Содержание

Танк ИС-7 Двигатель. Вес. Размеры. Вооружение

ИС-7 что это такое — опытный советский тяжёлый танк. Разработан в 1945—1947 годах, выпуск ограничился шестью прототипами и незначительным числом предсерийных машин, произведённых в 1949 году. Подобно предшественникам, предназначенным для прорыва мощных оборонительных полос противника, ИС-7 имел хорошую бронезащиту. Мощнейший танк своего времени и самый тяжёлый среди советских танков. На вооружение Советской Армии не принимался, но многие из впервые применённых на этом танке технических решений были впоследствии успешно использованы в серийных машинах.

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину.

Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею. Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.

После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы.

Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.

Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 миллиметров углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед.

Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 миллиметров на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.

В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива.

При определенных обстоятельствах это грозило пожаром. Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.

Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система. Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины. Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины. Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам.

Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении. Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения. Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.

8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 миллиметров. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70.

В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров в секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту. Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра.

В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 миллиметров гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

 Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного.

Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.

Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 лошадиных сил. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 километров в час тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю». Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.

Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.

И все же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем:

» Как и при проектировании «Чифтена». одной из наиболее критических стала проблема массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу перспективного танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), однако еще в ходе проработок проекта МВТ-80 английские специалисты пришли к выводу о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу необходимо было увеличить до 60-62 т, в этом случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, а также бортов.»

Инженеры MVEE в качестве обоснования возможности увеличения массы выдвинули тезис о незначительной разнице между 50- и 60-тонными танками. Так, при равных удельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приемистость и проходимость будут примерно одинаковыми. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов. Англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков; оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, то есть они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по территории Европы примерно равномерно. В результате подобного рода исследований и анализов удалось убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость. Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.

Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.

ИС-7 на испытаниях

 

Конструкция

Хотя ИС-7 являлся во многом развитием тяжёлого танка ИС-3, на нём было применено множество новейших решений, значительно опередивших своё время. Компоновка танка классическая, отделение управления объединено с боевым. В вытянутой носовой части корпуса, где размещался механик-водитель, удалось рационально и удобно скомпоновать отделение управления. Наведение пушки с пулемётами в маске облегчили силовые электроприводы, управляемые с пульта наводчика. Из-за солидного веса снарядов экипаж танка пополнился вторым заряжающим и состоял из пяти человек: механик-водитель, командир, наводчик и двое заряжающих. Чтобы облегчить и ускорить работу, боекомплект из 25 выстрелов, уложенный в корме башни, подавался по транспортёру.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус ИС-7 сваривался из катаных гомогенных броневых плит различной толщины. Лобовая часть выполнялась из трёх листов с большими углами наклона по схеме «щучий нос» из 150-мм плит, борта для большей жёсткости сложной формы с обратным уклоном вверху изготавливались (не сваривались, а гнулись под прессом) из двух частей — верхних наклонных толщиной 150 мм и вогнутых внутрь нижних толщиной 100 мм. Кормовая часть состояла из нижней детали 100-мм толщины и сильно наклоненной 60-мм верхней детали. Штампованные крыша и днище имели толщину 30 и 20 мм, соответственно.

Башня танка — литая, четырёхместная, очень больших размеров, но невысокая и с большими углами наклона брони. Броня башни переменной толщины, от 94 мм в кормовой части башни до 210 при суммарном наклоне 51-60 градусов в лобовой, толщина маски орудия достигала 355 мм.

Вооружение

Основным вооружением танка являлась мощная 130-мм танковая нарезная пушка С-70 с длиной ствола 57,2 калибра и начальной скоростью 33,4-килограммового бронебойного снаряда 900 м/с разработанная на базе 130-мм морской корабельной пушки. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор, оборудовалась однокамерным сетчатым дульным тормозом, системой управления огня и механизмом заряжания с электроприводом, по типу морских артиллерийских установок. Система управления огнём при ведении стрельбы автоматически наводила пушку в соответствии с положением прицела и производила выстрел. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с подкалиберными бронебойными и осколочно-фугасными снарядами, размещавшихся на полу боевого отделения и в надгусеничных нишах. Помимо пушки, вооружение ИС-7 составляли 8 пулемётов, из них 2 — 14,5-мм КПВТ и 6 — 7,62-мм СГМТ. Один из КПВТ и два СГМТ были установлены в маске пушки, второй КПВТ устанавливался на турели на крыше башни, из оставшихся четырёх СГМТ, два крепились по бортам кормовой части башни для стрельбы назад и два — по бортам корпуса на надгусеничных полках для стрельбы вперёд. Все пулемёты, кроме спаренных с пушкой, оборудовались дистанционным электроприводом и наводились изнутри танка. Боекомплект пулемётов состоял из 400 14,5-мм патронов и 2500 7,62-мм.

Двигатель и трансмиссия

ИС-7 оборудовались V-образным 12-цилиндровым четырёхтактным дизельным двигателем эжекционного охлаждения М-50Т (Т-танковый) мощностью 1050 л.с, являвшимся танковым вариантом морского дизельного двигателя.

Трансмиссия на первых прототипах состояла из шестиступенчатой коробки передач и двухступенчатого механизма поворота планетарного типа, но на второй серии прототипов и предсерийных машинах устанавливалась восьмиступенчатая планетарная коробка передач и иные механизмы поворота.

Ходовая часть

Подвеска катков независимая, торсионная. Ходовая часть каждого борта состояла из 7 сдвоенных опорных катков с металлическими ободами и размещёнными в балансирах гидравлическими амортизаторами. Ведущие колёса задние, зацепление гусениц цевочное. Впервые в советском танкостроении на ИС-7 была применена гусеница с резинометаллическим шарниром.

Машины на базе

— Объект 261 — советский проект тяжёлой 152-мм самоходной артиллерийской установки;
— Объект 263 — советский проект тяжёлой 130-мм самоходной артиллерийской установки.

Тактико-технические характеристики ИС-7

Экипаж, чел.: 5
Разработчик: ЛКЗ
Годы производства: 1946—1949
Количество выпущенных, шт. : 6 ходовых прототипов (2 шт. — образец 1946 года, 4 шт. — образец 1947 года)
Компоновочная схема: классическая

Вес ИС-7

— 68 тонн

Размеры ИС-7

— Длина корпуса, мм: 7380
— Длина с пушкой вперёд, мм: 10000
— Ширина корпуса, мм: 3400
— Высота, мм: 2480
— Клиренс, мм: 450

Броня ИС-7

— Тип брони: стальная литая и катаная
— Лоб корпуса (верх), мм/град.: 150/65°
— Лоб корпуса (низ), мм/град.: 150/50°
— Борт корпуса (верх), мм/град.: 150/45°
— Борт корпуса (низ), мм/град.: 100/40-65°
— Корма корпуса (верх), мм/град.: 60/55°
— Корма корпуса (низ), мм/град.: 100/15°
— Днище, мм: 20
— Крыша корпуса, мм: 20
— Лоб башни, мм/град.: 210/51-60°
— Маска орудия, мм/град.: 350/0°
— Борт башни, мм/град.: 150/30-65°
— Корма башни, мм/град.: 94
— Крыша башни, мм: 50

Вооружение ИС-7

— Калибр и марка пушки: 130-мм С-70
— Тип пушки: нарезная пушка
— Длина ствола, калибров: 57,2
— Боекомплект пушки: 30
— Пулемёты: 2 х 14,5-мм КПВТ, 6 х 7,62-мм СГМТ

Двигатель ИС-7

— Тип двигателя: М-50Т
— Мощность двигателя, л. с.: 1050

Скорость ИС-7

— Скорость по шоссе, км/ч: 60
— Скорость по пересечённой местности, км/ч: 32

— Запас хода по шоссе, км: 300
— Удельная мощность, л. с./т: 15,4
— Тип подвески: индивидуальная торсионная
— Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,97
— Преодолеваемый подъём, град.: 30
— Преодолеваемый брод, м: 1,5

 

Фото ИС-7

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка

 

 Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка

 

ИС-7 в Бронетанковом музее в г. Кубинка

 

Добавить комментарий

ИС-7: обзор, характеристики, сравнение параметров

Работа над танком началась весной 1945 года. Прототипы испытывались в 1946 и 1947 гг. В 1948 г. прошёл госиспытания. Серийно не выпускался.

Нация СССР СССР

Уровень Уровень X

Тип Тяжёлый танк Тяжёлый танк

Стоимость Кредиты 6 100 000 Опыт 191 500

Роль Тяжёлый танк прорыва Тяжёлый танк прорыва

нерожденный монстр-танк СССР — журнал За рулем

Есть танки, появление которых вызвано необходимостью. Их характеристики далеко не идеальны, сами они капризны, но при этом нужны — лучше воевать хоть на чем-то, чем совсем без поддержки брони. Другие, наоборот, создавались в относительно спокойной обстановке, а у их конструкторов имелся колоссальный опыт. Одним из таких танков стал ИС-7 — машина, которая должна была получить абсолютное превосходство над любым другим танком своего времени.

Ленинград возвращается в игру

Материалы по теме

Город на Неве сильно пострадал от Блокады. Львиная часть его заводов в виде наиболее ценных кадров и оборудования была эвакуирована на восток. Но всего лишь спустя полгода после разрыва окружающего город кольца решили восстанавливать их. Результаты были получены довольно быстро — уже весной 1945-го город производил самоходки ИСУ-152. Но уже совсем скоро Ленинграду предстояло вспомнить былые времена и вновь стать центром разработки танков.

К началу 1945-го военные захотели новый тяжелый танк, способный выдерживать обстрел из 128-мм пушки «Ягдтигра» — на тот момент самого мощного противотанкового орудия в мире. Другие танковые заводы были заняты текущими модернизациями производимых танков и отработкой технологических процессов, ведь интересы фронта требовали как можно больше продукции. Это давало шанс для ленинградцев — от только оправившегося от блокады Кировского завода никто не ждал чудес и не загружал его под завязку.

Боковая и лобовая проекции ИС-7.

Боковая и лобовая проекции ИС-7.

Представленный заводчанами проект танка ИС-7 был готов существенно раньше, чем работы конкурентов — уже в мае 1945 года. Мало того, ленинградцы проработали аж четыре варианта! Различались они двигателями: 1200 «лошадок» или спарка двух по 600 сил. И орудиями — 122-мм или 130-мм. Танк получался очень мощным, но, по советским меркам, довольно тяжелым — масса, в зависимости от варианта, колебалась от 59 до 65 тонн. Правда, даже это недотягивало до знаменитого «Королевского Тигра», весившего все 70.

По последнему слову техники

Материалы по теме

Зато все остальное обещало быть просто великолепным. Серьезная масса не превращала ИС-7 в неповоротливый сарай — планировавшийся 1200-сильный двигатель мог обеспечить максимальную скорость в 60 км/ч. Лобовая броня была достаточной, чтобы противостоять любому танковому орудию и выдерживать попадание тяжелого фаустпатрона.

На этом преимущества проекта не заканчивались. Ленинградцы стремились использовать весь накопленный опыт мира, до которого удавалось добраться. Поэтому проект будущего ИС-7 включал в себя хай-тек на любой вкус. Например, специальный механизм с электрическим приводом, ускоряющий зарядку орудия. С его помощью скорострельность 130-мм пушки с раздельным заряжанием снаряда была доведена аж до восьми выстрелов в минуту.

Интересно было оформлено и зенитное вооружение. Это были строенные, защищенные легким бронированным кожухом, два по 7,62-мм и один 14,5-мм пулеметы на башне. Стрелять из них можно было бы, не покидая танка, при помощи «следящего механизма» дистанционного управления.

ИС-7 в заводском цеху.

ИС-7 в заводском цеху.

Материалы по теме

С помощью специалистов-судостроителей конструировалась совершенно новая для танковой промышленности СССР вещь — автоматизированный прибор управления выстрелом «Штурм». Нечто подобное применялось на артиллерийских кораблях, чтобы исключить воздействие качки. Наводчик делал расчеты, наводил стабилизированный (от той самой качки) прицел, после чего нажимал на кнопку открытия огня. Но за этим не следовал мгновенный выстрел. Автоматический механизм ждал, пока корпус корабля не примет ровное положение. Только после этого следовало открытие огня. Теперь то же самое хотели применить и на танке — чтобы на точность стрельбы не влияли колебания корпуса и тяжелой пушки.

Подсмотрели и немецкий опыт ночных боев. ИС-7 имел два инфракрасных прицела — для мехвода и командира. Первый был попроще и позволял различать предметы и рельеф на расстоянии в 50 метров. Второй обеспечивал видимость до 120 метров.

Отметим и топливные баки новой конструкции. Выполненные из резинотканевого материала, они могли легко принимать заданную форму. Это позволяло размещать баки в труднодоступных внутренних местах корпуса, при этом их было проще производить и легче обслуживать, чем жесткие аналоги сложной формы.

ИС-7 на территории Кировского завода.

ИС-7 на территории Кировского завода.

Ложка дегтя

Материалы по теме

Впрочем, стремление набить танк самыми современными приборами и механизмами имело и обратную сторону. Все это усложняло конструкцию и увеличивало риск поломок. Поэтому от каких-то нововведений отказывались — как, например, от дистанционно управляемых башенных пулеметов. Эту тройку заменили на один 14,5-мм пулемет, причем чтобы воспользоваться им, одному из заряжающих приходилось покидать машину.

Или взять тот же двигатель. Ленинградцы никак не могли получить от промышленности дизель мощностью в 1200 «лошадок», на который рассчитывали конструкторы, — с ним все время были какие-то проблемы. В итоге пришлось ограничиться двигателем для торпедных катеров, выдающим 1050 сил. Но все это не было чем-то принципиально страшным — пока что главным было прохождение министерских испытаний. Доводкой современных механизмов и поиском двигателя можно было заняться и позже, когда ИС-7 примут на вооружение.

Государственные испытания

Один из двух изготовленных прототипов вышел на испытания 23 ноября 1947 года. Условия были жесткими: стремясь проверить надежность и работоспособность конструкции, танк щадить не собирались. До завершения испытаний в марте следующего года ИС-7 прошел 2000 км без единой серьезной поломки. Танк уверенно показывал скорость в 60 км/ч и отличался нетипичной для советских машин легкостью управления, вызвавшей восторг у мехвода-испытателя. Военные были довольны.

Второй прототип перед началом министерских испытаний.

Второй прототип перед началом министерских испытаний.

Правда, через два дня после официального завершения испытаний прототип сгорел — что-то пошло не так в двигателе, а система тушения не сработала. Но главным было то, что это прошло не на глазах наблюдателей из Москвы. Это, кстати, было не единственное ЧП. Первый прототип во время внутризаводских испытаний умудрились сначала уронить с моста (к счастью, без особых последствий), а потом случайно столкнуть с идущим на полном ходу паровозом. К счастью, не заметивший поезда танк лишь начал въезжать на переезд, так что паровоз зацепил только пушку. Башню резко развернуло и сорвало стопор, закрепляющий орудие в походном положении. После непродолжительного ремонта танк вернулся в строй.

Смена концепции

Ис-7 в экспозиции танкового музея в Кубинке.

Ис-7 в экспозиции танкового музея в Кубинке.

Казалось, что для ИС-7 все идет хорошо. Было построено еще четыре прототипа. Планировались первые партии для армии в 15 и 50 машин. Проводились обстрелы корпуса, показавшие отличные результаты. Но тут грянул гром среди белого неба: в феврале 1949 года Совет Министров постановил свернуть разработку.

Масса тяжелого танка теперь не должна была превышать 50 тонн. В противостоянии ТТХ и логистики вновь побеждала последняя — проезд 65-тонного ИС-7 выдержал бы далеко не каждый мост. Кроме того, для его перевозки потребовалось бы построить специальные железнодорожные платформы и расширить многие туннели. Да и с технологической точки зрения танк не вписывался в возможности тогдашней отечественной промышленности. Не в последнюю очередь из-за его насыщенности высокими технологиями для массового производства ИС-7 потребовались бы серьезнейшие вложения в танкостроение. Одни только краны, чтобы перемещать по цехам 65-тонные махины, влетели бы в копеечку. А разрушенная войной страна отчаянно нуждалась в средствах для мирного развития…

Поэтому уникальный ИС-7 так и остался нереализованной мечтой, воплощенной лишь в нескольких прототипах. Вместо него в серию пошел 50-тонный ИС-8 — он же Т-10. Он и стал последним тяжелым танком Советского Союза: впоследствии концепция сменилась еще раз, и танки перестали делиться на легкие, средние и тяжелые. В мире наступала эра нового вида бронетехники — «основного боевого танка».

Источник: fighting-vehicles.com; btvt.info; karopka.ru; quora.com

Максим Коломиец — Супертанки Сталина ИС-7 и др. Сверхтяжелые танки СССР читать онлайн

Максим Коломиец

СУПЕРТАНКИ СТАЛИНА ИС-7 И ДР

Сверхтяжелые танки СССР


Первый образец танка ИС-7 выпуска 1947 года, вид спереди. Хорошо видна форма передней части корпуса, люк механика-водителя и укладка буксирных тросов (АСКМ)

В истории танкостроения, и не только отечественного, можно найти огромное количество различных проектов и предложений боевых машин массой 100, 200 и даже 1000 тонн. Большая часть этих предложений носила авантюрный характер — танки, построенные по таким чертежам едва ли смогли бы передвигаться.

Тем не менее, сверхтяжелые танки строились в разных странах, причем не только в опытных образцах, но и выпускались серийно, пусть и небольшими партиями. Наиболее известной в этой области стала Германия — «сумеречный тевтонский гений» породил такие машины как 188-тонный «Маус» (самый тяжелый построенный в «металле» танк), 140-тонный Е-100 (так и не законченный изготовлением), 75-тонную самоходку «Ягдтигр» (выпускавшуюся серийно). Эти боевые машины известны всем любителям истории бронетехники.

Однако работы по сверхтяжелым танкам велись и в нашей стране, причем довольно активно. Причем в конструкции этих машин часто использовались весьма интересные инженерные решения. Но по ряду причин не все предполагавшиеся к постройке опытные образцы таких танков были изготовлены.

Предлагаемая читателю книга рассказывает об истории сверхтяжелых советских танков 1940-х годов. Термин «сверхтяжелые» в данном случае подразумевает танки массой свыше 50 тонн («за бортом» повествования остался КВ-2, так как ему была посвящена отдельная книга). В данной работе повествуется только от тех проектах, которые предполагалось реально воплотить в металле. Многочисленные варианты сверхтяжелых танков, присылаемые в Главное автобронетанковое управление Красной Армии как отдельными лицами, так и организациями, не рассматриваются, так как все эти проекты были нежизнеспособными (для их рассмотрения в ГАБТУ КА было создано специальное подразделение — отдел изобретений), хотя и могли содержать удачные решения отдельных узлов и агрегатов. В качестве иллюстраций книги используются не только фотографии, но и фрагменты заводских чертежей танков, о которых идет речь.

Автор выражает благодарность за помощь в работе и предоставленные материалы Илье Мазурову, Баиру Иринчееву, Игорю Желтову, Александру Лагутину и Виктору Мальгинову.

Несмотря на то, что к моменту принятия танка КВ на вооружение его броня не пробивалось ни одной противотанковой пушкой, уже весной 1940 года руководство Красной Армии обсуждало возможность создания еще более толстобронных машин. Этот вопрос несколько раз обсуждался и в главном автобронетанковом управлении Красной Армии (ГАБТУ КА), и в руководстве наркомата тяжелого машиностроения (в его состав входил Кировский завод, занимавшийся разработкой и производством танков КВ). Результаты обсуждений доложили «наверх», и 17 июня 1940 года Совет народных комиссаров СССР и Центральный комитет ВКП(б) приняли постановление № 1288-495сс в котором, в частности, говорилось:

«К 1 ноября 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 90 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан с Ижорского завода в конце октября, изготовление танка намечено закончить к 5 ноября. Второй корпус будет изготовлен в ноябре.

Танк КВ-1 выпуска декабря 1940 года (с 76-мм пушкой Л-11) во дворе Кировского завода. Несмотря на то, что к этому времени КВ был самым мощным танком в мире, в Советском Союзе начались работы над проектированием еще более толстобронных машин (АСКМ).

К 1 декабря 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 100 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан в конце октября, второй в ноябре».

Как видно из приведенного документа, предполагалось не только усилить броню, но и вооружение тяжелых танков путем установки пушки калибра 85-мм.

Разработкой последней занималось конструкторское бюро завода № 92 в Горьком. Руководил работами КБ В. Г. Грабин. Еще в 1938 году его конструкторское бюро получило от главного артиллерийского управления Красной Армии задание на проектирование новых танковых орудий калибра 76 и 95-мм. При этом предполагалось, что 76-мм орудие будет иметь баллистику зенитной пушки такого же калибра. К началу 1939 года был готов проект 76-мм танковой пушки под индексом Ф-27, но вскоре все работы по нему прекратили. Дело в том, что к этому времени на вооружение Красной Армии приняли более мощную 85-мм зенитку, разработанную на подмосковном заводе № 8.

Однако это не остановило Грабина и его инженеров — в кратчайшие сроки они создают танковую пушку Ф-30. От Ф-27 она отличалась новой, 85-мм трубой ствола и усиленными противооткатными приспособлениями. Весной 1939 года Ф-30 установили в башню танка Т-28 и провели ее краткосрочные испытания. Выяснилось, что артсистема нуждается в доработке — в результате ее «доводили до ума» до начала 1940 года, после чего пушка поступила на полигонные испытания. Именно этой 85-мм пушкой предполагалось вооружить новые толстобронные тяжелые танки, речь о которых шла в постановлении от 17 июля 1940 года. Правда, следует отметить, что к этому времени имелся всего один экземпляр Ф-30, который к тому же не завершил полный цикл испытаний.

Разработка новых тяжелых танков легла серьезным грузом на конструкторское бюро (СКБ-2) Кировского завода. Дело в том, что его коллектив был весьма малочисленным и молодым, к тому же имел небольшой опыт собственного проектирования (в активе у СКБ-2 были лишь СМК, КВ, проект танка поддержки пехоты «объект 211»[1] и танкетка ППГ). К тому же летом 1940 года инженеры конструкторского бюро Кировского завода были очень сильно загружены работами по доведению танка КВ и обеспечению серийного производства новой боевой машины. Причем параллельно с этим велись и испытания серийных КВ, по результатам которых в конструкцию танков приходилось вносить изменения. Ситуация усложнялась тем, что тактико-технических требований на разработку новых тяжелых танков от заказчика — главного автобронетанкового управления — получено не было.

Испытание 85-мм пушки Ф-30, установленной в башне танка Т-28. 1939 год. Приведенное фото представляет собой коллаж из нескольких изображений этой машины, снятой с разных ракурсов (ГАНО).

Читать дальше

Танк ИС-7 Двигатель. Вес. Размеры. Вооружение


Исторический образец

Опытный завод №100 во второй половине 1944 года начал разработку эскиза нового тяжелого танка. Эта машина должна была объединить все знания, накопленные многолетним трудом. И, как показывает время, это у советских разработчиков получилось. ИС-7 оказался в прямом смысле шедевром танкостроения того времени. Ему не было равных. Очень жаль, что производство таких машин не было налажено. На сегодняшний день единственный образец находится в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Тяжелый танк ИС-7

Тяжелый танк ИС-7

В конце 1944 года в конструкторском бюро Опытного завода № 100 приступили к эскизным проработкам нового тяжелого танка. Предполагалось, что эта машина воплотит в себе весь опыт, накопленный при конструировании, эксплуатации и боевом применении тяжелых танков в годы войны. Не найдя поддержки у наркома танковой промышленности В. А. Малышева, директор и главный конструктор завода Ж. Я. Котин обратился за помощью к шефу НКВД Л. П. Берии. Последний оказал необходимое содействие, и в начале 1945 года полным ходом начались проектные работы над несколькими вариантами танка – объектами 257, 258 и 259. В основном они различались типом силовой установки и трансмиссией (электрическая или механическая). Летом 1945 года в Ленинграде началось проектирование объекта 260, получившего индекс ИС-7. Для его детальной проработки было создано несколько узкоспециализированных групп, руководителями которых назначили опытных инженеров, имевших большой опыт в создании тяжелых машин. Рабочие чертежи были выполнены в крайне сжатые сроки, уже 9 сентября 1945 года их подписал главный конструктор Ж. Я. Котин. Корпус танка был спроектирован с большими углами наклона броневых листов.

Лобовая часть – трехгранная, по типу ИС-3, но не так сильно выступающая вперед. В качестве силовой установки планировалось использование блока из двух дизелей В-16 общей мощностью 1200 л. с. Электрическая трансмиссия была аналогична установленной на ИС-6. Топливные баки располагались в подмоторном фундаменте, где за счет скошенных внутрь бортовых листов корпуса образовалось пустое пространство. Вооружение танка ИС-7, состоявшее из 130-мм пушки С-26, трех пулеметов ДТ и двух 14,5-мм пулеметов Владимирова (КПВ), размещалось в литой башне приплюснутой формы. Несмотря на большую массу – 65 т, машина получилась очень компактной. Был построен деревянный макет танка в натуральную величину. В 1946 году началось проектирование другого варианта, имевшего тот же заводской индекс – 260. Во второй половине 1946 года по чертежам конструкторского отдела танкового производства в цехах Кировского завода и филиала завода № 100 были изготовлены два опытных образца объекта 260. Первый из них собрали 8 сентября 1946 года, прошел до конца года на ходовых испытаниях 1000 км и по их результатам отвечал основным тактико-техническим требованиям.

Была достигнута максимальная скорость 60 км/ч, средняя скорость по разбитой булыжной дороге составила 32 км/ч. Второй образец был собран 25 декабря 1946 года и прошел на ходовых испытаниях 45 км. В процессе конструирования новой машины было выполнено около 1500 рабочих чертежей, внедрено в проект более 25 решений, ранее не встречавшихся в танкостроении, к разработкам и консультациям привлекались более 20 институтов и научных учреждений. В связи с отсутствием мотора мощностью 1200 л. с. предполагалось установить в ИС-7 спаренную установку двух дизелей В-16 завода № 77. Одновременно Министерство транспортного машиностроения СССР (Минтрансмаш) поручило заводу № 800 изготовить необходимый двигатель. Завод задания не выполнил, а спаренная установка завода № 77 опоздала к срокам, утвержденным Минтрансмашем. Кроме того, она не была отработана и испытана заводом-изготовителем. Испытания и доводка проводились филиалом завода № 100 и выявили ее полную конструктивную непригодность. Не имея необходимого двигателя, но стремясь выполнить в срок правительственное задание, Кировский завод совместно с заводом № 500 Минавиапрома приступил к созданию танкового дизеля ТД-30 на базе авиационного АЧ-300. В результате на двух первых образцах ИС-7 установили двигатели ТД-30, которые показали в процессе испытаний свою пригодность, но из-за плохой сборки требовали доводки. При работе над силовой установкой был частично внедрен, а частично опробован в лабораторных условиях целый ряд новшеств: мягкие резиновые топливные баки общей емкостью 800 литров, противопожарное оборудование с автоматическими термозамыкателями, срабатывавшими при температуре 100°-110°С, эжекционная система охлаждения двигателя. Трансмиссия танка была спроектирована в двух вариантах.

Первый, изготовленный и испытанный в ИС-7, имел шестиступенчатую КП с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота – планетарный, двухступенчатый. Управление имело гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие скорости машины. Второй вариант шестиступенчатой механической трансмиссии был разработан совместно с МВТУ имени Н. Э. Баумана. Трансмиссия планетарная, 4 ступенчатая, с механизмом поворота тиг ЗК. Управление танком облегчалось гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач. При разработке ходовой части конструкторским отделом был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном ИС-7. На их основании были разработаны окончательны рабочие чертежи всей ходовой части. Впервые в отечественном танкостроении были применены гусеницы с резинометаллическим шарниром, гидравлические амортизаторы двухсторонней действия, опорные катки с внутренне амортизацией, работающие при больших нагрузках, пучковые торсионы. Была установлена 130-мм пушка С-26 с новым щелевым дульным тормозом. Высокая скорострельность (6-выстрелов в минуту) обеспечивалась применением механизма заряжания.

На танке ИС-7 размещалось 7 пулеметов: один калибра 14,5-мм и шесть калибра 7,62-мм Силами лаборатории отдела главного конструктора Кировского завода был изготовлен дистанционный синхронно-следящий электропривод пулеметно установки с использованием отдельных элементов аппаратуры иностранной техники. Изготовленный образец турельной установки двух 7,62-мм пулеметов был смонтирован на корме башни опытного танка и прошел испытания, обеспечив высокую маневренность пулеметного огня. Кроме двух образцов, собранных на Кировском заводе и проходивших ходовые испытания в конце 1946 – начале 1947 года, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни. Эти корпуса и башни испытывались обстрелом из орудий калибра 81-мм 122-мм и 128-мм на полигоне ГАБТУ Кубинка. Результаты испытаний легли основу окончательного варианта бронирования нового танка.

В течение 1947 года в КБ Кировского завода шла интенсивная работа по созданию проекта улучшенного варианта ИС-7. Проект многое сохранил от своего предшественника, но вместе с тем в него было внесено немало существенных изменений. Корпус стал немного шире, а башня – более приплюснутой. ИС-7 получил гнутые борта корпуса, предложенные конструктором Г. Н. Москвиным. Было усилено вооружение машина получила новую 130-мм пушку С-70 с длинной ствола 54 калибра. Ее снаряд массой 33,4 кг покидал ствол с начальной скоростью 900 м/с. Новинкой для своего времени стала система управления огнем. Прибор управления огнем обеспечивал наведение стабилизированной призмы на цель независимо от пушки, автоматическое приведение пушки к стабилизированной линии прицеливания при выстреле и автоматическое производство выстрела. Танк имел 8 пулеметов, из них два КПВ калибра 14,5-мм. Один крупнокалиберный и два РП-46 калибра 7,62-мм (модернизированный послевоенный вариант пулемета ДТ) были установлены в маске пушки. Еще два РП-46 находились на надгусеничных полках, два других, повернутых назад, крепились снаружи по бортам кормовой части башни. Все пулеметы с дистанционным управлением. На крыше башни на специальной штанге устанавливался второй крупнокалиберный пулемет, оснащенный опробованным на первом опытном танке синхронно-следящим дистанционным электроприводом наведения, позволявшим вести огонь как по воздушным, так и по наземным целям без выхода из танка. В целях повышения огневой мощи конструкторами Кировского завода в инициативном порядке разрабатывался строенный вариант (1х14,5-мм и 2х7,62-мм) зенитной пулеметной установки. Боекомплект состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания, 400 патронов калибра 14,5-мм и 2500 патронов калибра 7,62-мм. Для первых образцов ИС-7 совместно с НИИ артиллерийского вооружения впервые в отечественном танкостроении использовались эжекторы, изготовленные из фрезерованных броневых листов. Причем пять разных моделей эжекторов проходили предварительные испытания на стендах. Был установлен инерционный сухой матерчатый воздушный фильтр с двумя ступенями очистки и автоматическим удалением пыли из бункера с использованием энергии выхлопных газов. Емкость мягких топливных баков, изготовленных из специальной ткани и выдерживавших давление до 0,5 атм., была доведена до 1300 л.

Был установлен вариант трансмиссии, разработанный в 1946 году совместно с МВТУ им. Баумана. Ходовая часть включала в себя семь опорных катков большого диаметра на борт и не имела поддерживающих роликов. Катки выполнялись двойными, с внутренней амортизацией. Для улучшения плавности хода были применены гидравлические амортизаторы двустороннего действия, поршень которых располагался внутри балансира подвески. Амортизаторы разрабатывались группой инженеров под руководством Л. 3. Шенкера. Гусеница шириной 710-мм имела литые траки коробчатого сечения с резинометаллическим шарниром. Их применение позволило увеличить износоустойчивость и уменьшить шум при движении, но в то-же время они были сложны в производстве.

Автоматическая система пожаротушения конструкции М. Г. Шелемина состояла из датчиков и огнетушителей, установленных в моторно-трансмиссионном отделении, и была рассчитана на трехразовое включение в случае загорания. Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре ИС-7, которые после проведения заводских испытаний передали на государственные. Танк произвел сильное впечатление на членов приемной комиссии: при массе 68 т машина без труда развивала скорость 60 км/ч, обладала отличной проходимостью. Его броневая защита в то время была практически неуязвима. Достаточно сказать, что танк ИС-7 выдерживал обстрел не только 128-мм немецкой пушки, но и собственного 130-мм орудия. Тем не менее испытания не обошлись без ЧП. Так, во время одного из обстрелов на полигоне снаряд, скользнув по гнутому борту, ударил в блок подвески, и тот, видимо, слабо приваренный, отскочил от днища вместе с катком. Во время пробега другой машины двигатель, выработавший уже гарантийный срок на испытаниях, загорелся. Система пожаротушения дала две вспышки для локализации пожара, но погасить возгорание не смогла. Экипаж покинул машину, и она полностью сгорела. Но, несмотря на ряд критических замечаний, в 1949 году военные выдали Кировскому заводу заказ на изготовление партии из 50 танков. Заказ этот по неясным причинам не был выполнен. Главное бронетанковое управление обвиняло завод, который, по его мнению, всячески задерживал изготовление оснастки и приспособлений, необходимых для серийного производства. Заводчане ссылались на военных, которые “зарубили” машину, требуя снизить массу до 50 т. Достоверно известно только одно, ни одна из 50 заказанных машин не покинула цехов завода.

Тактико-технические характеристики тяжелого танка ИС-7

Боевая масса, т – 68 Экипаж, чел. – 5 Габаритные размеры, мм: длина с пушкой вперед – 11170 ширина – 3440 высота – 2600 клиренс – 410 Броня, мм: лоб корпуса – 150 борт корпуса – 150-100 корма – 100-60 башня – 210-94 крыша – 30 днище – 20 Вооружение: 130-мм нарезная пушка С-70; два 14,5-мм пулемета КПВ; шесть 7,62-мм пулеметов Боекомплект: 30 выстрелов, 400 патронов калибра 14,5-мм, 2500 патронов калибра 7,62-мм Двигатель: М-50Т, дизельный, 12-цилиндровый, четырехтактный, V-образный, жидкостного охлаждения, мощность 1050 л. с. при 1850 об/мин Удельное давление на грунт, кг/см.кв – 0,97 Скорость по шоссе, км/ч – 59,6 Запас хода по шоссе, км – 190

Для нового танка на Кировском заводе разработали механизм заряжания по типу морских установок, имевший электропривод и малые габариты, что совместно с результатами испытаний башни обстрелом и замечаний комиссии ГАБТУ позволило создать более рациональную по снарядостойкости башню. Экипаж состоял из пяти человек, причем четверо размещались в башне. Командир находился справа от орудия, наводчик – слева и два заряжающих сзади. Заряжающие управляли пулеметами, расположенными в корме башни, на надгусеничных полках и крупнокалиберным на зенитной установке.

В качестве силовой установки на новом варианте ИС-7 использовался серийный морской 12-цилиндровый дизель М-50Т мощностью 1050 л. с. при 1850 об/мин. Он не имел себе равных в мире по совокупности основных боевых показателей. При боевой массе, как у немецкого “Королевского тигра”, ИС-7 значительно превосходил этот один из сильнейших и самый тяжелый серийный танк Второй мировой войны, созданный на два года раньше, как по броневой защите, так и по вооружению. Остается только сожалеть, что производство этой уникальной боевой машины так и не было развернуто.

Тактико-технические характеристики

Данный танк обладает хорошим радиусом обзора – 400 метров. Такой показатель будет полезен в бою, но при желании его всегда можно модифицировать с помощью дополнительного оборудования.

Масса машины – 68,19/70,95 тонн. Вполне стандартные показатели для тяжелого танка. Мощность двигателя здесь – 1200 лошадиных сил. Эти показатели в совокупности дают результат удельной мощности – 17,6 л.с/т.

Максимальная скорость показывает отличный результат, учитывая, что данный танк тяжелый — 59,6 км/ч. Задняя скорость с показателем в 15 км/ч. У данного танка хорошая динамика, что позволяет беспрепятственно менять направление движения в бою.

История создания ИС-7

История танка ИС-7 началась в конце 1944 года, когда конструкторы завода №100 начали разработку эскиза тяжелой машины нового вида. Данный образец должен был воплотить в себя все наработки советских разработчиков танкостроения, накопленные в годы войны. Проект получил поддержку наркома внутренних дел Л.П. Берии.

Именно благодаря его поддержке начались работы по проектированию новой машины. Первыми были созданы проекты под номерами 257, 258 и 259. Главным отличием данных образцов являлся тип трансмиссии (устанавливались варианты с электрической и механической силовой передачей).

Работы по созданию следующего объекта № 260 были организованы в Ленинграде уже после окончания войны. Для более тщательной разработки проекта образовывалось несколько групп команд специалистов, имеющих за плечами большой практический опыт создания тяжелой бронетехники.

Также при проектировании был учтен полученный опыт в части эксплуатации и боевого применения бронетехники за время Великой Отечественной войны. Чертежи были созданы очень быстро и в начале сентября 1945 они были утверждены главным конструктором Ж.Я. Котиным.

Лоб корпуса ИС-7 был изготовленв форме «щучьего носа», также как и на ИС-3, но с меньшим выступом вперед.

На танке планировалась применение спарки дизелей В-16, суммарная мощность которых должна составлять 1600 л.с. Силовая передача – электромеханического типа (аналогичная конструкции, примененной на машине ИС-6). Благодаря расположенным под большим углом бронелистам, образовались пустоты, где были размещены баки для топлива.

Башня ИС-7 – литая, приплюснутой формы. Вооружение проекта составляли 130 мм нарезная пушка и пулеметы в количестве 5 единиц (3 пулемета ДТ и 2 крупнокалиберных пулемета Владимирова калибра 14,5 мм). Масса машины достигала 65 тонн. Объект в натуральную величину был изготовлен лишь в виде макета из древесины.

Орудие

В наших руках оказывается достойное орудие, правильное использование которого принесет не мало удовольствия. Начнем с того, что альфастрайк данный танк имеет не лучший среди одноклассников, однако довольно хороший: 490/490/640 единиц.

Скорострельность ИС-7 имеет невысокую: 4,38 выстрелов в минуту. Но сравнив с другими тяжелыми танками 10 уровня, мы видим, что подобная проблема существует у большинства одноклассников. По урону в минуту мы практически входим в средние значения – 2 145 единиц.

Бронепробитие скромное: 250/303/68 мм. С такими показателями машине всегда желательно возить около десяти голдовых подкалиберов.

Точность у танка также хромает. Разброс на 100 метров здесь большой – 0,40 м, сведение долгое – 2,90 секунды, а стабилизация плохая. Пушка наклоняется вниз всего на 6 градусов, что никак не гарантирует нам комфортную игру.

ИС-7 гайд

Итак, начнём с азов. Для ИС-7 предусмотрена весьма комфортная к прокачке ветка развития. Соответственно, добираясь до главного приза, игроки знакомятся с довольно интересными машинами. Например, КВ-85.

Статья: МАКСИМАЛЬНАЯ СБОРКА на ИС-7

Этот танк появился в игре сравнительно недавно, сменив на боевом посту легендарного «тащера» 6-го уровня КВ1-С. Техника быстро осваивается новичками, приносит много приятных ощущений опытным игрокам.

В этой же ветке находится абсолютная имба 8-го уровня ИС-3, и его старший собрат Т-10. Обе машины также удобны в освоении, обладают отличным для своего уровня уроном, и дают возможность подготовиться к приобретению ИС-7.

Если говорить о ветке ИС-4, всё выглядит не так радужно. Здесь имеется единственный заслуживающий внимания танк СТ-1. Возможно, кто-то скажет, что привлекательно выглядит КВ-4, но на этом танке новички познают боль и страдания медлительных тяжей.


Основным критерием для выживания тяжёлых танков в рандоме является запас прочности и толщина приведённой брони. Первым параметром ИС-7 похвастаться не может: 2 150 ХП, это далеко не лучший показатель на уровне. Зато в плане бронирования, советский тяж может дать фору любому танку в игре.

Кроме этого, «семёрка» обладает большей скоростью, лучшей динамикой и манёвренностью, что позволяет менять направления атаки в зависимости от складывающейся ситуации. Разумеется, что легендарный и привлекательный для многих ИС-7 не лишён недостатков. В частности, боеукладка находится в передней части танка, соответственно пробитие щёк может привести к критическому повреждению и взрыву.


Поговорим о вооружении. На этом фронте у седьмого ИСа не всё так радужно и безоблачно. Итак, на технику устанавливается 130-миллиметровое орудие С-70. Бронепробитие базовым снарядом составляет 250 мм, разовый урон – 490 единиц. Скорострельность пушки вполне приемлемая на уровне: танк может раздавать до 2 150 единиц урона в минуту. В принципе, показатель не феноменальный, однако, вполне соответствует своему классу техники. Стоит отметить, что характеристики орудия позволяют обходиться без голды, но для большей уверенности и комфорта, десяток подкалиберных снарядов лишним не будет.

Что действительно вызывает недовольство – это точность, стабилизация и долгое время сведения. При стрельбе на дальних дистанциях, танк будет откровенно мазать. В этом плане, ИС-4 выглядит несколько привлекательнее, хотя помимо точности, орудие «четвёрки» уступает в пробитии и разовом уроне. Отдельной строкой идут некомфортные углы вертикального наведения. Ствол опускается вниз всего на 6 градусов, что препятствует эффективной игре от рельефа.

Бронирование или куда пробивать ИС-7

Бронирование танка тяжелое и интересное. Здесь установлена башня особой формы, позволяющая достойно держать оборону. Прочность танка определяется показателем в 2 400 единиц.

Бронирование корпуса — 150/150/100 мм, башни — 240/185/94 мм.

Форма лобовой проекции получила название «щучий нос». Это произошло из-за того, что если поставить машину лбом, будет видно две «щеки», смотровую планку мехвода вверху и нижний бронелист внизу. Кстати, «щеки» менее пробиваемы, чем нижняя часть лобовой проекции или смотровая площадка.

Многие танки рекомендуется ставить боком под углом 45 градусов для того, чтобы максимально скрыть наиболее уявимые места. Встав таким образом, мы открываем противнику только одну из «щек», что не сильно травмоопасно. Однако стоит всегда помнить, что боеукладка находится в лобовой проекции, и простреливание их может замедлить перезарядку орудия.

Наличие экранов также радует, а тот факт, что неширокие экраны часто не пробиваемы кумулятивными снарядами — определенный плюс.

Описание конструкции

: неверное или отсутствующее изображениеВ этом разделе не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 30 января 2012 года

.

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Хотя ИС-7 являлся во многом развитием тяжёлого танка ИС-3, на нём было применено множество новейших решений, значительно опередивших своё время. Компоновка танка классическая, отделение управления объединено с боевым. В вытянутой носовой части корпуса, где размещался механик-водитель, удалось рационально и удобно скомпоновать отделение управления. Наведение пушки с пулемётами в маске облегчили силовые электроприводы, управляемые с пульта наводчика. Из-за солидного веса снарядов экипаж танка пополнился вторым заряжающим и состоял из пяти человек: механик-водитель, командир, наводчик и двое заряжающих. Чтобы облегчить и ускорить работу, боекомплект из 25 выстрелов, уложенный в корме башни, подавался по транспортёру.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2367 дней

]

Броневой корпус и башня

Броневой корпус ИС-7 сваривался из катаных гомогенных броневых плит различной толщины. Лобовая часть выполнялась из трёх листов с большими углами наклона по схеме «щучий нос» из 150-мм плит, борта для большей жёсткости сложной формы с обратным уклоном вверху изготавливались (не сваривались, а гнулись под прессом) из двух частей — верхних наклонных толщиной 150 мм и вогнутых внутрь нижних толщиной 100 мм. Кормовая часть состояла из нижней детали 100-мм толщины и сильно наклоненной 60-мм верхней детали. Штампованные крыша и днище имели толщину 30 и 20 мм, соответственно.

Башня танка — литая, четырёхместная, очень больших размеров, но невысокая и с большими углами наклона брони. Броня башни переменной толщины, от 94 мм в кормовой части башни до 210 при суммарном наклоне 51-60 градусов в лобовой, толщина маски орудия достигала 355 мм.

Вооружение

Основным вооружением танка являлась мощная 130-мм танковая нарезная пушка С-70 с длиной ствола 57,2 калибра и начальной скоростью 33,4-килограммового бронебойного снаряда 900 м/с разработанная на базе 130-мм морской корабельной пушки. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор, оборудовалась однокамерным сетчатым дульным тормозом, системой управления огня и механизмом заряжания с электроприводом, по типу морских артиллерийских установок. Система управления огнём при ведении стрельбы автоматически наводила пушку в соответствии с положением прицела и производила выстрел. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с подкалиберными бронебойными и осколочно-фугасными снарядами, размещавшихся на полу боевого отделения и в надгусеничных нишах. Помимо пушки, вооружение ИС-7 составляли 8 пулемётов, из них 2 — 14,5-мм КПВТ и 6 — 7,62-мм СГМТ. Один из КПВТ и два СГМТ были установлены в маске пушки, второй КПВТ устанавливался на турели на крыше башни, из оставшихся четырёх СГМТ, два крепились по бортам кормовой части башни для стрельбы назад и два — по бортам корпуса на надгусеничных полках для стрельбы вперёд. Все пулемёты, кроме спаренных с пушкой, оборудовались дистанционным электроприводом и наводились изнутри танка. Боекомплект пулемётов состоял из 400 14,5-мм патронов и 2500 7,62-мм.

Двигатель и трансмиссия

ИС-7 оборудовались V-образным 12-цилиндровым четырёхтактным дизельным двигателем эжекционного охлаждения М-50Т (Т-танковый) мощностью 1050 л.с, являвшимся танковым вариантом морского дизельного двигателя.

Трансмиссия на первых прототипах состояла из шестиступенчатой коробки передач и двухступенчатого механизма поворота планетарного типа, но на второй серии прототипов и предсерийных машинах устанавливалась восьмиступенчатая планетарная коробка передач и иные механизмы поворота.

Ходовая часть

Подвеска катков независимая, торсионная. Ходовая часть каждого борта состояла из 7 сдвоенных опорных катков с металлическими ободами и размещёнными в балансирах гидравлическими амортизаторами. Ведущие колёса задние, зацепление гусениц цевочное. Впервые в советском танкостроении на ИС-7 была применена гусеница с резинометаллическим шарниром.

Машины на базе

  • Объект 261
    — советский проект тяжёлой 152-мм самоходной артиллерийской установки;
  • Объект 263
    — советский проект тяжёлой 130-мм самоходной артиллерийской установки.

Преимущества и недостатки

Обозначив характеристики ТТ можем приступить к систематизации всех полученных знаний. Рассмотрим главные сильные и слабые стороны ИС-7.

Плюсы:

  • бронирование башни;
  • интересная броня корпуса;
  • неплохая динамика для ТТ;
  • радиус обзора.

Минусы:

  • большой разброс;
  • небольшие параметры пробития;
  • стабилизация;
  • длительное сведение.

Таким образом, мы видим, что основные преимущества танка именно в бронировании, а минусы все заключены в оружейной части ТТ.

Вооружение

В качестве орудия на танк сначала установили пушку С-26 калибром 130 мм, 3 пулемёта ДТ и 2 КПВ.

Позже орудие сменили на С-70 такого же калибра, с начальной скоростью полёта снаряда 900 м/с и 8 пулемётов.

Появился прибор управления огнём, сделавший независимым наведение прицела от положения пушки. Наводчик указывал точку прицеливания, после чего стабилизированное орудие автоматически наводилось в нужное место.

Ещё одной новинкой стал транспортёр для снарядов, облегчавший работу экипажа. Благодаря ему и 2 заряжающим, скорострельность ИС-7 достигала 8 выстрелов в минуту.

3 пулемёта устанавливались в маске пушки, 2 РП-46 на надгусеничных полках, ещё два на задней части башни, также был зенитный, установленный на штанге, прикреплённой к крыше башни. Все они обладали дистанционным управлением и наводились заряжающими.

Боекомплект пушки составлял 30 снарядов, пулёметов — 400 крупнокалиберных и 2500 мелкокалиберных патронов.

Выбор умений экипажа ИС-7

Всегда очень важно правильно подобрать навыки экипажа, чтобы не терять времени. Для этого танка идеальным набором будет стандартное решение для ТТ. Мы предлагаем вот такую последовательность:

  • Командир – «Шестое чувство», «Ремонт», «Боевое братство», «Маскировка»;
  • Наводчик – «Ремонт», «Плавный поворот башни», «Боевое братство», «Маскировка»;
  • Механик-водитель – «Ремонт», «Плавный ход», «Боевое братство», «Король бездорожья»;
  • Заряжающий – «Ремонт», «Бесконтактная боеукладка», «Боевое братство», «Маскировка»;
  • Заряжающий-радист – «Ремонт», «Радиоперехват», «Боевое братство», «Маскировка».

Проект №260

На следующий год началась разработка нового проекта. Данному объекту был присвоен номер 260, тот же, что и у предыдущего. Конструкторами Кировского завода были созданы чертежи и собраны два прототипа. С первой машиной, собранной 8 сентября 1946 г., были произведены испытания пробегом. Танк прошел 1000 км и смог развить скорость до 60 км/ч. Полученные результаты соответствовали заявленным требованиям. У второго танка, изготовленного 25 декабря 1946, пробег составил 45 км.

Для движения танка ИС-7, в соответствии с установленными требованиями, необходимо было смонтировать дизель, мощностью не менее 1200 л.с.

Силовой установки, полностью отвечающей заявленным параметрам, не было и принято решение монтировать парную установку, состоящую из 2-х дизельных В-16, выпускающихся на заводе №77. Заводу №800 Минтрансмашом, в это же время, было направлено задание на производство двигателя с необходимыми характеристиками.

В итоге завод №800 мотор не создал, а блок из двух дизелей в назначенный срок не был готов. Дальнейший монтаж блока дизелей и проведения тестирования заводом №100, показал несостоятельность идеи установки 2 моторов. Инженеры Кировского завода, ограниченные во времени, обратились к заводу №500 Министерства авиационной промышленности, где было решено о разработке танкового двигателя на базе авиадвигателя под маркой АЧ-300, мощность которого составила 1500 л. с. Проект дизельного двигателя получил название ТД-30.

Новым агрегатом были снабжены построенные образцы ИС-7. В ходе проведенных испытаний силовая установка показала неплохие результаты, но все результаты испортило низкое качество сборки двигателей.

Силовая передача машины ИС-7 была представлена двумя видами. Первый – коробка переключения передач (6 передач), имеющая 2-ступенчатый механизм поворота. Управление механизмом осуществлялось при помощи гидравлических сервоприводов. Силовая передача, при проведении тестирования, показала неплохие результаты. Разработка второго проекта механической трансмиссии (6 передач) с планетарным четырехступенчатым механизмом поворота проходила совместно с МВТУ им. Баумана. Управление осуществлялось также при помощи гидравлических сервоприводов.

Конструкторским бюро были разработано несколько видов подвески, которые были смонтированы и испытаны пробегом на серийной бронетехнике и на первом выпущенном ИС-7. По итогам испытаний сформировался окончательный проект подвески. На машине внедрены такие новинки, как амортизаторы 2-стороннего типа, усиленные катки с внутренней амортизацией и торсионы пучкового типа. Двигался ИС-7 на гусеницах шириной 710 мм, с литыми траками, соединенных между собой резинометаллическими шарнирами.

Использование таких шарниров способствовало уменьшению производимого шума и износа траков гусениц, но производство этих шарниров являлось очень затруднительным и трудоемким.

Вооружался танк ИС-7 130 мм орудием С-26 с новым типом дульного тормоза (щелевой). На пушке устанавливался механизм заряжания, позволяющий увеличить скорострельность до 6 выстрелов в минуту. На машине монтировалось 7 пулеметов. Шесть имели калибр 7,62 мм, при их работе использовался электропривод.

Турельная установка, состоящая из двух 7,62 мм пулеметов, устанавливалась в районе тылового бронелиста башни. Проведенные испытания показали большие огневые возможности турели. Также предполагалась установка одного пулемета калибра 14,5 мм.

Для испытаний на бронепробиваемость, Ижорский завод дополнительно произвел 2 бронекорпуса и 2 башни. После изготовления, они были транспортированы в Кубинку, на расположенный там полигон, где они были обстреляны из артиллерийских систем калибра 88 мм, 122 мм и 128 мм. Обстрел показал хорошую бронезащиту образцов, что способствовало дальнейшему утверждению проекта.

Как играть на ИС-7

ИС-7 – тяжелый танк, которым удобно управлять на ближних и средних дистанциях. Так, наш большой разброс не принесет неудобства. Задачи танка – тактичное продавливание флангов противника, нанесение урона, а также защита «брошенных» флангов союзников.

Бронирование ТТ позволяет сдерживать атаку даже ПТ-САУ десятого уровня. Просто стоит помнить, что лучше спрятать корпус за рельефом или любым другим укрытием, тем самым не давая простреливать уязвимые места.

Однако не все карты и боевые ситуации могут позволить встать таким образом. В этом случае нужно ставить танк так, чтобы к противнику ТТ стоял той самой «щекой», а корпус был под острым углом.

Не нужно пытаться вести бой в одиночку. ИС-7 не способен долго сопротивляться натиску нескольких вражеских машин. Всегда следите за тем, чтобы вы были в сопровождении одного-двух союзников.

Имея отличную подвижность для тяжелого танка, броневик может занимать выгодные позиции в самом начале боя, а в случае захвата вашей базы, танк сможет поменять направление и вернуться на сбитие.

Эпилог

Танк ИС-7 получился по-настоящему уникальным. Он имел непревзойдённую защиту, мощнейшее орудие и отличную подвижность, но эра тяжёлых танков подходила к своему концу. На их место скоро должны были придти сначала средние танки, потом ОБТ.

Появись ИС-7 в другое время или в другой стране, чьё руководство не побоялось бы запустить его в серию, он бы стал лучшим в мире, обойдя все современные себе танки по ключевым характеристикам, но история не терпит сослагательного наклонения.

ИС-7 или ИС-4: что лучше

Среди этих танков нельзя выбрать тот, который безоговорочно будет лучше. Каждая техника имеет свои особенности, необходимую тактику и так далее. Конечно, можно совершенно точно сказать, что ИС-7 будет эффективнее в качестве штурмовика, тогда как ИС-4 отлично держит оборону.
Многими показателями ИС-7 опережает «четверку», однако стоит помнить об орудии. Вооружение у ИС-4 намного лучше, мощнее и скорострельнее.

Таким образом, показатели брони уходят в сильные стороны ИС-7, а вооружения – к ИС-4, тем самым уравнивая эти два танка и предоставляя танкистам сложный выбор.

ИС-7 вывод

ИС-7 выглядит привлекательно для новичков и опытных танкистов. Танк уверенно чувствует себя на передовой, вскрывая оборону противника как консервную банку. При этом машина не требует привыкания и может тащить даже в неопытных руках. Продолжая сравнение отметим, что ИС-4 больше подходит для опытных игроков, которые могут быстро освоить тонкости игровой механики на этом тяже. Поэтому решая какой тяж выкачивать вначале, чаша весов определённо склоняется в пользу грозного ИС-7.

Дальнейшая судьба проекта

К середине 1948 года Кировский завод выпустил еще 4 образца ИС-7. После заводских испытаний данные машины направлялись на государственные. Результатами проведенных госиспытаний члены комиссии были полностью удовлетворены.

Имея вес в 68 тонн, машина спокойно набирала скорость до 60 км/ч, а защита не допускала пробития снарядами из 128 и 130 мм танковых орудий.

Но не все тесты танка ИС-7 проходили гладко. При проведении обстрела, снаряд, отрикошетив от борта и попав по ходовой части, вырвал опорный каток вместе с частью подвески от бронелиста. При испытаниях пробегом одной из машин, мотор, с закончившемся гарантийным пробегом, воспламенился. Система по тушению пожара, после 2 попыток, не смогла произвести локализацию возгорания и танк выгорел полностью.

Проведенные госиспытания машины ИС-7 показали неплохие результаты, и в 1949 году поступил госзаказ на выпуск Кировским заводом 50 единиц. Но вскоре вышло постановление о сворачивании работ над бронетехникой, вес которой превышал 50 тонн. В форсированном темпе работы были свернуты, и не один из заказанных ИС-7 так и не был произведен.

ИС-7: советский эталон тяжелых танков | Издательство «Шестерёнка»

Танки серии «ИС» одним наименование обязывались быть лучшими. Согласитесь, имя живого лидера абы чему не присвоят? И машины этому соответствовали ИС-2 (и в меньшей степени ИС-1) сыграли ключевую роль в победе Советского Союза, а танк, не познавший сражений той войны – ИС-3 – вызывал опасения у врагов в новом противостоянии – Холодной Войне.

Поиск концепции для нового тяжелого танка начался еще до окончания войны — в 1944 году

Поиск концепции для нового тяжелого танка начался еще до окончания войны — в 1944 году

Но прогресс не стоял на месте, и даже очень хороший танк должен быть лучше. Потому, в конце 1944 года на заводе №100 приступили к проектированию нового тяжелого танка. Правда, у профильных чиновников эти намерения не вызвали энтузиазма, и лишь после обращения к начальству НКВД, работам дали ход. Сразу после войны, в 1945 году началось проектирование танка «Объект 260».

Отец всех танков

Когда конструкторы определились с концепцией, был изготовлен полноразмерный деревянный макет, а уже в 1946 году на их основе подготовили несколько опытных образцов. Танки проходили внутризаводские испытания до 1948 года, пока не были найдены оптимальные решения. Тогда машине присвоили имя ИС-7. Танк получил стабилизированную пушку калибра 130 мм с автоматом заряжания. Для борьбы с пехотой противника было подготовлено 8(!) пулеметов, а бронирование новинки в самых защищенных зонах достигало 300 миллиметров. Все это делало ИС-7 самым монструозным танком, из когда-либо выпускавшихся в СССР.

С конструкцией будущей машины определились к 1946 году, когда был создан полноразмерный деревянный макет «Объекта 260»

С конструкцией будущей машины определились к 1946 году, когда был создан полноразмерный деревянный макет «Объекта 260»

Бронирование танка разрабатывалось с учетом стойкости к снаряду, выпущенному из 128-мм немецкого орудия PaK 44, устанавливаемого на истребитель танков Jagdtiger. Лобовая часть корпуса получила характерный «щучий нос» — как на ИС-3. Верхний бронелист толщиной в 150 мм и под углом в 60 градусов соединялся с нижними бронеплитами, расположенными под небольшим углом (толщина – до 120 мм). Бортовая броня, которой обычно уделяется второстепенное значение, была не менее внушительной – 150 мм в верхней части, и 100 – внизу.

Как и предшественник (ИС-3), новый танк получил характерный «щучий нос» лобовой брони

Как и предшественник (ИС-3), новый танк получил характерный «щучий нос» лобовой брони

Башня танка обладала округлой формой, практически не имея «заманов» для атакующего снаряда. Небольшой подъем на крыше башни был лишь на местах командира и наводчика. Отлитая единой деталью, она имела толщину от 94 – до 210 миллиметров, а в маске орудия этот показатель доходил до фантастических 350 мм. При этом наклон брони башни тоже достигал 50-60 градусов.

Танк создавался по канонам Второй Мировой, в частности, — его броня должна была выдерживать обстрел из самого мощного противотанкового орудия — PaK 44. В связи с этим, справедливо будет провести воображаемую габаритную дуэль с немецким E-100. Как видим, при схожих параметрах защищенности и огневой мощи, ИС-7 был значительно более грамотно скомпонован

Танк создавался по канонам Второй Мировой, в частности, — его броня должна была выдерживать обстрел из самого мощного противотанкового орудия — PaK 44. В связи с этим, справедливо будет провести воображаемую габаритную дуэль с немецким E-100. Как видим, при схожих параметрах защищенности и огневой мощи, ИС-7 был значительно более грамотно скомпонован

Как показали тестовые обстрелы, бронирование машины выдерживало обстрел не только из немецкой пушки – даже собственное 130-мм орудие ИС-7 на эффективных дистанциях не поражала броню танка. А ведь орудие было внушительным!

Царь-пушка?

Основным вооружением танка стала 130-мм пушка С-70, основанная на буксируемом орудии С-69. Из ствола, длиной в 54 калибра ИС-7 мог выпускать 33,4-кг снаряды с начальной скоростью в 900 м\с. С расстояния в два километра бронебойный снаряд весом в 33 килограмма мог поразить до 163 мм брони под углом встречи в 30 градусов. Как вы могли догадаться, с такой массой снаряда, заряжающему пришлось бы нелегко. Поэтому, в корме башни находился не автомат заряжания в полной мере, но полноценный помощник заряжающего. Устройство состояло из двух лотков — с гильзами и снарядами. Первый поворот рукояти механизма подавал снаряд на конвейер, а несколько последующих – добавляли гильзу. После этого готовый снаряд отправлялся в казенную часть. Что примечательно, для зарядки пушка должна была находиться на определенном угле возвышения, что заставляло наводчика после каждого выстрела заново наводить орудие на цель.

Механизм заряжания 130-мм орудия ИС-7 позволял достичь скорострельности до 6 выстрелов в минуту

Механизм заряжания 130-мм орудия ИС-7 позволял достичь скорострельности до 6 выстрелов в минуту

Примечательно, что спустя десять лет подобный механизм заряжания американцы пытались применить в опытном танке T58, которого ждала такая же судьба, как и у советского «коллеги» ИС-7.

Электропривод механизма заряжания позволял выдержать темп стрельбы до 5-6 выстрелов. При отказе механизма, расчетная скорость перезарядки составляла одну минуту – это при том, что в экипаже ИС-7 было двое заряжающих.

Вид на рукоять механизма заряжания единственного сохранившегося ИС-7

Вид на рукоять механизма заряжания единственного сохранившегося ИС-7

Минусом механизма был тот факт, что для зарядки пушку устанавливали на определенный угол возвышения, что заставляло заново прицеливаться после каждого выстрела.

Минусом механизма был тот факт, что для зарядки пушку устанавливали на определенный угол возвышения, что заставляло заново прицеливаться после каждого выстрела.

Больше пулеметов!

На крыше башни и над стволом орудия разместили два крупнокалиберных пулемета КПВТ

На крыше башни и над стволом орудия разместили два крупнокалиберных пулемета КПВТ

Как уже говорилось, ИС-7 получил восемь пулеметов. С основным орудием было спарено три из них – 14,5-мм КПВТ в маске орудия над стволом, а два 7,62-мм СГМТ – по бокам. Еще один КПВТ, выполняющий роль зенитного, расположился на крыше башни. А теперь – самое необычное: два СГМТ поместили в забашенную нишу – для стрельбы назад, а два – на надгусеничные полки, для стрельбы по ходу движения. Вполне логичный вопрос – кто будет стрелять из этой россыпи стволов? Зенитный – командиру, спаренные – наводчику. Пулеметы в надгусеничных полках были отданы механику-водителю, а вот с парой пулеметов в корме башне вопрос открыт. Считается, что стрельбу из них должны были вести два заряжающих – ориентируясь на данные командира. Как бы там ни было, но вряд ли все пулеметы дошли бы до серийной модели.

Пара пулеметов СГМТ устанавливались на надгусеничных полках, а стрельбу из них вел механик-водитель

Пара пулеметов СГМТ устанавливались на надгусеничных полках, а стрельбу из них вел механик-водитель

Все вышеописанное великолепие приводилось в движение танковой версией морского дизеля М-50 с небывалой мощностью в 1050 лошадиных сил. Благодаря 8-ступенчатой трансмиссии, 68-тонный танк развивал скорость до 60 км\ч на твердых покрытиях. Что примечательно, машина получила топливные баки из специальной ткани, которая выдерживала давление в пол-атмосферы. Это позволило разместить в свободных объемах 1,3 тонны горючего.

Итоги

После заводских испытаний, машину передали на суд государственной комиссии. Танк положительно поражал своей скоростью, бронированием и огневой мощью. Хоть и не обошлось без инцидентов.

Один из опытных образцов будущего ИС-7. На этом прототипе еще не установлены пулеметы в корме и на крыше башни. (Фото из архива М.Коломийца)

Один из опытных образцов будущего ИС-7. На этом прототипе еще не установлены пулеметы в корме и на крыше башни. (Фото из архива М.Коломийца)

Одна из машин загорелась в ходе пробега – и, несмотря на своевременное срабатывание системы пожаротушения, огонь не утихал. В итоге, первая потеря ИС-7 была еще до его принятия на вооружение. Комиссия посчитала, что катализатором пожара стали матерчатые топливные баки, от которых позже отказались.

Несмотря на внушительные показатели, испытания сопровождались досадными происшествиями

Несмотря на внушительные показатели, испытания сопровождались досадными происшествиями

Испытания продолжились, и – казалось бы – у танка будет будущее. Как уже говорилось, машина выдерживала попадания не только 128-мм PaK 44, но и обстрел из собственного орудия. Кстати, на этом этапе испытаний произошел второй инцидент: снаряд, срикошетив в бок, попал в блок подвески, который оторвался от днища. Но в остальном – ИС-7 удовлетворял комиссию, и было ясно, что конкурентов ему долгие годы не будет!

Высота советского танка — 2,6 метра. К примеру, американский M103 выше на полметра

Высота советского танка — 2,6 метра. К примеру, американский M103 выше на полметра

Несмотря на досадные инциденты, военные заказали 50 танков ИС-7. Победа? Отнюдь! Ни одна из заказанных машин так и не увидела свет. По версии военных – сотрудники Кировского завода слишком медлили с запуском серийного производства. А руководство завода парирует тем, что военные внезапно потребовали снизить массу машины до 50 тонн. Как бы там ни было, а последним тяжелым танком СССР стал ИС-8, после смерти Сталина переименованный в Т-10, а о проекте ИС-7 по неизвестным причинам просто «забыли» и единственный сохранившийся экземпляр ныне экспонируется в музее Кубинки.

Спасибо за внимание! Мы работаем для вас. По традиции, схожие материалы по теме:

Американский Т58 — прототип с похожим механизмом заряжания

Сверхтяжелый танк «Маус» — большой провал, с которым так и не встретились танки серии «ИС»

M103 — последний тяжелый танк США

Читать «Супертанки Сталина ИС-7 и др. Сверхтяжелые танки СССР» — Коломиец Максим Викторович — Страница 1

Максим Коломиец

СУПЕРТАНКИ СТАЛИНА ИС-7 И ДР

Сверхтяжелые танки СССР

Первый образец танка ИС-7 выпуска 1947 года, вид спереди. Хорошо видна форма передней части корпуса, люк механика-водителя и укладка буксирных тросов (АСКМ)

ВВЕДЕНИЕ

В истории танкостроения, и не только отечественного, можно найти огромное количество различных проектов и предложений боевых машин массой 100, 200 и даже 1000 тонн. Большая часть этих предложений носила авантюрный характер — танки, построенные по таким чертежам едва ли смогли бы передвигаться.

Тем не менее, сверхтяжелые танки строились в разных странах, причем не только в опытных образцах, но и выпускались серийно, пусть и небольшими партиями. Наиболее известной в этой области стала Германия — «сумеречный тевтонский гений» породил такие машины как 188-тонный «Маус» (самый тяжелый построенный в «металле» танк), 140-тонный Е-100 (так и не законченный изготовлением), 75-тонную самоходку «Ягдтигр» (выпускавшуюся серийно). Эти боевые машины известны всем любителям истории бронетехники.

Однако работы по сверхтяжелым танкам велись и в нашей стране, причем довольно активно. Причем в конструкции этих машин часто использовались весьма интересные инженерные решения. Но по ряду причин не все предполагавшиеся к постройке опытные образцы таких танков были изготовлены.

Предлагаемая читателю книга рассказывает об истории сверхтяжелых советских танков 1940-х годов. Термин «сверхтяжелые» в данном случае подразумевает танки массой свыше 50 тонн («за бортом» повествования остался КВ-2, так как ему была посвящена отдельная книга). В данной работе повествуется только от тех проектах, которые предполагалось реально воплотить в металле. Многочисленные варианты сверхтяжелых танков, присылаемые в Главное автобронетанковое управление Красной Армии как отдельными лицами, так и организациями, не рассматриваются, так как все эти проекты были нежизнеспособными (для их рассмотрения в ГАБТУ КА было создано специальное подразделение — отдел изобретений), хотя и могли содержать удачные решения отдельных узлов и агрегатов. В качестве иллюстраций книги используются не только фотографии, но и фрагменты заводских чертежей танков, о которых идет речь.

Автор выражает благодарность за помощь в работе и предоставленные материалы Илье Мазурову, Баиру Иринчееву, Игорю Желтову, Александру Лагутину и Виктору Мальгинову.

ОТ Т-150 К КВ-3

Несмотря на то, что к моменту принятия танка КВ на вооружение его броня не пробивалось ни одной противотанковой пушкой, уже весной 1940 года руководство Красной Армии обсуждало возможность создания еще более толстобронных машин. Этот вопрос несколько раз обсуждался и в главном автобронетанковом управлении Красной Армии (ГАБТУ КА), и в руководстве наркомата тяжелого машиностроения (в его состав входил Кировский завод, занимавшийся разработкой и производством танков КВ). Результаты обсуждений доложили «наверх», и 17 июня 1940 года Совет народных комиссаров СССР и Центральный комитет ВКП(б) приняли постановление № 1288-495сс в котором, в частности, говорилось:

«К 1 ноября 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 90 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан с Ижорского завода в конце октября, изготовление танка намечено закончить к 5 ноября. Второй корпус будет изготовлен в ноябре.

Танк КВ-1 выпуска декабря 1940 года (с 76-мм пушкой Л-11) во дворе Кировского завода. Несмотря на то, что к этому времени КВ был самым мощным танком в мире, в Советском Союзе начались работы над проектированием еще более толстобронных машин (АСКМ).

К 1 декабря 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 100 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан в конце октября, второй в ноябре».

Как видно из приведенного документа, предполагалось не только усилить броню, но и вооружение тяжелых танков путем установки пушки калибра 85-мм.

Разработкой последней занималось конструкторское бюро завода № 92 в Горьком. Руководил работами КБ В. Г. Грабин. Еще в 1938 году его конструкторское бюро получило от главного артиллерийского управления Красной Армии задание на проектирование новых танковых орудий калибра 76 и 95-мм. При этом предполагалось, что 76-мм орудие будет иметь баллистику зенитной пушки такого же калибра. К началу 1939 года был готов проект 76-мм танковой пушки под индексом Ф-27, но вскоре все работы по нему прекратили. Дело в том, что к этому времени на вооружение Красной Армии приняли более мощную 85-мм зенитку, разработанную на подмосковном заводе № 8.

Однако это не остановило Грабина и его инженеров — в кратчайшие сроки они создают танковую пушку Ф-30. От Ф-27 она отличалась новой, 85-мм трубой ствола и усиленными противооткатными приспособлениями. Весной 1939 года Ф-30 установили в башню танка Т-28 и провели ее краткосрочные испытания. Выяснилось, что артсистема нуждается в доработке — в результате ее «доводили до ума» до начала 1940 года, после чего пушка поступила на полигонные испытания. Именно этой 85-мм пушкой предполагалось вооружить новые толстобронные тяжелые танки, речь о которых шла в постановлении от 17 июля 1940 года. Правда, следует отметить, что к этому времени имелся всего один экземпляр Ф-30, который к тому же не завершил полный цикл испытаний.

Разработка новых тяжелых танков легла серьезным грузом на конструкторское бюро (СКБ-2) Кировского завода. Дело в том, что его коллектив был весьма малочисленным и молодым, к тому же имел небольшой опыт собственного проектирования (в активе у СКБ-2 были лишь СМК, КВ, проект танка поддержки пехоты «объект 211»[1] и танкетка ППГ). К тому же летом 1940 года инженеры конструкторского бюро Кировского завода были очень сильно загружены работами по доведению танка КВ и обеспечению серийного производства новой боевой машины. Причем параллельно с этим велись и испытания серийных КВ, по результатам которых в конструкцию танков приходилось вносить изменения. Ситуация усложнялась тем, что тактико-технических требований на разработку новых тяжелых танков от заказчика — главного автобронетанкового управления — получено не было.

Испытание 85-мм пушки Ф-30, установленной в башне танка Т-28. 1939 год. Приведенное фото представляет собой коллаж из нескольких изображений этой машины, снятой с разных ракурсов (ГАНО).

Тем не менее, 32-летний начальник СКБ-2 Жозеф Яковлевич Котин и его подчиненные справились с новой работой в довольно сжатые сроки. К сентябрю 1940 года группа под руководством инженера Л.H. Переверзева подготовила проект танка с 90-мм броней, получившего обозначение Т-150 или «объект 150», а конструкторы под руководством Л.Е. Сычева — «объект 220» с броней в 100 мм. Чертежи корпуса и башни новых машин передали для изготовления на Ижорский завод, но последний не смог выполнить задание полностью — до конца 1940 года он сумел сдать лишь один корпус с башней из 90 м и один — из 100 мм брони. О причинах невыполнения руководство предприятия сообщало следующее:

«Изготовление опытных образцов для Кировского завода происходило в том же цехе № 2, где изготавливался основной объект КВ (речь идет о серийных танках. — Прим. автора). В силу этого одной из причин неизготовления объектов КВ с броней 90 и 100 мм была перегрузка станочного оборудования, тем более что в производстве одновременно находилось четыре опытных образца КВ.

ИС-7 (Объект 260) Тяжелый танк

Советский Союз (1946-48)


Тяжёлый танк – 7 прототипов

ИС-7 (ИЦ-7), начавший жизнь под проектным названием Объект 260 (объект 260), последовал за злополучными ИС-5 (Объект 730) и ИС-6 (Объект 252/253). После этих неудач запрос на следующий тяжелый танк СССР все еще оставался в силе.
ИС-7 был детищем советского конструктора танков Николая Федоровича Шашмурина. Шашмурин приложил руку не только к созданию довольно удачного ИС-2, который хорошо послужил в последние годы Великой Отечественной войны, но и к злополучному проекту КВ-4 (Объект 906), который так и не был реализован. осуществился.
ИС-7 станет венцом Шашмурина и может считаться зенитом тяжелых танков Иосифа Сталина. На момент создания это был один из самых технологичных тяжелых танков в мире и один из самых тяжелобронированных.

Дизайн

Первые семена ИС-7 были посеяны в декабре 1945 года на заводе № 100 в Ленинграде, вскоре после этого был изготовлен полноразмерный деревянный макет. Ходовые прототипы были готовы к испытаниям в 1946 году. Эти испытания продолжались до 1947 года и закончились в 1948 году, когда конструкторы полагали, что достигли окончательной конструкции.Затем ему было присвоено название ИС-7. Этот окончательный проект был вооружен стабилизированной 130-мм (5,12 дюйма) пушкой с питанием от автомата заряжания, в общей сложности 8 пулеметами, инфракрасными прицелами и броней толщиной до 300 мм (11,8 дюйма). Это был самый большой танк, который когда-либо производил СССР.

Деревянный макет ИС-7, на данный момент известный как Объект 260

Броня

Танк рассчитан на то, чтобы выдержать попадание снаряда из 12,8-см орудия Pak 44, установленного на немецком «Ягдтигре». Броня ИС-7 имела толщину до 300 мм (11,8 дюйма), причем одна из самых толстых была на специфической щучьей носовой части, изготовленной из однородной стали. Верхние пластины имели толщину 150 мм (5,9 дюйма) под углом 60 градусов. Нижняя гласиса 100-120 мм (3,94-4,72 дюйма) с небольшим углом.

ИС-7, вид сзади в разрезе. Обратите внимание на толщину брони башни и бортов корпуса.
Боковую броню тоже нельзя было недооценивать. Толщина верхней части корпуса составляла 150 мм (5,9 дюйма), а размеры нижних бортов — 100 мм (3,9 дюйма).94 дюйма) и был изогнут наружу, плавно переходя в верхнюю часть корпуса. Гибка нижней части корпуса производилась на большом прессе, который буквально придавал металлу форму.
Маска имела толщину 350 мм (13,8 дюйма). Сама башня была литой, щеки были самой толстой частью 240-250 мм (9,45-9,84 дюйма). Они были наклонены или изогнуты примерно на 50-60 градусов. Форма башни была чрезвычайно округлой и гладкой по всему периметру, без явных ловушек для выстрелов или выступающей башенки. На крыше башни имелись слегка приподнятые участки, на которых располагались места экипажа.Место командира справа было немного выше места наводчика слева. В верхней части этих приподнятых частей были блоки прямого обзора.
В опущенном положении башня была бы почти непробиваемой. Броня оказалась невосприимчивой не только к предполагаемым 12,8-сантиметровым, но и к собственной 130-мм пушке танка.

Вооружение

Основное вооружение ИС-7 состояло из 130-мм (5,11 дюйма) С-70, хотя изначально предполагалось, что он будет нести С-26. С-70 был создан на основе морской пушки.Он имел длину ствола 54 калибра. Орудие могло стрелять снарядом массой 33,4 кг со скоростью 900 м/с и могло пробить до 163 мм (6,4 дюйма) брони с наклоном 30 градусов на дальности до 2000 метров.

130-мм пушка С-70 со спаренным КВПТ сверху.
Как было сказано выше, ИС-7 оснащался автоматом заряжания. Однако это не автозагрузчик в нынешнем смысле этого слова. Более точным описанием будет автоматическое устройство помощи при заряжании, которое будет управляться двумя заряжающими танка. Эта часть оборудования располагалась в турели башни. Боекомплект ИС-7 состоял из двух частей, заряжаемых отдельно. Таким образом, заряд находился внизу устройства, а снаряд — вверху. Он приводился в действие с помощью кривошипной рукоятки. Первый оборот сбрасывает снаряд на конвейерную ленту, расположенную в центре системы, еще несколько оборотов сбрасывают порох позади. Затем конвейер доставлял боеприпасы к входу в брешь, где их трамбовали.Затем конвейер поднимался над пушкой. Затем выстрелил пистолет, и процесс начался снова.

Система заряжания ИС-7с.
Это теоретически давало танку скорострельность от 6 до 8 выстрелов в минуту. Неизвестно, совпала ли реальная операция на этот раз, так как не учитывается перезагрузка устройства. Однако технически его можно было пополнить, поскольку он работал из различных боеукладок внутри машины. Танк нес 25-30 снарядов. Недостатком этой системы было то, что орудие должно было возвращаться в нейтральное положение для работы заряжающего устройства, а это означало, что наводчику приходилось повторно наводить орудие на цель после каждого выстрела. Если механизм выйдет из строя, ружье, конечно, можно будет зарядить вручную.
Сказать, что у ИС-7 не было вспомогательного вооружения, было бы преуменьшением. На ИС-7 было установлено не менее 8 пулеметов. Четыре из них были SGS-43 калибра 7,62 мм (0,3 дюйма), и они были установлены уникальным образом. Два были размещены на обоих бортах корпуса ближе к корме, закреплены на месте и стреляли водителем. Пулеметы размещались в простой бронированной коробке. Для стреляных гильз и звеньев ремня имелись отдельные отростки.Боеприпасы хранились внизу.
Еще два пулемета были закреплены на задней части башни, обращенными назад. Эти два были расположены в шахматном порядке, чтобы разместить большие боезапасы на крыше башни. К ним снаружи были прикреплены ящики из листового металла для сбора звеньев ремня, но кожухи оставили отпадать. Считается, что этими орудиями управлял наводчик или заряжающий, которые получали приказы командира о прицеливании, чтобы повернуть башню влево или вправо. Практическое применение этого оружия весьма сомнительно. Остались бы они на серийной модели, неизвестно, но некоторые прототипы не были оснащены таковыми на башне.
На крыше находился крупнокалиберный пулемет КПВТ калибра 14,5 мм (0,57 дюйма) на зенитной установке, которая могла поворачиваться влево, когда не использовалась. Единственным способом управлять этим орудием было стоя на моторной палубе. Были испытания, чтобы увидеть, может ли командир дистанционно управлять им, но они не увенчались успехом.
На ИС-7 было не менее 3-х спаренных пулеметов.Помимо КПВТ, установленного поверх основного вооружения, по бокам от него устанавливались 2 СГС-43.

Мобильность

На ИС-7 был установлен 12-цилиндровый дизельный двигатель М-50Т мощностью 1050 л.с., созданный на базе морского морского двигателя. Он будет работать через 8-ступенчатую планетарную коробку передач. Это позволит машине разогнаться до 60 км/ч (33 мили в час) на дорогах, что является приличной скоростью для полностью загруженного танка весом 68 тонн. Запасное дизельное топливо можно было хранить в брезентовых подсумках в отсеках в задней части машины на каждом борту.
Вес ИС-7 приходился на 7 опорных катков с каждой стороны. Эти колеса также поддерживали возврат гусеницы, так как возвратных катков не было. Каждое колесо крепилось к опорному катку, который, в свою очередь, крепился к торсионной подвеске. Колеса имели внутренние резиновые втулки для увеличения срока службы цельнометаллических колес.
Гусеницы ИС-7 были одними из первых в Советском Союзе, которые имели фиксирующую скобу в пальцах траков, вместо того, чтобы полагаться на металлический клин, приваренный к нижней части корпуса, чтобы вбить пальцы обратно.




Фото: — Алексей Хлопотов

Судьба

После первых заводских испытаний прототипы танков были переданы Государственной комиссии. Водителям-испытателям очень понравилась управляемость ИС-7. Сообщается, что он с легкостью отреагирует на малейшую корректировку. Однако испытания не обошлись без происшествий.
Во время одного из испытаний ИС-7 загорелся, несмотря на срабатывание обоих комплектов внутренних огнетушителей, огонь продолжал гореть, что привело к оставлению машины и ее полному уничтожению. Считалось, что причиной возгорания стали легкие топливные баки с брезентовым пластиковым покрытием. Вполне понятно, что они были удалены в более поздних версиях.
Несмотря на то, что он понравился и в целом считался хорошим транспортным средством, руководящие органы отказались принять его в серийное производство. Официальные причины неизвестны, так как ему отказали. Таким образом, ИС-7 никогда не поступит на вооружение, а его преемник, ИС-8, позже известный как Т-10, окажется более гибкой машиной и сможет лучше удовлетворить потребности, возникающие на полях сражений.Служил с 1953 по 1996 год.
Единственный ИС-7, построенный в 1948 году, сохранился до наших дней и в настоящее время находится в Танковом музее в Кубинке.

ИС-7 в том виде, в котором он сейчас находится в Танковом музее в Кубинке, рядом с ИС-4.

Запланированные варианты

Объект 261

Пока велись работы над ИС-7, разрабатывался проект самоходки на базе корпуса ИС-7. Планировалось 3 модификации: Объект 261-1, -2 и -3. 261-1 был закрытого типа с боевым отделением в носовой части машины.Он был вооружен 152-мм (6 дюймов) пушкой М-31. Конфигурация была аналогична серии ISU.
261-2 имел заднее открытое боевое отделение. В этой и последующих версиях шасси было перевернуто, то есть ведущие колеса теперь находились спереди машины. Что у ИС-7 было спереди, то у 261-2 сзади. Он был вооружен длинноствольной 152-мм (6 дюймов) пушкой М-48. Позднее Объект 261-2 был переименован в Объект 262.
Объект 261-3 имел ту же конфигурацию, что и 261-2/262, но был усилен морскими орудиями калибра 180 мм (7.09 в) пушка МУ-1, известная также как Б-1-П. Несмотря на то, что они были самоходными орудиями, предназначенными для огневой поддержки, эти машины должны были быть хорошо бронированы, с толщиной брони от 150 до 215 мм (5,91–8,46 дюйма). Транспортные средства не пошли дальше этапа масштабной модели.

Уменьшенный макет Объекта 261-2/261-3. Сзади также была добавлена ​​лопата отдачи.

Объект 263

Это был вариант истребителя танков, построенный по той же схеме, что и 261.Он имел заднее полуоткрытое боевое отделение. Основным вооружением был 130-мм (5,12 дюйма) С-70А с раздельной загрузкой боеприпасов. Это была немного модифицированная версия пушки ИС-7. Броня имела толщину до 250 мм (9,84 дюйма) с большой плоской плитой в передней части машины и двумя пластинами по бокам от маски орудия. Боковая броня была до 70 мм (2,76 дюйма).
Как и у 261-2 и -3, шасси ИС-7 было перевернуто, конфигурация аналогична британскому Archer. Водитель был перемещен слева от орудия.Неизвестно, была ли у 263-го такая же проблема, когда двигатель Archer нагревал середину ствола и снижал точность. Как и 261, машина никогда не пошла дальше небольших моделей.

Уменьшенный макет Объекта 263. На 263 также была добавлена ​​откатная лопата сзади.

Статья Марка Нэша

ИС-7 (Объект 260) технические характеристики

Размеры (Д-Ш-В) 7. 3 м x 3,3 м x 2,4 м (24 фута 2 дюйма x 11 футов 1 дюйм x 8 футов 1 дюйм)
вес 68 тонн
Экипаж 5 (водитель, наводчик, 2 заряжающих, командир)
Г 12-цилиндровый дизель М-50Т мощностью 1050 л.с.
Подвеска Независимый торсион
Скорость (дорога) 60 км/ч (33 мили в час)
Вооружение 130 мм (5.11 дюймов) С-70
2x КПВТ 14,5 (0,57) MG
6x SGS 7,62 (0,3 дюйма) MG
Броня Корпус: 150 мм (5,9 дюйма, верхняя лобовая часть, угол наклона 60 градусов) – 100–120 мм (3,94–4,72 дюйма, нижняя лобовая часть). Боковая броня составляет 150 мм (5,9 дюйма) — 100 мм (3,94 дюйма).
Башня: 240–250 мм (9,45–9,84 дюйма)
Всего произведено 7 прототипов

Ссылки и ресурсы

Статья об ИС-7 на FTR
Статья об ИС-7
В приведенной выше ссылке в качестве первоисточника используется следующая литература: Тяжелые советские послевоенные танки. Авторы М. Барятинский, М. Коломиец и А. Кощавцев. «Броневая коллекция №3, 1996 г.»
ИС-7 на mainbattletanks.czweb.org (чешский)
ИС-7 на warspot.ru (русский)
Английский перевод статьи warspot.ru


Иллюстрация ИС-7 Ярослава Янаса.


Иллюстрация ИС-7, сделанная Дэвидом Бокелетом из Tank Encyclopedia.

Танк ИС-7 — Fighting-Vehicles.com

Танк ИС-7 – Деревянный макет Объекта 230

Танк ИС-7 был советским тяжелым танком, предназначенным для прорыва вражеских линий.Это был еще один танк серии ИС, он же JS или танк «Иосиф Сталин». Этап проектирования начался в 1945 году под обозначением Объект 230.

.

Полная история разработки Объекта 230 показывает, что появилось 2 проекта, возможно, в связи с передислокацией Кировского завода в Ленинград. Оба получили название «Объект 230». Деревянный макет первой конструкции со 130-мм пушкой под названием С-26 был завершен и имел небольшую турель в задней части основной башни для пулемета.

2 прототипа были построены в 1946 году для испытаний, хотя фотодоказательств нет. В 1947 году этап проектирования был сосредоточен на улучшенной второй конструкции, которая, несмотря на то, что называлась Объектом 230, теперь обычно именуется ИС-7.

Ранний прототип танка ИС-7

Принято считать, что от 4 до 6 прототипов ИС-7 были построены в 1948 году после доработок после того, как более ранние 2 корпуса и 2 башни были построены для испытаний. Внешний вид прототипов изменился незначительно.В более поздних версиях был изменен рисунок круглых отверстий в конце основного орудия, были установлены защитные кожухи над фарами, а на башне было установлено несколько дополнительных пулеметов, а также было изменено расположение рукояток на крыше.

ИС-7 постигла та же участь, что и ряд тяжелых танков ИС, он же JS, и не был запущен в серию (как и более ранний объект 230). Единственный оставшийся образец, оснащенный более поздними функциями, выставлен в Танковом музее Кубинки в России.

Броня танка ИС-7

ИС-7 был изготовлен из толстой стали. Он был сформирован и наклонен с использованием как сварных, так и литых стальных профилей для формирования как наклонной (увеличение толщины стали), так и разнесенной брони. Во время испытаний собаки были заперты внутри машины, и по ней неоднократно стреляли как из 130-мм С-70 (использовавшейся на танке), так и из немецких 12,8-см Pak 44. Им не удалось пробить броню, и собаки выжили.

Разнесенная броня танка ИС-7

Разнесенная броня (зеленые линии) была создана путем наклона боковых сторон корпуса (синие линии) и последующего прикрепления тонкого листового металла снаружи обшивки (желтые линии), который при закрытии создавал разнесенную область.Вы можете видеть, что на задней разнесенной броневой секции на изображении выше есть возможность врезаться в разнесенную область, так как внутри этой секции находился надувной топливный бак.

Дополнительные элементы безопасности, включая резиновые надувные топливные баки и систему пожаротушения/

Полуавтозагрузчик ИС-7

ИС-7 в первоначальном деревянном макете отличался от прототипов, которые мы сейчас называем ИС-7, и имел другое 130-мм орудие, называемое С-26, с другим дульным тормозом.

На ИС-7 использовалась нарезная 130-мм С-70, которая была переделанной корабельной пушкой. У более раннего ИС-7 дульный срез имел 7 отверстий (в ряд), а у позднего — 5. Основное орудие не имеет вытяжки дыма, отсюда и вентилятор в крыше башни.

Основное орудие имело полуавтозагрузчик, вмещавший 6 выстрелов и 6 зарядов. Это обеспечивало постоянную скорострельность, но при опустошении требовалось время для перезарядки из различных стеллажей для хранения боеприпасов, разбросанных по всему танку.

Танковые пулеметы ИС-7

Более поздние прототипы ИС-7 имели 5 пулемётов.1 и 2 были калибра 7,62 мм и устанавливались на задней части башни, обращенной назад. 3 и 4 также имели калибр 7,62 мм и устанавливались на бортах корпуса и управлялись механиком-водителем, а 5 — калибром 14,5 мм на приподнятой стойке в задней части башни. У них также был спаренный пулемет, установленный над основным орудием.

Склад боеприпасов ИС-7

В машине нет специального защищенного боеукладки. Все точки хранения находятся под погоном башни, за исключением полуавтомата заряжания, всего 25 выстрелов, хотя, возможно, он мог бы вместить больше.

  1. Имеет несколько вертикальных выстрелов и зарядов в стойке под кольцом башни
  2. Полуавтомат заряжания находится над погоном башни и вмещает 6 выстрелов и зарядов
  3. Патроны в стеллаже под сиденьем наводчика
  4. Несколько патронов в стеллаже перед станцией наводчиков
  5. В стойке могут быть патроны, но мы не знаем?

Схема экипажа танка ИС-7

Экипаж ИС-7 5 человек: Водитель (располагается в передней части корпуса), Командир (справа от ГК), Наводчик (слева от ГК) и 2 заряжающих.У машины было полуавтоматическое заряжание, очень похожее на самоходное орудие, расположенное в задней части башни, которое вмещало 6 выстрелов и 6 CCC (заряд горючих гильз).

На видео внутри транспортного средства упоминается стул/палантин для грузчика №1, но не более того для грузчика №2. При осмотре автозагрузчика (выделенного синим квадратом на изображении выше) у него есть ручка, используемая загрузчиком для управления им. С обеих сторон автомата заряжания есть рукоятка (обведена желтым), что означает, что им можно управлять с обеих сторон, а также сзади командира есть дополнительный боезапас.

Огневая мощь
Главный пистолет 130 мм нарезной
Дополнительное оружие x1 14,5 мм, x4 7,62 мм, x1 14,5 мм, коаксиальный
Склад боеприпасов  x25 130 мм, x1000 14,5 мм, x6000 патронов 7,62 мм
Мобильность
Двигатель 12-цилиндровый дизель М-50Т мощностью 1050 л.с.
Трансмиссия  Руководство
Максимальная скорость движения по дороге  60+ км/ч
Тип подвески  Кручение
Дорожный полигон  300 км
Запас топлива  1300 литров
Вертикальное препятствие  Неизвестно
Водонепроницаемость  Неизвестно
Переход через траншею  Неизвестно
Градиент  Неизвестно
Боковой уклон  Неизвестно
Размеры
Длина пистолета вперед  11. 48м
Длина корпуса 7,38 м
Ширина 3,4 м
Высота  2,43+ м
Дорожный просвет  Неизвестно
Вес  68 тонн
Защита
Защита от ядерного оружия  Нет
Тип брони  Сталь, наклонная, с интервалом
Системы активной защиты  Нет
Экипаж
Командир Да
Наводчик Да
Погрузчик Да x2
Водитель Да
Дополнительный экипаж
Перевозка войск н/д

Каталожные номера:

ИС-7 — Советский тяжёлый танк X уровня

Пик-а-бу Не рекомендуется
  • Рассеивание средний
  • Дисперсия в движении средний
  • Соотношение мощность/вес плохой
  • Скорость назад хорошо
  • Прицельная дуга хорошо

Вы прячетесь за укрытием, полностью перезаряжаете свое оружие, предварительно прицеливаетесь и ускользаете за секунду сделать один поражающий выстрел. Прежде чем враг поймет, что вы снова спрятался. Достойная подвижность и стабилизация прицеливания и вы конечно может осуществить это один.

Снайперская стрельба на дальние дистанции Средний
  • Рассеивание средний
  • Скорость снаряда хорошо
  • Повреждать хорошо
  • Проникновение хорошо

Прятаться в кустах на холме и стрелять по врагам на другой стороне карты.Если вы не возражаете против всей ненависти, которая приходит с этим, тогда вы просто нужно хорошее рассеивание и пробитие, чтобы каждый выстрел был засчитан.

Забудьте о скалах, холмах, зданиях и прочем укрытии. Сделай себя прикрытие для ваших товарищей по команде. Конечно, это работает, только если у вас очень хорошую броню и уметь ею пользоваться или… ну если ты уже мертв.

Круг смерти Не рекомендуется
  • Прицельная дуга хорошо
  • Скорость перемещения плохой
  • Соотношение мощность/вес плохой

Двигайтесь за медленными истребителями танков и тяжелыми танками и продолжайте кружить. вокруг них, чтобы избежать удара, делая легкие выстрелы в спину врага. Требуется хорошая скорость перемещения и ускорение.

Ударь и беги Не рекомендуется
  • Диапазон просмотра средний
  • Скорость вперед плохой
  • Соотношение мощность/вес плохой

Спрячьтесь в кустах, заметьте врага, не будучи замеченным.Сделайте снимок и начать бежать. Быстро. Повторяйте, пока не останется врагов. Овладейте этой техникой и на вашем пути будет много мастерства.

драка 1 на 1 Не рекомендуется

Кто победит в драке 1 на 1, зависит от слишком многих переменных. Броня, оружие, подвижность, размеры танков и многое другое. Одно точно: без добра DPM: лучше оставаться в группе или держаться на расстоянии.

российских танков не продаются на eBay, заявляет компания

Кризис на Украине: глобальные последствия российского вторжения

По мере того, как вторжение России в Украину бушует и гуманитарные потери растут, репортеры USA TODAY в регионе и в Вашингтоне фиксируют волну последствия этого беспрецедентного конфликта. Зулеха Натху ведет «Кризис в Украине».

Видео персонала, USA TODAY

Заявление: изображение показывает захваченный российский танк для продажи на eBay24 марта было уничтожено или повреждено более 100 российских танков. Некоторые пользователи социальных сетей утверждают, что украинцы продают трофейные танки на eBay.

В опубликованном 2 марта сообщении в Facebook показано изображение, похожее на листинг eBay. В предполагаемом списке есть изображение российского танка Т-72, ​​который «полностью исправен» и «подержан».

Предполагаемая цена: 400 000 долларов.

«Просто украинцы продают российские танки на eBay», — говорится в сообщении.

Пост вызвал более 700 взаимодействий менее чем за неделю.Пост в Твиттере с тем же изображением и заявлением собрал более 120 000 лайков с момента публикации 2 марта. Подобные посты собрали сотни взаимодействий на Facebook и Twitter.

Следуйте за нами на Facebook ! Поставьте лайк нашей странице, чтобы в течение дня получать обновления о наших последних опровержениях

Но это утверждение ложно, как сообщают независимые организации по проверке фактов. Представитель eBay сообщил USA TODAY, что листинг не является подлинным. Изображение в посте датировано 2010 годом.

США СЕГОДНЯ обратились к пользователям социальных сетей, которые поделились заявкой, для комментариев.

Список не является подлинным

Трина Сомера, представитель eBay, сообщила USA TODAY в электронном письме, что сообщение не показывает реальный список. Его также нет на сайте eBay.

Продажа военного имущества, в том числе оружия и транспортных средств, на eBay запрещена. USA TODAY обнаружил объявление, в котором утверждается, что это реклама российского танка Т-72, ​​но Сомера заявил, что это игрушка.

Обзор проверки фактов : Что правда, а что ложь о российском вторжении в Украину

На изображении в посте показан российский танк Т-72, ​​но он не был снят во время вторжения в Украину в прошлом месяце. Впервые он был опубликован 12 ноября 2010 года на веб-сайте Defense Talk.

Наша оценка: Ложь

На основании нашего исследования мы оцениваем как ЛОЖЬ заявление о том, что на изображении изображен захваченный российский танк, продаваемый на eBay.   Представитель компании сообщил USA TODAY, что список является подделкой.Изображение танка Т-72 в сообщении относится к 2010 году.

Наши источники для проверки фактов:

  • Трина Сомера, 7 марта, обмен электронной почтой с США СЕГОДНЯ
  • Рейтер, 4 марта, проверка фактов — нет доказательств Украинцы продают брошенные российские танки на eBay
  • Associated Press, 4 марта, российские военные танки не продаются на eBay
  • PolitiFact, 2 марта, Нет, это не фото российского танка, который продается на eBay
  • eBay, по состоянию на 8 марта, Политика в отношении предметов военного назначения
  • Defense Talk, ноябрь 2016 г. 12 сентября 2010 г., Т-72Б обр. 1989 г., модернизированный с помощью К5
  • The New York Times, 8 марта, отчеты с полей сражений туманны, но появляются признаки успехов Украины.
  • eBay, 5 марта, российский танк Т-14
  • eBay, по состоянию на 8 марта, российский танк T72

Спасибо за поддержку нашей журналистики. Вы можете подписаться на наше печатное издание, приложение без рекламы или электронную копию газеты здесь.

Наша работа по проверке фактов частично поддерживается грантом Facebook.

Спустя почти 75 лет танкеры Eagle 7 отмечены бронзовыми звездами > Министерство обороны США > История

95-летний армейский танкист «Першинг» был награжден медалью «Бронзовая звезда» на церемонии у Мемориала Второй мировой войны в Вашингтоне сегодня, спустя почти 75 лет после того, как он и его команда помогли взять Кельн, Германия, от нацистов 6 марта. 1945 год.

Кларенс Смойер сам получил награду. Члены экипажа танка Гомер Дэвис, стрелок из лука, Уильям Маквей, который был водителем, и заряжающий Джон ДеРиджи — все члены экипажа танка Eagle 7 — также были посмертно отмечены медалями «Бронзовая звезда» — семьи приняли от их имени.Командир танка Боб Эрли ранее получил за свои действия Бронзовую звезду.

Смойер и его танкист одними из первых вошли в город, имевший для немцев большое значение.

Войдя в город, Смойер вспомнил, что его лейтенант сказал по рации. «Господа, я даю вам одеколон. Давайте покончим с этим, и мы обязаны», — сказал Смойер.

Смойер сказал, что, находясь в Кельне, он и его команда должны были знать, что делают немцы, чтобы остановить их продвижение вперед.«У немцев была история, когда с верхних этажей сбрасывали коктейли Молотова — бутылки с бензином с запалом на нем. Когда он попадал в танк, он разбрызгивал огонь по всему танку», — сказал он.

Американские войска надеялись захватить Кёльн у немцев, сказал Адам Макос, автор книги «Острие», в которой рассказывается история как экипажа Смойера, так и экипажа немецкого танка, с которым они столкнулись.

Кёльн «был городом-крепостью Германии», — сказал Макош. «Мы должны были захватить его — третий по величине город.»

Макос сказал, что бой в Кёльне в тот день почти закончился, и два танка «Шерман» двигались к Кёльнскому собору. «Как только они возьмут собор, битва будет выиграна».

Один из этих танков был подбит немецким огнем, часть экипажа эвакуирована. Среди них был 2-й лейтенант Карл Келлнер, которому всего 26 лет, и он уже награжден медалью Серебряной звезды. В результате нападения он был тяжело ранен. Его правая нога, по словам Макоса, «была оторвана в колене.Он истекал кровью». Наводчик этого танка также сбежал и нырнул на землю. Келлнера отнесло к воронке, сказал Макос, где он и истек кровью. Трое других членов экипажа так и не сбежали и погибли внутри своего танка.

Немецкий танк «Пантера» стоял перед собором, сказал Макос, «вынуждая всех выйти вперед».

Идти против этого немецкого танка, по словам Макоша, «было самоубийственным заданием. Экипаж танка вышел, чтобы остаться и сражаться до последнего раунда».

Однако поблизости находился Eagle 7, экипаж танка «Першинг» со Смойером и его людьми.«Они составили план, они вызвались добровольцами», — сказал Макос. Их танк «Першинг» был одним из 20 танков, использовавшихся в то время в Европе, и на борту у него была 90-мм пушка.

Смойер и остальные члены экипажа вызвались сразиться с нацистским танком у собора.

«Уильям Маквей держал газ ровно», — сказал Макос. «Боб Эрли на месте командира говорил в микрофон, подгоняя их вперед. Кларенс Смойер предварительно расположил орудие справа и опустил его туда, где, по его мнению, должен был находиться танк «Пантера», когда они повернут за угол.И когда они прорвались через перекресток, Гомер Дэвис увидел его первым. Он издал крик. Они были лицом к лицу с этим немецким танком на расстоянии 70 ярдов».

Смойер выстрелил в немецкий танк не один раз, а трижды. Он сказал, что сделал это, потому что много узнал о немцах, будучи наводчиком на американском танке.

«Немец может быть ранен, и он просто подползет к орудию и нажмет на курок», — сказал Смойер. «Я хотел, чтобы этот танк сгорел, что он и сделал — в конце концов он загорелся.»

После трех снарядов американского «Першинга» немецкий танк загорелся, сообщил Макош.

Неподалеку американский оператор заснял все происходящее. И кадры этой битвы разошлись по всему миру, чтобы их увидели все, включая собственную сестру Смойера.

«Моя сестра пошла в театр со своей девушкой, и как только появились новости, я выскочил из танка. И она сказала: «Боже мой, это же [Кларенс]!» … И она спросила людей в театре, не покажут ли они его на следующий день, чтобы показать его маме и папе».

Смойер изначально был назначен на Бронзовую Звезду — еще в 1945 году. Но его собственные безобидные действия положили конец этим усилиям.

«На следующий день после того, как мы подбили танк, мы с другом шли по улице. Все было хорошо, драк больше не было. Но пока мы шли по улице, выбегают эти два пацана и говорят: «Каугумми Каугумми! Они хотели жевательную резинку», — сказал Смойер.

«Я пытался объяснить им, что у меня ничего нет. Я вытащил карманы, чтобы показать им, что они пусты», — продолжил он. «Я взял их на руки и отнес обратно к матери. А потом я развернулся и пошел прочь, а рядом со мной подъезжают депутаты и спрашивают мое имя и звание. мне сказали, что я буду разговаривать с немцами. Думаю, из-за этого я потерял Бронзовую звезду».

Теперь, 75 лет спустя, нарушение правил жевательной резинки было прощено.Смойер теперь носит Бронзовую звезду на лацкане, и у всех его товарищей по команде она тоже есть.

«Это честь. Это честь, и я всегда буду чтить ее. Я сделаю это в память обо всех мальчиках, которые были убиты там», — сказал Смойер.

Мероприятие у Национального мемориала Второй мировой войны стало возможным благодаря усилиям Друзей Национального мемориала Второй мировой войны. Кроме того, Макос предпринял усилия по признанию Смойера, Дэвиса, Маквея и ДеРиджи Бронзовой звездой.

Дукакис и Танк — Журнал ПОЛИТИКО

Мэтт Беннет все еще слышит смех репортеров, всех 90 человек. Он до сих пор помнит, как Сэм Дональдсон согнулся пополам и хохочет на стояке, выходящем на пыльное поле в пригороде Детройта. Беннетт был 23-летним новичком в политике, когда в 1988 году его отправили на объект General Dynamics в Стерлинг-Хайтс, штат Мичиган, чтобы организовать остановку кампании кандидата в президенты от Демократической партии Майкла Дукакиса: поездку на 68-тонном M1A1 Abrams Main. Боевой танк.Визит, призванный укрепить доверие к кандидату как к будущему главнокомандующему, войдет в историю как один из худших результатов предвыборной кампании в истории.

После мероприятия, когда смех репортеров стих, а свита Дукакиса собиралась уходить, к Беннету подошел один из сопровождающих кандидата. «Отличное событие, Мэтт», — сказал он невозмутимо. «Это могло стоить нам выборов. Но помимо этого, это было здорово».

* * *

Дукакис и танк. Образ крохотного губернатора Массачусетса, притворяющегося кем-то, кем он не был, и в процессе выставляющего себя дураком 13 сентября 1988 года, преследовал меня, как и любого другого передового человека, которому доверили— на несколько часов или даже минут — с судьбой кандидата.

Как и Беннет, я участвовал в предвыборной кампании Дукакиса, и мы вместе служили в Белом доме Клинтона. Я присутствовал на бесчисленных встречах, на которых какой-нибудь умник предупреждал, что остановка в графике президента имеет задатки «момент Дукакиса в танке».Осторожность обычно проявлялась, когда речь шла о каком-то костюме, а поездка на танке по сей день вызывается каждый раз, когда политики отказываются надевать шляпы на голову — как это сделал президент Обама в начале этого года, когда ему вручили футбольный шлем военно-морского флота, но он отказался. попробовать это. («Вы не надеваете ничего на голову, если вы президент, — сказал он. — Это политика 101»). сценическое мастерство.

И это всегда было для меня самой захватывающей частью этой истории о катастрофе, загадкой, которую нужно было разгадать: почему вообще произошло событие, которое, по общему мнению всех, было такой ужасной идеей?

Спустя двадцать пять лет после печально известной катастрофы этим летом я отправился — с помощью Стива Сильвермана, своего товарища по передовой с 1988 года и давнего коллеги Клинтона, — чтобы выяснить, что привело к печально известному танковому движению и почему никто не положить этому конец. В более чем 20 длинных интервью я нашел историю, которая меня удивила: правда в том, что многие советники Дукакиса действительно пытались предотвратить поездку на танке, хотя другие были убеждены, что фотосессия была необходима. Они спорили друг с другом по этому поводу, отправляли предупреждения в штаб-квартиру, толпились на тревожных совещаниях и даже отправили эксперта по ремонту, но все было безрезультатно. То, что некоторые пытались остановить его, но не смогли, — это, по-своему, очень человечная история о простой инерции, о трудности изменения курса после того, как план приведен в действие.Но это также история об ответственности — о провале руководства, из-за которого кандидат, который был занят провозглашением своей технократической «компетентности», провел близорукую и некомпетентную кампанию.

СМОТРЕТЬ: Создание политической катастрофы.

Чтобы распутать историю, я начал с Беннета, старого друга времен Клинтона. Он поделился со мной своей дневниковой записью четвертьвековой давности о танковой катастрофе, состоящей из шести машинописных страниц, распечатанных в старом матричном стиле.

Дневник Беннета стал отличным началом. Но я также хотел поговорить с другими, кто был там, в том числе с хозяевами Дукакиса в General Dynamics Land Systems, помощниками кампании, летевшими на самолете Дукакиса, и советниками губернатора по внешней политике, Джеймсом Стейнбергом и Мадлен Олбрайт, которые оба были в Стерлинг-Хайтс. в тот день и помогли сформировать идею кампании, стоящую за поездкой на танке.

Сотрудники штаба рассказали мне, каково было планировать поездку из Бостона, и о тошнотворном чувстве, которое они испытали, наблюдая за тем, как танковая поездка разворачивается по телевизору.В Вашингтоне за этим наблюдала и команда Буша-Куэйла. Заместитель руководителя избирательной кампании Рич Бонд вспоминает, что танк был «огромным подарком», влияние которого было очевидным утром 14 сентября, когда его команда просматривала отрывки из новостей за предыдущий вечер и изучала фотографии из газет того дня.

Республиканцы, которых я выследил, были рады поболтать; демократы в меньшей степени. Некоторые не хотели, чтобы их цитировали. Другие спорили, возможно, о самой ключевой детали: о том, как эта идиотская на вид каска командира танка оказалась на голове кандидата.

У победы, как говорится, тысяча отцов, а поражение всегда сирота.

* * *

Мэтт Беннет

Беннет прибыл в Стерлинг-Хайтс , в центре округа Макомб в Мичигане — пригороде Детройта, богатом демократами Рейгана, за которыми Дукакис должен был ухаживать, — в четверг, 8 сентября. Он получил приказ от Кэти Уилан, своего планировщика в штаб-квартире. : Организуйте поездку на танке для губернатора, за которой последует речь. В то время это казалось достаточно логичным.

Кэти Уилан

Дукакис одержал победу в борьбе за выдвижение от Демократической партии в том году, рекламируя возрождение бизнеса в штате Бей, так называемое «Массачусетское чудо» и свою личную историю о том, как семья греческих иммигрантов приняла американскую мечту. Если бы только он использовал свою биографию с большей пользой во время всеобщих выборов. Вместо этого он зафиксировал свое сообщение о компетентности и сделал себя уязвимым для обстрела атак со стороны вице-президента Джорджа Х.Команда У. Буша, открывшая новую эру политической борьбы. Одной из целей была политика Дукакиса в отношении национальной обороны. Хотя будущие события докажут его прозорливость, Дукакис позиционировал себя слишком далеко впереди окончания холодной войны. Он утверждал, что президент Рональд Рейган слишком много потратил на ядерный арсенал страны и недополучил обычные вооружения. Танк «Абрамс», на котором ездил Дукакис, был физическим воплощением этого аргумента. По крайней мере, такова была идея.

Беннетт зарегистрировался в своем отеле, встретился с другими членами своей команды и представился хозяевам из General Dynamics, создателям четырехдолларовой монеты.3 миллиона танков М1А1.

Членам передовых групп назначены определенные роли: лидер, пресса, место, толпа, кортеж и гостиница. В Стерлинг-Хайтс Пол Хольцман был главным руководителем, а Беннетт был руководителем площадки, по сути, продюсером мероприятия, ответственным за хореографию и сценографию визита.

Беннетт считал визит плохой идеей и пытался предупредить штаб, но его первоначальные опасения имели мало общего с имиджем президента. Будучи студентом, он написал дипломную работу об опасностях военно-промышленного комплекса.

«Я утверждал, что General Dynamics — не та компания, с которой кандидат от Демократической партии на пост президента должен быть в постели», — написал он в своем дневнике. «Неудивительно, что мне так многословно сказали заткнуться и делать свою работу».


ПОСЛУШАТЬ: Мэтт Беннетт: «Я очень нервничал по поводу этого события с самого начала».


Решение о посещении General Dynamics было принято старшими советниками намного выше уровня заработной платы Беннета, и оно выросло из сообщения, разработанного намного раньше в ходе кампании.В то время как Дукакис все еще укреплял свое лидерство на предварительных выборах демократов, он остановился в Зале рыцарей Колумба в Дерри, штат Нью-Хэмпшир. Это было за два дня до первых в стране предварительных выборов в феврале, и Дукакис произнес речь, объявленную как « Возобновление силы Америки: внешняя политика 1990-х годов». Как сказал мне Джим Стейнберг: «Идея заключалась в том, чтобы попытаться найти точку зрения, которая придала бы ему авторитет в вопросах национальной безопасности и внешней политики». Угол поворота, в прагматичном стиле Дукакиса, повернулся к арифметике и экономии средств.«Основным моментом спора, — говорит Стейнберг, — было то, что он был против всего этого ядерного оружия, потому что оно нам не нужно, и оно отнимает деньги у обычных вооружений, в которых мы нуждались». Оружие вроде танка, например.

Первичный сезон завершился 7 июня, когда Дукакис был предполагаемым кандидатом от Демократической партии. Следующей остановкой была Атланта на съезде, который я посетил первым и с тех пор не пропустил ни одного. Спустя год после окончания колледжа я наслаждался пребыванием в Omni Coliseum, наблюдая, как казначей штата Техас Энн Ричардс словесно ругает вице-президента Буша, а Билл Клинтон вынужден работать сверхурочно, чтобы выдвинуть кандидатуру своего коллеги-губернатора из Массачусетса. Когда Клинтон, наконец, закончил, мы все приветствовали Дукакиса, когда он прибыл, чтобы принять выдвижение своей партии. Это был впечатляющий выход: Дукакис проделал долгий путь от задней части Omni в сопровождении песни Нила Даймонда «Coming to America», оды певца классической истории иммигрантов. По любым меркам это был высший балл кандидатуры Дукакиса.

После этого все стихло — катастрофически тихо. Опередив по опросам на 17 баллов, Дукакис вернулся в Массачусетс для своего ежегодного паломничества в западную часть штата.

Пока кандидат прожигал дни августовских поездок в Массачусетс, республиканцы заполнили информационный вакуум, пуская по нему залпы со всех сторон, ставя под сомнение все, начиная с его патриотизма («Что такого в Клятве верности, что его так расстраивает?» — спросил Буш толпа в Лос-Анджелесе, высмеивающая вето Дукакиса в 1977 году на законопроект об обязательном залоге в школах) на его умственную пригодность («Я не собираюсь придираться к инвалиду», — сказал Рейган, имея в виду слух о том, что губернатор лечился от депрессии). Эти новые атаки были основаны на нападении ранее этим летом, в ходе которого был отправлен в отпуск убийца по имени Уилли Хортон. («К тому времени, как мы закончим, — злорадствовал руководитель предвыборного штаба Буша Ли Этуотер, — они будут задаваться вопросом, является ли Уилли Хортон кандидатом на пост кандидата от Дукакиса».) 

К Дню труда Буш обогнал Дукакиса в опросах общественного мнения. «У них есть две недели, чтобы развернуть кампанию», — сказал представитель Массачусетса Барни Франк газете New York Times . 17 сентября состоится церемония открытия летних Олимпийских игр в Сеуле, Южная Корея, что отвлечет внимание от политики.Каждый день предвыборной кампании до этого был драгоценным.

Кампании Буша и Дукакиса планировали посетить Гарнизон-Детройтский арсенал, принадлежащий Министерству обороны, где собирались M1A1. Пентагон отклонил эти запросы на том основании, что их объекты были запрещены для политиканства. Вмешался Гордон Инглэнд, вице-президент General Dynamics Land Systems и будущий министр военно-морского флота, который предложил принять Дукакиса на собственном объекте компании в Стерлинг-Хайтс.

Директор кампании в Мичигане Джон Идес хотел, чтобы его кандидат был в округе Макомб, но опасался способности Дукакиса провести мероприятие. «Внезапно, — вспоминает он, — кампания захотела превратить его в ястреба, который любит военных и хочет обнять танк».

Идса намного уступали советники по избирательной кампании сенатор Сэм Нанн из Джорджии, в то время председатель сенатского комитета по вооруженным силам, и сенатор Карл Левин из Мичигана, который считал General Dynamics и ее в основном профсоюзный персонал среди своих избирателей.И Нанн, и Левин поддержали визит.

Джойс Кэрриер

Старшие сотрудники набросали грубые наброски кампании, направленной на национальную оборону, включая остановку в Стерлинг-Хайтс.

«Самые высокие люди в кампании точно знали, как развивалось событие, — сказала мне Джойс Кэрриер, директор по продвижению. «Это было трех- или четырехдневное обсуждение, когда все знали, что он в танке. Никто не удивился».

* * *

Персонал избирательной кампании знал, что им предстоит взобраться на крутой холм, чтобы защитить национальную оборону. Дукакис прослужил в армии два года после окончания колледжа, но после того, как он был представителем штата, а затем губернатором, у него было более слабое резюме в области национальной безопасности, чем у его оппонента. В конце концов, Буш был летчиком времен Второй мировой войны, послом, директором Центрального разведывательного управления и два срока вице-президентом.

В общенациональном опросе, проведенном газетой Los Angeles Times в те же выходные, когда Беннетт разрабатывал планы поездки на танке, Дукакис победил Буша со счетом более чем пять к одному по атрибуту «заботы о таких людях, как я».Но на ключевой вопрос времен холодной войны — «Какой кандидат, по вашему мнению, лучше всего справился бы с задачей обеспечения национальной обороны?» — 54 процента ответили, что Буш, и только 18 процентов ответили, что Дукакис.

«Это нужно было решить, и решить решительно», — сказала мне Лесли Дач, директор по связям с общественностью.

Сотрудники предвыборного штаба спорили друг с другом о том, насколько агрессивно кандидат должен отстаивать свои военные полномочия. «Были очень сильные позиции, — вспоминает руководитель избирательной кампании Сьюзан Эстрич.С одной стороны был ястребиный сенатор-демократ Нанн, который настаивал на использовании дней предвыборной кампании для сокращения разрыва с Бушем в вопросах национальной безопасности. С другой стороны был губернатор Арканзаса Клинтон, еще один советник кампании, который утверждал, что Дукакис должен использовать свои сильные стороны — работу, здравоохранение и образование — вместо того, чтобы притворяться кем-то, кем он не был.

Сьюзан Эстрич

«Если бы Майк Дукакис зашел в школу, больницу или на место работы, он бы не надел кепку, которая навлекла бы на него неприятности, — говорит Эстрих.«Он был парнем, который принадлежал бы тем местам». Но к субботе, 10 сентября, за три дня до визита в Стерлинг-Хайтс, споры были улажены: тем вечером за ужином в Бостоне Дукакис и его советники проинформировали своих новоявленных национальных сопредседателей, включая Нанна, о планах национального Кампания по безопасности в ближайшие несколько дней. В понедельник должны были состояться выступления в Филадельфии и Цинциннати, во вторник еще одно в Чикаго, после чего последовала поездка на танке и четвертое выступление в Стерлинг-Хайтс.Кульминацией предвыборной кампании станет крупное выступление в Джорджтауне в среду.

В Стерлинг-Хайтс Беннет репетировал каждое движение Дукакиса в General Dynamics. Дукакис выступал с речью, в которой излагал свою политику в области национальной обороны, а поездка на танке предлагала «визуализацию» для освещения в новостях.

Лесли Дач

Но это было не обычное зрелище. Танк был восьми футов высотой, а туловище Дукакиса торчало еще на три фута. Подставка для прессы должна быть построена выше, чем обычно, чтобы камеры и кандидат находились на одном уровне, это жесткое правило из предварительного руководства.Беннетт также столкнулся с хитрой хореографией: посадить Дукакиса на борт M1A1, избегая при этом нелестных образов человека ростом 5 футов 8 дюймов, взбирающегося на восьмифутовый танк. Эта проблема была решена путем организации Дукакисом посадки в танк за закрытыми дверями в огромном гараже на заводе General Dynamics.

Но еще был вопрос о шлеме, который, по настоянию General Dynamics, был необходим как для безопасности, если танк двигался на полной скорости более 40 миль в час, так и для связи между гонщиками.

Джойс Кэрриер, директор по продвижению кампании, вспоминает, что кампания Дукакиса до этого момента была особенно нелюбима к шляпам. «Помимо того, что он не очень хорошо смотрелся в них, — сказала она мне, — вы просто не могли представить его в шляпе». Действующее правило заключалось в том, что головной убор, подаренный губернатору, можно было с благодарностью принять и весело помахать им на сцене, но ни при каких обстоятельствах он не должен опускаться на голову.


ПОСЛУШАЙТЕ: Мэтт Беннетт: «Все наши сомнения касались неловкости.»

Все это нервировало Беннета. «Это будет чертовски катастрофа», — вспоминает он, говоря Уилану. (Она отказалась комментировать запись для этой статьи.)

Нил Флигер

Предупреждения Беннета остались без внимания, поэтому он сосредоточился на текущих задачах. В своем дневнике он рассказал о репетиционной поездке, которую он совершил на танке с ведущим пресс-секретарем команды Нилом Флигером: «Я хотел проинформировать Дукакиса о том, на что это будет похоже; Нил хотел проверить выстрелы со стояков; мы оба хотели прокатиться в чертовом танке.Мы это сделали, и, черт возьми, это было весело».

Дукакис слушает вопросы во время пресс-конференции в своем самолете. | Джордж Видман/AP Photo

Путешествие началось достаточно хорошо в Филадельфии, но натолкнулось на препятствие на заводе по производству реактивных двигателей General Electric недалеко от Цинциннати. Сенатор от штата Огайо Джон Гленн, бывший летчик-испытатель морской пехоты и астронавт, представил Дукакиса, но был встречен освистыванием, которое продолжалось во время выступления губернатора. Газета Chicago Tribune вышла с заголовком «Рабочий обороны Джир Дукакис.

Джо Локхарт

Кампания не могла позволить себе еще одну ловушку в Детройте, и Джо Локхарт, заместитель пресс-секретаря, знал, что передовая группа беспокоилась о поездке на танке

В Цинциннати сотрудники предвыборного самолета Дукакиса сгрудились и решили отправить директора по путешествиям Джека Уикса, который путешествовал с Дукакисом, вперед в Мичиган. Их больше всего беспокоило повторение катастрофы с моторным заводом — крики в толпе, — но шлем также требовал внимания.


ПОСЛУШАТЬ: Мэтт Беннетт: «Я не хотел принимать решение сам».

Уикс, которому тогда было 36 лет, производил впечатление на молодых продвинутых людей вроде Мэтта Беннета. Ветеран четырех президентских кампаний, у него была жесткая внешность, продукт воспитания в Южном Бостоне, но он также окончил Гарвард. Хотя Уикс теперь входил в элиту, летевшую на самолете Дукакиса, он по-прежнему считал себя оперативником на земле. Пощечина Джека означала все для одного из дорожных воинов Дукакиса, но он мог бы разобрать ваши хорошо продуманные планы, если бы ему не понравилось то, что он увидел.У Уикса была простая миссия в Стерлинг-Хайтс — не допустить еще одного провала. Сдержать хулиганов было несложно. Оставалось всего несколько часов, и Уикс увидел несколько хороших вариантов шлема.

Поездка на танке должна была быть пресечена в зародыше в Бостоне задолго до прибытия Уикса, сказал он мне. «Было время, когда вы говорили: «Кто-то этого не понимает», и это был не только Майк Дукакис». Уикс не хочет называть имен даже 25 лет спустя, но его общее презрение к изнеженным советникам из Вашингтона ощутимо.По его мнению, поездка на танке не должна была бы пересматриваться в одиннадцатом часу. И не зря. Прерывание поездки на танке вызвало бы множество вопросов со стороны прессы. Просто удар ногой по гусеницам танка выглядел бы как полицейский. И медленное ползание по испытательной трассе без шлема вызвало бы собственный хор насмешек.

90 005 Уикс встретился с Беннеттом и остальными членами передовой группы рано утром в игровой день. Уикс вспоминает, как Хольцман, ведущий передовой, моделировал комбинезон и шлем.«Пол надевает комбинезон, и я говорю: «Все в порядке, Пол». И он говорит, что у него есть этот шлем. А я говорю: «Надень шлем». Я говорю: «Зеркало есть. Иди посмотри в зеркало». Он смотрит в зеркало. Я говорю: «Ты выглядишь как тупой ублюдок. Шлема нет».     

Но директива Уикса оказалась выдумкой. Не имело значения, если бы все участники кампании хотели, чтобы шлем исчез. Если Дукакис собирался ехать со скоростью 40 миль в час, а не просто залезть на бак для фото, протоколы General Dynamics требовали защитного головного убора.

Кандидат вряд ли нарушил бы это правило. «Дукакис никогда бы никуда не пошел, не пристегнув ремень безопасности», — вспоминает Ник Митропулос, вездесущий куратор Дукакиса.

Продвинутые люди считают себя более практичными и логистически мыслящими, чем сотрудники штаб-квартиры, но то, как они — те, кто на самом деле отвечал за руководство Дукакисом по объекту General Dynamics — решали проблему, остается предметом споров. Беннетт написал в своем дневнике 1988 года, что они пришли к компромиссу, а затем скрестили пальцы: Дукакис выходил из гаража в шлеме и совершал демонстрационный заезд на полной скорости.Затем он снимал шлем, и танк медленнее проезжал мимо камер. «Я сообщил Уиксу жестокие факты: Дукакис выглядел бы дураком, если бы надел шлем, но он не мог бы слышать и без шлема чувствовал бы себя в полной безопасности, — писал Беннетт в своем дневнике. — Джек постановил, что он надевал шлем для быстрых пасов и снимал головной убор для медленных, фотографирующих пасов.»

Флигер не стал комментировать запись для этой статьи, а Хольцман не ответил на несколько телефонных звонков или электронных писем.

Ясны две вещи: Беннетт как минимум ошибся в порядке проходов — Дукакис вышел из гаража без шлема, без шлема — и Уикс утверждает, что компромиссного плана не было, что он придерживался своих первоначальных инстинктов. «Шлема не должно было быть, — сказал он мне. Тем временем Беннет так же непреклонен в том, что Дукакис был полностью проинструктирован о хореографии медленных и быстрых передач. «Я помню это так, как будто это было вчера, — говорит он. — И я записал это».

Джек Уикс говорит, что был удивлен, увидев Дукакиса в шлеме.«Предполагалось, что шлема не будет, — говорит он. | Элиза Амендола/AP Photo

Предвыборный самолет Дукакиса приземлился в Детройте 13 сентября, и кортеж начал свое быстрое путешествие в Стерлинг-Хайтс. По прибытии Дукакис встретился с представителями General Dynamics, пока пресса собиралась на стояках. Затем кандидат надел защитный комбинезон, украшенный его именем, и направился к ожидавшему его M1A1. Согласно плану Беннета, он забрался на борт танка за закрытыми дверями.

Мадлен Олбрайт

Мадлен Олбрайт, советник Дукакиса по национальной безопасности, видела, как разворачивалась сцена. «Люди из [General Dynamics] дали ему этот шлем, и они сказали ему — и он колебался — «Ты должен надеть это, потому что здесь находится звуковое оборудование, чтобы ты мог слышать инструкции», — сказала она мне. .

Минди Люббер

«Майкл — бойскаут», — говорит Минди Лаббер, директор по расписанию. «Он парень, который любит следовать правилам, особенно если они разумны.

На фотографии, опубликованной в 1989 году бывшим фотографом Newsweek Артуром Грейсом, Дукакис без шлема сидит на башне танка, выезжающего из гаража. Если бы только событие закончилось тогда и там.

M1A1 медленно приближался к дальнему концу испытательного полигона, пока фотографы и операторы следили за его движениями с помощью своих длиннофокусных объективов. Затем он сделал долгую паузу, прежде чем повернуться к зрителям.

«Моя реакция: «Черт возьми, в баке кончился бензин», — сказал мне Уикс.«У меня в голове мелькает заголовок: «У кампании Дукакиса закончился бензин». Внезапно он набирает скорость, проносится мимо, а на нем шлем».

Уикс сказал мне, что был удивлен, увидев шлем, и сожалеет о том, что, будучи главным авангардом кампании, его не было во время поездки, чтобы он не попал в голову его боссу. «Если кто-нибудь спросит меня, в чем была ошибка, так это в том, что с ним не было передового человека, который мог бы его защитить». Но в M1A1 было место только для четверых: кандидат и Гордон Инглэнд наверху, агент секретной службы и водитель General Dynamics внизу.

Англия отвергает идею о том, что решение о надевании шлема было принято во время поездки на танке. «Вопрос о шлеме был решен с передовой командой задолго до дня мероприятия, и во время поездки не было никаких импровизаций (ничего!)», — написал он мне по электронной почте. «Я хорошо помню обсуждение шлема в конференц-зале перед мероприятием».

На последнем проходе перед пресс-стойкой танк приблизился к камерам в лоб, отклонившись в последнюю секунду, ствол танка отклонился так близко, что репортерам пришлось пригнуться, чтобы избежать обезглавливания.Если бы танк держался на расстоянии, культовый образ Дукакиса никогда бы не был запечатлен.


ПОСЛУШАТЬ: Мэтт Беннетт: «Я знал, что у нас проблемы».

Вместо этого снимок крупным планом, запечатлевший улыбающегося Дукакиса — он показывает пальцем и носит шлем с его именем, выгравированным на лбу, как бирка с именем летнего лагеря, — украсит первые полосы на следующий день.

Когда танк закончил свой обход и вернулся в гараж, Беннет встретил кандидата.Как Беннетт записал в своем дневнике, Дукакис «еще не подозревал об унижениях, которые его ждут, когда он вернулся в магазин, чтобы спешиться, и его переполнял тот же энтузиазм, с которым мы с Нилом закончили наши поездки. Пока он вылезал из аквариума, мы все сказали ему, что он отлично выглядел (мы действительно так думали), и он был взволнован своей речью, когда врезался в веревку».

Джо Локхарт, заместитель пресс-секретаря, вспоминает, как в тот же день кто-то в самолете кампании спросил Дукакиса, почему он носит шлем.Дукакис сказал, что хочет услышать рассказ Англии. «Это квинтэссенция Майка Дукакиса, — сказал мне Локхарт. «Для всех остальных это была фотосессия. Дукакис хотел понять, как работает танк».

* * *

Репортеры спешат опубликовать свои статьи . Бернард Вайнрауб из New York Times подал всего 274 слова. «Забудьте о Джоне Уэйне и Клинте Иствуде. Забудьте о Рэмбо. Познакомьтесь с мачо Майком Дукакисом», — написал он

.

The New York Times опубликовала короткую заметку о поездке на танке на следующий день, в сентябре.14, 1988.

В другом углу импровизированного пресс-центра корреспонденты сети, путешествующие с Дукакисом, — Сэм Дональдсон для ABC, Брюс Мортон для CBS и Крис Уоллес для NBC — работали над своими сценариями. Уоллес представил двухминутный фрагмент, который начался с кадров танка, но также включал звуковые фрагменты из речей Дукакиса в Чикаго и Стерлинг-Хайтс.

«Сегодня Дукакис не выдвигал никаких смелых инициатив, — заключил Уоллес. «Он сказал немногое из того, что не сказал Рональд Рейган.Но для кандидата, который пытается показать, что он находится в мейнстриме внешней политики, это может быть не так уж и плохо».

Несколько телепродюсеров похвалили Локхарта за это событие; после восьми лет освещения Рейгана и его президентства под управлением Майка Дивера они были разочарованы тем, что Дукакис подарил им так мало памятных образов. Локхарт и остальные на земле просто обрадовались, что хуже не стало. «Я не был уверен, что это лучшее, что мы когда-либо делали, — сказал мне Локхарт. «Я не был уверен, что это самое худшее.Я просто знал, что через час у нас будет еще одно мероприятие».

Однако в Бостоне сотрудники штаб-квартиры имели более четкую оценку. «Как только мы увидели эту картинку в шестичасовых новостях, у нас заболел живот, — вспоминает Люббер. «Независимо от того, что исходило из уст губернатора, мы видели картину, на которой был Майк Дукакис с торчащей головой в этой дурацкой шляпе».

В четырехстах милях к югу кадры новостей также привлекли внимание сотрудников штаб-квартиры Буша-Куэйла в Вашингтоне.Рич Бонд, заместитель руководителя избирательной кампании и будущий председатель Республиканского национального комитета, сказал мне, что на следующее утро, во время своей обычной встречи в 7 утра с руководителем кампании Ли Этуотером, директором по исследованиям Джимом Пинкертоном и другими, он осознал масштабы подарок, который им только что вручили.

«Кто-то сказал: «Боже мой, он похож на Альфреда Э. Ньюмана», который был персонажем журнала Mad . Этуотер, Пинкертон и я выросли, читая журнал Mad .И мы буквально тряслись от смеха», — сказал мне Бонд.

Дэвид Демарест, директор по связям с общественностью Буша, имел группу молодых помощников, которые проводили утро, просматривая клипы, чтобы разработать «Линию дня». Эта единственная страница тезисов была передана Этуотеру и председателю избирательной кампании Джеймсу Бейкеру для одобрения в первой половине дня, а затем отправлена ​​по электронной почте суррогатным матерям по всей стране.

«На самом деле мы здорово повеселились с танком, — сказал мне Демарест. «Около трех дней мы выделяли его в нашей линейке дня, изобилующей фразами «Большое вам спасибо» и «Без танков».’» В выпуске от 15 сентября, через два дня после танковой поездки, команда Демареста все еще развлекалась за счет Дукакиса. «Сидение в танке не заставляет Америку стоять высоко», — гласили тезисы.

Путешествуя на борту Air Force Two, Буш получил служебную записку. «Теперь он ездит в танке. Он выпрыгивает из танка, снимает каску и выходит в разных позах», — сказал Буш журналистам в Огайо на следующий день. «Нельзя одурачить советское руководство, подбивая оборону Америки 10 лет, а потом 10 минут катаясь на танке.

В понедельник, 19 сентября, Роуленд Эванс и Роберт Новак опубликовали в своей синдицированной колонке, пожалуй, самый сокрушительный отчет в прессе. «Завывания смеха эхом прокатились по штаб-квартире Буша в Вашингтоне, — писали они, — где речь кандидата в пятницу была подготовлена ​​для насмешек. Демократические инсайдеры могли только с тревогой качать головами».

Ко вторнику один из опросов показал, что Дукакис потерял значительные позиции: 25% заявили, что с меньшей вероятностью проголосуют за него из-за езды на танке.

До дня выборов оставалось семь недель.

Сиг Рогич только что вернулся в свою квартиру вечером 13 сентября, когда он включил свой телевизор и увидел кадры новостей о поездке в Стерлинг-Хайтс. «Я помню, как подумал: «Не могу поверить, что они поставили его в такое положение», — сказал мне Рогич. Эти изображения дали Рогичу, директору по рекламе Буша, идею для нового рекламного ролика. Он схватил желтый блокнот и начал набрасывать 30-секундное объявление.


ПОСЛУШАТЬ: Сиг Рогич: «Я знал, что это ошибка….в ту минуту, когда я это увидел.»


Рогич был частью «Вторничной команды» рекламщиков, которые создавали рекламные ролики, такие как «Утро в Америке», для кампании Рейгана 1984 года. Теперь, четыре года спустя, его заманили обратно в Вашингтон из его рекламного агентства в Лас-Вегасе, чтобы он работал на Буша. Рогич нанял Джима Веллера, еще одного ветерана 1984 года, присоединиться к нему. Команду возглавил Роджер Эйлс, советник Буша по СМИ, ныне глава Fox News.

На следующее утро Рогич поделился своими заметками с Веллером, и они написали сценарий.Но они не могли сделать рекламу без кадров из Стерлинг-Хайтс, и ни одна из сетей не стала бы продавать их кассету в политических целях. Как вспоминает Рогич: «Наконец-то мы нашли 11-секундный фрагмент у независимого парня и купили его. Если внимательно посмотреть на рекламу, то она просто зациклена. Мы использовали его снова и снова, поэтому заполнили 30-секундное место. А затем мы заморозили кадр в конце». Стоп-кадр в конце рекламы изображал улыбающегося Дукакиса в шлеме, указывающего на камеру.

Рогич и Веллер добавили звуковые эффекты перемалывания шестерен, имитирующие гусеницы танков, смешанные с шумом двигателя.Поскольку первоначальные фрагменты рекламы были просмотрены и протестированы, Эйлс настоял на добавлении дополнительных «супер» или прокручиваемого текста, чтобы сделать ролик столь же эффективным, даже если его приглушить. Суперы могли напрягать художественное видение рекламы, но они вкручивались в Дукакиса, как ржавый нож.

Последним элементом был рассказчик с серьезным голосом, читающий сценарий:

Майкл Дукакис выступает против практически каждой системы защиты, которую мы разрабатываем.
Против новых авианосцев.
Выступал против противоспутникового оружия.
Он противостоял четырем ракетным системам, в том числе развертыванию ракет «Першинг-2».
Дукакис выступил против бомбардировщика-невидимки и наземной системы предупреждения о ядерном нападении.
Он даже раскритиковал нашу спасательную операцию на Гренаде и наш удар по Ливии.
Теперь он хочет быть нашим главнокомандующим?
Америка не может позволить себе такой риск.

В это время я оставил свою должность в отделе по сбору средств Дукакиса и отправился в путь в качестве передового человека. Я своими глазами видел — на митингах, которые я помогал организовывать в Детройте и Портленде, — как Дукакис наконец нашел ритм с новым популистским посланием «Я на вашей стороне».Мы не забыли уроки Стерлинг-Хайтс — Дукакис никогда не носил другой шляпы, — но за два десятилетия до появления YouTube и смартфонов кадры поездки на танке не могли распространиться вирусно, кроме новостей от 13 сентября.

СМОТРЕТЬ:  Реклама предвыборной кампании Буша.

Это казалось быстро угасающим воспоминанием. Но это скоро изменится.

«В опросах мы уверенно лидировали, — вспоминает Рогич. «Я задавался вопросом, следует ли нам использовать рекламу Дукакиса. Я позвонил [председателю кампании] Джиму Бейкеру и сказал: «Я просто не уверен, что нам это нужно, и не лучше ли закрыть кампанию на действительно позитивной ноте?» Он сказал: «Мы провели голосование, и ты проиграл.’”

Сиг Рогич, директор по рекламе Буша, увидел в вечерних новостях, как едет танк, и тут же набросал рекламу. | Рон Эдмондс/AP Photo

Премьера рекламы танка состоялась вечером 18 октября, во время третьей игры Мировой серии, в которой команда «Окленд Эйс» обыграла «Лос-Анджелес Доджерс» со счетом 2:1. Реклама застыла на губернаторе, его белые зубы превратились в тонкую полоску цвета слоновой кости на экране посередине между этикеткой «Майк Дукакис» на каске губернатора и заключительным словом «супер» рекламы — Америка не может позволить себе такой риск — это было бы повторяться снова и снова в последующих сообщениях новостей.

В пятницу, 21 октября, кампания Дукакиса выпустила ответ. Одноминутный ролик, написанный, снятый и отредактированный за три дня, оказался вдвое длиннее рекламного ролика, который он пытался опровергнуть. Он открывается на телевизионном мониторе, показывающем, как M1A1 движется к камере. Как только рассказчик Буша собирается возразить, рука появляется из нижнего правого края монитора и выключает телевизор. Камера отодвигается, показывая, что цензором является сам Дукакис.

«Мне это надоело, — говорит он. «Никогда не видел ничего подобного за свои 25 лет публичной жизни: негативную телерекламу Джорджа Буша.Искажение моей записи. Полный лжи, и он это знает. Сценарий продолжается, и Дукакис выдвигает рациональные и, для рекламы, многословные аргументы, которые вы от него ожидаете. Затем экран становится черным.

Торопливая, реактивная реклама Dukakis только привлекла больше внимания к смущающей поездке на танке. Дэвид Д’Алессандро, главный специалист по рекламе Дукакиса, позже рассказал Los Angeles Times , что членам рекламной команды «никогда не давали стратегии. Им никогда не давали данные опроса.Им никогда не давали исследования. Это была реклама «приколите хвост ослу».

СМОТРЕТЬ: Ответная реклама Дукакиса.

Остался последний человек  , который мог раз и навсегда разгадать тайну того, как шлем оказался на голове кандидата.

Майкл Дукакис отпраздновал свое 80-летие 3 ноября 2013 года, почти через 25 лет после того, как Буш победил его, набрав 7 миллионов голосов и перевес 426 против 111 голосов выборщиков.

Дукакис дослужился до конца своего срока на посту губернатора.Сегодня, по общему мнению, он доволен работой профессора политологии в Северо-восточном университете в Бостоне. У него и его жены Китти восемь внуков, и недавно они отметили свое 50-летие. Если он когда-нибудь и размышляет о катастрофе 13 сентября 1988 года, то держит свои мысли в основном при себе.

«Я должен был быть в танке?» он сказал US News & World Report в 2008 году. «Возможно, нет, оглядываясь назад. Но в наши дни, когда меня спрашивают: «Вы приехали сюда на танке?», я всегда отвечаю: «Нет, и меня никогда не тошнило на японского премьер-министра» — удар по Бушу, который только что на банкете в 1992 году.— Но, знаете ли, всякое бывает.

У Беннета остался сувенир из Стерлинг-Хайтс: серый комбинезон General Dynamics, который носил Дукакис. В течение многих лет он надевал их на Хэллоуин. Однажды он позвонил в Смитсоновский институт и оставил сообщение с предложением передать костюм Американскому историческому музею, но ему так никто и не перезвонил. Согласно трем источникам, шлем Дукакиса вернулся в штаб-квартиру Дукакиса в Бостоне и в конечном итоге оказался у советника кампании Джона Сассо, где он и находится по сей день.

У Мэтта Беннета все еще есть майка, которую носил Дукакис. В течение многих лет он носил его на Хэллоуин.

Беннет никогда не забывал уроки Стерлинг Хайтс. Он применил их, когда стал руководителем поездки вице-президента Эла Гора — роль, которую Джек Уикс сыграл в гонке Дукакиса. Как он недавно сказал мне: «Если продвинутый человек сказал мне: «Это будет плохо», я тратил серьезное время на размышления об этом, потому что я был тем парнем».

Ранее в этом году я написал Дукакису записку, упомянув о работе, которую я проделал для него в 1988 году, о нашей общей альма-матер и даже о том, что он и моя мать были одноклассниками в старшей школе.«Я знаю, что это не ваша любимая тема, — написал я, — но я надеюсь, что вы позволите мне поговорить с вами об этом и через четверть века узнать вашу уникальную точку зрения».

На следующий день он ответил:

9 июля 2013 г.

Джош:

Я очень благодарен за все, что вы сделали в 1988 году, и я не хочу показаться несговорчивым, но я думаю, что история с танками исчерпала себя. Я проиграл выборы из-за этого не больше, чем Ромни проиграл выборы из-за «Прекрасной Америки».«Я проиграл выборы, потому что принял решение не реагировать на атаку Буша, и, оглядываясь назад, это было довольно глупое решение.

Майк Дукакис

Джош Кинг работал директором по производству президентских мероприятий в Белом доме с 1993 по 1997 год. Он является ведущим шоу Polioptics на канале POTUS спутникового радио SiriusXM. Кинг живет в Нью-Йорке. Следуйте за ним в Твиттере @Polioptics.

Эта статья отмечена тегами:

7 мест, где можно покататься на танке

Прогулка по пляжу, прогулка по художественным галереям, крен на танке через полосу препятствий… Подождите. Какой!? Вы не ослышались. Вождение танка — здесь мы говорим о военном транспортном средстве — быстро становится популярным туристическим занятием, привлекающим самых разных путешественников. Чтобы управлять танком, не требуется никаких особых навыков, и он обеспечивает прилив адреналина, который вы ожидаете от экстремальных видов спорта, но без страшных высот и физических нагрузок.Кроме того, вы можете разбить, разбить и разбить. Кому не нравится шанс выпустить пар?

Хотя многие компании по вождению танков базируются в Соединенных Штатах, лишь немногие из них имеют танки американского производства в своем развлекательном арсенале. Политика министерства обороны требует уничтожения старых боевых машин. Поэтому большинство компаний предлагают опыт работы с зарубежным оборудованием.

Также стоит отметить, что не все «танки» на самом деле являются танками. Например, это могут быть бронетранспортеры, которые, безусловно, ведут себя как танки в глазах большинства гражданских лиц, но могут не подойти ветеранам вооруженных сил, которые хотят пережить свой служебный опыт.К счастью, все компании по вождению танков стремятся поделиться историей своих машин, чтобы вы точно знали, что вы получите.

Стоит отметить, что опыт вождения танка обычно связан с грязью и чрезвычайно неудобным упражнением, связанным с попытками забраться в танк и выйти из него. Другими словами, носите прочную обувь и старую одежду, в которой вам будет легко двигаться! И принеси свой кошелек. Впечатления обычно начинаются с нескольких сотен долларов и могут легко доходить до нескольких тысяч. Кроме того, вы готовы прыгать на борт!

1.Ранчо для охоты на быков, Ювальде, Техас

Ox Ranch славится тем, что это единственное место в мире, где вы можете водить и стрелять в настоящие танки (большинство списанных танков переделали пушки, чтобы они не стреляли), а также возможность стрелять из артиллерии и пулеметы. Посетители также могут заняться трофейной охотой, йогой, наблюдением за звездами, походами, ловлей окуня, стрельбой по тарелочкам и многим другим.

Centurion, танк британской разработки, ведет огонь по Drive A Tank (Фото: Drive A Tank)

2.Drive A Tank, Касота, Миннесота

Один из первых игроков в индустрии вождения на танках для отдыха Drive A Tank предлагает исчерпывающий список пакетов и опций, от коротких поездок до эпических пакетов для сноса домов. Да, вы можете проехать на танке через дом или использовать его, чтобы раздавить машину (или несколько!) Приключения здесь включают возможность управлять редким Sherman 8 (прямо как Брэд Питт в Fury !).

3. Поле битвы Вегас, Лас-Вегас, Невада

Этот известный поставщик лучшего тира Лас-Вегаса (вспомните пулеметы и гранатометы) также предлагает опыт танка.В Вегасе густых лесов не хватает, поэтому вместо поездок по лесу вы ведете свой танк по маршруту, который включает в себя препятствия, такие как другие транспортные средства, и имеет дело с ямами и насыпями. Участников забирают и вывозят из отелей на военном Хаммере. К сожалению, свадебные услуги на танках не предлагаются — упущенная возможность, если вы спросите меня.

4. Tank Town США, Моргантон, Джорджия

Если вам немного интересно научиться управлять танком, Tank Town USA может быть лучшим местом, чтобы попробовать его в первый раз.Пакеты Tank Town начинаются с 10-минутных впечатлений, которые, вероятно, пройдут намного быстрее, чем вы ожидаете, но это простой и доступный способ попробовать что-то новое. Вы также можете бесплатно взять с собой двух дополнительных пассажиров, что особенно удобно для семей и пар.

5. Россия EGuide (За пределами Москвы)

Вы же не думали, что опыт вождения танка предлагают только американские компании? Этот российский организатор тура предлагает шестичасовой пакет, который включает в себя посещение военных полигонов, поездку на танке над траншеей, полосу препятствий, внедорожный маршрут и даже обед в русском военном стиле.

6. Ирландский военный музей, Старина, Ирландия

Каждая компания по вождению танков предлагает свою собственную атмосферу, от безумной драки с большим количеством тестостерона до групповых приключений, подпитываемых адреналином. Ирландский военный музей понравится как любителям истории, так и семьям. В дополнение к тому, что у них есть один из самых практических военных музеев в мире, они предлагают как опыт вождения танка, так и вождение танка. Последний, который может вместить до 10 человек примерно за 87 долларов, является выгодной сделкой.

7. Армургеддон, Босворт, Англия

Все впечатления от вождения танка в Armourgeddon проходят на полигоне бомбардировщиков времен Второй мировой войны и включают бесплатный вход в большой музей компании, что делает его идеальным опытом для фанатиков военной истории. Они также являются единственной компанией в мире, которая предлагает пейнтбольную битву на гибридном танке.