Восточному фронту на протяжении 2 тысяч километров. Он выставил 145 тысяч штыков и сабель. Костяком его армии было сибирское кулачество, городская буржуазия и зажиточное казачество. В тылу Колчака находилось около 150 тысяч войск интервентов. Они охраняли железные дороги, помогали расправляться с населением.

Антанта держала армию Колчака под своим непосредственным контролем. При штабе белогвардейцев постоянно находились военные миссии держав Антанты. Французский генерал Жанен был назначен главнокомандующим всеми войсками интервентов, действующими в Восточной России и в Сибири. Английский генерал Нокс ведал снабжением колчаковской армии и формированием для нее новых частей.

Интервенты помогали Колчаку разработать оперативный план наступления и определили главное направление удара.

На участке Пермь — Глазов действовала самая сильная Сибирская армия Колчака под командованием генерала Гайды. Эта же армия должна была развивать наступление в направлении на Вятку, Сарапул и соединиться с войсками интервентов, действовавших на Севере.

жертвы зверств колчаковщины в Сибири. 1919 г.


крестьянин, повешенный колчаковцами


Отовсюду с освобожденной от врага территории Удмуртии поступали сведения о зверствах и произволе белогвардейцев. Так, например, на Песковском заводе было замучено 45 человек советских работников, рабочих крестьян-бедняков. Они подвергались самым жестоким пыткам: у них вырезали уши, носы, губы, тела были во многих местах проколоты штыками (док. №№ 33, 36).

Насилиям, поркам и истязаниям подвергались женщины, старики и дети. Отбиралось имущество, скот, упряжь. Лошадей, которых дала Советская власть беднякам для поддержания их хозяйства, колчаковцы отбирали и отдавали бывшим владельцам (док. № 47).

Зверски был изрублен белогвардейской саблей молодой учитель села Зуры Петр Смирнов за то, что он попал навстречу белогвардейцу в хорошей одежде (док. № 56).

В селе Сям-Можге колчаковцы расправились с 70-летней старухой за то, что она сочувствовала Советской власти (док. № 66).

В селе Н. Мултане Малмыжского уезда на площади перед народным домом был в 1918 году похоронен труп молодого коммуниста Власова. Колчаковцы согнали на площадь трудящихся крестьян, заставили вырыть труп и публично издевались над ним: били по голове поленом, продавили грудь и, наконец, надев петлю на шею, привязали к передку тарантаса и в таком виде долго таскали по деревенской улице (док. № 66).

В рабочих поселках и городах, в избах бедняков-крестьян Удмуртии поднялся страшный стон от бесчинств и палачества колчаковцев. Например, за два месяца пребывания бандитов в Воткинске в одном только Устиновом Логу было обнаружено 800 трупов, не считая тех единичных жертв по частным квартирам, которые были уведены неизвестно куда. Колчаковцы грабили и разоряли народное хозяйство Удмуртии. Из Сарапульского уезда сообщали, что «после Колчака нигде и ничего буквально не осталось… После колчаковских грабежей в уезде наличие лошадей сократилось на 47 процентов и коров на 85 процентов…В Малмыжском уезде в одной лишь Вихаревской волости колчаковцы отобрали у крестьян 1100 лошадей, 500 коров, 2000 телег, 1300 комплектов упряжи, тысячи пудов хлеба и десятки хозяйств разграбили полностью».

«После захвата Ялуторовска белыми (18 июня 1918 г.) в нем были восстановлены прежние органы власти. Началось жестокое преследование всех, кто сотрудничал с Советами. Аресты и казни стали массовым явлением. Белые убили члена Совдепа Демушкина, расстреляли десять бывших военнопленных (чехов и венгров), отказавшихся им служить. По воспоминаниям Федора Плотникова, участника Гражданской войны и узника колчаковских застенков с апреля по июль 1919 года, в подвальном помещении тюрьмы был установлен стол с цепями и разными приспособлениями для пыток. Замученных людей вывозили за еврейское кладбище (ныне территория санаторного детского дома), где расстреливали. Все это происходило с июня 1918 г. В мае 1919 г. Восточный фронт Красной Армии перешел в наступление. 7 августа 1919 года освободили Тюмень. Чувствуя приближение красных, колчаковцы учинили зверскую расправу над своими узниками. В один из августовских дней 1919 года из тюрьмы вывели две большие группы заключенных. Одну группу — 96 человек — расстреляли в березняке (ныне территория мебельной фабрики), другую, в количестве 197 человек, зарубили шашками за рекой Тобол у озера Имбиряй…».

Из справки заместителя директора Ялуторовского музейного комплекса Н.М. Шестаковой:

«Считаю себя обязанной сказать, что зарублен колчаковскими шашками за Тоболом и мой дед Яков Алексеевич Ушаков, фронтовик Первой Мировой войны, Георгиевский кавалер. Моя бабушка осталась с тремя малолетними сыновьями. Моему отцу в ту пору было всего 6 лет… А скольких женщин по всей России колчаковцы сделали вдовами, а детей — сиротами, сколько стариков оставили без сыновьего присмотра?»

Потому закономерный итог (прошу заметить ни пыток, ни издевательств, просто расстрел):

«Мы вошли в камеру к Колчаку и застали его одетым — в шубе и шапке, — пишет И.Н. Бурсак. — Было такое впечатление, что он чего-то ожидал. Чудновский зачитал ему постановление ревкома. Колчак воскликнул:

— Как! Без суда?

Чудновский ответил:

— Да, адмирал, также как вы и ваши подручные расстреливали тысячи наших товарищей.

Поднявшись на второй этаж, мы вошли в камеру к Пепеляеву. Этот тоже был одет. Когда Чудновский зачитал ему постановление ревкома, Пепеляев упал на колени и, валяясь в ногах, умолял, чтобы его не расстреливали. Он уверял, что вместе со своим братом, генералом Пепеляевым, давно решил восстать против Колчака и перейти на сторону Красной Армии. Я приказал ему встать и сказал: — Умереть достойно не можете…

Снова спустились в камеру Колчака, забрали его и пошли в контору. Формальности закончены.

К 4 часам утра мы прибыли на берег реки Ушаковки, притока Ангары. Колчак все время вел себя спокойно, а Пепеляев — эта огромная туша — как в лихорадке.

Полнолуние, светлая морозная ночь. Колчак и Пепеляев стоят на бугорке. На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:

— Пора.

Я даю команду:

— Взвод, по врагам революции — пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь. Так «верховный правитель всея Руси» адмирал Колчак уходит в свое последнее плавание…».

(«Разгром Колчака», военное издательство Министерства обороны СССР, М., 1969, стр.279-280, тираж 50 000 экз.).источник

В Екатеринбургской губернии, одной из 12 находившихся под контролем Колчака губерний, при Колчаке было расстреляно не менее 25 тысяч человек, перепорото около 10 % двухмиллионного населения. Пороли как мужчин, так и женщин и детей.

М. Г. Александров, комиссар красногвардейского отряда в Томске. Был арестован колчаковцами, заключен в томскую тюрьму. В середине июня 1919 г., вспоминал он, из камеры ночью увели 11 рабочих. Никто не спал.

«Тишину нарушали слабые стоны, которые доносились со двора тюрьмы, слышны были мольбы и проклятья… но через некоторое время все стихло. Утром уголовные нам передали, что выведенных заключенных казаки рубили шашками и кололи штыками на заднем прогулочном дворе, а потом нагрузили подводы и куда-то увезли».

Александров сообщил, что затем был отправлен в Александровский централ под Иркутском и из более тысячи там заключенных красноармейцы в январе 1920 г. освободили только 368 человек. В 1921–1923 гг. Александров работал в уездной ЧК Томской области. РГАСПИ, ф. 71, оп. 15, д. 71, л. 83-102.

Американский генерал В. Грэвс вспоминал:

«Солдаты Семенова и Калмыкова, находясь под защитой японских войск, наводняли страну подобно диким животным, убивали и грабили народ, тогда как японцы при желании могли бы в любой момент прекратить эти убийства. Если в то время спрашивали, к чему были все эти жестокие убийства, то обычно получали в ответ, что убитые были большевиками, и такое объяснение, очевидно, всех удовлетворяло. События в Восточной Сибири обычно представлялись в самых мрачных красках и жизнь человеческая там не стоила ни гроша.

В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось сто человек, убитых антибольшевистскими элементами».

Грэвс сомневался в том, чтобы можно было указать за последнее пятидесятилетие какую-либо страну в мире, где убийство могло бы совершаться с такой легкостью и с наименьшей боязнью ответственности, как в Сибири во время правления адмирала Колчака. Заключая свои воспоминания, Грэвс отмечал, что интервенты и белогвардейцы были обречены на поражение, так как «количество большевиков в Сибири ко времени Колчака увеличилось во много раз в сравнении с количеством их к моменту нашего прихода»

Доска Маннергейму в Питере есть, теперь будет Колчаку… Следующий — Гитлер?



Открытие мемориальной доски адмиралу Александру Колчаку, возглавившему Белое движение в Гражданской войне, состоится 24 сентября… Мемориальная доска будет установлена на эркере здания, где жил Колчак… Текст надписи утвержден:

«В этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь Александр Васильевич Колчак».

Я не буду спорить о его выдающихся научных заслугах. Зато читала в мемуарах генерала Деникина, что Колчак требовал (под давлением Маккиндера), чтобы Деникин вступил в соглашение с Петлюрой (отдав тому Украину) для того, чтобы победить большевиков. Для Деникина родина оказалась важнее.

Колчак был завербован британской разведкой еще в бытность капитаном 1 ранга и командиром минной дивизии на Балтийском флоте. Произошло это на рубеже 1915-1916 года. Это уже была измена Царю и Отечеству, на верность коим он присягал и целовал крест!

Вы никогда не задумывались над тем, почему флоты Антанты в 1918 году спокойно вошли в русский сектор акватории Балтийского моря?! Ведь он же был заминирован! К тому же в сумятице двух революций 1917 г. минные заграждения никто не снимал. Да потому что проходным билетом при поступлении на службу британской разведки для Колчака явилась сдача всей информации о расположении минных полей и заграждений в русском секторе акватории Балтийского моря! Ведь именно он и осуществлял это минирование и у него на руках были все карты минных полей и заграждений!

источник

energa.livejournal.com

Уральские рабочие в армии Колчака: historical_fact — LiveJournal

Кто не слыхал, как с врагами сражался
Ижевский полк под кровавой Уфой,
Как с гармонистом в атаку бросался,
Ижевец - русский рабочий простой.

Бойцы-ижевцы в Русской армии Колчака

В советское время мы с энтузиазмом распевали песню про "штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни". И никто не задавался вопросом: почему так тяжело достались красным героям те дальневосточные сопки? Действительность оказалась не совсем героической, скорее, трагической. На самом деле красным зимой 1922 года на волочаевском рубеже оказывала яростное сопротивление дивизия уральских рабочих, воевавших за белых.

В августе 1918 года произошел Ижевско-Воткинский антибольшевистский мятеж - вооруженное выступление под руководством организации "Союз фронтовиков" под лозунгом "За Советы без большевиков". Рабочие восстали, возмущенные русофобским беспределом красного террора, многочисленными жестокими и бессудными расправами над своими земляками. Центром восстания стали два города, где были расположены крупные государственные оборонные заводы. В момент наивысшего подъема мятеж охватил территорию с населением более миллиона человек (большую часть современной Удмуртии), а численность повстанческой армии достигла 25 тысяч штыков. Самыми активными участниками восстания стали рабочие Ижевска и Воткинска. Именно из них были сформированы две дивизии. Рабочие шли в бой против большевиков сначала под красным знаменем, на котором было написано "В борьбе обретешь ты право свое".

В стратегическом отношении Ижевско-Воткинское восстание оказало существенное влияние на положение Красной армии, главным образом на действия 2-й и 3-й армий. 2-я армия фактически была разгромлена восставшими, после чего её пришлось создавать вновь и до самого конца восстания она была прикована к Ижевско-Воткинскому району, не имея возможности содействовать фронту. В свою очередь, 3-я армия вынуждена была выделить часть своих сил для действий против восставшего Воткинска, кроме того значительные силы были отвлечены для защиты железной дороги Вятка-Пермь, которая находилась под угрозой быть перерезанной повстанцами. Все это стало важным фактором, позволившим Русской армии сосредоточить силы на Пермском направлении и впоследствии захватить Пермь 25 декабря 1918. Разгром, бегство и полный развал 2-й армии РККА, явные сочувствие и помощь крестьян восставшим рабочим делали восстание чрезвычайно опасным для красной власти. Ненадежность мобилизованных из местного населения заставляла посылать войска из центра страны. Упорство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, составленных из коммунистов, латышей и китайцев. Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый характер с большими потерями с обеих сторон. В результате поражения восстания Белое движение потеряло возможность использовать в Гражданской войне потенциал ижевских оружейных заводов, выпускавших до одной трети всего стрелкового оружия, производимого в России. Эти заводы перешли в руки красных. В связи с уходом значительной части рабочих к белым выпуск винтовок на Ижевском заводе резко сократился. Только к январю 1919 года удалось довести его до 1000 штук в день, что, тем не менее, вдвое уступало объёму производства до восстания. Вместе с повстанцами родные места покинули и их семьи, не рассчитывая на пощаду большевиков.

В ходе Гражданской войны Ижевская и Воткинская дивизии несли потери и объединились в одну дивизию. Возглавил ее полковник Викторин Молчанов. Это соединение вошло в состав войск адмирала Колчака. Гражданская война для Молчанова началась с того, что он возглавил отряд крестьянской самообороны, сопротивлявшийся продотрядам большевиков в Прикамье. Затем Молчанов возглавил восстание в Елабужском уезде. В это же время из окружения, прорвав фронт, туда же под Елабугу отошло соединение ижевских рабочих, которое вошло в состав 2-го белогвардейского Уфимского армейского корпуса.

Дивизия уральских рабочих была самым боеспособным соединением колчаковских войск. Она отступала последней, сдерживая натиск красных. Особенно ей досталось в Красноярске, где красные подняли восстание, отрезав пути отхода. Тогда ижевцы/воткинцы с боем ворвались в Красноярск, разгромили восставших и двинулись на Иркутск.

Боевое знамя дивизии уральских рабочих

Как мы знаем, в Прибайкалье армия Колчака закончила свое существование, а самого Верховного правителя расстреляли. Только дивизия уральцев и полк офицеров-каппелевцев смогли пройти по льду Байкала в полном составе. В Чите генерал Молчанов получил пост заместителя командующего Дальневосточной (белой) армией и возглавил Сибирский корпус, созданный на основе оставшихся войск Каппеля и Колчака. В Приморье Молчанов перевооружил своих бойцов, пополнил полки добровольцами из местного населения, после чего корпус стал именоваться Повстанческой белой армией. Из Уссурийска армия Молчанова начала наступление на север, нанесла ряд значительных поражений красной Дальневосточной армии. 22 декабря 1921 года белые захватили Хабаровск и освободили почти все центральное Приамурье и северное Приморье. Первое поражение молчановцы потерпели 12 февраля 1922 года от превосходящих сил Красной армии под Волочаевкой.

В годы советской власти на сопке Июнь-Корань на левом берегу Амура, под Хабаровском, был создан музей. Одна из самых интересных экспозиций воссоздает события февраля 1922 года: армия красного героя Гражданской войны Василия Блюхера, имея многочисленное превосходство в живой силе, при поддержке артиллерии, танков и бронепоездов прорывает оборону белых. Сопку Июнь-Корань и прилегающие территории занимала именно Ижевско-Воткинская дивизия. Она давала шанс остальным белогвардейцам, обремененным обозами и семьями, отступить за Амур, чтобы далее, из Приморья, морем или по суше эмигрировать из России.

Дивизия в тех боях сама потеряла много бойцов, но и положила на подступах к Волочаевке немало живой силы противника. Достаточно сказать, что первый полк красноармейцев, штурмовавший сопку, был уничтожен полностью. Командарму Блюхеру пришлось срочно бросать в бой резервы, чтобы белые не успели подвезти из Хабаровска боеприпасы. Поскольку патронов не хватало, ижевцы полили склоны сопки водой, создав ледовую корку, и опутали все колючей проволокой. Из окопов поднимались только в яростные штыковые атаки. Когда кавалерия Блюхера стала окружать Волочаевку и сопку, Молчанов отдал приказ отступать в Хабаровск. Оттуда на юг его части пробивались с тяжелыми боями. Наиболее ожесточенные столкновения произошли у станций Розенгартовка и Бикин. К слову, все участвовавшие в них полки Блюхера были награждены орденами Красного Знамени.

В октябре 1922г. начались жестокие бои в Спасске. И снова эвакуацию остатков белой армии прикрывала Ижевско-Воткинская дивизия под командованием генерала Молчанова. Конечно, уральские рабочие защищали еще и свои семьи, которые спешили выбраться за пределы России в Китай. Утром 9 октября войска красных перешли в наступление по всему фронту. После короткой артподготовки они заняли северную часть города. К полудню были захвачены еще четыре форта и белые отошли на последний укрепленный рубеж в районе цементного завода. Однако затем, оказавшись под угрозой захвата с флангов, были вынуждены оставить Спасск...

Так дивизия уральских рабочих практически прекратила свое существование. Она приняла только еще один бой - на границе с Китаем. Чтобы обоз с женщинами и детьми успел перейти границу, уральцы поднялись в штыковую атаку против красноармейцев, которыми командовал Уборевич. Лишь небольшое количество выживших солдат и офицеров, сохранив Андреевское знамя, покинули Россию...

Викторин Михайлович Молчанов

бессменный командир Ижевско-Воткинской дивизии. Окончил Елабужское реальное и Московское пехотное юнкерское (позже - Алексеевское военное) училища. Служил в Сибирских саперных батальонах в Прибайкалье и в селе Раздольном под Владивостоком. Много занимался геодезическими работами в Приморье и на Байкале. Участник Первой мировой войны. Конец войны застал на Рижском фронте в должности инженера армейского корпуса в звании подполковника. Получил ранение обеих ног и попал в германский плен. Бежал. Вернувшись в Елабугу, присоединился к Белому движению. В конце Гражданской войны вместе с несколькими офицерами и командующим Земской ратью генералом Дитерихсом ушел из Владивостока к корейской границе в Посьет. Здесь их подобрала эскадра кораблей Сибирской флотилии контр-адмирала Георгия Старка. Викторин Молчанов эмигрировал в Корею, оттуда перебрался в Маньчжурию. Спустя некоторое время выехал в США и поселился под Сан-Франциско. Там он организовал куриную ферму. В годы Великой Отечественной войны Молчанов поддерживал сбор средств в США в помощь Красной армии и сражавшемуся с фашизмом советскому народу. Скончался Викторин Михайлович в 1975 году.

Источники:

"Шел под красным знаменем белый командир" http://vladnews.ru/3825/istoricheskij-klub/shel-pod-krasnym-znamenem-belyj-komandir.html
"Памяти Ижевско-воткинского восстания. Красные латыши против русских рабочих" http://kaminec.livejournal.com/64393.html
"Униформа Ижевской и Воткинской стрелковых дивизий" http://kolchakiya.narod.ru/uniformology/ij_vtk_rebels_02.htm
Ефимов А.Г. "Ижевцы и воткинцы" http://www.dk1868.ru/history/EFIMOV.htm

historical-fact.livejournal.com

§ 5. Наступление Колчака на восточном фронте. История Гражданской войны

§ 5. Наступление Колчака на восточном фронте

Весной 1919 г. Антанта осуществляет свой первый поход на Советскую Россию.

«Поход этот был комбинированный, ибо предполагал совместное нападение Колчака, Деникина, Польши и Юденича и смешанных англо-русских отрядов в Туркестане и Архангельске» (Сталин, Новый поход Антанты на Россию, «Правда» № 111, 1920 г.).

Главный удар должен был наносить Колчак. Деникин, Юденич и войска, действовавшие от Архангельска, наносили вспомогательный удар, причем армии Деникина и Колчака должны были соединиться в Саратове для дальнейшего совместного наступления на Москву. Намечалось также, как и в конце 1918 г., соединение правого фланга колчаковской армии с наступавшими от Архангельска на юг войсками в районе Котлас – Вятка. Юденич двигался на Петроград. Войска белой Польши активными действиями вдоль нашей западной границы должны были приковывать силы Красной армии к западному фронту. Такая же задача ставилась и перед белогвардейскими войсками, действовавшими в Средней Азии (в Туркестане).

Как указал т. Сталин в одной из своих статей, "цель похода была формулирована в докладе Гучкова (видный белогвардеец. – С. Р.) Деникину: «Задушить большевизм одним ударом, лишив его основных жизненных центров – Москвы и Петрограда». Самый же план похода был набросан, в письме Деникина Колчаку, перехваченном нами вместе со штабом Гришина – Алмазова весной 1919 г.

«Главное – не останавливаться на Волге, – писал Деникин Колчаку, – а бить дальше на сердце большевизма, на Москву. Я надеюсь встретиться с вами в Саратове… Поляки будут делать свое дело, что же касается Юденича, он готов и не замедлит ударить на Петроград…» (Сталин, К военному положению на юге, «Правда» № 293, 1919 г.).

Колчак при поддержке капиталистов и помещиков, но в основном на средства Антанты сумел сколотить огромную армию численностью примерно до 300 тыс. бойцов. Из них он сосредоточил на нашем восточном фронте около половины. Численность деникинских вооруженных сил также равнялась примерно 200 тыс. человек, из них на фронте было 60–70 тыс. бойцов. Юденич имел на петроградском фронте около 7 тыс. бойцов.

Красная армия, насчитывавшая к 1 марта 1919 г. около 1 400 тыс. человек, смогла выставить на все фронты около 450 тыс. бойцов, из них на восточный фронт – около 110 тыс. бойцов и на южный – около 90 тыс. бойцов.

Март был выбран Антантой для наступления не случайно. Дело в том, что продовольственное положение в городах в этот период особенно обострилось. Освобождение Украины и частично Поволжья, где находились большие запасы хлеба, не улучшило существенно дела из-за транспортной разрухи. Железные дороги находились в полуразрушенном состоянии, и даже здоровые паровозы не могли работать с полной нагрузкой из-за отсутствия топлива – угля и нефти.

Первый поход Антанты, так же как это было и летом 1918 г., сопровождался организацией кулацких восстаний в тылу Красной армии. Ленин на VIII съезде партии (март 1919 г.) подчеркивал, что «в восстаниях, которые начали уже волной обходить земледельческую Россию, ясно виден общий план, и этот план ясно связан с военным планом белогвардейцев, решивших на март общее наступление и организацию ряда восстаний» (Ленин, т. XXIV, стр. 139).

Особенно болезненно отразилось на положении находившихся на Дону красных армий вешенское восстание (Вешенское восстание, гражданская война на Дону в 1919 г. освещены очень хорошо в 3-й книге «Тихий Дон» Шолохова.). Это восстание казаков в тылу красных армий ослабило наш южный фронт. Белогвардейцы всячески разжигали восстание, но приближение белых, правильная политика партии, принятые командованием меры отрезвляюще подействовали на заколебавшееся было казачество.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

§ 11. Разгром Колчака. История Гражданской войны

§ 11. Разгром Колчака

К началу июня армии восточного фронта подошли к берегам рек Камы и Белой. Колчаковские армии намеревались здесь закрепиться, опираясь на Уральский хребет. В этот момент Троцкий под влиянием продвижения деникинских армий на север и северозапад потребовал, чтобы армии восточного фронта остановились на линии реки Белой (под Уфой) и чтобы несколько дивизий с востока было переброшено на южный фронт. Предложение Троцкого шло вразрез с приведенной выше директивой Ленина от 29 мая, в которой он предлагал не ослаблять наступления на восток. Такая «забота» Троцкого о южном фронте в ущерб восточному фронту объяснялась опять-таки, как это наблюдалось у некоторых работников украинского фронта, отрицанием международного значения нашей гражданской войны, отрицанием решающего значения обороны Советской России на любом участке для дела мировой пролетарской революции. Не считаясь ни с чем, Троцкий предлагал уделить максимальное внимание наступлению в направлении к границам Западной Европы, без революции в которой, по его мнению, советские республики все равно не могли бы продержаться. Дальнейшее наступление на Колчака отдаляло, по мнению Троцкого, силы Красной армии от западных границ советского государства. Наоборот, удар по Деникину в случае успеха снова привел бы крупные силы Красной армии на Украину, приблизил бы их к границам Западной Европы.

Между тем было совершенно очевидно, что нельзя было «оставлять в руках Колчака Урал с его заводами, с его железнодорожной сетью, где он легко может оправиться, собрать кулак и вновь очутиться у Волги, – нужно сначала прогнать Колчака за Уральский хребет, в сибирские степи, и только после этого заняться переброской сил на юг» (Сталин, Об оппозиции, стр. 110).

Остановка победоносного наступления на Колчака понизила бы боевое настроение красноармейских частей. Мало того, в этом случае Красная армия лишилась бы поддержки десятков тысяч уральских рабочих и сибирских крестьян-партизан, под руководством партии не прекращавших борьбы с колчаковцами и готовившихся принять на свои штыки, рогатины и вилы разбитых и отброшенных Красной армией белогвардейцев.

Еще в период весеннего наступления Колчака в его тылу развернулись восстания рабочих и крестьян под руководством подпольных большевистских организаций. Одно из первых восстаний – Кустанайское – в марте – апреле 1919 г. хотя и было подавлено колчаковцами с исключительной жестокостью (число жертв насчитывается до 18 тыс. человек!), но свою роль сыграло: белые вынуждены были в разгар своего наступления снять с фронта крупные силы.

Главком С. С. Каменев и начальник штаба П. П. Лебедев.

Еще большее значение имели восстания и партизанская борьба в тылу колчаковских армий во второй половине 1919 г., проводившиеся в соответствии с решениями II конференции подпольных партийных организаций Сибири и под руководством Сибирского бюро ЦК партии. В свою очередь Сиббюро ЦК партии согласовывало свою деятельность с планами командования восточного фронта, а в дальнейшем V армии. 19 июля Центральный комитет партии принял специальное постановление о сибирских партизанских отрядах. Этим постановлением предлагалось разрозненным отрядам объединиться, перейти к централизованному командованию, установить более тесную связь с подпольными партийными организациями. Работникам восточного фронта предлагалось установить тесную связь с партизанами, согласовать действия Красной армии с действиями партизан.

Это постановление сыграло решающую роль в развертывании и активизации партизанского движения в Сибири. В Западной Сибири вдоль Алтайской железной дороги действовали отряды Мамонтова (в Славгородском уезде) и Громова (в Каменском уезде) по 3–4 тыс. бойцов у каждого. В захвате Барнаула, Семипалатинска алтайские партизаны сыграли огромную роль.

В Енисейской губернии выдающуюся помощь частям Красной армии оказали партизанские отряды тт. В. Г. Яковенко, П. Е. Щетинкина и А. Д. Кравченко. Черемховские рабочие, восставшие 19 декабря, миньярские, красноярские и иркутские рабочие, железнодорожники – все они своей самоотверженной борьбой за власть советов ускорили ликвидацию колчаковщины.

Именно эта поддержка уральских и сибирских рабочих и крестьян больше, чем чтобы то ни было, давала возможность в конечном счете, после окончательного разгрома Колчака, снять часть войск восточного фронта и перебросить их на южный. Это можно было бы сделать тем легче, что с выходом в Сибирь восточный фронт сокращался по своей протяженности с севера на юг до 400 километров, а чем дальше, тем еще больше – против 1 200 километров к началу нашего контрудара.

В случае же приостановки наступления Красной армии на Колчака, как это предлагал Троцкий, Колчак сумел– бы оправиться, сумел бы потопить в крови партизанское движение и с новыми силами двинулся бы на Москву.

Исходя из этого, Центральный комитет отверг план – Троцкого как план, грозивший Советской России тягчайшими последствиями, и отстранил самого Троцкого от участия в делах восточного фронта. Вместе с тем Центральный комитет заменил сторонника плана Троцкого – тогдашнего главнокомандующего Вацетиса – новым главкомом С. С. Каменевым и потребовал продолжения наступления на Колчака. Последовавший вскоре разгром Колчака полностью подтвердил правильность линии Центрального комитета партии, правильность требований Ленина.

В борьбе за Урал в уфимской, златоустовской и челябинской операциях, так же как и в предыдущих операциях и боях, армии восточного фронта проявили исключительные стойкость и героизм. Коммунисты, командиры от младших до командующих дивизиями и армиями, своим личным примером воодушевляли уставших бойцов.

В боях за Уфу при переправе через реку Белую был такой случай. Иваново-вознесенский полк переправился на вражеский берег, оттеснил белых, но, расстреляв все патроны, вынужден был закрепиться в ожидании подкрепления. Этим воспользовался противник. "И вот, – рассказывает участник этого боя, покойный пролетарский писатель Дм. Фурманов, – когда вместо демонстративных атак неприятель повел настоящее широкое наступление, – дрогнули цепи, не выдержали бойцы, попятились. Командир и комиссар останавливают бойцов. Они скачут по флангам, кричат, чтобы остановились отступающие, быстро-быстро объясняют, что бежать все равно некуда, – позади река, перевозить нельзя, что надо встать, закрепиться, надо принять атаку. И дрогнувшие было бойцы задержались, перестали отступать. В это время к цепям подскакало несколько всадников, они поспрыгивали на землю. Это Фрунзе, с ним начальник политотдела армии Траллин, несколько близких людей… Он с винтовкой забежал вперед: «Ура! Ура! Товарищи, вперед!»

Все те, что были близко, его узнали. С быстротой молнии весть промчалась по цепям. Бойцов охватил энтузиазм, они с бешенством бросились вперед. Момент был исключительный. Редко-редко стреляли, патронов было мало, неслись со штыками на лавины наступающего неприятеля. И так велика сила героического подъема, что дрогнули теперь цепи врага, повернулись, побежали… Перелом был совершен, положение восстановлено" (Дм. Фурманов; Чапаев).

В бою под Уфой самоотверженно дралась 25-я, ныне Чапаевская, дивизия со своим славным начдивом впереди. Именно здесь в районе Красный Яр – деревня Турбаслы ударные офицерские и юнкерские части Колчака вели в период с 7 по 9 июня «психическую атаку» на чапаевцев, ту самую атаку, которая с таким волнующим мастерством показана в кинокартине «Чапаев».

Из этих боев дивизия вышла победительницей. Вскоре после взятия Уфы 25-я дивизия была переброшена на южный Урал и здесь-то, в бою под Лбищенском, 5 сентября погиб (утонул в р. Урал) Чапаев. Одной из причин успеха белоказаков было плохо организованное охранение штаба Чапаевской дивизии.

Во многих боях непосредственная помощь рабочих, восстававших в тылу белых, или выступления партизан обеспечивали успех Красной армии. Так например «бой за Челябинск продолжался несколько дней и обошелся нам в 1 500 убитых и раненых. Город переходил из рук в руки. В самый критический момент выручили челябинские рабочие, которые в количестве четырех сотен ввязались е бой. Появление этих людей в рабочих блузах с винтовками в руках вызвало огромный энтузиазм среди красноармейцев. Важно было не то, что пришло 400 новых бойцов, а те, что красноармейцы всем существом почувствовали, что с ними народ. И несмотря на то, что нас было меньше и что патронов было так мало, что приходилось не раз ходить в штыки на противника без единого заряда, моральный перевес решил дело» (из воспоминаний участника).

Героизм красноармейцев, рабочих и крестьян, руководимых большевистской партией во главе с Лениным, обеспечил победу Красной армии на востоке. Колчак был разбит, Урал освобожден от белых. Красные армии победоносно двигались по сибирским степям. Первый комбинированный поход Антанты провалился.

В. И. Чапаев.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о