Содержание

Армии и войны Карфагена. - Сообщество Империал

Эрцгерцогство Австрийское и Император...

С СидрДим

Рецензия на "Дюна. Дом Коррино"

C Count Bagatur RF

Вышло дополнение для перевода Rome To...

C Count Bagatur RF

Основы сражений в Field of Glory: Emp...

C Candramelekh

Вышел неофициальный патч для RTW Alex...

C Count Bagatur RF

Теон Грейджой, Король Вестероса!

C Count Bagatur RF

Создание хорошей армии в серии Total War

H Hanesydd

Как сделать город индивидуальным в Ro...

R RS4

Хроники Дома Редвин. Король всего Юга.

C Count Bagatur RF

Рецензия на "Дюна. Дом Харконнено...

C Count Bagatur RF

Критика сериала "Братья Карамазов...

C Count Bagatur RF

Предметы экипировки для героев в Tota...

F

Funlelik

Generals ZH Ressurection. Обзор и мне...

C Count Bagatur RF

Рецензия на "Дюна. Дом Атрейдесов...

C Count Bagatur RF

Stainless Steel Total War - Обзор с п...

И Иван___

Прохождение Битв завоевателей в Age o...

A Age of Kings

Total War: Three Kingdoms - Первый вз...

H Honda Tadahacu

Осада Форноста Эрайн. Обзор карты для...

C Count Bagatur RF

Doom Remake 4 Мод. Масштабное обновле...

T Thief2125

Превью Disciples: Total War демо v.0.4

F Farin Frostgeir

Painkiller Fallen Empire. Что плохого...

C Count Bagatur RF

Как правильно защищать Карн Дум. Руко...

C Count Bagatur RF

Впечатления о Enslaved Odyssey to the...

C Count Bagatur RF

Total War Saga Thrones of Britannia: ...

e eto_000_416

Почему я выбираю Супероружейника. (Ze...

C Count Bagatur RF

Абсолютизм? Республика? А может конст...

C Count Bagatur RF

Какой бы Total War мне хотелось увиде...

C Count Bagatur RF

Баги мода CnC Shockwave 1.201

C Count Bagatur RF

Китай: Наследие Мао - Предрелизный обзор

A Age of Kings

Комикс "Истории Троецарствия"...

T Tempest

[ААR Empire:TW] Primum et unicum!...

t t1aro

[AAR] Социализм XXI века - Эпилог. Ча...

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Эпилог. Ча...

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 11

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 10

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 9

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 8

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 7

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 6

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 5

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 4

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 3

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 2

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 1

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Предисловие

A Age of Kings

Total War: Февраль 2019 - Над чем раб...

T Tempest

Total War: Three Kingdoms - Основател...

T Tempest

Минорные фракции ETW. Правильный выбор

C Count Bagatur RF

Рецензия на Total War: Warhammer - Ца...

C Carus

TW Three Kingdoms - Легенды Военачаль...

T Tempest

imtw.ru

Армии и войны Карфагена. - Сообщество Империал

Эрцгерцогство Австрийское и Император...

С СидрДим

Рецензия на "Дюна. Дом Коррино"

C Count Bagatur RF

Вышло дополнение для перевода Rome To...

C Count Bagatur RF

Основы сражений в Field of Glory: Emp...

C Candramelekh

Вышел неофициальный патч для RTW Alex...

C Count Bagatur RF

Теон Грейджой, Король Вестероса!

C Count Bagatur RF

Создание хорошей армии в серии Total War

H Hanesydd

Как сделать город индивидуальным в Ro...

R RS4

Хроники Дома Редвин. Король всего Юга.

C Count Bagatur RF

Рецензия на "Дюна. Дом Харконнено...

C Count Bagatur RF

Критика сериала "Братья Карамазов...

C Count Bagatur RF

Предметы экипировки для героев в Tota...

F Funlelik

Generals ZH Ressurection. Обзор и мне...

C Count Bagatur RF

Рецензия на "Дюна. Дом Атрейдесов...

C Count Bagatur RF

Stainless Steel Total War - Обзор с п...

И Иван___

Прохождение Битв завоевателей в Age o...

A Age of Kings

Total War: Three Kingdoms - Первый вз...

H Honda Tadahacu

Осада Форноста Эрайн. Обзор карты для...

C Count Bagatur RF

Doom Remake 4 Мод. Масштабное обновле...

T Thief2125

Превью Disciples: Total War демо v.0.4

F Farin Frostgeir

Painkiller Fallen Empire. Что плохого...

C Count Bagatur RF

Как правильно защищать Карн Дум. Руко...

C Count Bagatur RF

Впечатления о Enslaved Odyssey to the...

C Count Bagatur RF

Total War Saga Thrones of Britannia: ...

e eto_000_416

Почему я выбираю Супероружейника. (Ze...

C Count Bagatur RF

Абсолютизм? Республика? А может конст...

C Count Bagatur RF

Какой бы Total War мне хотелось увиде...

C Count Bagatur RF

Баги мода CnC Shockwave 1.201

C Count Bagatur RF

Китай: Наследие Мао - Предрелизный обзор

A Age of Kings

Комикс "Истории Троецарствия"...

T Tempest

[ААR Empire:TW] Primum et unicum!...

t t1aro

[AAR] Социализм XXI века - Эпилог. Ча...

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Эпилог. Ча...

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 11

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 10

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 9

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 8

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 7

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 6

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 5

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 4

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 3

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 2

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Часть 1

A Age of Kings

[AAR] Социализм XXI века - Предисловие

A Age of Kings

Total War: Февраль 2019 - Над чем раб...

T Tempest

Total War: Three Kingdoms - Основател...

T Tempest

Минорные фракции ETW. Правильный выбор

C Count Bagatur RF

Рецензия на Total War: Warhammer - Ца...

C Carus

TW Three Kingdoms - Легенды Военачаль...

T Tempest

imtw.ru

Военная история: армия Карфагена, ч.1

Автор: Strateg, 29 Авг 2013

Рассмотрим армию Карфагена времен ее противостояния сначала с Сиракузами, а потом с Римом во времена Пунических войн. Армия Карфагена, так же, как и армия Сиракуз, является сбалансированной по родам войск. Не самую сильную пехоту и конницу из граждан подкрепляют многочисленные наемники. Кроме того, в армии присутствует большое количество колесниц, которые к середине 3 в. до н.э. сменяются слонами. Первой часть статьи посвящена составу армии Карфагена и пехоте с 5 до середины 3 в. до н.э..

Отрывочными сведениями о карфагенской армии мы располагаем с 6 в. до н.э. Юстин, 19.1 : “Магон, карфагенский полководец, первым установил в войске военную дисциплину, этим заложил основы господства пунийцев и укрепил мощь государства как военным искусством, так и своей [личной] доблестью.” Есть предположения, что речь идет о создании фаланги. Хотя необходимость в фаланге для войн с местным ливийским населением и нумидийцами не очевидна. С начала 5. в. до н.э. появляется более определенная информация при описании первоисточниками войн

Карфагена против Сиракуз. Перед битвой при Гимере, 480 г. до н.э. армия Карфагена, со слов Диодора, 11.1, выглядела так: “карфагеняне собрали большое количество денег, набрали наемников из Италии и Лигурии, а также из Галатии и Иберии;  и в дополнение к этим войскам они набрали людей своей собственной расы со всей Ливии и Карфагена, и в конце концов, после трех лет в постоянной подготовки они собрали более 300 тысяч пехотинцев и двести боевых кораблей.” 11.20: “Тогда, когда он (Гамилькар) пересекал Ливийской море, он попал в шторм и потерял суда, которые везли лошадей и колесницы… Все корабли он (Гамилькар) вытащил на сушу и окружил их глубоким рвом и деревянным частоколом, и укрепил лагерь армии…”

Художник Carlos Fernandez del Castillo

Численность армии Карфагена явно завышена, но все равно армия была достаточно серьезная. Пехота, конница, колесницы, граждане Карфагена и наемники с различных стран. Часто встречается описание хорошо укрепленного лагеря, который помогает карфагенянам обороняться. Впрочем, брать вражеские укрепления карфагеняне тоже умели, используя для этого различные инженерные сооружения. Диодор приводит информацию об армии Карфагена, вмешавшейся во внутренние междуусобицы на Сицилии  на конец 5 в. до н.э.. 13.44: “…карфагеняне направили эгестинцам 5000 ливийцев и 800 кампанцев. Эти солдаты были прежде наняты халкидонцами для помощи афинянам против сиракузян, но после поражения отплыли назад и не знали, кому служить. Но карфагеняне купили для них лошадей и, дав высокую плату, послали в Эгесту… Карфагеняне, предвидя величие войны, возложили ответственность за размеры вооружений на Ганнибала, назначив его полководцем и с воодушевлением помогая ему. Ганнибал в течении всего лета и последующей зимы навербовал множество наемников в Иберии и призвал большое число граждан. Он так же посетил Ливию, выбирая наиболее стойких мужчин из каждого города и приготовил корабли, намереваясь с началом весны переправить армию.” 13.54:”…Он (Ганнибал) установил шесть башен исключительной высоты  и бросил против стен равное число окованных железом таранов, кроме того, использовав лучников в большом количестве, прогнал солдат, защищавших стены.” (Осада Селинунта) 13.58: “Греки, служившие в армии карфагенян в качестве союзников, воочию увидели превратности, постигшие несчастных селинунтцев.” 13.80: “отправили некоторых наиболее уважаемых карфагенян с большими денежными суммами, одних в Иберию, других на Балеарские острова, с приказом навербовать там как можно больше наемников. Сами они вели вербовку в Ливии, зачисляя в солдаты и ливийцев, и финикийцев, и наиболее отважных граждан. Кроме этого, они набрали солдат среди народов, чьи цари были их союзниками: маврусиев, номадов и даже некоторых народов, обитающих в области Кирены.” Часть сицилийцев могли сражаться на стороне карфагенян в качестве союзников.

В середине 4 в. до н.э. есть сведения не только о составе, но и о вооружении граждан армии Карфагена. Диодор, 16.67: “Они (пуны) подготовили и переправили на Сицилию крупные морские и сухопутные силы, и назначили Ганнона главнокомандующим. У них было сто пятьдесят кораблей, пятьдесят тысяч пехоты, триста боевых колесниц, более двух тысяч превосходных всадников, и кроме всего этого броня и метательные снаряды всех видов, многочисленные осадные машины, и огромный запас продовольствия и других материалов.” Вооружение граждан Карфагена подробно расписывает Плутарх в битве при Кримисе против Тимолеонта. Карфагенские гоплиты несут большие белые щиты (асписы) и имеют тяжелые доспехи, которые сковывают их движения во время ливня. В битве упомянут “Священный отряд” в количестве двадцати пяти сотен самых достойных граждан, которые, по словам Диодора “пали после отважной борьбы”. По описанию боя не видно особой доблести ни от “превосходных всадников”, ни от “Священного отряда” пехотинцев.  Граждане Карфагена участвовали в войнах эпизодически, полагаясь больше на наемников. Поэтому ждать от “Священного отряда” каких то выдающихся боевых качеств скорее всего не следует. А после поражения при Кримисе карфагеняне вообще отказались от участия граждан в экспедиционных армиях. Так утверждает Диодор. Хотя тот же Диодор, рассказывая об экспедиции на Сицилию против Агафокла, противоречит себе, 19.103: “Соответственно они тотчас приготовили сто тридцать трирем, избрали в качестве полководца Гамилькара, одного из самых выдающихся своих людей, дали ему две тысячи ополченцев, (уже после Кримисы!) среди которых было много людей благородных, десять тысяч ливийцев, тысячу наемников и двести зевгиппов из Этрурии, тысячу балеарских пращников… После того как весь флот отплыл из Карфагена и находился в море, неожиданно налетел шторм, потопил шестьдесят триер… Немало карфагенских аристократов пропало, по которым город установил общественный траур; ибо таков их обычай, когда какое-либо крупное стихийное бедствие настигает город, то стены покрывают черной холстиной.” Граждане продолжали призываться в армию, когда опасность грозила непосредственно Карфагену. Так, тысяча гоплитов из “Священного отряда” и другие граждане упоминаются в армии Карфагена при высадке в Африке Агафокла или в 1 Пуническую войну в армии Ксантиппа.

Художник Steve Noon

Не совсем ясно, кто такие зевгиппы (zeugippae) из Этрурии. Есть две версии, исходя из звучания слова. Либо “всадники с двумя лошадьми” ???????? (а такими славилась Этрурия? Такие всадники есть в армии Антигона в битве при Паретакене), либо ????????, — тяжело–вооруженная пехота (а стоит ли отдельно упоминать двести тяжелых пехотинцев?). Зато очень хорошо ясно, кто такие балеарские пращники в составе Карфагенской армии. Они отстояли уже взятый было лагерь при Гимере, в 311 г. до н.э. Диодор, 19.109: “Осыпая ливнем больших камней, они многих ранили и даже убили не мало среди нападавших, пробивая защитные доспехи большинства из них. Ибо эти люди, которые привыкли к метать камни весом в мину, внесли большой вклад в победу в бою, так как с детства они постоянно упражняются с пращой. Таким образом, они выгнал греков из лагеря и победили их.” Лучников набирали в Нумидии, а дротикометателей хватало всюду, и в Ливии, и в Испании, и в Лигурии. Испанцы, кельты и греки воевали в армии Карфагена в качестве тяжелых пехотинцев.

Армия Карфагена, ч.2

Рубрики: Военная История
Метки: военная история

strategwar.ru

Армия Карфагена во Второй Пунической войне

Автор: Strateg, 17 Фев 2014

Успехи карфагенской армии во Второй Пунической войне связаны с талантливыми полководцами из рода Баркидов. Гамилькар Барка и его зять Газдрубал подготовили прекрасную карфагенскую армию в Испании, что позволило Ганнибалу и его братьям Газдрубалу и Магону бросить вызов Риму. Талантливые полководцы успешно управляли разноплеменными наемниками. Профессиональная армия Карфагена долгое время побеждала ополчение римлян.  

Ранее мы рассматривали армию Карфагена времен воин с Сиракузами и времен Первой Пунической войны в битве при Тунете – Баграде. Изменения во Второй Пунической войне главным образом связаны с тем, что многие воины длительный срок находятся под командованием карфагенских полководцев, приобретают богатый боевой опыт и качественно превосходят своих противников в выучке на первом этапе войны. На втором этапе войны армия Карфагена и армия Рима сравниваются не только по выучке, но частично по вооружению и так же по национальным союзным контингентам.

Граждане Карфагена по прежнему не хотят воевать в заморских походах. Вместо себя они вербуют наемников различных племен. Ливий, 28.12: “Не сограждане составляли его (Ганнибала) войско – сброд разноязычный и разноплеменный, люди разных законов и разных обычаев, разного обличия, по-разному одетые, по-разному вооруженные, с разными обрядами и разными святынями, даже боги у них были едва ли не разные. Он сумел так связать этих людей в одно целое, что они мирно уживались друг с другом и не возмущались против вождя, хотя во вражеской стране часто не было ни денег для выплаты жалованья, ни продовольствия.” 28.44: “Мы (римляне), даже покинутые союзниками, устояли благодаря собственным своим силам и римскому войску: у карфагенян нету граждан в их войске, у них оплачиваемые наемники – африканцы и нумидийцы, верность их легковесна, мысли переменчивы.” 29.3: “…военное счастье повернулось, они (пуны) увидят опустошение Африки и Карфаген в осаде. А чтобы выдержать это, нет у них таких сил, как у римлян. На той стороне – римский простой народ, латинская молодежь; столько римских войск было перебито – и неизменно встает на смену новая густая поросль. А карфагенский простой народ, и городской, и сельский, не воинствен; войско у них наемное из африканцев, это люди неверные, они смотрят туда, куда ветер дует – где выгоднее.”

Художник Mariusz Kozik

(Шлем на римском полководце позднего периода. Слоны с башенками, у тяжелой пехоты асписы. Так видит художник.)

Однако гражданам все же приходилось участвовать в войне, когда враг высаживался в Ливии и опасность угрожала самому Карфагену. Аппиан, Римская история, 8.2.8: “Гасдрубал… стал набирать из карфагенян и ливийцев пехотинцев, числом тех и других до шести тысяч…”. 8.3.14: “И вот Ганнон повел тысячу отборных карфагенских всадников и некоторое количество ливийцев…” Ничем особенным карфагенские всадники в битве при Заме-Наррагаре себя не проявили. Пехотинцы карфагеняне сражались более упорно.

Художник Johnny Shumate

Самыми надежными контингентами карфагенской армии были ливофиникийцы. У античных авторов иногда бывает трудно отличить по тексту ливийцев от ливофиникийцев и африканцев. Ливий, 21.21: “… к этой пешей охране было прибавлено четыреста пятьдесят конных ливофиникийцев (это был народ, происшедший из смешения пунийцев с африканцами)…” Ливийцы были опорой армии Ганнибала в Италии. Именно они замкнули с флангов римлян в кольцо при Каннах. Они не перебегали к римлянам, как это могли делать испанцы. В битве при реке Ибер в Испании Ливий делает различие между пунами и африканцами, но и те и другие относятся к тяжелой пехоте. 23.29: “У Газдрубала середина строя была крепка испанцами; на правом фланге он поставил пунийцев, на левом – африканцев и вспомогательные отряды наемников, пунийской пехоте придал из конницы нумидийцев, а остальную конницу – африканцам на флангах. Не все нумидийцы были помещены на правом фланге, но только конники с двумя лошадьми как опытные наездники в пылу ожесточенной битвы привычно перепрыгивали в полном вооружении с усталой лошади на свежую: так ловки они сами и так выучены их лошади… На флангах сражались решительнее. Римлян теснили с одной стороны пунийцы, с другой – африканцы; приходилось, словно попав в окружение, отбиваться на две стороны…”

Художник Johnny Shumate

К тяжелой пехоте, воевавшей в строю, относятся так же испанцы (иберы), галлы (кельты) и кельтиберы. Последние произошли от слияния племен иберов и кельтов. Испанские воины отличались подвижностью в сражениях. Плутарх, Фабий Максим, 7: “… завязался рукопашный бой, позиция была неудобная, и это вызвало немалое замешательство, продолжавшееся до тех пор, пока посланные Ганнибалом испанцы, ловкие и проворные, опытные в лазании по горам, не ударили по первым рядам тяжелой пехоты римлян и, многих перебивши, обратили Фабия вспять.” Галлы были ненадежны. Сильные в первом натиске, они плохо подчинялись дисциплине, быстро уставали и могли проспать сражение, как случилось в битве при Метавре. Для Ганнибала галлы были пушечным мясом, которое подставляют врагу в первую очередь. В Италии после битвы при Каннах на сторону Ганнибала стали переходить италики – кампанцы, самниты, луканы и бруттии. Часть из них, не ожидая пощады римлян, покинула Италию вместе с Ганнибалом. Македоняне в войске карфагенян при Заме – крайне не ясный эпизод.

Нужно обратить внимание на редко упоминаемую нумидийскую пехоту. Нумидийский царь Сифак сражался и с карфагенянами и с римлянами. В зависимости от собственной выгоды. Ливий, 24.48: “Варвару это посольство (римлян) было приятно; поговорив с послами, как вести войну, и послушав старых солдат, сравнив порядок и дисциплину, он понял, как много есть в военном деле ему неизвестного. Он попросил вести себя с ним, как с добрым и верным союзником: пусть двое вернутся с донесением к своему начальнику, один же останется у него учителем военного искусства. Воевать пешими нумидийцы не умеют, они хороши только в конном бою; предки их искони воевали, не сходя с лошадей. Потомки их так и приучены. У неприятеля по милости Марса-пехотинца пехота есть, и если он, Сифак, желает сравняться силами с неприятелем, то и ему надо обзавестись пешим войском. Царство его густо заселено, но он не знает, как вооружить и обучить своих людей, эту случайно собравшуюся огромную беспорядочную толпу… Оставшегося у царя звали Квинтом Статорием. Статорий набрал у царя из многочисленной молодежи отряд пехотинцев; научил их строиться на римский манер, бежать вслед за знаменами, соблюдать строй, выполнять воинские работы и маневры. В скором времени царь мог полагаться на пехоту не меньше, чем на конницу, и на какой-то равнине в настоящем сражении с карфагенянами разбил их.” Позже, Сифак стал союзником пунов и повел свои войска на римлян. 30.11: “Сифак собрал всех своих подданных, годных к военной службе, раздал им коней и оружие, распределил их так, как научился когда-то у римских центурионов – всадников по турмам, а пехотинцев по когортам, – и двинулся на врага с войском не меньшим, чем прежнее, хотя новонабранным и плохо обученным.”

Художник Steve Noon

Легкая пехота дротикометателей состояла из тех же испанцев. Ливий, 21.21: “Он (Ганнибал) послал в Африку тринадцать тысяч восемьсот пятьдесят легковооруженных пехотинцев.” Испанская легкая пехота в подлиннике звучит как цетраты (caetrati) – названы так от небольшого щита (caetra). Кроме испанцев метателями дротиков могли быть мавры, нумидийцы, лигуры (у Полибия – лигистины).

Художник Johnny Shumate

Были и лучники, но их национальность не указывается. Ливий, 27.12: “Ганнибал, посылая небольшие отряды всадников, пехотинцев и лучников, завязывал незначительные схватки…”. Лучники могли быть нумидийцами. Так, позднее, во время Нумантинской войны нумидиец Югурта посылал подкрепления римлянам, в числе которых были лучники нумидийцы. Аппиан, 6.89:”из Ливии пришел к нему Югурта, внук Масиниссы, с 12 слонами и приставленными к ним лучниками и пращниками.” Как и в предыдущие периоды, важную роль в легкой пехоте играли балеарские пращники. Впрочем, не всегда к карфагенянам они относились дружелюбно. Ливий, 28.36: “Праща и сейчас – главное метательное оружие балеарцев, а тогда они другого и не знали; зато в обращении с этим оружием они превосходят все другие народы. На приближающийся к острову флот посыпался такой густой град камней, что Магон не осмелился войти в гавань и повернул в открытое море…”

Конница карфагенян превосходила римлян как количественно так и качественно, что во многом способствовало победам на первом этапе Второй Пунической войны. Полибий, 9.3: “…причина побед карфагенян и поражений римлян лежит в коннице Ганнибала.” 9.4: “…римское войско не осмеливалось выходить в открытое сражение из страха перед неприятельской конницей… В то же время карфагеняне не отваживались располагаться лагерем без конницы вблизи неприятеля и брать приступом защищающие врагов окопы и канаву; да и исход открытой борьбы равным оружием без участия конницы представлялся сомнительным.” Античные авторы делят конницу на тяжелую (на взнузданных лошадях) и легкую. К тяжелой относятся испанцы, галлы, италики (в первую очередь кампанцы) и собственно карфагеняне в Ливии. Легкая конница – нумидийцы – хоть и не могла противостоять тяжелым всадникам, но в засадах, стычках и преследовании играла решающую роль. Получив преимущество в нумидийцах Сципион Африканский победил Ганнибала при Заме.

Художник Jose Daniel Cabrera

Полибий, 3.65: “Ганнибал поставил воинов на взнузданных лошадях и всю тяжелую часть конницы прямо против неприятеля и пошел навстречу ему; нумидийскую конницу он поместил на обоих флангах с целью охватить неприятеля кольцом.” 3.72: “…нумидяне то быстро и врассыпную отступали, то возвращались назад, с самоуверенностью и отвагой переходя в наступление: таков свойственный нумидянам способ битвы.” Ливий, 23.26: “…нумидийский конник уступал испанскому, а мавр, метавший копье, воину с легким щитом, противники были одинаково быстры, но испанцы сильнее телом и духом.” Испанские всадники, как галлы, как и римляне во время боя при необходимости спешивались. 29.2: “римские всадники, ворвавшись в середину врагов, расстроили ряды пехоты и отрезали дорогу испанским всадникам. Конной битвы не получилось; испанцы спешились… Варвары не выдержали бы такого неистового натиска, если бы царек Индибилис сам вместе со спешившимися всадниками не бросился наперерез первым рядам пехоты. Там завязалась краткая ожесточенная схватка…” 25.15: “Ганнибал обещал заняться Кампанией, а пока что отправил туда легатов и две тысячи всадников-кампанцев, чтобы защитить кампанские земли от опустошения…”

В Карфагене были стоила для 300 слонов. В Испании, по Диодору, у Газдрубала, зятя Гамилькара Барки могло быть до 200 слонов. Поход от Роны в Альпы Ганнибал начал с 37 слонами. Сколько спустилось в Италию, точно не известно, но они все погибли. После Канн Ганнибал получил подкрепление, включающее 40 слонов. Ливий, 23.13.7: “В сенате (Карфагена) почти единодушно постановили пополнить войско Ганнибала отрядом в четыре тысячи нумидийцев; послать еще сорок слонов…”. При Заме Ганнибал имел 80 слонов.

Слоны не давали карфагенянам решительного преимущества. Римляне уже научились сражаться со слонами. Против варваров слоны действовали успешнее. На реке Таг, сражаясь против многочисленных восставших племен Ганнибал вынудил испанцев форсировать реку и задавил противника конницей и слонами. Интересный эпизод со слонами, штурмующими римский лагерь, приводит Ливий в описании деблокады пунами Капуи. 26.5-6: “Шестой легион отступил; когорта испанцев с тремя слонами дошла до самого вала и прорвала римский строй в середине… Начальники лагеря легаты Луций Порций Лицин и Тит Попилий упорно бились перед валом и убили слонов, уже взбиравшихся на вал. Тушами слонов завалило ров: вот и мост или насыпь для перехода врагу. На трупах слонов завязалась жестокая свалка… У других писателей я вычитал, что битва эта вовсе не была такой трудной, что больше было пустого страха, чем воинского пыла, когда в римский лагерь неожиданно ворвались со слонами испанцы и нумидийцы и слоны прошли по лагерю, с шумом опрокидывая палатки, а испуганные мулы и лошади, оборвав привязи, разбежались.”

Хочу напомнить, что наличие башенки на слонах карфагенян спорно. На монетах слоны без башенок, статуэтки с башенками. В литературных описаниях на башенки есть указания в стихах Лукреция: “Там и луканских волов (слоны), змееруких и видом ужасных, С башней на спинах, сносить приучили ранения пуны…”

Художник Johnny Shumate

Что мы знаем о вооружении армии Карфагена? Больше всего споров обычно вызывает паноплия ливийцев Ганнибала. Вплоть до того, что кому то мерещится эллинистический комплекс вооружения. В частности, Коннолли с чего то решил упомянуть у ливийцев сариссы. Впрочем, существуют и другие точки зрения. Например, что еще в Испании ливийцев переучили на фиреофоров.

Художник Игорь Дзысь

Что мы знаем определенно? Век назад, в битве при Кримисе у пунов гоплитское вооружение, определяемое большим круглым щитом. Какое вооружение у ливийцев перед походом в Италию мы не знаем. Можем предполагать, что оно не изменилось.

Художник Игорь Дзысь

При форсировании Родана один из галльских вождей поставляет в армию пунов оружие. Какое и кому именно – не понятно. Полибий, 3.49: “(Вождь) не только доставил войску Ганнибала в изобилии хлеб и прочие припасы, но заменил старое, испорченное оружие новым и своевременно обновил все военное снаряжение.” 18.28: “Потом, сам Ганнибал осуждал вооружение, которое было у карфагенян в начале войны, и немедленно после победы в первом же сражении он снабдил собственные войска римским вооружением, которое и оставалось у них непрерывно в употреблении во все последующее время.” Эту мысль античные авторы часто повторяют. После первых побед пунам досталась много римского оружия.

Художник А. Ежов

Но галлы и кельты при Каннах описаны со своим национальным оружием. Перевооружили ливийскую пехоту. 3.114: “Ливияне вооружены были по-римски; всех их снабдил Ганнибал тем вооружением, какое было выбрано из доспехов, взятых в предшествовавших битвах. Щиты иберов и кельтов были сходны между собою по форме, а мечи тех и других сильно разнились: именно иберийским мечом одинаково удобно колоть и рубить, тогда как галатским можно только рубить, и притом на некотором расстоянии. … кельты не имели на себе никакого одеяния, а иберы одеты были в короткие туземные льняные хитоны, отделанные пурпуром, что придавало воинам необычайный и внушительный вид.” Кельтиберы имели длинные мечи, подобные гальским. Аппиан, 7.4.20: “А пятистам кельтиберам он (Ганнибал) велел вдобавок к длинным мечам надеть под одежду другие, более короткие мечи, сказав, что он сам, когда нужно, даст знак, что им делать.”

Ливийцам поменяли доспехи. Скорее всего это означает, что смогли набрать нужное количество кольчуг. Со скутумами вопрос сложнее. Если Ганнибал считал скутум лучше большого круглого асписа, кто ему мешал взять скутумы в Испании? Там можно было набрать много щитов после побед. Скутум (или фирея) обязательно нужен бойцу с метательным копьем, будь то римский пилум, испанский саунион (салиферум) или гесум галлов. (Метательное оружие.) Копейщик может использовать как скутум (триарии) так и аспис. А ливийцы были копейщиками. Плутарх, Марцелл, 12: “Марцелл уклонился от сражения, которое предлагал ему противник, а когда тот, уже не думая более о битве, разослал большую часть своего войска на поиски добычи, вдруг напал на него, раздав своим пехотинцам длинные копья, какими обыкновенно вооружены участники морских боев, и приказав разить неприятеля издали, тщательно прицеливаясь. У карфагенян же копьеметателей (аконтистов – дротикометателей) нет и они привыкли биться копьем (????? – айссо, копье), не выпуская его из руки, поэтому, вероятно, они и показали римлянам спину и бросились бежать без оглядки…” С другой стороны, часть войск (по видимому легкая пехота) могли метать достаточно тяжелые дротики. Там же, 29: “…карфагеняне, подпустив Марцелла совсем близко, внезапно поднялись, разом окружили римлян и стали метать копья и рубить врага мечами… Криспин, раненный двумя дротиками, повернул коня, а Марцеллу кто-то из нападавших пробил бок копьем с широким наконечником, которое римляне называют «ланцея» [lancea]…”

Еще один сложный вопрос – как были вооружены граждане Карфагена в битве при Заме. Мы знаем, что раньше они были вооружены как гоплиты. Мы знаем, как они были вооружены спустя пятьдесят лет в Третью Пуническую войну. На конец Второй Пунической войны можно строить предположения. Приведу сведения о вооружении на Третью Пуническую войну. Аппиан, 8.13.93: “Они (граждане Карфагена) вырабатывали каждый день по сто щитов (в оригинале ??????? – фиреи), по триста мечей, по тысяче стрел для катапульт; дротиков и длинных (???) копий (в оригинале  ?????? ?? ??? ?????? – саунионы и лонхи) пятьсот и катапульт, сколько смогут.” Аналогичные данные приводит Страбон, 17.3.15. Саунионы и лонхи (ланцеи) это конечно не длинные копья, а метательные.

У нас есть изображение стелы, посвященной карфагенским командиром Абдаштартом божеству. Датируют стелу началом 2 в. до н.э. – между Второй и Третьей Пуническими войнами. На изображении виден овальный щит (фирея? скутум?) и два метательных копья. О вооружении конницы граждан Карфагена практически ничего не известно.

Тактика карфагенских армий была гибкой и зависела от полководцев. Ганнибал предпочитал использовать фланговые охваты, засады, всевозможные хитрости. В конце войны в битве при Заме пуны построились тремя линиями, как и римляне. Но перевес конницы был на стороне Рима и Карфаген потерпел поражение.

Рубрики: Военная История
Метки: военная история

strategwar.ru

Злой гений Карфагена | Warspot.ru

«Массинисса сделался основателем нумидийского царства, и нельзя сказать, чтобы выбор или случай часто ставили так удачно настоящего человека на настоящее место… он был одинаково способен пасть с безусловной преданностью к стопам могущественного покровителя и беспощадно раздавить под ногами слабого соседа».
Теодор Моммзен

Масинисса, первый царь Нумидии, был не только человеком, который подчинил своей власти два народа своей страны, но и тем, кто волею судьбы стал могильщиком могущественного соседа – Карфагена. Прожив девяносто лет, Масинисса оставил своим наследникам огромное царство. Каким запомнили этого выдающегося полководца его современники?

Нумидия

Пунические войны, в которых Древний Рим столкнулся с Карфагеном в III-II веках до н.э., затянули в свой круговорот немало иных народов, населявших в те времена античное Средиземноморье. Одним из них таких народов были нумидийцы.

Нумидия – в античный период область в Северной Африке на территории современных Туниса и Алжира, ограниченная с севера Средиземным морем. Во времена Пунических войн Нумидию населяли два народа: массилы и масаэсилы. Столицей массилов была Цирта, на месте которой ныне находится алжирский город Константина. На западе массилы граничили с масаэсилами, а на востоке – с карфагенянами. Масаэсилы были западными нумидийцами, с востока они граничили с массилами, а с запада – с Мавританией. Их столицей был город Сига. Вожди массилов и масаэсилов постоянно враждовали между собой.

Нумидийская конница в атаке. Современная реконструкция.

Как и население других территорий, подвластных Карфагену, нумидийцы платили налоги в казну города и считались частью его населения. Но главная роль, которую играли нумидийцы в жизни Карфагена, все же была военная. Вот как их характеризует современный швейцарский историк Эди Дриди:

«Нумидийцы, шла ли речь о царствах Масаэсил или Массил, были самые боеспособные союзники Карфагена, но и в то же время самые непредсказуемые. Их войска оказали неоценимую услугу во время завоевания Испании и в первой половине Второй пунической войны. Именно благодаря быстроте и натиску их кавалерии Ганнибал нанес тяжелые поражения римлянам».

Нумидийская конница

В войске Карфагена было две разновидности кавалерии: тяжелая и легкая. Последняя как раз и состояла практически полностью из нумидийцев. Отличные наездники, приученные к коню с детства, нумидийцы не применяли удил, а управляли конями при помощи ошейника. Вооружены они были мечами, легкими щитами и дротиками. Не отягощенные доспехами, нумидийцы не могли выстоять в открытом бою против вражеской тяжеловооруженной конницы, однако с большим успехом использовались в скоротечных схватках.

Часть рельефа знаменитой колонны Траяна в Риме, на которой, по мнению многих историков, изображены нумидийские воины.

Они были хороши для завязки сражения с вражескими пехотинцами-застрельщиками и легкой кавалерией, при набегах на вражеские обозы, в засадах и т.д. Просто незаменимы были легкие и быстрые нумидийцы при преследовании бегущего врага. Тит Ливий упоминал об их умении прямо во время битвы перепрыгивать с усталой лошади на свежую — нумидийцы всегда стремились иметь их по две и более на каждого наездника. Другой античный историк, Страбон, оставил нам следующее красочное описание нумидийцев:

«Всадники у них сражаются большей частью вооруженные дротиками, на лошадях, взнузданных веревочной уздой и без седел… Лошади у них маленькие, но быстрые и настолько послушные, что ими можно править прутиком. На лошадей надевают хлопчатобумажные или волосяные ошейники, на которых прикреплены поводья. Некоторые лошади следуют за хозяином, даже если их не тянут за поводья, как собаки. У них в ходу небольшие кожаные щиты, маленькие копья с широкими наконечниками; они носят с широкой каймой без пояса хитоны и, как я уже говорил, шкуры в виде плащей и панцирей».

Масинисса в армии Ганнибала

Масинисса (он же Массинисса или Массанасса), был одним из сыновей правящего в то время царя народа массилов Галы. Он получил воспитание и образование в Карфагене, куда был послан отцом. Вот что пишет о нем римский историк Аппиан:

«…у массилиев, очень сильного племени, был сын царя Массанасса, который вырос и воспитался в Карфагене; так как он был прекрасен по внешности и благороден характером, Гасдрубал, сын Гискона, не уступающий никому из карфагенян, предназначил ему в жены дочь, хотя Массанасса был номад, а он карфагенянин. Сосватав их, он, отправляясь полководцем в Иберию, взял с собой и юношу».

Серебряная нумидийская монета с профилем Масиниссы. Впрочем, некоторые исследователи считают, что это не Масинисса, а его сын Миципса.

Гасдрубал, сын Гискона, по словам Тита Ливия «…был первым человеком в государстве по родовитости, по своей славе, по богатству», являясь, таким образом, представителем богатейшей карфагенской аристократии. В то же время он был и одним из полководцев в войске Ганнибала в первые годы Второй Пунической войны. Вместе с Масиниссой они участвовали во всех важных битвах этого периода, перед этим совершив в составе армии Ганнибала легендарный переход через Альпы в октябре 218 года до н.э.

Сражения в Италии: Тичино, Треббия, Тразимены, Канны

В ноябре 218 года до н.э. состоялось первое значительное сражение этой войны: битва при Тичино. Судьбу схватки решила атака нумидийской конницы, которая с флангов обошла римлян с обеих сторон и ударила им в тыл.

Через месяц, в декабре 2018 г. до н.э., состоялась еще одна большая битва – при реке Треббии. Ганнибал приказал нумидийцам перейти реку, подскакать к самым воротам римского лагеря и, бросая дротиками в караульных, спровоцировать врага на бой. Римский консул Тиберий Семпроний Лонг попался в эту ловушку и выслал для атаки нумидийцев сначала всю свою конницу, а за ней и остальное войско. Замерзшие и голодные римляне перешли через зимнюю реку на другой берег, где их встретили успевшие поесть и отдохнуть воины Ганнибала. Римляне были разбиты и на этот раз.

Перезимовав в долине реки По, Ганнибал весной 217 года до н.э. во главе своего войска совершил неожиданный переход через занесенные снегом Апеннинские перевалы, прошел на юг вдоль морского берега и форсировал топкие болота в пойме реки Арн. В апреле того же года произошло еще одно сражение, у Тразименского озера, в котором карфагенская кавалерия решающей роли не сыграла, а использовалась лишь для преследования бежавших римлян.

В следующем, 216 году до н.э., состоялась наиболее известная битва этой войны – битва при Каннах. В начале сражения стоявшая на правом фланге нумидийская кавалерия, не превосходившая численностью своего противника (легкую союзную конницу римлян), по приказу Ганнибала не ввязывалась в серьезный бой. За это время на левом фланге карфагенян их объединенная гальско-испанская тяжелая конница нанесла поражение римской, а затем, соединившись с нумидийской, помогла ей разбить и ее противника. После чего последовал традиционный удар во фланг и тыл римской пехоте. Римляне потерпели одно из самых страшных поражений. В этой битве тоже был момент, когда нумидийцы смогли показать себя во всей красе. Вот как его описал Тит Ливий:

«Сражение шло и на левом фланге у римлян, где союзническая конница встретилась с нумидийцами. Враги были еще далеко друг от друга, когда пятьсот нумидийских всадников, скрыв под панцирями мечи, помчались к римлянам, знаками показывая, что хотят сдаться в плен. Подъехав вплотную, они спешились и бросили к ногам неприятелей свои щиты и дротики. Им велели расположиться в тылу, и, пока битва только разгоралась, они спокойно выжидали, но, когда все были уже поглощены боем, внезапно выхватили спрятанные мечи, подобрали щиты, валявшиеся повсюду между грудами трупов, и напали на римлян сзади, разя в спину и подсекая жилы под коленями».

Принимавший участие в этих триумфальных для Карфагена сражениях, Масинисса выступал в роли номинального начальника одного из племенных формирований, которых у Ганнибала было немало. В его армии, кроме нумидийцев, были представители и иных африканских народов, а также иберы, балеарцы, галлы. Полученный во время службы у Ганнибала опыт позже оказал Масиниссе неоценимую помощь, когда он стал командующим своего собственного войска.

С Гасдрубалом Гисконом в Испании

После битвы при Каннах наступил новый этап войны, когда римляне уже не решались дать открытый бой грозному Ганнибалу. Но Масиниссе не суждено было участвовать в дальнейших событиях в Италии: в 213 году до н.э. он снова оказался в Африке, покинув войско Ганнибала и вернувшись к отцу. К этому времени в Нумидии обострились отношения между массилийским царем Галой, отцом Масиниссы, и его соперником — царем масаэсилов Сифаксом. Последний рассорился с Карфагеном и вступил в союз с римскими консулами Публием Корнелием Сципионом-старшим и его братом Гнеем Сципионом, приславшими ему из Испании военного советника центуриона Квинта Статбрия.

При помощи Статбрия Сифакс даже выиграл у карфагенян пехотное сражение в открытом поле. Карфаген немедленно заключил союз с царем массилов Галой, войско которого и возглавил Масинисса. В последовавшем сражении масаэсилы потерпели тяжелое поражение от объединенной армии карфагенян и массилов, и Сифакс бежал к маврам, преследуемый Масиниссой.

На пятый год Второй Пунической войны (214 год до н.э.) покинул Италию и покровитель Масиниссы Гасдрубал, сын Гискона. Он был послан в Испанию и возглавил там одну из карфагенских армий. Вскоре в Испании оказался и Масинисса, прибывший со своими нумидийцами на помощь карфагенянам. Противниками пунийцев там по-прежнему оставались братья Публий и Гней Сципионы, нанесшие им ряд чувствительных поражений. Война в Испании продолжалась, и постепенно чаши весов склонялась в пользу римлян, пока в 211 году до н.э. Сципионы не разделили свою армию на две части.

Публий Сципион двинулся против Магона Барки и Гасдрубала Гискона, однако на этом пути его армию непрерывно беспокоила нумидийская конница Масиниссы, к тому же на помощь к пунийцам шел испанский вождь во главе 7500 воинов. Сципион решил напасть сначала на него, проделав ночной марш. Далее слово Ливию:

«Разумеется, выстроить боевую линию ни римляне, ни испанцы не успели и бились в походных колоннах. В беспорядочном этом сражении римляне одерживали уже верх, как вдруг прискакали нумидийцы, чью бдительность Сципион, как ему казалось, сумел обмануть ночным походом. Нумидийцы ударили римлянам в оба фланга. Римляне испугались, но все-таки, собравшись с духом, приняли бой, и тут подоспел третий враг – карфагенская пехота, которая атаковала сражающихся с тыла».

В этой битве римляне были наголову разбиты, погиб от копья и сам Публий Корнелий Сципион. Ненадолго пережил его и родной брат. Его отступающее войско было настигнуто объединенными силами карфагенян и потерпело поражение, Гней Сципион был убит. Римляне потеряли большую армию и двух выдающихся опытных полководцев. На смену погибшему отцу и дяде новым командующим в Испанию был послан Публий Корнелий Сципион-младший.

Сципион изгоняет карфагенян из Испании

Не имевший ранее опыта руководства войском, молодой Сципион оказался талантливым военачальником. Сначала он взял внезапным штурмом главную базу пунийцев в Испании – Новый Карфаген, которая охранялась слабым гарнизоном. Затем он искусной политикой склонил на свою сторону многих иберийских вождей. Но три карфагенские армии по-прежнему продолжали удерживать Испанию.

В 208 году до н.э. Сципион нанес поражение одной из них под командованием Гасдрубала Барки в битве при Бекуле. При этом произошло незначительное на первый взгляд событие: среди пленных африканцев, намеченных римлянами для продажи в рабство, был подросток по имени Массива, оказавшийся племянником Масиниссы. Сципион приказал отпустить его и даже одарил подарками, явно желая переманить на сторону Рима Масиниссу.

После этого поражения пунийцев измены испанцев еще более участились. Карфагенские командующие в Испании пришли к выводу, что Сципиону удалось привлечь на свою сторону почти всю Испанию, и решили, что Гасдрубал Барка должен со своим войском идти в Италию, на подмогу к Ганнибалу. Магон Барка и Гасдрубал Гискон остались в Испании, однако им и далее сопутствовали неудачи: римляне продолжали наносить им поражения одно за другим, но еще более страшные опустошения в войска карфагенян вносило почти поголовное дезертирство испанцев, которые продолжали переходить на сторону Сципиона, искусно переманивавшего их.

Встреча Масиниссы и Софонисбы. Фреска средневекового итальянского художника Джованни-Антонио Фасоло.

Не осталась в стороне от его внимания и Африка, где, как мы помним, оставалась ждать своего жениха Масиниссу дочь Гасдрубала Гискона. Звали ее Софонисба (Софониба). Аппиан так описывает эти события:

«Сифакс же, охваченный любовью к этой девушке, стал грабить владения карфагенян, и Сципиону, приплывшему к нему из Иберии, обещал быть союзником, когда тот пойдет на карфагенян. Заметив это и считая очень важным приобрести Сифакса в качестве союзника для войны против римлян, карфагеняне отдали ему девушку без ведома Гасдрубала и Массанассы, бывших в Иберии. Чрезвычайно страдая из-за этого, и Массанасса в свою очередь заключил союз в Иберии со Сципионом тайно, как он думал, от Гасдрубала».

Вот что пишет об этой тайной встрече Масиниссы и Сципиона Тит Ливий:

«Прежде всего Масинисса поблагодарил Сципиона за освобождение племянника. – С того самого дня, – продолжал он, – я ищу случая увидеться с тобою, и наконец-то бессмертные боги даровали мне счастливый этот случай. Я готов служить тебе и римскому народу так преданно, как не служил еще ни один иноземец. Но в Испании возможностей для этого несравненно меньше, чем в Африке, где я родился и вырос, где ждет меня, как я надеюсь, царская власть и отцовский престол. Пусть только римляне назначат тебе провинцией Африку – будь уверен: Карфаген долго не устоит».

Эта встреча произошла после битвы у Бетиса, в ходе которой Гасдрубал Гискон потерпел очередное поражение, после чего часть его испанцев вновь дезертировала. Пунийский военачальник увел остаток армии в лагерь, а сам ночью бежал в Гадес, бросив своих воинов. В итоге войско, брошенное вождями, частью перешло к неприятелю, частью рассеялось по ближайшим городам.

Вскоре римлянам сдался и Гадес – последний опорный пункт Карфагена в Испании. Таким образом, усилиями Сципиона карфагеняне были изгнаны из Испании. Вернувшись в Рим, Сципион отчитался перед римским сенатом о своих победоносных действиях, после чего был избран консулом, добился разрешения на высадку в Африке и стал набирать себе войско.

Переход Масиниссы на сторону римлян. Смерть Софонисбы

После встречи со Сципионом Масинисса отплыл в Африку. Отец его Гала к тому времени уже умер, на троне массилов воцарился узурпатор Мазетула, однако Масиниссе удалось быстро вернуть себе отцовское царство. Но в разгоревшейся затем войне с Сифаксом Масинисса терпел одно поражение за другим. Тем временем, Сципион в 204 году до н.э. со своей новой армией приплыл из Сицилии и высадился на африканском побережье, и к нему тут же прибыл Масинисса всего с двумя сотнями всадников.

В последовавших сражениях все с тем же карфагенским полководцем Гасдрубалом Гисконом и его союзником Сифаксом Сципион наголову разбил их войска, в результате чего Гасдрубал с остатками своей армии укрылся в Карфагене, а Сифакс бежал к себе в Нумидию. В погоню за ним Сципион отправил Масиниссу, придав ему в помощь часть римских войск, возглавляемую Лелием. Сифакс успел организовать сопротивление и еще раз попытался дать им бой, но опять потерпел поражение. В ходе битвы лошадь под ним была ранена, он упал и был взят в плен. Среди добычи и трофеев в царском дворце Масиниссе досталась и его бывшая невеста, дочь Гасдрубала и жена Сифакса Софонисба, которая и рассказала Масиниссе о своем браке по принуждению. Аппиан так описывает последующие события:

«Приняв с радостью Софонибу, Массанасса женился на ней; отправляясь сам к Сципиону, он, уже предвидя будущее, оставил ее в Цирте… Сципион приказал Массанассе передать жену Сифакса римлянам. Когда же Массанасса стал умолять и рассказывать, какие у него были с ней в прежнее время отношения, Сципион еще более резко приказал ему ничего не брать самовольно из римской добычи».

Масинисса принял решение передать Софонисбе яд. Дальнейшее красочнее всех описывает Ливий:

«Слуга передал эти слова и яд Софонибе. «Я с благодарностью, – сказала она, – приму этот свадебный подарок, если муж не смог дать жене ничего лучшего; но все же скажи ему, что легче было бы мне умирать, не выйди я замуж на краю гибели». Твердо произнесла она эти слова, взяла кубок и, не дрогнув, выпила».

Софонисба и гонец с ядом, прибывший от Масиниссы. Эта гравюра — лишь одно из многих произведений на этот сюжет.

На следующий день, чтобы отвлечь Масиниссу от мучивших его мыслей, Сципион велел созвать сходку, впервые назвал Масиниссу царем, осыпал его драгоценными дарами и похвалами. Эти почести рассеяли скорбь Масиниссы, и он занялся тем, что подчинил почти всю Нумидию своей власти. Сифакс в качестве пленника был доставлен в Рим, где и умер.

Таким образом, Масинисса сделал выбор между любовью и своими честолюбием и жаждой власти в пользу последних. Эта, видимо, самая известная любовно-драматическая история античного периода уже две с лишним тысячи лет вдохновляет поэтов, писателей и художников на написание произведений искусства.

Битва при Заме

В связи с непосредственной угрозой городу карфагенский сенат отозвал Ганнибала и его войско из Италии. Решающая битва, определившая исход Второй Пунической войны, состоялось в 202 году до н.э. возле города Зама. По словам Полибия, Масинисса привел к Сципиону 6000 пеших воинов и 4000 нумидийских всадников, что дало последнему значительное численное преимущество в коннице перед Ганнибалом. В своем описании этого сражения немецкий историк Ганс Дельбрюк изображает действия кавалерии противников следующим образом:

«Быстро собрать удалых всадников не так легко; для этого нужна хорошая военная выучка, которой не достигнешь в один день. Поэтому для победы при Каннах потребовался не только численный перевес в коннице, но и тот созданный Гамилькаром Баркой командный состав, который умел держать в руках своих бойцов даже во время сражения. Нумидийцы же, приведенные к Сципиону Масиниссой, только что явились со склонов Атласа и из ливийских оазисов… Он (Ганнибал – прим. авт.) предоставил конному бою завязаться обычным порядком на обоих флангах, не подкрепив своей конницы слонами (как это сделано было при Треббии), и римляне легко одержали победу.

Современный рисунок — карфагенские слоны в битве при Заме.

Даже слишком легко. Мы можем принять, что карфагенянин сам ни на что другое и не рассчитывал: Ганнибал отдал своим всадникам приказ не сражаться, а путем бегства отвлечь за собою противника с поля сражения. Так и случилось. На обоих крыльях конница, как нумидийская, так и римско-италийская, во хмелю победы погналась за своими противниками и все больше удалялась от того места сражения, где решалось сражение».

Но сражение римской и карфагенской пехоты затянулось, и, в конце концов, вернувшаяся после разгрома своего противника конница Сципиона ударила Ганнибалу в тыл, чем решила итог битвы при Заме в пользу Рима.

Масинисса ставит на колени Карфаген

После поражения Карфагена и заключения договора о мире пунийцы лишились всех своих заморских владений. Согласно этому же договору, они обязывались не объявлять войны без соизволения римлян ни одному из народов, и этим обстоятельством с успехом воспользовался Масинисса. Нумидийский царь не переставал тревожить карфагенян и отнимать у них одно владение за другим. Обращавшиеся в Рим карфагеняне не находили там поддержки – наоборот, римский сенат всячески благоприятствовал Масиниссе. У Полибия есть описание этой ситуации:

«В Ливии Масанасса давно уже с завистью взирал на многочисленные города, построенные в пределах Малого Сирта, на прекрасные земли, именуемые Эмпориями, и обильные доходы, доставляемые этими местностями, а потому незадолго до описываемых событий решил напасть на карфагенян. Земли быстро переходили в его руки, ибо в открытом поле он имел перевес над неприятелем. Карфагеняне никогда не были искусны в сухопутной войне, а к этому времени, благодаря продолжительному миру, и совсем отвыкли от войны. Городами, однако, Масанасса не мог завладеть, ибо карфагеняне тщательно ограждали их. Обе стороны обратились за решением распри к сенату, чем вызывались от одной и другой сторон частые посольства. Но карфагеняне каждый раз проигрывали у римлян не потому, что они были не правы, а потому, что такие решения были выгодны для судей».

В Риме, сенат которого регулярно выслушивал речи возглавлявшего «антикарфагенскую партию» Марка Порция Катона о том, что «Карфаген должен быть разрушен», в конце концов пришли к выводу о необходимости «окончательного решения карфагенского вопроса». Предлогом для этого послужило то, что карфагеняне, устав ждать разрешения римского сената, все-таки отважились на открытые боевые действия против Масиниссы и выставили против него 58-тысячную армию, но быстро потерпели поражение. Выполнив ряд жестких требований сената (в том числе сдав все оружие), карфагеняне не согласились на последнее из них: «все жители должны покинуть Карфаген и поселиться где-нибудь в другом месте в расстоянии 80 стадий от моря», и решили сопротивляться до последнего.

Так началась Третья Пуническая война, которая привела к разрушению Карфагена и гибели большинства его жителей.

Масинисса, сам мечтавший о захвате Карфагена, был далеко не в восторге от действий римлян и отказался им помогать. Начавшиеся сражения сначала не принесли римлянам удачи: они потерпели несколько поражений в схватках, и сенат Рима снова вспомнил о Масиниссе, послав к нему послов, чтобы обратиться за помощью. Но послы уже не застали того в живых. Произошло это в 148 году до н.э.

Заключение

Масинисса был ярким представителем своего времени. В его характере воплотились наиболее типичные черты, присущие его народу. Обладавший непомерным честолюбием и жаждой власти, он смог подкрепить их храбростью и талантом полководца, отменным здоровьем, а также расчетливым умом и хитростью. Вот каким остался Масинисса в памяти своего современника, Полибия, с которым они не раз встречались и беседовали:

«Он был большого роста и до глубокой старости физически очень силен; до самой смерти он принимал участие в боях и верхом на коня садился без помощи стремянного. Более всего о его несокрушимом здоровье свидетельствует то, что, хотя у него рождалось и умирало много детей, никогда у него не было в живых менее десяти и, умирая девяноста лет, он оставил после себя четырехлетнего ребенка».

Остается только удивляться жизненным силам этого человека, ведь речь идет о временах античности, когда средняя продолжительность жизни мужчин составляла около сорока лет. Масинисса был не только полководцем, но и рачительным правителем. Об этом говорит Аппиан:

«До него вся Нумидия была бесплодна и по своим природным свойствам почиталась непригодной к обработке; он первый и единственный из царей доказал, что эта страна не менее всякой другой способна к произрастанию всех полевых и садовых плодов, каждому из сыновей предоставив возделанное весьма плодоносное поле в десять тысяч плефров. Посему, когда Масанасса умер, можно было с полным основанием превозносить его за эти заслуги».

Марк Туллий Цицерон упоминает в одной из своих речей о случае, произошедшем в древнем храме Юноны на острове Мальта:

«По рассказам, когда к этому месту однажды пристал флот царя Масиниссы, его военачальник царя взял из храма слоновые бивни огромной величины, привез их в Африку и принес в дар Масиниссе. Царь вначале обрадовался подарку, но затем, узнав, откуда эти бивни, немедленно отправил на квинквереме верных людей, чтобы они возвратили эти бивни по принадлежности».

Этот эпизод говорит о Масиниссе уже как о царе мудром и почитавшем традиции. О мудрости Масиниссы говорит и тот факт, что, чувствуя приближение смерти, разделить свое наследство между многочисленными потомками он пригласил Публия Корнелия Сципиона Эмилиана, внука своего покровителя Публия Корнелия Сципиона, полагая что именно он сделает это наиболее справедливо.

Сципион у постели умирающего Масиниссы. Литография британского художника A.C. Уизерстоуна.

О коварстве и расчетливости Масиниссы красноречиво рассказывает эпизод, описанный Аппианом, когда в самом начале боевых действий в Африке Масинисса вступил в перемирие с Гасдрубалом Гисконом и даже притворился его союзником:

«Массанасса велел стоявшему во главе карфагенских всадников напасть на врагов, так как, говорил он, их мало. И сам следовал на близком расстоянии, как бы собираясь им помогать. Когда ливийцы оказались в середине между римлянами и Массанассой, бывшие в засаде появились в большем количестве и с обеих сторон, перекололи их копьями, римляне с одной стороны и Массанасса – с другой, кроме четырехсот, которые были взяты в плен. Когда все это было закончено, Массанасса спешно двинулся, как друг, навстречу возвращающемуся Ганнону; захватив Ганнона (сына Гасдрубала Гискона – прим. авт.), он отвел его в лагерь Сципиона и отдал его Гасдрубалу в обмен на свою мать».

Сущность Масиниссы как расчетливого и властолюбивого правителя раскрывает Тит Ливий. Речь идет о римско-македонском конфликте:

«Масинисса помогал римлянам хлебом и собирался отправить на войну сына своего Мисагена со вспомогательным войском и со слонами. Он подготовил себя ко всякому исходу дела: если победят римляне, то положение его останется прежним, не придется стремиться к большему, ибо римляне не позволят ему расправиться с Карфагеном; если же могущество римлян, покровительствующих карфагенянам, будет сломлено, то ему достанется вся Африка».

Но основное его деяние, определившее главную роль Масиниссы в античной истории, озвучил все-таки Аппиан:

«Карфаген он оставил римлянам настолько ослабленным, что мог считаться виновником его разрушения».


Литература:

  1. Тит Ливий. Война с Ганнибалом – М.: ТСОО «Ниппур», 1993
  2. Аппиан. Римские войны – М.: «Алетейя», 1994
  3. Цицерон М.Т. Речи. В двух томах. Том 1. Годы 81–63 до н.э. – Москва — Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1962
  4. Тит Ливий. История Рима от основания города. Том II – М.: «Наука», 1991
  5. Полибий. Всеобщая история – СПб.: «Наука», 2005
  6. Моммзен Т. История Рима – СПб.: «Наука», 1997
  7. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории: в 4 томах – СПб.: «Наука», 2001
  8. Дриди Э. Карфаген и Пунический мир – М.: «Вече», 2009

warspot.ru

Армия Карфагена - Воины Карфагена. Первая полная энциклопедия Пунических войн - Евгений Родионов - Ogrik2.ru

  • Научная и техническая литература
    • Бизнес (589)
    • Военно-историческая литература (457)
    • Гуманитарные науки и искусство (258)
    • Иностранные языки (27)
    • Медицина (64)
    • Научно-популярная литература (457)
    • Нормативная документация (22)
    • Техническая литература (21)
    • Точные и естественные науки (44)
    • Учебники (75)
    • Энциклопедии и словари (32)
  • Компьютерная литература
    • Веб-дизайн (1)
    • Программирование (55)
  • Разное
    • Историография (607)
    • Кулинария (217)
    • На досуге (144)
    • Настольные игры и Поделки (5)
    • Нетрадиционная медицина (292)
    • Образование, воспитание и развитие детей (29)
    • Популярная психология (794)
    • Публицистика (442)
    • Религиозная литература (310)
    • Сад, огород, животноводство (148)
    • Спорт и Боевые искусства (63)
    • Строительство и ремонт (81)
    • Эзотерика (243)
  • Художественная литература
    • 1001 обязательная книга (597)
    • Библиотеки (314)
    • Боевики (188)
    • Детективы (1102)
    • Детская, подростковая литература (750)
    • Исторические книги (161)
    • Классика, современная проза и поэзия (1332)
    • Любовный роман (192)
    • Мистика, ужасы (226)
    • Многоавторские сборники (11997)
    • Приключенческая литература (203)
    • Сатира, юмор (121)
    • Собрания книг иностранных авторов (1155)
    • Собрания книг русскоязычных авторов (3742)
    • Фантастика, фэнтези (3816)

ogrik2.ru

Сто лишних лет Карфагена | Warspot.ru

Войны Карфагена против Рима хорошо известны, однако был у африканского мегаполиса и другой суровый противник. Историк Диодор Сицилийский писал: «Хотя карфагеняне вынесли тяжелейшую борьбу и опасности на Сицилии и непрерывно воевали с римлянами двадцать четыре года, они не переживали бедствий столь великих, как те, что принесла им война против наёмников». Что это был за конфликт, и как он развивался?

Начало конфликта

Итоги Первой пунической войны были для Карфагена неутешительны: он лишился всех своих владений на Сицилии и был должен выплатить Риму контрибуцию. Однако и после этого Карфагенская держава по-прежнему оставалась одной из самых могучих в Средиземноморье. Но вскоре перед этим гигантским мегаполисом внезапно встала новая угроза, поставившая в 240 году до н.э. под сомнение само его существование.

Восставшие наёмники армии Карфагена. Художник Анхель Тодаро (Ángel Todaro)

Согласно условиям мирного договора с Римом, Карфаген был обязан немедленно заплатить огромную сумму в 200 талантов, а ещё 2000 — в течение последующих 10 лет. К концу войны казна Карфагена практически истощилась, однако контрибуция была выплачена. Гораздо менее известно то, что у Карфагена было ещё одно бремя — долг перед своим наёмным войском. Как пишет американский историк и археолог Ричард Майлз, «Согласно древним источникам, недоимка была весьма значительная и, возможно, измерялась суммой в 4368 талантов, или 26 миллионов драхм — сумма астрономическая, и Карфагену было нелегко её найти».

После заключения мира с Римом командующий войсками на Сицилии карфагенский полководец Гамилькар Барка увёл своё войско, состоявшее большей частью из наёмников, к городу Лилибей и сложил свои полномочия. Комендант Лилибея Гискон занялся отправкой воинов в Африку. Желая дать Карфагену возможность расплачиваться по частям, дабы облегчить бремя и избежать опасности возникновения волнений, он отправлял наёмников на кораблях небольшими партиями.

Однако мудрости Гискона карфагенские олигархи противопоставили собственную глупость и жадность. Полагая, что им удастся склонить наёмников к отказу от части жалованья, если все они соберутся в Карфагене, карфагенские олигархи задерживали выплату прибывающим воинам и оставляли их в городе. Очень скоро количество преступлений, совершаемых наёмниками, стало зашкаливать, и им было предложено перебраться в ожидании окончательного расчёта в соседний город Сикку. Каждому наёмнику было выдано золото на необходимейшие нужды, забрали они с собой также свои пожитки и семьи, находившиеся до этого в Карфагене.

Оказавшись в Сикке, наёмники предались безделью и буйному разгулу, в ходе которого они постоянно пересчитывали полагающиеся им выплаты, и каждый раз эта сумма становилась всё больше и больше. Было учтено всё: и обещания различных вознаграждений, которые сулили полководцы во время войны на Сицилии в случае победы над римлянами, и потерянные кони, и утраченная амуниция, и погибшие товарищи. Когда же наконец в Сикку прибыл тогдашний начальник карфагенской Ливии полководец Ганнон, он не только не исполнил прежних обещаний, но и обратился к наёмникам с просьбой отказаться от некоторой доли причитающегося им жалованья. Недовольство последних было неописуемо: Ганнон определённо не обладал даром убеждения.

Впрочем, в такой ситуации и самый талантливый оратор вряд ли бы добился своего. Свою роль сыграл и тот факт, что наёмное войско состояло из представителей различных племён и народов: испанцев (иберийцев, кельтиберов), африканцев (мавров и иных племён), балеарцев и даже греков, которые не только не понимали друг друга, но и зачастую не знали пунический язык, на котором говорили карфагеняне. Оставалось одно: обращаться с требованиями и увещеваниями к солдатам через начальников, что́ неустанно пытался делать Ганнон. Но и начальники понимали не всё, что говорилось, а иной раз, соглашаясь с главнокомандующим, они передавали толпе совсем не то, одни по ошибке, другие со злым умыслом, следствием этого были вообще непонимание, недоверие и беспорядок.

В итоге, как говорится, «стороны не поняли друг друга», и возмущённое наёмное войско решило перебраться поближе к Карфагену в соседний с ним город Тунет (нынешний Тунис). Если бы действиями пунийской аристократии руководил какой-то неведомый враг, он не смог бы придумать ничего лучше того, что было сделано, чтобы поставить Карфаген в безвыходное положение. И в самом деле: в непосредственной близости от города собралась 20-тысячная армия воинов, которые были обозлены и разгневаны.

Ганнон обращается к мятежным наёмникам. Художник Стив Нун

С опозданием осознав свою ошибку, карфагенские власти начали отправлять в лагерь наёмников продукты питания и другие припасы по заниженным ценам, желая умилостивить их. Однако было уже поздно: осознав слабость карфагенян, бунтовщики стали выставлять всё новые и новые требования, с каждым разом всё менее выполнимые. По словам Полибия, «мятежники постоянно подыскивали что-либо новое, делая невозможным всякое соглашение, ибо в среде их было много людей развращённых и беспокойных».

Захват заложников и начало войны

Тем временем, из Сицилии прибыл Гискон, которому Карфаген доверил вести дальнейшие переговоры. Уговорами он пытался склонить наёмников согласиться на разумную сумму, которая и так была завышена. Он начал выдачу денег, выдавая их каждой этнической группе отдельно. Однако в среде бунтовщиков нашлись и те, которых уже ничего не устраивало. Это был беглый раб из Кампании по имени Спендий, опасавшийся выдачи бывшему хозяину, а также могучий ливиец Матос, считавший, что после окончания выплат и отплытия заморских наёмников в родные пенаты карфагеняне обязательно отомстят жителям Африки за пережитое унижение.

Своими речами Матос и Спендий настолько завели наёмников, что любой другой пытавшийся выступить просто не имел шанса закончить свою речь. Не вникая в смысл слов и даже не зная, соглашается ли говорящий с двумя вожаками или возражает им, толпа забивала жертву камнями. Так погибло немало простых воинов и даже их вождей. Ярость наёмников накалилась до предела. Не успевшие получить жалования ливийцы громче всех дерзко требовали свою долю, и у Гискона, видимо, лопнуло терпение: он предложил им обратиться за деньгами к своему вождю Матосу. Эффект был вполне предсказуем: наёмники пришли в такое бешенство, что тут же бросились грабить казну, а затем схватили Гискона и других карфагенян и заковали их в цепи. После этого пути назад уже не было, восстание началось.

Картина войны. Красным обозначены мятежные города, зелёным — лояльные Карфагену. Красные линии — перемещения мятежников, чёрные — Гамилькара, зелёные — Ганнона и Ганнибала.

Основные события: 1 — наёмники восстают и занимают Тунис; 2 — осада Утики и Гиппакрита; 3 — Ганнон снимает осаду с Утики; 4 — битва за Утику. Ганнон побеждён; 5 — Гамилькар покидает Карфаген и побеждает мятежников в битве при Баграде; 6 — кампания Гамилькара; 7 — битва в ущелье. Смерть Спендия, Зарзы и Автарита; 8 — осада Туниса. Смерть Ганнибала; 9 — армия Ганнона присоединяется к Гамилькару; 10 — битва возле Лептина. Матос побеждён

Вожди бунтовщиков, среди которых, помимо Спендия и Матоса, выделялся предводитель галатов Автарит, не стали медлить. Желая увеличить свои силы, они разослали гонцов в ливийские города с призывом к бунту, и отклик не замедлил последовать: отягощённые за военные годы непомерными поборами ливийские подданные Карфагена увидели в мятеже наёмников шанс не только обрести независимость, но и принять участие в грабеже огромного города. Поэтому вожди бунтовщиков получили от них и продукты, и финансовую помощь, причём в таком изобилии, что Матос и Спендий не только уплатили наёмникам недополученное жалованье, но и на будущее время приобрели большие запасы.

Взбунтовавшаяся армия пополнилась ливийскими добровольцами, которых было не менее 70 000 человек. Мятежники даже стали чеканить свои собственные деньги — серебряные монеты с греческой надписью LIBUWN («монета ливийцев»). Хотя армия восставших и была многонациональной, но в ней преобладали жители Африки. Матос и Спендий разделили свои силы и осадили неприсоединившиеся к бунту соседние с Карфагеном города Утику и Гиппакрит.

А что же карфагеняне? Они на последние деньги набирали новых наёмников и готовили гражданскую армию. Впрочем, говоря о Карфагене, всегда приходится сомневаться, были ли эти средства последними? Командовать войсками поставили всё того же начальника карфагенской Ливии Ганнона, который, хотя и имел опыт сражений с африканскими племенами, по словам Полибия, был скорее неплохим организатором, нежели полководцем, «не умел пользоваться благоприятными моментами и вообще оказывался неопытным и неловким».

Карфагенская серебряная монета с профилем Гамилькара Барки

Ганнон повёл своё войско к Утике, желая снять с неё осаду. Используя имевшуюся у него сотню слонов, карфагенский военачальник атаковал неприятельский лагерь. Мятежники не смогли выдержать натиск и бежали, укрепившись на соседнем заросшем холме. Многие из них погибли от ран, нанесённых слонами. Привыкший к стычкам с нумидийцами и ливийцами, которые в случае поражения бежали без оглядки, Ганнон не стал их преследовать и отправился в Утику праздновать свой успех в «маленькой победоносной войне».

Однако на сей раз ему противостояли опытные наёмники, обученные Гамилькаром Баркой в один и тот же день по несколько раз отступать и снова нападать на врага. Их вожди увидели, что Ганнон удалился в город, а его войско беспечно разбрелось кто куда. Перегруппировавшись, стремительной контратакой наёмники опрокинули карфагенян, многих убили, остальные спешно укрылись в городе. Мятежники завладели всем их обозом и осадными орудиями. Несколько дней спустя, когда между воюющими произошла новая стычка, Ганнон снова упустил возможность нанести поражение восставшим, по словам Полибия, «из-за своего чрезмерного легкомыслия».

Первые поражения восставших

Разочаровавшись в Ганноне, карфагеняне избрали главнокомандующим героя недавних сицилийских баталий Гамилькара Барку. Ему предоставили войско, набранное из наёмников и городского ополчения, общей численностью до 10 000 человек. Главной ударной силой новой армии должны были служить 70 слонов. Гамилькар решил начать с попытки деблокировать Карфаген: мятежники заняли перешеек, соединявший город с материком. Возле моста через реку Баграду, которая в нескольких местах пересекала путь в Карфаген, Матос поставил лагерь. По сути, город находился в полной блокаде, однако опытный Гамилькар заметил, что устье Баграды во время сильного ветра, дующего в определённом направлении, значительно мелеет.

Выбрав нужный момент, карфагенский полководец неожиданно для всех ночью вывел своё войско из города и повёл его через возникший брод к лагерю мятежников, находившемуся возле переправы. Узнав об этом, те двинулись на перехват Гамилькара двумя армиями: 10 000 шли ему навстречу от моста, ещё 15 000 выдвинулись из Утики. Когда оба отряда бунтовщиков соединились, Гамилькар притворным отступлением заставил их устремиться вслед за своим войском, которое тем временем умелым манёвром выстроил перед мятежниками. Разгорячённые преследователи, беспорядочно напирая, внезапно натолкнулись на боевые порядки карфагенян. Вдобавок по бунтовщикам неожиданно с тыла ударила конница Гамилькара, подкреплённая слонами. Разгром был полный: погибло более 6000 восставших, ещё 2000 попали в плен. Уцелевшие бежали либо в Утику, либо обратно к мосту. Последних Гамилькар преследовал по пятам, на их плечах ворвался во вражеский лагерь и захватил его. Блокада с Карфагена была снята.

Вербовка пращников в армию Карфагена на Балеарских островах. Художник Стив Нун

Первая победа вдохновила карфагенян и показала вождям наёмников, что перед ними противник куда более опасный, нежели Ганнон. Осаждавший Гиппакрит Матос дал Спендию и Автариту совет навязать Гамилькару сражение в холмистой или гористой местности, где тот не смог бы применить конницу и слонов. В Тунете Спендий отобрал 6000 самых сильных воинов, к которым присоединились 2000 галатов во главе с Автаритом, и недавний кампанийский раб двинулся по склонам гор вслед за Гамилькаром. Когда тот привёл своё войско на равнину, окружённую со всех сторон горами, Спендий призвал к себе дополнительные силы, состоявшие из нумидийцев и ливийцев.

Внезапно Барка обнаружил, что оказался в кольце: перед ним был лагерь ливийцев, в тыл подошли нумидийцы, а на фланге появился Спендий со своей армией. Однако и тут военное счастье улыбнулось карфагенскому полководцу — нумидийский принц Нарава (Наравас) явился в стан карфагенян и объявил, что желает говорить с их главнокомандующим. Гамилькар настолько обрадовался помощи, что пообещал выдать за Нараву свою дочь, если тот станет верным другом Карфагена. Эти события впоследствии легли в основу сюжетной линии известного романа Гюстава Флобера «Саламбо». Верный своему слову, Нарава привёл 2000 соплеменников, которые значительно усилили конницу карфагенян.

Спендий же соединился с ливийцами и, спустившись в равнину, вступил в битву, но потерпел поражение. Автарит и Спендий бежали, из числа восставших пало около 10 000 человек, ещё около 4000 было взято в плен. Гамилькар взял к себе на службу часть пленников, изъявивших такое желание, и снабдил их доспехами убитых мятежников. Остальных он неожиданно отпустил по домам, взяв обещание больше не воевать против карфагенян. Также спустя десятилетия поступит и его сын Ганнибал Барка, когда будет без выкупа отпускать пленников из союзных Риму италийских общин, надеясь вызвать раскол в стане неприятеля и разрушить могущество Рима.

Казнь пленных карфагенян

Внезапная мягкость Гамилькара встревожила Спендия и Матоса. Они прекрасно понимали: когда восставшие осознают, что они могут быть помилованы, может начаться массовое дезертирство. И вожди бунтовщиков пришли к решению повязать кровью всех своих сообщников, благо жертвы для этого были под рукой. Пленные карфагеняне во главе с Гисконом, захваченные в самом начале мятежа, всё это время находились в лагере бунтовщиков и подвергались всевозможным издевательствам. Теперь вожди мятежников решили окончательно расправиться с ними. Некоторые из восставших помнили благие дела Гискона и пытались защитить его, но радикально настроенные наёмники уже привычно забили их камнями до смерти.

Несчастных карфагенян вывели из лагеря. Сначала им отрубили руки, затем отрезали носы и уши, перебили голени и заживо бросили в канаву, оставив умирать мучительной смертью. Когда пунийцы через глашатаев попросили выдать им хотя бы трупы погибших, вожди мятежников не только отказали, но и объявили, чтобы больше не посылали к ним ни глашатая, ни посла, так как их ждёт та же участь, какая постигла Гискона и его товарищей. Всякого захваченного в плен карфагенянина бунтовщики обещали предать мучительной смерти, а всякого их союзника отсылать в Карфаген после отсечения рук. Свои угрозы они исполняли неукоснительно. Диодор Сицилийский пишет по этому поводу:

Карфагенский полководец перед войском, середина III века до н.э. Художник Стив Нун

«Из-за таких нечестивости и зверств, как я описал, Спендий и все другие вожаки утратили снисхождение в планах Барки. Ибо сам Гамилькар, претерпев от их жестокости, был вынужден отказаться от милосердия к пленным и налагать подобное наказание на тех, кто попадал к нему в руки. Соответственно, в качестве пыток, он подбрасывал слонам всех, кто был взят в плен, и это была суровая кара, так как те затаптывали их до смерти».

Так война приобрела ещё более ожесточённый характер, вследствие чего была названа историками «непримиримой». Гамилькар призвал Ганнона со своим войском к себе на помощь, надеясь объединёнными силами быстрее покончить с мятежом. Однако взаимные распри между ними были настолько глубоки, что никаких совместных действий не вышло. В итоге карфагенские власти решили оставить у власти одного из них, причём того, за кого проголосует армия. Не приходится удивляться, что главнокомандующим был выбран Гамилькар Барка. Одним из его помощников стал Нарава, вторым — полководец по имени Ганнибал, присланный из Карфагена, дабы проследить за итогом голосования.

Измены и неожиданная помощь

Невесёлые вести пришли из-за моря — в том же 240 году до н.э. восстал гарнизон на Сардинии, также состоявший из наёмников. Комендант острова по имени Бостар был осаждён в крепости и убит вместе с другими карфагенянами. Тогда пунийцы отправили на Сардинию новое войско, тоже наёмное, но и оно присоединилось к бунтовщикам, а его командир был распят. Мятежные наёмники обратились к римлянам с предложением передать им Сардинию, но Рим отказался: ему хватало забот на Сицилии. Вскоре карфагенян постигло новое несчастье — на сторону мятежников неожиданно перешли города Утика и Гиппакрит, до этого являвшиеся верными союзниками пунийцев. Свою измену они подкрепили расправой с карфагенским вспомогательным отрядом: все его воины во главе с командиром были сброшены с крепостной стены.

Современный вид развалин Утики

Ободрённые этими событиями, восставшие снова осадили Карфаген. Население Утики предложило Риму перейти к нему в подчинение, но и тут римляне отказались. Более того, они запретили италийским купцам торговать с мятежниками, а торговлю с пунийцами, наоборот, поощряли. Совсем уж неожиданным выглядело разрешение Рима набирать Карфагену наёмников на италийских землях, хотя это противоречило заключённому между ними в 241 году до н.э. мирному договору, как и выдача карфагенянам без выкупа более 2000 их воинов, захваченных во время битв на Сицилии в первую Пуническую войну.

Оказал поддержку Карфагену и другой недавний противник — Сиракузы. Тиран города Гиерон прекрасно понимал, что в случае победы мятежников и падения Карфагена баланс сил в Средиземноморье нарушится, Рим приобретёт небывалую доселе власть, а это поставит под угрозу независимость самих Сиракуз. Поэтому Гиерон оказал Карфагену помощь продуктами и другими предметами первой необходимости.

Разгром войска Спендия и Автарита

Потеряв возможность получения товаров от италийских купцов, Матос и Спендий начали испытывать проблемы. Казна их постепенно пустела, помощь от ливийских племён тоже иссякла. Как пишет Диодор Сицилийский, «и так случилось, что мятежники из-за нехватки продуктов были настолько же в положении осаждённых, как и осаждающих». Снабжению восставших также мешали находившиеся у них в тылу войска Гамилькара и конница Наравы.

Поэтому вожди бунтовщиков решили ещё раз дать генеральное сражение. Они собрали под командованием Спендия, Автарита и ещё одного ливийца по имени Зарза отборное войско из наёмников и африканцев в составе 50 000 человек, которое начало по пятам преследовать армию Гамилькара, избегая при этом открытых пространств — дабы не попасть под удар конницы Наравы и слонов карфагенян. Постоянно происходили небольшие стычки, в ходе которых мятежники обычно терпели поражение и несли потери. Полибий писал:

«Тогда обнаружилось на деле всё превосходство точного знания и искусства полководца перед невежеством и неосмысленным способом действий солдата. В самом деле, Гамилькар истребил множество мятежников без битвы, потому что умел в небольших делах отрезывать им дорогу к отступлению и подобно искусному игроку замыкать их».

В конце концов Гамилькар умелыми манёврами загнал бунтовщиков в ущелье под названием Прион, устроив настоящую ловушку. Восставшие не осмеливались на решительную битву, но и не могли отступить, так как со всех сторон были окружены либо горами, либо рвом и валом, которые соорудили карфагеняне. В лагере мятежников начался голод, из которого африканцы нашли выход в каннибализме: сначала были съедены все пленные, а затем и рабы. Ожидаемая помощь из Туниса не приходила, и, опасаясь мести со стороны войска, Автарит, Зарза, Спендий и ещё семеро мятежников отправились на переговоры с Баркой.

Наёмники, преследуемые карфагенской конницей

Гамилькар оказался неожиданно уступчив, пообещав отпустить всё войско бунтовщиков, если оно оставит оружие и выдаст 10 человек, которых выберет он сам. Когда его условие было принято, Гамилькар тотчас объявил, что, согласно уговору, он выбирает в пленники самих переговорщиков. Увидев, что вожди их схвачены, и ничего не зная об условиях мира, ливийцы приняли это за измену и бросились к оружию. Но Барка окружил их слонами и прочим войском и всех уничтожил. Ослабленные голодом и лишениями бунтовщики не смогли оказать серьёзного сопротивления.

Последние битвы и поражение наёмников

После этой важной победы руки Гамилькара были развязаны, и он смог без помех вернуть земли, вышедшие из-под повиновения карфагенян. Впрочем, зачастую и сами ливийцы снова покорялись, так как видели, что восставшие терпят поражение за поражением. Наведя порядок в стране, что заняло немало времени, Гамилькар подошёл к Тунету, последнему оплоту мятежников. Разделив войско, Гамилькар часть его оставил под командованием Ганнибала, дабы окружить лагерь Матоса с двух сторон. После этого карфагеняне для устрашения бунтовщиков на виду у них распяли Спендия, Автарита, Зарзу и их товарищей.

Однако Матос был ещё в состоянии показать зубы: заметив, что лагерь Ганнибала плохо охраняется, он внезапно атаковал его и взял штурмом, пленив самого полководца. Матос приказал снять Спендия с креста, а затем после жестоких пыток распять на нём же Ганнибала, а также казнить ещё 30 знатнейших карфагенян. Гамилькар не успел прийти на помощь Ганнибалу из-за значительного расстояния. Он отступил от Тунета и расположился у устья Баграды. Как пишет Диодор Сицилийский, «казалось, что Фортуна вознамерилась раздавать успехи и неудачи по очереди».

Карфагеняне провели новую мобилизацию среди граждан, а 30 сенаторов были посланы, чтобы ещё раз попытаться примирить Гамилькара с Ганноном, что удалось сделать после долгих увещеваний. Согласовывая свои действия, военачальники одержали несколько побед над мятежниками в небольших стычках, после чего Матос решился на решающее сражение. Подробности его неизвестны, но ясно одно — победа осталась за карфагенянами, большинство мятежников пало на поле боя, а остальные бежали. Матос был взят в плен. После этого пунийцы подавили немногие оставшиеся очаги сопротивления, основными из которых были Утика и Гиппакрит. Гамилькар взял в осаду один из них, Ганнон другой, и вскоре оба города капитулировали. Полибий подводит окончательный итог:

«Так кончилась война, причинившая было карфагенянам величайшие затруднения; теперь они не только снова завладели Ливией, но и достойно покарали виновников возмущения. В заключение войско в триумфальном шествии через город подвергло Матоса и сообщников его всевозможным истязаниям».

Потеря Сардинии и Корсики

Тогда же Карфаген стал готовиться к тому, чтобы вернуть под свою власть Сардинию. Однако лояльность Рима в отношении Карфагена стала меняться к концу восстания, когда уже было ясно, что Гамилькар Барка победит. Изгнанные с Сардинии местными жителями восставшие наёмники снова обратились в римский сенат с предложением занять остров, и на это раз римляне согласились и стали готовить экспедицию для аннексии Сардинии. Они пригрозили объявить войну Карфагену под тем предлогом, что тот готовит армию против них, а не против сардинцев. Истощённые войной с наёмниками, карфагеняне вести новую войну не могли. Они отказались от Сардинии и заплатили Риму 1200 талантов дополнительной контрибуции. Так Рим бескровно приобрёл Сардинию — по словам Полибия, «остров, замечательный по величине, многолюдству населения и по своему плодородию». Тогда же римляне захватили и Корсику.

Потеря Сардинии и Корсики нанесла удар не только благосостоянию карфагенян, но и их национальному достоинству. Захватив острова по «праву сильного», вдобавок ещё и потребовав за это контрибуцию, Рим дал понять Карфагену, что лишает его статуса великой державы Центрального Средиземноморья, признававшийся ещё несколько лет назад двусторонним договором. Возмущение действиями Рима, а также желание найти для Карфагена источники нового экономического благосостояния подсказали Гамилькару Барке и возглавляемой им партии единственный путь для выхода из создавшейся ситуации — экспансию в Испанию.

Заключение

«Война наёмников», или «непримиримая война», продлилась три года и четыре месяца с 241 по 238 год до н.э. и нанесла сильнейший удар по могуществу Карфагена. Восстания ливийских племён и бунты рабов против Карфагена бывали и раньше, но впервые произошло так, что мятеж наёмников, африканских племён и примкнувшим к ним беглых рабов оказался настолько сильным, что поставил под сомнение само существование Карфагена. Только благодаря крайнему напряжению всех сил, а также военному таланту Гамилькара Барки величайший мегаполис античности почти на целый век продлил своё существование.


Литература:

  1. Полибий. Всеобщая история – М.: «Олма-Пресс», 2004
  2. Полибий. Всеобщая история. Том 1 – Спб.: «Ювента», 1994
  3. Аппиан. Римские войны – СПб.: «Алетейя», 1994
  4. Диодор Сицилийский. Греческая мифология (Историческая библиотека) – М.: «Лабиринт», 2000
  5. Циркин Ю. Карфаген и его культура – М.: «Наука», 1986
  6. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории – М.: «Эксмо-Пресс», 2000
  7. Кораблев И.Ш. Ганнибал – М.: «Наука», 1976
  8. Лансель С. Ганнибал – М.: «Молодая гвардия», 2002

warspot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о