Содержание

Танки Германии Первой мировой войны

Стратегия в реальном времени, ролевая игра и симулятор жизни

Танки Германии Первой мировой войны

История появления немецких танков

В годы Первой мировой немцы смогли создать 8 танковых рот,
но лишь три были оснащены отечественными машинами.

Явилось ли неожиданностью для руководства армии Германии появление на Сомме 15 сентября 1916 года британских танков? Оказывается, что нет — неожиданности не было, так как немцы смогли получить некоторые данные об английских разработках. Однако этой важной информации немецкие генералы не стали придавать нужного значения. Все же военное министерство в октябре 1916 года попыталось создать производство отечественных танков. И, если не учитывать «скромное» знакомство с английскими танками, то германским конструкторам пришлось все начинать с «нуля», впрочем, как и их английским, а также французским коллегам.

 

История создания танка

13 ноября 1916 года была создана техническая комиссия с целью организации и объединения работ по созданию германского танка. Возглавил ее руководитель 7-го отделения Общего управления Военного министерства генерал Фридрихс.

7-ое (транспортное) отделение Общего управления Военного министерства было образовано в октябре 1915 года, сокращенно именовалось A7V, выступило в роли заказчика немецких танков. В техническую комиссию вошли представители достаточно известных фирм, таких как «Опель» (Г. Вильгельм), «Даймлер» (К. Шипперт), NAG/AEG (директор Юнг).

 

В то время (апрель 1917 года), когда собирали первый прототип танка Первой мировой войны A7V в Германии всесторонне испытали трофейные английские танки Mk IV. В итоге руководство потребовало спроектировать танк по английскому образцу, проект обозначили, как A7VU. Требовалось создать танк с гусеницами, которые охватывают корпус и той же моторно-трансмиссионной группой, что у танка A7V (использовалось шасси № 524 — более подробную информацию о номерах шасси немецких танков первой мировой вы сможете узнать из статьи «Тяжелый танк A7V»). Необходимо было достичь более высокой проходимости.

01.09.1917 года планировалось провести испытания переделанного шасси.

 

После того, как продемонстрировали макет немецкого танка Первой мировой войны A7V, командованием было предложено создать более тяжелые «сверхтанки». Это задание поручили Йозефу Фольмеру, но тот пришел к выводу, все же логичнее строить легкие машины, которые можно создавать быстрее и больше. Условиями быстрого создания и организации производства стало существование автомобильных агрегатов и в больших количествах. В военном ведомстве в то время было в наличии свыше 1000 различных автомашин с двигателями 40-60 л.с., которые признавались негодными для применения в вооруженных силах, те, которые назывались «пожирателями горючего и шин». Но при должном подходе можно было получить группы по 50 и более единиц и на этой основе создавать партии легких боевых машин, имеющих запас агрегатов и узлов.

 

Вскоре (после LK-I) началось проектирование танка LK-II. 13 июня были представлены модели LK-II и легкого танка Круппа. Оба проекта рекомендовали к дальнейшей разработке в пулеметном варианте с вращающейся башней. Чуть позже добавился и пушечный вариант LK-II. После того, как началась Амьенская операция союзников Крупп (хотя еще не был готов ни один реальный образец) получил срочный заказ на 65 танков. 2 октября в Мариенфельде были проведены испытания шасси конкурирующих машин. В результате заказ фирме «Крупп» аннулировали. Выбор пал на танк LK-II. Планировалось уже в декабре выпустить первые 10 машин, а с апреля 1919 года довести этот показатель до 200 в месяц. И лишь треть танков должна была быть пулеметными, а две трети пушечными.

 
Танк «Колоссаль»

В 1918 году Джулио Дуэ (Giulio Douhet; 1869-1930) — итальянский военный теоретик, дивизионный генерал (в 20-х гг. начальник ВВС Италии) — опубликовал фантастическое произведение «Крылатая победа», в котором на вооружении у Германии были сверхтанки — «колоссальные танки Круппа». Эти гигантские танки хоть и не обладали большой скоростью (4 км/ч), весили 4000 тонн, имели 6 дизелей по 3000 л. с. и вели огонь зажигательной жидкостью, но управлялись небольшим экипажем, в который входили 2 (!) человека. Фантасика Дж. Дуэ таковой и остается, Германия вовсе не собиралась создавать подобных монстров, однако, идея сверхтяжелого танка все же нашла свое воплощение.

 
Танки LK-III и «Oberschlesien»

Немецкий танк Первой мировой войны A7V имел свои плюсы и минусы, но для командования его конструкция была неудовлетворительной. Впрочем, требования к танкам готово был пересмотреть и Военное министерство, что вызвало в 1918 году появление новых проектов — легких боевых машин и тяжелых штурмовых танков. Например, 23.06.1918 года фирмой «Крупп» был представлен проект «малого штурмового танка», вооруженного пулеметом и 57-мм пушкой, который уступал в проходимости танкам LK-I и LK-II (в тот период только разрабатывался), и потому был отклонен.

Более перспективный проект легкого танка появился перед окончанием первой мировой войны. Ведь конструкция танков LK (Leichte Kampfwagen) явилась своего рода компромиссом между желанием создать эффективный боевой танк и необходимостью максимально использовать уже имеющиеся шасси автомобилей.

 
Бронеавтомобиль «Эрхардт» ВАК

Первая модель броневика была построена в единственном экземпляре.

Армии практически всех ведущих европейских стран в начале 20-го века начали проводить эксперименты с применением блиндированных автомобилей. В 1905 году прусская армия впервые ознакомилась с построенным в Австрии полноприводным броневиком Daimler, чья конструкция была прогрессивной, но дорогостоящей. И немецкое командование, не проявив к нему интереса, все же заказало у компании «Даймлер» достаточно примитивную бронемашину на шасси легкового автомобиля «Мерседес» с целью проведения войсковых испытаний.

В тот же период немецкий конструктор Генрих Эрхардт (Heinrich Ehrhardt) представил военным легкую пушку «Рейнметалл» (Rheinmetall), установленную на шасси «Эрхардт-Дековиль» (Ehrhardt-Decauville), которая предназначалась для борьбы с аэростатами.

 
Бронеавтомобиль «Эрхардт» E-V/4

«Эрхардт» E-V/4 — пулеметный бронеавтомобиль (Straßenpanzerwagen — дорожный бронированный автомобиль) Германской империи и Веймарской республики, применялся в боях на Восточном фронте и для поддержания порядка в самой Германии. Ehrhardt E/V-4 являлись одними из лучших бронеавтомобилей, серийно строившихся в Германии во время Первой мировой войны, по мнению современников, это был очень удачный и мощный броневик. Один из бронеавтомобилей «Эрхардта» образца 1917 года был захвачен РККА в 1918 году, воевал на Украине. Существует фото E/V-4 образца 1915 года, захваченного Донской армией 16 сентября 1918 года в деревне Варламовка.

 

Реклама на сайте pro-tank.ru

Укротитель «Тигров»: чьи танки всю войну наводили на немцев ужас

https://ria.ru/20200917/velikaya-otechestvennaya-voyna-1577338153.html

Укротитель «Тигров»: чьи танки всю войну наводили на немцев ужас

Укротитель «Тигров»: чьи танки всю войну наводили на немцев ужас — РИА Новости, 17. 09.2020

Укротитель «Тигров»: чьи танки всю войну наводили на немцев ужас

Четыре года ожесточенных сражений, сотни сожженных немецких танков и своя фирменная тактика боя — ровно 120 лет назад, 17 сентября 1900-го, родился выдающийся… РИА Новости, 17.09.2020

2020-09-17T08:00

2020-09-17T08:00

2020-09-17T08:05

безопасность

великая отечественная война (1941-1945)

красная армия (ркка)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/148142/16/1481421679_0:189:2972:1861_1920x0_80_0_0_17ca17a02bb3ee2166499c4ae03ee7fa.jpg

МОСКВА, 17 сен — РИА Новости, Николай Протопопов. Четыре года ожесточенных сражений, сотни сожженных немецких танков и своя фирменная тактика боя — ровно 120 лет назад, 17 сентября 1900-го, родился выдающийся советский военачальник Михаил Катуков. В Великую Отечественную он проявил себя талантливым командиром танковых частей Красной армии и сумел навязать идеологам блицкрига собственную инициативу. О том, как воевал Катуков, — в материале РИА Новости.Первые операцииВ первые дни войны наступающие передовые части вермахта наткнулись на ожесточенное сопротивление подразделений Красной армии, развернутых неподалеку от украинской деревни Клевани. Несмотря на численное и техническое превосходство немецкого авангарда, советские танки отчаянно атаковали, а артиллерия, заняв удачную позицию, била прямой наводкой по цепям пехоты. Немцам пришлось отойти. Это был первый крупный успех тогда еще малоизвестного молодого командира дивизии полковника Михаила Катукова, ставшего впоследствии одним из самых результативных военачальников СССР.Он попал в армию в 1919-м простым красноармейцем. После Гражданской от командира взвода дослужился до начальника штаба полка. В 1935-м окончил курсы усовершенствования командного состава при Военной академии механизации и моторизации РККА. А Великую Отечественную Михаил Ефимович встретил командиром 20-й танковой дивизии 9-го мехкорпуса Киевского Особого военного округа. В первом бою соединение Катукова тоже понесло тяжелые потери — были уничтожены тридцать три легких танка БТ. Сам командир позже признавал, что эти быстроходные, но легкобронированные и слабовооруженные машины из-за недостатка опыта боевых действий использовали неправильно: «бэтэшки» нельзя было бросать в открытый бой, следовало действовать осторожнее.Через несколько дней советские войска, в том числе и дивизия Катукова, встретились с частями вермахта в районе городов Дубно, Луцк и Ровно. Здесь состоялось одно из крупнейших танковых сражений Великой Отечественной: с обеих сторон участвовало более четырех с половиной тысяч машин.Сначала Красной армии удалось затормозить противника и даже нанести несколько мощных контрударов в направлении Дубно. Так, один из полков Катукова, атаковав с ходу 13-ю дивизию вермахта, уничтожил десятки единиц бронетехники и взял в плен более трехсот гитлеровцев. Но немцы постоянно получали подкрепления, активно действовала авиация. Чтобы сохранить войска, Катуков приказал отступать. «Дивизия была слабо укомплектована, в основном легкими танками, — рассказывает РИА Новости научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков. — Тем не менее противника задержали, что предопределило отставание немецкой группы армий «Юг» от группы «Центр» и повлияло на исход германского блицкрига. Немцы тогда не смогли быстро прорваться к Киеву».»Катуковцам» не хватало людей, артиллерии и техники. Пришлось пойти на хитрость. Комдив и начальник артиллерии каждый день разрабатывали новый план «кочующих орудий». Батареи и днем и ночью меняли позиции — у немцев складывалось впечатление, что им противостоят крупные артиллерийские силы. Это также позволило сберечь орудия от ответных артобстрелов и бомбежек.К началу войны у Красной армии появились перспективные танки — Т-34. Немцы знали об этом и сильно опасались встречи с ними. Но в подразделения Катукова такие машины еще не поступили. И командир распорядился изготовить макеты «тридцатьчетверок».Несколько грузовиков обшили фанерой, приделали к ним деревянные «стволы» и покрасили в защитный цвет. Размещали «обманки» на опушках леса или в кустарниках, а рядом маскировали настоящие пушки. Немцы в таких местах осторожничали, сбавляли темп наступления.Бить «по-катуковски»После боев на Украине Катукова направили в Сталинград, поручив сформировать танковую бригаду. Боевых машин в то время критически не хватало, поэтому решили создавать менее крупные соединения. «Катуковцы» получили первые Т-34 — более маневренные, мощные и защищенные, чем танки прошлых поколений. Началась «обкатка» и притирка экипажей к новой технике.Причем Катуков, анализируя опыт предыдущих боев, стал разрабатывать другую тактику. Поскольку у немцев было преимущество в бронетехнике, он предложил применять танковые засады. Пехота оборудовала ложные окопы и устанавливала на позиции макеты пулеметов и артиллерийских орудий. Позади рыли траншеи полного профиля и в кустарниках или постройках прятали танки. Каждый экипаж заранее готовил несколько позиций для незаметного перемещения. При появлении противника засады молчали — видимость боя на переднем крае создавали только небольшие отряды в ложных окопах — Катуков называл этих бойцов «актерами». Когда по их позициям открывали огонь, они скрытно отходили назад.После авиаудара немцы пускали вперед танки и пехоту. Не обнаружив никого в ложных окопах, продвигались дальше и попадали под шквальный минометный и пулеметный обстрел. Советские танкисты дожидались, пока враг подойдет на 200-300 метров, и лишь после этого открывали огонь. Ловушка захлопывалась — по гитлеровцам практически в упор били с флангов и из тыла.Встреча у МценскаВ начале октября немцы ворвались в Орел. Крупный транспортный узел был удобным плацдармом для наступления на Москву. Командование Красной армии поставило задачу: дальше Мценска врага не пускать. В этот небольшой город в Орловской области к тому времени прибыла бригада Катукова — сдерживать бронированные армады генерала Гейнца Гудериана.Михаил Ефимович убедительно продемонстрировал эффективность разработанной им тактики. Имея многократное превосходство в технике, гитлеровцы несли под Мценском тяжелые потери — «катуковцы» действовали из засад неожиданно и стремительно, грамотно уходили из-под ударов авиации и порой сжигали целые моторизованные колонны. В боях под Мценском бригада Катукова уничтожила 133 вражеских машины, потеряв 28 своих.»Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике, — писал Гудериан. — Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября… Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших».После сражения под Мценском 4-ю бригаду Катукова переименовали в 1-ю гвардейскую, а командира наградили орденом Ленина и присвоили ему звание генерал-майора танковых войск. Дорога на БерлинПод Воронежем Катуков командовал танковым корпусом. Во многом из-за действий его танкистов немцам не удалось полностью захватить город, они увязли в боях и не смогли ударить по Сталинграду с юго-запада.»В конце 1942-го Катуков в должности командующего 3-го механизированного корпуса участвует в операции «Марс» — Второй Ржевско-Сычевской операции, — уточняет Мягков. — Одной из ее целей было отвлечение немецких войск от южного фланга. Задачу выполнили — немцы не сумели перебросить значительные силы под Сталинград и на Кавказ. Противник был скован и нес большие потери, хотя в целом операция для нас сложилась неудачно и войска Катукова, войдя в прорыв, оказались отрезаны — им пришлось прорываться из окружения».После «Марса» Михаила Ефимовича назначили командующим 1-й гвардейской танковой армией. Ее перебросили под Курск, где «катуковцы» заняли оборону в районе Обояни.»Действовали они успешно, немцы так и не прорвали оборону на южном фасе Курской дуги, — уточняет историк. — Гитлеровцы завязли и вынуждены были перенацелиться на Прохоровское направление».После Курской битвы танковые части Катукова устремились на запад. В Львовско-Сандомирской операции они захватили, удерживали и расширяли Сандомирский плацдарм, помогая наступлению Красной армии и освобождению Польши. «Кстати, в Польше танкисты не разрушали города, — отмечает Мягков. — В том числе сохранили древнюю столицу Гнезно, которая осталась практически невредимой. «Катуковцы» наносили максимальный урон противнику, но берегли мирных жителей. При этом темпы продвижения танковых войск достигали 50-70 километров в сутки».Весной 1945-го 1-я танковая армия Катукова перешла в наступление в рамках Берлинской операции. После тяжелейших боев прорвали оборону на Зееловских высотах восточнее германской столицы. Затем «катуковцы» успешно форсировали реку Шпрее и штурмовали Берлин.После войны дважды Герой Советского Союза Михаил Катуков командовал танковыми и механизированными войсками советской группировки в Германии, затем — 5-й гвардейской механизированной армией Белорусского военного округа. В 1959-м ему присвоили звание маршала бронетанковых войск.

https://ria.ru/20200730/1575083943.html

https://ria.ru/20191014/1559667620.html

https://ria.ru/20190703/1556122618.html

https://ria.ru/20180712/1524397017.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/148142/16/1481421679_121:0:2852:2048_1920x0_80_0_0_e30176df8acbb2bdb93ab542ba3e7385.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

безопасность, великая отечественная война (1941-1945), красная армия (ркка), россия

МОСКВА, 17 сен — РИА Новости, Николай Протопопов. Четыре года ожесточенных сражений, сотни сожженных немецких танков и своя фирменная тактика боя — ровно 120 лет назад, 17 сентября 1900-го, родился выдающийся советский военачальник Михаил Катуков. В Великую Отечественную он проявил себя талантливым командиром танковых частей Красной армии и сумел навязать идеологам блицкрига собственную инициативу. О том, как воевал Катуков, — в материале РИА Новости.

Первые операции

В первые дни войны наступающие передовые части вермахта наткнулись на ожесточенное сопротивление подразделений Красной армии, развернутых неподалеку от украинской деревни Клевани.

Несмотря на численное и техническое превосходство немецкого авангарда, советские танки отчаянно атаковали, а артиллерия, заняв удачную позицию, била прямой наводкой по цепям пехоты. Немцам пришлось отойти. Это был первый крупный успех тогда еще малоизвестного молодого командира дивизии полковника Михаила Катукова, ставшего впоследствии одним из самых результативных военачальников СССР.

Он попал в армию в 1919-м простым красноармейцем. После Гражданской от командира взвода дослужился до начальника штаба полка. В 1935-м окончил курсы усовершенствования командного состава при Военной академии механизации и моторизации РККА. А Великую Отечественную Михаил Ефимович встретил командиром 20-й танковой дивизии 9-го мехкорпуса Киевского Особого военного округа.

30 июля 2020, 08:00

«Удар был страшен»: кого атаковал СССР после Победы в 1945-м

В первом бою соединение Катукова тоже понесло тяжелые потери — были уничтожены тридцать три легких танка БТ. Сам командир позже признавал, что эти быстроходные, но легкобронированные и слабовооруженные машины из-за недостатка опыта боевых действий использовали неправильно: «бэтэшки» нельзя было бросать в открытый бой, следовало действовать осторожнее.

Через несколько дней советские войска, в том числе и дивизия Катукова, встретились с частями вермахта в районе городов Дубно, Луцк и Ровно. Здесь состоялось одно из крупнейших танковых сражений Великой Отечественной: с обеих сторон участвовало более четырех с половиной тысяч машин.

Сначала Красной армии удалось затормозить противника и даже нанести несколько мощных контрударов в направлении Дубно. Так, один из полков Катукова, атаковав с ходу 13-ю дивизию вермахта, уничтожил десятки единиц бронетехники и взял в плен более трехсот гитлеровцев.

Но немцы постоянно получали подкрепления, активно действовала авиация. Чтобы сохранить войска, Катуков приказал отступать.

«Дивизия была слабо укомплектована, в основном легкими танками, — рассказывает РИА Новости научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков. — Тем не менее противника задержали, что предопределило отставание немецкой группы армий «Юг» от группы «Центр» и повлияло на исход германского блицкрига. Немцы тогда не смогли быстро прорваться к Киеву».

«Катуковцам» не хватало людей, артиллерии и техники. Пришлось пойти на хитрость. Комдив и начальник артиллерии каждый день разрабатывали новый план «кочующих орудий». Батареи и днем и ночью меняли позиции — у немцев складывалось впечатление, что им противостоят крупные артиллерийские силы. Это также позволило сберечь орудия от ответных артобстрелов и бомбежек.

К началу войны у Красной армии появились перспективные танки — Т-34. Немцы знали об этом и сильно опасались встречи с ними. Но в подразделения Катукова такие машины еще не поступили. И командир распорядился изготовить макеты «тридцатьчетверок».

Несколько грузовиков обшили фанерой, приделали к ним деревянные «стволы» и покрасили в защитный цвет. Размещали «обманки» на опушках леса или в кустарниках, а рядом маскировали настоящие пушки. Немцы в таких местах осторожничали, сбавляли темп наступления.

Бить «по-катуковски»

После боев на Украине Катукова направили в Сталинград, поручив сформировать танковую бригаду. Боевых машин в то время критически не хватало, поэтому решили создавать менее крупные соединения. «Катуковцы» получили первые Т-34 — более маневренные, мощные и защищенные, чем танки прошлых поколений. Началась «обкатка» и притирка экипажей к новой технике.

Причем Катуков, анализируя опыт предыдущих боев, стал разрабатывать другую тактику. Поскольку у немцев было преимущество в бронетехнике, он предложил применять танковые засады. Пехота оборудовала ложные окопы и устанавливала на позиции макеты пулеметов и артиллерийских орудий. Позади рыли траншеи полного профиля и в кустарниках или постройках прятали танки. Каждый экипаж заранее готовил несколько позиций для незаметного перемещения.

14 октября 2019, 08:00

«Проклятье вермахта». Как советский офицер сжег полсотни немецких танков

При появлении противника засады молчали — видимость боя на переднем крае создавали только небольшие отряды в ложных окопах — Катуков называл этих бойцов «актерами». Когда по их позициям открывали огонь, они скрытно отходили назад.

После авиаудара немцы пускали вперед танки и пехоту. Не обнаружив никого в ложных окопах, продвигались дальше и попадали под шквальный минометный и пулеметный обстрел. Советские танкисты дожидались, пока враг подойдет на 200-300 метров, и лишь после этого открывали огонь. Ловушка захлопывалась — по гитлеровцам практически в упор били с флангов и из тыла.

Встреча у Мценска

В начале октября немцы ворвались в Орел. Крупный транспортный узел был удобным плацдармом для наступления на Москву. Командование Красной армии поставило задачу: дальше Мценска врага не пускать. В этот небольшой город в Орловской области к тому времени прибыла бригада Катукова — сдерживать бронированные армады генерала Гейнца Гудериана.

Михаил Ефимович убедительно продемонстрировал эффективность разработанной им тактики. Имея многократное превосходство в технике, гитлеровцы несли под Мценском тяжелые потери — «катуковцы» действовали из засад неожиданно и стремительно, грамотно уходили из-под ударов авиации и порой сжигали целые моторизованные колонны. В боях под Мценском бригада Катукова уничтожила 133 вражеских машины, потеряв 28 своих.

3 июля 2019, 08:00

Триумф «Багратиона». Чем Гитлер поплатился за оккупацию Белоруссии

«Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике, — писал Гудериан. — Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября… Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших».

После сражения под Мценском 4-ю бригаду Катукова переименовали в 1-ю гвардейскую, а командира наградили орденом Ленина и присвоили ему звание генерал-майора танковых войск.

Дорога на Берлин

Под Воронежем Катуков командовал танковым корпусом. Во многом из-за действий его танкистов немцам не удалось полностью захватить город, они увязли в боях и не смогли ударить по Сталинграду с юго-запада.

«В конце 1942-го Катуков в должности командующего 3-го механизированного корпуса участвует в операции «Марс» — Второй Ржевско-Сычевской операции, — уточняет Мягков. — Одной из ее целей было отвлечение немецких войск от южного фланга. Задачу выполнили — немцы не сумели перебросить значительные силы под Сталинград и на Кавказ. Противник был скован и нес большие потери, хотя в целом операция для нас сложилась неудачно и войска Катукова, войдя в прорыв, оказались отрезаны — им пришлось прорываться из окружения».

После «Марса» Михаила Ефимовича назначили командующим 1-й гвардейской танковой армией. Ее перебросили под Курск, где «катуковцы» заняли оборону в районе Обояни.

12 июля 2018, 08:00

Раскаленная броня. Как советская армия отгоняла гитлеровцев от Курска

«Действовали они успешно, немцы так и не прорвали оборону на южном фасе Курской дуги, — уточняет историк. — Гитлеровцы завязли и вынуждены были перенацелиться на Прохоровское направление».

После Курской битвы танковые части Катукова устремились на запад. В Львовско-Сандомирской операции они захватили, удерживали и расширяли Сандомирский плацдарм, помогая наступлению Красной армии и освобождению Польши.

«Кстати, в Польше танкисты не разрушали города, — отмечает Мягков. — В том числе сохранили древнюю столицу Гнезно, которая осталась практически невредимой. «Катуковцы» наносили максимальный урон противнику, но берегли мирных жителей. При этом темпы продвижения танковых войск достигали 50-70 километров в сутки».

Весной 1945-го 1-я танковая армия Катукова перешла в наступление в рамках Берлинской операции. После тяжелейших боев прорвали оборону на Зееловских высотах восточнее германской столицы. Затем «катуковцы» успешно форсировали реку Шпрее и штурмовали Берлин.

После войны дважды Герой Советского Союза Михаил Катуков командовал танковыми и механизированными войсками советской группировки в Германии, затем — 5-й гвардейской механизированной армией Белорусского военного округа. В 1959-м ему присвоили звание маршала бронетанковых войск.

Опубликованы разведданные немцев из СССР в первые дни войны

С чем столкнулись войска вермахта в первые часы и дни войны на территории СССР, что говорили советские пленные и с каким неизвестным советским танком встретились немецкие войска, говорится в донесениях германской разведки, впервые публикуемых «Газетой. Ru».

«Газета.Ru» публикует ранее не обнародовавшиеся документы разведки вермахта, описывающие положение и действия отступающих частей Красной армии в первые часы и дни после вторжения в Советский Союз.

Документы разведки нашел в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации сотрудник Германского исторического института в Москве доктор Маттиас Уль. Они представляют собой отчеты разведывательного отдела группы армий «Центр» и 17-го армейского корпуса вермахта, относящиеся к 22-28 июня 1941 года. Эти отделы собирали донесения атакующих частей и информацию о военном положении Красной Армии.

По словам историка, эти документы хранились в армейском архиве в Потсдаме до конца Второй мировой войны. В апреле 1945 года архив был уничтожен британскими бомбардировщиками. Поэтому в Германии считалось, что эти документы были уничтожены во время воздушного налета.

Однако в мае и июне 1945 года несгоревшие документы были извлечены из-под обломков красноармейцами и доставлены в Москву.

«Отсюда они были доставлены в ЦАМО, где мы их потом и нашли. В ЦАМО эти два досье в 1960-х годах были, по-видимому, переведены вместе с другими немецкими документами советскими специалистами. Переводы, вероятно, предназначались для военно-исторических исследований по истории Отечественной войны, но практически не использовались для исследований и, вероятно, были «забыты» на долгое время», — пояснил Уль.

Застигли врасплох

Сведения, приводящиеся немецкой разведкой в первые часы войны, говорят о том, что советские войска были действительно застигнуты врасплох нападением.

«Противник застигнут врасплох. Все мосты удалось захватить. Вначале отмечалось лишь незначительное сопротивление противника, в воздух подняты отдельные самолеты русских, противник ведет слабый артиллерийский огонь», — говорится в донесении, отправленном в 5 утра 22 июня.

О внезапности нападения говорят и первые данные радиоперехватов советских войск. Так, до 3.05 утра отмечался обмен учебными радиограммами. А в 3.25 командование 9-й смешанной авиадивизии в Белостоке сообщает неустановленному адресату: «Нас обстреливают, что делать, просим отдать приказ».

В других донесениях немецкой разведки, впрочем, сообщается об интенсивных радиопереговорах советских военных в ночь перед вторжением.
«Противник в течение ночи вел себя неспокойно, освещал подступы к своему расположению ракетами и вел одиночный винтовочный огонь. Взвод разведки средствами связи докладывает, что у противника отмечаются срочные радиопереговоры между высшими штабами», — говорится в донесении 56 пехотной дивизии 17-го армейского корпуса.

«Число пленных к вечеру достигло 1500, хотя в действительности наверняка больше. Подбито 80 танков, наземными войсками подбито около 30 самолетов противника», — говорится в другом донесении. — Утренняя воздушная разведка обнаружила усиленное отступление противника по дороге Белосток- Волковыск, незначительное отступление войск по дороге Гродно – Скидель».

Пленный

В разведдонесении 56 пехотной дивизии вермахта, посланном 22 июня в 9 утра, говорится об одном из первых советских пленных.

«Взят пленный – простой солдат-азиат, по его словам, принадлежит к 201 стрелковому полку. Вооружение: не имеет противогаза. По словам пленного 201 стрелковый полк имеет только одно орудие (?) якобы непригодное», — говорится в документе. – Командир роты еврей. Офицеры гонят солдат вперед. Полк дислоцировался в лагере западнее Любомль.

Танков пленный не видел. Считает, что будет расстрелян. До вчерашнего вечера он ничего не знал о войне. Питание в полку плохое, настроение солдат тоже».

Однако уже на второй день войны и даже вечером 22 июня по данным разведки Германии хаотичное отступление Красной армии прекратилось. «Вечером 22.6 противник вел ожесточенные бои за утраченные позиции. В районе н.п. Любомль до исхода дня продолжались ожесточенные контратаки противника. Танковая атака на внешнем левом фланге 6-й А.», — говорится в донесении за 23 июня.

«Прежде всего, меня интересовал вопрос, действительно ли Красная Армия не была готова к немецкому нападению. Действительно кажется, что войска у границы не знали о готовящемся вторжении вермахта, и поэтому их застали врасплох. Однако в то же время очевидно, что первоначальный шок был быстро преодолен, и затем многочисленные солдаты Красной Армии очень храбро защищались от немецких нападавших, — говорит историк. — При этом они редко щадили свои собственные жизни. Это также объясняет порой очень высокие потери. Например, танки не дождались поддержки авиации, артиллерии и пехоты и поэтому стали легкой мишенью для немецкой противотанковой обороны».

«Со вчерашнего дня боевые действия русских стали более организованными. Противник продолжает удерживать свои позиции, ведет упорные бои, действия артиллерии незначительны, — докладывал майор Хельмдах о характере действий противника. – Наблюдаются отдельные случаи отхода противника, но об общем отступлении, однако, говорить нельзя. Усиливается впечатление, что русские намереваются продолжать сопротивление, о чем свидетельствуют полученные ранее донесения о передвижениях с востока на запад (Борисов-Минск)».

Интересные данные о действиях советских войск приводит в докладе разведотдел штаба 9 армии Германии, посланный в 17.40 23 июня.

«Русские воюют зачастую до последнего, и в отдельных случаях, чтобы не попасть в плен, предпочитают застрелиться (предположительно, по приказу политруков). Противник несет большие потери в живой силе, число пленных незначительно,

— говорится в документе. – Очень велико количество трофейного оружия, захваченного в Гродно, боеприпасов, продовольственных складов».

Из донесения, сделанного немецкой разведкой 23 июня утром, можно сделать вывод об оснащении некоторых советских частей. «По нескольким показаниям численность рот 201 пулеметного батальона 50-70 человек, 12 станковых пулеметов, 4 ручных пулемета, конно-упряжных повозок нет, пулеметы перевозятся на ручных тачках. Батальон имеет 2 противотанковых орудия. Противогазов у личного состава нет», — говорится в донесении.

«Пропаганда вермахта создала в нашем сознании образ, что немецкая высокотехнологичная армия атаковала тактикой блицкрига. Однако в действительности 90 процентов войск с обеих сторон не были оснащены автотранспортом и танками, а в самом вермахте было более 750 тыс. лошадей. Поэтому нас не должна удивлять картина «нормальной» пехоты, которая была реальной повседневной жизнью на фронте.

Потому-то немцы и были так удивлены тяжелыми советскими танками, против которых практически не было эффективных средств защиты», — считает Уль.

Неизвестные танки

В донесении от 28 июня говорится о попытках красноармейцев прорываться по всем направлениям: «Ожесточенные попытки прорыва, первое появление тяжелых танков (45 т и 72 т), обнаружение новых, подтвержденных пленными, соединений противника (Сталинская дивизия?) заставляют считать, что в кольце окружения под Волковыском находятся крупные силы русских».

Однако в этом же документе говорится о «моральном разложении в войсках» Красной армии, которое «не должно вводить нас в заблуждение относительно того, что противник по-прежнему будет оказывать ожесточенное сопротивление».

«Здесь немецкая разведка имеет в виду, что боевой дух войск Красной Армии был частично подорван. Застигнутые врасплох немецким нападением, нередко без руководства со стороны собственного командования, часто без помощи от соседних подразделений и контактов с командованием, они были фактически предоставлены сами себе, — поясняет Уль. — Кроме того, немецкие атакующие части были опытными, в то время как многие солдаты Красной Армии впервые столкнулись с ранеными, пострадавшими, убитыми, а также с отступлением с собственных позиций. Это, конечно, не могло не сказаться на моральном состоянии войск».

close

100%

Танк КВ-2

Wikimedia Commons

В донесении от 29 июня (стр 151) разведка приводит данные о встрече с неизвестной советской техникой: «На дороге Гродно-Лида приблизительно в 10-15 км западнее Лиды обнаружены 2 тяжелых танка неизвестной прежде конструкции. Каждый из танков оснащен 150-мм орудием и 2 легкими пулеметами».

Как пояснил «Газете.Ru» главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, это были танки КВ-2.

«Это известная модификация, танк тяжелый, как и КВ-1. Но он был оснащен 152-мм гаубицей, которую поставили в башню увеличенного размера. Масса танка –52 тонны. Танк получился гигантский, он стоит в Центральном музее вооруженных сил, кстати. Он сильно отличался от КВ-1, немцы такой машины не знали. По сути, шасси то же самое, а башня – совершенно другая, гигантская», — отметил Мураховский.

По словам эксперта, упомянутый немцами танк массой 45 тонн – это КВ-1, а танка массой 72 тонны в Красной армии на начало войны не существовало, возможно, в донесении была допущена опечатка или ошибка.

В ближайшее время документы будут доступны общественности в рамках совместного проекта Российского исторического общества, Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации и Германского исторического института в Москве.

Диктант Победы — КАК ОБЛОМАЛИ КЛЫКИ «КОРОЛЕВСКИМ ТИГРАМ» НА САНДОМИРСКОМ ПЛАЦДАРМЕ

Бой, ставший легендой, происходил ранним утром 12 августа 1944 г.

 

КАК ОБЛОМАЛИ КЛЫКИ «КОРОЛЕВСКИМ ТИГРАМ» НА САНДОМИРСКОМ ПЛАЦДАРМЕ

 

Захват войсками 1-го Украинского фронта плацдарма на западном берегу Вислы стал большой удачей Красной Армии. Сандомирский плацдарм был отличной стартовой позицией для удара дальше на запад — в логово зверя. Разумеется, это прекрасно понимали в немецких штабах и за плацдарм развернулась ожесточенная борьба. У немцев Сандомирский плацдарм проходил как «плацдарм Баранув», по имени города, с окрестностей которого он начал разрастаться.

 


Переправа, переправа

 

Началось все в конце июля 1944 г. Первые клочки земли на западном берегу Вислы были захвачены во второй половине дня 29 июля 1944 г. Уже 30 июля 13-я армия располагала плацдармом 12 км по фронту и 8 км в глубину. К 1 августа через Вислу к плацдарму навели переправы, способные выдерживать танки. Первые попытки немецких резервов, тогда еще только пехоты, ликвидировать плацдарм потерпели неудачу.

 

Карта Львовско-Сандомирской стратегической наступательной операции. Источник: upload.wikimedia.org

 

Железо ковали, пока горячо: части 8-го гвардейского мехкорпуса 1-й гвардейской танковой армии переправились за 29 часов, 11-го гвардейского танкового корпуса — за 21 час. На плацдарме появился танковый кулак из 182 танков армии М.Е.Катукова. К 9 августа 1944 г. через Вислу навели мост грузоподъёмностью 60 тонн на жестких опорах. Это обеспечивало в том числе переправу тяжелых танков ИС-2, что вскоре окажется как нельзя кстати. На тот момент главные силы 13-й армии, 5-й гвардейской армии, 1-й и 3-й гвардейских танковых армий были уже на плацдарме.

 


Цель: сокрушить плацдарм!

 

Наступал, что называется, «момент истины», последний шанс для германского командования ликвидировать опасный плацдарм. К 10 августа в районе Хмельника закончили сосредоточение соединения III танкового корпуса: 3-я и 16-я танковые дивизии и 20-я моторизованная дивизия. Усиливался корпус 501-м и 509-м батальонами тяжелых танков «Тигр». Командовал корпусом опытный генерал Герман Брейт. Большие надежды немцы возлагали на приданный на усиление корпуса Брейта 501-й батальон тяжелых танков, только что перевооруженный на новейшие 68-тонные «Королевские тигры». Перевооружение происходило в спешном порядке с 14 июля в Ордруфе после разгрома батальона на обычных «Тиграх» в Белорусии с потерей всех танков в первые дни «Багратиона».

 

Противотанковое орудие ЗиС-2 на позиции. Источник: warspot.ru

 

На что надеялись немцы? В приказе на наступление III танковому корпусу было прямо сказано: «Противник потрепанными 3-й и 1-й танковыми армиями форсировал р.Висла северо-восточнее Баранува…». То есть считалось, что Красная Армия в броске от Львова к Сандомиру уже понесла заметные потери и может стать если не легкой жертвой, то противником вполне «по зубам» корпусу Брейта, тем более с получением новейшей техники. Также германским командованием ожидалось прибытие новых резервов.

В целом по плану предполагалось нанести два мощных удара. Один силами III танкового корпуса в лоб плацдарму от Шидлува вдоль шоссе до переправ у Баранува и второй по восточному берегу Вислы силами LIX корпуса непосредственно на Баранув. Удар по основным переправам и коммуникациям должен был стать для плацдарма смертельным. Также соединение двух ударных группировок привело бы к окружению части сил 5-й гвардейской армии.

 


Разведка сработала четко

 

Задачей советских войск в тот момент являлось расширение плацдарма. Однако в ночь на 10 августа разведгруппа гвардии старшего лейтенанта А.Д.Деревнина из 95-й гвардейской стрелковой дивизии атаковала в немецком тылу легковую машину и захватила пленного из 3-й танковой дивизии. Он сообщил о переброске соединения из состава ГА «Южная Украина» к Сандомирскому плацдарму. Практически сюжет «Звезды» Э.Казакевича, но в реальной жизни.

 

Схема боя 323 и 324-го гвардейских истребительно-противотанковых полков в районе Стопница — Метель 15–16 августа 1944 года. Источник: warspot.ru

 

Информация о прибытии «гостей» имела исключительную важность. Командующий 5-й гвардейской армии А.С. Жадов приказывает закапываться в землю, маскироваться и готовиться к бою. Планы расширения плацдарма на время сворачиваются и ограничиваются.

Для усиления момента внезапности немецкое наступление началось в нетипичное время – поздним вечером 10 августа. Первые потери «Королевские тигры» понесли еще на марше от станции выгрузки из эшелонов до назначенного района. Треть машин из прибывших двух рот застыли на обочинах дорог. Механическая надежность новых танков оставляла желать лучшего. Тем не менее ночной удар оказывается достаточно силен, и пехота одного из полков 95-й стрелковой дивизии оттесняется от Шидлува на восток, правда на очень узком фронте. Также силами 3-й танковой дивизии сбивается с позиций 112-я стрелковая дивизия соседней 13-й армии, отходит и зацепляется за рубеж реки Чарна. К сожалению, подрывники, отправленные взорвать мост через Чарну в Ракуве, не успевают до подхода противника и немцы захватывают плацдарм. С рассветом Люфтваффе активно поддерживают действия своих танков штурмовиками ФВ-190,сделавшими сразу около 300 вылетов. Последним успехом дня 11 августа для немцев становится захват деревни Оглендув.

 


Ответный ход

 

Реакция советского командования последовала немедленно. Во-первых, из второго эшелона корпуса на направление удара противника выдвигается 97-я гвардейская стрелковая дивизия. Из состава 3-й гвардейской ТА к участку наметившегося прорыва перебрасываются 52-я и 53-я гвардейские танковые бригады, а также 71-й гвардейский танковый полк ИС-ов (его переправили за счет наведенного моста большой грузоподъемности). Только что переброшенная через Вислу легендарная 8-я гвардейская ИПТАБР Героя Советского Союза полковника Н.Д. Чеволы занимает оборону на подступах к Сташуву, седлая дорогу на Баранув и прикрывая переправу через реку Чарна в Сташуве.

 

Подбитое немецкое штурмовое орудие StuG 40. Источник: warspot.ru

 

Уже ночью разведгруппа 95-й гвардейской стрелковой дивизии все того же гвардии старшего лейтенанта А.Д.Деревнина вновь атаковала две автомашины по дороге на Хмельник, взяла в плен фельдфебеля и ефрейтора штабной роты танкового полка 16-й танковой дивизии. При них был захвачен приказ на наступление дивизии. Тем самым цели и задачи немецкого контрудара оказались полностью вскрыты. А.Д.Деревнин за успешные действия своего взвода получил Орден Красного Знамени.

В ретроспективе немецкий контрудар, невзирая на наличие «Королевских тигров», перспектив уже не имел. На его пути уже был выстроен плотный заслон. Если бы немецкие танки дошли до Сташува, они были бы встречены огнем ИС-2 и 57-мм орудий опытных противотанкистов. Однако до этого дело даже не дошло.

 


Ловушка для «Королевских тигров»

 

Бой, ставший легендой, происходил ранним утром 12 августа 1944 г. Для противодействия прорыву немецких танков на Сташув на восточных скатах безымянной высоты восточнее Оглендува была выставлена засада из двух «тридцатьчетверок» 53-й гвардейской танковой бригады. Причем лишь один из двух танков, лейтенанта А.П. Оськина, относился к модификации Т-34-85 с 85-мм пушкой. Вторая машина была с 76-мм пушкой. Общее руководство танковой засадой осуществлял заместитель командира батальона гвардии капитан П.Т. Ивушкин. Немногочисленность засады объясняется тем, что в 53-й гвардейской танковой бригаде оставалось только 9 танков на ходу.

Под прикрытием тумана на Сташув в 7.00 12 августа двинулись 11 танков и 2 БТР. Подпустив немецкие танки на 300 метров, Оськин открыл огонь и поджег три из них. Остальные повернули обратно. Именно у Оськина были все шансы уничтожить «Королевские тигры» из 85-мм пушки его танка. Как показали позднейшие испытания, она уверенно поражала «Королевские тигры» в борт. Потерь 53-я гвардейская танковая бригада не понесла.

Также в бою участвовала артиллерия 97-й гвардейской стрелковой дивизии, отчитавшаяся о поражении трех танков противника. Здесь следует сделать одно существенное замечание. Анализируя прошедшие бои, советские офицеры отмечали, что немцы задействовали «Королевские тигры» не массированно, а небольшими группами. То есть в прицел на поле боя попадали как Pz.IV и «Пантеры» 16-й танковой дивизии, так и обычные «Тигры» 509-го батальона. Они вполне могли стать жертвой подкалиберных снарядов 76-мм орудий. Один из танков, по отчету 233-го артполка, был вообще уничтожен удачно заброшенной гранатой в невовремя открытый немцем люк.

 

Подбитый немецкий танк Pz Kpfw IV. Источник: warspot.ru

 

Попытка немцев прорваться на Сташув потерпела неудачу, причем еще на начальном этапе. Однако главный сюрприз их ожидал в ночь на 13 августа, когда 53-я гвардейская танковая бригада контратаковала. В 3.00 ночи был отбит Оглендув, а в 10.00 танкисты и мотострелки овладели небольшой деревенькой Зараз. В результате неожиданной ночной атаки были захвачены сразу пять танков «Тигр-Б» («Королевских тигров»), в том числе совершенно исправных. Две поспешно оставленные машины были командирскими, с дополнительной радиостанцией. Надпись «Слава Коробову» на отправленном в Москву «Королевском тигре» сделана в честь командира 2-го танкового батальона 53-й гвардейской танковой бригады майора А.Г.Коробова, одного из организаторов ночной атаки. Успеху контратаки 13 августа способствовал также удар от Сташува на запад силами пехоты 97-й гвардейской стрелковой дивизии и 71-го полка тяжелых танков ИС-2.

Не смирившись с ночным фиаско, немцы попытались с рассветом восстановить положение. Однако на этот раз их противниками стали тяжелые ИС-2. В этом бою танкисты ИСов претендовали на первый пораженный ими «Королевский тигр». Гвардии старший лейтенант Удалов подпустил атакующие «Тигры» на дистанцию 700-800 метров, один поджег и один подбил. За день пехотой при поддержке танков было отражено семь танковых атак противника.

На 17 августа 1944 г. в 501-м батальоне из 39 машин боеготовыми числилось всего 11 «Королевских тигров», а 6 «кошек» проходили как безвозвратные потери. Надежда словно тараном проложить новейшими тяжелыми танками дорогу к берегу Вислы рухнула.

 


Вторая и третья попытка

 

Иногда создается впечатление, что на бое у Шидлува и Оглендува немецкий контрудар завершился. Однако это совсем не так. Помимо прочего, в состав немецкой 4-й танковой армии прибывали части 1-й и 24-й танковых дивизий. Потерпев неудачу в прямолинейном ударе вдоль шоссе на Баранов, немцы решили перенести удар южнее, на узел дорог Стопницу. Здесь оборонялась легендарная 13-я гвардейская стрелковая дивизия, прославившаяся в Сталинграде, усиленная 8-й гвардейской ИПТАБР полковника Н.Д. Чеволы и другими противотанковыми частями. Хотя немцам удалось несколько потеснить 13-ю гвардейскую и 118-ю стрелковые дивизии, решительного успеха им достичь не удалось. Документальных подтверждений использования в этих боях «Королевских тигров» нет. Однако немецкая 1-я танковая дивизия потеряла безвозвратно 28 «Пантер» и 18 Pz.IV.

 

Немецкий тяжелый танк T-VIB «Тигр-II» №502, захваченный во время боев на Сандомирском плацдарме. Источник: waralbum.ru

 

Вновь в бой «тигриные» батальоны пошли в конце августа. Командование немецкой 4-й танковой армии вынашивало план резко сменить направление удара. На этот раз решено было ударить с севера от Опатува, срезая плацдарм. Вновь прибывшему управлению XXXXVIII танкового корпуса подчинялись части 1-й, 3-й, 23-й и 17-й танковых дивизий, 501-й и 509-й батальоны «Тигров». Немцы уже понесли изрядные потери, и из собранных в XXXXVIII корпусе 88 танков и САУ тяжелые машины составляли заметную часть: 10 «Королевских тигров», 10 обычных «Тигров» и 11 «Пантер». Наступление начинается 26 августа. За один день боя попавшая под удар немецких танков 121-я гвардейская стрелковая дивизия потеряла сразу 20 45-мм и 76-мм пушек, более 200 человек убитыми и ранеными.

Новый выпад вызвал немедленную реакцию советского командования — переброску резервов в атакованную 13-ю армию. Это были и противотанкисты 8-й гвардейской ИПТАБР Н.Д.Чеволы и 71-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк на ИСах, а также проверенные 52-я и 53-я гвардейские танковые бригады. 322-й и 323-й гвардейские истребительно-противотанковые артиллерийские полки бригады Н.Д.Чеволы в течение двух суток, 27 и 28 августа, вели бои в полуокружении, но не отступили. В тяжелых боях атаки удается отразить, очередная операция немцев с амбициозными целями проваливается.

 


Некоторые выводы

 

По итогам стрельб по брошенным и подбитым «Королевским тиграм» артиллеристы 1-го Украинского фронта сделали вывод: «Лобовая броня корпуса и башни существующими на вооружении противотанковой артиллерии пушками и снарядами не пробивается». В ЖБД 8-й гвардейской ИПТАБР без обиняков признавалось, что лобовая броня «Королевских тигров» «неуязвима для огня 76-мм орудий». Даже 122-мм Д-25 танка ИС-2 не гарантировала поражения «Королевского тигра» в лоб. То есть при всех недостатках он являлся достаточно сложной целью.

К 7 сентября в 501-м батальоне числилось 25 «Королевских тигров», из которых всего 2 (два!) еще оставались на ходу. 20 танков уже проходили как безвозвратные потери. То есть основную массу батальона советские танкисты и артиллеристы благополучно перебили, в том числе с захватом исправных образцов. Удалось это сделать за счет тактического мастерства и использования своих тяжелых танков ИС и новых Т-34-85. 71-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк отчитался о 4 сожженных и 2 подбитых «Королевских тиграх», а также о 4 сожженных и 1 подбитом обычном «Тигре», что вполне реалистичная заявка.

Успех отражения немецкого контрудара по Сандомирскому плацдарму, а фактически серии контрударов, стал следствием хорошей «командной игры», тесного взаимодействия нескольких соединений и частей. Плюс, безусловно, хорошей подготовки этих, в основном гвардейских, полков и батальонов. Знаменитый бой младшего лейтенанта А.П. Оськина был частью масштабного многодневного противостояния нескольких немецких танковых дивизий, усиленных «Тиграми», и советских танковых и стрелковых частей, в котором успех стабильно сопутствовал Красной Армии.

 

Автор: Алексей Исаев 
Источник: портал «История. РФ»

Экраны, траки, циммерит | Warspot.ru

Одной из характерных особенностей немецкого танкостроения времён Второй мировой войны являлась выраженная тенденция к усилению броневой защиты, а также вооружения. Такого значительного усиления брони без радикальной переделки шасси, как это было у немцев, не встречалось ни у одной танкостроительной державы в мире. Например, в случае с Pz.Kpfw.III броневая защита лобовой части корпуса по сравнению с исходным танком выросла более чем втрое. Рекордсменом же стал Pz.Kpfw.IV — по сравнению с B.W. броневая защита лба его корпуса выросла в 5,5 раз. И это ещё не всё: немцы известны любовью к улучшению защищённости уже выпущенных танков. О средствах дополнительного усиления и пойдёт речь в этой статье.

Усиления первой волны

Столь существенный рост броневой защиты немецких танков нередко вызывает у широкой общественности некоторые мысли, часть из которых являются заблуждениями. Дело в том, что рост броневой защиты говорит не только о ресурсах шасси по усилению (об этом чуть позже), но и о несоответствии броневой защиты танков тогдашним средствам борьбы с ними.

Проектирование Zugführerwagen (будущего Pz.Kpfw.III) и Begleitwagen (будущего Pz.Kpfw.IV) началось в 1934 году. В то время танки обладали, как правило, противопульной защитой — в немецком случае она подразумевала броню толщиной 14,5 мм. Такую же броню имели лёгкие немецкие танки — La.S. (Pz.Kpfw.I) и La.S.100 (Pz.Kpfw.II). В то время подход к данной теме мало отличался и в других странах.

На сентябрь 1939 года Pz.Kpfw.II, один из основных танков немецкой армии, имел броню, защищавшую максимум от пуль винтовочного калибра. Даже для польских противотанковых ружей такая защита не была проблемной

Ситуация изменилась в конце 1936 года, когда первые немецкие танки столкнулись в Испании с Т-26. Чисто пулемётный танк Pz.Kpfw.I оказался плохой идеей ввиду того, что мог бронебойными пулями поразить Т-26 только почти в упор. При этом советский лёгкий танк, вооружённый 45-мм пушкой, поражал немецкую машину на дистанции видимости. Впрочем, практически во всех странах поняли первые уроки испанской войны не совсем верно. Дело в том, что главными противниками танков стали не противотанковые пушки калибра 37-45 мм, а крупнокалиберные пулемёты и лёгкие автоматические пушки. Подобные системы пробивали броню толщиной 20-25 мм, поэтому и многие танкостроительные державы подняли планку броневой защиты как раз для противодействия лёгким автоматическим пушкам. Именно по этой причине броневая защита советских А-20 и А-32 составляла 25 мм, защита американских лёгких танков выросла сначала до 22 мм, а затем и до 25 мм, в случае с английскими крейсерскими танками броневую защиту увеличили до 28 мм. Немцы же подняли планку до 30 мм.

Острый недостаток броневой защиты выявился и на средних танках. Наличие у польской армии 37-мм противотанковых пушек стало крайне неприятным фактом для немцев

Впрочем, это произошло не со всеми немецкими танками. Pz.Kpfw.II продолжали выпускаться с бронёй старой толщины, а Pz.Kpfw.I экранировать никто не стал. Причина лежала на поверхности. Далеко не каждый понимает, что такое танк. Это не просто повозка на гусеницах, которую обшивают бронёй потолще и ставят пушку побольше. Танк является боевой машиной, создаваемой на пределах возможностей. Он должен соответствовать предъявляемым тактико-техническим требованиям, в которые входят масса, удельная мощность, скорость передвижения, броневая защита, дальность действия, вооружение, боекомплект, экипаж и так далее. Всё это конструкторам надо вписать в боевую машину, поэтому часто приходится идти на компромиссные решения. В итоге получается танк, который, конечно, имеет определённый запас по модернизации, но иллюзий по этому поводу строить не стоит. Запас по модернизации совсем не безграничен, особенно когда есть проблемы по определённым параметрам. Проблемы усугубляются, когда по некоторым параметрам вписаться в требования не получается. Например, исходные требования на Pz.Kpfw.I подразумевали танк боевой массой 3 т, а на деле получилось 5,4 т. В связи с этим шасси пришлось переделывать, а также менять силовую установку, в результате чего получился Pz. Kpfw.I Ausf.B боевой массой 5,8 т — запаса на усиление броневой защиты попросту не осталось. В случае с Pz.Kpfw.II первоначальное задание подразумевало боевую массу 6 т, но получилось сначала 7,6 т, а в случае машин основной серии — 8,9 т. Понимая, к чему всё идет, фирма MAN переработала ходовую часть и поставила более мощный двигатель, тем не менее поначалу об усилении броневой защиты речь не шла.

Первые экранированные немецкие танки появились во Франции в мае 1940 года — ими стали Pz.Kpfw.II

В случае со средними танками ситуация была отчасти более простой. Изначально с Pz.Kpfw.III дело обстояло настолько плохо, что танк во многом пришлось делать заново. Поэтому в Z.W.38 броневая защита в 30 мм закладывалась изначально. В случае же с Pz.Kpfw.IV увеличение боевой массы поначалу составило всего полтонны, к тому же на Pz.Kpfw.IV Ausf.B поставили более мощный мотор Maybach HL 120 TRM, благодаря чему удельная мощность даже выросла. К тому же Pz.Kpfw.IV оказался единственным немецким танком, вписавшимся в изначальные требования по массе. Впрочем, гладко было на бумаге. Ошибочность идеи танков с защитой от лёгких автоматических пушек Красная армия осознала летом 1939 года во время боёв у реки Халхин-Гол, а для немцев звоночек прозвучал 1 сентября 1939 года. Уже в первый день немцы познакомились с польскими противотанковыми пушками, для которых броня толщиной 30 мм не являлась проблемой. Недостаточной оказалась и броневая защита бортов Pz.Kpfw.IV — одной из жертв сержанта Орлика, первого танкового аса Второй мировой войны, стал как раз такой танк, пробитый из 20-мм автоматической пушки. Именно после кампании сентября 1939 года немцы задумались об экранировке имеющихся танков.

Средние немецкие танки экранов к французской кампании не дождались. Вместе с тем во Франции были отмечены первые случаи применения запасных траков как дополнительной брони

Экранировка для Pz.Kpfw.II была подготовлена осенью 1939 года. Дополнительные плиты толщиной 15-20 мм прикрывали лоб подбашенной коробки, а также лобовую часть башни и крепились при помощи болтов. Кроме того, лоб корпуса получил дополнительную, разнесённую броню толщиной 20 мм, которая также крепилась на болтах. Комплекты начали поступать в войска в феврале 1940 года — поставки шли небыстро, поэтому к французской кампании дополнительную броневую защиту получили далеко не все танки. Впрочем, это была защита скорее от малокалиберных автоматических пушек и устаревших противотанковых пушек. Для английских 2-фунтовых (40-мм) орудий, не говоря уже о французских 47-мм танковых и противотанковых орудиях, такая броня не спасала. Возможности для усиления брони уже не оставалось: экраны и так увеличили боевую массу танков до 9,5 т. Кроме того, нужно понимать, что экранировка и монолитный лист — не одно и то же.

Из средних танков довоенного выпуска экранировку получили только Pz.Kpfw.IV. Небольшой лимит по нагрузке шасси привёл к тому, что усилили только лобовой лист корпуса

Иначе развивалась ситуация со средними танками. Pz.Kpfw.III Ausf.A-D даже не собирались экранировать, поскольку эти машины выглядели безнадёжно, да и объём их выпуска оказался мизерным. Что же касается Pz.Kpfw.IV и Pz.Kpfw.III версий Ausf.E-F, то они поначалу не рассматривались с точки зрения экранировки. Лишь весной 1940 года начались работы по усилению броневой защиты Pz.Kpfw.IV Ausf.D-E. Первый комплект экранов был готов на Krupp к 15 мая 1940 года. Лобовой экран толщиной 20 мм крепился вплотную к лобовому листу корпуса, ещё один экран той же толщины прикрывал центральную секцию борта корпуса в районе боевого отделения. Далее экраны толщиной 30 мм, крепившиеся на болтах, появились на лобовой части подбашенной коробки, а по её бортам крепились экраны толщиной 20 мм. Башня так и осталась без экранов, при этом боевая масса выросла до 20 т. Поставки экранов начались только 25 июня, то есть уже после окончания боёв во Франции.

Схема экранировки Pz.Kpfw.III Ausf.G-H

Теоретически данное усиление должно было сделать непробиваемым лоб корпуса для снарядов калибра 25-40 мм. Установленная на танки экранировка скорее соответствовала опыту кампании сентября 1939 года. Другой вопрос, что у французов уже имелось некоторое количество противотанковых пушек SA Mle.1937, для которых такая броневая защита не являлась проблемной. Также на средних и «боевых» танках имелись 47-мм пушки чуть слабее противотанковых, но и для них экраны не являлись чем-то особо проблемным. К тому же и сами немцы понимали, что экран — это не монолитная броня, да и броневая защита башни не выросла. Поэтому уже с июля 1940 года Pz.Kpfw.IV Ausf.E получали усиленную броневую защиту. Вместо 20-мм экрана лоб корпуса имел уже монолитный 50-мм лист, до той же толщины усилили броневую защиту лба башни. В итоге боевая масса достигла 22 т — это уже приблизилось к пределу нагрузки шасси танка без переделки.

Благодаря экранировке теоретически танк имел защиту от орудий калибра 37-45 мм

Пока в Департаменте вооружений думали о том, как усилить броневую защиту танков, в войсках начали действовать. Французская кампания стала первым случаем, когда немцы начали массово навешивать на танки ленты запасных траков. Изобретение такого импровизированного способа защиты было случайным. Уже после французской кампании навешивание траков на лобовую часть корпуса и подбашенной коробки приняло стихийный характер. Вероятнее всего, в ходе боёв кто-то случайно получил положительный результат, после чего идея распространилась в войсках.

Экранировка Pz.Kpfw.III Ausf.E-F отличалась, поскольку смотровой прибор механика-водителя имел иную конструкцию. В связи с этим экран подбашенной коробки стоял не вплотную к лобовому листу

Такое улучшение имело определённый смысл. В начале 1944 года на НИБТ Полигоне были проведены испытания Т-34, лобовая часть которого прикрывалась запасными траками. Испытания показали, что на средних дистанциях (500-600 м) траки почти никак не влияют на усиления брони, зато на дистанции 1000 м и далее снижение дистанции поражения составило 200 м. При этом надо учитывать, что обстрел вёлся 75-мм противотанковой пушкой Pak 40, а в 1940 году калибры были куда меньшими. Естественно, экранировка траками помогала лишь отчасти, зато её можно было установить прямо на передовой.

Обратной стороной экранировки стал рост боевой массы. Экранировка и замена орудия на более мощное увеличили боевую массу машины на 2 т

В случае с Pz.Kpfw.III массовый процесс экранировки начался в декабре 1940 года. Тогда же Pz.Kpfw.IV ранних версий получили частичную экранировку лба корпуса. В случае с Pz.Kpfw.III дополнительные 30-мм листы ставились на лобовой лист корпуса, подбашенной коробки и верхний кормовой лист. Способ крепления дополнительной брони подбашенной коробки был разным: если у Pz.Kpfw.III Ausf.E-F ставилась разнесённая броня, то у Pz.Kpfw.III Ausf.G-H броневой лист плотно прилегал ко лбу подбашенной коробки. Платой за усиление броневой защиты стал рост боевой массы: только передние экраны добавили лишних 555 кг, не считая креплений. Экранировка происходила на фоне перевооружения танков на 50-мм пушки KwK 38 L/42. В результате с 19,5 т боевая масса выросла до 21,5 т, потребовалась переделка ходовой части. На танки установили усиленные торсионы и амортизаторы, а также траки шириной 400 мм.

Как показали испытания обстрелом, крепления экранов даже при попадании в них снарядов калибром 40-45 мм выдерживают 5-7 выстрелов. Далее болтовые соединения разрушались

Теоретически броневая защита лба корпуса, суммарно составлявшая 60 мм, должна была защищать от орудий калибра 40-45 мм. На самом деле это не совсем так. Как уже неоднократно говорилось, монолитная броня всегда лучше экранированной, что лишний раз подтвердилось на испытаниях обстрелом, проведённых на НИБТ Полигоне в октябре 1942 года. На четвёртом попадании в экран сорвало гайки, крепившие экран, после чего он упал на землю. При этом по нему было произведено два попадания из 2-фунтовой пушки, плюс два попадания из 45-мм противотанковой пушки. Одним словом, долго экран не жил.

Pz.Kpfw.IV Ausf.E с полным комплектом экранов

Разумеется, определённые плюсы от экранировки имелись, особенно в Северной Африке, где у англичан по состоянию на лето 1941 года имелись противотанковые орудия калибра 40 мм. Другой вопрос, что с точки зрения броневой защиты это был, скорее, уровень 1940 года.

Собранные из кусочков экраны подбашенной коробки оказались не лучшей идеей — для их разрушения часто хватало всего пары попаданий

Интересным моментом является то, что и в случае с Pz.Kpfw.III, и в случае с Pz.Kpfw.IV усиление происходило с точки зрения повышения броневой защиты корпуса, но не башни. Между тем, лобовая часть башни является одной из приоритетных целей для танковой и буксируемой артиллерии. Вполне логично, что башню надо усиливать, в том числе методом экранировки. Именно так поступили англичане на Cruiser Tank Mk.IV, советские конструкторы при разработке экранов для Т-34 и КВ-1, но не немцы. Если на Pz.Kpfw.IV всё же усилили лоб башни, то на поздних Pz.Kpfw.III Ausf.G и Ausf.H он так и остался толщиной 30 мм. До 50 мм лоб увеличили только начиная с Pz.Kpfw.III Ausf.J. При этом экранировки башни не было. Единственным известным примером является Vorpanzer (разнесённая броня), которую ставили на Pz.Kpfw.IV Ausf.D, E и F. Эти экраны, отличавшиеся массивной конструкцией, оказались немногочисленными. При этом на официальном уровне экранировка башни находилась под запретом.

Vorpanzer был одним из очень немногих случаев использования дополнительной брони для усиления лба башни. Ввиду перегруза лобовой части на такое решение смотрели косо

Искать причины столь странного положения дел следует в общей ситуации с нагрузкой шасси Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV. Как уже говорилось, комплект дополнительной брони для Pz.Kpfw.III составлял более чем полтонны, и приходились они на передние опорные катки. Экранировка лба башни потянула бы ещё на 200-250 кг, и они тоже пришлись бы на передние опорные катки. С учётом того, что их и так пришлось усиливать, дальнейший рост нагрузки, причём неравномерный, ничего хорошего не нёс.

На пределах возможностей шасси

Боевые действия против Советского Союза, начавшиеся 22 июня 1941 года, стали крайне неприятным сюрпризом для немецких танкистов. Если в июне 1941 года потери были не столь значительными, то уже в июле они существенно выросли. Основу танкового парка вермахта на тот момент составляли машины выпуска 1939-1940 годов, бо́льшая часть которых прошла модернизацию, включая и экранировку. Впрочем, экранировку имели далеко не все танки, и проблему отчасти решали навешиванием запасных траков. Вместе с тем, уже летом 1941 года стало ясно, что принятых мер по усилению броневой защиты явно недостаточно.

На советско-германском фронте танки довольно быстро получили настоящие гирлянды из запасных траков

Как показала практика, против немецких танков Красная армия применяла весь спектр артиллерии. Разумеется, типовым средством борьбы с танками стала противотанковая артиллерия, но батальонные и дивизионные, а зачастую и корпусные артиллерийские системы также не простаивали. К слову, то же самое наблюдалось и с немецкой стороны. В этих условиях выяснилось, что ни усиление броневой защиты лба до 50 мм, ни экраны проблемы не решают. В тот момент главными противниками немецких танков (как и советских) были не вражеские танки, а артиллерия. Вместе с тем, уже к осени 1941 года немецкие генералы стали вполне «замечать» и КВ-1, и Т-34, которые постепенно становились основными типами советских танков. Установленные в них 76-мм пушки почти «не замечали» брони немецких танков.

Как показала практика, 50-мм брони, которую получили Pz.Kpfw.III Ausf.J и Pz.Kpfw.IV Ausf.F, было недостаточно для защиты от орудий калибра 76 мм

Естественно, такое положение дел не устраивало немецких танкистов. По этой причине уже летом 1941 года танки стали массово «обрастать» запасными траками. Наиболее типовым решением стало крепление ленты перед передним лобовым листом корпуса. Наиболее «продвинутые» экипажи завешивали и лоб подбашенной коробки — насколько при этом увеличивалась боевая масса, никто не задумывался.

Экран разнесённой брони, которая ставилась на Pz.Kpfw.III

О дальнейшем усилении броневой защиты немцы задумались ещё летом 1941 года, причём это не было связано с началом операции «Барбаросса». Угрозу ждали в Северной Африке, где предполагалось появление у англичан более мощных противотанковых орудий. Впервые о новой волне экранировки заговорили 7 июля 1941 года. На сей раз инициатором являлся Гитлер, предложивший использовать разнесённую броню для усиления броневой защиты Pz.Kpfw.III Ausf.J. Её смысл заключался в том, что экран крепился на расстоянии 100 мм от основного броневого листа. Такое решение позволяло делать экран меньшей толщины — 20 мм. В результате экран весил 110 кг против 155 кг экрана толщиной 30 мм. Как и ранее, крепился он на болтах.

Запаса шасси хватило, чтобы установить разнесённую броню в лобовой части подбашенной коробки и башни. Лоб корпуса так и остался толщиной 20 мм

Работы по новым экранам затянулись, при этом появился и опыт применения танков на советско-германском фронте. Как показала практика, самым массовым противником стали танковые и дивизионные орудия калибра 76 мм, имевшие баллистику дивизионной пушки УСВ. Бронебойный снаряд УСВ пробивал лист толщиной 70-72 мм. Таким образом, разнесённая броня вполне решала проблему защиты. Другой вопрос, что в серию разнесённая броня пошла только в конце весны 1942 года. Прикрывала она лобовую часть подбашенной коробки, а также лобовую часть башни. Суммарно экранировка весила 250-300 кг — это явно меньше, чем экраны для более ранних танков, но с одним нюансом. Лобовой лист корпуса экранов не получил и остался толщиной 50 мм. Это оказалось связано со всё тем же ростом боевой массы. Pz.Kpfw.III Ausf.J имел боевую массу 21,6 т, вместе с экранами она приближалась к 22 т. Ещё более чем полтонны прибавилось за счёт появления 50-мм пушки KwK 39 L/60. Это вплотную приблизилось к пределам возможности нагрузки шасси, не говоря о том, что дополнительные 900 кг пришлись на лобовую часть танка.

Как можно заметить, в данном случае экранировка не особо помогла

Очень похожие процессы происходили и с Pz.Kpfw.IV, правда, сценарий оказался несколько иным. Во-первых, толщина дополнительной брони составляла не 20, а 30 мм. Во-вторых, ни о каком разнесённом бронировании речи не шло. Экраны либо приваривались, либо крепились на болтах вплотную к основной броне. В-третьих, схема защиты оказалась иной. Дополнительные броневые листы прикрывали лоб подбашенной коробки, а также передний лобовой лист корпуса. На лоб башни уже не хватило лимита по массе. Дело в том, что первые комплекты дополнительной брони начали ставить в мае 1942 года, когда в серию пошли Pz.Kpfw.IV с длинноствольными орудиями. В результате боевая масса выросла с 22,3 до 23,6 т. Уже позже, на версии Pz.Kpfw.IV Ausf.H, от экранов перешли к монолитным плитам толщиной 80 мм, на этом возможности шасси Pz.Kpfw.IV исчерпались.

В случае с Pz.Kpfw.IV усилению подверглись лобовой лист корпуса и подбашенной коробки. А вот на усиление лба башни ресурсов ходовой части уже не хватило

Имелась и третья машина, которая в 1942 году получила экранировку. Речь идёт о самоходных артиллерийских установках StuG III. Аналогично Pz.Kpfw.IV, эта машина имела возможность для установки более мощных орудий калибра 75 мм, а заодно и более мощной броневой защиты. К сентябрю 1942 года передний лобовой лист StuG 40 Ausf.F (так стала называться данная машина после перевооружения на более мощное орудие 7,5 cm StuK 40), а также лобовой лист рубки, получили приварные экраны толщиной 30 мм. В результате толщина лобовой брони выросла до 80 мм.

Схема экранировки StuG 40 Ausf.F

Имела экраны и наиболее массовая версия самоходки — StuG 40 Ausf.G. Интересно, что вместо приварки экранов их стали крепить на болтах. Позже, ближе к осени 1943 года, лобовой лист корпуса сделали монолитным, то есть толщиной 80 мм, но экран рубки в районе места механика-водителя сохранился до конца производства. Также на передние наклонные листы рубки нередко наносили бетонное покрытие, которое играло роль дополнительной защиты.

Ранние варианты StuG 40 Ausf.G имели экраны, которые крепились на болтах

Интересно мнение советской стороны об экранировании немецких танков и САУ «второй волны». В отчёте, датированном 1943 годом, указывается, что разнесённая броня лба Pz.Kpfw.III обеспечивает защиту от бронебойных и кумулятивных снарядов калибра 76 мм. Примерно те же выводы были сделаны и относительно экранов StuG 40, однако эта защита не являлась такой уж надёжной, как может показаться. При попадании снарядов калибра 75-76 мм и выше быстро происходило разрушение экранов, а также разрушение их крепления к броне. Двух-трёх попаданий было вполне достаточно, чтобы такой экран оказался полностью разрушен.

Имела экраны и гаубичная версия самоходной установки – StuH 42

В реалиях второй половины 1942 года и далее, когда основным советским танком стал Т-34, а в Северной Африке стали использоваться американские танки с 75-мм орудиями, экраны являлись, скорее, дополнительным шансом ответить на вражеский огонь. При этом танки постепенно за счёт роста боевой массы теряли подвижность, заодно росла нагрузка на шасси. Эти два фактора стали одной из причин, почему в конце февраля 1942 года отказались от экранировки Т-34. Немцы же пошли своим путём, который привёл как к положительным, так и резко отрицательным результатам.

Как показали испытания сентября 1943 года, экраны не всегда спасали даже от 45-мм пушки. Броня 30+50 мм оказалась пробита подкалиберным снарядом

Эффективность экранов на практике наглядно показали результаты испытаний, проведённых в сентябре 1943 года на НИБТ Полигоне. Туда поступила самоходная установка StuG 40 Ausf. G, имевшая экранировку лобовой части корпуса и рубки. Первым делом был проведён обстрел лобовой части корпуса 45-мм танковой пушкой. Разумеется, бронебойный снаряд броню толщиной 30+50 мм не пробил, зато это сделал подкалиберный снаряд. Конечно, дистанция оказалась минимальной (150 м), тем не менее, испытания показали ошибочность выводов отчёта по анализу экранов, по которому получалось, что подкалиберный снаряд экран пробить не может.

Разрушение части экрана двумя снарядами калибра 57 мм

Не менее интересным оказался результат обстрела экрана лобовой детали корпуса 57-мм английской танковой пушкой. На дистанции 300 м экран пробило, но основная броня лишь получила вмятину глубиной 7-8 мм. Второе попадание привело к тому, что кусок экрана отломился, а также сорвало шесть болтов, которые его крепили. Более крупными снарядами обстрел не вели, но всё указывает на то, что экран выдержал бы 3-5 попаданий снарядов калибра 75-76 мм.

Прикрытие бортов

Как можно заметить, усиление броневой защиты немецких танков шло, в основном, по пути утолщения лобовой части корпуса и башни. Этот процесс можно было наблюдать и в других странах. Дифференцированное бронирование становилось общемировой практикой, и по окончании Второй мировой войны эта тенденция только усилилась. Вместе с тем, немцы, а в ряде случаев и другие танкостроительные державы, отчасти упустили момент, когда противотанковое вооружение пехоты существенно усилилось — прежде всего, это касается противотанковых ружей.

Pz.Kpfw.III Ausf.N, оснащённый экранами

К началу Второй мировой войны немцы считали, что для надёжной защиты бортов вполне достаточно брони толщиной 30 мм. Этого действительно хватало для того, чтобы «держать» и бронебойные пули винтовочного калибра, и снаряды лёгких автоматических пушек. Вместе с тем, уровень насыщения пехоты противотанковыми орудиями оказался значительно выше ожидаемого, поэтому поражение танков фланговым огнём стало частым явлением. Скоротечность французской и польской кампаний не позволила провести глубокий анализ ситуации, да и первые месяцы Великой Отечественной войны не давали полноценной картины происходящего.

С мая 1943 года экраны стали ставить и на более ранние версии танка — например, в данном случае Pz.Kpfw.III Ausf.G. На этом снимке хорошо видна обратная сторона использования экранов — по бокам обзор был только у командира танка

Ситуация стала меняться к началу 1942 года, когда Красная армия начала массово получать противотанковые ружья ПТРД и ПТРС. Для этих ружей 30-мм броня не являлась проблемной. ПТРД и ПТРС не могли пробить немецкие средние танки в лоб, но не стоит строить иллюзий и картин идеального боя, когда по танкам стреляют исключительно в лобовую часть. Противотанковые ружья имели куда большую мобильность, чем противотанковая артиллерия, так что ситуация, когда по танкам вёлся массированный фланговый огонь, являлась вполне типовой. И это касалось не только немецких танков. Отчёт о поражаемости танков Т-34 в боях весны-лета 1942 года, подготовленный НИИ-48, гласил — на попадания в борта приходилось чуть больше 50% всех поражений. Даже с учетом неважной обзорности советских средних и тяжёлых танков это очень большая цифра. К слову, как раз в это время обзорность немецких танков начала снижаться, не в последнюю очередь за счёт применения противотанковых ружей. Смотровые лючки в бортах корпуса и башни оказались уязвимы к огню противотанковых ружей, поэтому их с бортов башен убрали. Конечно, это немного улучшило стойкость, зато повысило шанс оказаться под фланговым огнём. Дистанция 300-500 м, на которой советские ружья могли поражать бортовую броню средних танков, являлась для них «рабочей».

Экраны на Pz.Kpfw.IV Ausf.H. Постепенно их получали и более ранние машины

Пик производства советских противотанковых ружей пришёлся на 1942 год, и столь массовое насыщение ими Красной армии не могло остаться без ответа. Даже если они не пробивали броню, то наносили серьёзные повреждения ходовой части танков, часто выводя её из строя. К началу 1943 года встала острая необходимость в создании защиты от ПТР. Для Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV были разработаны экраны, довольно похожие по конструкции. Для защиты бортов корпуса создали довольно сложную конструкцию, которая крепилась к бортам и оконечностям крыльев. На них отдельными секциями навешивались экраны толщиной 5 мм. Также к башне крепился экран толщиной 10 мм, имевший дверки для доступа к бортовым люкам. Кроме того, бортовые экраны разработали для StuG 40 Ausf.G.

StuG 40 Ausf.G с экранами. Также экраны появились на ряде других САУ с использованием шасси Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV

20 февраля 1943 года были проведены испытания, которые показали, что ПТРД на дистанции 100 м пробивает экран, но на броне остаётся только вмятина. По итогам испытаний последовал приказ о внедрении экранов на выпускаемых танках и StuG 40. Ставить их начали с апреля 1943 года, а заодно наладили выпуск этих экранов для ранее выпущенных Pz.Kpfw.III, Pz.Kpfw.IV и StuG. В войска комплекты пошли с мая 1943 года, а массово их впервые применили на Курской дуге.

Испытания обстрелом в сентябре 1943 года показали, что экраны эффективны против пуль противотанковых ружей, осколочно-фугасных снарядов и кумулятивных противотанковых средств

Естественно, новинка не прошла мимо глаз ГБТУ КА. К сентябрю 1943 года на НИБТ Полигоне оказались StuG 40 Ausf.G и Pz.Kpfw.III Ausf.N, имевшие бортовые экраны. Был проведён обстрел, причём даже не ПТРД, а 20-мм противотанковым ружьём РЕС. Выяснилось, что дистанция пробития снизилась до 100 м. Также был проведён обстрел 14,5-мм противотанковым ружьём Блюма — при наличии экранов пробить борт оно не смогло.

Для бронебойных снарядов экраны не стали серьёзным препятствием

Совсем иная картина наблюдалась при стрельбе более крупными калибрами. Для бронебойного снаряда 45-мм танковой пушки экраны вообще не были проблемой — борт StuG 40, защищённый 5-мм экраном, оказался пробит на дистанции 900 м. Для 45-мм подкалиберного снаряда дистанция поражения снизилась до 600 м. Для бронебойного снаряда 6-фунтовой танковой пушки и 900 м не были предельной дистанцией пробития — экраны он даже не заметил. Ровно то же самое наблюдалось и с бронебойными снарядами 75-мм американской танковой пушки M3, и с бронебойными снарядами 76-мм советской танковой пушки Ф-34.

Максимум, что могли сделать экраны, это несколько снизить дистанцию поражения, особенно в случае с подкалиберными снарядами

Более интересным оказался побочный эффект экранов, о котором его создатели поначалу и не догадывались. На испытаниях в Советском Союзе выяснилось, что экраны являются отличным средством против осколочно-фугасных и кумулятивных снарядов. Они поражали экран, делая в нём пролом, но при этом бортовая броня получала лишь незначительные повреждения.

Уже к концу 1943 года многие снимали бортовые экраны с корпуса, поскольку они мешали на пересечённой местности

Как и многие новые технические решения, поначалу бортовые экраны старались внедрить на максимальном числе танков и самоходок. Впрочем, уже ближе к концу 1943 года появилась тенденция, когда экраны либо не ставились вовсе, либо ставились частично. Тому были веские причины. Во-первых, экраны давали дополнительную нагрузку на шасси — например, по итогам всех дополнений боевая масса Pz.Kpfw.IV Ausf.H выросла до 25 т. Конечно, на сей раз нагрузка распределялась равномерно, но сильно легче от этого ходовой части не стало. Во-вторых, и без того снижавшаяся обзорность стала никудышной — фактически по сторонам теперь мог смотреть только командир танка. В-третьих, экраны имели обыкновение цепляться за грунт, деревья и другие препятствия, после чего обрываться, поэтому их нередко снимали.

Сетчатые экраны по эффективности были примерно равны сплошным, зато весили куда меньше

Разумеется, экраны постоянно дорабатывались. Осенью 1943 года появились доработанные экраны, отличавшиеся не только креплениями, но и установкой под наклоном. Наконец, осенью 1944 года появились сетчатые экраны. Выяснилось, что они работают ничуть не хуже сплошных экранов, но при этом имеют существенно меньшую массу. Тем не менее, полностью проблемы так и не удалось искоренить, поэтому нередко в частях разрабатывали собственные, менее габаритные бортовые экраны. Проводились и эксперименты со способом крепления экранов — например, с наклоном.

Установка наклонных экранов на StuG 40 Ausf.G

В этом смысле интересно посмотреть, что происходило с немецкими танками после войны. Применялись они в разных странах много лет, но при этом экраны довольно быстро снимались, да и сама идея была воспринята довольно скептически. В СССР бортовые экраны немецкого типа не вышли за рамки экспериментов. Фактически единственными, кто взял экраны на вооружение, стали англичане. С учётом того, что англичане занимались экранами довольно давно, это неудивительно. Правда, те экраны, что ставились на Centurion, существенно отличались по конструкции — они получились существенно меньше и легче немецких, да и их конструкция была более простой.

Обмазка сомнительной необходимости

В заключении стоит поднять вопрос о ещё одном способе дополнительной защиты танков, характерном для немцев. Речь идёт о циммерите — специальной обмазке, которая стала массово применяться на немецких танках с осени 1943 года. О том, зачем это было нужно, дискуссии идут до сих пор, тем более что у некоторых стран, где изучали циммерит, есть свои теории. Касалось это и Советского Союза, где поначалу также не совсем верно истолковали причины появления циммерита.

Так циммерит наносили в войсках. Проанализировав происходящее, было решено наносить его на заводах

В марте 1943 года 6-й отдел Департамента вооружений инициировал работы по созданию специальной пасты, которая должна была наноситься на танки и самоходные артиллерийские установки. В конкурсе имелось два условия — огнестойкость и хорошая кроющая способность. Касательно того, против чего именно создавалась паста, мнения разделяются. Приводятся различные доводы, вплоть до лучшей стойкости против снарядов. На сам же деле даже в отчёте комиссии Министерства транспортного машиностроения, датированном 1947 годом, довольно чётко указаны цели — это защита от магнитных гранат и мин. Тонкость момента состоит в том, что таковые имелись только у самих немцев, то есть разработка носила превентивный характер.

Типовой способ нанесения циммерита

В конкурсе участвовал целый ряд фирм, но победу одержала разработка Chemische Werke Zimmer & Co из Берлина. У этой фирмы имелся довольно богатый опыт разработки похожих покрытий для промышленных объектов. Разработанный материал, именовавшийся циммеритом, состоял из пяти основных компонентов, включая сульфат бария, сульфат цинка и опилки. В итоге получилась паста, которая легко наносилась на поверхность при помощи шпателя. Предполагалось, что наносить её будут на вертикальные поверхности, что существенно снижало эффективность примагничивания мин. Надо сказать, что полностью отсутствие примагничивания не обеспечивалось, но задача усложнить противнику жизнь всё же выполнялась.

Впрочем, и на заводах нередко циммерит наносили не на те поверхности — например, на бортовые экраны, которые только становились тяжелее

Согласно первоначальному плану, циммерит должен был направляться в войска, где его и наносили. Примерно таким же образом в войска направляли экраны, где их ставили полевые мастерские. Но одно дело экраны, а другое — обмазка для танков. Итоги испытаний циммерита в 7-й и 4-й танковых дивизиях, проведённых летом 1943 года, оказались не самыми удачными. Как показала практика, наносили циммерит абы как, в результате его оказывалось слишком много в одних местах и слишком мало в других. К тому же его нередко наносили на те места, где он был попросту не нужен.

Здесь циммерит и вовсе нанесён на крышу подбашенной коробки. Сложно представить, что вражеский солдат полезет туда с магнитной миной

По результатам испытаний было принято решение наносить циммерит прямо на заводах. В сентябре-октябре 1943 года циммерит стал наноситься на все выпускаемые средние и тяжёлые танки, а также StuG. Тогда же выработали технологию нанесения циммерита. Сначала на поверхность наносился тонкий первый слой, который шпателем делился на квадраты. Спустя сутки наносился второй, основной слой, имевший характерную насечку. Волнистая поверхность дополнительно снижала возможность установки мин.

В зависимости от завода рисунок циммерита мог различаться

В теории инструкции для заводов были одинаковы, и нанесение циммерита должно было иметь единообразие, на самом же деле ситуация оказалась иной. У каждого из производителей рисунок циммерита немного отличался, иногда отличия носили весьма существенный характер. Ситуация усугублялась тем, что в войска бочки с циммеритом всё равно попадали. Дальше развитие ситуации напрямую зависело от командира части и даже отдельного подразделения. Дело доходило до того, что циммерит наносили на боевые машины, для которых он вообще не имел никакого смысла (вплоть до полугусеничных бронетранспортёров). Кроме того, продолжалась практика нанесения циммерита на поверхности, где он был не нужен.

Полный набор защитных средств – циммерит, бортовые экраны, траки на лбу

Советская сторона заметила появление циммерита на немецких танках в самом конце 1943 года. В марте 1944 года образцы циммерита были изучены специалистами НИИКС (Научно-исследовательский институт киностроительства). В ходе изучения был верно получен состав обмазки, но ввиду получения высокой температуры плавления (1100 градусов) выводы оказались не совсем верными. По мнению советских специалистов, целью нанесения циммерита являлась защита танка от горючих жидкостей. Примерно такой вывод сделали и в ГБТУ, и это при том, что пленные немецкие танкисты на допросах чётко указывали, для чего использовался циммерит. Как уже говорилось, магнитных мин у Красной армии не было, поэтому в ГБТУ КА не совсем понимали истинную причину использования циммерита.

Опыты англичан с циммеритом

Немцы прекратили наносить циммерит в сентябре 1944 года. Причины были прозаичными — магнитных мин против немецких танков и САУ так и не применили. К тому же, у вражеской пехоты имелись куда более эффективные способы борьбы с танками. Что же касается применения аналога циммерита другими участниками Второй мировой, то дальше всех в этом вопросе продвинулись англичане — впрочем, дальше фронтовых импровизаций и опытных работ дело не продвинулось.


Источники:

  1. ЦАМО РФ
  2. РГАЭ
  3. Фотоархив автора
  4. NARA

История создания Немецких танков

В этой статье рассказывается о том как создавались первые немецкие танки.

История создания немецкого танка Пантера (Pz.Kpfw. V Panther). В конце 1941 года командованию Вермахта стало понятно, что Блиц Криг превратился в Блиц Крах, а победа (по понятиям немцев) откладывалась до лучших времен. Лучшие немецкие танки типа Panzer T III, T IV, Pz 38 тяготели к движению по качественному твердому грунту, иногда для этих целей подходили русские дороги. Во всяком случае другой альтернативы у танковых частей Вермахта не было.

Об истории создания немецких танков

Другим неприятным моментом было появление на восточном фронте русских средних танков типа Т 34, а также тяжелых КВ, которые превосходили немецкие танки по скорости, маневренности, мощи вооружения, броневой защите, а также идеально были приспособлены к русскому бездорожью. Немецкий танк T 4 оказался неспособным включится в технологическую гонку по модернизации, и очень быстро исчерпал свой запас прочности. Броневые листы установленные перпендикулярно траектории движению снаряда, делали его идеальной мишенью для русских артсредств. От дополнительной брони и без того неторопливая машина становилась еще медленнее. В тоже время в русский танк Т 34 был заложен колоссальный запас для всех видов модернизаций, к тому же он имел дизельный двигатель и не было необходимости прятать баки с горючим под броней. Другими словами танк Т 34 являлся технологическим шедевром Второй Мировой войны.

Уже к августу 1941 года в Германии было принято решение на разработку нового среднего танка типа Пантера. Разработку осуществляли концерны Daimler-Benz и MAN (Mashinenfabrik Augsburg-Nurnberg AG). В конструкции корпуса использованы идеи Т 34, в особенности наклонная броня, большие катки и заднее расположение двигательной трансмиссионной части. Первые немецкие пантеры было трудно отличить от Т 34. Инженеры Германии сделали все, что бы их танк стал лучшим средним танком на этой войне, они вложили в него все самые передовые идеи того времени, дали танку мощное длинноствольное орудие, которое, способное противостоять русским тяжелым танкам, отличную дальнобойную оптику, широкие гусеницы, хорошую бортовую защиту, обеспечили экипажу удобства при ведении боя. Даже на командирской башенке предусмотрели крепление для зенитного пулемета (уже тогда немцы задумывались о том, что зря они уничтожили все фанерные русские самолеты). Но! Хотели как лучше, а получилось как обычно. По немецкой классификации Pz. Kpfw,V Panther — средний танк, по русской — тяжелый.

Первым изобретателем способа борьбы с «боевыми клиньями» на Руси был Александр Невский. Он заманил рыцарский клин типа свинья на свои позиции, поставив в центре слабую пехоту, затем сдавил рыцарей мощными ударами с флангов, наиболее подготовленными дружинами. Кстати, на Куликовом поле был жалкий плагиат этой идеи. Командирам Красной Армии потребовалось всего полгода, что бы вспомнить классиков.
На фото немецкого танка Пантера четко виден большой промежуток между верней частью гусениц и бортовыми броневыми плитами, именно он являлся наиболее сладким местом для русских арт деятелей. Спасаясь от последователей Александра Невского, инженеры Вермахта стали устанавливать дополнительные бортовые экраны, то есть дополнительную броню, толщиной 5 мм.
Опыт боевых действий по уничтожению немецких танков показал правильность мыслей Александра Невского, большинство немецких танков уничтожалось попаданием снарядов в боковую проекцию танков.

«Подбитый» немецкий танк Пантера (Pz. Kpfw,V Panther). Экипаж осматривает повреждения после боя для определения порядка ремонта машины. Очень интересен способ установки катков, которые устанавливались в три ряда специальным перекрывающим порядком с целью равномерного распределения веса танка на грунт.

Есть еще одна немаловажная причина — дополнительная бортовая броня. К 1942 году тактика немецких танковых книньев стала выдыхаться из-за все более удачных фланговых атак русских войск. Незабываем, что все немецкие танки имели бензиновые двигатели и баки с горючим внутри машины. Таким образом удачное попадание снаряда в область двигателя превращало немецкий танк в братскую могилу с крематорием «в одном флаконе». Бортовые экраны к тому же являлись хорошей защитой от кумулятивных снарядов, которые взрывались раньше чем достигали брони, защищавшую экипаж и основные агрегаты машины.

Немецкие танки Второй Мировой войны

Уникальное фото — немецкий танк пантера во время выстрела.»Душа» немецкого танка устремляется в небеса.
К маю 1943 года появились первые танковые дивизии cc, на вооружении которых находились танки типа Пантера Pz.Kpfw V Panther. На Курской дуге летом 1943 года состаялся дебют этой машины, но аншлага не получилось. Планировалось использовать эти «шедевры» во втором эшелоне (в первом шли тяжелые танки и САУ). Эти машины должны были устремлятся в бреши русской обороны, проделанные тяжелыми танками. Но ввиду того, что немецкие танки первого эшелона очень быстро закончились, пантерам пришлось самостоятельно штурмовать русские огневые позиции.

К тому же, именно на их долю выпало узнать все коварство русских саперов. В минном деле русские превзошли самих себя! Так как немецкие танки всегда тяготели к «комфортным» атакам, направления их ударов были прогнозируемыми. Еще ранней весной русские стали засеивать минные поля пшеницей. В первые ряды таких полей укладывались противотанковые мины нового поколения — мины двойного срабатывания (после первого наезда танком на такую мину она не взрывается, а только приводится в боевое положение). Именно на эти поля была спровоцирована атака немецких танков Panzer T V, урожай был достоин Стахановцев — более 60 танков в течении нескольких часов боя.
Но на на этом неприятности только начинались. Танк оказался ненадежным, особенно ходовая часть. Большое количество машин так и не попало на поле боя из-за различных неисправностей. Кроме того, он был сложен, дорог и не технологичен в производстве. Генерал инспектор танковых войск Гудариан настоял на том, что бы немецкая промышленность не стала прекращать выпуск Panzer IV (T 4) в пользу нового немецкого танка пантера. В довершение ко всему выяснилось, что старая, добрая «соропятка» была способна пробить борт танка (подкалиберным снарядом с дистанции 100 метров, при отсутствии у танка дополнительных средств бронирования).
И еще, пока Вермахт испытывал «муки творчества» со своей машиной, диаметры стволов русских танковых пушек вплотную приблизились к главным калибрам морских орудий.

О немецких танках

«Испытания VK 1602, проводившиеся в течении второй половину 1942 года, показали его превосходство над основным разведывательным танком «Luchs», — говорится в сообщении. — При одинаковых геометрических размерах новая машина обладала лучшей защищенностью, но говоря уже о вооружении. Можно сказать, что немецким конструкторам удалось создать уменьшенную копию «пантеры», и все же серийное производство VK 1602, намеченное на апрель 1943 года, так и не состоялось. Впрочем, от своего предшественника «Леопард» позаимствовал разве что толщину броневых листов, во всем остальном это была совершенно новая боевая машина, которую иногда называют «Маленькая Пантера».

World of Tanks сайт о танках, тактике, гайдах и модах.

Pz.Kpfw. IV | World of Tanks

Согласно положениям Версальского договора, Германии запрещалось строить танки и создавать бронетанковые войска. Однако немцы отнюдь не стремились досконально выполнять пункты соглашения, которое считали для себя унизительным. Поэтому ещё задолго до прихода к власти нацистов германские военные стали активно разрабатывать доктрину применения танковых частей в современной войне. Сложнее было реализовать теоретические наработки на практике, однако немцам удалось и это: широко известно, что на учениях и манёврах в качестве танков использовались макеты, построенные на базе автомобилей или даже велосипедов. А сами танки разрабатывались под видом сельскохозяйственных тракторов и испытывались за рубежом.

После того как власть перешла к нацистам, последовал отказ Германии от соблюдения условий Версальского договора. К этому времени бронетанковая доктрина страны оформилась уже довольно чётко, и дело было, образно говоря, за воплощением панцерваффе в металле.

Первые немецкие серийные танки: Pz.Kpfw I и Pz.Kpfw II — представляли собой  машины, которые даже сами немцы воспринимали скорее как переходные к «настоящим» танкам. Pz.Kpfw I вообще считался учебным, хоть ему и довелось принимать участие в боевых действиях на территории Испании, Польши, Франции, Северной Африки и СССР.

В 1936 году в войска поступили первые экземпляры среднего танка Pz.Kpfw. III, вооружённого 37-мм противотанковым орудием и защищённого в лобовой и бортовой проекциях бронёй толщиной 15 мм. Эта боевая машина была уже вполне полноценным танком, соответствовавшим требованиям времени. Вместе с тем из-за небольшого калибра орудия она не могла бороться с укреплёнными огневыми точками и инженерными сооружениями противника.

В 1934 году армия выдала промышленности задание на разработку танка огневой поддержки, который должен был вооружаться 75-мм пушкой, имеющей в боекомплекте фугасные снаряды. Первоначально этот танк разрабатывался в качестве машины командира батальона, откуда и пошло его первое обозначение — BW (Batallionführerwagen). Работы над танком вели три конкурирующие фирмы: Rheinmetall-Borsig, MAN и Krupp AG. Лучшим был признан проект VK 20.01 фирмы «Крупп», однако к серийному производству он не был допущен из-за того, что в конструкции танка использовалась ходовая часть на рессорной подвеске. Военные требовали применения торсионной подвески, которая обеспечивала более плавное движение и лучшую проходимость боевой машины. Инженерам компании «Крупп» удалось достичь компромисса с Управлением вооружений, предложив использовать версию рессорной подвески с восемью сдвоенными опорными катками, практически полностью заимствованную у опытного многобашенного танка Nb.Fz.

Заказ на изготовление нового танка, получившего обозначение Vs. Kfz. 618, компания «Крупп» получила в 1935 году. В апреле 1936 года машину переименовали в Pz.Kpfw IV. Первые образцы «нулевой» серии выпускались на заводах Круппа в Эссене, а осенью 1937 года производство было перенесено в Магдебург, где начался выпуск модификации Ausf. A.

Pz.Kpfw. IV представлял собой машину классической компоновки с двигательным отсеком в задней части корпуса. Трансмиссия располагалась спереди, между рабочими местами механика-водителя и стрелка-радиста. Из-за особенностей компоновки поворотного механизма башня танка была смещена немного влево относительно продольной оси. Ходовая часть с каждого борта состояла из четырёх подрессоренных тележек с четырьмя катками на каждой из них. Ведущее колесо находилось спереди. Отметим, что на протяжении всей истории существования Pz.Kpfw IV в конструкцию ходовой части не вносилось существенных изменений. 

Первая модификация машины, Pz.Kpfw. IV Ausf.A, оснащалась карбюраторным  двигателем Maybach HL108TR мощностью 250 л. с., расположенным ближе к правой части корпуса.

Бронирование корпуса модификации «А» составляло 20 мм в лобовой проекции и 15 мм в бортовой и кормовой проекциях. Толщина брони башни составляла 30 мм в лобовой части, 20 мм в бортовой и 10 мм в кормовой части. Командирская башенка характерной цилиндрической формы находилась в корме башни посередине. Для наблюдения она была оснащена шестью смотровыми щелями, прикрытыми бронированным стеклом.

Pz.Kpfw. IV Ausf.A вооружался 75-мм короткоствольной пушкой KwK 37 L|24 и двумя пулемётами MG34 калибра 7,92 мм: спаренным с пушкой и курсовым, расположенным в шаровой установке в лобовом бронелисте корпуса. Сам бронелист имел изломанную форму. Наличие этого пулемёта, наряду с цилиндрической командирской башенкой, — отличительная черта первой модификации Pz.Kpfw. IV. Всего до июня 1938 года было выпущено 35 машин серии «А».

Pz.Kpfw. IV было суждено стать основной машиной немецких бронетанковых войск. Его последняя модификация производилась с июня 1944 по март 1945 года. Объём статьи не позволяет остановиться подробно на каждом изменении конструкции данного танка, поэтому вкратце рассмотрим основные модернизации и доработки, которые проводились немецкими инженерами на протяжении долгого пути «четвёрки».

В мае 1938 года начался выпуск версии Pz.Kpfw. IV Ausf.B. Главное её отличие от предыдущей версии заключалось в применении прямой бронеплиты в лобовой части корпуса и устранении курсового пулемёта. Вместо него в корпусе появилась дополнительная смотровая щель радиста и амбразура, через которую он мог вести огонь из личного оружия. Смотровые щели командирской башенки получили бронированные заслонки. Вместо 5-скоростной коробки передач стала применяться 6-скоростная. Поменялся и двигатель: теперь на Pz.Kpfw. IV начали устанавливать мотор Maybach HL120TR мощностью 300 л. с. Было усилено бронирование корпуса, и теперь в лобовой проекции корпуса и башни «четвёрка» была защищена 30 миллиметрами стали. Лобовая броня башни была несколько тоньше, её толщина составляла 25 мм. До октября 1938 года успели построить 42 машины данной модификации.

Серия Pz.Kpfw. IV Ausf.C получила новый двигатель Maybach HL120TRM. Этот двигатель, как и предыдущий, имел мощность 300 л. с. и устанавливался на все последующие модификации Pz IV. Модификация «С» выпускалась с апреля 1938 по август 1939 года. Следом за ней на конвейеры вышла серия «D», на которой снова начали использовать лобовую бронеплиту ломаной формы с курсовым пулемётом. С 1940 года лобовая броня Ausf.D усиливалась дополнительным 30-мм листом. В 1941 году на некоторые машины этой серии устанавливалась 50-мм пушка. Pz.Kpfw. IV Ausf.D строился в том числе в тропической модификации.

В танках серии «Е», производившихся с апреля 1940 года до апреля 1941-го, конструкторы продолжали наращивать броню. 30-мм лобовую броню корпуса дополнительно усилили плитой такой же толщины. Курсовой пулемёт теперь монтировался в шаровой установке. Незначительные изменения претерпела и форма башни.

Последней модификацией «четвёрки» с короткоствольной 75-мм пушкой стала версия «F». Теперь лобовая броня машины достигала 50 мм на корпусе и 30 мм на башне. С 1942 года танки серии Ausf.F начали оснащаться длинноствольной пушкой KwK 40 L/43 калибра 75 мм. В такой версии машина получила обозначение Pz.Kpfw. IV Ausf.F2.

С марта 1942 года начался выпуск модификации Pz.Kpfw. IV Ausf.G. Она не имела больших отличий от предыдущей версии танка. В поздних машинах этой серии применялись более широкие «восточные» гусеницы, дополнительная лобовая броня и бортовые экраны. Около 400 последних «четвёрок» серии «G» были вооружены 75-мм пушкой KwK 40 L/43, а с февраля 1943 года их стали оснащать пушкой 75 мм KwK 40 L/48. На базе Pz.Kpfw. IV Ausf.G был разработан прототип самоходного орудия Hummel.

С июня 1942 года начались работы над Pz.Kpfw. IV Ausf.H. Лобовая броня этого танка достигала 80 мм. По бортам устанавливались бронированные экраны толщиной 5 мм. На командирской башенке размещалась зенитная турель для 7,92-мм пулемёта. На танк наносилось покрытие из циммерита — материала, который затруднял закрепление на корпусе магнитных мин. В качестве основного вооружения на Pz.Kpfw. IV Ausf.H использовалась 75-мм пушка KwK 40 L/48.

С февраля 1944 года начался выпуск последней модификации «четвёрки» — Pz.Kpfw. IV Ausf.J. В этом танке отсутствовал мотор вращения башни, а поворотный механизм приводился в действие вручную. Была упрощена конструкция поддерживающих и опорных катков. Из-за установки экранов были убраны бортовые смотровые щели, ставшие бесполезными. Машины разных серий имели  незначительные различия во внутреннем оборудовании.

В целом исследователи заслуженно считают Pz.Kpfw. IV наиболее универсальным немецким танком Второй мировой войны. Конструкторы заложили в него потенциал модернизации, достаточный для того, чтобы танк смог оставаться полноценной боевой единицей на протяжении всего периода своего существования. Об этом свидетельствует, помимо всего прочего, и то, что на вооружении ряда стран этот танк состоял вплоть до 60-х годов ХХ века.

Обсудить материал можно здесь.

Немецкие танки Первой мировой войны

| |

2022 г. Военные выплаты США Армейские Звания Звания ВМФ Звания морской пехоты Звания ВВС Рейтинги Береговой охраны США Сравнить ранги (НОВИНКА!) Словарь Министерства обороны США Идентификация военных лент Военный алфавитный код Символы военной карты Американские военные смерти Французские военные победы Потери во Вьетнаме

Название «Военный завод» и «Военный завод».com являются зарегистрированными ® товарными знаками США, защищенными всеми применимыми национальными и международными законами об интеллектуальной собственности. Весь письменный контент, иллюстрации и фотографии являются уникальными для этого веб-сайта (если не указано иное) и не подлежат повторному использованию/воспроизведению в любой форме. Материалы, представленные на этом веб-сайте, предназначены только для исторической и развлекательной ценности и не должны рассматриваться как пригодные для восстановления, обслуживания или общей эксплуатации оборудования. Мы не продаем товары, представленные на этом сайте.Пожалуйста, направляйте все остальные вопросы на адрес militaryfactory AT gmail.com.

Часть сети сайтов, которая включает в себя управляемое данными свойство, используемое для ранжирования ведущих военных держав мира, (Всемирный справочник современных военных самолетов), (Всемирный справочник современных военных кораблей) и с подробным описанием истории из самых культовых самолетов-шпионов в мире.

www.MilitaryFactory.com • Все права защищены • Содержание © 2003-

танков на Сомме — Первая мировая война

С самого начала окопной войны британские военные и политические лидеры хотели разработать бронированную машину, которая могла бы перевозить войска через воронки и усеянное колючей проволокой поле боя Западного фронта. С этой целью Уинстон Черчилль в начале 1915 года учредил Комитет по сухопутным кораблям. Томас Браун из Королевского ливерпульского полка объяснил, какие преимущества в конечном итоге предлагала эта концепция.

Поначалу они были очень громоздкими, знаете ли, с потрясающими гусеничными колесами. В чем они, конечно, были очень хороши, так это в том, что они могли перелезть через траншею и раздавить провода. Они делали то, что не могла сделать артиллерия. Очень часто наши бойцы атаковали линию фронта немцев и обнаруживали, что наша артиллерия не перерезала проволоку.Но как только подошли танки, конечно, они просто передавили провода, понимаете, и даже если бы были пулеметы. Поскольку пехота обычно следовала сразу за танком, обычно за танком следовала небольшая группа пехотинцев. Но я думаю, что они напугали Джерри до смерти, когда он впервые их увидел!

Комитет по сухопутным кораблям создал прототип. Он прошел успешные испытания, и армия заказала 100 таких машин. В условиях строжайшей секретности машины прошли полевые испытания в Барнхеме в Норфолке в середине 1916 года.Роберт Паркер был одним из тех, кто водил там первые танки.

У нас были танки, которые тогда были в наличии. И нас окружили часовые, и это был штраф в размере 100 фунтов стерлингов [около 4500 фунтов стерлингов в 2012 году] или шесть месяцев тюремного заключения, если мы раскроем, чем занимаемся. Ну, мы подумали: «У нас тут тяжелый груз, чтобы ехать». Мы познакомились с ними и построили трамплины. Мы валили деревья и строили пандусы в учебных целях, и одним из тестов было балансирование танка на краю ствола дерева вверх по пандусу.

Командиры британской армии стремились использовать это новое изобретение на Сомме, где ожидаемый прорыв не состоялся. Танки были отправлены во Францию ​​в августе 1916 года для использования в штурме, запланированном на середину сентября. Это позволило пехоте, которая должна была сражаться вместе с танками, например Филипу Ниму, провести с ними ограниченное количество тренировок.

Думаю, мы были одной из первых бригад, когда-либо видевших танк. Нам было назначено третье наступление на Сомме ближе к середине сентября, когда танки должны были впервые примениться, и поэтому нам выделили один из первых танков, приземлившихся во Франции, для тренировки с нашей бригадой.Все были ошеломлены, увидев, как этот необыкновенный монстр ползет по земле, и мы тренировались, как могли, с этим танком. Учимся следовать за танком через подходящие промежутки времени и тому подобное. На одном танке можно было провести очень ограниченное количество тренировок.

Прибытие танков на Западный фронт держали в секрете от тех, кто не пойдет с ними в бой. Гораций Калверт объяснил, как это было достигнуто.

Они стояли на обочине, прикрытые брезентом: ничего не было видно, кроме квадратного очертания, а вокруг него двое или трое, охраняя его.И когда мы спросили, что это такое, мы ответили просто: «Резервуары». Естественно, мы предполагали баки с водой, и у нас не было причин думать иначе. Я думаю, это был один из самых сокровенных секретов на этом фронте. Зная о нехватке воды, мы думали, что получаем резервные запасы, чтобы убедиться, что запасов достаточно. И это приняли все, я думаю.

Танки

впервые были использованы на Сомме в битве при Флер-Курселетт 15 сентября 1916 года. Как только секретное оружие было раскрыто, британские солдаты впервые увидели его.Это зрелище поразило многих, включая Сидни Тейлора.

И мы впервые увидели эти танки; они никогда раньше не использовались. Было забавным ощущением видеть, как дюжина танков мчится через воронки, не останавливаясь. Неважно, через что они пришли, они справились с этим хорошо, и это было ужасно. У тебя было забавное ощущение от мысли, что все они идут и они на нашей стороне, они не против нас! Но мы поняли, что это был самый первый раз, когда они когда-либо использовались.15-го, по-моему, это было 15-е сентября, и вы могли видеть, как они идут, а потом, когда они поравнялись с вами, они уходили на передовую. Это было чудесное ощущение, действительно, видеть их. Но это было ужасно, знаете ли.

Сорок девять танков должны были быть развернуты с интервалами вдоль линии наступления британцев 15 сентября. В составе 3-й эскадрильи Королевского летного корпуса Сесил Льюис смог наблюдать за атакой сверху.

Был получасовой ураганный обстрел, а потом поставили танки. Ну, с воздуха примерно в 5 или 6000 футах за линиями, наблюдая за всей этой сценой, снова был этот необычайно плотный шерстяной ковер, знаете ли, но это было так, как будто кто-то взял палец в снег и потянул его. сквозь снег и оставил своего рода ленту. Насколько я помню, таких лент было четыре или пять, они шли между Фрикуром и Буазелем и тянулись туда, в сторону Высокого Леса. Через эти переулки в «нулевой час» мы увидели, как танки начинают грохотать. Они получили разрешение на то, чтобы танки подошли цепочкой.Они подошли втроем или вчетвером, один за другим. Конечно, они были совершенно неожиданными. Первая партия плыла над окопами, и мы подумали: «Ну, это хорошо!» Потому что все дело было в том, что год становился немного запоздалым: «Если мы не пройдем сейчас, мы никогда не пройдем!» большие возможности и надежды были высоки. Мы подумали: «Если они смогут пройти через третью линию обороны, мы сможем провести кавалерию, и вся война снова станет мобильной!»

Первая встреча

немецких солдат с танками — 15 сентября 1916 г.

История редко записывает мысли тех, кто получил новое «чудо-оружие» в бою, например, первых моряков, облитых греческим огнем более 1 300 лет назад, или тех солдат, которые столкнулись с первыми арбалетными болтами более 2 500 лет назад, или осыпаны стрелами первых быстроходных колесниц 4 000 лет назад.Несомненно, была бы паника и замешательство, когда бы стало ясно, что против них применяется совершенно новое оружие, никогда ранее не испытанное. Вот первый из двух редких рассказов свидетелей того момента, когда что-то, что вот-вот навсегда изменит ход войны, внезапно и неожиданно появляется в поле зрения…


Утро 15 сентября 1916 года выдалось туманным в районе деревни Флерс на северо-западе Франции. Немецкие солдаты 28-го резервного пехотного полка устало выползли из своих закопанных блиндажей и забились в свои окопы, ожидая нападения союзников, которое обычно следовало за артиллерийским обстрелом той интенсивности, которую они только что пережили.

Кратковременное затишье между окончанием бомбардировки и крещендо ползучей артиллерийской обстрела, проложившей путь для наступления союзников, было нарушено странным ревом двигателей. Когда немцы заняли свои оборонительные позиции и посмотрели через ничейную землю в сторону британских позиций, вдали появилось несколько объектов, которые сначала было трудно различить.

Немецкий военный корреспондент описал свои первые впечатления:

Моя кровь застыла в жилах.По изрытому воронками полю боя ползли два таинственных монстра. Монстры приближались медленно — хромая, шатаясь, покачиваясь, — но никакое препятствие не могло их остановить. Они двигались вперед со сверхъестественной силой. Наш пулеметный огонь и ручные гранаты просто отскакивали от них. Таким образом, они могли легко уничтожать наши экипажи в передних воронках, а затем прорываться через линию фронта немцев и уходить в деревню Флерс, где они оставались некоторое время. Следовавшая за ними британская пехота овладела деревней, и машины двинулись по дороге Линьи-Тиллуа .

В близлежащей деревне Комблс, на восточном фланге британской атаки, оберлейтенант Ноак и солдаты 12-й роты 28-го RIR также завороженно смотрели на британский танк, грохочущий к их позициям. Позже Ноак сообщил, что после некоторого первоначального колебания он осознал опасность, которую эта «вещь» представляла для его отдела. После быстрого инструктажа своих войск его опасения подтвердились, поскольку машина начала «извергать огонь», беспрепятственно переезжая через воронки от снарядов и мины перед ними.Наспех состряпанный план Ноака заключался в том, чтобы сосредоточить огневую мощь своего отделения на британской пехоте, следующей за машиной, при этом бросая ручные гранаты в саму машину в надежде найти ее уязвимое место.

Это подчеркивает общеизвестную истину о внезапном появлении нового оружия в бою, каким бы смертоносным и наводящим ужас он ни был. Исторические более уравновешенные командиры и войска быстро адаптируются к новой угрозе и импровизируют защитные меры, тактику и оружие для противодействия ей.

Быстрая реакция и спокойствие Ноака под обстрелом привели к тому, что танк загорелся и был брошен экипажем. Затем основная тяжесть боя легла на пехоту, каждая из сторон понесла тяжелые потери, но Комблс в тот день остался в руках немцев.

Обломки другого танка, подбитого немецкой полевой пушкой недалеко от Флерса, были тщательно осмотрены немецкими инженерами. Они сообщили, что машина была « защищена броней толщиной в дюйм, и в ней размещались гнездообразные вращающиеся башни.Он управлялся шарнирным рычагом, который двигался вверх и вниз, и машина была настолько прочной, что под ее тяжестью рухнул железнодорожный вагон. В нем было много боеприпасов, еды и клетка с голубями.

Британские сообщения о большом количестве паникующих немцев, выстроившихся в очередь, чтобы сдаться перед лицом танков, возможно, были преувеличены в пропагандистских целях. Один британский военный корреспондент описал, как одна часть немецкой пехоты, оправившись от первоначального потрясения, атаковала танк «врукопашную»: « Их мужество было необыкновенным.Несмотря на обстрел из пулеметов машины, они в отчаянной ярости попытались взять штурмом мобильный бронированный форт и уничтожить его экипаж. Они подняли друг друга, забрались на борт, обыскали его люки и иллюминаторы и выстрелили из оружия в щели.

Большинство британских солдат были так же потрясены, как и немцы, увидев появление этого нового оружия на поле боя. Берт Чейни был 19-летним офицером связи, который перед атакой видел, как три танка выдвинулись на позицию:

.

Мы услышали странные пульсирующие звуки, и к нам медленно неуклюже двинулись три огромных механических монстра, каких мы никогда раньше не видели. Моим первым впечатлением было то, что они выглядели готовыми рухнуть на нос, но их хвосты и два маленьких колеса сзади удерживали их и удерживали на одном уровне. Это были большие металлические штуковины с двумя комплектами гусеничных колес, которые проходили прямо вокруг корпуса. С каждой стороны была огромная выпуклость с дверью в выпуклой части, и с обеих сторон торчали пулеметы на вертлюгах. Двигатель, бензиновый двигатель массивных размеров, занимал практически все внутреннее пространство. За каждой дверью было установлено мотоциклетное седло, сиденье, и оставалось достаточно места для поясов с боеприпасами и водителей.

Я был прикомандирован к штабу батальона и полковник, адъютант, фельдфебель и я с четырьмя связистами вышли на передовую. С этой позиции полковник мог видеть, как его люди покидают сборную траншею, двигаются вперед вместе с танками, перепрыгивают через нас и продвигаются к вражеским траншеям. Он считал, что новый стиль атаки станет одним из самых ярких событий войны.

Пока было еще темно, мы услышали ровный гул тяжелых двигателей, и к тому времени, как взошло солнце, танки подошли к нашему переднему краю, как раз вовремя.Немцы, должно быть, тоже их услышали и, хотя они понятия не имели, чего ожидать, быстро обрушили на нашу передовую плотную завесу огня. Это заставляло нас не поднимать головы, но время от времени мы чувствовали необходимость выскакивать и оглядываться назад, чтобы посмотреть, как продвигаются танки. Было очень приятно наблюдать за их продвижением, мы были почти готовы аплодировать. Но нас ждал сюрприз.

Вместо того, чтобы идти к немецким позициям, три приписанных к нам танка оседлали нашу линию фронта, остановились, а затем открыли убийственный пулеметный огонь, обстреливая нас слева и справа.Там они сидели, приземистые чудовища, с торчащими вверх носами, ломая борта нашей траншеи, а пулеметы вращались вокруг и стреляли как сумасшедшие.

Все нырнули в укрытие, кроме полковника. Он вскочил на бруствер, крича во весь голос: «Бегун, бегун, иди, скажи этим танкам, чтобы они немедленно прекратили огонь. Сразу говорю. К этому времени вражеский огонь усилился до крещендо, но, не заботясь о своей личной безопасности, когда он увидел, что танки стреляют по своим, он побежал вперед и яростно наносил удары тростью по боку одного из танков. постараться привлечь их внимание.

Хотя, что со звуками моторов и стрельбой в таком замкнутом пространстве, никто в танке его не слышал, наконец поняли, что попали не в ту траншею и двинулись дальше, пугая Джерри до полусмерти и заставляя их бежать, как испуганные кролики. Один из танков зацепился за пень и не доехал до линии фронта, а у второго оторвало задние рулевые колеса, и он не мог управляться. Экипаж счел более благоразумным остановиться, о чем они сказали нам позже, чем продолжать движение, поскольку они чувствовали, что могут выйти из-под контроля и продолжать бежать, пока не достигнут Берлина.

Третий танк пошел дальше и пронесся через Флерс, сметая все, что, по их мнению, должно было быть снесено, снося стены и получая полное удовольствие, наши ребята идут за ними, захватывают деревню или то, что от нее осталось, и окапываются. на линии, предписанной им перед атакой. Это был один из тех редких случаев, когда они прошли сквозь вражеский огонь и развлекались, преследуя и окружая Джерри, собирая тысячи пленных и отправляя их обратно к нашим позициям в сопровождении только пионеров, вооруженных лопатами.

Четверо в завешавшемся танке спешились, все в пылу боя, потягивались, чесали затылки, затем медленно и неторопливо обошли свою машину, осматривая ее со всех сторон, и, казалось, собрались на совещание среди них. Постояв несколько минут с несколько потерянным видом, они спокойно вынули из танка примус и, прикрыв борт танка от вражеского огня, сели на землю и заварили себе чай. .Битва была окончена для них ».

Хотя 15 сентября 1916 года англичане, несомненно, обладали элементом внезапности, ненадежность танка означала, что их надежды на прорыв немецкой обороны во время битвы на Сомме не осуществились. Из 49 приказанных в бой танков на исходную позицию добрались только 32. Из них 7 не завелись, 5 застряли в грязи, 9 были уничтожены немцами.

Однако те немногие танки, которые пробились, преодолев орудия, окопы и колючую проволоку, на которых истекли кровью миллионы пехотинцев, открыли дверь в будущее.

Пропагандистское изображение британского танка, въезжающего в деревню Флерс — 15 сентября 1916 г.

Далее: первое столкновение британских летчиков с реактивным самолетом — 26 июля 1944 г.



Танки, введенные в бой на Сомме

Во время битвы на Сомме англичане начинают крупное наступление против немцев, впервые в истории применяя танки. У Флер-Курселетт некоторые из примерно 40 примитивных танков продвинулись более чем на милю вглубь вражеских позиций, но были слишком медленными, чтобы удерживать свои позиции во время немецкой контратаки, и подвергались механической поломке.Однако генерал Дуглас Хейг, командующий союзными войсками на Сомме, увидел перспективность этого нового орудия войны и приказал военному ведомству произвести еще сотни таких орудий.

1 июля британцы начали массированное наступление против немецких войск в районе реки Сомма во Франции. В течение предыдущей недели 250 000 снарядов союзников обрушились на немецкие позиции у Соммы, а 1 июля 100 000 британских солдат высыпали из своих окопов на нейтральную полосу, ожидая, что путь будет расчищен для них.Однако десятки тяжелых немецких пулеметов уцелели под артиллерийским натиском, а пехота была уничтожена. К концу дня 20 000 британских солдат были убиты и 40 000 ранены. Это был самый тяжелый день потерь в британской военной истории.

После первой катастрофы Хейг смирился с меньшими, но столь же неэффективными наступлениями, и более 1000 жизней союзников было уничтожено на каждые 100 ярдов, набранных немцами. Даже введение Великобританией танков в боевые действия 15 сентября впервые в истории не смогло выйти из тупика в битве на Сомме.В октябре проливные дожди превратили поле боя в море грязи, а 18 ноября Хейг отменил наступление на Сомме после более чем четырех месяцев массовых убийств.

Если не считать того, что немецкие войска отвлеклись от битвы при Вердене, наступление обернулось жалкой катастрофой. Это составило общее продвижение союзников всего на пять миль, при этом более 600 000 британских и французских солдат были убиты, ранены или пропали без вести. Потери немцев составили более 650 000 человек. Хотя Хейг подвергся резкой критике за дорогостоящую битву, его готовность направить огромное количество людей и ресурсов, чтобы зайти в тупик на западном фронте, в конечном итоге способствовала краху истощенной Германии в 1918 году.

СМОТРЕТЬ: Первая мировая война: Первая современная война в Хранилище ИСТОРИИ

Ирзик рассказывает об эффективности американских танков во Второй мировой войне

Привет от Ассоциации армии США (AUSA), нашей армии и наших солдат профессиональная организация.

В этом году мы отмечаем 100-летие участия Америки в Первой мировой войне (ПМВ), известной в то время как Великая война.

The Great War) — глобальная война, начавшаяся в Европе 28 июля 1914 года и закончившаяся 11 ноября 1914 года.11, 1918.

Хотя участие Америки в Первой мировой войне было относительно коротким по сравнению с европейскими странами, наш вклад помог закончить войну намного раньше.

Рост армии в поддержку Первой мировой войны увеличил размер наших сил с менее чем 200 000 до примерно 4 миллионов.

Сегодня наша армия имеет глубокие корни, уходящие корнями в Великую войну. Большинству наших пехотных дивизий в этом году исполняется 100 лет.

Одним из величайших технологических достижений в современном бою во время Первой мировой войны стало появление танка.

Британская армия утверждает, что первый когда-либо произведенный танкоподобный автомобиль по прозвищу Little Willie был выпущен в 1915 году.

Танки во время Первой мировой войны разрабатывались одновременно Англией и Францией как средство выхода из тупика позиционной войны.

Британская армия утверждает, что первый когда-либо произведенный танкоподобный автомобиль по прозвищу Little Willie был выпущен в 1915 году. прозвище «Ярость», использованное Брэдом Питтом в одноименном фильме.

Америка вступила в Первую мировую войну в апреле 1917 года в поддержку Англии и Франции без танков в наших формированиях.

Генерал Джон Першинг служил командующим американскими экспедиционными силами, посланными в бой президентом Вудро Вильсоном. Першинг увидел непосредственную ценность и потребность в танках как части своих сил, участвующих в бою.

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения Танкового корпуса США, который использовал танки, поставленные Францией и Великобританией во время Первой мировой войны.

Первый американский танк M1917 только начал производиться, когда подошла к концу Первая мировая война. M1917, первый серийный танк США, был основан на французском Renault.

Также в этом году исполняется 100 лет со дня рождения брига на пенсии. Генерал Альбин Ф. Ирзик, родился 2 января 1917 г. в Салеме, штат Массачусетс.

. Ирзик поступил на службу в армию в 1940 г. в рамках наращивания армии в ответ на растущую угрозу со стороны гитлеровских войск в Европе после вторжения. Польши.

Служа командиром 8-го танкового батальона 4-й бронетанковой дивизии во время Второй мировой войны, батальон Иржика показал себя великолепно.

Ирзык награжден Крестом за выдающиеся заслуги и двумя Серебряными звездами за свои героические усилия во время той войны.

После Второй мировой войны Иржик служил командиром 14-го танкового кавалерийского полка вдоль разделенной границы между Восточной и Западной Германией в Фульде, Германия, во время Берлинского кризиса 1961 года.

Его последним назначением было командование генералом Форт-Девенс, штат Массачусетс, до ухода в отставку в 1971 году. Генерала Альбина Иризка сердечно поздравляем с днем ​​рождения и благодарим за его вклад в американскую армию и нацию.Бриг. Генерал Ирзик выступает в видеообращении к 5-му ежегодному возвращению Братства танкистов в конце 2016 года в Форт-Беннинг, штат Джорджия. Посмотреть его интервью можно по ссылке: www.youtube.com/watch?v=KwDWxJDctaw&t=120s

В память о Генерал, следующее письмо было написано в 1946 году тогдашним лейтенантом. Полковник Ирзик в ответ на критику боевых действий американских танков во время Второй мировой войны.

———————————————— ————————————————— ————————————-

«Танк против танка»

Лейтенант Полковник Альбин Ф.Иржик

Штаб 8-го танкового батальона

 

«Американский танк далеко не так хорош, как немецкий».

«После немецких и русских танков американские танки — лучшие в мире».

Цитаты, мнения и комментарии, аналогичные двум приведенным выше, которые получили широкую огласку и вызвали широкое обсуждение, были сделаны различными людьми.

Поскольку они в определенной степени сделали поспешные выводы и способствовали формированию многих ошибочных концепций, я попытаюсь в этой статье представить соображения, которые они явно упустили из виду и которые могут изменить взгляды многих на американскую танки.

Какие стандарты использовали вовлеченные лица, делая эти заявления?

Какие предметы и факторы они использовали при сравнении?

Если они использовали в качестве критерия просто орудие, вес танка, ширину гусеницы и тем самым плавучесть танка, как они, я уверен, и делали, то я искренне согласен с ними, что немецкий танк Тигр бесспорно превосходит американский танк Sherman.

Немецкий танк «Тигр» (вверху) имел более мощное основное орудие, более тяжелое бронирование и более широкие гусеницы, чем американский танк «Шерман» (внизу).

Немецкая 88-я мощнее любой американской танковой пушки, использовавшейся на протяжении большей части войны.

Немецкий танк намного тяжелее и поэтому его броня намного толще, чем у любого американского танка.

Гусеницы первого намного шире, с, возможно, менее уязвимой системой подвески, чем у второго.

Если я остановлюсь на этом, как, я уверен, делают многие, то, несомненно, немецкий танк намного лучше нашего.В этом абзаце действительно содержится материал для некоторых сенсационных заголовков в газетах Штатов.

Сегодня, однако, не будем останавливаться на достигнутом. Давайте продолжать!

Какой запас топлива у немецкого танка Тигр? Как долго и как далеко он может проехать на полном баке бензина? Много масла жрёт?

Каков состав и жизнь его следов? Сколько патронов он может уложить? Каков ресурс (не считая подбитых в бою) танка «Тигр»?

Двигатель относительно не требует обслуживания? Если возникают проблемы с техническим обслуживанием, легко ли их устранить? Сколько времени и сколько навыков требуется, чтобы заменить двигатель?

Способен ли немецкий танк двигаться на большие расстояния в течение длительного времени с постоянной скоростью? Как его выносливость?

Могут ли 53 танка «Тигр», например, переместиться из района Фенетранжа, Франция, в Сааре, в район недалеко от Бастони, Бельгия, на расстояние 151 милю менее чем за двадцать четыре часа, чтобы ответить на пожарный вызов, как поступили танки 4-й бронетанковой дивизии?

Можно ли использовать немецкий танк «Тигр» в течение нескольких недель тренировок в Англии, приземлиться во Франции и с боями пересечь самую широкую часть этой страны до границы с Германией, вернуться в Бельгию, вернуться обратно к границе с Германией и сражаться с ее путь в эту страну, прежде чем его заменят?

Мог ли немецкий танк несколько часов катиться со скоростью двадцать пять миль в час при развитии прорыва?

Приходилось ли критикам американского танка приходить в голову, что, возможно, вопросы, подобные перечисленным выше, ответы на которые все будут в значительной степени в пользу американского танка, и многие другие, подобные им, следует рассмотреть до принятия решения? Очевидно нет.

Я со всей решительностью утверждаю, что такие факторы должны быть учтены, прежде чем можно будет провести тщательное, честное и справедливое сравнение и сделать обоснованный и разумный вывод.

В дополнение к только что процитированному, следует помнить также о тактике, используемой и требуемой соответственно немцами и американцами, задействованных миссиях и количестве танков, имеющихся в наличии для операций.

Чтобы составить достоверную картину слабых и сильных сторон сравниваемых танков, эти вещи занимают свое место в ряду факторов, которые необходимо изучить.

6 июня 1944 года и в течение многих дней после этого, в то время как у немцев были Mark V Panther с 75-мм пушкой и Mark VI Tiger с 88-мм пушкой, американская армия была оснащена танком M-4A1, или Sherman, как известно в народе.

В этой статье нет необходимости перечислять все характеристики этого танка, за исключением того, что он весил около тридцати тонн и имел 75-мм орудие.

Его гусеницы были узкими и состояли из трех разных типов: стальных, плоских резиновых и резиновых шевронных.

В начальный период в Нормандии, сразу после вторжения, когда сражения носили бойцовский характер, сражения танков с танками были обычным явлением.

Вскоре, однако, тупиковая ситуация вышла из тупика, и американские танки устремились к Авраншу и через него, а затем через Бретань.

Не переводя дух, танки продолжали свой путь через большую часть Франции.

Для того, чтобы целыми днями катиться по раскаленным дорогам на длинные пыльные мили, нужен был легкий, мобильный бак, который ужасно растянутая линия снабжения могла адекватно снабжать драгоценным бензином.

Чтобы танк выдерживал ужасные удары час за часом, ему необходимо было иметь простой, но прочный и эффективный двигатель и механическую систему.

Тот факт, что американские танки передвигались с небольшим количеством проблем с обслуживанием, и те, которые быстро обслуживались экипажем танка в одиночку или ремонтной ротой, батальоном или дивизией, все из которых были достаточно близко позади, чтобы быстро отремонтировать машину и отправить ее немедленно вернулся в строй, что свидетельствует о превосходстве танка.

Таким образом, танковые части все еще были полностью укомплектованы танками и действовали эффективно, когда в начале сентября они достигли реки Маас на востоке после того, как день за днем ​​продвигались и вели непрерывные бои с полуострова Нормандия.

Они остановились тогда только потому, что двигались слишком быстро и слишком далеко, и были вынуждены ждать несколько дней, пока их припасы не доберутся до них в достаточном количестве, чтобы снова отправить их вперед.

Во время этой фазы операции группа танков совершила марш-бросок на 258 миль за 38 часов и прибыла в достаточно хорошей форме, чтобы продолжить движение, если бы того требовала ситуация.

При обсуждении танков многие забывают, что танк — это не машина, созданная в первую очередь для борьбы с другими танками.

Скорее, его задача прежде всего — проникнуть в тыл врага, дезорганизовать его, уничтожить снабжение и связь и вообще посеять там хаос.

Делается это в основном своими пулеметами 30-го калибра, особенно установленным спаренно, и фугасным огнем из танковой пушки.

Основная функция танковой пушки, однако, состоит в том, чтобы защитить танк, когда он разрушает, использует и уничтожает противника.

Конечно, очень и очень часто несколько метких выстрелов из танковой пушки будут гораздо эффективнее пулеметов 30-го калибра, и поэтому пушка очень часто используется в наступательных действиях.

Танк блестяще выполнил свою основную задачу в этом рывке через Францию.

Его противник был ошеломлен, дезорганизован и бежал.

Большая часть его снаряжения была «тонкокожей» и была «утиным супом» для наших танков.

Огонь 30-го калибра и 75-мм осколочно-фугасный огонь, на всякий случай, был достаточно хорош, чтобы оставить большую часть техники и личного состава немецкой армии на обочине.

Фактор, редко учитываемый, но иногда жизненно важный, это тип моста, по которому Шерман может пересечь ручей или реку.

Многие мосты, подходящие для американского танка, представляют собой сложную проблему для немецкого танка.

Мост должен быть намного шире и намного прочнее, и для его строительства потребуется много времени и больше оборудования.

Многие неповрежденные мосты, способные принять более легкий американский танк, не позволили бы пройти тяжелому, неуклюжему Тигру.

Об американском танке в те дни почти ничего критического не слышно.

Причина, очевидно, заключалась в том, что он был достаточно хорош для поставленной задачи.

Танк превосходно выполнял идеальное танковое задание, и, похоже, он был создан именно для такой работы.

Летом и осенью 1944 года «Шерман» продемонстрировал превосходные результаты и довел союзные армии до границы с Германией.

В конце 1944 года американский танк стал объектом насмешек и критики.

Вскоре были забыты результаты, достигнутые всего месяц или два назад.

В октябре, ноябре и декабре земля превратилась в вязкое болото; война стабилизировалась, и больших успехов не было.

Война была кровавой и трудной, медленной и обескураживающей.

На каждый отвоеванный у врага ярд приходилось прилагать огромные усилия.

На этом этапе войны танки уже не могли действовать так, как раньше.

Скорее, они были вынуждены сражаться танк против танка.

Здесь у немца было огромное преимущество.

Он вел оборонительную войну. Местность прекрасно подходила для него.

Это было сложно, и это позволило ему выбрать ключевые особенности местности, на которых можно разместить своих людей и технику.

Земля была настолько грязной, что наступающие, атакующие части не могли маневрировать, не могли обойти с фланга.

Им пришлось драться лицом к лицу, лицом к лицу.

Без сомнения танк немцев идеально подходил для столь удачного для них поворота войны.

Танк мог захватить господствующее положение, а с его огромным орудием и толстой броней оказался превосходным передвижным дотом.

Много раз он подстреливал американские танки, когда они барахтались в грязи, пытаясь занять ценную территорию и вытеснить противника.

Именно в те тяжелые дни многие американские танкисты и те, кто наблюдал за ним, начали терять веру в Шерман.

Танкист был вынужден двигаться очень медленно из-за навоза и очень, очень часто замечал немецкий танк, стрелял первым и попадал только для того, чтобы его 75-мм выстрел отскочил от вражеского танка, не причинив ему абсолютно никаких повреждений.

75-мм пушка оказалась сравнительно неэффективной на этом этапе войны.

На дистанциях от 1000 до 1500 ярдов он может быть эффективен, и один танк шестью выстрелами подбил пять танков «Пантера».

Американский солдат осматривает немецкий танк «Пантера», ок. 1944.

Тем не менее, такая близость к немецкому танку делала «Шерман» действительно уязвимым.

Многие танки были потеряны при попытках приблизиться, что было необходимо для того, чтобы нанести решающий удар.

Большим недостатком оказалось и отсутствие эффективного бронебойного снаряда.

Таким образом, во время той осады американский танк был бессилен, столкнувшись с немецким танком лоб в лоб.

В результате многие Шерманы были потеряны даже после того, как выстрелили первыми и попали первыми.

Именно тогда были посеяны семена недовольства американским танком и когда была потеряна большая вера.

Надо помнить, что у немецкого танка было все по-своему.

Он вел оборонительную игру, местность была ему на руку, а мокрая земля играла ему на руку.

Тем не менее, нельзя забывать, что несмотря на то, что карты сложились против американского танка, он разгромил врага и занял желанные позиции.

Хотя «Шерманы» легко проигрывали танк за танком, они всегда могли рассчитывать на численное превосходство, что учитывалось в применяемой тактике и стратегии.

Объединившись и маневрируя, они смогли выбить и подбить более тяжелый немецкий танк.

Даже по тем временам один подбитый немецкий танк на один американский танк был плохим показателем.

В большинстве случаев три к одному, четыре к одному и пять к одному в пользу нашей стороны.

Нельзя забывать, что немецкие требования и наши были совершенно разными.

Они вели медленную войну, оборонительную войну, в которой они выбирали себе место.

У них было меньше танков, чем у нас, поэтому их тактика по необходимости должна была быть другой.

Мы вели наступательную войну, мы торопились покончить с ней, мы хотели отряхнуться, и у нас было много танков для этого.

Практически ни разу не было схватки с пятьюдесятью немецкими танками против пятидесяти американскими или двадцатью против двадцати.

Соотношение обычно было пять американцев к одному немцу, даже десять к одному, редко, если вообще когда-либо, меньше, чем два к одному.

Так что всем, кто сравнивает танки двух наций, должно быть ясно, что, как я уже говорил, во время кампаний требования и нужды были разными.

Мы не могли и не хотели использовать неуклюжий, тяжелый, мобильный дотовый танк, и мы не смогли бы сделать то, что сделали, если бы у нас было такое оборудование.

Опять же, у нас были цифры, на которые можно было отступить, и мы учитывали это в нашей тактике.

Механически у нас был танк, который работал превосходно, и после того, как он стонал и кряхтел в тяжелой, липкой грязи в течение нескольких недель подряд, он все еще работал в конце этой фазы.

Нельзя отрицать, что в те лихорадочные дни такой новейший танк, как наш новейший «Шерман», с более широкой гусеницей и более мощной пушкой спас бы много жизней американцев и подбил бы больше вражеских танков, причем быстрее.

В этот период, и только в этот период, американский танк подвергался дискредитации, критике и признанию недостатком. Ситуация была исправлена ​​наспех, но для многих это было немного поздно.

«Не следует забывать, что, хотя карты были сложены против американского танка, он победил врага и занял желаемую территорию», — написал Иржик.

В последние дни 1944 года и в начале 1945 года новый тип Sherman пополнил ряды американских танков и заменил своих уставших собратьев.

Хотя он не имеет дополнительной брони и весит всего на тонну или две больше, он прибыл на сцену с мощной длинноствольной 76-мм пушкой с дульным тормозом и высокой начальной скоростью, что делает его эффективным на гораздо больших дистанциях, чем 75-мм. В результате новому танку не обязательно подбираться так же близко, как старому, прежде чем он станет эффективным.

Для пушки добавлен новый тип высокоскоростного бронебойного снаряда, придающего ей значительно большую пробивную способность.

Новый танк имеет двигатель повышенной мощности, что, помимо увеличения мощности, позволяет развивать более высокие скорости.

Его гусеница намного шире и оснащена системой подвески гусениц нового типа, которая обеспечивает большую устойчивость и проходимость по пересеченной местности для борьбы с неблагоприятными грунтовыми условиями.

Танк имеет традиционную для американских танков выносливость и стабильно преодолевает бесконечные мили.

Он проходит девяносто миль, а часто и больше на полном баке бензина.

Танк отличается простотой по мере оснащения, и один только экипаж танка способен обслуживать свою машину в течение длительного времени.

Новые люди в танковых экипажах быстро приспосабливаются к своей работе, что является одним из важных факторов, делающих наши танковые экипажи превосходящими немецкие, и объясняет, почему наша бронетехника большую часть времени работала с первоклассной эффективностью.

Последнее преимущество, хотя и незначительное в разговоре, но чрезвычайно ценное для экипажа танка — башня с двумя люками.

Кроме того, у нового Шермана, как и у старого, была мощная зенитная установка 50-го калибра, которая доказала свою эффективность против вражеских самолетов и нанесла ущерб окопавшимся немцам.

В общем, Шерман нового типа — замечательный танк.

Он ответил на молитвы танкистов и был готов закрыть завесу на одном из самых грязных и тяжелых этапов европейской войны.

Именно новый танк со всеми преимуществами старого и многими новыми качествами участвовал в гонках в Германии, Австрии и Чехословакии и завершил войну с блеском славы.

Сидевший в этом танке, не американский танкист, боялся браться за любой танк, который сталкивался с ним.Поскорее бы изготовить и отправить на фронт танк нового типа!

Немецкие танки, с другой стороны, не такие, какими их изображают.

Их тяжелая броня была скорее помехой, чем преимуществом. Танки не могли вести такую ​​же наступательную войну, как наши танки.

С их тяжелой броней и сложным механизмом они были истребителями танков, а не танками.

Несмотря на то, что немецкие танки были намного тяжелее и толще наших, их броня была централизованной.

Больше всего его пришлось на лобовой скатной плите и башне. Борта и корма часто были уязвимы, и как мы извлекли из этого выгоду!

Броня на немецких танках вообще была плохой. Он часто трескался при ударе, оставляя рваные зияющие дыры, в то время как дыры в наших баках были чистыми, круглыми и легко поддавались ремонту.

Немцы разработали орудие с высокой начальной скоростью и эффективным бронебойным снарядом. Для этого они пожертвовали пространством в танке, поскольку им пришлось увеличить размер корпуса и, таким образом, нельзя было уложить много снарядов.

Надо сказать, что немцы в очередной раз упустили из виду назначение и функцию танка и думали в первую очередь об уничтожении других танков.

Тем не менее, хотя наша начальная скорость была меньше, чем у них, наш фугасный огонь был столь же эффективен.

Из этих двух факторов фугасный огонь был для нас более важным соображением.

Технических преимуществ немецкого танка перед нашим было немного.

Внутреннее оснащение их танков было не так хорошо оборудовано, как у нас, и казалось, что немецкому танку требуется слишком много обслуживания, чтобы поддерживать его в рабочем состоянии.

Еще один момент, который часто упускают из виду, заключается в том, что нам необходимо было нести достаточное количество боеприпасов и бензина в наших баках, поскольку для замены того, что мы использовали, нам приходилось вызывать грузовики, которые должны были преодолевать длинные и опасные пути снабжения. маршрут.

Немцы, с другой стороны, сидели близко на многих своих оборонительных позициях к своим боеприпасам и другим припасам.

Некоторых может удивить информация о том, что военнопленные утверждали, что некоторые из их больших танков работали всего два с половиной часа на полной заправке автомобиля бензином.

Таким образом, у танков не было ни живучести, ни дальности плавания наших танков.

Поэтому во многих случаях их приходилось перевозить по железной дороге практически на передовую, выгружать и пускать в бой. Как далеко мы могли бы уйти с нашими танками, если бы нам пришлось следовать такой процедуре?

Еще не упомянут силовой траверс, которым оснащены американские танки.

Это одна из очень важных причин, почему так много наших танков превзошли немецкие танки.Конечно, могло быть и то, что наши артиллеристы и командиры машин превосходили немцев и превосходство наших танкистов давало нам преимущество.

Мы согласны с этим, но чувствуется, что неоценимым преимуществом для наших танкистов был явный недостаток, с которым работали немецкие танкисты из-за отсутствия 360-градусного мощного поворота, сравнимого с нашим.

Из-за этого важного недостатка они стреляли медленно и во многих случаях стреляли одним выстрелом против наших трех или четырех.Были случаи, когда танк «Тигр» затаился, выжидал в засаде, первым выстрелил в наступающие американские танки и промахнулся!

Ошибка оказалась роковой, так как американские танки маневрировали вокруг нее и своим беглым огнем уничтожили немецкий танк.

Трофейный танк «Тигр» стоит рядом с танком «Шерман» 4-й бронетанковой бригады. Размер и вес Тигра оказались скорее помехой, чем помощью.

Благодаря повороту башни на 360 градусов, которым оснащены все наши танки, наводчик танка может развернуть свое орудие в любом направлении за секунду или доли секунды.

Средний американский стрелок-танкист может стрелять по немецкому танку, может сделать первый выстрел и, как правило, может нанести первый удар. Мощный траверс позволял американским танкам двигаться по дорогам на высокой скорости, стреляя с одной стороны дороги на другую.

Таким образом, вражеские пехотинцы и пулеметчики были убиты или скованы проезжающими мимо танками.

Силовой траверс был таким преимуществом и имел такое большое значение, что его невозможно измерить.

На данный момент практически каждый танковый батальон оснащен танком нового типа Sherman, технически называемым M4A3-E8.

Из всех действующих сегодня танков этот, по моему мнению, лучший. Я бы выбрал его выше всех остальных.

Многие, многие опытные боевые танкисты чувствуют то же, что и я.

Танк поедет быстрее и проживет дольше немецкого Тигра.

Шерман сжигает меньше бензина и масла и в результате может проехать гораздо дальше на полном баке бензина.

Проблемы с техническим обслуживанием очень редки и легко устраняются.

Заменить двигатель несложно, это занимает немногим более четырех часов и бьет все рекорды немцев по времени.

У него хорошее орудие и хорошие патроны к нему. Чтобы отбуксировать один из наших выведенных из строя танков, требуется не так много, но для немецкого «Тигра» требуется огромная машина, и часто от немецких танков приходилось отказываться, потому что больших машин не было в наличии.

Да, учитывая все факторы, я полагаю, что даже самые предубежденные или те, кого труднее всего убедить, кивнут в сторону Шермана.

Шерман должен уступать Тигру, если учитывать размер орудия и толщину брони.

Танкист знает и считает само собой разумеющимся, что если в его танк попадет 88-й калибр, он будет пробит.

Он также знает, что добавление нескольких тонн брони не остановит 88.

Он уважает и всегда будет уважать немецкую пушку и толстую броню, но он никогда не променяет свой танк на эти преимущества.

Построить танк, который остановит 88-й снаряд, означало бы потерять танк и получить неуклюжий стальной дот, не оставив мобильности. На практике было сказано, что единственное, что остановит 88, это «Прекратить огонь.

Аналогично, чтобы остановить нашу 76-ку с высокоскоростными бронебойными боеприпасами, противнику понадобится действительно могучий тяжелый танк.

Еще раз не забудем, что американцы вели наступательную, быструю, обманчивую и победоносную войну.

Мы сокрушили нашего противника; следовательно, танки, приведшие к победам, должны были быть хорошими. Танк за танком, лицом к лицу, мы были в меньшинстве.

Но это был не наш способ борьбы.

Для еще не убежденного человека предлагаю подсчитать подсчет американских танков, подбитых немецкими танками и наоборот, и я уверен, что он обнаружит, может быть, к своему изумлению, что чаша весов сильно качнется в нашу пользу .

Незадолго до того, как опустился занавес боевых действий в Европе, американский танк «Генерал Першинг» совершил поклон.

Имеет 90-мм орудие, вес сорок шесть тонн, другую систему подвески, низкий силуэт. Говорят, что перед вами танк, вобравший в себя все достоинства танка «Шерман» и с новыми дополнениями превосходящий немецкий «Тигр» по всем параметрам.

Насколько мне известно, я должен оставить свое мнение на потом, потому что этот танк сравнительно неиспытан.

Я скажу тем, кто так бойко продал наш танк, что в нем есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Из ВОЕННОГО ОБОЗРЕНИЯ

Январь 1946 года

Том XXV, номер 10

—————————————— ————————————————— ————————————————— ———

С Днем Рождения, генерал Иржик!

Для тех, кто заинтересован в сохранении армейской истории, особенно нашей истории танков, я поделюсь с вами волнующей историей.

Когда Armor School была перемещена из Форт-Нокса, штат Кентукки, в соответствии с решениями Комиссии по реорганизации и закрытию базы, созданной Конгрессом в 2005 году, более 50 исторических танков и экспонатов в Музее Паттона в Ноксе также переехали.

Сегодня эти исторические танки все еще находятся в заброшенном автопарке времен Второй мировой войны на Санд-Хилл в Форт-Беннинге, штат Джорджия, разрушаются, скрыты от посторонних глаз и ждут частных пожертвований для строительства Музея бронетехники и кавалерии рядом с Музеем пехоты.

Коллекция танков и разведывательных машин The Armor School представляет собой редкую и бесценную коллекцию изобретательности, мудрости и истории развития танковой войны для американской армии.

Хотите узнать больше? Посетите Фонд наследия доспехов и кавалерии на http://www.armorcavalryheritagefoundation.org/.

Сейчас как никогда американская армия нуждается в AUSA, а AUSA нуждается в вашей членской поддержке.

Членство — это регулятор громкости, гарантирующий, что ваш голос будет многократно усилен и услышан во всех залах Конгресса, от моря до сияющего моря по всей стране и в каждом маленьком городке и населенном пункте между ними.

Держите американскую армию сильной! Занять позицию!

Все еще обслуживают, все еще приветствуют!

Фотографии немецких доспехов

Фотографии немецких доспехов

Немецкий Броня

Танк I Ausf. Б

Panzer I был спроектирован, построен, и введена в секрете в 1934 г. немцами в основном на основе британского танка. тренировался в России. Танк предназначался только для учебных, но использовался в боевых действиях до 1940 года.К этому времени танк был очень устаревшим и сильно уступал британским и французским машинам. Танк был оснащен двигателем мощностью 57 л.с. и был вооружен всего два автомата гу и нс в человекоуправляемой башне. Сложность изготовления больших погонов башни мешала немецкому танку. разработка.


Танковая 35 (т)

С захватом Германией Чехословакии панцерваффе был дополнен чешскими танками, а именно 38(т) и 35(т).Panzer 35(t) имел максимальную скорость 25 миль в час и имел 37,2-мм орудие. Эти машины очень пригодились в начале войны.


Танк III


Танк IV

Панцер III и Панцер IV

      Эти типы танков были первыми в Германии грозными танками Второй мировой войны, а после их появления стал самый многочисленный в Панцерваффе до конца войны. Они были постоянно совершенствовалась на протяжении всей войны. Panzer III был разработан для борьбы с танками и изначально устанавливался на 37мм пушка. 37-мм калибр оказался недостаточным, и в конечном итоге его модернизировали до длинноствольный 50мм, превосходивший американский короткоствольный 75мм пистолет в Ли и Шерман. Производство Panzer III закончилось в конце 1942 года. Panzer IV был разработан для пехоты. поддержку и установили 75-мм орудие. Более крупное орудие сделало его более подходящим для противотанкового использования , и сделали его грозным транспортным средством на протяжении всей войны.


Нашхорн

«Насхорн» сначала был панцеръегерем, или охотником за танками. использовался в Курске.


Панцер V или Пантера

     Пантера была разработана в ответ на российский Т-34, с которым впервые столкнулись зимой 1941 г. Были приняты лучшие черты Т-34, такие как наклонный броня и торсионная подвеска.Установлена ​​длинноствольная 75-мм пушка. который мог справиться с советскими средними танками и любым западным танком, доступным в то время. «Пантера» впервые была использована под Курском в 1943.


Пантера II

Опытный проект, это один из немногих выпущенных Panther II. У нее было больше брони, максимум 100 мм против 80 мм у обычной Пантеры, и лучшая пушка, 88-мм против 75-мм на обычной Пантере. Этот конкретная машина имеет башню Panther I.


Тигр II или Королевский тигр

Самый большой танк, выставленный на вооружение во время Второй мировой войны, 485 «Королевских тигров». выпускается с декабря 1943 г. С броней не более 185 мм и с 88-мм пушкой Tiger II мог уничтожить практически любой существующий танк союзников. Наиболее известное использование машины было в битве при Арденнах в декабре 1944 года. где была захвачена эта конкретная модель. Танк был не особо практичны из-за своих больших размеров, слишком широки для многих мостов и железных дорог, и они были лакомой целью для авиации союзников. власть.


Оса Мардер II

Самоходная противотанковая пушка Marder II была создана на базе Panzer II. шасси, когда эти танки устарели. На этой машине установлена ​​75-мм пушка.


Слон

Это была штурмовая версия знаменитого Тигра. бак. Он был вооружен 88-мм пушкой и имел 200-мм лобовую броню. Машина была разработана для помощи в атаках пехоты, а ее большое орудие а тяжелая броня делала его идеальным для этой цели.Хотя доктрина диктовала его не предполагалось использовать как истребитель танков, это часто было. Его медлительность , однако, сделало его уязвимым для маневрирования. Этот автомобиль является одним из двух существующих.



Sturmgeschutz III Ausf. Г

Штурмовое орудие поддержки пехоты на базе танка Panzer III. установлена ​​75-мм пушка. Этот конкретный автомобиль был извлечен из болота в 1994.


Немецкие штурмовые орудия

1-й слева — Panzerjager Mk IV

2-й слева: Jagdpanther- Основанный на шасси Panther, этот Охотник за танками был представлен в январе 1944 года с 88-мм пушкой.Всего 230 были построены, и использовались они в основном на Восточном фронте.

3-й слева: Ягдтигр. Создан на базе шасси Тигра. введен в июле 1944 г. со 128-мм пушкой.

4-й слева: SdKfz 162 Pz IV — введен в эксплуатацию в январе 1944 г. с 75-мм пушкой.


Леопард 1

Leopard 1 был одним из наиболее широко используемых НАТО танки. Впервые он вышел в 1965 году и был довольно легко бронирован, но был вооружен отличной британской 105-мм пушкой L7.Теперь у танка был заменен Leopard 2.


Назад на страницу боевых бронированных машин

День, когда танки изменили войну навсегда

Сто лет назад в четверг, когда танки впервые вступили в бой, война изменилась навсегда. С тех пор эти гигантские бронированные машины для убийств стали центральной частью боевых действий.

Первые танки были британскими, и они вступили в бой против немцев 15 сентября 1916 года недалеко от Флерса на севере Франции во время битвы на Сомме в Первой мировой войне.

Только представьте, что вы были немецким солдатом в тот день 100 лет назад: вы думаете, что видели все ужасы, которые может предложить война — пулеметы, косящие ваших товарищей, ловушки из колючей проволоки, артиллерийские обстрелы целых взводов до забвения, ядовитый газ, пытающий ваших друзей, которые слишком медленно надевали противогазы. Ты, наверное, довольно закаленный солдат.

Затем издалека грохочет гигантская машина, перекатываясь через воронки и канавы и сокрушая препятствия из колючей проволоки, которые раньше останавливали так много атак пехоты.Затем он начинает плеваться смертью из своих пушек и пулеметов. Вы атакуете его всем оружием, которое у вас есть, но его просто невозможно остановить. Что вы делаете? Вы можете остаться и умереть, а можете запаниковать и сбежать.

В тот день немцы на передовой бежали. Это был один из немногих случаев за всю Первую мировую войну, когда какая-либо оборонительная сила в ужасе сломалась. Один выживший сказал, что после войны он думал, что им придется отступить до самого Берлина. (Здесь вы можете услышать больше голосов того дня.)

Для тех первых британских танкистов это тоже было довольно устрашающе.На этих людей, большинство из которых были обычными пехотинцами, оказывалось огромное давление, чтобы они быстро выиграли войну с помощью инструмента, который не был особенно хорошо спроектирован или прост в эксплуатации. Внутри танка люди страдали от перегрева двигателя и задыхались от ядовитого тумана выхлопных газов.

Танк был разработан как средство выхода из тупика на Западном фронте в Первой мировой войне. Военные технологии того времени благоприятствовали обороне. Даже если атака удалась, было почти невозможно использовать брешь, прежде чем противник бросит подкрепления, чтобы стабилизировать фронт.

Первые британские первооткрыватели представляли танк как «сухопутный корабль». Он был разработан в строгой секретности. Рабочим, которые построили первые резервуары, сказали, что машины были механизированными резервуарами для воды, предназначенными для перевозки воды для войск в пустынях Месопотамии, на территории современного Ирака.

Рабочие называли их «цистернами для воды» или просто «цистернами» для краткости. Так бронетехника и получила свое название. Одному из британских офицеров, принимавших участие в разработке танка, Эрнесту Суинтону, понравилось это прозвище, и он сделал его официальным.

Первые 50 танков были отправлены во Францию ​​в августе 1916 года, чтобы тем летом присоединиться к большому британскому наступлению на реку Сомма.

Они были брошены в атаку 15 сентября без особой подготовки. И не только немцы удивились появлению танков. Почти ни один британский солдат раньше не видел танка, а у британских командиров было мало тактических представлений о том, как использовать танк в бою.

Путешествие из Великобритании было напряженным для 30-тонных машин, и почти половина из них вышла из строя еще до соприкосновения с противником.

Им удалось продвинуться на пару миль через две из трех немецких линий, нанеся тяжелые потери. Но отсутствие связи (радиостанций у них не было) и несогласованность с пехотой и артиллерией остановили атаку.

Некоторые историки подвергли критике решение британского верховного командования развернуть танки, утверждая, что их было слишком мало, чтобы иметь решающее значение, и что их основное преимущество — удар и внезапность — было несколько потеряно, поскольку немцы могли начать подготовку оружия и тактики противодействия им.

Но Германия когда-либо построила только 20 собственных танков, чтобы противостоять тысячам, построенным союзниками во время Первой мировой войны.

Британцы были первыми, кто применил их, но французы также тайно разрабатывали танки. Ранние французские танки были еще хуже спроектированы, чем первые британские. У одного слишком тонкая броня, у другого слишком узкие гусеницы. Позже во время войны французская автомобильная компания Renault выпустила новую конструкцию. Renault FT был первым с отличительной чертой современных танков: вращающейся башней сверху.(У всех британских тяжелых танков оружие было сбоку.)

Легкий танк Renault FT был, вероятно, лучшим танком войны. Он был намного маневреннее британских танков, но обладал эффективной огневой мощью. У него было меньше брони и, как следствие, он был более уязвим, но он производился серийно и предназначался для того, чтобы окружить врага роем. Это была достаточно хорошая конструкция, чтобы использовать ее до окончания Второй мировой войны в некоторых армиях. Renault FT также был единственным танком, участвовавшим в боях с американским экспедиционным корпусом во Франции, который впервые вступил в бой в сентябре 1918 года.

Американцы также внесли ключевой вклад в разработку танка. Именно американец Бенджамин Холт усовершенствовал гусеницу — еще одну классическую особенность современного танка. Холт подал патент в 1907 году, и вскоре его компания Holt Manufacturing Company в Стоктоне, штат Калифорния, начала массово производить гусеницы для сельскохозяйственных и лесозаготовительных машин.

В последние несколько месяцев Первой мировой войны союзные войска, наконец, смогли массово использовать танки, как и предполагали первопроходцы танков.Тысячи сражались в крупных прорывных боях с августа 1918 года до конца войны. Немцы разработали эффективную тактику борьбы с танками бронебойными снарядами артиллерии. Но этой тактики было недостаточно, чтобы замедлить превосходящие силы. Германия сдалась.

И все же немцам, униженным своим поражением в 1918 году, выпало разработать тактику и стратегию танковой войны, которые привели к их впечатляющим успехам в первые годы Второй мировой войны.